Furtails
Данила Конев
«Пятый мир»
#NO YIFF #волк #оборотень #хуман #мистика #романтика #фентези #магия

Пятый мир

Данила Юрьевич Конев



Часть первая

Глава 1


Когда охотишься на безликого, нет никакой уверенности в том, что вообще встретишь его. Безликий принимает форму любого существа, которое встретил за день, ведь в лесу можно наткнуться на разных животных. Но если попадется мышь величиной с кабана, это точно безликий. Он не очень умно маскируется, но иногда попадает в десятку, обращаясь в волка или косулю. Правда, и тогда что-то может выдать безликого. Если волк жует траву – с ним явно что-то не так. Сегодня безликий принял облик тупорота, который внешне напоминал зеленую свинью с коротким хоботом и длинным хвостом. Хорошая маскировка, потому что зверь ядовит, и ни один хищник не станет нападать на него. Но охотникам-волкодлакам сегодня везло, этот тупорот был без хвоста.


Волкодлаки тихо окружали жертву, пока та неспешно пережевывала очередной пучок травы, не подозревая о своей участи. Мягко ступая лапами по земле, стая постепенно отрезала ему пути к отступлению. Красные пасти наполнялись слюной, предвкушая удачную охоту. Внешне волкодлаков почти невозможно было отличить от обычных волков, но в их глазах было нечто не звериное, человеческое.


Большой седой волк, вожак стаи, шел первым. Он оглянулся на четверых волкодлаков, проверяя их готовность. Охотники одобрительно кивнули. Сквозь мохнатые ветви елей вожак пытался разглядеть остальных. Все должны были уже занять свои позиции. Нельзя допустить, чтобы безликий что-то заподозрил раньше времени. Мало ли кем он может стать в любую секунду. Обернется оленем и убежит, или того хуже, медведем. Тогда самим придется уносить ноги, охота будет сорвана, а этого нельзя допустить. Уже десять дней стая выслеживала безликого, и жертва каждый раз ускользала из лап охотников. Беда заключалась в том, что зверь не только принимал облик существа, которого встретил, но и получал его силу. Это была трудная охота, но сегодня их ждал успех.


Вожак наконец разглядел две засады, которые окружили безликого, и дал сигнал загонщикам. Протяжный вой разрезал теплый воздух летнего леса. Стая пришла в движение. Пять волкодлаков вырвались из-под плотной завесы елей и с рыком бросились на жертву. Безликий моментально среагировал и, превратившись в пегого коня, галопом помчался в другую сторону от нападавших. Но далеко уйти ему не удалось, навстречу выскочило еще трое волков, которые перерезали путь к отступлению. Однако безликий не хотел так просто сдаваться. Конь взвился на дыбы и ударил копытами охотника, тот взвыл и упал на землю. Двое других отступили, не решаясь атаковать сразу, но лишь на пару секунд. Один волкодлак прыгнул, целясь коню в шею, но промахнулся, вцепившись в бок. Безликий сбросил его на землю и обрушил копыта. Услышав хруст костей, третий отпрянул, открывая безликому дорогу к озеру. Это и нужно было зверю. Загонщики уже приблизились, как вдруг конь рванул изо всех сил и, в три прыжка оказавшись в воде, превратился в рыбу.


– Он уходит, – раздалось по лесу.


– Быстрее! Не дайте ему опуститься на дно!


«Не в этот раз, тварь!» – пронеслось у вожака в голове.


Седой волк первым прыгнул в холодное таежное озеро, подняв брызги. Еще секунда, и безликий начал погружаться на дно, в этот момент клыки сомкнулись на его шее. Вода окрасилась в цвет крови. Волкодлаки в нерешительности стояли на берегу, вглядываясь в мутную гладь.


– Где Хар? – задыхаясь, спросил черный волкодлак.


– В озере, уже пару минут не показывается, – ответил загонщик.


– Какого беса, а если эта тварь утащит его на дно?! – возмутился черный.


– Заткнись, Халди! – рявкнул в ответ загонщик. – Или, может, ты хочешь отправиться за ним?


В этот момент волк показался на поверхности, держа в зубах добычу.


– Быстрее, помогите ему.


– Грака, Барей, в воду! – прикрикнул Халди на двоих волкодлаков, подоспевших из дальней засады.


Волкодлаки помогли вожаку вытащить тушу на берег. Зверь был мертв. Когда безликий умирал, то принимал свой изначальный облик. Перед ними лежало бесхвостое худощавое существо около двух метров в высоту с четырьмя лапами и вытянутой мордой, отдаленно похожей на лошадиную. На его лысой сероватой коже виднелись раны от зубов волкодлаков.


– Он мертв, – произнес вожак. – Охота окончена.


Волкодлаки завыли, и в тот же момент превратились в людей.


Час спустя разделанную тушу убитого безликого засолили, поместив в холщовый мешок на лямках, и все разбрелись по своим делам. Лагерь разбили тут же, у озера, а затем перевязали раненых.


Охотники соорудили навес из веток и травы, натаскали хвороста, развели огонь и пожарили мясо убитой утром косули. Пожилой, но крепкий старик с голубыми глазами и длинными седыми волосами задумчиво глядел на огонь и медленно выводил прутиком на земле какие-то знаки.


– Этот жалкий трус Рогдар чуть не испортил всю охоту, – прервал размышления резкий голос Граки. – Он стоял в стороне, пока безликий ломал копытами кости Лину и Солуху!


Пара волкодлаков обернулись, но, увидев, что старик не реагирует, сделали вид, что ничего не происходит.


– Его стоит наказать по всей строгости наших законов, – продолжал Грака, встав перед стариком так, чтобы загородить ему солнце. – Что скажешь, Хар? Тебе слово.


Старик аккуратно положил прутик на землю и поднял глаза на Граку. Тот был еще совсем юн, но в его карих глазах читалась жажда до подвигов и славы. Такие всегда рвутся первыми в бой и погибают тоже первыми. С момента его обращения прошло около двух лет, а на его волчьей шкуре уже было несколько довольно серьезных шрамов от поединков с другими волкодлаками.


– Послушай, Грака, – сказал Хар спокойным и уверенным голосом. Хар – вожак стаи не потерпит, чтобы ему указывал, как себя вести, какой-то наглый малец. – Мы не судьи и не палачи, а ты – в особенности. Дойдем до дома, старейшины рассудят, а пока нечего глотку драть на весь лагерь.


Но слова Хара не подействовали на парня, которого только еще больше раззадорил спор с вожаком.


– Но ведь из-за этого труса Лин и Солух тяжело ранены, а охота чуть не провалилась! Они умирают, а этот рохля разгуливает на свободе как ни в чем не бывало!


– И что ты…


– Кроме того, – перебил Грака, – насколько мне известно, это уже не первый раз, когда он струсил. Тогда его простили, но сейчас мы должны…


– Должны что? – рявкнул Хар. – Нарушить закон и сами осудить его? Может, ты хочешь стать судьей?


– Палачом, – ответил Грака и через две секунды оказался на земле, сбитый с ног большим белым волком, в которого превратился Хар, накинув шкуру себе на голову.


Его предупреждающий раскатистый рык не давал повода усомниться в том, что дело приняло серьезный оборот. Казалось, Хар выиграл эту битву, только начав ее. Обратившись в волка и свалив противника, вожак охотников зажал зарвавшегося юнца, не позволяя тому предпринять ответные действия. Этому приему он научился очень давно у своего деда, прославленного охотника. Однажды тот сшиб с ног внука, обездвижив его в считаные секунды. Главное, ошеломить противника, не позволить накинуть волчью шкуру и тем самым обратиться в волкодлака. Но в этот раз спорщик не собирался сдаваться так просто. Каким-то неимоверным усилием Грака сбросил с себя волка и накинул шкуру. Вожак поднялся с земли, помотав головой из стороны в сторону, словно стряхивая следы неудачной попытки. Конечно, Хар был опытней Граки, но у молодого волкодлака было то, что давно потерял его соперник, – жажда доказать всем и себе, что он может победить любого. Особенно, если это признанный лидер охотников. В глазах Граки появился азарт, он начал раскачиваться из стороны в сторону, тяжело дыша. С каждым таким вздохом молодой волкодлак становился все смелее. Он уже был готов яростно обрушиться на противника.


Хар видел все, он понимал, что это вызов ему как лидеру. И это далеко не первый его поединок. Бывало и раньше, что молодые и сильные волки оспоривали его первенство, но Хар был силен, он всегда побеждал противника еще до драки. Его оружие – страх. Он проникал в кровь врагов в тот момент, когда они смотрели в глаза старому волку. Там было только одно – ничем непоколебимая и непогрешимая уверенность в своих силах. Уверенность, которая высасывала из противника все соки, заставляя кровь стыть в жилах. И когда наступал этот момент, Хар бросался и уничтожал врага без жалости и смятения. Но сегодня все было иначе. Этот юнец не боялся Хара, как остальные. Страх не остужал кровь противника, а наоборот, разгонял ее все сильней и сильней.


Другие охотники стояли полукругом, словно статуи. Они почувствовали, что старый волк стал слабее, но, несмотря на это, победителя еще нет. Неопределенность одновременно страшила и подогревала их интерес.


Вожак бросился на молодого волкодлака, метя ему в шею, но острые, как ножи, зубы не нашли цели. Грака увернулся и вцепился в бок Хару. Разрывая плоть и заливая кровью землю, два волкодлака слились в единый ком грязи и шерсти, который катался по траве. Это продолжалось не больше минуты. Кто-то должен был победить, оставив второго не у дел. И если для молодого волкодлака это первая настоящая проба сил, то для вожака – настоящий бой с самим собой за право выцарапать у старости и немощности хотя бы еще немного времени. И Хар сделал то, что раньше всегда давалось ему легко и непринужденно: повалил противника на лопатки и зажал его шею зубами. Он сделал это в последний раз. Грака понял, что проиграл, ведь если он дернется, то вожак перекусит ему горло, и молодой волк сдался. Раздались одобрительные выкрики охотников. Поединок был окончен.


Оба волкодлака, тяжело дыша, скинули шкуры и решили перевести дух. В голове у Хара вертелась только одна мысль, невыносимо звеня. Он давно понимал, что его время скоро истечет, но теперь это знали и другие охотники.


Поодаль за поединком наблюдал Рогдар. Жила на его виске напряглась, когда Грака произносил речь. Перед Рогдаром еще раз пронеслась картина минувшего дня. Обезумевший от боли и страха безликий в облике коня топчет тело Солуха, его кости ломаются, издавая хруст, от которого Рогдар впадает в оцепенение. Ему было очень страшно, и он не мог побороть это ощущение, которое сковало каждую мышцу в его теле. От страха скрутило живот, в голове остался лишь шум, нараставший с каждой секундой, и не было от него спасения.


«Только бы пронесло», – думал в этот момент Рогдар. Он был готов деться в этот момент куда угодно, пожертвовать кем угодно, лишь бы от него отстали, лишь бы беда обошла стороной.


И безликий, словно почувствовав, что победил противника без боя, промчался мимо него. Беда отступила, страх исчез, наступило облегчение. С этого момента Рогдар больше не хотел быть охотником. Он мог стать кем угодно, только бы больше не сталкиваться с этим ужасом лицом к лицу. Рогдар был готов на любое наказание, он даже ждал его. Вот бы его отстранили от охоты и сделали смотрителем стада овец или даже чернорабочим. Волкодлак посмаковал эту идею. Больше бы не пришлось гоняться за добычей, не спать, не есть подолгу. Можно было бы сидеть в тепле и довольстве в поселке вместе с женой и сыном.


Смертной казни Рогдар не боялся. Волки были живы, раны не смертельны, хотя и серьезны, а это значит, что наказания, которого требовал этот жестокий мальчишка Грака, он избежит. Во всяком случае, так должно было произойти, но стоило все же расспросить Хара. Вожак охотников уж точно разбирался в таких вещах. Только нужно верно выбрать время.


Вскоре после поединка волкодлаки спешно собирались домой. Путь предстоял неблизкий. Обсудить вопрос с вожаком времени не было совсем. Кроме того, Хар явно не в лучшем настроении для такого разговора, ему только зашили и перевязали бок, пострадавший в схватке.


«Что ж, подходящее время еще будет», – подумал Рогдар и вместе с другими волкодлаками отправился в обратный путь.



Глава 2


Волкодлаки выдвинулись домой, когда солнце было в зените. Им предстояло преодолеть густой хвойный лес, который заканчивался у небольшого горного кряжа. За ним есть озеро, где можно переночевать, а дальше унылая степь, тянущаяся до горизонта, и сопки, за которыми прятались стайки коз, их здесь полно. Волкодлаки соорудили носилки из сучьев деревьев и травы и погрузили на них раненых. По степи ползти дня два с такой поклажей, не меньше. Если повезет, то отряд сможет подойти к Заброшенному Городу в обед третьего дня и немного передохнуть перед самым опасным участком пути. Город – вотчина людей, и, хотя по договору волкодлаки имеют право прохода, полагаться на старых врагов – не слишком хорошая мысль. Можно обойти Город с севера, но на это бы ушла пара лишних дней. Охотники и так уже сильно задержались и с трудом успевали к назначенной дате. Кроме того, у них раненые. Именно поэтому Хар принял решение сократить путь и перейти Снежную реку по Ржавому мосту, а значит, им нужно в Город.


С ранеными отряду пришлось передвигаться по лесу в облике людей. Да и все равно нельзя долго находиться в шкуре волка. Двенадцать часов максимум. Можно потерять концентрацию и упустить момент, когда зверь возьмет верх. Тогда волкодлак рискует больше не обратиться и до конца дней блуждать по темным закоулкам разума. Охотники довольно легко и без приключений преодолели поросший мхом хвойный лес. Лишь птицы да пара белок сопровождали их в пути. Солнце клонилось к закату, когда они миновали небольшой горный перевал и вышли к озеру, залитому солнечным светом. Расположившись у ближней сопки, волкодлаки наконец разбили лагерь и погрузились в бытовые хлопоты. На этот раз Грака вел себя спокойно, не приближаясь к Хару и не заговаривая с Рогдаром. Повозившись немного с костром, он ушел в лес за дровами. Все были заняты делом, и у Рогдара никак не получалось остаться с вожаком наедине, как он ни пытался. Неожиданно Хар сам окликнул его по имени и кивнул в сторону холмов.


– Пойдем со мной в дозор! – и, не дав ему опомниться, добавил: – А то слоняешься тут, как тень, хоть польза какая будет, – и с этими словами вожак стал удаляться от лагеря.


Зеленая трава, едва доходящая до щиколоток, легко приминалась под сапогами волкодлаков, которые шагали от холма до холма, казалось, без особой цели блуждая вокруг озера. Близился вечер, и воздух наполнился кровососущими насекомыми, почуявшими первую прохладу после жаркого дня.


Хар по-прежнему шел молча, он даже не смотрел на своего попутчика, который держался на небольшом расстоянии от вожака. Так они дошли до березовой рощи в лесной чаще. Хар впервые остановился и заговорил:


– Неплохое местечко для засады. Если бы я хотел напасть на лагерь, то спрятался бы именно здесь.


– Но откуда тут враги? Это наши охотничьи земли.


– За этим озером начинаются владения клана Белой Длани, – махнул в сторону вождь. – Они вполне могут оказаться где-то поблизости. Кроме того, уже вечер, а в этих местах обитают твари похуже плешивых волкодлаков, размалеванных краской.


– Ты о ком это?


– Например, о веспах. Мелкие чудовища, которые выглядят почти как обычные кошки, только с одним глазом.


– Их уж лет тридцать никто не видел.


– Но это не значит, что их больше не существует. В прошлый раз, когда я с ними встретился, мы потеряли половину охотников. В один миг нас окружили враги, люди из Заброшенного Города. Это, конечно, было не так, веспа изменила облик наших охотников, но только поняли мы это после того, как бой был окончен и мертвые вновь превратились в волкодлаков. Все это время она сидела на пеньке и смотрела, как мы грызем друг другу глотки. Мы убили эту тварь, но вряд ли она была последней.


Веспа обладает способностью воздействовать на сознание другого существа. Она внушила половине волкодлаков, что их товарищи – враги, и те переубивали друг друга. Для Хара веспа реально изменила облик его братьев по оружию. Но в реальности лишь внушила ему это.


– Да уж… Хар, как думаешь, насколько быстро мы доберемся домой?


Рогдар попытался перевести тему. Может быть, Хар прав, а может, и нет. Нет смысла беспокоиться о врагах, которых не видно на горизонте. Сейчас у него есть куда более осязаемые проблемы, которые действительно могут принести беду.


– Если в Городе не наткнемся на неприятности, то будем к сроку, – ответил вожак, входя в березняк. – Так о чем ты хотел со мной поговорить?


– А с чего ты взял?.. – скривился Рогдар.


– Как только поставили лагерь, ты все ходишь вокруг меня, как девица, и высматриваешь, когда я останусь один, – усмехнулся Хар. – Ну, я и взял тебя с собой, чтобы ты не мучился и сказал, что хотел.


Хар был проницательным и справедливым вожаком, его уважали. Вместе с этим его авторитет слишком сильно давил на Рогдара, которому трудно было общаться с Харом без смущения. Вот и сейчас его слова вроде и были верными, но уж слишком прямолинейными.


– Послушай, Хар, – начал Рогдар. – Во время охоты на безликого произошел инцидент, я немного растерялся, когда он попер на нас…


Рогдар осекся, но Хар так же сохранял молчание, обходя березняк по краю. Пауза затянулась, поэтому Рогдар продолжил:


– Я собирался уже броситься на него, но немного замешкался, это не трусость, он такой быстрый, не угнаться. Ты же все видел!


Хар ускорил шаг, так что Рогдар начал отставать.


– Хар? Ты же сказал, что мы поговорим!


– Но я не предлагал при этом стоять столбом, – бросил тот. – Догоняй!


Рогдар, мысленно обругав Хара всеми возможными словами, прибавил шагу.


– Знаешь, быть хорошим охотником – сложное дело, – промолвил Хар, когда Рогдар наконец нагнал его. – Звери обычно не хотят умирать и стараются по возможности убить тебя. Кроме того, во время охоты можно наткнуться на врагов. У нас парни разные, часто довольно вспыльчивые, но трусов среди нас нет.


– Я не трус, – вздохнул Рогдар. – Просто растерялся.


– Слушай, я не знаю, для чего тебе отпираться, ведь все все видели, – пожал плечами вожак. – Да и это не столь уж важно.


– Грака так не считает. Да и не он один.


– Наплюй на них, – отмахнулся Хар.


В этом разговоре явно что-то не клеилось. От того, признают Рогдара трусом или нет, зависело, какое наказание будет применено. Но Хара это, похоже, не беспокоило вообще.


– Но если будет доказано, что я струсил на охоте и из-за меня пострадали другие волкодлаки, то меня ждет серьезное наказание.


К этому момент волкодлаки преодолели рощу и вышли на открытую местность, которая простиралась до горизонта. Хар наконец остановился.


– Послушай, Рогдар, напомни, почему ты решил стать одним из нас? Ты уже давно охотник, а на дело ходил от силы раз пять или шесть, все дома отсиживаешься.


– Ну-у-у, это почетная роль, важная для всей стаи. Охотники – это элита нашего общества. Они защищают от врагов, добывают пищу. Без них не обходится ни одно дело в стае волкодлаков.


Вожак кивнул.


– Все так, но если отбросить этот тухлый пафос, то я помню, как тебя, тогда совсем молодого волкодлака, привел ко мне твой отец Кнуд. Он поручился, и тебя приняли.


Да, все было так, Хар отлично помнил этот день, когда распределяли молодых волкодлаков по стаям. Поначалу охотники отказали хилому юноше, но тут подошел его отец, командир отряда, и вопрос был решен.


– Ты не слишком-то и хотел становиться одним из нас, я видел это, а вот Кнуд предпочел закрыть на это глаза, – продолжал вожак. – Знаешь, многие в этом мире делают то, чего не слишком-то и хотели, но иногда стоит исправлять столь досадные недоразумения.


– Не совсем понимаю, к чему ты клонишь.


– Лин и Солух – крепкие ребята, они выкарабкаются, но глупость твоего отца в прошлом и твоя трусость в настоящем подвергли опасности наших охотников, а это довольно скверно. Именно поэтому в качестве наказания я буду просить старейшин, чтобы тебя исключили из рядов охотников. Я дам тебе второй шанс в выборе стаи, не провали его.


Рогдар не мог поверить своим ушам. Все складывалось как нельзя лучше. Возможно, если бы был жив отец, то Рогдар не осмелился бы и подумать о таком, но теперь все было иначе. Наконец он принадлежал сам себе. Очень необычное чувство.


– Спасибо.


– Только не нужно выдавать такую реакцию во время суда старейшин, – улыбнулся Хар.


Красное закатное солнце только что скрылось за горизонтом, на степь опустились сумерки. В этот момент вдали показались очертания людских фигур. Их было не меньше сотни, и они быстрым шагом двигались в сторону лагеря охотников.


– Знаешь, Рогдар, по-моему, тебе все же придется ненадолго остаться в наших рядах, – угрюмо промолвил Хар.

Глава 3


Макс никак не мог сосредоточиться на голосе учителя, который выплескивал свой гнев в адрес Таля, большого тучного мальчишки, стоявшего у доски и пытающегося вспомнить ход сражения у Звонкого ручья между волкодлаками и людьми.


С каждой секундой очертания сухого старичка в поеденной молью шкуре размывались все сильней, пока он окончательно не превратился в большое светлое пятно на глазах Макса. История его не интересовала, как и остальные предметы, которые он считал бесполезными. Пожалуй, единственное, чему он научился за годы, проведенные в школе, так это виртуозному одурачиванию учителей. Впрочем, этим всегда можно было воспользоваться и когда мать заставляла его убираться в доме, и когда отец показывал, как разделывать тушу. К семнадцати годам Макс научился так искусно имитировать всевозможную деятельность, что считал себя в этом деле мастером. Вот и сейчас, изображая интерес перед учителем, он раздумывал над тем, когда уже отец вместе с другими охотниками вернется с пойманным безликим. Они ушли уже две недели назад, и с тех пор не было новостей. Макс очень гордился тем, что отца среди прочих охотников отправили на такое ответственное дело. Хотя мать, узнав об этом, не слишком-то и обрадовалась. В ее глазах мелькнуло беспокойство, она поджала нижнюю губу и нервно вытерла руки о подол фартука.


– Рогдар, безликие – опасные существа, все это знают. Я не хочу, чтобы ты слонялся по лесам и искал проблемы себе на голову.


Макс выглядел растерянным и немного смущенным реакцией матери. Впрочем, по лицу было видно, что его и самого заботит эта проблема.


– Полно других охотников, которые только и ждут, как бы найти неприятности, – не унималась мать. – Почему Хар выбрал именно тебя?


– Это большая честь для любого охотника.


– Это большая глупость, – нахмурившись, произнесла она.


– Хенти, брось, мы не можем изменить решения Хара! Такие вопросы не обсуждаются.


Мать сверкнула глазами и ушла на кухню готовить ужин, угрожающе гремя кастрюлями.


– Урок окончен, – голос учителя прервал мысли Макса. – Не забудьте, что завтра последний день занятий перед Посвящением.


Одноклассники Макса начали активно собираться, складывая книги в холщовые сумки и обсуждая что-то в проходах между массивными деревянными партами. В этот момент в класс вошла миловидная девушка с пухлыми щечками и золотистой косой чуть ниже плеч. Ее звали Хель, она была лучшей подругой Макса, тайно влюбленного в нее уже много лет. Но дальше дружбы дело так и не зашло. Отчасти Макс винил себя в нерешительности, отчасти боялся разрушить своим признанием отношения, которые выстроились между ними за эти годы.


– Эй, Макс, встретимся сегодня после ужина? – крикнула Хель Максу, махнув рукой через три ряда.


– Конечно! – кивнул он в ответ. – Я зайду за тобой.


– Буду ждать вас с Чернышом.


Хель одарила Макса такой сногсшибательной улыбкой, что ноги у него немного подкосились, и он лишь смог вяло улыбнуться в ответ.


«Чертовы девчонки», – подумал Макс.


После школы и до ужина время тянулось невыносимо медленно. Глядя на часы, Макс даже стал подумывать, не сломались ли они. Сегодня мать задерживалась на работе. Она занималась очень полезным делом – изготавливала восковые свечи. Макс, поужинав в одиночестве и прихватив своего волка Черныша, направился к дому Хель, который стоял на краю поселка недалеко от стены.


Ровно в восемь вечера он постучал в дверь двухэтажного кирпичного дома, спрятанного между раскидистых берез. На пороге появилась уже немолодая, но еще не утратившая своей привлекательности женщина с заостренными чертами лица и черными, немного вьющимися волосами. Глядя на нее, трудно было поверить, что Хель – ее дочь. Они были совсем не похожи.


– А, Макс! – приветственно улыбнулась она.


– Добрый вечер, тетя Элени.


– Проходи, Хель на заднем дворе, я позову ее.


Макс и его волк вошли в жилище Хель. Надо сказать, парня всегда немного удивлял этот дом. Он был выложен из красного кирпича, добытого в Заброшенном Городе. Его внутреннее убранство оставляло желать лучшего: обшарпанные стены, изрядно облупившийся потолок, казалось, он вот-вот обрушится на голову. Пол из старых почерневших досок, многие из которых поскрипывали, наполняя пространство особым звуком при ходьбе. Кроме того, в доме было очень мало мебели, только все самое необходимое. Ни диванов, ни массивных шкафов, ни пузатых кресел. Из в некотором роде излишеств было только три открытых шкафа, набитых книгами. Довольно эксцентричное увлечение для волкодлака. На полках стояли и особо ценные экземпляры – древние фолианты на непонятном языке. Он был в ходу у людей много веков назад, правда, теперь их цивилизация лежала в руинах. Но не это больше всего привлекало Макса. В этом доме всегда царила атмосфера теплоты и радушия, которой он проникался, и она действовала на него еще несколько дней.


– Может быть, ромашкового чаю? – любезно спросила тетя Элени.


Макс понял, что все еще стоит на пороге перед открытой дверью, а его волк поскуливает на крыльце. Впустив Черныша и поспешно закрыв дверь, он улыбнулся и сам прошел в дом, сев на ближайший расшатанный деревянный стул.


– Нет, спасибо, я только из дома.


– Тогда посиди здесь немного, Хель еще собирается. Кстати, у меня есть пара вкусных отварных косточек для Черныша.


– Он будет рад, тетя Элени.


– Сейчас принесу.


Женщина поспешно вышла из гостиной.


– Черныш, лежать, – скомандовал Макс и погладил волка по серой гриве, после того как тот улегся у него в ногах.


Прошло минут пять, а тетя все не возвращалась с угощением. От нечего делать Макс подошел к книжной полке и начал рассматривать корешки. Книги стояли по алфавиту. Он нашел полку с буквой «Б». «Большая кулинарная книга», «Березовые веники. Как правильно найти и изготовить», «Бобры и места их проживания», «Безликие. Происхождение и описание». Последняя книга заинтересовала Макса. Он достал ее и, не отходя от шкафа, открыл оглавление: «Кто такие безликие», «Особенности поведения безликих», «Основные приемы охоты», «Особое значение безликих в жизни волкодлаков», страница 246. Макс начал перелистывать страницы, но тут его волк вскочил и радостно завилял хвостом от вида вареных говяжьих косточек в руках у тети Элени.


– Я вижу, тебя интересуют не только школьные учебники, – улыбнулась она Максу, поставив тарелку на пол.


Волк повернулся к хозяину в ожидании команды.


– Можно! – махнул тот, и сразу по комнате разнеслось довольное чавканье.


– Извините, мне просто стало интересно, – захлопнув книгу, смущенно ответил парень.


– Ничего страшного! Читай, если хочешь, мы только рады. Тем более что нечасто можно встретить волкодлака твоего возраста с книгой в руках.


– Я пока еще не волкодлак, – напомнил Макс.


– Да, конечно, – серьезно кивнула она и погладила волка по спине. – Замечательный у тебя парень вырос.


– Да, слушается меня отлично.


– Это важно. Вы должны быть единым целым, но все же ты его хозяин, об этом не стоит забывать.


– Конечно!


– «Безликие. Происхождение и описание», – прочитала на обложке книги тетя Элени.


– Мне интересно получить больше информации, ведь мой отец сейчас охотится за одним из них. Кроме того…


– Да, я понимаю, – прервала его тетя. – Скоро Посвящение.


– Через четыре дня.


– А разве в школе вам ничего не объясняют?


– Говорят, что безликие держат в памяти всех увиденных за день живых существ, кроме людей, и исходя из этого, могут принимать их форму, – ответил Макс. – Во время Посвящения мы должны будем выпить зелье, основной компонент которого – бульон из плоти безликого, чтобы получить его силу и способности к превращению.


– Все верно.


– Но, тетя Элени, я не очень понимаю, как это работает, а в школе особо не вдавались в подробности, объяснив, что мы все сами увидим и поймем на церемонии.


Макс увидел, что женщина немного замялась, но через пару секунд улыбка и добродушное выражение лица вернулось к ней.


– Присядь, – жестом указала она на стул и села рядом.


Макс положил книгу на место и плюхнулся на указанный стул.


– Что конкретно тебе не понятно?


– Почему для превращения в волкодлака нужен именно безликий, хотя оборачиваться в других существ могут и киркские лягушки, к примеру, да и еще с десяток зверей.


– Понимаешь, Макс, мы не можем до конца понять природу безликих. Например, мы не знаем, как конкретно взаимодействуют зелье и сила безликого. Но мы варим тушу целиком, предварительно очистив ее от соли, в которой перевозят тело. Многие пробовали сделать то же зелье с добавлением плоти других животных-оборотней, но ничего не происходило, волки просто умирали, а волкодлаки так и оставались людьми. Чтобы пройти Посвящение, нужен именно безликий. Возможно, он первый из всех оборотней, который создал остальных.


– Я никогда не слышал про первого оборотня.


– Это лишь теория, но она описана в этой книге.


– Возможно, когда мы с Чернышом пройдем обряд, я смогу разобраться в этом лучше. Как вы считаете, тетя Элени?


На какую-то минуту женщина задумалась, взгляд ее заметался. Наконец она сфокусировалась на Черныше, который доедал кости. Она придвинула стул ближе, так, чтобы можно было до него дотянуться, не вставая, и потрепала того по шее.


– Некоторые считают церемонию слияния человека и волка убийством последнего.


– Это не убийство, – возразил Макс. – Мы становимся единым целым. Я смогу превращаться в него, а он будет жить внутри меня.


– Но будет ли он реально жить, сможет ли завести потомство, играть, охотиться в лесу…


Ответа не последовало. В комнату с полным ртом, набитым тостами с клубничным вареньем, вбежала Хель, а за ней ее волчица Веревочка. Черныш, узнав подругу по играм, начал активно ее обнюхивать.


– Привет, Макс! Рада тебя видеть! – прокричала сквозь разлетающиеся хлебные крошки девушка.


– Хель, сначала доешь свой ужин, если тосты с вареньем вообще можно назвать таковым? – попыталась строжиться Элени. Правда, ей не слишком это удавалось, серьезный тон смягчала улыбка.


– Все в порядке, мам, – подмигнула девушка. – Черныш, иди ко мне, мой любимый дружочек.


Волк мгновенно переключился с Веревочки на ее хозяйку, вскочив на задние лапы и лизнув ее в нос. Хель начала растирать его бока, не давая волку опуститься на землю. В потоке ворвавшегося в гостиную общего веселья, никто не заметил обеспокоенное выражение лица Макса, который, впрочем, быстро откинул неудобные мысли и погрузился в радостное созерцание голубого сарафана девушки, подчеркивающего ее привлекательную фигуру.


– Мам, мы сейчас уходим, – сказала Хель. – Пойдем на Глухое озеро и будем поздно. У нас важные дела, – подмигнула она Максу.


– Хорошо, идите.


Макс встал, позвал волка и, пожелав тете Элени хорошего вечера, вышел из дома вместе с Хель и Веревочкой.



Глава 4


За домом Хель начинался густой хвойный лес. Он тянулся вдоль Снежной реки и упирался в Заброшенный Город. Девушка любила ходить сюда вместе с Веревочкой. Она даже осмелилась нарушить запрет и дойти до границы леса и Города, о чем не преминула рассказать Максу, не слишком одобрявшему подобные выходки. Из той экспедиции Хель принесла любопытный трофей – металлический крест с изображением человека. Очень тонкая работа. В крестике было небольшое отверстие, в которое она продела шнурок, и с тех пор носила его на шее в качестве амулета. Заброшенный Город произвел на девушку сильное впечатление. Со времен первой вылазки она успела побывать там как минимум семь раз, принося все новые необычные артефакты. Наконец ее путешествия стали слишком подозрительными, и Хель закопала находки на опушке под корнями большой столетней сосны. С тех пор сосна стала ее секретным местом, о котором, кроме нее, знал только Макс. Именно туда они и отправились в сопровождении своих волков.


Взяв небольшую лопату, Хель безошибочно угадала место и несколько раз копнула. Через минуту, судя по металлическому звону, цель оказалась достигнута. Девушка извлекла небольшой сундучок, очистив его от земли. Она достала из внутреннего кармана сарафана ключ и легко открыла замочек. Внутри было несколько предметов, довольно странных, по мнению Макса.


– Это платок с узорами, – начала свой рассказ Хель, – я нашла его в заброшенном доме. Мне кажется, его когда-то кто-то носил на голове или шее.


Платок был из тонкой ткани с вышитыми диковинными листьями неизвестного растения.


– Мы такого делать не умеем, – вздохнула она.


– Может, его использовали для перевязки чего-нибудь? – предположил Макс, глядя на резвящихся на поляне волков, пытающихся отобрать друг у друга увесистую палку.


– Нет, глупенький! – засмеялась Хель. – Посмотри, он такой красивый, его точно носили для украшения. Может быть, некая молодая девушка, как я.


– И ты подвергла риску свою жизнь ради какой-то тряпки?


– На самом деле, в последний раз я нашла кое-что поинтересней. Хотела тебе сегодня показать.


Она извлекла из сундука сложенный в несколько раз сверток из плотной бумаги.


– Что это? Похоже, это какая-то карта.


– Это не просто карта, Макс.


Хель развернула ее на траве. На карте было изображено гигантское озеро, из которого с обеих сторон вытекала река. Берег был испещрен названиями поселений на непонятном языке и маленькими картинками, о значении которых можно только догадываться.


– Смотри внимательно, ничего не напоминает?


– М-м-м, – только промычал парень.


– Ну же, большое озеро, река, леса на северо-востоке.


– Хочешь сказать, это карта Великого озера? – со скепсисом спросил Макс.


– Я уверена в этом! Посмотри, вот тут даже обозначена Плотина, которая удерживает озеро, – ткнув пальцем в какой-то значок, серьезно сказала Хель.


Вообще, это было похоже на правду. Изображение действительно выглядело, как Плотина на Снежной реке, которая не позволяла затопить Заброшенный Город. Говорили, что на Плотине жили люди, которые поддерживали ее в рабочем состоянии, передавая накопленные знания из поколения в поколение. Они поддерживали контакт с людьми из Города, но жили обособленно.


– Хорошо, Хель, допустим, это карта Великого озера, но мне кажется или у тебя созрел некий план?


– Да.


– И в чем же он заключается?


– При помощи этой карты я смогу обследовать весь берег вдоль и поперек. Большое путешествие, Макс!


В ее глазах заиграл странный огонек, который всегда зажигался, если речь шла об опасных приключениях.


– П-п-путешествие?! – заикаясь, переспросил Макс. – Послушай, это чертовски опасная затея. Я уж не говорю о том, что ее не одобрят ни старейшины, ни твои родители. А уходить так далеко без разрешения противозаконно.


– Если бы я всегда следовала этим дурацким правилам, как бы я нашла эту карту? – отмахнулась Хель.


– Кроме того, на носу Посвящение, – продолжал упорствовать Макс. – А после него тебе выберут предназначение. И тогда совсем непонятно, как ты собираешься совместить это.


– М-м-м, об этом я тоже хотела поговорить, милый.


Макс напрягся, не ожидая далее ничего хорошего.


– У меня есть еще один секрет, помимо этого сундучка. Пообещай, что никому не расскажешь о нем, особенно моим родителям.


– Обещаю.


– Это очень серьезно. Поклянись своим волком.


Макс подозвал Черныша к себе. Тот нехотя оторвался от увлекательного занятия: рычания на белку, сидевшую на ветке. Приложив ладонь к груди волка, Макс поклялся не выдать тайну Хель. Волк сидел неподвижно у ног хозяина, пытаясь угадать, отчего тот так встревожен.


– Хорошо. Я не пойду на Посвящение, мы с Веревочкой убежим в ночь перед этим дурацким праздником.


Макс уже хотел сказать: «Мне плевать на предназначение, я свалю сразу после Посвящения». Однако слова подруги застали его врасплох.


– Хель, так нельзя! Мы должны пройти обряд и стать волкодлаками. Это наш народ, наш обычай. Если ты сбежишь до, то не сможешь соединиться со своей волчицей, и будешь изгнана.


– Макс, милый, я видела это Посвящение. Для того чтобы стать волкодлаком, мы убиваем своих волков, наших лучших друзей. Я никогда не смогу причинить вред Веревочке.


Этот аргумент не слишком подействовал на парня, который сидел, глядя в одну точку.


– Макс, знаю, нам с детства внушали, что это не убийство, что мы должны стать с волком единым целым, но я не верю в эту целостность. Мы продолжаем жить и таскать на себе шкуру своего питомца и в нужный момент берем его силу. Но ты уже не сможешь поиграть с ним или погладить его. Это смерть, хоть и завуалированная.


– Это очень скверно выглядит, Хель. Очень… Если ты уйдешь, то не сможешь вернуться.


– Я знаю.


– Мы больше никогда не увидимся.


– Так пойдем со мной, – предложила она. – Серьезно, Макс, зачем тебе этот дурацкий обряд? Ты ведь любишь своего волка, я знаю.


Уйти с Хель, конечно, очень заманчивая идея, ведь Макс тайно в нее влюблен, но бросить родителей, дом, стать изгоем – к этому он был не готов. Макс хотел пойти в охотники, как его отец и дед. В глубине души парень надеялся, что и Хель в итоге выберет этот путь. Женщин редко брали в стаю охотников, но прецеденты были. Она бы прекрасно подошла на эту роль.


– Хель, я не могу бросить все, – вздохнул он. – Мое предназначение – стать охотником, ты же знаешь.


– Охотники! Наглые и грубые мужланы, зацикленные на себе, понимающие только грубую силу!


– Их предводитель Хар не такой. Он сильный и смелый, очень храбрый. Он самый уважаемый среди вожаков семи стай.


В разговоре наступила неловкая пауза, даже Веревочка затихла, бросив играть, и села у ног девушки. Волки внимательно глядели на хозяев, пытаясь понять, что их так тревожит. Макс сорвал несколько хвойных иголок и нервно пережевывал. Хель пыталась сфокусировать взгляд на артефактах из сундучка.


– Послушай, я уверен, что смогу уговорить отца поговорить с Харом, – первым прервал молчание Макс.


– Нет, ты не понимаешь, а жаль, ведь мы с тобой друзья, во всяком случае, мне так казалось. Тебе семнадцать, весь мир перед тобой, откуда тебе знать, кем ты хочешь быть?


Макс еще никогда не видел подругу такой злой. Ее губы дрожали, а глаза просто искрились от ярости. Казалось, она могла разжечь костер, лишь взглянув на него.


– Брось, Хель, ты же знаешь, как для меня это важно, – возмутился Макс. – Я долго и усердно тренировался, меня обязательно выберут в охотники! В отличие от тебя, я не ищу бессмысленных опасностей. Я хочу приносить пользу клану. А такие, как ты, всегда будут только искать личной выгоды и думать лишь о себе! Тебе наплевать на родителей, на клан, на меня! И знаешь, когда-нибудь я стану известным и уважаемым, потому что буду приносить пользу обществу. А на тебя всегда будут смотреть как на безумную и взбалмошную чудачку!


Последняя фраза повисла в воздухе и осталась висеть над поляной, которая хранила все самые сокровенные тайны Хель. Здесь происходили все самые важные и дорогие ее сердцу вещи. На этой поляне под старой сосной она строила планы, мечтала, прятала найденные в Заброшенном Городе артефакты, проводила время с друзьями. Но теперь по выражению лица Хель стало понятно, что она больше не хочет видеть своего лучшего друга. Ему оставалось только отряхнуться и уйти, что он и сделал.

Глава 5


На степь опускалась ночь. Двое волкодлаков стояли в нескольких десятках метров от подозрительно хорошо вооруженного отряда. У волкодлаков было мало времени на обдумывание следующих шагов. Они увидели людей в одежде, выкрашенной в черный цвет, на них были кольчуги из крупных железных колец, в руках они держали щиты и короткие копья. Их лица скрывали белые тканевые маски с прорезями для носа, глаз и рта. Судя по реакции волкодлаков, отряд появился из ниоткуда и выглядел весьма странно. От группы отделился человек, он сделал пару шагов, что-то прокричал стоящим впереди людям на непонятном языке. И в тот же миг эти двое пропали, а на их месте оказалась пара волков, нырнувших в березовую рощу. Отряд начал преследовать беглецов, ночной воздух наполнился криками и топотом.


Волки преодолели рощу на одном дыхании, ворвались в лагерь и, налетев на часового по имени Магнус, чуть не сбили его с ног.


– Какого черта, Рогдар?! – возмутился тот.


– Магнус, туши костер, живо! – рявкнул Хар.


Часовой обернулся, понял, кто перед ним стоит, и унесся исполнять приказ.


– Немедленное построение! – раздался голос Хара по лагерю.


Примерно через минуту все волкодлаки, кроме раненых, стояли перед вожаком, не понимая, что происходит.


– Сейчас из той рощи выйдет отряд, раз в десять превышающий нас по численности, – начал Хар. – Кто они такие, я не знаю, да и узнавать не хочу. Наша задача – доставить тело безликого к Посвящению, остальное сейчас не важно. Бросайте лагерь и вещи, они все равно поймут, где была наша стоянка. Позаботьтесь о переносе раненых, с собой берите только безликого и мешок сухарей. Пойдем налегке. На сборы три минуты. Вперед!


Волкодлаки бросились врассыпную. Вожак дал им три минуты, но охотники справились за две. Лагерь был брошен, волкодлаки быстрыми шагами молча уходили в сторону леса, надеясь укрыться от незваных гостей. Позади то и дело слышались голоса, не дававшие расслабиться ни на минуту. Во главе отряда шагал Хар, он лучше других знал местность и хорошо ориентировался в темноте. За ним шли Грака, Хартиг, Рогдар и Халди. За плечами у последнего висел холщовый мешок с телом безликого. Замыкали стаю Магнус, Ньял, Турс и Барей, тащившие носилки с ранеными. К их счастью, небо было ясным, и Хар без труда ориентировался по звездам.


Отряд все дальше уходил в лес, надеясь выйти к степи ближе к утру, но уже в другом месте. Тяжелое дыхание волкодлаков отдавалось в ушах. Порой казалось, что они оторвались от преследователей, но чужие голоса прорезали тишину ночи снова и снова, но уже с другой стороны. Судя по всему, вражеский отряд разделился на несколько групп и блуждал в поисках волкодлаков. О сне и отдыхе не было и речи, хотя все очень устали за день, с рассвета выслеживая безликого. Выбиваясь из сил, они все же продвигались по лесу, ставшему недружелюбным, – ночью за каждым деревом чудился враг. Наконец охотники остановились на небольшой привал. Волкодлаки повалились на землю, переводя дыхание.


Враг вроде отстал. Немного отдышавшись, охотники начали перешептываться.


– Хар, от кого мы бежим? – задал вопрос Грака. – Это не клан Белой Длани, как я понимаю.


Хар мотнул головой.


– Тогда кто же это?


– По-моему, это люди, но я никогда не видел таких раньше, – ответил вожак. – Черные щиты, белые маски, словно ряженые какие-то.


– Только вооруженные до зубов, – подтвердил Рогдар.


– Если повезет, к утру выйдем из леса у Лебединой реки. Переправимся на тот берег и затеряемся в степи. А теперь лежите тихо и не болтайте, враг может быть где-то неподалеку.


Драгоценные минуты отдыха пролетели незаметно. Можно двигаться дальше. Чужаков по-прежнему не было ни видно, ни слышно, что не слишком радовало вожака. Вероятно, они ушли в сторону гор, а может, затаились и ждут удобного момента для нападения. Когда Хар слышал людские голоса и знал, в какой стороне враг, было спокойней. Чахлый месяц освещал дорогу волкодлакам, которые двигались в том же порядке, что и вначале. Ни ночных птиц, ни зверей они не встречали на своем пути. Было так тихо, что порой казалось, что их собственные шаги гулко разносятся эхом по всему лесу. Прошел по меньшей мере еще один час до того, как Хар разрешил устроить охотникам второй привал. Как и в прошлый раз, они расположились в заросшем травой овраге. Рядом протекал небольшой ручеек, поэтому волкодлаки смогли утолить жажду.


– Барей, как там раненые? – спросил Хар, подойдя к нему.


– Не сказать, что хорошо. У обоих сломаны кости, а мы их несем, словно мешки с дровами.


– Они крепкие ребята, должны справиться.


– Да, я дал Лину и Солуху по палке в рот, чтобы вели себя тихо.


– Хорошо.


– Десять минут, как и в прошлый раз, – сказал вожак и поставил на небольшой камень песочные часы.


Волкодлаки ответили ему угрюмым молчанием.


– Турс, ты будешь часовым, – продолжал распоряжаться Хар.


– Слушаюсь, – кивнул охотник и полез наверх.


Отряд разошелся по своим делам.


Хар рассматривал песочные часы, подаренные когда-то матерью на его шестнадцатый день рождения. Стеклянную колбу с песком обвивали две змеи, пожирающие друг друга. Он брал подарок на охоту уже тридцать пять лет, неизменно возвращаясь домой живым. Часы были для Хара амулетом, хранившим его от бед и приносящим удачу. Он всматривался в них, словно надеялся найти выход из сложившейся ситуации. Последняя песчинка упала вниз. Хар спрятал часы за пазуху и приказал Ньялу оповестить Турса, что они уходят.


Тот полез наверх, но неожиданно скатился кубарем вниз, придавленный мертвым телом. Через мгновение Ньял поднялся, отпихнув от себя мертвеца, и, ахнув, попятился. На земле лежал Турс с пробитым боком. Хар подал сигнал, и охотники обратились волками, готовясь к схватке. Внезапно лес наполнился воплями на непонятном наречии. Волки встали в круг. Напряжение росло, но никто не появлялся на краю оврага, только голоса слышались уже совсем близко и отчетливо.


Охотники в обличье волков не могут использовать человеческую речь. Для общения они придумали сигналы, позволяющие ориентироваться на войне или охоте. Чтобы переговорить со стаей, Хару вновь пришлось обернуться человеком.


– Всем оставаться волками, – предупредил он. – Похоже, они разделились на несколько групп и теперь ждут подкрепления. Если бы враг был уверен в своих силах, то давно бы напал.


Вожак на секунду замолчал, прислушиваясь к звукам вдалеке. Не было сомнений, другие отряды были уже близко.


– В волчьем обличье мы сможем прорваться, но придется оставить раненых. Я привяжу мешок с безликим к спине Хартига.


Он дал переварить эту мысль остальным и, набрав в легкие воздух, продолжил:


– Дальнейшее промедление смерти подобно. Не думаю, что мы сумеем победить тех, что наверху, до того, как прибудут основные силы. А бросать безликого нельзя. Без этого Посвящение не состоится в положенный день и наши дети не станут волкодлаками. Ритуал важней, чем жизни двоих охотников.


Хар снял с пояса большой нож, которым обычно разделывал мясо. И подойдя к раненым волкодлакам, которые внимательно слушали речь вожака, вложил его в руки Лину. Тот кивнул и принял нож при полном молчании всех участников действия.


Затем Хар привязал мешок с безликим к волку и сам набросил шкуру на голову. Стая по команде выбежала из оврага. Вражеские воины оказались готовы к такому повороту событий и встретили волкодлаков копьями. Их было двадцать против семерых волков, которые метались из стороны в сторону, пробуя обойти противника с фланга. Наконец одному из охотников удалось сбить вражеского воина с ног и впиться ему зубами в глотку. Послышался короткий предсмертный крик, и человек затих навсегда. Образовавшуюся брешь попытался закрыть подоспевший копейщик, но было уже поздно, волки ринулись на него и, сбив с ног, скрылись в темном лесу. Внезапно перед ними появился еще один отряд. Теперь отступать было некуда, волкодлаки оказались окружены. Копейщики смыкали щиты, выстраиваясь в линию для атаки.


В критический момент два волка, не сговариваясь, бросились в отчаянный бой с наступавшими. Повалив сразу двоих и перегрызя им глотки, волки, не обращая внимания на копья, принялись за следующих. Их примеру последовали и остальные волкодлаки. На несколько минут лес наполнился воплями умирающих и звериным рыком обезумевших от крови зверей. Они буквально прогрызали себе дорогу к лесу. Понеся серьезные потери, чужаки отступали. Волки ринулись в образовавшуюся брешь с неимоверной быстротой. Вслед уходящей стае полетели копья. Один волк упал, издав крик раненого зверя. Копье попало в спину, крепко засев в его плоти. Развернувшись, волки приготовились к наступлению с целью отбить раненого. Они рычали и скалились на врагов из темноты. Их горящие глаза наполнялись жаждой крови. Но было поздно, подошли новые отряды и готовились к атаке. Раненый пронзительно завыл, в тот же миг волкодлаки бросились врассыпную, уходя в темноту, под покров ночи, и унося свою добычу подальше от поля боя.


К истекающему кровью волку подошел воин в белой маске, добив его копьем. Тот издал последний вздох и умер, обратившись человеком. Убийца обыскал тело. Остальные молча смотрели на него, замерев на месте. В карманах было пусто, оружия при мертвеце тоже не обнаружилось. Лишь маленькие песочные часы лежали у него за пазухой.



Глава 6


На следующее утро после ссоры с Хель Макс чувствовал себя довольно паршиво. С одной стороны, ему хотелось помириться с подругой, но с другой – он не мог одобрить ее побег. До сегодняшнего момента было всего два случая, когда волкодлак отказывался пройти обряд слияния со своим волком. Первый произошел лет сто назад с парнем по имени Гетард, в последний момент он отказался убивать питомца и был изгнан навсегда. Второй случай произошел относительно недавно, около тридцати лет назад. Девушку, отказавшуюся от Посвящения, звали Гильдой. Она сбежала в ночь перед церемонией так же, как собиралась сделать Хель. Никто из волкодлаков не знает, куда отправились те двое и что с ними стало. Максу думалось, что с ними не произошло ничего хорошего. Земли за пределами их родного клана Железных Клыков кишели врагами и опасными дикими животными. Выжить в одиночку в этом враждебном мире для Макса не представлялось возможным. Перебирая эти мысли, Макс пытался найти как можно более резкие аргументы для следующего разговора с Хель, который по его плану должен был состояться сегодня в школе. Правда, любой из них она могла разбить в два счета. Встреча с врагами – это новые приключения, которых так жаждала девушка. Дикие звери же вообще не агрессивные, а очень даже милые существа, с которыми просто не нашли общего языка. Макс со вздохом вспомнил случай, когда Хель принесла в поселок раненого саблезуба – внушительных размеров кошку с выступающими из пасти клыками. Саблезуб повадился охотиться на стадо овец. Целых два месяца пастухи безрезультатно пытались отловить дикого зверя, ускользающего от них. Наконец им удалось заманить его в ловушку, из которой саблезуб вырвался, но получил тяжелые раны. Все думали, что он издохнет где-нибудь в лесу. Каково было удивление всех, когда Хель не только нашла, но и выходила его, несмотря на протесты со стороны клана. Правда, за нее вступился отец, Хведрунг, вожак знахарей, очень уважаемый волкодлак. Он не дал умертвить саблезуба и помог дочери с лечением зверя, а потом выпустил его на свободу на противоположном берегу Снежной реки.


«М-да, слабоваты аргументы», – вздохнул Макс. Но иных он так и не придумал, поэтому пошел в школу с тяжелой головой.


Трехэтажное здание школы находилось недалеко от центральной площади поселения и имело П-образную форму. Центральная часть здания выделялась благодаря большим полукруглым витражным окнам на втором этаже, что придавало ему особую изящность. По периметру школы проходил металлический забор с каменной кладкой в основании.


Макс ждал Хель у ворот до самого звонка. Ровно в девять утра звонарь на башне трижды пробил в колокол, оповещая о начале занятий. Хель он так и не встретил, возможно, она пришла раньше и уже сидела в своем классе. Так это или нет, парень намеревался проверить на перемене после первого урока.


В класс он вошел уже после звонка. Традиционно весь последний день занятий у выпускных классов занимал курс подготовки к Посвящению. Макс мешкал у двери и кашлянул, чтобы привлечь внимание учителя. Преподаватель косо посмотрел на него, но, ничего не сказав, жестом пригласил войти.


На занятиях Макс сидел с другом, невысоким парнем с черными вьющимися волосами. Эльф отличался особым талантом невпопад чесать языком и периодически получал за свое красноречие. Однажды его так побили, что поначалу казалось, он уже не жилец. Эльфу проломили голову, выбили несколько зубов и сломали пару ребер. Хведрунг выходил парня, поселив того на время у себя дома. Там Эльф и подружился с Хель.


– Ты чего это задержался? – удивленно спросил Эльф только что севшего за парту Макса.


– Не твое дело.


– Очень даже мое. Вас с Хель вчера видела Сиса, уходящими в лес. А сегодня ни тебя, ни ее не было все утро.


– И что с того?


Эльф больно ткнул Макса локтем в бок.


– Ты ничего не хочешь рассказать старому другу?


– Эльф и Макс, встаньте! – рявкнул преподаватель.


Друзья неохотно поднялись, а учитель продолжил с нескрываемым раздражением:


– Если сегодня последний день занятий, это не значит, что можно болтать и опаздывать на уроки!


– Простите, учитель.


– Сядьте и слушайте.


Оба парня молча опустились на свои места, а преподаватель продолжил вести урок:


– Есть всего одиннадцать существ, кроме волкодлаков, которым подвластно искусство превращения. Это сами безликие, киркская лягушка, северный лев, русалка, снежный бык, серый лебедь, кикимора, мардагайл, лугару, барсучий оборотень и феникс, который превращается сам в себя. Все они называются оборотнями.


Название каждого животного учитель написал мелом на доске.


– Кто знает, в кого превращаются киркские лягушки?


– В прекрасную девушку, – хором ответили ученики.


– Хорошо, а северный лев?


– В косулю, – опять протянул класс.


– Прекрасно! Так льву удается легко подойти вплотную к своей жертве.


Макс поднял руку.


– Да, Макс.


– Учитель, я не совсем понимаю, а как все эти животные и мы связаны с безликими?


– Есть легенда, согласно которой Верховный бог Вотан влюбился в прекрасную земную девушку Фриду. Но он уже был женат на Лилит. Узнав об интрижке, супруга воспылала яростью. Несмотря на все скандалы и упреки жены, Вотан продолжал тайком встречаться с возлюбленной в роще. Прошло чуть больше года, и Фрида родила ему сына. Мать и дитя поселились все в той же роще, скрытой от глаз Лилит Вотаном. Однако змея, обитавшая там же, рассказала об этом жене Верховного бога, пообещав ей показать место, где Вотан укрыл возлюбленную и сына. Проникнув в рощу, супруга Вотана обернулась демоном и убила обоих. Увидев, что его сын и возлюбленная мертвы, бог изгнал Лилит и в наказание наложил заклятие, превратив ее в мерзкое существо. С тех пор она скитается где-то, не в силах вернуть свой истинный облик. От отчаяния и обиды Лилит рыдала ночи напролет. Слезы капали на земных животных, которые получали частичку ее способностей, превращаясь в оборотней. А непосредственно ее потомков стали именовать безликими.


– Это правда? – подняв руку, спросила коротко стриженная девушка с курносым носом и веснушками по имени Оки.


– Вы не верите? – саркастически улыбнувшись, спросил учитель.


– Ну, я не то чтобы не верю в Верховного бога Вотана, – смутилась девушка. – Просто вся эта легенда уж слишком неправдоподобна, на мой взгляд. Особенно, про слезы Лилит.


– Еще лет сто назад вам бы отрубили голову за то, что вы ставите слова Священной книги под сомнение, – уже без улыбки заметил учитель. – Сегодня же наши старейшины сильно сократили влияние жрецов на мирское общество. Не могу сказать, что полностью одобряю это, но факт остается фактом. Вы можете сами поразмышлять на досуге, что правда, а что вымысел. Хотя сомневаюсь, что большую часть из вас реально заботит природа трансформации оборотней.


Учитель взял небольшую паузу, проходя взад-вперед между рядами. Накинутая на его плечи волчья шкура немного подрагивала при ходьбе. Наконец он остановился у доски.


– И хотя мы не до конца понимаем природу оборотней, эта особенность – фундамент нашего общества. Волкодлак становится полноценным членом своего клана только после того, как пройдет обряд Посвящения вместе со своим волком.


Учитель взял в руки мел и начал чертить что-то на доске. Очень быстро стало понятно, что он рисует клановую систему волкодлаков. На доске появилось одиннадцать кругов, по числу кланов: Железные Клыки, Белая Длань, Серые Волки, Северное Братство, Остроносы, Медведеруки, клан Ледяного Озера, Мертворожденные, Горные Волки, Вольный клан и, наконец, Первый клан – старейший из всех.


– Это все кланы, которые нам известны. Кланы часто враждуют между собой, но при этом сохраняют свою культурную общность. Для того чтобы прекратить вражду друг с другом, была учреждена должность Верховного судьи, который разрешает противоречия между кланами. Вопросы? Да, Галифар, говори.


Тучный чернявый подросток в кожаной жилетке и хлопковых штанах, откашлялся и сказал:


– Учитель, нам объясняли устройство кланов еще два года назад.


– Может быть, ты тогда мне напомнишь, кто может стать Верховным судьей, Галифар?


– Э-э-э, ну, наверное, вождь одного из кланов.


– Мне кажется, тебя стоит отправить на пару классов назад, – покачал головой учитель. – Кто не согласен с Галифаром, прошу поднять руку.


Макс знал ответ на вопрос, но у него не было особого желания высовываться. Однако он удивился тому, что руку поднял Эльф.


– Учитель, выбрать могут любого вожака стаи, а не только вождя клана. Для этого нужно согласие Совета старейшин. Далее старейшины от каждого клана собираются и выбирают из кандидатов Верховного судью. За кандидата из своего клана голосовать запрещается.


– Все верно, Эльф, спасибо.


Обычно Эльф не любил высовываться на уроках и вообще не отличался усердием. Это был чуть ли не первый раз на памяти Макса, когда его друг сам отвечал на вопрос учителя.


– Что это с тобой? – шепнул Макс. – Отравился?


– Ты о чем?


– Сам тянешь руку…


– Ну, если остальные десять лет в школе не было ничего интересного, я виноват, что ли?


Макс хотел добавить еще что-то, но звуки с улицы отвлекли его.


Из открытого окна доносились крики, которые становились все громче и громче. Учитель пытался продолжить занятие, но уже через полминуты их уже нельзя было игнорировать. Не дожидаясь разрешения, школьники сами подбежали к окнам в надежде понять, что же там происходит. На центральной улице было неестественно много волкодлаков, которые высыпали из соседних зданий, что-то непрестанно выкрикивая. Очень скоро стала понятна причина столь странного оживления. По улице вели закованного в цепи пленника, а точней, пленницу, молодую девушку лет пятнадцати на вид. Ее длинные рыжие волосы были в грязи, короткое, выше колен платье изрядно поистрепалось. Видимо, отряд охотников поймал человека, скорее всего, лазутчицу из Заброшенного Города. В этот момент прозвенел звонок на перемену, и ученики вмиг устремились на улицу.

Глава 7


Лес кончился, а вместе с ним и долгая ночь. Пожалуй, самая долгая в их жизни. Волкодлаки лежали на берегу небольшой реки, не в силах пошевелиться. Никто не мог проронить ни звука, лишь тяжелое гулкое дыхание прерывало тишину этого утра. Они бежали часов пять в обличье волков. Какое-то время они еще слышали шум преследователей, но даже после того, как все стихло, волкодлаки ни на секунду не останавливались. Они все понимали, что если тело безликого в назначенный день не будет на церемонии Посвящения, то целое поколение подростков так и не станет волкодлаками, а этого нельзя было допустить, такого не случалось еще ни разу за всю историю.


– Вроде оторвались, – указывая пальцем на лес, сказал Рогдар.


– Теперь уж не догонят, – кивнул Хартиг.


Волкодлаки постепенно начали приходить в себя и подниматься с земли. Немного умывшись и утолив жажду, охотники собрались для обсуждения дальнейших планов. В стычке погиб вожак, и правила требовали выбрать временного командира отряда до конца похода. Каждый имел право голоса и должен был высказаться за или против. Волкодлаки понимали, что Хара просто так заменить нельзя, но кто-то должен был возглавить отряд. Охотники образовали круг, одни сидели, другие стояли, молчаливо выжидая, кто возьмет слово.


– Хар погиб, ведя нас на прорыв в тот момент, когда остальные уже были готовы отступить, – подал голос Халди.


– Не все, – поправил его Хартиг. – Я видел, остальные тоже, Грака и Хар пошли на прорыв вместе, поведя за собой охотников. Благодаря им обоим мы сейчас живы, а не лежим там, изрубленные на куски.


– Точно! – раздались голоса охотников. – Хар и Грака сделали это вместе!


– Это так, – кивнул Хартиг.


– Кроме того, он вывел нас из леса, возглавив строй, – добавил Ньял, длинноволосый охотник, одетый в серую волчью куртку с капюшоном.


То, что сразу три волкодлака поддержали Граку, стало полной неожиданностью для Рогдара. По всем канонам временным вожаком должен был стать Хартиг. Он был старше остальных и последние годы тесно сошелся с Харом, который доверял ему больше, чем другим. Однако изначально все пошло как-то наперекосяк, ведь Хартиг сам поддержал кандидатуру Граки. Неужели он забыл, как еще вчера этот юнец пошел против самого Хара? Ничего не понимая, Рогдар молча продолжал смотреть на это странное действие.


– Согласен, Грака проявил мужество в тот момент, когда оно покинуло большинство из нас, – встав с камня, взял слово Магнус. – И все же, он самый младший из нас, у него нет опыта. Он всего лишь парень, который быстрей всех бежал, когда враги добивали Хара.


«Наконец, – обрадовался Рогдар, – хоть кто-то мыслит здраво». Магнус когда-то был претендентом на то, чтобы стать одним из командиров отряда охотников и заместителем Хара, но спьяну убил одного из товарищей, за что был посажен в тюрьму на целый год и лишен возможности занимать руководящие посты навсегда. Однако он оставался сильным охотником, пользовавшимся уважением в клане. Услышав слова Магнуса, Грака, который до этого молча стоял в стороне, вышел в центр круга.


– Мне послышалось или ты только что назвал меня трусом?


– Кроме того, – проигнорировав выпад молодого волкодлака, продолжил Магнус, – я не думаю, что Хар одобрил бы такой выбор после инцидента, случившегося между ними вчера.


– Магнус, ты слышал, я задал тебе вопрос, – еще раз повторил Грака несколько громче прежнего.


– Я тебя прекрасно слышу. А вот ты забываешь, что по закону драки во время выборов временного командира запрещены и караются смертью.


Грака смерил соперника недобрым взглядом, но все же умолк, понимая, что правда на стороне Магнуса.


– Магнус в чем-то прав, – подал голос Барей. – До Города мы, скорей всего, дойдем без проблем, но вот в самом…


– А что Город? – прервал его Хартиг. – Путь знают все присутствующие: через аэропорт, по железной дороге, перейти по Ржавому мосту на тот берег Снежной реки, далее по прямой до Волчьего леса, а там и до дома рукой подать. Вот и вся наука. Другое дело, что на пути могут встретиться враги. Тут может пригодиться смелость Граки.


– Или его вспыльчивый нрав сыграет с нами злую шутку во время переговоров с людьми, – заметил Барей.


И добавил несколько секунд спустя:


– Я бы предпочел кого-то более опытного в командиры, Магнуса или Хартига.


– Магнусу нельзя занимать никакие руководящие посты, он убийца, – оскалился Грака.


– Пусть я и убийца, – согласился Магнус. – Вместе с тем я бы сам проголосовал за Хартига. И мне хотелось бы знать, почему самый опытный охотник нашего отряда отлынивает от того, чтобы его возглавить.


После этих слов все взоры устремились на старого волкодлака, который стоял, скрестив руки, в отдалении от остальных. Сделав несколько шагов, Хартиг вошел в круг и обвел всех пристальным взором.


– Признаюсь, я когда-то в молодости хотел стать не просто командиром отряда, а вожаком. С тех пор утекло много воды, я уже стар. Пора уступать дорогу молодым. Я видел, как проявил себя в бою Грака, он настоящий лидер, я отдам ему свой голос.


Хартиг поднял руку, согнутую в локте над головой – знак приветствия командира охотников, – и повернулся лицом к Граке, то же самое молча повторили Халди и Ньял. А Рогдар, Магнус и Барей скрестили руки на груди в знак, что они голосуют против.


– Трое против троих, – улыбнулся Грака и поднял руку, голосуя за себя.


– Четверо против троих, – поправил Хартиг и начал скандировать: – Грака! Грака!


Через мгновение к нему присоединились остальные в знак того, что они уважают и признают выбор большинства. Грака вскинул голову, в его глазах читалась победа и превосходство над остальными. Рогдар смотрел и понимал, что теперь так просто может и не отделаться от истории с безликим. И как будто отвечая на его немой вопрос, Грака обратился к нему сразу после того, как смолкли крики охотников:


– Рогдар, я хочу сказать тебе несколько слов. Я помню о нашем конфликте и о твоей вине перед Лином и Солухом, но сейчас это не имеет значения. Я стал временным командиром, и ты в моем отряде, как и все остальные. Моя задача – вывести нас из леса и доставить тело безликого в целости и сохранности.


Грака подошел к Рогдару и протянул ему руку:


– Забудем старые обиды до возвращения домой. Сейчас мы должны стать единым целым, и я хочу, чтобы ты был с нами.


Поколебавшись мгновение, Рогдар протянул руку в ответ, и они обнялись в знак перемирия. Остальные охотники закивали, одобрив первый шаг Граки в роли командира.


Новый предводитель был избран, и отряд продолжил путь, стараясь преодолевать при каждом переходе как можно большее расстояние. Они спешили домой, в этот раз им нельзя было опаздывать ни при каких обстоятельствах.

Глава 8


Рыжеволосую девушку-лазутчицу взял в плен отряд под предводительством Азра, самого жестокого из всех командиров охотников. Не проходило и года, чтобы он со своими волкодлаками не устраивал перепалки с людьми в Заброшенном Городе. Обычно это заканчивалось пленением пары-тройки людей и собиранием военных трофеев, которые Азр победно демонстрировал всему поселку. Но однажды из-за этого разгорелась настоящая война, которая длилась четыре года и унесла жизни почти половины мужчин клана Железных Клыков. С тех пор прошло двадцать лет, но многие до сих пор не могли простить Азру смерти близких. Однако это нисколько не смущало командира отряда, который больше всего на свете ненавидел людей. Многие считали, что именно та война, которую они проиграли, помешала Азру стать вожаком охотников. Тогда выборы выиграл Хар, хотя фаворитом долгое время считался именно Азр.


Кроме волчьей шкуры, командир носил на шее ожерелье из зубов убитых им врагов. Когда на ожерелье не оставалось места, он начинал новое. Таких у Азра было уже четыре. Он гордился ими и носил не снимая.


Бойцы его отряда были под стать предводителю, свирепые и кровожадные. Остальные члены стаи охотников откровенно недолюбливали и даже опасались их. Впрочем, некоторые в клане считали, что такие безрассудные воины нужны и в определенный момент могут стать козырем в борьбе за выживание.


Процессия, состоявшая из пленницы и охотников, наконец подошла к одноэтажному длинному деревянному дому с пышным палисадником. Недалеко от входа на столбе висел колокольчик. Отделившись от остальных, Азр подошел и трижды позвонил в него. Дубовая дверь с ручкой, которую украшала оскаленная волчья пасть, открылась, и вышел юноша лет двадцати, небольшого роста, одетый во все черное. Он смерил процессию суровым взглядом, остановившись на пленнице.


– Кто смеет тревожить старейшин во время заседания?


– Командир отряда охотников Азр! Я поймал лазутчицу людей и привел ее на честный суд.


Оба говорили наигранно, подчеркивая свою значимость. Все это, несомненно, разыгрывалось для толпы зевак, которая окружила охотников и их добычу плотным кольцом. Скрытая борьба между Азром и старейшинами велась уже не одно десятилетие, так что ответ на вопрос, что интересней – суд над лазутчицей или новый виток в противостоянии между командиром охотников и Советом, – каждый выбирал на свой вкус. Для многих жизнь в поселке была пресной и однообразной, а этот конфликт давал почву для слухов и обсуждений.


– Жди, я узнаю, смогут ли старейшины сейчас принять тебя.


Слуга удалился в дом. Волкодлаки, собравшиеся посмотреть на суд над рыжеволосой, перешептывались, гадая, примут ли старейшины Азра сегодня или заставят подождать денек-другой, как это часто бывало. Если суд состоится сейчас, то это покажет высокий статус командира охотников. Многие в толпе делали ставки на то, что старейшины откажут в приеме и перенесут его на более позднее время.


Прошло полчаса, а ответа все не было. Напряжение постепенно нарастало. Все это время охотники вместе со своим лидером стояли почти неподвижно. Наконец слуга показался вновь.


– Старейшины согласны принять тебя, Азр! – торжественно огласил слуга и, хлопнув в ладоши трижды, отошел от входа на пару шагов.


Через несколько секунд четверо молодых людей, облаченных так же в черное, вынесли простые деревянные лавки, на которых обычно сидели старейшины, и поставили их перед палисадником, в тени раскидистой яблони. После чего слуги встали по правую сторону от скамеек, а вперед вышел тот самый парень, который открывал дверь. Именно он должен был позвать старейшин на суд.


– На суд старейшин, мудрых и справедливых, клан Железных Клыков вызывает Блуда, Вилара, Торбуна, Боровика, Ратибора, Ааза и Рохта.


По традиции Совет представлял дежурный слуга. Старейшин всегда вызывали по возрасту: от младших к старшим. Последним всегда выходил глава Совета. Он избирался на пост пожизненно. Самым младшим на сегодняшний день был Блуд, которому исполнился шестьдесят один год, старшим – Ааз, через два месяца он отпразднует девяностый день рождения. Главе Совета Рохту было восемьдесят лет. Несмотря на то что Азр враждовал с Советом, с Рохтом у него установились хорошие отношения. Двадцать лет назад тогда еще шестидесятилетний Рохт поддержал войну против людей из Заброшенного Города, и он же был единственным из семи старейшин, кто не винил в поражении исключительно Азра. Из того состава в живых сегодня, кроме Рохта, в Совете остался только Ааз, который изначально был против войны. Он выступил с резкой критикой командира охотников, и с тех пор оба волкодлака стали заклятыми врагами.


Старейшины облачались в белые простые одежды до пят. На ногах они носили легкие кожаные туфли. Лица были гладко выбриты, бороды волкодлаки не носили.


Рассевшись на скамьях, старейшины приготовились к суду. Первым слово по традиции взял глава Совета Рохт. Голос его был тих и скрипуч.


– Азр, кого ты привел к нам на суд и что за преступление он совершил?


Азр отделился от остальных охотников и остановился в пяти шагах от Совета.


– Достопочтимый Рохт, мои люди поймали лазутчицу из Заброшенного Города. Она утверждает, что пришла посмотреть на Посвящение из любопытства и не хотела ничего дурного.


Азр сделал небольшую паузу и, повернувшись к толпе, воскликнул:


– Но кто ей поверит?! Все знают, что люди не хотят, чтобы мы принимали свою сущность и становились истинными волкодлаками, сливаясь со зверем. Я не удивлюсь, если неподалеку ее поджидает отряд воинов из Города, которые нападут на нас во время церемонии.


– Смерть лазутчице! Защитим наших детей! – раздались голоса в толпе.


Рохт подал слуге сигнал рукой, и тот ударил в колокол один раз. Звук заставил остальных замолчать.


– Тишина! Слово старейшинам!


– Скажи, Азр, – обратился к охотнику Блуд. – Как ты узнал, что эта девушка хотела просто посмотреть на Посвящение?


– Это ее слова.


– Ты допрашивал ее?


– Разумеется!


– Применял ли ты пытки к ней?


– Нет, это подтвердят мои охотники, пыток не было. Можете сами убедиться, осмотрев ее.


– Хорошо, но ты ей не поверил.


– Разумеется. Рисковать своей жизнью ради любопытства… Жалкое оправдание!


– Точно! Лазутчица! – вновь раздались крики толпы.


– Да вы посмотрите на нее, она же подросток, да еще и девушка! – воскликнул Ааз. – Кто вообще в здравом уме пошлет ее на вылазку?


– Согласен, – кивнул Блуд.


– Я смотрю на твоего пленника, Азр, и вижу всего лишь наглую девчонку, которую наверняка будут искать ее родичи. Они рано или поздно придут к нам и спросят о ее судьбе, – продолжил Ааз. – А мы тогда скажем, что казнили ее?


На этот раз в толпе раздались одобрительные голоса, которые считали так же, как и старейшина.


– Возможно, казнь этой девушки навлечет на нас беду, ведь ее привел Азр, тот самый, из-за которого началась война между людьми и волкодлаками, унесшая жизни половины клана.


– Надо посадить ее под замок и подождать. Если люди из Города придут за ней, попросить выкуп. А если она им не нужна, то наказать по всей строгости.


– А разве между людьми и волкодлаками настал мир, Азр? – удивился Рохт. – Или ты забыл, как в прошлом году они убили двоих пастухов за то, что те забрели на их землю.


– И мы получили справедливый выкуп за это преступление, – взяв слово, сказал старейшина Вилар.


– Выкуп, – раздался вновь голос Азра. – Нас унизили, а мы попросили выкуп! На носу Посвящение, а что, если люди нападут на нас, тоже выкуп попросим?


– Позор! – раздались крики, в этот раз подали голос охотники, которые привели пленницу.


– А почему бы не спросить лазутчицу? – предложил Блуд. – Представься и расскажи свою версию событий.


Пленница не выглядела подавленной или испуганной. В ее карих глазах читался живой ум и настороженность. Все это время она внимательно слушала доводы старейшин и охотников, пытаясь угадать исход дела. Не было сомнений, что она понимала, на что шла, когда отправилась в поселение к волкодлакам.


– Меня зовут Анна. Я из места, которое вы зовете Заброшенным Городом, а мы именуем Бральдар.


– Почему охотники поймали тебя в наших землях? – спросил Ратибор.


– Я хотела посмотреть на то, как вы убиваете волков и становитесь оборотнями. Я слышала много страшных легенд об этом еще в детстве. Хотела понять, где правда, а где вымысел старых повитух.


– Какая наглая девка! – раздалось в толпе. – Убиваем волков! Неслыханно!


Ратибор дождался, пока голоса стихнут, и продолжил:


– Твои речи слишком грубы и дерзки в подобной ситуации. Ты явилась сюда одна?


– Все верно, одна.


– И ты хотела только посмотреть на церемонию, не тая зла?


– Все так.


– Готова ли ты расстаться с жизнью, если ты соврала?


– Я сказала правду, мне незачем лгать.


– У меня больше нет вопросов, – закончил Ратибор.


– Глава Совета, я предлагаю голосовать, – обратился к Рохту Ааз.


Тот не был доволен происходящим, но все же утвердительно кивнул в ответ.


– Кто за то, чтобы казнить пленницу?


Только Рохт и Боровик подняли руки.


– Хорошо, – заключил глава Совета. – А кто за то, чтобы бросить девчонку в тюрьму для более детального разбирательства?


В этот раз руки подняли Ааз, Торбун, Вилар, Ратибор и Блуд.


– Пятеро против двоих, – подытожил Ааз.


Глава Совета старейшин Рохт встал со скамьи и одернул полы одежд.


– Большинством голосов суд постановил отправить ее в камеру до выяснения иных обстоятельств.


Азр повернулся спиной к Совету и, смачно плюнув на землю, рявкнул:


– Слышали? Увести!


Слуга ударил в колокольчик дважды, оповещая о завершении суда.

Глава 9


После разговора с Максом Хель пришла домой и, заперевшись в своей комнате, начала готовиться к побегу. Она понимала, что родители не обрадуются исчезновению дочери, однако вряд ли удивятся слишком сильно. Хель и раньше надолго отлучалась из дома, никому не говоря, куда пошла. Правда, тогда она твердо знала, что вернется, сейчас же все было иначе. И ей становилось не по себе каждый раз, когда Хель думала о побеге. Но сегодня она окончательно все решила. Хель не могла поверить, что Макс струсил, предал ее! Если даже лучший друг оказался гнилой деревяшкой, то что сказать про остальных? Они без зазрения совести приносили волков в жертву, чтобы получить их силу и ловкость, чтобы жить в обществе тех, кто убивает собственных друзей. Именно так думала Хель. Впервые эти мысли зародились у нее уже на следующий день после того, как на четырнадцатый день рождения ей подарили щенка, которого она назвала Веревочкой. Она отлично помнила этот момент. Хель родилась за день до ежегодной церемонии Посвящения. В короткий срок ей предстояло пережить сразу два важных события в жизни любого волкодлака: начать воспитывать свою волчицу и впервые посетить церемонию Посвящения. Хель шла по лесной тропинке с Веревочкой на руках и с ощущением, что вступает в новую взрослую жизнь, о которой она так мечтала. Теперь у нее был настоящий собственный волк. И это не просто так, это навсегда. Волкодлаки жили и проводили очень много времени со своими питомцами до достижения семнадцати лет, после чего проходили церемонию объединения с волком. До четырнадцати детей не допускали до участия в церемонии Посвящения. Хель много слышала о ней и наконец могла впервые взглянуть на то, как волк и его хозяин становятся единым целым. Но то, что увидела девушка, изменило ее навсегда. После церемонии Хель еще несколько дней не выходила из комнаты. Родителям стоило немалых трудов отправить дочь в школу.


С тех пор прошло три года, завтра ей исполнится семнадцать, а еще через день Хель сбежит со своей волчицей.


Для побега она приготовила несколько свертков вяленого мяса и сухарей, которые прятала под кроватью, дабы не вызывать подозрений. Моток крепкой веревки, небольшой топорик и перочинный нож, который достался Хель во время одной из вылазок в Заброшенный Город. Пара комплектов теплой одежды и новые кожаные сапоги, купленные отцом на Речном рынке, куда лодочники привозили грузы со всех концов Снежной реки. Кроме того, довольно внушительный тюк с мелкими бытовыми принадлежностями и, конечно, карта Великого озера.


Когда все было собрано и спрятано под кровать, Хель наконец приступила к составлению плана побега. У нее было несколько вариантов. Конечно, бежать стоило ночью, чтобы соседи и случайно попавшиеся на пути знакомые ничего не заподозрили. «Слишком уж много вещей», – подумала Хель, посмотрев на мешок. С таким грузом днем незаметно не уйти. Проблема в том, что в темное время суток ворота в поселок были закрыты, а деревянные стены охранялись по периметру охотниками.


На краю поселка у южных ворот находился старый тальковый карьер. Он появился на этом месте, когда поселок был намного меньше. Тогда здесь никто не жил, но время шло, и волкодлаки постепенно освоили эту территорию, а позже возвели укрепления. Здесь можно было переждать Посвящение и сбежать рано утром, когда ворота откроются. Во всяком случае, она так думала.


Был и второй план. Стоило попробовать угнать судно. Год назад Хель какое-то время встречалась с парнем по имени Флиг. Его отец был лодочником, и парень часто катал ее на небольшой весельной лодке вдоль берега. Хель легко смогла освоить греблю. Конечно, этот план был хуже предыдущего. Лодки ночью охранялись, кроме этого, девушка не знала, как ориентироваться на воде в темноте.


Последний вариант предполагал побег во время церемонии Посвящения, но для этого необходимо было зарыть приготовленные вещи в лесу и постараться незаметно слинять на глазах у всех по дороге к реке. Этот вариант казался самым ненадежным и осуществим только в случае провала первых двух. Хель еще раз перебрала все три плана и остановилась на первом. С этими мыслями она вышла из комнаты и прокралась на кухню, где горели свечи, несмотря на то что было поздно и все должны были давно спать.


Мама и папа сидели за столом и тихо что-то обсуждали. Хель незаметно скользнула в темноту, пока они не заметили ее, и стала подслушивать. Тут творилось явно что-то странное, в голосах обоих слышалось беспокойство.


– Хар – опытный охотник, Элени, он успеет к назначенному сроку.


– Они не вернулись сегодня, а значит, у них осталось два дня.


– Два дня – это срок, они должны успеть.


– В поселке говорят разное.


– Это у вас в школе говорят разное, Элени. В больнице слишком много дел, чтобы отвлекаться на всякую болтовню. Самая пора заготовки трав на сезон.


– И все же, Хведрунг, ты же вожак знахарей, ты должен что-то знать.


Мужчина встал со стула и подошел к двери. Хель как можно тише отошла в угол и замерла. Отец ее не заметил, закрыв дверь. Дождавшись, когда отец отойдет от двери, девушка на цыпочках вернулась на место. Голоса стали более приглушенными, родители перешли на шепот, но все же можно было разобрать, о чем они говорят.


– Послушай, Элени, такого еще никогда не было, и старейшины пока не знают, как себя повести в этой ситуации, но факт остается фактом, слияние с волком можно провести только в определенный день и в определенном возрасте, в семнадцать лет. Иначе превращения не произойдет. Были безумцы, которые пробовали, но потерпели неудачу. Ты же в курсе.


– Да.


– Проблемы начались еще три года назад, – окончательно перешел на шепот Хведрунг. – Безликие, в изобилии водившиеся в здешних лесах, куда-то ушли. Их нет, точней, почти нет. Другие кланы говорят то же самое. В прошлом году клан Ледяного Озера так и не смог провести церемонию.


– Боже! Бедные дети! Что же с ними стало?


– Да, старейшины держат эту информацию в секрете, но, похоже, им пришлось изгнать детей из клана.


– Я боюсь, с Хель и другими детьми может произойти то же самое.


– Хар – сильный и удачливый охотник, – напомнил Хведрунг жене. – Он обязательно вернется с добычей.


– Я очень переживаю…


Дальше Хель решила не слушать. Она прокралась в свою комнату, где ее ждала Веревочка, поскуливая под кроватью.


– Тсс! – шикнула Хель на волчицу, которая вылезла из-под кровати и лизнула ей руку.


Девушка не могла успокоиться. Она расхаживала по темной комнате взад и вперед, обдумывая услышанное. Теперь все могло принять иной оборот. Два дня… охотники всегда возвращались с добычей. Но что, если в этот раз они и правда останутся с пустыми руками? Тогда, может быть, их изгонят, и они будут жить на каком-нибудь острове, коих в избытке на Великом озере, вместе с волками.


Так это будет или нет, но в любом случае с побегом теперь стоило повременить. Хель легла в кровать и, закрыв глаза, стала мечтать о возможностях, которые замаячили перед ней. Построить новое общество, где несостоявшиеся волкодлаки и их питомцы будут жить в гармонии друг с другом без этого дурацкого слияния. И они останутся с Максом друзьями. Мысли о друге немного сбили ее настрой. Макс ведь так хочет стать охотником, как его отец и дед, а для этого он должен пройти церемонию Посвящения. Если она не состоится, это станет для него ударом.


Тихо скрипнула дверь, и в комнату вошла мама. Хель притворилась, что уже давно спит. Элени тихо подошла к кровати и поцеловала дочь в щеку, прошептав, что любит ее. После она ушла, а Хель тихо заплакала в подушку, впервые с того самого Посвящения три года назад.

Глава 10


После суда Макс и Эльф вместе с другими учениками поспешили вернуться в школу. Им предстояло отсидеть еще три урока. Хель так и не появилась в классе, и Макс так и не смог поговорить с подругой. Оставшиеся предметы не вызвали у Макса никакого интереса, и он по большей части молча скучал, погрузившись в себя. Вечером планировалась вечеринка в честь окончания школы, но друзья решили не идти на нее. Макс был не в настроении, а Эльф никогда не испытывал восторга от школьных сборищ. Родители особо не возражали. Перед расставанием Эльф предложил Максу зайти сегодня к нему и посидеть в беседке на заднем дворе дома, отпраздновать окончание школы. И захватить с собой Хель, если удастся разыскать ее. На том и разошлись.


Как только Макс переступил порог дома, из кухни послышался голос матери:


– Макс, это ты?


– Да, мам.


– Иди сюда.


Макс вздохнул: каждый раз, когда мама была не в духе, она поджидала его на кухне. Войдя в белоснежную комнату, в центре которой стоял дубовый стол, украшенный расшитой кружевом скатертью, Макс понял, что не ошибся с подозрениями. Мать сидела, нервно вращая кружку с травяным чаем по часовой стрелке.


– Как дела в школе? – она постоянно задавала этот вопрос, хотя Макс не помнил, чтобы он когда-то давал развернутый ответ.


– Нормально, сегодня был последний день, – пожал плечами Макс. – Со школой покончено навсегда.


– Ты, наверное, будешь скучать.


– Почему? Ведь я и так еще не раз увижусь с одноклассниками, учителями, мы живем в одном поселке.


– И все же, через несколько дней ты получишь совершенно новый статус вместе со своим волком.


– А где, кстати, Черныш? Он всегда встречает меня, когда я дома.


– Он резвится с Веревочкой на заднем дворе, – махнула мама рукой. – Чай будешь?


– Нет, спасибо. – И тут до Макса дошло: – Веревочка здесь, значит, и Хель тоже?


– Да, пришла часа полтора назад. Мы выпили чаю, и она ушла играть с волками.


Макс был несказанно рад этой новости. Хель в его доме, и это значит, что она не злится. Ну, или по крайней мере не слишком сильно. А то он уже начал волноваться, что подруга избегает его.


– Мам, я тогда пойду к Хель?


– Подожди минутку, – сказала мать. – Сядь, мне нужно с тобой поговорить.


И все же ему не избежать этого разговора. Макс вздохнул и пододвинул стул. Скорее всего, мама нервничала от того, что папа еще не вернулся. А ведь прошло уже столько времени! Возможно, и правда стоило беспокоиться. Однако она так часто это делала, что Макс, казалось, уже не был восприимчив к ее охам и вздохам.


Его родители начали встречаться еще в школе, и тогда мама не слишком обрадовалась тому, что ее муж станет охотником. Сама она выбрала стаю ремесленников – шила платья. Мама всегда хотела тихой и спокойной жизни, и папа во многом подходил ей, если бы не предпочел стаю охотников. Сейчас она беспокоилась, что и Макс пойдет по стопам отца и деда.


Волкодлаки выбирали стаю на следующий день после церемонии Посвящения. Их всего семь, точнее восемь, но жрецы держались особняком и принимали только своих детей, и далеко не всех. Жрецов всегда было одинаковое количество вот уже несколько сотен лет, ровно сто. Новый жрец становился полноценным членом только после смерти одного из предшественников. В остальные стаи приглашали тех, кого считали полезным. Стаи охотников, учителей, знахарей и лодочников считались престижными, туда был особый жесткий отбор. В ремесленники, служители и пастухи брали всех желающих. Стаю возглавлял вожак, который раздавал указания и отвечал за своих членов перед вождем.


Итак, разговор пойдет или об отце, за которого она волнуется, или о будущем Макса и его намерениях стать охотником.


– Макс, я переживаю за твоего отца.


– Мам, не волнуйся, они обязательно придут с добычей.


Макс не сомневался в сказанном, охотники еще ни разу не возвращались без тела безликого. А в этот раз впервые для такого ответственного задания выбрали Рогдара, его отца. Парень был уверен, что он не подведет. Кроме того, их вел Хар, самый удачливый и прославленный охотник клана Железных Клыков со времен легендарного Угальда Храброго, победителя страшного мардагайла, клыкастого монстра, который терроризировал леса по эту сторону Снежной реки.


– Их нет уже больше недели, – не унималась мать. – Как будто все безликие перевелись в наших краях. А вдруг с ними что-то случилось? Говорила я твоему отцу, не стоит идти в этот поход. Как чувствовала…


– Брось, мам, с ними Хар, а это что-то да значит.


– Ты всегда был на стороне отца в таких делах, – недовольно пробурчала мать и, встав со стула, поставила чайник на печку.


После недолгой паузы она продолжила:


– Кроме того, ты хоть представляешь, что будет, если тело безликого не доставят к церемонии?


Об этом Макс как-то не подумал. Такого еще не было на его памяти.


– Я боюсь, что вас могут просто не допустить к Посвящению. Ведь его нельзя провести в иной день. Что будет с тобой и остальными?


– А что может произойти?


– Вас могут изгнать из клана, вы не станете волкодлаками и навсегда останетесь людьми.


Эта мысль поразила Макса. О таком он явно не думал. Но это могло оказаться правдой. Впрочем, старейшины – мудрые, что-нибудь да придумают. Он сразу отогнал от себя тревожные мысли. Этого никто не допустит.


– Мне кажется, Хель эта новость понравится. Она не в восторге от идеи слияния со своей волчицей.


– Хель – очень странная девушка, – кивнула мама. – Но это и неудивительно, посмотри на ее родителей, особенно на отца. Я вообще не понимаю, чем думали знахари, когда выбирали его вожаком! Еще в детстве он таскал разных диковинных тварей и лечил их у себя дома. Подобным, помнится, занималась и твоя нынешняя подруга.


– Да, тот саблезуб, – улыбнулся Макс.


– Опасный зверь в поселке, где такое видано?! Я вообще не понимаю, как она приволокла эту тушу на себе.


– Думаю, ей помогала Веревочка, – просиял Макс, представляя, как Хель и волчица пыхтят над раненым хищником.


– Не мог найти друзей получше? Вон, Глок – хороший парень, я работаю с его матерью.


«Довольно скучный и унылый тип, особо ничем не интересующийся, все время сидит дома», – подумал Макс.


– Прости, я пойду к Хель во двор?


– Иди, – вздохнула мать, наливая новую кружку чая. – Если проголодаетесь, могу разогреть ужин.


– Спасибо, но сегодня мы идем к Эльфу. Думаю, там и перекусим.


Макс встал из-за стола и пошел на задний двор.


Увидев его, Хель радостно помахала рукой, как будто между ними ничего и не произошло. Волки тоже были рады видеть Макса. Они окружили его с двух сторон, радостно пыхтя.


– Тебя не было сегодня в школе, – начал разговор он. – Я искал тебя весь день, чтобы извиниться…


– Забыли, – перебила его Хель. – Давай просто поиграем с волками, покидаем палку.


– Ты уверена, что не злишься на меня? Я хочу сказать… я был не прав…


Хель подошла к парню и закрыла ему рот ладонью. Девушка лукаво прищурила голубые глаза и поднесла указательный палец к губам. Она была так близко, что Макс почувствовал ее запах, который вскружил голову и заставил его замолчать, погрузив в легкую эйфорию.


– Для такого чудесного парня ты слишком много извиняешься. Давай просто хорошо проведем этот вечер, ладно?


Макс кивнул.


– И если я уберу руку, то ты обещаешь больше не извиняться.


Макс еще раз кивнул, и в тот же миг она убрала руку от его рта.


– Какие планы?


– Ну-у-у, э-э-э… – попытался прийти в себя Макс, – Эльф звал сегодня к себе.


– Отличная идея. Так идем?


Хель одарила Макса такой улыбкой, что его ноги подкосились, а губы расплылись в абсолютно идиотской гримасе, которая рассмешила девушку. Черныш лизнул руку хозяина, немного приведя его в чувства.


– А-а-а-а, да, идем…


И они направились к калитке в окружении своих волков, судьба которых теперь была не ясна, впрочем, как и судьба парня и девушки. Макс и Хель понимали, что хотя бы до возвращения охотников между ними перемирие, которое, возможно, могло перерасти в нечто большее, новое, в то, чего еще не было в клане Железных Клыков. И теперь эта мысль объединяла их.

Глава 11


Охотники подошли к краю Города, когда солнце уже скрылось за горизонтом и на мир опустились сумерки. Отряд расположился на ночевку в заброшенном здании, которое все называли «аэропортом». Это было очень архаичное слово, восходящее к тем временам, когда на Земле обитали древние народы, построившие гигантские города и дороги, тянувшиеся на многие километры. Никто уже не помнил первоначального смысла этого слова, но и люди, и волкодлаки использовали его. Сам аэропорт состоял из металлического каркаса, на котором держались массивные стеклянные стены, и над ними, казалось, было не властно само время. Пройдя внутрь, охотники оказались в просторном темном помещении. Под ногами валялось довольно много различного мусора, свидетельствующего о том, что это место часто использовалось для ночлега. Все, что могло представлять какую-либо ценность, давно вынесли, но в аэропорту оставалось еще много приборов, предназначение которых было не понятно. Впрочем, они, скорей всего, давно не работали. Волкодлаки осторожно озирались по сторонам, пытаясь высмотреть в темных коридорах врагов, но залы были пусты, и лишь эхо шагов охотников нарушало тишину.


Наконец волкодлаки осмотрели здание – чисто, можно располагаться на ночлег. На второй этаж решили не подниматься, а остановиться в одном из залов с видом на заросшее поле, на котором вдалеке виднелись ржавеющие металлические остовы непонятных приспособлений, похожих на гигантских птиц. Отряд наконец мог отдохнуть. Костер разжигать не стали, чтобы лишний раз не привлекать внимания, поужинали сухарями. Было уже совсем темно, и лишь луна освещала тусклым фонарем безжизненное здание.


Рогдар разместился немного в стороне от остальных на длинной череде жестких пыльных кресел. Он устал, быстро провалился в сон под негромкие звуки голосов других охотников. Хартиг дежурил первый. Остальные вели неспешную беседу.


Вторым в дозор должен был пойти временный командир отряда Грака. Он изначально настоял на том, что не будет отлынивать от дозорной службы, так как не видит в ней ничего зазорного. Сквозь сон Рогдар слышал очередную веселую байку от Халди, которую тот травил уже в сотый раз. Рассказывал, как голыми руками убил чернорога, гигантского волосатого зверя с рогом на носу. Охотники смеялись и разбавляли историю сальными комментариями. Наконец настало время Граки принимать дозор. Рогдар уловил, что после ухода командира тональность разговора сменилась. Сделав вид, что все еще спит, он стал внимательно вслушиваться в беседу товарищей.


– Лин и Солух остались бы в живых, если бы не этот трус, – прошептал Халди.


– Да, они были славными бойцами, нам их очень не хватало во время битвы в лесу, – согласился Ньял. – Если бы не раненые, мы бы шли быстрей, и эти твари нас бы не нагнали.


– Тогда бы и Хар был жив и здоров, – кивнул Барей.


– Наши товарищи мертвы, а этот трус, недостойный быть охотником, спит там в углу, – кажется, это опять был голос Халди. – Я говорил Граке, что его надо наказать, но теперь он чтит закон, как это делал Хар.


Ничего хорошего эти слова не предвещали для Рогдара. Нужно было что-то предпринять, и немедленно. На Граку и Хартига надежды мало, они точно ему не друзья, и очень сомнительно, что кто-то заступится за него. Ах, если бы Хар был бы жив! Но он не пережил ту схватку в лесу. И зачем Рогдар только согласился на этот поход? Стыдно было отказать, ведь охота на безликого – это великая честь. Оставалось только посыпать голову пеплом и сожалеть о том, что не послушал жену, которая изначально высказывалась против.


– А может, перережем ему горло, пока Грака не видит, и спрячем тело? Я знаю хорошее место, тут неподалеку, – предложил Ньял.


– А Граке что скажем?


– Что Рогдар ушел, не выдержав мук совести.


– Можно подумать, она у него есть! Прятался бы он тогда за спину Хара, когда Грака вызвал его на битву?


– Может, у Рогдара и нет совести, а у тебя нет мозгов, Халди, – прошипел Магнус. – То, что вы предлагаете, это убийство нашего товарища во время охоты. По закону за это вам грозит смертная казнь.


Его слова несколько поубавили пыл остальных. Это вселило в Рогдара надежду на положительный исход.


– Мы никого не убили, пока… – буркнул Ньял. – Просто обсуждаем возможности.


– Старейшины разберутся, – отрезал Магнус. – Так говорил Хар, это подтвердил и Грака, избранный вами командиром.


Тут нечего было добавить, казалось, инцидент исчерпан, и все замолчали.


– И все же мы кое-что можем сделать, – нарушил общую тишину Ньял. – Устроим этому трусу взбучку, о которой он еще долго будет помнить.


– Кулачный бой! – уже не скрываясь, воскликнул Барей.


Дело все же приняло дурной оборот. Все охотники, кроме Магнуса, встали со своих мест и направились к Рогдару, который все еще притворялся, что спит. Толчок в бок, еще один. После такого ему пришлось открыть глаза. Он пока не знал, как вести себя, в кулачных поединках Рогдар последний раз участвовал еще в школе. Тогда задиристый парень по имени Рокки выбил ему пару зубов. В том поединке Рогдар так и не нанес ни одного удара противнику. Ему было слишком страшно, и он просто терпел боль, надеясь, что скоро все закончится. Отец был в ярости из-за того, что его сын проиграл. После этого он потратил много времени на то, чтобы научить Рогдара искусству кулачного боя, но так и не преуспел в этом.


Их было трое: Халди, Ньял и Барей. Магнус остался в стороне и внимательно наблюдал за происходящим.


– Эй, Рогдар, а чего ты не с нами? – задал вопрос Барей.


– Я сплю, до моего караула еще три часа.


– И хорошо ли тебе спится, мерзкая жаба, после того, как из-за тебя погибли наши товарищи?


Ответа не последовало. Не было варианта, при котором будет лучше: чтобы он ни сказал, это только спровоцирует нападавших. Неожиданно скамейка под Рогдаром перевернулась, и он упал на пол. Раздался оглушительный гогот, который разнесся по всему зданию.


– Мне кажется, наш Рогдар решил немного полетать, – оскалясь, сказал Халди.


Рогдар молча лежал на холодном и грязном полу. В кулачном бою у волкодлаков было неписаное правило: драка состоится только по обоюдному согласию сторон. Они провоцировали его на поединок.


– Рогдар, тебя назвали трусом и скинули на землю, твое слово, – обратился к нему Халди.


Ответа все еще не было, как и поединка. Страх быть побитым оказался сильней унижений и насмешек. Если ничего не делать, то нельзя ошибиться, если пытаться, то будет только хуже.


– Трус, вставай и бейся за свою честь, – воскликнул Барей.


– У этого безмозглого тупорога нет чести. Он испугался, когда из-за него погибли Лин и Солух, испугался и сейчас, – презрительно сказал Халди.


Главное – не отвечать, нельзя провоцировать их на драку, пока они говорят. Пусть говорят, разговоры – это прекрасно. И лучше не вставать, все равно опять упадешь, а попытки подняться на ноги только все усугубят.


– Магнус, иди посмотри на этого слизня! Такого жалкого охотника еще свет не видывал, – обратился к сидящему Ньял.


Тот продолжал молча наблюдать за происходящим.


– Вставай и дерись!


– У тебя нет чести!


– Трус!


Нападавшие не унимались, но как ни старались, Рогдар продолжал молча лежать на полу, с ужасом глядя на происходящее.


– Немедленно прекратите это! – раздался чей-то знакомый голос.


Это был Хартиг, он стоял спокойно и властно, старый воин, его голову покрывала седина, но в мышцах еще чувствовались твердость и сила.


– Халди, Барей, Ньял, разве вы не знаете, что за нападение на товарища во время охоты полагается суровое наказание? Или, может, вы думаете, что старейшины писали закон не для вас? – голос его звучал сурово и твердо, он не терпел возражений, волкодлаки отступили от своей жертвы.


– Мы лишь хотели проучить Рогдара, – ответил Ньял. – Пытались вызвать его на кулачный бой, но этот трус не достоин носить звание охотника, лег на пол и предпочел не защищать свою гнилую честь.


– Хар сказал, что Рогдара будут судить старейшины, это же подтвердил и Грака, наш новый командир, которого мы избрали, – резко ответил Хартиг. – Не ты, Ньял, простой охотник, а ста-рей-ши-ны. Это понятно?


Все трое кивнули и молча разошлись по своим местам. Рогдар спасен, во всяком случае, на время. Он встал, отряхнулся и молча отошел от остальных. Когда страх отпустил, нахлынуло чувство унижения и злобы. Рогдар был чужим для этих волкодлаков, был чужим для отца, который засунул его помимо его воли в стаю охотников. Он винил себя за трусость и винил отца за свое детство. На этой охоте они должны были быть единой стаей, одним целым, но не было и дня, когда бы он по-настоящему ощущал единение с остальными. Одиночество и страх были его спутниками всю сознательную жизнь. Другие чувствовали это, но не жалели, не помогали ему, а даже наоборот, нападали при каждой удобной возможности. Как будто они получали от этого удовлетворение или что-то иное, о чем Рогдар не мог и помыслить. Он ненавидел их, желал им смерти, но не мог осуществить это сам. Эта месть оставалась все эти годы без ответа, словно боги отвернулись от Рогдара или вообще никогда не смотрели в его сторону. Больше всего на свете сейчас он желал, чтобы кто-то пришел и наказал обидчиков. Так, чтобы те запомнили раз и навсегда. Смерть, смерть этим грязным выродкам.


Она пришла незамедлительно, из дальнего темного коридора, забитого мусором, в который никто так и не заглянул. Смерть явилась за его обидчиками в обличии пары гигантских белых медведей, с ревом ворвавшихся в зал, где собрались волкодлаки. Дикий нечеловеческий рев раздался ровно в ту секунду, когда охотники расселись, приструненные Хартигом. Никто не понял, откуда взялись эти звери в аэропорту.


Волкодлаки повскакивали с мест и накинули на головы волчьи шкуры. Битва началась. Волков было шестеро, а медведей всего двое, однако охотники сильно уступали в размерах свирепым гигантам, вставшим на дыбы и размахивающим лапами с острыми когтями-крючьями. В считаные секунды после начала боя гигантская лапа опустилась на голову одного из волков, раздался оглушительный визг, и тот отлетел в сторону, тотчас приняв первоначальный облик. Это означало только одно – охотник был мертв. Рогдар успел взглянуть на тело, в углу с раздробленной головой лежал Барей. А тем временем битва продолжалась, волкодлаки пытались приблизиться к нападавшим, чтобы вцепиться зубами в горло, но медведи не подпускали их близко, размахивая передними лапами и все время наступая. Ситуация осложнялась и тем, что у волкодлаков не было лидера. Охотники всегда славились железной дисциплиной, выполняя приказы своего командира. Это было их самым сильным и одновременно самым слабым местом. Без предводителя волкодлаки действовали разрозненно, каждый бился за себя. Медведи этим умело воспользовались, разделив охотников на две группы. Хартиг, Халди и Ньял вертелись под ногами у белого медведя, наступавшего справа. Магнус и Рогдар пытались справиться с противником на левом фланге.


Один медведь взял массивный металлический шкаф, стоявший в углу, и с силой швырнул его в Магнуса, который не успел увернуться и, потеряв сознание, остался лежать придавленный. Не понятно было, жив он или мертв. С этой минуты Рогдар остался один на один с белым великаном. Смерть в обличье медведя, издав раскатистый рев, неслась на него с неизбежностью. Он вспомнил момент, когда безликий был готов вступить с ним в схватку, которая грозила стать последней для Рогдара. Тогда он отступил, но сейчас отступать было некуда, казалось, волкодлак загнан в угол. Собрав все силы, Рогдар прыгнул на медведя, целясь ему в горло. Этот бросок оказался для гиганта неожиданным, и тот, не успев среагировать, взвыл от боли, когда зубы волка впились в его плоть. Рогдар почувствовал во рту вкус крови, заполняющей его пасть. Казалось, он одержал победу, но не тут-то было. Медведь начал бешено мотать головой, пытаясь сбросить волка вниз. Рогдар, пытаясь удержаться, попробовал впиться когтями медведю в бок, но смог только немного поцарапать того. Истекающий кровью зверь изменил тактику и с силой ударил Рогдара об стену. На секунду рассудок волкодлака помутился, и он, разжав зубы, упал на пол. Дыхание было учащенное, перед глазами все расплывалось, охотник с трудом пытался прийти в себя. Белый гигант прижал его своей лапой к полу, не давая возможности подняться. Смрадный запах из его пасти был настолько резким, что смог привести Рогдара в чувство. Пара черных глаз смотрела на него, этот взгляд поразил Рогдара, в них было что-то не звериное, разумное. Это явно был не простой медведь.


– Кто ты, Андурин тебя подери?!


Рогдар был в полной власти медведя, но тот не торопился нанести последний удар. Принюхавшись, зверь убрал свою лапу с груди волка и, повернувшись, пошел прочь. Не веря глазам, Рогдар попытался встать, но медведь обернулся и громко заревел, как бы предупреждая волкодлака, что он должен оставаться на месте. И в тот же миг зверь захрипел и упал на пол, из его рта текла кровь, а из раны торчал металлический прут. Противник был повержен, а над его телом стоял Грака в человеческом облике. Другой медведь развернулся и поспешил скрыться в том же темном коридоре, откуда и пришел. Волкодлаки не стали гнаться за ним: в узких темных коридорах аэропорта гигант имел бы слишком очевидное преимущество. Охотники вернулись в человеческое обличье и только тогда заметили, что не только они изменились. На полу, где только что был убит белый медведь, лежал мертвый человек.


– Оборотень! – удивленно воскликнул Ньял.


– Но ведь мы знаем всех оборотней в нашем мире, и люди не умеют превращаться в белых медведей.


– А самих белых медведей ты часто встречал? – угрюмо спросил Хартиг. – Они водятся далеко от этих мест, у берегов Холодного моря. Я видел их однажды в землях клана Северного Братства, но не думал, что встречу в Заброшенном Городе.


– Но все же даже на севере белые медведи – это просто свирепые звери, а не люди в ином обличье, – добавил Ньял.


– Вначале какие-то неизвестные люди, напавшие на нас у озера, теперь оборотни-медведи. Мне кажется или происходит что-то неладное?


– Халди, я думаю, не у тебя одного такие подозрения, – взял слово Грака. – Мне кажется, что за нами кто-то следит.


– Для чего?


– Возможно, охотятся на безликого.


– А что, вариант, – согласился Хартиг. – И это явно не охотники из другого клана.


Волкодлаки закричали.


– А кому еще нужен безликий?


– Это точно клан Белой Длани!


– Тихо! – скомандовал Грака. Тотчас все замолкли. – Никто до сих пор не встречал медведей-оборотней, равно как и тех странных людей в масках, что напали на нас. Здесь явно что-то не так. Сейчас главная и единственная задача – не разбираться в том, кто и почему преследует нас, а доставить тело безликого в целости и сохранности к церемонии. Верно говорю?


– Да, верно, командир.


Грака удовлетворенно кивнул, довольный тем, что заручился полной поддержкой отряда.


– А где Барей и Магнус?


– Грака, они пали в бою, – ответил Хартиг, указав на тела обоих охотников.


Командир отряда подошел к придавленному металлическим шкафом телу Магнуса и наклонился над ним.


– Он дышит, – тихо сказал Грака. – Помогите мне.


И с этими словами волкодлак схватился за шкаф, собираясь его отодвинуть.

Глава 12


Эльф лежал в своем гамаке, растянутом между вишневыми деревьями, достаточно крепкими, чтобы выдержать его вес. Он соорудил его сам, когда искал уединенное место. Здесь парень чувствовал себя в безопасности и умиротворении. В гамаке он мог валяться часами и нередко даже проводил там всю ночь, засыпая под трели птиц. А под ним, свернувшись клубком, мирно похрапывал его волк Ном, который был столь же ленив, как и хозяин. В этот момент никто и ничто не могло заставить Эльфа покинуть любимое место. Но сегодня был особенный вечер, поэтому Эльф и Ном встали со своих лежанок, направившись к калитке, у которой уже стояли Хель и Макс вместе с волками.


– Я рад, что он все же тебя нашел, – улыбнувшись, обратился Эльф к девушке.


– Он нашел меня у себя дома.


Макс только хмыкнул, скорчив недовольную гримасу.


– Добро пожаловать в мой сад!


– А где твои родители? – спросил Макс.


– Маман и папа` вечером предпочитают проводить время в душном доме, а не в прекрасном саду. Тем лучше для нас.


Гости прошли по выложенной камнем дорожке вдоль дома к деревянной беседке, спрятанной в тени старых вишневых деревьев. На столе стояли тарелки с нарезанной ветчиной, сыром и пара бутылок смородинового напитка.


– Располагайтесь и добро пожаловать на мой пир в честь окончания школы и будущего вступления во взрослую жизнь!


– Супер, теперь я понимаю, почему не пошла на выпускной, – улыбнувшись, сказала Хель, закидывая кусок ветчины в рот.


– И тем не менее он запускает нашу с вами праздничную недельку.


– Это что еще такое, Эльф? – удивленно заморгал Макс.


– Выпускной в школе, Посвящение, вступление в клан, а между ними день рождения Хель. Надеюсь, ты празднуешь в этом году?


Хель не праздновала свои дни рождения с тех пор, как ей подарили Веревочку и она впервые побывала на Посвящении. Обычно перед церемонией ей становилось так тоскливо из-за того, что скоро будет убито несколько волков, что она отказывалась от каких-либо торжеств и неделю ходила в трауре. Однако в этот раз идея праздника ей показалась заманчивой. Во-первых, все могло сложиться так, что охотники не успеют вернуться с телом безликого, а значит, церемонии не будет, а во-вторых, даже если этого не случится, то это будет хорошим поводом попрощаться с друзьями перед побегом.


– И чтобы наша Хель не свинтила и в этот раз, я приготовил ей сюрприз, от которого она не сможет отказаться, – завершил свою речь Эльф.


На минуту повисла пауза. Парень явно ждал, что его спросят, что же это за сюрприз, однако этого не происходило. Друзья просто молча стояли и смотрели на Эльфа в упор.


– Ну, раз это никому не интересно, то…


– Говори уже! – воскликнула Хель.


– Хорошо-хорошо, – с важным видом произнес Эльф и начал шарить у себя в карманах.


Прошла еще минута, наконец парень извлек кремень, пару смятых бумажек, весьма грязный носовой платок и старую пуговицу.


– Да ты просто ходячий мусорный бак, – не выдержав, сказала Хель.


– Много ты понимаешь, – закатил глаза Эльф. – Кажется, вспомнил…


Он подозвал Нома, из его ошейника торчал некий сверток, который Эльф передал подруге.


– Что это? – спросил Макс.


Хель округлила глаза от удивления и начала неистово прыгать на месте, как будто получила самый шикарный подарок на свете.


– Это разрешение от моего дядьки Эльдора на самостоятельное плавание по Снежной реке на его лодке для нас троих.


Дядя Эльфа Эльдор принадлежал к стае лодочников и водил свое судно вот уже семнадцать лет. В детстве все, в том числе Макс и Хель, обожали слушать его рассказы о Холодном море и об опасных речных порогах в Черных горах. Однако постепенно дети выросли, их стали заботить иные вещи, но для Эльфа его дядя так и остался немного волшебной личностью и лихим капитаном судна. Эльдор же в свою очередь отвечал племяннику взаимностью, часто беря с собой в плавания на небольшие расстояния. К семнадцати годам Эльф уже неплохо сам управлял парусной лодкой и знал Великое озеро как свои пять пальцев. Все пророчили ему судьбу лодочника, несмотря на то что родители Эльфа были из стаи служителей. Сам же Эльф пока не мог четко сформулировать, куда бы он хотел. Лодки ему нравились, но это было скорей его хобби, чем ремесло на всю жизнь.


Хель обняла Эльфа и поцеловала в щеку:


– Спасибо! Спасибо! Это замечательный подарок!


Волчица Веревочка весело закружила вокруг хозяйки, в итоге сбив ее с ног. Хель захохотала, стиснув любимицу в объятиях.


– Может, встанешь с пола, пока ты окончательно не замарала свое белое платье? – предложил Макс, глядя на клубок из девушки и волчицы.


– Мне кажется, что Хель не из тех девушек, которые следят за чистотой своей одежды.


– А мне кажется, кто-то просто зануда.


– Итак, мы отправляемся послезавтра, ровно в десять часов утра от пристани на парусной лодке «Костяная башка». Прошу всех быть вовремя и не опаздывать.


– А куда мы поплывем? – поинтересовался Макс.


– Я думаю, на какой-нибудь остров, коих в избытке.


– Мы захватим необитаемый остров и провозгласим себя соправителями этой территории, – объявила Хель, вскочив на стул.


– И создадим наш собственный клан волкодлаков, и он будет самым великим из всех! – поддержал ее Макс.


Хель внимательно посмотрела на него со стула и спросила:


– А что, обязательно быть самым великим?


– Мой дед всегда говорил, что, если что-то делаешь, делай это лучше всех.


– Это еще для чего?


– То есть? Если ты лучший, то ты самый сильный, тебе все завидуют и все такое.


– Обычно, когда завидуют, то жди беды, добром это заканчивается редко, – вступил в разговор Эльф.


– Он дело говорит, – поддержала Хель, все еще стоя на стуле.


Макс замешкался, до сих пор никто не пытался ставить эти слова под сомнение. И ему не приходили в голову подобные вопросы, а значит, и ответов он не знал.


– Но, если ты лучший, значит, самый сильный, а значит, одержишь победу в любом конфликте.


– А что, нельзя просто не плодить вокруг себя конфликты? – сойдя со стула, спросила Хель. – Жить в свое удовольствие, к примеру, без лишнего пафоса.


На это Макс просто пожал плечами, предпочитая не отвечать.


– Макс, как там твой отец, вестей нет?


Парень отрицательно помотал головой. А потом произнес:


– Время еще есть, но охотники действительно сильно запаздывают. Впрочем, пока никто особо не волнуется, как мне кажется. Ну… кроме моей мамы.


– Я подслушала разговор родителей, они говорят, что безликих в последние годы стало очень мало. В прошлом году даже в одном клане не провели церемонию.


– Это вообще возможно? – удивился Макс.


– Видимо, да, им пришлось всех подростков изгнать, и теперь они живут отдельно.


Макс явно был взволнован такой мыслью. Эльф это заметил и сменил тему.


– Кстати, Хель, ты ведь еще не говорила нам, в какую стаю хочешь попасть.


Хель подняла на Эльфа взгляд и чуть улыбнулась, одновременно почесывая Веревочку за ухом.


– А какой в этом смысл?


– Ну-у-у, если ты не в курсе, то тут так заведено. Ты проходишь церемонию Посвящения, и тебя принимают в определенную стаю, исходя из твоих желаний и возможностей.


– Значит, в семнадцать лет необходимо выбрать то, чем будешь заниматься всю свою оставшуюся жизнь, без права на ошибку? А если ты передумаешь?


– Я вот знаю, чего хочу.


– И чего же ты хочешь, Макс?


– Ты же в курсе, я говорил. Хочу стать охотником, как мой отец, дед…


– И прадед, – закончила Хель за него.


Макс молча кивнул и отхлебнул из чаши. Он подумал, что Хель опять заведет эту безумную тему про то, что их так рано заставляют делать выбор, к которому они не готовы, и бла-бла-бла… На самом деле он-то хорошо знал, что готов повторить судьбу предков. Ему хотелось этого, и о другом решении он и не помышлял. А еще Макс хотел жениться на Хель. От нее исходил какой-то дикий огонь, которого не было в других девчонках. Он манил его, рядом с ней парень сам порой чувствовал, что его охватывает пламя.


Из потока мыслей Макса выдернул вопрос Эльфа.


– Значит, ты не собираешься вступать ни в одну стаю?


– Точно нет. Какой бы выбор сейчас ни сделала, он будет ошибочным, потому что я не знаю себя. Вы тоже не знаете. Да кто вообще может себя знать в нашем возрасте! У нас нет никакого опыта, кроме того, что мы подсмотрели у родителей, и того, что дали нам в школе. Только родители – это не мы, а просто ДРУГИЕ взрослые люди, которые совершают собственные ошибки, идя по своему пути. Для чего идти по той же дороге, если каждая жизнь индивидуальна? Мы встретим других людей, попадем в другие ситуации, в другое время и в другом месте. И как тогда мне применять чужой опыт? Можно, конечно, носить летом шубу, утверждая, что родители жили на берегу Холодного моря, а там и летом, по сути, зима.


– Но трудности, с которыми мы можем столкнуться, во многом похожи на те, что пришлось преодолевать нашим родителям в свое время. Они тоже когда-то прошли церемонию и определились со своей будущей стаей, завели семью, вырастили детей, – сказал Макс.


– Все по плану, – процедила Хель.


– Все по плану? – переспросил он.


– Ну, в смысле, не сходить с проторенной дорожки – это и есть их план? – не унималась она.


– Думаю, да, – согласился Макс, не понимая, к чему клонит подруга.


– Но почему же так важно следовать плану? – продолжала Хель.


– Он привел их к успеху, скажем так. У них есть дом, семья, положение в обществе.


– Но это их дом, их мысли и их жизнь, не твоя, понимаешь? И сейчас у тебя есть шанс прожить ее так, как хочешь сам, а не родители. Потом его уже может не быть. Просто ты не даешь себе шанса подумать.


– Я очень много думал об этом, – замотал головой Макс.


– Да, но твои ли это мысли? Как ты можешь реально подумать, если у тебя есть только опыт школы и родителей? Своего-то у тебя ничего нет.


– Остыньте оба! – резко вмешался в спор Эльф. – И вообще, прецеденты, когда волкодлаки меняли изначально выбранную стаю, имелись. Не так чтобы много, но с десяток наберется, я думаю.


Макс и Хель молча посмотрели на друга, а тот угрюмо продолжил:


– Обожаю ваши споры, но сегодня я хотел устроить праздник, а не дискуссионный клуб. Возможно, я ошибся, но все же не стоит злоупотреблять моим гостеприимством.


Повисла пауза, уже не первая за этот вечер.


– Простите, Эльф и Макс, – вздохнула Хель. – Просто вы же меня знаете, я сама не своя перед этой церемонией.


«Она хочет сбежать отсюда», – напомнил себе Макс, и непонятная злость и обида встали у него в горле комом.

Глава 13


Утро нового дня застало старейшину Блуда на пороге дома вождя Железных Клыков. Он выбрал столь ранний час, во-первых, потому что дело было безотлагательное, а во-вторых, старейшина не хотел, чтобы кто-то посторонний видел его здесь.


На деревянных резных дверях были изображены все ключевые события из жизни клана, начиная от его создания и заканчивая большой войной с людьми двадцатилетней давности. На этом рисунки обрывались, с тех пор не происходило событий, которые достойны увекочивания. «Лучше бы так и оставалось», – подумал Блуд и звякнул в колокольчик, оповещая о своем появлении.


Ему так и не открыли, все домочадцы спали. Это ничуть не смутило старейшину, и он повторил попытку еще трижды. Наконец дверь заскрипела и отворилась. На пороге стоял рослый охотник в волчьей шкуре, охранник вождя.


– Доброе утро! – поприветствовал он старейшину. – Вы сегодня ранний гость.


– Доброе утро, Воит. У меня срочное дело к вождю.


– Сейчас доложу о вашем приходе.


Блуд вошел в просторное светлое помещение. В центре располагалась лестница, ведущая наверх. Под большими окнами стояли лавки для посетителей. На одну и уселся Блуд в ожидании вождя.


Долго ему ждать не пришлось, на лестнице показался Хоруг. Еще недавно это был подтянутый мужчина, но за последние годы его фигура изменилась. Из-под халата торчал круглый живот, а длинные кудрявые волосы изрядно поседели. Глаза, ранее излучавшие уверенность и силу, потускнели. «Возможно, ему стоило тогда остаться вожаком лодочников и не ступать обеими ногами на сушу», – подумал Блуд.


– Дорогой друг, рад тебя видеть!


– Вождь, спасибо, что согласился принять меня в столь ранний час, – чуть склонив голову в знак почтения, промолвил старейшина.


– Что привело тебя ко мне? Явно не идея позавтракать со мной яичницей с беконом.


– Ты прав, у меня к тебе важное и безотлагательное дело, которое я хотел обсудить наедине.


– Что ж, тогда пойдем в сад. Там нас никто не побеспокоит.


Они вышли во внутренний двор дома к небольшой яблоневой роще и цветникам. Прогуливаясь по дорожке, выложенной камнем, старейшина не торопился сразу перейти к своему делу.


– Как поживает твоя жена Силла и дети?


– Все хорошо, хвала богам! Она заботится о саде и очень рада, что я забросил лодки и сижу здесь, в этом огромном доме, в большей части которого я и не бываю толком. Дочери же пошли в нее. Ирика, как и мать в свое время, выбрала стаю учителей и все время пропадает в пыльной библиотеке. Младшая Лиз туда же, хотя ей еще год учиться в школе, но мне кажется, что если в следующем году будет набор в учителя, то и она окажется там.


– Что ж, быть учителем – почетное дело.


– Да, хотя я бы хотел парня, чтобы рассекал на лодке по рекам взад-вперед. Но кого боги дали…


– Кстати, о богах, высокий жрец просит выделить ему место на Западном холме для постройки нового храма. Старейшины готовы выделить ему землю, но от тебя требуется разрешение, чтобы ремесленники начали работу.


– Я поговорю завтра с Борисом, дам ему указание, – кивнул вождь. – Но не слишком ли много храмов построил уважаемый Гальвин? При нем это уже третий.


– Да, и поэтому Гальвин просит увеличить в этом году численность жрецов со ста до ста пятидесяти.


Высокий жрец в клане был главой культа Триединых богов. Его исповедовали и люди, и волкодлаки. По легенде старые боги допустили конец света, стерший предыдущую цивилизацию, на обломках которой сегодня и жили волкодлаки. Новые боги свергли старых и создали мир, в котором все живут по сей день. Еще сто лет назад жрецы были гораздо сильнее, чем сегодня. Постепенно старейшины и вожди кланов совместно смогли ограничить их власть. Сегодня только клан Ледяного Озера чтил религиозные традиции. Там жрецы были выше, чем старейшины и вожди.


Издревле высокий жрец, вступая в свою должность, отказывался от старого имени и брал новое – Гальвин. Этот был уже двадцать второй по счету. Высокого жреца выбирал оракул, дом которого стоял на краю поселка в отдалении от остальных. Когда старый жрец умирал, служители культа обращались к нему, а тот в свою очередь спрашивал у богов, которые передавали свою волю.


– Сто пятьдесят… – произнес Хоруг. – Я бы не стал этого делать. Можно просто перестать строить храмы и обойтись существующими.


– Да, но Гальвин говорит, что за последние годы количество волкодлаков в нашем клане заметно прибавилось, и старые храмы уже не вмещают всех, а для обслуживания новых ему нужны руки.


– В любом случае такие вопросы решают старейшины, а не я, так что смотрите сами.


– Это так, но твое мнение я передам. Оно будет учитываться при обсуждении.


– Хорошо, но ведь ты не за этим пришел ко мне так рано.


– Да, вождь, ты верно подметил.


– Так в чем же дело, говори.


Блуд на минуту замолчал, собираясь с мыслями.


– Как ты знаешь, охотники во главе с Харом ушли за безликим, и от них до сих пор нет никаких вестей.


– Да, и я еще четыре дня назад предлагал послать за ними отряд.


– Твое мнение старейшины услышали и решили так и сделать.


– Давно пора, ведь мы рискуем, и очень сильно.


– Да, но дело в том, что глава старейшин Рохт настоял на том, чтобы на поиски был послан отряд Азра.


Было видно, что это сильно беспокоило Блуда, но он не знал, как отреагирует вождь, поэтому его голос звучал нервозно. Азра и его охотников в клане не любили все, поэтому неожиданная поддержка Рохта не на шутку взволновала старейшин.


– Кроме того, Азр вчера взял в плен человека, некую девушку Анну из Заброшенного Города, – продолжал Блуд. – Он утверждает, что она лазутчица.


– Да, мне докладывали о суде.


– Рохт опять же настоял, чтобы принять Азра немедленно, хотя я и Ратибор предлагали подождать денек. Это явно повысило его значимость в глазах других волкодлаков. А теперь еще и такая ответственная миссия.


– Ну, ничего удивительного, именно Рохт когда-то был тем, кто защитил Азра от изгнания после войны, наложив вето, – вспомнил вождь. – И он же через пару лет восстановил его в статусе командира отряда охотников, надавив на Хара.


– Да, но с тех пор ничего подобного больше не происходило. Азру никогда не давали ответственных заданий и не пускали в Город к людям, – теребя подол своего балахона, вздохнул Блуд.


– Может, Рохт просто выжил из ума?


– Он пребывает в почтенном возрасте, – согласился старейшина. – Но я могу поклясться, что не видел более здравомыслящего волкодлака, чем он.


– И что ты думаешь обо всем этом?


– Хару пятьдесят восемь лет, скоро пятьдесят девять, еще год, и ему придется покинуть свою должность, признав себя стариком.


– И ты думаешь, что Рохт поставит на его место Азра? Но это решает не Рохт, а клан охотников, и очень сомнительно, что там подобное допустят.


– Сейчас да, но что, если Хар и его охотники попали в беду, например, в Городе. А именно туда прежде всего и отправится отряд. И что, если Азр спасет Хара и принесет тело безликого в нужный день и час? Тогда ему забудут все обиды.


Хоруг ненадолго замолчал, обдумывая сказанное старейшиной.


– Ты, наверное, в курсе, что в прошлом году клану Ледяного Озера пришлось изгнать семнадцатилетних, потому что охотники не смогли найти безликого.


– Да, вождь, а еще они утопили провинившихся охотников, – вздохнул Блуд. – Религиозные фанатики…


– Ты говоришь, что Азр доставит безликого и охотников в поселок, а что, если Хар не смог поймать безликого? Ведь такое возможно. Охотники последние годы часто жаловались на то, что их все меньше в наших краях.


Голос Блуда дрогнул.


– Старейшины уже обсуждали этот вопрос. И решение принято шестью голосами за и одним против.


Вновь наступила пауза, Блуд молчал, словно собираясь с мыслями.


– Ну, не томи!


– Скажу сразу, я был против, но остальные сказали, что изгонять такое количество погодков слишком опасно, так как наверняка они пойдут к людям в Город. А это не только увеличит численность людей, но и даст врагам много ценных знаний, в том числе о нашей обороне. Это будет иметь катастрофические последствия для всего клана. И именно поэтому было принято решение, что в случае, если Посвящение не состоится, их всех убьют.


Судя по реакции вождя, он не был удивлен.


– Дай угадаю, этот вопрос лоббировал Рохт.


– Верно подмечено. Предложил Боровик, а Рохт первым поддержал, склонив остальных на свою сторону.


– Кровожадные старикашки! Пусть Андурин их жарит на углях во веки вечные, – выругался вождь. – Двадцать лет назад, ты помнишь, они поддержали ту войну с людьми, в которой погиб и мой малолетний сын Хведрунг.


– Да, это было ужасно, – вздохнул Блуд. – Нападение на детей, которых пытались вывести из осажденного поселка…


– Их кровь и на руках Рохта в том числе, – сжав кулаки, произнес Хоруг.


– Потому я и пришел к тебе, вождь. На мой взгляд, он ведет какую-то странную игру. За то время, что Рохт глава старейшин, он приобрел очень сильное влияние, и оно распространяется почти на всех, кроме меня и, пожалуй, еще Ааза. Гальвин тоже его поддерживает во всех начинаниях.


– Еще бы, два храма уже есть, и третий на подходе!


– Лично мне кажется, это попахивает узурпацией, – как можно тише сказал Блуд.


– Серьезное обвинение, тянет на смертную казнь. Но без веских доказательств такими словами можно только подставить себя.


– Согласен, но что-то делать нужно.


– Если Рохт казнит подростков, это не принесет ему славы. А если Азр вернет и Хара, и безликого в срок, то я поговорю с вожаком охотников, – успокоил старейшину Хоруг.


– Казнь может принести ему славу, – мрачно промолвил Блуд. – Если это будет религиозное жертвоприношение богам, чтобы те смилостивились и вернули безликих. И если в следующем году охотники вернутся с добычей вовремя, то это сделает Рохта необычайно популярным.


– Но кровавых жертв не было уже очень давно.


– Гальвину позволят это сделать в чрезвычайной ситуации, если такая наступит.


– И это укрепит позиции Рохта в глазах жрецов и религиозно настроенной части населения, – резюмировал Хоруг.


– Боюсь, что именно так. И я не знаю, как это остановить.


Вождь остановился у крайней к забору яблони, потупив взор, и спустя пару минут произнес:


– Пусть Азр идет со своим отрядом в Город. Там он наверняка нарвется на людей и, возможно, произойдет стычка. Не зря же они его называют Проклятым. Вряд ли он выйдет из нее победителем. А если же этого не произойдет и Азр приведет Хара, то, заручившись поддержкой охотников, мы что-нибудь придумаем. А уж то, что Хар будет на нашей стороне, это точно. Кроме того, Рохт уже очень старый, он может просто внезапно умереть.

Глава 14


Они шли через Заброшенный Город довольно долго, день уже перевалил за вторую половину. Раненому в ночной схватке Магнусу помогал идти Рогдар. Их окружали обветшавшие заводские корпуса, некогда жилые дома, черными оконными проемами смотревшие на волкодлаков. Эти руины, остатки некогда великой цивилизации, сегодня мирно утопали в зелени деревьев и кустарников. Но все же это было плохое место. Когда-то в этих домах кто-то жил, а по этим дорогам с твердым неизвестным покрытием кто-то ходил. По одной из легенд, люди, создавшие все это, прокляли старых богов и отвернулись от них. Они возгордились до такой степени, что посчитали себя равными им. Обиженные старые боги начали войну, которая завершилась страшной катастрофой, концом света. Старые боги уступили место трем новым: Летовеху – Живому богу, воссоздавшему царство смертных. Мертвому богу Андурину, правящему в царстве мертвых. И старшему Верховному богу Вотану. Немногочисленные потомки выживших людей потеряли знания предков, но продолжали селиться на руинах, то ли по привычке, то ли надеясь вернуть былое. Никто не знал, как раньше назывались эти города, но волкодлаки верили, что этим местам нельзя давать новые названия. Потому каждое такое место называли Заброшенным Городом.


Первой целью отряда был Ржавый мост через Снежную реку – единственная переправа. Значительно южней моста была еще одна – древняя Плотина, которую поддерживали в рабочем состоянии люди, живущие на ней. Однако там невозможно пройти без их разрешения. Кроме того, для этого придется сделать гигантский крюк, который займет полтора-два дня, а их у охотников не было. Значит, оставался Ржавый мост, без вариантов. За контроль над ним волкодлаки и люди бились вот уже сто лет. Мост переходил из рук в руки, но никогда не задерживался надолго. В итоге после большой войны двадцать лет назад мост стал нейтральной территорией, на которой волкодлак не имел права убить человека и наоборот. Но Хар всегда говорил, что мост – это опасное место, так как за ним следят, а значит, любой оказавшийся на нем был как на ладони.


Стояла сильная жара, необычная для здешних мест, солнце пекло нещадно, а питьевая вода закончилась еще утром. Особенно страдал Рогдар, которому приходилось тащить раненого. Пот, образуясь у него на лбу, медленной струйкой стекал под одежду, создавая дискомфорт. Ему ужасно хотелось снять волчью шкуру, однако во время походов это было запрещено и даже опасно для жизни. Рогдар это понимал, но про себя проклинал этот закон.


Деревьев стало больше – признак того, что охотники приближались к реке, вдоль которой рос густой лес. Здешние четырех-пятиэтажные дома почти полностью были скрыты растительностью. Каменная дорога с большим трудом угадывалась под травой. Наконец они подошли к намеченной цели. Гигантский мост и правда во многих местах покрылся ржавчиной и был в довольно плохом состоянии. Прошлогодний паводок вообще чуть не снес его, и людям пришлось укреплять конструкции, чтобы тот не рухнул. В любом случае волкодлаки, все это время державшие ухо востро, смогли немного перевести дух. До сих пор они шли по землям людей, их поселение располагалось недалеко, но мост и все, что за ним, было нейтральной территорией.


Что-то явно насторожило Граку, и он остановился.


– Какие-то проблемы? – спросил Хартиг.


Тот молча указал рукой вниз. По металлической лестнице на спуске к реке поднималось трое вооруженных людей.


– Охрана! – поморщился Хартиг.


– Их не должно быть здесь, это нейтральные земли, – перешел на шепот Рогдар, так как воины уже поднялись наверх.


Волкодлаки затаились в кустах и стали наблюдать. Три человека, вооруженные копьями и мечами, неспешно прогуливались по мосту.


– Караульные. Может, подождем, пока пройдут? – предложил Рогдар.


– Или нападем на них, ведь их всего трое.


– Халди, тебе лишь бы повоевать, – проворчал Хартиг. – А если рядом их лагерь и там гораздо больше людей, чем тебе хотелось бы?


– Скорее всего, так и есть, – произнес Грака, указывая на дымок, который поднимался из-под моста.


– У них обед, не то, что у нас, – пробурчал Ньял.


– А тебе бы только жрать, – огрызнулся Грака. – Для начала предлагаю спрятать тушу безликого, и уже после обсудить наши действия.


– Для чего нам ее прятать? – удивился Ньял.


– Помнишь, ты сам говорил, что чуешь, что за нами следят?


Ньял кивнул Граке, и тот продолжил:


– Ну, так лучше тогда спрятать безликого, пока не разберемся, что к чему на этом мосту. Мы по-прежнему на территории людей.


– Я согласен с тобой, – одобрительно кивнул Хартиг.


– Хорошо, тогда Ньял и Халди зароют тушу вон у того здорового валуна, а мы пока понаблюдаем за людьми, – объявил Грака.


Волкодлаки разошлись по своим делам. Ньял и Халди, обратившись в волков, быстро рыли яму. Рогдар ухаживал за Магнусом, перевязывая ему раны. Хартиг и Грака тихо переговаривались между собой, пока Халди присматривал за охраной моста. Примерно через час тело безликого было спрятано, и охотники вернулись на стоянку. По словам Халди, те трое все еще стояли на мосту, а значит, надо было что-то решать, и чем быстрее, тем лучше. Впереди долгий путь, а ночевать в Городе никому не охота, особенно после ночной битвы в аэропорту.


– Если поспешим, то можно еще успеть до захода солнца выйти за пределы Заброшенного Города, а там уж я и в темноте до родного поселка доберусь, – предложил Ньял.


– Если мы нападем, то нас раскроют, и может случиться что угодно, – озабоченно произнес Магнус.


– Прежде всего случится то, что ты не успеешь убежать. Я прав? – ухмыльнулся Ньял.


– Заткнись, Ньял. Если бы не мои ребра, я бы тебе этого не спустил.


– Ну, это не факт. Я-то жив и здоров, а твою реакцию проверил тот медведь, и она, я тебе скажу, так себе.


– Мерзкий самодовольный ублюдок! – плюнул Магнус.


«Да, без Хара эти охотники превратились в стаю озлобленных выродков, которые постоянно собачатся, – подумал Рогдар. – Что я здесь делаю и когда все это закончится?»


Но конца и края перепалкам не было, и урезонить Магнуса и Ньяла смог только Грака, прикрикнув на них так, что они еще несколько минут сидели в полной тишине, озираясь по сторонам.


– И как только охрана на мосту не услышала? – наконец выдохнул Халди.


– А они там болтают о своем. Поди, девиц обсуждают, – гоготнул Ньял.


– Тихо! – прервал охотника командир отряда. – Пошлем лазутчика к лагерю, посмотрим, сколько их, и, исходя из этого, пойдем на прорыв или будем ждать темноты.


– Ночь в городе, – угрюмо промолвил Ньял. – Не к добру это, я против.


– Заткнись, ты сам выбрал меня своим командиром. И теперь тебе придется подчиниться, – грозно прорычал Грака.


На этом спор был окончен, Ньял замолчал.


– Так вот, – продолжил Грака. – Нам нужен доброволец, который проникнет в лагерь людей и разузнает все об их численности и вооружении. Кто хочет?


– Я пойду, – вызвался Халди. – Я уже пару раз был лазутчиком, надо сказать, пока удачно.


– Хорошо, – кивнул Грака. – Тогда ждем тебя здесь через полчаса с информацией.


– Я не подведу, – ответил Халди, и его слова повисли в воздухе, потому что из кустов вышло три десятка вооруженных людей, окружив их с трех сторон. В тот же миг Халди превратился и помчался в сторону моста. Воины наставили копья на оставшихся волкодлаков, красноречиво говоря о том, что повторить успех беглеца им не удастся.


– Как думаешь, парни справятся с этим мелким волчонком? – задал один человек вопрос другому.


– Я думаю, что, когда этого трусишку поймают на мосту, я сам лично укорочу ему пару лапок, чтобы больше не бегал, – усмехнулся второй.


– Вы арестованы за незаконное пребывание на территории королевства Бральдар. Руки перед собой, и если хоть один из вас попытается обратиться, то будет убит на месте, – произнес усатый мужчина с длинными вьющимися волосами цвета смолы. – Чарли, Биф, свяжите пленников.


Те двое, которые только что насмехались над волкодлаками, быстро принялись выполнять приказания усатого.


– Что с тем сбежавшим? – осведомился усатый у подошедшего воина.


– Сиганул в реку с моста, думаем, что мертв, – отрапортовал тот.


– Ладно, – нахмурился усатый.


– Командующий Кит, все готово к отправлению.


– Хорошо, через две минуты выдвигаемся! – крикнул он всему отряду. После чего, сцепив руки за спиной, подошел к волкодлакам.


– Совсем забыл представиться. Командующий обороной моста Кит Дин.


– Обороной? – удивился Хартиг. – А с кем вы воюете?


– Конечно же с вами, – сухо ответил Дин.

Глава 15


Эльф стоял на пристани, подбрасывая носком ботинка небольшой камушек, выброшенный на берег. Он был гладкий, как и иные камни, долго пролежавшие в воде. Его совершенная форма давала возможность чеканить столько раз, сколько позволяла ловкость.


Звон часов на каменной башне, располагавшейся на пристани, отвлек парня от этого увлекательного занятия. Эльф посмотрел на часы, пробило девять раз. Он вздохнул, Макс и Хель давно уже должны были прийти, чтобы отправиться в путешествие на лодке до островов, но они сильно опаздывали. Все уже давно было готово к отплытию, и Эльф мучился от безделья в ожидании друзей.


Наконец вдали показались знакомые фигуры, которые приближались к пристани вместе с волками. Волк Эльфа Ном, спавший в лодке, первым заметил гостей и устремился к ним, радостно виляя хвостом.


– Привет, Ном, – звонко отозвалась Хель, поглаживая его по голове. – Мой хороший!


– Эй, я долго вас еще буду ждать? – нетерпеливо крикнул Эльф друзьям. – Опаздываем!


– Прости, Эльфик, – замахала рукой девушка. – Макс – такой копуша, я ждала его целую вечность!


– Вот еще, – пробурчал парень. – Я просто хотел подготовиться поосновательней. Вдруг что, и нам придется заночевать на острове.


– Ну, этого не стоит делать, – замотал головой Эльф. – Дядя отпустил нас до заката, а лодочники не любят, когда опаздывают, особенно на их судах.


Поравнявшись с друзьями, Эльф обнял девушку и, поздравив ее с днем рождения, сунул подарок в руки.


– Спасибо, дорогой, – улыбнулась Хель. – Что это?


– Открой и узнаешь, – загадочно произнес парень.


Подарок был завернут в белую ткань. Это был компас с солнечными часами.


– Это чтобы ты легко ориентировалась во время своих путешествий и всегда могла найти дорогу домой, если захочешь вернуться, – прокомментировал Эльф.


Хель расплылась в улыбке, заключив парня в объятия и расцеловав его в щеки.


– Спасибо огромное! Это потрясающе!


– Я старался, – краснея, выдохнул тот.


– Может, поплывем уже? – закатил глаза Макс.


– Да, прошу на борт, – махнув рукой, Эльф показал на нужное судно.


Это была небольшая лодка с косым парусом, установленным на носу. На таких судах обычно ходили на малые расстояния.


– Ого, – выдохнула Хель, взобравшись на корму. – Я раньше только на весельных каталась, на таких не доводилось.


– Ты каталась на лодке? – подняв бровь, удивился Макс.


Девушка сделала вид, что не слышит его, продолжив исследовать лодку.


– А почему парус косой? – спросила она Эльфа.


– Для быстрого хода, – ответил он, снимая лодку со стоянки.


– Ты каталась на лодке? – повторил вопрос Макс.


– Да, когда встречалась с Флигом, – поджав губы, ответила Хель.


Макс закатил глаза: «Ну конечно, а с кем же еще, как я мог забыть». Хель сделала вид, что не заметила, и продолжила исследование лодки с Веревочкой и Чернышом.


Эта история о Хель и Флиге в прошлом году гуляла по школе. Когда они расстались, то говорили, что Флиг катал Хель на лодке, а та выбросила его за борт посреди Великого озера и пыталась ее угнать. Во всяком случае, так рассказывал Генри, которому рассказывал Флиг. На взгляд Макса, история получилась дурацкая, тем более что он знал, что в реальности все было иначе. Флиг доплыл до середины озера и начал приставать к Хель прямо в лодке, а она сбросила его за борт. Точнее, не она, а Веревочка, но об этом не знал даже Макс, так как девушка немного изменила историю. В любом случае при упоминании имени Флига Макс закатывал глаза. На самом деле он очень переживал, что Хель влюбится в статного красавца и они поженятся после церемонии Посвящения. Именно так выглядел его самый страшный кошмар.


Итак, наконец друзья отправились в путешествие. Их путь лежал через реку, впадавшую в гигантское озеро, которое волкодлаки и люди называли Великим. Озеро было рукотворным. В незапамятные времена его создали предки людей, которые сегодня жили на Плотине. Рассказывали, что в их домах был дневной свет даже ночью. Местные не жаловали ни людей из Города, ни волкодлаков. Но никто не осмеливался напасть на них, так как существовало поверье, что те, кто захватит Плотину, будут прокляты и их настигнет кара богов. Еще на Плотине находился шлюз для лодок. Только через него было возможно попасть из Великого озера на юг. Местные взимали плату за проезд, так что преодолеть Плотину можно было только по воде. По суше люди не пропускали никого.


Эльф держал курс на конкретный остров, о котором ему поведал дядя. Он назывался Беличий Хвост, так как имел похожую форму. Там был хороший песчаный пляж, но лодочники редко заходили туда из-за его удаленности от судоходной артерии.


– До Беличьего Хвоста при хорошем ветре часа три! – прокричал Эльф друзьям. – Так что устраивайтесь поудобней.


Плавание прошло без особых происшествий, и лодка в запланированный час причалила к импровизированной пристани на острове. Это был не самый большой, но и не самый маленький остров на озере. С пляжем, с густыми зарослями кустарников и деревьев повсюду. Где-то в глубине острова таилось небольшое озеро, заросшее кувшинками. Друзья договорились найти его, как только развернут тент и перенесут под него пожитки.


– Это чудесное место для празднования дня рождения, – воскликнула Хель.


– Да, и нас тут никто не потревожит, – кивнул Эльф.


– Отлично, тогда за дело. Нужно разжечь костер и пожарить мясо, – сказал Макс, доставая из сумки провизию.


– Далось тебе это мясо, пошли лучше исследуем территорию, я заодно проверю свой новый компас, – Хель в сопровождении троих волков двинулась вглубь зарослей кустарника.


– Она не остановится, – констатировал Эльф, повернувшись к Максу. – Пошли уже, а то не догоним.


Макс, посмотрев на мясо, вздохнул и, засунув куски сочной маринованной свинины под тент, поспешил за остальными. Кустарник неприятно хлестал Макса по незакрытым частям тела, но парень шел дальше, пытаясь сконцентрироваться на периодически мелькающей спине Эльфа. Тот был одет в тунику защитного цвета, которая сливалась с местной растительностью, что создавало для Макса отдельный дискомфорт. Хель он не видел вообще, только слышал то и дело звуки, отдаленно напоминающие волчье фырканье. Значит, она тоже была где-то поблизости.


– Эй, ну хватит вам, я требую привал! – крикнул Макс.


К этому времени кустарник сменился лесом с довольно густой и высокой травой. Растительности здесь было привольно. Ответа не последовало. Тут Макс заметил, что он подозрительно давно не видел зеленую спину своего товарища.


– Эльф! Хель! Черныш! Где вы?!


Он остановился и прислушался, но ответа не последовало. Он все кричал и кричал, пока не понял, что заблудился. Друзья и волки были сейчас явно далеко и не слышали Макса.


– Вот влип!


Поразмыслив немного, Макс решил не искать друзей, а вернуться в лагерь, где они его рано или поздно найдут сами. Однако, пройдя еще несколько сотен метров, понял, что тоже не знает, где дорога в лагерь.


– Ну замечательно, – пробурчал Макс себе под нос. – Только потеряться не хватало.


Макс остановился и попытался собраться с мыслями. Откуда он пришел? Как назло, все деревья и кусты казались одинаковыми, а примятая трава то ли уже оправилась, то ли он смотрел совсем не туда.


– Ребята! – попытался прокричать он еще раз, но ответа не было.


Плюнув на свои попытки отыскать дорогу в лагерь или докричаться до друзей, Макс выбрал направление и пошел. Он строго придерживался курса, надеясь рано или поздно выйти на берег озера и оттуда к лодке. Примерно через десять минут пути парень оказался на выжженной поляне, кто-то специально спалил всю траву. В центре стоял старый каменный дом, поросший мхом.


– Странно, а Эльф говорил, что остров необитаем, – пробурчал под нос Макс, подойдя к покосившемуся порогу.


Дверь просела и поддалась не сразу и со скрипом. Макс подозревал, что ломиться в чужой дом – не лучшая мысль, но он надеялся, что местные покажут ему кратчайший путь до воды.


Дома никого не оказалось, однако судя по внутреннему убранству, это даже хорошо. Все стены были испещрены надписями на странном языке. С потолка свисали сушеные крысы, а на столе стояло изрядное количество банок с очень странными настоями всех цветов и оттенков. Ничего подобного до сих пор Макс не видел и не был уверен, что хотел бы столкнуться лицом к лицу с хозяевами жилища.


«Надо немедленно отсюда убираться», – подумал он и быстро вышел, с силой захлопнув за собой дверь.


Услышав звон разбитого стекла, Макс замер и в такой позе провел не меньше тридцати секунд. «Вот гадство». Он осторожно приоткрыл дверь и заглянул в щелочку: одна из банок, стоявшая рядом с дверью, разбилась вдребезги.


«Вот влип», – пронеслось в голове. Теперь хозяева дома обязательно узнают, что на острове непрошеные гости. Нужно срочно найти остальных и предупредить, что они здесь не одни. С этой мыслью Макс бросился бежать через лес, надеясь как можно скорей выбраться на берег озера. Он не знал, как долго бежал, наверное, достаточно, чтобы выбраться из леса, но оказался на той же самой полянке, все с тем же домом. Этого не может быть! Оглядевшись, Макс пришел в еще большее оцепенение, ведь это была вообще не та полянка, на ней росли совсем иные деревья и в других местах, но дом был тот же. Не веря своим глазам, он распахнул дверь. На полу все так же лежали осколки разбитой склянки.


– Эй, есть кто? – Ответа не последовало. – Может, и нет никого, – пробурчал Макс себе под нос и вошел в дом.


Вокруг было много пыли и паутины. Макс осторожно пробирался между горами склянок, надеясь больше ничего не разбить. Конечно, ему стоило уносить ноги из этого странного места, но интерес пересилил страх. В дальнем углу стояло нечто вроде небольшого алтаря. На правой створке был изображен бородатый мужчина, напротив него стояли странного вида обнаженные люди, пол которых невозможно определить. На левой створке располагались все те же люди, которые воевали, а бородатый мужчина возвышался над ними с гигантским копьем. В центре же был изображен все тот же бородач, а кроме него нагие мужчины и женщины, которые больше походили на тех, кого принято называть людьми. Макс как завороженный рассматривал странные картины, находя в них все новые детали. Бесполые были вооружены каким-то странным оружием, которое стреляло огнем. На фоне полыхал гигантский пожар. На центральной створке за бородачом виднелись несколько бесполых существ, которые как бы отходили на второй план.


Старое крыльцо скрипело, когда кто-то шел по нему, так что Макс за секунду оценил, что он здесь не один, и спрятался за алтарь, который скрыл его целиком.


Дверь распахнулась, и некто вошел в дом, тяжело дыша. Видимо, в полумраке и при общем беспорядке хозяин дома не заметил, что одна из банок разбита и лежит на полу. Во всяком случае, ничего не указывало на это. Макс осторожно посмотрел в щелку между створками алтаря. Трудно понять, но кажется, это была женщина, о возрасте которой можно только догадываться, так как ее лицо скрывал платок, намотанный до носа. Она была одета в черный балахон с капюшоном, закрывавший ее с головы до пят. На балахоне были странные надписи, вышитые золотыми нитями. По идее, Макс легко мог сбить ее с ног и проскочить наружу, но, вспомнив о том, что тут явно замешано какое-то колдовство, он не спешил сообщать о своем присутствии.


Женщина в черном взяла несколько склянок и положила в кожаную сумку, которую достала откуда-то из завалов. После чего вышла, так и не заметив осколков у себя под ногами. Как только она закрыла за собой дверь, раздался лай. Иногда волки позволяли себе лаять, но это случалось не так уж часто. Однако эти звуки издавал не волк. Кто бы это ни был, он не собирался уходить, зверь продолжал стоять возле дома. Макс подобрался к единственному узкому окошку, затянутому бычьим пузырем. Через него почти ничего не просматривалось, но все же по движению силуэта было понятно, что зверь охраняет вход в дом. Женщины в черном нигде не было видно. Стоило поскорей выбираться отсюда, но совершенно непонятно, как это сделать, не встретившись со зверем.


Макс провел в странном доме час, а зверь все не уходил. Но в какой-то момент все изменилось, послышался рык, к дому подошел второй зверь. Прислушавшись, Макс чуть не вскрикнул от радости, он узнал голос Черныша. Макс отворил дверь и бросился на крыльцо. Там, глядя друг на друга, стояли странный зверь, похожий на волка, и Черныш. Увидев Макса, незнакомый хищник резко развернулся и скрылся в густой чаще. Счастье и облегчение захлестнули парня, как только волк кинулся ему в объятия. Потрепав друга по загривку и бокам, Макс последовал за Чернышом и вскоре вышел на песчаную косу, на которой ждали друзья.


Хель бросилась обнимать Макса.


– Куда ты пропал? Мы тебя уже полдня ищем, весь остров обшарили.


– Вы не поверите, я был в очень странном месте. Я наткнулся на поляну с домом колдуньи. Я разбил там какую-то настойку и убежал, но почему-то опять оказался у этого самого дома. Потом я чуть не столкнулся с хозяйкой, странной женщиной в черном балахоне с еще более странным животным, похожим на волка, но она меня не видела. Я долго не мог выйти из дома, так как вход охранял этот зверь, но меня нашел Черныш. Еще я видел там диковинный алтарь неизвестного мне бога…


И в этот момент голос Макса оборвался, он увидел в центре песчаной косы статую с лицом, один в один напоминающим того самого бородача с алтаря.


– Что это?


– Эльф говорит, что это статуя древнего бога, – пожала плечами Хель. – Видимо, тут было капище.


– Точнее, есть. Я видел его изображение в том странном доме. Похоже, та женщина является его поклонницей.


– Это очень интересно, ведь поклонников древнего бога не видели уже много лет, – сказал Эльф.


– Нам стоит уходить отсюда, мы тут не одни, и я не уверен, что это безопасно, – встревожился Макс.


Его волк, уловив беспокойство хозяина, попытался успокоить его.


– А может, сходим и посмотрим на этот дом? – предложила Хель.


– А что, мне было бы интересно пообщаться со служителем древнего культа, – кивнул Эльф. – Меня всегда увлекала эта тема.


Эльф действительно очень интересовался древней историей, связанной со всем, что произошло до появления кланов волкодлаков. Те времена были окутаны тайной. По сути, лишь хранитель истории по имени Злат, живший пятьсот лет назад, описывал события, которые произошли до возникновения Первого клана. Волкодлаки и люди тогда были единым народом, который все еще хранил воспоминания о войне, стершей древних с лица земли.


– Историк Злат описывает такую легенду: древние поклонялись ложным богам и поплатились за это. На них налетели страшные бесполые существа, которые метали молнии в их дома. Истинные боги не пощадили никого, и лишь те, кто вовремя одумался и принял правильную веру, спаслись.


– В том доме я видел и бесполых существ, и какую-то войну, но не с людьми, а между богом и существами, – сказал Макс.


– Есть много версий, почему погиб старый мир и появился новый, видимо, там изображена одна из них.


– Ну так что, мальчики, идем искать дом?


– Я не хочу туда возвращаться, – замотал головой Макс.


– Не будь трусом, я уверен, что одинокая женщина не причинит нам вреда. Ее зверь испугался твоего волка, а с нами еще мой Ном и Веревочка, так что пошли.


– И все равно это плохая идея, – пробурчал Макс и отправился вслед за остальными.


С каждым шагом лес становился все гуще, под ногами было все больше бурелома, идти становилось трудней.


– Ты уверен, что нам туда? – спросила Хель Макса.


Парень отрицательно замотал головой.


– Дорогу показывал Черныш, я сам ни в чем не уверен.


Еще через полчаса ходьбы лес резко очистился, а вскоре деревья сменились кустарником. Преодолев очередную заросль, друзья оказались на пляже возле своей лодки.


– Ничего не понимаю, лодка же совсем в другой стороне, – изумился Эльф. – Может, и правда какое-то колдовство.


– Да уж, можно поверить, – кивнула Хель.


– Ладно, видимо, не в этот раз, – вздохнул Эльф. – Предлагаю плыть обратно, а то рискуем не успеть до захода солнца. – И он решительно двинулся в сторону лодки.

Глава 16


Охотники двигались мягко, почти бесшумно, то и дело озираясь по сторонам. Их было полсотни, в кожаных сапогах, льняных рубахах, с волчьими шкурами на плечах. На каждой шкуре краской была сделана особая красная отметина в виде отпечатка ладони – знак Азра, который командир придумал и наносил сам каждому новичку. В его отряд нельзя было попасть сразу после обращения в волкодлаки. Лишь по истечении двух лет, если охотник изъявлял желание и проходил особые испытания, он мог быть туда принят. Это были пятьдесят самых жестоких и безбашенных охотников в клане Железных Клыков. Три года назад отряд Азра ненадолго захватил Плотину, которую обороняло не менее шести сотен взрослых мужчин, и удерживал ее тридцать дней. Никто такого задания командиру охотников не давал, это была его инициатива от начала и до конца. После этого вождю клана стоило больших трудов восстановить мир с людьми на Плотине и договориться о том, чтобы лодки и дальше пропускали через шлюзы по реке. С тех пор волкодлакам вход на Плотину был заказан. Подобные выходки, а также тот факт, что именно Азр развязал большую войну с людьми двадцать лет назад, привлекали к нему сомнительных типов не только из его родного клана, но даже из соседних. Так у него в отряде было два волкодлака из клана Мертворожденных, трое из Серых Волков и один из Медведеруков.


Когда они вышли на берег Снежной реки недалеко от Ржавого моста, командир приказал рассредоточиться и оглядеться. Пока они безуспешно обшаривали местность в поисках Хара и его охотников, время подходило к концу. Азр был почти уверен в том, что именно люди виноваты в столь длительном отсутствии охотников.


С ними у командира охотников были особые счеты. Двадцать лет назад он патрулировал границы владений клана, как внезапно услышал женские крики. Обратившись в волков, охотники тотчас устремились к источнику крика. Пробежав пятьсот метров они наткнулись на двух девушек, которые были зверски убиты. Волкодлаки бросились врассыпную, чтобы найти тех, кто это сделал, и лишь когда Азра отбежал на приличное расстояние, его резануло. Он решил вернуться к телам несчастных. Одно лицо ему было до боли знакомо. На земле лежало тело его младшей сестры Хедвиры, с которой он вырос и которую очень любил. Азр вернул себе облик человека, припал к ней и горько зарыдал. Как вдруг его отвлек волчий вой, который означал, что охотники напали на след убийц. Азр стремглав бросился на звук. Он бежал с бешеной скоростью, не ведая усталости. Им двигало только одно желание: отомстить во что бы то ни стало, наказать тех, кто это сделал. Наконец он нагнал других охотников и увидел троих беглецов, которые неслись на лошадях во весь опор по осеннему желтеющему полю. Судя по одежде, это были люди из Заброшенного Города. Догнав беглецов, Азр набросился на одного человека и вышиб его из седла. Когда остальные охотники подоспели к волкодлаку, человек был уже мертв, а двое других ускакали в сторону Заброшенного Города. Азр не хотел упускать убийц сестры и преследовал людей чуть ли не до городских ворот. Тогда те двое сумели все же уйти от наказания, но убитый Азром человек оказался братом короля людей Луки Могучего. В итоге эта история вылилась в кровавую четырехлетнюю войну. Никто так и не одержал в ней победу, а Азр не узнал, кто же из этой троицы убил Хедвиру.


Если раньше он просто недолюбливал людей, считая их слишком слабыми и немощными, то с тех пор его ненависть только крепла.


– Азр, там на Ржавом мосту дозорные, – обратился к командиру здоровенный волкодлак Кива. Его лицо было изрезано шрамами, которые он сам себе нанес для устрашения противника.


– По договору мост – нейтральная территория. На нем не может быть никаких дозорных, – плюнув на землю, сказал командир.


– Вполне возможно, что Хар и его парни наткнулись на людей.


– Сколько их?


– Мы насчитали десять.


Азр кивнул.


– Возьми двадцать пять охотников и захватите мост. Убейте всех, кроме одного. Нам нужно кого-то допросить.


– Слушаюсь!


Взяв половину отряда, охотник двинулся в сторону Ржавого моста. Киву в свое время выгнали из клана Медведеруков в наказание за то, что он убил соплеменника. Азр без вопросов взял его к себе в отряд, в котором волкодлак стал правой рукой командира. В вопросах охоты и войны Азр доверял ему как самому себе.


Кива разделил своих парней на две группы. Двадцать волков схоронились в ближайшем от моста разрушенном здании, а с оставшимися он быстро соорудил небольшой плот и, активно орудуя веслами, поплыл под мостом. Судя по всему, охрана не ждала внезапного нападения и очень удивилась, когда стая волков с воем двинулась на них. Схватившись за копья и щиты, двое попытались принять бой. Волки смяли их за пару секунд и рванули на остальных, которые к этому моменту вышли на мост, выставив копья. Противники уже почти поравнялись, как внезапно люди один за другим попадали замертво. Это подоспел Кива, бесшумно напав с тыла. Бой был окончен, толком не начавшись. Волкодлаки не потеряли ни одного охотника, девять из десяти людей лежали с порванными глотками. Одного взяли в плен, как приказал командир.


Пленнику было на вид лет тридцать. В отличие от волкодлаков, многие люди носили густую бороду. У человека в черную смоляную бороду были вплетены какие-то маленькие игрушки-обереги, которые должны были сохранить ему жизнь и придать силу. Азр внимательно оглядел эти фигурки, изображавшие триаду богов. Сдернув их, он начал допрос.


– Боги больше не помогут, но если скажешь мне правду, то, возможно, я помогу тебе.


Человек кивнул, явно все еще пребывая в шоке от случившегося.


– Итак, как тебя зовут?


– Вдира, – подал голос воин.


– Хорошо, Вдира. Меня зовут Азр, я думаю, ты в курсе, кто я.


Глаза пленника расширились, он явно не ожидал увидеть перед собой того, кем родители пугали маленьких детей перед сном.


– Вижу, что в курсе, – спокойно сказал Азр. – Для начала ответь мне, почему Ржавый мост перешел под контроль людей в нарушение договоренностей.


– Пропала дочь нашего короля Гарри Ослепленного, люди говорят, что ее похитили волкодлаки из клана Железных Клыков. Король объявил военное положение и собирает армию. Нам приказано охранять Ржавый мост.


– Очень любопытно, – произнес Азр.


– Командир, а это он не про ту девчонку, которую мы взяли в плен? – спросил охотник Шаки.


– Разве я давал тебе слово? – удивился Азр. Волкодлак сразу замолчал, поняв свою ошибку. А вот пленник со страху обмочился. Но это сейчас не слишком заботило Азра, он продолжал допрос: – Гм, Вдира… – вспомнив имя, обратился Азр к пленнику. – Вас довольно мало для такой миссии. Ведь есть другие, я прав?


Тот утвердительно кивнул.


– Есть, но часть еще вчера ушла с пленниками в Бральдар и пока не вернулась обратно. А еще двадцать воинов вместе с командующим обороной моста отправились патрулировать берег, они скоро вернутся.


Азр не упустил из виду информацию о пленниках, но все же задал более важный вопрос:


– Хорошо, а вы успели подать сигнал? Только не ври мне, иначе скормлю тебя волкам.


– Мы не успели, – замотал головой Вдира. – Клянусь!


Азр внимательно посмотрел на пленника, обдумывая, лжет он или нет. В итоге подозвал к себе Киву.


– Был сигнал?


Волкодлак на мгновение задумался.


– Вроде нет, я ничего подобного не видел.


– Костер! – громко сказал Шаки. – Он погас.


И правда, пока шел бой, костер, который горел возле моста, потух.


– Рюрьк, проверь, они готовили что-то на костре, – приказал Азр. – А пока расскажи мне немного о тех пленниках, – вновь обратился Азр к Вдиру. – Это же были волкодлаки?


– Да, их было шестеро, с ними раненый. Мы взяли в плен пятерых, один успел сбежать. Пожалуйста, не убивайте меня, я все расскажу, – чуть не плача, промолвил Вдира.


– Интересно, куда делись еще пятеро?


– Их было шестеро, точно.


– Хорошо, я тебе верю.


Тут вернулся Рюрьк.


– Никаких следов готовки. Это точно сигнальный огонь, там валежника навалено для дыма, но они не успели его использовать.


– И даже не пытались, – задумчиво промолвил Азр. – Почему?


– Старший Виллиам Глад был в момент атаки на мосту и погиб первым. Мы просто побежали на помощь своим товарищам.


– Очень умно, – хмыкнул Рюрьк.


– И все же нас могли заметить с берега, – констатировал Азр. – Кива, выстави охрану у начала моста, возьми десять охотников.


– Будет исполнено.


– Так куда, говоришь, увели пленных?


– В столицу Бральдар. Там их допросят о пропавшей дочери короля.


– Ясно. И последний вопрос, Вдира. После я, как и обещал, тебе помогу. У них было тело безликого?


Человек сразу понял, кого они вчера взяли в плен.


– Не было, клянусь!


– Очень любопытно.


Азр отошел от Вдиры, чтобы немного обдумать полученную информацию, но в тот же момент появился Торбун, один из охотников Кивы.


– Командир, отряд людей направляется сюда. Кажется, они уже знают о нашем присутствии.


– Понял. Приготовиться к атаке!


И в тот же момент все охотники обратились в волков. Лишь Азр остался в человеческом обличии. Он взял копье и подошел к пленнику.


– Ты обещал не трогать меня! – закричал Вдира.


– Я обещал помочь тебе, – напомнил волкодлак. – И я сдержу слово, освобожу тебя от твоего глупого и бессмысленного существования. Не волнуйся, в следующей жизни ты даже не вспомнишь об этом, – и Азр пронзил копьем сердце человека.

Глава 17


Второй бой за Ржавый мост оказался для волкодлаков почти таким же успешным, как и первый. Потерь в отряде Азра по-прежнему не было, но двое людей успели ускользнуть из ловушки, которую подготовили охотники. Это означало, что теперь можно не скрываться, в Бральдаре знали, что враг идет к поселению.


Волкодлаки называли это место Заброшенным Городом. Люди именовали его королевством Бральдар. Столица расположилась на берегу Коршунового ручья примерно в трех километрах от Ржавого моста. Так же в королевстве существовало еще десятка два поселений. Бральдар был значительно крупнее поселка волкодлаков. Центральные улицы были вымощены булыжниками, а дома возвышались на два, а то и на три этажа. Каменные стены, защищавшие город, покрывали специальным раствором, который делал их прочнее. Жемчужина столицы – королевский дворец – располагался в центре города. Это было большое четырехэтажное здание, окруженное садом с удивительнми цветами и деревьями, за которыми регулярно ухаживали специально обученные люди.


Глядя на крепкие стены города, Азр вспоминал, что уже скребся по ним своей когтистой лапой много лет назад, но как бы ни старался, как бы ни был жесток с пленными, убивая их сотнями на глазах у защитников, твердыней он так и не овладел. Если бы охотники тогда штурмовали стену и убили короля, то он был бы отмщен. Та битва уже стала легендой, а сегодня Азр вновь стоял у городских ворот с мыслью о том, что если он все правильно сделает, то получит второй шанс, о котором так долго молил богов. Многие годы они были глухи к нему, но теперь, кажется, все менялось. Конечно, всего полсотни волкодлаков не смогли бы взять этих стен, но он и не собирался вступать в бой сегодня, ему нужны были переговоры.


Заметив приближение волкодлаков, люди на стене зашевелились. Вскоре показался старик в остроносой шапке, которая говорила о высоком статусе командира. Его борода поседела, но на вид он был крепок. На нем была металлическая кольчуга, подчеркивавшая благородное происхождение. Немногие люди могли позволить себе такую дорогую защиту. Простые воины чаще носили куртку из бычьей кожи.


– Кто посмел прийти к могучим стенам Бральдара с войной? – крикнул старик со стены. Голос его был скрипучим и сухим, как осенние листья, но тон указывал на то, что человек был уверен в себе.


Азр узнал его, это был начальник городской стражи Кадмус Бакер. Во время штурма столицы волкодлаками в прошлый раз его воины с трудом, но все же удержали оборонительный рубеж. Тогда это дало людям время перегруппироваться и контратаковать. С тех пор Бакер прослыл в королевстве героем.


– Кадмус, это Азр, командир отряда волкодлаков клана Железных Клыков! Помнишь меня?


– Проклятый Азр! Тебе нельзя более появляться под этими стенами, таковы были условия договора о мире между нашими народами.


– Еще один пункт договора состоял в том, что люди не занимают Ржавый мост и дают свободный проход по нему. Вы первыми нарушили слово.


К старику подошел какой-то человек и что-то шепнул. Кадмус Бакер ответил ему и жестом отослал назад.


– У нашего короля кое-что пропало, очень ценное. Мы поставили охрану на мосту для ловли вора. Это временное явление. Вас это не касается.


Азр хмыкнул, старик нагло врал ему.


– И вы поймали вора?


– А это не твое дело, Проклятый Азр!


– Но вы поймали наших славных охотников, которые возвращались домой.


– Мы поймали каких-то голодранцев, которые обсуждали план нападения на наших людей в кустах у Ржавого моста. Это, что ли, ваши славные охотники? Тогда почему они, как воры, прятались в зарослях и следили за нашими воинами?


– Кадмус, если договор между людьми и волкодлаками еще в силе, то я требую освободить наших охотников и принести извинения, а также убраться с Ржавого моста, – Азр сделал драматическую паузу. – Если же нет, то я вернусь сюда с армией и разрушу вашу вонючую столицу!


– Болтать ты мастак, Проклятый, только я сейчас выпущу сотни две всадников, и они раздавят тебя и твоих охотничков, словно мух. Пожалуй, так и сделаю. Остин, готовь кавалерию к бою!


– Придержи коней, старик! Я знаю, что потерял ваш король. Позови сюда Гарри Ослепленного, у меня есть то, что ему так дорого, – оскалившись, прокричал Азр.


Кадмус Бакер помрачнел, но тут же дал отбой коннице и отправил пару воинов со стены с донесением.


– Если ты мне лжешь, Проклятый, я лично спущу с тебя шкуру себе на воротник, – пригрозил он.


– Спускайся сюда и попробуй взять ее.


Внизу раздался гогот охотников, потиравших руки перед возможным боем.


– Думаю, он такой старый, что умрет, пока будет спускаться, парни, – заржал Знахар.


– Ставлю четыре серебряных монеты, что он все же спустится со стены, но не дойдет до ворот, – включился Торбун.


Опять раздался звучный гогот. Азр жестом прервал злые шутки охотников. Сейчас ему были нужны переговоры, а не бой, на который явно нарывались парни. Кадмус Бакер никак не отреагировал на оскорбления, продолжая молча стоять на стене. Прошел час, прежде чем волкодлаки заметили на стене шевеление. Воины расступились, пропуская вперед длиннобородого мужчину в расшитом золотом кафтане, которого вели под руки двое слуг. Это был король Бральдара Гарри Ослепленный.


Вскоре после того как он заступил на престол, разгорелась война за власть, в ходе которой Гарри одержал победу, но потерял зрение. Несмотря на слепоту, Гарри был популярен в народе, но также имел сильное влияние на знать, что было редким явлением для королей Бральдара.


Вперед вышел глашатай, который громко объявил:


– Приветствуйте двадцать шестого короля Бральдара, Гарри Ослепленного! Да будет править он сто лет! Да будет солнце вечно светить над его головой!


Все люди вокруг склонили головы в знак почтения.


– Азр Проклятый, ты посмел нарушить уговор между людьми и волкодлаками, – голос короля был властным и спокойным. – За это тебя ожидает смерть.


– Не думаю, Гарри! Я пришел сюда не воевать, а говорить. У тебя есть то, что нужно мне, а у меня то, что нужно тебе! Предлагаю на время забыть былые обиды и обсудить сложившуюся ситуацию в спокойных условиях.


– Да, у меня в плену ваши охотники, которые собирались вероломно напасть на моих людей. Они понесут заслуженное наказание. А что есть у тебя?


– Анна! Я взял ее в плен, когда девчонка ошивалась у нашего поселка. Ведь это твоя дочь, которую ты так безуспешно ищешь?


Люди активно начали перешептываться на стене, обсуждая слова волкодлака.


– Докажи, что она у тебя.


– Рыжие волосы, светлая кожа, на вид лет четырнадцать, может пятнадцать.


Наступила минутная пауза, во время которой король о чем-то перемолвился с Кадмусом Бакером.


– Она цела?


– Да, пока цела.


– Хорошо! Чего ты хочешь, Проклятый?


– Освободи охотников, отдай все, что вы нашли у них, и я отпущу твою дочь.


– Нам надо подумать, – ответил король. – Встретимся завтра утром у этих же ворот, и я дам ответ.


– Нет! Сейчас или никогда! – крикнул Азр. – Иначе я лично вырву ей сердце и принесу завтра к этим воротам.


– Ты, как всегда, груб и нетерпелив, Проклятый! И ты обязательно поплатишься за это, но не сегодня. Я предлагаю следующий вариант. Мы отпустим двоих пленников с тобой. Я сам выберу, кто пойдет. Кроме того, конный отряд моих людей любезно сопроводит вас до поселения волкодлаков. Там вы передадите им Анну. После того как она будет доставлена в Бральдар в целости и сохранности, я освобожу остальных. До этого момента они будут у меня в заложниках. Если что-то случится с моей дочерью, волкодлаки будут убиты.


– Меня устраивает! По рукам! – крикнул Азр. – Когда выдашь пленников?


– В течение часа все будет готово, – сказал король. – Разговор окончен.


Гарри и его свита удалились, а волкодлаки расположились недалеко от городских стен. В назначенный час ворота открылись, и из них вышло двенадцать воинов: десять королевских всадников, одетых в броню, с круглыми щитами и копьями наперевес. Далее шли пешими двое волкодлаков, Азр узнал их, это были Рогдар и Хартиг. Поравнявшись с охотниками, один из всадников подъехал к Азру и представился:


– Меня зовут Рэд Фейн, я командир конного королевского десятка. Мои люди – лучшие бойцы и наездники в королевстве Бральдар, так что советую не делать глупостей.


– Азр, командир отряда охотников клана Железных Клыков. Мои парни самые жестокие и беспощадные воины во всех кланах по эту сторону Древних гор, – карикатурно поклонившись, сказал волкодлак.


Рэд Фейн промолчал и направил лошадь к своим воинам. Волкодлаки радостными возгласами встретили освобожденных охотников, похлопывая их по плечам в знак уважения. Пленные были утомлены, но также рады видеть своих. Примерно через десять минут необычный отряд, состоявший из волкодлаков и людей, двинулся в путь в земли Железных Клыков.


Основная часть конников двигалась впереди отряда, а двое замыкали цепочку, следя за тем, чтобы волкодлаки оставались в поле зрения. При этом середину полностью занимали охотники, особо не рвавшиеся вперед лошадей. Ближе к Ржавому мосту к ним подошел Азр, тихо начавший разговор, чтобы никто из людей не услышал.


– Как я понимаю, охота прошла не так удачно, как планировалось?


– Да, возникли некоторые сложности, как видишь, – так же тихо ответил Рогдар.


– Значит, безликого вы не нашли?


– Безликий был у нас, – шепнул Хартиг. – Когда Хар погиб, мы выбрали временным командиром Граку.


– Понял, – кивнул Азр.


– Так вот, Грака приказал Магнусу и Халди зарыть тушу где-то у Ржавого моста, но только они могут найти то место по приметам. Мы сами, наверное, дня три будем рыться, пока найдем, – продолжил Хартиг.


– Значит, они остались в плену, – предположил Азр.


– Только Магнус, Халди удалось уйти, когда нас взяли. Где он, я не в курсе.


– А кто остался в плену у Ослепленного?


– Магнус, Ньял и Грака. Остальные погибли.


– Ясно, – шепнул командир охотников. – Потом расскажете, как это произошло. Сейчас важно вернуть тело безликого.


Рогдар шел рядом с Азром и Хартигом и все слышал. Хар и Азр никогда не любили друг друга и не было неожиданностью, что тот не стал горевать после того, как узнал, что вожака клана охотников больше нет среди живых. Но все же он слишком спокойно воспринял смерть вожака.


Проходя по Ржавому мосту, Рэд Фейн и его люди увидели мертвых охранников с порванными глотками. Несмотря на то что волкодлаки торопились, люди настояли на том, чтобы остановиться и похоронить павших как положено. Азр не стал особо возражать и даже выделил десяток охотников в помощь людям. Командир кавалерии был сдержан, но оценил этот жест по достоинству. Умершим решили устроить могилу в зарослях деревьев подальше от реки. Волкодлаки, не участвовавшие в похоронах, расположились прямо на мосту в ожидании дальнейших указаний. Двое кавалеристов все так же стояли на страже. И тут раздались звуки битвы, которые Азр никогда и ни с чем бы не спутал. Люди их тоже услышали и, вскочив на лошадей, ощетинились на охотников, которые молча окружили двоих всадников и, не говоря ни слова, обернулись в волков. Оценив положение, люди повернули коней и понеслись в направлении правого берега Снежной реки. Пять волков, словно по команде, сорвались в погоню за ними, а остальные под руководством Азра ринулись в сторону леса, где все еще шел бой.


Рогдар и Хартиг не стали принимать звериное обличье и молча наблюдали за происходящим.


– У Азра всегда есть план, чаще всего, их два или три на всякий случай, – прокомментировал Хартиг увиденное.


Примерно через полчаса из леса на мост вышел отряд Азра в сопровождении Халди, который тащил рюкзак с тушей безликого. В этот раз отряд понес потери: не хватало четверых охотников, которые пали в битве с людьми.


– Хартиг и Рогдар! Рад вас видеть живыми, – обрадовался старым знакомым Халди.


– И мы тебя! – крикнул в ответ Хартиг.


– Как ты тут оказался и что все это значит? – задал вопрос Рогдар.


– Когда вас схватили, я прыгнул с моста, чудом не сломав себе ничего. Боги уберегли! Я решил выкопать тушу и отнести ее в поселок, но на мосту оставалось много людей, и сделать это было затруднительно. Я следил за мостом, надеясь выждать момент, и тут увидел ребят Азра, которые штурмовли заставу людей. Когда я вышел на Ржавый мост, то основной отряд уже ушел, а здесь остался десяток охотников под предводительством Кивы. Они помогли мне выкопать безликого, а после мы устроили засаду на людей короля.


– Я понимал, что если переговоры пройдут успешно, то Гарри Ослепленный обязательно пошлет небольшой отряд с нами для сопровождения, так и вышло, – вступил в разговор Азр.


– Но ведь теперь Ньяла, Магнуса и Граку убьют, – печально произнес Рогдар. – И все потому, что охотники напали на кавалерию.


– У нас дочь короля, а это важней, чем трое охотников, поверь. И вообще, я бы на твоем месте не волновался, мы еще вернемся за ними после церемонии Посвящения, – заверил Азр.


Пока волкодлаки разговаривали, охотники вернулись с донесением, что бежавшие люди пойманы и убиты. Азр удовлетворительно кивнул и скомандовал отправляться в обратный путь. По его расчетам, до темноты они должны были пройти Заброшенный Город и остановиться на ночлег на краю владений клана. Азр решил войти в поселение на рассвете, чтобы все видели, что за добычу он везет.

Глава 18


Сухой жилистый старик с тощей седой бородой и волосами до плеч сидел на деревянной кушетке с тоненьким матрацем, набитым соломой. Он был занят любимым делом в этой душной и тесной каменной камере, рисовал мелом на грифельной доске. Каждый день уже на протяжении девяти лет он начинал с того, что стирал старый рисунок и наносил новый. В этот раз его камеру должны будут украсить подсолнухи, растущие в бескрайнем поле, уходящем за горизонт.


Старика звали Лэндон Финч, сегодня ему исполнилось ровно пятьдесят лет, но, кроме него, об этом никто не знал. Когда-то очень давно его отец был командующим обороной Бральдара. Пришло время, и сам Лэндон был назначен на эту должность королем. Однако все изменилось во время войны между Бральдаром и кланом Железных Клыков. Волкодлаки стояли под стенами столицы, бросая все новые силы на штурм, но Финч уверенно держал удар четырнадцать дней подряд. Пока на утро пятнадцатого восточные ворота не оказались открыты, а стража не была перерезана. Это сделали охотники Азра, именуемого людьми Проклятым. Несколько тысяч волкодлаков устремилось в город, сметая все на своем пути. Во главе этой орды шел Азр, который неистово набрасывался в обличии волка то на одного, то на другого защитника города, буквально разрывая каждому глотку. Лэндон Финч тщетно пытался прорваться в город, но со своими людьми был заблокирован на южной стене. Тогда избежать катастрофы помог только самоотверженный героизм небольшого отряда под руководством Кадмуса Бакера. У защитников появилось время, чтобы перестроиться и выманить врага. После той битвы Лэндон Финч был понижен до начальника обороны тех самых восточных ворот, а Бакер встал на его место. Много раз после этого Финч думал, смог бы он удержать стену под контролем или нет, и эта мысль мучила его, не отпуская. Прошло время, война с волкодлаками подошла к концу. Постепенно Лэндон Финч начал пытаться вернуть свое законное место начальника крепости. Однако попытки были безрезультатны. Король не хотел и слышать о Лэндоне Финче. Так из влиятельных людей Бральдара он превратился в мелкого заурядного командира, который следил за тем, чтобы ворота утром вовремя открывались, а ночью закрывались. Многие друзья отвернулись от него. Если раньше Лэндон был вхож в дома высшей знати, то теперь никто не осмеливался звать его на прием, в особенности, если там ожидали короля.


Финч затаил на людей обиду, которая росла с каждым годом все сильней и сильней. Постепенно он стал нелюдимым и смурным, старался ни с кем не общаться без лишней надобности. Зато он активно отрывался на своей семье, жене и детях, часто приходил домой в нетрезвом виде. Это не могло продолжаться вечно, и как-то раз после очередной ссоры он просто не нашел их дома. Маргарита забрала детей и перебралась в Блэк, небольшое поселение на юге королевства. Лэндон не поехал за ними, решив, что это наказание, посланное ему богами.


Но однажды все изменилось. Старый король Лука Могучий умер, оставив трон старшему сыну Гарри. По традиции его младшие братья Шу и Кук должны были стать наместниками во втором и третьем по значимости городах королевства – Свосте и Милдоре, однако уже утром, после смерти отца, братья стояли с армией под стенами столицы. Создалась щекотливая ситуация, так как церемония коронации была назначена на седьмой день после похорон Луки и формально до этого события молодой король Гарри не считался монархом. Это внесло раздор в умы горожан и знати, которая традиционно враждовала в Бральдаре. Все понимали, что если они поддержат сторону победителей, то выторгуют в будущем особое положение. Но стороны медлили, и только Лэндон Финч решительно действовал. Он лично открыл ворота, которые должен был охранять, и впустил повстанцев в столицу. Практически без боя армия Шу и Кука заняла город. Братья арестовали Гарри, заставили подписать бумагу об отречении от престола, ослепили и бросили в темницу. За это Лэндон Финч был возвращен на должность командующего обороной столицы. Боги услышали его молитвы, все встало на свои места, но лишь на время. Уже через месяц несколько высокопоставленных лордов помогли Гарри бежать на север, где он собрал армию сторонников и начал гражданскую войну в Бральдаре. И вновь история повторилась, к столице подошла вражеская армия, а Лэндон Финч командовал обороной на городских стенах. Но и в этот раз ему не удалось удержать город в своих руках. Кадмус Бакер знал все об этих стенах, и даже немного больше, чем Финч. Отец Луки Могучего, Локкер Грозный, в свое время прорыл тайный ход, который вел в ближайшую березовую рощу. Лэндон не знал о его существовании. Никто не знал, кроме старого короля и рабочих, которые рыли тоннель, и Бакера, нашедшего вход. Когда Финч понял, в чем дело, было уже поздно. Он бился насмерть до последнего, желая погибнуть командующим или победить врагов. Израненного, его все же взяли в плен и, осудив, как многих других, отправили навечно в тюремный замок. Там Лэндон Финч и находился по сей день.


Годы в тюрьме изменили его. Внешне он походил на старика, но его мышцы все еще были в тонусе, а разум – не замутнен. Дважды за это время Финч пытался бежать, но его оба раза ловили. Иной раз кого-то из мятежников король миловал, но бывший командующий не ждал такой участи. Его не казнили только потому, что Гарри не хотел прослыть кровавым. Благо оба мятежных брата погибли в битве, и королю не пришлось решать их судьбу. И все же Лэндон Финч ждал своего шанса и молился всем троим богам: Живому, Мертвому и самому главному, Верховному. Он просил их о последнем шансе выйти из этой тюрьмы и отомстить врагам. Уж в этот раз Финч свое бы не упустил.


Несколько дней назад к нему в камеру отправили пятерых волкодлаков, один из которых был ранен. На следующий день он услышал, что отряд охотников из клана Железных Клыков пришел под стены столицы и потребовал освободить пленников. Двоих и правда отпустили. Оставшиеся активно обсуждали свое будущее, особо не обращая внимания на тихого старика, рисовавшего каждое утро что-то мелом на доске. Из этих разговоров Финч понял, что, возможно, в этот раз боги услышали его молитвы. Один из них, которого звали Ньял, настаивал на побеге, а второй, Грака, был уверен, что за ними через пару дней придет войско. Главное, что запомнил Лэндон Финч, это то, что единственная дочь короля Анна в плену у Азра Проклятого и он не разменяет ее на эту троицу.


– Значит, эта сумасбродная принцесса наконец попала в серьезные неприятности? – подал голос Финч впервые с тех пор, как волкодлаки появились в камере.


Волкодлаки молча повернулись к старику, словно забыв на время, что он существует, а теперь вспомнив об этом.


– Да, судя по всему, Азр держит ее в плену в нашем поселении, – кивнул Ньял. – Ты знаешь ее?


– Все в этом городе так или иначе знают Анну. Она выросла в загородной резиденции королей на Великом озере, к югу отсюда. Ей было семь, когда отец перевез ее в столицу. К этому моменту я уже сидел здесь, но видел ее однажды, когда она приходила сюда на экскурсию. Представляете, девочка хотела, чтобы ей показали тюремный замок. Хе-хе! Говорят, она очень любопытна и постоянно попадает из-за этого в передряги.


– Теперь впечатлений, думаю, у нее будет на всю жизнь, если Азр ее, конечно, не убьет, когда она станет не нужна, – заржал Грака. – Ты сказал, что сидишь тут уже давно. За что тебя бросили в тюрьму?


– Мое имя Лэндон Финч, я бывший командующий обороной столицы.


– Я знаю тебя, – осипшим голосом сказал Магнус, у которого в тюрьме ухудшилось состояние и начался жар. – Я участвовал в тот день в штурме Города. Мы тогда здорово прихлопнули вас.


Финч кивнул и продолжил рассказ, поведав о том, как он дважды стал командующим и оба раза потерял этот пост.


– Значит, девять лет, – поразился Грака в конце.


– И все эти годы, проведенные в заточении, я хотел одного: вернуть моей семье величие, которое было отнято.


– А для чего ты нам все это говоришь? – удивился Ньял. – Ты молчал все эти дни, а сейчас рассказал нам, как предал своего короля.


– Если вы поможете мне, я смогу помочь вам, – спокойно пояснил бывший командующий.


– И как же?


– Я знаю, где находится тот самый подземный ход, найденный Кадмусом Бакером. Если ваш клан реально собрался осадить город, я помогу его взять без проблем.


– Думаешь, он еще существует? – засомневался Магнус.


Лэндон Финч утвердительно кивнул.


– Я дважды пытался бежать отсюда, и второй раз у меня почти получилось. Я смог добраться до этого хода, но меня ждала засада. Этот тоннель существует, не знаю, для чего он был вырыт, но Бакер его не засыпал.


– А что хочешь взамен? – заинтересовался Грака.


– Что вы знаете об отношениях знати и монарха в Бральдаре?


Трое волкодлаков помотали головами.


– Девять сотен лет назад двенадцать семей пришли в этот древний город и, не обнаружив иных людей, основали здесь поселение Бральдар. Их предводителя звали Хэйвуд Фланнаган, он стал первым королем. До сих пор Фланнаганы правят в здешних местах. Но были еще одиннадцать семей: Гиллы, Фейны, Бакеры, Дины, Остины, Арнолды, Калхоуны, Хауарды, Керки, Моллиганы и Финчи. Они получили земли, титулы и подобающие должности и стали называться знатью. Постепенно люди приходили в Бральдар, королевство росло и крепло. Но новички уже не могли претендовать на что-то большее. Чтобы стать подданными, им приходилось отказаться от своей фамилии, если таковая у них имелась. Только знатные люди могли ее носить. Моя фамилия Финч, и так уж получилось, что я и два моих сына – последние представители этого древнего рода в Бральдаре. Из-за моих ошибок у них отняли положение, а меня бросили в тюрьму. И единственное, чего я хочу, это восстановить могущество своего рода. Когда армия Железных Клыков подойдет к городу, я помогу его взять, а вы поможете занять мое законное место.


– А с чего ты взял, что за нами кто-то вернется, да еще и устроит настоящую войну? – недоверчиво спросил Ньял.


– Во-первых, Азр Проклятый только и ждет повода напасть на Бральдар, а во-вторых, боги играют на нашей стороне, если ты понимаешь, о чем я, – ткнул пальцем в охотника Лэндон Финч.


– Это интересное предложение, – кивнул Грака.


– Для начала нужно сообщить о наших планах Азру.


– Пока можно обойтись и без посланий, – произнес Грака. – Я думаю, ты прав, и Азр сам скоро пожалует сюда. Нужно только подождать. – Затем он внимательно посмотрел на старика и произнес: – Большая часть вещей, происходящих со мной, – это не череда случайностей. Я думаю, и наше появление в этой камере из такого же рода событий. Понимаешь это ты или нет, но тебя определенно послали к нам боги, точнее, один из них.


– Я молился всем троим, не знаю точно, какой из них меня услышал.


– Подозреваю, что вскоре ты это поймешь.

Глава 19


С раннего утра в поселке волкодлаков творился невообразимый хаос. Туда-сюда сновали мужчины, женщины и дети, приводя дома и улицы в порядок. К полудню все центральные улицы были очищены от мусора и украшены венками и гирляндами. Клан волкодлаков готовился к церемонии Посвящения, которая еще вечером была на грани срыва, но хорошие вести пришли с рассветом. Гонец от Азра оповестил всех, что охотники возвращаются с добычей. А это значит, что молодые волкодлаки все же станут полноправными членами клана. Хель восприняла эту новость без должного энтузиазма. Вздохнув, она отогнала прочь мысли о том, что ее поколение могло бы построить новый мир и жить в гармонии со своими волками. Теперь это было невозможно, и в этот момент девушка остро почувствовала свое одиночество. Она больше не принадлежала этому клану, в котором родилась, в котором выросли ее друзья, родители, в котором жили и умирали ее предки. Надо было уходить, но пока не совсем ясно куда. С этими мрачными мыслями ее застали Макс с Чернышом, они пришли позвать подругу на чествование Азра и его охотников, которые подходили к поселку. Вначале Хель не хотела идти, но Макс практически силой приволок ее на Калиновую улицу, по которой с минуты на минуту должны были пройти вернувшиеся волкодлаки.


Когда парень и девушка вышли к Калиновой, то улицу уже заполнила толпа народа. Охрана активно расталкивала зевак. Азр гордо вышагивал впереди колонны. Его длинные черные волосы были собраны в пучок, а зеленые глаза сияли изумрудным блеском. Командир отряда явно купался в овациях и всенародной любви, которую не получал все эти годы. Волкодлаки сегодня простили ему те преступления, в которых обвиняли последние двадцать лет. Он возвращался не просто победителем, а героем, которого ждали и в которого верили.


Лишь одна Хель стояла мрачнее тучи, по-прежнему видя в Азре не спасителя, а кровожадного убийцу, коим он и был по ее представлениям. Теперь же она ненавидела его еще сильнее. Ведь именно из-за него рухнули в одночасье все ее мечты о светлом будущем. Теперь из-за него Хель придется бежать из собственного дома, словно воровке, уносящей самое ценное – свою жизнь и жизнь волчицы.


«Как же мне противны все эти кричащие волкодлаки, радующиеся тому, что их убогое восприятие действительности не пошатнется и все будет, как всегда». Макс стоял рядом и орал громче всех, завидев среди вернувшихся своего отца, Рогдара.


Тот, в отличие от остальных охотников, особо не выказывал признаков восторга. Хель показалось, что Рогдар чем-то всерьез обеспокоен.


«Интересно, что заставило охотников так задержаться и почему среди них нет Хара?» Казалось, остальные даже не замечают подвоха. Неужели они не видят того же, что видит она?


Тем временем Азр и другие охотники вышли на Общественную площадь, на которой обычно собирались по серьезным вопросам. На ней уже расположились старейшины, вождь клана, высокий жрец и вожаки шести стай. Когда Азр взял слово, они встали со своих мест, аплодируя ему, как и все остальные на площади. Он поклонился несколько раз и жестом попросил тишины. Народ не сразу, но угомонился.


– Я благодарю всех вас за теплый прием, – начал Азр. – Мы доставили наших охотников и тело безликого в целости и сохранности.


Его голос потонул в радостных криках и овациях. Охотникам стоило некоторых усилий вновь добиться тишины. После чего Азр продолжил:


– Охотники во главе с Харом уже несли безликого домой, но на них вероломно напали люди из Заброшенного Города!


Эта новость повергла собравшихся в шок, все молча с напряжением слушали продолжение рассказа. К этому времени Хель и Макс с волками тоже смогли пробиться на площадь.


– Я хочу предоставить слово свидетелю. Охотнику, которого вы все знаете и чьему слову можно верить, Хартигу.


От толпы отделился крепкий мужчина с переломанным носом и сединой в волосах.


– Приветствую вас. Я думаю, все в курсе, как меня зовут. Вы знаете, что я, как и остальные, не питал к Азру нежных чувств. Моя жена и оба сына погибли во время той войны с людьми из Заброшенного Города. Я, как и вы, винил в этом Азра. Так что мне незачем врать, прибавляя этому волкодлаку заслуг.


– Мы верим тебе, Хартиг, – раздалось в толпе.


– Мы долго и трудно выслеживали безликого, и удача улыбнулась нам. Во многом это была заслуга нашего вожака Хара, – голос его был далеко не таким громким, как у Азра, и толпе приходилось вслушиваться в каждое слово, чтобы понять. – Когда мы уже шли обратно домой с добычей, на нас напали неизвестные в масках. Пришлось принять бой, в котором пали Лин, Солух, Турс и сам Хар. Наш вожак доблестно сражался и вместе с молодым охотником Гракой прорвал ряды неприятеля, когда мы уже и не верили в нашу победу. Хар пал, но Грака вывел отряд из окружения и довел до Заброшенного Города.


Толпа слушала молча, как завороженная. Все были потрясены гибелью Хара, которого так любили в клане Железных Клыков.


– Мы заночевали на краю Города, но там нас вновь атаковали враги, от рук которых пал Барей и был тяжело ранен Магнус. И опять только самоотверженные действия Граки помогли нам одержать верх над неприятелем. И когда мы уже дошли до Ржавого моста, оказалось, что он захвачен людьми. Они взяли нас в плен и бросили в тюрьму. Азр же не только отбил мост, но и договорился с королем Гарри Ослепленным, чтобы меня и Рогдара освободили. А еще Азр смог отыскать Халди – единственного охотника, который избежал плена. Они вместе нашли тело безликого, которое удалось спрятать в последний момент. Все это правда.


Раздались стоны и крики, волкодлаки оплакивали Хара и остальных погибших. Азр подошел к Хартигу и жестами попросил волкодлаков угомониться.


– Клан Железных Клыков, я не знаю, кому как, а мне лично все понятно. Эти вероломные нападения совершили люди из Заброшенного Города, которые хотели отнять добычу и будущее у наших детей.


– Смерть людям! – раздалось в толпе. – Мерзкие выродки!


– Вы помните, что недавно я стоял перед домом старейшин и мы судили некую девушку… Анну, которая клялась, что не лазутчица, а просто из любопытства пришла посмотреть на Посвящение. Но кто теперь ей поверит в свете последних событий?


– Смерть лазутчице! Перерезать ей горло!


– Кроме того, наши парни еще томятся в тюрьме, пока мы здесь празднуем. И король Гарри обещал убить их, если мы не отдадим эту девушку.


– Лазутчицу! Смерть Анне!


– Почему король так печется о ее судьбе? Да все просто, ее послали, чтобы получить ценную информацию. И он хочет что-то выведать. Нет сомнений, она лазутчица.


– Да-а-а! – взревела толпа.


– Погоди, Азр, тебе не кажется, что сначала нужно рассказать обо всем старейшинам, а уж потом говорить остальным? – прозвучал голос вождя клана. – Да и ты, Хартиг, хорош, взбаламутили толпу.


– Мы имеем право знать! – кричали на площади. – Хоруг, тебе голоса не давали!


Толпа явно была взволнована тем, что ее пытаются отстранить от правды, которую рассказали Азр и Хартиг. Рогдар просто не верил своим ушам, он хотел выйти и сказать, что в этих рассказах полно неточностей и домыслов, но увидев на плече руку Халди, повернулся к нему.


– Хартиг просил передать, что если ты вмешаешься, то он расскажет про то, что ты струсил на охоте. А еще что из-за тебя Лин и Солух получили ранения, которые не позволили им уйти от погони во время битвы в лесу. Кроме того, он заявит, а я присоединюсь, что если бы не раненые, то мы бы ушли от врагов и Хар был бы жив.


Рогдар кивнул и отошел от Халди на пару шагов.


«Болотные твари вас всех побери», – подумал Рогдар.


– Нам нужно освободить героев, подаривших нашим детям будущее! – кричал Азр толпе.


Тем временем на помощь вождю пришел старейшина Блуд, попытавшийся обратиться к волкодлакам и вразумить их. Но те не хотели слушать его, тем более что старейшина был избран в Совет совсем недавно и еще не имел нужного веса.


– Пошел вон, Блуд! Смерть людям!


Кто-то даже начал кричать, чтобы Азра выбрали вожаком стаи охотников, но до этого пока не дошло. Хель была в шоке от того, что происходило вокруг, но в тоже время ей пришла идея. Они с Веревочкой не могли постоянно скитаться по чужим местам, им нужен был какой-то дом. И этот дом можно было обрести, прихватив с собой эту самую Анну. Тогда бы король людей точно разрешил им с волчицей жить в Городе. Осталось только придумать, как это сделать, и Хель зашагала прочь от площади, обдумывая очередной план побега. Макс не пытался ее остановить. Он даже не сразу заметил отсутствие подруги. Парня переполняла гордость за отца, который стоял вместе с другими прославленными героями, и толпа скандировала их имена.

Глава 20


Вернувшись домой, Хель застала мать за вязанием. Верный признак того, что Элени нервничала.


– Кто там? – взволнованно спросила она.


– Это мы с Веревочкой, мам, – ответила Хель и прошмыгнула с волчицей в свою комнату.


У нее было сейчас слишком много дел, чтобы общаться с мамой, позже еще она успеет попрощаться с родителями.


«Нужно срочно придумать план, как освободить Анну из тюрьмы».


Тюрьма находилась на краю поселка. Ее держали в двухэтажном каменном доме с покатой крышей и небольшими зарешеченными оконцами. Тюрьма стояла на обрыве Снежной реки, и к ней вела отдельная тропа, которую местные называли Дорогой Слез. Хель в детстве часто приходила туда прыгать с обрыва в реку вместе с другими детьми. Охрана не мешала детворе, тем более что купальный сезон длился от силы полтора месяца, а то и вообще не начинался из-за холодов. Благодаря этому Хель постепенно познакомилась со всеми охранниками тюрьмы. Позже, в старших классах, она иногда их навещала, принося всевозможные пирожки и булочки, которые пекла сама. Но в этот раз пирожками не отделаться, посещение тюрьмы во время Посвящения будет выглядеть странно. Значит, нужен другой план.


Минут тридцать Хель ходила по комнате взад-вперед, обдумывая и отвергая то один, то другой вариант побега. Веревочка в это время тихо лежала в углу, она уже давно привыкла к странному поведению хозяйки.


В какой-то момент девушка услышала скрип входной двери, это с работы вернулся отец. Хель аккуратно приоткрыла дверь и увидела Хведрунга в очень взволнованном состоянии. Он так же мерял шагами комнату, как и она.


– Дорогой, как ты? – спросила Элени, подойдя к мужу. – Что случилось у вас там на площади?


– Ты уже в курсе?


– Хедвига рассказала, что тебя и остальных срочно дернули на площадь, на которой собирался выступить Азр с охотниками.


– Да, – кивнул Хведрунг. – Азр прям там и выступил! Ох, как он выступил, Элени!


– Садись, расскажи, – попыталась успокоить она его. – Может, чаю?


– Нет, чаю не стоит, – отказался Хведрунг. – Привет, Хель! – он заметил в коридоре дочь.


– Пап, что там с Азром, кажется, он собирается напасть на людей в Заброшенном Городе?


– Определенно, – кивнул тот.


– Все не угомонится, – поджав губы, расстроилась мама. – Но, по крайней мере, он пришел с безликим.


– Это да, церемония состоится. Ты готова, дочка?


– Пап, я в процессе подготовки, так что там с Азром? – переспросила Хель.


– Он настраивал толпу против людей, говорил, что трое наших охотников все еще в плену у короля Гарри и надо их спасти.


– Я была на площади и слышала и это, и как вождя клана и старейшину Блуда освистали, когда они попытались остановить Азра и этого охотника, забыла его имя.


– Хартига, – напомнил отец.


– Хартиг тоже выступил за войну, – еще больше разволновалась мама.


– И многие их поддержали! Но вы не волнуйтесь, мы смогли распустить толпу по домам, ведь сегодня важный праздник.


– А что будет завтра, когда Посвящение пройдет? – поинтересовалась Хель.


– Завтра утром все вожаки кланов, старейшины, а также высокий жрец и вождь соберутся вместе и обсудят, как урезонить Азра. А это обязательно надо сделать, – наконец сев, сказал Хведрунг. – Мы вызовем Азра и Хартига в дом Совета старейшин и объясним им, как можно себя вести, а как нет.


– А как же Хар, почему он не унял их?


– Мам, Хара убили, – подала голос Хель, и он прозвучал немного трагично, а возможно, даже слишком, потому что она увидела, как у матери наворачиваются слезы на глаза. Все в клане Железных Клыков любили и ценили Хара. Многим было совершенно непонятно, почему он не стал вождем и предпочел оставаться на своем месте, в стае охотников.


– Какой кошмар, – вырвалось у Элени. – А ведь через год он должен был стать стариком! Надо будет пойти к его жене Хель и дочери Лоре и выразить соболезнования.


– Да, в таком же возрасте погиб предыдущий вожак охотников Трог. Элени, помнишь его?


– Конечно, дорогой, его младшая дочь Лена училась со мной в одном классе.


– Так значит, войны не будет? – уточнила у отца Хель.


– Точно не будет никакой войны, – замотал головой Хведрунг. – Мы отправим послов, нормальных послов, они договорятся с Гарри Ослепленным, и он отпустит пленников.


– А эта Анна?


– С ней пока не все ясно. Надеюсь, что ее отпустят, но не все сейчас согласны с этим. Завтра ее допросят с пристрастием, под пытками она сознается, если ей есть в чем…


– Понятно-о… – протянула Хель. – Ладно, пап, мам, я пойду готовиться к церемонии у себя.


– Постой, – окликнула Элени уже скрывшуюся за дверью дочь, та вернулась и вопросительно посмотрела на нее.


Мать подошла к ней и обняла за плечи.


– Хель, знаю, как тебе нелегко будет расстаться с Веревочкой. И я в курсе, что ты не совсем обычно относишься к этой церемонии, не так, как другие. Мы все прошли через этот нелегкий выбор, чтобы стать единым целым со своими волками. Теперь они живут в нас и вместе с нами. Эта церемония – важнейшее событие в жизни каждого волкодлака из любого клана. Все будет хорошо, моя дорогая. Вот увидишь, после церемонии ты почувствуешь себя абсолютно иначе и будешь ближе с Веревочкой, чем сейчас.


– Да, ма, я знаю, – неловко произнесла Хель. – Все хорошо, мне правда надо идти готовиться, я и так уже столько времени упустила.


– Ну иди, – улыбнулась мама и поцеловала ее.


Как только Хель удалилась, Элени продолжила обсуждать с мужем события на площади.


«Значит, Совет старейшин и вождь не допустят войны. Тогда все точно решено, надо освободить Анну и уходить».


Она достала из-под кровати снаряжение, которое приготовила к побегу. Это была холщовая сумка с лямками, веревка, большой нож, который она стащила у мясников пару месяцев назад. Еще тут имелись карта, теплое одеяло, кремень для костра, куртка, небольшой мешочек с вещами первой необходимости и компас, подаренный Эльфом. Последний предмет она сжала в руке, обдумывая следующий шаг.


«Стоит рассказать Эльфу и Максу о планах и попрощаться. Макс, правда, распсихуется, но все же я хочу его увидеть в последний раз».


Хель вздохнула. И когда только этот парень с зелеными глазами и правильными чертами лица успел превратиться в такого зануду? Кажется, это случилось в прошлом году или в начале этого. Уже не важно, она никогда больше не увидит друзей и родных, но спасет Веревочку и себя. Да, себя она тоже спасет, а иначе как жить, зная, что на ее руках кровь друга? Ради этого стоит рискнуть. Собрав вещи, Хель вспомнила еще об одном деле. Она взяла листок бумаги и написала небольшое послание отцу. Мама, скорее всего, будет осуждать ее, но он сможет понять. Разобравшись с письмом, Хель открыла окно и подсадила Веревочку, чтобы та вылезла наружу. После чего глубоко вдохнула и выпрыгнула следом. Для начала необходимо было спрятать сумку с вещами недалеко от тюрьмы, чтобы потом легко найти ее, а затем рассказать о плане ребятам. С такими мыслями Хель в сопровождении волчицы направилась к Дороге Слез.


Вечерело, Макс вместе с родителями сел ужинать за круглый обеденный стол. Оставалось всего два часа до начала церемонии Посвящения. К назначенному времени все молодые люди и девушки, достигшие семнадцати лет, вместе со своими волками должны были собраться на площади. Зрители, обычно все жители поселка, достигшие четырнадцать лет, располагались в конечной точке церемонии на берегу Снежной реки. В доме Рогдара был накрыт праздничный ужин по случаю его возвращения с охоты и вступления его сына Макса во взрослую жизнь. Мама особенно постаралась, на столе были отличные говяжьи стейки, куриный пирог, несколько овощных и рыбных салатов, а также пара бутылок лучшего яблочного сидра. Макс заметил, что отец был не слишком приветлив по возвращении домой, и это было удивительно, ведь в этот день он стал героем вместе с другими охотниками, стоявшими на площади. Макс пытался расспросить Рогдара о том, что же случилось с ними на охоте, но получил отрицательный ответ. Отец категорически отказывался говорить на эту тему. В итоге мать сказала, чтобы он отстал от отца и дал ему отдохнуть. Макса не слишком удовлетворил этот ответ, но иного он получить так и не смог. Под конец ужина зазвенел дверной колокольчик, и парень пошел узнать, кто же пришел. На пороге стояла Хель вместе с Веревочкой.


– Привет, – сказал Макс, явно не ожидавший увидеть подругу в такой час. – А я думал, ты готовишься к церемонии. Кстати, и мне пора бы.


– Подготовишься на ходу, – прокомментировал появившийся за спиной девушки Эльф, а следом за ним и его волк Ном.


– У меня есть дело, – немного замялась Хель. – Это касается вас обоих.


Макс обернулся и посмотрел на отца с матерью, молча сидевших в столовой.


– Секунду, только скажу родителям.


– И возьми с собой Черныша, мы потом сразу пойдем на церемонию, – добавил Эльф.


Макс кивнул и удалился в дом, закрыв дверь. Минут через десять дверь вновь отворилась, и Макс с Чернышом последовали за друзьями. Все шестеро спустились вниз по улице и повернули направо, пройдя еще метров двести. После чего Макс все же не выдержал и спросил, куда они направляются. Эльф только пожал плечами, указав пальцем на Хель, которая сделала вид, что не услышала вопрос. Вскоре они подошли к старому заброшенному дому. Хель открыла калитку и прошла в заросший кустарником сад, за которым не ухаживали, наверное, уже лет десять или пятнадцать.


– Кто здесь жил? – спросил Макс, осматривая покосившийся, готовый в любую минуту рухнуть дом.


– Старик Ходмур умер восемь лет назад, а его сын построил себе новый дом у реки, – ответила Хель. – Парни, я хотела выбрать место, где нас никто не потревожит.


Макс, и до того беспокойный, сразу все понял и помрачнел, инстинктивно запустив руку в шерсть волка. Его голос дрожал.


– Ты все же собралась уходить?


– Да, – подтвердила Хель. – И я хочу попрощаться.


– Уйти перед церемонией, – прищурившись, уточнил Эльф. – Что ты задумала?


– Она собралась бежать вместе с Веревочкой, – простонал Макс.


Эльф внимательно посмотрел на Хель.


– Это правда, – произнесла девушка.


– И мне ничего не сказала, – констатировал он.


– Честно говоря, не знаю почему. Я на днях предложила Максу бежать вместе, но он закатил истерику и отбил у меня всякое желание обсуждать это.


– Значит, попрощаться… – не поверил своим ушам Эльф.


– Мальчики, вы мне очень дороги, но я не могу убить Веревочку, как не смогла бы убить вас, потому что вы все мои друзья, – выдохнула девушка. – И да, то, что произойдет сегодня на церемонии Посвящения, я считаю убийством. У меня была надежда, когда охотники задержались с безликим. Родители говорили, что в прошлом году другой клан волкодлаков изгнал подростков, так как охотники вернулись с пустыми руками.


– И ты надеялась на такой исход, – взволнованно прошептал Макс. – Но ведь среди этих охотников был и мой отец. Как бы он тогда сегодня стоял на площади и смотрел нам в глаза без добычи? Отец стал бы не героем, а изгоем, как и мы, если бы не прошли церемонию. Ты об этом подумала?


Хель потупилась и, стараясь не смотреть на Макса, произнесла:


– А мне нравится твой отец, я бы была не прочь, если бы он ушел с нами.


– Куда? В изгнание? – простонал парень. Черныш тихо ткнулся мокрым носом в руку хозяина, пытаясь его успокоить.


– И какой у тебя план? – поинтересовался Эльф.


Хель на секунду замолчала, словно обдумывая, стоит ли говорить об этом.


– Вы должны поклясться, что никому не скажете об этом.


– Клянусь, – произнес Эльф, подняв обе руки вверх, как это делали дети.


– И я клянусь, – вздохнул Макс.


– Хорошо, – сказала Хель. – Там на площади говорили про девушку, которую зовут Анна, Азр ее поймал возле нашего поселка.


– Лазутчицу? – удивился Макс.


– Возможно. Так это или нет, но похоже, она не так проста, как кажется. Я пойду на церемонию и незаметно убегу, когда все будут идти по дороге через лес к реке. Все пойдут на церемонию, и я легко доберусь до тюрьмы, где держат пленницу. Если я освобожу ее и доставлю в Заброшенный Город, то король людей позволит мне остаться и отпустит пленных домой.


– Но тюрьму охраняют охотники, которые пойдут на церемонию, – напомнил Эльф.


– Я хорошо их знаю и что-нибудь придумаю по ходу, – заверила Хель. – Главное, как быстро потом удрать, не оставив следов.


– Вечно ты ищешь приключений, – не выдержал Макс. – Твоя безумная затея – это очередная блажь. Ты могла бы перейти в стаю охотников, они редко, но принимают девушек. Отец замолвил бы за тебя словечко. Ты могла бы стать лодочницей, дядя Эльдор бы похлопотал, я уверен. И тогда ты бы получила свои приключения, сколько влезло. А потом я бы женился на тебе, нарожали деток и жили счастливо в большом доме с видом на Снежную реку. И Веревочка, и Черныш были бы с нами, только в другом состоянии. Волки в среднем живут сколько, лет десять? Они все равно вскоре умрут, а так бы они умерли только вместе с нами, лет через пятьдесят или больше.


– Макс, милый, ты мне очень дорог. Но я не люблю тебя и не хотела бы создавать семью ни с тобой, ни с кем-то другим, – смущенно возразила Хель. – Мне кажется, я не создана для такой жизни. Хотя, может, через какое-то время, но точно не сейчас, когда мне только исполнилось семнадцать. Нам не суждено быть вместе, мы из разных миров. Я не хочу оставаться здесь, а ты отказался идти со мной. Прости…


– Ну и катись к Мертвому богу! Катись куда угодно! – воскликнул Макс, и глаза его наполнились яростью и болью.


– А мне идея нравится, я бы пошел с тобой, – серьезно сказал Эльф. – И вариант соединиться сегодня с Номом меня тоже не слишком привлекает.


– О, Эльф, я буду безумно рада такой компании! – воскликнула девушка, заключив друга в объятия.


Хель не ожидала от этого тихого парня такого шага. Решиться на побег и навсегда отрезать себя от общества, в котором вырос, – это тяжело. Но все же ее переполняло счастье, что кто-то поддержал ее, что она не одна на том пути, который сегодня выбрала. Кроме того, Хель спасет еще одного волка, а это стоит многого.


– Захотел отбить ее у меня? – толкнув Эльфа, прорычал Макс.


– Макс, прекрати немедленно, – сказала Хель. Ее голос был тверд и решителен. – Ты ведешь себя как осел! Я пришла попрощаться, а ты закатил сцену и поднял руку на друга, не ожидала от тебя.


– Хорош друг, я смотрю, – пробурчал Макс.


Черныш не понимал, что случилось с хозяином и почему он ругается на тех, с кем вырос и кто был его стаей.


– Я пошел, а то опоздаю на церемонию. А вы оба валите, куда хотите. Я вас больше не держу.

Глава 21


После того как Макс ушел, оставшееся время до церемонии Посвящения друзья провели в саду заброшенного дома, планируя побег. Эльфу понравился план Хель. Но будет слишком подозрительно, если они не появятся на начале церемонии. Скорее всего, их сразу хватятся. Поэтому проще улизнуть в момент, когда все подростки пойдут через лес к реке по узкой заросшей тропинке.


– Справа есть отличный овраг, – с уверенностью сказал Эльф. – Я там собирал малину на днях. Сделай шаг, и ты уже скрыт густой травой. В темноте вообще будет легко.


Они решили разделиться. Эльф с Номом уйдут обратно в поселок к лодочной станции, где возьмут небольшое парусное судно и подготовят все для побега. А Хель с Веревочкой отправятся к тюрьме. Они попытаются выкрасть ключи у охраны, которая, скорее всего, будет спать, и освободят Анну. Таков их наскоро придуманный план. Лучшего у них не было, как и времени на обдумывание нового. Друзья ударили по рукам и поспешили на площадь, где вот-вот должна начаться церемония Посвящения.


Она происходила на заходе солнца, когда последние лучи касались земли и день уступал место ночи. Молодые парни и девушки, которым исполнилось семнадцать лет, вместе со своими волками собирались на площади. Подростки слушали приветственные речи от главы старейшин, вождя клана и высокого жреца, а после цепочкой по одному направлялись по лесной тропе на берег Снежной реки, к месту, где она впадает в Великое озеро, там и проходило слияние. Когда Хель и Эльф вместе с волками добрались до площади, на ней уже было полно народа. Они быстро вписали свои имена в лист прибытия и прошли к остальным.


– Вы последние, – проворчал Бихт, который в этом году в последний раз отвечал на церемонии за пересчет участников. Скоро ему исполнялось шестьдесят лет, и он переходил в разряд стариков.


– Но мы же успели, – возразила Хель, одарив его самой шикарной улыбкой, на которую способна.


Тут были все, Эдурд, одноклассник Хель, который собирался, подобно своему отцу и матери, стать служителем. Галик, с которым Эльф когда-то ходил на хоровое пение. И Ани, которая была влюблена в него уже лет сто, но все никак не могла признаться в этом. И с каждым рядом сидел волк, который сегодня соединится со своим хозяином. Всего сто семьдесят девять подростков в этот день станут волкодлаками.


Хель искала глазами Макса, но так и не смогла понять, где он.


«Может, в самом начале, у лобного места», – подумала девушка.


С двух сторон площадь окружал густой преимущественно сосновый лес, возле которого находилось лобное место, небольшой пьедестал, на котором расположились Хоруг, Рохт и Гальвин. Все они были разодеты в праздничные наряды, подчеркивающие величие события. Позади возвышались деревянные трибуны для родителей подростков, которых сегодня посвящали в полноценные члены клана Железных Клыков. Остальные зрители стояли в стороне.


Первым взял слово Гальвин, который напомнил о триединстве богов и благословил новое поколение волкодлаков на защиту интересов клана. К нему присодинился Рохт, он произнес короткую речь тихим голосом, которую ни Хель, ни Эльф толком не расслышали. И наконец дошла очередь до Хоруга. Он говорил долго и с чувством, стараясь вдохновить каждого юношу и девушку, зажечь в их сердцах огонь. После этого будущие волкодлаки со своими животными выстроились в цепочку по одному и направились по узкой тропинке в лес, на входе в который каждый получил по факелу. Тропинку также освещали факелы, располагавшиеся по сторонам от нее. Около каждого стоял молодой волкодлак, который прошел этот путь в прошлом году. Ночь окончательно опустилась, и воздух наполнился запахом дыма.


– Пока мы едины, мы непобедимы! Железные Клыки! – слышалось повсюду, эхом отражаясь от деревьев и унося звуки к реке.


Хель и Эльф шли вместе с остальными. В отличие от других, они молчали, пытаясь не пропустить среди теней мелькающих факелов нужный им овраг. Положение осложнялось тем, что рядом вертелся молодой волкодлак, который старался зарядить толпу. Хель уже успела отчаяться, ведь до воды оставалось уже очень мало времени. Вдруг они уже пропустили заветный овраг и вот-вот выйдут к реке? Тогда все пропало. И тут Эльф схватил Хель за руку и потащил.


– Мы на минутку, – пояснил он шедшему за ним Торбуну, который пожал плечами, дескать, «иди куда хочешь».


Волки молча последовали за хозяевами. Четверо вмиг оказались в зарослях папоротника и стали быстро удаляться от тропинки. Друзья погасили факелы и откинули в сторону. За ними не гнались, видимо, в атмосфере общего угара никто не заметил их исчезновения. Эльф, Хель и волки неслись по лесу что было сил. Парень старался ориентироваться по звездам, чтобы не сбиться с пути. Наконец Эльф остановился, разглядывая огонек, мерцающий вдалеке.


– Кажется, это тюрьма. Хель, тебе туда, а я пойду на лодочную станцию. Когда все будет готово, то подам сигнал, дважды ухнув, как сова.


Хель кивнула, а затем обняла и поцеловала Эльфа в губы.


– Попутного ветра, – сказала она ошалевшему от ее поступка парню и побежала вместе с волчицей в сторону тюрьмы.


Перед тюрьмой Хель приказала Веревочке остаться в кустах, а сама, вымазав грязью лицо и взъерошив волосы, направилась к входной металлической решетке, у которой одиноко горел единственный факел. Постучав по ней, Хель дождалась заспанного охранника Аслауга, который пошел посмотреть, кого принесла нелегкая в столь поздний час. Это был достаточно полный мужчина с короткими седыми волосами, в черном камзоле, форме охранников тюрьмы. Подойдя ко входу, он немало удивился.


– Хель, привет! Постой, ты же должна быть на церемонии Посвящения…


Аслауг осекся, здесь явно что-то не так. Девушка стояла вся в грязи, с заплаканным лицом и растрепанной прической.


– Что случилось?


– М-м-м-оя волчица… Веревочка… – всхлипывая, кое-как произнесла Хель. – Мы шли через лес к месту Посвящения, и вдруг она сорвалась и убежала. Вы не видели ее?


Глаза старого охранника расширились, быстрыми движениями он достал ключ и отпер решетку, впустив девушку внутрь.


«Он забыл надеть волчью шкуру, должно быть, спросонья».


Хель не могла не воспользоваться таким подарком и, со всей силы толкнув охранника, позвала Веревочку. Пока толстяк вставал и соображал, почему девочка, которую он знал с детства, повалила его на землю, Веревочка уже стояла возле него и скалила острые зубы.


– Как это понимать, Хель?


– Простите, дядя Аслауг, но если вы закричите, то я прикажу ей перегрызть вам горло, – извинилась девушка, шаря глазами по стене. Наконец она нашла то, что искала, – веревку. Через несколько минут охранник был крепко связан по рукам и ногам.


– Подскажите, пожалуйста, где вы держите пленницу Анну?


– Что ты задумала? За такие шалости тебя знаешь, что ждет? Я уж молчу про то, что ты рискуешь пропустить церемонию. Тебя схватят и будут судить не как члена клана, а как чужака. В таком случае тебя ждет смерть, девочка, и папа не поможет.


– Просто скажите, где я могу найти Анну, дядя Аслауг, – терпеливо переспросила Хель. – Остальное – не ваша забота.


Для пущей убедительности волчица еще раз подошла к пленнику и оголила клыки.


– Хорошо-хорошо, она здесь, недалеко, по коридору направо.


Хель внимательно посмотрела на Аслауга, обдумывая, врет ли он или говорит правду.


– Ключи от камеры есть?


– У меня на поясе связка, ключ с цифрой четыре. Ты делаешь очень большую ошибку.


– Я скоро. Если вы солгали, я возьму факел и спалю вашу волчью шкуру.


– По коридору налево! – крикнул он ей в след.


Хель и Веревочка быстрым шагом пошли по плохо освещенному тюремному коридору, по сторонам находились камеры с решетками вместо дверей. Подойдя к четвертой, Хель увидела рыжеволосую девушку, лежащую на кровати.


«Видимо, спит», – подумала она и вставила ключ в замок. Девушка открыла глаза и с удивлением уставилась на Хель и волчицу.


– Кто вы?


– Твое имя Анна?


– Да, меня так зовут, – кивнула пленница.


– Отлично, мое имя Хель, а это Веревочка. Мы пришли освободить тебя и доставить домой.


На бледном лице Анны отобразилось недоумение.


– Вас отец прислал?


Хель отрицательно покачала головой.


– Если хочешь выбраться отсюда сегодня, тебе придется довериться мне. И поторопись с ответом, времени на раздумья нет.


– Ладно, идем, – согласилась Анна, встав с койки.


Через секунду девушки уже неслись по коридору. Залетев в сторожку со связанным охранником, Хель обнаружила, что того уже там нет.


– Плохо дело, – констатировала она. – Надо бежать.


– Куда?


– На берег реки, там нас будет ждать лодка.


Ночь была прохладная, на небе светила полная луна, две девушки в сопровождении волчицы бежали по берегу в поисках лодки, которая унесла бы их отсюда. Наконец Хель услышала знакомое уханье совы. Звук доносился из прибрежных кустов, подойдя к которым беглецы увидели небольшую лодку под парусом, стоящую на приколе. На судне стоял Эльф, одетый в длинный рыбацкий плащ с капюшоном, и приветственно махал рукой.


– Хель, беги! – неожиданно прокричал Эльф вообще не оттуда, куда она смотрела.


Девушка остановилась как вкопанная и внимательно присмотрелась к Эльфу, стоящему на судне. Это был не ее друг, а кто-то иной.


– Плохо, совсем плохо, – пробурчала Хель под нос и, взяв Анну за руку, понеслась в лес.


Но далеко уйти им не удалось. Из-за деревьев показались другие волкодлаки, преимущественно охотники, а с ними Эльф, Азр, старейшина Вилар и Макс!


– Хель, прости, меня повязали на лодочной станции, – чуть не плача, простонал Эльф. – Они заставили все рассказать, говорили, что убьют Нома.


– Все хорошо, Эльфик, ты молодец, что предупредил меня, – возразила Хель и повернулась к бывшему другу. – Макс, как это понимать?


– Это все для вашего же с Эльфом блага, – заверил парень. – Никто не причинит вам вреда, и вы сможете пройти церемонию Посвящения, если ты сейчас же сдашься и не будешь сопротивляться.


– Юноша говорит правду, – подал голос старейшина Вилар. – Я лично гарантирую безопасность, если ты подчинишься. В противном случае тебя ждет смертная казнь, а твой отец не сможет занимать административные должности в течение всей оставшейся жизни. Разумеется, он подаст в отставку после такого при любом раскладе. Но сможет быть избран вожаком вновь, если на то будет воля стаи.


– Предатель! – крикнула Хель Максу. – Зачем я вообще с тобой связалась! Ненавижу тебя!


Волчица ощетинилась и зарычала.


– У тебя минута на размышление, – объявил Азр.


– Ты еще скажешь мне спасибо, – заверил Макс.


Хель что-то хотела ему ответить, но тут вмешалась Анна, потянув ее к берегу.


– Твой волк может сбить с лодки того типа?


– Да, – ответила Хель. – Но я не умею ей управлять.


– Я умею, – выпалила девушка и прыгнула в лодку.


Вслед за ними на судно забралась и Веревочка, уложив на лопатки охотника, не успевшего накинуть волчью шкуру на голову. Слава богам, судно было готово к отплытию. Анна быстро объяснила Хель, что нужно делать, и к моменту, когда охотники в обличии волков очутились на берегу, лодка, расправив парус, отошла от берега. Преследователи ринулись в воду. Анна была занята управлением, а Веревочка по-прежнему нависала над поверженным охотником. Хель схватила весло, лежавшее на палубе, и с силой ударила по голове волка, приблизившегося к борту судна. Тот взвизгнул и пошел ко дну. Двое его товарищей обратились в людей и нырнули за уходящим под воду охотником. На реке дул сильный ветер, лодка быстро набрала скорость. Волкодлаки еще какое-то время пытались нагнать беглянок, но сделать им это не удалось.


Подойдя к охотнику, которого охраняла Веревочка, Хель наступила на капюшон его шкуры.


– Сейчас я отзову волчицу, а ты встанешь, – предупредила она. – Только без глупостей.


Тот кивнул в ответ и через минуту был свободен. Шкура осталась лежать на палубе, придавленная ногой Хель.


– Плавать умеешь?


– Да, умею, – кивнул молодой охотник.


– Доплывешь?


– Думаю, да.


– Тебя же зовут Грен, ты выпустился в том году?


– Все верно, Хель. Я тоже тебя знаю.


– Ладно, ты прыгай за борт, а я кину тебе шкуру следом. Если попытаешься влезть обратно, получишь веслом.


Грен кивнул и вскоре оказался за бортом. Хель проводила его взглядом и наконец выдохнула. Все было позади, они вместе с Анной плыли по Снежной реке в Заброшенный Город. Только вот Эльф остался в руках волкодлаков, и Макс предал ее. Хель рухнула на дно лодки, закрыла лицо руками и заплакала.


Азр был в ярости, он бил своих охотников руками и ногами, изрыгая самые мерзкие ругательства. Анне удалось уйти, это был провал. Такого он просто не ожидал. Как двум подросткам удалось улизнуть из рук самых опасных охотников на земле?! Старейшина Вилар был в замешательстве, казалось, шансы на успех стопроцентные, и тут такое.


– Надо срочно вызывать лодочников, садиться на самые быстроходные суда и отправляться в погоню, – сказал Азр, провожая хмурым взглядом удаляющееся судно.


– Боюсь, они ушли уже слишком далеко, – вздохнул Вилар. – Я же бывший лодочник. Они взяли довольно резвое судно, и та девчонка, похоже, умеет им управлять.


Азр скрежетнул зубами, но не стал продолжать диалог.


– А с этим что делать? – спросил Шаки, указывая на Эльфа.


– Необходимо срочно вернуть его на церемонию, – ответил старейшина. – Мы немного задержали ее кульминацию, вы должны успеть.


– Делай, как он велит, – скомандовал Азр. – И волка не забудь прихватить.


Дождавшись, когда старейшина скроется в лесу в сопровождении Эльфа, Нома и двоих охотников, Кива подошел к Азру.


– Мы и правда не погонимся за девками?


– Правда, у меня есть идея получше. Скоро все увидишь.


Удовлетворенный таким ответом, Кива отправился следом за остальными в чащу ночного леса.


Неподалеку от берега Снежной реки стояли три каменные статуи Триединых богов. Рядом с ними горел огромный костер, освещавший лица пришедших. Это было место, возле которого традиционно завершалась церемония Посвящения. Подростки с волками стояли вокруг костра, где в медном котле варилось зелье, без которого церемония была бы невозможна. Его готовили жрецы по секретному рецепту на основе крови и плоти безликого. Каждый подросток должен подойти к котлу и выпить немного густую жидкость. После ему выдавался острый нож, и он возвращался к своему волку. Все время, пока происходило действие, жрецы пели божественные молитвы. После того как последний подросток отпил из котла, песнопения продолжились. Никаких команд не последовало. Это несколько озадачило тех, кто уже знал о ходе церемонии. Однако все продолжали молча слушать жрецов, пока на берегу не показались Макс и Эльф. Они шли в сопровождении двоих охотников. Один из них держал Эльфа под руку, а второй вел на цепи Нома. Волкодлаки с недоумением смотрели на странную процессию. Эльфа подвели к костру и силой заставили глотнуть зелья. Нож вместо парня взял один из охотников. Жрец, разливавший варево, дал сигнал хору замолчать. На минуту повисла гробовая тишина, под которую вперед вышел Гальвин. Он вскинул руки и произнес молитву Триединым богам, после которой молодые люди взяли ножи и перерезали горло своим питомцам. По берегу разнесся вой и скулеж, который вскоре затих. Песок оросила волчья кровь. Эльф отказался убивать волка, однако охотники только ухмыльнулись, заверив, что он поймет, когда будет готов. Через несколько секунд парень понял, что что-то не так. Голова кружилась, в глазах темнело. Эта жидкость, которую Эльф выпил, была не только редкой гадостью на вкус, но и туманила разум. Раздался голос в его голове: «Убей волка». Эльф попытался отмахнуться от этой мысли, но с каждым мигом она все настойчивей звучала в его ушах. В какой-то момент он понял, что сил сопротивляться больше нет. Этот сильный, властный голос, он не просил, он повелевал, и ослушаться было нельзя ни при каких обстоятельствах. Пошатываясь, Эльф взял у охранника нож и всадил волку лезвие в горло по самую рукоятку. Волк взвизгнул, отпрянул, захрипел, упал на песок и умер. Отточенными движениями волкодлаки отделили шкуру. Это заняло какое-то время. Когда все волки были освежеваны, высокий жрец прокричал:


– Время пришло! Да будет милостив Верховный бог над своими новыми сыновьями и дочерьми!


После этих слов молодые люди накинули себе на головы шкуры. Раздался оглушительный вой сотен волков, стоявших на берегу Снежной реки.


Часть вторая

Глава 1


Сердце бешено стучало в ушах, пока фигуры волкодлаков, стоявших на берегу, не скрылись из виду. Дыхание Хель постепенно приходило в норму, она понемногу успокаивалась. Все это время Анна активно управляла лодкой в одиночку.


Она сделала это! Три года планирования, все варианты коту под хвост, но в итоге получилось, а это главное. Теперь Веревочка в безопасности, и Хель не придется таскать на себе ее шкуру. Но Эльфа и Нома ей все же не удалось спасти, как и Макса с Чернышом. Хотя при одной лишь мысли о старом друге у девушки сворачивался желудок. Какой же Макс все-таки гад и трус!


– Ты долго будешь лежать? – прервала ход ее мыслей Анна.


Поднявшись, Хель уставилась на рыжеволосую девушку, которую только что вызволила из тюрьмы. Анна выглядела немного младше самой Хель. На вид ей было пятнадцать или шестнадцать лет. Фарфоровая кожа делала Анну похожей на одну из статуй, которые встречались Хель в Заброшенном Городе.


– А ты хорошо управляешься с этой лодкой.


Анна кивнула и заулыбалась.


– Да, я люблю плавать по реке с детства.


– Ого! И тебя отпускают одну?


– Нет, конечно, но меня трудно удержать взаперти, – засмеялась Анна.


– Как и меня.


– Спасибо, что вытащила из тюрьмы. Кстати, почему ты решилась на такое?


– Это очень длинная история, не уверена, что сейчас она уместна. Думаю, за нами отправят погоню.


– О, не волнуйся, твой друг выбрал очень быстроходное судно. Оно вмиг доставит нас в безопасное место. Да и ветер благоволит. Сегодня нас не догонят, – заверила Анна. – Так что рассказывай, только сиди, где сидишь, и попроси своего волка оставаться на том же месте. Не стоит разгуливать по судну ночью.


– Хорошо, – кивнула Хель и поведала про то, как впервые увидела обряд Посвящения, как подружилась с Максом и Эльфом и предложила им бежать, не упустив и подробности предательства.


– А я думала, волкодлаки – кровожадные твари.


– То же самое нам твердили о людях, – рассмеялась Хель, поглаживая Веревочку.


– Да уж, но среди людей не все такие уж хорошие, хватает и мерзавцев еще похуже Макса.


– И все же я бы хотела поплыть с тобой к Заброшенному Городу, к людям. Надеюсь, что там мы с Веревочкой обретем новый дом.


– Мы живем не в самом Заброшенном Городе, а рядом с ним, – поправила Анна. – Бральдар, так называется наша страна и одновременно столица. Это город побольше вашего, обнесенный высокой каменной стеной.


– А ты и правда лазутчица?


Анна удивленно посмотрела на Хель.


– Я не лазутчица, разумеется. Кто посылает тринадцатилетних девочек на разведку?


– Тебе тринадцать?


– Да, но до конца года исполнится четырнадцать.


– Ого, а ты в курсе, что из-за тебя чуть не началась война?


– Взрослым только дай повод, – пожала плечами Анна.


Но тут явно было что-то не так, и Хель это понимала. Не могло из-за простой девочки выйти столько шума.


– А кто твои родители?


На этом вопросе Анна замялась, и это не ускользнуло от Хель.


– Мама умерла, когда мне исполнился год. Я ее совсем не помню. Знаю, что ее звали Вика.


– Что с ней стряслось?


– Никто толком не понял. Перестала нормально есть, а вскоре совсем слегла и уже не встала.


– А отец?


– Он любил маму, тосковал и сейчас часто вспоминает ее.


Анна и Хель замолчали. Лодку быстро несло по реке, мимо крутых берегов с густыми хвойными лесами. Постепенно светало, а это означало, что они приближались к цели. Хель окончательно погрузилась в свои мысли, вновь переживая события прошлой ночи. Веревочке надоело лежать на одном месте, поэтому волчица обнюхивала трюм лодки.


Наконец впереди показались развалины гигантского арочного моста, который рухнул еще сто лет назад. Тут от рулевого на судне требовалась сноровка, чтобы обойти гигантские обломки, торчавшие из воды. Анна справилась мастерски. Сразу за мостом начинались руины древнего города, но до Бральдара нужно было плыть еще как минимум час.


– Ты так и не ответила, кто твой отец, – прервала молчание Хель.


Анна серьезно посмотрела на свою спасительницу, размышляя, стоит ли говорить сейчас. «Она вот-вот сама все увидит», – подумала Анна и сказала:


– Моего отца зовут Гарри по прозвищу Ослепленный, тридцать шестой король Бральдара. А я его единственная дочь и наследница престола, принцесса Анна.


– Так ты принцесса! – воскликнула Хель. – Я подозревала, что ты важная шишка, но чтобы дочь короля из Заброшенного Города!


Анна улыбнулась и произнесла:


– Я не слишком люблю это афишировать. Подобные заявления больше мешают, чем помогают.


– Да уж, в этом мы с тобой похожи, моим приключениям в последнее время тоже активно мешали.


– Так, значит, ты подозревала, что я важная шишка.


Хель пожала плечами.


– Я не была уверена до конца, но теплилась надежда. В клане только и говорили, что ты лазутчица самого короля!


Затем она внимательно посмотрела на Анну и произнесла самым серьезным голосом:


– Как уже говорила, я хочу остаться жить в вашем городе с Веревочкой. Как думаешь, твой отец позволит?


– Я думаю, что отец задаст мне приличную трепку, – вздохнула Анна. – И конечно, он позволит тебе остаться! Я думаю, вы с волчицей даже сможете поселиться во дворце в гостевых покоях.


Это успокоило Хель.


– А какой он, твой отец?


– Он добрый, даже слишком. Когда я была маленькой, мои родные дяди захотели свергнуть отца с трона. Они заперли его в темнице и ослепили. Меня тогда успели вывезти в последний момент наши сторонники. Они же позже организовали побег из тюрьмы. Отец собрал армию и победил врагов. Люди хотели, чтобы он казнил восставших всех до единого, но мятежные братья пали на поле битвы. А их сторонников лишь отправили в тюрьму и многих за эти годы уже выпустили на волю. Отец сохранил им жизнь и вернул свободу, только кто вернет ему зрение?


– Может быть, и хорошо, что король так сделал. Возможно, он обрел новых друзей среди старых врагов.


– Брось, люди не склонны меняться, – вздохнула Анна. – И не любят исправлять ошибки. Когда-то двенадцать семей основали наше королевство. Среди них были и мои предки, Фланнаганы, которые по сей день правят в Бральдаре. Остальные стали именовать себя знатными родами и сегодня составляют элиту. Но это не люди, а мерзкие твари, которые только и думают, как бы подставить друг друга. И когда они клянутся в верности моему отцу, я им не верю.


В это время они увидели слева небольшую речку, которая впадала в Снежную. Анна приказала беречь голову и, развернувшись, направила судно к ней.


– Что это за река?


– Это Коршунов ручей.


– Для ручья он как-то великоват.


– Да, лет сорок назад бральдарцы прорыли судоходный канал, который ведет к столице. Еще каких-то полчаса, и мы дома.


Хель уселась поудобней, подозвала Веревочку и приготовилась к встрече с новой жизнью, о которой она пока почти ничего не знала. Тем лучше, именно этого она и хотела.

Глава 2


Остаток ночи Эльф спал скверно, то и дело ворочаясь на кушетке. Он убил своего волка Нома, разделал его, как боги черепаху. Эта картинка появлялась перед глазами при каждой попытке уснуть. Утро он встретил в камере. Шансов отвертеться не было, его ждал суд старейшин и их суровый вердикт. Но вначале он все же пройдет вторую часть церемонии Посвящения, на которой узнает, в какую стаю попадет. Эльф открыл глаза еще до того, как объявили подъем, и долго смотрел в узкое окошко, размышляя над тем, удалось ли Хель уйти и что теперь будет с ним. Хорошо еще, что шкуру Нома у него забрали на время тюремного срока. Меньше всего ему сейчас хотелось видеть свежие следы вчерашнего убийства. Это все Макс, трусливая овца, зря Хель рассказала ему о побеге. Но ведь они доверяли ему. В какой момент друг, которого знаешь много лет, превращается в чужака? Почему еще вчера Макс, который говорил о бесстрашии и доблести, сегодня проявил низость и малодушие? Неужели Эльф так ошибся, когда решил, что этот парень достоин войти в его самое близкое окружение?


Размышления Эльфа оборвались в тот момент, когда в камеру вошел охранник. Здоровенный волкодлак жестом приказал заключенному следовать за ним. Снаружи уже ждали охотники. Они сопроводили Эльфа до Общественной площади, на которой должно было вот-вот начаться действо. На ней располагалось семь домов для каждой стаи. Черепичная крыша и входная дверь каждого была выкрашена в соответствующий цвет. Дом знахарей – в белый, охотников – в черный, ремесленников – в серый, пастухов – в зеленый, учителей – в красный, лодочников – в синий, служителей – в желтый.


Молодые волкодлаки собрались на площади и выстроились напротив семи домов. Возле входа в каждый стоял вожак. В центре площади находился вождь клана Хоруг.


– Сегодня знаменательный день не только для вас, но и для всего клана Железных Клыков, – начал вождь. – Железные Клыки существуют уже четыре сотни лет, с тех пор как Роллон Искатель пришел на эти земли со своими волкодлаками. С тех давних времен и по сей день наш клан накапливал силу и богатства, с этим приходится считаться и волкодлакам, и людям. И все это благодаря тем, чья работа, может быть, и не видна с первого взгляда. Возможно, кому-то его выбор покажется незначительным, но каждый полноценный член нашего клана обязан выполнять свой долг на совесть, неся эту ношу с честью. И только так у нас есть шанс противостоять вызовам, которые бросают боги, природа и враги. Здесь и сейчас вы определите свою стаю и предназначение. Каким бы способом вы ни принесли пользу нашему клану, делайте свое дело так, чтобы вами гордились. Да защитят вас Триединые боги!


С этими словами вождь подал сигнал, и вожаки семи стай взяли в руки списки с именами новичков. Списки составлялись на основании способностей молодых волкодлаков к тем или иным наукам и ремеслам, личных пожеланий и лимита, который ограничивал численность некоторых стай. Так, знахарей и учителей не могло быть больше ста одновременно. А значит, набор туда был открыт не всегда. В этом году места были во всех семи стаях. Меньше всего – у лодочников и учителей, и те, и другие могли взять только двоих новичков. Еще четверых ждали знахари. Стая охотников традиционно отбирала себе молодняк первой и ровно столько, сколько им требовалось. Они сами ограничивали свои аппетиты. Поскольку их лидер Хар был убит, а выборы нового вожака только предстояли, возле дома охотников стоял один из командиров – Эдур. На его бритой голове была татуировка в форме змеи, пожиравшей саму себя.


Вожаки по очереди называли имена. Новичок подходил к лидеру стаи, получал одобряющий хлопок по плечу и удалялся в один из семи домов, где ждали теплый прием и праздничный обед.


Эльф должен был пойти в лодочники, его дядя позаботился об этом заранее. Но их вожак Рюрик зачитал свой список, а Эльф так и остался стоять в толпе под охраной двух охотников. Постепенно прошли зачисления в шесть стай, и по традиции настало время для служителей. Это была самая многочисленная стая в клане, ее члены занимались всевозможной черной работой. Они мели улицы, таскали грузы, копали ямы и считались самой незначительной стаей среди остальных. Туда брали тех, кто, как полагали, не мог лечить, учить, охотиться, овладеть мастерством, управлять лодкой или стадом овец. И первым из списка вожак служителей Зар назвал имя Эльфа. Теперь все встало на свои места, это и было наказание.


Зар похлопал парня по плечу, и Эльф направился к двери дома с желтой крышей. Но не успел он взяться за ручку, как его остановили охранники.


– Сегодня без торжественной части, – усмехнулся один из них. – Пойдешь обратно в свою камеру.


Эльф только вздохнул и, повинуясь надзирателям, послушно побрел в сторону тюрьмы на глазах у остальных. Они уже достигли границы площади и собирались свернуть направо, как их догнал седеющий мужчина лет сорока на вид, с небольшим животиком, выглядывающим из-под синего кафтана. Охотники, остановившись, уставились на него.


– Я капитан судна Эльдор, а это мой племянник, мне нужно сказать ему пару слов, – спокойно пояснил тот.


– Дядя Эльдор! – обрадовался Эльф.


– Да, знаю я, кто ты. У тебя есть две минуты, – кивнул охотник и отпустил пленника.


– Как ты?


– Так себе, Ном умер, я в тюрьме, еще и в лодочники не попал.


– Твои родители в шоке от того, что вы с Хель вычудили вчера ночью. Они очень переживают за тебя.


– Наверное, поэтому их сегодня не было на площади? – вздохнул Эльф.


– Еще они очень злятся, – Эльдор достал небольшую бумажку, в которую что-то было завернуто.


– Это еще что? – кивнул охранник.


– Сало, – сказал лодочник и развернул бумажку, в которую действительно было завернуто угощение. – Вы не против? У меня и для вас имеется.


Он достал еще пару кусков и отдал их охотникам. Те, оглянувшись по сторонам и убедившись, что за ними не наблюдают, спрятали угощение и разрешили забрать Эльфу его кусок.


– Ты держись там, – напутствовал Эльдор. – Я буду молиться за тебя Триединым богам.


Он развернулся и зашагал прочь.


Вернувшись в камеру, Эльф с трудом дождался вечера, когда надзиратель принес свечку. После того как тот вышел за дверь, Эльф развернул бумажку, в которую было завернуто сало, и начал греть ее над пламенем. Как он и предполагал, вскоре на ней появились буквы. Дядя написал ему послание молоком. Это был их старый фокус, в детстве Эльф и Эльдор часто писали друг другу такие письма. Вот что там было:


«Дорогой племянник, мне сложно судить тебя за то, что ты хотел сохранить жизнь Нома. Можешь мне не верить, но среди волкодлаков есть те, кто жалеет, что прошел церемонию Посвящения. Я рад, что твоей подруге удалось бежать. Правда, я так и не понял, для чего вы освободили эту девушку из Заброшенного Города. Вся эта история не на шутку разозлила очень многих высокопоставленных волкодлаков. Думаю, ты еще не в курсе, но твое наказание не ограничится распределением в клан служителей. Совет старейшин решил заключить тебя в тюрьму на три года с ограничением в праве передвижения за стены поселка еще на десять лет. Поверь, ты легко отделался, были те, кто высказывался за публичную казнь. Впрочем, в итоге сошлись на куда более мягком варианте. Очень надеюсь на то, что эту новость ты примешь стойко и запасешься мужеством. Я постараюсь что-нибудь придумать и вытащить тебя отсюда, но чуть позже. Сейчас из-за бегства этой девушки творится что-то странное, и разумнее оставаться в тени. Буду держать тебя в курсе событий. С любовью и надеждой на скорую встречу, твой дядя Эльдор. P. S. Сало очень вкусное, как ты любишь».


Эльф еще дважды за ночь перечитал письмо от дяди прежде, чем смог наконец лечь в койку. Три года – это много, к этому времени ему уже стукнет двадцать, и после этого он еще десять лет будет заперт в поселке, подметая улицы. Под эти мрачные мысли Эльф задремал. Сон перенес его из каменных застенков в те времена, когда он мог еще рассекать с дядей на лодке по Снежной реке и Великому озеру.

Глава 3


Издалека Бральдар показался Хель просто огромным по сравнению с тем местом, где она выросла. У волкодлаков не было обычая давать своим поселкам имена, так как они руководствовались принципом один клан – один дом. Поэтому просто говорили «поселок клана Белой Длани» или «поселок клана Горных Волков». Но это место однозначно заслуживало того, чтобы дать ему отдельное имя. Когда-то в школе Хель слышала, что в их клане живет пять или шесть тысяч волкодлаков. По словам Анны, здесь проживало не менее тридцати тысяч людей.


– И это еще не конец, в нашем королевстве еще девять городов. Правда, они сильно меньше даже вашего поселения, но все же тысяч двадцать на всех наберется.


– Даже удивительно, как при таком численном перевесе люди еще не покорили наш клан, – поразилась Хель.


– Ну, на самом деле, большая часть людей не состоит в армии. У нас военному искусству обучают с малолетства. Нужно лет десять, чтобы из мальчика вышел воин. Это удел обеспеченных семей. Хотя в городскую стражу набирают и простолюдинов, но они не так хорошо обучены.


Тем временем лодка причалила к пирсу, у которого уже стояло десятка три всевозможных судов. В порту велась активная торговля, люди выкладывали товары на лотки и самодельные прилавки. Тут была жирная рыба, грибы, ткани, глиняная и металлическая посуда и многое другое. У Хель разбегались глаза. В ее родном поселке пищу и служебную одежду раздавали за работу. Еще четыре раза в год проходила ярмарка, но даже она была, несомненно, бедней, чем Речной базар в Бральдаре, работавший, как оказалось, ежедневно.


Почти сразу после того, как девушки и волчица сошли на берег, их окружила толпа людей. Лодочники узнали принцессу и сразу сообщили о ее прибытии всей округе. Все интересовались тем, куда она пропала. Однако убедившись, что Анна в порядке, люди переключили свое внимание на незнакомку с волком. И это немудрено, ведь бральдарцы не имели дела с этими опасными хищниками, а значит, девушка из волкодлаков. Только они имели власть над этими зверюгами. Люди начали задавать вопросы, плотнее обступая девушек. Анна растерялась, положение с каждой секундой становилось все серьезней. Люди начали возмущаться, но пока на расстоянии, опасаясь зверя. Городская стража подоспела вовремя, распихав локтями толпу и взявшись сопроводить принцессу и ее гостей до королевского дворца. Люди на пирсе недоуменно перешептывались: принцесса Анна сначала исчезла, а затем прибыла в столицу на неизвестной лодке волкодлаком.


Отряд городской стражи, сопровождавший девушек, возглавлял Андуз Фейн, командир Западных ворот. Ему было двадцать пять лет, и он только в прошлом году получил эту должность. Его каштановые волосы были коротко подстрижены и торчали ежиком. На взгляд Анны, эта прическа делала его довольно забавным, во многом благодаря растопыренным ушам. Шлем Андуз не любил и обычно таскал его на груди. Командир носил кольчугу, подчеркивающую его знатное происхождение. Все остальные воины были облачены в плотные стеганые кафтаны, перевязанные кожаными ремнями. Из вооружения у них имелись деревянный щит, копье и короткий меч.


Хель было в диковинку видеть вооруженных людей, так как волкодлаки не признавали оружие, считая его уделом трусов. Хотя она слышала, что в клане Медведеруков использовали острые металлические когти, которые надевались на пальцы, но никогда их не видела. Разглядывая местные дома и их обитателей, Хель понемногу начала отставать. Поняла она это, когда один из стражников одернул подол ее платья, напоминая, что надо двигаться вперед. В это время Андуз и Анна весело болтали. В начале своей военной карьеры, восемь лет назад, Андуз Фейн был распределен в стражу, охранявшую покои шестилетней принцессы. Он прослужил там три года, и за это время они подружились. Позже его перевели в гарнизон Западных ворот, но их общение не прекратилось. Теперь Анна подрастала, и ей все больше нравилось внимание со стороны, как ей казалось, взрослого мужчины. Андуз же относился к принцессе как к младшей сестре, которая нуждалась в опеке.


– Куда ты пропала? Король безумно волновался, даже Ржавый мост перекрыл, думал, тебя волкодлаки схватили.


– Скажем так, мне хотелось кое-что увидеть, кое-что интересное… Но я столкнулась с непредвиденными трудностями. Впрочем, я вернулась вовремя.


Андуз вздохнул, видимо, «вовремя» обозначало у Анны свои конкретные сроки, которыми она не считала нужным делиться с остальными.


– И все же знать недовольна тем, что мы нарушили договор с кланом Железных Клыков. И недовольство их только возрастет, когда они узнают, что дело было пустяковым и ты сама вернулась домой. Впрочем, ряд людей предполагали именно такой сценарий.


– Мой папа несколько истеричен, не вижу повода для беспокойства.


Анна попыталась сказать эту фразу насколько возможно более небрежно. Ей изо всех сил не хотелось признавать, что она подвела отца.


– И все же ты подкинула пару поросят в огород короля. Кстати, а кто это с тобой? – кивнул Андуз на девушку с волком.


– Моя новая подруга, – улыбнувшись, ответила Анна. – И ее ручная волчица.


– А у подруги есть имя?


– Хель, а волчицу зовут Веревочка.


– Отлично! И откуда у нас Хель?


– Она из клана Железных Клыков.


Андуз Фейн раздраженно зашипел принцессе в ухо:


– Значит, ты привела в столицу волкодлака, да еще и из того самого клана, воины которого недавно торчали под стенами Бральдара, угрожая нам!


– Я не виновата, что под нашими стенами вечно кто-то торчит.


– Ты даешь всяким Гиллам и Калхоунам повод для восстания, – предупредил Андуз Фейн.


– Сколько себя помню, при дворе все говорят, что власти отца угрожает то одно, то другое, уже надоело это слушать, – фыркнула принцесса.


– Ты тогда была маленькой, но я хорошо помню, когда братья Гарри Ослепленного взяли столицу…


– Не смей так называть отца! – резко оборвала его Анна. – Терпеть не могу это прозвище.


Принцесса дала понять, что разговор окончен, хотя довольно глупо и нелепо было с ее стороны кричать на Андуза. Однако больше всего на свете Анну раздражало то, что любой ее неосторожный шаг постоянно критиковался. Принцессе непрестанно напоминали, что она может стать виновницей какого-нибудь страшного восстания, которое погубит династию Фланнаганов, а быть постоянно виноватой Анне ужасно надоело.


Оставшийся отрезок пути они проделали молча, Анна старалась идти чуть впереди городских стражников. Так они и подошли к длинному трехэтажному каменному дому. Многие строения в Заброшенном Городе были на порядок выше этого, но их безжизненные остовы не могли сравниться с внешним убранством королевского дворца, на каждом камне которого был искусно вырезан причудливый узор. Весть о прибытии принцессы уже дошла до королевских покоев, и как только Анна и остальные подошли к главному входу, им навстречу вышел Гарри под руку со слугой.


Хель впервые увидела короля людей. Девушка с интересом отметила длинную рыжую бороду на худом вытянутом лице. Его глаза закрывала повязка с изображением глаз, по мнению девушки, не слишком удачно нарисованных.


– Принцесса Анна! – громко объявил слуга, стоявший у ворот. – В сопровождении Андуза Фейна, командира Западных ворот!


Анна подошла к отцу вплотную и разрешила коснуться своего лица. После чего отошла на пару шагов назад.


– Где ты была, ради Триединых богов! – воскликнул король. – Мы чуть не начали войну с Железными Клыками!


– Привет, папа, – выдохнула Анна. – Я отлучилась по делам на пару дней.


– Отлучилась? – раздраженно переспросил король, пытаясь не сорваться на крик. – Я думал, что тебя похитили или разорвали дикие звери в лесу. А ты отлучилась по делам! И что же это за дела, позволь узнать?


Анна закатила глаза, поджала губы и выпалила:


– Я хотела посмотреть на обряд Посвящения у волкодлаков, но попалась в лапы охотников. Моя подруга Хель и ее волчица Веревочка спасли меня, рискуя своими жизнями, и помогли добраться до Бральдара.


Король внимательно выслушал дочь, губы его скривились, но, когда та закончила, голос смягчился.


– Ты нас всех здорово напугала. С тобой все в порядке, тебя не ранили?


– Нет, – помотала головой Анна. – Я в полном порядке.


– Твоя подруга здесь?


– Да, – подала голос Хель. – И я рада приветствовать вас.


– Подойди, – сказал король. – Хочу «увидеть» тебя.


Хель дала волчице команду оставаться на месте, а сама подошла к Гарри Ослепленному, который ощупал ее лицо и руки.


– Значит, ты из волкодлаков.


– Да, из клана Железных Клыков.


– Она, по сути, уже не волкодлак, – вступила в разговор Анна. – Хель пропустила Посвящение, она не сможет уже воссоединиться со своей волчицей.


– Это правда? – спросил король.


– Да, это так.


– Очень интересно. Я благодарен тебе за спасение моей единственной дочери. Что ты хочешь за это?


– Позвольте нам с Веревочкой остаться жить в вашем городе, – попросила Хель. – Мне здесь очень нравится.


– Хорошо, я распоряжусь, чтобы тебе выделили комнату во дворце. Твоя волчица будет спать с тобой, другого места у нас для нее нет. Трапеза три раза в день на кухне для прислуги.


– Она может обедать с нами!


– Во-первых, за королевским столом могут сидеть только Фланнаганы, и никто более, – отрезал король. – Во-вторых, в наказание за свою глупость тебе запрещается покидать территорию королевского дворца на неопределенный срок. И только посмей ослушаться приказа своего короля! В следующий раз я посажу тебя на цепь в своей комнате. Тебе все ясно?


Анна вздохнула и согласилась с отцом.


– Из-за выходки твоей дочери мы все стоим на пороге войны с Железными Клыками, – подал голос низкорослый мужчина из свиты короля. Его звали Гарри Фейн, и он был нынешним главой рода Фейнов.


– Наш отряд во главе с моим племянников Рэдом ушел вместе с охотниками Азра Проклятого, все знают, что с ними стало. А теперь со дня на день мы ждем начала новой войны с волкодлаками. И все из-за возмутительной выходки принцессы Анны.


Король Гарри внимательно выслушал Фейна и, сделав пару шагов ему навстречу, взял слово.


– Гарри Фейн, наша конница и ее командир Рэд выполняли свой долг перед королевством. Защищать интересы короны – это один из приоритетов армии, или теперь это не так?


Гарри Фейн посмотрел на короля с гневным видом, но промолчал, не смея перебивать. Тем временем тот разошелся.


– Так или иначе, несовершеннолетние не несут ответственности за свои действия по законам королевства.


– Ее несут их родители, – учтиво напомнил кто-то из свиты.


– Это так, – согласился король. – И моя задача как отца и короля – разрешить конфликт как можно скорее. Но при этом я не посмею кому-либо указывать, как мне вести себя с дочерью. Это всем понятно?


Свита молчала, никто, даже Гарри Фейн, не посмел возразить королю. Однако монарху и этого было мало.


– Хотя с чего это ты, Гарри Фейн, взял, что война с волкодлаками будет? Может быть, ты сам хочешь ее начала? Я и мои советники считаем, что волкодлаки испугаются развязать ее.


– Они начнут воину, – подала голос Хель.


Весь королевский двор вновь обратил внимание на девушку с волком.


– Я сама слышала, что Азр и некоторые старейшины выступают за начало войны. И они очень постараются ее развязать.


– Откуда у тебя такая информация? – удивился король.


– Мой отец – вожак стаи знахарей. Он говорил об этом.


– Что ж, если Проклятый решил прийти с войной, то он не успокоится, пока не осуществит свой черный замысел. Но мы уже однажды разбили его в этом самом месте. Разобьем вновь, если понадобится.


В сопровождении слуг король молча удалился во дворец. Хель и Анна какое-то время еще постояли на улице, пока остальные придворные тихо перешептывались. И, судя по всему, не все были довольны появлением девушек в Бральдаре.

Глава 4


В длинном деревянном доме с пышным палисадником за столом сидели старейшины, все семеро. На скамье недалеко от них расположились Азр и Хоруг, присутствовавшие на сегодняшнем Совете. Вечерело, на столе стояли свечи, отбрасывая причудливые тени на бревенчатые стены.


Глава Совета, восьмидесятилетний Рохт, внимательно слушал отчет старейшины Ратибора, который обсуждал вопрос о падеже коров. Рохт был уже стар, даже слишком, его волосы давно поседели, во рту не было ни одного зуба, а лицо покрывали глубокие морщины. Рохт прошел путь от простого пастуха до вождя клана. Он был уважаемым волкодлаком, сделавшим многое для Железных Клыков, поэтому его и избрали старейшиной. Многие были за, и Рохту это казалось тогда естественным продолжением пути, которому он следовал все эти годы. С того дня прошло уже двадцать лет, но старейшина так и не сделал того, чего хотел больше всего на свете. Эта мысль волновала его, заставляя двигаться вперед и искать пути решения. Когда-то очень давно Рохт дал себе слово, что при нем Железные Клыки возвысятся над остальными народами и он станет непосредственным творцом этих событий. Однако время шло, но ни на посту вождя, ни на посту старейшины Рохт так и не добился желаемого. Это все потому, что ему постоянно кто-то мешал: Совет, глупые законы, выборы. Беда состояла в том, что единицы современников были готовы к решительным действиям. Для остальных клан являлся эдаким «большим родителем», который приказывал и повелевал, но между тем и давал защиту от ошибок при принятии решений. Ты должен делать то, что входит в компетенции твоей стаи, а остальное – не твоего ума дело. С одной стороны, это удобно, а с другой – при отсутствии концентрации власти в одних руках кланы переполняли вечно ноющие волкодлаки, которые боялись сделать лишний вдох «как бы чего не вышло». Вот и сегодня напротив главы Совета старейшин сидели Азр и Хоруг. Один пришел, чтобы помочь Рохту осуществить его планы, а другой – чтобы оставить все как есть, и не трогать старые раны. Но в этот раз старейшина не собирался уступать, у него оставалось слишком мало времени.


Как раз Ратибор закончил речь, а старейшины вынесли вердикт, который Рохт даже толком не выслушал и принял. Теперь о важном:


– На повестке дня еще один вопрос, – откашлявшись, произнес глава Совета.


Рохт взял паузу и оценил нарастающее напряжение в помещении.


– Люди из Заброшенного Города взяли в плен наших охотников. Сейчас решается их судьба, и так как Анну мы упустили, возникает вопрос, как освободить бедолаг. Ваши предложения.


– Вот тот, кто упустил пленницу, пусть и думает, как с этим разобраться, – язвительно заявил старейшина Ратибор.


Рохт его терпеть не мог: мерзкий, стрижка ежиком, вечно брюзжащий старикашка, получивший место в Совете семь лет назад. Его кандидатуру поддержали, казалось, самые склочные и неприятные старики во всем клане, но их голосов хватило для минимальной победы.


– Азр здесь, и мы дадим ему слово, когда будет необходимо, – спокойно ответил Рохт. – Однако в данный момент я бы хотел услышать ваше мнение.


Но старейшины молчали. Ведь, по сути, было только два пути: оставить охотников умирать в плену у людей или начать войну. Никто не хотел брать на себя ответственность ни за то, ни за другое. «Кучка трусливых стариканов. Ни на что не годных к тому же», – вздохнул Рохт.


– Сложная ситуация, – наконец прервал паузу Блуд. – С одной стороны, мы должны ответить на нее адекватно. Захват Ржавого моста и нападение на охотников – серьезные преступления. С другой стороны, мы только что потеряли вожака стаи охотников, смелого и надежного воина, которого нельзя сегодня никем заменить. Это уменьшает наши шансы на успех в возможной войне.


– Значит, ты предлагаешь бросить охотников на милость Триединых богов?


Блуд утвердительно качнул головой и добавил:


– Долг охотников – служить клану и, если надо, отдать за него жизнь. Если мы вступим в войну без сильного лидера, то можем проиграть. Вождь со мной согласен.


«Значит, Хоруг на твоей стороне, жалкий трус, – подумал Рохт. – Как знал, что эти двое будут против войны».


Когда старейшина Тракка отправился к Триединым, на его место претендовали трое: Суддор, которого поддерживал сам Рохт, Олег, бывший пастух, и этот выскочка Блуд, без умолку моловший языком и быстро сдружившийся с Хоругом. Рохт терпеть его не мог. Старейшина – глаза и уши вождя клана, где такое видано?


– И все же клан не должен бросать в беде своих сыновей.


– Иногда того требуют обстоятельства, через которые лучше не переступать.


Рохт погладил бритый подбородок и обратился к сидевшим на скамейке возле стены.


– Слово предоставляется вождю клана Железных Клыков Хоругу.


Грузный волкодлак в черном, расшитом золотом кафтане встал со своего места.


– Под моим присмотром находятся все стаи нашего клана. И я всегда выражаю обеспокоенность, когда кому-то угрожает опасность. Сегодня речь идет о Магнусе и Ньяле, хороших охотниках, которых я знаю лично. О Граке я наслышан от Хартига. Он рассказал, как молодой волкодлак вывел отряд из окружения. Кроме того, Грака внес большой вклад в отражение атаки медведей-оборотней.


– В которых лично я не верю, – фыркнул старейшина Вилар, чье лицо покрывали уродливые бородавки.


Хоруг пропустил этот комментарий мимо ушей и продолжил:


– Однако мое мнение как вождя – если сейчас начнем войну без сильного вожака в стае охотников, то проиграем.


– А с чего ты взял, что этого лидера нет? – не выдержав, перебил его Азр.


В другой момент Рохт осадил бы охотника, сказав, что слова ему пока не давали, но глава старейшин этого не сделал, обозначив таким образом свое согласие с ним.


– Старейшины должны уже назначить дату выборов нового вожака в стае охотников.


– Пока назначим, пока выборы пройдут, уже и пленников в живых не застанем, – прокомментировал Ратибор. – Может быть, ты, Азр, хочешь принять участие в выборах?


– Я думаю, в этом нет необходимости, – мотнул головой волкодлак. – Мое время прошло.


– Но люди из Заброшенного Города называют Азра Проклятым и пугают детей рассказами о нем, – вступил в полемику Боровик. – Может, его нам и отправить в качестве временного вожака охотников? Люди его боятся, а охотники уважают.


Это был запланированный спектакль, именно эти слова произнес Боровик в нужный момент по просьбе Рохта. Старейшина был обязан ему, в свое время именно Рохт продвинул его кандидатуру в Совет. Нынешний глава старейшин старался заполнить ключевые должности сторонниками, порой это приносило неплохие дивиденды.


– Возмутительно! – прошипел сидевший до этого тихо старейшина Ааз. – Сколько крови пролилось из-за этого волкодлака, которого стоило еще тогда судить, как я и говорил. А теперь он не только избежал наказания, но может возглавить нашу армию, чтобы повторно потерпеть поражение и уже окончательно погубить клан.


– Мы и в тот раз не проиграли, – напомнил Азр старейшине.


– Единственное, для чего ты тут стоишь и поешь нам про войну, это та самая причина, из-за которой тебя переполняет ненависть. Но твою сестру не воскресить, Азр. Однако я вижу, что здесь есть те, кто жаждет войны. И откровенно странно слышать такие речи от старейшин, которые должны оберегать клан от излишних жертв и лишений. Неужели мальчишка и парочка плешивых охотников так важны? Сколько жертв ради их спасения Рохт, Азр и Блуд готовы принести?


Старейшина перевел дыхание и продолжил:


– И кстати, мне очень интересно, почему на совете не рассматривается вопрос о дочери Хведрунга, которая сбежала вместе с Анной? Кажется, ее зовут Хель.


– Да, она сбежала, не пройдя церемонию, и теперь не может считаться членом нашего клана, – пояснил вождь. – Я говорил с Хведрунгом, они с женой в шоке, потому я пока попросил не выносить вопрос на сегодняшнее обсуждение. Пусть немного успокоятся, и мы обязательно поговорим об этом.


– Ааз, никто не готов вступать в войну из-за троих охотников, – раздался голос Рохта. – Но если наш клан будет спускать подобное отношение к себе, то об этом станет известно и другие тоже захотят вытереть об нас ноги. Лично я считаю, что война неизбежна и люди из Города сделали все, чтобы она началась.


Эти слова Рохта вызвали шквал эмоций и споров. Волкодлаки наперебой кричали, не слыша друг друга. Совет почти зашел в тупик, как слово взял старейшина Торбун.


– У меня есть одно предложение, которое, возможно, устроит обе стороны, – тихо произнес он. Это заставило остальных замолчать и обратить на старейшину внимание. – Давайте дадим выкуп за пленников серебром, но с условием, что они уберут стражу на Ржавом мосту. Так мы предложим людям возможность выхода из ситуации и сохраним лицо, не ввязываясь в войну.


Предложение было спорное, но многим понравилось. Было объявлено голосование. В итоге за войну выступили Рохт и Боровик, а за выкуп пятеро старейшин. К неудовольствию главы Совета, теперь предстояло собрать нужную сумму, и это вместо войны. Эти трусливые старцы и их не менее трусливый вождь опять приняли решение, которое отдаляло Рохта от заветной мечты. Но ничего, он ждал уже достаточно долго, время еще есть.

Глава 5


Выкуп собрали в течение одного дня. Сундук, плотно набитый серебром, погрузили на черного здоровенного быка. Ранним утром командир отряда Эдур, прозванный Змееголовым, и еще дюжина охотников заканчивали сборы и готовились к походу в Заброшенный Город. Волкодлаки пребывали в бодром расположении духа, отпуская сальные шуточки по поводу отношений быка и единственного новичка в отряде – Макса. Однако новенький никак не реагировал на остроты, и от него в итоге отстали. Голова Макса была занята мыслями, которые не давали спать уже которую ночь. Эльф сидел в тюрьме, а Хель бежала к людям, и все из-за него. Хотя ее всегда тянуло туда, и в этом не было ничего неожиданного для Макса. И все же он чувствовал, что должен поговорить с бывшей подругой, объяснить свой поступок. Ведь Макс хотел как лучше, он желал добра друзьям, которые явно заигрались. Эльф еще легко отделался, его мать сказала, что его посадили в тюрьму на три года. Это не так уж и долго, хватит, чтобы одуматься и принять новую стаю. Макс очень хотел, чтобы Эльф когда-нибудь простил его и они вновь стали друзьями. Но возможно ли это, он пока не знал. Как и не знал, что стало с Хель, уплывшей к людям. Вчера вечером Эдур объявил, что охотники идут в Город, чтобы договориться о выкупе пленных. Поначалу командир не хотел брать новичка, дескать, тот еще слишком молод, но Макс практически вымолил участие в этом деле. Для него это стало первым заданием. Макс рассказал отцу, чтобы он мог гордиться сыном, но Рогдар лишь пожал плечами и пожелал удачи. Это только подстегнуло Макса.


«Ничего, как только вернусь домой с освобожденными охотниками, будет говорить иначе».


Солнце уже достаточно высоко поднялось над горизонтом, когда отряд наконец тронулся в путь. Вместе с охотниками в Заброшенный Город направился и старейшина Торбун, собиравшийся взять на себя бремя переговоров с королем Гарри. Люди его не знали, но тем лучше для волкодлаков, может, удастся избежать лишнего негатива. Грузный старейшина уселся в повозку рядом с сундуком, щелкнули вожжи, и бык нехотя тронулся с места. К обеду отряд добрался до границы земель клана и Заброшенного Города. Стоял самый жаркий день за все лето, с волкодлаков, одетых в шкуры, лил пот. Грузный старейшина с трудом переносил жару даже в повозке, поэтому вскоре попросил остановки. Эдур указал на пустырь, заросший травой, и направил отряд туда. Это было хорошее место для привала с точки зрения охотников. На открытой местности не стоило ожидать внезапного нападения, а осторожность сегодня явно была не лишней. Однако это вызвало протесты Торбуна, который надеялся укрыться в тени деревьев, а не печься на солнце. Командир пожал плечами и предложил старейшине усесться в ближайших кустах, а чтобы тому было спокойней, приказал Максу сопроводить его. Макс, который так же мучился от жары, с радостью принялся исполнять поручение и уже через несколько минут разлегся в тени. Старейшина, тяжело дыша, присоединился к охотнику.


– Слушай, парень, а тебя как звать?


– Макс.


– Ты же недавно в охотниках? Тебя посвящали на днях.


– Да, все верно, это мое первое задание.


– И сразу такое ответственное, – удивился старейшина. – Не думал, что Эдур возьмет кого-то из новичков.


– Я потомственный охотник, – гордо заявил Макс. – Мой дед был охотником, мой отец Рогдар принес тушу безликого в поселок в этом году.


– Эй, да ты никак внук Кнуда, – догадался старейшина.


– Все верно.


– Славным командиром был твой дед. Упертый ужасно, но охотник что надо. Я помню его.


Чувство важности захватило разум Макса. Он и сам гордился дедом, хотя тот и правда отличался суровым нравом, но должность обязывала. Торбун достал из-за пазухи вяленую говядину и предложил Максу. Тот согласился, и они вместе начали пережевывать тоненькие кусочки черного мяса.


– Долго ты напрашивался в поход к Змееголовому? – продолжил разговор старейшина.


– С чего вы взяли, что я напрашивался? – буркнул Макс.


– Новичков на такие дела обычно не берут.


– Тоже мне, дела – идти за повозкой.


– Ну, в Заброшенном Городе всякое случается, тут чужая земля. Кроме того, я, кажется, знаю, почему ты идешь с нами.


Макс повернулся к Торбуну и непонимающе уставился на старика.


– Ты ведь сдал ту девушку, дочь Хведрунга. Она сбежала с Анной, и ты думаешь, что сможешь встретить ее в столице людей. Я слышал, вы с ней дружили.


– Да, это был я, – вздохнул Макс. – Однако ни с кем я встречаться не собираюсь. – И, немного помолчав, добавил: – Может, ее и нет там, куда мы идем. Хель – она такая, делает что захочет.


– Очень интересно.


– Нет тут ничего интересного, – буркнул Макс и поднялся с земли, чтобы сходить в туалет.


– Но лучше тебе не отходить от нас, когда мы прибудем в столицу людей. Можно нарваться на неприятности, а в нашей миссии это чревато последствиями.


«Какой приставучий», – мысленно вздохнул Макс.


Старик дождался, пока охотник к нему вернется, и продолжил:


– Не очень-то ты учтиво общаешься со старейшиной.


– Прошу прощения, я не хотел, просто немного волнуюсь.


– Да ладно, я и сам был когда-то в твоем возрасте, – подмигнул он. – И мне тоже нравилась одна девушка, огонь просто! Особенная…


– И что же с ней стало? – поинтересовался Макс.


– Фриг выбрала стаю охотников. Она сделала все, чтобы туда попасть. К сожалению, ее отряд случайно столкнулся на охоте с кланом Белой Длани, мы тогда враждовали. Фриг пала в том бою, ей было всего двадцать два года. Кстати, в той битве принимал участие и твой дед, правда, командиром он еще не стал.


– Правда? Он ничего не говорил об этом.


– Да и не великая битва была, – вздохнул Торбун. – Всего два охотника пали с нашей стороны…


– А вы успели пожениться?


– Ха-ха! Скажешь тоже, я дважды просил у отца ее руки, но получал отказы.


– Он не хотел, чтобы вы женились на его дочери?


– Нет, он был бы только рад, если б дочка взялась за ум. Это Фриг не хотела, говорила, что я ее к котлам привязать собираюсь. Если любишь, то люби, а всю эту бытовую романтику оставь себе. Она мечтала стать первой женщиной-командиром отряда охотников, и только это по-настоящему занимало ее голову. Я же хотел уюта, детей, вкусных ужинов, потому и тащил ее замуж, думал, образумится.


– Да… – протянул Макс. – Э-э-э, старейшина Торбун, а к чему вы мне все это рассказываете?


– К тому, чтобы ты не думал, что таких девушек можно переделать под себя. Ты им не нужен просто потому, что ты мужчина, им нужен партнер и соратник. Так что хорошенько подумай об этом, достаточно ли ты силен, чтобы соответствовать.


Макс отмахнулся от пары мух, жужжащих под ухом.


– Старейшина…


– Да.


– Но ведь Хель уже никогда примут обратно в клан?


– Тут ты прав, она пропустила Посвящение, другого шанса не будет. Хель теперь уже не одна из нас.


– Значит, все кончено.


– Ну, это уже тебе решать, – сказал старейшина.


Макс хотел еще что-то добавить, однако услышал голоса охотников и подумал, что пора в путь. Но вдруг понял, что тут что-то не так. Макс толкнул Торбуна обратно в кусты и жестом приказал молчать. По пустырю метались волки, пытаясь отбиться от многократно превосходящих их силы противника. Это были люди из Заброшенного Города в доспехах.


– Это засада, – мрачно промолвил Торбун. – Кто-то нас сдал.


– Люди могли получить это серебро и мирным путем. Зачем им нападать?


– Хороший вопрос, – прошептал старейшина. – И что ты будешь делать, ринешься на помощь?


Макс замялся. Это явно тянуло на самоубийство, волкодлаки попали в окружение, и не было даже призрачных шансов на победу. В планы Макса входило быть героем, но при этом живым героем.


– Я предлагаю подождать развязки здесь. Видимо, переговоры Бральдар не интересуют.


– Но там гибнут мои товарищи, – возмутился Макс.


– Если выберемся, скажу всем, что ты герой и спас старейшину от вражеского плена. Я важная шишка, и люди охотно бы допросили меня на предмет секретной информации.


Макс в нерешительности смотрел на Торбуна, обдумывая его предложение, а потом молча кивнул и остался в кустах. Все же что-то в этих людях было странное. Приглядевшись повнимательнее, он понял, в чем дело. Лица нападавших закрывали странные маски из белой ткани. Люди обычно так не ходили. Возможно, это были какие-то непростые воины, может, какие-то наемники. Битва подходила к концу. К этому моменту в живых остался лишь Эдур Змееголовый, который отчаянно бился, прижавшись к повозке, но в итоге и его голова упала на землю, снесенная тяжеленным топором. Победители осмотрели тела побежденных и, убедившись, что все мертвы, погнали телегу с серебром в неизвестном направлении.

Глава 6


Лэндон Финч лежал на своей кушетке, когда это случилось. Нельзя сказать, что произошедшее его удивило. Жар у раненого волкодлака не спадал, и тот все меньше времени проводил в сознании, а все больше в бреду. Тюремный врач только разводил руками, говоря о сильном заражении. Впрочем, этот лекарь отправил на тот свет не меньше людей, чем иной палач. Так что, когда охотник по имени Магнус умер, Финч не нашел это каким-то удивительным событием. А вот оставшиеся двое волкодлаков не на шутку обеспокоились. Они долго переговаривались между собой, сидя в углу, после чего вызвали охрану, чтобы тело унесли, и наконец подошли к Лэндону.


– Ваш друг умер, – констатировал он.


– От местного доктора никакой пользы, – посетовал Ньял.


– А он тут не для того, чтобы заботиться о заключенных, – усмехнулся Финч. – Доктор Бентам просто занимает место и получает жалованье. На остальное всем плевать. Доктор есть, и ладно.


– Люди заплатят за это! – вспылил Грака.


– Да? И где же Азр? Идти от поселения до столицы меньше суток, а он со своими охотниками что-то не торопится, – саркастически заметил Ньял.


– Да уж, возможно, его что-то задержало, – пробормотал Грака. – Или старейшины отказались воевать.


– И что же вы теперь будете делать? – поинтересовался Финч.


– Будем выбираться сами, – пояснил Грака. – А ты, Лэндон Финч, нам в этом поможешь, как и обещал.


Финч утвердительно кивнул.


– Я помогу найти вход в тоннель, но вот как выбраться из этого каменного мешка – ваша проблема.


– Идет, – согласился Грака.


– Тогда нужен план, как выбраться отсюда.


– Он у нас есть, – объявил Ньял.


План оказался довольно прост. В восемь вечера заключенных выводили на вторую прогулку во внутренний двор тюрьмы, и волкодлаки заприметили, что в углу с обеда стояла телега с сеном.


– Это для начальника тюрьмы, – пояснил Лэндон Финч. – Он разводит лошадей неподалеку от города.


Грака узнал, что сегодня вечером после прогулки телегу собираются отправить по месту назначения.


– Нам надо спрятаться в сене, – рассказал свой план волкодлак. – Когда мы покинем пределы тюрьмы, то постараемся незаметно улизнуть. В крайнем случае, убьем тех, кто будет сопровождать телегу. Думаю, это будет несложно.


– А как же шкуры, с которыми вы не расстаетесь и которые дают вам силу волков? – удивился Финч.


– Это легенда, что волкодлаки не расстаются со своими шкурами, – закатив глаза, пояснил Ньял. – Летом их вообще носят только охотники, им по статусу положено. Но, как видишь, мы без них и пока живы.


– За шкурами вернемся потом, – добавил Грака. – Когда будем штурмовать город. Сейчас главное выбраться.


– Хорошо, но как незаметно зарыться в сене, если двор открытый и за всеми следят охранники?


– Отвлечем их, – сказал Грака. – Устроим драку, к примеру.


Эта идея явно понравилась Финчу.


– Я даже знаю с кем, – добавил он.


Итак, оставалось дождаться назначенного часа и надеяться, что их план сработает. Все были немного на взводе. Финч уже пытался бежать из тюрьмы, и в последний раз король лично обещал отрубить ему голову за новую попытку. Волкодлаки спорили и пытались понять, как лучше провернуть задуманное дело. Незаметно наступило время вечерней прогулки. Заключенных вывели во двор, который опоясывала глухая стена. Внутри периметра стояло десятка два охранников в желтых камзолах, обозначающих их принадлежность к тюрьме. Телега с сеном все еще находилась в углу у стены. Немного поразмявшись, Финч выбрал себе жертву. Это был налысо бритый здоровяк под два метра, который сидел уже не в первый раз. В данный момент поводом послужило убийство. Его звали Акр, и когда-то он работал вышибалой в борделе. Лэндон Финч знал о его неустойчивой психике и скверном характере, помноженных на небывалую силу. Большая часть заключенных недолюбливала и откровенно опасалась его. Кроме того, Акр не боялся охранников и вступал с ними в конфликт при первой же возможности.


Финч дождался, когда здоровяк окажется в толпе, и поставил Акру подножку, тот грохнулся на землю, не сразу осознав, что произошло. Он уставился на Лэндона непонимающим взглядом. Тот только улыбнулся и жестом вызвал на бой. Акр подскочил и, не говоря ни слова, попытался ударить Финча огромным кулаком. Однако тот в последний момент увернулся, и удар пришелся в охранника, который подошел посмотреть, что происходит. Отправив того в нокаут, Акр понял, что промахнулся, и погнался за Финчем, который быстрыми шагами уходил от здоровяка. Пара заключенных по договоренности с Финчем придержали Акра, чем вызвали новую вспышку агрессии. Через несколько мгновений оба лежали на земле, не выдержав тяжелых ударов кулаками, а охранники со всего периметра неслись к задире. Пока тюремщики успокаивали Акра, Финч и волкодлаки незаметно для остальных смогли укрыться в стоге сена. План сработал, охранника и заключенных привели в чувства, а Акра связали по рукам и ногам и отправили в яму для провинившихся. Прогулка была окончена, а Финчу и охотникам оставалось дождаться, когда телега отправится в путь. Ждать пришлось не слишком долго. Примерно через полчаса они уже ехали по узким улочкам Бральдара. На удивление Финча, сено никто не стал проверять, чего он опасался. Охрана совсем разленилась со времен последнего побега. Это неудивительно, ведь никто, кроме него, и не пытался бежать из тюрьмы, спокойно ожидая своей очереди на освобождение. На это Лэндон не надеялся. Финчу надо было вернуться, ему нужен был этот еще один шанс, чтобы наконец возвыситься над недругами и уничтожить тех, кто смеялся над ним и не верил в него. Отец Лэндона, старик Кендрик, не слишком любил младшего сына и всегда ставил в пример своего первенца Джера. Брат родился на четыре года раньше Лэндона. Прекрасный белокурый юноша с мягкими чертами лица, он был совсем не похож на младшего, который был почти точной копией отца. И тем не менее именно Джер стал любимцем отца, Лэндон так и не понял за всю жизнь почему. Когда Джеру было двадцать лет, тот провалился под лед. Старшего сына Кендрика Финча спасли, но простуда, которая последовала вслед за этим, отправила парня в могилу. Так Лэндон стал главой рода Финчей после смерти отца. Этот мерзкий старик, даже умирая, не благословил Лэндона, сказав, что, по его мнению, тот не способен продолжить род. Хорошо, что отец не видел провал своего сына, он бы порадовался. Но сейчас все изменится, Лэндон едет в стоге сена на свободу, а это значит, что у него есть шанс.


Телега, запряженная лошадью, свернула на Кузнечную улицу.


«Пора», – понял Финч и дал сигнал волкодлакам, ехавшим с ним. Солнце только что зашло за горизонт, и кузнецы в лавках уже закончили рабочий день. На улице было тихо, а окна только начинали наполняться светом от свечей и каминов. В какой-то момент показалось, что беглецам удалось остаться незамеченными. Однако в последний момент возница прибавил ходу, то и дело оглядываясь на три фигуры, стоявших на Кузнечной улице.


– Он сообщит о побеге, – мрачно заявил Лэндон Финч.


– Надо его догнать и убить, – предложил Грака.


– Шума будет много, люди выйдут на улицу, и тогда нам конец, – мотнул головой Финч. – До тоннеля недалеко, успеем.


Финч устремился по Кузнечной улице, свернув направо в узкий Кроличий переулок, и далее до оврагов, которые располагались левее жилых домов. Здесь где-то находился вход в тоннель, спрятанный за раскидистыми кустами, растущими вдоль оврагов.


– Ну, где же?! – нетерпеливо спросил Ньял.


– Давно было, ищу, – буркнул Финч.


И в этот момент из-за угла показался отряд городской стражи с факелами, явно по их души.


– В кусты, – прошипел Лэндон Финч и толкнул волкодлаков в заросли.


Стражники спешно прошли мимо, не заметив беглецов.


– Быстро они среагировали, – забеспокоился Грака. – Надо было убить того возницу.


– Мы успеем, – упрямо промолвил Финч. – Должны!


Лэндон Финч начал лихорадочно шарить по кустам в поисках тоннеля. Уже совсем стемнело, поднялся сильный ветер, глаза бывшего командующего подводили, он никак не мог найти желанный вход. В какой-то миг Финч подумал, а не засыпал ли тоннель король Гарри? И тут он вспомнил, это был не тот овраг. Через него в свое время проложили дорогу, разделив надвое. Проклиная Лэндона Финча, Грака и Ньял вылезли на дорогу и замерли, перед ними стояла молодая девушка с пухлыми щеками и золотой косой. Недалеко от нее возле дерева копошился зверь, но в темноте и спешке Грака не разглядел, какой именно. Они уже собирались скрыться в зарослях соседнего оврага, как раздался до боли знакомый голос.


– Грака?


Волкодлак обернулся и оцепенел от неожиданности. Кого он тут уж точно не ожидал встретить, так это ее. Он даже думал, что ему почудилось, но нет, теперь Грака разглядел волка и девушку.


– Хель? – вырвалось у него.


Она была младше на пару лет, но он ее хорошо помнил. Школьный друг Граки Флиг встречался в свое время с Хель, и она однозначно была его лучшей девушкой. Грака даже подумывал попробовать подкатить к ней, когда Флиг и Хель расстались, но сломал ногу и несколько месяцев пролежал в кровати. Возле нее еще терлись два унылых типа, которые явно имели виды на девушку, но довольствовались дружбой.


Ньял и Финч выпучили глаза и молча взирали на них.


– Как ты сюда попал? – спросила Хель. – Стой, ты должен быть в тюрьме! – наконец дошло до нее.


– Я-то в курсе, как здесь оказался, а вот что ты тут делаешь и почему с тобой твоя волчица?


Хель замялась.


– Ее точно надо убить, – раздался из темноты голос Финча.


– Интересно, как ты собираешься справиться с ее волком? – спросил Ньял.


Хель попятилась назад, а Веревочка, уловив беспокойство хозяйки, ощетинилась и оскалила клыки.


В этот момент раздался голос Граки:


– Мы не будем ее убивать. Иди и ищи то, что должен, Финч.


– Ты, мальчишка, будешь мне указывать, что делать? – огрызнулся бывший командующий.


– А какой у тебя выбор? – усмехнулся Грака. – Либо ты с нами, и тогда твоя жизнь зависит от моих слов перед старейшинами. Либо тебя схватят и отправят обратно в тюрьму.


Слова волкодлака явно задели старика, но он предпочел не вступать в перепалку, а вернуться к поискам тоннеля.


– Грака, ты уверен? Она сдаст нас.


– Все будет хорошо, Ньял, мы договоримся. Правда, Хель?


– Боюсь, что не в этот раз, Грака, – вздохнула девушка и закричала, что есть силы.


Ньял плюнул на мостовую и нырнул в кусты, а Грака еще несколько секунд стоял, оцепенев, не понимая, что происходит, почему Хель здесь и зовет стражу, которая, судя по звукам, приближалась все быстрее.

Глава 7


– Лэндон Финч, я говорил, что следующий побег станет последним? – устало произнес король в тронном зале.


По периметру стояла личная охрана, а за спиной советники: сорокатрехлетний Деррик, глава дома Остинов, и старик Невилл, глава дома Калхоунов, которому на днях должно было стукнуть восемьдесят лет. Гарри Ослепленный был одет в бело-голубые одежды, цвета дома Фланнаганов. На его груди красовался герб рода: два аиста, вьющих гнездо. Эти птицы издревле считались в Бральдаре королевскими.


Сам Лэндон и двое волкодлаков стояли на коленях, а стражники следили, чтобы их головы были подобающе опущены.


– Ваше величество, я помню о ваших словах и смиренно молю о прощении.


Король немного скривил уголки рта в явном неудовольствии.


– Знаешь, Финч, я и так уже слишком долго терпел твои выходки и был милостив. Ты пользовался этим много раз и столько раз просил о прощении. Однако я думаю, что если и в этот раз помилую тебя, то это сослужит короне плохую службу. Мои враги решат, что я не просто милостив, а слаб. Так что властью, данной мне…


– Ваше величество, постойте! – раздался голос из зала, где стояли приближенные короля.


Короля прервал черноволосый юноша, с точь-в-точь таким же острым носом и глубоко посаженными глазами, как у Лэндона.


– Кто это там перебивает короля? – осведомился Гарри Ослепленный.


– Это Деррен Финч, ваше величество, – сказал королю Невилл Калхоун. – Глава рода Финчей и сын обвиняемого.


Король повернул голову в сторону юноши.


– Деррен, насколько я помню, тебе лишь шестнадцать, и единственная причина, по которой ты занял свою должность в столь юном возрасте, – это предательство твоего отца. Но даже ребенок должен знать, что нельзя говорить в присутствии короля без его дозволения.


– Да, ваше величество, все так, прошу прощения! Но я хотел сказать несколько слов в защиту отца, прежде чем приговор будет вынесен.


Король подумал несколько секунд и кивнул.


– Мой отец совершил ряд поступков, которые запятнали всю нашу фамилию, – начал Деррен Финч. – Но он человек дела, который мог бы пригодиться короне, если бы вы дали ему еще один шанс. Он девять лет сидит в тюрьме без права повидаться с семьей.


– И за эти годы он трижды пытался сбежать, – напомнил король.


– Все верно, – согласился Деррен. – Но ведь многие другие восставшие против вас получили свободу. Я бы хотел от имени своего рода предложить выкуп за жизнь отца, столько, сколько вы сочтете нужным. Конечно, я понимаю, что глупо было бы просить у вас простить его полностью так легко. Поэтому наш род заплатит необходимую сумму, а Лэндон Финч останется в тюрьме и лишится права носить свою фамилию. Он станет простолюдином и больше не будет представлять опасности для короны.


В зале многие перешептывались, обсуждая, насколько интересно королю такое предложение. Гарри Ослепленный жестом приказал людям соблюдать тишину.


– Любопытно, а что сам Лэндон думает по этому поводу? Согласен ли ты с сыном?


Финч побледнел, но, взяв себя в руки, ответил:


– Мой сын еще юн и не очень хорошо разбирается в таких делах. Как по мне, уж лучше умереть Финчем, чем сгнить в камере простолюдином.


Этот ответ удовлетворил короля, и он вынес вердикт о смертной казни, которая по традиции должна была состояться через семь дней со дня приговора. До этого момента Лэндон Финч отправлялся в одиночную камеру для смертников. Волкодлаков также решено было казнить, так как клан Железных Клыков нарушил уговор и не вернул принцессу Анну домой добровольно. Они останутся ожидать смерти в своей старой камере. Такова была воля Гарри Ослепленного.


– Следующий вопрос, – произнес король, когда осужденных увели из тронного зала. – Как Хель оказалась в столь поздний час так далеко от дворца?


Девушка вышла вперед вместе с волчицей.


– Ваше величество, я лишь прогуливалась, изучая город, и немного заблудилась.


– Ты оказалась в нужное время в нужном месте и помогла задержать опасных преступников, – мягко сказал король Гарри. – Я благодарен тебе за помощь. Чего ты хочешь взамен?


– Спасибо большое, но вы и так мне дали кров, и я не смею просить о большем.


– Хорошо, – кивнул король. – Тогда я оставляю за тобой право на вознаграждение. Воспользуйся им, когда сочтешь нужным.


– Спасибо, ваше величество, – откланялась Хель и поспешно вышла из тронного зала на свежий воздух.


Ее сильно мутило: только что из-за нее осудили на смерть Граку. Она не хотела этого. Однако ведь именно она позвала стражу, которая схватила беглецов. Его спутники предлагали ее убить, но он не дал им совершить этого, а она отправила парня на казнь. Но было еще какое-то ощущение, которое зародилось в тот момент, когда Хель увидела Граку в Бральдаре. Его нужно было остановить, она чувствовала это, поэтому и позвала стражу. «Теперь я не принадлежу к клану Железных Клыков», – напомнила Хель сама себе, и в этот момент ее нагнала Анна.


– Как ты? – спросила она подругу.


– Так себе, – честно ответила Хель. – Я училась с ним в школе.


– Это ты про того молодого волкодлака, что отец приговорил к казни?


– Да.


– Понятно, – кивнула Анна.


Повисла неловкая пауза, Хель чувствовала, что принцесса хочет что-то спросить, но не решается. Впрочем, сейчас это было даже к лучшему, ее все еще сильно мутило.


– Где ты была вчера весь день?


– Я расскажу тебе, дай только приду в себя. Мне как-то нехорошо.


– Пойдем на кухню, выпьем чаю, – предложила Анна.


– Давай, – согласилась Хель.


Через пятнадцать минут они сидели за столом с дымящимся чаем и малиновым вареньем. После нескольких ложек варенья и чашки иван-чая Хель почувствовала себя лучше и перешла к рассказу о вчерашнем дне.


После завтрака стояла хорошая погода, и они с Веревочкой пошли прогуляться в порт. Там она увидела странных людей в белых масках, которые тащили на корабль клетку с накинутой на нее черной тканью. В какой-то момент ткань слетела, и Хель разглядела существо, сидевшее внутри. Им оказался безликий. Все это выглядело очень странно. Часть людей в масках погрузилась на корабль и отбыла с клеткой вниз по реке. А остальные отправились обратно в город. Хель проследила за ними. Оказалось, что их не менее сотни, они заняли весь постоялый двор на Еловой улице. Анна внимательно выслушала историю и сказала, что поможет ей разобраться с этим.


– В обед большая часть из них оседлала лошадей и умчалась по направлению к выезду из города. Во дворе их осталось человек десять, – подытожила Хель.


– Надо бы расспросить о них Андуза, – предложила Анна. – Андуз служит в городской страже, наверняка он знает о таком многочисленном отряде в столице.


– Да, хорошая мысль. Я от отца слышала, что безликих очень мало и с каждым годом все трудней охотиться на них. А тут некие люди, скрывающие лица, с живым безликим! Не понимаю…


– Согласна, очень подозрительно. Предлагаю прямо сейчас наведаться к Андузу.


Андуз Фейн жил на западной окраине столицы в небольшом одноэтажном каменном доме. Анне нравилась тяга ее друга к минимализму без излишеств. Редкое качество в кругу благородных фамилий Бральдара. Сегодня у Андуза был выходной, и он колол дрова во дворе. Увидев Анну с подругой, парень положил топор и приветливо замахал рукой.


– Привет, какими судьбами? А я как раз достал из погреба вишневый компот, будете?


– Не откажемся, спасибо, – улыбнувшись, ответила Анна.


Они прошли в дом, и Андуз налил им освежающий напиток, а волчице подкинул кусок вяленого мяса. После чего девушки рассказали ему о людях в белых масках.


– Да, я видел их, – подтвердил командир Западных ворот. – Они прибыли в Бральдар в начале лета и остановились в «Куриную Косточку». Ведут себя тихо, с местными не общаются и совсем не пьют.


– Ого! – присвистнула Хель. – Значит, ты наблюдаешь за ними.


Андуз Фейн кивнул и разлил новую порцию вишневого компота.


– Постоялый двор, в котором они расположились, находится недалеко от наших ворот, моя зона ответственности. И клетки я эти видел. Даже пару раз с парнями проверяли, что в них.


– И как? – полюбопытствовала Анна.


– Один раз мы видели в них тупорота, а еще раз волка, – пожал плечами Андуз.


– Конечно! Безликие редко принимают свое истинное обличие! – воскликнула Хель.


– Ну, на безликих мы и не думали, – развел руками Андуз. – Хотя ничего предосудительного в транспортировке безликих лично я не вижу. Интересно, для чего они им?


– Сами не знаем, – поджав губы, сказала принцесса.


– С каждым годом безликих все меньше и меньше в наших краях, – пояснила Хель. – А тут появляются некие люди в белых масках и вылавливают их. Не с этим ли связано их исчезновение? – перешла на шепот Хель. – Кроме того, я у нас в поселке слышала, что на охотников, которые тащили тело безликого для церемонии Посвящения, напали некие люди в белых масках.


– Любопытно, а давно? – поинтересовался Андуз.


– Не знаю, наверное, за пару дней до нашего побега, – пожала плечами Хель.


– Просто двенадцать дней назад они покинули столицу. Позже вернулись вновь, и мне кажется, что их стало меньше.


– Кому вообще нужны эти безликие? – поинтересовалась Анна.


– Хороший вопрос, но я знаю, кто может на него ответить.


– И кто же?


– Найдите Глэга, он торгует редкими и диковинными животными. Его лавка недалеко от порта. Возможно, он что-то знает про безликих и этих людей. А я пойду собираться на службу. Вечером моя очередь патрулировать.


– Командующий, который ходит в патруль? – хихикнула Анна.


– Почему нет? – подмигнул Андуз. – Мне нравилось это дело и до того, как я стал командиром. Не отказываться же от удовольствия.


На том они распрощались, и Анна и Хель в сопровождении Веревочки пошли на поиски лавки Глэга. Она стояла в самом начале Рыбной улицы, неподалеку от берега Снежной реки. Это был небольшой деревянный домик. За ним располагался длинный сарай, в котором содержались животные, выставленные на продажу. Возле сарая за изгородью паслись два косматых снежных быка. В лавке стоял стойкий запах навоза и пота. На стенах висели головы сразу трех клювоголовов, а также двух гигантских ящериц, которые обитали где-то далеко на юге за Черными горами. В банках с растворами было множество мелких зверей и насекомых, в том числе одна кикимора, маленькая, тощая, похожая на веточку, с острым носом и близкими к человеческим чертами лица.


За прилавком сидел пожилой лысеющий мужчина в коротком камзоле и что-то усердно писал при свечах. Рядом с ним стояла большая серебряная клетка с открытой дверцей, в которой сидел на жердочке феникс. Заметив посетителей, мужчина оторвался от своих дел и приветливо улыбнулся.


– Добро пожаловать в лавку диковинных животных. Мое имя Глэг, чем я могу вам помочь?


– Эм, мы с подругой ищем необычное существо, – начала Анна.


– Отлично! – обрадовался продавец. – В моей лавке есть самые необычные животные на Земле. Как я понимаю, вы ищете домашнего питомца? Тогда могу предложить киркскую лягушку, недавно пойманную и совсем еще молодую.


– Но киркские лягушки – это же оборотни, – не выдержала Хель.


– Я вижу, вы разбираетесь, – удовлетворенно хмыкнул Глэг. – Они могут превращаться в прекрасную молодую девушку, которая станет вам подругой. Правда, она не сможет говорить, но ее можно обучить выполнять десять или пятнадцать команд.


– Э, нет, спасибо, у меня уже есть подруга, – замотала головой Анна.


Тут торговец заметил волчицу, стоявшую возле Хель.


– Ого, в первый раз вижу, чтобы кто-то преспокойно разгуливал по Бральдару с волком.


– Это моя волчица Веревочка, – ответила Хель.


– Только волкодлаки заводят подобных зверей, для остальных они слишком дикие.


– Я не волкодлак.


– Ну, болтают разное, – улыбнулся Глэг. – Что принцесса Анна явилась на судне под парусами клана Железных Клыков, а вместе с ней некая девушка с волком.


– Кто бы мог подумать! – притворно вздохнула Анна.


– Так вы ищете что-то конкретное? – спросил Глэг.


– Да, очень конкретное, – кивнула Хель.


– И что же это, позвольте узнать?


– Безликий.


Лицо Глэга вдруг изменилось и стало непроницаемым.


– Такими не торгуем, – равнодушно ответил он.


– А почему? – не унималась Хель.


– По кочану, – съязвил Глэг. – Не твоего ума дело.


– Ну, может быть, к вам обращались в последнее время какие-то люди за подобными животными? Например, они носили белые маски.


– Обращались, и не раз, – буркнул торговец. – А я и им говорил, и вам повторю, что безликих у меня уже лет десять в продаже не было.


Глэг неожиданно скрылся за дверью в глубине лавки.


– Не слишком-то он приветливый, – заметила Хель.


– Нервный какой-то, – согласилась Анна, сделав пару шагов по направлению к фениксу. – Какой красавец! Я просила папу такого купить, но он стоит целое состояние.


– Ты же принцесса!


– Отец считает, что это не повод тратить такие деньги на животное. Думаю, он прав, но феникс такой красивый.


Анна потянулась и погладила птицу, которая закурлыкала в ответ.


– Отойдите от феникса! – раздался обеспокоенный голос Глэга. – Любопытно, обычно Лилит кусает всех, кто пытается ее погладить, кроме меня.


– Похоже, я ей понравилась, – согласилась Анна. – И она мне тоже.


– Я вам тут принес парочку живых камней, они умеют выполнять несложные команды, если признают в вас хозяев, – улыбнулся Глэг. – Это подарок.


– Спасибо большое, – поблагодарила Анна, запихивая пару увесистых булыжников в кожаную сумку, болтавшуюся на плече. – Но все же мы хотим больше разузнать о тех людях в масках, которые спрашивали о безликих.


– Зачем вам это? На мой взгляд, это очень опасные существа.


– Существа?


– Я даже не уверен, что это люди. Они скрывают лица под масками. Кроме того, они очень плохо говорят на едином языке, даже хуже людей с берега Холодного моря.


– Как-то раз я присутствовала на приеме послов из тех мест, они говорили на едином, словно каши в рот набрали, – вспомнила Анна.


– Так или иначе, я бы не советовал вам лезть в их дела.


Неожиданно феникс в клетке разволновался и начал размахивать крыльями, глядя на Глэга. Однако торговец остался невозмутимым. Тогда феникс шагнул на прилавок, распрямился и больно клюнул хозяина в руку.


– Ого, я не знала, что фениксы бывают такими здоровыми, – поразилась Анна.


– Они редко дорастают до подобных размеров, – согласился Глэг, отмахиваясь от птицы. – Идите уже отсюда, вы волнуете Лилит!


Девушки попрощались и вышли из лавки. Анна предложила пойти в «Куриную Косточку» и последить за людьми в масках. В этот момент дверь лавки распахнулась, и к ним вышел Глэг.


– Знаете, я передумал, – сказал торговец. – Если вам нужна информация о людях в масках, то идите к моему племяннику Тоду. Он служит в таможне порта, скажите, что от меня. Только потом не говорите, что я не предупреждал вас об опасности. – И Глэг скрылся за дверью.


Анна, Хель и Веревочка поспешили в порт, где в этот момент разгружалось большое судно, пришедшее с севера от клана волкодлаков, именуемого Северное Братство. На носу корабля красовалась деревянная резная голова какого-то невообразимого чудища. Волкодлаки, одетые в белые шкуры северных волков, таскали тяжелые бочки с металлическими обручами. Хель остановилась, обдумывая, как волкодлаки могут отреагировать на то, что она разгуливает здесь в сопровождении Веревочки. Через несколько секунд она скомандовала волчице оставаться на месте, а сама догнала Анну и направилась к кораблю.


У судна стоял чиновник, который что-то скрупулезно записывал в блокнот. Он был молод, на вид чуть за двадцать, плечи его были ссутуленные, а волосы на голове постепенно редели, несмотря на юный возраст.


– Добрый день, – поприветствовала юношу Анна. – Не знаете, где я могу найти Тода? Он работает на таможне, здесь, в порту.


– А кто его спрашивает?


– Нас послал его дядя, который держит лавочку со странными животными. Меня зовут Анна, а это моя подруга Хель.


– А, так вы от дяди Глэга. Подождите минут десять, я закончу с разгрузкой и подойду к вам.


После того как все бочки оказались на берегу, а один из волкодлаков подписал необходимые бумаги, Тод подошел к девушкам.


– И зачем же вас послал мой дядя?


– Мы обратились к нему по одному вопросу, и он сказал, что ты знаешь ответ, – пояснила Анна.


– Интересно, – слегка удивился Тод.


Тут в разговор вступила Хель:


– Можешь рассказать нам, что знаешь про людей в белых масках и как они связаны с безликими?


– Ого, и дядя сказал, что я отвечу вам? – присвистнул парень.


– Ну да, а что такого? – небрежно спросила Анна.


Тод набрал в рот воздуха и шумно выдохнул.


– Ладно, если дядя вас послал, я расскажу, что я знаю. Но известно мне, на самом деле, не так много. Эти в масках приплыли в столицу в начале лета на боевом корабле. Позже еще один отряд прискакал по суше на лошадях. На едином языке они говорят просто ужасно, так что я особо с ними не контактировал. Но уже через несколько дней после их прибытия в порт потянулись клетки с различными животными, были среди них и безликие… – Тут парень замолчал и продолжил на полтона тише: – Но вы знаете, при проверке этих животных мне показалось, что они все безликие. Слишком уж много странностей я у них замечал.


– А вы кому-нибудь об этом рассказывали, кроме дяди? – спросила Анна.


– Конечно, – кивнул Тод. – Я написал рапорт начальству, но ответа не последовало. Тогда я дошел до советника короля Деррика Остина, и в этот раз ответ пришел. Мой начальник, очень злой, что его вызвали на самый верх и отчитали, запретил мне контактировать с людьми в белых масках, сказав, что это гости какого-то высокопоставленного чиновника и нечего к ним лезть.


– Значит, Деррик Остин как-то замешан во всем этом, – удивилась Анна.


– Собственно говоря, не совсем понятно, в чем он замешан, – пожал плечами Тод.


Девушки поблагодарили Тода и решили все же еще немного понаблюдать за постоялым двором «Курина Косточка». Расположившись за телегой, напротив входа, они дождались вечера.


– Как думаешь, для чего им столько безликих? – спросила Анна.


– Я не знаю, – пожала плечами Хель. – Может, они хотят оставить волкодлаков без будущего потомства? Они напали на отряд охотников явно с целью отобрать тело безликого, теперь я в этом уверена.


В этот момент большой отряд воинов в белых масках вернулся в «Куриную Косточку» вместе с быком, тащившим телегу с большим сундуком.


– Может, что-то случилось с клеткой, и теперь они возят безликих в сундуке? – предположила Анна.


– Не говори глупости! Смотри, какой он тяжелый, там явно что-то другое.


Тем временем люди в масках занесли сундук на постоялый двор и принялись распрягать быка. Подождав еще немного и поняв, что больше ничего интересного сегодня не произойдет, Хель и Анна решили вернуться в королевский дворец, пока их не хватились. На Речной улице они услышали крики, доносившиеся из Темного переулка, и поспешили туда свернуть.


Узкий переулок был практически заблокирован людьми. Они что-то громко обсуждали между собой. Дальше путь преграждала городская стража. Анна услышала знакомый голос Андуза Фейна и окликнула его.


– Вечно ты там, где появляются неприятности, – вздохнул Андуз. – Сегодня в городе было совершено убийство. Пока разбираемся, кто этот бедняга. Ему перерезали горло.


Хель дернула Анну за рукав платья.


– Это же тот парень из таможни в порту!


Анна пригляделась повнимательнее. И правда, на мостовой в луже крови с бледным лицом лежал племянник торговца редкими животными Тод.

Глава 8


К закату Макс и старейшина Торбун добрались до поселения Железных Клыков. Стража как раз готовилась закрыть ворота на ночь, когда из леса вышли две фигуры, в одной командир охотников Рюрик узнал старейшину. Несмотря на позднее время, новость о возвращении Торбуна и Макса разлетелась почти мгновенно. Торбун велел Максу идти к главе Совета старейшин и рассказать о случившемся. Но не успели они и шагу ступить, как волкодлаки с факелами и без окружили их, засыпая вопросами. Рюрик, который с двумя охотниками взялся сопроводить их к Азру, активно ругался, требуя убраться с дороги. Макс застыл, не зная, что делать. Он ждал, что старейшина сам начнет рассказ об их чудесном спасении, но тот предательски молчал. Через несколько минут бесконечных пререканий на помощь подоспел отряд охотников, который возглавлял Азр. Макс очень удивился, увидев его здесь.


– Кто первым откликнулся, – пожал плечами Рюрик.


Охотники грубо растолкали толпу и наконец пробрались к ним.


– Торбун, почему все эти волкодлаки так возбуждены? – удивился Азр.


– Не твоего ума дело, – буркнул старик. – Раз взялся помогать, чего стоишь? Нам нужно пройти к дому Рохта.


Но Азр и не думал исполнять приказ старейшины. Вместо этого он внимательно посмотрел на него и на Макса.


– Как переговоры с королем Гарри? Дай угадаю, они прошли более чем скверно.


– Да, так себе переговоры, – кивнул Торбун. – А теперь мне срочно надо обсудить этот вопрос с Советом и вождем, так что расчисти мне путь. Это приказ! – старейшина начинал терять терпение, но Азр пропустил сказанное мимо ушей.


– Вы пришли слишком рано, а значит, скорее всего, вообще не дошли до столицы этих ублюдков. На вас напали по дороге. Засада!


– Это правда? – положив руку на плечо Макса, задал вопрос Рюрик. И ему пришлось ответить.


– Да, на нас напали в Заброшенном Городе, на пустыре.


– А где мой кузен Змееголовый?


– Сожалею, но командир Эдур и все его охотники, кроме этого юноши, пали в бою, – вздохнул Торбун. – Я знаю, Рюрик, что вы были близки, но Змееголовый храбро сражался, пусть это тебя немного утешит.


Рюрик нахмурился и отпустил плечо Макса. Услышав о нападении, волкодлаки не на шутку распалились, начав шуметь еще громче.


– Тут небезопасно, – оглядевшись по сторонам, сказал Азр. – Парни, а ну дайте нам проход, мы идем к Рохту.


Охотники накинули шкуры и, обернувшись волками, начали теснить толпу. Краем глаза Макс заметил, что командир что-то сказал одному из своих людей, оставшемуся в человеческом обличии, но слов он так и не смог разобрать. Толпа, шарахаясь от волков, все же продолжила идти за Торбуном и остальными. Волкодлаки требовали правду и открыто обсуждали новую войну между кланом Железных Клыков и людьми. Они все двигались по узким улочкам южной части поселка между ровными рядами деревянных заборчиков. Наконец толпа вышла на главную улицу, которая вела на площадь, к дому, где заседал Совет старейшин.


– Все пошло наперекосяк, – убивался Торбун. – Мы не должны были привлечь столько внимания. Как вообще все эти волкодлаки здесь оказались?


– По правде говоря, сам не понимаю, как так произошло и какая сила подняла их с постелей, – пробурчал Рюрик.


– Тут явно что-то не то. Азр, не мог бы ты подойти?


Однако командир охотников, идущий впереди старейшины, сделал вид, что не слышит Торбуна. Неожиданно тучный старик ускорился и в несколько прыжков догнал командира.


– Азр, – задыхаясь, начал Торбун. – Нам тут вся эта толпа не нужна. Надо, чтобы твои парни остановили их немедленно. Да какого рожна ты так быстро идешь?!


– Уже почти пришли, – бросил Азр, не сбавляя скорости.


Длинный двухэтажный дом, построенный из закаленной лиственницы, стоял перед ними. Здесь жил глава Совета старейшин Рохт. Была уже полночь, когда процессия оказалась у него на пороге. Он проснулся от криков и шума за окном. Встав с кровати и подозвав слугу, который принес ему халат, старейшина вышел на небольшой балкон. Внизу бушевали волкодлаки с факелами, несколько охотников в обличии волков и старейшина Торбун. Увидев главу Совета, толпа начала наперебой что-то кричать, но то ли Рохт еще толком не проснулся, то ли крики были столь неразборчивы, однако понять, о чем речь, он не мог. Рядом находились дома других старейшин, которые так же повылазили кто на балкон, а кто на улицу, чтобы понять, в чем дело. Рохт оделся подобающе и спустился к толпе. То же самое сделали старейшины Ратибор, Вилар и Боровик. Не хватало только Ааза и Блуда.


– Почему вы не спите в своих постелях? – задал вопрос глава Совета.


– Требуем справедливости! Смерть людям! Хотим знать правду! – раздавались выкрики из толпы.


Рохт перевел взгляд на Торбуна.


– Что ты здесь делаешь?


– Я хотел поговорить наедине, – начал, заикаясь, тот. – Но неожиданно собралась толпа и стала задавать вопросы.


– Да уж, вопросы есть.


– Нам стоит срочно собрать Совет и обсудить все в спокойной обстановке.


– Очень сомневаюсь, что сейчас это хорошая мысль, – повысил голос Азр, чтобы быть услышанным Торбуном. – Тут не меньше тысячи волкодлаков, которые очень хотят послушать твой рассказ, так что вещай.


Не понять откуда, Азр выкатил пустую бочку и поставил ее перед старейшиной. Тот недоуменно посмотрел на нее. Через мгновение два охотника взяли его под руки и поставили на бочку.


– Старейшина Торбун хочет нам что-то рассказать! – объявил Азр.


Толпа постепенно замолкла в ожидании. Старейшина немного помедлил, но все же, поняв, что ему придется говорить, начал.


– Я вместе с отрядом Эдура Змееголового направился вчера в Заброшенный Город, чтобы договориться об освобождении наших охотников, которые томятся в плену у людей. С собой у нас был сундук, доверху набитый серебром. Но, видимо, за нами следили. Как только мы остановились на привал, на нас напали люди в белых масках. – Торбун сделал паузу, а толпа начала заводиться. Ему пришлось сильно повысить голос, чтобы продолжить рассказ: – Охотники Эдура и он сам храбро сражались, но нападавших было больше. Наши все полегли, и только благодаря молодому охотнику по имени Макс я все еще жив. Он бесподобно сражался, спас меня от верной гибели.


В этот момент пара охотников закинули Макса на бочку. Волкодлаки скандировали его имя и одобрительно улюлюкали. У парня перехватило дыхание, когда он увидел сотни Железных Клыков, для которых он стал сегодня героем. И хотя Макс знал, что история, рассказанная Торбуном, сильно искажена, он подтвердил его слова, дополнив новыми красками. Ближе к концу рассказа возле бочки появился обеспокоенный старейшина Блуд.


– Последнее время плохо сплю, знахарь прописал снотворное, – пожаловался он Рохту, как только увидел того. – С трудом проснулся.


Почти одновременно с Блудом к бочке подошел и вождь клана Хоруг. Его дом стоял дальше остальных, и он не сразу узнал о происходящем, но его появление уже мало на что могло повлиять. На бочку вскочил Азр, которого толпа встретила ликованием. Он начал свою речь с того, что маски не помогут этим трусливым людишкам из Города, и волкодлаки уже знают всю правду.


– Вчера они ненавидели его, а теперь встречают как родного, – возмутился Блуд.


– Любовь толпы мимолетна, – промолвил Рохт. – Пусть наслаждается.


– Что это все значит? – нахмурился вождь.


– Что вы проспали начало войны, – вздохнул глава Совета. – На наших переговорщиков напали люди в белых масках, в живых остался только Торбун да тот молодой охотник. И все понимают, что это дело рук людей. Клан требует отмщения за столь дерзкие преступления. Люди убили Хара, пытались сорвать Посвящение, заняли Ржавый мост, пленили охотников, а теперь перебили Змееголового и его отряд.


В этот момент Азр завершил речь призывом к войне, и толпа взорвалась криками одобрения. Волкодлаки начали скандировать имя Рохта, призывая к немедленному голосованию старейшин. Тот не стал в силу возраста вставать на бочку, но потребовал тишины и объявил об экстренном голосовании. Голос старейшины Ааза пока принято было не засчитывать, но он и не понадобился. Совет под давлением толпы объявил войну людям. Лишь Блуд воздержался, заметив, что нельзя принимать решение в текущих условиях. Вождю ничего не оставалось, как подчиниться воле старейшин.

Глава 9


Прошло два дня с тех пор, как Лэндона Финча перевели в одиночную камеру. Время от времени Грака и Ньял пытались шепотом обсудить свое положение, но недовольный голос охранника пресекал разговоры. Говорить было довольно затруднительно, так как через маленькое окошко в двери за ними наблюдали. Охранники менялись каждые два часа, неся вахту днем и ночью. Таково было распоряжение начальника тюрьмы. Люди в черных одеждах не разговаривали с заключенными, лишь бросали на них вялые, ничего не выражающие взгляды.


Ньял нервничал, накручивая волосы на палец. Их не выпускали на прогулку и все время подслушивали, в такой ситуации о побеге нечего было и помышлять. На старика Финча тоже надежды было мало, скорей всего, за ним тоже следили. Грака говорил, что Азр вот-вот придет, но Ньял не разделял уверенности командира. Более того, он уже сомневался в правильности решения у ручья, когда охотники выбрали этого юнца главарем. Перед началом обсуждения Хартиг шепнул Ньялу и, кажется, Барею, что голосовать надо за Граку. Старый охотник пользовался уважением в стае, и раз он выбрал Граку, то и другие поддержали его. Однако тому же Барею это стоило жизни. Хартиг ошибся, а расплачиваться будет он, Ньял. Азр не придет, его ненавидит добрая половина клана, многие старейшины и вождь. Ему просто не дадут шанса. И эта чертова девчонка Хель, единственная дочь Хведрунга! Ньял слышал, что она вечно влипала в какие-то истории, и порой только вмешательство отца помогало ей избежать наказания. А Грака повел себя как мальчишка, надо было убить ее. Теперь из-за него и Ньялу конец. Скоро их казнят на площади, отрубив головы. Ньял был настоящим охотником, он понимал, что может умереть в битве, но ожидание казни его тяготило и даже пугало. В схватке с врагом все зависело от него: либо одержит верх, либо погибнет. Здесь вариантов не было, оставалось только ждать неизбежного конца и злиться на Граку, Хартига и самого себя, чем он и занимался.


Тем временем настала ночь, и у двери в очередной раз сменился охранник. Ньял встал с койки и начал мерять шагами камеру. После третьего круга дверь со скрипом отворилась, и к ним вошел охранник. Одет он был как и все остальные тюремщики и не носил бороды. Его лицо выражало апатию ко всему происходящему. Ньял посмотрел на охранника непонимающим взглядом.


– Запретили говорить, теперь запретите ходить по камере? – озлобленно рявкнул волкодлак.


Охранник ничего не ответил, лишь пожал плечами, дескать, твое дело, ходить или нет, и встал у открытой двери. С минуту Ньял вопросительно взирал на него, ожидая какого-то продолжения, но, не дождавшись, плюхнулся на койку и отвернулся к стене.


– Я предполагал, что ты примешь более активное участие в нашем общем деле, – промолвил охранник.


Ньял повернул голову и с полным непониманием уставился на человека в черном.


– Простите, возникли непредвиденные обстоятельства, из-за которых я оказался здесь.


Это был голос Граки, Ньял повернул голову в его сторону. Так и есть, командир охотников стоял напротив человека в черном и говорил голосом провинившегося школьника.


– Если бы я каждый раз полагался на исполнителей, – вздохнул человек, – то постоянно оставался бы в дураках.


– Я думал, что Азр придет и освободит нас.


– Он приходил и скоро будет здесь вновь. Хотя от него тоже было бы мало толку. Пришлось вмешаться лично.


Этот охранник и Грака обсуждали план их освобождения. Ньял не мог поверить своим ушам! Похоже, происходящее в камере удивляло только его. Но Грака и человек в черном продолжали беседу, не замечая волкодлака.


– Когда?


– Всему свое время, – охладил пыл Граки охранник. – Железные Клыки приняли решение о войне с людьми и скоро будут у стен этого мерзкого городишки. Но вот только им не взять эти стены. Король хорошо укрепил их за последние годы. Кроме того, ты все еще входишь в мои планы, хотя поначалу у меня был соблазн позволить казнить тебя. Потом в голову пришла интересная мысль, как еще ты можешь мне послужить.


– Вы очень великодушны, – смиренно ответил Грака. – Я не подведу второй раз.


– Хорошо, – кивнул человек в черном, удовлетворившись таким ответом. – Как я уже сказал, Азру не под силу взять этот город. Но есть тайный тоннель под стеной. А ты со своим приятелем знаешь того, кто может показать вход в него.


– Лэндон Финч, да, мы пытались бежать вместе.


«Значит, проход не только был, но о нем еще знала и охрана тюрьмы», – поразился Ньял. Хотя в том, что перед ним стоит охранник, волкодлак уже сильно сомневался, но пока предпочитал слушать и держать рот на замке.


– Да, Финч – он очень честолюбив, с ним было легко договориться.


– Но в камере мы под постоянным наблюдением, а он вообще в другой части тюрьмы, и я даже не знаю где! Бежать второй раз будет сложно.


– Все волкодлаки такие тупые? – вздохнул человек. – Не отвечай, – остановил он Граку. – Это риторический вопрос. Есть вариант поинтересней, тем более что в мои планы все еще входит немного повысить тебя в должности. Не против, что я не раскрываю все карты перед твоим приятелем?


Ньял понял, что говорят про него, и наконец вступил в диалог:


– Вы вообще кто такой?


– Я ваш друг, – заверил охранник. – И радуйтесь этому, так как если бы мы оказались врагами, то для вас это стало бы весьма неприятно и даже смертельно.


– Ты мне угрожаешь? – взревел Ньял, рассерженный таким нахальством. – Мне нечего терять, я и так приговорен к смерти, так что подумай дважды, прежде чем еще что-то сказать.


– Ошибаешься, жизнь – это далеко не все, что ты можешь потерять, и я бы не советовал пытаться достать до дна.


– Ньял, не пыли, я потом все объясню, – сказал Грака, положив руку на плечо охотнику. – Простите его, он не в себе.


– На первый раз прощаю.


По тому, как сильно товарищ сдавил его плечо, Ньял понял, что ему лучше замолчать и не вмешиваться в разговор. Секунду поколебавшись, охотник молча сел на койку, после чего Грака убрал руку.


– Так вот, тебе и твоему другу надо не бежать, тем более что это и впрямь затруднительно, а поднять восстание.


– Каким образом?


– Ну, ты же у нас командир охотников, а не я, – заржал охранник. – Мог бы что-нибудь и придумать! Впрочем, я тебя не по уму выбирал. Вход в тоннель располагается недалеко от Северных ворот города. Я позабочусь, чтобы первый удар пришелся на них. Как только услышите, что начался штурм, выходите из своей камеры и освобождайте других заключенных. А как действовать дальше, надеюсь, разберешься сам.


Охранник отстегнул от пояса увесистую связку ключей и бросил ее Граке.


– Вот ключи, с охраной у двери как-нибудь справитесь. Найдите Финча, он проведет отряд волкодлаков по подземному ходу, и город будет ваш. Далее действуй по старому плану, как и договаривались. Все понятно?


– Да, будет исполнено, как вы и велели.


– Буду надеяться, что в этот раз не подведешь. – И охранник вышел из камеры, прикрыв за собой дверь. – Да, кстати, – обратился он через смотровое окошко к волкодлакам. – А вы в курсе, для чего покойный король прорыл тот тоннель?


Оба волкодлака отрицательно замотали головами.


– Все очень просто, там, в березовой роще, он построил дом для своей любовницы, у которой от него было три дочери, и тайно жил на две семьи много лет. Но самое смешное не это. Жена короля, узнав об интрижке, распорядилась убить соперницу и ее отпрысков, что и было исполнено. Вот такая история. Доброй ночи.


Лицо охранника на секунду исказилось и тут же приняло отстраненный вид, словно не он только что говорил с заключенными.

Глава 10


Волкодлаки не смогли подойти к столице незамеченными. Им пришлось дорого заплатить за контроль над Ржавым мостом, который оборонял сорокалетний Эдун Динс, талантливый военачальник и глава своего рода. Он вместе со всем отрядом пал в том бою, омыв кровью тело железобетонного исполина, раскинувшегося по обоим берегам Снежной реки.


– Если все люди будут так биться, то мы точно потерпим тяжелое поражение у этих стен, – заявил вождь клана Азру. Тот только пожал плечами и сказал, что, не разбив яиц, не испечь пирог.

* * *


Анна и Хель стояли на стене и с тревогой взирали на то, как волкодлаки рубят большие крепкие деревья и строят передвижные осадные башни, тараны и камнеметы. Андуз Фейн пустил девушек наверх вопреки воле короля. Отец Анны настаивал, чтобы дочь не выходила за пределы дворца в такое опасное время, но ее трудно было удержать, ведь она знала все тайные ходы и легко ускользала незамеченной. Увидев армию волкодлаков, подруги пришли в ужас. Андуз Фейн сказал, что в последние дни король активно собирал войска со всех концов, так что, на его взгляд, силы примерно равны. Он не сомневался в успехе. Волкодлаки хоть и пришли без объявления войны, Бральдар готов, а значит, победа будет на их стороне.


К полудню командир Западных ворот попросил подруг удалиться со стены, так как штурм мог начаться в любую минуту, и девушки направились в город, по дороге обсуждая, что им делать в случае, если враг все же возьмет стены. Они свернули с Каменной улицы на Литейную, где их голоса заглушил грохот молотов в кузницах, которых тут было без счета. Там девушки наткнулись на довольно внушительный отряд людей, лица которых скрывали белые маски. Они направлялись в сторону реки. Воины так спешили, что чуть не затоптали Хель и Анну.


– Куда это они так несутся? – насторожилась Анна.


– Как будто в порт, – предположила Хель.


– Хель, а может, тогда наведаемся к ним в «Куриную Косточку»? Посмотрим, что там и как? Тут же совсем недалеко.


– Пойдем, – согласилась та.


Постоялый двор располагался в довольно неказистом трехэтажном, насквозь прогнившем и обветшалом деревянном доме, первый этаж которого был отдан под пивную, а два других представляли из себя вереницу небольших грязных комнат под сдачу. Именно их и занимали люди в белых масках. Войдя в питейную, Хель и Анна не застали в ней никого, кроме мух, роившихся над полупустой кружкой с пивом, оставленной на барной стойке. В помещении стоял удушающий полумрак, перемешанный со зловонием, исходившим от дешевого пойла, популярного в этом месте. Наверх вела скрипучая лестница, изрядно потрепанная жизнью. Старые доски то тут, то там были сломаны, а образовавшиеся дыры заделаны подручными материалами.


Хель, Анна и волчица Веревочка в последнее время много ошивались у «Куриной Косточки», но еще ни разу не пробовали проникнуть внутрь. Принцесса не желала быть узнанной кем-либо из постояльцев питейной.


– Видимо, эти в масках испугались осады и смылись, – заключила Анна.


Хель стояла в начале пустого коридора, в конце которого находилось небольшое окно, пропускавшее немного света. Она увидела по сторонам множество дверей, ведущих в комнаты постояльцев. Запах пота резко бил в нос, не давая сосредоточиться.


– Похоже на то, – очень тихо сказала Хель.


По мере продвижения по коридору смрадный запах все усиливался, так что девушки зажали носы руками.


– Они что, здесь совсем никогда не проветривают? – возмутилась Анна.


Из одной комнаты раздавался звук лязгающего железа.


– Туда, – указала на закрытую дверь Хель.


Девушки и волчица подошли к деревянной двери, окрашенной в грязно-синий цвет, и подергали ручку. Веревочка, обнюхав препятствие, ощетинилась, давая понять, что за дверью есть кто-то живой и он ей не нравится.


– Заперто! – досадливо промолвила Анна. – Может, попробовать сломать ее?


Хель огляделась и увидела топорик, висящий на стене на случай пожара.


– Отойди, – сказала она подруге и со всего маху рубанула по замку. Тот оказался довольно хилым и поддался со второго раза.


Хель, не выпуская из рук топор, открыла дверь ногой и вместе с волчицей шагнула в комнату. В крохотном помещении она увидела кровать и рукомойник с ведром да небольшое оконце, завешанное грязной, проеденной молью тряпкой, сквозь которую пробивался тусклый свет. В дальнем углу комнаты стоял, по-видимому, ящик довольно внушительных размеров, который закрывала плотная черная ткань. Приблизившись, Хель осторожно сдернула ее. Взору девушек предстала металлическая клетка с деревянным дном и верхом. В ней сидело существо, которое Хель сразу узнала, но которого никогда прежде не видела живым. У него было две руки, две ноги и тонкое костлявое туловище. Через сероватую кожу просвечивали ребра. Существо явно плохо питалось и выглядело замученным. Его конечности были закованы в кандалы.


– Боги! – воскликнула Анна. – Это что, безликий?


– Он самый, – кивнула Хель.


Веревочка оскалилась и угрожающе зарычала, от этого звука существо, до этого молча смотревшее на девушек в изумлении, в испуге вжалось в дальнюю стенку клетки, продолжая пожирать всех троих ярко-голубыми глазами.


– Веревочка, фу! Нельзя! – скомандовала Хель, зыркнув для пущей острастки на волчицу. Та подчинилась, недовольно облизнувшись.


– Интересно, для чего они накинули ткань на клетку?


– Думаю, чтобы безликий не превратился в кого-нибудь и не сбежал.


– Хель, как думаешь, оно понимает единый язык?


Девушка пожала плечами:


– Не знаю, давай проверим, – Хель подошла вплотную к клетке и улыбнулась безликому. – Не бойся, мы тебя не обидим. Меня зовут Хель, а как твое имя?


Безликий продолжал испуганно смотреть на девушку из глубины клетки. Однако, несмотря на молчание, та попробовала еще раз. Она показала на себя рукой и сказала: «Хель». Затем указала на Анну и Веревочку и произнесла их имена.


– Ава, – произнес безликий и ткнул себя рукой в грудь.


– Он говорит! – поразилась Анна.


– Интересно, это девочка или мальчик?


– Мне кажется, девочка. Ава – какое-то девчачье имя, да и причиндалов я не наблюдаю.


– Надо освободить ее, пока сюда не пришли те в масках, – решительно сказала Хель и со всего размаху ударила по замку топориком. Раздался лязг металла, но замок не поддался. Она ударила еще несколько раз, но так и не добилась видимого успеха.


– Дай мне, – попросила Анна топор.


Хель отдала орудие подруге, та обошла решетку и со всего размаху всадила лезвие в крышку клетки. Раздался треск дерева. С трудом вытащив топор, Анна продолжила бить. Примерно через десять минут у нее получилась небольшая дырка с кривыми краями, через которую вряд ли вылезла бы она сама, но безликий был такой худой, что стоило попробовать.


Из-за шума топора девушки не сразу обратили внимание на волчицу, которая стояла возле двери и ощетинилась.


– Похоже, Веревочка что-то почуяла, – с тревогой сказала Хель. – Надо бы убираться отсюда.


И в этот момент девушки услышали топот ног по деревянному полу, кто-то спешно направлялся к ним. Хель попятилась от двери, Анна, перехватив топор, приготовилась встретить противника во всеоружии. Через несколько секунд в дверном проеме показалось четверо воинов в белых масках. Они остановились, оценивая ситуацию. Один их них что-то проговорил на непонятном языке, показав пальцем на девушек. Видимо, старший отдал короткую команду, и трое других воинов начали наступать, выхватив мечи из ножен. Первого же встретила Веревочка. Она с глухим рыком прыгнула на него, пытаясь свалить с ног, чтобы разорвать. Человек в маске не успел среагировать должным образом и вмиг оказался на полу. Волчица вцепилась в незащищенную кисть его руки. Раздался крик. В это время Анна пыталась уворачиваться от ударов меча, которые следовали один за другим. Хель же почти сразу была схвачена третьим воином, но тем не менее не оставляла попыток вырваться из тисков.


– Веревочка! – крикнула она, но в это время волчица отчаянно билась с врагом. И все же верное животное не могло не отреагировать на крик хозяйки. Повернув морду в сторону Хель, Веревочка пропустила удар и взвыла, отскочив к окну с окровавленным боком.


Командир, ранивший волчицу, помог встать своему бойцу, левая кисть руки которого была серьезно повреждена. Они перекинулись парой фраз, и тот скрылся за дверью, пережимая рану здоровой рукой.


В это время противник наконец выбил из рук Анны топорик, который со звоном упал на пол. Девушка попятилась, судорожно пытаясь придумать, как выпутаться из ситуации. Воин уже собирался нанести последний удар, но тут в его ногу вцепилась волчица. Не ожидая нападения с тыла, он замешкался и получил увесистым подсвечником по голове. Из-под белой ткани потекла кровь, воин пошатнулся и упал, а зубы волчицы сомкнулись на его горле. Вдруг Анна поняла, что здесь что-то не так. В комнате были две одинаковые волчицы! Безликий, пока они сражались, протиснулся через отверстие в клетке и обратился в Веревочку. Анна подняла с пола топорик и приготовилась к продолжению битвы. Однако воин, державший Хель, приставил к ее горлу кинжал и что-то прокричал. Не понимая чужой речи, Анна все же сообразила, чего он хочет. Либо она бросит оружие, либо Хель умрет. Настала критическая ситуация, Анна понимала, что если лишится топора, то ничем хорошим это, скорее всего, не закончится. Хель в молчаливом ужасе смотрела на подругу, раненая Веревочка из последних сил уворачивалась от многочисленных ударов. Ава в облике волчицы приготовилась к атаке. Внизу раздались голоса, видимо, раненый привел подкрепление. Положение дел с каждой секундой ухудшалось, думать было некогда, нужно что-то решать, и немедленно. И Анна не думала, она просто положилась на свои инстинкты и, не целясь, метнула топорик в сторону противника. Она могла попасть в Хель, промахнуться и потерять оружие, но ей повезло, наверное, не в первый раз, но этот раз был очень нужный. Лезвие угодило прямо в глаз воина, и он обмяк, выпустив Хель из рук. Осознав, что остался в меньшинстве, командир метнулся к двери и упал, сраженный насмерть в проходе. На пороге стоял воин в доспехах Бральдара, держа в руке окровавленный меч.


– Андуз! – с облегчением воскликнула Анна. – Как же я рада тебя видеть! – и с этими словами девушка бросилась ему на шею.


– Что здесь происходит и во что вы тут вляпались? – спросил Андуз Фейн, когда Анна наконец слезла с его шеи.


– Андуз, ты не поверишь, эти твари в белых масках держали тут безликого. Мы освободили его, точнее, кажется, ее. Она сказала, что ее зовут Ава.


– Говорящий безликий? – удивился командир западных ворот. – А где он?


Оглядев комнату, они увидели, что безликого больше в ней нет.


– Удрала, – разочарованно вздохнула Анна. – Но как ты здесь оказался?


– Я попросил местного мальчишку, который иногда помогает нам, проследить за вами. Я даже не сомневался, что у вас хватит глупости попасть сегодня в неприятности. Моим людям пришлось спасать вас в тот момент, когда воины нужны на стенах.


– Прости, Андуз, – вздохнула Анна. – Но зато мы освободили безликого.


– Здорово, теперь по нашим улицам бегает тварь, которая может превратиться в кого угодно. Например, в короля.


– Безликие не могут превращаться в людей, – подала голос Хель, только что закончившая перевязывать бок Веревочке простыней, лежавшей на кровати. – Без понятия почему.


– Как твоя волчица? – поинтересовался Андуз.


– Рана вроде неглубокая, надеюсь, все будет хорошо.


В комнату вошло десяток воинов Андуза.


– Командир, осмотрели помещения, обнаружили одного раненого, но он предпочел смерть плену. Какие будут дальнейшие приказания?


– Нужно сопроводить принцессу Анну и ее друзей во дворец и передать королю. Я же вернусь на стену.


Андуз Фейн и остальные вышли из «Куриной Косточки» на улицу. Здесь творилось что-то неладное. Из домов выбегали встревоженные люди и с криками спешили в порт. Командир Западных ворот остановил тучного мужчину с большим тюком.


– Что происходит, куда все бегут?


– Волкодлаки в городе! – воскликнул тот. – Надо спасаться! – И, не дожидаясь реакции Андуза, побежал дальше.


– Ничего не понимаю, – опешил командир. – Когда мы уходили, бой только начинался. Почему оборона так быстро пала?


Тут им на глаза попался один из защитников Западных ворот. Он бежал со всех ног, потеряв шлем и щит. Увидев командира, воин остановился, ошалелыми глазами взирая на Андуза.


– Эммет, почему ты не на стене?


– Нас атаковали с тыла! – запыхавшись, произнес тот. – Я сам не понимаю, откуда они вылезли, но Западные ворота пали, а большая часть воинов перебита. Вам не стоит туда возвращаться. Небольшой отряд под предводительством Хэйла еще сопротивляется наверху, но они окружены и, думаю, обречены. Простите, что не справились, командир, но никто не думал, что враг уже в городе. Они подошли очень тихо и просто открыли ворота, убив Гарри и Перса.


– Как они туда попали?


На это Эммет только пожал плечами.


– Новый приказ! – сориентировался Андуз. – Все идем в порт, нужно посадить принцессу Анну на корабль. Затем вернемся в город и будем биться.


Дюжина воинов, девушки и волчица двинулись по узким улицам столицы к реке. По дороге они встречали беженцев, которые направлялись в ту же сторону. Чем ближе был порт, тем больше их становилось. У реки уже яблоку негде было упасть. Все пытались попасть на корабли и лодки, находившиеся под охраной портовой стражи, которую возглавлял Кадмус Калхоун. Он стоял на бочке за цепью воинов и руководил процессом погрузки беженцев на суда. Его рыжие волосы, характерный признак всех Калхоунов, развевались на ветру. Андуз и его парни, активно орудуя локтями, с трудом протиснулись к оцеплению. Заметив Фейна, Кадмус Калхоун отдал приказ пропустить их через ограждение.


– Что командир Западных ворот в такое время делает в порту?


– Сопровождаю принцессу Анну и ее подругу на корабль, – ответил Андуз Фейн.


– Принцесса, – склонив голову, промолвил Кадмус. – Мое почтение, я рад видеть вас здесь. Мы немедленно определим вас на судно.


– Спасибо, Кадмус, – кивнула в ответ Анна. – Со мной моя подруга Хель и ее волчица.


Было видно, что Кадмус не слишком обрадовался этому, но, промолчав, одобрительно кивнул.


– Что произошло, почему на нас напали с тыла? – обратил на себя внимание Андуз Фейн.


– Говорят, что в тюрьме произошло восстание, – ответил командир портовой стражи. – Заключенные перебили охрану и ринулись грабить город. Помнишь, там была и парочка волкодлаков, приговоренных королем к смерти? Я слышал, что они также бежали. Не удивлюсь, если все это затеял этот предатель Лэндон Финч. Надо было уже давно его вздернуть. Возможно, это восстание было спланировано. Тем не менее Северные ворота пали.


– Западные тоже, – угрюмо добавил Андуз.


– Ну я так и понял, раз ты здесь.


– А где мой отец? – поинтересовалась Анна.


– Короля Гарри я тут не видел.


Раздались многочисленные крики, люди забегали и начали давить на стражу с удвоенной силой. Через мгновение стало понятно, что волкодлаки появились в порту. Здоровенные звери с окровавленными пастями убивали всех на своем пути, не щадя ни стариков, ни детей.


– С ума сойти, – раздался голос Эммета.


– Сворачивайте погрузку и снимайтесь с якорей! – крикнул Кадмус Калхоун.


Капитаны кораблей спешно отдавали команды отчаливать от берега.


– Принцесса, торопитесь! – крикнул Кадмус.


В этот же момент толпа пробила брешь в оцеплении и еще через несколько секунд смела его полностью. Люди, обезумев от ужаса, устремились на суда, которые еще не успели отчалить от берега. Все смешалось, Хель и Анна почти сразу потерялись в толпе, пытавшейся бежать от неминуемой гибели. Андуз со своими воинами пытались добраться до принцессы, но все было напрасно. Передовые волкодлаки уже оказались на причале, вступив в бой с людьми. Кто-то швырял камни, невесть откуда взявшиеся на деревянном причале. С каждой секундой волкодлаков становилось все больше. Анна попыталась найти корабль, на который можно было еще попасть. Таких оставалось всего два, и к ним было не пробиться. Люди начали прыгать в воду, пытаясь уплыть от смерти. Раздался голос Хель, она была где-то близко. Анна остановилась, чтобы оглядеться, и в этот момент на нее набросился здоровенный волк с обезумевшими глазами. Анна вскрикнула, пытаясь закрыть лицо от зверя. Принцесса видела красную пасть с острыми зубами, готовую впиться в нее, и стрелу, в последний момент поразившую эту пасть. Волк, захрипев рухнул на Анну, свалив ее с ног. Падая, принцесса ощутила болезненный удар в затылок.


«Камень», – мелькнула мысль.


В глазах все помутилось, конечности обмякли, тошнота подкатила к горлу, Анна закрыла глаза, звуки битвы постепенно утонули в пустоте, а затем и вовсе исчезли.

Глава 11


Макс стоял, тяжело дыша, весь перемазанный кровью. Бой закончился, волкодлаки не пощадили тех, кто не успел сесть на корабль или вплавь переправиться на другой берег реки. Вокруг лежало несколько сотен мертвецов, которые еще несколько минут назад кричали и плакали, бились с врагами и в панике прыгали в воду. Макс еще слышал их вопли. Он закрыл лицо руками и сел на корточки, не в силах осознать реальность происходящего. Другие волкодлаки, приняв человеческий облик, весело подбадривали друг друга, поздравляя с победой над старым врагом. После трудного боя за Ржавый мост многие охотники с тревогой думали о том, что ждет их по ту сторону стены. Дурные мысли посещали и Макса, который готовился идти на штурм вместе с первой волной. Со страху он обмочил штаны и все время до боя стыдливо прикрывался волчьей шкурой. И вот протрубил рог, означавший начало атаки. Подразделение Макса бросилось к стенам со штурмовыми лестницами в руках. Стрелы обрушились на них сверху, и сразу несколько товарищей Макса пали на землю. Проверить, убиты они или ранены, командир, голос которого подгонял охотников двигаться вперед, не дал. Макс зажмурился и оставшееся расстояние преодолел вслепую. Карабкаясь по лестнице, он видел, как другие охотники падали, сраженные камнями и обваренные кипятком. И все же ему повезло добраться до самого верха невредимым. На стене уже шел бой людей с волками. Выставив копья и прикрывшись щитами, защитники не давали охотникам возможности для маневра, пытаясь сбросить их вниз. Кто-то с силой толкнул Макса в спину и, крикнув «шевелись!», накинул волчью шкуру ему на голову. Мир изменился, в одно мгновение Макс превратился в волка, сознание немного притупилось, а инстинкты обострились. Зверь в нем пробудился. Макс почувствовал присутствие Черныша. Это дало ему силы и уверенность броситься в атаку. Чем больше он кромсал зубами плоть, тем больше входил в азарт. Однако волкодлаки проигрывали, им никак не удавалось пройти плотные ряды копий, люди постепенно теснили захватчиков.


Но внезапно все переменилось, защитники дрогнули и начали беспорядочно отступать. Внизу явно происходило что-то странное. Вдруг за стеной, как будто из-под земли, появилось множество волков, вызвавших у людей панику. Отдельные подразделения пытались оказать сопротивление, но единая оборонительная цепь рухнула. Вид разбегающихся в разные стороны врагов так воодушевил Макса, что он без раздумий кинулся в самую гущу боя, убивая одного противника за другим. Он и сам не понял, как оказался возле механизма, который поднимал ворота, первым. Скинув с себя волчью шкуру, Макс рывком потянул рычаг на себя, цепь лязгнула, и тяжелые ворота открылись перед волкодлаками. Какой-то старый воин без шлема замахнулся мечом на охотника, но волкодлак увернулся и, через мгновение вновь обратившись в волка, впился противнику в руку с такой яростью, что оторвал ее. Оставшиеся наверху защитники поняли, что окружены, и почти сразу сложили оружие. А отряд Макса вместе с другими ринулся в город. Командир крикнул, что теперь их цель – речной порт Бральдара. Они должны захватить его, отрезав людям возможность для отступления по реке. По дороге к нему волкодлаки вошли в такой раж, что убивали всех, кто подвернулся им на пути. До порта охотники добрались быстро, люди не ожидали, что битва окажется столь скоротечной, и не организовали должной обороны на улицах. К тому времени, как Макс увидел воду, он был уже пьян от крови и криков, как и его товарищи. Ворвавшись на пирс, они, не сговариваясь, перегрызли всех, кого смогли поймать.


Бой был окончен. Макс уже примерно полчаса сидел на корточках с закрытыми глазами. Неизвестно, сколько бы еще так просидел, если бы не почувствовал на плече чье-то прикосновение. Открыв глаза, он увидел Азра с перевязанной левой рукой. Тот улыбался, выставляя напоказ желтоватые кривые зубы.


– Охотник, встань перед командиром! – рявкнул здоровяк, который находился в некотором отдалении от них.


Макс попытался встать, но ноги так затекли, что он повалился на землю. Раздался гогот волкодлаков. Немного размяв ноги, Макс все же поднялся со второй попытки. Азр все это время взирал на происходящее, не произнося ни звука.


– Макс, рад видеть тебя невредимым. Говорят, ты отличился сегодня, открыв ворота противника.


Тот машинально кивнул Азру, удивляясь контрасту с его радостным лицом и горами трупов, окружавших их.


– Не стоит забывать, что на днях ты спас жизнь старейшине Торбуну, – продолжал командир охотников.


– Да-а-а, – только и смог протянуть Макс и отключился, перестав слушать Азра. Он пригляделся к одному мертвенно бледному лицу.


Азр похлопал его по плечу, немного приведя в сознание.


– Ты так молод, это большая редкость и большая честь.


– Поздравляю, сынок! – раздалось откуда-то слева.


Макс пытался понять, в чем дело. Он явно прослушал что-то очень важное. Он сжал руку и почувствовал какой-то предмет в ней. Приглядевшись, Макс понял, что это командирский жетон, но почему тот у него? Ему потребовалось еще секунд десять, чтобы осознать происходящее. Теперь Макс стал командиром отряда охотников, самым молодым за всю историю клана. Другие волкодлаки скандировали его имя и топали ногами.


– Завтра ближе к вечеру подойди ко мне, – сказал напоследок Азр. – Я пока не знаю, какой отряд будет твоим, нужно посмотреть списки с павшими.


– Хорошо, – промолвил Макс.


Стоило порадоваться, но почему-то не получилось. Должно быть, стресс от первого боя. Ведь у Ржавого моста его подразделение так и не вступило в схватку. Странное лицо, на котором он фокусировал свой взгляд минуту назад, не отпускало Макса. Надо бы его отыскать. Макс несколько раз с силой ударил себя по щекам и мотнул головой, мышцы словно окаменели. Он поплелся к воде и, немного умывшись, пришел в себя.


«Надо бы найти отца и узнать, все ли в порядке».


Рогдар штурмовал Северные ворота, так что до его подразделения путь был неблизким, а может, и опасным. Охотники говорили, что кое-где сопротивление людей еще не подавлено. Нужно узнать, куда сгоняют пленных, там должна быть и Хель. И он направился к своему теперь уже бывшему командиру, может, он что-то знает. Ноги еще плохо слушались, и Макс запнулся о чье-то тело. Удержаться на ногах ему помогла спина Хальта, его одноклассника.


– Осторожней! – рявкнул охотник, повернувшись лицом. – А, Макс, это ты. Поздравляю с назначением. Это такая честь.


– Спасибо, – ответил тот и собирался уже пройти дальше, но голос Хальта остановил его.


– Ты видел Хель?


– Нет, ты же ее знаешь! Поди улизнула в последний момент.


Макс уже собирался уходить, как вдруг резко остановился. В двадцати шагах от него лежала девушка с рваной раной на шее, а рядом с ней волчица в крови.


– Нет, это не может быть Хель, – вздохнул с облегчением Макс и пошел дальше.


Он прошел через весь порт и начал подниматься по одной из узких городских улочек. То тут, то там ему попадались мертвые тела волкодлаков и защитников города. В некоторых домах полыхал пожар, грозясь разнести смертоносный жар по городу. Макс все шел и шел, пока окончательно не выбился из сил. Он оперся на стену одного из домов, чтобы не упасть вновь. В его груди как будто кто-то пробил рану, которая болела с каждой минутой все сильней. Макс больше не мог терпеть и заплакал. Это была она! Там, на берегу реки, лежала его возлюбленная и ее волчица. Они были в шаге от спасения, уже почти на корабле и не успели чуть-чуть. Если бы он не открыл ворота, наступление задержалось бы ненадолго, этого времени бы хватило, чтобы Хель и Веревочка сели на корабль. Если бы не он, то они были бы живы. Это за их смерть он получил значок командира. Макс рыдал все громче и громче, пытаясь выплакать вину, которая его переполняла, но сделать это никак не получалось.

Глава 12


Голова болела просто ужасно, Анна предпочла лежать с закрытыми глазами, не двигаясь, свернувшись в позе эмбриона. Так было хоть немного легче. Она находилась тут уже третьи сутки. Любые попытки встать на более-менее длительное время пока оборачивались для нее тошнотой и острым приступом мигрени. За ней ухаживала некая женщина лет сорока на вид, которая не называла своего имени и вообще ни слова не сказала в присутствии дочери короля. В любом случае Анне сейчас слишком плохо, чтобы пытаться выяснить что-либо, потому большую часть времени она спала. Сон был крепкий и без сновидений, словно и не было той кошмарной резни в порту.


Дверь со скрипом открылась, и в маленькую комнату вошла худощавая женщина с острыми чертами лица. Одета она была в длинное серое платье, седеющие волосы собраны в тугой пучок. Она молча поставила перед Анной кружку теплого облепихового отвара и сделала пару шагов вглубь комнаты, освобождая проход для молодого мужчины. Приглядевшись, Анна радостно прошептала его имя.


– Андуз Фейн, я так рада, что ты жив.


– Я тоже рад тебя видеть, – улыбнулся он. – Как самочувствие?


– Просто ужасно, – скривила губы Анна. – Тошнит, и голова болит.


– Тебе здорово прилетело, но не волнуйся, это поправимо. Инга присмотрит за тобой.


Женщина чуть кивнула в знак согласия.


– Значит, тебя зовут Инга. Рада знакомству. Она не говорила мне своего имени.


– Инга немая, – пояснил Андуз Фейн. – Это сестра Глэга, торговца редкими животными. Она позаботится о тебе и никому не сообщит лишнего.


– Понятно, – сказал Анна. – Андуз, как я оказалась здесь? Мы смогли вытеснить волкодлаков из города? И где Хель с Веревочкой?


– Тебя нашел Глэг среди груды трупов. Хорошо, что тебя никто не опознал.


– Так я в доме Глэга?


– Нет, в доме Инги, но Глэг придет сюда вечером. Он мой друг, здесь ты в безопасности.


– Спасибо тебе, дорогой Андуз, и Инге, что спасли меня, – промолвила Анна.


Андуз Фейн немного смутился и продолжил:


– Меня точно не стоит благодарить. Я должен был посадить тебя на корабль и отправить в безопасное место, но у меня не получилось. Как не получилось защитить ворота от врага.


– Это я виновата, – перебила его Анна. – Я подговорила Хель пойти в этот тухлый дом, чтобы узнать больше о людях в масках.


Повисла неловкая пауза. Анна сразу все поняла.


– Значит, город пал?


– Да, – вздохнул Андуз.


– А отцу удалось бежать?


– К несчастью, нет, его люди дрались до последнего. Он покончил с собой в тронном зале, когда туда ворвался Лэндон Финч с восставшими заключенными.


– Что? – в изумлении воскликнула Анна и сразу пожалела об этом. Боль, словно игла, пронзила ее голову.


– Тебе надо больше отдыхать, я зайду позже, – сказал Фейн.


– Ну уж нет, – возразила принцесса. – Выкладывай, где Хель.


Андуз пожал плечами.


– Меня кто-то сбросил в воду, и я доплыл до противоположного берега. Я лишь видел, как убили волчицу, но что стало с Хель, не в курсе. Может, ее взяли в плен свои, а может, и нет. На все воля Триединых богов.


– В пекло богов! Они не стали нам помогать, зато помогли недругам. Я отрекаюсь от таких богов!


Андуз пропустил ругательства мимо ушей и продолжил:


– Так или иначе, но в Бральдаре заправляет теперь новый король, Лэндон Финч.


– Таких мерзких предателей свет не видывал! – воскликнула Анна, хватаясь за голову от сильной боли, но все же продолжая кричать. – Он трус и негодяй, отцу следовало его казнить.


– Да, тут не поспоришь, но король Гарри был добр к людям и часто давал им второй шанс.


– Только вот людей вокруг него было мало, одни предатели.


– Это не так, многие предпочли погибнуть в битве, чем присягнуть новому королю.


– Но как он бежал из тюрьмы?


– Говорят, ему помогли те волкодлаки, которых мы пленили у Ржавого моста. Непонятно как, но они перебили стражу на этаже и начали бунт, а Финч его возглавил. Кроме того, он знал о существовании тоннеля под стенами замка. По нему волкодлаки и попали в город.


– Что еще за тоннель?


– Большой сюрприз для всех и для меня в том числе, – вздохнул Андуз Фейн. – Финч стал новым правителем и теперь опирается на старых соратников и на клыки волкодлаков, оставшихся в городе. Анна, тебе нельзя оставаться в столице, Финч ищет тебя. Он понимает, что пока жива наследница престола, его легитимность под большим вопросом. Как только ты немного поправишься, я вывезу тебя на север, где собираются сторонники твоего отца. Там ты будешь в безопасности.


– Вначале нужно узнать, что стало с Хель, – возразила принцесса.


– Я искал ее, но волкодлаки уже сожгли своих на погребальных кострах.


– Не смей говорить о погребальных кострах! – перебила его Анна. – Возможно, она среди пленных или раненых.


– Все может быть, но в столице сейчас такая неразбериха, что может потеряться кто угодно. В любом случае я не позволю бродить тебе по городу в поисках подруги. Сейчас это слишком небезопасно, прежде всего для тебя. И не спорь!


Анна была еще слишком слаба, чтобы возразить Андузу. Она вздохнула и подчинилась.


– Обещай мне, что попробуешь ее найти, – тихо проговорила Анна. – Моего отца уже не вернуть, но может быть, Хель еще жива. Она спасла меня, когда волкодлаки заперли за решеткой. Я у нее в долгу.


Андуз Фейн кивнул и вышел из комнаты.

* * *


Прошло шесть недель после взятия столицы волкодлаками. Постепенно принцесса приходила в себя и даже начала вставать с постели, но Инга не выпускала ее из дома. Раз в два дня приходил Андуз, чтобы узнать, все ли в порядке, и рассказать последние новости. Они были неутешительны. Финч расправился со всеми неугодными людьми, казнив их на центральной площади. Остальные присягнули новому королю. Те провинции, которые отказались признавать его власть, были разорены. Сторонники бывшего короля все еще держали оборону на севере Бральдара, туда Андуз Фейн намеревался отправить Анну, когда та окончательно поправится. Сам он старался не показываться на глаза людям нового короля. Его тоже искали, но друзья помогали ему оставаться незамеченным, во всяком случае пока.


Лето закончилось, пришла пора осени, листья на деревьях начали желтеть, задули холодные ветра. В один из таких дней в дом вошел Андуз в сопровождении пожилого человека с небольшой лысиной на голове. Анна почти сразу узнала в нем торговца редкими животными.


– Глэг! – воскликнула она. – Я так рада! Андуз говорил, что ты нашел меня в порту и принес в дом Инги. Я благодарна тебе за спасение.


Глэг слегка улыбнулся и кивнул принцессе.


– На моем месте так бы поступил любой верноподданный вашего отца, да упокоится его дух в лучшем из миров.


– Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался Андуз Фейн, сняв кожаную куртку.


– Хорошо, я уже совсем здорова, – сказала Анна. – Мне ужасно надоело сидеть здесь взаперти. Когда мы отправимся в путь?


– Как раз об этом мы с Глэгом и пришли с тобой поговорить. Думаю, что уже пора, да и все готово.


Анна ужасно обрадовалась этой новости.


– Мы с Андузом перевезем тебя в Новоград, принцесса. Отправляемся ночью. Придется ехать в клетке с животными, но это для твоей же безопасности.


– Мои люди дежурят сегодня у Северных ворот, они пропустят нас без проблем, – заверил Фейн. – В Новограде нас уже ждут.


Это было самое северное поселение Бральдара, наместником которого был троюродный брат покойного короля Невилл Фланнаган.


– Невилл Фланнаган – достойный человек, он позаботится о тебе, – заверил Глэг.


– Я помню его, хотя и смутно. Последний раз он был в городе лет семь назад.


Андуз пожал плечами.


– Ну, он никогда не был поклонником столицы. Сейчас он стягивает силы на север.


– Значит, у него есть армия? – обрадовалась принцесса. – Тогда в путь, уверена, когда мы объявим о том, что я жива и нахожусь в Новограде, многие сторонники отца примкнут к нам в войне с узурпатором.


Андуз и Глэг переглянулись.


– Вообще-то, об этом ты сможешь поговорить со своим дядей, когда прибудем на место.


Анна заметила, что мужчины не в восторге от ее идеи.


– Но мы же намерены драться с этим засранцем Финчем?


– Узурпатора поддерживают волкодлаки, нас гораздо меньше, – угрюмо сказал Андуз Фейн. – Кроме того, дошли слухи, что Железные Клыки и бральдарцы взяли Плотину.


– Но ведь кто возьмет Плотину, будет проклят богами.


– А ее и взял тот, кто ими уже давно проклят, но все еще ходит по этой земле! – воскликнул Андуз Фейн. – Волкодлак, которого мы зовем Азром Проклятым.


– Грядет большая война, похоже, Бральдар был только первым рубежом, – добавил Глэг. – Железные Клыки точат зубы на соседние кланы, которые пока не спешат объединяться. Слишком много разногласий.


– И что же вы мне предлагаете, сбежать и сидеть мышкой на севере, пока все не уляжется?


Андуз мотнул головой.


– Не думаю, что так просто все уляжется. И несмотря на то что Невилл пока отбивает атаки наших врагов, не факт, что это продлится. Возможно, настанет час, когда и Новоград падет, но в этот раз мы будем готовы и уйдем раньше, чем это произойдет.


Анна посмотрела на своего старого друга, как на сумасшедшего.


– Вы мне предлагаете стать принцессой в изгнании, я правильно понимаю?


– Время покажет, – вступился за Фейна Глэг. – Пока нам стоит покинуть столицу ради безопасности всех в этом доме. Мы с сестрой тоже рискуем, укрывая тебя здесь.


Анна поджала губы и повернулась к торговцу.


– Я очень благодарна за то, что вы помогли мне, но, похоже, пришло время покинуть этот дом, чтобы не подвергать опасности его обитателей. Только я не уверена, что Новоград мне подойдет. Думаю, стоит остаться здесь, в столице, и для начала найти Хель, а затем организовать подпольное сопротивление.


Андуз схватил принцессу за руку.


– Этого не будет!


В этот момент раздался стук в дверь.


– Мы никого не ждем, – встревожился торговец редкими животными. – Сестра, где ты?


Через мгновение в комнату вошла Инга.


– Быстро отведи принцессу в подвал.


Женщина взяла Анну за руку, и они скрылись за дверью. Анна была недовольна состоявшимся разговором, но понимала, что сейчас лучше помалкивать и делать как велено. Поэтому она пошла с Ингой в темный и сухой подвал, в котором стояли всевозможные банки с солеными огурцами, квашеной капустой и бочки с мочеными яблоками. Инга жестом приказала вести себя тихо и заперла дверь на ключ. В доме отдаленно слышались голоса. Анна очень боялась за Андуза, которого могли узнать и арестовать, но не смела издать ни звука. Здесь, в подвале, Анну обуял страх, о котором все последние дни девушка предпочитала не думать. Это она виновата в том, что столицу взяли враги. Ведь если бы Анна не убежала из дворца, чтобы посмотреть на церемонию Посвящения, то отец не выставил бы охрану на Ржавом мосту, волкодлаков не взяли бы в плен и они не помогли бы Фейну поднять бунт в тюрьме и пустить в город врагов. И тогда бы Бральдар не пал, а отец остался жив. А теперь люди, которые спасли ей жизнь, подвергались смертельной опасности. Нет, видимо, Андуз Фейн прав, надо уезжать из столицы в Новоград, а там уже разбираться.


Замок провернулся дважды, и дверь открылась. Анна пригнулась, пытаясь затеряться в темноте между полок. Кто-то зашел в подвал, с его плеч свисала волчья шкура. Это был один из волкодлаков на службе у Финча. Судя по всему, он искал ее. Девушка затаила дыхание и старалась не шевелиться, но все же он ее увидел. Когда их глаза встретились, Анна вздрогнула, узнав того, кто стоял перед ней. Это был тот самый молодой волкодлак, который предал Хель и Эльфа. Вот только имя его она никак не могла вспомнить, хотя не раз слышала его от подруги. Вид у него был усталый и потрепанный, казалось, с их последней встречи он постарел лет на десять. Факел, который волкодлак держал в руках, осветил его осунувшееся лицо и немного мутные глаза с гигантскими мешками под ними. Волкодлак тоже узнал ее, Анна это сразу поняла по его выражению лица. Принцесса напряглась, страх сковал ее тело и застрял где-то в грудной клетке. Охотник увидел, как она напугана, и жестом приказал вести себя тихо. После чего развернулся и вышел, закрыв за собой дверь. Анна еще долго сидела неподвижно в углу, не понимая, почему ее не схватили. Прошло минимум полчаса, прежде чем дверь в подвал вновь открылась, но вместо врагов на пороге стоял Андуз Фейн.


– Принцесса…


– Я здесь, все в порядке, – отозвалась она почти шепотом и, встав с земляного пола, вышла на свет.

Глава 13


Прошла ночь после того, как Макс встретил Анну в подвале одного из домов возле порта. Он не сомкнул глаз, но так и не смог ответить на вопрос, почему не схватил принцессу. Утро застало командира отряда волкодлаков разбитым. Он лег в кровать не больше часа назад, а уже пора было вставать. Сегодня он должен был присутствовать на расширенном совете у нового короля Бральдара. Наскоро умывшись холодной водой, Макс направился через опустевшую после взятия города Рыночную площадь ко дворцу.


Он торопился, но все же пришел самым последним. За массивным деревянным столом сидели главы всех знатных родов Бральдара. По правую руку от Лэндона Финча занял место советник бывшего короля Деррик Остин. Макс так и не понял, по какой причине Финч не только пощадил Деррика, но и сделал его старшим советником. По левую руку от короля восседал новоиспеченный советник Бард Керк, который в свое время был одним из участников восстания Шу и Кука и девять лет просидел в тюрьме вместе с Финчем. Бард был уже лысым шестидесятилетним старикашкой с подорванным здоровьем, но, похоже, новый монарх ценил старых друзей.


По новым правилам теперь на расширенном совете должен был присутствовать представитель клана Железных Клыков. Обычно этим занимался глава гарнизона волкодлаков Хартиг, но тот сильно простудился, и это бремя легло на Макса как одного из командиров. Думая больше о том, как бы не уснуть, чем о совете, он разместился за дальним краем стола, надеясь остаться незамеченным.


– Я собрал вас здесь, чтобы обсудить текущее положение дел, – начал король. – Сперва хотелось бы узнать, как обстоят дела с подавлением восстаний в поселениях.


По традиции отвечавший перед монархом вставал с места. В этот раз это был Ревень Моллиган, новоиспеченный глава своего дома. Единственный, кого король не знал лично до его назначения. Когда Лэндона Финча заточили в тюрьме, молодому Ревню было четырнадцать лет. Но он был единственным из своего рода, кто признал власть Финча и тем самым получил свое место. Остальные Моллиганы бежали из столицы и примкнули к врагам нового монарха.


– Мой король, наши люди штурмом взяли Линдергрот, потеряв всего сотню бойцов. Мой дядя Том Моллиган заточен в тюрьму до ваших дальнейших указаний.


Финч удовлетворенно кивнул.


– Отлично, мерзкому вояке воздалось по заслугам. Он много раз ходатайствовал перед Гарри о том, чтобы казнить меня. Пусть теперь сам получит то, чего так просил, – постучав пальцами по креслу, король Лэндон продолжил: – Приказываю тебе, Ревень Моллиган, вернуться в Линдергрот и казнить изменника. Следующий вопрос.


Совет продолжался не менее часа, за это время Макс погрузился в анабиоз. Король и его свита обсуждали по большей части вопросы, не интересовавшие охотника. Все эти дома, фамилии, хитросплетения были далеки от его сознания и общества, в котором он вырос. У волкодлаков все было проще, наверх выбивались самые сильные, а не те, кто родился под счастливой звездой.


– Мы проверили, принцессы Анны среди мертвых не было.


При упоминании этого имени Макс моментально вышел из оцепенения и стал внимательно слушать.


– Если принцесса не покинула город сразу после завершения штурма, то она все еще в столице.


– Ее могли укрыть, – пробурчал король.


– Вполне возможно, в городе еще остались сторонники старого монарха.


Король Лэндон стукнул кулаком по стулу.


– Воины обыскивают каждый дом в этом треклятом городе, и нигде ее нет! Может, они уже давно ее нашли, но не стали выдавать!


– Маловероятно, ведь на поиски брошены только ваши самые верные отряды и волкодлаки. Что об этом думает их командир?


Голос советника, имя которого он успел забыть, был обращен к нему. Макс это видел, но колебался с ответом, пытаясь сообразить, что сказать.


– Мои парни прочесали уже не один квартал, и пока все без толку. Однако если принцесса в столице, мы ее найдем.


Это был хороший ответ, ничего не сообщающий по существу, но и не оставляющий возможности для новых вопросов, как показалось волкодлаку. Во всяком случае, внимание Совета переключилось на другие дела. То, что король вообще не отреагировал на заявление Макса, было, конечно, немного странно, но особо не расстроило. И все же король поднял хороший вопрос, ответа на который он не знал. Что делать с Анной, Макс пока не решил. Он злился на нее, обвиняя в смерти Хель. Тем не менее его мертвая подруга сама сделал выбор, освободив Анну из тюрьмы и бежав в Бральдар. Парень пытался внушить себе это и смириться с того самого момента, как увидел Анну в том подвале, но давалось ему это с трудом.


Для Макса королевский совет прошел в полудреме и полудумах. Наконец можно было идти по своим делам, чем Макс собирался незамедлительно заняться.


– Напомни, как тебя зовут, волкодлак, – это был голос самого короля. Макс остановился и посмотрел на спины остальных членов совета, которые даже не повернулись в его сторону.


– Меня зовут Макс.


– Что ж, Макс, останься, я хочу с тобой переговорить. – И указал на стул.


Макс молча придвинул его к себе и сел. Финч отстукивал пальцами какую-то мелодию.


– Ты совсем юн для командира отряда.


– Успел проявить себя.


– Хорошо, мне нравятся те, кто жаден до славы и побед.


Лэндон Финч встал и подошел вплотную к нему так, что тот почувствовал его несвежее дыхание.


– Макс, я уверен, что эта мерзкая девчонка Гарри жива. Поверь, Бральдар так устроен, люди так устроены, тут мало кому можно доверять, – прошептал Финч. – Знаешь, у меня вакантно место командующего обороной нашей столицы. Это очень высокая должность, одна из самых почетных в королевстве. Левая рука короля. Макс, помоги мне отыскать эту девку, и, я клянусь богами, ты займешь это место.


Макс посмотрел на старика ошалелыми глазами.


– Даете слово?


– Пусть я буду проклят Триедиными богами, если не выполню данное обещание.


– Хорошо, я попробую.


– Давай, парень, не подведи, – похлопав волкодлака по плечу, улыбнулся король.


Разговор был окончен. На ватных ногах Макс побрел по улицам Бральдара.


«Что вообще происходит, как так вышло, что со мной все это могло произойти за эти несколько дней? Хель, первая битва, командир отряда, а теперь командующий… Ко-ман-ду-ю-щий! Но для этого нужно предать подругу Хель…»


Голова гудела, все было как в тумане. Макс сам не заметил, как ноги привели его к дому, где прятали Анну. Он колебался минут пять, но все же набрал в легкие побольше воздуха и дважды постучал. Время тянулось беспощадно медленно, но наконец замок клацнул и дверь открылась. Пожилой мужчина низкого роста вопросительно уставился на волкодлака.


– Вы же уже обыскивали нас вчера! – воскликнул он. – Сколько можно? Я буду жаловаться королю.


– Не стоит, – замотал головой Макс. – Я пришел по другому делу.


– И, позвольте узнать, по какому?


– Мне нужно поговорить с принцессой Анной, – ноги у Макса задрожали, и голос предательски дрогнул.


Мужчина, открывший дверь, был явно в шоке от такой просьбы, но все же быстро взял себя в руки.


– Вы издеваетесь! – заорал он громче прежнего. – Вы же сами ее искали у нас, перевернули весь дом и ничего не нашли. Уходите немедленно, или я иду в управу!


– Если громко орать, то можно привлечь ненужное внимание. Мне кажется, вам оно сейчас ни к чему. Я видел тогда Анну у вас в подвале и не сдал, но мне необходимо с ней переговорить.


Щека у мужчины нервно дернулась, он задумался на пару секунд, а потом молча отступил от входа, дав возможность Максу пройти внутрь.


Со вчерашнего визита волкодлаков комната несколько изменилась. Возле длинного стола стояли три больших деревянных ящика с открытым верхом.


– Собираетесь уезжать?


– Чего тебе нужно? – спросил голос сзади. После чего Макс ощутил легкий укол меча между лопатками.


– Поговорить с принцессой Анной, – спокойно повторил волкодлак.


– Да, я слышал тебя, но что именно ты хочешь ей сказать и почему не сдал нас, когда была возможность?


– Я друг Хель, подруги Анны, я хочу ей помочь бежать из города. Рано или поздно ее здесь найдут, уж поверьте.


– Хм, и как тебя зовут?


– Его зовут Макс, и он правда видел меня вчера в подвале, – раздался голос принцессы.


– Я же просил тебя сидеть тихо и не высовываться, – вздохнул Андуз Фейн.


– Но я вовремя, – возразила Анна. – Для разъяснения ситуации.


– Или для ее усложнения, – заметил Глэг и добавил: – Я думаю, нам следует его убить.


– Подожди, Глэг, – махнула Анна. – Ты пришел поговорить со мной, говори.


Макс улыбнулся и произнес:


– Я предлагаю продолжить общение в более доверительной обстановке и для начала убрать оружие.


– Это не тебе решать, – заверил Андуз Фейн.


Анна согласно кивнула.


– Хорошо, – пожал плечами Макс. – Будь по-вашему. Я пришел предложить свою помощь в организации побега из Бральдара.


– Вот как, – прищурилась девушка. – Такую же, какую ты оказал своим друзьям Хель и Эльфу?


– Подожди, так это тот самый волкодлак, о котором ты говорила? – удивился Глэг.


– Именно!


– Тогда ему точно не стоит доверять, – заключил торговец. – Давайте убьем его и спрячем тело в подвале. Сестру я попрошу временно пожить в моем доме, чтобы не воняло.


– Вы, конечно, можете убить меня, – заверил Макс. – Но только как вы объясните те два факта, что вчера я не сдал принцессу, а сегодня пришел один?


– Знаешь, Анна, когда все это закончится, мы обсудим с тобой сокрытие важной информации от нас с Глэгом, – обратился к девушке Андуз Фейн.


– Я сама уже сутки думаю, почему он не схватил меня, но так и не поняла.


Макс и сам не был уверен, что сможет внятно ответить на этот вопрос, но все же он собрался с мыслями и сказал:


– Я предал друзей, это правда, но я думал, что спасаю их от гигантской ошибки. Я был уверен, что ребята простят меня рано или поздно. И уж конечно, я не думал, что так все обернется. Я в какой-то момент очень злился, полагая, что если бы тебя не было, то Хель бы не решилась на побег. На самом деле, правда в том, что она планировала его давно. Даже предлагала мне бежать вместе с ней, но я отказался. Я мечтал о славе и высоких чинах, но чем ближе я к этому подхожу, тем больше думаю, что променял бы все это на то, чтобы Хель осталась жива. Я любил ее… – голос опять дрогнул, и Макс не смог закончить предложение.


Все стояли молча. Так продолжалось не меньше минуты. Макс все это время пытался не заплакать. Это уж слишком, реветь перед людьми.


– Она тоже тебя любила и очень переживала из-за того, что случилось, – прервала молчание Анна. – Мы говорили с ней об этом.


– Допустим, ты любил эту девушку, – вмешался Глэг. – Но при чем тут Анна?


– Эльф в тюрьме, Хель мертва. Я и так принес слишком много горя своими поступками. Хочу попытаться исправить хотя бы что-то. Честно говоря, я и сам до конца не понимаю, почему я здесь, но уверен, что Хель бы одобрила это. Король предложил мне место командующего обороной столицы, если найду принцессу, но я решил иначе.


– Или это хитроумный план и ловушка, – сказал Андуз Фейн и вновь надавил мечом на спину волкодлака.


Макс поморщился от неприятных ощущений, но продолжил говорить.


– Я командир отряда охотников, проще было бы привести своих парней и перебить всех вас, чем играть в такие игры.


– Допустим, я тебе верю, – сказала Анна. – У тебя есть план?


Макс отрицательно замотал головой.


– Превосходно, – саркастически заметил Глэг.


– Я могу помочь вам пройти через ворота. Я вижу, у вас есть ящики, посадим Анну туда. Если я пойду с вами, то их не вскроют, – предложил Макс.


– Поверь, мы об этом уже позаботились, – заверил Андуз Фейн. – Еще идеи?


– Погоди, Фейн, – махнул рукой Глэг. – Говоришь, ты любишь эту Хель до сих пор?


– Да.


– Если поможешь нам бежать и мы доставим принцессу на север целой, то у меня есть идея, как воскресить твою подругу.


– Это что еще за фокусы? – возмутился Андуз Фейн.


– Да, Глэг, ты о чем?


– У меня есть одна знакомая, ведьма… Она может обставить это дело. Правда, надо будет отправиться в трудное и опасное путешествие в мир, куда попадают души покойников, так что за результат не ручаюсь, но шансы есть.


– Какой еще мир: верхний или нижний? – спросил Макс.


– Ни тот и ни другой, – уверенно произнес Глэг. – Сложно объяснить…


– Ты предлагаешь наведаться в гости к Триединым богам?


– Да, принцесса, примерно это я и предлагаю. Но Максу, не тебе.


– Где живет твоя ведьма?


– Неподалеку от поселения Железных Клыков на острове.


У Макса зазвенело в ушах. Он вспомнил, как еще совсем недавно они праздновали день рождения Хель и он забрел в дом ведьмы, жившей на острове. А что, если Глэг не врет и Хель правда можно вытащить из другого мира? А если врет…


– Мне все это не нравится, – нахмурился Андуз Фейн. – И уж тем более тебе даже не стоит об этом думать, – сказал он, обратившись к Анне.


– Как я уже сказал, принцессу никто не зовет, – заверил торговец.


– Я буду сопровождать принцессу до безопасного места, – сказал Макс. – И после ты покажешь мне логово ведьмы.


– Отлично, тогда обсудим детали, – согласился Андуз Фейн, убирая меч в ножны.

Глава 14


Объединенное войско людей и волкодлаков направлялось на север. Их задача была взять Новоград, в котором засели мятежники во главе с Невиллом Фланнаганом. Поговаривали, что он умелый военачальник, но его армия была слишком мала для победы. Во всяком случае, так думал Стиг Арнолд, руководивший королевской армией.


– Лазутчики доносят, что мы минимум втрое превосходим северян по численности. Это будет легкая битва.


Рогдар шел с отрядом волкодлаков. Идея подать в отставку осталась в прошлом, и он с грустью думал о том, что ему вновь приходится рисковать жизнью из-за того, что много лет назад отец силой запихнул его к охотникам. Лил дождь, мех на волчьей шкуре Рогдара промок, он устал и проголодался, но до привала было еще далеко. Впереди показался небольшой ручей, который люди называли Сонным. Сейчас бы вздремнуть в теплой постели, но надо выполнять союзнический долг. Люди и волкодлаки вместе, кто бы мог подумать. Еще недавно это было исключено, но в последнее время все менялось слишком быстро. Волкодлаки взяли Бральдар, его сын, вчерашний школьник, стал командиром отряда, а Грака главарем охотников. Что ж, по крайней мере, Рогдара не судили за смерть Лина и Солуха, что тоже хорошо. Сомнительно, что после смерти Хара суд был бы милостив к нему.


Рогдар все прокручивал и прокручивал в голове события последних дней, и чем больше он думал об этом, тем больше появлялось вопросов. Почему опытные волкодлаки поддержали кандидатуру Граки, сделав командиром? Почему Азр после штурма Бральдара приписал все заслуги Граке, который, конечно, провел воинов под городом, но все же не смог бы его взять в одиночку? Азр так пел, так расхваливал Граку, а многие охотники ему кивали, что у старейшин хватило ума предложить его кандидатуру в вожаки стаи. Парню-то лет мало, опыта нет, зато какой норов. Впрочем, Максу было и того меньше. А тут еще эти люди в масках. Кто они, чего хотели, куда пропали?


Прозвучал сигнал рога, протяжный, гулкий, неужели наконец привал? Нет, тут что-то другое. Сразу после него люди забегали, становясь в боевые позиции.


– Что происходит? – крикнул Рогдар всаднику, пытавшемуся протиснуться через ряды волкодлаков.


– Не видите, что ли, нас атакуют! – ответил тот.


В ту же секунду командир приказал накинуть шкуры.


«Только бы не угодить сегодня к Мертвому богу», – мелькнула мысль у Рогдара.


– Где враг? – доносилось с задних рядов.


– Вон, наверху засел!


И действительно, на холме среди больших валунов, непонятно откуда взявшаяся, стояла армия неприятеля. Синие знамена с белыми снежинками, воины из Новограда.


Их и правда было меньше, но они занимали удачную позицию на высоте, а валуны давали дополнительное укрытие. Присмотревшись получше, Рогдар понял, что это остатки какой-то крепости, сильно разрушенной временем, а может, людьми.


– Они выставили вперед копья!


– В атаку! Разбить врага!


Стиг Арнолд, радуясь тому, что не придется возиться с долгой осадой города, бросил на новоградцев авангард, не дожидаясь подхода отставших отрядов.


Волкодлаки первыми добрались до вершины холма и вступили в бой. Их встретил частокол из копий. Волки рычали и бросались то в одну, то в другую сторону, целясь в ноги, если кто-то не успевал опустить копье вниз. Визги и крики слышались с холма. Наконец подоспели запыхавшиеся бральдарцы. Сомкнув щиты, они начали прокладывать дорогу через копья противника. Но на место павшего бойца вставал другой, и бреши в обороне тотчас исчезали.


Рогдара чуть самого не насадили на копье, но он успел отскочить в последний момент. С тыла на волкодлаков напирали люди, заставляя их идти вперед. На холм поднималось все больше и больше бральдарцев, что пихались, толкались и теснили передние ряды, которым приходилось бросаться на противника и погибать. Началась неразбериха, люди кричали и бранились, пытаясь остановить прибывших. Их в свою очередь уже подгоняла конница во главе с командующим. Наконец, изрядно потоптав своих, на холме показался сам Стиг Арнолд на белом коне в сверкающих доспехах. С криками и улюлюканьем, предвкушая скорую победу, он ринулся на противника. Лошади, не желая идти на копья, поднимались на дыбы, топча пехоту. Начался хаос.


Рогдар уже не пытался атаковать, а просто вертелся под копытами всадников, стараясь увернуться от смертельного удара. И тут новоградцы расступились, в атаку пошла их конница. Отряд был весьма малочисленным, не более пятидесяти человек. Они шли клином на ту кучу, которую устроили командиры бральдарцев. Ряды противника сомкнулись, видимо, возвращение всадников не предполагалось. Завязалась жестокая сеча, и вскоре уже половина отряда новоградцев пала в битве, но Рогдар разгадал их замысел, и, судя по поведению командиров, поняли его и другие волкодлаки.


Теперь цель была ясна, им был нужен командующий. Волкодлаки ударили во фланг кавалерийскому клину, перекусывая ноги лошадям и сваливая всадников на землю, но все было тщетно, один точный бросок копья, и Стиг Арнолд, командующий армией, упал с лошади. Он был мертв, это видели все, в следующий миг пал и его знаменосец. Дело сделано, бральдарцы, без того обезумевшие от неразберихи, принялись отступать, теперь уже напирая на тех, кто только что прибыл на поле битвы. Началось тотальное бегство армии. Кавалеристы противника, оставшиеся в живых, ликовали, даже не пытаясь преследовать бегущих.


Рогдар понял, что все кончено, и скинул волчью шкуру. Так оставалось больше шансов, что не затопчут. Битва была проиграна, но он выжил. Вдруг Рогдар ощутил под ребром холодный металл, здоровенный нож пронзил его спину. И до боли знакомый голос прошептал на ухо:


– Это тебе за Лина и Солуха.


Рогдар повернулся и увидел Ньяла, широко улыбающегося ему в лицо. Дальше мир поплыл перед глазами, и волкодлак потерял сознание.

Глава 15


– Мне не сказать, что удобно, – послышался голос принцессы из заколоченного ящика.


– Я не думал, что ты одна из тех девиц, которые беспрестанно ноют, – саркастически заметил Андуз Фейн.


– Заткнись и бей!


Еще пара ударов, и крышка была полностью заколочена, а на самом ящике красовалась надпись: «Осторожно, бешеная лисица».


– Что вы там пишете? – не унималась Анна, уже начавшая жалеть, что позволила заточить себя в этом коробе.


– Правду, – вздохнул Глэг.


Анну решено было вывозить из города в компании редких животных из коллекции Глэга. Когда обсуждали, в какой ящик посадить девушку, выбор пал на бешеную лису. Во-первых, животное, заболевшее бешенством, опасно, никто бы не осмелился проверить содержимое, а во-вторых, ящик для лисы очень мал для провоза человека комплекции Анны. Девушке пришлось изрядно изогнуться, чтобы влезть в тесную коробку.


– Это быстро закончится, – уверял Глэг. – Как только мы пройдем ворота, сразу освободим тебя.


Анна только вздыхала, она как можно скорей хотела выбраться из Бральдара, так как в столице ей не давали действовать. У девушки уже давно чесались руки начать борьбу против узурпатора престола ее отца.


– Этот старик Лэндон Финч скоро дорого заплатит за свои преступления. Я разобью его армию, повешу его вверх ногами и не сброшу на землю, пока он будет жив.


«Принцесса имела право злиться, – думал Андуз Фейн, – но понятно, что пока волкодлаки поддерживают Финча, победа будет не на их стороне. Впрочем, ветер часто меняет свое направление, а волкодлаки своих союзников».


– Скорей, нам уже пора, – прервал мысли Фейна торговец редкими животными.


В этот раз в пару к принцессе он взял дюжину чудных ящериц, извергающих небольшие струйки пламени, и животное, о котором Андуз Фейн даже не слышал ранее. Глэг называл его карликовым мамонтом. Полутораметровое чудовище, покрытое шерстью, с длинным щупальцем вместо носа и изогнутыми клыками. При этом оно питалось травой. Животные и принцесса поместились на телегу, запряженную лошадью. Мамонт шел позади, привязанный веревкой.


– Где ты вообще взял его?


– Когда-то, говорят, эти животные обитали и в наших краях, но те особи были значительно крупней. Сейчас мамонтов можно встретить только на одном очень далеком острове. Я там не был, но народ севера знает это место. У них я его и купил, а теперь мне нужно доставить его к Горным Волкам.


– Это же клан волкодлаков, – удивился Андуз Фейн. – Ты продаешь им?


– Я продаю всем, кто платит.


– Эй, пора выдвигаться, – крикнула из ящика Анна.


Андуз и Глэг улыбнулись и отправились в путь.


Телега с редкими животными медленно продвигалась по узким улицам города. Люди, попадающиеся на пути, шарахались от мамонта, явно опасаясь его бивней. Наконец, они подъехали к Северным воротам, где их ждали люди Андуза и Макс. По сценарию люди Фейна должны были открыть ворота, а Макс – присоединиться к сопровождению и проконтролировать, чтобы Анна благополучно добралась до Новограда и не была остановлена патрулями волкодлаков или бральдарцев. Благо, его статус командира отряда оставлял неплохие шансы на это.


– Документы на выезд и на животных покажи, – сказал седобородый охранник.


Глэг сунул ему какие-то левые бумаги, разыгрывая спектакль перед командиром стражи, который был не в курсе аферы. Придя к власти, Лэндон Финч, опасаясь мятежа, сменил всех командующих.


– Отлично, проезжайте, – махнул стражник.


– Бешеные животные очень опасны, кроме того, живут всего несколько дней, – вступил в разговор командир стражи Щавель. – Где ты достал бешеную лисицу и куда собрался везти?


– Моя лисица заболела, – ответил Глэг. – Без понятия как, но я везу всех этих животных на продажу в клан Горных Волков. А лисица понадобилась моему приятелю, он знахарь и давно изучает бешенство. Он просил, если попадется на глаза зараженный экземпляр, отвезти к нему в Белую Рощу, именно поэтому я еду сначала на север, а потом уже поверну на юг к волкодлакам.


Командир кивнул и дал сигнал проезжать. Телега медленно со скрипом покатилась через ворота. Вдруг за спиной Глэга раздался гулкий звук. Это был мамонт, который либо наступил на что-то острое, либо чего-то испугался, так никто и не понял, но зверь со всего размаху налетел на телегу и опрокинул ее содержимое. Ящик вместе с Анной рухнул на мостовую, оттуда донесся девичий визг.


– Кто там? – вытащив меч, спросил Щавель.


Стражники и Андуз Фейн переглянулись, обдумывая дальнейшие действия. Командира, конечно, можно убить, но это придется сделать на глазах у воинов, стоявших на стене и с интересом наблюдавших за шумом, наделанным мамонтом. И все же нужно было что-то предпринять.


Первым из оцепенения вышел Макс, который подошел к ящику и приказал воинам немедленно открыть его. Стража подчинилась и сдернула крышку. Внутри, свернувшись клубком, лежала принцесса Анна.


– Это принцесса Анна. Арестовать ее, – крикнул Макс.


– Предатель! – воскликнул Андуз Фейн, скинув капюшон, который скрывал его лицо, и выхватив меч. И тут же получил стрелу в ногу. Городская стража на стене не дремала.


– Его и торговца в тюрьму, – распорядился Макс, обращаясь к командиру Щавелю. – Вы слышали мой приказ?


Как только Щавель понял, что перед ним принцесса и бывший командир Западных ворот, он тут же поспешил исполнять распоряжение волкодлака.


– И заткните им рты! – крикнул Макс вдогонку.


После того как Анна и ее друзья были связаны, Макс похлопал Щавеля по плечу.


– Мы с вами поймали опасную преступницу, личного врага короля. Я уверен, нас ожидает щедрая награда.


– Вы думаете?


– Бесспорно!


– Я так рад, – просиял Щавель. – Я служил двадцать лет простым привратником, а при нашем новом короле стал командиром, а теперь получу щедрую награду.


– Я буду сопровождать преступницу и ее сообщников до тюрьмы, а позже вернусь за вами, и мы вместе отправимся к королю. У меня есть к нему прямой доступ.


Щавель уважительно посмотрел на волкодлака и кивнул.


– Я буду ждать.


Десять воинов вместе с командиром волкодлаков и пленниками двинулись к городской тюрьме. Макс старался не смотреть на Анну, Андуза и Глэга, он пока не знал, что им сказать.


На следующий день в город вернулась армия волкодлаков и людей. Все уже знали о поражении в битве у Сонного ручья, но армия задержалась из-за большого числа раненых. Макс искал глазами отца и вскоре нашел его в одном из медицинских шатров, которые были развернуты на пристани. Рогдар потерял много крови и был очень слаб. Хотя, как сказал знахарь, мог умереть в любой момент. Макс подошел к отцу, тот был бледен, но в сознании. Синюшные губы еле шевелились. Пришлось наклониться максимально близко, так, что он почувствовал его дыхание.


– Как ты?


– Плохо, – прошептал Рогдар. – Я умираю, – и, немного помолчав, добавил: – Хорошо, что ты пришел.


– Я с тобой, – улыбнулся Макс, погладив отца по волосам. – Как тебя ранили?


– Ньял воткнул мне нож в спину. Он даже не стал пачкать кровью волчьи зубы, воспользовавшись оружием людей.


– Ньял? Из охотников? Это дружочек Граки! – воскликнул Макс, чувствуя, как закипает от злости.


– Он отомстил мне за смерть Лина и Солуха.


– Но ведь их убили люди в масках. Я сам их видел, когда они напали на отряд Эдура. Свирепые воины, я бы погиб тогда, если бы мы не спрятались со старейшиной в кустах.


– Значит, рассказ Торбуна – ложь, – усмехнулся Рогдар. – Как и многое другое за последнее время. Не помню, чтобы волкодлаки так много врали друг другу. Знаешь, рассказ про то, какой Грака герой, тоже ложь. Тогда безликого добыл Хар. Если бы не он, то не видать вам Посвящения. А из-за моей трусости мы чуть не упустили добычу, кроме того, пострадали два охотника – Лин и Солух. Когда мы убегали от воинов в масках, Хар бросил раненых, дав им ножи, чтобы те не попали в руки врага. Он защищался до последнего вздоха, но именно его отчаянная атака помогла нам выжить. А вот потом началось какое-то странное представление, где охотники высказались в поддержку Граки. Я так до сих пор не понял почему, но теперь этот юнец стал вожаком. Азру после взятия Бральдара могли все простить и вернуть титулы, а он обставил все так, будто Грака сыграл ключевую роль в победе.


– Но кому нужно такое продвижение? Ты уверен, что все это не ужасное стечение обстоятельств?


– Я сам видел, как Халди и Хартиг, именитые охотники, двигали в командиры вчерашнего школьника! – воскликнул Рогдар и тут же закашлялся.


– Да, это и правда странно, – согласился Макс.


– Вся эта война подстроена, как мне кажется, кому-то она очень выгодна. Я думаю, что прежде всего старейшине Рохту и его дружку Азру.


Макс кивнул, уж кто больше всех ненавидел людей, так это они.


– Но тут есть нестыковки. Для чего им понадобился Грака? – продолжил Рогдар. – Вопрос, на который я так и не смог найти ответ. Но знаешь, началась большая война. Мы не только помогаем королю людей. Он тоже помогает нам…


– Как?


– Ты слышал, наверное, что мы вместе с людьми взяли Плотину?


Макс кивнул.


– Но мало кто знает, что это только начало. Я видел план передвижения войск. Как только с врагами короля из Заброшенного Города будет покончено, война продолжится на землях клана Белой Длани и даже дальше… Не знаю насколько, но, похоже, грядет очень большая война, какой еще не знали ни люди, ни волкодлаки.


Слова отца были, конечно, важны, но иные вопросы сейчас интересовали парня гораздо больше. Немного помолчав, Макс все же решился сказать:


– Отец, я нашел в городе девушку, принцессу Анну, ту самую, которую спасла Хель.


– Да? – удивился Рогдар. – Она все же жива?


– Жива, но теперь в руках у нынешнего короля. Она думает, что я предал ее, как тогда Хель.


– А что ты?


– Я хочу ее спасти, ведь она была подругой Хель… – Макс осекся. – И кое-что еще, один из ее друзей обещал провести меня в мир мертвых, чтобы вытащить Хель оттуда.


Рогдар недоверчиво посмотрел на сына.


– И ты в это веришь?


– Сложно сказать, возможно, я дурак, но время покажет.


– Знаешь, я всю свою жизнь делал то, что от меня хотели другие. Я не желал становиться охотником, это твой дед настоял. И если бы я тогда решил его ослушаться и действовать так, как велит мне сердце, а не чужое мнение, то был бы гораздо счастливей. Если ты веришь в то, что Хель можно оживить, если считаешь, что тебе стоит спасти ту девушку, то действуй. Даже если это полное безрассудство и бред, даже если другим кажется, что ты неправ, то все равно пробуй, получай опыт и иди с ним дальше по жизни.


– Да, отец, – улыбнулся Макс, чувствуя, что впервые за многие годы тот открылся ему.


– А теперь иди, мне надо вздремнуть.


Макс вышел из палатки, полный сил и решимости придумать, как спасти Анну. Впереди его ждала бессонная ночь, но к утру созрел план, которым он решил поделиться с отцом. По дороге к медицинской палатке он встретил знахаря, который сообщил, что Рогдар умер на рассвете.

Глава 16


Виселицы ждали своего часа. Толпа собралась на Королевской площади перед дворцом. В ней затерялся и Макс, который напряженно вглядывался в сторону, откуда должны были доставить пленников на казнь. Три виселицы, три преступника. Король Лэндон хотел не просто казнить принцессу Анну, он мечтал у всех на глазах покончить со старой династией. Конечно, оставались другие родственники, но это были почти равные Финчу люди. Во всяком случае, им же хуже, если кто-то считает иначе.


Часы пробили полдень, но никто не видел ни короля, ни жертв, тем временем толпа начинала волноваться. Наконец появился монарх в сопровождении свиты: советников, стражи и трех волкодлаков. Двое из них были из отряда Макса, Луч и Могдар, крепкие ребята. Третий – командующий гарнизоном волкодлаков в Бральдаре Хартиг. Обмотанный шарфом из-за сильной простуды, он тем не менее явился на столь важное событие. Это неожиданное появление очень тревожило Макса, у него был план по спасению пленников, но Хартиг мог все испортить. Он еще вчера толком не мог ходить, да и сегодня стоял с трудом, опираясь на какую-то палку, которую, судя по виду, нашел на обочине.


Толпа загудела, осужденных везли на телеге под конвоем полсотни всадников и трех десятков волков. Лэндон Финч хотел, чтобы Макс лично вел эту колонну, но тот отказался, сославшись на то, что лучше охраной будет командовать кто-то из людей.


Наконец Анну, Глэга и Андуза Фейна доставили к эшафоту. Судья зачитал им обвинение в заговоре и подготовке свержения короля и отдал приказ к началу казни. Палачи надели на шеи осужденных веревки и приготовились, ожидая сигнала короля.


Толпа загудела и затопала ногами, многие люди были не согласны с казнью. В какой-то момент кто-то кинул в сторону короля камень, который угодил в плечо его советника Барда Керка. Старик, и так не отличавшийся здоровьем, согнулся от боли и застонал. Стража наступала на толпу, оттесняя ее от эшафота, охранники короля образовали вокруг него и советников заслон из щитов. Но Хартиг остался в стороне, в незащищенной зоне. Между Максом и командиром волкодлаков было слишком большое расстояние, но у него уже созрел план. Он поднял с земли пару увесистых булыжников и начал продвигаться к границе охраняемого периметра. Толпа продолжала неистово реветь, закидывая воинов и короля всем, чем возможно. Разозленный Финч махнул рукой, подавая сигнал палачам. В этот момент камень со свистом пролетел мимо головы Хартига, который интуитивно дернулся в сторону. Второй булыжник все же достиг цели, угодив командующему прямо в левый глаз. Волкодлак упал, потеряв сознание, дело было сделано. В тот же миг Макс что есть сил свистнул, подавая сигнал. Он не был уверен, что в таком шуме его услышат, потому свистнул так остервенело, словно от этого зависела его жизнь. В какой-то степени так и было.


Но все обошлось. Судя по реакции, Луч и Могдар услышали своего командира. Накинув волчьи шкуры, волкодлаки ринулись на палачей, которые приготовились выбить деревянные колоды из-под ног осужденных. Убив одного, охотники прогнали с эшафота и остальных. Увидев такое, толпа заревела еще громче, но в этот раз уже одобрительно.


Макс наконец прорвался к охране и, рявкнув, что перед ними командир охотников, потребовал пропустить внутрь. Воины расступились, и он, вскочив на эшафот, стал помогать Лучу и Могдару развязывать пленников. Минутное оцепенение прошло, и все, кто не сдерживал толпу, ринулись к виселице.


– Убить их всех! – слышался крик Лэндона Финча. – Пленных не брать!


Анна ошарашенно посмотрела на Макса и, казалось, пыталась что-то сказать.


– Некогда, – отмахнулся тот и, приказав садиться на него, накинул волчью шкуру.


На двух других волках уже сидели Андуз Фейн и Глэг. Оставалось самое малое – раскидать охранников, пробиться через толпу и выскочить из города. Но как раз это Макс предусмотрел. Из-под эшафота появилось семь волкодлаков, которые ввязались в бой с охраной короля. Они спрятались в засаде еще ночью, перед казнью, и теперь, когда пленников освободили, волки готовы были прогрызть зубами дорогу из города.


Все складывалось предельно удачно для Макса. Волкодлаки и конница оказались зажаты в толпе. Охрана по периметру с трудом сдерживала разгневанных людей и так же не могла помешать беглецам. Оставались два десятка стражников, но пятеро из них защищали короля, а остальных было слишком мало, чтобы остановить отряд Макса. По первоначальному плану волкодлаки должны были захватить в плен Финча, но никто не ожидал, что толпа так себя поведет и в этом не будет надобности.


– Макс, выслушай меня немедленно! – наорала на него Анна. – Посмотри туда.


Принцесса указала волку на королевские ворота, из которых строем выезжала тяжеловооруженная конница – элита Бральдара.


– Они все предали моего отца, – горько прошептала принцесса.


Всадники выстроились в цепочку, готовые к атаке. Надо было срочно уходить, но волки все еще сражались с охраной короля. Они были сильней, но все же один волкодлак из отряда Макса принял смерть от копья. Его звали Хрущ, он стал охотником четыре года назад. Когда Азр штурмовал Бральдар, Хрущ оказался в резерве, и сегодня это был его первый бой с людьми. Еще двое получили незначительные ранения, но остались в строю. Конница атаковала толпу. Люди в панике бежали кто куда, сея хаос вокруг.


– Макс, смотри! – крикнула Анна в ухо, указывая в противоположную от битвы сторону.


Там собралось не меньше трех сотен пеших воинов с копьями, которые быстро оцепляли периметр. Похоже, их главной задачей было отрезать беглецам путь к отступлению. Положение ухудшалось с каждой секундой. Макс дал сигнал остальным волкодлакам, и те устремились в сторону закрывающегося прохода. Люди были повсюду, но они бросались врассыпную, когда видели волков. И все же они двигались слишком медленно: к тому времени, как достигли цели, их встретили копья.


Солдаты образовали три прохода, через которые начали выгонять толпу с площади. Волкодлакам пройти там было нереально. Чтобы не получить копьем в бок, Макс увел своих охотников в центр, где все еще толпилось много людей. Народ окружил принцессу, сидящую верхом на волке. Многие поддерживали Анну одобрительными возгласами, одновременно грозя кулаками в сторону короля, который восседал на своей белой лошади за оцепленным периметром. И тут заговорил Андуз Фейн, громко и четко, так что многие рядом с ним замолчали и стали слушать.


– Люди Бральдара, я вижу, что вы любите свою принцессу, законную наследницу трона, – он сделал паузу на пару секунд и продолжил: – Помогите ей выбраться из лап этого разбойника и предателя Финча, который привел в наш с вами дом Азра Проклятого! Он прогневал Триединых богов, заключив союз с тем, кого чурались даже сами волкодлаки! Берите камни, берите палки, давайте пробьем брешь в этом строе приспешников узурпатора! За принцессу Анну! За короля Гарри!


После этих слов несколько десятков людей начали вытаскивать из мостовой булыжники. Работа кипела не меньше двадцати минут, к этому времени большая часть людей покинула пределы охраняемой территории. Еще немного, и волкодлаки рисковали остаться один на один с армией людей. И тут в солдат полетели первые камни. Люди по команде Фейна били синхронно, в одно место. Солдаты не ожидали такой организованной атаки и начали отступать, прикрываясь щитами.


Медлить было нельзя, через пару минут они опомнятся, и проход, который только что открылся, вот-вот мог вновь исчезнуть, теперь уже навсегда. Волки бежали что было сил и, повалив на землю несколько воинов, вырвались на свободу. Но это был еще не конец. В убегавших полетел град стрел, волк, на котором ехал Андуз Фейн, упал, сраженный. Остальные волкодлаки пронеслись мимо него. Андуз поднялся на ноги, но еще до того, как он принял решение, что делать дальше, один из охотников вернулся за ним. Они неслись по узким улицам столицы. Макс не сомневался, что к тому моменту, когда отряд добежит до выхода из города, все ворота будут уже на замке. Потому командир направил охотников в порт. Анна умела управлять лодками. Нужно было только захватить одну из них.


Еще один поворот, и волкодлаки оказались на причале. У реки людей почти не было, все ушли на казнь. Макс обернулся человеком и быстро ввел Анну в курс дела по угону судна. Принцесса согласилась и указала на небольшой парусный кораблик. Когда в порт ворвались всадники, искавшие волкодлаков, то они только успели проводить взглядом уплывающее судно с принцессой на борту. Курс был взят на поселение Железных Клыков, родной клан Макса.

Глава 17


– Ты коровье дерьмо, кобылья задница, трусливый слизняк! – без устали осыпала ругательствами Макса принцесса. – Если бы Хель была жива, она бы согласилась со мной.


– Может, завязать ей рот? – предложил Слав, высокий охотник, под два метра ростом, сидевший ближе всех к Анне.


– Пусть тебя покарает каждый из Триединых богов по очереди! Пусть нашлют на тебя язвы…


– Все, мне надоело, – сказал Слав, встал со скамьи и направился к девушке.


– Оставь ее, пусть выпустит пар, – остановил его Макс.


Охотник пожал плечами и сел на место. Макс пользовался авторитетом в этом отряде. Ему за короткое время удалось сплотить волкодлаков и заслужить их уважение. Он был самым молодым командиром за всю историю клана. Это чего-то да стоило. Анна все же замолчала, продолжая периодически злобно посматривать в сторону Макса.


– Почему ты спас нас? – задал вопрос Андуз Фейн.


Макс вздохнул, надо было все же последовать совету Слава и завязать пленникам рты. Только вот кто бы управлял кораблем?..


– Потому что мертвые вы для нас менее ценные, чем живые.


– Что ты хочешь с нами сделать?


– Мы с парнями доставим принцессу в наш клан в качестве заложницы.


– Это поможет новому королю в Заброшенном Городе быть посговорчивей, – добавил Слав. Остальные волкодлаки поддержали его одобрительным хохотом.


– Пора поставить этих людей на место!


– Да!


– Но что будет со мной и Глэгом? – не унимался Андуз Фейн.


– Не знаю, мы спасли вас вместе с принцессой, но вашу судьбу решит Совет старейшин. А теперь заткнись, пока я не вырвал твой язык! – рявкнул Макс.


Фейн благоразумно замолк, на что и рассчитывал волкодлак. До поселения Железных Клыков по Снежной реке плыть еще больше часа, так что отряд отдыхал, живо обсуждая авантюру со спасением принцессы и то, как их встретят в клане.


– Мне показалось, что Хартиг не был в курсе нашего плана, – предположил Могдар.


– Ага, вид у него был ошарашенный. Правда, ему быстро прилетело камнем по голове, – согласился Слав.


– Да, Макс, знал ли Хартиг о твоем задании? – вопрос задал Луч, опытный боец, который уже четырнадцать лет был охотником. Его тело покрывали шрамы, признак того, что он много и часто дрался с другими волкодлаками.


– Потому что оно секретное, – улыбнулся Макс.


– Или ваш Макс – обычный предатель, который предал другого предателя, убийцу моего отца, чтобы заслужить новые почести и награды.


Анна уже здорово надоела Максу, и он начал подумывать о том, чтобы связать девушку и бросить в каюту. Лодка не очень большая, с ней справлялся и один человек. Можно было развязать Андуза Фейна, он мог справиться с судном вместо принцессы.


– Ты долго собираешься это терпеть? – кивнул в сторону девушки Слав.


– Слав, она заложница, мы не на казнь ее везем, а наоборот. Так что успокойся и сядь.


Слав усмехнулся, но сел на место.


– И все же ты не ответил на вопрос, правда, парни? – вновь раздался голос Луча.


– Спроси об этом старейшин, я лишь выполнял их поручение, как ты помнишь.


После этих слов Макс показал жестом, что разговор окончен. Ему не слишком нравилась идея обсуждать план по спасению Анны из рук Финча. Он придумал его почти на ходу, времени оставалось в обрез. Рассказав волкодлакам о задании, которое ему якобы поручили старейшины, он вызвал немало споров в ту ночь среди охотников, но в итоге все пришли к выводу, что такое возможно. Макса и правда очень быстро продвигали по службе, даже слишком. Кроме того, он спас старейшину Торбуна, приобретя в его лице влиятельного друга. Дедом Макса был Кнуд, великий воин. А еще волкодлаки видели, как на их глазах вознесся еще один вчерашний новичок Грака. Теперь он был предводителем охотников. Без него Железные Клыки не взяли бы мощные стены Бральдара. Удивительное время, но, видимо, так было угодно богам.


Парусная лодка быстро шла по Снежной реке, тому способствовал ветер. Уже очень скоро они прибудут на место, где, разумеется, их никто не ждет. И чем ближе Макс был к дому, тем отчетливей формировался его дальнейший план. Он спустился в каюту, там сидел связанный Глэг. Командир охотников подошел к нему вплотную и тихо спросил:


– Это правда, что Хель можно вернуть из мира мертвых?


Глэг кивнул.


– Клянешься?


– Триедиными богами клянусь.


– Если врешь, я тебя убью, но не быстро, а очень медленно, – и с этими словами волкодлак достал нож и перерезал веревку. – Пока сиди тут.


Глэг вновь кивнул.


– Кстати, ты же умеешь плавать?


– Да.


– Хорошо, – одобрительно кивнул Макс.


Похоже, что торговец говорил правду или Макс обезумел. В любом случае, он сделал свой выбор, как тогда, когда сдал Эльфа и Хель. Он подошел вплотную к Анне и пристально посмотрел на нее.


– Чего вылупился, трусливый слизняк?


Этих слов он и ждал. Макс ударил принцессу в живот, та согнулась пополам. Достав веревку, он связал ей руки и потащил в каюту под одобрительный возгласы охотников. За штурвал временно встал Луч. После этого Макс подошел к Андузу Фейну, достав нож из пояса.


– Ты же умеешь управлять судном?


– Да, но не буду, мерзкий слизняк, способный только девок бить.


Макс с силой ударил его в грудь ногой и склонился над ним, делая вид, что угрожает ему.


– Сможешь перевернуть корабль?


Андуз Фейн не поверил своим ушам.


– Да или нет?


– Да.


– Хорошо, тогда я тебя развяжу. Знаешь, мало кто из волкодлаков умеет плавать, но вот мне повезло, я умею, – сказал Макс, пока развязывал Андуза Фейна.


– А как же Анна и Глэг, они связаны?


– Я освободил Глэга в каюте, и у него есть нож. Надеюсь, люди умеют плавать.


– Мы с Анной точно, – кивнул он. – Насчет Глэга не знаю.


– Он умеет, я спросил.


Макс пнул Андуза еще разок, повелев тому встать у руля. Волкодлаки продолжали поддерживать командира, считая, что тот еще мягок с этими людьми.


Внезапно судно резко дернуло, Макс успел увидеть, что оно налетело на здоровенный камень. Мир померк, в одну секунду они оказались под водой. Волкодлаки кричали, барахтаясь в воде, пытаясь спастись.


Макс не видел Анны, Андуза и Глэга. Возможно, те еще не выбрались из-под перевернувшегося корабля. Однако он не настолько хорошо плавал, чтобы их спасти. Доверившись чувству, что все будет хорошо, Макс медленно поплыл к берегу. Он слабел с каждым движением, он задыхался, пыхтел, но все же греб, пытаясь справиться с течением реки. Наконец волкодлак, обессиленный, выполз на берег и лег на землю, пытаясь отдышаться.


– Ну, так себе ты плаваешь, – саркастически заметила принцесса, склонившись над ним. – Но все же лучше, чем твои друзья, которые утонули.


Анна, Глэг и Андуз Фейн стояли на берегу.


– Мы сами чуть не погибли, пока выбирались из этой долбаной каюты, – сказал Глэг.


– Говори за себя, это тебя тащил Андуз. Я же выбралась сама.


– Все волкодлаки утонули?


– Да, Макс, вроде все, – кивнул Андуз Фейн.


– Хорошо, значит, мой план сработал, – выдохнул он.


– Признаться, я не ожидал от тебя такого, – промолвил Андуз Фейн.


– Согласна, – улыбнулась Анна. – Когда я увидела развязанного Глэга с ножом в руке, то спросила, почему тот не убил Макса, который только что вышел из каюты, но он мне все рассказал.


– Да, у меня не было выбора, там, у ворот. Нельзя было допустить, чтобы и меня схватили. А дальше я придумал план, довольно спорный, но он сработал!


– Да уж, план и правда так себе, – усмехнулся Андуз Фейн. – Но что же мы теперь будем делать?


– Тебе нужно доставить принцессу на север, а у меня с Глэгом есть одно дело, как вы помните.


– Спасти Хель? – спросила Анна.


– Именно!


– В пекло север, я с тобой!


– Принцесса, нет, я запрещаю, – возмутился Андуз Фейн.


– Тогда и тебя в пекло! Хель была моей подругой, даже не думай меня останавливать. А лучше идем вместе, думаю, ты сможешь нам помочь.


– Да уж, – только и вздохнул Андуз.


– И ты так просто ее отпустишь с нами? – удивился Макс.


– Я знаю Анну много лет, не помню, чтобы кто-то смог ей помешать, особенно я.


– Тогда решено, мы идем за Хель, – подытожил Макс. – Вот только куда?


Все внимательно посмотрели на Глэга.


– Как я и говорил, к ведьме на остров, жаль только, корабля у нас больше нет. А так тут недалеко.


– Корабль мы достанем на пристани в поселке, – заверил Макс. – Кроме того, у меня там осталось незавершенное дельце. Надо освободить одного друга. Во всяком случае, я надеюсь, что он еще жив.

Глава 18


Грака был готов, он накинул волчью шкуру на плечи и ждал сигнала. Вместе с ним его ожидали еще три десятка волкодлаков, верных и преданных охотников. Они выбрали самое темное и холодное время суток, незадолго до рассвета, когда уже спали даже те, кто полуночничал. Филин проухал четыре раза.


– Пора, – тихо сказал вожак охотников.


Воины молча вышли из кустов и быстрым шагом направились к дому вождя Железных Клыков.


Каждую ночь незадолго до рассвета Хоруг просыпался и шел в туалет, который располагался в саду на заднем дворе. Каменная ограда, окружавшая сад, была невысокой, и охотники легко перемахнули через нее, оставшись незамеченными для охраны у главного входа. Один из волкодлаков открыл калитку и запустил худощавого старика, прикрывавшего голову капюшоном. Навстречу им вышел слуга вождя, подавший сигнал к началу.


– Где он? – шепотом спросил Грака.


– Там, – указав на туалет, ответил слуга.


Охотники, тихо ступая по каменным дорожкам между клумбами и кустами, окружили деревянное строение.


– Спасибо тебе, Воит, – положив дрожащую руку на плечо слуге, промолвил Рохт и скинул с головы капюшон.


Слуга лишь молча кивнул старейшине, отметив, что тот сильно нервничает. Еще бы Рохт не волновался! Сколько лет он шел к этому, но теперь все решено: ни Совета, ни вождя… Теперь Рохт будет править кланом. Правда, оставался еще этот мальчишка, но он лишь пешка. А вот те силы, которые стояли за ним и за самим Рохтом, смогли убедить старейшину, что час настал. Однако тем силам был нужен не клан, а нечто иное. А что именно, Рохт так до конца и не понял. Но сейчас все это не имело значения. Наступала кульминация многолетней борьбы за власть, в которой он одержал победу. Его руки тряслись, на лбу выступил пот, Грака рванул за ручку деревянной двери.


– Хоруг, ты арестован, – громко, уже не таясь, проговорил глава охотников. Туалет был пуст. Грака изумленно переглянулся с другими охотниками.


– Где он? – прошептал старейшина пересохшими губами. Холодный пот выступил на его лбу. – Где он? – уже громче повторил Рохт.


Грака пожал плечами и шагнул в туалет. Было темно, вожак попросил огня. Через пять минут Воит вышел в сад с горящим факелом и передал его охотнику. Пока они ждали слугу, волкодлаки рыскали по саду в поисках вождя, но его нигде не было. Рохт почувствовал себя нехорошо, словно что-то сдавило его грудь изнутри. Судорожно глотая воздух, он сел на траву.


– Вам плохо? – забеспокоился Воит.


Рохт только махнул рукой.


– Надо найти его. Куда он мог деться? – только прошипел старейшина.


Грака передал факел Халди. Тот не был в восторге от мысли заглянуть в дыру в полу туалета, но сейчас не время для споров и пререканий. Вожак стаи разделил охотников на небольшие группы и приказал прочесать окрестности.


– Похоже, он ушел, – растерянно пожал плечами Грака, обратившись к Рохту.


Через мгновение раздался громкий вопль из туалета. Халди вместе с факелом полетел в яму с экскрементами, а из нее, весь перемазанный, вылетел Хоруг в обличии волка.


– Ты же утверждал, что он оставляет шкуру у кровати, – оскалился Грака на Воита. Тот только пожал плечами.


Волк сбил с ног двоих и в три прыжка добрался до калитки, которая оказалась заперта. Он понял, что ему ее не перепрыгнуть, поэтому вождь принял человеческий облик.


– Держи его, – прокричал кто-то из волкодлаков.


– Не уйдет!


В один миг с десяток охотников устремились к Хоругу, который рванул запор изо всех сил и, оттолкнув кого-то, бросился бежать, крича о помощи.


Волки гнались за ним по пятам и уже почти нагнали, когда из-за поворота показалась охрана вождя, пришедшая на его зов. Заговорщиков было больше, но среди них не было ни Граки, ни Рохта, чтобы отдать команду. Хоруг оказался посередине пары десятков волков, которые рычали и скалили зубы. Он хотел накинуть шкуру, но оказалось, что потерял ее по дороге. Секунды тянулись невыносимо долго, но никто не решался начать атаку. Внезапно прозвучал волчий вой: это подошли охотники, не участвовавшие в заговоре. Теперь уже силы были не в пользу заговорщиков, и те начали отходить обратно за ограду.


– Кажется, нам пора что-то предпринять! – крикнул один из отступавших.


– Рохт помер, – раздался за их спинами растерянный голос Граки.


И действительно, на траве лежал худощавый старичок, который еще несколько минут назад гордо носил звание главы Совета старейшин. Лицо его было бледным, без признаков жизни.


– Как?


– Схватился за грудь и повалился замертво, – ответил Грака.


– И что теперь делать? – спросил Воит подавленным голосом.


– Похоже, сдаваться… – вздохнул Грака, наблюдая, как со всех сторон к ним направляются десятки волков.

Глава 19


Макс уже минут десять стоял у двери Эльдора, не решаясь войти. День был дождливый, осень активно вступала в свои права, сменив последнее летнее тепло. Макс уже весь продрог, но все еще собирался с силами. Дом дяди Эльфа располагался на самом краю поселка у реки. Лодочники всегда селились близко к воде, а Эльдор был капитаном, элитой своей стаи. Максу пришлось поспорить с остальными, чтобы прийти сюда. Глэг предлагал дождаться ночи и умыкнуть лодку. О похищении принцессы охотниками могло быть уже известно в клане, и тогда Макса ждали серьезные неприятности.


– Этот Эльдор сдаст тебя с потрохами, тем более если из-за тебя сел его любимый племянник, – приводил аргументы Андуз Фейн. – Ты подставишь себя и всех нас. К поискам принцессы тут же подключатся ваши охотники, и тогда нам конец.


Но Анне план понравился, она загорелась идеей освободить Эльфа, который томился в заточении, потому что он помог ей бежать. В итоге Андуз Фейн и Глэг махнули рукой, но предупредили: если что, они бросят Макса и будут спасать принцессу.


Внезапно дверь открылась сама. За ней стоял поджарый, уже седеющий мужчина с острыми чертами лица и длинными темными волосами, совсем не похожий на отца Эльфа, родного брата Эльдора.


– Чего на пороге трешься столько времени?


– Здравствуй, Эльдор, – начал Макс. – Дело есть.


– Какие дела у меня могут быть с предателем?


– Это как раз касается Эльфа. Я хочу исправить свои же ошибки и помочь освободить его из тюрьмы, – выпалил Макс.


– Почему я должен тебе верить?


– Хель погибла во время штурма столицы людей, и Веревочка вместе с ней, – вздохнул Макс. – Я видел их тела. Они умерли по моей вине, и этого не изменить, во всяком случае, пока. Но Эльфа я в силах спасти.


Эльдор настороженно посмотрел на охотника и жестом пригласил того внутрь.


– Выкладывай свой план.


И Макс рассказал, как стал командиром, о спасении Анны, об Андузе Фейне и Глэге, а также о плане по возвращению Хель в мир живых.


Эльдор очень внимательно выслушал его, ни разу не прервав повествование.


– Все это очень интересно, но я только ни слова не услышал о плане по спасению моего племянника, – подытожил Эльдор.


– Я как раз думал, что, может, ты мне в этом поможешь, – вздохнул Макс.


– Значит, придумаю его за тебя? – ухмыльнулся лодочник.


Макс лишь пожал плечами. Плана по спасению Эльфа у него и правда не было. Он рассчитывал на капитана, видимо, больше, чем стоило.


– Я готов на все, лишь бы освободить Эльфа, – заявил Макс.


– Так уж на все? – прищурившись, переспросил капитан.


Макс кивнул.


– А ты в курсе, что твое появление в поселке сейчас нежелательно?


– Почему? – удивился Макс.


Эльдор поведал ему о ночной попытке переворота. Грака и его сообщники были арестованы и ожидали суда, но это еще не все. В тюрьму отправились все командиры охотников, которые стали таковыми при Граке. Подобная участь могла ожидать и Макса. И в нынешних условиях это играло на руку. Оказалось, что все это время, пока Эльф сидел в заточении, Эльдор копал тоннель под тюрьмой. Активное участие в этом принимала его корабельная команда. В итоге получился короткий тоннель, ведущий в тюремный двор, и он был готов. Оставалось только понять, как помочь Эльфу добраться до него.


– У меня и лодка имеется, очень быстроходная. Там провизия, вода, все, что нужно, – заверил Эльдор.


– Получается, план следующий: я должен дать себя схватить, а затем выбраться вместе с Эльфом через тоннель.


– Именно!


Макс недоверчиво посмотрел на лодочника.


– А как я пойму, где вход в тоннель?


– Я покажу тебе, – Эльдор взял с комода бумагу, перо с чернилами и принялся чертить план тюремного двора. – Мы там уже все разузнали, где и что находится, но в саму тюрьму не совались. Боялись выдать себя раньше времени, – Эльдор передал план Максу и добавил: – Тебя обыщут, так что придется его запомнить.


– С тех пор, как твоя подруга помогла принцессе бежать из тюрьмы, там значительно усилили охрану, – предупредил Эльдор. – Но ты парень толковый, раз стал командиром в семнадцать, разберешься, как пробраться ко входу в тоннель. А на выходе тебя уже буду ждать я с лодкой.


– А еще принцесса Анна и ее спутники, – напомнил Макс.


– И их возьмем на борт, – подтвердил лодочник. – Надо же вернуть Хель!


Макс немного замялся, обдумывая услышанное.


– Эльдор, думаешь, это правда про то, что ведьма может помочь вызволить Хель?


– Такое возможно, – сказал Эльдор. – Я много плавал и много чего повидал на своем веку. Встречались мне и ведьмы. Они служат старым богам, которые были еще до Триединых. Их уже мало кто помнит, но ведьмы им верны. Кроме того, они обладают силой, которой я не видел больше ни у кого. Священники считают ее темной, но есть другая точка зрения. Я видел, как они исцеляли раны и вызывали дождь, так что не удивлюсь, что кто-то из ведьм может и портал в мир мертвых открыть. Интересно, что их жилища обычно скрыты магией, и если ты побывал в одном из них, то только с согласия хозяйки.


Макс поджал губы, но промолчал.


На прощание капитан дал Максу клочок масляной бумаги для Эльфа, если тот решит послать друга куда подальше и не идти с ним. На вид это был пустой лист, так что при обыске его, скорее всего, не отберут. После они разошлись по своим делам: Макс отправился к Анне, чтобы рассказать о плане, а Эльдор – проверить, что все готово к побегу. В тот же день, ровно в четыре часа, Макс вышел на центральную площадь и был схвачен охотниками.

Глава 20


Сотни волков стояли посреди поля. Они тяжело дышали и скалились друг на друга, демонстрируя клыки. У многих из них морды были перемазаны белой краской. Невдалеке виднелся поселок клана Белой Длани. Деревянные стены выглядели не очень высокими, но это компенсировалось глубоким рвом вокруг них. Мост подняли, отрезая путь к отступлению. Волкодлаки вышли в поле на честную битву и не собирались бежать за стены, словно трусы. Кланы воевали часто, особенно, если это касалось Железных Клыков и Белой Длани, но обычно стычки были локальными, без большого количества воинов с обеих сторон. В этот раз все было иначе. Железных Клыков было не меньше пяти сотен. Так что защитники не волновались, численный перевес оставался на их стороне. Нападавших возглавлял Азр. В последнее время, где бы ни появился командир охотников, Железные Клыки одерживали победу. Вначале Бральдар, затем Плотина, а теперь пришел черед и соседей-волкодлаков. Но вождь Белой Длани был спокоен, их было раза в три больше. При таком раскладе даже Азр Проклятый не поможет Железным Клыкам.


Прозвучала команда к атаке, и волки двинулись цепочками по пятьдесят голов в наступление. Старая, но проверенная тактика, способная нанести ощутимый урон любому противнику, будь то волкодлаки или люди. Первая цепочка атаковала в лоб, после чего вторая прыгала по их спинам и налетала на противника. И так цепь за цепью, пока первые не оказывались последними. Началось настоящее месиво, волчьи клыки впивались в плоть и кромсали ее направо и налево. Осенний воздух наполнился визгами и стонами. Тактика защитников работала, они постепенно теснили пришельцев к сосновому лесу неподалеку от поля брани. Не так уж и страшен был этот Азр, не так уж и страшен. Многие волкодлаки из клана наблюдали за битвой с бревенчатых стен. Толпа поддерживала воинов криками и улюлюканьем. Одним из наблюдателей был глава культа Триединых богов по имени Павел. По такому случаю он облачился в торжественные широкие белые одежды, расшитые золотой нитью. Его окружал десяток священников, неустанно молившихся ликам Триединых богов, которых вынесли для этого на укрепления. Многие молились вместе с ними. Служители культа выполняли свои обязанности хорошо, боги были на их стороне. Враг уже отступил к кромке леса. Еще немного, и Железные Клыки обратятся в бегство.


Внезапно улыбка испарилась с лица высокого жреца, а глаза расширились.


– Это ловушка, – прошептал он. – С самого начала это была ловушка.


Из леса выскочила тяжеловооруженная конница бральдарцев, которая с ходу налетела на фланг волкодлаков. И в этот момент Триединые боги отвернулись от клана. Первым же ударом копья один из всадников поразил вожака охотников. Увидев его конец, волки начали отступать. Глава клана пытался собрать вокруг себя разбегавшихся волкодлаков, но все было тщетно. Азр кинулся вместе со своими охотниками прямо на вождя, собираясь помешать его планам, и лично перегрыз тому горло. Дело было сделано, клан Белой Длани проиграл. В надежде на спасение волки во весь опор мчались к воротам.


– Только не отпирайте ворота, – прошептал Павел. – Не отпирайте ворота! – прокричал он уже изо всех сил, но его голос потонул в гуле битвы.


Охотники на стене опустили мост и впустили товарищей. Они не сразу поняли свою ошибку, но глава культа уже все осознал. Всадники были быстрее волков, они нагнали тех неподалеку от рва и ворвались на их спинах в поселок, сея смерть.


Но Павел этого уже не видел, он спустился со стены по деревянной лестнице и быстрым шагом направился в храм. Убедившись, что на него никто не смотрит, он скинул свое торжественное платье и остался в кожаной куртке и штанах, специально приготовленных на случай подобного исхода. В такой одежде было удобно бежать. Уж слишком самоуверенными казались вожак охотников и глава клана перед боем, уж слишком тревожные вести доходили из захваченных городов. Павел чтил Триединых богов, но давно уже понял, что не стоит слепо вверять им свою судьбу. Поэтому сейчас он мчался по пустым узким улицам поселка что было сил. На секунду высокий жрец остановился, ему показалось, что кто-то наблюдает за ним. Нет, это всего лишь птица и паранойя после бессонной ночи. Наконец показались знакомые строения: сам храм, величественный и нарядный, с полукруглым белым куполом, а за ним одноэтажные строения, в которых жили священники. Волкодлаки на площади уже прознали о вражеском прорыве и в панике забегали туда-сюда. Павел, никем не замеченный, проскользнул в свои покои и взял уже подготовленный увесистый мешок с лямками. В нем было полно церковных ценностей. Накинув волчью шкуру на плечи, служитель культа немного подумал и направился к храму. Внутри было все как обычно: потолок и стены, расписанные сюжетами из священных книг, а в самом центре под куполом изображения богов. Справа Живой бог, слева Мертвый бог и по центру, чуть выше остальных, Верховный бог. Павел на мгновение застыл под этой росписью, размышляя о чем-то своем, после чего подошел к цели. Это было деревянное копье, очень древнее, но хорошо сохранившееся. Павел знал, что когда-то на месте этого храма находилось капище старых богов и предки волкодлаков почитали его и берегли. Потом пришли новые боги, и на месте старого было построено новое святилище. Но копье, как ни странно, осталось. Слишком велико было к нему притяжение местных волкодлаков. Его пытались сжечь, но все без толку. Видимо, оно и правда было волшебным. Если что-то нельзя было изменить, то это можно было встроить в новую систему. Так копье покрыли письменами из священных книг и поместили в храм. Ему продолжали поклоняться, считая, что оно приносит удачу, но теперь уже в контексте новой веры. Что ж, пусть теперь это копье послужит и ему. Павел взял его, надеясь, что если оно и не принесет желаемой удачи, то хотя бы будет чем отбиваться от врагов. Судя по крикам снаружи, ему стоило поторопиться. Похоже, бой шел уже совсем близко к центру. Он выскочил через задний ход, у которого паслась лошадь. Многие волкодлаки презирали этих быстрых и выносливых животных, но в клане Белой Длани пользовались ими для передвижения на большие расстояния. Неплохо было бы, конечно, научиться и сражаться на них, как это делают люди из Заброшенного Города, но убеждать в этом служитель культа уже никого не собирался. Он вскарабкался на коня и погнал во весь опор к Восточным воротам.


Увидев всадника, привратники попытались было остановить незнакомца, но Павел выкрикнул свое имя и вкратце описал ситуацию в городе. Десять охотников быстро обернулись волками и умчались в пекло сражения. Оставшись один, Павел открыл ворота и порадовался тому, что убедил отправить женщин и детей подальше из поселка на время битвы, и выскользнул из закрывающейся ловушки. Подгоняя коня, служитель культа вскоре добрался до реки и, перейдя ее в брод, наконец смог выдохнуть. Он был спасен, кроме того, при деньгах. Священник похлопал по сумке, этого должно хватить на безбедную старость. Павел слез с лошади, решив наполнить флягу водой и умыться. Вдалеке еще угадывались очертания поселка, его окутывал дым. Похоже, Железные Клыки решили окончательно расправиться со старыми врагами. Но это теперь не его проблемы. Он зачерпнул в ладони прохладную воду и омыл ей лицо. Освежающая влага лилась по щекам, и в тот же миг что-то острое пронзило его спину. Павел изогнулся от боли, из груди торчало то самое деревянное копье. Жрец застонал, и в тот же миг кто-то сзади рванул копье обратно. Павел упал на землю с дырой в груди. Коня на месте не было, вместо него стоял безликий, сжимавший в руке окровавленное копье.

Глава 21


Обычно Железные Клыки помещали заключенных в одиночные камеры, но после попытки переворота впервые за много лет тюрьма была переполнена. Макса посадили вместе со старым охотником Беляком. Тому оставалось всего три года до выхода на заслуженный отдых. Он мечтал стать командиром, но не сложилось. «Это была моя последняя возможность», – заявил Беляк Максу. Парень только пожал плечами. Всего несколько дней назад командирский жетон казался чем-то важным, но только не теперь.


– Теперь и ты здесь, трусливый пес, – усмехнулся кто-то из соседней камеры.


Солнце уже село за горизонт, немного света давали факелы, висящие на стенах, но все равно в тюрьме стоял полумрак.


– Эльф, это ты? – спросил Макс, вглядываясь в камеру напротив. К решетке прильнул охотник-здоровяк Биг.


– Он за твоей стеной в соседней камере, – пояснил волкодлак.


– Привет, Эльф, как ты? – сказал в темноту Макс.


– Я тут уже третий месяц, – пояснил Эльф. – А посадили меня на три года, если ты помнишь. Так что не так уж и хорошо. Но лучше, чем ты. Ведь вас тут всех, похоже, ожидает казнь. За попытку переворота других наказаний не дают.


– Так что можешь особенно не располагаться, – хохотнул кто-то. – Мы тут ненадолго.


– Я узнаю этот голос, – насторожился Макс. – Но не могу вспомнить, кто это.


– Это Грака, – пояснил сокамерник Макса. – Не узнаешь своего вожака?


Похоже, Грака и Эльф находились в одной камере.


– Эльф, я хотел попросить у тебя прощения! – крикнул Макс. – Я очень сожалею о том, что предал вас с Хель.


Бывший друг не отозвался, но Макс продолжил:


– Я бы хотел все исправить…


– Исправить? – перебил его Эльф. – Мне пришлось убить Нома, Хель и Веревочка мертвы. Как ты собираешься это исправить?


Нельзя было рассказывать о плане всей тюрьме, это было небезопасно, среди заключенных могли оказаться стукачи, которые сдадут Макса за смягчение наказания.


– Тут бывают прогулки? Мы можем поговорить на прогулке, – предложил он.


– Иди к Мертвому богу в пасть, я не собираюсь иметь дел с предателями.


На этом разговор, похоже, был окончен.


Ночью в камерах волкодлаки перешептывались о своем будущем. Суд назначили через два дня, но ходили слухи, что вождь уже выбрал палача. Кто им будет на этот раз, всегда держалось в строжайшем секрете. Лишь глава клана, священник да приговоренный видели его лицо. Для остальных эта личность оставалась загадкой, даже для старейшин. Таков был порядок. Казнь в клане была делом редким и чрезвычайно секретным. Приговоренному перерезали горло ритуальным ножом в специальной камере смерти, которая в другое время пустовала. Охрана приводила смертника в это темное место, располагавшееся в подвале без окон. Там его уже ждали палач, священник и вождь. Тюремщики оставались снаружи, чтобы не увидеть лицо исполнителя. Священник исповедовал заключенного, затем тот становился на колени, палач снимал маску и, обойдя смертника со спины, быстро делал свое дело. Все это время руки осужденного были крепко связаны, чтобы исключить нападение. Затем тело выставляли на всеобщее обозрение на сутки и закапывали со связанными руками в яме без опознавательных знаков подальше от поселка.


Утром охрана вывела заключенных во двор на короткую прогулку. Макс обратил внимание, что персонал тюрьмы усилили простыми охотниками. Место подкопа он нашел без особых проблем. Это был большой сарай с дровами. Лаз находился у левой стены, прикрытый колодой. Тюремный печник приходился Эльдору двоюродным братом, так что колода оставалась на месте. Всю прогулку Эльф сторонился Макса, а подходить открыто было слишком опасно. Тогда он вспомнил о записке, которую оставил Эльдор племяннику. Это была пустая промасленная бумажка, но лодочник заверил, что ее будет достаточно. Прогулка уже заканчивалась, и Макс сильно рисковал, но делать было нечего. Он бросил эту бумажку под ноги, зная, что Эльф идет сзади. План сработал, бывший друг бумажку не пропустил, но не пропустил его и тюремщик.


– Немедленно покажи руки, – рявкнул он на Эльфа.


Тот нехотя раскрыл ладони.


– Что это?


– Вот он обронил, – указал Эльф на Макса. – Хотел отдать.


Охранник забрал бумагу и внимательно рассмотрел ее.


– Почему она в масле? – на этот раз вопрос был адресован к Максу.


– Пролил немного, а бумага, сами знаете, насколько нынче дорогая, так что решил все же использовать, – пожал плечами тот.


– И каким же образом? – заподозрил неладное охранник.


– Я попросил перо и чернила, хочу написать письмо Хоругу. Я не участвовал в заговоре, а находился все это время в Заброшенном Городе.


– Отдам, если начальство позволит принести в камеру перо, – хохотнул охранник, явно сомневаясь в таком исходе.


Охранник положил бумагу себе в карман, а заключенные вернулись в камеры. План провалился, Эльф ему не верит, нужно что-то придумать, и поскорее. В этот раз по законам военного времени суд будет вершить вождь, а не Совет. Однако, даже имея власть в своих руках, Хоруг не мог остановить военную машину, которую запустил Азр. Весь поселок поддерживал войну, тем более что волкодлаки штамповали победу за победой. Однако по камерам обсуждали, что после ареста вожака охотников у Хоруга появился реальный шанс свернуть боевые действия, чем он и собирался воспользоваться. Казнь Граки означала выборы и нового вожака стаи охотников, и все сходились во мнении, что вождь поставит своего волкодлака, который остановит войну. Обсуждения велись столь бурные, что к заключенным спустилась парочка охранников и приказала заткнуться и лечь спать. Наступила тишина, и постепенно все, кроме Макса, уснули. Тот еще пытался придумать новый план действий. И тут случилось нечто странное. По коридору вышагивал высокий мужчина в черном балахоне. Он прошел мимо Макса и остановился у камеры с Эльфом.


– Мне уже начинает надоедать вытаскивать тебя из тюрем, – раздался голос странного посетителя.


– Простите, господин, – ответил Грака. – Я подвел вас.


– Да, уже дважды, – напомнил мужчина в черном. – Ты разочаровал меня. Буду честен, поначалу я не собирался помогать тебе. Однако потом нашлось задание, с которым ты справишься. Это последний шанс.


– Спасибо огромное, я не подведу.


– Тебе же хуже, если провалишься. В этот раз ты заплатишь своей жизнью, – предупредил собеседник Граку.


– Я понял, отвечу жизнью, – согласился вожак охотников.


– Хорошо, тогда тебе нужно убить всех оставшихся старейшин в клане сегодня ночью.


Макс слушал, затаив дыхание. Чувствовалось, что происходит что-то очень серьезное. Кто это мог быть, почему голос Граки так дрожит и как случилось, что тот готов ответить своей жизнью перед незнакомцем?


– Слушаюсь, – ответил Грака. – Но как мне отсюда выбраться?


– Замок уже открыт, до рассвета еще два часа, время пошло, – проговорил человек в черном и испарился на глазах у Макса.


– Кто это был? – подал голос Эльф. – Мне словно рот зашили, не мог разжать губы.


– Не твоего ума дело, – огрызнулся сокамерник.


Грака быстро открыл решетку и убежал в темноту. Следом Макс увидел Эльфа, который быстрыми шагами направлялся к выходу.


– Постой, – прошептал Макс, стараясь не разбудить остальных.


Бывший друг обернулся и подошел ближе к решетке.


– Хочешь, чтобы я тебя выпустил?


– Я пришел за тобой, твой дядя выкопал тоннель под тюрьмой и послал меня показать, где вход.


– Врешь, тебя схватили, потому что ты стал командиром при Граке, а значит, потенциально мог быть причастен к заговору.


– Нет, – замотал головой Макс. – Я сдался сам, чтобы вытащить тебя.


– Ну, теперь я свободен, – усмехнулся Эльф. – Пока!


И тогда он развернулся и ушел в темноту, а Макс остался в тюрьме в ожидании казни.


«Вот влип».


Может, стоило попробовать бежать через лаз, но как только об исчезновении Граки узнают, точно введут дополнительные меры охраны. Сокамерник Макса спал как убитый. Оставалось только поудобней устроиться на своей лежанке и попытаться немного вздремнуть перед очень трудным днем.


– Это масляная бумажка, если ее нагреть, проявится текст, – внезапно раздался голос старого друга.


Макс встал с нар, перед ним стоял Эльф, с двумя волчьими шкурами в руках.


– Мы с дядей Эльдором так шифровали послания. Все охранники спят мертвецким сном. Похоже, странный приятель Граки их всех околдовал. – Он вытащил увесистую связку ключей, вскоре подобрал нужный и открыл замок. – Остальные тоже спят очень крепко. Видимо, бодрствуем только мы. Ладно, показывай, где твой тоннель, но даже не думай, что я тебя простил, – предупредил Эльф и отдал шкуру Черныша Максу.

Глава 22


Судно причалило к песчаному берегу. Обмотав веревку вокруг ближайшего дерева, команда сошла на сушу. Макс и Эльф уже были здесь летом, когда праздновали семнадцатый день рождения Хель. Прошло всего три месяца, но казалось, целая жизнь. Весь путь от поселка до острова Макс рассказывал Эльфу, что произошло за то время, пока тот сидел в камере, и к финалу истории друг как будто уже не так сильно на него злился. Во всяком случае, Максу этого хотелось.


– Куда теперь? – спросил Андуз Фейн.


– Туда, – уверенно показал Глэг вглубь острова.


Они шли довольно долго, ориентируясь по невидимым ни для кого, кроме Глэга, меткам. В какой-то момент Максу казалось, что он узнает эти места, в какой-то момент он совершенно терялся в пространстве и даже немного во времени.


– Мы уже идем очень давно, – отметил Андуз Фейн. – Глэг, ты точно уверен, что не заблудился?


– На самом деле, прошло минут тридцать, – прокомментировал торговец. – Тут время идет медленней, колдовство. Приходится петлять, но не беспокойся, мы уже на месте.


Глэг раздвинул очередные кусты и вышел из леса на поляну, посреди которой стоял каменный дом.


– Выжженная поляна, – произнес Макс. – Я помню ее и этот дом. Однако после того, как я в прошлый раз пытался найти выход, то снова вышел сюда, но тут уже росли деревья.


– Ландшафт меняется, – согласился Глэг. – Потому тут так легко заблудиться.


– Ведьмы не слишком-то любят непрошеных гостей, – мрачно заметил Эльдор.


Когда они подошли ближе к дому, навстречу путникам выбежало странное существо, напоминавшее волка, но меньше и с немного иной мордой.


– Что это? – спросил Андуз Фейн, указав пальцем на зверя.


– Ведьмы их называют собаками, – пояснил Глэг. – Хороший охранник, но не беспокойтесь, мы знакомы.


– Я помню его, он не выпускал меня из дома, а Черныш прогнал его! – воскликнул Макс, который смог наконец рассмотреть зверя.


Его шерсть была серой, ближе к волчьей, но морда – совершенно другой, а хвост – не таким пушистым. Существо звонко залаяло. Глэг вытащил из кармана кусок вяленого мяса и кинул угощение собаке. Та явно узнала торговца и завиляла хвостом. Впрочем, уже через секунду зверь вновь переключился на незнакомцев, еще раз облаяв их как следует. На звук из дома вышла хозяйка зверя. Она тихо скомандовала, и собака, замолчав, села возле крыльца, не сводя глаз с путников. Максу наконец удалось получше рассмотреть ее. Она была не молода, но и не стара, в прошлый раз он ее видел в черном балахоне, но сегодня ведьма нарядилась в светлую рубашку и длинную в пол юбку с пришитыми карманами. На голове красовался платок. Ее лицо было вовсе не уродливым, как представлял Макс, а очень даже привлекательным, а кожа белой, словно мрамор.


– Гельди, – приветствовал ведьму Глэг. – Рад видеть тебя!


Ведьма посмотрела на Глэга, удостоив того легким кивком, а затем внимательно изучила его спутников.


– Кто это?


– Мои друзья, им нужна твоя помощь, – пояснил Глэг.


– Торговля зверушками больше не приносит барышей? – ядовито спросила Гельди. – Отравить кого-то задумали? – обратилась ведьма к остальным.


– Это не ради наживы, – отмахнулся торговец. – И они никого не собираются травить, скорее, наоборот…


– Мы хотим вызволить из мира мертвых одну девушку, – перебил Глэга Макс.


Ведьма осмотрела парня с ног до головы.


– Я знаю тебя, – прищурилась Гельди. – Ты гостил у меня дома этим летом и разбил целебное зелье. А потом еще натравил своего волка на Федора.


– Вашего питомца зовут Федор? – удивилась Анна.


Ведьма перевела взгляд на девушку, потом опять на Макса, а потом на Глэга.


– Люди и волкодлаки, значит, – подытожила Гельди.


Глэг молча пожал плечами.


– Ладно, – махнула ведьма. – Заходите, раз пришли.


– Я уж думал, что она откажет, – шепнул Эльф Максу.


Тот и сам удивился такому исходу и пошел вслед за всеми в дом.


С тех пор, как Макс был здесь последний раз, ничего не изменилось. Все та же пыль и паутина перемешивались с нагромождениями всевозможных склянок и диковинных ингредиентов для зельеварения. На своем месте стоял и трехстворчатый алтарь.


– Ничего не трогайте, – предупредила ведьма. – Если что-то попытаетесь украсть, я сразу об этом узнаю.


– Мы не воры, – обиделся Андуз Фейн.


– А мне почем знать? – проворчала она.


– Годы не властны над тобой, – попытался задобрить ведьму Глэг.


– А вот этого не надо, ты знаешь не хуже меня, что это магия, – вздохнула Гельди. – Выкладывайте, что у вас.


– Вот эти чудесные люди и волкодлаки хотят попасть в мир мертвых, чтобы спасти свою подругу Хель, – пояснил Глэг.


Хозяйка дома посмотрела на гостей как на умалишенных.


– Нечего мертвым делать в мире живых, – изрекла ведьма. – Как и живым в мире мертвых.


– Мы хорошо заплатим тебе серебром, – произнес Глэг, вытащив из-за пазухи кошелек. – На судне еще есть припасы: всевозможные колбасы, сушеные сыры, маринованные овощи. Это все будет твоим.


– А жертва? – спросила ведьма, явно удовлетворенная такой платой.


– Мы привезли живую курицу, она тоже на судне, – уточнил Глэг.


– Ладно, но помните, это будет самым опасным путешествием в жизни, и не факт, что из вас вообще кто-нибудь вернется.


– Извините, а что здесь нарисовано? – обратилась Анна к Гельди, указывая на трехстворчатый деревянный алтарь.


Ведьма подошла к Анне.


– При взгляде на эти изображения что-то отзывается в тебе, девочка? Как тебя зовут?


– Анна, – ответила принцесса.


– Ну конечно, – сказала Гельди, словно это было само собой разумеющимся.


– Эта роспись завораживает.


– Справа, видишь, вон тот с бородой, это Бог – создатель мира, великий отец всего живого.


– Но это не Вотан, – уточнила Анна.


– Нет, – согласилась ведьма. – Этот Бог древнее Вотана, и произнесение его имени под строгим запретом, таким суровым, что сегодня его уже мало кто помнит. Здесь изображена сцена сотворения ангелов – бесполых существ, которым Бог даровал вечную жизнь и великую силу, но они не могли продолжать свой род. Однажды ангелы восстали против Создателя. Они собрали огромную армию, ее возглавил Ящер – хитрый и опасный противник. Он был правой рукой Бога, но возомнил себя выше его. Восставшие одерживали одну победу за другой, и уже через месяц осадили дворец Создателя. С Богом осталось очень мало ангелов, чтобы противостоять натиску врагов. Но его могущество было слишком велико, и никто на самом деле не мог ему противостоять. Одним ударом он уничтожил всех своих врагов.


– Но ведь они были бессмертны, вы так сами сказали, – удивился Эльф.


– Ангелы не могли умереть от старости, – пояснила ведьма. – Но их можно было убить. И все восставшие вместе с Ящером погибли в тот же миг. Однако вместе с ними погибло и все живое, что было в мире за пределами дворца. Такова цена, которую Создатель заплатил за победу. Этот мир уже нельзя было возродить. Тогда он сотворил другие миры и населил их живыми тварями. По легенде, ему помогал ангел по имени Архитектор. Вместе они создали новых существ, людей. Видишь, – указала Гельди на центральную створку, – это мы, люди. Но Создатель учел ошибки прошлого и сделал человеческие тела смертными и хилыми. Они с Архитектором спроектировали еще четыре мира, и, что бы ни случилось, жизнь всегда пробьет себе дорогу.


– А что стало со старым миром? – спросила Анна.


– Скоро узнаете, – улыбнулась ведьма. – Ведь туда вы и отправляетесь, его так и называют, Первым миром.


– А наш мир тогда какой? – уточнила Анна.


– Наш мир был создан самым последним, потому он и зовется Пятым.


– У волкодлаков есть похожая история, – вспомнил Эльф. – Но только там главную роль играют Триединые боги.


– Так называемые Триединые появились гораздо позже, – фыркнула ведьма.


– История, конечно, интересная, но нам пора в путь, – напомнил Глэг.


– Хорошо, – кивнула хозяйка дома. – Вход в Первый мир тут неподалеку, на берегу Великого озера. Нужна лодка, и она у вас есть. Я пойду с вами и покажу все.


– Тогда давайте выгрузим припасы, как и обещали, и отправимся туда, – предложил Андуз Фейн.


– Подожди, – остановил Эльдор. – Ведьма, что там за вход? Его охраняют? Как мы найдем Хель в Первом мире? Ты была там? Чего нам ожидать?


– Мне туда путь закрыт, – ответила Гельди. – Но вход не охраняют, он тайный.


– Мы найдем вашу подругу, – заверил Глэг.


– Мы лишь хотим больше информации, – пояснил Андуз Фейн.


– Получите, – кивнула Гельди. – Как вы поняли, это пустынное место, никакой жизни в том мире нет. Конечно, это не касается дворца Бога и прилегающих к нему земель.


– Хочешь сказать, старые боги существуют? – удивился Эльдор.


– Это все разные ипостаси одного и того же бога, – ответил за ведьму Глэг. – Но да, все так. Нам придется разбираться со всем этим на месте. Гельди и правда не посещала тот мир.


На этом разговор был окончен, и Глэг всячески намекал на это во время разгрузки припасов. На разгрузку и доставку продуктов ушла пара часов. Солнце уже клонилось к закату, когда они отплыли на лодке вместе с Гельди. Но вход и правда располагался неподалеку от жилища ведьмы, и уже через полчаса они очутились на месте. Путники попали в пещеру на скалистом берегу. Она оказалась настолько огромной, что Эльдор смог провести судно внутрь.


– Ого, вот это грот, – присвистнул лодочник. – Но почему я о нем ничего не знаю?


– Он заколдован, – пояснила ведьма. – Нечего всем подряд тут шастать. Без меня его даже Глэг бы не обнаружил.


Путники сошли на каменный берег. Вокруг было темно, так как солнце уже село за горизонтом. Андуз Фейн раздал зажженные факелы остальным. Пещера уходила глубоко под землю, и в ней при желании можно было спрятать хоть весь поселок волкодлаков целиком. Ближайшая стена была исписана какими-то непонятными словами.


– Это не общий язык, – констатировал Эльф.


– Язык более древний, – согласилась Гельди. – Тебе придется помочь мне, – обратилась она к Анне.


– Что нужно от меня?


– Повторяй за мной максимально точно, – сказала ведьма.


– Почему она должна это делать? – спросил Эльдор.


– Потому что это вам потребовалось идти в Первый мир, а у меня там дел нет, – огрызнулась ведьма.


Она подошла к стене вплотную, нашла нужную фразу и начала громко читать древние письмена. Медленно, по слогам, чтобы Анна успевала повторять за ней. Примерно через две минуты очертания стены начали меняться, она становилась все более размытой, а ведьма вместе с Анной продолжали чтение.


За спинами послышались звуки плещущейся воды. Эльдор обернулся первым и громко сказал так, чтобы все слышали:


– Там ладья входит в пещеру.


Все, кроме Анны и Гельди, развернулись в сторону выхода. Прямо на них надвигалось весельное судно.


– У кого-нибудь есть оружие? – растерянно спросил Андуз Фейн.


Эльдор отрицательно помотал головой и накинул волчью шкуру. Ладья причалила к берегу, и тут же из нее повыскакивали вооруженные люди в белых масках, скрывавших их лица.


– Сорок, – быстро посчитал Андуз Фейн.


– И снова белые маски, – произнес Макс и накинул шкуру.


Воины пошли в атаку. Андуз Фейн взял камень и зарядил в голову ближайшего противника. Тот остановился, ошалев от удара, в тот же миг Фейн подскочил к нему, выхватил меч и рубанул что было сил. Трое волков также включились в бой, отбиваясь от врагов. Анна хотела броситься на помощь друзьям, но ведьма удержала ее, сказав, что портал почти открыт. Глэг также не участвовал в сражении, он стоял возле Гельди. Секунды тянулись невыносимо долго, принцесса продолжала повторять слово за словом, пока наконец стена не исчезла совсем, а вместо нее не образовалось серое нечто.


– Это портал, – радостно крикнул Глэг и, схватив Анну за руку, прыгнул в него первым.


На мгновение все завертелось, земля ушла из-под ног, но вскоре все вернулось на свои места. Анна хотела что-то сказать, но ветер и песок заглушили ее голос. Они попали в песчаную бурю. Частички песка вмиг забили глаза и нос, затруднив обзор и дыхание, порывы ветра сбивали с ног. В этом аду Анна потеряла из виду Глэга и пыталась просто устоять, прикрыв лицо руками. В какой-то момент она не почувствовала землю и кубарем скатилась в какую-то яму. Принцесса почувствовала, что ударилась головой обо что-то твердое, и в тот же миг потеряла сознание.


Часть третья

Глава 1


Дозорные на смотровых башнях протяжно загудели в трубы. Войско во главе с Азром возвращалось домой после победы над кланом Белой Длани. Им досталась богатая добыча: меха и серебро, ткани и золотые украшения из храмов. В колонне шли и дети, не менее сорока – заложники на случай, если клан решит восстать. Сам Азр восседал на белой лошади с черным седлом – невиданное дело для местных волкодлаков. Люди из Заброшенного Города наспех обучили его основам верховой езды, и теперь военачальник возвышался над своими солдатами. Позади волкодлаков по улицам поселка шла бральдарская конница, решившая исход сражения. Они несли разноцветные знамена, каждое из которых относилось к чьей-то знатной фамилии. Волкодлаки рукоплескали им не менее рьяно, чем охотникам. На площади колонна остановилась в ожидании вождя и старейшин. К удивлению присутствующих, навстречу армии выбежал слуга вождя и что-то тихо сказал военачальнику. Азр кивнул, слез с лошади и приказал воинам ждать. Чествование героев откладывалось. Азр вслед за слугой зашел в комнату, предназначенную для заседаний Совета. За большим столом сидели Хоруг, Торбун, Боровик и Гальвин, на их лицах застыла тревога.


– Где Рохт? – удивился Азр, проигнорировав стул, предложенный слугой. – Почему он не вышел встречать победителей? Что за столом старейшин делают жрец и вождь?


– Скорбные вести, – начал вождь. – Этой ночью Грака бежал из тюрьмы, ему кто-то помог. Охрану усыпили, он беспрепятственно покинул тюрьму и убил всех старейшин, до которых смог добраться. Мы слишком поздно спохватились, спастись удалось только Торбуну и Боровику.


Азр потер виски.


– Подожди, Хоруг, как так вышло, что вожак охотников оказался в тюрьме?


– Пока армия воевала с Белой Дланью, Грака вместе с главой старейшин и группой охотников ночью проник в мой дом и попытался совершить переворот. Это была измена, – пояснил Хоруг. Двое старейшин подтвердили слова вождя.


Азр стукнул кулаком по столу.


– Возмутительно!


– Грака успел убить Ратибора, Вилара и Блуда без шума, пока охрана спала. Лишь старейшина Ааз перед смертью успел поднять переполох, благодаря чему удалось спасти оставшихся. Мы с трудом растолкали спящих охранников. Все спали, как и тюремная стража. Я считаю, здесь не обошлось без колдовства.


Вождь закончил говорить, и на минуту в комнате повисла тишина.


– Прости, Хоруг, но ты хочешь сказать, что в этом деле замешана магия? – раздался голос высокого жреца Гальвина.


Вождь клана повернулся к главе культа Триединых богов. Тонкое лицо священника с бледной, никогда не загоравшей кожей было искажено злобой. Он чуть наклонил голову вперед и исподлобья взирал на Хоруга. В этот момент тот понял, что совершил оплошность, сказав такое при священнике, но было поздно.


– Я не уверен до конца, но иначе как объяснить, что все охотники, приставленные к заключенным и старейшинам, спали мертвым сном?


– Магией в этом мире обладают только священники культа Триединых богов, да и то только избранные Верховным богом Вотаном! – торжественно и сурово напомнил Гальвин окружающим. – Хоруг, ты обвиняешь кого-то из моих братьев?


– Нет, во всяком случае, пока, – подытожил вождь.


– Я тоже очень сомневаюсь в версии о колдовстве, – согласился с Гальвином Азр. – Скорей, тут дело пахнет заговором, и его участники, вероятней всего, все еще в поселке.


– С чего ты решил, что заговорщики среди нас? – рявкнул старейшина Торбун.


– Да, похоже, так и есть, – сказал Гальвин, не обращая внимание на Торбуна. – Думаю, что кто-то подсыпал сонный порошок охране и освободил Граку.


– Так же сбежали ранее заключенный под стражу Эльф и один из командиров охотников по имени Макс, – угрюмо добавил Боровик.


– Макс – это сын охотника Рогдара? – уточнил Азр.


Старейшина кивнул.


– А Эльф – это тот мальчишка, который помог бежать дочери бывшего короля из Заброшенного Города, – добавил Гальвин.


– Это точно заговор, – заключил Азр. – И судя по тому, что те трое сидели за решеткой, они не могли усыпить охотников. Им кто-то должен был помогать снаружи!


– Невозможно, – возразил Хоруг. – Мы арестовали всех охотников, которые были вместе с Рохтом и Гракой. Они и сейчас за решеткой, их никто не стал освобождать. Я собрал вас здесь не для того, чтобы вести расследование и делать заявления, за которыми лишь пустота. Поскольку Совет практически уничтожен, а глава стаи охотников в бегах, я, вождь Железных Клыков, считаю продолжение любых боевых действий более не целесообразным.


– Ты мог это сделать и раньше, – произнес Азр. – Никто тебе бы не помешал.


– Возможно, я долго тянул, – согласился Хоруг. – А может, и все не совсем так…


– Нам покорились люди с Плотины, Заброшенный Город и клан Белой Длани. Никогда еще волкодлаки не были так сильны, – тихим голосом произнес Азр. – И вдруг после очередной победы происходит нечто странное. Рохт, выступавший за войну, внезапно становится заговорщиком. Для чего? Он и так глава Совета. Грака, славный воин, сохранивший нам безликого и сыгравший ключевую роль в штурме Бральдара, – предатель. А тот, кто выступал против войны, кто несмотря на то, что имел власть, последнее время боялся подать голос, жив и здоров.


– Эй, ты что делаешь? – вспыхнул Торбун. – Это вождь, а ты лишь командир отряда. Ты не в праве так разговаривать со своим лидером!


– Сейчас это не так важно, – оскалился Азр. – Я поклялся защищать интересы клана, и я исполню свой долг!


– Проваливай домой, дальше мы разберемся без тебя!


Но Азр не обратил внимания на слова старейшины и продолжил:


– Кому могло быть выгодно убить старейшин?


– Ты в своем уме, Азр?! – вскочил с места Хоруг. – Идет война, я и так имею больше полномочий, чем Совет.


– О нет, – усмехнулся командир. – Ты выступаешь за мир и хочешь, как можно скорее завершить войну. Однако выйди и посмотри на богатства, которые мы привезли из клана Белой Длани! А немногим ранее мы захватили огромную добычу, подчинив себе Плотину и Заброшенный Город. Теперь уже все боятся и уважают Железных Клыков. А ты хочешь покончить с этим? Я не удивлюсь, если тебя кто-то подкупил. Может, Медведеруки или кто еще?


– Пошел ты! – психанул Хоруг. – Как ты смеешь обвинять своего вождя? Стража, ко мне!


В комнату вошли четверо охотников. Они вопросительно уставились на вождя.


– Арестовать его, немедленно! – приказал Хоруг, указав на Азра.


Но ни один охотник не пошевелился, чтобы исполнить приказ вождя. После последней битвы авторитет Азра, росший от победы к победе, стал непоколебим. По спине Хоруга пробежал холодок. И тут последний удар нанес жрец.


– А я согласен с Азром. Хоруг выступал против войны, но он надеялся завершить ее быстро, чтобы Рохт и Азр не возвысились слишком сильно, а то и вовсе потеряли доверие в клане в случае поражения. Вот только каждая следующая победа оставляла все меньше шансов на подобный исход. Вождь мог бы завершить войну, но опасался пойти на столь непопулярный шаг. Нужно было как-то выходить из положения. Новый Совет, новый вожак охотников… Кстати, насколько я знаю, покойного Рохта нашли бездыханным в саду у вождя, но был ли он заодно с Гракой, никто не знает. Парень мог и оклеветать главу Совета, чтобы снять с себя часть обвинений.


– Я лично слышал их разговоры, и я, вождь клана, тебе говорю, это был заговор, – заорал Хоруг, кажется, перестав контролировать себя вовсе. – Ты тоже заодно с Проклятым?


– Так меня уже никто не называет, – усмехнулся Азр. – Может, только враги. Видимо, ты решил записаться в их число, – и уже более громким голосом добавил: – Хоруг, ты обвиняешься в заговоре против клана, в убийстве старейшин и пособничестве опасным преступникам. Пока это предварительные обвинения, будет следствие.


Охотники схватили Хоруга, скрутили ему руки и, выйдя через главную дверь, потащили предателя в тюрьму.


– Вы знаете, что произошло с Советом, его больше нет. Вся власть должна была перейти вождю, но мы не можем ему доверять в подобной ситуации. Предлагаю до решения всех вопросов временно создать малый совет, в который войдут старейшины Торбун, Боровик и главный жрец Гальвин.


– Я согласен, – первым справившись с шоком, отозвался Торбун.


– И я, – кивнул Гальвин.


Боровик явно хотел возразить, но, посмотрев на командира охотников, молчаливо согласился.


Азр и остальные вышли на улицу. На площади стоял гвалт, волкодлаки активно обсуждали арест Хоруга, которого увели в тюрьму на их глазах. Азр поднял руку, обратив на себя внимание.


– Воины, дурные вести принес я вам. На Совет было совершено вероломное нападение. Из старейшин в живых остались только Торбун и Боровик. К сожалению, в этом замешан вожак охотников Грака, он бежал, но у него есть сообщники.


Азр сделал паузу, чтобы остальные смогли переварить эту информацию. Все, кто находился на площади, замолчали, внимая речи прославленного командира.


– Старейшины считают, что одним из них мог оказаться наш вождь. Потому мы временно изолировали Хоруга для проведения тщательного расследования, – продолжил Азр. – Охотники, я обращаюсь к вам, мы одержали множество славных побед за последнее время, и, разумеется, всегда найдутся те, кто захочет отнять у нас славу. Однако я верю, что мы стали очень сильны и преодолеем любые трудности на нашем пути!


Волкодлаки ответили на слова своего командира одобрительными возгласами. Когда они стихли, вперед вышел Кива.


– Грака бежал, но кто будет теперь командовать охотниками и армией, пока не состоятся выборы нового вожака стаи?


– Это решат сами охотники здесь и сейчас, – раздался голос Торбуна. – Никто лучше вас самих это не сделает.


Гальвин согласился. Кто-то первым крикнул «Азр», и через секунду несколько волкодлаков начали повторять его имя. Некоторые охотники били кулаком по груди и повторяли: «Азр, Азр, Азр». Уже через пару минут все воины делали то же самое. Проклятый поднял руку со сжатым кулаком в знак согласия, и площадь взорвалась криками радости.

Глава 2


Анна открыла глаза. Видимо, она упала в какую-то яму. Девушка попробовала встать, но это оказалось проблематично. Потому она перевернулась с живота на спину и посмотрела наверх. Вокруг стоял полумрак, но, судя по звукам снаружи, все еще бушевала песчаная буря. Внезапно вспыхнул лучик света. Анна попыталась сесть, чтобы понять, где его источник. На этот раз ей, хоть и с трудом, но удалось это сделать. Яма оказалась куда больше, чем она предполагала. В глубине у стенки сидел человек, чье лицо она не видела. Незнакомец склонился над стеклянной бутылкой, в которой горела какая-то жидкость.


– А, очнулась, – обрадовался мужчина.


– Глэг?


– Он самый, – подтвердил торговец. – Хорошо, что ты нашла эту пустоту. Они иногда образуются тут, в пустыне, не знаю почему. Ну и денек, нападение этих в масках, а потом такая сильная буря, не везет так не везет.


– Долго я лежала в отключке?


– На этот раз нет, – усмехнулся Глэг. – Может, минуту или две. Я лишь успел найти лампу и разжечь ее, смотрю, ты уже ворочаешься.


– Почему песок не попадает сюда?


И действительно, несмотря на то, что тонны песчинок метались туда-сюда по воздуху, ни одна из них не оказывалась в пустоте. Глэг только пожал плечами.


– Говорю же, сюда не попадает новый песок, только тот, что уже есть. Так тут устроено.


Песка в пустоте было много, можно сказать, что пустота состояла сплошь из песка.


– Чудеса, – потирая лоб, промолвила Анна.


– У нас есть лампа, еда и вода. Переждем бурю и двинемся дальше, – ободряющим голосом сказал Глэг.


Анна нахмурилась. Голова все еще болела, потому она легла обратно на спину.


– А как же Андуз и остальные?


– Надеюсь, что у них все хорошо, – отозвался Глэг. – В такую бурю можно легко пропасть.


Анну не удовлетворил ответ торговца, но начинать поиски сейчас не представлялось возможным, и ей ничего не оставалось, кроме как ждать. Время тянулось медленно, снаружи зловеще завывал ветер, перемещая тонны песка с места на место. Принцесса Бральдара постепенно приходила в себя. Глэг занимался своими делами. Он распотрошил походную сумку и перебирал всевозможные предметы, перемещая их то за пояс, то обратно в сумку. Менее нужное он располагал на самом дне сумки, а что-то, наоборот, клал наверх. Окрепнув, Анна смогла встать и измерить пустоту. Двадцать три шага в длину и тридцать один в ширину. Это немного отвлекло ее от тревожных мыслей о судьбе Андуза, Эльфа, Эльдора и Макса. Наконец Глэг закончил переупаковку дорожной сумки и удовлетворенно крякнул.


– Пока можем перекусить, – предложил он.


И тут до Анны дошло. У торговца не было никакой сумки до того, как они оказались в этой яме. Принцесса уставилась на Глэга, широко раскрыв глаза.


– Откуда это? – указала она на сумку.


– Я уж думал, и не спросишь, – с серьезным видом произнес Глэг. – Садись, перекуси, я расскажу все, что нужно, – он протянул пару кусков вяленого мяса, лепешку и флягу с водой.


Анна села рядом, откусила кусок говядины и начала его медленно пережевывать, то и дело прихлебывая из фляги.


– Я взялся помочь тебе и этому парню Максу вытащить Хель из мира мертвых, но все несколько сложней, чем ты думаешь, – вздохнул Глэг. – Существует не только наш мир, где находится Бральдар, но и другие. Всего их пять, каждый получил номер. Этот Первый, наш мир Пятый. Мне кое-что нужно в Первом мире, кое-что очень важное. Дневник, в котором хранится много полезной информации. Я знаю, у кого он. Но прочесть я его не могу. Так вышло, что ты можешь.


– С ума сойти, – выдохнула Анна. – Значит, то, что рассказывала ведьма о мирах, правда. Но почему я могу прочесть то, что не могут остальные?


– Ты обладаешь неким даром, который не подвластен иным, – ответил торговец. – Помнишь, Гельди в пещере приказала повторять за ней вслух текст, начертанный на стене? В ее устах этот текст бесполезен, а ты смогла открыть портал в Первый мир. Я видел, как открывали портал отсюда, но еще ни разу – со стороны нашего родного мира.


– Откуда ты узнал, что у меня есть такая сила? – насторожилась Анна.


– Ты все узнаешь в нужный момент, – заверил Глэг. – Сейчас я не могу выдать тайну, но поверь, ты все поймешь.


– Так не пойдет, торговец! – воскликнула Анна, подскочив с места и быстрым шагом направившись к Глэгу. Она ткнула пальцем в его лоб. – Ты специально заманил нас сюда под предлогом спасения Хель и теперь хочешь использовать, причем вслепую. Это ловушка.


– Нет, – возразил Глэг. – Это не ловушка, а совпадение интересов. У вас было желание воскресить подругу, а у меня – завладеть дневником. Там имеется информация и о том, как воскресить Хель, я говорю правду.


Анна недоверчиво посмотрела на Глэга.


– Кроме того, без дневника тебе будет весьма проблематично вернуться в Пятый мир.


– Но, судя по сумке, ты тут уже бывал, а значит, проход есть.


– Да, я готовился, – согласился он. – Проход могут открыть мои знакомые в этом мире, но только если я их попрошу.


– А ты их попросишь, только если я добуду тебе дневник?


– Именно, – кивнул Глэг. – Ты добудешь дневник, прочтешь нужные мне страницы и воскресишь Хель. После чего я обязуюсь вернуть тебя и твоих друзей обратно. Если они, конечно, живы.


– Какой толк спасти одну жизнь и потерять четыре?..


– Спасти можно всех, не только Хель.


– Андуз Фейн доверял тебе, – вздохнула Анна.


– Он хороший человек, – согласился торговец. – Позже я вывезу тебя на север, в Новоград, если ты того пожелаешь.


– Пошел ты! – плюнула Анна в лицо Глэгу. Смачный плевок растекся по лицу торговца.


– Буря закончилась, – невозмутимо сказал Глэг, вытирая лицо. – Пора в путь.


Анна взглянула на отверстие в потолке. И правда, ветер утих так же внезапно, как и поднялся.


– Для начала найдем остальных, – заявила она и направилась к дыре.


Глэг порылся в сумке и достал веревку с тройным крюком на конце. Пара вращающихся движений, и он закинул крюк наверх. Получилось с первого раза, сталь впилась в безжизненный черный ствол дерева, стоявшего неподалеку. Они вылезли наверх, и Анна впервые смогла осмотреться. Кругом, насколько хватало взгляда, тянулось безжизненное пространство, покрытое песком. Кое-где виднелись такие же мертвые деревья, как возле них. В Первом мире было намного жарче, чем в самый разгар лета в Бральдаре. Анна сняла куртку и осталась в платье чуть ниже колен.


– Откуда мы пришли? – спросила она Глэга. Тот пожал плечами.


– Тот проход уже закрылся, так что забудь, мы не найдем его. Никого нет, нам нужно идти.


Анна проигнорировала его слова и пошла в противоположную от Глэга сторону.


– Андуз Фейн! Эльф! Макс! Эльдор! – звала она, но никто не откликался. Так прошел час под палящим солнцем. Глэг сидел, прислонившись к дереву возле входа в пустоту, пока Анна искала друзей. Солнце все это время не двигалось с места.


– Эта жара когда-нибудь спадет? – спросила Анна, подойдя к Глэгу и взяв у него воду.


– Нет, – мотнул головой он. – Тут всегда жара, солнце просто всегда в зените.


– А как же ночь? – удивилась девушка.


– Как таковой ее тут нет.


Утолив жажду, Анна пошла в другую сторону, крикнув в пустоту. Торговцу это уже изрядно надоело, он встал, чтобы догнать принцессу и сказать ей, что ее попытки напрасны, буря была сильной, и если бы ее друзья остались живы, то она бы их уже нашла. Прокручивая эти слова в голове, Глэг споткнулся обо что-то твердое. Приглядевшись, он понял, что это человек, засыпанный песком. Глэг быстро освободил лицо несчастного от песка и расплылся в улыбке, это оказался Андуз Фейн. Судя по всему, он еще дышал.


– Анна, – крикнул торговец.


Принцесса обернулась и бросилась со всех ног к Глэгу.

Глава 3


Хведрунг сидел на скамье и слушал монотонную речь Зара, главы служителей. Тот докладывал о проделанной работе за последние три месяца. Это было первое собрание вожаков семи кланов за осень. С предыдущего собрания, прошедшего летом, все сильно изменилось. Вожак стаи охотников Хар был убит, а его преемник Грака в бегах. Из семи старейшин в живых оставалось лишь двое, а вождя клана арестовали по обвинению в заговоре. Порой казалось, что за пять лет не произошло столько событий, сколько за последние месяцы. Кроме этого, единственная дочь Хведрунга Хель погибла от зубов соплеменников, и это ранило вожака больше всего на свете. С тех пор, как стало известно о гибели дочери, его жена Элени замкнулась в себе и большую часть времени проводила в храме Триединых богов, а не дома или в школе. Эта одержимость настораживала вожака знахарей, который никогда не любил Гальвина и его последователей. Впрочем, сегодня жрец тоже присутствовал на собрании. С тех пор, как Азр Проклятый арестовал Хоруга, Гальвин неизменно был рядом с ним. Кто бы мог подумать, что командир охотников настолько религиозен. Впрочем, теперь все было иначе, Азра величали Победителем, и он занимал должность вождя, пока временно. Как переменчива толпа, еще недавно его считали изгоем, а теперь в поселке боготворили Азра. Годами власть вождей и жрецов сдерживали старейшины, и наоборот. Но некогда устойчивая, хорошо отлаженная система дала сбой. Оставшиеся старейшины были запуганы и лишь поддакивали новому вождю. Кроме того, очень быстро Азр смог переманить на свою сторону троих из шестерых вожаков стай. Борис, вожак ремесленников, Вальдемар, вожак пастухов, и Зар, вожак служителей, теперь активно проявляли лояльность к новой власти. Кроме Хведрунга Азру не доверяли Мерц, вожак лодочников, и Ива, возглавлявшая стаю учителей. Наконец Зар окончил вещать, следующим подошла очередь Хведрунга. Поднявшись со стула и выйдя в центр, он приготовился начать свою речь. Но в этот же момент в зал ворвался один из охотников и быстрым шагом направился к Азру.


– Вождь, у меня срочное донесение, – сказал он на ходу.


– Что случилось? – нахмурился Азр.


– Войско людей пересекло нашу границу, к обеду они будут здесь.


– Что им нужно? – возмутился Торбун.


– Никто пока не знает, – ответил старейшине охотник.


– Ну так узнайте! – рявкнул Азр. – И доложите мне раньше, чем люди окажутся у наших стен. В поселке находится их гарнизон, пока держите эту информацию в тайне и позовите ко мне Киву.


– Я здесь, – незамедлительно ответил тот, войдя в зал вслед за посланником.


– Возьми охотников и блокируйте оружейный склад и доступ к лошадям.


– Будет исполнено, – сказал Кива и удалился за дверь.


На этом собрание подошло к концу. Все, к удивлению Хведрунга, начали расходиться, активно обсуждая случившееся.


– Я бы хотел остаться здесь и быть готовым, если люди из Заброшенного Города предали нас, – громко, чтоб все слышали, произнес Хведрунг.


Волкодлаки уставились на него.


– И я, – сказал Мерц. – Нужно будет подготовить лодки, если начнется осада, и как можно скорей.


– Тогда и я останусь, – поддержала их Ива.


– Оставайтесь, если хотите, другие тоже могут, – махнул рукой Азр, после чего все присутствующие расселись обратно по своим местам, продолжив галдеть.


Разведчиков не пришлось ждать долго. Уже через час в помещение залетел запыхавшийся волкодлак.


– Вождь, войско бральдарцев возглавляет король Лэндон Финч. Он думает, что мы нарушили договор, и требует объяснений.


– Интересно, – почесал бритый подбородок Азр. – А что конкретно мы нарушили?


– Несколько охотников из нашего гарнизона в Бральдаре освободили дочь старого короля и ушли в сторону поселка.


– Сюда? – удивился Азр. – Любопытно, весьма любопытно.


– Иной информации у меня нет, – развел руками гонец.


– Хорошо, иди, – сказал Азр и погрузился в молчание. Прошло не меньше минуты, но, к удивлению присутствующих, ничего не произошло.


– Вождь? – обратился к Азру Мерц. – Какие будут указания?


– Никаких, – отозвался тот. – Я выйду навстречу Финчу и лично переговорю с ним.


Это заявление вызвало бурную реакцию у всех лидеров кланов и старейшин. И только Гальвин поддержал инициативу вождя, сказав, что пойдет вместе с ним, чтобы боги сохранили волкодлаков от беды. Чтобы не нагнетать панику и не привлекать внимания бральдарцев, находившихся в поселке, сигнал о военном положении было решено не подавать, а лишь тихо оповестить охотников, а также капитанов лодочников, чтобы те были готовы в случае чего. Руководить возможной осадой в случае неудачи в переговорах оставили Киву. Сам Азр с дюжиной охотников, а также высокий жрец вышли из поселка и, обернувшись волками, направились навстречу армии людей.


Долго им идти не пришлось, уже примерно через полчаса они услышали цокот копыт и голоса. Бральдарцы не собирались особо скрываться и шли в открытую. Волки выскочили перед арьергардом внезапно, лошади в испуге заржали и встали на дыбы, передние ряды закричали задним, подавая сигнал к атаке. Один из волков принял человеческий облик, им оказался Азр. Всадник выхватил из ножен меч, собираясь рубить противника, но его остановил возглас командира за спиной.


– Блэк, забыл приказ короля? Не трогать волкодлаков до его распоряжений!


– Но ведь это Азр Проклятый, я узнал его! – возразил тот.


– Тем более, дубина! – рявкнул, быстро выходя из себя, старший. – Меч опустил немедленно!


Всадник нехотя послушал командира. Азр все это время стоял молча, не показывая никаких эмоций.


– Король скоро прибудет, – сказал командир волкодлакам и тут же отдал приказ всадникам взять волкодлаков в кольцо.


Лошади недовольно фыркали, чувствуя волков, но те стояли тихо, не скалясь и не выказывая никакой агрессии. Наконец всадники разъехались, уступая дорогу монарху. Лэндон Финч прискакал верхом на вороном коне в начищенных до блеска доспехах, потому что старался выглядеть как можно более величественно.


– Король Бральдара Лэндон Первый, Великий, – представил Финча слуга.


– Приветствую тебя, король, – произнес Азр, глядя снизу вверх на монарха.


– Азр, – слегка удивился тот. – Я думал, что Хоруг сам выйдет мне навстречу, а он послал тебя.


– Хоруг больше никого не может послать, он в тюрьме за предполагаемую измену, – ответил волкодлак. – Я теперь временный вождь клана Железных Клыков.


– Ха, значит, боги по-прежнему благоволят тебе, Проклятый.


– Да, сегодня боги на моей стороне. Однако, судя по той армии, которую ты привел, стороны у нас разные.


– Я пришел за справедливым судом, – грозно заявил Финч. – Твои волкодлаки напали на моих людей и освободили дочь узурпатора Гарри, а также ее сторонников. Они ушли к вам в поселок. Мы требуем немедленно выдать Анну, в противном случае наш договор считаю более недействительным со всеми вытекающими для вас последствиями.


– А позволь узнать, кто конкретно участвовал в этом? – подчеркнуто вежливым тоном спросил Азр.


– Командир охотников по имени Макс, но я думаю, что он только исполнитель.


Король отдал приказ слугам, и те вывалили груду волчьих шкур у ног Азра. При виде шкур убитых волков Гальвин принял человеческий облик.


– Что это такое? – в ужасе спросил жрец.


– И высокий жрец тут, – удивился Финч. – Давно не виделись, Гальвин.


– Что ты сделал с владельцами этих шкур?


– Казнил вместо тех, кого они спасли от смерти, – усмехнулся король. – Можешь справить службу по их душам, жрец.


– Всех? – спросил Азр, попинывая одну из шкур.


– Всех, – сказал король.


– Досадно, – вздохнул Азр. – Однако ты ошибся, наш клан не причастен к этому. Но, кажется, я могу назвать причастных. Макс был одним из тех, кто возвысился при новом вожаке охотников Граке. Последний пытался устроить в клане переворот. Он убил главу старейшин Рохта и инсценировал нападение на вождя. Я в тот момент воевал с кланом Белой Длани. Поначалу все думали, что Грака напал на Хоруга, но попытка переворота провалилась, и вожак угодил в тюрьму, там же оказался и Макс, кстати. Ночью сторонники вождя освободили Граку и Макса, и те, перебив старейшин, скрылись в неизвестном направлении.


– Я подтверждаю слова Азра, – вступился Гальвин. – Люди из Бральдара и клан Железных Клыков заключили союз, угодный богам. Благодаря их поддержке мы одолели короля Гарри, взяли Плотину и подчинили себе клан Белой Длани. Этого бы не произошло, если бы люди и волкодлаки не объединились. У нас много великих дел впереди, король Лэндон, неужели ты поставишь под угрозу все наши старания?


Финч молчал, обдумывая речь высокого жреца.


– Значит, Макс и Грака бежали?


– Все так, – подтвердил Гальвин.


– Что ж, возможно, вы говорите правду, – неожиданно сменил гнев на милость король Бральдара. – Но я все равно хотел бы убедиться в этом лично. Я бы посмотрел на Хоруга в клетке.


– Это можно исполнить, но придется оставить твою орду здесь, – поставил условие Азр. – Не переживай, в поселке стоит бральдарский гарнизон, тебе ничего не угрожает.


Видя колебания Финча, Азр добавил:


– Я же пришел к тебе с дюжиной волкодлаков. Иногда нужно доверять своим союзникам.


– Хорошо, я возьму только личную охрану, – согласился с Азром король.

Глава 4


– Андуз, вставай, вставай! – кричала Анна, теребя друга за щеки. – Почему он не открывает глаза?


– Тише, – попытался успокоить ее Глэг. – Он без сознания, но дышит.


Глэг пощупал лоб, тот оказался влажным и мокрым. Из бока Андуза сочилась кровь. Торговец осмотрел рану, она была вся в песке.


– Похоже, у него начинается жар. Его нужно срочно доставить в Божий град, там ему помогут.


Глэг достал из сумки ткань, разорвал ее на лоскуты и перевязал рану Андуза Фейна.


– Вот так, – сказал он. – Кровотечение остановили. Я понесу его, а ты возьми сумку. И давай поскорей, буря стихла, и нам не стоит здесь оставаться. Мы и так уже слишком задержались.


Анна продела руки сквозь широкие лямки сумки торговца, а Глэг взвалил себе на плечи Андуза. Они шли долго, часто отдыхая. Пейзаж толком не менялся: под ногами песок, а вокруг пустыня, ландшафт которой то и дело разбавляли черные остовы мертвых деревьев. Этот мир был мертв, ни одного растения или животного не попалось на пути.


– А что ты хотела? – усмехнулся Глэг во время привала. – Это мир мертвых, а не живых.


– Но где все мертвые? Их же за тысячи лет должно было накопиться столько…


– Все души находятся в Божьем граде, куда мы и держим путь, – отпив воды из фляги, ответил Глэг.


– Я бы хотела уточнить про дневник. Почему ты не можешь прочесть его, а я могу? – спросила Анна.


– Это сложный вопрос, – почесал щеку торговец. – Дневник зашифрован, и, насколько мне известно, тот, у кого сейчас он хранится, тоже не может его прочесть. Но есть те, кто может это сделать. Если хочешь, избранные. Ты одна из них.


– И как ты это понял? – не отставала принцесса.


– Слушай, сейчас не так важно, как я это понял, – отмахнулся торговец. – Важнее то, что у нас пересеклись интересы, ведь в том дневнике информация, как вернуть Хель в мир живых.


– И это будет наш мир? – уточнила Анна.


– Наш?


– Ты говорил, что миров несколько, в какой мир мы сможем вернуть Хель?


– В наш, – кивнул Глэг.


Анна не была уверена, что торговец сказал правду, но на данный момент других вариантов у нее не имелось, приходилось мириться с этим.


– А-а-а-а, – простонал Андуз Фэйн.


Уже через секунду Анна подпрыгнула к нему.


– Андуз, миленький, – радостно произнесла она его имя. – Как ты?


– Пить, – попросил тот.


Глэг влил ему в рот немного воды из фляги. Он был очень слаб, его губы еле шевелились, но все-таки Андуз Фейн был жив.


– Что произошло? Где остальные? – спросила Анна, когда он немного пришел в себя.


Андуз Фейн некоторое время молчал, пытаясь вспомнить, что с ним произошло.


– Вы с ведьмой открыли портал, пока мы отбивались от тех, в масках. Их было много… Помню, как пал Эльдор, ему рассекли голову. Получив ранение, я начал отступать, и тут земля ушла из-под ног, и все закружилось перед глазами. А потом песок ударил в глаза и нос, и вскоре я потерял сознание. Не знаю, что стало с Максом и Эльфом, когда я провалился, они были еще в пещере.


– А Гельди? – поинтересовался Глэг.


– Ведьма пропала сразу же после того, как вы с Анной ушли в портал.


– Хорошо, – кивнул торговец, удовлетворенный ответом.


– Ты заманил нас в эту пустыню, где мы и умрем, – толкнув Глэга, закричала Анна. – Эльдор погиб, возможно, и Макс с Эльфом тоже.


Торговец упал на раскаленный песок. Анна продолжила молотить его ногами. Глэг застонал и начал отползать в сторону, пытаясь встать и защищаясь от принцессы руками.


– Тебе нужен проклятый дневник, а как только ты его получишь, кинешь нас тут подыхать!


Глэг схватил принцессу за голень и с силой рванул на себя. Анна шлепнулась, приземлившись на пятую точку. Торговец с трудом встал и начал отряхиваться от песка. Анна злобно зыркнула на него и молча поднялась на ноги.


– Я не брошу вас, – заверил Глэг. – Не в моих интересах. Мне нужно, чтобы ты не просто нашла нужные страницы дневника, но и прочла их в нашем мире.


– И после этого я умру?


– Никто не умрет после этого, поверь, – пробурчал Глэг.


Андуз Фейн был еще слаб и вскоре впал в небытие. Пришлось вновь тащить его через пустыню. Прошло еще много времени, прежде чем они наконец достигли Божьего града. Внезапно посреди пустыни Анна увидела зеленеющие сады и журчащие речушки. Город состоял сплошь из белых зданий с рыжей черепицей на крышах. Что очень удивило принцессу, это отсутствие стен между городом и пустыней. Глэг сказал, что стена все же есть, но она магическая и появится только в том случае, если к городу подойдут враги.


– Значит, нас за врагов не считают? – уточнила Анна.


Торговец только пожал плечами.


– Здесь царят законы Триединых богов: Андурина – бога мертвых, Летовеха – бога живых, и Вотана – бога над богами. Нам стоит соблюдать осторожность и не привлекать лишнее внимание. Я пойду и приведу своих друзей, а вы с Андузом полежите тут.


– Если бросишь нас, я найду тебя и вскрою брюхо, – пригрозила Анна.


– Я вернусь, – заверил Глэг. – И очень скоро.


Он ушел, оставив Адуза Фейна и Анну рядом с одним из мертвых деревьев. Андуз бредил, не приходя в сознание. Принцесса положила голову друга себе на колени и начала обдумывать сложившуюся ситуацию. Мысли приходили с трудом, сказывалась непривычная жара, которая превращала в кашу любые размышления. Умывшись водой из фляжки, Анна все же собралась с мыслями и обозначила несколько вопросов, которые стоило решить.


Если Глэг бывал уже в этом мире, то он может путешествовать между ними. Возможно, ранее ему помогали в этом ведьмы и колдуны. Как сделать так, чтобы торговец не кинул их в этом мире после того, как завладеет дневником? Если завладеет…


У кого дневник сейчас и как легко будет его выкрасть? На этот вопрос у Анны частично был ответ: очень сложно, иначе бы Глэг это сделал сам и просто попросил Анну прочесть его в ее мире, а не тащил бы сюда.


Как найти Хель в Божьем граде? И наконец, как отыскать Макса и Эльфа? Эти вопросы мучили принцессу пока так сильно, что Анна чуть не забыла еще обо одном важном моменте. Почему она может прочесть дневник, а Глэг нет? Девушка воспроизвела в памяти момент, когда Гельди читала надписи на стене пещеры. Она могла их расшифровать, но похоже, из ее уст это был лишь набор бесполезных звуков. Гельди знала, что именно Анна должна прочесть эти письмена. Возможно, ей шепнул об этом Глэг, но Анне показалось, что ведьма поняла это сразу, как увидела ее. Солнце пекло нещадно, глаза постепенно слипались, а мысли все больше спутывались. Анна сама не заметила, как провалилась в забытье.


– Ты жива? – знакомый голос вернул ее в сознание.


Анна открыла глаза и увидела Глэга вместе с двумя странными созданиями. Это были очень высокие люди, значительно выше даже самых рослых бральдарцев, которых принцесса встречала. Лица их казались то ли женскими, то ли мужскими, очень трудно было понять с первого взгляда. Длинные каштановые волосы, заплетенные в две косы, доходили до пояса. Несмотря на жару, спутники Глэга носили желтые просторные плащи с капюшонами.


– Жива, – обрадовался Глэг. – Прости, моих друзей не было на месте, пришлось их долго ждать.


Он вытащил флягу с прохладной водой и подал ее принцессе, та смочила губы Андузу Фейну и аккуратно умыла его лицо, после чего попила сама. Все это время существа за спиной Глэга молчали.


– Познакомься, это Сократ и Страбон, – представил своих спутников торговец.


– Огромные какие, – промолвила Анна. – В вашем мире все люди такого роста?


– Люди? Нет, мы не люди, – улыбнулся Страбон. – Мы ангелы, первые разумные существа после Создателя. Ты же помнишь его?


– Она ничего не помнит, – вмешался Глэг.


– Что я должна помнить? – насторожилась Анна.


– Ты тут уже была, – улыбнулся Страбон. – Только твоя память блокирует это.


– Нет, – возразила Анна. – Если бы я когда-нибудь бывала здесь, я бы запомнила.


– Он очень плох, – прервал диалог второй ангел, потрогав лоб Андуза Фейна. – Уже совсем на грани. Его срочно нужно доставить к нам и приготовить целебное снадобье.


Услышав эти слова, Анна моментально переключилась на раненого друга.


– Как быстро вы сможете это делать?


– Мы скроем вас ненадолго, – ответил Сократ. – Надень это на себя и своего приятеля.


Ангел достал из-за пазухи тонкие белые плащи и вложил их Анне в руки. Та внимательно осмотрела одежду. На вид это были обычные накидки.


– Они сделают вас невидимыми, – видя замешательство девушки, пояснил Страбон.


Анна накинула плащ и тут же исчезла из виду.


– Ого, я не вижу свои руки, – присвистнула она.


– Именно, – сказал Глэг и тоже стал невидимым.


Вскоре в плащ завернули и Андуза. Сократ закинул раненого себе на плечо, и они наконец двинулись в Божий град. Ангел оказался очень сильным, он нес Андуза Фейна, как пушинку, лишь слегка придерживая его. Возможно, со стороны это могло показаться странным, но недостаточно, чтобы реально привлекать внимание обитателей города. Они продвигались по широким белым улицам Божьего града. Анна с интересом разглядывала это место. Двух- и трехэтажные дома стояли на довольно большом расстоянии друг от друга, образуя ровные и четкие улицы, которые не петляли, как это обычно водилось у волкодлаков и людей, а стояли строго под углом, образуя квадраты из кварталов. Под ногами лежал какой-то неизвестный Анне камень, который покрывал дороги. То тут, то там текли рукотворные ручейки, орошавшие местную растительность: всевозможные деревья и кустарники. Это было поистине величественное место, и правда Божий град. На улицах то тут, то там сновали ангелы в одинаковых желтых, белых или черных плащах. Они говорили не на общем языке, а на каком-то своем, с очень странным распевным произношением.


– Пришли, – сказал Страбон.


Они оказались у небольшого двухэтажного дома с открытой террасой наверху. Зайдя во внутрь, Анна отметила простоту жилища ангелов. Тут было только самое необходимое: стол, стулья, очаг на кухне и кровать в маленькой спальне, куда положили Андуза Фейна.


– Мне нужно идти, твой друг очень плох, он скоро умрет, – сказал Сократ. – Я должен пойти на рынок и приобрести недостающие ингредиенты для лечения.


– Мы тоже со Страбоном уйдем, – сообщил Глэг. – Сильно задержались, надо срочно решить одно неотложное дело. Сиди здесь с Андузом и ни при каких обстоятельствах не выходи на улицу. Поняла?


– Да, – кивнула принцесса.


– И в этот раз не как обычно, – предупредил торговец.


– Я понимаю, буду сидеть возле Андуза, – пообещала Анна и закрыла за ними дверь.


Бывший командир постанывал и все больше бредил, Анна всерьез опасалась за жизнь друга. Прошло не меньше часа, но ни Глэга, ни ангелов пока не было. Она поставила стул у кровати, то и дело смачивая лицо Андуза мокрой тканью. Дома было душно, и Анна решила пойти на кухню, чтобы взять еще немного воды из трубы с вентилем. Она догадалась, как пользоваться водопроводом, сама, хотя до этого никогда не видела ничего подобного. Ее привлек шум, доносившийся с улицы. Принцесса помнила обещание и не стала выходить из дома, а только украдкой посмотрела в небольшое окошко в двери. Перед домом собралось много народа, они активно что-то обсуждали, размахивая руками. И тут перед глазами мелькнуло знакомое лицо Эльфа. Анна, забыв об осторожности, распахнула дверь и выбежала на улицу. Она растолкала ангелов и бросилась обнимать Эльфа и стоящего рядом Макса. Они были живы! Парни явно не ожидали ее появления и стояли столбом. Наконец Анна поняла, что их руки прочно связаны веревками. Она отступила на шаг и огляделась по сторонам. Все ангелы на улице молчали, не сводя с девушки глаз.

Глава 5


В зале для торжеств накрыли широкие деревянные столы. За ними пировали волкодлаки и бральдарцы. Музыканты играли настолько задорно, что уже добрая половина гостей пустилась в пляс. Азр и Лэндон Финч сидели во главе стола, довольные тем, как им так легко удалось договориться. На Граку свесили все: и побег принцессы, и организацию переворота в клане. Бывший вожак охотников был объявлен в розыск в обоих государствах. За его голову назначили солидное вознаграждение. Однако оба лидера уверились, что, скорее всего, Грака скрылся в Новограде, последнем пристанище сторонников бывшего короля Гарри. И там же стоило искать и Анну. Потому через семь дней после праздника объединенное войско планировало выдвинуться на север, чтобы успеть разгромить оппозицию до наступления зимы. Гальвин и старейшины поддержали Азра в этом начинании. Остальные либо находились в эйфории от последних побед и маячащего величия клана, либо молча наблюдали.


Хведрунг сидел, склонившись над своей тарелкой с едой.


– Чего смурной такой? – ударив по спине сзади, спросил Торбун.


Вожак знахарей повернулся к старейшине и предложил сесть рядом. Тот согласился, поставив увесистую кружку с хмельным медом на стол.


– А чего веселиться? – угрюмо спросил Хведрунг. – Опять воюем, а дома все больше дел, которые требуют решения.


– Ты про Хоруга? – отпив из кружки, уточнил старейшина.


Бывший глава клана все еще сидел в тюрьме без каких-либо внятных обвинений и суда. Азр отмахивался от этого вопроса как мог. Сейчас процесс над Хоругом был бы ему не выгоден. У Азра не было веских доказательств вины вождя. Кроме того, Хоруг имел уважение в клане, и напоминание о том, что он может быть предателем, могло легко расколоть общество. Пока же Хоруг временно отстранен от должности и временно арестован. Но слишком уж затягивалось это время. Так что война оказалась очень даже уместна. Она отвлекла бы остальных и сплотила бы клан вокруг Азра.


– И про него, – кивнул вожак клана знахарей. – И про выборы нового вождя, нового Совета и нового вожака охотников.


Эти вопросы тоже пока повисли в воздухе. Азр хотел видеть новым вожаком охотников своего помощника Киву, но в стае тот не был слишком уважаем. Охотники скорее бы выбрали Хартига, но его казнил Лэндон Финч, когда понял, что принцесса выскользнула из рук. И все же оставалось немало опытных волкодлаков, которые могли бы составить солидную конкуренцию Киве. Но все могло измениться в одночасье, как показывала практика последних месяцев. Во всяком случае, такой расклад не удивил бы Хведрунга.


– У знахарей теперь прибавилось работы, – промолвил Торбун. – Много раненых. Думаю, что ты устал.


Хведрунг отрицательно качнул головой.


– А мне кажется, что тебе стоит немного отдохнуть. В последнее время на вас с женой и так много свалилось. Я бы на твоем месте попросил вождя о небольшом отдыхе. Оставил вместо себя кого-нибудь из своих, а сам взял лодку и порыбачил недельку или другую в глуши. Развеялся бы заодно, да и рыбы на зиму наловил.


– Торбун, наша армия через неделю выступает в поход, надо подготовить знахарей. Ты о чем?


– Иногда стоит отойти в тень, чтобы не сгореть на солнце, – промолвил старейшина и сделал очередной глоток. – Вот тебе совет: забудь о всех тех неудобных вопросах, которые роятся в голове, по крайней мере, на время. Сделай это для всеобщего блага.


– Откуда ты знаешь…


– За вами следят, – перебил вожака Торбун. – И за тобой, и за Ивой, и за Мерцем. Я всегда хорошо относился к тебе, Хведрунг. И к Элени тоже, но, если ты начнешь мутить воду, Азр тебя растопчет.


Хведрунг ошарашенно смотрел на старейшину. Только сегодня утром перед праздником вожаки стай, которые считали, что Азр узурпировал власть, собрались для обсуждений и составления плана. Сам Хведрунг высказал предложение, что лодочники Мерца могут помочь освободить Хоруга из тюрьмы, когда охотники вместе с Азром уйдут в поход на север. И в тот же вечер об этом стало известно. Но кто предатель? Ведь их было всего трое.


Торбун безошибочно угадал, что больше всего волновало его собеседника.


– Я точно не знаю, кто именно донес Азру, но я бы на твоем месте оставил эту затею и на время похода уехал подальше из поселка.


– Если знаешь ты, то знает и он, – мрачно промолвил Хведрунг.


– Волкодлаки никогда не поверят, что я заговорщик, – продолжил вожак. – У меня слишком большой авторитет, а на совести Азра и так очень сомнительный арест вождя. В клане этого не одобрят.


– Все так, – согласился Торбун. – Потому ты не арестован, а сидишь здесь со мной. Просто покинь поселок на время похода, не мути воду и позже сможешь вернуться.


Музыканты доиграли веселую мелодию и тут же завели новую, еще более громкую и озорную. Хведрунг склонился над ухом старейшины и прокричал:


– А если я откажусь?


– Тогда ты встретишься со своей дочерью уже очень скоро.


Хведрунга захлестнула волна ненависти к старику. Он хотел ударить по его морщинистому лицу, хотел сломать тому нос, выбить зубы, разорвать его на части, как вдруг вожак со стуком поставил кружку на стол и вышел из зала. Хведрунг шел по темным улицам поселка, не разбирая дороги. Ноги сами вынесли его к лечебнице. Ключ лежал в кармане. Он отпер дверь и молча прошел в рабочий кабинет. Там стоял массивный шкаф из сосны со стеклянными дверцами, запертый на ключ. Вещица из Заброшенного Города, останки древней цивилизации. На стеклах красовались разноцветные узоры диковинных цветов. Сегодня такая ювелирная работа была технически невозможна. Хведрунг пару раз дернул за дверцу, но замок не поддавался. Тогда вожак обмотал тряпку вокруг кулака и разнес стекло вдребезги. Постояв немного, созерцая содеянное, Хведрунг вытащил из глубины шкафа бутылку с крепкой настойкой. Пил он редко, потому бутылка была почти полной. Сев за стол, он начал пить из горла обжигающую жидкость, с каждым глотком, постепенно забывая о смерти дочери, о разладившихся отношениях с женой и Азре Проклятом со свитой прихлебателей. Он пил, чтобы забыться, чтобы вычеркнуть последние месяцы жизни хотя бы на одно мгновение. Наконец алкоголь ударил дал в голову, и Хведрунг отключился на полу.


Солнце было уже высоко, когда знахарь открыл глаза. Во рту ощущалась сухость, а голова болела так, словно по ней вчера многократно били.


Он посмотрел на бутылку, та валялась рядом пустой. Вожак знахарей, наверное, никогда так сильно не напивался. С трудом поднявшись на ноги, Хведрунг тут же опустился на колени. Его стошнило прямо возле рабочего стола. Потом еще раз, и только после этого он смог встать и выйти из кабинета и направиться к выходу. В лечебнице, как всегда по утрам, кипела бурная жизнь. Однако появление Хведрунга оказалось для персонала неожиданным. Ни один из знахарей не видел, как вожак пришел сегодня на работу, и ни один еще не заставал своего лидера в подобном состоянии. Все шарахались от него, отводили глаза, никто даже не поздоровался. Наконец Хведрунгу это надоело.


– Эй, – крикнул он. – Чего вы все на меня так уставились?


Волкодлаки продолжали молчать.


– Вожак, тебе нужно срочно прибыть к Гальвину, – наконец промолвил один из знахарей.


– Для чего мне идти к нему? – удивился Хведрунг.


– Он еще не знает, – раздался девичий голос из-за спины вожака.


Хведрунг обернулся. Перед ним стояла юная темноволосая девушка Тесса с заостренными чертами лица. Она только два года назад поступила на обучение в стаю.


– О чем я еще не знаю?


– Вчера вечером Гальвину было видение, – заявила Тесса, – о котором жрец объявил сегодня на утренней молитве. Ему явился Мертвый бог и сказал, что он благословит поход, если Железные Клыки принесут ему жертву.


– Жертву? – удивился Хведрунг. – Но Мертвому богу давно не приносили жертв, наверное, уже лет двадцать, а может и больше.


– Особый случай, – произнесла Тесса. – Мертвый бог сам потребовал ее и сам вызвался защитить клан. Это великий знак!


Хведрунг поморщился. Он не любил ни культ Триединых богов, ни его адептов. Надо бы лучше следить за тем, кого набирают в клан.


– А при чем здесь я? – спросил вожак знахарей, и тут же мурашки пробежали у него по коже. В жертву Мертвому богу приносили волкодлаков. Их убивали в храме Триединых богов в специальном месте. Жертву выбирали из всех без исключения членов клана путем жребия. Для этого служители культа записывали имена ныне здравствовавших волкодлаков и следили за тем, чтобы вовремя удалять имена умерших.


– Тебя выбрал Мертвый бог для своей великой жертвы! – торжественно объявила Тесса.


Рвотный позыв подкатил к горлу, и вожака знахарей вывернуло третий раз за это утро.

Глава 6


Грака брел по опавшей листве среди деревьев. После злополучной ночи прошло четырнадцать дней. Все это время вожак охотников прятался в лесу неподалеку от поселка. У него было время подумать. И чем дольше он размышлял о случившемся, тем сильней крепла мысль о том, что его подставили. Убив старейшин, Грака остался вне закона. Теперь ему грозила смертная казнь. Он все пытался понять, почему решился выполнить столь безрассудный приказ, и постарался восстановить последние сорок восемь часов до убийства максимально точно. Он встретился с Рохтом всего за несколько часов до попытки переворота. Вожак охотников не знал, что они начнут так скоро, но сама новость его не удивила. Глава старейшин обрисовал план и детали. Все было достаточно просто, во всяком случае, на словах. Грака и верные ему охотники незаметно проникают в сад Хоруга и убивают его ночью по дороге в туалет. Но все пошло наперекосяк: Рохт внезапно умер, а сам Грака оказался за решеткой, и уже не в первый раз. И в Бральдаре, и в поселке Железных Клыков он подвергал жизнь смертельному риску. Для чего? Граке пообещали власть, о которой он и мечтать не мог. Но почему именно ему, охотник не знал.


И все же он помнил, с чего все началось. Наступила весна, группа охотников была в рейде. Лед на Снежной реке казался еще достаточно прочным, и волкодлаки шли по нему цепочкой. Внезапно послышался треск, и Хартиг, идущий впереди, оказался в воде. Как ни пробовали волкодлаки подойти к нему, все попытки заканчивались неудачей. Лед вдруг стал словно хрустальным и ломался от малейшего прикосновения. Наконец силы покинули охотника, и тот пошел ко дну. Грака, не раздумывая, разбежался и прыгнул за ним в темную бездну ледяной реки. Десятки ножей словно пронзили его тело в одно мгновение, но он продолжал погружаться на дно, пытаясь разобрать в мутной воде очертания Хартига. Грака не помнил, как нашел его и как смог вытащить товарища на крепкий лед, но он сделал это. С тех пор Хартиг стал часто навещать юного охотника. Они болтали и тренировались вместе. Однажды после одной такой тренировки Хартиг и заговорил с ним про те новые возможности, которые могли открыться перед Гракой. Нужно было только попасть в число тех, кто отправится с Харом за безликим. И он попал в тот злополучный список. Из того отряда сегодня остались живы только Грака да Ньял. Они сильно сблизились, пока сидели в тюрьме в Заброшенном Городе. Именно к Ньялу он и направлялся.


Просто пройти сквозь ворота было невозможно, потому Грака уже несколько часов кружил по лесу неподалеку от поселка. Солнце клонилось к закату, а это означало смену караула. Будучи вожаком охотников, Грака инспектировал стены и знал, что в одном месте бревна совсем обветшали. По ним можно попробовать забраться на стену, если иметь достаточную сноровку и немного везения. Ухватить удачу за хвост Грака решил во время смены караула. Дождавшись нужного часа, он обернулся волком и понесся к стене. Кровь пульсировала у висков, Грака бежал так быстро, как только мог. На все про все у него было от силы пять минут. Ровно столько времени обычно занимал рапорт командира охраны стены ночной смене. После чего свежие часовые заступали на вахту. Грака добежал до рва, кубарем скатился вниз и тут же принял человеческий облик. На дне рва его уже ждала веревка. Этот корабельный канат он нашел на берегу реки, когда обдумывал план проникновения в поселок. Ночью он скинул его в ров, предварительно снабдив один конец толстой палкой. Теперь предстояло зацепить эту конструкцию за куст на уступе неподалеку от рва. Первая же попытка провалилась, а за ней и вторая. Наконец, с третьей попытки, палка прочно застряла в ветках, и Грака полез наверх. Куст трещал, но держался. Забравшись наверх, волкодлак аккуратно смотал веревку, чтобы не привлекала лишнего внимания, и, подпрыгнув, зацепился за край рва. Пальцы предательски скользили, но Грака тем не менее смог подтянуться и оказаться на той стороне. Он посмотрел на стену и в тот же миг прыгнул вниз, не заботясь о последствиях. Удар оказался сильным, но Граке повезло ничего не сломать при приземлении. Наверху уже стояла обновленная стража. Волкодлак прильнул к кромке обрыва, стараясь не привлекать внимания. Солнце зашло за горизонт, еще немного, и окончательно стемнеет, тогда можно будет расслабиться, а утром попробовать еще раз. Некоторое время Грака прислушивался, опасаясь, что его заметили, но на стене жизнь шла своим чередом. Вскоре темнота накрыла этот мир, позволив Граке расслабиться. Охотник растянулся на волчьей шкуре и приготовился вздремнуть.


– Мы тут его ищем, а он прям под носом дрыхнет, – раздался чей-то голос в темноте.


От неожиданности Грака подскочил и завертел головой.


– Тише, – голос слышался откуда-то слева. – Не шуми или ты хочешь собрать здесь всех Железных Клыков?


– Ньял?


– Он самый, – усмехнулся тот в ответ.


– Как ты здесь оказался? – недоумевал Грака, пытаясь разглядеть очертания собеседника в темноте.


– Увидел, как ты лихо сиганул в яму, и решил, что тебе явно нужна помощь.


Подойдя друг к другу, волкодлаки обнялись.


– Я хотел увидеться, – прошептал Грака.


– Ну, тебе повезло, я сегодня охраняю этот участок стены. Благодари Триединых богов, что никто больше не заметил, как ты скатился в ров.


– Мне не хватало тебя, – внезапно для себя промолвил Грака, повинуясь порыву.


– Во время попытки переворота? А я сразу сказал, что это плохая идея, – саркастически ответил Ньял.


– Нет, – замотал тот головой. – После, пока я скрывался в лесу.


– Ха, ты стал слишком сентиментальным!


Грака сел на землю и предложил сделать то же самое Ньялу.


– Тебя ищут. Азр арестовал Хоруга и узурпировал власть.


– Вот как. Ну что ж, я не удивлен, – пожал плечами Грака. – Азр был с Рохтом заодно.


– Ого, – присвистнул Ньял. – Почему же тогда он сделал тебя крайним?


– Не знаю, – пожал плечами волкодлак. – Этого в плане не было.


– Или это был не твой план.


Грака кивнул. Ньял рассказал ему о событиях последних дней. О том, как Азр стал временным вождем, о будущем походе на Новоград. Рассказал он и о том, что отца Хель выбрали в жертву Мертвому богу. Грака же поведал о планах Рохта и Азра, не упустив и историю своего освобождения из тюрьмы.


– Подожди, тот тип, который являлся нам в Бральдаре, приказал убить старейшин?


– Именно!


– Кто он такой?


– Не могу тебе этого сказать. Я дал клятву, и если нарушу ее, то умру в тот же миг. Нельзя называть его имя. Но он обладает очень мощной силой.


– Но если этот тип такой сильный, то почему просто не убить Хоруга и не захватить власть в клане?


– Думаю, его не интересовала власть над Железными Клыками. Его интересовала война, и чем масштабнее, тем лучше.


– И Лэндон Финч с ним заодно? – уточнил Ньял.


– Разумеется, – сказал Грака.


– Тогда поход на Новоград будет не последним.


– Думаю, да.


Ньял нахмурился и почесал затылок. Ему явно не понравились слова Граки, и он какое-то время обдумывал их молча.


– Я хотел узнать еще кое-что, – прошептал Ньял. – Эти люди в масках, которые нас преследовали, служат тому типу, что приказал убить старейшин? Как думаешь? – спросил Ньял.


Грака согласился. Ньял сжал кулаки и продолжил:


– Значит, это из-за вас погиб Хар?


– Если бы Хар остался жив, то Рохту и Азру не удалось бы свергнуть Хоруга, – пояснил Грака, уже понимая, к чему клонит Ньял.


– Из того отряда погибли все, кроме нас. Последним стал Халди.


– Да, дурная смерть – сломать шею в яме с дерьмом, – сказал Грака и тут же осекся, посмотрев на товарища. Ньял казался очень напряженным и сосредоточенным.


– Помнишь Лина и Солуха?


– Ага, веселые парни были.


– Да, мы все винили Рогдара в их смерти, – и, помолчав, Ньял добавил: – Это я убил Рогдара… Взял нож и воткнул ему в спину. Это не по чести, но из-за его трусости погибли хорошие охотники. Я ошибся, не из-за него, а из-за тебя. А еще из-за тебя погиб Змееголовый и многие другие охотники.


Ньял поднялся и спросил в голос, не таясь:


– Так для чего ты пришел ко мне?


– Попросить о помощи, – только и смог промолвить Грака.


– О помощи? Хорошо, я помогу тебе… Помогу искупить злодеяния, – и Ньял завопил, призывая стражу со стен.


Грака в ужасе отпрянул от бывшего товарища и попытался зацепить веревку за внешнюю стенку рва. Ньял обернулся волком и с рыком бросился в атаку. На стенах уже слышалась беготня, охотники спешили на помощь командиру. Кто-то затрубил в рог, оповещая об угрозе. Ньял и Грака катались по земле, борясь не на жизнь, а на смерть. Оба были сильными охотниками, оба жаждали взять верх. Наконец Граке удалось откинуть Ньяла в сторону. Он хотел превратиться в волка, но понял, что шкура слетела с него и лежит в стороне. Ньял изготовился к последнему прыжку, метя противнику в горло. Разбег, прыжок, еще мгновение, и волчьи зубы прокусили бы артерию, но этого не произошло. Волк захрипел, из его пасти пошла кровь, через секунду зверь обмяк и вновь превратился в человека. Грака скинул тело мертвого товарища с себя, из горла торчал нож, которым обычно разделывали пищу. Это было недостойно – использовать оружие в поединке, но иного выбора у него не было. Грака накинул волчью шкуру себе на плечи и с первого раза смог забросить веревку наверх. Волкодлаки уже спустились в ров, пока он лез по его противоположной стенке. Грака вскарабкался наверх за считаные секунды, оставив преследователей внизу. Но погоня только начиналась. Волкодлак услышал знакомый скрип. Это открылись ворота, из которых строем выходили всадники Бральдара. Каждый из них держал факел в руке, освещая ночной мрак. Грака накинул волчью шкуру на голову и понесся что было сил в темноту.

Глава 7


– Что здесь происходит? – взволновано прошептала Анна.


Макс только пожал плечами, показывая, что он знает не больше, чем она. Ангелы продолжали молча пялиться на нее. Никто даже не пытался заговорить. Они явно были поражены тем, что увидели. Анна осмотрела связанные руки своих друзей. Те были грязными и все в крови.


– Кто-то из вас ранен?


– Нет, это не наша кровь, – ответил Эльф, а потом добавил: – Ты же в курсе, что на тебя все смотрят?


– Почему вы их связали? – громко, чтобы все ее слышали, задала вопрос Анна. – Что они сделали плохого? Отпустите их.


Принцесса не знала, для чего произнесла эти слова, они сами вырвались из нее. Однако реакция на них произвела на нее еще большее впечатление. Один из ангелов достал нож и разрезал веревки, освободив пленников. Ангелы разорвали тишину возгласами и криками. Кто-то тыкал в девушку пальцами, кто-то спешно покидал площадь. И чем больше проходило времени, тем сильней усиливался галдеж.


– Анна, похоже, нам пора, – вмешался Эльф. – Тут становится небезопасно.


– Такое ощущение, будто они ее узнали, – подал голос Макс.


– Мне кажется, что сейчас не самое лучшее время выяснять это, – ответил другу Эльф.


– А я бы послушала, – возразила Анна. – Эй, – обратилась она к ангелу, который освободил Макса и Эльфа.


Он повернулся к ней, прервав яростный спор на неизвестном языке с другими.


– Я внимательно слушаю, – отозвался он уже на общем.


– Откуда ты знаешь мое имя?


– Мы встречались пару раз ранее, – учтиво пояснил он. – Это было много лет назад, конечно, вы этого можете не помнить, но, разумеется, я помню вас!


– Но откуда?! – повысила голос Анна, пытаясь перекричать толпу, которая не на шутку разошлась.


– Ты же Анна, мать божьих детей!


Девушка еще хотела спросить что-то, но почувствовала, как кто-то взял ее за руку и поволок в сторону дома. Дверь распахнулась, и Анну втолкнули в комнату, да с такой силой, что она ударилась о стену. Следом влетели пытавшиеся оказать сопротивление Макс и Эльф. Дверь закрылась, перед ними стоял один из друзей Глэга.


– Обязательно было швырять меня о стену? – недовольно пробурчала принцесса, потирая лоб.


– Простите, но иного выхода не было. Там на площади находились не только ваши друзья, но и враги. Если бы я не вмешался, то вы рисковали оказаться в их руках. Я немного переоценил силы из-за стресса, когда переносил вас через порог.


– Значит, ты спас нас, – заключила Анна. – Тогда спасибо.


– Кто это? – встав на ноги, спросил Макс.


– Его зовут Сократ, – пояснила Анна. – Он ангел и друг Глэга. Это его дом.


– Ангел?


– А ты, видимо, Макс? – задал встречный вопрос Сократ.


Тот кивнул.


– Мы же в загробном мире, а его обитателей называют ангелами, – догадался Эльф.


– Ну, не в загробном, а скорей в ином, – пояснил Сократ.


– А те, кто желают зла Анне, не ворвутся сюда?


– Нет, – сказал Сократ. – На двери лежит заклятие, и никто без моего дозволения не войдет в нее.


– Почему те на площади называли Анну матерью? – продолжал спрашивать Эльф.


– Божьих детей, – уточнила Анна.


Сократ замялся, обдумывая ответ. Друзья напряженно ждали, пока он молчал, но в итоге ангел просто направился в комнату к Андузу Фейну.


– Эй, ты не ответил на вопрос, – взбесилась Анна.


– Надо бы срочно обработать рану, – пояснил Сократ.


Он достал каменную ступку, в которой находилась мазь темно-зеленого цвета без резкого запаха. Ангел аккуратно размотал повязку и нанес снадобье прямо поверх раны.


– Вот так, – приговаривал он. – Надеюсь, поможет. Но рана успела загноиться, не могу дать гарантии.


Анна с тревогой наблюдала за процессом исцеления лучшего друга. Вдруг дверь открылась.


– Ты же сказал, что ее никто не сможет открыть? – встревожилась девушка.


– Никто, кроме своих, – заверил Сократ.


Они вышли из комнаты, на пороге стояли Глэг и Страбон. Оба казались очень взволнованными.


– Что произошло? Почему возле нашего дома столько народа? – спросил ангел. – И кто они? – показал он на молодых волкодлаков.


– А, теперь все понятно, – раздался раздосадованный голос Гэга. – Я же говорил, чтобы ты не выходила на улицу, – обратился торговец к Анне.


– Я увидела своих друзей связанными, их вели под охраной в неизвестном направлении, – попыталась оправдаться та.


– Понятно, – простонал Страбон. – Теперь придется уходить.


– Причем срочно, там снаружи полно ангелов, а значит, скоро тут будет кое-кто похуже, – заверил Глэг.


Макс подошел к Глэгу и взял того за грудки.


– Не знаю, во что ты нас втянул, но я требую ответов на мои вопросы. Почему ты разгуливаешь по миру мертвых, как у себя дома? Почему все эти ангелы хотят причинить вред Анне? И почему они называют ее матерью богов?


– Матерью божьих детей, – поправил Эльф. Он тоже подошел к торговцу и угрожающе сжал кулаки.


– Эй, мы ответим на ваши вопросы, я вас уверяю, – миролюбиво произнес Сократ. – Но сейчас нам и правда лучше как можно скорее убраться отсюда. Боги идут за ней.


– Я никуда не пойду без Андуза, – подала голос Анна.


– Он слишком слаб, – вздохнул Сократ. – Ему лучше остаться здесь. Мы спрячем его. Накроем невидимым покрывалом, а когда все стихнет, вернемся.


Анна с сомнением покосилась на Сократа.


– Если хочешь, чтобы вам доверяли, придется все же пояснить хотя бы кратко всю эту историю. А пока вам веры мало. Я не оставлю друга здесь без присмотра.


– Да он быстрее сдохнет, если ты останешься тут, – рявкнул Страбон. Ангел явно терял терпение. – Уходим, немедленно.


Он замахал руками в воздухе, словно чертя какие-то фигуры, и через мгновение Эльф, Макс и Анна уже не могли пошевелиться.


– Сократ, – крикнул напарнику ангел. – Достань покрывало и накрой раненого. Глэг, что встал? Живо бери сумку. Выйдем через подземный тоннель.


Тут пришла очередь изумляться Глэгу.


– Когда вы успели построить его?


– Боги, хотя бы ты не мог бы перестать задавать столько вопросов?!


Глэг метнулся за сумкой и в один миг собрал разложенные пожитки. Сократ рылся в шкафу в поисках невидимой ткани. Внезапно послышался скрип, дверь распахнулась. Страбон, не поворачиваясь к непрошеному гостю, создал энергетический шар и приготовился метнуть его в сторону входа. Сверкнула вспышка пламени, и ангел за три секунды превратился в пепел.

Глава 8


В висках бешено стучало, словно отбивая ритм безумной гонки по ночному лесу. Грака несся, не разбирая дороги. Кусты, овраги, завалы – все было нипочем. Язык вываливался изо рта, беглец тяжело дышал, но не снижал скорости. Повсюду ему слышались голоса людей и волчьи завывания. Казалось, на его поимку послали целую армию. Он пытался уйти на север, в малопроходимые топи. Там Грака надеялся отсечь всадников, но от волков так просто было не уйти. Они могли найти его по запаху. Поэтому следовало резко повернуть на запад, туда, куда уходила Снежная река, и, переправившись на другой берег, затеряться в глуши. Однако этот план нужно было еще реализовать. Пока охотники пробовали обойти его с флангов и взять в кольцо. Надо было во что бы то ни стало их опередить, и потому Грака несся, как безумный. Ньял предал его, как и остальные. Он стал козлом отпущения для Азра, который хотел повесить на бывшего лидера стаи охотников все злодеяния и таким образом успокоить клан. Помощи больше было ждать неоткуда.


Внезапно поднялся ветер, такой сильный, какого не было в этих краях уже много лет. Обессиленный волкодлак с трудом справлялся с новым препятствием. Выбившись из сил, Грака остановился передохнуть и тут же упал на осеннюю листву, пытаясь отдышаться. Немного восстановив силы, волкодлак встал на четыре лапы и попытался оглядеться, насколько позволял тусклый лунный свет. Впереди виднелось болото, о котором он слышал, но еще никогда там не бывал. Запах тины и перегноя резко бил в нос. Волк жадно вдыхал ночной воздух, пытаясь прочесть информацию, которая была зашифрована в нем. Впереди простирались топкие и глухие места, в которые заходили только знахари для сбора ингредиентов для снадобий да, может, еще ведьмы. Лошади там не пройдут. Судя по усиливавшимся звукам, преследователи были все ближе. Волкодлак собрался с силами и бросился бежать. Еще немного, всадники отстанут и станет легче. Грака уже чувствовал, как лапы погружаются в мутную спасительную болотную воду. Лес поредел, уступая место трясине. Как бы еще в ней не сгинуть? Тут имелись и очень топкие участки, там легко пропасть, особенно в темноте. И тут ночную тьму разрезал свет факелов. Дюжина всадников с радостными криками выскочили из леса. Лошадиный пот и гарь врезались в нос волкодлаку. На воинах были хорошие доспехи, явно знать из Бральдара. Грака остановился и максимально сосредоточился, размышляя над планом предстоящей схватки. Он вспомнил слова Хара о том, что надо целиться в горло лошади. Силы не равны, но и шансов уйти от боя не было никаких. Конные воины окружили волка. Грака гадал, кто нападет первым, но, остановившись, всадники не думали атаковать, словно чего-то ожидая. И тут на поляну выскочило еще два десятка бральдарцев. Теперь шансов не было даже теоретических, и Грака, издав душераздирающий вой, пошел в атаку первым. Всадники выставили копья, встречая врага. Волк в последний момент увернулся из-под острия и прыгнул, целясь в шею лошади. Та тревожно заржала, предчувствуя гибель, и подалась назад. Это ей не помогло, волк вцепился в конскую морду. Всадник бросил копье на землю и выхватил меч, собираясь зарубить волкодлака, но не успел. Лошадь повалилась на землю, увлекая за собой бральдарца. А через несколько мгновений волк уже терзал и наездника. Промозглый осенний воздух наполнился криками и звериным рыком.


– Убейте эту тварь!


– Воины, приготовиться к атаке!


Грака поднял окровавленную морду. Бральдарцев атаковали, и волкодлак какое-то время не мог понять кто. Всадники пытались группироваться то так, то сяк, выставляя вперед копья и факелы. Вдруг один из воинов издал предсмертный вопль и, взлетев в воздух, рухнул на землю замертво.


– Да что это такое?!


– Защищайтесь!


– Бейтесь насмерть! За короля!


Грака понимал, что надо бы уходить отсюда, пока есть такой шанс, но он все пытался понять, с кем теперь бьются люди. И вот оно мелькнуло в отблесках факелов. Нечто серое и длинное, напоминавшее безликого, только очень сильного и ловкого. Бральдарцы кидали копья, закрывались щитами, но все было тщетно. После каждой атаки этого существа трое или даже четверо воинов падали замертво.


– Надо уходить, – наконец дошло до кого-то. – Отступаем!


Оставшиеся всадники бросились обратно в лес, но путь к отступлению оказался отрезан. Через две минуты все, кроме одного, были мертвы. Оставшийся в живых в ужасе помчался прочь от места резни, забыв про Граку, и очень зря. Тот нанес удар сбоку, сбив всадника с лошади и одним движением челюсти разорвав глотку врага. После чего волк повернул морду к своему спасителю. Перед ним и впрямь стоял безликий. Он тяжело дышал и был весь с ног до головы залит кровью. Грака не знал, чего ждать дальше, и потому оставался на месте.


– Мне надо с тобой поговорить, – внезапно произнесло существо. – Прими человеческий облик.


Это было неслыханно, безликие не владели речью людей, они были зверьми. Впрочем, этот безликий явно отличался от остальных. Волк стал человеком.


– Кто ты? – задал вопрос Грака.


– Меня зовут Лилит. Я та, кто поможет тебе выпутаться из этой истории. Я знаю, чьей воле ты подчинялся и куда она тебя привела.


– Что ты имеешь в виду? – насторожился волкодлак.


– Тебе, разумеется, нельзя произносить его имя под страхом мгновенной смерти, – усмехнулась Лилит. – Но мне можно. Твоего хозяина зовут Андурин – Мертвый бог, повелитель Загробного царства. Это он возвысил тебя, а затем подставил.


– Все так, – согласился Грака. – Не знал, что безликие умеют говорить на общем языке.


– Не все, к сожалению. Многие из нас уже давно сродни зверью, но только не я.


Их разговор прервали завывания волков. Они были уже близко.


– Стоит поторопиться, если мы не хотим продолжить битву, – заметила Лилит.


– С таким бойцом не страшно и продолжить, – улыбнулся впервые за последние несколько дней Грака.


– Ну, ты тоже неплохо приложил его, – указала Лилит на убитого всадника.


Грака посмотрел на мертвеца и сразу понял, что перед ним лежал в луже собственной крови король Бральдара Лэндон Финч.

Глава 9


– Вход в тоннель за дверью в кладовой, бегите, – успел крикнуть Сократ и устремился навстречу врагу.


Раздался хлопок, похоже, ангел метнул в противника энергетический шар, затем второй.


– Быстрее, – схватив за руку Анну, крикнул Глэг и, увлекая за собой остальных, выбежал во внутренний дворик дома.


Он с силой толкнул дверь напротив, та оказалась заперта. Раздался вопль, полный боли и ужаса, и тут же все затихло. Макс и Эльф взялись помогать Глэгу. Они втроем навалились на дверь, которая вела в кладовую.


– Добрый день, – раздался голос у них за спиной.


Бросив дверь, все повернулись к неведомому врагу.


– Нет, нет, нет, только не этот! – начал причитать Глэг.


– Ну, хоть кто-то узнал меня, – сказал незнакомец.


Он выглядел очень странно, не как ангелы, не как кто-либо в их родном мире. Незнакомец казался довольно худым, но в то же время жилистым. На нем были черные штаны и черная же накидка без рукавов с капюшоном, которая держалась на броши в виде птичьего черепа под горлом. Его лицо и волосы закрывала маска какого-то неведомого зверя с вытянутой мордой с прорезями для глаз, носа и рта.


– Кто это? – спросил торговца Макс.


– Мертвый бог… – мрачно произнес Глэг.


– Андурин, – уточнил тот. – Но можно и Мертвый бог. А ты Глэг, ты Макс, ты Эльф… – перечислял он имена собравшихся. – И, конечно же, Анна. Перестаньте ломать дверь, которую я зачаровал, и вернитесь в комнату к раненому другу, которого вы незаслуженно бросили. А ведь он так яростно и отважно сражался против моих воинов.


Анна первая подбежала к раненому Андузу Фейну. Он был жив, но все так же без сознания. Следом вошли Глэг, Макс, Эльф и только потом Андурин. Он хлопнул в ладоши, и обе двери, ведущие из комнаты, захлопнулись.


– Это чтобы нам никто не помешал, – пояснил бог.


– Ты правда Мертвый бог? Тот самый? – все еще не веря своим глазам, спросил Эльф.


– Тот самый, – ответил за Андурина Глэг. – Можешь не сомневаться.


– Что тебе от нас нужно?


– Это вы пришли ко мне, а не я к вам, – заметил Мертвый бог.


– Всевышний, – обратилась Анна к богу. – Мы не хотели причинить зла ни тебе, ни кому-либо иному. Мы лишь хотим найти нашу погибшую подругу.


– Все мертвые в моем ведении, – пояснил Андурин. – Впрочем, ты и сама это знаешь, Анна.


– Что?


– Забавно, столько лет прошло с нашей последней встречи.


– Ты его знаешь? – удивился Макс.


Девушка отрицательно покачала головой.


– Но он тебя знает, – не унимался Макс. – И ангелы те на площади тоже.


– А Макс прав, – согласился с другом Эльф. – Не пояснишь?


– Поясню, – вмешался Мертвый бог, избавив ее от оправданий. – Перед вами стоит Анна, мать божьих детей. Наверное, вы уже слышали, так ее называли другие ангелы. Она и правда матерь богов, которые ныне правят всеми пятью мирами: Вотана, Летовеха и Андурина.


– Ты его мать?! – завопил Макс.


– Не смей перебивать бога, – рявкнул на парня Глэг.


– Спасибо, – улыбнулся Андурин и продолжил: – Да, Анна моя мать, но она этого не помнит, ей стерли память. Точнее, не вернули. Расскажу вкратце, но по порядку, чтобы у вас была верная картина происходящего. Это мир, в котором вы сейчас находитесь, был создан очень давно, еще до моего появления. Его сотворил бог, который называл себя Создателем. Он же произвел на свет первых разумных существ – ангелов, бессмертных и наделенных невиданной силой. Но вот незадача, их создали бесполыми. Кроме того, ангелов можно было убить, как вы могли убедиться. Но умереть от старости или болезни им не было предначертано. Один из ангелов по имени Ящер восстал против Создателя и привлек на свою сторону других. Отступники хотели получить власть над миром и возможность продолжать род. Победа маячила на горизонте… Последние сторонники бога заперлись здесь неподалеку, во дворце, и держали оборону. Тогда Создатель применил секретное оружие, которое помогло победить врагов, но превратило в пустыню все вокруг. Мир лежал в руинах, и это оказался необратимый процесс. Но Создатель нашел выход вместе с одним из сторонников. Его звали Архитектором, и он предложил для надежности сотворить еще четыре мира. Вместе с Создателем они придумали душу. Это такая субстанция, которая помещалась внутри тела, гораздо более слабого и, что самое важное, смертного. Но у этих тел было одно важное преимущество, они могли продолжить род. Бог мог не опасаться, так как никакой значимой силой новые создания не обладали. Души же их были бессмертны. Этих новых существ назвали людьми. Правда, перед этим Создатель с Архитектором провели ряд экспериментов по сотворению души у некоторых животных, в том числе волков. Потому волкодлаки в вашем мире могут принимать звериный облик. Да, на самом деле не только волкодлаки, но, кроме вас, этим больше никто не пользуется.


– Значит, и я так же могу! – воскликнула Анна.


– В теории да, если ты не достигла совершеннолетия и был соблюден соответствующий обряд, – кивнул Мертвый бог.


– Помните, Гельди говорила об этом? – поразился Макс. – Я тогда подумал, что это какая-то выдумка.


– Нет, – покачал головой Глэг. – Это была чистая правда, как видишь.


Тем временем Мертвый бог придвинул к себе стул, сел и продолжил рассказ.


– Как только человек умирал, его душа впадала в некоторую кому, мозг засыпал, и в таком вегетативном состоянии он ожидал нового перерождения в новом мире. А пока человек не переродился, его душа находится здесь, в Первом мире, под моей опекой. Человек никогда не перерождается в том же мире, из которого он пришел. За этим следят мои помощники. Перерождаясь, человек получает тот же облик, что и до этого, но напрочь лишается памяти. Неплохой сдерживающий механизм от возможных восстаний. Итак, наладив новую механику в четырех мирах, Создатель вновь возвысился над всем сущим. Но тут появилась девушка. Конечно, история не могла обойтись без девушки…


Мертвый бог на секунду замолчал, словно что-то вспоминая, и продолжил:


– Ее звали Анна. Создатель впервые в жизни влюбился без ума и явился перед ней в человеческом облике. Вначале он не говорил, кто он, но их чувства не ослабевали, и однажды бог признался ей. У них родился сын, которого назвали Вотан. Он унаследовал божественную сущность отца, но все же был не настолько силен, как Создатель. Годы шли, и Анна старела. Ничто не могло изменить этого. Люди были созданы смертными. Видя мучения своего господина, Архитектор предложил выход. Ритуал, который бы возвращал душе память. Анна умирала и рождалась вновь, а Создатель возвращал ее воспоминания о прошлом. Так пара обрела вечность. Один за другим у них родилось еще двое сыновей: Летовех и Андурин.


– Триединые боги, – догадался Макс.


– Именно! – кивнул Андурин. – Последней, самой младшей, стала девочка, ее назвали Лилит. Она была необычайно красива и умна. Мой старший брат Вотан влюбился в нее, а она в него. Они долго скрывались, но в итоге все равно Создатель раскрыл их связь. Отец очень разозлился, он метал в них молнии одну за другой, намереваясь причинить им вред. Наконец, немного успокоившись, Создатель запретил брату и сестре видеться, кроме как под его присмотром. Лилит пришлось отправиться в один мир, а Вотану в другой. Но их любовь оказалась сильнее отцовских запретов. Лилит случайно узнала от матери, что, несмотря на то что бога убить нельзя, один способ все же есть, но она не раскрыла его дочери. Вотан долго искал информацию, но в конце концов ему улыбнулась удача. Он получил информацию об одном дереве, которое отец специально сотворил после рождения старшего сына на случай, если тот поднимет бунт. И вот оружием из его древесины можно лишить бога жизни. Вотан и Лилит нашли это дерево, а позже подговорили братьев и убили Создателя. Так Вотан стал Верховным богом, Летовех стал заправлять мирами живых, а я – миром мертвых. Лилит же наконец получила своего возлюбленного. Мать решили не трогать, хотя она не была в восторге от действий своих детей. Анна, деятельная и воинственная, подняла восстание в Пятом мире, кстати, вы именно оттуда, насколько мне известно.


– Верно, – подтвердил Глэг.


– Она собрала и возглавила поистине великое воинство на белой лошади с копьем, которым можно было убить любого бога. Анна выступила против своих детей и проиграла. Тот мир чуть не погиб, немногие пережили войну.


– Заброшенный Город, – догадался Макс. – Он был превращен в руины во время той самой войны.


– Да, – вновь отозвался Глэг.


– Ты знал? – поразился Макс.


– Я думаю, он знал обо всем, – мрачно изрекла Анна. – И использовал нас, заманив в ловушку.


Глэг ничего не ответил, лишь безучастно стоял на месте.


– Не судите строго своего друга, я уверен, он хотел как лучше, – примирительно произнес Андурин. – Ты же привел Анну сюда из-за дневника? Только не ври мне, ты понимаешь, что с тобой будет за ложь.


Глэг еще больше помрачнел.


– Да, я хотел, чтобы она прочла дневник.


– Отлично, – удовлетворившись этим ответом, промолвил Андурин. – Собственно говоря, от тебя мне нужно то же самое, – сказал он, обращаясь уже к девушке.


– Простите, но что стало с той Анной? – вмешался в разговор Макс.


– Да, конечно, я же не закончил рассказ, – спохватился Мертвый бог. – Она пала в войне вместе со своими сторонниками. Мы не восстановили ей память, потому Анна стала, как и прежде, проживать жизнь за жизнью, ничего не зная о своем прошлом. Но у нее остался один важный дар. Она способна прочесть то, что другие не могут. Она знает язык, который разработал Архитектор. Именно на нем написаны самые мощные заклинания, которые только есть на свете. Точнее, прочесть их может любой, но действия это не возымеет. Лишь Создатель, Архитектор и Анна обладали подобными способностями. К сожалению, Создатель умер, а Архитектор пропал много веков назад.


– Теперь многое понятно, – подала голос сидевшая до этого молча Анна. – Значит, ты мой сын?


– Да, мама, – улыбнувшись подтвердил Андурин. – Давно не виделись.


– И ты ничего не помнишь? – удивился Макс.


– Без восстановления памяти – исключено, – пояснил Мертвый бог.


– А зачем вы рассказали нам это все? – настороженным голосом спросил Эльф. – Я думаю, что это довольно секретная информация.


– О, не беспокойтесь, тут все свои, я уверен в этом, – подмигнул Эльфу Андурин. – Анна, раз уж мы родственники, то я могу предложить заманчивый вариант для выхода из сложившейся ситуации. Мы идем ко мне во дворец, там лежит дневник, который остался от Архитектора. Восстанавливаем тебе память, и ты помогаешь мне разобраться с одним пустяковым вопросом. Ты скажешь мне, где находится одна вещь, которая была спрятана тобой когда-то очень давно. Я получу ее и отпущу твоих друзей – Эльфа, Макса и Андуза – домой целыми и невредимыми. Разумеется, мне придется взять с них слово, что они никому не расскажут о том, что здесь произошло. Нарушившего слово ждет мгновенная смерть. К сожалению, тебе придется обнулить память. А для этого я должен буду тебя… убить. Но я прослежу за тем, чтобы твоя подруга Хель родилась с тобой не только в одном мире, но и в одном населенном пункте, и, как знать, возможно, вы снова подружитесь.


– А как же Глэг?


– Зачем он тебе? – удивился Мертвый бог. – Он использовал вас, из-за него был ранен твой друг.


– Что ты намерен с ним сделать? – настойчиво повторила Анна.


– Он хотел украсть у меня дневник, – развел руками бог. – За это его ждет соразмерное наказание.


После этих слов на Глэга стало страшно взглянуть. Он весь побелел, уставился в одну точку, руки затряслись. Он начал раскачиваться взад и вперед. Андурин проигнорировал эти изменения и продолжил говорить миролюбивым тоном:


– И в подтверждение моих добрых намерений я безвозмездно вылечу вашего раненого друга.


Бог встал со стула, подошел к кровати, на которой лежал Андуз, и провел рукой по повязке. Кожа под ней задымилась, Анна, забыв об осторожности, подскочила к другу и одним рывком оголила рану, которой больше не было. Остался только шрам. Андуз очнулся и непонимающе посмотрел сначала на Мертвого бога, а затем на Анну.


– Что здесь происходит?


– Как ты? – ласково спросила Анна, улыбаясь во весь рот.


– Вроде неплохо, я спал, и мне снился странный сон, но теперь вроде проснулся, – сказав это, Андуз сел на краешек кровати.


Анна повернулась к Мертвому богу лицом.


– Я согласна, но я хочу, чтобы ты не мучил Глэга, а убил его вместе со мной и вернул его в один из миров.


Андурин на секунду замешкался, а потом махнул рукой в сторону торговца.


– Договорились!

Глава 10


Дворец Мертвого бога находился довольно далеко от дома Сократа и Страбона. Во всяком случае, Глэг не узнавал эту часть Божьего града. Территория вокруг была огорожена забором из костей и светящихся людских черепов. Андурин вмиг перенес всю компанию из дома ангелов ко дворцу и, дважды хлопнув в ладоши, открыл ворота. Внутри был разбит сад с диковинными растениями, по которому ходили птицы с разноцветным оперением. Мертвый бог сказал, что это павлины. Анна и волкодлаки с изумлением таращились на них.


– Нравятся мои питомцы? Они дрессированные, смотрите, – Андурин курлыканьем подозвал ближайшего павлина к себе и отдал птице команду. Та вмиг распушила хвост, а после следующей – подала голос.


– Ого, – присвистнул Эльф. – А долго ее тренировать?


– Сущие пустяки, – с гордостью ответил бог. – Пара месяцев упорного труда и никакой магии. Павлинам можно ходить и по саду, и по дому, и никто не смеет их обижать.


Наконец они подошли к большому двухэтажному особняку, который не уместился бы и на центральной площади поселка Железных Клыков. При их появлении из двери вынырнул ангел, облаченный в черные одежды.


– Мой повелитель, – обратился он к богу. – Пришли ваши братья. Я распорядился накрыть им стол в Фиолетовой гостиной.


– Вот же принесла нелегкая, – выругался Андурин. – Чего им надо?


– Не могу знать, – пожал плечами ангел.


– Хорошо, Петр, проводи моих гостей в Железную комнату. Я скоро вернусь, а вы пока сможете отдохнуть и набраться сил, – обратился Мертвый бог к Анне и пленникам.


Друзья проследовали за ангелом по полутемным коридорам дворца. Они шли и шли все дальше, но Железной комнаты все не было видно.


– А мы скоро придем? – обратилась Анна к Петру.


– Да, – не оборачиваясь, ответил ангел. – Этот дворец внутри больше, чем снаружи. Но мы уже у цели.


В очередной раз повернув налево, они оказались у закрытых металлических дверей. Ангел приложил к ним руку, и двери тут же распахнулись. Внутри стояли небольшие диванчики, разместившиеся вокруг круглого стола в центре комнаты. В помещении не было окон, но это не мешало свету литься откуда-то с потолка. Как и во многих других местах дворца, и тут не обошлось без павлина, который важно расхаживал взад-вперед у дальней стены.


– Располагайтесь, – сухо сказал Петр.


Он трижды хлопнул в ладоши, и на столике появились закуски и пара кувшинов с водой и вином. После чего развернулся и вышел, закрыв за собой двери.


Макс, Эльф и Андуз Фейн тут же налетели на еду. Только сейчас каждый из них понял, что не ел уже по меньшей мере сутки. Анна взяла со стола грушу и откусила ее. Глэг сел на ближайший диванчик, обхватив голову руками.


– Нам конец, – произнес он.


– Ситуация и правда критическая, – согласился Андуз Фейн. – Мы не можем допустить, чтобы Анну убил этот ряженый в маске.


– Этот ряженый – бог, – заметил Эльф. – И Анна заключила с ним договор.


– Ну и что, нарушит, – уверенным голосом произнес Андуз Фейн.


– Вы не понимаете! – закричал Глэг, подскочив с места. Он был явно очень напуган. – Вы не понимаете…


– Ты о чем? – попытался выяснить Андуз Фейн.


– Мертвый бог не выпустит нас отсюда, – дрожащим голосом ответил Глэг. – Он убьет всех, а души спрячет у себя в тайнике. В городе говорят, что души пропадают. Мои друзья ангелы выяснили, что Андурин хранит души где-то у себя и позже обращает их в своих рабов. Те воины в белых масках – это украденные души. Мы со Страбоном пытались выяснить, где тайник, но не успели.


– Бог сказал, что его слово нельзя нарушить, – нахмурился Эльф.


– Это давший ему клятву не может ее нарушить, а на богов это не распространяется, – заверил торговец.


– Значит, мы попали, – подытожил Эльф.


– Постой, а для чего Мертвому богу все эти души? – удивился Макс.


– Андурин задумал убить братьев, – начал рассказ Глэг. – Я служу его сестре Лилит…


– Ты что?! – воскликнула Анна.


– Мертвый бог не рассказал всю историю. После провала восстания Анны новые боги постарались стереть память о Создателе из четырех миров. Они заменили его новым культом Триединых богов. Также они уничтожили все деревья, из которых можно было сделать новое оружие против богов. Время шло, однажды Вотан влюбился в земную женщину по имени Ева. Разумеется, он скрыл свою связь от Лилит, но она все равно обо всем узнала. К тому времени Ева уже была беременна, и Вотан спрятал ее в секретной роще ваттиез – именно так назывались те деревья, из которых можно было изготовить оружие для убийства бога. Он сохранил ее, опасаясь заговора братьев. Там в тени ваттиез Ева родила сына, имя которого осталось неизвестно. Вотан не успел даже его увидеть. Лилит нашла рощу сразу после родов и убила мать и дитя. Верховный бог явился слишком поздно. Он был в ярости и наложил на Лилит страшное заклятие, обратив ее в чудовище, которое могло принять облик любого зверя, но не могло вернуть себе изначальный.


– Как безликие? – прервал Глэга Эльф.


– Она и есть первая безликая, – сказал торговец. – Вотан отправил Лилит в наш мир, где она живет по сей день. Но Мертвый бог оказался не дураком. Узнав об этой истории, он понял, что Лилит убила сына Вотана, а значит, бога. Андурин хочет организовать переворот, свергнуть братьев и остаться единственным богом во всех пяти мирах. Для этого он собирает души у себя в тайнике и делает их своими рабами. После обращения они уже никогда не переродятся. Ни-ког-да! Они лишь слепые орудия в руках Андурина. Но пропажу большого количества душ бы заметили. Собственно говоря, уже заметили. И тогда Мертвый бог задумал организовать в других мирах большие войны, чтобы количество душ, поступающих в Первый мир, резко увеличилось и было трудно отследить, что с ними происходит.


– Хочешь сказать, что развязанные Рохтом и Гракой войны на самом деле организованы Мертвым богом? – догадался Макс.


– Именно, – подтвердил Глэг. – Они, а также Лэндон Финч и многие другие – его слуги. Эта армия нужна Мертвому богу, чтобы справиться с ангелами, но все будет тщетно, если Андурин не найдет оружие против богов.


– Потому его люди и отлавливают безликих, – догадался Макс. – Они ищут Лилит.


– В точку, – согласился Глэг.


– Но зачем Мертвому богу Анна?


– Когда стало понятно, что война проиграна, Анна спрятала копье, сделанное из ваттиеза. Никто не знает, где оно, кроме Матери богов, – ответил Андузу торговец.


Торговец подошел к столику, взял кувшин с вином, налил полный бокал и залпом опустошил его, после чего продолжил:


– Я сторонник Лилит. Мы хотим не дать Андурину ввергнуть мир в еще одну войну богов. Только Лилит может помешать ему, но для этого ей нужно вернуть свое обличие. Именно потому я и привел вас сюда. Мы надеялись выкрасть дневник и выиграть войну. Как только Мертвый бог завладеет копьем, мы ему будем больше не нужны. Он не такой добрый, как пытался казаться.


– Он сказал, что убьет Анну, – уточнил Андуз Фейн.


– Я не думаю, что он ограничится только ею. Он и наши души спрячет в тайнике.


После этих слов все окончательно поникли, и только Андуз Фейн отчаянно пытался придумать какой-то план. Макс подошел к металлическим дверям и попытался толкнуть их. Они оказались заперты.


– Значит, нам конец? – спросил он. – Но должен же быть какой-то выход.


– Он есть, – раздался тихий голос за спиной.


Все резко развернулись. Перед ними стоял безликий в истинном обличии.


– Я знаю ее, – завизжала от радости Анна. – Ты Ава! Мы спасли ее вместе с Хель от людей в масках в Бральдаре.


– Да, – подтвердила безликая.


– Но как ты тут оказалась? – изумился Макс.


– Павлин, – догадался Эльф.


И действительно, птицы больше не было в комнате.


– Я следила за Анной все это время, – пояснила Ава.


– Тебя послала Лилит? – уточнил Глэг.


– Нет, мать меня не посылала.


– Лилит твоя мать? – изумилась Анна.


– Все безликие так или иначе ее прямые потомки и называют ее матерью, – пояснил Глэг.


– Я нашла Хель, ее держат в подвале, вместе с другими душами. Все они скоро станут слугами Мертвого бога. Я проведу вас туда, если пожелаете.


– Но как? – удивился Андуз Фейн.


– Используйте волчью силу, – указала Ава на шкуры на плечах волкодлаков.


– Конечно! – воскликнул Глэг. – Это гениально. В этом мире вы не обратитесь в зверей, к вам вернутся ваши волки. Но обратного эффекта не будет, разделение произойдет навсегда.


– Я согласен, – выдохнул Эльф и положил руку на плечо Максу. – Что скажешь, друг?


– И я согласен, – без тени сомнения сказал Макс.

Глава 11


Грака встретил новый день с радостью и облегчением. Это была самая тяжелая ночь в его жизни. Они с Лилит уходили все дальше в болота. Безликая безошибочно угадывала безопасную дорогу в топях, и перед самым рассветом беглецы вышли из них невредимыми. Охотники, завывания которых Грака слышал всю ночь, наконец отстали. Солнце появилось над горизонтом, когда беглецы перебрались на другой берег реки. Грака держался на воде из рук вон плохо, потому, еле доплыв до середины Снежной, понял, что силы покидают его, и начал тонуть. Лилит вновь спасла волкодлака. Он был безмерно благодарен ей за этот день, который мог уже и не встретить. Здесь, на берегу Снежной реки, беглецы наконец решили отдохнуть. Еды с собой не было, но хотя бы ветер, бушевавший всю ночь, утих. Грака сидел на поваленном дереве, поросшем мхом, а безликая расположилась на еще крепком пне.


– Еще раз спасибо тебе, – в который раз поблагодарил волкодлак Лилит.


– У тебя еще будет возможность отблагодарить меня за это спасение, – отмахнулась безликая.


Грака был готов к этому. Пока они уходили от погони, он думал, почему она спасла его. Видимо, за это нужно заплатить свою цену, и волкодлак был готов к этому. Она знала о его клятве Мертвому богу, кто бы мог подумать. А ведь Грака старался не вспоминать об этом, даже мысленно не произносить его имя лишний раз.


– Вот, съешь это, – Лилит протянула ему какой-то комочек черного цвета.


Грака взял его в руки и немного покрутил, на ощупь он был вязким и липким.


– На вкус так себе, но если съешь его, то будешь освобожден от клятвы, – пояснила она.


Волкодлак закинул себе в рот вязкую массу, на вкус напоминавшую что-то очень несъедобное, немного пожевал и проглотил.


– Отлично, а теперь расскажи мне о планах Андурина, – попросила Лилит.


Охотник попробовал прислушаться к себе, есть ли какие-то изменения. Можно ли уже говорить о том, о чем приходилось молчать долгое время? Но уверенный тон голоса безликой немного успокоил парня.


– Ну, на самом деле не так уж и много, – пожал плечами Грака. – Сначала он явился Рохту, насколько мне известно. А уже потом старейшина впутал Гальвина, Азра и Хартига, который в свою очередь уговорил меня. Мы должны были начать масштабную войну, которая бы затронула все известные кланы и союзы. Он хотел, чтобы Железные Клыки возвысились над другими, и старейшина Рохт жаждал этого не меньше.


– Ваш Рохт просто дурак, – заявила Лилит. – Его использовали. Мертвому богу плевать на ваш клан, он жаждет большой войны. Она ему нужна, чтобы свергнуть других богов. Больше мертвецов – больше его армия.


– Ого, – присвистнул Грака. – Я об этом не знал. План разрабатывался тщательно. Мы знали, что вожак стаи охотников Хар будет против войны, его следовало устранить. Первоначально новым главой стаи должен был стать Хартиг, но Мертвый бог отверг его кандидатуру. Не знаю почему…


– Так вами легче было управлять, – перебила Граку безликая. – Судя по всему, те четверо плыли в одной лодке, а ты мог ее немного качнуть в сторону, если бы понадобилось. Андурин любит сталкивать лбами своих противников и союзников. Он преследует только личную выгоду.


– Да, видимо, поэтому я и оказался тут, – грустно улыбнулся Грака. – Мы с Рохтом должны были сместить главу клана, но старейшина внезапно умер прям во время попытки переворота, а я попал в тюрьму. Оттуда меня вытащил Мертвый бог, приказав убить оставшихся старейшин. Разумеется, после этого дорога в клан для меня была закрыта.


– Андурин подставил тебя, он подставил и меня.


Грака вопросительно посмотрел на Лилит.


– Я его сестра, он ищет меня, чтобы убить.


Грака тяжело вздохнул.


– Значит, мы с тобой в одной лодке.


– Именно, – улыбнулась Лилит. – И должны помогать друг другу.


Безликая поднялась на ноги и подошла к дереву с широким дуплом. Запустив руку в отверстие, она достала короткое деревянное копье.


– Этим оружием можно убить любого бога, – сообщила она. – Я очень долго его искала. Но я не могу попасть в дом Андурина, меня изгнали из Первого мира. Однако ты можешь вызвать его.


– Ты и об этом в курсе, – поразился Грака.


– Любой, кто дает клятву богу, может призвать его, если того захочет, – изрекла Лилит. – Давай вызовем его и убьем на месте. Тогда мы оба будем свободны, не придется больше скрываться. Помоги мне, а я помогу тебе расправиться с его прислужниками в клане. Без поддержки Мертвого бога они уже не будут так сильны, и ты сможешь вернуться домой.


Грака, не задумываясь, заключил Лилит в свои объятия.


– Спасибо тебе за все, – прошептал Грака.


– Да-да, – избавляясь от объятий волкодлака, произнесла безликая. – А теперь давай убьем его.


Грака сжал кулаки в решимости покончить с тем, кто его так подставил, и мысленно призвал Андурина. И ничего не произошло. Он пробовал еще и еще, но безрезультатно.


– Мертвый бог молчит, – растерянно сообщил Грака.


– Ящер его раздери! – выругалась Лилит.


– Такого раньше не было, если я призывал его, он тут же появлялся.


– Понятно, он аннулировал твою клятву, – пояснила Лилит.


– Может, это все из-за твоего снадобья, – недоверчиво покосившись на нее, предположил волкодлак.


– Нет, – махнула рукой Лилит. – Снадобье ненадолго блокирует клятву с твоей стороны, но никак не с его. Ты свободен от нее, можешь теперь рассказывать о Мертвом боге кому угодно, ничего не будет. Впрочем, это не облегчает мою задачу.


Она развернулась и пошла к реке, прочь от Граки.


– Постой, ты обещала помочь справиться с Азром и Гальвином, – растерянно произнес волкодлак.


Лилит обернулась и сказала:


– Обещала, но только если поможешь справиться с Андурином. Ты не смог, сожалею, но пока тех, кто организовал за тобой погоню, поддерживает бог, я не в силах справиться с ними. Прощай и удачи, а мне нужно решать свои проблемы.


– Я знаю, как тебе помочь, знаю! Только останься.


Грака отчаянно не хотел, чтобы безликая ушла, ему было страшно оставаться одному в этом мире, став изгоем. Лилит уставилась на парня, ожидая, что тот скажет дальше.


– Послезавтра наш священник Гальвин проведет обряд, при котором будет принесен в жертву волкодлак, – произнес Грака.


– И тем самым он призовет Мертвого бога, – продолжила за него Лилит. – Человеческая жертва, Андурин не сможет отказаться от этого вызова, где бы он ни был и чем бы ни занимался.

Глава 12


Хведрунг сидел в подвале храма Триединых богов. Это помещение было специально предназначено для волкодлаков, которых приносили в жертву богам. Подобного не происходило уже много десятилетий. Старик Бальдр, последний свидетель похожей церемонии, умер три года назад. Однако Гальвин был полон решимости осуществить задуманное, а Азр и старейшины ему не мешали. Вожак знахарей хорошо помнил тот разговор с Торбуном. Он пришел предупредить, что вождь знает о готовящемся перевороте, но, скорее всего, его послал сам Азр. Утром к Хведрунгу пришел священник, который хотел поговорить, но вожак прогнал того. Все его мысли были поглощены размышлениями о том, кто же все-таки предатель: Ива или Мерц. Эти мысли сводили Хведрунга с ума. Порой он засыпал, и ему снилась Хель, которую волкодлак встречал в мире мертвых. Эти сны его пугали. Он не хотел умирать, не был готов к этому, разум цеплялся за жизнь, но пока не видел путей спасения.


Близился вечер, в комнате не было окон, знахарь ориентировался во времени по количеству приемов пищи. Задвижка на двери скрипнула, видимо, принесли ужин. Каково было удивление, когда Хведрунг увидел на пороге свою жену. Охранник впустил ее в помещение и тут же закрыл дверь. Она была в белых одеждах, обозначающих ее статус вдовы.


– Я еще жив, – сказал знахарь, встав с места.


В тусклом свете свечей, стоящих на столике у кровати, он пытался разглядеть лицо супруги, бледное и непроницаемое. Оно стало таким после смерти их дочери. С того дня мимика жены больше ничего не говорила. Хведрунг очень переживал за Элени, он пытался как-то ее отвлечь от грустных мыслей, но она почти ни на что не реагировала, кроме этих дурацких молитв и песнопений в храме. Супруги отдалились друг от друга, все еще живя вместе, но уже скорее по привычке, чем по желанию. И все же, даже в этой печали Хведрунг был рад видеть знакомое лицо. Он хотел улыбнуться, но, посмотрев в ее глаза, передумал. Когда-то ее взгляд был хитрым и озорным, теперь же был пустым и безжизненным.


– Завтра ты примешь смерть, – произнесла Элени.


– Завтра будет завтра, – сухо ответил жене Хведрунг. Ему не нравилось ее безразличие. – Я думал, что ко мне уже никого не пустят, кроме того полоумного жреца.


– Мне позволил навестить тебя сам Гальвин.


– Что ж, спасибо ему хоть на этом, – растерянно добавил знахарь.


– Я передаю наш дом в собственность жрецов и ухожу в отшельники, – сообщила Элени.


– Ты с ума сошла! – повысил голос Хведрунг. – Эти твари хотят убить меня, а ты им отдаешь наш дом. Кроме того, где ты собралась жить?


– Вырою себе землянку, буду молиться богам и уповать на их милость.


– Ты никогда не строила ничего подобного. Скоро зима, ты просто пропадешь.


– Я вверяю жизнь богу живых, пусть он решит, достойна я ходить по этой земле или нет.


Хведрунг злобно топнул ногой и отвернулся от жены.


– Ты пришла сюда рассказать, что отдаешь дом моим убийцам, а сама собралась на верную смерть?


– Нет, – раздался ее голос, гораздо менее бесцветный, чем раньше. Он был переполнен злобой. Хведрунг вздрогнул от неожиданности. Знахарь сделал пару шагов, чтобы лучше рассмотреть лицо супруги. Элени тяжело дышала, рот ее исказила гримаса ненависти.


– Так зачем ты пришла?


– Я твоя настоящая убийца, не жрецы.


– Что?


– После смерти нашей дочери я горевала, не находила себе места, все пыталась понять, почему боги послали нам такое испытание. Но это были не боги, – с этими словами она вытащила аккуратно сложенный лист бумаги.


Хведрунгу хватило одного взгляда, чтобы понять, что там написано, но он все же протянул руку и взял его. Это было послание Хель, которое та оставила в надежде, что отец найдет и прочитает его. Хведрунг дрожащей рукой развернул листок и сразу узнал почерк дочери.


Дорогой папа, я все-таки решилась на побег. Поверь, я приняла это решение с тяжелым сердцем. Но я не могу окропить руки кровью моих друзей. А Веревочка мне не просто друг, она для меня – все. Как и вы, но ни тебе, ни маме опасность не грозит. Потому я оставляю вас и клан. Мой путь лежит в Заброшенный Город. Возможно, что люди примут меня. Время покажет. Не плачьте, я обязательно найду способ видеться с вами в будущем.


С любовью, твоя непутевая дочь Хель


Хведрунг скрыл это письмо от жены.


– Ты знал, что Хель собирается бежать, – обвиняла мужа Элени. – И не остановил ее.


– Она открылась мне год назад, – признался Хведрунг. – Ты же сама говорила, что очень сожалеешь о том, что убила свою волчицу и что если бы у тебя появился второй шанс, то ни за что бы этого не сделала.


– Если бы ты был настоящим отцом, то ни за что бы не позволил дочери совершить эту ужасную ошибку!


– Она хотела этого.


– Она подросток, Хведрунг!


Повисла тишина. Элени села на пол и впервые после того, как ей сообщили о смерти дочери, расплакалась.


– Если бы ты остановил ее, она была бы жива. Да, возможно, она ненавидела бы нас, но Хель была бы жива!


– Мне жаль, – только и смог выдавить из себя Хведрунг.


Вскоре Элени перестала плакать, вытерла слезы рукавом и встала.


– За свои действия нужно нести ответственность, – сказала она.


– Завтра я умру, – развел руками Хведрунг. – Азр решил устранить меня, так как я вступил в коалицию против него.


Элени улыбнулась и, подойдя к мужу, провела рукой по его лицу.


– Это не Азр, а я, – заявила она. – Найдя записку, я была зла, очень зла на тебя. Я пыталась тебя простить, но никак не могла. Потом я молила богов, чтобы те наказали тебя, и боги меня услышали.


– Не может быть, Элени…


– В храме проходила ежедневная служба, когда появился Гальвин и объявил, что Мертвый бог явился ему и приказал принести жертву перед началом похода на Новоград. Корзины с именами всех жителей всегда находились в храме, так что выбор жертвы по жребию организовали быстро. Я вызвалась стать слепым орудием судьбы и вытащить заветное имя. Я очень хотела вытащить табличку с твоим именем, но этого не произошло. Я поняла, что боги дают мне шанс самой осуществить задуманное, и я просто произнесла нужное имя.


Хведрунг был в шоке от произошедшего. Все это время он выстраивал в голове хитроумные заговоры и интриги против себя самого, пытаясь отыскать нити, которые привели бы его к предателю. Он не ожидал такого от собственной жены.


– Завтра ты ответишь за свое бездействие, которое привело к гибели нашей дочери, – подытожила Элени и, не дожидаясь ответа, подошла к двери и стукнула два раза. Она открылась, и женщина вышла из комнаты, оставив Хведрунга в полном одиночестве.

Глава 13


Дверь распахнулась, и в комнату вошел Мертвый бог. Он был очень зол и пытался скрыть свое раздражение натянутой улыбкой, но у него это плохо получалось. В руке он держал толстую тетрадку в кожаной обложке с изображением лосихи с лосенком.


– Итак, ты готова? – спросил он у принцессы. Анна кивнула и подошла к столу, на который Мертвый бог положил дневник. Дневник был старым, слегка потрепанным и казался ей до боли знакомым. На Анну нахлынуло чувство, будто она видела его и раньше. Конечно, это так и было.


– Что-то вспомнила? – насторожился Глэг.


– Да, словно уже видела его однажды.


Мертвый бог понимающе улыбнулся и открыл дневник на нужной странице.


– Ну что, мама, читай, – указал на нужный текст Андурин.


– Мама… – фыркнула Анна.


Текст оказался неразборчивым и странным, девушка вглядывалась в него, но чем больше проходило времени, тем четче она различала отдельные слова и буквы. Тайные символы соединялись в целые предложения, смысл которых начинал доходить до принцессы.


– Матэр лимус алкари, – произнесла Анна.


– Неплохо, – одобрил Мертвый бог.


– Калива путо стрэм, – продолжила она.


Ее прервали крики Мертвого бога, который пытался отделаться от волка, появившегося из ниоткуда. Это был Ном. Волк повалил Андурина на пол, пытаясь добраться до горла.


– Невероятно, – произнес ошалевший Эльф. Шкуры на его плечах больше не было, волк получил свободу.


– Быстрее, бежим, – поторапливала друзей Ава, вернувшая себе первоначальный облик.


Эльф посмотрел на Макса, который наблюдал за битвой Нома с богом в наброшенной на плечи шкуре. Они переглянулись, слова были не нужны, все было предельно ясно. Макс струсил. Поняла это и Анна. Она оттолкнула Макса и выбежала из комнаты вслед за Авой. Наконец бог сбросил с себя волка и метнул в него огненный шар. В последний момент зверь отпрыгнул и приготовился к новой атаке. Эльф смотрел на битву, не отводя глаз. Ном жив, ему больше не придется таскать на себе шкуру своего друга. Волна эмоций захлестнула волкодлака. Стоило прийти сюда, чтобы вновь встретиться со своим любимцем.


– Эльф, – донесся до него откуда-то издалека знакомый голос. Он не отвечал, его внимание было поглощено поединком.


Вторая атака волка оказалась менее удачной, и он сильно опалил левый бок, но и в этот раз остался жив. Ном бегал по кругу, выбирая момент для нападения, уворачиваясь от огненных шаров, но этому не суждено было случиться. Очередной шар, пущенный Мертвым богом, достиг цели. Ном сгорел за секунду, оставив от себя лишь горстку пепла. Эльф стоял с широко раскрытыми глазами не в силах осознать произошедшее. Наконец волкодлак неистово заорал и, схватив увесистый подсвечник, собирался уже броситься на Андурина, но голос Анны вовремя остановил его.


– Эльф, быстрее, – закричала она. – Беги!


Швырнув подсвечник в бога, парень побежал что было сил на знакомый голос, но тут же новая вспышка озарила коридор, на мгновение Эльф превратился в горящий факел, который вскоре погас, оставив от волкодлака лишь воспоминания. Анна неслась по коридорам дворца, догоняя остальных. Безликая, Глэг, Макс и Андуз Фейн ждали ее у очередной двери.


– Куда ты пропала?! – разорался на принцессу Андуз Фейн. – Сколько это может продолжаться? – но, увидев, что она плачет, осекся и обнял ее.


Анна уткнулась в плечо друга и зарыдала еще громче.


– Ном мертв, и Эльф тоже, – выдавила она, всхлипывая.


Все молчали, не зная, что сказать.


– Это все из-за тебя, трус, – процедила Анна, показывая пальцем на Макса. – Где твой волк? Что, решил остаться в своем дурацком клане? Предатель! Дважды предатель!


Макс ничего не сказал, он был в шоке.


– Сюда, скорее! – крикнула Ава, указывая на тускло освещенную лестницу.


Ава отворила дверь и скрылась в проеме. Ее примеру последовали остальные. Конфликт между Максом и Анной так и не был разрешен. Тем временем Мертвый бог организовал погоню по следам беглецов. Несколько ангелов преследовали Анну и остальных, становясь с каждой минутой все ближе. Беглецы неслись, что было сил, и вскоре дворцовые коридоры сменились на своды подземелья. Это была целая система довольно просторных, но плохо освещенных тоннелей. Местами они переплетались между собой, образуя лабиринт. Ава немного тут ориентировалась, указывая путь, но не всегда ей удавалось угадать верное направление, и тогда беглецам приходилось останавливаться или возвращаться назад, теряя драгоценное время.


– Мы точно не заблудились? – тревожным голосом спросил Глэг во время одной из таких остановок.


– Нет, уже близко, – ответила безликая и устремилась в левый тоннель, который вел в большой грот.


Открывшееся поразило всех, кроме Авы. В гроте ровными рядами стояли сотни душ. Они не шевелились, не издавали звуки, а только дышали, очень громко, порой хрипя. Мужчин среди них было гораздо больше, но попадались и женщины.


– Вот души. Но с ними что-то не так, – прокомментировал Глэг, пытаясь разглядеть детали в тусклом свете.


– Ты про то, что они практически не шевелятся? – предположила Анна и шагнула вперед.


– Твою ж мать, – ужаснулся торговец. – Где их лица?


И правда, ни у одной души не было лица, только кожа без признаков глаз, носа и рта.


– Им стерли лица, – пояснила Ава. – Теперь они не смогут переродиться и навсегда останутся слугами Андурина.


– Армия Мертвого бога, – прошептала Анна. – Если мы не поспешим, с Хель будет то же самое.


– Если уже не стало, – мрачно произнес Глэг.


Беглецы шли среди безмолвных душ довольно долго. Грот оказался просто огромным. Казалось, он не закончится никогда, как и ряды этих жутковатых существ без лиц. Наконец Ава нашла ответвление, ведущее в узкую галерею. Все с облегчением оставили столь мрачное место. Впереди их ждал гораздо более освещенный тоннель, плавно уходящий вниз. Ава шла первой, за ней Макс и Глэг, а замыкали колонну Андуз Фейн вместе с Анной. Они уже почти спустились до самого конца, когда перед безликой внезапно появился ангел. Он вырос буквально из-под земли, Ава от неожиданности подалась назад и налетела на Макса. Тот упал. Это его и спасло, потому что энергетический шар, поразивший Аву, не задел волкодлака. Безликая дернулась и осела на пол. Галерея наполнилась криками, Андуз Фейн обнажил меч и приготовился к атаке, но остальные мешали ему продвинуться вперед. Ангел сформировал второй энергетический шар, и в тот же момент на него набросился волк. Шар выпал из руки ангела и приземлился ему на ноги. Он умер так же тихо, как и появился.


– Черныш, – прошептал Макс.


Волк повернулся к хозяину и бросился ему на руки, повалив на спину. Парень запустил руки в густую серую шерсть, изо всех сил обнимая волка. Черныш обслюнявил ему все лицо. Пока Черныш и Макс радовались встрече, Анна подошла к Глэгу, который проверял, жива ли безликая.


– Жива, – заключил торговец. – Но без сознания.


Они растерли безликой щеки и принесли воды из источника, который нашли неподалеку. Наконец Ава открыла глаза, ее все еще потряхивало, но вскоре к ней вернулся рассудок. Левая рука и плечо обгорели, но в остальном все было в порядке.


– Безликие крепче, чем я предполагал, – присвистнул Андуз Фейн.


– Тебе очень больно, Ава? – спросила ее Анна.


Та замотала головой и села, прислонившись к стене. Анна собиралась спросить еще что-то, но ее прервал встревоженный голос Глэга:


– Тихо, вы слышали?


Все прислушались к звукам, доносившимся откуда-то издалека. Черныш навострил уши, принюхался и трусцой побежал на голос.

Глава 14


Сделав большой крюк, Грака и Лилит вышли к поселку волкодлаков в назначенный для жертвоприношения срок. Пока добирались до места, они много болтали. Грака узнал историю Лилит. Она рассказала об отношениях с Вотаном и об убийстве его любовницы и отпрыска, а также о своих скитаниях после превращения из прекрасной девушки в существо, которым она в данный момент являлась. Лилит прошла через многое. Несколько десятков лет она потратила на то, чтобы найти способ разрушить заклятие, но, перепробовав все известные варианты, смирилась. Постепенно вокруг нее образовался небольшой круг сторонников, которые прислуживали ей. По большей части это были те, кто не забыл старых богов. Грака слышал, что в мире еще оставались маленькие общины, которые не признавали Триединых богов и поклонялись тем, кого уже не было. Он всегда думал, что это странно, ведь умерший бог – это бесполезный бог. К нему не обратишься с молитвой, он не защитит от опасности. Какой в этом смысл? Лилит объяснила, что божественная сила не так просто устроена, как казалось Граке. Ты можешь убить бога, хотя это довольно трудно, но нельзя уничтожить его силу. Она продолжает где-то обитать и при определенных условиях может возродиться вновь, но это в теории. На практике провернуть такое еще никому не удавалось, хотя попытки предпринимались. Раз в год ведьмы собирались на горе и пробовали провести обряд воскрешения, но все без толку. Сама Лилит не высовывалась, понимая, что лучше лишний раз не привлекать внимания, и ее никто не трогал. Потому, когда начали пропадать первые безликие, она даже не сразу заметила это. А когда поняла, кто стоит за этими исчезновениями, постаралась спрятаться как можно лучше. Рассказала Лилит и про копье. Никто не знал о местонахождении оружия. Мало кто видел его, и тем труднее в старом деревянном копье было разглядеть смертельную угрозу для Триединых богов. Когда-то давно копье нашли и сберегли ведьмы, но время шло, и новая религия все больше теснила старую. Капище, в котором хранилась реликвия, было разрушено, копье утеряно, но память о нем осталась. Лилит нашла старую ведьму, которая помнила, что ее бабушке рассказывала ее прабабушка о копье. Она зацепилась за эту легенду и обыскала всю округу. Каково было удивление богини, когда она обнаружила копье в храме Триединых богов. Жрецы сами не знали, что хранили у себя в закромах. Про Анну Лилит предпочла умолчать, равно как и про то, как добыла копье.


Беглецы подошли к кромке леса, за которой начинался луг. Несмотря на осень, день выдался солнечным и по-летнему теплым. Неподалеку паслись овцы, подъедая последнюю траву. Под деревом отдыхал пастух. Грака узнал его, это был Флиг, бывший парень Хель.


– Убьем его, завладеем одеждой и стадом, – предложила Лилит. – Так ты сможешь без проблем попасть в поселок. Что скажешь?


Грака был против.


– Хватит крови. Оглушим его, этого будет достаточно. Я знаю этого волкодлака, когда-то мы были друзьями. Потом его распределили в пастухи, а меня к охотникам, и наши пути разошлись.


– Хорошо, – согласилась Лилит. – Будь по-твоему.


Она обернулась овцой и начала незаметно приближаться к пастуху, пока тот отдыхал. Флиг так и не понял, что произошло. Вдруг одна из его овец превратилась в чудовище, и тут же все вокруг померкло, а волкодлак упал на землю без сознания.


– Жив, – облегченно вздохнул Грака, проверяя пульс Флига.


– Угу, – пробурчала Лилит. – Возьми его шмотки и переоденься.


Грака удалился в кусты и вскоре вышел в куртке из овчины с кожаным капюшоном, который он натянул себе на глаза, чтобы меньше привлекать внимание. Поверх охотник накинул волчью шкуру, отчего выглядел слегка нелепо.


– У него нет этой штуки, – указала на шкуру Лилит.


– Это потому, что только охотники носят ее, не снимая, – гордо отозвался волкодлак.


– Так спрячь ее немедленно, – приказала безликая.


Грака понял свою оплошность и спрятал шкуру под куртку.


– Отлично, – удовлетворенно крякнула Лилит.


Безликая отдала волкодлаку копье, тот повертел оружие в руках, с любопытством рассматривая.


– Я думаю, если использовать его вместо палки, то никто не заметит разницы.


Лилит только махнула рукой. Грака попытался собрать вокруг себя ближайших овец, но не сказать, что он чувствовал себя уверенно в роли пастуха.


– Я думаю, нам понадобится помощь, – глядя на беспомощные попытки волкодлака собрать отару, изрекла Лилит.


Она издала протяжный вой, ни на что не похожий, как показалось Граке, и стала ждать. Не прошло и десяти минут, как из леса один за другим стали выходить безликие. Их становилось все больше, они шли на зов Лилит.


– Это мои дети, – пояснила богиня опешившему волкодлаку. – Думаю, теперь твои убогие пастушьи навыки будут не так сильно бросаться в глаза.

Глава 15


Небольшое углубление в тоннеле закрывала решетка. За ней томился ангел, вид его был поистине печален. Весь исхудавший, практически без одежды, несмотря на холод, царивший в подземелье. Все его тело покрывали ожоги, ногти на руках и ногах отсутствовали. Он сидел на деревянной скамье, кроме нее в камере не было иной мебели. Но несмотря на жалкий вид и ужасные условия содержания, ангел не казался сломленным. В его глазах читалось любопытство, а не мольба о помощи. Пленник внимательно осмотрел пришельцев.


– Анна! – воскликнул он, узнав девушку.


– Мы знакомы? – насторожилась принцесса.


– Видимо, твоя память стерта, – догадался ангел. – Впрочем, ты все же здесь, и это тем более удивительно.


– Кто ты и почему находишься в заточении? – спросил Андуз Фейн.


– Я пленник Мертвого бога, – ответил ангел. – Меня зовут Архитектор. А сижу я здесь…


– Потому что только ты да еще она можете прочесть дневник, – закончил за него фразу Глэг.


– Все так, – согласился Архитектор. – Но откуда вы знаете про дневник? Кто вы и как с вами оказалась Анна?


– Я пришла сюда по своей воле, – вступила в разговор принцесса. – Это мои друзья Андуз Фейн, Глэг и Макс, а волка зовут Черныш.


– Значит, мы опять друзья, – обрадовался Макс.


Девушка проигнорировала его реплику и продолжила:


– Это правда, что тот дневник, который хранится у Мертвого бога, написал ты?


– Я, но вместе с тобой и Создателем, жаль, что ты не помнишь, славные были деньки.


Анна просунула пальцы сквозь решетку и погладила искалеченную руку Архитектора.


– Это Мертвый бог с тобой сотворил?


– Он и его приспешники. Они пытались разузнать секреты, спрятанные в дневнике, но я хранил молчание. Тогда Андурин заточил меня в этой унылой пещере и приставил охранника.


– Тот ангел, которого убил Черныш, – догадался Макс.


– Да, услышав хлопок и ваши голоса, я понял, что тюремщик мертв. Андурин плетет заговор против братьев. Для этого он собирает в своих застенках армию душ.


– Мы видели ее собственными глазами, – сообщил Андуз Фейн. – Отойди, я тебя освобожу.


Он вытащил меч из ножен и несколько раз ударил по замку. Тот оказался не очень прочным и вскоре поддался. Решетка с лязгом отворилась, и Архитектор вышел на свободу. Первым делом ангел подошел к Анне и крепко обнял ее.


– Я очень скучал, – прошептал он ей на ухо. – Когда-то мы были друзьями.


Анна смутилась, но не стала вырываться из крепких объятий ангела.


– Так зачем вы пожаловали в подземелья Мертвого бога?


– Мы ищем нашу покойную подругу, точнее, ее душу. Ава говорит, что видела ее здесь.


– Ава? – только теперь ангел понял, что с ними пришла безликая. – Вот это да, так вы под протекцией Лилит?


– Нет, я здесь по своей воле, – подала голос Ава.


– Жаль, Лилит была бы очень сильным союзником, она умна и хитра, – огорчился Архитектор.


Анна покосилась на Глэга, но тот промолчал, сделав безразличное лицо.


– Нам стоит продолжить путь, душа Хель уже близко, – поторопила Ава остальных.


– Но для чего вам ее душа? – удивился ангел.


– Мы хотим вернуть ее в наш мир, – ответила Анна.


– Ха, а как вы это собираетесь сделать?


Анна немного опешила. Ведь они хотели использовать для этой цели дневник, а он остался во дворце. Видя ее растерянность, ангел поспешил успокоить девушку.


– Теперь с вами я. Вы освободили меня из этой убогой темницы, а я помогу воскресить Хель в нужном мире и восстановить тебе память.


– Спасибо большое, – улыбнулась принцесса.


Впервые с тех пор, как она попала в Первый мир, Анна увидела свет в конце тоннеля. Ей отчаянно хотелось ухватиться за надежду, а не просто бежать куда глаза глядят, не зная, какой результат ждет в конце.


Они двинулись в путь и вскоре оказались возле входа в еще одну галерею, ведущую вниз.


– Да сколько же их тут? – проворчал Глэг, осторожно скользя вниз по тоннелю.


Макс всю оставшуюся дорогу пытался заговорить с Анной, но та продолжала его игнорировать. Наконец, они вышли в еще один просторный грот, который был, как и предыдущий, забит душами. Но на этот раз лица их оказались на месте. Безликая быстро перемещалась между рядами и наконец остановилась у одной души. Она находилась с краю, ближе к стене.


– Хель, – взвизгнула Анна. Девушка попыталась коснуться ее, но рука прошла сквозь.


– Только ангелы могут прикасаться к душам, – предупредил Архитектор.


Они дошли, и с ними был тот, кто мог вытащить их отсюда вместе с душой Хель. На глазах Макса выступили слезы, он понял, что их путешествие окончено. Они спасли Хель, но потеряли Эльфа, и Макс вот-вот потеряет Черныша, а заодно и статус волкодлака. Анна, скорее всего, не захочет иметь с ним дело, а Хель переродится младенцем. Скоро он останется совсем один.


– А я вас везде искал, – раздался голос Мертвого бога у Макса за спиной. Волк оскалился и зарычал. Охотник обернулся, перед ним стоял Андурин в сопровождении двух ангелов. – Значит, одна безликая все это время беспрепятственно ходила по моему дворцу и подземелью. Ты же в курсе, что залезать в чужие дома без разрешения нельзя?


Ава начала пятиться за пару секунд до того, как в нее полетел огненный шар. Но безликая была готова и в последний миг отскочила в сторону. Шар пролетел сквозь ряды душ, оставив их невредимыми, и, врезавшись в противоположную стену, рассыпался искрами.


– Убейте их, – приказал Андурин своим приспешникам.


Андуз Фейн выхватил меч и бросился в атаку вместе с волком. Их поддержала безликая, обратившись в белого медведя. Она в три прыжка добралась до одного из ангелов и повалила того на лопатки. Ужасные лапы медведицы обрушивались на врага, разрывая его плоть и дробя кости. Другой ангел бился с Андузом и Чернышом. Они умело использовали огромные сталагмиты, укрываясь за ними от энергетических шаров.


– Что нам делать? – обратилась к Архитектору Анна.


– Постарайтесь выжить, я попробую открыть портал в ваш мир. Кстати, какой?


– Пятый, – сообщил Глэг.


Архитектор начал собирать энергию вокруг себя. Едва видимые потоки начали появляться, становясь заметнее с каждой секундой.


– Медленно, – расстроился Глэг. – Он очень слаб.


Макс больше не мог обратиться в волка и не имел иного оружия. Ему оставалось беспомощно взирать на битву со стороны. Безликая в обличье медведицы наконец разобралась с одним из ангелов. Безликая устремилась на помощь друзьям, но тут огненный шар, пущенный Мертвым богом, настиг ее. Расправившись с безликой, Андурин посмотрел на Архитектора.


– Ты мне больше не нужен, мой друг, у меня теперь есть нечто более ценное, – произнес он, приготовившись метнуть в ангела шар. Тот бросил попытки открыть портал в другой мир и, расправив плечи, двинулся на Мертвого бога.


– Ну, давай, покончим с этим, Андурин. Убей меня, как ты убил своего отца. Ведь это сделал ты?


– Да, ты прав, всю грязную работу пришлось делать мне, а Вотан забрал все лавры себе, – согласился бог.


В этот же момент ангел, пришедший с Мертвым богом, сделал удачный бросок и попал в Черныша, задев и Андуза Фейна. Волк погиб на месте, а человека отбросило на несколько метров, но он остался жив. Пока Андуз приходил в себя, ангел двинулся на Анну, готовясь метнуть в нее новый шар. Бросок, и в тот же миг яркая вспышка ослепила принцессу. Девушка зажмурилась, приготовившись к смерти, но ничего не произошло.


– Идиот, не трогай ее, она мне нужна, – взревел Мертвый бог от ярости. Ангел отпрянул, опасаясь гнева своего повелителя.


Анна открыла глаза и увидела тело Макса, который лежал бездыханным на каменном полу. Он спас ее, пожертвовав собой. Девушка упала на колени, не в силах выдержать такое горе. Мертвый бог ликовал.


– Ну что ж, если мы закончили, то прошу, мама, вернемся во дворец, у нас есть важное дело, – подмигнул он Анне. – А остальные, если дорожите жизнью, прекратите сопротивление и сдавайтесь на милость победителя.


В этот же миг вокруг Мертвого бога сформировались энергетические потоки, похожие на те, что пытался создать Архитектор.


– Только не сейчас! – взревел Андурин.


Архитектор первым понял, что происходит, через мгновение Мертвый бог исчез, но портал, в который он провалился, был еще открыт.


– Скорее! – крикнул ангел Анне, Глэгу и Андузу. – Прыгайте, он скоро закроется.


Глэг моментально среагировал на его слова и в три прыжка оказался на месте. Архитектор метнул энергетический шар в приспешника Андурина, но тот оказался слишком слабым, потому сбил противника с ног лишь на несколько секунд. Однако этого времени хватило. Анна помогла Андузу подняться и подойти к порталу. Глэг дождался их и шагнул в уже закрывающийся проход.


– А Хель? – крикнула принцесса Архитектору. Тот схватил душу девушки и с силой бросил в портал.


– Бегите, – крикнул ангел.


Последнее, что увидела Анна перед собой – как энергетический шар поразил Архитектора и тот свалился замертво. После чего все померкло у нее перед глазами.

Глава 16


В каждом храме стояли статуи Триединых богов и возле них алтарь, где прихожане оставляли пожертвования. Вотану и Летовеху приносили хлеб, рыбу и прочую снедь. Их клали на специальный стол, сделанный из камня. Местные служители культа готовили из этих продуктов, либо сжигали их на костре. Так жертва доходила до бога. Другое дело с Андурином. Алтарей у Мертвого бога было два: один слева, другой справа от статуи. На правом резали куриц, овец и другую живность, сливая свежую кровь в специальный сосуд. Кровь из сосуда выливали в рот статуи. Левый же алтарь был приспособлен исключительно под жертвоприношения. Перед церемонией жертву опаивали хмельными напитками. Человек таким образом справлял свои похороны. Он становился вечным слугой Мертвого бога в Загробном мире. Это было почетно и уважаемо, но находилось слишком мало смельчаков, готовых пойти на подобное добровольно. Поэтому со временем имя жертвы стали определять посредством жребия.


Возле храма Триединых богов собралась толпа, которая ждала появления бога. В сам храм пустили не так много волкодлаков, в основном привилегированных особ, членов их семей и тех, кто успел прийти первым. Гальвин и другие жрецы вырядились в свои самые праздничные одежды и начали церемонию. Они пели и окуривали душистыми травами пространство храма. В этот же момент к храму по узким улочкам поселка неспешно двигалась отара овец. Завидев животных, охотники устремились к пастуху, ругаясь и бранясь на него, что привел в толпу скот. Молодой пастух размахивал палкой, отгоняя то овец, то надоедливых охотников. В итоге после недолгих препирательств на пастуха махнули рукой, разрешив понаблюдать за действом на краю площади.


Церемония началась, Хведрунг в сопровождении одного жреца и охраны вошел в храм под жидкие аплодисменты толпы. Многие были расстроены, что именно вожаку знахарей выпал столь тяжелый жребий.


– Нам надо попасть внутрь, – шепнула Лилит на ухо пастуху. В этот раз она обратилась мухой, которая сидела в волосах у Граки. – Иначе все пропустим.


Волкодлака немало удивляли возможности по превращению его новой подруги в существ кардинально разного размера. Но, в конце концов, она была богиней. Грака вздохнул и, надвинув капюшон, начал пробираться сквозь толпу. Это оказалось не так-то просто, но все же через десять минут, пихаясь и ругаясь по дороге со всеми подряд, он оказался перед входом.


– Куда прешь? – рявкнул охотник, не узнавший в нем бывшего вожака стаи. Грака отпрянул. Он осмотрелся и заприметил другого охотника, который отделился от охраны и направился к реке. Грака пулей понесся за ним, удивляясь по дороге, как его не узнают. Но Лилит хорошо постаралась, наложив немного чар и сделав похожим на настоящего Флига. Наконец он пробился к реке и оказался в кустах, где заканчивал свои дела охотник.


– А, привет, Флиг, – радостно помахал тот Граке. – Как дела?


Вместо ответа охотник получил увесистый удар, который вырубил его. Этому приему Грака научился у отца, который был известным задирой и погиб в пьяной драке, когда Граке было тринадцать лет.


– Неплохо, – присвистнула Лилит.


Грака скинул пастушью куртку и остался в волчьей шкуре, в которой он прятал копье. Лилит ненадолго приняла свой привычный облик и наколдовала Граке новое лицо, похожее на лицо валявшегося без сознания охотника.


– Ну вот, а теперь поспеши, – довольная, сказала безликая.


Через пятнадцать минут Грака вновь оказался перед оцеплением.


– Болг, где тебя бесы носят? – рявкнул один из охотников.


– Простите, – изобразил неловкость перед командиром Грака, встав в оцепление.


– Ты чего, издеваешься? – взревел тот. – Живо внутрь, и чтобы до конца церемонии своего поста больше не покидал!


Это была удача, и охотник ей незамедлительно воспользовался, юркнув в дверной проем. Внутри церемония подходила к кульминации. Хведрунга поставили на колени, предварительно связав руки. Он был сильно пьян и не совсем отдавал себе отчета в том, что происходит. Один жрец вытащил нож и склонился над ним, собираясь перерезать горло. Грака напрягся, он уважал Хведрунга и не хотел его смерти.


– Даже не думай, – прошипела Лилит, заметив движение волкодлака. – Если он останется жив, Мертвый бог не появится, а мы не сможем осуществить задуманное. Он должен умереть.


Граке пришлось согласиться с этим, многое зависело теперь от появления бога в храме. Кровь хлынула из горла Хведрунга. Он захрипел и опал на руки жреца, который бережно собирал кровь жертвы в сосуд. Затем сосуд передали Гальвину, который вылил его в рот статуи, накормив Андурина. Минуту после этого ничего не происходило, все