«Третий НЕ лишний»
Скачать .TXT .TXT .FB2 .FB2

Третий НЕ лишний

Villianel



I Кнехт


(Художник-бард Мико)


Люблю я раннюю осень, когда лето еще не успело сбежать, а дождливая пора не заявила о своих правах. Особенно хорошо в такую погоду гулять где-нибудь вдали от городского шума и большого скопления пушистого народа. Не привык тусоваться в больших компаниях, в душе я кот-одиночка. Характер у меня легкий, почти с каждым нахожу общий язык, только вот с противоположным полом беда. Вроде бы начну общаться с какой-нибудь привлекательной самочкой, а потом мне она начинает казаться безумно скучной, глупой и вообще страшной. С самцами все иначе как-то складывается. Есть у меня бойфренд, который меня любит, уважает, понимает и в случае чего всегда окажет помощь, поддержит меня. Впрочем не могу назвать себя истинным геем, ибо к самкам я тоже не равнодушен, просто не нашел еще той, с которой мне было бы так же хорошо, как с Блэйком.

Я стоял на мосту и тоскливо смотрел на свое отражение: худое тело, золотисто-песочная шерсть, густые темные волосы до плеч, собранные в хвост, простенькая одежда, как всегда висящая на мне мешком... в общем ничего особенного. Не удивительно, что я не симпатичен самкам. Печально вздохнув, я швырнул в озеро желудь, который со звуком «пульк» хищно поглотила темная вода.

- Мико! Ты что тут делаешь? Совсем один... — раздался радостно-удивленный голос за моей спиной. Обернувшись, я увидел перед собой Блэйка — мускулистого, высокого волка с иссиня-черной шерстью. На его могучей шее красовался новенький широкий кожаный ошейник. Темные джинсы, белая футболка, а поверх нее черная жилетка с множеством карманов, на ногах мощные ботинки, на лапах перчатки-беспальцовки. Я не удержался и присвистнул.

- Что?! — волчара скрестил руки на широкой груди и сердито оскалился. — В чем дело, малыш?

Я усмехнулся, слегка покраснел (благо, что через шерсть это не так заметно) и шепнул ему на ухо, что его вид меня возбуждает. Блэйк мило улыбнулся, помял меня слегка в своих объятиях, взлохматил мои волосы и закончил сей ритуал мокрым поцелуем в щеку. После мы вдвоем направились в сторону аллеи.

- А у меня сегодня выходной... — внезапно прервал тишину волк.

- Уррра! — промурчал я в ответ, и мое настроение тут же повысилось на тысячу делений.

- Закажем ужин из нашей любимой кафешки, посмотрим фильм, а ночью...

- Блэйк, я тебя обожаю!

- Я себя тоже! — Блэйк довольно ухмыльнулся, а я дал ему поучительного пинка, после чего мне пришлось долго просить прощения, покусывая волка в шею.


- Мико, котенок, просыпайся! Я принес тебе кофе в постель...

- А? Чего? — сонно ответил я, приоткрыв правый глаз. Волк в коротком махровом халате, с подносом в лапах, котором стояла чашка с ароматным кофе, осторожно присел на край кровати. Он смотрел на меня таким очаровательным взглядом, по которому ни за что не скажешь, что Блэйк работает вышибалой в ночном клубе. Сладко зевнув и потянувшись, я сел в кровати. Волк аккуратно поставил поднос мне на колени, а сам устроился на сидение велотренажера и принялся, не спеша крутить педали.

- Ммм! Потрясный кофе, спасибо Блэйк, — произнес я, вдыхая сладостный аромат горячего напитка.

- Я рад, что тебе понравилось, — улыбнувшись, ответил волк и, на минуту задумавшись, задал вопрос. — Пойдешь на Днюху Тайгрин?

- Конечно! Я уже и подарок ей приготовил... А ты идешь?

- Эм... нет.

- Как?! — удивился я, уронив поднос на пол, успев спасти только чашку. Волк просто пожал плечами, словно не заметил происшедшего:

- Я хотел пойти, ведь Тай единственная самка, с которой я могу найти общий язык, но... Утром позвонил шеф и сообщил о том, что мой напарник заболел. Придется его сменить. Ничего не поделаешь, для меня любые деньги не лишними будут...

По стеклянному полотну моей души противно заскрежетали коготками серые мыши. Пойти на праздник одному, туда, где почти у каждого есть пара... Но, с другой стороны, и отказываться не хорошо. Тайгрин наша общая с Блэйком подруга и она, наверное, сильно опечалится, если мы оба не придем.

- Иди, малыш, тебе нужно иногда веселиться, а то все время такой меланхоличный... — волк слез с тренажера и сел рядом со мной. Я, одним глотком допив кофе, поставил пустую чашку на тумбу и вздохнул:

- Это подло, но я пойду. И... вовсе я не меланхоличный! Просто я творческая личность...


Фурриков на квартире у Тай собралось много (в общем-то, как обычно). Тигрица торжественно проводила меня в гостиную, где я вручил ей свой подарок. Несколько взмахов когтями, восторженный возглас: «Ах, как мило!», и вот уже подарок отправляется в огромную «пирамиду даров Тайгрин» — на этом церемония поздравления закончилась.

Играла громкая музыка, четыре самочки мышки танцевали, гепард с антилопой страстно лизались на диване, медведь поглощал салат, переговариваясь с обкуренным зайцем, сидевшим рядом с ним, а тот изредка посматривал на Тайгрин и хихикал. Мимо меня прошел лис со скунсихой, лаской и кошкой, компания напевала пошлые песенки, размахивая полупустыми бутылками. Лис пригласил самочек в свободную комнату, после чего присоединился к ним. Щелкнул замок и спустя несколько минут из-за закрытой двери послышались блаженствующие стоны. Я повел ушами из стороны в сторону, стараясь не вслушиваться, дабы не поддаваться искушению. А кровь вскипала в жилах, и мне уже стало казаться, что в комнате резко поднялась температура...

- На-ка, выпей! — Тай подала мне фужер со странным синеватым напитком, от которого так и веяло зимней свежестью. Я кивнул в знак благодарности и, поднеся бокал к губам, стал лакать морозящую жидкость. По телу разлился приятный холодок, мигом снявший жар и напряженность в области... ну, вы поняли о чем я.

- Спасибо, — промурлыкал я, вальяжно располагаясь на диване. Тайгрин тихо хихикнула, но, последовав моему примеру, улеглась рядом, взяв со стола бокал с ежевичным коктейлем.

- Ну, так как там твое пур-пур-мяу? — поинтересовалась белая тигрица, а затем пару раз лакнула из фужера.

- Как и прежде...

- А самочку себе уже завел? — Тай придвинулась чуть ближе, соблазнительно прикрывая глаза. Я старался не обращать внимания на то, как мягко, но в то же время настойчиво на меня напирают ее аппетитные груди... Белая тигрица обладала такой очаровательной мордочкой, роскошными длинными черными волосами, шелком спадающими с плеч и шикарным телом...

- Мико?!

- А? — я мотнул головой, гоня прочь эротическое наваждение, и виновато улыбнулся. Тайгрин весело потеребила коготком мое ухо:

- Значит не завел...Жаль, Блэйк не смог придти, скоро вернется мой муж, а я не хочу давать ему повода для ревности...

- Что ты, Тай! Мы же с тобой просто друзья!

- Да...только Рамс в это слабо верит, — тигрица разом осушила свой бокал, после чего встала с дивана. — Ладно, пойду, гостей своих проведаю. У меня что-то нехорошее предчувствие. А ты, лучше оставайся здесь. Тут поспокойнее будет.

Я согласно кивнул подруге, взглядом проводив ее до двери, и принялся гипнотизировать потолок. Вскоре, признав свое поражение, я закрыл глаза и стал погружаться в сладкую дрему.

Казалось, что прошла целая вечность, но тут в комнате что-то зашуршало. Я вяло повернул ухо, чтобы определить источник звука и услышал лишь вздох, шелест перелистываемой страницы и вновь тишину. Любопытство пересилило лень, я открыл глаза, уселся на диване и, обернувшись, испуганно вздрогнул. Рядом со мной в нахальном молчании находилась некрупная самка дракона. По строению тела она была подобна хрупкой лани, ее перламутровая чешуя красиво мерцала в сумрачном освещении комнаты. Остроконечные ушки, торчащие из копны темно-фиолетовых волос, маленькие, чуть подпиленные рожки, небольшие кожистые крылья, удобно сложенные за спиной и

бо-о-ольшая... такая душа... размера этак третьего или четвертого.

Дракона делала вид, а может и правда, не замечала меня. В руках она держала раскрытую книгу, с интересом изучая ее содержимое. Надпись на обложке гласила: «Люди. Особенности. Расы». Пока я откровенно пялился на пышные формы драконессы, она успела «заметить» мое присутствие.

- Рррь? — вопросительно уркнула самка, когда наши взгляды, наконец, встретились. У нее были завораживающе холодные серые глаза.

- Э-э-эм... Ну, это... как его... привет! — промямлил я, а дракона улыбнулась, обнажив белоснежные клыки, и ткнула когтем в книгу:

- Смотри! Правда, человеки — милые существа? — мой взгляд переместился на иллюстрацию, где был изображен человеческий детеныш, обнимающий плюшевого зайку. Странно, но ничего милого в хумансах я никогда не находил, но решил, что не стоит расстраивать самку:

- Да... милый. Скажи, давно ты здесь сидишь?

- Я? Нет, до того, как ушла Тайгрин, я была в кресле. — Драконша закрыла книгу и положила ее к себе на колени.

- Ясно, — мне становилось как-то не по себе. В прочем, так было всегда, когда я пытался завести разговор с драконом. Всегда считал их более серьезными, опытными.... умными что ли... В общем, не то, что мы, фуррики. Хотя, драконы редко общаются с нами, поэтому не стоит обобщать.

- Меня зовут Деханари Лир, — представилась дракона, но, заметив, мое замешательство, добавила. — Друзья зовут меня Хана.

- Мое полное имя звучит слишком глупо, поэтому зови меня просто Мико... — пробурчал я, сложив руки на груди.

- Миколетто! — радостно воскликнула Хана, а я отчаянно ругнулся про себя, еще сильнее нахмурившись. Самка уркнула, вопросительно склонив голову на бок, но реакции с моей стороны не последовало. Тогда драконесса отложила книгу, прилегла на мое плечо и обхватила своими великолепными пальчиками мою ладонь:

- Мико, ты мне нравишься... Будь со мной...

От неожиданности я отскочил в сторону.

- Чего?! Ты сказала...

Не дав мне продолжить свою фразу, дракона внезапно сползла под стол и оттуда дрожащим голосом произнесла:

- Боже, оно... оно... ОНО ЖИВОЕ! Оно разговаривает!

Сдавленный крик ужаса и следом за ним дикий хохот. Однако, странное поведение у этой самки. Хотя... чем-то оно мне даже нравится.

- Как мило! — усмехнулся я. Хана подползла ближе к дивану и, положив мордочку мне на колени, высунула длинный красный язык, раздвоенный на конце. Серые глаза драконесссы, в которых отражались огни лампы, завораживали, пьянили, пленили, сковывали незримыми цепями... Ууу! Я не знаю, как иначе описать то состояние, когда понимаешь, что ты попался на удочку любви и с ее крючка уже не сорваться...

- Давай прогуляемся? — внезапно спросила дракона и я, ни секунды не раздумывая, согласился.



Третий НЕ лишний


II

(Хана. ОчУмелая гитаристка)


Да… вчерашний день вспоминается с трудом, а с утра чувствуется странное возвышенно-творческое настроение. Я открыла глаза, после чего осторожно, стараясь не разбудить Мико, который мило посапывал, сжимая в лапках моего плюшевого зайца, вылезла из кровати и оделась. Кот лишь перевернулся на другой бок. Ох, ну просто дитя малое! Заботливо укутав Мико в одеяло, я покинула спальню. Далее, как обычно: душ, наведение марафета, завтрак.

В дверь позвонили как раз в тот момент, когда я допивала кофе. Череда мыслей пробежала в моей голове, начиная с фразы» «Что за чебухрень?» и заканчивая удивленно-раздраженной: «Вот настырный парень!». Наконец, медленно шаркая тапочками, я дошла до прихожей и открыла дверь.

– А, это ты, Блэйк, - зевнула я, пропуская волка в квартиру. Так, он принес барабанные палочки… Уррря!!! Он мне поможет подготовиться к…

- Девять часов уже! Сколько спать-то можно? – возмутился Блэйк.

- Чего?! Да я целый день способна спать, если меня не будить!

- Ладно, достаточно болтовни, пошли репетировать. У вас ведь концерт скоро?

- Да. Неделя осталась. Будем играть в «Когте».

Волк присвистнул. Да, «Коготь» считался самым классным клубом в нашем городе. В нем дают концерты лишь очень популярные рок-группы. Попсу, эмо и прочую сопливую музыку здесь не терпят. Так что, можно сказать, нам повезло.

- Всего пять песен, – добавила я, с некоторым сожалением в голосе.

- Все равно круто… Ладно, веди меня в студию.

Я кивнула ему в ответ и, театрально присев в реверансе, открыла соседнюю дверь. Творческая студия представляла собой небольшую комнату: стены покрашены в глубокий синий цвет, теплый паркетный пол, две большие музыкальные колонки, ударная установка, бас и электро на подставках, два микрофона, мощный компьютер и куча проводов, лианами стелющиеся по полу.

Блэйк, не дожидаясь особого приглашения, прошел внутрь и занял место за барабанами. Я воткнула длинный красный шнур в отверстие своей шестиструнной подружки, а мои пальцы привычно сжали медиатор. И вот, репетиция началась…

Сначала тихо, будто бы неуверенно Блэйк стал задавать ритм, электрогитара «произнесла» несколько аккордов, а затем пронзительно взвизгнула. Тогда удары словно проснулись и уже чувствовалась жесткость в ритме. Короткий гитарный риф и я начинаю соло:


«Мрак ночной пронзает лунный свет

И замок старый, опустевший кабинет…

Волчий вой и в жилах стынет кровь,

Но все равно тебя хочу увидеть вновь…


Твои губы хладные, словно лед,

И взгляд туманный………………….»


- СТОП! – нахально прервал нашу репетицию Мико, несколько секунд назад ворвавшийся в студию. – Что происходит? Что это за траурный вой с утра пораньше? И почему в моей квартире всю мебель переставили? Э-э-э… А что ВЫ здесь делаете?

- Что ТЫ здесь делаешь? – нахмурился Блэйк, а затем повернулся ко мне. – Малышка Ди, ответь!

Я вздохнула, выдернула шнур и поставила гитару на подставку. После я опять вздохнула… и еще раз… Ведь дополнительный глоток воздуха никогда не помешает!

- Ну, вчера, на Дне Рождении Тайгрин я слегка перебрала ежевичного пунша и решила выйти подышать свежим воздухом. Одной в таком состоянии ходить по улицам ночью не безопасно, а единственным трезвым существом в квартире оказался Мико. Я предложила погулять, он согласился…

- Так, это все, конечно, мило, но как он оказался в ТВОЕМ доме?

- Терпение, волк, терпение… Так вот, когда Мико проводил меня до подъезда, я спросила, далеко ли ему до дома своего идтить… Оказалось далеко, тогда я предложила ему остаться на ночь у меня…

- И я согласился, - прошептал кот, хватаясь лапами за голову. – Что было дальше, Хана? Говори, я ничего не помню!

- Мы играли в Sony Playstation 3, потом выпили 3 бутылки вина, долго танцевали под попсовую музыку, а под конец скинули с себя одежды и…

- И ЧТО-О? – строго спросил волк, нервно разминая кулак.

- Ничего такого, о чем бы стоило вспоминать, - ухмыльнулась я и направилась в сторону прихожей. За спиной раздалось два облегченных вздоха.

-Хотя, - я резко обернулась, - он был совсем не против…


Вот так стоишь себе на подоконнике распахнутого настежь окна и смотришь вниз: фуррики, как трудяги-муравьи спешат по своим неотложным делам, автомобили поганят воздух выхлопными газами, мимо пролетает стая бесполезных голубей и одинокий розовый пакет. Нет, так даже умирать не интересно! Ведь никто и не заметит… Разве для кого-то в этом мире я имею хоть какое-то значение? Глупо пытаться таким способом обратить на себя внимание. Как же хочется вернуться в прошлое, чтобы все изменить…

Какой-то идиот остановился прямо под моим окном (я живу на шестом этаже), задрал голову и, увидев меня, тут же помчался в подъезд. Ну вот! Сейчас начнется: пожарные, скорая, полиция и долгие, унизительные уговоры… эх! Я сделала решительный шаг. С закрытыми глазами падать не страшно, но больно. А еще очень глупо, потому, что я упала не на холодный мокрый асфальт, а на свой «кристально-чистый» паркетный пол. «Да… вот дура-то…» - подумала я перед тем, как потерять сознание.


* * *


- Хана! Ханочка, ну пожалуйста, очнись!

Резкий запах нашатыря заставил меня вернуться в реальность. Я, с трудом разлепив глаза, обвела взглядом окружающее меня пространство. Моя комната, моя кровать, мой плед, мои пустые бутылки разбросанные по полу, мой пузырек с нашатырным спиртом на тумбочке… Все нормально. Тошнота и больная голова – верные признаки жизни. Чья-то теплая рука коснулась плеча и я невольно вздрогнула. На краю кровати сидел Мико, вид у него был весьма обеспокоенный. С чего бы это?

- Малышка Ди, скажи честно, сколько ты выпила перед тем, как решила прыгнуть из окна?

- Так меня может называть только Блэйк! – огрызнулась я и попыталась встать. Но стоило ногам коснуться пола, как перед глазами стала сгущаться темнота. Мико обхватил меня за талию и помог лечь обратно.

- Что случилось, Хана? – тихо спросил он, начав от волнения теребить кончик своего золотистого хвоста.

- Что могло со мной случиться, пушистик? – я горько усмехнулась, а голова вновь закружилась.

- Три месяца прошло… я… - Мико замялся, словно что-то обдумывал. Мой больной похмельем мозг заподозрил неладное, но было уже поздно… Кот посмотрел мне в глаза и нежно улыбнулся. Мда уж, точно! Он тоже хлебнул с утречка, а я-то думала, что он…

- Я люблю тебя, Деханари Лир.

Эти слова, словно невидимая кувалда ударили меня по голове. О, слава Драконьему Создателю, что в данный момент я не упала повторно в обморок. Я молча смотрела на кота: худощавый, низкий, сопливый романтик. Тьфу! Да он просто жалкий неудачник. И чего же он ждет от меня? Чтобы я, талантливая гитаристка и солистка группы «Дикая Кровь», была рядом с этим криволапым художником?! Что обо мне скажут мои поклонники? Вот болван! Он думает, что раз я обратила на него внимание на той вечеринке, то теперь я готова стать его самкой? Ни за что!

И тут мне пришло в голову несколько нехороших мыслишек. А что если…

- О, Мико! – воскликнула я, бросившись обнимать кота. Самец, которому через пару минут стало нечем дышать, от того, что его морда неизбежно уткнулась в мой пышный бюст, начал слабо сопротивляться.

- Кхе, я…- Мико наконец выбрался из моих тисков, - очень рад.

Но тут лживая улыбка исчезла с моего лица, вместо нее появилась не менее притворное беспокойство:

- Но, подожди, пушистик, а как же Блэйк?

Кот на мгновение задумался и тут же ответил холодным голосом:

- Ничего, он поймет.


Я не издеваюсь над Мико. Я его просто использую. Причем, настолько грамотно, что ни он, ни окружающие не замечают этого. При этом, почти за месяц мне удалось так близко подойти к цели… С каждым днем Мико все сильнее привязывался ко мне, а я еще больше презирала его за слепую собачью преданность. Блэйк остался для кота самым близким другом, но в глубине души, наверное, жутко грустил по тем временам, когда они были парой. Как на сцене, так и в обыденной жизни Блэйк относился ко мне, как к хорошей подруге, но ближе к себе не подпускал. Правда, стоило мне стать самкой Мико, волк стал больше интересоваться мной. Он старался узнать как можно больше: чем я занимаюсь, кроме музыки, мои любимые фильмы, музыкальные группы, даже кулинарные блюда! И я специально каждый раз показывала Блэйку, насколько мы похожи. Да, за полгода было довольно просто полностью узнать пристрастия волка в еде, музыке и прочем. Поэтому мне не составляло труда выдавать чужие интересы за свои собственные. Конечно, я не стала точной копией Блэйка (чрезмерная схожесть скоро может ему наскучить), тем самым продолжала держать самца на невидимом поводке. О, да… Если так пойдет и дальше, то довольно скоро я «излечу» Блэйка от его глупой голубой болезни. Докажу, что я лучше любого самца.

Только ради достижения этой цели я терплю присутствие Мико. Только, чтобы добиться взаимных чувств от Блэйка, я притворялась, что по самые рожки влюблена в кота. Противно… очень.

Но любовь без самопожертвования невозможна… Я люблю волка. И я добьюсь взаимности, чего бы мне это не стоило.




Третий НЕ лишний


III

(Блэйк. Мускулистый барабанщик)


Я рос без отца. Мать целыми днями пропадала на работе, а дома со мной оставался старший брат. Я очень любил его, он единственный, кто понимал меня и никогда ни в чем не осуждал.

Но… он умер. После похорон мать больше не упоминала ни об отце, ни о Саймоне. А если я спрашивал, она тут же старалась сменить тему. Ей было тяжело, но она всегда была мужественной самкой. Отношения у нас не складывались, мы постоянно ссорились. В конце концов, мать узнала, что я гей и это только усугубило ситуацию. Просто, однажды вечером я вернулся с учебы и не смог открыть дверь своим ключом. На лестнице лежал огромный дорожный чемодан, а на нем конверт с запиской: «Я больше не собираюсь терпеть тебя в своем доме. Ты уже большой и вполне способен прожить один. И можешь больше не называть меня матерью. Для меня ты мертв, так же, как и Саймон. В конверте деньги, которых тебе хватит на несколько дней, а там, надеюсь, ты сможешь найти себе хоть какую-нибудь работу. Желаю удачи во взрослой жизни».

Так в 20 лет меня выкинули из родного гнезда, и мне пришлось искать новое логово для проживания. Некоторое время я жил у друзей, потом устроился на работу в кафе «Радужный колибри» вышибалой и очень скоро смог переехать в отдельную квартиру. Шикарное логово! Две комнаты: спальня-гостиная и комната-свалка. Первая достаточно уютная, пригодная для жилья: черные стены с серым орнаментом, белые шторы на большом полукруглом окне. Кожаный диван-кровать (жутко неудобный!), рядом тумба с лавовой лампой, комод с одеждой, велотренажер, пыльный телевизор и журнальный столик, на котором покоится мой верный ноутбук. Комната-свалка довольно стремная на первый взгляд. Здесь железная глухая дверь, голые стены и окон нет. Справа от входа находится барабанная установка, рядом электро-ударные для репетиций. Напротив инструментов – комп для обработки музыки и ритмов. Ну, а еще здесь до фига всякой музыкальной атрибутики и прилагающийся к ним хлам.

В общем, буду теперь всю жизнь за эту хату платить… Но ничего, зато хоть никого не притесняю.

В РК здорово работать! Новые друзья, полезные связи, куча всяких понтовых фенек от знакомых-музыкантов. Вот, недавно установку ударную новую подарили и косуху всю металлом увешанную. Жизнь ништяк! В РК я познакомился с Ханой, их группа часто выступает у нас. Как-то драконесса подошла ко мне после выступлений и начала клеиться. Но на меня-то самочье обаяние не действует, так что она довольно быстро оставила свои попытки соблазнить меня. Зато потом разговорились. Я рассказал Хане, что играю на барабанах, а она так обрадовалась, что стала прыгать, визжать и хлопать в ладоши. Оказалось, что они давно ищут нового барабанщика, так как этот у них совсем бездарь. Я, хоть и не охотно, все же согласился пройти прослушивание. Никогда не думал, что меня будут так хвалить. Группа «Дикая Кровь» разве что не бились головой о стенку, так им понравились мои бешеные ритмы. Хех… Два черных дракона брата-близнеца (чумовые оторвы) – гитарист и клавишник, женоподобный пепельный королевский пудель басист (голубая басуха со стразиками, гламур… ох, меня от одного его вида тошнит), вокалистка Хана (по совместительству гитаристка) и скромный хорек (барабанщик). Если честно, я не слишком хорошо представлял себя в их компании, но обещал подумать. Просто мне парня ударника жалко. Парню лет 14 на вид.

Ну а Мико… Мико я знаю с детства. Сначала мы просто дружили, а потом он узнал, что я гей. Ну, а я в ответ узнал, что кот оказывается би. В тот день я был счастлив. Мой лучший друг и я – казалось, что мы просто созданы друг для друга. Зачем ему самки, когда я могу дать ему то, о чем он и мечтать не смел? Мне не нужна косметика, я никогда не жалуюсь, что я толстый или наоборот слишком худой, не таскаю его по магазинам нижнего белья и парфюмерии. Отличный повар, хороший собеседник, да и как защитник я хорош. Красив, гипер-сексуален, силен, смел! Ммм… бесподобен – просто мечта! Да, а я говорил, что еще ужасно скромен?

Не люблю я самок. Ну, не виноват. Так получилось! А чем вам не по нраву однополая любовь? Все те же ласки, поцелуи, все те же чувства… Хех, не всем дано понять!

Сегодня я встал позднее, чем обычно, ровно в 9:30. Наверное, этим и отличается выходной день от рабочего. Через неделю отпуск. Хотя, так уж важен он для меня теперь? Совсем недавно мы с Мико, планировали поехать на отдых вместе. На пляже поваляться, поиграть в волейбол, поплескать в море! Эх, он любит собирать ракушки, а мне нравится закапывать его в песок… Мы каждую зиму неделю проводим на море! Это уже, как традиция! Но эта Хана все нам портит. Нет, я, конечно, рад, что Мико влюбился в самку. Он ведь не гей. Сердцу не прикажешь, и я его в этом понимаю. Но это не повод забывать о дружбе!

А еще, я не очень доверяю этой драконе. Малышка Ди довольно странная особа. Иногда пошлая, часто грубая, алкоголь, как воду хлещет и сигареты пачками курит. Не думаю, что она Мико подходит. Он романтик с творческой и жутко ранимой душой. Если она разобьет ему сердце, он может этого не пережить.

Доев свой завтрак, я решил, что стоит позвонить коту, узнать, как он там. А то неделю почти не общались. Набрал когтем восьмизначный номер, посчитал гудки и, наконец, услышал сонный голос:

- Привет, милашка! А чего так рано?

- Хана! Дай трубочку Мико, пожалуйста. Он ведь наверняка рядом… - твердым и слегка раздраженным голосом ответил я. Какого хрена вообще? Опять он с ней! Утром! Значит, всю ночь он опять развлекался. Интересно, как у него только времени на свои картины хватает?

- Алло, Блэйк? – спустя минуту произнес в трубку столь же заспанный кот. – Ты нас разбудил.

Я прикусил язык, чтобы не наорать на Мико. Отборный мат так рвался вылететь из моей пасти, что мне пришлось сосчитать до 10, дабы успокоится.

- Извини, дурака! Я, наивный глупец, думал, что вы по утрам бодрствуете. – Я хмыкнул. – Но ты, бедняга не высыпаешься. Конечно, ночью-то не до сна совсем было!

- Да ладно тебе, Блэйк, - кот видно обиделся, поскольку голос его стал тише. – Как ты там?

- Жив, пока что. Вот, встретиться с тобой желаю…

- Ну, это можно устроить.

- Наедине! – требовательно сказал я.

- МИКО, КОНЧАЙ ТРЕПАТЬ ПО ТЕЛЕФОНУ! ГДЕ МОЙ ЗАВТРАК В ПОСТЕЛЬ? ОБЛЕНИЛСЯ СОВСЕМ! – раздался гневный возглас Ханы. Кот шумно вздохнул и ответил почти шепотом.

- Мне пора, волк. Моя самка ждет завтрака. Я перезвоню тебе позже.

Кот повесил трубку, я еще долго стоял, прижав аппарат к уху, и слушал короткие гудки.



* * *


Пятница, наконец-то! Последний рабочий день перед долгожданным отпуском близился к концу. Вот подошел мой напарник сменить меня, а я пошел курить (на работе нам не разрешали). Я затянулся и не сразу выдохнул, отчего в горле приятно защипало. Стоял, прислонившись к стене здания «Радужного колибри». Мимо меня не спеша проходили одинокие фуррики и не сильно трезвые парочки, по шоссе пролетали машины, а где-то вдалеке выла полицейская сирена. Тут, рядом с кафе притормозило такси. Дверца распахнулась, и из машины вышел мой самый любимый кот. Я последний раз затянулся перед тем, как выбросить сигарету и направился навстречу Мико. Кот смущенно улыбнулся и посмотрел мне в глаза:

- Я приехал, как ты просил – один, без Ханы.

- Неужели она отпустила тебя? – с подозрением спросил я.

- Пришлось соврать ей, что я поехал навестить мать, - явно недовольный своим поступком, ответил Мико.

- Ну…- я открыл дверь с надписью «Служебный вход», приглашая кота войти. – Посидит вечерок в одиночестве, ничего с ней не случится!

Мы прошли в небольшое темное помещение, где были свален всякий ненужный хлам: коробки, пустые бутылки, банки и прочий мусор. Пройдя через все препятствия, мы прошли, наконец, в бар. Мико занял нам столик в дальнем конце РК, а я пошел делать заказ. Вскоре мы уже сидели вдвоем, пили коктейли, заедая солеными орешками.

- Давно не виделись с тобой... наедине, - улыбнулся я, лакнув из бокала. Мико начал оправдываться, но я остановил его.

- Ничего не говори. Я понимаю, Хана… Нет, вру! Я тебя не понимаю, - я мотнул головой, после чего отвел взгляд. – Я ей не доверяю. Слишком все наигранно.

- Я люблю Хану, поэтому доверяю. А что ты думаешь по этому поводу, меня не волнует, - серьезным голосом заявил Мико. И почему мне стало смешно? Да потому, что это все походит на детский сад, ясельную группу! Будь моя воля, я бы его побил, но не хотелось нарываться на неприятности, к тому же мне его жаль. Он такой слабый, наивный и влюбчивый, как маленький каб.

Я посмотрел в глаза коту и тихо ответил:

- Хорошо, Мико, я больше не буду говорить с тобой на эту тему. Но, если она тебя бросит, ко мне плакаться не беги.

Кот лишь махнул лапой и переключил свое внимание на орехи. Он взял горсть и стал поглощать их, закидывая в пасть по одному. А у меня на душе стало довольно пасмурно, хоть я и не подавал виду, что обижен или сильно расстроен.

Оставшийся вечер Мико развлекал меня рассказами о своих новых картинах, об интересных походах с Ханой по музеям Искусств и о том, какой он счастливый фуррик.

Я с «интересом» слушал кота, изо всех сил стараясь не зевать. Наконец, он вспомнил, что дома его ждет Хана, и решил покинуть меня.

- Ну, иди, коль надо, - тихо ответил я, не поднимая глаз на кота. Мико явно чувствовал себя виноватым, потому как еще несколько минут топтался на месте, не решаясь уйти. Так или иначе, кот все равно ушел, оставив меня наедине с невеселыми мыслями.

«Совсем один… Ни парня, ни друга. Отпуск испоганен, настроение гадкое! Жизнь моя никчемна».

Я помню, как осушал бокал за бокалом и как быстро дурманился разум. Помню, как я начал дебоширить и как меня, потом вышвырнули из бара. Гул машин, такой далекий и в то же время такой противный, яркий свет, скрип тормозов, как саблей по ушам и резкий удар. Очень больно.



* * *


Пусто и одиноко. Такое чувство, что я одновременно слеп, глух, нем и парализован. Здесь были подвижны лишь мои мысли. В сознании проплывали образы, воспоминания. Ничто больше не волновало меня, все исчезло. А что я мог сделать?

«Вот и все, - подумал я. – Это конец. Конец? Я не увижу больше маму… Мико… Даже Хану, хоть она мне и противна. А я ведь так и не помирился с матерью. Мико-то все равно! У него Хана останется. Может, просто пришло мое время… Кто я такой, чтобы с Судьбой спорить? Может, это даже и к лучшему… Только вот нет никакого желания болтаться здесь в темноте и слушать свой занудный внутренний голос!»

Мой мысленный монолог прервал внезапный приступ боли, затем я услышал на миг отдаленный гул и чьи-то голоса. Я увидел свет и успокоился. Сейчас я просто пойду вперед и… И снова эта странная боль, шум и затем темнота.


* * *


Я очнулся в просторной светлой комнате. Белый, местами обшарпанный потолок, длинные лампы дневного света, к тому же воняет лекарствами… Да, я в больнице, нечего и думать. Фигово, зато живой, а это куда лучше, чем болтаться в бессмысленной темноте, слыша лишь свои мысли.

- Блэйк? – раздался тихий женский голос справа от меня. Я не мог пошевелиться из-за гипса и перевязок, поэтому просто глядел в потолок и чувствовал себя беспомощным щенком. Вновь раздался голос, уже более знакомый:

- Волчонок, ты нас слышишь?

- Хана? – неуверенно прохрипел я. Горло словно феном изнутри высушило, поэтому говорить мне было не просто.

- Мы тут с Тайгрин пришли тебя навестить…

На мое плечо легла мягкая тигриная лапа:

- Эх, Блэйки, Блэйки! За что ты так себя?

Я попытался ответить, но из пасти вырвался лишь приглушенный хрип.

- Надо бы тебе водички… - беспокойно прошептала драконесса. Она взяла с тумбочки графин, налила воды в стакан. Затем Хана дернула какой-то рычаг, и кровать приняла изогнутую форму наподобие шезлонга. Теперь я мог разглядеть, что твориться вокруг меня: светло-зеленые стены, пара пустых коек, а рядом с моей два странных аппарата и капельница… Уже пустая, фух! Тигрица сидела в кресле, закинув ногу на ногу, а драконесса, напоив меня, устроилась на моей кровати. Эх! Жалко, что Мико не пришел… Хотя, может он приходил, а я спал? Да нет, вряд ли…

- Ты чего такой грустный? – внезапно спросила дракона.

- Наверное, потому, что весь оставшийся отпуск я проведу в этой чертовой клинике!

Тай усмехнулась, скрестив лапы на груди:

- Эт верно! Они еще собрались проводить какие-то исследования, ты ведь давно у врачей не появлялся.

- О нет! – я хотел хлопнуть лапой по голове, но вовремя сообразил, что мои конечности стянули ремнями. Кстати! – Эй! А почему меня связали, как психа?

- Что бы ты с кровати ночью не упал! – ответила Тай и самочки дружно засмеялись.

- Ты слишком бурно спишь… - смущенно добавила дракона.

- Отлично! – тут до меня кое-что стало доходить…- Боже! МОЯ НОГА! НОГА! ЧТО С НЕЙ?!

- Нормально все с твоей ногой, - удивленно ответила Хана, вопросительно посмотрев на Тай.

- Я ее не чувствую! – продолжал вопить я.

- Ханни, встань, пожалуйста, с ноги Блэйка, ты на ней сидишь… - негромко произнесла тигрица, едва сдерживая смех. Хана покраснела (на ее белой чешуе это было очень даже заметно) и медленно переместилась с моей койки на стул.

- Прости… - виновато сказала дракона, опустив глаза. Да… блаженство! Моя нога снова со мной, а то я, уже было, испугался!

- Ничего, - я мягко улыбнулся девушкам, а они мило захихикали. Тут Тайгрин взглянула на часы, вскочила с кресла, взяла свою сумочку и, чмокнув меня на прощание в щеку, выбежала из палаты. Я проводил подругу взглядом, полным недоумения, а Хана пояснила:

- Шесть часов – Рамс возвращается с работы.

- А, тогда понятно, - усмехнулся я. Да, муженек у Тай тот еще ревнивец. Даже со МНОЙ наедине боится ее оставлять.

В воздухе повисло неловкое молчание. Хана то смотрела мне в глаза, то отводила взгляд, хлопала ресничками и смущенно улыбалась. У меня возникло странное чувство, схожее с тем, когда бутерброд, который ты собираешься откусить, вдруг начинает с тобой разговаривать.

- Нервный тик? – насмешливо поинтересовался я. Дракона лишь глупо хихикнула в ответ, после чего перебралась ко мне на кровать.

- Не бойся, волчонок…- томно произнесла Хана, ловко забираясь на меня верхом. – Теперь нам никто не помешает…

Передо мной крупным планом оказались бедра, талия и грудь драконы. Голова же, вместе с прилагающейся ей пастью находилась рядом с моим правым ухом. Хм… это жаркое, страстное дыхание… И чего от меня хотят добиться? Хей! Кажется, я понял, в чем дело!

- НАСИЛУЮЮЮЮЮТ!!!! – во всю глотку заорал я, но меня тут же заткнули. Хрупкая, маленькая ручка Ди с острыми коготками, сильно сжала мою пасть, словно металлический намордник.

- Ну-ну-ну! Так не пойдет! – драконесса медленно убрала свою руку и стала ею поглаживать мой торс. – Игра только началась…

- Деханари, да ты с ума сошла! Слезай с меня! – я был крайне возмущен, но при этом ничего не мог поделать! Я, в буквальном смысле, связан по рукам и ногам. Но тут явилось мое спасение…

- Хана? Блэйк?!

Я прижал уши. В дверях стоял Мико с букетом моих любимых цветов, ромашек, в лапах. Ну вот, доигралась, детка! Твой самец поймал тебя на горячем, и ничто более тебя не оправдает. Что же ты будешь делать?

- Мико… - дрожащим, растерянным голосом произнесла дракона, поспешно слезая с моей койки. – Ты все не так понял! Я… я могу объяснить!

- Я все правильно понял, Хана. Не стоит делать из меня дурака! – холодно и жестко ответил кот. – Прощай, я не желаю больше иметь с тобой ничего общего.

- Но… - дракона сделала шаг в сторону Мико, но тот демонстративно отступил. Тут лицо самки изменилось. Растерянность и жалость вмиг исчезла, появился гнев и ярость. Он посмотрела на меня и крикнула:

- Я ненавижу тебя, Блэйк и всех вас, геев, презираю! Вы ничтожны, вы не способны любить НОРМАЛЬНО! Ошибка природы! Будь ты проклят!

Я лишь усмехнулся. Что мне ее слова? Пустой звук, хоть и неприятный. Мне ее даже немного жаль. Неужели она никогда не поумнеет? Увидев, что меня она словами не ранила, Хана обратилась к Мико:

- А ты… Ты тряпка, тупая и бесполезная! Ты не желаешь меня больше видеть? Ха! Да я и не собиралась с тобой долго оставаться. Ты мне противен. Ни одна нормальная самка не станет встречаться с таким… идиотом!

Наоравшись всласть, самка выскочила из палаты, толкнув по пути ни в чем не виноватую медсестру. Лисица в белом халате лишь покачала головой, заглянула в палату и, убедившись, что все в порядке, удалилась. Мы остались с Мико наедине. Представляю, что сейчас творится у него на душе. Он ведь и правда любил дракону. Кот молча подошел к моей кровати, положил ромашки на тумбочку, развернулся и направился к выходу. Остановившись у самой двери, он тихо произнес:

- Ты был прав…



Эпилог

(Слова автора)


Судьба жестока, но справедлива. Каждый в жизни, так или иначе, получает то, что на самом деле заслуживает.


После скандала в больнице Деханари Лир собрала вещи и, ни с кем не попрощавшись, покинула страну. Вскоре она сменила имя и ушла с головой в шоу-бизнес. Из-за своего стервозного характера в итоге потеряла все и всех. Оставшуюся жизнь она готова была провести в одиночестве, потребляя в огромных количествах алкоголь. Единственной, кто от нее не отвернулся, оказалась лучшая подруга, Мелри. Она помогла драконе избавиться от алкогольной зависимости, устроиться на приличную работу и немного присмирить свой нелегкий нрав. Хана больше никогда не вспоминала о Блэйке и Мико.


Группа «Дикая кровь», лишившись вокалистки, не распалась. Ее возглавил Блэйк, сразу же, как его выписали из больницы. Хоть он и был обычным барабанщиком, но лидерских качеств у него было хоть отбавляй. Волк поставил на вокал басиста пуделя, а близнецы занялись бэк-вокалом. Получилось очень здорово. «Дикую кровь» довольно скоро пригласили на большую сцену и ребята прославились. Но, несмотря на огромный успех и частые гастроли, Блэйк не забыл о своем лучшем друге Мико и по-прежнему навещал его, приглашал на концерты или просто в гости.


После разрыва с Ханой, Мико еще долго чувствовал себя виноватым перед Блэйком, а разбитое сердце не давало жить. Кот неделями не выходил из квартиры, почти не ел и мало спал. Он порвал все фотографии с изображением Ханы и сжег ее портрет, который рисовал ей в подарок.

В то же время не ладились отношения Тайгрин и Рамса. Тигрица требовала свободы, а Рамс не желал уступать. В итоге они успокоились, после чего мирно решили развестись и жить отдельно друг от друга. Так как своей квартиры у Тай не было, ей пришлось просить приюта у ближайших друзей. Тогда Мико позвал подругу жить к себе. Ему было одиноко, и кот боялся, что еще несколько дней, проведенных в депрессии, и нервы его не выдержат. А в такой момент он и с жизнью покончить мог.

Тайгрин отнеслась к другу с глубоким пониманием. Она каждый день кормила его, проводила с Мико дружеские беседы и, в конце концов, смогла вывести кота из тяжелого душевного состояния.

На самом деле им было очень хорошо вместе. Однажды Мико понял, что Тай для него больше, чем близкая подруга. Спустя два года они поженились, и семейная жизнь их протекала в любви и гармонии. Случались, конечно, ссоры, но они были незначительными и супруги быстро мирились. Еще через год у Мико с Тай родился кааб, золотисто-полосатая кошка, родители дали ей имя Тамина.

Мико так и не стал великим художником, но творчество не бросил. Зато из него получился отличный друг, муж и отец.


Так Хана начала жизнь с чистого листа, Блэйк нашел свое призвание в музыке, а Мико, наконец, нашел свое счастье.


А что будет дальше с героями рассказа? Лишь Всевышнему и автору это известно. А дальше будет…



КОНЕЦ

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://forum.fantasy-worlds.org/forum/11-1225-1Похожие рассказы:
Владислав "Dark" Семецкий. «Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава Шестая. Гнев.»
Наташа Маркова, Юрий Пугнин «Оборотни поневоле»
Граф О'Ман «Война безоружных»
mark
09:31 27.01.2016
Не плохо мне понравилось.
Ошибка в тексте
Рассказ: Третий НЕ лишний
Сообщение: