«Псы Войны-1»
Скачать .TXT .TXT .FB2 .FB2

МОЯ ИСТОРИЯ (Псы войны-1)

Иван Белов


Посвящается маме, папе, бабушке, дедушке,

elly, NapaJIoH, Белке и Сизой.



Пролог.

Наш мир, мой мир, в котором живу я, огромен и на мой взгляд прекрасен. Однако зачастую в нем чего-нибудь не хватает. Среди густого леса часто не хватает животных, в каменных джунглях города не хватает леса, а в людях часто не хватает сострадания и доброты. Однако этот мир жил тысячи лет, и он мой навеки. Согласно исследованиям ученых, он именуется Земля-2. Первая Земля недоступна никому и ничему, она недоступна пониманию и исследованию, хотя и находиться теоретически на физическом месте планеты Земля-2. У мира Земля-2 существует обратная сторона, планета Земля-3. Можно сказать что это параллельный мир, если использовать термины писателей научной фантастики, хотя я склонен видеть в Земле-3 лишь отражение Земли-2 духовное. Человек (как впрочем и любое другое одухотворенное в достаточной степени существо) после смерти попадает в “другой” мир. При естественной смерти от старости он попадает предположительно на Землю-1(хотя вы сами понимаете, что доказательств тому нет никаких). Существо же, погибшее не в отведенный ему срок а по внешним причинам, скорее всего попадет на Землю-3 и будет там жить в том виде, в котором жил на Земле-2 до смерти. После “второй” смерти на Земле-3 возможны два варианта его перемещений по мирам - на Землю-1 что происходит чаще всего или снова на Землю-2, тоесть ему дается как бы второй “шанс” прожить заново. Но попадания на Землю-2 крайне редки, и на памяти моих друзей-историков такое происходило в считанных случаях. Я пишу это, находясь на планете Земля-3.

К сожалению, мне неизвестно что произошло со мной в моем мире, но я не теряю надежды это узнать...



Я спал и видел очень странный сон. Мне снилось, что я лежу в лесу на сырой холодной траве, сложенной в форме маленького стога. Лес был еловый и весьма мрачный, возможно, из-за облачной прохладной погоды. Я слез с кучки травы, от которой уже ощутимо промок и попытался осмотреться. Справа было большая высокая елка с замшелым с правой стороны стволом. По левую руку были заросли крапивы, иван-чая и прочей неприятной высокой растительности первого яруса хвойного леса. Впереди были молоденькие елочки с чистой ярко-зеленой хвоей.


В этот момент меня кольнул чей-то неприятный взгляд, и я почувствовал непреодолимый и неясный страх. Внимательно приглядевшись, я не обнаружил в радиусе видимости ровным счетом ничего, что могло бы внушать опасения. Однако голова начинала неприятно звенеть от страха, а в ушах раздался неясный гнусавый шепот, что-то вроде “я иду к тебе, сссссс, тебе не скрыться от меня...” и так далее в жанре фильмов ужасов. Меня утешила одна мысль, что я сплю и поэтому особо можно не переживать за свою дальнейшую судьбу. Тем не менее, я предпочел залезть за удобный толстый пенек на краю полянки. Пенек был окружен крапивой и образовал удобное укрытие, в котором я мог бы осматривать полянку, не находясь в видимости того, кто бы на нее вышел. Странно, но мне показалось что вот-вот на поляну кто-то придет, а я очень не хотел с ним встречи. Гул в голове усиливался, и я зажмурился, прижавшись к земле и обхватив руками какую-то корягу позади пня. Я пролежал так около двух минут, испытывая ужасный зуд в пятках от желания поскорее убежать. Однако разум подсказывал мне, что для избежания встречи с НИМ лучше всего лежать носом в крапиве. Внезапно ужас приотпустил, меня неожиданно пробрал веселый авантюризм и я осторожно выглянул из-за пучка крапивы. Так оно и было - посреди полянки стоял Тень. Почему я его так назвал - сам не знаю, он был ростом с дверь, черного цвета и внушал ужас. Я понял, что передо мной стоит некий сказочный монстр и смотрит совсем рядышком от моего пенька-боровичка. (Здесь я на некоторое время прерву рассказ для более подробного описания Тени.)


Этот Тень был черный, блестящий, гладкий гуманоид, очень сильно похожий на голливудских пришельцев. Однако те были склизкими созданиями, а мой образец был даже красивым благодаря гармоничной окраске и нестрашной форме. Ну, тут ничего не скажешь, его зубищи были как у динозавра и когти тоже оставляли желать чего-нибудь менее опасного. Монстр производил удивительное впечатление смерти в земном обличье. При том что он вызывал дикий страх (и не зря), он не выглядел мерзким или противным.


Итак, вернемся на мою полянку. Я все еще лежал в зарослях крапивы, каждую минуту рискуя охнуть от неожиданного ожога, а Тень шарил взглядом желтых круглых глаз по кустам, чуя мой запах и страх. Я молил Небеса о том, чтобы он не догадался подойти поближе к пню. То ли мне дико не повезло, то ли по другим причинам, но демон направился решительным шагом к моему пню, зная, что я прячусь там. В голове снова загудел его звенящий шепот, ноги сделались словно ватные. У меня было около пяти секунд на раздумье. Бежать было сумасшествием - с моей хилой комплекцией и “ватными” ногами да еще сквозь густой лес это было просто бесполезно. Надежды на то, что он оставит меня в покое тоже было немного - Тень был явно голоден и настроен агрессивно. Оставалось лишь драться.


Конечно у меня был с собой перочинный нож, жевательная резинка и шариковая авторучка, но сейчас все это было бесполезно. Я посмотрел вокруг и увидел толстую палку недалеко от себя. Я потихоньку протянул руку и покрепче вцепился ею в толстую палку. Расстояние между мной и демоном стремительно сокращалось.Я попрощался с мамой и папой (во сне это выглядело чудно, но я сделал именно так), покачиваясь от страха встал и посмотрел на Тень в нескольких метрах от меня.


Демон сверкнул желтыми глазищами и довольно рыкнул, решив что его уговоры в моей голове сработали. Я размахнулся и с диким воплем стал неуклюже размахивать своей дубиной. Демон издал слегка удивленный звук и протянул ко мне свою длинную когтистую лапу. Дальнейшие события отложились в моей памяти не очень четко из-за их исключительной стремительности. Пока Тень тянулся ко мне, из-за огромной елки за его спиной выкатились в буквальном смысле несколько людей в боевой раскраске, цветастом снаряжении и с различным огнестрельным оружием. Раздались несколько одиночных хлопков и длинная очередь, раскатившиеся по лесу громким эхом. Тень издал нехорошее ругательство на неизвестном языке и упал практически у моих ног. Его тело задымилось, затем стало матовым, разошлось черными волнами в воздухе и, наконец, едким столбом черного дыма стремительно ушло дугой в воздух. Я стоял как идиот, вцепившись в дрын до треска последнего и со злым видом смотрел на необычных даже для подобных снов созданий напротив меня.


Их была группа в шесть или семь штук. Вначале я принял их за оборотней из телевизора, но для этого у них были слишком маленькие размеры и слишком не воинственный вид.


В принципе, я и сейчас затрудняюсь сказать, кто это были - люди или собаки. Гуманоиды в виде собак, ходящие на задних лапах, носящие людское снаряжение и одежду. Для меня тогда это было самым точным их описанием.


Четверо носили яркие массивные бронежилеты желтого, синего или зеленого цвета, зеленые каски советского образца, армейские сапоги и разное другое солдатское снаряжение, вплоть до рации у второго и автоматов Калашникова у трех остальных. Двое других собак-людей носили черные ботинки, неяркие цветные туники (или платья, я не разобрал), легкие автоматы и неясного вида серебристые обручи. Больше у той парочки я ничего опасного не наблюдал. Седьмое существо растворилось в воздухе в тот момент, когда я собирался рассмотреть его. Я почувствовал очень сильное облегчение от исчезновения демона-Тени, но полусобаки тоже не внушали мне доверия количеством оружия и вообще необычным для снов видом. Третий пёс (буду звать их так, морды-то собачьи практически) в желтом бронежилете с надписью Russian Federation, которая меня очень сильно удивила, и зеленой каске осторожно приблизился ко мне, протянул бежевую лапу с черными когтями и потихоньку потрогал меня за рукав.


Я очнулся от забвения, и с перепуга хватил беднягу дрыном по каске. Пёс охнул и свалился без сознания, а остальные его спутники вскинули автоматы. Я заорал уже не помню что, кажется, “Всех убью - один останусь!” и ринулся с дрыном наперевес на сильно удивленных моим очень неадекватным поведением собак. Ну, порыв прошел моментально - после того как меня скрутили трое псов и отобрали палку.


Пострадавший в желтом бронике и зеленой каске, слегка покачиваясь и приходя в себя, неспешно подошел ко мне и посмотрел в глаза. Да, взгляд у него был для подобного создания слишком добрый и не тяжелый. У него были оранжевые овчаркины глаза и черно-бежевая морда. Вообще, внешним видом он сильно напоминал немецкую овчарку, хотя к гуманоиду собачьего вида в бронежилете понятие “порода”, по-моему, неприменимо. Я совсем забыл упомянуть о полном их облачении. Все четверо были в светло-зеленых юбочках, наподобие шотландских национальных. Другой одежды (кроме сапог и юбочки) на них не было, зато у всех была масса боевого скарба вроде солдатских подсумков с рожками для автоматов и штык-ножей на ремнях. Зеленый и синий бронежилеты отпустили меня еще когда отняли мою палку, и сейчас я стоял в окружении собак, ощущая необычное ощущение уверенности в сегодняшнем дне. Молчание длилось достаточно долго, пока я и собаки осматривали друг друга. Я решил его нарушить, потому что становилось все холоднее...


Привет... Гм... Ребята...


Ответом мне было лишь шуршание складок одежды парочки.


Hello! What is your name?


И снова собаки лишь поставили оружие на предохранители и закинули за спины.


Я озадачился, на каком языке надо приветствовать жителей страны в моем сне. Холод от мокрой одежды донимал все сильнее, и домашние тапочки тоже были не слишком удобны для прогулки по лесу. Я решил помахать им правой рукой. Собаки дружно переглянулись, а пес с рацией спросил меня человечьим голосом:


- Парень, ты дурак?


Я в глубине души очень обрадовался, что мои мохнатые спасители понимают по-русски. Хотя я так и думал, учитывая что у всех четверых на бронежилетах была надпись Russian Federation.


- Сам такой! Ты кто?, - улыбаясь, спросил я, с важным видом засунув обе руки в карманы серых штанов.


- Лейтенант Шеперд, - тоже улыбаясь, произнес пес. Улыбка вышла больше похожей на оскал, но собаки, вроде бы, по-другому не умеют. - Командир взвода сводного Пятого Отряда Московского гарнизона.


Я присел на корточки и очень сильно озадачился. Во сне, оказывается, могут существовать очень любопытные существа и организации. Ну ладно, нечего дивиться на сновидения, всякое бывает.


- Лейтенант, может быть, ты расскажешь мне - что за тварь вы убили на полянке и вообще, вы кто? Люди, собаки, пришельцы?


Шеперд положил автомат на землю, сел на мой пенек и стал рассказывать. Остальные тем временем устроились кто где, кроме пса в синем бронежилете, который остался караулить тропинку на поляну.


- Итак, человек, я лейтенант Отряда Шеперд, тебе проще будет называть меня Шефом.(Я чуть не фыркнул от смеха, но подумал что это будет попросту невежливо и сдержался). Шеф показал на пса-часового в синем бронежилете с автоматом. Это был сержант Рикки, пехотинец седьмого взвода. В зеленых бронежилетах сидели Пауль и Черный, рядовые того же взвода. Два создания лисьего вида, в которых я признал собаколюдей женского пола, были Тенесси и Полина. Тенесси носила оранжевую тунику, черные ботинки и маленький темно-синий пистолет ХКМР5. Полина была в ярко-синей тунике и держала рыжую правую лапу на кобуре с ТТ, подозрительно поглядывая на меня. Обе были рыжего цвета, с симпатичными... Хм...Лицами. Мордой лицо собако-человека не назвать, слишком оно умное и имеет человеческое выражение. В общем, вся группа собак производила неизгладимое веселое ощущение того, что ты попал в мультфильм.


Немного побеседовав с Шефом, я узнал о том, что нахожусь не на своей Земле (хе-хе, а где же как не в другом мире мне во сне находиться?), а на планете Земля-3. Меня хотел слопать демон, которого я абсолютно правильно назвал Тенью, потому что Тенями их и зовут. (Делаю маленькое отвлечение от моей истории для дополнительной информации).


Тени были созданиями с Земли-2. В прошлом людьми или не людьми, но злыми, совершившими тяжелые преступления - вроде убийства или аналогичных вещей. Если сказать по-простому, Тени - это истинное духовное обличье злодеев.


Шеф также рассказал мне, что Земля-3 физически точно такая же, как моя Земля-2: те же реки, горы, климат и так далее. Различались лишь искусственные постройки - на Земле-3 было то, что строило ее население, разделенное на такие же страны как реальная Земля и говорящее на таких же языках. (Собственно, поэтому на броне моих собак была надпись “Российская Федерация” и говорили они по-русски).


В общем, мне надо было признать, что сон я смотрю очень интересный и загадочный.




Со старых елок капали большие капли грозового летнего дождя. Первым шел Рикки с автоматом Калашникова в лапах, внимательно вглядываясь в серую пелену дождя. За ним следовали Полина, Шеф, рядовой Пауль и я. Тенесси, пожалев меня, отдала мне свою дождевую накидку, и теперь мокла в хвосте группы. Замыкал нас взлохмаченный Черный, который давно хотел помокнуть под дождем и теперь шел, сняв каску и не доставая из рюкзака накидку. Мы шли по размокшей глинистой тропинке. Справа был невысокий (около 20 метров) пригорок, под 45 градусов сходящий к тропинке. С левой стороны была непрерывная стена леса. Внезапно Тенесси насторожилась и сняла с мокрого рыжего плеча маленький МР5, приятно стукнув затвором.


- Ты тоже почувствовала?, - осторожно прошептал я на ухо Тенесси, которая, приложив лапу к обручу неясного мне назначения и закрыв глаза, водила прицелом автомата по дождевой мгле. Я понял, что ей мешать не следует. Группа выстроилась кольцом. Шеф и Черный, который уже успел надеть каску, стояли спиной к нам и держали на прицеле мокрый склон. Тенесси все еще переводила автомат с кочки на кочку, закрыв глаза и что-то тихонько бормоча. Полина злобно ощерилась и не снимала рыжей лапки с рукоятки черного пистолета Токарева. Пауль стоял на колене около меня и держал на прицеле те же кочки, что и Тенесси. Рикки тихо подошел ко мне и протянул свой автомат.


- Ты умеешь стрелять?


Я, конечно, читал в книгах как это делается и видел по телевизору, но на практике не стрелял.


- Да, наверное..., - я растерянно принял мокрый "калашников" из его лап.


Рикки потянулся к связке маленьких зеленых гранат на поясе. Все мы стояли и ждали чего-то. Хотя нарастающий гул и зловещий шепот в голове подсказывал мне, что мы снова будем иметь дело с Тенью. Теперь я боялся, но этот страх был несравним с тем, который я испытал находясь перед Тенью с палкой в руках.


Я снова посмотрел на Тенесси. Она все еще находилась в каком-то трансе, прижав левую лапу к обручу, нервно потряхивая кончиком рыжего хвоста и держа вытянутой правой лапой маленький автомат. Я почувствовал резкое приближение шепота, и сейчас же МР5 рыжей собаки издал приятный хлопок первого выстрела, ручеек гильз вляпался в грязь а смертоносная для Тени, возникшей в нескольких десятках метров впереди на тропинке, очередь прошила его насквозь. Шеф дополнил ее одиночным выстрелом в голову Тени.


Все собаки развернулись в сторону Тени, оставив тыл неприкрытым. Меня мгновенно насторожило такое неосторожное появление Тени перед нами. (Надо быть полным идиотом, чтобы выйти на видимое пространство под прицелом пяти автоматов и пистолета. А Тени - очень умные и хитрые твари).


Я почуял угрозу и развернул "калашников" Рикки в сторону склона. Воздух передо мной потемнел и буквально в паре шагов из воздуха появился еще один Тень, сразу же потянувшийся к окаменевшей от неожиданности Полине. Он был очень близко от нее, все остальные были спиной к нам и не успели бы развернуться. Мое сердце больно сжалось от вида длинных черных когтей, тянущихся к мокрой рыжей злюке, которая отчаянно пыталась вырвать из застегнутой кобуры ТТ.


Я ни разу не стрелял из огнестрельного оружия, и мне было очень страшно. Капли дождя попадали в глаза, и я толком ничего не видел. За то время пока демон Тень тянулся страшными когтями к несчастной собаке, я успел нащупать с правой стороны автомата ручку затвора и изо всех сил дернуть ее, одновременно со всей дури нажимая на курок.


"Калашников" очень сильно затрясло, раздалась оглушительная стрельба, из автомата ручейком полетели вбок стреляные гильзы а Тень не успев охнуть, грузно грохнулся на мокрую грязь. Полина свалилась, уклоняясь от предсмертного удара Тени, а я все продолжал стрелять по уже убитому противнику, пока автомат не щелкнул и патроны в нем не закончились.


Первым на звук стрельбы успел обернуться Рикки, а за ним все остальные. На их лицах отразился такой же ужас, как на моем, от сознания, что сейчас может погибнуть их друг. (Впрочем, наверное, и мой. За час пребывания в группе собак-солдат я успел привязаться к ним и очень дорожил каждым). Несколько секунд все стояли, переводя дыхание. Тенесси перестала нервно трясти хвостом, находясь в трансе, и мы поняли, что демонов близко больше нет. Она устало отняла лапу от обруча, потянулась, зевнула и топнула ботинком по жидкой грязи, чтобы развеяться после сеанса вычисления нахождения демонов.


Первым подал голос сержант Рикки.


Человек... А ты говорил, что не умеешь стрелять, - пёс весело улыбнулся. - Еще одна такая выходка и я подумаю, что ты был солдатом.


Я осоловело поглядел на собачьего сержанта и подошел к дрожащей на мокрой тропинке Полине.


- Вставай, надо идти. Они могут вернуться, - я потянул рыжую мокрую собаку в грязной тунике за лапу. Полина, всхлипывая, поглядела на меня благодарными зелеными глазами. (Я не знаю почему половина собак женского пола на Земле-3 имела зеленые глаза. Возможно, это было задумано Создателем.) Она оперлась на мою руку, встала, и ничего не говоря, расстегнула кобуру. Я понял, что сейчас она ничего не может сказать, да и я бы на ее месте пару часов был сам не свой.


Мы пошли быстрым шагом, насколько это возможно по-щикотолку в жидкой грязи, вперед по тропинке. На этот раз все держали автоматы в лапах, а Рикки отдал мне вместо своего "калашникова" маленький пистолет Макарова, который я не выпускал из левой руки всю дорогу. До Базы мы добрались за полтора часа, окончательно промокнув, промерзнув и пропитавшись глиной. Тропинка из глины сменилась тропинкой из утоптанной травы.






База стояла посреди широкого плоского поля, заросшего высокой дикой травой. Она была окружена четырехметровой Стеной из грязно-белого пористого известняка. Северная ее часть имела двое укрепленных ворот и длину около двухсот метров, как и южная. Восточная стена была в полтора раза короче, а западная состояла наполовину из утолщенных стен зданий Базы. Мы, бегом пробежав по тропинке сотню метров, остановились, переводя дыхание, в сотне метров от открытых ворот. Со стороны укрепленного поселка раздавалась музыка, тарахтение моторов, жужжание каких-то инструментов и говор. Мы вошли на территорию поселка, Шеф, двое пехотинцев и Полина пошли в Дом командования, а Тенесси и Рикки стали показывать мне Базу. Слева стоял старенький броневичок с открытым моторным отделением, в котором копались перемазанные машинным маслом пес и человек-механик кавказской внешности в странной шапочке.


Вообще, поселок имел строго прямоугольную форму. Стена служила не для защиты от демонов, которые разнесли бы ее за пару минут, а для увеличения площади обстрела. На стене через каждые пятьдесят метров было оборудовано гнездо, в котором обязательно стоял исправный ПКМС с достаточным количеством патронов и дежурил часовой. В поселке было приблизительно пятьсот пехотинцев, около двухсот людей и собак занятых поддержкой пехоты - механики, связисты, псионики, повара, разведчики, летчики, рабочие и просто жители. В цетре Базы стояло единственное трехэтажное здание - большой Дом из белого известняка. На верхушке трепался на сильном ветру мокрый российский флаг, рядом стоял пулемет и спал на стуле черный пёс в желтом бронежилете.


Мои новые знакомые вошли в узкую стальную дверь сбоку от центрального входа в Дом, а я, Тенесси и Рикки остались ждать их на травянистой полянке перед Домом. Тучи начали рассеиваться, дождь утих и сквозь серые облака начало просвечивать золотистое летнее солнце Земли-3. Я сел на прохладную землю, а лейтенант и Тенесси стояли на ветру, суша шерсть от дождя. Впрочем, по-моему, после такого дождя сохнуть имело смысл разве что в печке.


Шеф и пехотинцы вернулись довольно быстро. Полина выглядела слегка уставшей, но уже не настолько очумевшей от событий этого дня.


- Человек, ты спас бойца Отряда. Хочешь ли ты остаться или станешь обычным жителем?


Я собирался было призадуматься, но меня мгновенно пронзила мысль, что в таких снах интересное упускать не стоит.


- Шеф, я хочу стать солдатом... Вот только воевать я не умею, совсем. Да и боюсь я всего сильно очень, - нехотя я выдавил из себя правду.


Шеф стал посмеиваться, уперев бежевые лапы в бока желтого бронежилета.


- Человек, неужели ты думаешь, что мы умеем воевать? Я был домашней собакой на Земле-2, Пауль и Черный (тут он ткнул лапой в сторону дремлющих на земле в сторонке псов-солдат) вообще были на Земле-2 один офисным работником, другой - дворнягой. Полина, как я, домашняя собака. Разве что Тенесси имела хоть какое-то отношение к военной службе, она в милиции служила, в ДПС.


Тенесси недовольно тряхнула хвостом и нахмурилась, по-видимому, вспоминая свое существование в моем мире.


- Лейтенант, а где вы все живете? Под открытым небом? Я сколько не смотрю по сторонам, все ангары да палатки, - я решил сменить тему разговора.


- Человек, в домах мы живем, мы собаки культурные, - Шеф улыбаясь стал снимать через голову свой бронежилет, положив "калашников" на мохнатые колени.


Группа моих знакомых сейчас выглядела так, как выглядит группа уставших собак, несмотря на человеческое обмундирование и вооружение. Шеф сидел на пустой бочке и болтал лапами, немного не достающими до земли, я полулежал на траве, Пауль и Черный, побросав автоматы, грелись на солнышке в сторонке, Тенесси сидела на корточках позади меня и, судя по звукам, меняла у своего автомата настройку прицела. Полина куда-то тихонько ушла, с очень задумчивым и озабоченным видом.


После стольких необычных впечатлений, я решил немного подремать, Шеф и Тенесси пошли в сторону ангаров, а я, пехотинцы и Рикки дремали на теплом летнем солнце. Было около семи часов вечера, в воздухе приятно пахло трактором, маслом и чем-то вкусным. Когда я проснулся, быстро темнело, в ясном сине-розовом закате виднелись первые яркие звезды, а на столбах около пулеметных гнезд на Стене горели яркие прожектора, заливая территорию поселка неярким рассеянным светом. Около меня сидела Тенесси и болтала с неизвестным мне бравого вида черным псом в синем бронежилете и с "Штейром" в лапах. Заметив, что я проснулся, она призывно махнула тонкой рыжей лапкой и крикнула приятным нежным голосом:


- Эй, Синий, иди сюда!


- Синий? Тенесси, вы ж вроде меня человеком звали..., - я встал, и потягиваясь подошел к псам.


- Эй, человечина, у тебя вся физиономия синяя!, - смеясь, крикнула мне красивая рыжая собака в ярком оранжевом платье.


- Где бы проверить..., - отозвался я. Проведя рукой по лицу и поглядев на ладонь, я убедился, что это не шутка - моя рубашка от дождя полиняла и сейчас я был цвета хороших джинсов.


- Синий, иди сюда! Это сержант Алопекс из нашего взвода, - Тенесси ткнула лапой в грудь симпатичного молодого пса.


- Сержант, очень приятно. Синий, - я злорадно ухмыльнулся и сел рядом с Тенесси, - Что бы такого поесть? Я кажется со вчерашнего дня голодный... Тенесси, ты Рикки не видела? Я ему его пистолет вернуть должен (все это время "макаров" торчал у меня в кармане, я про него начисто забыл).


- Синий, Рик сейчас спит. Это во-первых. А во-вторых он просил передать, что это его подарок, - Тенесси приятно улыбнулась.


Тут подал неожиданно низкий голос сержант.


- Синий, рад тебя увидеть. Мне Полина рассказывала, ты сегодня первую в жизни Тень застрелил?


- Ага, пришлось... Если бы мне Рикки свой "калашников" не дал поносить, сидел бы я сейчас не с вами, а лежал где-нибудь в земле.


- Синий, вот тебе мой совет! - Алопекс важно нахмурился и принял необыкновенно смешной вид - черный пес-человек в бронежилете делает умное лицо. - Когда стреляешь по кому-либо, не веди огонь после поражения цели. Патроны - вещь такая, вроде они есть, глядишь, а их и нет уже, - сержант продолжал улыбаться. А с пропитанием тебе Тенесси расскажет, все-таки вы в одном домике жить будете.


Вот это была для меня новость, что тут живут в домах. Точнее, новость была в том, что я буду жить с очаровательной девушкой-собакой в серебристом обруче и автоматом на ремешке. Хотя... Сны бывают редко настолько уж интересные, стоило попробовать.


Алопекс ушел к остальным, а Тенесси удобно легла на траве и стала рассказывать мне о расположении нашего взвода.


- Итак, Синий, запоминай. В нашем седьмом взводе двадцать пять собак и девять человек.


Пехотинцы живут по четверо в домике, а псионики - по двое.


- Тенесси, кто такие псионики? Я уже который раз про них слышу... Вот кто такие морпехи.. Извини, пехотинцы, я уже понял - это Шеф, Рикки и их команда., - я поглядел на рыжую девушку-собаку, лежавшую на боку и сверкавшую обручем в свете прожектора.


- Синий, про наши занятия я тебе расскажу завтра, утро вечера мудренее, - моя собеседница зевнула и вытащила из-под себя маленький МР5 на черном ремешке. - Наш взвод живет в пяти больших домиках для пехоты и в пяти маленьких для псиоников. Ты будешь жить в маленьком, со мной, для чего - объясню завтра или вечером, - Тенесси снова зевнула. Справа от домов стоят три больших зеленых ангара. Ближний к домам - это кухня, средний - арсенал, - Тенесси нахмурилась, - псиоников туда одних не пускают, боятся - что-нибудь учудим.


- Тенесси, а что в крайнем? - я слегка удивился тому, как Тенесси могла говорить, почти спя.


- Тебе знать пока не надо, позже узнаешь. А пока пошли в дом, уже темно и небезопасно. Синий, завтра утром первым делом подберем тебе камуфляж и нужные вещи вроде кобуры - не дело пистолет в кармане носить...


Я про себя улыбнулся - еще бы не дело: мохнатые девушки в оранжевых платьях пистолеты только в кобуре носить и могут. Хотя, может она и права... Мы поднялись - кто на ноги в грязных тапочках, кто на лапы в блестяще вычищенных ботинках - и я зашагал вслед за Тенесси, любуясь красивым в тусклом свете прожекторов поселком.


Наш домик- как и все другие - был сделан из известняка. Он был небольшой, размером с хорошую палатку - площадь внутреннего помещения была около тридцати квадратных метров, были небольшие уютные сени. В сенях стояло много различных вещей, вроде санок, старого стола и длинного стального сейфа. Внутри было очень красиво, бело-желтые каменные стены были украшены различными украшениями. Справа стояла одна кровать, слева - другая, напротив большого окна стоял стол, а под ним несколько крупных ящиков зеленого цвета. Около кроватей стояли тумбочки, на правой лежала кривая обойма от МР5 и несколько фотографий, а на кровати лежало грязное платье, в котором я впервые встретил Тенесси. Я подошел к кровати, стоявшей слева. Она была аккуратно застелена синим шерстяным одеялом, а на тумбочке лежал блестящий браслет из серебристого металла с большим бурого цвета кругляшем сверху.


- Это место тоже занято?, - я улыбнулся и поглядел на Тенесси, снимавшую начищенные ботинки.


- Нет, браслеты всем новичкам выдают. И не новичкам...


Тут я обратил внимание, что у Тенесси на правой лапе надет точно такой же, только кругляш темно-зеленого цвета.


- Что это за штука?


- Завтра расскажу, я спать хочу! Надевай и запомни, никогда не снимай его! Если круг зеленый или синий, все в порядке, если он станет оранжевым - значит опасность, а если вдруг покраснеет - берегись и ни в коем случае не рискуй! - Тенесси серьезно взглянула на меня блестящими зелеными глазами. - Патроны для "макарова" в малом зеленом ящике.


Тенесси, постукивая по деревянному полу черными когтями, подошла к столу и положила на него маленький черный автомат, отстегнула от него ремешок и, свернув его колечком, убрала в тумбочку.


- Синий, а теперь спать! Вопросы - завтра. Да, если вдруг услышишь тревожное пищание и красная лампочка замигает - хватай любое оружие с патронами - и на улицу, это боевая тревога. (Только тут я обнаружил, что прямо над дверью приделана красная лампочка).


- Хорошо, учительница, - я засмеялся.


Тут Тенесси погасила свет (а выключатель был как назло над ее кроватью приделан). В темноте я снял рубашку и забрался под теплое одеяло, ощущая в полной мере ломоту в ногах (впрочем, как и в остальных отбитых местах тела, особенно в синяке на левом плече от автомата). Тенесси зашуршала платьем, я смущенно отвернулся к стенке и провалился в сон. (Это очень весело - спать во сне. Правда).








Я проснулся, но глаза открывать не стал. Сегодняшний сон был очень интересным - про собак-людей, про другую планету и так далее. Я открыл глаза и зажмурился от яркого солнечного света, бившего мне в глаза из открытого большого окна напротив. С улицы доносились звуки команд, тарахтение дизельного мотора и неповторимое сочетание запахов бензина, каши и травы. Оказывается, я еще не проснулся. Что же, тем лучше. Моя синяя рубашка висела на спинке кровати, там, где я ее повесил вчера. Однако о ней явно кто-то позаботился, потому что пятна глины и масла исчезли. (Этот поступок Тенесси меня сильно удивил, хотя она упорно отпиралась).


Сама собака... Нет, девушка... Не знаю, кем ее можно было назвать, девушка-собака сидела на своей уже покрытой красным одеялом кровати и невозмутимо набивала патронами очередную кривую обойму к своему пистолету-пулемету, по-видимому ожидая моего пробуждения. Странно, обычно я не могу спать, когда рядом кто-нибудь сидит. Хотя, тут было два варианта - либо во сне я веду себя не так как наяву, либо присутствие Тенесси меня не угнетало. Впрочем, сейчас я склонен думать о втором...


Пока Тенесси не смотрела в мою сторону, я быстро выскочил из-под одеяла и натянул на себя свои грязные серые штаны. Тенесси засунула тридцатый патрон в кривую обойму, вставила ее в отделение своего узкого кожаного ремня, встала и направилась к двери обувать ботинки. Она не любила ходить босиком (если в данном случае к меховым когтистым лапам применимо подобное понятие).


Я тем временем подошел к окну и стал смотреть на наглядную картину суровых армейских будней поселка.


Серыми их назвать было никак нельзя - несмотря на достаточно серьезную дисциплину, сам тип ведения войны и условия жизни на планете заставляли жить каждый день так, словно он был последний. Часто можно было встретить улыбку на человечьем или собачьем лице, хотя потери Отряда были велики, и с этим ничего нельзя было сделать.


Тенесси прошлась перед рядом домиков нашего взвода и, заглянув в каждый, желала доброго утра всем нашим бойцам. Я делал то же самое, когда видел знакомых мне созданий: Пауля и Черного в одних юбочках, сонного взъерошенного Рикки после ночного дежурства на пулемете и Шефа, шагавшего перед нами с большой красной папкой под мышкой в сторону Дома. Тенесси повела меня в средний ангар, построенный из больших толстых листов ржавой зеленой стали.


Ангар выглядел весьма и весьма потрепанным, на нем были сильные вмятины, а кое-где даже пулевые отверстия, но держался очень и очень прочно. У дверей стояли двое часовых псов в зеленых бронежилетах, зеленых касках, зеленых юбочках и кирзовых сапогах. На плече каждого висел неизменный "калашников". Внутри было не очень светло, если не сказать темно, но Тенесси была, похоже, не требовательна к яркому освещению во время работы. Я остался у входа, а моя спутница направилась в дальний угол, по пути хватая что-то цепкими рыжими лапками из открытых зеленых ящиков с разнообразной маркировкой на русском. Вернулась она довольно быстро, неся внушительную кучу оружия и снаряжения. Я разглядел несколько разномастных пистолетов, пару маленьких автоматом, ремни, кобуры к ним и пустые запасные обоймы.


- Тенесси, а почему здесь только маленькое оружие? Рик носит "калашников", я тоже хочу что-нибудь помощнее!, - ехидным тоном спросил я.


Синий, объясню как станешь чуть-чуть поопытнее, но пока могу лишь сказать ,что учиться легче с легким оружием. К тому же ты пока что мой напарник и учишься по псионическому направлению, а псионики используют только мелкое оружие по соображениям безопасности ведения огня.


"Макаров" болтался у меня в кармане, и я решил что неплохо было бы подобрать к нему кобуру. Я быстро нашел ее среди нескольких образцов, лежащих передо мной на траве. Еще я выудил две запасные обоймы по восемь патронов для подарка Рика.


- Синий, и ты собираешься воевать с ПМом? Ты сразу в другой мир собрался? Если да, то взорви себя гранатой - быстрее и не так больно! - Рыжая спутница смеялась, стоя надо мной. - Выбирай себе второй пистолет, более мощный и скорострельный. "Макаров" хорош как запасной вариант, но не как основное оружие - у него не хватает мощности и дальности.


Передо мной лежал нелегкий для человека, слабо понимающего в оружии, выбор между АПС, Маузером С-96, пистолетом Токарева и какими-то громоздкими импортными пистолетами, кажется, Береттой и Зауэром. Мне сразу не понравился ТТ. После того как Полина едва не погибла от когтей Тени, не успев вовремя извлечь оружие из кобуры он не внушал мне доверия. АПС показался мне слишком тяжелым, и я решил взять себе Маузер с магазином аж на 20 патронов и возможностью ведения автоматического огня. (Я страдаю страстной любовью к красивым эффектам и выбрал маузер, потому что он походил на автомат Тенесси).


Итак, через полчаса я вышел из ангара в новеньком темно-зеленом камуфляже с нашивками рядового второго отделения седьмого взвода, в темно-зеленом бронежилете “Оса-2” и с двумя пистолетами на ремне. Я ощущал себя готовым к любым испытаниям, а в компании Тенесси и других наших бойцов прямо-таки был готов рваться в бой.


Тенесси пошла куда-то между первым и средним ангарами, сделав знак следовать за ней. За ними, насколько я знал, было тренировочное поле около Северной стены. Оно представляло из себя утоптанную травянистую площадку размером пятьдесят на пятьдесят метров, по которой равномерно были воткнуты столбы с закрепленными на них подобиями кастрюль из толстой стали.


- Синий, смотри и учись! Ты должен будешь повторить! - Тенесси рванула с плеча автомат и за несколько секунд шестью короткими очередями “убила” пять или шесть “кастрюль”, которые при попадании в них жалобно звенели, покрываясь новыми вмятинами. Рыжий стрелок в платье уступила мне огневую позицию. Но, признаюсь, у меня вышло не то чтобы плохо, у меня вышло ужасно. Маузер нещадно трясло от коротких очередей, и подбить “кастрюлю” удавалось в лучшем случаем со второго раза. В итоге я за пятнадцать секунд "убил" лишь три "кастрюли", расстреляв всю обойму.


- Синий, ну..., - Тенесси склонила голову набок и хитро прищурилась.- Скажем, ничего, бывало и хуже. Тренировка тебя выручит. Да, вот, тебе пригодится, - протянула мне плоский ящичек с желтыми маслянистыми патронами 9 мм, - Убьешь все - жду на Полянке. Ну ты помнишь, около командирского Дома.


- Вроде помню... Ну, а если заблужусь? Там вроде наши редко ходят?


- Синий, ну а если уж и заплутаешь, спроси у первого встречного - здесь мало злыдней.


Тенесси поднялась с травы, отряхнула платье и, стуча по утоптанной земле каблуками тяжелых ботинок, куда-то ушла. Я со вздохом стал прикидывать количество патронов в ящике. Вышло что-то около пятисот. Ну ничего, упорство и труд все перетрут.


На двухсотом патроне я заметил что в ящике уже ничего не осталось, и слава Богу, потому что маузер уже начал перегреваться и пованивать нечищенным оружием. Бронежилет после двухчасового ношения непривычно давил на плечи, но я должен признаться, что ожидал гораздо большей тяжести. Учитывая его размеры, он, по моим прикидкам, должен был весить около шести-семи килограммов, а весил лишь два. Я протер покрывшийся в районе дула и окна экстрактора сажей пистолет пучком травы и убрал его в левую кобуру. Сел на землю прямо на том месте, где стрелял, повернулся спиной к Стене и стал смотреть со своего пригорочка на поселок.


Впереди были три зеленых ангара, за ними - ряд белых домиков моего взвода, дальше были снова ангары, взлетная полоса и вертолетная площадка, снова домики и Стена. Слева был небольшой пруд, площадка с бронетехникой (ну “броне-“ ее можно назвать с натяжкой, скорее просто техникой), и опять домики, ангары и над этими детскими по размерам постройками, словно древний замок, возвышался белый Дом с флагом и часовым на крыше. Наш взвод жил недалеко от него, и я направился в сторону Полянки, ориентируясь по российскому флагу на Доме. Я нашел ее после получасовых блужданий между ангарами в поисках выхода из “лабиринта” складов.


На краю, под большой раскидистой ивой, в тенечке, сидели моя рыжая учительница, сержант Рикки и Черный. Двое последних за сутки стали мне очень дороги - Рикки, несмотря на громадный боевой опыт, был еще очень молод а Черный в свои 34 года просто был жизнерадостным челове... Прошу прощения, псом.


- Синий, ты пистолет умеешь чистить? Нет? Ну я так и знал!, - посмеиваясь, крикнул мне сержант. - Посидим сейчас, а я тебе попозже покажу как это делается. Почти все пистолеты изнутри одинаковые.


- Сержант, спасибо, - я не смог удержаться от улыбки. Рик был просто удивительно веселым созданием, он не мог не пошутить (и без разницы по какому поводу, но его шутки всегда были интересными и, как правило, очень подходили к обстановке). Рик сидел, прислонившись бронированной спиной к стволу ивы, Черный лежал на земле без воинского снаряжения (у него был отпуск, говорят, он недавно попал в какую-то переделку, но подробности мне были неизвестны. Неизвестны они и сейчас). Тенесси сидела в сторонке, слушала на плеере музыку и в беседе не участвовала, а ветер шевелил мех на ее плечах.


Я не стану описывать беседу в полном обьеме, скажу лишь что она длилась около получаса и несла очень домашний характер. Рик всю ночь караулил на Северной стене, он был уверен, что сегодня придут демоны. Впрочем, ничего подтверждавшего это предположение не было, и Тенесси с Полиной, равно как и остальные псионики, не были в курсе дела. У Тенесси через ровно неделю был день рождения, ей исполнялось 19 лет.


(Меня это сразу озадачило. Она была мне очень симпатична сразу как приятный собеседник, боевой товарищ и просто друг). Еще я узнал что нам (бойцам всех видов) платят зарплату - пятьсот кредитов в месяц. Это около трехсот долларов в деньгах Земли-2. Этим же вечером я получил сто кредитов у Шефа, собираясь купить что-нибудь интересное для моей соседки по домику. Рик выполнил свое обещание и за какой-нибудь час я мог разбирать свой маузер и "макаров" до последнего винтика.


День я провел вначале на тренировочной площадке, пробуя снова “убивать” кастрюли из почищенного оружия (причем гораздо более успешно, чем в первый раз), а затем я сидел на бочке около взводных домиков, пока Рикки стирал форму и рассказывал мне о некоторых своих приключениях. Завтра в город, стоящий на месте моей Москвы и носящий ее название (однако, судя по рассказам сержанта, небольшой и очень опасный) отправлялась группа пехотинцев за едой и некоторыми другими предметами, грубо говоря, по магазинам. Шеф договорился, чтобы туда послали и наш взвод.


Наступила такая же теплая и светлая ночь как предыдущая, Прожекторы снова красиво светили со всех сторон Стены, на двадцатом гнезде около домиков седьмого взвода опять караулили Рикки и Полина (хотя зачем наша рыжая злюка отправилась торчать всю ночь на пулемете, будучи псиоником и не умея с ним обращаться, мне до сих пор непонятно. У Рика был прибор ночного видения, но возможно Поля решила, что страховка и лишний ствол на Стене не помешают).


Тенесси сидела на низеньком полевом табурете напротив импровизированного столика из бочки и столешницы, неизменное оранжевое платье переливалось огоньками в свете фонарей. Армейского снаряжения у нее не было, и я счел неприличным ужинать с ней в бронежилете и с оружием, поэтому, поздоровавшись и пожав ей лапу, я забежал в наш белый домик оставить там броню. Окно было, как всегда открыто.


Я уже собирался его закрыть, как в моей голове родилась дикая идея подарить Несси букетик цветов, которые густо росли вдоль основания Стены. Я снял кобуру с маузером, каску и оставил их на столе, а сам в бронежилете тихонько вылез в окно, брякнувшись с полутора метров на землю. Ничего, голову не совсем отшиб - жить буду. Я потихоньку (насколько это реально в кожаных сапогах) пошел вдоль наших ангаров, по пути срывая голубые маленькие цветочки, кажется, колокольчики это были, сейчас мне уже и не вспомнить...


Набрал я основательный пучок, и собрался возвращаться, но в это время я услышал громкий шепот нескольких незнакомых голосов из-за третьего, секретного ангара. Меня это сильно насторожило, потому что бойцам нашего взвода незачем было таиться словно воры, а бойцам других взводов под страхом трибунала было запрещено приближаться к нашему арсеналу. Я переложил цветы в правую руку, а левой нащупал маленькую кобуру с подарком сержанта Рикки и тихонько вытащил его, медленно-медленно передвинув взад-вперед ствольную коробку и вогнав первый патрон в ствол. Я выглянул из-за угла ангара, в котором хранилось взводное оружие и прочая амуниция. Несколько псов в черных бронежилетах без всякой маркировки и без нашивок под предводительством маленького человечка что-то делали с задней стенкой секретного ангара. Меня передернуло, когда человечек вышел на свет. У него было скуластое, очень неприятное лицо с нехорошим цепким взглядом, а его собачья команда выглядела зловещими бандитами, смахивающими на ротвейлеров - все как один, черно-бежевые качки с автоматами в абсолютно черном снаряжении. (К слову, наш взвод был весьма цветастый в своей собачьей части - от черного как уголь приятеля Пауля до белоснежной пси-собачки Коти). Хотелось побежать за помощью, но пока я добрался бы до Тенесси, прошло бы слишком много времени, а у дверей ангара, который ломали черные, должны были вроде дежурить двое часовых. Мне не оставалось ничего другого, как выйти на свет, держа пистолет за спиной и громко спросить:


- Кто вы такие и что вы здесь делаете?


- Парень, топай отсюда, коли проблем не хочешь! - огрызнулся один из псов, не прекращая работать ломом.


- Я рядовой седьмого взвода, это наша территория. Убирайтесь или я вызову патрульных! - храбрым голосом крикнул я, ощущая на самом деле предательское дрожание коленок... Когда враг имеет восемь автоматов, а ты - один маленький пистолет, становится страшно...


Вместо ответа черный пёс снял с плеча автомат. Ну что же, он начал первым, я имею право стрелять. Я быстро выдернул из-за спины руку с "макаровым", направил его в незащищенную голову пса и нажал курок. "Макаров" тряхнуло, раздался громкий хлопок, появилась красивая вспышка а в метре от головы моей цели в ангаре появилась дырка.


“Тьфу ты, надо же с десяти метров так промазать”, - в голове моей грустно прозвучала мысль. Грустно, потому что черный дернул ручку затвора и навел на меня свой "калашников". Жалко, я не успел подарить Тенесси цветы... И поздравить ее с днем рождения...


Я успел не целясь нажать на спуск еще два раза, прежде чем смертельная цепочка свинца попала мне в грудь. Меня отбросило назад, цветы рассыпались по траве, а в угасающем сознании промелькнула одна мысль о Тенесси. Сквозь дикую боль в груди и ощущения сильного жжения, я услышал топот сапог и много громких звуков.


Синий!! СВОЛОЧИ! - я услышал непрерывную стрельбу из АК74, по всей видимости, сержанта Рика. В ответ раздалось несколько ругательных воплей и к автомату Рика прибавились более тихие и мягкие перекаты очередей Штейра сержанта Алопекса. Потом я отключился на несколько минут.


Вокруг меня галдели знакомые голоса - Шефа, Тенесси, злобная ругань Рика и еще много других. Я потихоньку открыл глаза, в которые мне упорно светил фонариком Рикки.


- Слушай, балбес, фонарь убери!, - я попытался закрыть глаза рукой но не смог даже пошевелить пальцами.


- Синий, болван, кто идет с пистолетом на кучу уродов??? - Рик сердито ругался на меня, но в его собачьих глазах наблюдалась сильная радость по поводу того, что я могу разговаривать. В общем, черных засранцев было убито двое, ранен один (мной) а остальные куда-то делись. Мой бронежилет поймал в упор пять пуль и был уже ни на что не годен.


Небольшое отступление от моего дневника... Предводителя черных псов звали Алмазом, это был мерзкий дедуля, с которым мы позже имели много проблем. Он командовал третьим взводом, расположенным на другом конце Базы, и мы имели полное право обращаться к командованию на тему попытки расхитить имущество другого взвода. Но это дело не имело к нам прямого отношения, потому что с Алмазом должен был разобраться командир четвертой роты, Djlo.


Всю ночь я проспал как убитый на своей кровати, прямо в форме, после укола обезболивающего, а моя верная Тенесси всю ночь просидела около моей кровати. Наутро стало легче, я стал нормально дышать (сами понимаете - какой был ушиб после пяти тяжелых пуль).


В течение следующих двух дней Тенесси активно посвящала меня в курс пси-профессии, несмотря на мое печальное состояние - я даже ходить не мог без уколов обезболивающего. Итак, псионик был вторым, альтернативным витком развития военного дела. Первый виток - это стандартные войска: пехота, моторизованные части и так далее...


Псионик с помощью специального обруча (точное устройство и схему действия может быть и приведу, когда сам узнаю как эта штука работает) способен впадать в особый вид транса, видеть местность и предметы с закрытыми глазами, но видеть их в виде клетчатых зеленых координатных полос на черном фоне. Это выглядело так из-за относительно слабой пропускной способности наших обручей, возможно, теперь картинка у псиоников не похожа на трехмерную систему координат.


Тем не менее, в радиусе от ста до трехсот метров в зависимости от восприимчивости псионика к каким-то волнам, кажется...(Что именно говорила рыжая красавица, я точно не помню - слишком была хорошая погода и красивое небо). В общем, научила она меня вызывать (правда, не с первого раза) пси-картинку местности. В таком режиме точность стрельбы повышалась в несколько раз, и вы словно управляли пулями, хотя всего лишь могли идеально точно навести оружие на цель. Поэтому-то Несси носила легкий маломощный пистолет-пулемет вместо полновесного автомата. Дальнобойное оружие было попросту опасно для псионика, он не мог правильно прицелиться из него в пси-режиме. Впрочем, в обычном зрении использовать приличное стрелковое оружие Тенесси умела.


Пока я болел, мы ели вместе в доме (каждый раз обед или ужин приносил кто-нибудь из наших пехотинцев, они очень переживали обо мне). Я должен признаться, что люди-собаки обладали зачастую гораздо более чутким и нежным разумом, чем люди, хотя возможно мне просто повезло с товарищами. Потом еда в доме вошла в привычку, и обстановка была даже романтичной, я настолько привык к собакам-гуманоидам что воспринимал их как должное. Кроме того, они просто были красивы.


До дня рождения моей соседки оставалось всего каких-то четыре дня, и группа отправлялась в New Moskow (так кажется Несси ее называла) вечером. Я уже был в состоянии свободно ходить и носить оружие, но бронежилет надеть не мог. Мне пришлось очень долго уговаривать заботливую Тенесси не ехать со мной (у меня были понятные на то причины). Тенесси очень сильно обиделась на меня, но пришлось поступить именно так (а я очень не хотел, чтобы она узнала цель моей поездки). После обеда те, кто собрались ехать, встретились на Полянке для обсуждения планов пребывания в городе.


Ехали из нашего взвода я, Рикки (у меня есть подозрения, что он поехал только из-за меня), всегдашние мои боевые товарищи Пауль и Черный (на тренировках мы всегда стреляли втроем), Поля, необычно веселый для своего возраста Шеф и еще десяток пехотинцев. С нами ехал весь девятый взвод, так что в группе набралось до сорока пяти пехотинцев и семи псиоников, не считая меня. Еще с нами поехали четыре шестиколесных грузовика УАЗ, в каждом ехал водитель и пехотинец со складов. Прикрытие нам обеспечивали новенький бронетранспортер под началом лейтенанта Келли, приятного рыжего молодого человека в танкистком шлеме, старенький броневичок нашего взвода (броня у него оставляла желать лучшего, утешал лишь двуствольный крупнокалиберный пулемет в башенке) и гордость роты - новенький танк.


Маркировка на нем отсутствовала, впрочем, как и на многих других машинах и вещах. Танк был приземистый, широкий и короткий, почти квадратный. Он был среднего размера, вооружен пушкой и двумя пулеметами с толстой броней, весь его вид внушал доверие и ощущение безопасности.


Нам предстояло пройти и проехать около пятидесяти километров, причем около сорока из них шли по непатрулируемой, опасной территории. Когда колонна выходила из Северных ворот, среди немногочисленных провожающих я разглядел знакомую рыжую мордочку, которая грустно помахала нам вслед.


Дорога шла по обширному полю, позади была Стена базы, на которой черными точками стояли пулеметы с расчетами, справа и слева нас окружала стена травы а впереди поле сужалось, по обе стороны был еловый лес, отстоящий однако довольно далеко от дороги. Впереди ехал танк, за ним шли все грузовики, за грузовиками ехал старенький броневичок с несколькими пехотинцами на броне и бронетранспортер с Келли на башенке. По обе стороны от грузовиков шли пехотинцы, по двое-трое с каждой стороны каждого грузовика. Остальные ехали верхом на бронетранспортерах, а кто-то даже на танке.


Я шагал около грузовика, мы ехали очень неспешно, потому что близилась ночь, а мы находились в безопасном месте. Густой лес регулярно проходили патрули Отряда, наш дом был недалеко - и помощь пришла бы за считанные минуты. Небо было серо-синеватое, затянутое высокими плотными облаками и очень красивое, как перед грозой. Но грозы не намечалось, просто дул легкий прохладный ветерок, и шуршала пожухлая трава под скрипучими гусеницами танка.


Рикки держался рядом, задорно поглядывая в мою сторону и перебрасываясь со мной остротами. Он пытался подколоть то, что я не выпускаю из рук свой маузер, а я в свою очередь не оставил без внимания его потертую юбочку и нечесанную шерсть на хвосте. Дорога была приятной, прошедший утром дождь прибил всю пыль, а танк был хорошо смазан и лишь тихонько шуршал тихим ходом по траве. Начало темнеть, а ноги стали побаливать, все-таки мы прошли около восьми километров.


Келли, Шеф и командир девятого взвода решили заночевать на дороге, потому что в случае маловероятного нападения на колонну нас бы поддерживала огнем техника. Я, на правах недавно пострадавшего, выпросил себе место для ночлега в одном из грузовиков. Рик лег спать на земле, около моего грузовика. Любопытно, как люди-собаки могут обходиться без необходимых нам вещей... Собаке достаточно оружия, еды и воды, а все остальное она добудет, придумает сама или обойдется без недостающих элементов. Рикки спал в бронежилете, на твердой земле, и спал по-видимому с удовольствием, зажав "калашников" между мохнатых бежевых коленок.


Ночь прошла тихо, я проснулся лишь один раз, потому что Рикки, которому уже успело надоесть спать, попросил у меня плеер. Вот такой вот был мой друг, он очень любил стоять на часах, даже когда ему никто не велел этого делать. Рику давно пора было сменить синий бронежилет на желтый, но он не любил лезть вперед, а просто тихо и неторопливо делал свое опасное дело, как истинный солдат.


Рассвет был яркий и ясный, ветер подул теплый и доносился запах хлеба и дыма (где-то рядом, наверное, была деревня, точно мне неизвестно). День обещал стать жарким, потому что в семь утра солнышко уже припекало мне каску. А Рику все было нипочем, его мех спасал его как от холода, так и от жары. Вот теперь я искренне захотел стать псом...


Колонна выдвинулась в восемь, после легкого завтрака из бутербродов с горячей тушенкой. Приблизительно час мы тряслись по пыльной дороге среди душистого, тяжелого леса. Неожиданно танк остановился, а за ним встала вся колонна. Из люка танка высунулся бровастый седой танкист и закричал нашим офицерам, что идет радиопередача с Базы. Нам сообщили по радио открытым эфиром что позади нас на расстоянии около шести километров находится группа монстров, движущаяся в нашу сторону.


Основной костяк составляли не Тени, с которыми мне уже приходилось сражаться, а небольшие зеленые существа, кажется, Рик назвал их попрыгунчиками. Это были кто-то вроде динозавров, очень злые и быстрые. Силы наши явно не располагали к ведению боя, тем более что до города было еще около сорока километров. Наши командиры советовались, разложив большую карту района на дороге перед танком, в то время как я и нервничающий Рикки (это было очень заметно по нервному потряхиванию хвостом и постукиванию когтями по ствольной коробке автомата) сидели на нашем устаревшем броневичке, а рыжий лейтенант Келли прислушивался к взволнованному голосу Шефа.


Шеф предложил единственную адекватную идею - погрузиться на транспорт и на максимальной скорости двигаться по дороге в сторону New Moskow. Всех пехотинцев и псиоников быстро рассадили по грузовикам, а остальные (около 15 бойцов) устроились на броне транспортеров, держась покрепче за разные выступы машин.


Танк пропустил всю колонну вперед и поехал последним, готовый открыть по дороге позади нас огонь из пушки, хотя это было и очень нежелательно, потому что объездной дороги к Базе не было.


Рикки, Черный и я уселись на стареньком транспортере Келли, а другие наши расположились в первом грузовике. Колонну вел новенький БТР с Шефом на башенке.


Мы буквально рванули с места. Танк еле-еле поспевал за нами, подпрыгивая на своей упругой подвеске на каждой мало-мальски заметной кочке. Я потыкал локтем в бронированный синий бок своего мохнатого товарища.


- Рик, на танк погляди. Вот это “попрыгунчик”, он всех твоих уделает, - я засмеялся, держась правой рукой за крепление для запасного колеса.


- Синий, надеюсь, - Рик выглядел хмурым., - Не люблю я убегать от неизвестного врага, развернулись бы на дороге и разнесли их к !@#$ матери...


- Не грусти, сержант. Все равно обратно придется ехать – значит, все равно встретим и разделаем!


Похоже, это мысль приободрила мохнатого солдата - он улыбнулся.


До города оставалось около получаса езды в таком же темпе, а на прямой как стрела дороге позади уже виднелось облачко пыли и был слышен сквозь рычание моторов и скрежет перегретых гусениц пронзительный вой.


Мы ехали и ехали, пехотинцы тряслись на броне, искренне завидуя счастливчикам в грузовиках, которые сидели на лавках, а не на выступах броневичков. Облако все приближалось, монстры нагоняли нас, и наконец тяжелый пулемет на башне танка развернулся назад и загремел редкой, по сравнению с автоматной, стрельбой, оставляя на дороге лежащие зеленые тела и длинные крупные гильзы бутылкообразной формы. (Между прочим, монстры тоже были зачастую одушевленными инкарнациями злодеев с Земли-2. Не только Тени были разумными).


- Рик, красиво, правда?, - потеребил я мохнатого сержанта, который надвинул на лоб каску и снимал "калашников" с предохранителя. Мой маузер висел в застегнутой кобуре на ремне, потому что я не хотел его уронить на каком-нибудь камушке под колесом броневика.


- Синий, ты вроде уже не первый день во взводе. У танкового ДШК лента всего на 50 патронов, а на такой скорости пулеметчик не сможешь правильно зарядить ленту в пулемет, так что скоро танк замолчит.


Я приуныл, но опытный сержант оказался прав - не прошло и полминуты, как танк прекратил стрельбу, а пулеметчик тщетно пытался вставить во время тряски тяжелую ленту в гнездо ДШК. До города оставалось около пятнадцати минут, а оборонительные укрепления уже были видны. Мы въехали в огромные тяжелые стальные ворота на полном ходу, резко останавливаясь на расширении дороги за ними. Город был окружен такой же стеной как База, только она была выстроена не в пример толще и сама по себе служила неплохой защитой. По стене расхаживали часовые. Собак я не заметил, здесь везде были люди без какой-либо определенной принадлежности к армии, и большинство смотрело довольно враждебно. Ворота закрылись и мы оказались в безопасности. Относительной, правда, у Москвы была своя “армия” - толпы головорезов неизвестно откуда. Впрочем, в компании полусотни пехотинцев и танка лучше иметь дело с бандитами, чем с душами злодеев. Дорога стала из грунтовой асфальтовой, пехотинцы вылезли из грузовиков и под пристальными взглядами охраны около ворот мы стали двигаться в сторону города.






Возможно, нас бы не пропустили, если бы не внушительный танк и два бронетранспортера с автоматическими орудиями. Под скрежет гусениц и тарахтение перегретых моторов, я чуть-чуть отстал, чтобы идти рядом с Риком.


- Ну и местечко, тут еще страшнее, чем в лесу было!


- Синий, а ты как думал... Ты не был в федеральных городах, там красиво и хорошо. А Москва - это поселение бандитов, однако, единственный в нашем районе крупный город.


Тут Рикки неодобрительно взглянул на небритых мужиков на тротуаре, увешанных кастетами. Город начался очень резко, кажется только что был пустырь, а вот уже трехэтажные кирпичные дома, маленькие магазинчики, и многие из прохожих явно вооружены. Вид трех единиц бронетехники и отряда псов-солдат вызвал на улицу толпу зевак, которая следовала на почтительном расстоянии от нас. Город дышал враждой, и многие из наших солдат сняли автоматы с плеча, а танкист клацнул затвором пулемета на башне. Наконец, грузовики остановились и Шеф стал распределять бойцов. Рикки, Черный и Пауль остались караулить два грузовика, еще шесть пехотинцев остались в двух других, а большинство наших пехотинцев под руководством Шефа пошли в сторону складов за товарами. Лейтенант Келли сидел на крышке БТРа и недовольно смотрел на город, ему здесь явно было не по себе.


Я отозвал Полину в сторону и предложил ей прогуляться по городу. Полина обладала вредной рыжей мордочкой, очень вредным характером и колючим языком, но была очень милой и доброй по душе девушкой. Прошу прощения, собакой.


Мы пошли прямо по узкому кирпичному проулочку, ведущему ровно влево от перекрестка, занятого моими товарищами. На прощание Черный крикнул нам, чтобы мы были осторожны и не уходили дольше, чем на час. Мне хотелось встретить кого-нибудь интересного, я ощущал себя королем улиц с любимым маузером и в компании красивой Полины со своим "макаровым".


Собственно, за что боролся - на то и напоролся, На первом же углу мы столкнулись с пятеркой парней в откровенно рейдерской одежде (черные куртки с металлическими украшениями, характерные прически и некоторые предметы, отдаленно напоминающие оружие - цепочки, свисающие из карманов штанов, ножи на поясе и так далее. Словом, типичные хулиганы из фильмов про Лас-Вегас).


Парни встали поперек узкого прохода. Путь назад был свободен, но мне абсолютно не хотелось в компании девушки разворачиваться из-за нескольких придурков, решивших получить легкую наживу.


- Пацан, закурить есть? - нагло ухмыляясь, спросил мерзкого вида длинноволосый молодой человек с ножом в руке.


- Неа, не курю! - не менее нагло ответил я, и, прекрасно зная, чем кончаются подобные беседы, расстегнул обе кобуры. На всякий случай.


- Парни, смотрите какой нам фраер попался! Нарядился солдафоном, подыскал себе рыжую !@#$% и думает что круто! - Длинноволосый обратился к своим засранцам. -Фраер, а девушки тебя не любят? Рожа слишком толстая?


- Длинноволосый козел, я не хочу разводить с тобой тары-бары. А про солдафонов ты зря сказал...


Тут я с видом справедливо обиженного достаю маузер и направляю его в живот засранцу. Засранец слегка бледнеет, но держится на удивление стойко, не теряя наглости. Что-то заставило меня краем глаза взглянуть на браслет. Он был ярко-красного цвета. ОПАСНОСТЬ! У засранцев не было огнестрельного, а проулок мог простреливаться только спереди или сзади. СЗАДИ! Я резко обернулся -неподалеку стоял толстый бородатый хрен в кожаной куртке с каким-то подобием автомата в руках. Кажется, это был переделанный FN-Fal, я не разобрал.


Мужик стал подносить автомат к плечу, с однозначным намерением. Я мгновенно выбрал нужную точку на его теле, нажал на курок и очередь из трех пуль, увлекаемых моим пси-обручем в нужном направлении попала ему в обе руки. Мужик уронил самопал и громко ругаясь, побежал по проулку. Длинноволосые засранцы поскакали, как горные козлы, в другую сторону. Полина все это время стояла каменным изваянием в синей юбке и синей майке, держа лапу на пистолете. У нее была удивительно быстрая реакция, ей даже не надо было извлекать пистолет из кобуры. По-видимому, она знала, что я справлюсь, и то что главный Длинноволосый назвал ее !@#$%, никак ее не задело. Это еще одна удивительная сторона собак-людей - их очень трудно обидеть. И чужие люди сделать этого не могут.


Впрочем, мрачные слова Рика о том, что собак здесь не любят, подтвердились у меня на глазах.


Светило яркое летнее солнце, и улицы New Moskow были полны прохожих. Некоторые были одеты, как одет любой порядочный гражданин своей страны, и вели себя прилично, но в основном по тротуарам шли лица весьма хулиганской, если не сказать бандитской внешности. Оружия, впрочем, не было видно.


Полина шла впереди меня, указывая дорогу к тому магазину, в котором продавались интересующие нас товары. Магазин оказался с большой стеклянной витриной, едва ли не единственной на всей улице. За длинным дубовым прилавком, на которым были расставлены разнообразные сувениры, стояли несколько продавцов в потертых кожаных фартуках. В магазине было несколько покупателей - один приценивался к мобильному телефону неизвестной нам марки и модели, другой рассматривал картину с рыбками, одиноко висящую в пустом отделении для предметов изобразительного искусства.


Полина пошла направо, к стойке с украшениями, а я направился к продавцу электронной техники. На стеллаже лежало несколько диковинных приборов неизвестного назначения, пара приборов ночного видения и то, что меня интересовало - красивый серебристый CD-плеер с удобными маленькими наушниками. Я купил его у продавца за семьдесят пять кредитов, вместе с несколькими новыми дисками к нему и набором батареек. Оставалось двадцать пять неистраченных местных “фишек”, и я решил посмотреть что-нибудь на стенде, около которого Полина что-то присматривала. Мне сразу понравился маленький белый слоник из мрамора, с трефовым значком на лбу, а Полина купила себе интересный зеленовато-желтый браслет. Мы вышли из магазина, и пошли обратно к перекрестку.


- Синий! Смотри на браслет! - Полина встревоженно потыкала меня тонкой рыжей лапкой.


Браслет был ярко-оранжевым, как и у моей спутницы.


Черти, наши!!!


Мы бегом бросились по узкому переулку, где до сих пор лежала кепка одного из бандитов. До перекрестка оставалось каких-нибудь полсотни шагов, уже был виден наш броневик, разворачивающий башню с пушкой куда-то направо, как до нас донеслась сухая короткая очередь из автомата. Около нашей техники что-то явно творилось. Я на бегу коснулся обруча, местность предстала в виде трехмерной зеленой системы координат в виде сеточки, и я увидел большое скопление людей с оружием, приближающееся со стороны ворот к нашим. Наши выглядели очень скромно по сравнению с массой людей с запада.


На перекрестке стояли четыре наших УАЗика, полностью загруженными купленными вещами, вокруг них кольцом стояли оба взвода, держа автоматы наготове. Их окружило полукольцо разношерстных бандитов, что-то громко требующих от стоящего между ними и псами Шефа.


Мы быстро шмыгнули со свободной стороны улицы и встали около Шефа, ощущая спинами мощную поддержку полусотни солдат и трех орудий. В общих чертах, требования бандитов заключались в выдаче им грузовиков и немедленном выходе из города, что разумеется нас никак не устраивало. Силы были, в общем-то равны, учитывая что у нас была бронетехника, но перспектива оставить в Москве навсегда два взвода Шефа совсем не радовала.






Тенесси с самого утра ощущала странную грусть. Погода была отличная, сражений в ближайшее время тоже не предвиделось, но она грустила без своих товарищей, несмотря на усилия сержанта Алопекса, изо всех своих собачьих сил пытавшегося сделать что-нибудь, чтобы рыжий псионик улыбнулась. Особенно она грустила по чудаковатому парню Синему, к которому она уже очень привыкла за две недели совместного проживания в домике.






Дорога домой была очень приятна, особенно если учесть как ловко мы выкрутились из лап бандитов, попросту протаранив танком запертые ворота. Отход пехотинцев прикрыл ловкий лейтенант Келли, огнем пулеметов транспортера не пропустивший бандитов дальше ворот. Впрочем, мы никого не убили, если не считать трех раненых гулявшими по городу псами и людьми.


Нас сопровождал по воздуху вертолет с Базы, кажется КА-57, и нападения монстров мы не боялись - вертолет обладал огневой мощью, сравнимой с мощью нескольких танков. Грузовики и транспортеры въехали в поселок через Северные ворота, а танк остался за пределами Стены проверять в поле гусеницы.


Пехотинцы, не торопясь, шли по травяной дороге за транспортерами. Большинство членов нашей группы ушли к расположениям своих взводов, а я, Рикки и Черный остались прогуляться вдоль Стены.


Это удавалось очень редко - поле было относительно безопасным местом, но поодиночке ходить за пределами поселка было опасно. Стена в сером свете облачного неба выглядела, как выглядят стены средневековых замков. Местами она поросла диким виноградом, местами имела выщербины, и была очень красивой.




Сейчас, когда я вспоминаю Тенесси, Рикки, наш взвод и Стену, мое сердце зовет меня снова в те места.




Вдоль Стены росли красивые маленькие колокольчики, и я набрал букетик, решив как следует порадовать мою Несси, по которой я очень сильно соскучился за два дня.


Синий, что, решил Несси подарить? - улыбнулся шагавший рядом Рикки.


- Да, вроде того... Странно, но вопрос моего друга, от которого бы раньше я смутился, не показался мне необычным. Несси была мне очень симпатична, в этом он был абсолютно прав.


Черный молча шел, внимательно смотря под черные лапы в сапогах. Он мало разговаривал и предпочитал словам действия, показав себя верным и надежным товарищем.


Начинало темнеть, и мы вошли в поселок через Южные ворота, прогулявшись вдоль всей Стены. Свежий вечерний воздух переполнял меня радостью от удачного похода, от того что я нашел подарок для Тенесси, от общества дорогих мне товарищей. Тенесси ждала нас около большого костра, который разводили Келли и Алопекс вместе с другими пехотинцами. Она радостно сверкнула зелеными глазами, увидев меня живым и здоровым, а я вместо приветствия молча протянул ей колокольчики.


Тенесси улыбнулась, взяла цветы и поднесла к носу. По выражению рыжей мордочки было видно, что она очень польщена моим вниманием. Завтра был ее день рождения, наш взвод готовился к отмечанию хорошего события - удачного похода в город.


Я забрал в среднем ангаре новый бронежилет, опять зеленого цвета, и отнес его в наш домик. Тенесси сидела на стуле около стола, на котором были разложены желтые пистолетные патроны.


- Синий, спасибо за цветы, - смущенно проговорила Тенесси, отворачиваясь в сторону.


- Не за что, Несси., - я первый раз назвал ее так при ней. - Я соскучился. Как дела?


- Я тоже, Синий...,- Тенесси смущенно посмотрела на меня зелеными горящими глазами. Окно было снова открыто, легкий ночной ветер шевелил мех у нее на плечах. Я присмотрелся - ей очень шло красное платье и серебряный обруч.


Мы не пошли к остальным, нам надо было о многом поговорить. Мне стало ясно, что Тенесси для меня гораздо больше, чем товарищ и сослуживец. Она нагнулась ко мне и рассказывала пропущенные мною события в лагере. Оказывается, Шеф скоро получит повышение, а многим нашим бойцам скоро должны присвоить новые воинские звания.


Я слушал Тенесси очень рассеянно, с каждой минутой обожая ее все больше и больше. Да что там говорить, она была очень милым существом, и меня вовсе не отталкивало то, что она не принадлежит к человеческой расе. Тенесси рассказывала мне про приключения патруля, а я даже не пытался уловить смысл рассказа, будучи очарованным ее милой рыжей мордашкой.


К костру мы присоединились через пятнадцать минут, когда Тенесси убедилась, что я веду себя как болван, и не могу ничего внятного сказать.


Люди и псы пели веселую русскую песню, Тенесси подпевала звонким голосом, а я сидел и слушал, исполняясь ощущением радости от того, что я дома. Сон был просто великолепным...


Собаки-люди обладали еще одним незаурядным качеством - неисчерпаемым оптимизмом, при любом удобном случае перетекающим в искреннее веселье, которое быстро передавалось и людям. Люди для этого используют алкоголь, а собаки-люди всегда живут в приподнятом настроении. Я включил Тенессин плеер, который она еще несколько дней назад дала мне послушать, и закрыл глаза. Тенесси села рядом со мной, и я ощутил локтем теплую меховую лапку, очень приятную при касании...


Не спали всю ночь, вначале мы как следует поужинали, затем всем взводом дружно отправились на пятый пост на Стене пускать фейерверочные ракеты, которые заботливо припас для нас в городе Шеф, намекнув на два праздника. Ночь под яркой луной и при легком прохладном ветре, около горячего яркого костра, в компании своих товарищей, сменивших сапоги и бронежилеты на нарядные гражданские рубашки и туфли, слушание песенок Рика и Полины под гитару... Это было прекрасно.


Весь взвод проспал до полудня, поднялись сонные и взлохмаченные, но очень довольные сегодняшней ночью. Я проснулся первым, и пока Тенесси спала, отвернувшись носом к стене и закутавшись в одеяло, вытащил из своего шкафчика подарки для нее и спрятал так, чтобы можно было их быстро достать.


Вскоре рыжая соня проснулась.


- Поздравляю, Несси.


- Синий, спасибо! - Тенесси стала рассматривать плеер. Он ей очень понравился. Хотя слоник понравился гораздо больше, она поцеловала меня в щеку, что вызвало во мне много разнообразных эмоций - интересный букет счастья и смущения. Однозначно, она мне нравилась. Воодушевленный ее поцелуем и довольным лицом, я пошел прогуляться по поселку. Рикки и Черный копались с каким-то ящиком, что-то с ним делая около самых дверей нашего домика.




Теперь, вспоминая те дни, мне очень больно и я хочу снова попасть в то время, когда роковая операция “Ветер” еще не даже не задумывалась, когда мои дорогие Рикки и Несси жили, не ведая о том великом зле, которое таилось на Земле-3...


День прошел очень приятно, не было никакой работы и весь седьмой взвод веселился целый день. Мы пошли на прогулку в лес, день обещал быть безопасным. Впрочем, я и Черный на всякий случай взяли обычный боекомплект, потому что у остальных оружия не было. Я подобрал себе вместо маузера С-96 новый для себя образец - ППШ. Автомат был немного тяжеловат, но обладал отличной огневой мощью и высокой ухватистостью.


Было даже жарковато, в лесу не было ни ветерка, и деревья не шумели листвой. Потихоньку близилась осень, потому что редкие лиственные деревья начинали желтеть и ярко выделялись среди темных елок. Впереди шли рука об руку две рыжие подружки - Несси и Поля, а за ними потихоньку шуршали сапогами по сухой хвое, рассыпавшись по лесу, остальные.


Я на всякий случай взглянул на браслет - тот был неопределенного цвета, что внушало мне некоторые опасения. Впрочем, поселок был очень близко, у многих с собой были карманные рации, а впереди подружек шагал Черный со всей солдатской амуницией. Кое-кто пробовал собирать шишки (были некоторые псы, увлекающиеся этим довольно детским занятием. Однако, домики, украшенные шишками, выглядели очень красиво).


Сквозь высокие вековые ели местами виднелись ярко-голубые пятна ясного неба и иногда бил в глаза редкий в таком лесу лучик солнца. Мне подумалось, насколько здесь было бы отлично, не иди вечная Война. Хотя для “перевалочного” мира подобные мысли выглядели диковато, ведь все живущие здесь жили на моей Земле, каждый по-своему.


Толпа цветастых шерстяных молодцев и девушек окончательно рассыпалась по лесу и отовсюду доносились веселые голоса. То рыжий Келли нашел ежа с семейством, то кто-нибудь нашел необычные следы, а Алопекс уверял, что видел кабана.


Мы шли около получаса, наматывая круги вокруг неглубокого оврага, в результате по левую руку всегда был невысокий травянистый склон. На другой его стороне были видны то редкие деревца и поселок, то чернеющий вековой лес. Посередине самого овражка росли приятные луговые цветы, около заброшенной лисьей норы виднелось маленькой болотце с растущей по его краям осокой. Браслет на миг стал оранжевым, но потом снова побурел. Не понравилось мне это болотце, в овраге оно было явно не к месту. Хотя нельзя доверять первой эмоции, возможно мне просто показалось. И какой вред может быть от лужи топкой грязи диаметром около трех метров?


Мы вернулись в поселок приблизительно через полтора часа. До этого мы успели поиграть в прятки, едва не потеряв молоденькую псионика, которую пришлось искать нам с Тенесси в пси-обозрении местности. Играть в прятки в тяжелом бронежилете и с тяжеленной металлической чушкой за спиной было очень нелегко, и бесполезно было тягаться в этом деле людям с ловкими проворными псами.


Вечером у нас была интересная тренировка по массовому убийству “кастрюль” строем. На этот раз мы учились не на маленькой площадке седьмого взвода, а прямо на Полянке.


Тренировка прошла великолепно, почти все получили отметку “отлично”. Работать в паре с Несси было сплошным удовольствием, фактически теперь мы соревновались кто раньше “убьет” ту или иную “кастрюлю”. Пехотинцы тоже несильно от нас отставали, а в боевых условиях они могли бы показать себя еще лучше - на подобных тренировках не разрешалось использовать подствольные гранатометы.


Скоро стемнело, мы поужинали и разошлись спать раньше обычного - завтра предстоял нелегкий вылет на вертолетах в отдаленную деревушку. Снимая сапоги, я снова взглянул на свой и Нессин браслеты. Оба переливались серовато-коричневым, она тоже это заметила, но ничего не сказала. На всякий случай я не стал вынимать из ППШ диск и поставил его около тумбочки, а Тенесси, как обычно, убрала все свое вооружение под стол в ящик.


Свет погас, я повернулся носом к стене и быстро уснул под тихое пение моей милой соседки, перебиваемое шуршанием складываемой туники. Да, сон мне снился изумительный по тому, какое воздействие он на меня оказывал. Я летал от постоянной радости в голове и легкости в сердце. Кроме приятного и интересного общества псов, меня окружала молчаливая забота Несси, которая мне очень нравилась.




Было два часа ночи того же дня. Вся База спала, как убитая, кроме редких часовых на стене. Часовые зорко смотрели в свою аппаратуру, но было тихо...


В ночной “тишине” под пение кузнечиков и шуршание травы на поле затрещал где-то затрещал телефон и раздался встревоженный голос часового. Резко запищал сигнал боевой тревоги, и через несколько секунд первые пехотинцы бежали на построение.


Я слышал во сне отвратительный писк, и сообразил что это была сирена только когда меня принялась расталкивать Несси с сердитым выражением на меховой морде. Через полторы минуты я застегнул жилет, схватил ремень с дисками в левую руку, а сам ППШ в правую и побежал за Тенесси, стараясь изо всех сил в темноте никого не сбить с ног.


Вылет в деревушку был перенесен на два часа ночи - к другой деревушке приближался враг в неопределенном количестве. Несмотря на ветер, в воздух немедленно поднялся десяток боевых вертолетов и громко грохоча лопастями двойных винтов улетел над лесом в темноту. Также в ту же сторону направилась моторизованная группа, которая должна была дойти до Суглинков раньше чем кто бы то ни было.


Из ангара, ревя и пуская в ночной воздух клубы тумана от холодного мотора, выкатился лохматый лейтенант Келли на своей машине. Ее быстро облепили бойцы, ворота открылись и БТР первым поехал по полю, вырывая из темноты куски местности яркими фарами. Я сразу перешел в пси-обзор - рядом не было никого и ничего опасного. Я оглядел сидящих на транспортере солдат, и к своему нескрываемому ужасу Тенесси среди них не было, равно как и Рикки. Черт, куда же делись мои друзья?! Точно, я же псионик, я быстро их найду! Ну конечно, две одинокие фигурки моих друзей направлялись сквозь густую траву куда-то в лес. Очевидно, у них был собственный план действий, но что могли сделать псионик и пехотинец против многочисленных противников? Да почти что - ничего. Обращаться к Келли было бесполезно, у остальных была своя задача - спасти целую деревню. А у меня будет своя, спасти своих друзей.


Я спрыгнул с транспортера влево, мягко покатившись в неглубокий кювет около дороги. Стало страшновато, когда все твои товарищи уехали вперед и не подозревают, что тебя с ними нет, а лучшие друзья прут аккурат куда не надо. Я вдруг представил себе страшную картину встречи Рика и Несси с Тенями сейчас, когда они не смогут вовремя получить помощь... Вышло настолько дико, что я сменил быстрый шаг на быстрый бег, все время оглядываясь в пси-режиме. Автомат мешал бежать, но он был единственной надеждой как-то им помочь. Справа в овражке посреди поля стоял демон. Недолго стоял, четыре пули, выпущенные мною на бегу, его тут же уложили. Начиналось - Тени уже были здесь, а на Базе не слухом ни духом. Мне пришлось приложить немало пси-усилий, чтобы ночью на бегу отослать мозговое послание командиру роты Djlo.


Я приближался к оврагу, около которого мы гуляли накануне и где было то подозрительное болотце, но никаких визуальных следов тех, кого я искал не было. Пустота была и при пси-просмотре местности. Я начал по-настоящему тревожиться за них. С другой стороны оврага раздалась легкая очередь пистолета-пулемета, пули пропищали далеко справа от оврага, а я бросился туда, откуда стреляли. Овраг был, сами понимаете, очень немаленький и я добрался до точки обстрела не меньше, чем за 7 минут... Опять никого не было, только россыпь горячих гильз на земле.


Мне очень не понравились мои предчувствия. Мне было с одной стороны, очень страшно, ночью ходить в темном лесу, пусть и с автоматом. С другой стороны, ко мне подкрадывалась беспросветная тоска, я чувствовал - с ними что-то случилось. Хотелось бросить автомат, упасть лицом в землю и зарыдать. Я не мог себе этого позволить, необходимо было разыскать Рика и Несси, не смотря ни на что разыскать.


Мне оставалось лишь пойти по следам из редких кучек гильз. По-видимому, здесь кто-то из них на ходу стрелял назад. Там и сям виднелись кучки пепла от уничтоженных Теней, кучек было очень много. Дул сильный холодный ветер, деревья сильно шумели, а я шел к большому камню в просвете между елками, борясь с душившими меня мучениями. Редкие гильзы на земле вели к нему. От страха я не мог даже войти в пси-обзор, и я шел к камню, спотыкаясь на ровном месте. Мой бедный Рикки, что-то с тобой случилось, не тебе прятаться за камнями, пока есть патроны... Ночь была воистину страшной, а еще страшнее были несколько последних шагов до камня. Я обошел камень справа, уронил на землю автомат и бухнулся на колени.


Мой товарищ полулежал, прислонившись спиной бронежилета и каской к камню. Разбитый Калашников лежал у него на коленях, а когда я подошел ближе, то увидел что сержантский синий бронежилет был сильно испачкан кровью. Не кровью Теней, густой и черной, а яркой, теплой, человеческой. Это был конец. Я стоял около моего друга, и слезы капали на его неподвижную руку, сжимавшую опустевший пистолет.


Рик пришел в себя и грустно посмотрел на меня блестящими, но не горящими, как обычно, в темноте глазами.


- Ну что, Синий, вот и конец моей истории..., - Рик слегка кашлянул и поморщился, - Ты наверное уже понял, что мне не выкарабкаться? Синий, ты всегда был мне дорогим товарищем, обещай мне одну очень важную для меня вещь.


Рикки произнес это очень медленно, ему тяжело было говорить. Я снял с него каску и прижал к себе теплую меховую собачью голову.


- Я слушаю, сержант..., - Слезы меня душили и я молчал.


Обещай мне, рядовой, что ты позаботишься о Тенесси. Я хочу, чтобы с ней все было в порядке. - Рик на пару секунд остановился, словно переводя дыхание. - С детства я всегда за нее переживал, она всегда была веселой и храброй глупышкой. Береги ее, Синий, а я свое дело сделал. - Рикки, даже умирая, не потерял оптимизма. - Два десятка Теней не пережили этой ночи...


Боже, вот оно в чем было дело! Мой милый сержант и моя очаровательная соседка были брат и сестра... Господи, я же совсем забыл про Тенесси, я так и не знал - что с ней случилось!


- Сержант, я обещаю тебе всем, что мне дорого, приложить все силы и уберечь Несси. Рик, мир без тебя опустеет.


- Спасибо, человек... Иди, и защити ее... Оставь меня, пожалуйста!, - Рик сердито дернулся, и снова поморщился. Я медленно сжал его руку, встал, повернулся к нему спиной, медленно подобрал ППШ и побрел прочь, зная, что Рик хочет остаться один.




Слезы быстро прошли, осталась лишь тревога и ожесточение. Я медленно шел по лесу, а навстречу мне шли три высокие черные фигуры. Отлично, проклятые демоны, вы сами напросились...


Ручеек гильз тихо прозвенел вправо от просеки, лес наполнился хлопками, а фигуры растворились в темноте. Четверть диска на трех врагов для псионика был перебор, но я не мог с собой ничего поделать - теперь я ненавидел Теней смертельной ненавистью.


На земле лежал маленький черный автомат сестры сержанта. Тревога сменилась тоской, еще более сильной, чем прежде. Недалеко лежала на спине и смотрела на выглянувшую луну моя милая учительница. Я тихонько подошел к ней и сел около нее, положив руку ей на меховое плечо.


- Тенесси... Дурашка ты моя рыжая... Как же так?, - я снова всхлипнул.


- Явился, не запылился... Пошли мы с Риком прогуляться по лесу, да, вот видишь, нехорошо прогулялись...


- Несси, не уходи! Я не смогу жить без вас, а Рик уже ушел!, - я упал рядом и положил голову на окровавленную землю, прижавшись лбом к ее руке.


- Синий, ты отлично знаешь, что этот мир теперь не принадлежит мне. Моя война кончена...


Тенесси устало моргнула, а я с болью в груди понял, что ей осталась пара минут.


Теперь я окончательно понял, что я ее любил. Услышав про это, Несси тихонько улыбнулась, закрыла глаза и замерла. Навеки. Мир перевернулся, и полет оборвался. Кончилось все, ради чего я был на Земле-3. Я уже не боялся смерти, не боялся потерять кого-либо - всех, кого я любил, я потерял за последние полчаса. Я обернулся и тоскливо последний раз посмотрел на мою рыжую соседку. Она сжимала в неподвижной руке трефового белого слоника. Я взял две тяжелые гранаты из рюкзака Несси, поцеловал ее в еще теплый лоб, и пошел прочь. Теперь моя цель максимально упростилась - прибить как можно больше демонов, и как можно скорее.


Дыхание стало легким, слезы мучили меня, но тосковать было бесполезно. Брат и сестра были в другом мире, куда надо было попасть и мне. Началась моя Война.


Я вышел на поле, над Базой кружили вертолеты а прямо в противоположную сторону от нее быстро перемещался внушительный строй демонов. Похоже, их только что отогнали шквальным огнем со Стены. Тени не ожидали, что в лесу еще остался кто-то из пехотинцев.


Вот она, моя последняя битва. Я встал на одно колено, снял ремень с двумя запасными дисками от ППШ и положил перед собой. Приложился к прикладу, и нажал на спуск, ведя очередь не прекращая по всему строю. С шестидесяти метров в темноте пули попадали то в траву, то в землю, то уходили в небо и долетали чуть ли не до Стены, а часто с приятным гулом входили в полупризрачные тела Теней, заставляя тех исчезать в темноте. Диск вскоре кончился, а пока я его менял дистанция сократилась до сорока метров. Снова затрещал советский автомат и снова начал редеть строй Теней. Мне было глубоко все равно, что будет со мной, я знал, что если погибну, то снова увижу моих милых псов.


Тени шли, ежесекундно теряя кого-нибудь из своих. Диск кончился подозрительно быстро, наверное, я зарядил его в поселке не до конца. Ну что ж, пора подводить итоги моей службы - около тридцати убитых врагов. Неплохо. Но цена была слишком высока, я подвел своего друга и свою любимую.


Тоска в сердце прошла, я вспомнил Тенесси и Рика такими, как я их запомнил - храбрыми веселыми солдатами. Тени шли, убыстряя свой топающий шаг. Я швырнул ненужный теперь автомат первому из Теней под ноги и достал две тяжелые серебристые Ф1, прощальный подарок Несси, оставшейся в лесу навсегда. Тени подошли совсем близко, уже протягивая длинные когтистые лапы, а я рванул зубами из обоих гранат кольца, вытянул вперед кулаки и ждал, пока Теней соберется побольше, стоя на одном колене. Первый Тень, получивший от меня автоматом по груди, размахнулся, намереваясь покончить с назойливым пехотинцем одним ударом. Я разжал руки, щелкнули подряд два рычажка, тяжелые чушки упали со стуком на землю.


На краю поля вспыхнули подряд две яркие вспышки, раздался тяжелый грохот, а в небо полетело полтора десятка столбов пепла. Шла Война.


Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Динго (Иван Белов) «Голубые береты. Границы Родины »
Иван Белов «Дом Льговских. Служба.»
Иван Белов «Псы Войны-3»
19970813
10:18 18.12.2013
Прошу прощения,я сначала не понял смысл фразы "его больше нет с нами", поэтому сейчас я сильно опечален.
Demionis Yargfilean
18:55 16.12.2013
Забавный своей неуместностью комментарий.
Иван Белов, известный также как Лейтенант Динго, умер в 2007 году.
Мертвые не отвечают.

Хотя я и не считаю эти три рассказа хорошими, я уважаю его как творческую личность, как человека, до конца боровшегося с обстоятельствами.

И признателен ему за "Солдаты".
19970813
10:28 16.12.2013
Ну что ж,его право.
Ganlok Blackmane
11:46 15.12.2013
Увы, автор никогда не сможет ответить...
19970813
08:03 15.12.2013
Скажу сразу за все три части:очень-очень понравились.Сам я не пишу рассказы(просто на умею),но могу сказать точно:самые классные рассказы,которые я читал!
Ошибка в тексте
Рассказ: Псы Войны-1
Сообщение: