Iron Badger
«Унесенная Конфуренция»
Скачать
#фантастика #смерть #приключения #попаданец #NO YIFF #разные виды #хуман #чудовище


УНЕСЕННАЯ КОНФУРЕНЦИЯ

Steve Corbett (Iron-Badger)



- Учитель, что это? - Юный сурикат указал на висящее на стене большое зеркало.

Широкая рама из полированной латуни обрамляла довольно скромное по отношению к нему стекло. На одной её стороне находились странные выпуклые полушария, расположенные в два ряда по вертикали. Юноша уже довольно неплохо изучил помещение архива, но оно было просто огромным, и содержало множество удивительных предметов...

На полках выстроились уже расставленные им книги, десятки стеллажей были заполнены свитками, а еще оставалось множество ящиков и образцов старинного оружия, которые ему предстояло рассортировать и почистить. Не удивительно, что он не заметил эту вещь раньше...

Пожилой скунс оторвался от огромных фолиантов, которые он сортировал, и улыбнулся:

- Это, Синор, самый главный артефакт нашего Ордена! - и старый жрец снова уткнулся в пыльные книги.

Синор сумел продержаться почти десять секунд, прежде чем его любопытство преодолело его робость.

- Учитель! А... а что оно может делать?! - Стройный сурикат буквально подпрыгивал на месте от неистовой жажды знаний; полы его длинного, до лодыжек, одеяния хлопали от стремящейся найти выход энергии их владельца словно под порывами ветра.

Учитель Керволд хихикнул, и решил смилостивиться над прислужником. Тот был юн, и просто изнемогал от любопытства...

Поправив собственную длиннополую одежду, дородный архивариус поднялся, и направился к стене, возле которой его неугомонный ученик буквально дрожал от нетерпения при виде неторопливых и осторожных движений учителя.

Керволд коснулся верхнего полушария, и зеркало озарилось мягким сиянием. Восхищенный этим зрелищем, тощий подросток благоговейно замер на месте.

- Это Великое Зеркало, Синор. Оно позволяет пользующемуся им увидеть отдаленные места, и даже взять из тех мест предметы. Эта вещь хранится у нас уже больше двух тысяч лет...

Учитель осторожно провел лапой по полушарию во втором ряду слева, потом по третьему в правом; точность его движений явно была выработана долгой практикой.

Зеркало стало прозрачным, и в нем появился вид обычного деревенского двора. Дверь пристройки открылась, и из нее с плетеной корзиной в лапах вышла девушка-кролик, одетая только в короткую набедренную повязку, и стальной ошейник раба. Ей было не больше двадцати; коричневый мех, длинные белокурые волосы, достигающие талии...

Она направилась прямо в сторону зеркала, явно не замечая его присутствия.

Сурикат смущенно переступил с ноги на ногу.

- Учитель... - прошептал он, поглядывая на него краем глаза, - а она не может нас увидеть?

Скунс усмехнулся:

- Нет, с другой стороны зеркало совершенно неощутимо... - и так же осторожно провел лапой по нижнему полушарию. Стекло потемнело, изображение исчезло. Церковнослужитель подмигнул своему ученику, и вернулся к книгам.

Но любознательному студенту было мало увиденного; буквально распираемый энергий, присущей всем представителям его вида, он принялся докучать старейшине расспросами...

Наконец скунс добродушно смирился.

- Ну ладно, Синор, только слушай меня внимательно; зеркало очень легко может перенести объекты, или даже живых существ, но запомни - за свои услуги оно берет плату! Когда ты даешь зеркалу команду что-то доставить, а потом прикасаешься к полушарию, оно забирает у тебя жизненную энергию, - совсем небольшое количество, если переносит небольшие предметы или живых существ размером с тебя или меня, - ровно столько, сколько нужно, и так мало, что ты даже не заметишь, - но за что-нибудь большее плата может оказаться просто безумной! Спрашиваешь, как найти нужное место? Сперва ты должен побывать там, и увидеть его собственными глазами... но можно просто ярко представить его себе, чтобы зеркало могло определить, что именно ты ищешь. Говорят, что оно может даже заглядывать в другие миры, но никто из живущих никогда не пытался проделать это, так что подтвердить этот факт невозможно...

Относительно другого твоего вопроса; ты никогда не слышал о нем потому, что им пользуются очень редко. Как ты хорошо знаешь, Орден не одобряет использование особо мощных артефактов... - старейшина поднялся со своего сиденья, и потянулся; он был уже в годах, имел приличное брюшко, и у него частенько побаливала спина, если он слишком долго засиживался над книгами.

- Собственно говоря, за нескольких прошлых веков его использовали всего пару раз, - для того, чтобы отыскать, похищенные из Ордена предметы. Большинство братьев даже не подозревают о его существовании...

А теперь, ученик, займись наведением порядка на остальных полках, а когда закончишь, найди госпожу Сильвию, - она даст тебе следующее задание... - скунс повернулся, и направился к двери. На пороге он на мгновение задержался и строго взглянул на суриката:

- И не вздумай играть с Зеркалом! Это слишком опасно даже для полностью подготовленных к этому братьев!

Юноша торжественно пообещал оставить так заинтересовавший его артефакт в покое.

Дверь закрылась...


Младший прислужник с опаской взглянул на стену.

Так он не никогда ничего не узнает... и, в конце концов, - разве они не присягали искать и расширять знания?

Внезапно у него мелькнула мысль; "Другие миры"? Но как можно найти знакомую особенность, если ты никогда там не был?

Пока он обдумывал этот вопрос, его глаза остановились на старой картине, висящей на стене. Сурикат смотрел на нее, и его идея начала приобретать реальные черты...

На картине была изображена нынешняя госпожа Ордена. Обнаженная, она была изображена в том возрасте, когда была юной львицей изумительной красоты. Теперь, в свои пятьдесят, Великая госпожа по-прежнему гордилась этим единственным портретом. Его хранили здесь, чтобы защитить от разрушительного действия времени; заклинания сохранения, которые не давали рассыпаться в пыль древним книгам, так же хорошо защищали и хрупкое полотно...

Синор удовлетворенно кивнул; если он представит мир, - не свой собственный, но с такими же людьми, как и в нем, - и воспользуется их изображениями как точкой сосредоточения, - это ведь должно сработать, правильно?

Он подошел к зеркалу вплотную и, коснувшись нужного полушария, сконцентрировался...



...где-то в другом мире…


- Эй, Ник!

Ник Колберт едва успел оглянуться, как его друг Майк Грейди сгреб его в свои медвежьи объятия. Только каким-то чудом им удалось избежать столкновения с большим плакатом, который с гордостью провозглашал начало Конфуренции.

- Приятель!!

Последовали взаимные похлопывания по спине, и наконец старые друзья отодвинулись, радостно улыбаясь друг другу.

- Признавайся, что тебя сюда привело?

Ник улыбнулся.

- Искусство - что же еще! - Светловолосый байкер поднял кейс, который был у него в руках. - Пошли, поможешь мне устроиться!


Примерно через час они уже осматривали выставку.

- Классная львица, Ник. Мне нравится ее поза!

Ник взглянул на картину.

- Да, тогда меня действительно посетило вдохновение. - Он нахмурился. - Странно... но все было настолько явственно, пока я писал ее, - даже как-то жутко...

Майк покосился на него.

- O чем это ты?

- Ну... меня не оставляло такое ощущение, словно я всего лишь копирую то, что существует где-то в другом месте... - Ник пожал плечами. - Глупо, правда?



Синор буквально подскакивал от радости...

У НЕГО ПОЛУЧИЛОСЬ!!!!!!

В зеркале он видел большое помещение, не похожее на любое из тех, что он видел раньше. Там были произведения искусства, - картины, рисунки, небольшие скульптуры, - и представители совершенно неизвестной расы! Они были удивительно экзотическими! Без меха, но с волосами на голове, и без сомнения млекопитающие. И такие симпатичные! Они явно не могли сильно кусаться - с их почти полным отсутствием морд. Их короткость больше всего напоминала ему кроликов, но у этих существ имелись клыки, хотя и очень короткие, а значить они не принадлежали к клану грызунов...

Синора снедало любопытство; кто же были эти чудесные создания?! Он был в таком восторге, что не услышал приближающиеся шаги, пока они не прозвучали прямо за дверью.

Его уши внезапно насторожились.

ОЙ! Кто-то идет...

Юноша поспешно потянулся к полушарию, которое выключало зеркало, - и в спешке провел лапой не по тому...



В помещении выставки внезапно погасли все лампы...

Ник ощутил накатившую на него волну тяжести, тошноты и дезориентации, которая, впрочем, быстро прошла.

Лампы снова горели, - во всяком случае, сперва ему так показалось. Поморгав, он понял, что на самом деле это был солнечный свет, а не электрический. Ник бросил взгляд вверх. Нет, лампы по-прежнему не светятся...

Но почему отключили свет?

Он все еще удивлялся, когда Майк наконец поднялся с пола.

- Проклятье!! Раз в год мы выбрались на Конфуренцию, - и нам повезло как раз попасть на чертово землетрясение?!

Несмотря на свою растерянность, Ник не смог удержаться от остроты. Он с улыбкой взглянул на своего совершенно ошарашенного друга, и торжественно произнес:

- Добро пожаловать в Калифорнию!



Войдя в хранилище, учитель Керволд сразу же понял, что произошло что-то ужасное.

Его юный ученик неподвижно лежал на полу...

С колотящимся сердцем пожилой скунс бросился к юноше своей косолапой, переваливающейся трусцой.

Мочка носа суриката была бледной, а дыхание мелким и неровным...

Учитель проверил пульс, и начал накладывать на юношу заклинание исцеления, одновременно ощущая какое-то смутное беспокойство: - Синор выглядел как-то не так...

Наконец скунс закончил заклинание, и теплое голубое сияние растеклось от его лап, окутывая распростертое на полу тело.

И только когда его ученик шевельнулся и закашлялся, потрясенный Керволд понял, что именно было не так...



Чувства подсказывали Нику, - что-то здесь не так, - но он еще даже и не подозревал, насколько все серьезно. Лампы не горели, это так, - но ведь мог просто произойти обрыв линии...

Он посмотрел в окно, и его зеленые глаза задумчиво сощурились; что-то странное было в окружающем пейзаже. Мгновение ушло на то, чтобы понять, что именно: - и у него в жилах застыла кровь...

Вместо урбанизированного пейзажа Южной Калифорнии Ник увидел плавно колышущиеся просторы пшеничных полей, - что уже выглядело достаточно дико, - а еще дальше, за аккуратными квадратами и прямоугольниками полей он разглядел башни и шпили большого, окруженного стеной города...

Его друг тоже подошел к окну. Выглянув в него, Майк издал придушенный горловой звук, на что Ник прошептал:

- Ох, Тотошка... кажется мы уже не в Канзасе...



Когда это произошло, Великая госпожа была на своей обычной ежедневной прогулке у городских стен.

Сперва раздался оглушительный грохот, потом сверкнула яркая вспышка, - и внезапно поля на юго-востоке, - самые дальние от фермерской деревни, сменились группой стеклянных зданий и башен грязно-белого цвета...

Потрясенная этим зрелищем, благородная львица уставилась на них, забыв закрыть пасть...

Занятая зданиями местность ограничивалась какой-то черной поверхностью, на которой стояло много необычно выглядевших ярко окрашенных тележек. На той странной черной поверхности можно было разглядеть и людей, но расстояние было слишком большим, чтобы можно было разобрать детали...

К Великой госпоже подбежала солдат городской охраны; леопардесса в почти истерическом страхе сжимала в лапах алебарду.

- Госпожа!! Госпожа!! Что это?! На нас напали?!?!

Наконец сумев преодолеть замешательство, Мира взяла себя в руки, - нельзя было показывать страх или неуверенность перед охранниками. В конце концов, за десятилетия пребывания на должности Великой Госпожи ей уже не раз приходилось сталкиваться с неожиданными и непредвиденными обстоятельствами...

Она спокойно повернулась к юной самке, и положила лапу на покрытое доспехом плечо.

- Напали? Я так не считаю, рядовой...

Она незаметно наложила на паникующего солдата чары спокойствия, и с облегчением увидела, как из ее глаз исчезает ужас. Леопардесса быстрым движением поправила выбившиеся из-под края ее шлема пряди темных волос; скорее жест привычки, чем страха. Знакомое действие помогло и самой госпоже восстановить остальную часть собственного спокойствия.

Львица непроизвольно провела лапой по собственным длинным, до талии, золотистым волосам, и начала отдавать приказы:

- Немедленно созвать всех офицеров охраны! Послать команду солдат вывести фермеров из деревни! Закрыть городские ворота, и никого не выпускать из города, пока я и мои ученые не решим, что все это предвещает!

Её мудрые глаза взглянули на леопардессу:

- И самое главное; не позволяйте никому провоцировать беспорядки, пока мы не выясним причин произошедшего! Чтобы такое проделать, потребовалась очень мощная магия, и нам лучше быть осторожными, пока мы не узнаем, для чего это было сделано...



Весь путь к главному вестибюлю отеля Ник и Майк пробежали, но оказавшись там, обнаружили, что они были не единственными, кто заметил внезапное изменение в местной обстановке.

Вестибюль был переполнен возбужденными постояльцами отеля, и все бурно обсуждали произошедшее, высказывая свои версии о том, что же все это могло означать...

Ник заметил одну странность; хотя "пушистые" тоже нервничали, они скорее были просто возбуждены, и в отличие от других постояльцев и персонала отеля относились к случившемуся с куда большим оптимизмом...

Разглядывая рокочущий ад вестибюля, он увидел Ганни.

Светловолосый, с мощной как у быка шеей, бывший морской пехотинец легко раздвигал толпу, направляясь прямо к Нику и Майку. Было легко догадаться, почему; помимо того, что они трое были знакомы уже много лет, среди всей этой толпы только они сохраняли спокойствие...

Ганни окинул вестибюль взглядом своих голубых как лед глаз:

- Уже видели? - спросил он.

Они кивнули.

Ганни задумчиво хмыкнул:

- Здесь есть несколько морских пехотинцев из Пендлтона, а у меня в "хаммере" дробовик и патроны... - он пристально посмотрел на них. - Что скажете на то, чтобы выйти прогуляться, - а заодно и взглянуть, что там снаружи?

- У меня в номере мой меч и кольчуга, - ответил Ник, - хотя имеется и пистолет... для непредвиденных случаев.

- А у меня в пикапе карабин СКС и патроны! - добавил Майк. - Ну что, минут через пятнадцать снова встречаемся здесь?

Ганни кивнул и направился в сторону. Ник увидел, как он подошел к группе таких же, как и он крепких парней, и заговорил с ними...

Не тратя времени даром, Ник повернулся, и поспешил к своей комнате...



Мира примерно представляла, ЧТО ИМЕННО могло вызвать появление странных зданий, - однако не могла понять, КАК это могло произойти...

Вернувшись в город, львица направилась прямо в хранилище. Из всей магии, о которой она знала, только Великое Зеркало имело достаточную для такого эффекта силу...

Когда она подошла к дверям хранилища, то увидела собравшуюся перед ними толпу. И это было подтверждением того, что ее подозрения были правильными...

Она протолкалась сквозь толпу зевак, и с ужасом уставилась на суриката...

Синор был самый юным из послушников, - но теперь он выглядел на все сорок-пятьдесят лет. Его короткие коричневые волосы и рыжевато-коричневый мех потускнели, а совсем недавно гладкую морду покрыли морщины. Если его облик не обманывал, то с тех пор как сегодня утром она видела его в последний раз, он состарился лет на тридцать...

При этом зрелище Миру озарило внезапное понимание, и она произнесла с болью в голосе:

- О нет!! Неужели учитель не предупреждал тебе, чтобы ты не играл с незнакомой магией?!

Сурикат опустил голову, не осмеливаясь взглянуть ей в глаза. Она должна бы разгневаться на него, но теперь Мира могла только сожалеть о том, что с ним произошло…

Когда она снова заговорила, в ее голосе звучала только сочувствие:

- Расскажи мне подробно, что именно ты сделал?

Запинаясь и временами умолкая от стыда, несчастный юный-старый ученик рассказал ей обо всем... о своей идее воспользоваться картинами... о найденном им окне в неизвестный мир... о тех изумительных созданиях... и о том, как он потерял сознание, когда потянулся выключить зеркало...

Сердце Миры сжималось от жалости к Синору...

Она сказала ему, что прощает его, понимая, что это случилось лишь потому, что юноша поторопился, пытаясь скрыть свое непослушание.

При этих ее словах глаза Синора наполнились слезами...

Он никому не желал зла, - но именно он вырвал этих существ из их мира, и перенес их сюда! Его ноги подкосились, и, свернувшись на полу в клубок, он горько заплакал...

Сердце Миры разрывалось от жалости к маленькому самцу. Это была присущая ей способность к бесконечной любви и прощению, которое и обеспечило ей высшее положение в Ордене...

Львица опустилась на пол рядом с ним, обхватила его лапами, и несколько минут нежно покачивала его, вперед и назад...

Наконец его рыдания утихли. Мира в последний раз нежно обняла его, и легонько потрепав суриката по волосам, вздохнула, поднялась на ноги, и оглянулась.

Совет старших церковнослужителей и жриц был уже здесь в полном составе. И это было только к лучшему, потому что сейчас ей были нужны они все, а теперь за ними не нужно было посылать сильфов...

Она повернулась к ним:

- Теперь с этим ничего не поделаешь - эти существа здесь, и мы не в силах отослать их назад... - Мира направилась к двери, и церковнослужители поспешно расступались перед ней.

Она продолжила:

- Поскольку в этом виноваты мы, то именно мы должны пойти к ним, и объяснить, что произошло... Доммак! Таррелли! Джаилла! Вы идете со мной, - мы выходим немедленно!

К ней подошли несколько орденцев, архивариус, и специалист в магии языка.

Великая госпожа устало вздохнула; похоже, этот день будет очень долгим...



Ник встретился с Ганни, Майком, и полудюжиной морских пехотинцев на передней парковке отеля.

Ганни стоял, внимательно разглядывая линию, где асфальт встречался с травой. Граница была такой ровной, как если бы край был отрезан гигантским лезвием бритвы...

Он поднял взгляд, хмыкнув при виде байкера в длинной кольчуге, шлеме, и с широким мечом в руках. Остальное же его снаряжение заставило морпеха улыбнуться: зеленые армейские штаны, высокие, до колен, мотоциклетные ботинки, и портупея с кобурой автоматического пистолета 45 калибра…

Ник только пожал плечами.

- Легкая туника и штаны будут не очень-то к месту, если придется ввязаться во что-нибудь серьезное...

Один из морских пехотинцев - явно с целью быть услышанным, - громко заметил, что ни у кого из них нет настоящего оружия, - хотя Ганни уже нашел им несколько пожарных топоров, а у двоих были бейсбольные биты...

Ганни смерил недовольного испепеляющим взглядом:

- Кто-нибудь из вас, сосунков, видел, как он управляется с этой штукой?

Когда никто из молодых людей не ответил, он, смерив их презрительным взглядом, добавил:

- Так вот... - а я уже видел как этот парень машет мечом, и можете мне поверить, - я не хотел бы сразиться с ним один на один! Так что лучше помалкивайте, если не хотите чтобы я попросил его преподать вам урок... окей?

Не дожидаясь ответа, Ганни отвернулся, а Ник тихо пробормотал:

- Большое тебе спасибо, приятель! Теперь если дерьмо все же попадет в вентилятор, мне придется из шкуры лезть, чтобы доказать всем, что ты не лжец!

Ганни пожал плечами:

- Ник, я ведь раньше уже видел, как ты сражаешься... ты наверняка справишься!

Ник фыркнул.

- Да, я очень неплох против людей, которые не занимаются тренировками каждый день!

Ганни улыбнулся:

- Не переживай, парень! Когда столкнешься с этим вплотную, ты сам изумишься своим способностям!

Они снова повернулись к городу, задумчиво глядя на его высокие шпили. Последние из тех, кто, похоже, были крестьянами, вбегали в главные ворота...

Засунув палец под край шлема, Ник задумчиво почесал затылок.

- Эй, Ганни... ты случайно не заметил ничего странного в тех крестьянах?

Тот на мгновение задумался.

- Нет, а что?

- А то, что мне показалось, будто у них есть хвосты... - задумчиво произнес Ник.

Они посмотрели друг на друга.

- А вдруг...?

- Не стоит тешить себя надеждами - нам просто не могло так повезти...

Друзья продолжали разглядывать высокие стены города. Этого не могло быть в действительности... или все же могло?

Пока они наблюдали, у городских ворот началось какое-то движение...



Мира собрала свою группу у ворот, и сейчас тратила время на пререкания с капитаном городской охраны...

Ликсорр был тигром, - и очень крупным даже для своего вида. Он был на полдюжины лет старше львицы, но был все еще силен и крепок, как кожа старого ботинка, и буквально возвышался над Великой госпожой...


Лицо Ликсорра выражало непреклонность.

- Госпожа! Хоть я и получил ваш приказ, я не могу позволить вам остаться без сопровождения! А вдруг эти пришельцы на вас нападут?! Вы просто обязаны взять охрану!

Мира начинала терять терпение...

Ликсорр был весьма уважаемым самцом, и когда они были молоды, между ними сложились довольно близкие отношения, и поэтому даже рождение их сына не вызвало скандала, поскольку лигры (тигрольвы) почти всегда были стерильны.

В этом мире незаконнорожденность не считалась позором, и это даже не отмечалось в записях, - если только не осложняло наследование титула...

И ее дорогой Корас был радостью ее жизни; сейчас он был старшим жрецом в другом городе, а его отец все еще был дорог ей, хотя никто и никогда не смог бы с уверенностью заявить, что они когда-либо действительно были влюблены...

Давняя и искренняя дружба между ними в чем-то была даже лучше; их жизни имели мало общего, а дружба имела меньше осложнений, чем мог бы иметь брак...

Но в это мгновение она уже начинала сердиться на него. Он явно отказывался подчиняться, что был обязан сделать, учитывая её ранг.

Мира была очень терпелива, но все же не безгранично, и в конце концов она вышла из себя...


Львица ухватила тигра за перевязь:

- Ты на самом деле считаешь, что кто-то может угрожать мне, капитан?!

Она поднял лапу, произнесла слово СИЛЫ, - и в ее пальцах затанцевало пламя. Из его языков сложилась острая мордочка, - и на тигра зашипела небольшая огненная саламандра...

Ликсорр резко закрыл рот, и отпрянул назад.

Даже после всех проведенных рядом с ней лет магия все равно пугала его. Он не боялся никаких смертных существ; в юные годы он был знаменитым чемпионом и бойцом, и все еще был опасен для врагов... но он не мог победить магию...

Маленькая демонстрация имела такой смысл; чтобы активировать заклинание большинству магов требовалось три компонента. Для этого нужны были слова, жест, и физический компонент. И только настоящий мастер мог сделать это только с двумя из трех...

Мира была одной из горстки существ на всей планете, у которых для этого имелась и сила, и контроль над ней...

Она уже сожалела о сделанном, но иногда бывали мгновения, когда он забывал, что она Великая госпожа города, и почему занимает эту должность. Ну да ладно... - это был не первый раз, когда ей приходилось так поступать, и явно не последний. Ликсорр был не настолько упрям, чтобы напрямую отказаться ей подчиняться; просто он был склонен забывать, что хотя она и не была воином, Мира была далеко не беззащитна...


Тигр стоял в стороне, беспомощно проводя пальцами по своим тронутым сединой длинным, до плечей, черным волосам, и смотрел как группа церковнослужителей выходит из ворот...



На краю стоянки собралась небольшая толпа любопытствующих "пушистых"...

До сих пор никто так и не осмелился пересечь границу между травой и асфальтом, словно все опасались того, что сделав это, можно разрушить чары, и всех их отбросит обратно в прежний мир. Звучали оживленные дебаты относительно того, что все это значит, и что может случиться дальше...

Ник заметил, что никто из работников отеля, или других людей так и не рискнул выйти из зданий, и обратил на это внимание Ганни.

Бывший морской пехотинец кивнул:

- Да, большинство явно до смерти перепуганы!

Ник согласно кивнул, и добавил:

- Зато для "пушистых" это, похоже, осуществление их мечты!

Ганни хмыкнул:

- Да, большинство из них всю свою жизнь мечтали о чем-то подобном...

Ник и Ганни были не единственными, кто разглядел местных хвостатых обитателей, поспешно отступивших за стены города, и теперь возбужденно выдвигали предположения относительно того, какие виды там могут быть, и будут ли они дружественными, и прочее, и прочее...

К паре присоединился еще один пожилой человек из "пушистых", - Барсук, который был писателем, а заодно тоже бывшим морским пехотинцем. Они с Ганни удивительно быстро сдружились, несмотря на их постоянные дружеские пикировки насчет того, какая футбольная команда лучше, - "Squids" или "Jarheads".

Седой писатель был человеком среднего роста. Он жил далеко на востоке, - в Дакоте, (и тем не менее часто поправлял людей, говоря - “на Среднем западе”), а поскольку летел сюда самолетом, и не собирался охотиться или заниматься стрельбой, то никакого оружия у него с собой не было.

Ник ссудил ему пистолет, и они продолжили строить предположения об этом городе. В конце концов все согласились с тем, что заниматься гаданием без большей информации глупо, и уже начали обсуждать варианты проведения разведки, когда Ник, который не отрывал глаз от ворот, указал в ту сторону, воскликнув:

- Смотрите! Сюда кто-то идет!

Это была небольшая группа - вот все, что они могли пока разглядеть. Не более чем пять или шесть индивидуумов в серых, коричневых и зеленых одеждах.

По мере того как они подходили все ближе и ближе, возбуждение среди "пушистых" возрастало...



Мира была поражена увиденным...

Хотя Синор и говорил ей, что эти существа странные и удивительные на вид, она полагала, что они будут покрыты мехом, как и она сама. Но приблизившись к ним, ей стало ясно, что это не так...

Львица откровенно таращилась на них, пока ее группа подходила все ближе; и в этом она была не одна. Справа от нее восторженно охнула Джаиила, и Мира хорошо понимала, что сейчас чувствует эта изящная темноволосая газель...

Хотя незнакомцы не имели даже небольшой морды, на их головах были густые волосы, и было удивительно видеть такую изысканность их внешнего вида. Явная нездешность их облика придавала им настолько экзотическую привлекательность, что даже опытные первосвященники и жрицы испытали почти физическое потрясение...

Про себя Мира подумала, что пришельцы с их очень короткими мордами выглядели симпатичными, словно щенки: - детские лица на хорошо сформированных взрослых телах...


Группа приветствия остановилась у края травы, безмолвно решив, что здесь кончается их земля, и начинается территория незнакомцев. Это было знаком вежливости - подождать приглашения пересечь границу.

Несколько минут обе группы просто стояли, с интересом глядя друг на друга…



"Пушистые" с восхищением таращились на подошедшую к краю автостоянки группу местных жителей.

Их было шестеро; очень симпатичная девушка-газель с длинными каштановыми волосами; пожилой орикс; белокурая лисичка с большим ранцем; выглядевший самым старшим в этой группе толстый скунс, и беспокойный маленький виверр, который все время пытался проскользнуть вперед скунса, а тот явно привычным движением придерживал его позади...

Ник усмехнулся, глядя на это зрелище; - маленький кольцехвостый самец напомнил ему о другом кольцехвостом, который был любимым персонажем одной его знакомой художницы...

Но особое внимание Ника привлекла явный лидер этой группы. За исключением возраста, она была живой копией портрета львицы, который он привез на выставку пушистого арта...



Мира тоже внимательно рассматривала этих существ.

Среди них только один явно был воином. Среднего роста, со светлыми волосами, он был одет в добротные доспехи и шлем, имел при себе меч и щит. Еще она отметила, что в его глазах не было заметно ни малейшего признака страха или растерянности...

У других в лапах были сельскохозяйственные инструменты, а двое смотрели на нее, поигрывая необычно выглядевшими приспособлениями из дерева и вороненых стальных трубок...

Воин уставился на нее так, словно увидел привидение, - но Мира уже давно привыкла эффекту действия ее красоты на самцов, (а иногда и на самок). Она прислушалась к их переговорам между собой, и ее совсем не удивило, что она не смогла понять из них ни слова. Слегка повернувшись, она жестом указала лисичке выйти вперед...


Ник только тогда сумел взять себя в руки, и оторвать взгляд от львицы, когда к краю асфальта приблизилась симпатичная лисичка. Покопавшись в своем ранце, она достала из него пучок трав, и что-то еще, выглядевшее как ломоть вяленого мяса.

С некоторым отвращением Ник узнал в этом предмете высушенный язык. Ему не хотелось и думать о том, кем мог быть прежний хозяин этого органа...

Откинув с лица длинные белокурые волосы, лисичка заговорила низким монотонным голосом.

Ник не понял из этого ни единого слова, но когда он наконец решил, что этот язык звучит немного похоже на древний кельтский язык, вокруг лап лисички появилось свечение, и язык рассыпался в пыль...

Люди ошеломленно замерли. Это явно была магия! Хотя... а собственно, почему бы и нет?

Львица шагнула вперед, и заговорила:

- Я - Мира, Великая госпожа Ордена! Мы сожалеем о случившемся с вами, и о том, что мы оказались причиной вашего прибытия в этот мир. Поэтому мы готовы возместить вам все убытки, какие сможем...

Ник неудержимо расхохотался, и на него с недоумением уставились все, - и люди, и пушистые.

Ник покачал головой, и объяснил:

- Помните книгу "Архитектор снов"? Я бы сейчас все отдал за то, чтобы Стивен Боуэтт оказался с нами!



...Церковнослужители Ордена охотно отвечали на все вопросы людей, взяв на себя полную ответственность за случившееся с ними. Было решено поселить "пушистых" в городе, устроив их там на постоянное место жительства.

Как ни странно, настроение у "пушистых", - во всяком случае, большинства, - было бодрым и оптимистичным. Притом настолько, что некоторые из церковнослужителей тайком удивлялись, насколько же тяжелой должна была быть их прежняя жизнь, чтобы с такой готовностью забыть все то, что у них было, и начать жизнь в новом мире. "Пушистые" объяснили им, что случившееся было словно исполнением их заветного желания, и что многие из них всю жизнь мечтали о чем-то подобном.

И это было правдой!

Но большинство из посторонних людей и работников отеля решили остаться в земных зданиях...

Великая Госпожа не собиралась силой заставлять их переселяться в город, но объяснила им, что не сможет гарантировать их безопасность, если они останутся там. Большинство "пушистых" просто забрали свои вещи, и спокойно покинули отель. Но оставшиеся там люди, похоже, верили, что оставаясь в отеле, и отрицая реальность ситуации, они смогут вернуться в свой привычный мир. И это несмотря на то, что им объяснили, что в этом мире неизвестна сила, которая могла бы отослать их назад...

Госпожа пошла на еще одну уступку - она составила расписание, по которому все люди смогут воспользоваться Великим Зеркалом для того, чтобы перенести из своего мира принадлежащие им личные вещи.

"Пушистые" желали держаться вместе, - факт, который госпожа приняла со вздохом глубокого облегчения, - и их разместили в квартале общественных зданий, которые принадлежали Ордену.

Первоначально они были построены для размещения беженцев из сельской местности на время войны или иного бедствия, и были достаточно большими и просторными. Но даже в этом случае для экономии места многим "пушистым" пришлось заселяться по двое, и даже по четверо в комнату. Кто-то описал эти здания как самые переполненные общежития, которые где-либо и когда-либо существовали...

"Пушистым" было назначено ежемесячное пособие - достаточно большое, чтобы они могли прожить на него, даже если им придется переехать в те квартиры, где им придется оплачивать аренду и покупать собственную еду. На практике же, если они питались в общественных столовых Ордена, они могли жить практически бесплатно, поскольку Орден не брал с них за это никакой платы...

Для большинства это была идеальная ситуация; они могли работать, если хотели иметь больше денег, или нет, если выбирали этот путь. Пособие не было большим, но большинство могло сэкономить достаточно, чтобы как минимум раз в неделю посещать район красных фонарей (Правила Ордена не имели ничего против этого, поскольку проституция здесь не имела негативного значения.)

А едва узнав о существовании рынка рабов, большинство начали откладывать деньги, и уже через полгода многие из "пушистых" приобрели себе покорного "согревателя постели"... а то и двоих...


...Прошел почти месяц с тех пор как Ник в последний раз встречался с Великой госпожой. Сегодня он просто обязан был с ней встретиться; ему необходимо было чем-нибудь заняться, потому что сидение в городе сводило его с ума. И теперь, после той новости, которую он услышал всего пару часов назад, у него имелось отличное оправдание и причина из него выбраться.

Не то чтобы людей держали в стенах города против их воли; просто Ник был такой личностью, которой нужна была уважительная причина для того, чтобы заставить его шевелиться...


Он сидел в ее кабинете; рядом с ним на столе стоял поднос с двумя чашками душистого чая, а остальную его поверхность устилали бумаги и свитки. Скорее всего этот беспорядок был вызван тем, что постоянно раскладывать их в правильном порядке на специальных стеллажах заняло бы слишком много времени...

Львица отхлебнула из чашки, наслаждаясь ароматом, и делая из этого действия своего рода ритуал.

Ник с любопытством оглядывался по сторонам...

Практически все пространство помещения, которое уже больше тысячи лет использовалось в качестве делового офиса, занимали всевозможные безделушки. Потолок был очень высоким, и в сочетании с белыми стенами это место выглядело светлым и просторным. Оно напоминало ему концертный зал...

- Итак, Ник, что привело тебя ко мне?

Он взглянул на нее; она смотрела на него своими светло-зелеными глазами сквозь пар, поднимающийся над краем чашки, и Ник в который раз пожалел о большой разнице в их возрасте. Хотя ей и было уже почти пятьдесят, ее красота просто потрясала его каждый раз, когда они встречались...

Он знал, что это глупо, и что почти наверняка это результат того потрясения, которое он испытал, увидев свою ожившую картину, но по-прежнему ощущал это каждый раз, когда ее глаза встречались с его...

Львица улыбнулась ему, ожидая объяснений.

Несмотря на возраст, она явно наслаждалась таким откровенным восхищением со стороны юного, и экзотически красивого самца.

Не то чтобы она не могла ответить на его чувства... дело было в том, что своими короткими, почти полностью отсутствующими мордами люди напоминали ей щенков. И хоть она была все еще сексуально активна, она знала, что никогда не решится взять одного из них в свою постель...


Ник кашлянул, возвращаясь к реальности, и перешёл к делу:

- Я слышал что пару дней назад было совершено нападение на дальнюю деревню?

Львица устало вздохнула, и кивнула. Поставив чашку на поднос, она потянулась; туника плотно обтянула ее еще полные и крепкие груди...

Ник не мог оторвать от них восхищенного взгляда.

Даже в свои годы Мира была по-прежнему такой же гибкой, как обычная львица, и Ник находил сдерживаемую силу и грацию каждого ее движения невероятно эротическими. Она продолжала, разминаться, словно и не замечая производимого на него эффекта...

"Как жаль, что она не знает об этом!" - подумал художник с чувством досады и разочарования.

Она была достаточно взрослой для того, чтобы быть его матерью, но ему вовсе не нужно было напрягать воображение, чтобы представить ее в своей постели...


Тем временем Мира продолжала:

- Я написала стандартное извещения о награде, которое было зачитано глашатаем на главной площади... но не думаю, что это очень поможет, - место нападения далеко, а в городе сейчас немного пушистых, склонных к риску. Где-то через неделю людоед наверняка уйдет, и предложение награды потеряет смысл; пока туда кто-нибудь доберется, его там уже не будет...

Она подняла со стола лист пергамента:

- Свидетели считают, что это тот самый людоед, который последние десять лет терроризирует северный край Большого Болота. Путь туда займет несколько дней верхом, и похоже, зверь тоже это понимает... Он никогда не задерживается надолго, и тут сообщается, что он намного больше и сильнее, чем обычный людоед...

На то, чтобы собрать достаточно большой отряд рыцарей, который сможет достаточно безопасно для себя справиться с ним, уйдет как минимум восемь дней. Им надо собраться самим, и организовать помощников, поскольку они не пожелают остаться без привычного комфорта и обоза с багажом. А когда они доберутся туда, и как обычно, никого не найдут, - они даже не подумают побеспокоиться о его поисках...

Она скорчила гримаску:

- Я думала нанять наемников для защиты крестьян, но так далеко от столицы я не могу быть уверена в том, что в добавление к полученной оплате они не ограбят деревню, и без малейшего риска себя не отправиться в более прибыльные места... - Она с сожалением покачала головой. - У меня немного вариантов...

Ник улыбнулся.

- В этом вы ошибаетесь, Мира. У меня есть и план, и оружие для того, чтобы сделать эту работу. Вот, разрешите показать вам... - и он начал расстегивать мягкий ружейный чехол, который принес с собой. - В нашем мире мы не боялись больших хищников, и вот почему. Это оружие...

Ник объяснил Великой госпоже назначение и устройство огнестрельного оружия, а также свой план, - и по мере того, как он говорил, Мира проявляла к его словам все больший интерес.

Наконец он закончил свою речь, и опустился обратно в кресло...

Львица тоже откинулась назад, задумчиво глядя в широкое окно. Потом рассеянно потянулась к своей чашке...

Наконец она снова взглянула на него:

- Очень хорошо, Ник. Твой план выглядит неплохо. Если твое, гм... "оружие" действует так, как ты говоришь, и ты со своими друзьями сможешь убить людоеда, я заплачу тебе всю сумму награды. Еще я отправлю с вами жрицу, - на случай ранения, и чтобы было кому присмотреть за тем, чтобы вы хорошо питались во время вашего путешествия... Когда ты планируешь отправиться?

Ник поднялся на ноги:

- Мы уже погрузили все нужное, и меньше чем через час будем готовы свалить из города!

Она посмотрела на него, и улыбнулась:

- Грубиян...


Ник был верен своему слову, и группа отправилась в дорогу уже минут через тридцать после того, как он вернулся.

Младшая жрица, - невысокий и гибкий белокурый хорек, вначале немного боялась, но потом была просто очарована поездкой на полноприводном "хаммере", которым они решили воспользоваться.

В машине было довольно тесно; они захватили с собой палатки, и держали оружие под рукой на случай неожиданных проблем. Но усадив жрицу на колени Барсука, поместились все.

Ник попытался добавить их экспедиции серьезности, но вскоре сдался. Эта поездка больше напоминала студенческую прогулку, или выезд на охоту на голубей или фазанов в годы его детства, чем путешествие, целью которого было выследить и убить опасного монстра...

Все же было очень приятно просто выбраться из города, заняться чем-то захватывающим, и веселое возбуждение было заразно.

Жрица-хорек, - ее имя было Марселла, - оказалась невероятной кокеткой, и не прошло и получаса с того момента как город скрылся из виду, а она уже сбросила одежду, и растянулась на коленях людей на заднем сидении...

Эта культура и ее представители имели очень мало, - если не сказать, почти никаких, табу на наготу и секс, - то, что постоянно удивляло людей, и приводило к бесчисленным мелким проблемам...

Вскоре после невинного стриптиза Марселлы, Ганни поддался искушению, и начал ласкать ее, - и было совершенно ясно, что она наслаждается этим вниманием...

Барсук ужасно покраснел, и выглядел так, словно от смущения был готов провалиться сквозь сиденье. Волк, - другой "пушистый", - сидел впереди, упорно пытаясь не замечать происходящего сзади...

Ник был вовсе не против того, что девушка испытывает оргазм, и в восхищенном сексуальном забытьи пинает спинку его сидения, - но, черт возьми, - он бы очень хотел, чтобы она не вопила так громко!!

Не выдержав, он тоже завопил во все горло, ударил по тормозам, и машина со скрежетом остановилась...

Все виновато посмотрели на Ника, а он, повернувшись на сидении, с раздражением взглянул на морпеха:

- ЧЕРТ ТЕБЯ ПОДЕРИ!! Если ты собираешься всю дорогу трахать пальцем эту девушку, то хотя бы заткни ей рот носками... ну или чем-нибудь другим!

Ганни с притворным бесстрастием разглядывал окружающий пейзаж...

Марселла улыбнулась Нику без малейших признаков стыдливости:

- Может вы собираетесь еще и связать меня, милорд?

Ник удивленно приподнял бровь,

- Да, и отшлепаю тебя, если не будешь хорошо себя вести, пока я веду машину!

Блеснув голубыми глазами, она усмехнулась еще шире:

- О, в таком случае я собираюсь быть очень плохой девушкой, лорд Ник!

Он фыркнул:

- Отлично! Но я все равно позабочусь о дисциплине после того, как мы надерем задницу этому людоеду, маленькая плутовка!

Она засмеялась, и они поехали дальше...

Позже, двигаясь по едва заметной колее, Ник отметил, что теперь ее визг звучал явно слегка приглушенно...


Далеко позади, в городе, Мира наблюдала за ними, пользуясь возможностями магического зеркала.

Она с грустью покачала головой.

"Не стоило мне посылать с ними члена клана Хорька", - подумала она, - "определенно не стоило... не с их сексуальной возбудимостью... к тому же прошлые два месяца бедная Марселла провела взаперти, изучая прогрессивные лечебные заклинания, - и теперь ее сексуальная энергия просто бьет через край...

Мне остается только надеяться, что они все же сумеют сосредоточиться на выполнении своего задания..."


Через несколько часов они уже подъезжали к деревне, на которую было совершено нападение...

Ник остановил "хаммер", и выключил зажигание. Все выбрались из машины, потягиваясь и разминаясь.

Волк тут же направился в сторону ближайшего деревца, но окрик Ганни заставил его повернуть назад:

- Хочешь поссать - зайди за грузовик, черт тебя побери!! Повторяю: - никому не отходить от группы!

Дородный "пушистый" нахмурился, но Ник поддержал опытного Ганни:

- Отойдёте в сторону, - и не успеете оглянуться, как вас схватит людоед! Все мы выросли на фильмах про монстров, так что вы должны знать, как поступать: - держаться вместе, и быть готовыми стрелять!

Признав причину уважительной, Волк согласно кивнул, и примостился позади их транспорта.

Барсук встал рядом с Ником. Седой писатель держал "M14", полученную взаймы на один день. Сам Ник имел тоже одолженную ему автоматическую винтовку "Браунинг" под патроны калибра 8мм "Ремингтон-Магнум". Он был удивлен, как это Ганни удалось раздобыть такую необыкновенную вещь. Оптику Ник снял еще в городе, решив пользоваться открытым прицелом. Он был метким стрелком и, предчувствуя, что бой скорее всего придется вести на короткой дистанции, лучше будет не иметь помехи в виде оптики. Ганни держал свою собственную горячо любимую двустволку "Голланд & Голланд" 12-го калибра.

При виде такого лакомого кусочка Ник ощутил зависть, - острую, словно рана от ножа. Один из его предков охотился на тигров, и тоже имел пару подобных редких, и невероятно дорогих классических раритетов...

Ганни наотрез отказывался обменяться с ним оружием, хотя и признавал, что с его фамилией* автоматическая винтовка подошла бы ему больше.

Приготовившись, они выстроились в боевой порядок, и двинулись вперед...


Деревня выглядела покинутой...

Её окружал невысокий частокол из заостренных сверху бревен, очень похожий на форт поселенцев Дикого Запада. Ворота, выглядевшие довольно непрочными, были сорваны с кожаных петель, и отброшены далеко в сторону.

Нигде и ничто не двигалось, пока они медленно двигались по широкой центральной улице между хижинами...

Ник оглядывался по сторонам.

Большинство строений были сплетены из лозы, и обмазаны глиной; деревянные детали раскрашены, а обмазка побелена. Большинство имели соломенные крыши; несколько хижин выгорели дотла, но довольно большое расстояние между отдельными домами не дало огню слишком распространиться.

В целом селение выглядело гораздо лучше, чем можно было ожидать, и производило довольно приятное впечатление.

Но они знали, что это был поселок-призрак, и ощущение было жутким...


Продвигаясь все дальше, охотники продолжали оставаться настороже...

Впереди на земле показались какие-то непонятные кучи, с которых, когда они приблизились, поднялись тучи мух.

Марселла издала звук невыразимого горя, когда природа этого мусора стала понятной, - это были кучи костей, и гниющих частей тел...

Ощутив тошноту, Ник сглотнул, не в силах отвести глаза от отвратительного зрелища.

Это могли быть трое или четверо детей, и, возможно, один или двое взрослых. По приставших к черепам клочьям черного и белого меха, а также по характерному запаху меркаптана, стало понятно, что эти останки принадлежали семье скунсов. Они были грубо забиты насмерть каким-то тяжелым тупым инструментом; кости были поломаны и расплющены, плоть разорвана и втоптана в землю. Это вряд ли было быстрым и безболезненным процессом...

- Должно быть, людоед не захотел их есть из-за запаха... - голос Ганни звучал немного напряженно.

Ник только молча кивнул - здесь не о чем было говорить...

Жалкая кучка останков вызвала у всех них чувство сострадания и беспомощности. Здесь они уже ничем не могли помочь, и через мгновение Ганни дал им сигнал двигаться дальше. Не то чтобы экс-морской котик был бессердечен; просто ему уже приходилось видеть подобное десятилетия назад, - во Вьетнаме, и он был практичным человеком...

Теперь все бросали вокруг еще более настороженные взгляды, держа наготове оружие со снятым предохранителем. Горе и омерзение сменил разгорающийся гнев, и теперь все они хотели только одного: - ОТОМСТИТЬ!!

Неровной линией группа двигалась к центральной площади деревни, где находился колодец...


И в тот самый момент, когда они к нему приблизились, между двумя домами с треском проломилось огромное существо, которое громко заревело на них. Покрытое косматыми грязными волосами, оно было как минимум два с половиной метра высотой. Из его нижней челюсти выступали длинные желтые клыки; тварь тупо вытаращила на людей крошечные свиные глазки... но через мгновение снова взревев, она бросилось на них...

Ганни первым оправился от потрясшего всех рева, и вскинул двустволку. Гулко громыхнув, 12 калибр толкнул его в плечо, и мягкая тяжелая пуля ударила монстра в грудь...

Потрясенный мощным ударом людоед пошатнулся, сделал шаг назад, а Ганни, не давая ему возможности понять, что произошло, выпустил вторую пулю ему в голову, разрядив второй ствол через секунду после первого. Но двустволка - не самое точное оружие, и его меткость часто оставляет желать лучшего...

Большая свинцовая пуля чуть отклонилась от точки прицеливания, и разнесла на ошметки плоти, волос и расщепленной кости скулу монстра...

Но это уже не имело большого значения; уже через мгновение после первого выстрела Ганни Барсук, Ник и Волк тоже открыли огонь, - и прежде чем мертвое тело рухнуло назад, поспешная пальба успела буквально в клочья разнести верхнюю часть торса людоеда...


...Марселла прижималась к земле, зажимая ладонями свои бедные, страдающие, чувствительные ушки. Она не испугалась, - просто она была ошеломлена неожиданным оглушительным грохотом. Люди предупреждали ее об этом, но никакое предупреждение не могло подготовить ее к грому выстрелов, который, казалось, наполнил весь мир!

Ник протянул руку, чтобы помочь ей подняться на ноги, - и в этот момент из-за соседнего дома выскочила еще одна тварь... а потом на несколько минут воцарился хаос, когда один за другим появилось еще полдюжины монстров, которые сразу бросились в атаку...

Марселла снова рухнула на землю когда Ник вскинул "Браунинг" к плечу, - он успел перезарядить его перед тем, как протянуть ей руку, - и все стрелки начали выпускать горячие свинцовые пилюли в несущийся на них косматый, зловонный, кривоногий ужас...

К счастью, эти не были такими большими, как первая тварь, но они в любом случае тоже убивали несчастных жителей деревни...

Барсук выпустил весь магазин в одну пару, несущуюся прямо на него. Пули калибра 7,62мм в сплошных металлических оболочках пробивали тварей навылет; кровь, шерсть, куски мяса летели во все стороны, но косматые зловонные чудища продолжали приближаться...

Наконец один из монстров упал; пуля перебила ему бедро. Разбрызгивая кровь и визжа от боли, он бился на земле. Второй продолжал приближаться...

Уже буквально изрешеченный он все же сумел добраться так близко, что его волосатая лапа царапнула ботинок стрелка...

Поспешно отскочив назад, Барсук выдернул из кобуры свой револьвер "Смит и Вессон" калибра 9,5мм, и трясущимися руками выпустил в голову извивающегося тела почти весь барабан. Тварь со смертельной ненавистью смотрела вверх на него, и черная кровь капала с её разбитой морды...

Последняя пуля попала в уцелевший глаз, и только после этого монстр сдался, и, наконец, согласился умереть...


Ник и Ганни оказались на самом острие атаки; Ник прикрывал, пока Ганни перезаряжал.

"Браунинг" жестоко толкал в плечо Ника, однако ему было на это наплевать. Тяжелые экспансивные пули рвали плоть и дробили кости, окровавленными грудами опрокидывая воющих монстров на землю; и это было все, что его сейчас волновало. Он был готов вскинуть к плечу даже гаубицу, если бы это помогло поскорее прикончить этих зловонных ублюдков!

Краем сознания Ник отметил, что большинство из них имели большие отвисшие груди, - факт, не произведший на него ровным счетом никакого впечатления. Это было как заметить траву, растущую сквозь трещину в тротуаре. Были они самками или нет, - сейчас это не имело никакого значения: - никто не станет заботиться о продолжении рода акулы, которая пытается отгрызть тебе ногу, а ты в этот момент колотишь ее бейсбольной битой...

Байкер просто продолжал заряжать и стрелять так быстро, как только мог.

Волку было легче всего; только один небольшой людоед напал с его стороны, и двух очередей из его "M1-Гаранд" оказалось более чем достаточно, чтобы его срезать...

И вдруг все закончилось...


Все дико озирались по сторонам, дрожащими руками поспешно перезаряжая оружие, но никаких воющих монстров больше не появлялось...

Один из людоедов пытался отползти, таща за собой свои внутренности, растянувшиеся на дюжину футов. Он был единственным, кто еще двигался...

Ник подошел к нему, и направил на него ствол винтовки.

Умирающая тварь оглянулась на него через плечо, слабо зарычала: - и байкер выстрелил ей прямо в морду...


Постепенно все расслабились, и на всякий случай проверили остальные тела. Воспоминания о фантастических фильмах, в которых монстры всегда поднимаются и снова нападают на героя, стоит ему на секунду повернуться к ним спиной, всё ещё оставалось в памяти людей, заставляя всех еще и еще раз убеждаться, что для этого нет никаких шансов...

Это оказалось лишним.

Все твари были мертвее мертвых, и Ганни собрал группу, чтобы обыскать дома.

У них не было гранат, - но скорее всего они не смогли бы ими воспользоваться, даже если бы и имели, - ведь в зданиях еще могли прятаться уцелевшие местные жители...

Они потратили остаток дня на то, чтобы тщательно все обыскать, но в конце концов даже Ганни пришлось признать, что здесь не осталось никаких живых существ крупнее ящерицы.

Многочисленность людоедов наконец прояснила один давно стоявший вопрос. Обычно эти монстры не собирались вместе, - они терпели свой собственный вид разве что в сезон спаривания, - и поэтому такая группа была очень необычной.

Но зато она была способна уничтожать целые деревни, тогда как один, даже крупный монстр, не мог. Также теперь стало понятно, почему никто из тех, кто пытался охотиться на них, так и не вернулся...

Но это не объясняло, почему эта деталь не была обнаружена с помощью зеркала, - но это можно будет выяснить позже.

Марселла убедила их переночевать в селении: - в этих диких местах водились отвратительные твари, а во тьме даже оружие вряд ли помогло бы справиться с Туманными Вампирами, и другой подобной им нечистью...

Так что она наложила благословляющее и очищающие заклинания на один дом, чтобы не пустить в него какую-либо сверхъестественную тварь, которою могло привлечь кровопролитие, и все устроились в нем на отдых. Когда люди разошлись по комнатам, Марселла лукаво напомнила Нику о его словах, сказанных сегодня днем...

Когда он начал выполнять своё обещание, Ганни воскликнул:

- Эй, ловкач! Оставь немного и нам!

Остальные рассмеялись над моментально последовавшим непристойным ответом Ника, а Волк добавил:

- Да! Мы убили людоедов, теперь пришло время трахнуть хорька!

Барсук ввернул остроту насчет ужасного эгоизма Ника; мол, неужели тот не знает, что надо делиться?

В ответ Ник выдал подробное описание тайных личных привычек своих друзей, их вероятного происхождения, а также ожидающей их весьма незавидной судьбы...

В конце концов решив, что он достаточно защитил свою честь, байкер завернулся в свой спальный мешок вместе с хихикающей жрицей...

Ему очень было нужно это; Ник был очень напряжен и одновременно подавлен после участия в перестрелке. Кому какое дело до того, что силы были слишком неравны? Да если бы у них был еще и тяжелый пулемет, они бы с радостью им воспользовались! Когда на кону твоя жизнь, тебе наплевать на соблюдение правил игры...

В эту ночь Нику так и не удалось толком поспать, - к тому же он обнаружил, что ее мех щекочет. Хотя под утро он решил, что к этому вполне можно привыкнуть...


На следующий день они все были очень серьезны, - им предстояло собрать и похоронить останки несчастных жителей деревни...

Это была ужасная работа; людоеды не оставили ни одного неповрежденного тела. Большинство были выпотрошены, печень и почки съедены. То, что осталось, было уже до неузнаваемости разложившимся...

Заклинания воскрешения применить было невозможно; они требовали, чтобы тело было свежим и неповрежденным...

Сжимая зубы, все собирали останки; запах был отвратительным, и многих стошнило. Почему-то людям было немного легче, тогда как юная жрица чуть не вытошнила свои кишки. Люди очень сочувствовали ей; хорек, которого тошнит - жалкое зрелище...

Самым отвратительным были мухи; огромные и разноцветные, они роились повсюду, и если кто-то был недостаточно осторожен, они оказывались у него во рту...

Копание могил заняло бы слишком много времени и сил, поэтому было принято решение провести массовую кремацию.

Марселла, которая сегодня была гораздо более тихой и серьезной, сообщила, что этот метод применим в обрядах, используемых Орденом.

Так они и работали, собирая в кучу вызывающую ужас разлагающуюся плоть, обрывки меха и обломки дерева, пока солнце не миновало зенит. Как минимум двое поочередно стояли на часах с оружием наготове. Все это не было дешевой киношкой про монстров, и если что-то и могло застать их врасплох, то это могло случиться только потому, что это "что-то" было невидимым. Но Марселла заверила их, что в этом мире не было невидимых созданий, которых она не смогла бы обнаружить заклинаниями, которые наложила еще в начале их путешествия.


Когда все было сделано так, как указывала жрица-хорек, она начала читать молитву. Закончив панегирик, она щелкнула пальцами обеих лап, а потом с хлопком свела их вместе.

Из ее ладоней вырвался огненный шар, и пламя почти мгновенно охватило погребальный костер...

Когда черный столб дым поднялся высоко в небо, охотники забрались в "хаммер", и медленно поехали прочь, хмуро и подавлено оглядываясь на пылающую позади них деревню…


* (Ганни - прозвище сержантов морской пехоты ВМС США)




СКОРП.


Великая госпожа Мира внимательно просматривала отчеты, которые в последние дни поступали на ее стол во все большем количестве...

Пожилая светловолосая львица недоверчиво покачала головой.

И как только эти люди до всего этого додумались?! Например, вот тут написано, что можно летать, используя только силу горячего воздуха!

Мира хмыкнула; над этим стоило подумать... Она уже поняла, что если люди заявляли, что это возможно, то именно это они и имели в виду, и легко могли это доказать...

Львица отложила бумагу, с наслаждением сделала маленький глоток кофе, и откинувшись на спинку кресла, рассеянно отодвинула упавший на глаза завиток рыжей гривы, в которой поблескивали серебряные нити...

Она закрыла глаза, с удовольствием ощущая, как от этого напитка по телу разбегается волна тепла. Это тоже было человеческим нововведением. В ее мире кофе и шоколад были неизвестны до того дня, как почти год назад люди случайно оказались здесь вследствие необдуманного поступка одного неопытного ученика...

Она медленно открыла глаза, с улыбкой глядя вверх. Теперь ее религиозный орден хранил как информацию, так и технологии и передовые достижения обеих цивилизаций. До того как появились эти "пушистые"... - "кстати, очень странно", - мелькнула у нее мысль, - "что такими себя называют существа, у которых почти нет меха..." - технологии развивалась болезненно медленно, практически не двигаясь с места в течение целых столетий. Но зато теперь они получали от людей, которые охотно делились своими знаниями, столько информации этого сорта, что понадобилась целая армия младших служителей и жрецов, которые только тем и занимались, что записывали и систематизировали ее! Информация, которой делились люди, стоила гораздо больше, чем все расходы на их содержание...

Орден бесплатно кормил, одевал, и давал жилье "пушистым"; и хотя многие из них не работали, и являлись настоящей головной болью из-за различных трюков, которые они постоянно выкидывали, остальные своими стараниями более чем возмещали все эти неприятности. Представляемая людьми информация обещала сделать лучше жизнь всех детей этого мира, и глава ордена чувствовала, что все получится. Она была уверена в этом...

Госпожа Мира все еще грезила картинами невероятного будущего, когда в ее палаты буквально ворвался жрец третьего ранга, и сообщил ужасные новости...


Когда пришло это известие, Ник, Ганни и Ларри находились в комнате совещаний в компании нескольких привлекательных младших жриц...

В комнату вошла старшая жрица.

- Простите, что беспокою вас, - негромко произнесла одетая в рясу волчица, - но Скорп Бездны покинул Большую Щель, и движется к нашему городу...

Ник и остальные люди озадаченно уставились на нее. Юные пушистые девушки - кошка, газель, и енот, - отреагировали так, словно перед ними на стол только что бросили отрубленную голову:

- НЕТ!!

- ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!

- ПРОКЛЯТЬЕ, ТОЛЬКО НЕ СНОВА!!

- ЧТО?!!

Все заговорили одновременно, перекрикивая друг друга, и в результате понять хоть что-то было невозможно...

Наконец бывший морпех не выдержал. Гортанный рык Ганни был отточен до совершенства еще на рисовых полях Вьетнама, и поэтому легко перекрыл и испуганный девичий визг, и растерянные возгласы друзей:

- КАКОЙ ЕЩЕ СКОРП ИЗ БЕЗДНЫ?!?!

Девушки, и даже Ник с Ларри потрясенно оглянулись на него. Его голос был невероятно громким и мощным, и сразу привлек всеобщее внимание...

Когда к девушкам снова вернулся дар речи, выяснилось, что одним из многих видов монстров, созданных тысячи лет назад в ходе Войны Магов, были гигантские насекомые и паукообразные. Из всех них самыми ужасными были гигантские черные скорпы Большой Щели...

Это был громадный каньон, темный и зловонный. Никто из смертных не знал, насколько он был глубоким, - но именно в этом сыром и страшном месте обитали эти огромные кошмарные монстры...

Угольно-черные, больше междугороднего автобуса, они были настолько устойчивы к магии, что их почти невозможно было убить. Эти твари были покрыты броней из хитина, магически упрочненного до крепости железа, против которой обычное оружие, - как например, мечи, катапульты, и даже баллисты, - было совершенно бесполезны...

Огонь на них также не действовал. Они могли утонуть, но добровольно входить в воду они не собирались. Кроме друг друга природных врагов у них не было...

И когда они покидали ущелье, самым разумным было просто убраться с их пути, поскольку они были так огромны, что не могли найти достаточно пищи, чтобы утолить свой дикий голод. Это также означало, что у них не было шансов на выживание, и постепенно их становилось всё меньше и меньше. Они не могли найти достаточно еды, - все, что они ели, переваривалось очень быстро, - но при этом они все равно не успевали возмещать потери энергии, и по сути дела медленно умирали от голода. Только этот магически ускоренный метаболизм давал им возможность двигаться, пока смерть не успокаивала их навсегда...

Но до того момента они буквально опустошали сельскую местность, по которой они двигались, уже умирая на ходу.

А после того, как они наконец погибали, на восстановление уничтоженного уходил не один год...


... - Так что теперь вы понимаете, Ганни, - печально добавила девушка-волк, - что нам не остается ничего другого, как покинуть город, пока это еще возможно... только так мы сможем выжить, чтобы потом восстановить разрушенное...

Ганни выслушал все это молча, с каменным лицом, - и в желтых глазах волчицы появилось хорошо заметное беспокойство. Она начала нервно перебирать пряди своих длинных каштановых волос, с тревогой поглядывая на остальных людей...

Лица Ника и Ларри тоже стали суровыми.

- Отступление? - Голос Ганни был удивительно спокойным, словно он говорил о погоде.

В наступившей тишине его друзья смотрели на него. Они уже давно знали друг друга, и не нуждались в долгом обсуждении, чтобы придти к единому мнению...

Старший человек встал; его холодные синие глаза глядели куда-то в пространство:

- К ДЬЯВОЛУ ОТСТУПЛЕНИЕ!!!!

Он снова взглянул на волчицу, - и встретившись с его холодным взглядом жрица, несмотря на то, что она принадлежала к плотоядному виду, содрогнулась...

- Сообщи нашей уважаемой госпоже, что мы отправляемся охотиться на этого жука!


Три человека встретились с Великой госпожой в помещении архива. Ганни держал в руках какой-то список, то и дело что-то в нем черкая...

Мира взглянула на него с беспокойством. Львица была на целую голову выше любого из людей, - но сейчас у нее было такое ощущение, что в этой комнате именно они являются самыми опасными хищниками, - так отчётливо ощущалась их решимость.

Зеркало было уже включено и настроено на "Мертвый мир"...

В этом измерении Земли несколько лет назад вся жизнь на планете была уничтожена мощной вспышкой солнечной радиации, и поэтому люди без угрызений совести собирались добыть там нужное им оборудование, оружие, и книги. Собственно говоря, поскольку это был мертвый мир, к нему были неприменимы законы ордена насчет запрета воровства. И все же церковнослужителей немного беспокоило то, как быстро люди нашли такие способы использования Зеркала, о которых они, - те, кто хранил его свыше трех тысяч лет, - даже и не подумали!

Ганни подал список Нику, который бегло просмотрел его в поисках чего-либо, что он мог пропустить, а потом то же самое сделал и Скотт.

Наконец он сказал:

- Госпожа Мира! Мы считаем, что это неправильно и недостойно - убегать от этого таракана-переростка! Я видел его через зеркало, и хотя он действительно чертовски огромный, я уверен в том, что мы сможем его убить!

Львица посмотрела на него долгим взглядом, потом перевела его на магическое Зеркало...

Самый важный артефакт ордена, оно, как считали исследователи, являлось самым мощным магическим инструментом во всем этом мире. Это был тот самый предмет, с помощью которого почти год назад люди были случайно "похищены" из их мира вместе с их отелем...

На вид оно было довольно скромным; высотой в метр, в простой латунной раме, - его легко можно было представить в любом одежном магазине или спальне. На одной стороне рамы в две линии выстроились ряды небольших латунных полушарий. Это были те самые полушария, которыми было так непросто пользоваться. Всего лишь случайное прикосновение неопытного прислужника не к тому, - и в результате люди оказались перенесены в этот мир...

Правда, за это ему пришлось заплатить огромную цену, - большую часть своей жизни, - но дело было сделано, и отменить его было невозможно. К тому, кто пользовался им, Зеркало могло перенести все что угодно, - но ничего не могло послать назад.

Пределы его возможностей были неизвестны, и до появления посетителей из другого мира никто не осмеливался экспериментировать, чтобы узнать, существует ли этот предел...


- Ганни, - наконец заговорила Мира, - ты ведь хорошо знаешь, что когда этот прибор что-то доставляет, он забирает жизненную энергию пользующегося им... - она нервно дернула ухом. - Как же ты собираешься доставить через него множество оружия, и при этом не убить самого себя или кого-нибудь другого? - Она насмешливо выгнула бровь, и нежно провела по его груди одним когтем. - Я не соглашусь на этот план, если он может причинить вред тебе или кому-нибудь из моего духовенства, - каким бы идеальным ты его не считал!

Прежде чем Ганни успел ответить, вперед шагнул Ник; в этой ситуации знаменитый темперамент бывшего морпеха был не самым подходящим...

- Дело в том, Мира, что это была моя идея. Мы уже проверили ее, и сейчас я вам все покажу! - Ник подошел к Зеркалу вплотную, - и она увидела, что в руке он держит голубя. Он сосредоточился, и в Зеркале появилось изображение какого-то склада.

Свободной рукой Ник коснулся нужного полушария, проведя точку обзора к штабелю ящиков.

Сделанная по трафарету надпись на промасленном боку одного из них гласила:

"Пулемет M2, калибр 50..."

Он дотронулся голубем к полусфере «получение».

Изображение дрогнуло, и ящик материализовался в комнате...

Ник протянул голубя Мире.

Он был мертв. Не было никаких видимых признаков того, что его убило, - но его жизненная энергия исчезла, а Ник не потерял ни капли своей собственной...

Глаза Миры широко открылись от изумления.

- Как ты до этого додумался?!

Все возражения были забыты, сменившись удивлением и восхищением его ловким ходом.

Ник улыбнулся, и объяснил:

- Вы говорили что для того, чтобы доставить какую-нибудь вещь, эта штука использует жизненную энергию пользователя. Поскольку Зеркало способно давать ответы на вопросы в отношении себя, я спросил его, обязательно ли должна это быть жизненная энергия именно оператора. Оно ответило, что это должна быть жизненная энергия, - но чья - безразлично. Тогда я попробовал использовать энергию голубя, - и все получилось! - Он бросил мертвую птицу в ящик на полу. - Можно даже создать резервуар энергии для будущего использования, просто зарядив эту штуку...

Львица только удивленно покачала головой.

- Я сдаюсь, юноша! - Она улыбнулась с восхищенным удивлением. - Вы, люди, просто невероятные существа!

Ганни, который все это время терпеливо ждал, кашлянул, привлекая к себе внимание.

- Надеюсь посвященный восхищению достоинствами Ника маленький митинг закончен, и я наконец могу обсудить мой список?

Все столпились вокруг него.

- Сперва мы возьмем то, что мы называем "танк" - "M-1 "Абрамс"", если точно... потом батарею того, что мы называем 105-миллиметровыми гаубицами...

Вздохнув, Ник и Скотт вышли, и вскоре вернулись, неся большие клетки с голубями, которых они наловили на рынке и саду простыми ловушками-коробками. Если все пойдет так, как было задумано, то в деле сокращения местной популяции этих раздражающих всех маленьких ублюдков может наступить настоящий прогресс. Похоже, это являлось вселенской константой - то, что голуби никому не нравились. В любом случае местные должны будут оценить то, что заодно с главной проблемой может быть решена и проблема уменьшения количества птичьего дерьма... ну, по крайней мере, частично...


Через три дня примерно в десяти милях от города вырос палаточный городок...

В одной из палаток над складным столом устало склонился Ганни, в который раз проверяя расположение отметок на карте. Откинув входное полотнище, в палатку вошел Ник, и когда Ганни взглянул на него, в его глазах мелькнуло легкое негодование...

Ник был в таком же камуфляжном жакете, как и он сам, так и не согласился обрезать свои длинные, до плечей, волосы, или сбрить небольшую аккуратную бородку в стиле ВанДайка; - его волосы были просто собраны в свисающий на спину небольшой хвост.

И, конечно же, его потрепанная широкополая черная фетровая шляпа, и высокие мотоциклетные ботинки с исцарапанными до белого носками совершенно не соответствовали статуту. Но как заметил Ник, он не был простым пехотинцем, и поэтому был волен одеваться так, как ему, черт возьми, хочется!

Из-за этого они частенько препирались, но поскольку Ганни очень уважал Ника за его способности, он все же не слишком настаивал.

Но от старых привычек очень трудно избавиться...

Будучи морским пехотинцем, в боевой обстановке Ганни по привычке пытался ввести воинскую муштру и общую форму. Он с легкостью признавал, что это плохая привычка, и пытался контролировать ее. В конце концов Ник был одним из тех немногих людей, которым в опасной ситуации Ганни доверил бы прикрывать свою спину.

И, кроме того, у Ника имелось оправдание: он не был моряком - он был байкером!


Байкер-художник сразу направился к столу, и взглянул на карту, на которой Ганни обвел луг рядом с главной дорогой, - примерно в миле от их настоящего месторасположения.

- Все мои команды на своих местах, Ганни. Можем начинать в любое время.

Бывший морпех выпрямился, вытирая пот со своей коротко стриженой головы одной рукой, и держа фуражку в другой. Большую часть жизни его белые волосы были коротко подстрижены точно по войсковым стандартам.

- Отлично, Ник, тогда начнём! Итак, каков твой план?

Байкер указал на дорогу на карте.

- Это существо движется по дороге вот здесь - за ним постоянно следят разведчики. За последнюю неделю ублюдок отклонился не более чем на пару сотен метров от этого направления. Если ничего не изменится, он окажется здесь через час - два...

Ганни задумчиво кивнул:

- Похоже что он идет по следам тех, кто двигался по этой дороге - для него это означает много еды, когда он доберется до конца следа...

Ник кивнул:

- Именно так! И можно предположить, что он не изменит направления движения, пока не доберется до города. - Байкер выпрямился. - У меня был предок, - довольно дальний, - который был профессиональным охотником. Он написал несколько книг об охоте на тигров, - и я собираюсь воспользоваться одной из его идей, чтобы заманить нашего малыша прямиком в засаду!

Ганни усмехнулся:

- А когда он заглотнет наживку, мы подадим к столу немного острой закуски! Вспоминается операция, когда мы выманили "чарли"* на открытую местность, и окружили их...

Ник тоже улыбнулся:

- Да... вот только "чарли" не были длиной в двадцать с лишним метров, и не напоминали сухопутный броненосец!

Улыбка бывшего морпеха превратилась в оскал:

- Дай мне шанс, парень, - и мы узнаем, такой ли он грозный, каким выглядит!


Ловушка была готова...

Выбранный для боя луг представлял собой правильный овал примерно с четверть мили длиной, и почти с половину шириной.

Некоторые из людей имели опыт службы в морской пехоте, и Ганни немедленно назначил их командирами орудийной обслуги пяти 105-мм гаубиц. Остальные члены команд были набраны из нескольких наиболее компетентных людей, и местных пушистых из городской охраны, которые проявили способность следовать полученным инструкциям.

Когда орудия были обеспечены полными командами, Ганни вернулся к проблеме набора экипажей танков, но как выяснилось, только один из "пушистых" имел дело с этими бронированными машинами. Во время "Бури в пустыне" Скотт был водителем "Абрамса", и хорошо знал устройство этого танка.

Некоторые "пушистые", в том числе и Ник, знали достаточно, чтобы составить команду одного танка, - но уже через несколько дней тренировок Ганни пришлось отказаться от идеи набрать команды для трех остальных. Было решено ограничить применение этих "Абрамсов" как неподвижных огневых точек, имеющих возможность, - если что-то пойдет не так, - отступить, отвлекая на себя монстра.

Это решение не всем пришлось по душе.

Скотт, назначенный командиром, был особенно против этого, но, смирившись с фактом слабой подготовки основной части его команды, неохотно согласился...


Подготовка была завершена, и орудия неровным полукругом выстроились вдоль задней части луга. С помощью бульдозера и мотыг, предусмотрительно захваченных Ларри и его небольшой командой саперов, были проведены кое-какие земляные работы, и теперь от дороги в поле вел тщательно расчищенный проход...

Посередине луга была привязана пара быков; от дороги к этой приманке планировалось привести кровавый след.

Не подозревающие об уготованной им судьбе животные улеглись в высокую траву, и с удовольствием принялись жевать приготовленную для них большую кучу люцерны...

"Абрамс" был установлен в центре полукруга орудийных позиций, между которыми были выкопаны многочисленные огневые точки. Позади орудий имелись открытые сверху ямы-бункеры для снарядов, а палатки орудийной обслуги были размещены на безопасном расстоянии за несколькими рядами проволочных заграждений. Еще дальше были установлены пикеты, заданием которых было не пускать местных, которых вокруг было еще немало, и отпугивать мародёров, которых могло соблазнить множество необычных предметов...

Все эти приготовления заняли большую часть дня, когда пришла новая информация. Цель была уже на подходе, и ее прибытия ожидали завтра примерно к десяти часам утра...


Обед у костра в командном пункте прошел в подавленном настроении; большинство из присутствующих съездили посмотреть на зверя, который неумолимо двигался по дороге.

Это было словно что-то из самых худших детских кошмаров...

Он был ОГРОМЕН! Черный, словно вырвавшийся из Ада демон, ужасный в своем безмолвном и неумолимом движении вперед...

Разумом они верили в мощь своего оружия, - но все же слишком большое количество просмотренных в прошлом фильмов ужасов вызывало у них в душе отвратительное ощущение сомнения...

Ну чтож... в любом случае завтра они узнают, сможет ли все то железо, что они сюда притащили, остановить это чудовище...


...Рассвет был пронзительно-свежим и ясным, - вот только наступил он чертовски рано!

Ник выполз из своего спального мешка, и с наслаждением потянулся. Надев штаны и ботинки, он застегнул пояс с кобурой револьвера, и бодрой рысцой направился к командной палатке. Он кивнул часовому, - симпатичной самке леопарда с заплетенными в одну толстую косу длинными каштановыми волосами, - и она подмигнула ему в ответ. Было приятно сознавать, что местные настолько верят в своих человеческих защитников, - и Нику оставалось только надеяться, что эти надежды не окажутся напрасными...

Ганни уже встал. Умытый и чисто выбритый, он разговаривал по радио с разведчиками, которые следили за скорпом.

(Чтобы координировать действия, Бойс, воспользовавшись Зеркалом и несколькими временными ретрансляторными вышками, сумел установить эффективную радиосвязь с городом.)

Старший человек дал сигнал отбоя, и повернулся к выглядевшему сонным молодому человеку, понимающе усмехнулся, и предложил ему чашку кофе.

Ник улыбнулся, и отрицательно помахав рукой, направился к стоящему у стены холодильнику. Вытащив из него банку "Шипучки", он открыл её, и сделал большой глоток. Пенистый поток хлынул в его горло, и байкер закашлялся, - но уже через мгновение, когда кофеин наконец прогнал сонную одурь, он удовлетворенно вздохнул...

Ник жевал овсяный батончик, когда к нему присоседился Ганни.

- Этот ублюдок в полдне пути по дороге, и постепенно приближается... - Ганни глотнул кофе. - Когда ночью похолодало, он остановился, но теперь двигается снова...

Ник задумчиво кивнул.

В прежней жизни он любительски увлекался энтомологией, и знал про насекомых и пауках больше чем кто-либо другой из участников этой миссии.

- Довольно необычно то, что он не двигается ночью как обычные скорпионы... - но он ведь создание магии, и по-видимому тут действуют другие правила...

На всякий случай проверьте, не остался ли кто-либо на позициях, - не знаю, способен ли он учуять движение добычи, но обычные скорпионы весьма чувствительны к передающейся через грунт вибрации. Я бы очень не хотел, чтобы он кем-нибудь заинтересовался, и отвлекся от приманки...

Ганни согласно кивнул, снова наполняя чашку.

Повара Ларри были образцом эффективности: - кофе, булочки, овсяные батончики и бутерброды доставлялись постоянно, в любое время дня. Этот парень явно руководствовался логикой, - если бы этим занимались Ник или Ганни, то едой, скорее всего, были батончики «Марс», банки с колой и крекеры...

Но вообще-то это мало беспокоило Ника, который почти не обращал внимания на то, что он ест, - особенно когда что-то занимало его внимание, - да и другие не жаловались. Ник как-то попытался было узнать, где Ларри сумел найти всех тех пушистых поваров, но потом сдался. Но, скорее всего они были куплены на рынке рабов...

Это не имело особого значения, - к тому же, пока они работали на Ларри, их жизнь без сомнения была намного лучше, чем если бы они работали на местного хозяина. У самого Ника тоже не было внутренних проблем с местными обычаями по отношению к живой собственности...

Он запретил участвовать в этой операции Мерике, - девушке-виверре, которую он купил. Она была простой девушкой с улицы, - и мелкой воровкой, которой не повезло вовремя скрыться с очередной добычей. Но зато ей очень повезло в другом; обычно воров без особых церемоний вешали на городских воротах, - а ее вместо этого продали как рабыню...

А еще она была чертовски настырной! Она так громко возмущалась тем, что ей придётся остаться дома, что потом ее хозяину высказывали свое недовольство соседи чуть ли не половины их общежития! Она очень привязалась к Нику, кто был первым, кто отнесся к ней как к личности.

Но при этом он не мог освободить ее...

Он знал, что она и сама не стремилась к этому, к тому же у него было неприятное предчувствие, что если такое все же случился, она может потерять волю к жизни. Он бы никогда не бросил ее, - осиротевшую еще в детстве, и только став его рабой впервые в своей жизни познавшую ощущение безопасности и ласку. Он не мог быть настолько жестоким, чтобы освободить ее...

К тому же не стоило забывать о ее статусе криминального раба. Освободить ее уже само по себе было преступлением - ведь она наверняка снова начала бы воровать. Магистрат был бы очень недоволен если бы Ник отпустил ее, и она снова принялась шарить у них в карманах.

И поэтому он оставил все как есть...


...Ник бросил пустую банку в костер, и вышел из палатки, решив еще раз все осмотреть. Всем были отданы строгие указания убрать материалы, издающие сильный запах. Хотя лагерь и находился довольно далеко от места засады, лучше уж было перестраховаться. Приближался полдень, и скорп был уже близко...

Отвязав быка, Ник повел его к дорожной насыпи.

Последняя проверка связи, - и он приготовился взвести ловушку. Скорпа уже можно было увидеть невооруженным взглядом: - черная точка вдали на дороге...

Ник достал свой охотничий нож, и быстрым ударом сделал глубокий разрез на шее животного. Бык дернулся назад, обиженно замычал, закатывая глаза от боли, - но повиновался, когда его повели назад к его партнеру. Нику не нравилась эта часть работы, но ее нужно было сделать...

Когда он вел животное обратно к центру поля, струйки крови плескали в пыль...

Ник привязал быка туда, где он был раньше. Другой бык почуял кровь, начал нервно мычать, хорошо понимая, что это значит, и Ник поспешно покинул поле...

До сих пор все шло по плану, - хотя пока не началась главная часть операции, вряд ли что-то могло всерьез пойти не так...


Ник присоединился к Барсуку, который ждал его у края поля; парень уже стал членом городской охраны, и явно привязался к белокурому байкеру. Тот был совсем не против, - ведь его любимыми пушистыми были именно барсуки. К тому же паренек оказался весьма смышленым и веселым...

Они заняли свое укрытие.

Через мгновение к ним в траншею спрыгнул Ганни с биноклем в руках. С этого места они имели великолепный обзор, и отсюда можно было быстро добраться до своих мест на огневой позиции, - если скорп клюнет на наживку.

Им не пришлось долго ждать...

Всего минут через пятнадцать монстр появился на развилке дорог, и вскоре все должно было решиться.

В этой миссии участвовали свыше двухсот существ; как пушистых, так и людей...


Тварь была огромной, и походила на чудовищ из фильмов ужасов пятидесятых годов. Но в отличие от тех низкобюджетных поделок, это чудовище было ужасающе реальным...

Обсидиановый гигант на десяти массивных ногах, из гигантского утолщения на конце хвоста которого торчало жало размером с лезвие меча. Его клешни с покрытыми отвратительными зубцами краями были достаточно большими для того, чтобы одним движением разрезать человека пополам. Ротовые щупальца двигались, и на ужасных челюстях блестела слюна...

Ник содрогнулся. Он знал, как едят скорпионы...

Их челюсти дробят добычу, впрыскивая внутрь пищеварительные соки, превращающие внутренности жертвы в жидкость, чтобы потом высосать ее и сжевать остатки тела...

Невероятно отвратительный способ умереть для того, кому не повезет оказаться пойманным, поскольку, когда скорпионы едят, им все равно, жива ли еще их жертва, или нет...


Ник вздрогнул, и очнулся...

Начальная оценка размеров твари была явно занижена. Она была значительно больше автобуса, - длиной почти с пару трейлеров - метров тридцать, а то и больше. Одни только клешни были добрых шесть метров длиной...

Обнаружив кровавый след, существо остановилось. Ничего не предпринимая, оно почти пяти минут сидело не двигаясь.

Ганни громко зашипел в ухо Ника:

- Что за черт?! Что этой проклятой штуке не нравится?!

Ник медленно повернул голову, прижал палец к губам, и только молча покачал головой в ответ...

Еще мгновений монстр не двигался, потом его зад приподнялся над землей. Прежде невидимый сфинктер сжался, и начал наваливать на дорогу кучу источающих пар глыб размером с баскетбольный мяч...

Большинство из команды охотников наблюдали за этим зрелищем с отвисшими челюстями. Некоторые ухмылялись или поспешно прикрывали рты, содрогаясь от сдерживаемого смеха от внезапной разрядки напряжения...

Ганни повернулся, и почему-то обвиняюще взглянул на Ника

Байкер сделал каменно лицо:

- Не смотри на меня так, приятель, - я точно не собираюсь за ним убираться!

Закончив "сбрасывать балласт", скорп быстро двинулся по кровавому следу в предчувствии близкого пиршества. С высокомерием попирающего Землю языческого бога он проигнорировал запах масла и стали оружия; искусственные запахи неживых материалов не привлекли его внимания...


Ганни отдал приказ по радио.

Вся команда, - двести бойцов, - выскочили из своих укрытий, и, стараясь не шуметь, побежали на свои боевые позиции.

У большинства из них были самые разнообразные винтовки и пулеметы; от "маузеров" и "энфилдов" с болтовым затвором, до пулеметов "браунинг M2" 50 калибра. Один сумасшедший даже тащил небольшую бонзовую, заряжающуюся с дула пушку времен Наполеона. Ганни не возражал; кто знает, может она даже в чем-то окажется лучше... и это было проще, чем спорить с этим психом...


Ник, Скотт и Барсук тихонько залезли в танк, осторожно опустили люки, и задраили их. Барсук включил компьютер стрелка, а Ник послал в затвор 120мм орудия снаряд с сердечником из обедненного урана...

Скотт скользнул на место командира.

Он провел несколько напряженных дней, обучая двоих бойцов выполнять соответствующие действия. Барсук служил в военно-морском флоте, так что многие термины и действия были ему знакомы. Ник никогда не служил, но провел столько времени с военными и "пушистыми" - бывшими военными, что довольно быстро во всем разобрался.

Единственным яблоком раздора стало название их танка... Поскольку одновременно оно являлось и их позывным, Ганни хотел использовать что-то короткое и простое. У Ника была другое мнение, и он предложил название "Веселый Роджер"...

Когда наконец крики и споры прекратились, Ник взял щетку, краску, и победно нарисовал на башне череп и скрещенные кости.

Увидев этот рисунок, Скотт громко расхохотался, а Барсук, который не настолько хорошо разбирался в японском аниме, был весьма озадачен его специфическим дизайном - (Он был взят из аниме "Капитан Херлок - космический пират")

Скотт спросил его, почему бы ему просто не назвать танк - "Аркадия"? Ник равнодушно пожал плечами, и сказал, что это скорее устроило бы Ганни. А ему больше нравился "Веселый Роджер"...

Он занял свое место заряжающего, потому что весил почти на десять килограммов больше Барсука, и был значительно сильнее. Снаряды для 120мм орудия "Рейнметалл" были довольно тяжелыми, а скорость перезарядки могла оказаться жизненно важной...

Экипаж танка еще раз проверил, все ли в порядке, и доложили командованию о готовности.

Бойс, который оставался в городе, получил их доклад пользуясь переносным радио "Моторола". Его специальностью в военно-морском флоте был координирование арт-огня, и контроль запуска самонаводящихся ракет класса «Бункер Хилл».

Он с энтузиазмом принялся за работу, и подобрал для этой операции отличную команду из людей - "пушистых", и местного низшего духовенства.

Он поднял глаза от планшета с планом; ноутбук питался от магического электрогенератора: - Ларри придумал эту систему уже вскоре после События. По конструкции это был просто стальной маховик, который благодаря заклинанию вращался с высоким крутящим моментом, а его вал вращал генератор, производящий нужное напряжение. Ларри признался, что взял эту идею из романа своего тезки Ларри Нивена...


Все был готово, и Бойс дал команду приготовиться.

Барсук навел орудие на цель, и отключил предохранитель. По плану их "Абрамс" должен был выпустить первый снаряд, а его выстрел послужить сигналом для остальных открывать огонь по монстру.

Ганни связался со всеми другими орудийными командами. Все было готово; Майк доложил, что даже тот, с древней пушкой, дал сигнал, что она заряжена, наведена, и готова выстрелить.

Старый ветеран связался с командованием. Он не стал связываться со стрелками; им всем лучше быть готовыми к выполнению своей работы, и быть начеку - иначе все может закончиться очень плохо...


Скорп нетерпеливо схватил первого быка, и, воткнув жало ему в ребра, мгновенно его убил. Потом схватил второго, - и в этот момент пришел сигнал открыть огонь.

Расстояние до монстра было совсем невелико, - все стволы орудийной батареи были выставлены для стрельбы прямой наводкой. Ганни решил перестраховаться, и все орудия были заряжены снарядами ББФ, что означало: "Бронебойные, фугасного действия"...


...В танке Скотт нетерпеливо прислушивался к шороху в наушниках. Наконец приятный баритон Бойса произнес:

- "Веселый Роджер", можешь стрелять!"

Скотт усмехнулся, отдал команду, и Барсук нажал спуск орудия...

Раздался оглушительный грохот, и тяжелая машина упруго покачнулась на подвеске. Выстрел и ударная волна от высокоскоростного снаряда оглушил всех за пределами брони, - и тут же раздался нестройный залп всех остальных орудий...


Ствол танковой пушки был направлен на зад скорпа.

С поднятым хвостом, когда толстая хитиновая скорлупа его уже не защищала, даже твердая как железо шкура не была препятствием для снаряда, основным назначением которого было поражать покрытые броней наземные цели на расстоянии в десять раз большем...

Внешний несущий корпус снаряда все же смялся, словно удар пришелся в настоящую танковую броню, - но длинный дротик из обедненного урана пронзил тело твари насквозь, и ударил в толстую броню изнутри...

Действие бронебойного сердечника было не слишком впечатляющим: - он просто-напросто превратил головогрудь скорпа на фонтан из мозгов, крови, и обломков панциря! Скорее всего монстр был мертв уже после этого выстрела, - но град гаубичных снарядов, и последовавший за ним ураганный винтовочно-пулеметный огонь сделали этот факт труднодоказуемым...

Взрывы буквально на части разнесли подергивающееся тело скорпа. От многочисленных попаданий липкая слизь и куски внутренних органов разлетались во все стороны. Оторванную взрывом 105мм снаряда клешню отбросило на несколько десятков метров, где она и приземлилась, закувыркавшись по траве. Мощными взрывы разбросали многосуставчатые конечности. Весь торс скорпа был искорежен...

Выходящий из него газ издавал отвратительные сосущие и хлюпающие звуки, которые продолжались еще долго после того, как скорп уже перестал шевелиться. Пули визжали, рикошетя от толстого хитина, и словно плуг разгневанного бога вспахивали землю вокруг цели...

Ганни послал по радио сигнал прекратить огонь, хотя ему и не стоило беспокоиться; - почти в то же время эта мысль пришла в голову и ко всем остальным...

Жуткая тишина опустилась на луг, окутанный пороховым дымом и растекающееся от тела скорпа невероятным зловонием, которое заставило закашляться большинство артиллеристов...


На башне "Веселого Роджера" лязгнули люки.

Ник, Скотт и Барсук вылезли посмотреть на огромный, дымящийся, и отвратительно воняющий труп, вытянувшийся на траве луга...

Ник стащил с головы шлем, и повернулся к своим друзьям:

- Какая гадость!! - сказал он. - Надеюсь нас не заставят убирать весь этот мусор?!

Услышав по рации его слова, Бойс объявил отбой всем командам. Многие из "пушистых" решили перестраховаться - слишком многие сцены из фильмов ужасов были еще свежи в их сознании, и приближаясь к развороченной туше, они держали оружие наготове.

Но беспокоиться было уже не о чём...

Даже если бы каким-то невероятным образом эта тварь ожила, ей понадобилась бы уйма времени, чтобы причинить кому-нибудь хоть какой-то вред; - все ее ноги были полностью ампутированы несколькими зарядами взрывчатки, которые почти одновременно разорвались в ее кишках: - гидродинамический удар просто вырвал места их крепления к телу. Вдобавок к этому вся броня с ее спины оказалась сорванной одной цельной пластиной, и распласталась на траве словно какой-то гротескный ковер из хитина...

Внутренние жидкости смешались; все внутренние органы были превращены буквально в пюре, - и теперь эта масса медленно растекалась, покрывая траву желатиноподобным слоем.

Тварь была абсолютно и безвозвратно мертва...


Напряжение постепенно спадало.

Похоже, что большинство из охотников все же ожидали, что в последнее мгновение может произойти что-то ужасное. Но это был не голливудский боевик, - а в реальной жизни, когда плохих ребят убивают, они так и остаются мертвыми.

Группы людей и пушистых пинали труп, испытывая просто ошеломляющие ощущения удивления и триумфа, - они прикончили порождение самого дьявола, - и все прошло благополучно!

Понадобилось некоторое время, чтобы полностью осознать это, но в конце концов помощники Бойса разнесли эту радостную весть по всему городу...


К концу дня прибыла лично сама Великая госпожа. Она привезла собой команду жрецов и жриц, которые, сняв с себя всю одежду, принялись осторожно, используя магически заточенные пилы, разрезать хитин на куски. Все части скорпа были погружены в фургоны, и отправлены в город. Мира объяснила это тем, что этот хитин был невероятно редким и ценным компонентом заклинаний, необходимых для многих целей: от изготовления магической брони и оружия, до приготовления снадобья для нейтрализации ядов. От проживающих поблизости магов уже поступили первые предложения о покупке...

Мира решила выставить для продажи не больше половины, а остальное оставить для нужд ордена.

Чисто из любопытства Ник поинтересовался, сколько же все это стоит, - и ответ его просто ошеломил. Невероятно - но по сравнению со всеми этими штуками золото буквально ничего не стоило!! А еще Мира сообщила ему, что он, как и все остальные, принимавшие участие в охоте, имеют право на солидную долю от ожидаемого дохода.

Это заставило его задуматься...



...неделей позже...


Наслаждаясь кофе, Мира просматривала отчеты, когда в дверь постучали.

Львица подняла взгляд:

- Войдите!

Это был Ник.

- А! Мой лучший охотник на монстров! Входи, входи!

Ник закрыл за собой дверь и улыбнулся:

- Знаете... это забавно, что вы упомянули об этом...


Пару часов спустя, сжимая в руках документ, только что заверенный личной печатью Великой госпожи, Ник Колберт, - новоиспеченный капитан отряда Охотников на Монстров свободного города Табос, - шагнул во двор под лучи послеполуденного солнца...

Ганни, Скотт, Ларри, и дюжина других его близких друзей с нетерпением дожидались его.

- Ну как, получилось? - прозвучал вопрос сразу со всех сторон.

Ник поднял свой новенький диплом.

- Джентльмены - мы в деле!

Ларри радостно хохотнул:

- И как я понимаю, теперь мы сможем получить капиталы для строительства моих фабрик, а?

Ник посмотрел на него, и усмехнулся:

- Как только мы начнем, нам наверняка понадобиться построить что-то ещё! - Он лукаво улыбнулся:

- Надеюсь, ты ничего не имеешь против сверхурочных?


* "чарли" - прозвище вьетнамских солдат.



Перевод - Redgerra.

Редакция - Россомаха/Lefedor.


Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Виктор Гвор «Спасатель. Вечная война»
Хаос «Новая жизнь (части 4-6)»
Alex Wolf «Потерянный Рай - Революция Угнетённых.»
mark
09:57 14.06.2017
Ну конечно кому же еще как не "всесильным" американцам спасать другие миру, мочить монстров и тр%#@$@ барсучих и прочих. Ну а рассказ вполне себе даже ничего да впринцепе история конечно странная как мне показалось но понятно и четенько начало правда не совсем понял или читал не особо внимательно. Ну плюсик поставить можно.
SergHorseCat
12:54 28.09.2014
Мда, поставленный "+" не убрать. "+" за понятное описание и передачу эмоций американцев.
SergHorseCat
12:49 28.09.2014
Американцы во всей красе.
Ошибка в тексте
Рассказ: Унесенная Конфуренция
Сообщение: