«Чужой среди своих»
Скачать .TXT .TXT .FB2 .FB2

- Командир! Это тебя! – прокричал боец, стараясь пересилить звук работающего двигателя вертолёта. Я взял протянутую мне рацию.

- Пол сотни первый на связи. –

- Слушай сюда, капитан. Вы должны прочесать северный лес, весь! До последнего кустика! –

- А кого ищем то? –

- Со сто шестой базы сбежал подопытный объект, при побеге замочил учёного, так что если окажет сопротивление - патронов не жалеть! -

- Как он выглядит? –

- Не он а она, капитан… -

У моего сидящего рядом напарника округлились глаза. Я, немного удивлённый, поёрзал на сиденье.

- Они там вообще охренели?! Уже над бабами опыты делают?! – прокричал напарник.

- И вообще это не человек – продолжала орать рация - это какой-то вид животного, похожий на человека. Короче, увидите, сами поймёте. –

Мы с напарником переглянулись.

- Это шутка?! – проорал я в рацию (из-за шума винтов не было ничего слышно).

- Капитан, я тебе тут не шутки шучу, а серьёзную вещь говорю! Объект крайне опасен! И вообще, гражданские не должны узнать о нём! То есть о ней! Задача ясна?! –

- Ясней некуда! –

- Вот и хорошо! Найдёте – доставите на базу! Если операция пройдёт успешно, представлю тебя к награде! –

- Вас понял, конец связи. –

Я отдал рацию бойцу.

- 10 минут до входа в зону – прокричал пилот.


Около часа мы пробовали засечь хоть кого-то с вертолёта. Постоянно мешала зелень деревьев, поэтому заметить что либо было сложно.

- Топлива мало! – забеспокоился первый пилот.

- До базы дотянем – сказал второй – вас высаживать? – обернувшись, проорал он мне.

Я, раскладывая приклад автомата, посмотрел на него.

- А ты как думаешь?! -

Он снова развернулся к приборной доске. Его напарник толкнул пилота в бок, что-то показывая на приборах. Тот сразу засуетился, защёлкал кнопками, и ежесекундно матерясь, начал проклинать всех известных ему механиков. В один из таких моментов, когда пилот вспоминал чью-то мать, откуда-то сзади вертолёта послышался хлопок. Сразу за ним послышался скрежет и страшный удар. Машина содрогнулась всем своим железным телом. На приборке замигали лампочки, и зазвучала тревога. Машина трясясь, начала раскручиваться по часовой стрелке, с каждым поворотом всё быстрее и быстрее. Бойцы вцепились в поручни, привинченные около сидений. «Держитесь крепче ребята!» - прокричал нам второй пилот. Первый, вцепившись в штурвал одной рукой, без конца нажимал на кнопки.

- Давай на снижение! –

- Да нас по деревьям размажет!!! –

- Пол сотни первый падает! Повторяю, пол сотни первый падает! – проорал второй пилот в микрофон. Через мгновенье я почувствовал, как несущие винты начали рубить деревья. Хруст, скрежет и вой метала наполнили кабину. Тряска переросла в мощные удары. Солдаты матерясь, падали с сидений. Не удержавшись от очередного толчка, я полетел в переднюю часть кабины, к пилотам. Ударившись о что то головой, отключился.


Первое что я почувствовал, когда пришёл в себя, это боль. Болело всё тело. Я осторожно открыл глаза. Всё расплывалось, но с трудом сфокусировав зрение, я увидел страшную картину. Я лежал в разбитом вертолёте, набитым окровавленными телами. Всюду валялись обломки металла, пластмассы и веток. Пол был усеян крошкой стекла. Мой напарник сидел на сиденье, но был проткнут насквозь металлической балкой, пригвоздившей его к стенке машины. С трудом обернувшись, я увидел, что передней части вертолёта словно и не было. Размазанный об дерево нос машины был весь в крови, а место где раньше были сиденья пилотов, теперь напоминало мясорубку, из которой торчали куски мяса. Тела парней были разбросаны по всей кабине. Попытавшись встать, я без сил снова рухнул на пол. Что делать дальше я не знал. Жутко хотелось орать, но сил на это не было.

Так я пролежал около часа. Все попытки встать, оканчивались провалом. После очередного падения, я вдруг услышал какой-то скрип метала. Вдруг в боковом, разбитом окно вертолёта показались руки, но какие-то странные, с длинными когтями и покрытые чёрной шерстью. Я затаил дыхание. Тут в машину, ухватившись за проём окна резко запрыгнула… лиса. Лиса, но у неё было, как бы, человеческое тело! Она была невысокого роста, примерно метр 60. Всё тело покрыто шерстью, лисья мордочка, с острыми ушками. На теле была надета камуфляжная куртка, но она не была застёгнута, и было видно стройное, немного мускулистое тело, с белой полоской на груди и животе. Из-за спины выглядывал рыжий, пушистый хвост, с белым кончиком. На ногах были надеты камуфляжные штаны и… всё. Обуви не было, так как у неё были лисьи стройные ноги, с маленькими ступнями и длинными, острыми когтями на пальцах. Но смотрелась она удивительно слаженно и красиво. В голове возникли слова генерала, дававшего наводку. Это она! И честно говоря, не верилось, что она способна была кого-то убить. Но зачастую внешность обманчива, а излишняя осторожность никому ещё не помешала. Лисица тем временем осмотрела развороченную кабину. Она не видела что я живой и в сознании, что играло мне на руку. «Преступница» подошла к телу бойца, при этом её когти заметно скрябали по металлическому полу, и присев, пощупала его шею, видимо проверяя пульс. Потом начала шарить, у него по карманам. Не найдя ничего интересного, лисица приподняв труп, сняла с него рюкзак. Расстегнув замок, она начала рыться в содержимом. Тут я не выдержал, и осторожно, стараясь не делать шума, полез в кобуру за пистолетом. Услышав шорох, лисица моментально обернулась, и стала всматриваться в тела, стараясь вычислить источник звука. Я резко рванул рукоятку пистолета на себя. Она, увидев это, тут же кинулась к окну, но это не входило в мои планы. «Стоять!!!» - хрипло крикнул я, вскинув руку в её сторону. Она замерла, возле открытого проёма, нервно подёргивая хвостом.

- Опусти оружие… – не оборачиваясь, тихо сказала она.

- Ага, щас… - Не опуская пистолет, опираясь спиной на стенку, с трудом поднялся. Только сейчас я увидел, что у меня из ноги торчит кусок какой-то железки. Боль я почувствовал только сейчас. Вытаскивать его я не стал, любое прикосновение к осколку отражалось ужасной болью. Хромая и опираясь на стенку, но при этом, не опуская оружие, я подошёл к телу паренька, у которого была рация. Лисица обернулась, её хвост медленно покачивался, словно пытаясь ввести меня в транс. Я снял с плеча бойца рацию.

- База, это пол сотни первый, приём… –

Тишина в эфире. Я повторил позывной и заметил, что даже помех нет. Судя по всему, рация накрылась. Девушка, не отрываясь, смотрела на меня.

- Ладно – кашляя, проговорил я – пешком до базы пойдём. Тут не далеко вроде… У меня приказ, доставить тебя живой. Но можно и мёртвой, если ты будешь сопротивляться. Так что решать тебе. – Я качнул “Макаровым” в сторону выхода.

- Отпусти меня – сказала она – я не желаю никому зла…

Меня всего трясло. Я не знал, что мне делать, чего от неё ждать. Но вспомнив про приказ, выкинул все лишние мысли из головы.

- Да? Лучше объясни это человеку, которого ты завалила! – я перехватил рукоятку поудобнее.

- Просто ты не знаешь, что они со мной делали, у меня не было выбора... – так же тихо промолвила она. Её голос очаровывал, заставляя забывать о боли. Странное ощущение проникло в меня, внутренний голос непрерывно твердил, что она не опасна, но я поспешил его заткнуть.

- Моё дело – выполнить приказ. А остальное мне и знать не следует… -

В глазах потемнело, я понял, что теряю сознание. Пистолет выпал из рук, и гулко ударившись об пол замер. Последнее что я увидел перед отключкой, сползая по стене, это рыжий хвост моей бывшей пленницы, скользнувший из окна вертолёта…


Очнувшись, я как ни странно не почувствовал никакой боли. Только лёгкое чувство эйфории. Открыв глаза, я понял, что лежу на земле. Была ночь. Вокруг шумели деревья, где то рядом, в вышине, перекликались ночные птицы. Прощупав рану на ноге, понял, осколка нет, и она кем-то заботливо перевязана. Но слабость была ужасная. Я повернул голову и увидел в двух шагах от себя сухо потрескивающий костёр. Рядом с ним, подложив под себя ноги-лапы, сидела лисица, держа в руках мой GPRS навигатор, и увлечённо что-то в нём высматривая. Я сказал первое, что пришло мне в голову.

- Почему ты не сбежала? –

Лисица, оторвавшись от навигатора, посмотрела на меня. Улыбнулась, белыми зубками.

- А как бы на моём месте поступил ты? –

- Я не хочу быть на твоём месте. – опёршись на руку попробовал подняться. Попытка, как ни странно, удалась. Причём, боли не было абсолютно. Увидев валяющиеся около меня шприцы, я понял, в чём дело.

- Ты разбираешься в препаратах? –

Она снова уставилась в экран.

- За то время, за которое я пробыла в лаборатории, на мне испытали сотню этой гадости. Сложно было бы не запомнить. –

- Спасибо тебе… - я попытался незаметно потянуться в район кобуры. Так, на всякий пожарный, даже после того что она сделала, я не мог ей доверять. Давно забитое в мозг чувство постоянной тревоги, пришедшее после нескольких горячих точек, навсегда въелось в черепную коробку. Скотское чувство пронзило меня насквозь. Рука нащупала пустоту в том месте, где должен быть пистолет. Мысль сверкнула в голове – ведь пистолет остался в вертолёте!

- Не это, случайно, ищешь? – Лисица всё так же, не отрываясь от навигатора, подняла одной рукой над головой ствол – Значит, ты так хочешь отплатить за то, что я тебя спасла? – она положила навигатор на землю и посмотрела на меня. Я, поёжившись, сел на землю.

- У меня приказ… - уже неизвестно, какой раз повторил я, постоянно цепляясь за это словосочетание, словно стремясь оправдать свои действия, этим коротким словом «приказ» - Ведь я солдат. А солдаты должны выполнять приказы… - уже вслух сказал я. Лисица, резко встала, шерсть на её загривке угрожающе поднялась, глаза сверкали, в тусклом свете костра как вспышки молний в грозовом небе. Она сжала рукоятку пистолета так, что та заскрипела.

- Приказ?! Да ты знаешь, что они со мной сделают, если я вернусь?! Вы жестокие! Все люди! Вы не успокоитесь, пока не перебьёте всё живое на планете! Моих родителей убили такие же как ты! Ради развлечения! Но вам это зачтётся!... –

- Я не убиваю просто так. Мне не доставляет это удовольствие, если ты так считаешь. Я тоже потерял много дорогих мне людей. Мой брат погиб из-за того что какому то ублюдку не хватило денег на бутылку. И он его убил. Из за пятисот рублей. Просто взял и пырнул ножом в живот. А все проходили мимо, и всем было наплевать на это. Все боялись только за себя! Из-за этого я подался по контракту в разные горячие точки. Думал, всё забудется, но стало только хуже. Я видел, как гибли мои друзья у меня на глазах, от пуль обколотых душманов. Вернувшись домой стало ещё хуже. Я каждый день видел бессмысленную жестокость… Горячие точки мало чем отличались от мирной жизни. С тех пор я возненавидел людей, абсолютно всех. Мне плевать на национальность, на статус, и на прочее! Все люди это опухоль на теле Земли, от которой нужно как можно скорее избавляться… – сухо ответил я.

Гнев лисицы резко затих. Она опустилась на колени, и выронила из когтистых рук пистолет. Слёзы медленно начали капать из её глаз, постепенно перерастая в поток, рыдание. Она обхватила мордочку руками, слёзы стекали по рукам, и капали на грудь. Она вся мелко тряслась, вздрагивая при каждом всхлипе. Я присел рядом и обнял её. Что делать при таких ситуациях я не знал, годы борьбы со всякими мразями сделали своё дело, я очерствел, но тут меня словно что то подстегнуло прижать её к себе. Захотелось успокоить её, сделать всё возможное, что бы она чувствовала себя в безопасности. Лисица обхватила меня руками так, что я даже желая вырваться, не смог бы сделать этого. Когти впились в кожу, я почувствовал это даже сквозь камуфляж. От моих попыток успокоить её, она разрыдалась ещё больше. Обхватив меня двумя руками, и уткнувшись носом мне в грудь, она ежесекундно подрагивала в такт всхлипам. Я ощущал её запах, такой несильный, манящий к себе. И вдруг почувствовал, как бьётся её сердце. Так быстро – быстро, словно желая выпрыгнуть из грудной клетки. Чувствовал его так ощутимо, словно оно было моим. Я осознал, как ей тяжело. Мы чем то были похожи, несмотря на все различия, и понял, что не при каких обстоятельствах, пускай даже ценой собственной жизни, но я не отдам её никому, не позволю обидеть. Так я мысленно дал себе клятву. А клятвы я никогда не нарушал.

Постепенно всхлипы начали стихать, а хватка слабеть. Так и не отпуская меня, она уснула. Лисица, тихо сопела, и выглядела так трогательно, что я не хотел будить её. Боясь пошевелиться, я аккуратно положил её на подстеленную мной на землю куртку, она не просыпаясь свернулась калачиком. Я сел рядом, подобрал GPRS. Так… Через весь экран проходила трещина, но разглядеть кое что можно было. Навигатор сразу определил место аварии. Через 2 км. на север, на опушке леса, была указана какая то деревня. Теперь хоть я знал куда двигаться. В раздумьях я просидел около часа. Понемногу начало рассветать, лучи первой зари распростёрлись над лесом, преображая всё вокруг. В 20 шагах от меня, в утренних сумерках, показался силуэт разбитого вертолёта. Вокруг него валялись срубленные винтами сучья и макушки деревьев. Нос вертолёта был разбит об покосившееся от удара дерево. Винтов, как несущих, так и рулевых, не было. Видимо несущие были оторваны во время падения, а рулевые были потеряны… в воздухе. Больше я ничем не мог объяснить эту карусель, начавшуюся во время посадки. Порывшись в нагрудных карманах, я нашёл фонарик, и с хрустом в коленках встав, пошёл к вертолёту. Не хотелось, конечно, опять видеть тела погибших ребят, но мне было необходимо оружие и припасы. Залезши в кабину, в тусклом свете фонарика, я подобрал чей то автомат, бывший в более – менее пригодном состоянии, взял несколько рожков, нашёл свой рюкзак с сухпайком и несколькими гранатами. Теперь я хоть не был безоружным. Без оружия я чувствовал себя как голым, даже просто идя в магазин за хлебом. На пути обратно к костру, вдали послышался стрёкот. Через несколько секунд я понял что это вертолёт…


Вспомнив про аварийный маячок, находившийся в вертолёте, я понял как они нас так быстро нашли, хотя и лес не был таким уж большим. Надо было срочно уводить пленницу. На бегу проверяя обойму автомата, я судорожно вспоминал куда идти. Точно! Деревня, в двух километрах отсюда. Я закинул автомат за плечо и достал навигатор, включил, нашёл ту деревню. Так теперь осталось главное. Я подбежал к лисице, и начал её легонько трясти, желая разбудить. Реакция оказалась неожиданной. Она вскочила как ошпаренная, и моргая сонными глазами, спросила:

- Что случилось? –

- Уходить надо, нас нашли. – я судорожно распихивал гранаты и рожки по поясу.

Стрёкот вертолёта превратился в рёв, машина показалась над верхушками деревьев. Разумеется, нас было трудно не заметить, так как мы находились на небольшой полянке.

- Побежали! – крикнул я, снимая с плеча автомат и не дожидаясь её рванул вперёд. Около десяти минут мы непрерывно неслись, через лес, стремясь уйти от вертолёта. С удивлением я заметил, что лисица гораздо выносливее меня. У меня уже появилась отдышка, а она бежала, даже не сбив дыхание. Я оглянулся. С вертолёта, спускаясь по верёвкам, начали высаживаться бойцы. Это означало одно – будет стрельба.

- Стой! – крикнул я – Я останусь здесь. Значит так. Беги вот в это место. – я ткнул пальцем в навигатор, показывая ей на деревню – до туда немного осталось. Я постараюсь их задержать.- с этими словами я сунул ей в лапы навигатор.

- Но… - начала было она, но я ожидая такой реакции сразу прервал её.

- Не спорь, а делай как я говорю!!! Живо!!! –

Она подошла ко мне и поцеловала меня в губы. «Спасибо тебе…» - произнесла лисица. Честно говоря, я растерялся, не зная что дальше делать.

- Уходи – полушёпотом произнёс я. Развернувшись к ней спиной, я присел за дерево. Вытащил, из пояса один рожок и положил рядом, на землю. Сзади послышался отдаляющийся лёгкий треск веток. Она ушла… И мне почему то стало легче. Потому что теперь всё зависело от меня. И я не позволю к ней подобраться. Не позволю…

Фигуры солдат в камуфляже уже были довольно близко для прицельной стрельбы. Но я пока не хотел никого убивать. Планка прицела легла в дерево, рядом с одним бойцом. Я нажал на курок. Треск короткой очереди разорвал тишину. Все солдаты разбежались по укрытиям, кто-то за деревья, кто-то просто лёг на землю. «Ты чо творишь, козёл?!» - заорал один из бойцов. Я молча усмехнулся, поудобнее приложив приклад к плечу. «Ответный огонь на поражение!» - крикнул кто-то. Тут же, в дерево, за которым я скрывался, влепили пару очередей. Щепки и кора полетели в разные стороны. «Я не желаю никому смерти!» - крикнул я - «просто уходите!». «Да пошёл ты, сука! Мы тебя тут уроем!» - вслед за этим прогрохотала длинная очередь, срубая сучья деревьев. Пули с шлепком входили в стволы сосен.

- Ну что, не слушаются тебя, да? – прозвучал рядом знакомый голос. От неожиданности я дёрнулся и резко повернул голову. Рядом сидела она и вертела в руках навигатор.

- Почему ты не ушла?! – заорал я.

- Я не уйду без тебя. – спокойно ответила лисица.

- Нет, уйдёшь! -

- Не дождёшься! -

- Блин, ну прямо как в кино! – прорычал я, выцеливая закопошившегося на земле солдата и дал короткую очередь по земле рядом с ним. Он не поднимая головы, вытянул руки с оружием вперёд и выпустил всю обойму в мою сторону. Странный, шуршащий звук, рядом со мной, заставил отвлечься. Как будто упало что-то металлическое. Обернувшись, увидел гранату, лежащую в паре метров от нас.

- Ложись!!! – заорал я. В следующую секунду по голове словно чем то ударили. Грохот разорвавшейся гранаты отдался эхом во все стороны. Сверху посыпались комья земли. Нестерпимый звон наполнил пространство вокруг, голова гудела, как колокол. Сжав её ладонями, я почувствовал что-то влажное и тёплое… Оно текло из ушей… Посмотрев на руки, я увидел что они в крови. Судя по всему контузия... Боль постепенно замещала звон. Осмотревшись в поисках своей спутницы, мутным взглядом, я увидел её лежащую в метре от меня. Её шерсть была вся перемазана кровью. Я кинулся к ней, тело с трудом слушалось, голову буквально разрывала на куски ужасная боль. Дрожащей рукой я пощупал пульс на шее. НИЧЕГО…


Тело заполнило ужасное, нестерпимое, болезненное бешенство. Что было сил, я заорал. Казалось, лёгкие не выдержат и разорвутся. Зажмурившись, я стиснул зубы, в безвольной ярости, и крикнул на пределе голосовых связок

- СУКИ!!! –

Схватив автомат, я быстро, не целясь, навёл дуло на первого попавшегося. Одиночный выстрел прошил башку одному из самых смелых, который, уже не скрываясь, приближался ко мне. Он вскинув по инерции руки вверх, упал навзнич и выронил автомат на землю. В закрывавшее меня дерево ударило сразу несколько очередей. Но я не обращал на это внимание, у меня была одна цель. Убить как можно больше этих тварей.

Ещё один одиночный снёс башку бойцу, выглянувшему из-за дерева. Щёлкнула об дерево прилетевшая ко мне граната. Коротким броском я отправил её обратно. Взрыв разнёс в мясо и кровавую пыль человека, лежавшего за кочкой. Другой, с оторваной ногой, истошно орал, зажимая руками рану.

- Ну давайте сукины дети!!! – крикнул я, встав в полный рост и держа автомат наготове. Злость наполнила меня всего, перехлёстывая через край.

Выбежавший из-за укрытия солдат тут же упал располосованный короткой очередью, и несколько раз неуклюже дёрнулся в предсмертных судорогах. Другой, матерясь, попытался меня зацепить одиночными, но срезанный ответным огнём, упал, хрипя, на колени и завалился на бок. Боёк моего калаша ударил в пустоту. Подняв с земли другую обойму, я быстро сменил рожок и дёрнул ручку затвора на себя. Вдруг, короткая очередь разорвала мне руку в районе плеча. Шипя от боли, я начал отходить назад, отвечая короткими очередями. Через 10 минут боя, во мне насчиталось 4 пули. Две сидели в груди. "С такими ранами не живут, братишка" - скользнула мысль в мутнеющем рассудке. Боль была невыносимая, но тело продолжало двигаться. Отползая к какому-то оврагу, я продолжал стрелять, пытаясь зацепить хоть кого-то одиночными, но быстро пришло осознание того, что это бесполезно. Руки тряслись после недавней контузии, а силы уходили с каждой каплей крови, стекающей по камуфляжу. Противника было слишком много, хотя на моём счету было человек 20. Следующим нажатием на курок, автомат отозвался звонким щелчком, оповестив что кончилась последняя обойма. Отбросив бесполезный автомат, я достал гранату из кармашка на поясе. Выдернув чеку, сжал её в кулаке и прислонил руку к груди. Сам облокотился на стенку оврага. Кровь хлестала из отверстий в бронежилете. Но боль прошла. Было чувство победы. Я сделал всё что мог. Теперь мы будем вместе…


- Да вот он, гнида, разлёгся тут! –

Голоса и шаги стали раздаваться над головой. Ко мне спрыгнуло несколько человек.

- Ну что, тварь, доигрался? – Один присел на корточки, держа автомат на коленях.

- Сука, из-за какой-то шалавы против своих же попёр! Думаю ты будешь рад узнать что я подругу твою отодрал, когда она в лаборатории была! Горячая штучка, хоть и не человек! А сопротивлялась как... Ммм... – оскалившись, произнёс какой-то урод. Все хором заржали.

- Что можешь сказать напоследок, перед тем как сдохнуть? – другой приставил дуло мне к голове.

Сказать я не мог ничего. Изо рта потекла кровь, пробившая горло на кашель.

- Да хана ему, я даже патроны тратить не хочу! –

- Ну, глотку тогда перережь! –

Первый достал нож.

Я улыбнулся и разжал руку с гранатой


Что-то крича, они хотели убежать от своей смерти... Но человек определяет, а Всевышний распределяет...







ОТЧЁТ ГЕНШТАБУ

«…Спасательный вертолёт обнаружил 24 тела убитых бойцов, а так же тело подопытного объекта. Одного человека нашли живым. С многочисленными ранами, огнестрельными ранениями, повреждениями головы и разрывами мягких тканей он был доставлен в госпиталь в тяжёлом состоянии. Расследование поручено военной прокуратуре…»

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
93_Swak5 «Тот, кого нет»
Сергей Вайтов «Многие миры Хроники "Элиты" : Последний Шанс или История Волки»
Christopher Hughes «Метамор. История 67. Воспитанник»
mark
08:31 23.04.2017
Хороший рассказ получился. Порадовало, что человек даже военный оказался быстро на стороне этой лисицы.
Ошибка в тексте
Рассказ: Чужой среди своих
Сообщение: