«Лакомый кусочек»
Скачать .TXT .TXT .FB2 .FB2


ЛАКОМЫЙ КУСОЧЕК

Alex Reynard



Очень симпатичная мультяшная история - (готовка/проглатывание).



- Какая милашка! Так и хочется ее съесть!

Шана повернулась в сторону голоса, который произнес эти слова...

Маленькая белка увидела, что на неё смотрит красивый рослый койот, одетый в дорогой коричневый костюм.

Он тепло улыбнулся ей.

Мать Шаны тоже взглянула на койота.

- Благодарю вас… с вашей стороны было так мило заметить это!

Старшая белка подтолкнула дочь:

- Что мы должны сказать вежливому господину?

- Ээ... гм… спасибо, мистер койот... - нерешительно произнесла Шана.

Ей стало немного не по себе, потому что она не знала, стоит ли понимать слова койота буквально...


Шана был юной рыжей белочкой, и взрослые часто подходили к ней, восхищаясь тем, как мило она выглядела. Ее мех был ярко-оранжевого цвета, - словно осенние листья, - а хвост пышный и густой. Глаза белочки были теплого золотисто-коричневого цвета, а слегка торчащие зубки делали ее еще симпатичнее...

Сегодня она была одета в светло-розовое платье, которое, (как считала ее мать), идеально гармонировало с ее мехом, хотя сама Шана считала его слишком "девчоночьим"...

Вообще-то быть такой симпатичной было совсем неплохо. Когда она с родителями ходила за покупками, её частенько угощали леденцами, и дарили воздушные шарики... но она знала, что как раз самые симпатичные дети и оказываются теми, которых выбирают для того, чтобы съесть…

Ее школьная подруга, - симпатичная девочка-скунс по имени Мишель, - всего месяц назад был продана как еда для семьи львов. Мишель говорила ей, что она такая симпатичная, что скорее всего это ждет и ее тоже, - стать одним многих "продуктовых щенков".

Но Шану вовсе не привлекала идея стать чьим-то обедом, и она была рада, что сейчас находится рядом со своими мамочкой и папой, а не выставлена на продажу...


Сегодня маленькая белочка и ее родители делали покупки.

Они зашли в супермаркет, где Шана встретила одного из своих друзей, - мальчика-кролика, который жил немного дальше по их улице. На днях его продали в магазин, и теперь он был выставлен на витрине вместе с другими продуктовыми щенками, счастливо ожидая своей очереди быть купленным на обед каким-нибудь голодным хищником.

Шана немного поговорила с ним, пытаясь понять, почему ее друг так мечтает стать едой…

Купив все нужное, они сели в автобус, и уже ехали домой, когда рядом с ними сел этот койот.

Шана сразу же привлекла его внимание...


- Вы ведь это не всерьез сказали, - то, что я очень вкусно выгляжу... правда? - осторожно спросила койота Шана.

- Совершенно серьезно! - честно ответил койот. - Должен сказать, - ты выглядишь просто восхитительно!

Глаза белочки широко открылись, а хвостик распушился от страха...

Заметив это, её отец рассмеялся:

- Ну же, Шана, не надо бояться! Этот симпатичный койот не собирается тебя есть!

- Хотя определенно не отказался бы! - уточнил койот.

Взрослые засмеялись, как обычно делают взрослые, когда считают, что их любимый детеныш боится без всякой на то причины...

Шана честно старалась не злиться на них, - для нее все это было ОЧЕНЬ серьезно! Она определенно не хотела быть съеденной…

Койот потянулся через проход, чтобы пожать лапы старших белок.

- Рад с вами познакомиться! Меня зовут Ленс Файрвуд, и сейчас я возвращаюсь из гастронома...

- Какое совпадение; и мы тоже только что оттуда! - улыбнулся отец Шаны.

Ленс кивнул на белочку:

- Так жаль, что ее не было там на витрине! Её бы я обязательно купил!

И взрослые снова рассмеялись.

Шана надулась, и сердито отвернулась, - она не находила в этой теме ничего забавного...

- Придется вас разочаровать, но Шана не продается. Она наша милая любимая малышка! - сказала мама Шаны. - К тому же она просто не может быть вашим ужином, - она еще не сделала сегодняшнее домашнее задание!

"Ха-ха, и еще раз ха..." - подумала Шана. - "Сейчас все просто умрут от смеха... "

Койот внимательно посмотрел на Шану, потянул носом, вдыхая нежный запах юной белочки. Потом медленно облизал губы:

- Очень жаль... если бы она продавалась, я бы с готовностью заплатил за нее приличную сумму...

Шана показала ему язык, что должно было означать, - "Ни за что! Мои мамочка и папа никогда меня не продадут!"

Но в глазах ее отца появилось задумчивое выражение...

- Гмм... а сколько конкретно вы готовы заплатить?

Шана не поверила своим ушам!!

Ее мать легонько пихнула мужа в бок:

- Брось эти шутки, дорогой!

- Я вовсе не шучу, дорогая! - возразил отец. - Если этот уважаемый койот хочет сделать нам разумное предложение, то я как минимум не против его выслушать.

Шана просто не мог поверить, что она слышит это!

- Папа!!!

Отец погладил ее по голове.

- Помолчи, Шана. Взрослые разговаривают!

Белочка зарычала.

Учитывая то, что она могла оказаться закуской для койота, это было просто нечестно - исключать ее из разговора!

- Действительно? Вы так считаете? - койот выглядел как удивленным, так и восхищенным готовностью отца поторговаться. Он действительно всего лишь наполовину шутил насчет покупки их дочери, - к тому же она и правда восхитительно выглядела.

- Это должно быть впечатляющее предложение... - задумчиво произнес отец Шаны. - Мой маленький пушистый хвостик очень дорога мне...

Мгновение койот колебался, покусывая нижнюю губу, а потом назвал сумму в долларах, заставившую всех трех белок подскочить на сидениях.

- Вы наверно шутите?! - воскликнула мать Шаны.

- Нет, ничуть! - возразил Ленс. - Собственно говоря, деньги сейчас со мной, вот тут, в моем бумажнике. Если эта сумма вас устраивает, мы бы могли договориться обо всем прямо сейчас!

Родители Шаны посмотрели друг на друга, и в их взглядах отразилась вся чудовищность этого предложения...

- Подожди, папа!! Я ведь стою для тебя больше, чем это, правда? Правда?! - взмолилась Шана, дергая его за ногу.

- Моя конфетка, но ты только подумай, - это же целая куча денег! - сказал папа.

- И этого будет более чем достаточно, чтобы отправиться в тот круиз, о котором мы всегда мечтали! - воскликнула мамочка.

Шана в отчаянии переводила взгляд с одного родителя на другого. Они ведь шутят, правда? Ну конечно же, - они просто шутят!

Взрослые белки наклонились друг к другу, чтобы пошептаться.

Койот посмотрел вниз на Шану, и одарил её своей самой очаровательной улыбкой.

Но Шана вовсе не была очарована...

- Мы согласны! - наконец сказала мать Шаны.

- ЧТО?!? - во весь голос воскликнула Шана, и несколько пассажиров повернулись в их сторону.

Мать шикнула на нее.

- Шана! Не устраивай сцен!

- Но мамочка…

- Никаких "но", юная леди!!

- Но... но...

- Сядь на место! Аррргх!!!

Шана просто ненавидела, когда ее мамочка говорила это!

Койот достал бумажник, и начал отсчитывать толстенную пачку баксов.

- Вот, здесь должно быть все! - сказал он, подавая родителям Шаны пухлую стопку зеленых бумажек.

Прилипший к деньгам взгляд отца Шаны был взглядом умирающего от голода, неожиданно оказавшегося за накрытым столом в день Благодарения...

- Невероятно!! Большое вам спасибо!

- Всегда пожалуйста... и я совершенно уверен в том, что ваша дочь стоит этих денег!

- Я тоже в этом уверен, - этим летом она набрала несколько фунтов, так что она должна быть сочной и мясистой!

- Паааааап!!! - взвыла ужасно смущенная его словами Шана.

Ее мать толкнула мужа.

- Дорогой, смотри, наша остановка...

- Ну что же, Шана, похоже, нам пора попрощаться... - сказал отец.

Шана буквально пронзила его взглядом:

- Большое вам спасибо!! Теперь меня всего-навсего сожрут!!

- Ох, дорогая, я совершенно уверена, что это будет не так уж плохо! - возразила ей мать. - И подумай о том, сколько радости мы с твоим отцом получим от нашего круиза!

Шана закатила глаза.

"Ну, разумеется! Мне остается только пожелать вам приятно провести время, дорогая мамочка!!!", - подумала она про себя.

Автобус остановился, и две белки поднялись.

- Еще раз спасибо, господин Файрвуд!

- Не стоит благодарностей! И кстати; - я слышал, что на Багамских островах в это время года отличная погода!

Взрослые снова засмеялись. Выходя из автобуса, они помахали Шане:

- Пока, дорогая! Будь хорошей девочкой для господина Файрвуда!

- Пока… - проворчала им вслед Шана.

Она смотрела, как они уходят, - улыбаясь до ушей, явно уже представляя, как они будут отдыхать в тропиках... а потом автобус отъехал от остановки, повернул за угол, - и ее родители навсегда исчезли из ее жизни, оставив Шану с койотом, который ее купил...

- Черт... выходя сегодня утром из душа, я поскользнулась, упала, ушибла хвост... а теперь еще и это! - проворчала она. - Похоже, это самый неудачный день в моей жизни...


...На протяжении дальнейшей поездки Шана и господин Файрвуд почти не разговаривали. Он только спросил, как её зовут, где она живет, и нравится ли ей школа, ну, и всякие другие глупости...

Шана отделывалась односложными ответами. Сейчас она была просто УЖАСНО сердита на своих родителей! Она думала о том, что если бы она настояла на своем, высказала им свое недовольство, то могла бы избежать того, что вместо её уютной кроватки в спальне ее дома, ей, похоже, придется ночевать в животе этого койота…

Маленькая белка смотрела в окно автобуса, читая все вывески и рекламные щиты, мимо которых они проезжали. Шана видела, что они въехали в часть города, где жили богачи. Ничего удивительного, если вспомнить размеры пачки наличных, которую койот носил в своём бумажнике...

Автобус остановился, и когда они направились к выходу, койот взял Шану за лапу. На мгновение она подумала, что может укусить его, вырваться, и убежать… но потом отбросила эту мысль. Все равно скорее всего ничего не получится, и к тому же это будет нечестно... койот заплатил за нее столько денег, пытался быть добр с ней...

и Шана вдруг поняла, что не может сердиться на него...

- Мой дом всего в паре кварталов отсюда. Мы можем пройтись пешком, - это не займет много времени, - сказал ей койот.

Шана кивнула, и молча последовала за ним...

Все дома вокруг были большие, и выглядели просто фантастически!

После непродолжительной прогулки они подошли к симпатичному белому особняку с шестью широкими окнами на фасаде, и большой секвойей, растущей на переднем дворе.

Шана была потрясена...


Внутри дом выглядел еще лучше. Одна прихожая была больше ванной комнаты в ее доме!

Ленс зашел в спальню, и через мгновение вернулся уже без пиджака и галстука.

- Ну вот, милая, здесь я и живу, - сказал койот.

- Очень приятно, - вежливо ответила она.

- Гостиная направо. Можешь пока пойти туда, и посмотреть телевизор. Я буду на кухне, - приготовлю все что нужно...

- Хорошо… - тихо ответила белочка.

Без особого энтузиазма она направилась в гостиную. Там стоял просто необъятный кожаный диван, и она шлепнулась на него.

Найдя пульт, Шана быстро сообразила, как включить громадный широкоэкранный телевизор. Несмотря на то, что шел ее любимый мультсериал, Шана никак не могла сосредоточиться. Она все время прислушивалась к доносящимся из кухни звукам: шагам, когда койот ходил туда-сюда, стуку кухонных принадлежностей, его мурлыканью какой-то незнакомой ей песни….

Шана тяжело вздохнула, и легла, сунув лапы под голову.

"Ну вот и все... скоро меня съедят… не стоит больше себя обманывать. Койот уже на кухне, и прямо сейчас готовится к... к чему? Как он собирается готовить меня? Варить? Жарить целиком? Насадить на вертел?"

Шана поняла, что просто пугает сама себя, и решила начать беспокоиться об этом тогда, когда этот момент наступит. Поэтому она просто лежала на спине, глядя в потолок, и думая о разных вещах.

Она думала о том, кому достанутся ее игрушки...

Она думала, будут ли скучать о ней ее друзья...

Она даже подумала о том, будет ли она вкусной, и удивилась, что такое могло придти ей в голову!!

Чем дольше она об этом думала, тем больше ей казалось, что это действительно может оказаться не так уж плохо. Ее друзья, - скунс в школе, кролик в супермаркете, - как и множество других детей, которых продавали как продукты, относились к этому очень восторженно. Шана не думала, что тоже может зайти настолько далеко, но как минимум, она могла попытаться увидеть в этом и светлую сторону.

Больше никакой работы по дому...

Никаких понедельников с мамочкиными котлетами...

Больше не придется надевать глупые розовые платья...

Больше никаких контрольных и занятий в школе...

И у неё будет просто идеальное оправдание, почему она не сделала домашнее задание!


В этих размышлениях и равнодушном поглядывании на экран телевизора прошло немало времени, и наконец наступил момент, когда койот позвал ее из кухни, сообщив, что уже готов начать готовить ее.

Шана села на диване... и сглотнула комок в горле...

- Ну вот... мне пора... и я должна быть храброй! - сказала она самой себе.

Маленькая белочка встала, и направилась на кухню…


Большая кухня была отделана черной и белой кафельной плиткой, что делало её похожей на огромную шахматную доску...

Ленс стоял посреди нее в переднике с ярким рисунком: - счастливый котенок, выглядывающий из кастрюли.

- Привет, малышка! - весело сказал он.

Шана нерешительно приблизилась к нему.

- Давай, залезай вот сюда, на стойку, - сказал он. - Может тебе помочь?

- Нет, я могу сама сделать это, - сказала она, и запрыгнула наверх.

Стойка была мраморная, и холодила ее попку сквозь трусики.

- Как ты можешь догадаться по рисунку на моём переднике, - я неплохой знаток по приготовлению детенышей. Маленькие пушистики такие нежные и вкусные! Тебе тоже понравится готовить!

Шана вовсе не считала, что ей будет очень весело…

- Я как раз сейчас пытаюсь придумать для тебя хороший рецепт, и... - Ленс умолк.

Койот наконец обратил внимание на то, какой тихой была Шана, и какой печальной она выглядела, сидя на кухонной стойке и глядя в пол...

- Эээй, Шана... - он приподнял подбородок белочки покрытым черным мехом пальцем.

- Что...?

- Господи! Да ты, похоже, и в самом деле расстроена?

- И вы только сейчас об этом догадались? - спросила она с невеселой гримаской.

Койот тихонько заскулил; теперь он выглядел очень огорченным.

- Господи... я и не догадывался, что тогда в автобусе ты говорила это всерьез! Если бы я знал, что ты настолько против того чтобы быть съеденной, я бы никогда не предложил тебе этого!

Она собралась сказать ему что-то саркастическое и резкое, но остановилась. Похоже, он был искренне обеспокоен...

- А почему же вы просто не спросили меня? - тихо спросила она.

- Извини, дорогая, но я решил, что ты просто немного удивлена, вот и все! Все дети, которых я когда-либо ел, соглашались на это добровольно.

Она посмотрела на него большими печальными глазами.

- Тогда отпустите меня…

Он прикусил губу.

- Гм... понимаешь, все-таки я заплатил за тебя немало денег...

- Я помню… - она задумалась. - А почему? Вы что, действительно считаете, что я стою так много?

- Ну конечно! Как только я тебя увидел, то сразу же подумал, - "Какая прелестная маленькая белочка! Она будет так красиво готовиться!" Когда я сел в автобус, то уже обдумывал рецепты!

Странно, но Шана почувствовала, что немного польщена.

- Действительно?

- Умгу... я съел множество разных вкусных детей, и должен признаться, - ты выглядишь просто великолепно!

Шана почувствовала, что ее щеки порозовели.

К своему удивлению, мысль о том, что он считает ее идеально подходящей для готовки, странным образом была ей приятна. Неужели это то, из-за чего другие дети хотят быть съеденными? Она предположила, что такое внимание от фуррей, которые желают съесть тебя, может быть даже приятным...

Она немного поболтала ногами, обутыми в маленькие розовые ботиночки.

- Гм… я рада, что вы так думаете... но если можно, мне бы действительно не хотелось, чтобы вы меня съели...

Он потер лапой подбородок, и погрузился в размышления.

Его живот тут же напомнил ему, как сильно он желает заполучить эту маленькую симпатяшку внутрь, но его сердце говорило, что он никогда не сможет съесть кого-то, кто при этом будет выглядеть так печально…

Наконец он пришел к компромиссу.

- Вот что я тебе скажу… возможно, ты согласишься хотя бы попробовать?

- Это как? - спросила Шана. - Вы собираетесь съесть только часть меня?

- Нетнетнет! - поспешно успокоил ее койот. - Просто позволь мне начать готовить тебя. Я буду делать это медленно и постепенно. Обещай, что дашь мне шанс, и если позже ты все-таки испугаешься, я отпущу тебя прежде, чем ты будешь полностью приготовлена... договорились?

Шана обдумала это предложение.

Это и в самом деле было неплохим решением. Он был так мил с ней, и она решила, что как минимум должна дать ему шанс…

Собрав всю свою отвагу, белочка кивнула:

- Я согласна!

Койот просиял.

- Великолепно!!! - Он слегка обнял её и, не удержавшись, Шана обняла его в ответ.

- Я обещаю, что буду изо всех сил стараться, чтобы это было приятно для тебя! - хвост койота так и махал из стороны в сторону...

Шана подумала, что он выглядит таким радостным, что будет просто стыдно разочаровать его. Еще через несколько мгновений размышлений Шана решила, что в конце концов стать едой, возможно, будет не так уж и плохо. Но все же, она еще не была до конца уверена...

- Ну хорошо... а как именно вы собираетесь меня готовить? - она немного поежилась. - Это ведь будет больно, правда?

Койот выглядел потрясенным.

- Ох, нет, конечно же, нет!! Все мои рецепты приготовления щенков основаны на том, что они так же приятны для обедающего, как и для самого обеда! - Он усмехнулся этой маленькой шутке.

Шана скептически хмыкнула.

- Я заметил, что ты боишься, и поэтому подумал, что лучше всего будет приготовить что-то нежное. У меня заняло некоторое время, чтобы понять, что мне вовсе не хочется варить из тебя суп!

- Что вы хотите сказать?

Он хитро улыбнулся ей.

- Как насчет того, чтобы быть десертом?

Что-то в этих словах о десерте заставило Шану слегка задрожать.

- Вы хотите сказать, что собираетесь намазать меня взбитыми сливками?

- Вовсе нет! Я собираюсь сделать пышный сладкий пирог с белкой!

- Пирооог... - Шана тут же представила себя заключенной в тесную оболочку пирога, засунутого в горячую духовку…

Ее хвост распушился от страха, и Ленс поспешил успокоить ее. Он нежно положил лапы на ее плечи:

- Милая, не надо бояться! Это будет приятно, я обещаю... по крайней мере, пожалуйста, дай мне шанс! Но если ты абсолютно против этого, тогда я отпущу тебя прямо сейчас!

Шана глубоко задумалась. Должна ли она соглашаться?

- Вы обещаете?

- Я обещаю! - торжественно сказал он.

Она сделала глубокий вдох.

- Ну ладно... я попробую. Что я должна делать?

- Ну, сперва ты должна снять одежду. Не обижайся, но ткань довольно трудно прожевать...

Она не стала спорить с очевидным. Белочка сбросила ботинки, и начала стаскивать носки.

- Куда их положить?

- О, просто брось на пол. Здесь неподалеку есть служба благотворительности для бездомных пушистиков, и утром я отнесу эти вещи туда.

Шана улыбнулся.

- Это так мило с вашей стороны...

Мысль о том, что какая-нибудь бедная девочка получит ее уродливое розовое платье, и будет с радостью носить его, сделало Шану почти счастливой. Она стянула платье через голову, и бросила его на пол.

- Если хочешь, трусики можешь оставить, - сказал Ленс.

Она покраснела.

- Ох… ладно...

Она решила пока не снимать их. Белочка подумала, что ужасно рада тому, что сегодня не надела те, - с рисунками из мультиков.

Это такое смущение для ребенка…

Пока Шана сидела там, наслаждаясь ощущением гладкой и прохладной стойки под своей попкой, Ленс отошел к другой стороне кухни, и вернулся назад с гигантской формой для пирога.

- Ух ты!! Я действительно могу вся в ней поместиться! - воскликнула Шана.

- Именно так, малышка. Как видишь, я уже приготовил первый слой теста. Как только будешь готова, можешь запрыгивать внутрь.

Шана посмотрела на громадную форму с тестом.

Она все еще немного нервничала, но не смогла удержаться от хихиканья, подумав, что приглашение сесть в огромный пирог звучит очень забавно…

Она кивнула Ленсу, и осторожно шагнула в форму, оставляя в тесте маленькие отпечатки ступней. Она устроилась посередине, и скрестив ноги, села, приняв удобную для себя позу.

- Вот так хорошо?

- Великолепно, Шана! Теперь я положу начинку…

- А я думала, что это я начинка?

Ленс принес гигантскую миску, наполненную смесью каких-то фруктов, и еще одну, - с тестом.

- Ты - главный ингредиент, а вот это поможет тебе стать еще вкуснее, - койот подал ей брусок сливочного масла. - Вот, можешь начинать намазывать его на себя. Намажь масло везде, где сможешь. Сделай свой мех приятно скользким!

Шана взяла масло.

- Гм, ладно… - и белочка начала покрывать себя маслом.

Сначала это было очень необычно, но вскоре ей начало нравиться, - таким интимным и забавным было это ощущение. Она хихикнула, представляя себе, будто она хорошенько намыливается мылом в душе…

Глядя на неё, Ленс тоже засмеялся. Он был очень рад видеть, что она улыбается. Пока Шана намазывалась маслом, он еще раз хорошенько размял тесто...

Когда масло почти все стерлось, Шана уже вся стала блестящей и скользкой. Остаток масла она сунула в свои трусики...

- Что теперь?

- Теперь мы сделаем тебе новую одежду из теста! Это будет словно невероятно мятая пижама!

Услышав это, Шана не смогла удержаться от смеха.

Ленс начал пригоршнями брать теплое, мягкое тесто, и шлепать его на нее, понемногу покрывая все тело. Его лапы были нежными, и чувствовать тесто на себе было приятно; это было похоже на то, что она чувствовала, когда однажды играла в грязи на заднем дворе. К своему удивлению Шана поняла, что все это ей действительно очень нравится!

Вскоре вся она, за исключением головы, стала похожей на белку, сделанную из глины.

- Удобно? - спросил Ленс.

- Очень! - сказала Шана. - Что дальше?

- Теперь пора положить то, что сделает этот пирог сладким.

Я смешал нарезанные яблоки, изюм, кленовый сироп, коричневый сахар и корицу.

- Mммм! - Шана облизала губы. - Звучит восхитительно!

Ленс приступил к работе, покрывая её слоем аппетитных фруктов, и заполняя ими все свободное пространство вокруг нее.

- У меня просто слюнки текут, Шана! Я уже почти ощущаю твой вкус! - он остановился, с нежностью глядя на нее. - Если ты все же согласишься на это…

Шана была благодарна ему за то внимание, с которым он смотрел на нее.

- Я еще не совсем уверена… но до сих пор все было приятно. Посмотрим...

Он усмехнулся, и взъерошил мех на её голове:

- Я надеюсь, что ты все же решишь остаться, мой сладкий пирожок!

Они оба засмеялись от уместности этого ласкательного прозвища.

- Последнее, но не менее важное, - объявил Ленс, - вторая часть пирога!

Шана снова немного забеспокоилась.

- Я ведь не буду закрыта там, правда? У меня клаустрофобия!

Я ведь говорила об этом?

- Да-да, я помню, но тебе не стоит волноваться.

Он принес другую часть пирога, и Шана вздохнула с облегчением. Как раз посредине лепешки для ее головы было сделано большое отверстие.

Койот положил на нее тесто, и белочка просунула голову через дырку. Тесто легло вокруг нее словно мягкое толстое одеяло...

- Какое приятное ощущение! - сказала она.

Шана немного поерзала, устраиваясь поудобнее, и наслаждаясь ощущением теста, продавливающегося между пальцами ног.

- Я рад, что ты так считаешь, - сказал койот. - Теперь настало время для духовки...

Ее глаза широко открылись:

- Вы все-таки собираетесь меня жарить?!

- Ну конечно, дорогая! Разве пирог едят сырым? Но не беспокойся; я ведь обещал тебе, что это не будет больно, - вот увидишь! А теперь просто расслабься...

Шана ощущала необычную смесь страха и комфорта, когда койот поднял её, и понес к ожидающей духовке. Она была большой, словно камин, и если бы белочка захотела, то вполне могла бы лечь внутри неё, вытянувшись во весь рост...

Ленс аккуратно опустил противень на решетку. Духовка уже была разогрета.

К облегчению Шаны, это была только приятное тепло, - словно летнее послеобеденное солнце.

- Ну вот, Шана. Ты побудешь тут несколько часов. Если хочешь, можешь даже подремать… если хочешь, я могу включить радио.

Шана подумала.

- Наверно я просто подремлю... я немного устала…

Неожиданно у нее в голове мелькнула отрезвляющая мысль:

- Гм... так я здесь и умру?

Койот наклониться, и нежно поцеловал её в лоб.

- Нет, дорогая... нет... - он провел лапой по скользкому от масла меху на ее голове. - Не волнуйся... просто расслабься. С тобой все будет хорошо. Совсем скоро ты будешь хорошо поджаренной, и готовой для еды... и это будет совсем не больно.

Просто расслабься, моя милая белочка...

Его искренность тронула ее, и придала ей отваги.

Если быть честной, то до сих пор все действительно было очень приятно, и Ленс пока ни в чем ее не обманул...

Шана поняла, что ей самой уже хочется узнать, чем же все это закончится. Она заглянула в глаза Ленса, и впервые заметила, что они темно-синие...

- Хорошо... тогда я готова...

- Увидимся через несколько часов, мой сладкий пирожок! - и Ленс закрыл дверцу духовки.

Через маленькое окошко Шана увидела, как он вышел из кухни.

- Я не боюсь... я не боюсь… я не боюсь...

В духовке стало теплее, но это было даже приятно.

Шана зевнула... и через несколько минут она действительно заснула...


***


- Просыпайся, соня!

Шана проснулась в тот момент, когда одетые в рукавицы лапы Ленса нежно вынули ее из духовки.

Сладкий запах, от которого текли слюнки, висел в воздухе, но только через несколько Шана минут поняла, что так пахнет она сама!

- Обожемой!! Я испеклась!!

Ленс поставил пирог с очень горячей белкой на стойку.

- Видишь, милая? Это ведь было совсем неплохо, правда?

Шана моргнула, и снова зевнула. Она пыталась поскорее прийти в себя, и убедиться, что это не был только очередным сном.

- Нет, это... (зевок)… это было приятно. Там было очень удобно...

- Я рад, что ты насладилась этим. Теперь ты понимаешь, почему другая моя маленькая еда так ждала этого?

Шана улыбнулась.

- Кажется, я начинаю понимать...

Ленс наклонился, чтобы потереться о ее щеку, и поцеловал ее между ушками.

- Ты такая симпатичная! - он повернул пирог, проверяя его со всех сторон. - И ты совершенно готова, Шана. Приятного золотисто-коричневого цвета. Просто совершенство!

Его слова наполнили Шану гордостью за себя.

- Замечательно! - он наклонился к стойке, и его глаза оказались на одном уровне с её. - И что ты думаешь теперь? Ты хочешь перейти к следующей части, или все еще хочешь, чтобы я тебя отпустил?

Шана сглотнула. Ну вот, теперь ей предстоит самый трудный выбор в своей жизни...

- Ээ...

- Если ты по-прежнему боишься, - не надо соглашаться только ради меня. Я не могу заставить себя есть тебя, если ты будешь против этого, и я соглашусь с любым твоим выбором… - его слова были нежными, искренними, и совершенно честными.


Шана все еще не была уверена...

Действительно ли она хотела сегодня вечером оказаться в животе этого койота? Она знала, как счастлив он будет, если она согласится. И в этот момент она поняла, что это сделает счастливой и ее тоже. Не только потому, что это удовлетворит его, но и потому, - и она это поняла, что они будут рады сделать это вместе…

- Хорошо... я решила: - вы можете есть меня!

Койот усмехнулся, и даже слегка подпрыгнул на месте от восторга.

- Ох, Шана! Спасибо! Но ты абсолютно уверена?

- Ээ… да. Я уверена. Кроме того... у вас было столько проблем, чтобы сделать этот пирог с белкой. Было бы обидно не попробовать его. У меня только один вопрос...

- Какой, мой маленький аппетитный десерт?

- Могу я тоже попробовать пирог?

Он хихикнул, и поцеловал ее прямо в нос.

- Конечно же можешь, малышка! - С этими словами он поднял гигантский пирог, и слегка подпрыгивая на ходу, понес его в столовую…


Осмотревшись вокруг, Шана увидела, как фантастически здорово там все выглядело.

На столе, покрытом роскошной льняной скатертью, стоял большой золотой канделябр со свечами, а вокруг были разложены все виды выглядевших очень дорогими столовых принадлежностей.

- Невероятно!! Все так красиво выглядит!

- Спасибо! Обычно я не накрываю стол так роскошно, но сегодня я решил, что тебе это будет приятно.

Она слегка покраснела.

- Действительно? Аввв… спасибо!

Ленс осторожно поставил пирог на стол.

Он пододвинул стул, подвернул под воротник салфетку, и приготовился насладиться своим десертом.

- Готова, мой восхитительный деликатес?

- Я готова!

- Тогда приступим к еде! - С этими словами Ленс отрезал большой ломоть пирога, и положил его перед собой.

Он действовал очень осторожно, вырезая вокруг Шаны, и даже использовал специальную лопаточку для пирога, чтобы даже случайно ее не поранить.

- Гм… а что делать мне? - спросила Шана.

- Ты можешь есть лапами, если ты не против, но если хочешь, я могу дать тебе вилку.

- Вот здорово! Я не ела пирог лапами с тех пор, как была маленькой! - Шана отломила большой кусок теста с начинкой, и сунула его в рот.

- Mммммм!!

Невероятно! Она была лучшим пирогом, который она когда-либо пробовала! Она тут же слопала следующий ломоть.

Это не только было восхитительно на вкус, но и сам факт, что она сидела в своей еде, пока ела её, было настолько восхитительно сексуально, что добавляло к этому новые впечатления.

Ленс вытер рот салфеткой.

- Шана! Милая! Ты просто кулинарный шедевр!

- Спасибо! Я думаю так же!

Ленс глотал кусок за куском.

- Изумительно! Невероятно! У меня просто нет слов!!

Шана рассмеялась, и рухнула на спину в пирог, вся покрывшись липкой сладкой начинкой…

Она выбирала из своего меха кусочки фруктов, и слизывала их с кончиков пальцев. Белочка даже представить себе не могла, что быть пирогом может оказаться лучшим из того, что она когда-либо делала!

Пара вовсю наслаждалась едой. Столовая наполнилась звуками чавканья и восхищенными вздохами двух фуррей, жадно поглощающих вкусную еду...

Шана проглотила столько, что вскоре она могла видеть, каким выпуклым стал ее животик. Когда она больше уже могла есть, она легла обратно, и элегантно рыгнула.

- Ох! Простите! - смущенно сказала она.

- Ничего, я не против! - усмехнулся он.

- Ох, как хорошо! - ответила она, а потом испустила гораздо более впечатляющую отрыжку.

Ленс так рассмеялся, что крошки пирога обсыпали всю его рубашку. Отсмеявшись, койот похлопал по своему животу. Там еще было достаточно места, но он знал, что вскоре он будет гораздо, гораздо полнее...

Он посмотрел в форму для пирога. Она была наполнена еще примерно наполовину, но это может подождать до завтра. Теперь же настало время для главного ингредиента...

- Шана...?

- Хмм?

- Если я съем больше, у меня не останется места для самого лучшего...

Она чуть было не спросила, для чего, и тут же вспомнила, что это как раз она...

"Ну ладно... я ведь знала, что это должно было случиться... но я не боюсь!", - сказала она себе. И к своему изумлению поняла, что действительно больше не боится. Для нее настало время быть съеденной. Просто пришло ее время. Это было чудесное приключение, и сейчас наступил финал...

Шана удовлетворенно усмехнулась.

- Ну что ж... надеюсь, я буду такой же вкусной, как и пирог!

- Я уверен, что ты будешь намного лучше!

Ленс подтянул жестянку с пирогом ближе. Он взял маленькие, покрытые сладкой начинкой ступни лап Шаны.

Шана вздрогнула, но не от страха.

"Он действительно сейчас сделает это… он собирается съесть меня!"

Медленно и нежно, внимательно следя за реакцией Шаны, Ленс поместил ее ступни в свою пасть.

Маленькая белка заурчала. Какое необычное ощущение!

Ленс тихонько укусил ее пальцы. Она хихикнула и пошевелила ими. Койот потянул ее лапы ближе и сделал первый глоток….


Шана очарованно следила за этим...

Она была изумлена, ощутив, как ее ноги действительно скользнули в его горло. Она почти ожидала, что койот начнет резать ее ножом, или как минимум жевать её, но он действительно собирался проглотить ее целиком! Вот это да! Следующими вошли ее лодыжки...



...Ленс застонал, наслаждаясь ее чудесным, тонким букетом.

Она была выше всяких похвал! Самая лучшая из всех маленьких девочек, которых он когда-либо ел!

Ее ноги медленно погружались в пасть койота...


Шана смотрела на это, едва веря своим глазам, и еще меньше веря, каким приятным было это ощущение.

И было совсем не больно...

Она поняла, что койот обращает особое внимание на то, чтобы его зубы не задели ее. Все, что она чувствовала, было мягкое, нежное давление, когда его горло тянуло ее внутрь.

Вскоре ее маленький задик оказался на его языке, и койот почувствовал прикосновение тонкой ткани ее трусиков. Он протянул лапу, чтобы подвернуть в пасть конец ее хвоста. Несколько глотков, и мокрый, пропитанный липкой сладкой начинкой хвост белки скользнул вниз по его пищеводу. Теперь ей будет проскользнуть гораздо легче...

Шана хихикнула, когда он легонько сжал зубами её задик.

Это ощущение было таким проказливым, и одновременно забавным, но ей очень нравилось то, что при этом койот оставался джентльменом.

Одна её лапа направилась следом за хвостом, затем вторая, и она поняла, что уже на полпути внутрь.

"Вот она! Сейчас я действительно окажусь там, и уже не смогу вернуться назад!"

Эта мысль была немного пугающей, но это был возбуждающий страх, которым она наслаждалась. Все это было лучше американских горок, лучше фильмов ужасов; - это происходило в реальности! Её действительно пожирал этот вежливый койот, и во время этого она была жива!

Он по очереди просунул ее тонкие передние лапки между своими губами, готовясь сделать последний глоток...


Ленс было невероятно счастлив, что все получилось именно так.

Раньше он чувствовал себя немного неловко, потому что сразу не сумел понять, какой испуганной и несчастной была Шана в тот момент, когда он ее купил. Сейчас же он был счастлив, зная, что потом она сама решилась на это, и теперь наслаждается этим так же, как и он сам. Она действительно была его "очень счастливым десертом!"


Теперь снаружи оставалась только ее голова. Если она собиралась сказать свои последние слова, то теперь как раз настало время это сделать.

Белочка посмотрела в ласковые синие глаза Ленса.

- Спасибо…

Он остановился. Неужели она действительно только что сказала это?

- Спасибо, что съел меня, Ленс! Мне было очень хорошо... Прости, что вначале я так боялась. Я была такой глупой! Не могу дождаться, чтобы наконец свернуться в твоём животике. Я так рада, что тебе понравился мой вкус!

Спасибо, Ленс.

Спасибо...


Он хотел бы ответить ей, но в это мгновение его пасть был слишком занята. Все, что он мог сделать, это погладить мех на ее голове, и легонько прикоснуться к кончику ее носа.

Она улыбнулась.

- Давай, заканчивай со мной... проглоти меня!

Ленс бросил последний взгляд на её симпатичную мордочку, ее прелестную улыбку, маленькие кусочки пирога в ее мехе...

*Глоток*

Голова Шаны скользнула внутрь, успев издать короткий возбужденный крик…


Белочка смотрела вверх, и видела, как стало темнее, когда зубы Ленса нависли по бокам, а потом стало совсем темно…


Ленс чувствовал, как выпуклость движется вниз по его горлу. Его красивый, такой особенный маленький десерт тихо опустился в его живот, который теперь был полным, и выступал вперед...

Он провел по нему лапой.

- Спасибо, Шана... и не только за то, что ты была восхитительна на вкус. Я наслаждался и просто проведенным с тобой временем... Ты такая чудесная, красивая маленькая девочка. Большое тебе спасибо, что согласилась стать моей едой. Я люблю тебя, мой сладкий пирожок...

…и из глубины самого себя, очень тихо, он услышал... - "Я тоже люблю тебя… "

Ленс поднялся из-за стола с широкой удовлетворенной улыбкой на морде. Он собрал посуду, отнес её на кухню, и тщательно вымыл. Взглянув на часы, и увидев, что уже гораздо позже, чем он ожидал, койот направился в спальню, и тяжело опустился на свою кровать, чувствуя, как в его животе все еще шевелится маленькая белочка. Кажется, он даже слышал её хихиканье...

Койот смог надеть только штаны от пижамы - он не смог застегнуть пуговицы на своём полном животе.

Но это было хорошо...

Он укрылся одеялом, и устроился поудобнее. Проведя лапой по своему животу, он почувствовал, что Шана тоже свернулась внутри, удобно устроившись там.

- Спокойной ночи, малышка. Сладких тебе снов... - он потянулся, выключил лампу возле кровати, и комната погрузилась в спокойное голубое сияние ночи.

Вскоре койот и белка крепко спали…


Записка автора:

Я написал это всего за один вечер, и поэтому не успел придумать, чем же все должно закончиться, и поэтому оставил это для вас, читатели...

Возможно, Шана просто переварится в желудке койота, и проснется на небе маленькой белкой-ангелом? Или вмешается какой-нибудь "бог из машины", и утром она окажется невредимой рядом со своим новым другом-койотом, и они продолжат свои кулинарные приключения?

Наверно я пока подожду, просто представляя себе, что же может случиться…

Не желаете ко мне присоединиться?

(Alex Reynard)


Перевод - Redgerra.

Редакция - Algol.




ЛАКОМЫЙ КУСОЧЕК

(окончание)


Недавно я написал историю, которая не была закончена...

В этой истории красивый койот по имени Ленс купил у её семьи Шану, - маленькую рыжую белочку, - для того, чтобы съесть её...

Поначалу Шана противилась этому, но Ленс был с ней очень добр, и она в конце концов согласилась, чтобы её приготовили. В конце концов белочка была запечена в сладком яблочном пироге, наслаждаясь каждой минутой этого процесса. Когда мы расстались с нашими героями, Шана уже свернулась в клубочек в животе у Ленса, и они мирно уснули...


Я получил много писем, в которых меня спрашивали о том, что же случилось с Шаной потом. Она умерла? Или наутро она невредимой проснулась рядом с Ленсом?

Я обдумал все эти идеи, и решил сделать с ними что-то интересное.

Теперь я и сам не знаю, чем изначально должна была закончиться эта история, но, возможно, это было так...


* * *


Шана пару раз мигнула, тихонько зевнула, и проснулась...

То, что она вообще проснулась, в первое мгновение даже испугало ее, поскольку она хорошо помнила, что вчера вечером заснула в животе койота...

Разве теперь она не должна быть мертвой?

Когда белочка наконец стряхнула остатки сна, то сначала увидела только яркий свет, окружающий ее со всех сторон.

Потом, когда ее зрение окончательно прояснилось, она поняла, что, судя по всему, она все-таки умерла...

Шана лежала на облаке, плывущем в ярко-голубом утреннем небе, а вокруг нее были сотни, тысячи таких же облаков...

Большинство из них также были заняты разными пушистыми личностями; некоторые еще спали, другие уже проснулись, некоторые разговаривали с другими пушистиками...

Шане было тепло и уютно, а ее облако было удивительно мягким. Ощущение было таким, словно лежишь на большой-большой куче шариков из ваты...

Белочка удивленно оглядывался по сторонам. Она приподнялась, и почувствовала необычный вес на своей спине. Похоже, что пока спала, у нее появилось что-то новое...

Она потянулась назад, и в ее лапе оказалась горсть перьев.

ЕЁ перьев! У неё были крылья!!

Проведя по ним ладонью, Шана восторженно охнула: они были поразительно мягкими, и покрытыми тонким слоем пушистого меха. Она сосредоточилась, и попыталась ими помахать...

Это оказалось так же легко, как махать лапами, возможно, даже еще легче. Шана замахала ими сильнее, и, почувствовав, как они начали поднимать ее вверх, маленькая белка взвизгнула от восторга.

Так значит, Рай действительно существует! Он был реальным, и она была там. И теперь она была ангелом!

Чтобы окончательно удостоверится в этом, она потянулась вверх, и ее пальцы прикоснулись к кольцу теплой энергии, которое висело над ее головой.

- У меня есть нимб!! - восторженно прошептала белочка.

"И, к тому же, это чертовски стильно!", - добавила она про себя.

Больше всего она боялась того, что когда её съедят, она просто-напросто бесследно исчезнет. Ее родители часто рассказывали ей истории про Рай, но она никогда особо им не верила, - до этого момента, естественно....

Шана снова потянулась назад, и осторожно взяв одно из своих новых крыльев, потянула его вперед, чтобы получше его рассмотреть. Оказалось что ее перья были красивого, очень нежного рыжевато-коричневого оттенка, и белочка подумала, что он просто великолепно сочетается с её оранжево-коричневым мехом...

Пока она восхищалась собой, радостный голос позади нее воскликнул:

- Шана!

Шана поспешно оглянулась, и охнула:

- Мишель!!

Ее школьная подруга-скунс! Но ведь семья львов купила и съела Мишель уже два месяца назад...

Мишель подбежала к ней, и радостно обняла свою подругу.

Ее нимб светился даже ярче, чем у Шаны, а крылья в черно-белую полоску радостно хлопали.

- Так здорово снова увидеть тебя! Я очень рада, что ты все-таки сделала это!

- И ты же тоже ангел?! - было все, что смогла сказать удивленная белочка.

Маленькая девочка-скунс хихикнула.

- Естественно! А еще я твой проводник к Воротам!

- А?

- Ворота! Ну, ты же должна знать: - такая большая перламутровая штука!

- О, теперь понимаю! - рассмеялась Шана.

Мишель снова хихикнула, тепло улыбнулась своей подруге, и снова крепко обняла её.

- Ничего! Когда я оказалась здесь, я тоже совершенно растерялась... ну ладно, пошли! Я все объясню тебе по дороге!

Шана оглянулась по сторонам. На облаке, где они находились, едва хватало места для них двоих.

- Гм, а куда нам надо?

Мишель указала вперед.

- Мы полетим вооон туда!

Шана немного испугалась.

- Не знаю, смогу ли я пользоваться своими крыльями...

- Все будет хорошо! - заверила ее Мишель, - я тоже не умела, когда оказался здесь. Моим проводником была моя бабушка, и она меня всему научила. Держи мою лапу!

Шана так и сделала.

- А теперь просто открой свои крылья так широко, как можешь, и начинай махать!

Крепко сжимая лапы своей подруги, Шана распахнула крылья, и сильно взмахнула ими, потом еще и еще...

Мишель сделала то же самое, и прежде чем Шана опомнилась, они оба уже поднялись над ее облаком.

- У меня получилось!! - охнула она.

- Вот видишь? Это просто! К тому же я всегда помогу тебе, и вскоре ты сможешь делать это и сама, - сказала Мишель.

Шана восторженно хихикала, пока ее облако отступало все дальше и дальше. Это было невероятно!

- Ух ты! Не могу поверить, что мы действительно летим!

- А теперь давай быстрее! - крикнула Мишель.

Продолжая крепко сжимать лапу Шаны, она рванулась вперед, удесятеряя их скорость.

Шана сначала испугалась, но потом пришла в восторг.

Несмотря на то, что белочка была в тысяче миль над землей, она почувствовала себя в полной безопасности. Ее крылья размеренно взмахивали; она могла контролировать их почти подсознательно, словно при езде на велосипеде.

Пока она и Мишель поднимались все выше, Шана видела под собой другие маленькие облака, с сотнями других ангелов, просыпающихся, разговаривающих со своими проводниками, или поднимающихся ввысь точно также, как и она.

Она оглянулась вокруг, и увидела, что небо переполнено ангелами! Со всех сторон доносился счастливый смех, и сжимая лапы своих друзей и любимых, ангелы поднимаясь все выше и выше. Родители, влюбленные, дети, друзья; их проводники направляли новоприбывших в рай…

Это было самое красивое зрелище, которое Шана когда-либо видела. Так она думала до тех пор, пока не посмотрела вверх...

Все небо над ней сияло золотым светом, мерцающим и струящимся, а множество новых ангелов поднимались вверх прямо в его приветственное сияние. Без всякого сомнения, - это действительно был вход в Рай...

- Правда, здорово?! - спросила Мишель.

- Это еще слабо сказано! - ответила Шана, и обе девочки рассмеялись.

- Ну, так как тебе понравилось быть съеденной? - спросила подругу маленький ангел-скунс.

- О, это действительно было здорово! Я сначала боялась, и очень сердилась на своих родителей за то, что они продали меня, но Ленс, - это койот, который купил меня, - оказался весьма милым. Он приготовил меня в пироге! Это было здорово!

- Звучит очень забавно! Реддинги, - семья, которая съела меня, - тоже были очень приятными пушистыми. Перед обедом я играла с их дочерью, Кирой. Они приготовили меня как жаркое. Маринад был просто восхитительным! Они положили меня в духовку, и я заснула, а потом оказалась тут. Хотела бы я иметь возможность спросить, хороша ли я была на вкус.

- А я смогла! - похвалилась Шана. - Я была еще жива, когда меня вынули из духовки, и поэтому даже смогла попробовать себя. Я был лучшим пирогом, который когда-либо пробовала! Потом Ленс проглотил меня целиком, и я заснула у него в животе. Там было очень приятно и уютно...

- Повезло тебе! - сказала Мишель.


Они были уже близко.

Казалось что золотистый свет такой силы, что должен был ослеплять, но вместо этого он только все сильнее притягивал ее взгляд к своему сияющему ядру.

Шана всем сердцем ощутила, что более чего-либо ей хочется войти в тот свет. Она еще больше увеличила скорость, а Мишель легко держалась рядом с ней.

- Ты готова? - спросила Мишель.

- Да! - воскликнула Шана.

Все ближе и ближе два ангела приближались к источнику света, - оба широко улыбались, предвидя новые приключения, которые будут у них в Раю. Шана надеялась, что она сможет увидеть своих бабушку и дедушку, других знакомых детей, которые, как она знала, стали продуктовыми щенками. А еще она надеялась, что в Раю она снова может быть приготовленной и съеденный...

Ее последняя мысль перед тем как она вошла в то невероятное сияние, была о том, что она будет с нетерпением ждать встречи с Ленсом тогда, когда придет его время...


* * *


...хотя все могло также закончиться и вот так...


* * *


Шана пару раз мигнула, тихонько зевнула, и проснулась...

Не успела она удивиться тому, что вообще проснулась, как окружающая обстановка испугала ее, заставив полностью проснуться.

Она лежала на полу внутри совершенно пустого красного куба...

Хвост маленькой белки ощетинился.

Это было странно, и все казалось слишком реальным, чтобы быть сном. Что случилось? Последнее, что она помнила, это как она свернулась в животе Ленса, чувствуя себя в полной безопасности и совершенно счастливая. Она знала, что вскоре её переварят, но это уже не имело значения, - она ведь знала о том, что поедая ее, Ленс получил огромное удовольствие, да и ей самой тоже было очень приятно...

Шана с трудом поднялась на ноги.

Пол под ней был прохладным, и напоминал прочный пластик.

Со всех сторон белочка была окружена невыразительным красным цветом - как у губной помады, или стеклянных рождественских украшений. Стены слегка поблескивали, и в кубе было светло, хотя источника света видно не было.

В полной растерянности маленькая белка потянулась почесать ухо... и ее лапа натолкнулась на что-то, чего там не должно было быть...

Шана сглотнула...

На ее голове росли два крошечных рога! Довольно острых, и слегка загнутых...

Шана догадывалась, что они наверняка имеют такой же красный цвет, как и ящик, в котором она была заключена.

Маленькая белка опустилась на колени, и ее сердце наполнила печаль...

Как же получилось так, что она оказалась ЗДЕСЬ? Ведь она была хорошей девочкой! Во всяком случае, она так думала...

Шана начала вспоминать и перебирать в уме все шалости, которые она когда-либо сделала, гадая, какой именно её проступок склонил чашу весов именно в эту сторону...

Но так и не успев окончательно впала в мрачное уныние, Шана услышала, как позади неё открывается дверь.

Белочка обернулась, и увидела весьма странную личность. В красную комнату через дверь, которой секунду назад там не было, вошёл долговязый демон-белка с вишнево-красным мехом. Он выглядел примерно на одиннадцать лет, но был одет в красную рубаху, черный кожаный жилет и такие же штаны, и на нём был блестящий черный цилиндр, - такой, как у фокусников, - который был ему явно великоват. Еще у него на спине росли небольшие крылья, похожие на крылья летучей мыши, а на подбородке имелась почти микроскопическая черная козлиная бородка...

Он закрыл за собой дверь, и та тут же исчезла.

Демон повернулся к Шане, и маленькая белочка испуганно сглотнула...

- Ну-ну-ну, и кто это у нас здесь? - спросил белка-демон бодрым голосом с лёгким южным акцентом.

- Я... я Шана! - сумела пискнуть белочка.

Она уже дрожала от страха, не зная, что эта странная личность собирается с ней делать.

Белка-демон сунул лапу за пазуху жилета, и вытащил гротескно большую и пухлую папку. Он принялся шумно перелистывать ее; словно снежные хлопья, бумажные листы падали на пол, и таяли, едва касались земли...

- Ааа, вот ты где, Шана! - наконец сказал он, опустив палец на какой-то список.

Шана вытянула шею, чтобы посмотреть, но с того места, где она сидела, ей ничего не было видно.

- Хммм... - через мгновение произнес демон. - Оказывается, ты была весьма непослушной маленькой девочкой... не так ли?

Шана почувствовала, что сейчас заплачет.

- Я не знала, что я была такой... - тихо сказала она.

Увидев печаль на мордочке малышки, белка-демон сделал неуловимое движение, и папка куда-то исчезла...

Приблизившись к Шане, он мягко положил лапу на ее плечо.

Она посмотрела вверх, и демон утешающе улыбнулся ей.

- Ну, на самом деле не все это было непослушанием, - сказал он успокаивающе.

- Но я все равно была достаточно плохой, раз меня послали сюда... - уныло сказала Шана.

Белка-демон опустился на колени рядом с ней и, к её удивлению, крепко обнял ее.

- О, здесь внизу не так уж плохо, Шана! Ты удивишься тому, сколько пушистых личностей оказываются здесь из-за совсем незначительных мелочей!

Шана была рада, что он пытался утешить ее. Она подняла взгляд, и сквозь слезы увидела на его жилете бейдж.

Там было написано:

"Приветствую вас! Меня зовут РАЗИЭЛХУСТАР!", и дальше маленькое фото улыбающейся мордочки белки-демона.

При взгляде на него Шана не сумела сдержать хихиканья.

Разиэлхустар тоже усмехнулся.

- Сумеешь произнести его?

Шана мгновение изучала причудливый набор букв, а потом осторожно попыталась озвучить его:

- Рай-зи-ел-фу-стар?

- Близко! - весело сказал он, и потянулся в карман. - Хорошая попытка; ты заслужила леденец! - И широким жестом фокусника он выхватил из него большой и красный леденец.

С несмелой улыбкой Шана взяла его, развернула, и осторожно лизнула. Вишневый! Ее любимый!

- Мммм!!

- Рази-элл-хусс-тар, - поправил он; имя звучало наполовину рычанием, наполовину словно магнитофонная запись, проигрываемая задом наперед. - Но ты можешь звать меня Разз. Я не против.

- Хорошо, Разз. Спасибо за леденец! - вежливо сказала Шана.

- Не благодари, - ты его честно заработала. Не многие души смертных сумели настолько приблизиться к правильному произношению настоящего имени Хранителя Ада!

- Это и правда ты? - спросила Шана, снова немного испугавшись.

- Правда, но ты не беспокойся! По сути дела я всего лишь коридорный. Я приветствую вас, когда вы входите, а потом показываю вам ваши комнаты.

- О... понятно, - сказала Шана.

"Интересно", - подумала она, - "что еще может случиться с ней? Может, ее бросят в огненное озеро? Привяжут, и будут мучить? Отшлепают плеткой? Хотя Разз уже нравился ей, так что, возможно, все будет не так уж плохо...

- А когда меня начнут наказывать? - испуганно спросила она.

Разиэлхустар поднял лапу, и взглянул на часы, которых секунду назад там не было.

- И правда, малышка... уже пора обедать, и тебя надо занести в меню.

Глаза Шаны стали круглыми. Они собираются ее готовить! Вдруг это будет больно?

- Пойдем со мной! Я отведу тебя прямо на кухню, - решительно сказал Хранитель Ада.

Он потянулся к лапе Шаны, и она протянула ему её.

Белочка решила, что если она будет слушаться, с ней будут обращаться получше.

Разз шесть раз ударил ладонью по блестящей красной стене, и дверь снова распахнулась.

- Сюда, мисс... - он нежно подтолкнул Шану в спину, и провел ее через дверь.

То, что увидела белочка, выйдя из куба, было совсем не то, что она ожидала...

Это была огромная, сверкающая чистотой кухня, - намного больше любой, которую она когда-либо видела.

Десятки, сотни духовок, жаровен, печей, горшков, кастрюль, вертелов, и всевозможного другого оборудования для готовки наполняли все помещение. Сотни и сотни пушистиков были или приготовлены в виде разных яств, или были заняты приготовлением других...

Но что больше всего ее удивило, так это взрыв громкого смеха, который приветствовал ее появление.

Оглядываясь по сторонам, белочка увидела, что все счастливо улыбаются, и похоже, не один пушистый не ощущает никакой боли или даже дискомфорта.

По мордочке Шаны расплылась широкая улыбка...

Разиэлхустар похлопал ее по плечу. Он весело усмехнулся, словно был организатором удачного розыгрыша:

- Видишь? Я же говорил тебе, что здесь внизу не так уж плохо! Фактически же это место - лишь самая первая остановка в твоем путешествии. Желаю повеселиться, малышка! Я уверен, что у тебя все получится!

Шана взглянула вверх на него, сияя улыбкой, но была слишком взволнована, чтобы что-то сказать.

- И если мне удастся выкроить минутку в свой обеденный перерыв, я заскочу в кафетерий, и возможно смогу купить тебя для моего ленча. Ты выглядишь просто восхитительно! - С этими словами белка-демон вышла через дверь, которая снова исчезла следом за ним, а к Шане подошел симпатичный волк. Он пригласил ее идти за ним, и вскоре они подошли сковороде, которая выглядела достаточно большой, чтобы белочка могла в ней поместиться.

Шана подумала, что это совсем неплохое начало...


* * *


И я почти на 100% уверен, что это не закончилось таким образом...


* * *


Ленс пару раз мигнул, тихонько зевнул, и проснулся...

Он приподнялся в кровати, потянулся, потом посмотрел вниз на свой живот. За ночь Шана очень хорошо переварилась, оставив только небольшую округлую выпуклость.

Высокий койот поднялся, и направился в ванную.

Он сел на свой фарфоровый трон, и занялся делом.

- Сбросить бомбы!

И в сопровождении ужасного пердежа он избавился от остатков ночного пирога с белкой.

- Спасибо, Шана!

- "Хлюп!"


* * *


...однако быть может, все закончилось вот так...


* * *


Ленс пару раз мигнул, тихонько зевнул, и проснулся...

Было еще темно.

Синеватый лунный свет проникал через ставни, слегка освещая спальню.

Затуманенным взглядом койот нашел часы.

Далеко за полночь...

Он взглянул вниз на свой круглый живот.

Ленс ощутил, как его ужин все еще переваривается внутри... и почувствовал приступ печали...

- Шана... - прошептал он в пространство.

- Да? - донесся почти неслышный ответ.

Ленс дико оглянулся по сторонам, не понимая, откуда звучит голос, и действительно ли он прозвучал...

И в тот момент, когда его глаза наконец адаптировались к тусклому свету, он увидел в дверном проеме маленькую серебристую фигуру...

Она шагнула вперед, и Ленс охнул: - это был призрак Шаны!!

Она выглядела невероятно печальной, и это сердце койота защемило.

- Подойди сюда, пышечка! - нежно сказал он, протягивая к ней лапы.

Она бросилась в его объятия, и обвила его своими туманными лапами. Она была холодной, словно замороженные сливки, и почти ничего не весила.

- Ленс! Я так боялась, что ты испугаешься меня!

Он нежно поглаживал ее волосы.

Ее тело едва ощущалось, - койоту показалось, что если сожмет ее слишком сильно, то сможет раздавить ее словно мыльный пузырь…

- Чего я должен был испугаться?

Она посмотрела на него. Ее прежде карие глаза теперь отсвечивали глубокой стеклянной синевой…

- Ну… ведь я теперь призрак... - сказала она просто.

Она выглядела такой испуганной, растерянной и несчастной... разве мог он чувствовать что-то иное кроме сочувствия к маленькой призрачной белке, сидящей сейчас на его коленях?

- Шана... помолчи, малышка … все хорошо. Я не боюсь... - Он умолк, а потом глупо ей улыбнулся. - Если только ты не пришла из загробного мира, чтобы отомстить мне... или что-нибудь в этом роде, - сказал он немного мелодраматически.

Эти слова заставили ее тихо рассмеяться.

- Нет, я вовсе не сержусь на тебя. Мне очень понравилось съедение! Это было намного приятнее, чем я ожидала.

- Я рад это слышать. Ты была таким вкусным пирогом!

Еще раз спасибо тебе, Шана...

Она кивнула, и слегка улыбнулась, похоже, сама гордясь этим. Она посмотрела вниз на его выпуклый живот, и похлопала по нему.

- Это ведь я там... - с изумлением прошептала она.

Ленс должен был признать, что она была весьма симпатичным призраком. Ее красивый хвост тихонько плавал позади нее, двигаясь плавно, словно под водой.

- Почему ты все еще здесь, дорогая? - тихо спросил он.

- Не знаю... - сказала Шана. - Это прозвучало очень печально. - Я уже некоторое время думаю об этом. Я помню, как заснула внутри тебя, а через некоторое время проснулась на кровати рядом с тобой. Я немного расстроилась, когда посмотрела вниз, и увидела себя насквозь, и пошла в гостиную, чтобы обдумать это. Я не ожидала, что ты проснешься до рассвета...

- Милая, я не знаю как теперь тебе помочь... раньше такого никогда не случалось. Каждый раз, когда я кого-то ел, на следующее утро я просыпался один... - печально сказал он, очень желая ей как-нибудь ей помочь.

Шана выскользнула из его лап, и села на кровати рядом с ним. Она подумала о том, что его одеяло очень приятное на ощупь, и потерлась подошвами ног о гладкую ткань. Потом вспомнила, о чем они говорили.

- Ну, гм... я просто не знаю. Возможно, все остальные знали, как перейти в следующее место... где бы оно ни находилось. Возможно, я просто заблудилась?

Потом ей в голову пришла идея.

- Но возможно я просто очень хотела попрощаться с тобой...

Ленс нежно обнял ее.

- И я очень рад, что теперь этот шанс у нас есть, малышка! Я проглотил уже много восхитительных щенков, но ты была особенной, Шана. Я рад, что мы с тобой встретились. Ты очень симпатичная, вежливая, и во всех отношениях хорошенькая маленькая девочка!

Она счастливо улыбнулась его словам, и прижалась к нему. Они еще некоторое время разговаривали, но в конце концов оба уснули.

Но до этого они решили; если утром Шана все еще будет рядом с ним, Ленс сделает все что сможет, чтобы помочь ей найти путь в загробную жизнь. Шана думала, что там наверняка очень интересно...


* * *


...а если бы им немного повезло, все могло закончиться и так...


* * *


Шана пару раз мигнула, тихонько зевнула, и проснулась...

Она тихо уркнула, ощущая приятное прикосновение теплого одеяла, которое окружало ее. Ткань была гладкой и мягкой, а через мгновение Шана поняла, что ее щека прижимается к чему-то меховому...

Маленькая белка распахнула глаза, и потеряла дар речи от удивления.

Ленс!

Она лежала рядом с ним, словно ничего не случилось! Белочка посмотрела вниз, и увидела, что она по-прежнему одета только в свои трусики. Ленс тоже был в одном белье, и она могла видеть его живот, все еще выпуклый словно купол...

Она положила на него лапу, и почувствовала, что он урчит, переваривая ужин...

Но если она здесь, то как она может все еще быть там?! Шане были нужны ответы... и немедленно!

- Ленс! Ленс!! - крикнула она, и потрясла его за плечо.

Койот резко очнулся, и испуганно вытаращил глаза, размахивая всеми конечностями.

- Что?! Что такое?! - Он оглянулся по сторонам, и встретился взглядом с парой симпатичных карих глаз.

- ААААААААА!!!!

- Успокойся! Это я! - сказала Шана.

- Шана?! Что...? Но я... но ты же... в моем животе... - растерянно бормотал он.

- Со мной все в порядке! - сказала она.

- Но как же так?! - спросил он. - Я ведь тебя съел! - Он посмотрел вниз на себя. - И похоже, что ты всё еще там! - с тревогой заметил он.

- Ну, я тоже не понимаю, как это случилось, но я рада снова видеть тебя! - радостно сказала Шана.

Ленс должен был признать, что чувствует то же самое.

- И я тоже, пышечка!

Он наклонился, и крепко обнял её. И в этот момент он заметил странного - (можно даже сказать - ОЧЕНЬ странного!) посетителя, спокойно сидевшего за столом в его кресле, и читающего одну из его книг.

- Эй! - пролепетал совершенно очумевший койот. - А вы кто такая?!

Странный посетитель поднял палец, и шикнул на него, словно библиотекарь. Ленс был слишком потрясен, чтобы спорить с ним, и растерянно умолк...

Шана тоже повернулась в ту сторону.

Вместе с ними в спальне находилась полная рыжеволосая мышь в весьма необычном наряде. Она была одета в обтягивающее красное платье, которое едва достигало коленей, ярко-зеленые ботинки из искусственной кожи ящерицы, большой черно-пурпурный плащ, покрытый золотыми лунными серпами, и коническую угольно-черную широкополую шляпу. Если честно, то больше всего она была похожа на колдунью...

Ее глаза быстро скользили по странице, и через пару мгновений она захлопнула книгу, и издала удовлетворенный вздох.

- Ахххх! Как вы вовремя - как раз хватило времени, чтобы дочитать! Эта книга была довольно неплохой, Ленс. Я не часто читаю ужастики, но этот был чертовски хорошо написан, если можно так выразиться...

Койот и белка продолжали безмолвно таращиться на нее.

Мышь-ведьма насмешливо рассматривала их.

- Гм... кто вы, и как оказались в моей спальне? - наконец сумел спросить Ленс.

Мышь ослепительно улыбнулась ему, и закинув ногу на ногу, откинулась на спинку кресла.

- Белинда Уиллоу, - к вашим услугам! - невозмутимо представилась она.

- Но как вы сюда попали?! - продолжал недоумевать Ленс.

- Пролетела через дымоход, - ответила она.

- ПРОЛЕТЕЛА?!

- Да, пролетела. На метле. Через ваш дымоход, - повторила она, словно это было самым обычным делом.

- Ты вы ведьма! - догадалась Шана.

Ленс уже было собрался одернуть ее, чтобы не грубила, но Белинда только хохотнула.

- Да, так и есть, белочка! Правильно! - радостно сказала она.

- Что, правда?! - недоверчиво переспросила Шана.

- Быть может, ты не расслышала меня в первый раз? - повернувшись к ней, с усмешкой ответила Белинда.

- В моей спальне сидит колдунья... - задумчиво произнес Ленс, - вот чем все заканчивается, если слишком наедаться перед сном! - заключил он, теперь уверенный в том, что все это ему снится.

- И я тоже здесь! - напомнила ему Шана.

Он легонько поцеловал ее.

- И ты, милая...

- Так что, вы разве не собираетесь поблагодарить меня? - неожиданно спросила Белинда.

Она перевернулась в кресле вверх ногами, так что ее шляпа свалилась, а длинные оранжевые локоны свесились до пола. Ее зеленые ботинки медленно двигались в воздухе...

- Благодарить? За что? - озадаченно спросил Ленс.

- А я думала, что это совершенно ясно! - ответила мышь-ведьма, и усмехнусь ему, стоя вверх тормашками.

Ленс смотрел на нее, потом перевел взгляд на Шану.

И тут его осенило.

- Вы хотите сказать, что вы...

- Что вы спасли меня? - закончила Шана.

- Снова правильный ответ! Уже два подряд! - восторженно воскликнула Белинда. Она сделала изумительно ловкий кувырок через кресло, приземлившись на пальцы, и оттолкнувшись от пола, шлепнулась на кровать.

Мышь-ведьма одобрительно похлопала Шану по голове, словно учитель, довольный успехами своего студента.

- Но как? - спросила Шана.

- Ну... должна сказать, что вам двоим чрезвычайно повезло! Если бы я не пролетала над вашим домом, ты, Шана, прямо сейчас могла бы быть в Раю, или, возможно, встретиться с моим другом Разиэлхустаром...

Шана понятия не имела, кто бы это мог быть...

- Я как раз направлялась пополнить свои запасы в одном прелестном маленьком волшебном магазинчике на западном побережье...

- Побережье? Это же как минимум тысяча миль отсюда! - поразился Ленс.

- Две тысячи двести шестьдесят восемь, запятая, девять десятых, - поправила его Белинда. - Хорошо что я летаю на скорости в МаХ-5, правда?

- МаХ-5... на метле... - слабым голосом прошептал Ленс.

Белинда кивнула, словно в этом не было ничего необычного.

Шана хихикнула.

- В общем, - продолжила мышь-ведьма, лениво перебирая волосы Шаны, - когда я пролетала мимо, я "почувствовала" вас двоих. Я поняла, что тебя едят, милашка, - сказала она Шане, - и что ты, - она обратилась к Ленсу, - испытываешь весьма противоречивые чувства. Я ощущала их так же легко, как ты видишь цвет моих ботинок. Я знаю, что ты был счастлив что она была такой вкусной едой, но в то же время огорчен тем, что ей придется умереть. Я просто не смогла пролететь мимо и ничего не сделать...

- Спасибо, - сказала Шана. - Но как же вы меня вытащили?

- О, это было просто! Я съела намного больше симпатичных маленьких детишек, чем Ленс даже видел за всю свою жизнь, и я знаю десятки заклинаний, которые защищают их, когда они попадают в мой живот. Было совсем нетрудно создать для тебя новое тело, поймать твою душу, и вложить в её новое обиталище...

Все это звучало довольно необычно, но Шана не собиралась отказываться от неожиданного подарка.

- ...и поскольку я знала, что вы двое действительно нравитесь друг другу, я решила добавить приз, - небрежно сказала Белинда.

- И что же это? - спросил Ленс.

- Теперь ты сможешь есть Шану столько раз, сколько захочешь, и каждый раз она будет в полной безопасности.

Челюсть Шаны отвисла.

- Правда?!

Белинда кивнула.

- Не сомневайся, малышка! Я создала между тобой и Ленсом любовную связь. Пока вы двое будете заботиться друг о друге, никто из вас никак не сможет повредить другому. Он может готовить тебя, сервировать тебя, нарезать тебя ломтиками, и съесть, - а тебе не нужно будет бояться всего этого, потому что потом ты снова вернёшься к жизни. И никакой боли не будет. Кстати! Если захочешь, ты можешь приготовить и его тоже!

Шана подумала, что это было самой невероятной вещью, которая когда-либо с ней случалась...

Ленса думал о том же.

- В самом деле, мисс Уиллоу? Вы в этом уверены?

- Стопроцентная гарантия! - заверила она. - И твой живот будет оставаться полным даже после того, как она восстановится...

В голове Ленса уже мелькали множество рецептов...

Он представил себе, как с этого момента Шана станет главным ингредиентом всей его еды!

Шана представляла себе то же самое. Ей хотелось немедленно попробовать какой-нибудь новый рецепт!

Белинда соскочила с кровати, и подобрав свою шляпу, лихо нахлобучила ее на голову.

- Ну, моя работа здесь закончена! Желаю хорошо позабавиться! - сказала она, и повернулась к выходу из комнаты.

- Подождите! - одновременно воскликнули Ленс и Шана.

Белинда обернулась.

- Не уходите! Мы просто обязаны как-то отблагодарить вас! - настаивала Шана.

Ленс поддержал ее:

- Вы сделали нам такой невероятный подарок! Можем мы как минимум угостить вас завтраком?

Мышь-ведьма обдумала это предложение, и улыбнулась.

- Конечно, почему бы нет! Я уже слетала куда надо, приобрела все что нужно, и заскочила обратно проведать вас. Шоун собирался ко мне в гости, но не раньше, чем кончатся занятия в школе... так что у меня куча времени!

- Сколько осталось от того пирога? - спросил Ленс Шану.

- Целая куча! Всем хватит!

Белинда усмехнулась:

- Пирог на завтрак? Здорово! Я уж было подумала, что здесь я единственная со странностями!

Все засмеялись, а потом все отправились на кухню, чтобы разделить большой-пребольшой дружный завтрак...


* * *


...но потом я подумал, что возможно, все было так...


* * *


Ленс пару раз мигнул, тихонько зевнул, и проснулся.

Сквозь щели ставен пробивался солнечный свет.

В его животе заурчало...

Красивый койот облизал губы, все еще сладкие от вечернего пиршества. Он приподнялся на кровати, и потянулся. Потом посмотрел вниз на свой живот, и ощутил приступ печали...

Шана, такая нерешительная, такая симпатичная маленькая девочка-белочка, которую он купил и привел домой, теперь была всего лишь едой, переваривающейся в его кишках...

Он лишил мир её прелестной улыбки. Ее больше не было...

Это было странно; он никогда не чувствовал такого утром после поедания других маленьких детей. И ведь все они уходили добровольно, и были счастливы, буквально испытывая экстаз при одной мысли стать его едой!

Шана была другой...

Он сначала не понял того, как сильно она боялась быть съеденной. Ему пришлось уговаривать ее, но уважительно, потому что в душе он знал, что никогда не сможет съесть ее, если она не согласится на это добровольно.

В конце концов она согласилась на то, что он начнет её готовить, чтобы узнать, каково это, и решить позже, хочет ли она испытать все до конца...

К его восторгу, она очень быстро воодушевилась, и явно сама забавлялась, когда он с любовью превратил ее в пирог. Она даже поблагодарила его перед тем, как он проглотил ее...

Возможно, все дело именно в этом; он создал с ней более сильные эмоциональные связи, чем с предыдущей едой. Возможно именно поэтому он так скучает о ней теперь, и поэтому он ощущает себя таким ужасным злодеем, оборвавшим ее жизнь...

Ленс тихо вздохнул, поднялся, и занялся своими обычными утренними хлопотами...


В течение всего дня он не мог ни на чем сосредоточиться.

О чем бы он не думал, его мысли возвращались к Шане. Он убирал двор, и опавшие листья напоминали ему о ее мехе... Он смотрел телевизор, и девочка в рекламе засмеялась точно так же, как это делала Шана... Он вышел за покупками, и встретил в магазине маленькую девочку-белку, и ее родителей... Он сел в свое любимое кресло, чтобы почитать роман, и один из персонажей оказался продуктовым щенком... белочкой...

Казалось, Шана преследует его. Или это была его вина...

Ленс наконец сдался, и лег спать рано.

Лежа в темноте, и обнимая подушку, койот тихо плакал.

Наконец он погрузился в дремоту, и начал грезить о...


- ЛЕНС!! - раздался счастливый крик.

Прежде чем он понял, что происходит, койот оказался почти сброшен с кровати маленькой пушистой торпедой.

- Ленс! О, я так счастлива снова тебя видеть! Я ждала целый день! - с восторженной улыбкой на мордочке тараторила Шана.

"Нет-нет... я не хочу видеть сон о ней... только не сейчас!" - мысленно застонал койот.

Шана заметила несчастное выражение его морды, и разжала объятья.

- Что случилось?

Ленс оглянулся по сторонам...

Он стоял на своей кухне в одном белье. Шана была одета не в свое розовое платье, как накануне, а в симпатичную желтую кофточку и короткую юбку, которая выглядела на ней просто прелестно.

- Шана... прости меня. Я просто... не думаю, что я сейчас могу видеть сны о тебе. Я хочу проснуться...

Ее ушки поникли.

- Разве ты не рад видеть меня? - спросила она, растерянно и разочарованно всхлипнув.

Ленс опустился на колени, и взял ее за плечи.

- И да, и нет. И все по одной и той же причине... я весь день чувствую себя виноватым из-за того, что съел тебя. Такую красивую... Шана, я так люблю тебя, что не хотел бы видеть никаких снов совсем, пока я не проснусь завтра! - мрачно сказал он.

Шана выглядела расстроенной.

- Но я не сон! Я настоящая!

Он закрыл глаза; на его лице читалась боль:

- Шана, пожалуйста...

- Я не сон! - настаивала она. - Я - это я! И я это точно знаю! Я заснула в твоем животе, а позже проснулась на твоём диване. Я бродила по дому в поисках тебя, но тебя нигде не было. Я попыталась выйти наружу, но все двери и окна заперты, и снаружи такой туман, что я ничего не вижу дальше лужайки перед домом. - Она на секунду замолчала, чтобы смысл её слов успел дойти до койота. - Я думаю, что я действительно во сне - в ТВОЕМ сне, но я совершенно уверена, что я настоящая.

Ленс просто разрывался между депрессией и желанием поверить ей.

- Этого не может быть, Шана. Когда я проснусь, тебя здесь больше не будет...

- Я буду! - грубо отрезала она слегка рассерженным тоном. - Я весь день ждала, когда же ты заснешь! Я уже собиралась перекусить и тоже отправляться в кровать, когда ты наконец заснул. Я стояла здесь, и ты просто появился передо мной!

Она щелкнула пальцами.

- Вот так!

Ленс опустил голову. Все стало еще хуже. Его сон пытается убедить его, что он реален...

Шана уперлась лапами в бедра.

- Ладно! Я докажу тебе, что я не какой-то глупый сон! Проснись, а потом снова засни. Я подожду тебя здесь!

- Шана, за всю свою жизнь я никогда не видел повторение своего сна! - возразил он.

- И если он повторится, то это докажет, что я настоящая, не так ли? - возразила она.

Ленс поднялся, глядя на стоящую перед ним настойчивую маленькую белку:

- Шана... часть меня хочет, чтобы это закончилось прямо сейчас... но другая хочет, чтобы это продолжалось, потому что я не хочу потерять тебя снова... ты ведь действительно моя любимая еда...

Белочка выглядела очень довольной. Она сладко улыбнулась ему:

- Я понимаю, это наверно нелегко... но когда ты вернешься, я буду здесь. - Она погладила его по лапе. - Ну, а теперь...

ПРОСНИСЬ!!!


Ленс резко сел на постели; - в его ушах еще звенели ее слова. Он согнулся вдвое, и сжал лапами голову. Его зубы скрипнули, а из глаз брызнули слезы. За всю свою жизнь он еще никогда не видел такого реального сна...

Цвета были насыщенными...

Звуки естественными...

Он ощущал холод кухонной плитки под своими босыми ногами. Шана выглядела точно такой же, какой была накануне. И он хорошо помнил, с каким трудом он вспоминал любой диалог из сна. В лучшем случае одно-два предложения...

Но весь разговор с Шаной по-прежнему был совершенно свежим в его сознании. Было такое ощущение, словно это действительно только что произошло...

Дрожащий от ошеломляющего чувства нереальности происходящего, Ленс встал. Он сходил в ванную отлить, потом выпил воды, и вернулся к кровати. Шлепнувшись поверх одеяла, койот некоторое время просто смотрел в потолок...

Что мог означать этот сон? Почему это ощущение было таким реальным?

Наконец он вновь начал засыпать.

Громко и протяжно зевнув, койот завернулся в простыню, и через секунду уже спал...


…Он снова стоял на своей кухне, а Шана сидела на табуретке, и проказливо усмехалась.

- Я же тебе говорила!

Челюсть Ленса отвисла.

Еще НИКОГДА в своей жизни он не возвращался к сну таким образом. Его кухня была той же, Шана была той же, ее желтое платье было тем же, - и невероятная реальность происходящего была той же...

Шана соскочила с табуретки.

- Ну что, теперь ты готов поверить в то, что я настоящая? - спросила она.

Теперь Ленс уже не мог не поверить в это. Даже если это было возможно всего на одну ночь, - только однажды, - он не позволит себе лишиться такой чудесной возможности...

Ленс бросился к Шане, и сжал ее в тесном крепком объятии.

И заплакал...

Он бормотал ей нежные, любящие слова, рыдая, и лаская ее мех.

- Ох, моя милая Шана, прости меня, что я съел тебя... мне так жаль... ты была такая вкусная... но тогда я не понял, сколько я потерял... я надеюсь, ты сможешь простить меня... Шана, ты такая красивая... прости меня...

Она радостно всхлипывала в ответ на его искренние слова:

- Все хорошо, Ленс! Конечно же, я прощаю тебя. Мне ведь самой понравилось съедание, помнишь? Я очень рада, что ты позволил мне испытать это. Это было тааааааак приятно, - оказаться приготовленной, а потом скользнуть в твой уютный животик!

Он поцеловал ее между ушками.

- Шана, даже если это только сон, я верю тебе. Если я могу провести с тобой всего еще одну ночь, я согласен на все!

- И это значит, что ты снова будешь готовить меня? - нетерпеливо спросила она.

Он даже испугался её готовности.

- Ну, я не знаю...

Он подошел к кухонной стойке, и посадил ее.

- Пожааааалуйста? - взмолилась она своим милым голоском. - Я весь день ждала момента, когда же ты наконец появишься, и успела пересмотреть все твои поваренные книги. Некоторые рецепты звучат так аппетитно! И я хочу быть частью их всех!

Ленс не мог сдержать смешка при виде ее счастливого энтузиазма.

- Ну ладно, - раз ты действительно этого хочешь... ты имеешь в виду что-то конкретное?

Усмехнувшись, она спрыгнула вниз, и побежала взять одну из поваренных книг. Сняв ее с полки, белочка быстро пролистала ее до рецепта, который так ее заинтересовал.

Подбежав к Ленсу, Шана подала ему открытую книгу.

- Этот!

Ленс сглотнул...

На картинке был изображен котенок, который поджаривался на вертеле над пылающей жаром ямой.

- Этот?! Ты серьезно, Шана?

Она кивнула, продолжая улыбаться.

- Ээ... хм! Это действительно выглядит возбуждающе... и даже пугающе...

- Я хочу попробовать именно этот!

С нерешительной маленькой белкой, которая еще только вчера была так напугана тем, что ее будут готовить, явно произошла невероятная перемена!

- Шана, даже не знаю... и у меня нет вертела...

- Ничего страшного! - радостно заявила она, и потянула его за лапу. - Пойдем, я тебе что-то покажу!

Он растерянно последовал за ней.

На противоположной стороне кухни оказался дверной проем, которого, он точно это знал, не было в его настоящей кухне.

Когда Шана втянула его туда, он не поверил своим глазам. Он видел кухни шеф-поваров, профессионально занимающихся приготовлением продуктовых щенков, которые выглядели менее впечатляюще!

Комната была полна лучшим оборудованием для готовки детей. Там был чугунный котел, шестифутовой длины барбекю-гриль, полностью оснащенная для готовки стойка и - они самые - вертела для жарки.

- Но как...?! - пролепетал Ленс.

Шана хихикнула.

- Мы же во сне, помнишь? Я просто представила все это, пока ждала тебя. Понимаешь, я теперь живу в твоем сознании, и мы можем сделать что угодно, всего лишь пожелав этого! Как только я увидела тот рецепт, я просто захотела, - и теперь ты имеешь лучшее оборудование для готовки щенков. Потом я подняла глаза, и увидела дверной проем. Хлоп! Именно так! - Она подбежала к стойке.

- И посмотри на это! - с этими словами она взяла самый большой секач, и не раздумывая отсекла себе лапу!

- Шана!!! - вскрикнул Ленс, испуганно бросаясь к ней.

Маленькая белка хихикнула.

- Не беспокойся! Это совсем не больно. Видишь? - она подняла отрубленную лапу, и ее пальцы показали ему знак 'OK'. Шана приставила лапу обратно к запястью, которое даже не кровоточило, и она тут же приросла обратно.

Увидев это, Ленс вздохнул с облегчением.

- Как же ты об этом узнала?

- Я читала одну из поваренных книг, и порезалась бумагой.

Тогда я пожелала, чтобы мне больше никогда не пришлось испытывать такого, и теперь мне не больно, - объяснила она.

Некоторое время Ленс просто стоял, собираясь с мыслями. Шана была здесь, явно живая, однако каким-то образом превращенная в невероятно реальный сон, и теперь они вместе находились в мире фантазии, где все, что они представляли, могло осуществиться...

Он почувствовал, как его депрессия развеивается как дым, и на его губах появилась улыбка. Он будет полным идиотом, если не воспользуется этим!

- Ну, ладно, пышечка! Значит, ты хочешь быть зажаренной на вертеле? - спросил Ленс Шану.

- Да! - ликующе воскликнула она.

Он погладил ее волосы.

- Ну что ж, малышка. На мой взгляд, это звучит довольно аппетитно. Тогда почему бы тебе не влезть на стойку, чтобы мы могли приступить к делу?

- Уррраа!!! - воскликнула Шана.

Все получилось именно так, как она и хотела!

Ленс заглянул в поваренную книгу.

- Итак, здесь сказано, что первым делом нужно избавиться от всего твоего меха.

Это было самой неприятной частью для Шаны, но она была согласна пройти через это. В конце концов, ведь всем известно, что горелый мех пахнет просто ужасно!

- Хорошо.

Она начала снимать одежду.

- Кстати, - тебе понравился мой наряд?

- Да, еще бы! На тебе он смотрится великолепно! Этот цвет очень идет к твоему меху.

Она зарделась от комплимента.

- Спасибо! Он мой любимый, поэтому я и надела его. -

Белочка выскользнула из кофты и юбки, и бросила их на пол.

Она собиралась снять носки, когда Ленс остановил ее.

- Подожди секунду, Шана. Я хочу кое-что попробовать...

- Что?

Он взглянул на её маленькие белые носки.

- Я хочу, чтобы твои носки превратились в сахарную вату! - громко сказал он.

"Хлоп!"

К полному их восторгу, ее носки тут же превратились во вкусное сладкое удовольствие.

- Ловко! - сказала Шана.

- Мммм!! Когда я был маленьким, я очень любил ходить на ярмарку, и всякий раз съедал целую кучу сахарной ваты!

Ленс поднял лодыжки Шаны, и начал с наслаждением поедать ее носки.

Шана хихикала и извивалась, когда его язык щекотно облизывал ее ноги.

- Щекотно!!

Ленс смеялся вместе с ней.

Он не мог поверить, что он действительно сделал это, но теперь ему было все равно. Ну и что с того, что это было невозможно? В конце концов, - это ведь был только сон!

Ленс доел ее восхитительные сахарные носки, и облизал

губы.

- Ням!!

- Надеюсь, они не воняли? - с усмешкой сказала Шана.

- Нет, ничуть!

Он снова поднял ее ноги, и поцеловал ее в каждую подошву.

- Твои ноги как симпатичны, так и вкусны!

Она кивнула и засмеялась.

Он еще некоторое время щекотал ее симпатичные пальчики, а затем снова вернулся к рецепту.

- Ну ладно... так как же мы избавим тебя от меха?

Шана стянула с себя трусики, и отбросила их в сторону.

- Здесь есть тюбик "Удалителя Меха", - вон там, и резиновые перчатки для тебя, - сказала она. - Я все предусмотрела!

- Умница девочка! - Ленс принес всё необходимое, а

Шана подвинулась к концу стойки, и уселась в мойке из нержавеющей стали, - такой большой, как ванна. Она открыла воду, и отрегулировала ее до приятно-горячей.

Ленс раньше уже пользовался "Удалителем Меха". Это был особый гель, применяемый для быстрого и безболезненного удаления меха с того, кого собирались готовить. Иногда в рецепте не имело значения, имеет ли добыча мех, как например, вчерашний пирог. (До тех пор, пока мех не застревал в зубах хищника). Но если готовить на открытом пламени, то удалять мех нужно было обязательно...

Ленс натянул большие черные резиновые перчатки, и плеснул щедрую порцию удалителя на ладонь.

Шана нетерпеливо хихикнула. Она еще никогда раньше не теряла своего меха, и ей было интересно, на что это похоже.

При помощи душевой головки Ленс начал поливать маленькую белку водой, втирая в ее мех удалитель, и взбивая пышную пену...

Шана заурчала, когда её тело начало приятно пощипывать. Она оглянулась вокруг, и увидела, что большие участки ее оранжево-коричневого меха уже начали слезать с нее! Было совсем не больно. Вообще-то, это даже как-то возбуждало, - лишиться всего своего меха...

Мелодично посвистывая, Ленс делал свою работу, старательно смывая шерсть. Он тер и тер, чтобы быть уверенным, что не осталось ни одного волоска.

Когда все было готово, он хорошенько обмыл ее.

Шана посмотрела на свое отражение в боковой стенке мойки, и взвизгнула от смеси удивления, смущения и восторга.

Она была полностью обнажена! За всю свою жизнь она еще никогда не чувствовала себя такой обнаженной!

Белочка была теперь совершенно розовая. Ее голова была такая же лысая, как арбуз. Ее бедный, лишенный меха хвост теперь выглядел совсем как мышиный...

Ей пришлось признать, она выглядела довольной странно, но она знала, что в любой момент может вернуть свой мех назад после того, как она будет обработана, приготовлена, и съедена...

Ленс снова заглянул в поваренную книгу.

- Так, а теперь мы должны приготовить маринад и фарш!

- Обернись кругом! - сказал Шана.

Он сделал это, и миски с маринадом и фаршем волшебным образом появились на стойке рядом с ним.

- Я не хочу ждать, - объяснила Шана.

Он хихикнул и погладил ее по голове. Это было весьма необычное ощущение; ведь теперь там была только гладкая кожа.

Шана снова вскарабкалась на стойку, и легла на спину, подложив лапы под голову.

Настало время для фаршировки...

Ленс немного волновался. Он никогда не делал этого раньше, поскольку всегда ел свою еду живой и улыбающейся. Он знал, что теперь он не может повредит Шане, но это все еще казалось странным...

Он выбрал длинный разделочный нож, и посмотрел вниз на животик Шаны.

Она заметила его волнение.

- Мне не будет больно, - успокоила его она. - Я точно знаю, что не будет, и я знаю, ты будешь нежен. Я верю тебе...

Ее слова придали ему уверенности, и он осторожно сделал первый разрез.

Открывшись, словно подарок, Шана заурчала от приятного ощущения. Ленс разрезал ее животик немного дальше, и принялся вынимать все ее внутренности. Несмотря на мурлыкание и щебетание Шаны, которая явно наслаждаясь этим, Ленсу все еще было немного не по себе, и поэтому он старался закончить побыстрее.

- Теперь нафаршируй меня, - сказала Шана, - представь себе, что я плюшка!

Зрелище было необычным - если такое вообще могло уложиться в голове. Ленс набрал полные пригоршни пряного фарша, и начал тщательно и аккуратно наполнять ее. Она помогла ему, разравнивая фарш в отверстии в ее животике.

Когда она почувствовала себя достаточно наполненной, Шана потянулась назад, и достала иголку с ниткой для зашивания.

- А теперь зашей меня!

- Гм...

Он не был уверен, что сможет это сделать. Разрезать ее - это одно, а протыкать ее иглой было просто ужасно.

- Ну, л-ладно... - Он снова напомнил себе, что не может сделать ей больно.

"Это ведь только сон, это всего лишь сон..."


Шана понимала, что от всего этого Ленсу немного не по себе, но она была уверена, что в конце концов койот справится. Она знала, что после этого они будут проводить вместе каждую ночь, пробуя новые рецепты, и он довольно скоро поймет, что ничто не может больше повредить ей.

Тем не менее она оценила его заботу о ней...


Ленс быстро и профессионально зашил ее, и даже завязал наверху маленький бантик.

- Ну вот... покачай его, - достаточно плотно?

Шана потыкала пальцем в свой нафаршированный животик.

- Просто великолепно! Ты отлично справился с этой работой! - радостно заявила она. - А теперь ты должен насадить меня на вертел!

Она ждала этого с нетерпением и знала - это окончательно докажет ей самой, что в этом мире сна ей ничего не может повредить. Это было главной причиной, почему она хотела попробовать именно этот рецепт; если жариться на вертеле будет не больно, то ничто другое уже точно не сможет доставить неприятностей...

Ленс нежно подхватил ее, и понес к мангалу. Глядя как голый мышиный хвост белочки покачивается вперед и назад, койот ощущал, как внутри нее хлюпает начинка...

Все это выглядело совершенно нереально, но довольная улыбка на ее мордочке поддерживала его. Если это было то, чего она действительно хотела, он должен был сделать это максимально приятно для нее. К тому же он был уверен, что когда будет готова, то будет просто восхитительна на вкус!

Шана соскочила на пол, и взяла вертел. Она охнула, глядя на длинный металлический прут, пытаясь представить себе, какое это будет ощущение, когда он будет внутри нее.

А потом добыча-белка подала вертел хищнику...

Ленс вернулся к стойке за миской с маринадом, и смазал вертел.

- Я буду действовать медленно и осторожно, милая Шана. Если будет больно, только скажи мне, и я сразу остановлюсь.

Шана кивнула.

- Хорошо, но я знаю, что не будет. Я знаю, что ты же будешь очень осторожен.

Она наклонилась, подставляя свой задик прямо под вертел, и готовясь насадиться на него.

Ленс опустился на одно колено, и направил конец железного прута под ее поднятый хвостик.

- Расслабь мускулы, милая. Сейчас он войдет, - сказал он.

Шана пискнула в предчувствии, а когда конец вертела коснулся ее ануса, пискнула снова, громче.

- Я сделал тебе больно? - озабоченно спросил Ленс.

- Нет, просто он такой холодный! - поежилась она.

Койот хихикнул.

- Скоро станет теплее!

Шана закрыла глаза, и когда Ленс начал прокалывать ее, протяжно застонала. Она почувствовала, как прохладный металл скользнул глубоко внутрь ее тела…

Ее друг койот действительно действовал медленно и осторожно, - так нежно, насколько это было возможно.

Это ощущение было даже более приятным, чем она ожидала.

- Спасибо, Ленс! - поспешно сказала она, зная, что как только вертел пройдет насквозь, она больше не сможет говорить. - Большое тебе спасибо за то, что делаешь это со мной. Я знаю, что тебе поначалу было немного не по себе - но все будет хорошо! Только представь; ты можешь готовить меня снова и снова. Каждый раз, когда ты заснешь, у нас будут новые приключения, с новыми рецептами готовки! Мы перепробуем все рецепты в книгах, а потом придумаем свои собственные! Я люблю тебя, Ленс! Ты самый лучший шеф-повар в мире!

Ленс тепло улыбнулся в ответ на ее слова.

- Ох, Шана, мой маленький лакомый кусочек! Я тоже люблю тебя! Ты будешь просто восхитительной! Я очень надеюсь, что ты права, и мы действительно сможем делать это каждую ночь. У меня есть так много рецептов, которые я хочу разделить с тобой! - И с этими словами он последний раз толкнул вертел.

Шана почувствовала его конец в горле, и еще раз успела пробормотать быстрое - "я люблю тебя!", а потом металлическое острие вышло через ее рот...

Она почувствовала, как Ленс протолкнул его сквозь нее до конца, располагая ее как раз посредине.

"Он сделал это!" - радостно подумала она. - "Я на вертеле!!"

Ленс потянулся, и зажёг огонь в газовой жаровне.

С громким хлопком взметнулись языки пламени, прекрасно подходящего для готовки.

Шана почувствовала его жар, и дернулась от возбуждения. Ленс поднял пронзенную насквозь белочку, и осторожно установил вертел в пазы механизма жаровни. Он был поражен тем, как симпатично она выглядела на вертеле. На ее мордочке была счастливая улыбка, и было видно, что жар огня ее ничуть не беспокоит.

- Ну, как ты, Шана?

Она невнятно пробормотала что-то вроде: "Просто отлично!"

- Ну ладно... - Койот включил механизм вращения, и Шана начала медленно поворачиваться.

Пламя облизывало ее со всех сторон, дразня ее обнаженную кожу, нагревая ее, и превращая ее в жаркое.

Это было чудесное ощущение!

Пока Шана тихонько наслаждалась своей ездой на вертеле, время от времени даже подремывая, Ленс решил полистать некоторые из поваренных книг.

В его сознании уже вертелись новые рецепты...


Через несколько часов, которые пролетели словно пара минут, Шана полностью зажарилась. Ленс то и дело поливал её вытапливающимся жиром, покрывал толстым слоем прохладного, пряно пахнущего соуса, и как только какая-то часть ее начинала слишком пережариваться, он был тут как тут, снова охлаждая её очередной порцией соуса...

Шана наслаждалась каждой минутой этого процесса.

Кухню наполнил сладкий запах жареного детского мяса...

Ленс оторвался от поваренной книги (там был рецепт эклеров из щенков, который выглядел просто невероятно аппетитным), и заметил, что Шана наконец приобрела глубокий золотисто-коричневый цвет...

Его пасть наполнилась слюной от запаха жареной белочки, и вида ее юного тельца, лениво поворачивающегося на вертеле...

Он подошел, и выключил огонь, который с тихим хлопком исчез.

Шана моргнула, и оглянулась по сторонам.

- А ухе гохоха? - спросила она ртом, полным металла.

По её вопросительной интонации Ленс понял, что она спрашивает, готова ли она уже

- Конечно, моя дорогая! Ты уже полностью зажарилась, и выглядишь просто чудесно! Моя маленькая приготовленная любимая!

Его ласковые слова заставили ее улыбнуться. Она ощутила гордость, когда он надел кухонные рукавицы, и осторожно снял вертел из жаровни.

Осторожно ступая, койот направился вместе с ним в столовую. Он пожелал, чтобы там уже было всё готово - и его желание исполнилось! На столе уже стояло большое блюдо, украшенное гарниром, и очень осторожно наклонив вертел, Ленс позволил Шане соскользнуть с него.

Как только белочка освободилась, она протяжно зевнула.

- Ох, это было так забавно! Хотя немного неприятно для моих зубов…

При вращении ее передние зубы все время стукались о твердый металл, но это было всего лишь крохотной неприятностью в сравнении с общим удивительным ощущением быть приготовленной!

Ленс наблюдал за тем, как она потягивается, словно только что просто очнулась от дремоты. Это было зрелище, дразнящее все его чувства...

Она была полностью готова!

Койот обонял ее великолепный запах, видел ее кожу, которая потемнела и покрылась корочкой, - и все равно выглядела прекрасно. Белочка широко улыбалась, и выглядела очень довольной, хотя прошла через такое, что было бы невообразимо болезненно для любого другого пушистика.

Но, в конце концов, это ведь был только сон...

- Так ты наконец собираешься начинать есть меня, или я должна начать без тебя? - проказливо спросила Шана.

Она сунула палец в рот, и пососала его.

- Ух ты! Я действительно вкусная!!

Ленс засмеялся, а в следующее мгновение в его голове мелькнула очень интересная идея. Раз это всего лишь сон, тогда ему не нужно будет потом заниматься стиркой...

Не заботясь о том, что его мех сразу же стал грязным от маринада, он подхватил Шану на лапы.

- Что ты делаешь? - спросила она.

- Знаешь, завтракать в постели мне уже приходилось… а вот обедать - никогда! - Он широко улыбался, возбужденный идеей сделать что-то совершенно сумасшедшее...

С Шаной на лапах он вбежал в свою спальню, и рухнул на кровать. Подпрыгнув на матрасе, они рассмеялись.

- Все твои красивые одеяла станут мокрыми и липкими! - сказала она ему.

- Ну и что? Я потом просто пожелаю, чтобы они стали чистыми! - Он страстно поцеловал ее прямо в губы.

Господи, она действительно была просто восхитительна!

- О Шана! Я так люблю тебя! Моя маленькая съедобная девочка!

Она хихикнула, и поцеловала его в нос.

- Я тоже люблю тебя, Ленс! А теперь ешь меня! Я совершенно готова, и меня надо съесть прямо сейчас!

Воодушевлённый её призывом, Ленс потянул Шану ближе, и откусил одно ушко...

Шана охнула от удовольствия.

Ощущение было чудесным! Восхитительным! Великолепным! Поразительным! Таким, что для описания его просто еще не были изобретены слова! Вот какой вкус был у Шаны!

- Я вкусная? - спросила она.

- Ты больше чем просто вкусная, - сказал он с полным ртом, - ЭТО НЕОПИСУЕМО!!!

Шана удовлетворенно усмехнулась. Она потянулась назад, и взявшись за свой хвост, слегка дернула за него.

Он легко оторвался; в конце концов, теперь это было только мясо.

- Вот, съешь мой хвост! - сказала она, подавая ему этот лакомый кусочек.

Ленс втянул его в губы, словно очень толстую спагеттину.

Шана откинулась назад, и подняла ноги к его морде.

- А теперь ешь мои ноги! Откуси мои пальцы!

Голодный койот так и сделал, - с большим удовольствием! Он по одному откусывал каждый из вкусных пальцев Шаны, а она радостно смеялась, когда он отгрызал следующий.

Сейчас белочка была похожа на шоколадного Пасхального Кролика, или гигантское печенье-зверюшку. Её ели, и это ощущение было фантастическим!

Ленс продолжал поглощать ее прелестные ножки.

Он жевал, громко чавкая, захлебываясь соком, и забрызгивая им всю постель, совершенно не обращая на это внимания. Сейчас все, что его интересовало, - это райский вкус у него во рту, и довольный визг Шаны. Ее чудесный шеф-повар койот принялся за ее лодыжки...

Шана извивалась и перекатывалась по одеялу, улыбаясь до ушей. Ей казалось, что она уже никогда не сможет перестать улыбаться! С каждым укусом она все больше любила Ленса!

Ленс продолжал счастливо обгладывать ее ноги, пожирая пряное темное мясо. Без сомнения Шана была лучшей едой, которую он когда-либо ел!

Шана решила тоже попробовать себя.

Она развязала бантик на своем животике, и открыла его.

Клуб пара поднялся из ее живота, и запах горячей начинки добавился к ее и так невероятно аппетитному аромату. Она зачерпнула полную лапу начинки, и попробовала ее.

Ням!!! Невероятно вкусно!!!

И пока Ленс продолжал поглощать ее, белочка начала помогать ему. Шана отщипывала кусочки собственного мяса, и ела себя. Она очень гордилась тем, что получилась такой вкусной, и была просто счастлива быть сном Ленса, и тем, что теперь они вместе могли разделить их кухонные приключения. Они могли проводить время, занимаясь множеством других забавных вещей, и что бы они не пожелали, они могли все это испытать вместе!

Шана была более счастлива, чем когда-либо могла даже мечтать. Она любила Ленса, и верила ему, зная, что она всегда будет в безопасности с ним, - и внутри него...

Мясной сок капал с подбородка Ленса, когда он поглощал ягодицы Шаны...

Мясо было вкусным, источающим потрясающий аромат. Шана неудержимо хихикала - было очень щекотно каждый раз, когда он кусал ее попку!

Ленс принялся за ее животик, и Шана не отставала от него. Она начала откусывать свои пальцы по одному, словно маленькие сосиски...

Они оба ели, и ели, и ели, не в силах насытиться. Они развели в постели просто невероятную грязь! Весь мех Ленса был липким от жира, но никто из них не обращал на это внимания. Было так весело безобразничать!


Неизвестно, сколько прошло времени, и вот от Шаны осталась только голова...

С любовью и нежностью Ленс взял ее в лапы. Он поднял ее к его губам, и долго и нежно поцеловал ее.

- Я так люблю тебя, Шана! Спасибо что ты была моей едой, - ласково сказал он.

- Спасибо и тебе за то, что так наслаждался мной! - ответила она. - Это было даже еще забавнее, чем быть пирогом!

- Правда?

- Ага! Когда тебя насаживают на вертел, и ты чувствуешь, как твоё мясо становится горячим, и хорошо прожаривается, - это очень приятное ощущение... Но то, как ты ел меня, было еще лучше! Насколько сильно мне понравилось быть проглоченной вчера вечером, - но ощущение, когда ты понемногу поедал меня, было просто... - она замолчала. Не было слов для того, чтобы выразить то, насколько она наслаждалась их игрой. Все, что она могла теперь сделать, - это только улыбнуться ему.

- Мне тоже очень понравилось малышка... особенно сознавать, что я могу вот так есть тебя, и тебе совсем не будет больно, - это сделало все особенно приятным. Знаешь... до сегодняшней ночи я никогда всерьез не думал об этом рецепте...

Для меня всегда было важно то, чтобы мои продуктовые щенки были счастливы, и чтобы они отправлялись в мое горло добровольно. Я бы никогда не смог проткнуть кого-нибудь из них, и готовить их живьем. Никогда в жизни! Я бы скорее зажарил себя сам!

Искренняя страсть его слов сделали ее счастливой, но совсем не удивили ее. Она очень хорошо знала, как он о ней заботится.

- Вот поэтому я был действительно счастлив, когда мы получили эту возможность. Даже если это всего лишь сон, это того стоило. Это было одно из счастливейших мгновений в моей жизни, Шана!

- И в моей тоже... - тихо сказала она.

- Я люблю тебя, моя милая белочка!

- Я тоже люблю тебя, мой главный шеф-повар!

Он хихикнул, а потом широко открыл пасть.

Шана заскулила от возбуждения.

Ленс сунул голову белочки в пасть, и легко проглотил ее. Он почувствовал, как она движется вниз, к его желудку, и приземляться там с тихим всплеском...

- Тебе хорошо там? - спросил он свой живот.

Ему ответил ее приглушенный голос:

- Ага! Здесь очень удобно!

И с удовлетворенной улыбкой на морде, Ленс улегся в свою хлюпающую от жира постель...

Он нежно похлопал себя по животу, и сунул лапы под голову.

- Еще раз спокойной ночи, - сказал Шана.

- Спокойной ночи...

И вскоре они уже крепко спали...



Утром Ленс проснулось в совершенно чистой постели.

Он не удивился, - в конце концов, это ведь был только сон.

Но теперь он чувствовал себя немного иначе...

Теперь глубоко внутри себя он ощущал присутствие Шаны. Внутри него ее душа была в безопасности...

В полной безопасности...

И он просто не мог дождаться вечера, чтобы снова вернуться в этот сон...


* * *


А может быть, все закончилось совсем иначе...

Решать тебе, читатель.

Но одно теперь совершенно точно, - то, что Шана и Ленс с тех пор живут счастливо...


Перевод - Redgerra.

Редакция - Kendo.


Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
----- «Махогани и Тиб.»
KeeCoyote «Цитадель Метамор. История 18. Гонец»
fox mccloud «История одной любви»
Ночная-Звезда
19:27 03.08.2016
Это очень крутой рассказ. Я уже его читала. Но не здесь и не сейчас. Я по названию вспомнила этот рассказ. Там было очень много вариантов концовки. Так, я без понятия как это можно комментировать, хорошо комментировать, так что помолчу.
white-rabbit
12:42 03.02.2016
"синтезировать пищевой белок для хищников несложно" - но тогда не будет жертвенности и жертв, а хищники не будут хищниками (природа ничего не создаёт зря просто так нужны и хищники и жертвы, в этом круг жизни)

"Эмоции жертвы просто ошеломляют - ее убивают, а она счастлива. Эмоции хищника тоже " - чтобы это понять, нужно понять эволюцию - есть мнение что и людей (как вида - гомо сапиенса ) не существовало бы вовсе, если бы не жертвенный каннибализм, который существовал очень и очень долго и закрепился в генотипе человечества, в двух его видах - жертвенном и хищном.
Redgerra
11:10 03.01.2015
Главное то, что работа вызывает эмоции, а не оставляет равнодушным. А какие именно - это уже другой вопрос. Насчет маловероятности подобного отношения к смерти - это не факт. Если подобное практикуется много лет (неважно, по каким причинам), то станет привычным, и не будет вызывать возмущения или протеста. Человек (ну, пусть фуррь, им еще проще, потому что ближе к дикому миру) такая тварь, что ко всему привыкает. Продавали/убивали рабов/крепостных? Да. Ели печень/сердце свежеубитого врага? Да. Мазохисты/садисты были во все времена, так что в этом рассказе просто немного гиперболизированная, но все же вполне реально возможная ситуация (если не обращать внимания на живость зажаренной жертвы) :)
fox-king
09:06 03.01.2015
Кошмарный мир, так жалко продуктовых щенков, что выть хочется. Родителей Шаны хочется пристрелить - променять кдинственную дочь на круиз, это просто жесть. Вообще все это можно было замечательно облсновать, если бы сеттинг был средневековый - травоядным жрать нечего, вот они и продают детей хищникам, которые ничего кроме мяса есть не могут. А в совоеменном мире с автобусами и круизами это смотрится гротескно - синтезировать пищевой белок для хищников несложно, а подавляющее превосходство оных в силе подавляется техническим прогрессом - кольт делает людей равными, чем фурри хуже? Эмоции жертвы просто ошеломляют - ее убивают, а она счастлива. Эмоции хищника тоже - он взрослый и понимает, что убиваетбеззащитную девочку, не дав ейшанса вырасти. Либо не должно быть жалости вовсе, либо он должен ее отпустить.

В общем, несмотря на мою горячую любовь к этому фетишу, работа вызывает смешанные чувства, так как есть фокус на смерти белочки и мало эмоций и ощущений хищника.

ЗЫ: все вышенаписанное продублирую автору. Кажется, я с ним уже связывался...
Ariel Celestia
16:01 13.11.2014
Спасибо за хороший перевод, сравнил с оригиналом и думаю что вышло очень хорошо! Шана вышла такой милашкой ^^ А товарищу белому зайцу срочно читать про Снаффи, и какие возможности для ре-играбельности этот кинк открывает по сравнению с перма-смертью! :D
white-rabbit
10:28 24.09.2013
Интересный рассказ! но все таки vore должен быть летальным (жертвенным)*иначе это просто ролевая игра в vore.
Ошибка в тексте
Рассказ: Лакомый кусочек
Сообщение: