Афанасьев Валерий
«Маг цвета радуги»
#пес #юмор #фентези #превращение #магия #NO YIFF #хуман
Своя цветовая тема

Маг цвета радуги

Афанасьев Валерий



1.


Я проснулся от жуткого леденящего душу воя - пробуждение не самое приятное, должен вам заметить. Спишь себе, ничего не подозреваешь, смотришь расчудесный сон и вдруг... На самом интересном месте. Такое!

Толпа мурашек плотным строем прошествовала по моей спине. Причем топали они как стадо слонов. Как здесь не проснуться? И это в тот самый момент, когда пышногрудая соседка Светлана наклонилась надо мной и томно произнесла: "Сейчас я тебя поцелу-у-у-у-у-у". И далее по плану - толпа мурашек, неожиданное пробуждение. Нельзя же так сразу! Так можно от полученного шока заикой сделаться, или того хуже. Вот дам, например, дуба и не узнаю, кто это так дико воет за стеной. Это ли не разочарование?

А действительно, кто так может выть? Судя по голосу, кто-то большой и страшный. На соседа Леню не похоже. Тот, когда поссорится с Томкой, может выдавать и не такое. Вот именно - не такое. Так испугать целое стадо мурашек никакому Лене не по силам. Софья Павловна вообще пенсионерка, женщина тихая и, как она сама говорит, добропорядочная. Издавать подобные звуки ей не пристало. Светлана? Помнится, во сне наклонилась надо мной именно она. Воет в порыве страсти? Это уже совсем из области фантастики. Да и не может выть ни одно человеческое существо таким нечеловеческим голосом. Быть может, она завела собаку? Предположение хотя и невероятное, но многое объясняющее. Тогда голосу этого пса позавидует его незабвенный предок, пугавший на болотах бедного сэра Генри.

После такого пробуждения спать решительно не хотелось.

"А не пойти ли мне посмотреть на того, кто издает эти ужасающие звуки"? - подумал я, садясь на кровати и пытаясь нащупать рукой выключатель.

Если Вы решили, что я необыкновенный храбрец, чуть что сразу идущий навстречу опасности, то зря. Могу вас заверить - это не совсем так. Просто опасность неизвестная пугает гораздо более, чем определенная, пусть и воющая столь ужасно. А может, и не выл никто, просто кто-то из соседей громко включил телевизор и смотрит ужастики? Решено - иду.

Выключатель находиться решительно не хотел. Сколько себя помню, он был слева на стене, как только встаешь. Одно из двух, или пока я спал, коварный злоумышленник проник в квартиру и его похитил, или я не у себя. А если не у себя, то спрашивается где?

- Люди, где я?!

- У-у-у-у-у-у-у-у-у.

Мог бы и не спрашивать. Ответ мне оптимизма не добавил, зато прибавил любопытства. Определенно надо посмотреть, кто же издает такие леденящие сердце звуки.

Я встал и направился к выходу, пытаясь нащупать руками дорогу. Узкая полоса тусклого света, позволяла хоть как-то сориентироваться в направлении. Пару раз споткнувшись о подвернувшиеся предметы, - нет, я точно не у себя в квартире, я приблизился к двери и решительно толкнул ее от себя. Дверь отворилась с ужасным скрипом, и взгляду моему оказалась небольшая комната, освещенная неровным пляшущим светом факелов, и часть коридора. Идущий вдаль коридор терялся в темноте. Пламя факелов подрагивало, заставляя тени, отбрасываемые неровностями стен, сложенных из грубо отесанного камня, выплясывать замысловатые пируэты. Нет, я точно не у себя дома! Помещение за дверью было небольшим, по крайней мере, его видимая часть. Та, что находилась слева. За стеной справа кто-то шумно дышал, подражая кузнечным мехам, работающим с неподобающей для них частотой. Собравшись с силами, я шагнул за порог. И оказался нос к носу с чем-то огромным и лохматым! Чудовище открыло пасть такого размера, что моя голова поместилась бы туда без труда. Я в ужасе зажмурился. Сердце отбивало удары в ожидании неминуемой смерти, но та почему-то не торопилась приходить. Вместо этого послышался звук, очень характерный для зевания, и кузнечные меха заработали снова. Если зевает, то точно не собирается меня есть, по крайней мере, пока. Я открыл один глаз.

Это была собака. Собака?! Да? Нет? Вы видели когда-нибудь собак такого размера?! Сидя, она была одного роста со мной и смотрела мне прямо глаза в глаза. И это при том, что я совсем не маленького роста, никак не менее метра восьмидесяти. И вес у меня килограммов девяносто. Сколько может весить сидевшее напротив чудовище, не возьмусь предположить. Судя по его плотному телосложению (собака совсем не выглядела худощавой) килограмм двести, не меньше. А то и все двести пятьдесят.

- Ты кто? - спросил я. Не столько надеясь на ответ, сколько для того, чтобы хоть что-нибудь сказать. Быть может, звуки моего голоса, развеют наваждение?

- Кто я, кто мы? Зачем приходим в этот мир? - и собака еще раз зевнула.

Обалдеть! Говорящая собака. Я попытался ущипнуть себя.

- Могу укусить, - предложила собака и добавила, чуть подумав, - тихонько, лишь для осознания реальности бытия.

Я молчал, потрясенный тем, что собака не только говорит, но и выражается с изящностью, скорее присущей ученому философу, чем четвероногому другу людей. Да что там, собакам вообще не пристало выражать свои мысли человеческим языком. Так что, как и о чем они думают, обычно остается для людей загадкой.

Собака вдруг двинулась навстречу и лизнула меня огромным, немного шершавым языком.

- Тьфу, тьфу! - я отскочил к дальней стене, не так уж и далеко не более пары метров, и усиленно отплевывался. Никак я не привык к таким процедурам, и при всей моей любви к животным, умываться предпочитаю традиционно, то есть водой из-под крана. Быть может, для некоторых собаководов приятно, когда их домашний любимец в порыве чувств лизнет их в нос. Какая мелочь. Вы не видели языка того пса перед которым я оказался.

- Ну как, убедился? - спросила собака.

Да, такое не приснится даже в кошмарном сне!

- Если нет, могу все-таки укусить, - добавила собака.

- Нет-нет, пожалуй, все-таки не стоит! Все было очень убедительно, - поспешил заверить я. - А почему ты разговариваешь?

- Разговаривать запрещено, - проговорила собака и отвернулась к стене, продолжая коситься на меня одним глазом.

- Почему запрещено? - удивился я.

- Потому что я тебя стерегу, - ответила собака.

На шее мощный ошейник и цепь с палец толщиной, уходящую в стену. Да, стережет она меня, судя по всему, совсем не по своей воле.

- Зачем же меня стеречь? Охранять, еще, куда ни шло, а стеречь меня совершенно ни к чему.

Собака печально вздохнула: "Служба, ничего не поделаешь. Думаешь приятно на цепи сидеть"?

- Может, расскажешь, что это за место такое? И как я сюда попал?

- Нельзя. Баралор сердиться будет, - с сожалением сказал лохматый пес.

- Баралор, это кто?

- Маг. Думаешь, я таким родился?

- Нет, что ты! Конечно, ты был маленьким лохматым щенком. Я никогда не слышал, чтобы собаки рождались сразу большими.

- Сам ты..., - обиделась собака. - Не был я щенком, и собакой тоже не был! Ты вообще говорящих собак где-нибудь видал?!

Интересный вопрос. Если он собака, пусть и очень большая. То есть сильно очень.

Я пожал плечами. На всякий случай. Доказывать собаке, что она собака не хотелось. Но этого и не потребовалось. Пес пояснил сам:

- Всего месяц назад я был человеком. Это все Баралор, забери его лишай. Маг окаянный.

- Ага, маг в переносном смысле?

- В каком переносном? В самом что ни на есть прямом.

- Магов не бывает, - уверенно заявил я.

- Ага, и говорящих собак тоже. Тебя укусить?

Нет, собака то, есть, определенно. В этом я успел убедиться.

- Черный?

- Что черный? - удивился пес.

- Маг, спрашиваю, черный?

- Да нет, рыжий.

- Как это, рыжий? - в привычной для меня классификации... О чем я говорю? В привычной? Ну разве что теоретически, руководствуясь знаниями, полученными из книг. Так вот, в привычной для меня классификации ни о каких рыжих магах речи не было.

- Очень просто, рыжий, - ответила собака. - Как тебе еще объяснить. Медноволосый, соломенный, цвета ячменного пива.

При последнем сравнении собака задумчиво облизнулась: "У тебя случайно пива с собой нет"?

- Откуда, - я развел руками, демонстрируя полное отсутствие не только пива, но и любого другого напитка.

- Жаль.

- Я бы поделился.

- Верю, - кивнула собака.

- Стоп, причем здесь пиво? Мы о магах говорили.

- Ага. Точнее об одном.

- То, что у него рыжие волосы, я понял, но я спрашивал не о его внешнем виде, а о внутреннем содержании.

- И что с ним?

- Маги делятся на черных и белых, - я присел в углу, на кучу соломы и рассказываю говорящей собаке о магах. Обалдеть!

- И делят их вовсе не по цвету волос, а по их делам, - продолжал я выкладывать общеизвестные сведения. Это привело к совсем неожиданному результату.

- Ух, ты! - отозвалась собака. - А ты к кому принадлежишь? К черным или белым?

- Я не маг и принадлежать ни к кому не могу. Ни к черным, ни к белым.

- Ты не последователен, - возразил пес.

- Почему?

- Сам только что сказал, что определяешь цвет мага по поступкам. Магом ты можешь и не быть, но поступки то совершаешь.

Я задумался. Совершаю ли я поступки? И если да, то, какие? Получалось, серединка на половинку. Нет, подвигов я не совершал, как и злодеяний. А вот все остальное? Поступки, которые постоянно сопровождают нашу жизнь. Получалось, что они разные. Да и как оценить порой? Вот, например, не одолжил я соседу Лене денег на продолжение праздника. Это как, хороший поступок или плохой? Но праздник у него продолжался уже третий день, и всем соседям это уже изрядно надоело. Мне тоже. Чем не уважительный повод для отказа в заиме? По мнению Софьи Павловны, это был хороший поступок, с чем Леня решительно не согласился.

Вообще-то я не жмот, и перехватить у меня сотню другую до зарплаты всегда можно, когда я сам не на мели. Но, когда тебя за твои же деньги развлекают до поздней ночи громким шумом за стеной, это уже слишком.

И это только один из примеров.

- Есть еще серые, - неуверенно сказал я.

- Что, не можешь определиться? - собака улыбалась, оказывается, они это тоже умеют. - Вот то-то. Редко что-то бывает абсолютно черным или белым.

- Хотя, - пес почесал за ухом лапой, - с Баралором ты почти угадал. Если судить по поступкам, то он скорее черный. Не будет же белый человека на цепи держать.

Ах да, все забываю, что передо мной человек, пусть и обращенный в собаку.

- А как тебя зовут? - вообще-то мог бы я поинтересоваться этим и пораньше. Разговариваешь с человеком. С собакой. Тьфу, совсем запутался. В общем, разговаривать и не поинтересоваться именем собеседника не очень вежливо.

- Димкап. Так меня звали раньше. Сейчас Баралор называет меня эй, ты, или - собака.

- Димка? - переспросил я.

- Димкап, - повторил пес.

- Если ты не против, я буду звать тебя Дим.

- Ладно, зови.

- Слушай, а чего ты так выл?

- Скучно. Когда Баралора нет, сижу один на цепи, даже поговорить не с кем.

- Ага, а с Баралором, стало быть, ты говоришь?

- Если бы, - пес смутился, - он меня лаять заставляет. Представляешь, как какую-нибудь дворовую собаку.

- Сочувствую, - никогда не думал, что для собак лаять унизительно. Ах да, он же не совсем собака.

- А тебя как зовут, пленник? - поинтересовался мой сторож.

В это время замок сотряснулся, по коридорам пронесся ветер, заставив факела затрепетать, после чего раздался звук гонга.

- Баралор вернулся, - встревожился Дим, - иди скорее в свою комнату. Если он увидит, что мы разговариваем, не поздоровиться.

Я развернулся. Злить хозяина замка, не разобравшись что к чему, в самом деле, не следовало.

- Альберт, - сказал я на прощанье, - меня зовут Альберт.

Это сейчас я отношусь к своему имени спокойно. Некоторым образом, оно даже и неплохо. По крайней мере, придает мне толику романтизма в глазах окружающих дам. А вот ранее - в годы моей юности... Альби, Мольберт или даже Берти - как вам? Смешно? Сейчас мне тоже смешно, не то, что раньше.

Я поспешил зайти в комнату и на ощупь отправиться к тому самому месту, где находился в момент такого неожиданного пробуждения.

У меня еще было несколько минут для того, чтобы подумать, как же я здесь очутился.


2.


Я перебирал в памяти минувшие события, пытаясь найти в них зацепку. Причину, которая могла привести к столь странным последствиям, или хотя бы отправную точку. Баралор не спешил меня навестить, невольно предоставив мне время для размышлений.

Вроде бы все шло как обычно. Работа, дом, который последнее время был приютом одинокого холостяка. Последний роман, закончившийся столь неудачно месяца два назад, отбил у меня на время охоту к серьезным отношениям. На счет несерьезных умолчу, дабы не компрометировать некоторых дам не к месту сказанным словом. Что же в такой накатанной и привычной жизни было не так? Миллионы людей также ходят по городу - дом, работа, увлечения. И ни один из них не попал в замок злого мага, и его не сторожит огромная говорящая собака. Происшествие исключительное, но вопрос, который я себе задавал, был банальный до не могу - "Почему я?". Неужели? Да нет, не может быть! Событие было столь незначительным, что я не обратил на него внимания. Но если ни это, то что? Да нет, ну точно не может быть! Хотя...

Я бы и не вспомнил, случись это небольшое происшествие несколько ранее. Но произошло оно буквально накануне. Выскакивая из переполненного автобуса, я случайно зацепился и опрокинул на землю даму совершенно невообразимого вида. Преклонных лет, в широкополой шляпе просто потрясающих размеров, с зонтом, длиною более метра в одной руке. В другой дама держала клетку с попугаем.

- Кошмар-р-р! - закричал попугай. - Опрок-ки-и-инули! Катастро-офа!

- И не говори, люди стали совершенно невозможными, - поддержала его дама. - Выбегая из транспорта, они совсем не смотрят под ноги.

- Извините, конечно, - что ни говори, толика моей вины была в этом происшествии, - просто здесь такое столпотворение.

- Ни одно столпотворение не является поводом, сбивать людей с ног, - заявила дама.

- Поверьте, я этого не хотел, - попытался объяснить я, - но на Земле шесть миллиардов людей, и не моя вина в том, что иногда нам бывает тесновато.

- Значит, по-вашему, во всем виноваты не Вы, а перенаселение Земли? - поинтересовалась дама, отряхивая клетку с попугаем.

И что я должен был ответить? Разговор сам собой подошел к тому, что я вынужден был признать это утверждение.

- Ну, в общем, большой частью, да.

- Большей, меньшей. Людей сбивают с ног целиком, а вовсе не частью.

- Но перенаселение, - попытался отбиться я с помощью уже опробованного аргумента.

- Так Вам не нравится перенаселение? Мир, видите ли, нехорош, что ж, будь, по-вашему, - и дама хлопнула в ладоши.

На секунду с моим зрением что-то произошло - мне показалось, что в этот момент зонт и клетка с попугаем повисли в воздухе. Я оглянулся, привлеченный слишком громким звуком проезжающего рядом автомобиля. А когда вернул свой взор на место, дамы на тротуаре не было. Всю дорогу до дома я был удивлен таким быстрым ее исчезновением. До того самого момента, как встретил у подъезда соседа Леню. Тот принялся мне рассказывать о коварстве своей супруги Томки. О последних словах таинственной дамы я благополучно позабыл. Как оказалось, совершенно зря. Но кто бы тогда мог подумать? Да, похоже, это ее проделки.


Только я пришел к такому выводу, как в коридоре раздался ужасный топот, и на пороге моей комнаты в клубах дыма появился человек. Что за тяга к дешевым эффектам? Судя по всему, это и был злобный маг Баралор.

Баламор остановился и махнул рукой. Дверной проем на секунду осветился тусклым зеленым светом, и маг шагнул в комнату. Я бы сказал, что он снял с двери сигнализацию, или что-то в этом роде, выглядело это примерно так. Вот только как быть с тем, что я недавно выходил в эту самую дверь, и не заметил ничего подозрительного? Более того, я вообще не думал о том, что дверь может не открыться. Да, дела. Баралор щелкнул пальцами, и сорвавшийся с них огненный шар полетел к стене. Оказывается, здесь тоже были факелы, только они до поры не горели. Огненный шар перелетал от одного к другому, зажигая их, и место моего временного пребывания (я надеюсь, что временного) постепенно освещалось. Ловко это у него получилось. Не то чтобы я был слишком впечатлен, в нашем двадцать первом веке каких только чудес не насмотришься, но все же оценил по достоинству.

Проследив с довольным видом за этим процессом, маг обернулся ко мне. Он действительно был рыжим. Я смог в этом убедиться, когда он откинул свой капюшон. Рыжим, кучерявым, с длинным изогнутым носом и бородавкой на правой щеке. В общем - мечта косметического хирурга. Почему, спросите вы? Сделать его страшнее просто невозможно. На его треугольном лице застыло выражение предвкушения, что заставило меня слегка поежиться и оглянуться в поисках возможного объекта его внимания. Тщетно. Кроме меня и его в комнате никого не было.

В комнате вообще почти ничего не было. Кровать, на которой я сидел, грубо сколоченный массивный деревянный стол, да табурет, который я опрокинул, блуждая в темноте. Вот и вся нехитрая обстановка. Укрыться кому-то постороннему здесь совершенно невозможно. Глаза Баралора сверкнули не по-доброму, и он заговорил низким скрипучим голосом.

- Трепещешь, отправленный не по назначению?!

Трепетал ли я? Если только слегка. Вид, конечно, он имел экстравагантный, вот только вид он и есть вид. Кстати, не всегда он есть отражение внутреннего содержания. Встречал я и людей вполне симпатичных снаружи, содержимое которых было чернее черного, бывало же и наоборот, человеку не слишком повезло с внешностью, но он умудрился не растерять душевной теплоты и сочувствия. Так что внешний вид - еще не показатель. Посмотрим, как дела сложатся, тогда и буду решать, впадать ли мне в уныние, или пока воздержаться. А вот в речи Баралора кое-что показалось мне весьма любопытным.

- Почему не по назначению? И куда собственно отправленный? - попытался выяснить я.

- А то ты не знаешь? - маг хитро прищурился, - Не по назначению, это значит неизвестно куда. Вот если бы тебя отправили в какое-то определенное место.... Впрочем, тогда бы ты здесь не сидел. Эх, люблю я вас, непоназначенцев! Перехватить человека отправленного не по назначению, гораздо проще, чем следующего строго определенным курсом. Надо только знать условие, которое к нему прикрепили, или угадать.

Маг был собой весьма доволен. Видимо, все-таки угадал это самое условие.

- И что за условие было ко мне прикреплено?

Сомнение отразилось на лице Баралора. Говорить, или помучить меня неизвестностью? Наконец, тщеславие победило, и он решил рассказать. Как не похвастаться своим успехом?

- Условие-то? Условие простое - отправляться куда-нибудь, где населения имеется гораздо меньше, чем в месте отправления.

- Что за ужасный мир, должно быть, был твоим домом, если там такая перенаселенность, - добавил маг в полголоса, уже ни к кому не обращаясь.

Я свой мир совсем не считал таким уж ужасным. Но спорить не стал. К чему доказывать это тому, кто не может сравнить? Я пока тоже не успел составить впечатление о том мире, в котором оказался (не составлять же впечатление о мире по этой темнице), а потому проводить сравнения, посчитал явно преждевременным.

- Позвольте полюбопытствовать, а зачем я Вам собственно понадобился? - добрался я, наконец, до вопроса, который следовало бы задать в первую очередь. Или нет? В общем, в одну из первых очередей.

Маг довольно потирал руки. Видимо, факт моего пленения доставлял ему немалую радость. А вообще, с чего это он взял, что меня пленил? Сижу я на кровати, правда, довольно скромной деревянной с соломенным матрасом, как я смог убедиться после того, как помещение осветилось. Так вот, сижу я совершенно не связанный, и цепей никаких нет, не то, что у бедного Дима, что мне мешает встать и стукнуть злобному старикашке по шее? Нет, почтение к возрасту и все такое, но когда тебя вдруг начинают считать пленником, на проблему смотришь как-то по-другому. Я даже привстал с кровати, обдумывая, а не осуществить ли мне этот вариант?

- Но-но-но! - погрозил мне Баралор, щелкнул пальцами, и на ладони у него засветился небольшой шарик, - будешь безобразничать, превращу в осла.

Вспомнив, как ловко Баралор с помощью такого же зажигал факелы, я раздумал применять по отношению к нему какие-либо действия. Испепеленным на месте быть не хотелось, превращенным в осла тем более. Даже не берусь предположить, чего не хотелось больше. Да я, в общем-то, всерьез и не собирался его бить, так рассматривал этот вариант чисто теоретически. Человек я по природе своей мирный и ударить другого человека, ладно, пусть мага, который не успел мне сделать ничего плохого, для меня совершенно непросто. А он пока не успел. Спесив, конечно, и самодоволен, но это вовсе не повод.

Я присел обратно на кровать и демонстративно сложил руки на груди, придав своему лицу самое миролюбивое выражение, на которое способен.

- Пленник приобретение полезное. Могу в цепи заковать, - Баралор мерзко хихикнул, - могу превратить в бурундука и показывать на ярмарке, очень неплохие деньги, кстати, платят. Могу посадить в клетку и заставить заряжать магические шары.

- Я не умею, - поспешил я разубедить мага.

- А что там уметь? Каждое живое существо вырабатывает энергию, самую что ни на есть волшебную, живую. И при том совершенно бездумно рассеивает ее в пространство. Что за расточительство. А мне потом ее собирай. То ли дело сразу, раз, и в магический шар.

- Это Вы любезный загнули. Что же получается, все вокруг волшебники?

Маг рассмеялся, согнувшись, и показал на меня пальцем: "О-хо-хо, волшебники! Ты еще скажи что глина, из которой сделан кувшин, сама приняла нужную ей форму. Да будет тебе известно, что наличие материала еще не достаточное условие для того, чтобы что-то сотворить. Для этого нужен мастер".

Маг довольно почесал себе шею, кого он имеет в виду, было понятно без слов.

- Да и маловато ее у тебя будет, магической энергии, так что на чудо не надейся, - добавил Баралор.

Что ж, с этим, пожалуй, более-менее понятно. А вот с моей дальнейшей судьбой полная непонятность. Ни один из предложенных вариантов не вызывал у меня энтузиазма.

- А что, нет ли какого другого выхода? - поинтересовался я. - Более приемлемого.

- Надо подумать, - заявил маг.

Он расхаживал по комнате, усиленно изображая процесс поиска нового варианта моей полезности. Глядя на это, я не мог не радоваться. Если бы ему нечего было мне предложить, думать он бы точно не стал. Вернее, изображать что думает. Я уверен, он все обдумал заранее, а теперь просто играет на публику. Пытается нагнать страха на бедного пленника.

- Есть для тебя один вариант, несчастный, - решил, наконец, маг перейти к делу. - Ты должен научить меня обращению с дамами. А иначе можешь выбирать, что тебе нравится из вышеперечисленного.

- О, нет! - я закрыл лицо руками. Нервный хохот прорывался наружу, заставляя меня, время от времени вздрагивать. Он бы меня еще играть на пианино попросил научить! Нашел специалиста. Нет, не могу сказать, что я вообще не умею обращаться с женщинами, но не до такой же степени, чтобы считать себя специалистом и давать уроки.

- Трепещешь? - довольно спросил маг, видя мои терзания. - Трепещи, трепещи. Так и знай, не научишь, или в клетку, или на ярмарку.

И что, спрашивается, делать?

- А если не получится? - попытался вежливо отказаться я.

- На ярмарку.

- Но это не так легко. Необходимо приложить много усилий.

- Трудностей я не боюсь, - решительно заявил маг, - главное чтобы был результат.

- Ладно, я подумаю, что здесь можно сделать, - если так уж хочет, так и быть, дам ему пару советов. Вдруг пригодятся? Только вот так сразу соглашаться нельзя. Надо все хорошо взвесить. Что-то не нравится мне его подход. Нет, чтобы пригласить за стол и просто по-человечески поговорить. Я бы поделился всеми своими скромными познаниями в области общения с противоположным полом. Отчего не помочь человеку, если он нуждается в совете? Быть может, у него проблемы с коммуникабельностью, с его-то внешностью. Так вот, прояви он гостеприимство, я бы постарался помочь ему, как смогу, по доброте душевной. И с чего ему вздумалось прибегать к шантажу? Нет, он определенно черный. Что за странная привычка пытаться запугать там, где достаточно просто спросить?

- Подумай, подумай, - отозвался маг, - а пока, посиди взаперти. Голодом тебя морить, пожалуй, не буду. Пока.

Нет, ну до чего не хочется выступать в качестве преподавателя хороших манер у этого Баралора Ладно, возьмем себя в руки. Хочет обучение, будет ему обучение. Только надо подумать, как мне не остаться в дураках. Расскажу ему все, что его интересует, а он меня раз, и в бурундука превратит. За дальнейшей ненадобностью. С него станется. Вон, Дим, месяц сидит на цепи в виде собаки. Кстати, надо бы его порасспросить, как его угораздило влипнуть в такую историю.

- Я зайду завтра. Узнаю, что ты надумал. В учителя, или на ярмарку? - и маг опять мерзко засмеялся.

Выходя, он махнул рукой, и проем двери опять на секунду засветился. Только на этот раз красным светом. Странно все это.

Я подошел к двери и аккуратно протянул руку, пытаясь потрогать невидимый полог. Это было что-то! На секунду проем двери осветился красным, и меня отбросило от двери метра на полтора. При этом вся рука похолодела, будто я схватился за кусок льда. Я присел на кровать, потряс рукой, возвращая ей чувствительность, и задумался. Как же так получилось? Совсем недавно я выходил из комнаты и не заметил никакой преграды. Ведь точно, выходил. И с Димом разговаривал. Что-то здесь не так. Надо с этим разобраться. Судя по всему, маг не знал о том, что я выходил. То-то я удивился, что дверь не заперта. Правда, уже после того, как вернулся. Когда выходил, я об этом просто не задумывался. Просто встал, подошел к двери и вышел, а теперь вдруг не смог. Странно.



3.


Одно хорошо - голодом морить меня не собирались. Это было добрым знаком. Будь я магу не нужен, вряд ли он стал бы меня кормить. Обед был подан и оказался очень даже неплох. Вот только подан он был столь экстравагантно, что я минут пять пялился на уже закрывшуюся дверь, прежде чем приступить к трапезе.

Естественно, прежде чем закрыться, дверь предварительно открылась. Как всегда с ужасным скрипом. Интересно, Баралору ее смазать лень, или она скрепит специально, для создания спецэффектов? Судя по его появлению в клубах дыма, скорее последнее. Нагоняет ужас на бедных пленников, то есть, в данный момент на меня.

Да, на счет ужаса, появиться он не замедлил. Как только открылась дверь, в комнату медленно вплыло привидение с подносом в руках. Да, это было именно оно, если я что-то понимаю в привидениях. Все прозрачное, будто сотканное из дыма, в ужасном балахоне, с кривой улыбкой на лице. Если это можно назвать лицом. Странное существо висело в воздухе, не касаясь пола, и при этом умудрялось держать в руках поднос. Вот интересно, оно материально или нет? Если да, то, как оно умудряется держаться в воздухе, а если нет, чем оно, извините меня, держит поднос?

Привидение вплыло в комнату, не обратив никакого внимания на полог сигнализации, и поставило поднос на стол. Так же медленно оно развернулось и поплыло обратно, оставив меня сидеть с открытым ртом. То ли от удивления, то ли от страха, не возьмусь сказать точно.

Просидев так минут пять, я решил, что если обед доставлен, то попробовать его надо обязательно, дабы не обижать отказом хозяина и свой собственный организм. Привидение улетело, а обед остался. Не дам ему пропасть.

Не знаю, кто у Баралора готовит, но этот некто мастер своего дела. Хорошо прожаренное мясо с овощами, кулебяка, и в глиняном кувшине что-то по вкусу похожее на квас. Не слишком затейливо, но вкусно и питательно. Я отдал еде должное.


Вовремя съеденный обед поразительно влияет на мироощущение. Комната вдруг стала намного уютнее, и как будто, светлее. Да, насчет светлее:

Странные, однако, факела на стенах поразвешены, прошел уже не один час, а они горят и горят. Факела - это каменный век. Если маг такой продвинутый, мог бы и электрическое освещение соорудить, или хотя бы газовое. С другой стороны, с факелами явно что-то не так, без магии не обошлось - не чадят, не коптят, и горят долго. Что ж, в таком случае, беру свои слова обратно, ничего не имею против факелов. Они придают определенный уют моему месту заточения. Увы, именно заточения. Поскольку покинуть эту комнату по собственному желанию не получается.

А было бы очень кстати. Очень много у меня накопилось вопросов. И само главное, что ответы на них находятся совсем неподалеку - сразу за дверью. По крайней мере, некоторые из них. Для того чтобы правильно выбрать линию поведения мне просто необходима хоть какая-то информация.

Я сидел на стуле, подвинув его к двери, и бросал в проем двери крошки хлеба. Эту горбушку я оставил специально от обеда, для проведения маленького эксперимента. Да, знаю, знаю, разбрасываться хлебом нехорошо. Тибетские монахи говорят, что таким образом загрязняешь свою карму. Но я же не баловства ради. Можно сказать, я проводил жизненно важный эксперимент. Ну, не было у меня больше ничего под рукой, что можно было бы поделить на части, к тому же органического происхождения.

Крошки хлеба отлетали, заставляя защиту на секунду вспыхнуть, осветив проем двери красным светом. Я бросал крошки и по одной, и сериями, и веером, по нескольку штук сразу. Результат был тот же самый. Полог не пропускал ничего. Но как-то можно его пройти! Приведение прошло сквозь него без всякого труда. Ладно, допустим, оно местное и защита на него не реагирует. Но ведь я-то тоже выходил в эту дверь. Как? Загадка. Разгадывание ее я решил отложить на потом. Мне надо было еще составить план занятий, отказываться от предложения прочитать магу курс лекций я не собирался.


За раздумьями я не заметил, как заснул, и разбужен был звуком гонга - вот он прототип электрического звонка. Только больно уж, зараза, громкий.

Маг появился через несколько минут. Был он весел и по-злодейски жизнерадостен. Так радуются когда готовятся сделать ближнему какую-нибудь пакость. Глаза его бегали, а сам он криво усмехался. Определенно задумал что-то недоброе.

- Ну как, обдумал мое предложение? Что выбираешь, в клетку или на ярмарку?

О предложении давать ему уроки Баралор сознательно не сказал, издевается гад.

Я демонстративно молчал. Участвовать в фарсе в качестве пострадавшего нет никакого желания. Знаю я таких. Не магов, конечно, а любителей покуражиться. Самое для них неприятное, когда не участвуют в их игре.

Маг минут пять расхаживал по комнате, ожидая моего ответа и бросая на меня временами сердитые взгляды, но так ничего и не добившись, перешел, наконец, к делу.

- А ты парень не промах, - недовольно заявил он, - мне такие нравятся.

Это мы тоже проходили. Изображает значительного человека, который снисходительно относится, ко мне ничтожному. Тоже не сахар, но разговаривать уже можно. А там посмотрим.

- Не возражаю. Кое-кого маги в учителя не зовут.

Маг мерзко захохотал. Что за неприятный тип.

- Ладно, давай к делу, - наконец перешел он к тому, с чего и следовало начать. - Будешь рассказывать о том, как вести себя с дамами?

- Ну, это как договоримся?

- Как это договоримся?! - взъярился Баралор, - В клетку захотел?! Смотри, посажу на хлеб и воду, мигом сговорчивее станешь!

- И что дальше? Как же хорошие манеры? Без них теперь никуда.

Я, конечно, рисковал, а что было делать, если я не подвигну его на какие-то уступки, быть мне бурундуком, только несколько позже.

- Что ты хочешь? - наконец выдавил из себя Баралор. С большим трудом надо заметить, слишком уж было ему не по душе с кем-то договариваться.

- Гарантий. Хочу по окончании обучения остаться живым и свободным.

- И все?

Я многозначительно почесал подбородок.

- Пока все. По ходу дела видно будет.

- Ладно, будет тебе свобода, - слишком поспешно согласился маг.

Обманет, как есть обманет. Как бы так сделать, чтобы он не смог нарушить свое слово? Эх, как все-таки надо мне поговорить с Димом! Быть может, он что и посоветует.

- Ну, пойдем, учитель, - маг сделал пас рукой и полог сменил цвет с красного на зеленый, пропуская его, а следом и меня.

Дим сидел там, где и прежде. При виде меня он сделал вид, что мы не знакомы. Проводил грустным взглядом и печально вздохнул.

Сегодня факелы горели по всему коридору, освещая нам путь, и я мог немного познакомиться с устройством замка. Коридор тянулся метров на тридцать и выходил на просторную галерею. Слева лестница уходила вниз, справа шла наверх. Маг повернул направо.


Мы поднялись на следующий этаж, прошли по короткому коридору и оказались в просторном помещении, которое было то ли кабинетом, то ли лабораторией. Вдоль одной из стен располагались подставки с шарами, светившимися красным, зеленым и желтым светом. На подставке справа располагались каждый в своем гнезде разнообразные предметы - посох, трость, резная дубинка сантиметров тридцати длиной (как же она называется, ага вспомнил, жезл), четки, ожерелье из чего-то наподобие желтого мрамора и набор хрустальных шариков примерно от одного сантиметра до трех размером. Слева - стеллаж с книгами в кованых металлических переплетах. В самом дальнем правом углу стояли закрытые шкафы, так что содержимое их мне осталось неизвестно. Посредине массивный деревянный стол, обитый кожей, вокруг него и около камина мягкие кресла.

Маг уселся в одно из них, хлопнул в ладоши и появившийся призрак подал ему чашку с горячим кофе. Это что же, здесь все слуги такие? Тогда волей-неволей общаться с людьми разучишься.

- Ну, чего ждешь? Уж не кофе ли?

- Именно, - ответил я. - Чашка кофе это то, что мне сейчас совсем не помешало бы.

Говорить о том, что с утра меня забыли покормить, я не стал, бьюсь об заклад, маг сделал это намеренно.

- Да ты нахал.

- Вовсе нет. Просто кое-кто просил научить его хорошим манерам. Так вот, не предложить гостю кофе - совершенно невежливо.

- Ну, если так.

Не хотелось ему поить меня кофе, совершенно не хотелось, но желание обучиться хорошим манерам было сильнее. И что это его так припекло? На юношу он совершенно не похож. Как-то обходился до сих пор, а здесь вдруг манеры ему подавай. Но, припекло, видимо, здорово.

Маг хлопнул в ладоши, и призрак появился с еще одной чашкой кофе в руках.

- А они живые? Призраки, - кивнул я на исчезающее приведение.

- Фантомы-то? Спящие.

Ага, стало быть, фантомы.

- Спящие это как, живые или нет?

- А ты когда спишь, живой или нет?

Я задумался, а действительно, живой я или нет, когда сплю? Все же живой, вот только сам этого не осознаю.

- А если их разбудить?

- А тебе зачем? - маг подозрительно прищурился.

- Ну как же, интересно, как такой великий маг справился с приведениями, то есть с фантомами.

Как же все-таки падки на лесть подобные личности. Принадлежность к племени магов, как оказалось, ничего в этом плане не меняет.

Маг раздулся от важности.

- Ну, вообще-то поймать и усыпить духов низшего порядка не такая уж трудная задача. Для специалиста, - добавил он чуть погодя.

- Ну, а если их все же разбудить? - продолжал допытываться я.

- Улетят, конечно. Только кто же их разбудит? Здесь ведь..., - маг спохватился. - Ты мне зубы не заговаривай! Рассказывай о чем договаривались!

И маг грозно сверкнул глазами.


- Итак, - начал я, расхаживая по кабинету, - проблема коммуникабельности приобрела в последнее время угрожающие размеры.

- Ты о женщинах, о женщинах давай.

- Не перебивайте, обучающийся. Любая вещь начинается с основы. Не изучив ее, рано переходить к частностям. В общем, лектору виднее, то есть мне.

Маг недовольно сопел, но перебивать не стал. Ох, чувствую, все он мне припомнит, если я не найду способ нейтрализовать его гнев.

- Итак, о коммуникабельности, - продолжил я, - то бишь, о человеческом общении. Раздоры, войны, семейные бытовые скандалы, неприятности с коллегами по работе. У Вас нет неприятностей с коллегами?

Судя по всему, раздоры с коллегами у мага были, и немалые. Вишь, как навострил уши. А он и не предполагал, что все растет из одного корня.

- Так вот, все это последствия проблем с коммуникабельностью, - продолжал я. - Неумение или нежелание найти общий язык губит на корню самые смелые начинания.

Маг слушал, раскрыв рот. Разойдясь, я потребовал доставить доску и кусок мела. Я нарисовал ему кривую разводов, график зависимости производственных показателей от сплоченности коллектива и падение курса австралийского доллара из-за проблем с языком у коренных аборигенов Австралии. Никогда еще лекция не имела такого успеха.

Все это время, расхаживая по кабинету, я потихоньку приближался к так заинтересовавшему меня стеллажу с шарами. Как бы случайно, я попытался облокотиться о стойку и получил такой удар морозного электричества, что отлетел на противоположный конец комнаты и потерял сознание.


Очнулся я в кресле. Не думаю, что Баралор тащил меня туда лично. Наверное, фантомов позвал или магию применил. Да, судя по всему, без магии не обошлось, ибо чувствовал я себя на удивление сносно.

Баралор наставил на меня жезл, явно с недобрыми намерениями и загрохотал своим скрипучим голосом.

- Признавайся несчастный, с какой целью ты полез к магическим шарам?!

Ага, как же, сейчас прямо так и признаюсь. Вообще я ложь не люблю, как говорят тибетские монахи, она загрязняет карму. Но когда на тебя явно с недобрыми намерениями нацелена магическая вещица, вопрос стоит немного по-другому. И то, что я собираюсь сказать, уже будет не обман, а небольшая военная хитрость.

- Я? Да зачем мне это надо?! На кой мне сдались эти светящиеся штуки? Кстати, а что это такое?

- Много будешь знать, дольше проживешь - бурундуком, или ослом. И вообще, без моего разрешения ни к чему не прикасайся.

Маг успокоился, вернул жезл на место и я увидел всполох той самой защиты, что стоит на двери моей комнаты. Мог бы и сразу догадаться. Но что поделать, недаром, "опыт сын ошибок трудных". Не я сказал. Видимо, человек тоже попадал в непростые ситуации.

- Ты о женщинах, когда рассказывать будешь? - уже почти спокойно спросил Баралор.

- Завтра, все завтра. Сейчас я не имею никаких моральных сил. И физических, кстати, тоже. Думаю, хороший обед я заработал.

-Ладно, сейчас фантом доставит тебя в комнату. Отдохнешь, пообедаешь и больше так не шути. С магической энергией шутки плохи.

Ох, плохи, это уж точно. Ощутил я это на своей шкуре в полной мере. Нет, надо как угодно получить информацию, а то загнусь я от этих экспериментов. К Диму бы попасть. Он единственный в ближайшей округе кто ко мне относится с симпатией, или, хотя бы, без предубеждения. Фантом без труда тащил меня по коридору. Я попробовал пару раз вырваться, бесполезно. Призрак миновал защитный полог моей двери, водрузил меня на койку и отправился восвояси. Вот бы на нем бы отсюда выехать. Но слушаются они только хозяина. А я ведь в первый раз я и сам как-то из комнаты вышел? Думать, думать, что было не так в тот первый раз, когда я здесь проснулся?



4.


Я расхаживал по комнате, размышляя о том, что было необычно в тот самый первый раз, когда я выходил за дверь. А полог сигнализации определенно стал более заметным. Если раньше он был виден только при срабатывании, то сейчас тусклая красная пленка закрывающая дверь была видна совершенно отчетливо. Или это я присмотрелся?

Я отломил крошку хлеба и кинул ее в дверь. Насыщенность цвета резко подскочила, и полог отбросил крошку. Как будто невидимый, извиняюсь, теперь уже видимый, сторож дремал, и проснулся только для того, чтобы отразить проникновение несанкционированного объекта.

Итак, что я делал, когда проснулся здесь ночью, о чем я думал? Да я вообще ни о чем не думал, не до того мне было. Просто встал и пошел к двери. Так, так, так, близко, близко. Я не о чем не думал в тот момент. А что, очень даже изящное решение. Подходя к двери, я опасаюсь стоящей там сигнализации и, таким образом, сам же привожу ее в действие. И с фантомом все становится понятно. Он просто не может думать, потому что спит, поэтому полог на него и не реагирует.

Я чуть не запрыгал от радости. Простота этого решения была для меня столь очевидна, что я был почти уверен, что так оно и есть. Оставалось только проверить его на практике.

Ха, легко сказать, ничего не думать. Анекдот о Ходже Насредине и белой обезьяне известен всем. Ни один человек из получивших это задание, не смог не думать о белой обезьяне. Но мне-то достаточно всего нескольких секунд. Убедить себя в том, что никакой опасности нет.

"Вот дверь. Очень даже симпатичная дверь, на ней нет никакого полога, и можно спокойно бросить в нее корочку хлеба".

Бац. В последний момент полог сработал, и крошка отскочила обратно. Неудача. Попробуем по-другому. Я сел перед дверью в позу лотоса, ну почти в позу лотоса, классическая поза лотоса для очень гибких людей. Ладно, в общем, я сел перед дверью и приступил к медитации. Так, как я ее себе представляю.

Так, что там у нас? Успокоить дыхание, привести мысли в равновесие. Тьфу ты, злосчастный маг мысленно все время возникал у меня за спиной, мешая сосредоточиться.

"Нет его здесь, нет. Здесь вообще никого нет. И меня тоже здесь нет".

Мысли не желали успокаиваться, и как только йоги с ними справляются? Сижу себе, как какой-нибудь заклинатель кобры.

Мысль о кобре повернула мои размышления нескольку иную плоскость. А что интересно такое этот самый полог? Живой он или нет? Так, сейчас попробуем. Представим, что это сторожевая собака.

Я посвистел:

- Хороший песик, хороший. Не надо меня кусать. Я вовсе не нарушитель, иду себе мимо, никого не трогаю, я вообще на тебя не обращаю внимания.

Странно, мне кажется, полог начал тускнеть, сделался как будто более бледным и должно быть, более тонким.

Я встал и начал потихоньку прогуливаться, стараюсь не сбиться с настроя. Ага, вроде бы действует. Пробуем. Стараясь, хотя бы секунду ни о чем не думать, (не такое это простое занятие, как может показаться) я шагнул к двери и толкнул ее от себя.

"Ура"! Полог побагровел от такого мощного выброса эмоций. Поздно, я уже успел переступить порог.


Дим обрадовано вскочил, и бросился ко мне. Не-ет, только не это! Я отскочил к дальней стене и отгородился руками. Второе облизывание его огромным языком я могу и не пережить. Как все-таки быстро дурные привычки прилипают к своим владельцам.

- Стоп! - закричал я, заставив Дима замереть. - Ты человек, и не должен об этом забывать.

- Извини, - Дим действительно выглядел виноватым, - рефлексы будь они неладны. Я, действительно, рад тебя видеть.

- А уж я-то как рад.

Я вовсе не кривил душой. Посидишь вот так один в комнате, пообщаешься с магом, полным застарелых комплексов, будешь рад любому человеческому слову. Даже если его скажет огромная собака.

- Как у тебя дела, Альбертус? - спросил Дим.

- Вообще-то, Альберт, - ответил я.

- Не звучит, - прокомментировал Дим. - Вот Альбертус - другое дело. Или Альби.

- Сам ты Альби.

Дим виновато потупился. Дескать, что я могу поделать?

- Ладно, вообще-то я не об этом хотел поговорить. Дим, ты мне должен рассказать о волшебстве.

Вы когда-нибудь видели удивленную собаку? Оказывается, их мимика может быть очень красноречивой.

- О волшебстве? Если ты не забыл, я не маг, а заколдованная им собака.

- Помню, помню. Но о волшебстве-то ты в любом случае знаешь побольше моего. Я до недавнего времени о волшебстве знал только одно - волшебства не бывает. Человеком ты был, судя по всему, образованным, и начитанным.

Увидев, что Дим погрустнел, я поспешил добавить:

- И, несомненно, еще будешь. Кстати, а кем ты был до того, в общем до того как принял этот облик?

- Я изучал свитки в архиве королевской библиотеки.

Что-то у меня не срасталось. Свитки у меня ассоциировались с седым длиннобородым старцем. Неужели Диму столько лет? Совершенно не похоже.

- Дим, неужели ты так стар?! - удивился я

- Почему? Ты разве не ходишь в библиотеку?

Этим он поставил меня в тупик. Действительно, что это я? Заходить иногда в библиотеку мне случалось. Это все свитки. Именно они навели меня на мысль о седобородом старце.

- Я лишь недавно закончил королевский университет, - продолжил Дим, - а изучение свитков - моя практическая работа. Под руководством мастера Лимпуса. Вот он, действительно старец. Всю жизнь изучает старинные свитки и книги тоже, только наиболее древние.

- Книги...?! Книги по магии?! - обрадовался я.

- Нет. Зачем? Я же не маг, и Лимпус тоже. Зачем нам книги по магии?

- Но что-то ты про волшебство знаешь? Хотя бы из любопытства.

- Не слишком много, лишь самые общие сведения. Спрашивай. Что ты хотел узнать?

Я задумался. О чем спросить в первую очередь?

- Скажи, что это за магическая энергия такая? Баралор говорил, что она присуща каждому живому существу.

Дим присел в углу и начал рассказ.

- Магическая энергия - основа всего сущего. Можно сказать, она и есть сама жизнь. Она кипит, бурлит, развивается. Вот чем спрашивается живое отличается от неживого?

- Чем? - заинтересовался я.

- Наличием данной создателем магической искры. А без нее - все то же самое, а жизни нет. Как из семечка развивается росток, а потом вырастает дерево? Что заставляет его расти? Что питает, направляет развитие, придает заданную создателем форму? Частица магической искры. Толика волшебной энергии жизни. А когда искра уходит, живое становится мертвым, без нее нет жизни.

- Интересно. Ладно, допустим, магическая энергия присуща всему живому. Как маг-то ее получает?

- Любое живое существо, полно энергии. Часть ее рассеивается в пространстве, создавая магический фон. Вот ее то и собирает маг.

- Так вот он для чего хотел меня в специальную клетку посадить и заставить заряжать магические шары.

- У-у, клетка это плохо, - Дим потряс головой, - не хотел бы я сидеть в клетке.

И это говорит он, превращенный в собаку.

- Чем же она так нехороша?

- Если в поле или в лесу маг собирает лишь излишки энергии, в клетке он берет ее от человека больше, чем его естественный фон. Ты можешь сидеть там и ничего не делать, а чувствовать себя будешь, как будто занимался самой тяжелой работой с утра до ночи. Ты думаешь, почему в замке нет живых слуг? Опасаются люди, а ну, как впадешь в немилость? Никто не хочет рисковать.

- Да, забавные у вас порядки.

- Разные. Некоторые маги имеют очень неплохую репутацию. Но люди даже к ним относятся настороженно.

- А Баралор, он как, сильный маг?

- Смотря с кем сравнивать. Есть и посильнее. Особенно ближе к столице, там спрос на их услуги побольше будет, да и население побогаче. Ну, и отшельники тоже бывают очень сильны, только о них сведений мало. Не стремятся они к популярности. У нас же в провинции он довольно силен. Зарлин город небольшой, и графство у нас размера среднего. Но это еще ни о чем не говорит, - добавил Дим патриотически.

- Ты же вроде говорил, что в столичной библиотеке документы изучаешь? - удивился я.

- Ну да, изучал. Вот только ее закрыли на месяц. Вот я и решил податься на родину. Да видно не в добрый час, - Дим протяжно вздохнул.

Обязательно надо будет его расспросить, что он не поделил с магом. А то неудобно получается, да и познавательно это будет. Расспрошу, но не сейчас. Сейчас мне надо узнать о главном. Ладно, еще несколько вопросов и перейду к самому важному. Очень уж любопытно.

- А скажи-ка, Дим, как эту самую энергию маг собирает?

- Известно как, с помощью накопителей. Накопители разными бывают. Простейшие из них - шары из горного хрусталя. Развешивает их маг вокруг замка в лесу или в поле, на своей территории, а потом ходит энергию с них собирает. Есть и другие способы, всех я не знаю.

Ага, с шарами понятно. Значит, в них энергию хранят.

- Так в городе-то, поди, энергии больше. Там он ее тоже собирает?

- В городе собирать энергию запрещено.

Вот так раз. Маг самый сильный во всей провинции, и ему кто-то что-то может запретить.

- А если не послушает? - поинтересовался я.

- Бывают такие случаи. Только редко - рисковать дураков нет. Если Магистры найдут в городе накопитель, мага ждут крупные неприятности.

Все интереснее и интереснее. Кроме магов бывают еще и Магистры оказывается.

- Естественно, кто же волшебной то энергией делиться захочет? Магистрам она и самим пригодиться.

- Не нужна она Магистрам. По крайней мере, в таких количествах, как магам. Их волшебство совсем по-другому работает. Как не спрашивай. Чего не знаю, того не знаю. Знаю только, что Магистру достаточно для волшебства той энергии, что находится в данный момент вокруг. То есть магического фона. Накопителями Магистры почти не пользуются.

Вот так, так. Однако Дим не совсем прав. Есть у Магистров своя корысть. Разложи маг в городе свои накопители, магический фон явно будет меньше. Закон сохранения энергии. Если где-то прибавилось, где-то не может не убыть.


Все это очень интересно, но пора переходить, пожалуй, к главному. Что-то я здесь засиделся, так можно и засветиться. В смысле, попасть в поле зрения недоброжелательного мага. А о главном для меня на сегодняшний момент надо расспросить обязательно.

- Скажи, друг.... Ты не против, что я тебя так называю?

- Нет, гав. То есть рад. Спасибо, что называешь меня другом. Не каждый захочет дружить с собакой.

- Но ты же не совсем собака. И потом, против собак я ничего не имею. Я о чем хотел спросить, маги как, свое слово держат?

- Это смотря какие. Нашему я бы доверять не стал.

Я бы тоже не стал. Я тяжело вздохнул. Дим подтвердил мои худшие предположения.

- А нельзя ли с них как-то получить такое обещание, которое они не смогут нарушить?

- Можно ли получить такое обещание? Если ты о том, есть ли оно, то оно есть. А вот получить его....

В голосе Дима читалось явное сомнение.

- И все же расскажи. Вдруг что получится?

Дим посмотрел на меня с сочувствием.

- Ладно. Есть одна клятва, которую ни один маг не нарушит. Он должен дать обещание перед лицом дарующего искру.

- Это как? Где оно, это лицо?

- Это так говорится. "Перед лицом, дарующего искру, клянусь выполнить обещание."

- И все?

- Еще что именно он обещает.

- Понятно. А такое обещание маг точно не нарушит?

- Точнее не бывает. Утрата искры слишком серьезная вещь, чтобы с ней шутить. Вот только получить такое обещание....

И Дим опять с сомнением покачал головой.

- Спасибо, друг. Быть может, ты меня спас. Ладно, пойду я. Если удастся, еще зайду в гости.

И я начал готовиться к проходу через дверь.

В это время на лестнице раздались тяжелые шаги мага. И это метров за пятьдесят.... Точно, он какими-нибудь спецэффектами пользуется. Нельзя же так топотать.

Я бросился к двери как ошпаренный и был отброшен назад защитным пологом. Эх, не вовремя, совсем не вовремя. Скорость, с которой я выкинул все мысли из головы, была просто потрясающей. Собрав в кулак всю волю и запретив себе думать о том, что Баралор вот-вот будет здесь, я шагнул в дверь и через секунду облегченно вздохнул, оказавшись в своей комнате.



5.


Маг появился буквально через полминуты. Привычным движением снял с двери защитный полог и с подозрением оглядел комнату. Так и не найдя ничего предосудительного, он посмотрел наконец на меня.

- Ну как, жив?

- Да вроде бы, - интересно, мне здесь еще какая-то опасность угрожает кроме выше перечисленных?

- Воздействие защитного полога второго уровня вещь непредсказуемая. Бывают случаи отсроченного влияния, - пояснил свой интерес маг.

Я ощупал себя. Руки на месте, ноги на месте. Пока никакого отсроченного действия не наблюдалось. А я ведь несколько раз получил разряды магической энергии от того полога, что закрывает мою дверь, о чем маг не знает.

- Пока все как раньше. Никого отсроченного действия, - поспешил заверить я.

- Если что заметишь, сразу дай мне знать.

И чего это он вдруг стал заботиться о моем здоровье?

- Обязательно, - пообещал я, на всякий случай, спрятав руку за спиной и скрестив средний и указательный пальцы, - в самом срочном порядке.

- Ну, ладно, отдыхай, завтра тебе еще о дамах рассказывать.

И маг покинул комнату, не забыв включить защитный полог.

Надо бы план на завтра составить. Лектором я никогда не был, и как правильно составлять этот план, не представлял. Да и о чем, собственно, рассказывать, а о чем не стоит? Ладно, по ходу дела определюсь. Я еще около часа поразмышлял над тем, что мне надо сделать завтра, под мерное мерцание факелов. Они горели уже не первый день и, судя по всему, гаснуть, не собирались. Интересно, почему?

Любопытство, любопытство - оно источник наших проблем и удивительных открытий. Я подвинул к стене табурет и попытался вытащить факел из держателя. Не тут-то было, факел был прочно прикреплен к стене. Умеют здесь делать факела, ничего не скажешь. Я пробовал тянуть и крутить - ничего. Вдруг что-то щелкнуло, и ручка факела распалась на две половины. Верхняя часть осталась закрепленной на стене, а нижняя оказалась у меня в руках. В небольшом углублении нижней части ручки лежал светящийся мягким оранжевым светом хрустальный шарик. Факел погас, хорошо, что он был не один. Ага, понятно, то есть, совершенно не понятно. Ясно, что огонь подпитывал этот своеобразный светящийся аккумулятор, но как? Подумав немного, я соединил ручку, прижав ее и повернув. Факел не загорелся. Видимо, нужен был огонь, чтобы заставить гореть его вновь, или что-то еще. Поджечь факел мне было не чем, донести его до соседнего, тоже не получалось, он был крепко приделан к стене. Ладно, если что, скажу, что его задуло ветром. Маг, конечно, не поверит, но здесь уж ничего не поделаешь.


Утром, о чудо, я получил завтрак. После всего здесь произошедшего я сомневался даже в этом. С Баралора станется, вполне может сделать вид, что забыл. Видимо сегодня маг не был склонен к экспериментам, или решил, что вчера мне и так достаточно досталось, и надо с пакостями повременить. Уже привычный для меня фантом доставил поднос с едой и, немного погодя, о чудо, чашку горячего ароматного кофе.

Подождав, пока я все съем и примусь за кофе, фантом подхватил меня и потащил по уже знакомому мне маршруту - в кабинет Баралора. Прямо так, с чашкой. Вот ведь мелкий пакостник, это я про мага, не мог же фантом действовать без его распоряжения. Кофе угостил, вроде как проявил вежливость, но.... Вы пробовали пить кофе на лету? Вот то-то.

Ругался я недолго. Еще не хватало доставлять радость злобным магам своим огорчением. Так что к моменту приезда в кабинет Баралора, я принял вид самый благодушный. Как будто, пить кофе на лету, было моим любимым занятием. Чем изрядно огорчил мага. Зато его разочарованный вид послужил мне хорошей компенсацией за наполовину разлитый кофе, и попытку испортить мне настроение. В общем, получилось баш на баш.

- Ну что, готов рассказывать о дамах? - скрипучим голосом спросил маг.

- О дамах, или о хороших манерах? Выберите тему, уважаемый.

- Хочешь сказать, что это не одно и то же?

- Совсем не одно и то же. Хорошие манеры тема слишком узкая. Все что можно сказать о дамах в ее рамки явно не поместится.

Баралор неопределенно хмыкнул.

- Давай о дамах. О манерах ты уже рассказывал вчера.

- Хорошо, вернемся к манерам позже. Поговорим немного о женщинах.

Я собрался с мыслями, размышляя с чего начать.

- Итак, женщины. Тема эта бесконечна, в рамках предложенной нами программы мы сможем затронуть лишь малую ее часть. Они наша награда и наказание, вестницы мира и повод к войне. Ветреные и верные, добрые и сварливые. Они могут войти в горящую избу и остановить коня одним лишь взглядом. Они могут выводить нас из себя, часами крутясь перед зеркалом, а потом очаровать одной лишь улыбкой. Из всех загадок мира они одна из самых загадочных.

Маг слушал с большим вниманием. Быть может мне переквалифицироваться в лекторы?

Я рассказал ему об Одиссее, отправившемся в плавание и Пенелопе, долгие годы ждавшей его на берегу и хранившей верность.

Маг удовлетворенно кивал головой. Такой образ женщины ему положительно нравился. Ага, размечтался. Думает, что посадит женщину дома, и она безропотно будет его ждать. А как Вы любезный посмотрите вот на это? Я рассказал ему о Елене Троянской, сбежавшей от мужа с Парисом, об осажденной Трое, о кораблях, везущих тысячи воинов к ее стенам.

- Фаерболом их надо было, фаерболом! - маг подпрыгнул. - Или пустить гигантскую волну!

Спас бы Трою вовремя запущенный фаербол? Не знаю. На всякий случай, я не стал Баралора разочаровывать рассказом о том, что у обороняющихся просто не было такой возможности. До использования магической энергии в моем мире просто не дошли. Не знаю уж почему. Может, ее меньше, а может, мир стал развиваться по-другому, двинувшись по пути науки. Возможно, мир не вмещает в себя две таких сложных составляющих, как развитие науки и магии одновременно, отдавая приоритеты чему-то одному. Но это о мире, я же продолжил свой рассказ о Трое.

- Не знаю что там с волной, почтеннейший, а только закончилось все совсем не так.

Я рассказал ему о падении Трои и гибели ее жителей.

Маг разволновался. С полчаса он бегал по кабинету, в буре эмоций, строя планы обороны Трои. Мне же досталась небольшая передышка, чему я был только рад.

Наконец он успокоился и обратил внимание на меня.

- Ну, что там дальше, продолжай.

- Но самое важное, что надо запомнить....

Маг потянулся, повернувшись ко мне ухом. Я сделал паузу.

- Да, кстати, почтеннейший, Вы не забыли о своем обещании отпустить меня из замка живым и незаколдованным?

- Конечно, не забыл, - хмыкнул Баралор.

- Тогда Вам, наверное, не составит труда поклясться в том, что Вы выполните свое обещание?

- Какую ты хочешь клятву? - с улыбкой спросил Баралор.

- Перед лицом дарующего искру, - сказал я как можно спокойнее.

Маг подпрыгнул, выпучил глаза. Я подумал было, что он прикончит меня на месте.

- Откуда знаешь про клятву?! - загрохотал он гневным голосом.

- В чем дело, почтеннейший, или ты не собираешься выполнить свое обещание? - удивился я.

- Пока не ответишь, не сойдешь с этого места! Говори, откуда про клятву прознал?! - настаивал Баралор.

- Что же Вы думаете, мы совсем уж из таких глухих мест? Ай-я-яй, - я покачал головой. - Неужели Вы приняли меня за такую деревенщину, которая ничего не знает о клятве перед лицом дарующего искру?

Я блефовал. Но судя по случайным обмолвкам, маг действительно не слишком много знал о том мире, из которого я пожаловал. А что мне еще было делать? Выдавать источник свое информации нельзя ни в коем случае, и Диму не поздоровится, и я наверняка буду лишен возможности в дальнейшем покидать свою комнату.

Сомнения отразились на лице Баралора. Он пару минут размышлял, затем щелкнул пальцами, призывая фантома, и велел тому доставить меня в комнату, являющуюся для меня в последние дни, невольным местом моего обитания.

Что ж, так даже ходить не надо. Интересно, фантомы только в замке живут, или на них можно разъезжать где угодно?

А Баралор не так-то прост. Правильно мы с Димом предположили, не собирался он меня отпускать. Иначе, отчего так рассвирепел, когда услышал о клятве? Теперь ему придется выбирать. Будь у меня другой выход, я никогда не поставил бы на такие шаткие шансы. С другой стороны, почему бы ему и не согласиться? Предложение более чем приемлемое. Кто еще ему расскажет об этикете? Не фантомы же, в самом деле? Конечно, он может попробовать порасспросить Дима, вот только сдается мне, его отпускать он хочет еще меньше чем меня.

Фантом доставил меня в мою комнату и спокойно удалился. Что ему? Наши тревоги и беспокойства его не волновали совершенно.


На этот раз я не стал покидать свою комнату. Баралор сейчас обеспокоен и полон подозрений. Как бы ему не пришло в голову за мной проследить. Я спокойно улегся на кровати и предался размышлениям. Разумеется, настолько спокойно, насколько это возможно в данной ситуации. Спокоен я был только внешне. Мысли в панике разбегались, я их отлавливал и пытался уговорить умерить свой пыл, пытаясь привести свое внутреннее состояние в соответствие с внешним спокойствием. И как только Йоги такого добиваются? Да, жаль, что я не озадачился таким вопросом раньше. Для того чтобы отвлечься, я лег и стал думать об искре.

Что это собственно такое? Душа? Понятие это не изучено, из всего, что ее касается, более-менее ясно одно - она существует. Или, быть может, искра это биополе? Аура? Которая, говорят, присуща всему живому, и окружает его светящейся оболочкой. Вот как, например, моя рука.

Моя рука, я подпрыгнул, вытянул перед собой руку и с удивлением стал ее разглядывать. Ее окружало радужное свечение. Я поднял вторую руку - то же самое. Я весь светился!

Я с ужасом подумал, не подвергся ли я ненароком какому облучению, и оттого теперь свечусь. Или это те самые непредсказуемые последствия воздействия защитного полога, о которых говорил маг? Ужас, я ходячая лампочка. Впрочем, о случаях, когда радиоактивное излучение было бы видно невооруженным глазом, я не слышал. Это меня немного успокоило. А вот что может светиться? Шары в кабинете Баралора, шарики, питающие факела, защитный полог. Я посмотрел на защитный полог. Он стал еще более видимым, рельефным и неравномерным - более густым по краям и менее плотным посредине. Что заставляет их светиться? Судя по всему, та самая волшебная энергия жизни. И аура ее внешнее проявление.


Баралор появился часа через полтора. Не думал, что обрадуюсь его появлению. С чего бы? Он подтвердил мои предположения, сам о том не зная. Фух, значит все со мной в порядке, не может же маг совсем не следить за своим здоровьем. Вокруг него светилась такая же оболочка, как и вокруг меня. Ну, почти такая же. Цвета его ауры были с явным преобладанием фиолетового и красного, в то время как у меня наблюдался весь спектр цветов.

- Так и быть, - пробурчал Баралор, - получишь ты свое обещание.

Ну вот, давно бы так, все равно ведь перехитрить попробует. Но так хотя бы будет время на размышления и гарантия от прямых агрессивных действий с его стороны.

Я молчал выжидающе, и Баролор неохотно продолжил.

- Перед лицом дарующего искру обещаю отпустить тебя по окончании обучения.

- Живым, здоровым и не превращенным, - добавил я.

- Живым, здоровым и не превращенным, - согласился Баралор. - Все?

- Все, - подтвердил я.

- Знал бы ты, как я люблю учиться, - вкрадчиво добавил маг.

Обманул-таки, гад. Что ему помешает заявить, что обучение не закончено, и держать меня здесь до скончания веков?

Я стиснул зубы, стараясь не показать своих эмоций. Маг похихикивал, глядя на мои потуги. Аура отражала всплеск моих эмоций, как бы я не старался их скрыть.

- Ну что, пойдем, - предложил он, - продолжим разговор о манерах?

Ладно, время у меня есть, там что-нибудь придумаю. В дверь я вышел в приподнятом настроении, с надеждой на будущее. Маг недоуменно хмыкнул и направился за мной. Самое интересное наступило, когда мы вышли за дверь - установка сигнализации. Я не успел рассмотреть все как следует когда Баралор входил и сейчас старался не пропустить этот момент.

Баралор махнул рукой. Рука его как бы удлинилась, разумеется, не сама рука, а окружающая ее аура. Выглядело это так - светящаяся рука коснулась полога в том месте, где он был более плотным. При этом цвет магической руки поменялся с зеленого на красный, вслед за этим изменился и цвет полога. Рука исчезла, и аура мага приняла прежнюю форму.

Мы прошли по коридору. Я незаметно подмигнул Диму, на что тот облизнулся. Маг шел первым, это-то меня и спасло. Лишь только мы вышли на галерею, огромный бардовый дракон с ревом атаковал нас, выпустив струю огня.



6.


Что именно сделал маг, я заметить не успел (рассмотрел лишь взмах руки), вот только волна огня откатилась в стороны, не задев нас. Неплохо, однако! Отводить огонь в сторону - весьма полезное умение. Особенно там, где летают такие вот гиганты. Маг бросил под ноги шарик, и огонь втянуло в него, будто пылесосом. Прозрачный до того шарик засиял ярким оранжевым светом. Оригинальный способ тушения пожаров. Как может такое большое пламя поместиться в таком маленьком шарике, осталось тайной. Огонь потух, но это решило лишь часть нашей проблемы.

Дракон заходил на второй круг, явно намереваясь разделаться с нами. Такое страшилище укусит, мало не покажется. Маг вытащил из кармана еще один шарик и запустил им в дракона. Я ясно видел, как магическая рука удлинилась, придав шарику дополнительное ускорение, и тот полетел почти со скоростью пули, заставив дракона сорваться в штопор. Крылатый ящер все-таки увернулся, от шарика, но не от каменного колодца, стоящего во дворе.

Колодец загудел от удара, а дракон сложился гармошкой, наподобие кота Тома из мультфильма. Ну, дела! Никогда бы не подумал, что такое возможно. Удивленный, я смотрел во все глаза, стараясь ничего не пропустить. Дракон принимал свою изначальную форму, тряся головой и издавая жуткий рев.

Не теряя времени Баралор достал шарик из другого кармана. На этот раз заряженный. Шар был ярко красным. Маг отправил его в полет. На этот раз за шаром тянулась толстая красная нить. Шарик летал вокруг дракона, повинуясь движениям рук мага. Нить опутала ящера, привязав к колодцу и к стоящей во дворе беседке. Дракон рванулся, раз, другой, нить держала крепко.

- Подожди меня здесь, я сейчас, - это маг мне. Можно подумать, я куда-нибудь ушел бы? За магом? Судя по всему, он собирается вернуться. Вниз во двор? Б-р-р-р! Знакомиться с драконом мне совсем не хотелось. Извините, любезный, не в этот раз. О, как мостовую терзает и головой вертит, высматривает, не появится ли кто в пределах досягаемости. Нет, подожду лучше здесь.

Маг побежал по лестнице в свой кабинет, я же остался стоять на галерее. Что странно, от дракона не исходило вообще никакой ауры, совсем. Он что, неживой? Впрочем, кто их, драконов, поймет, может так и должно быть. Ящер царапал двор огромными когтями, оставляя на камне заметные полосы. Нить держала его крепко, не позволяя, как следует расправить крылья и взлететь. А вот куда, интересно, побежал маг? Может быть, за копьем, или за сонным зельем?

Оказалось, не за тем и не за другим. Маг нес хрустальный шар. Не такой большой, как стояли у него на подставках в качестве накопителей энергии, но и не такой маленький, как тот, с помощью которого он связал дракона, средний, сантиметров десять в диаметре. В другой руке Баралор держал трость.

Маг быстро соединил трость с шаром так, что они образовали одно целое, шар прочно прилип к трости. Использовать получившейся в результате предмет как трость было бы теперь затруднительно (шар был слишком велик для того, чтобы удобно держаться за него как за ручку).

Далее произошло нечто удивительное. Маг ткнул дракона тростью и тот начал сдуваться, как проколотый воздушный шар. Он уменьшался в объемах, продолжая царапать мостовую. Голос его, такой грозный поначалу, стал тоньше комариного писка и в один момент дракон совсем исчез. Маг отсоединил от трости шар, ставший темно багровым, потрясая им, как полученным трофеем, и торжествующе засмеялся.

- Попался, потомок ящерицы!

Я присмотрелся. Внутри шара плавал маленький бордовый дракончик. Чудеса, как Баралор смог поместить дракона в шар, где спрашивается закон сохранения массы? Чудеса, или я чего-то не понимаю? Впрочем, когда происходит что-то необъяснимое - это и есть чудеса.

- Поставлю на каминную полку, будешь служить украшением, - маг довольно потирал руки, глядя на шар, положенный на ограждение галереи. Маленький дракончик внутри шара был совсем как живой. Нет, ну как же это может быть?!

Я откашлялся: "Позвольте поздравить Вас с победой, уважаемый".

- Позволяю, - маг самодовольно улыбнулся.

- Это было потрясающе. Я вот только одного не понимаю - как Вы смогли засунуть такого большого дракона в такой маленький шар?

- Невежество! Где тебе понять, - маг был очень собой доволен и поэтому слегка разговорился, - отличить живого дракона от его изображения тебе, конечно, не по силам. Да и об энергетических полях ты наверняка понятия не имеешь.


Здесь маг был не прав. Об энергетических полях я был наслышан. Гравитация, магнитное поле, вполне возможно, что есть и другие. Такое я мог себе представить. Но вот как придать полю такую плотность и строго определенную форму? А после заставить все это двигаться! Все было совсем не так просто, как я себе вообразил. Видимо, прямая манипуляция энергиями с помощью энергетических рук - лишь малая часть возможностей и умений магов. Самая простая. Ну, вроде как уметь включить и выключить выключатель. А вот изготовить его и установить, это посложнее. И сильно посложнее.

Вот так всегда - кажущаяся простота вдруг оборачивается обманкой. Следя за работой мастера, видишь непринужденность его движений и не догадываешься, что за этой легкостью и кажущейся простотой скрывается много труда.

Сказать, что я был разочарован? Вряд ли, скорее все встало на свои места. Тайна продолжала оставаться тайной, лишь слегка приоткрыв завесу. Она продолжала манить своей загадочностью. Ибо тайна тем и притягательна, что не понятна до конца.

- Так он что, неживой? - догадался я, имея в виду дракона, заключенного в шар.

- Темнота. Темнота и невежество. Может, ты скажешь мне, что есть живое? Если ты говорил о материальном теле, то да, он его не имел. Как бы он иначе поместился в шаре.

На невежество я не обиделся. Здесь скорее наблюдается невежливость, причем со стороны мага. Уверен, есть множество вопросов, на которые он не сможет ответить, я же ответы на них знаю и совершенно не собираюсь этим кичиться.

- А откуда они берутся, такие драконы?

- Известно откуда. Плетется каркас из силовых линий и заполняется энергией. Славно Свериус постарался, наверное, не меньше месяца потратил на дракона. Это если у него были заготовки, без них этот неумеха полгода провозился бы. Давно на мои владения зарится, гад!

Маг водрузил шар с дракончиком на каминную полку. Пока я его расспрашивал, мы успели дойти до кабинета.

- Я должен отлучиться, - заявил Баралор. - Пора, наконец, решить наши споры с Свериусом раз и навсегда. За последний год это уже третий дракон, которого он присылает.

Маг принялся собираться в дорогу. Сняв сигнализацию со стойки с магическими предметами, он водрузил трость на место, подумал и достал посох.

Насколько я понял, это было оружие более мощное, чем трость. Жезл же, которым он меня пугал во время нашей позапрошлой встречи, видимо был предназначен для случаев бытовых, не требующих слишком большого приложения сил.

Покрутив в руках посох, маг остался доволен и принялся наполнять кармашки на поясе хрустальными шариками. Шарики каждого цвета он клал в отдельный карман.

Заправившись шариками, маг подошел к шкафу. Так терзавшее меня любопытство, было частично удовлетворено. Я узнал, что именно Баралор хранил в шкафу, по крайней мере, на одной из его полок. Это был шар, примерно такой же, как тот, в который он заключил дракона. Только не пустой - в шаре парила птица. Синяя.

Если она может принимать такие же размеры, как и дракон, я не удивлюсь. Очень удобное решение. Никаких проблем с парковкой. Автомобиль при всем своем удобстве имеет один недостаток, его нельзя уменьшить в размерах и положить в карман, или поставить на полку.

Маг коснулся шара и тот начал светлеть. При этом рядом с ним появилась и стала расти синяя птица. Она была велика. Не так велика как дракон, но размеров впечатляющих. Птица расправила крылья, размах их оказался не менее пяти метров. Не отсюда ли пошли легенды о синей птице и желающих ее поймать?

Маг удобно устроился в седле. Ах да, забыл сказать, на птице было седло, что вполне однозначно говорило о ее предназначение.

- Буду через неделю, не скучай, - сказал Баралор на прощанье. Маг направил посох на огромное витражное окно и, сорвавшийся с посоха зеленый луч, распахнул его настежь.

Птица заклекотала, разбежалась и взмыла в небо.

Окно закрылось, и я удивленный остался стоять посреди комнаты. Неужели маг меня вот так здесь и оставит? Удивление длилось недолго. Через несколько секунд появился фантом, схватил меня и потащил по маршруту, уже ставшему привычным - в мою комнату. Видимо, Баралор успел отдать ему распоряжение перед отлетом. Ауры у фантома не было никакой, что не слишком меня удивило. Должно быть, природа его была сродни природе пойманного Баралором дракона. Но кое-что в облике фантома было для меня новым - на шее его висела светящаяся желтым светом цепь. Наверное, она и раньше там была, вот только оставалась для меня невидимой. Ага, вот оно - то самое волшебство, что удерживает привидение в спящем состоянии.

Я помахал рукой Диму, проплывая мимо него в руках фантома, и оказался в привычной для меня комнате.

"Фух", - я облегченно вздохнул. Количество впечатлений было потрясающим. В первую очередь надо было все как следует осмыслить, а уже потом принимать решения. А принимать их придется. Обучать мага до седой старости (разумеется, моей, а не его) я не собирался.


В раздумьях я проходил по комнате до ужина. По-любому выходило, надо что-то предпринять уже сейчас, чтобы изменить ситуацию в свою пользу. Отсутствие мага в замке было слишком удачным шансом, чтобы им не воспользоваться. Такого случая могло больше не представиться.

Как ни странно, ужин подали вовремя, но радость моя была недолга. Ужин оказался более чем скромным - немного вареных овощей и кусок хлеба. Вот ведь жмот! Похоже на моем кормлении маг решил сэкономить. Не помру с голоду, и ладно. Иного он мне не обещал.

Я ел свой аскетичный ужин и размышлял. Видеть ауру - полезное умение, но порой оно изрядно отвлекает. Смотреть на свои светящиеся руки, брать ими еду, было довольно непривычно.

Я попробовал сконцентрироваться, четко обозначить контур руки. Аура стала таять, и я увидел себя, таким как прежде. Обрадовался, чем немедленно сбил настрой, и аура засияла вновь. Разумеется, она никуда не исчезала, менялось мое зрение. Не беда, теперь, когда я знаю что это возможно, дело лишь в тренировке. Затем я стал менять цвета своей ауры, то есть не полностью менять, а концентрировать на ладонях рук тот цвет, который был мне необходим. Именно так маг открывал дверь, прикасаясь к красному пологу сигнализации рукой с аурой красного цвета, и меняя цвет на зеленый. Согласитесь, гораздо проще открывать дверь ключом, чем пытаться проскочить в тот момент, когда она случайно приоткроется.

Получалось с трудом. Цвета держались недолго. Стоило немного потерять концентрацию, цвет ауры возвращался к своему первоначальному состоянию. Поэкспериментировав часа два, я чувствовал себя как выжатый лимон и решил лечь спать. Утро вечера мудренее. У меня впереди была еще целая неделя на то, чтобы что-то придумать. Масса времени.


Какая наивность. Время убегало безвозвратно. К середине следующего дня я более-менее научился менять цвет ауры на своих ладонях. А вот удлинить ее не выходило совершенно. Получается, мне придется почти касаться полога своими физическими руками. Б-р-р-р. Все равно, что пытаться погладить злую собаку. Небольшая ошибка и масса неприятных ощущений. Никому не посоветую. Если Вы видите злую собаку, то лучше обойдите ее стороной. У меня, к сожалению, не было такой возможности, выход их комнаты один, полог сигнализации мне никак не миновать. Я поэкспериментировал до вечера, увы, результат по удлинению магических рук был плачевным. А с цветами был определенный прогресс. Менять их получалось все легче, как и переставать видеть ауру. Тоже весьма полезное умение. Не освой я его вовремя, меня ожидает масса неприятных сюрпризов, когда я выберусь в места более населенные. На что я надеялся. Если все вокруг будет постоянно светиться, боюсь, это будет здорово отвлекать.

Съев ужин, такой же скудный как завтрак и обед, я решил, что настало время опробовать мои скромные способности на практике. Не пойти ли мне навестить Дима? На этот раз, как положено, не пытаясь проскочить для сторожевого полога незамеченным.

Подойдя к двери, я сконцентрировал на своей ладони ауру красного цвета и с опаской коснулся полога. Ничего, лишь легкая щекотка, скорее приятная, никаких неприятных ощущений. Я начал менять цвет ауры на своей ладони. Полог отреагировал. Мне показалось, он заурчал как довольный кот и стал зеленым. Ура, ура, ура! Получилось. Последний раз я так радовался, когда сдал зачет по сопромату на втором курсе.

Я толкнул дверь и вышел в коридор степенным шагом, как будто просто иду на прогулку.

Дим грыз кость. Он поднял на меня взгляд и немедленно оживился. К счастью обошлось без попытки приветствовать меня более радикальными средствами.

- Ай - я - яй, какое безобразие. Пристало ли ученому человеку, закончившему королевский университет и изучающему старинные свитки, грызть кость?

Дим смутился, виновато потупив взор.

- Кушать хочется. В последнее время с едой совсем плохо. Кормят одними костями.

Мне стало стыдно. Должно быть, его кормят еще хуже, чем меня. При его-то габаритах. Бедняга голодает. И потом, будь он человеком, наверняка не вел бы себя так. То есть, будь он в шкуре человека. Откуда я знаю, каково это - быть псом. И насколько такое бытие влияет на сознание, как нам обещал кто-то из классиков.

- Слушай, а почему в твоей ауре так много желтого цвета? - спросил я, чтобы сгладить неловкость, переведя разговор на другое направление

- Ты что ауру умеешь видеть? - удивилась собака, то есть Дим, - какая она?

Я неопределенно пожал плечами.

- Что тебе сказать. Светящаяся. Немного красного света, немного зеленого, больше всего желтого.

- Так я и знал, желтая. Желтый, это цвет превращения.

- А зеленый с красным?

- Красный - свет агрессии. Зол я сейчас. На кого, думаю не надо объяснять, - пояснил Дим, - а зеленый, это свет жизни.

Примерно так я и предполагал относительно красного и зеленого. Что же касается желтого, то тоже все выглядит довольно логично. Он же заколдованная собака. Нет, ну, почему все-таки такая большая? Дракона маг уменьшил понятно как, дракон был не настоящим. Но Дим то, судя по всему, самый что ни на есть настоящий.

- Дим, ты случайно не был великаном, до того как превратился в собаку? - поинтересовался я.

- С чего ты взял? Роста я был скорее среднего.

- Я слышал, что превратиться можно только во что-то соответствующих тебе размеров.

- Глупости, - уверенно заявил Дим, - то есть, меньше то стать нельзя. А вот больше - сколько угодно.

- Спасибо, - сказал я.

- За что?

- Ты разрешил мою проблему.

- Всего-то?

- Еще за то, что спас меня от превращения и от смерти от рук Баралора. Клятва, о которой ты сказал, пригодилась.

- Так значит, ты свободен?

- Если бы. Боюсь, мне уготована участь, оставаться вечным пленником этого замка.

Дим сочувственно вздохнул. Что такое быть пленником, он знал не понаслышке.

- Но все равно, спасибо, - добавил я.

- Обращайся.

Что-то он загрустил.

- Послушай, а что ты не поделил с Баралором? - поинтересовался я.

Может, развеется? Вопросов у меня было много, но начать я решил с этого, пытаясь пробудить в Диме воспоминанья.

Дим мечтательно задумался, уносясь в своих воспоминаниях к давно минувшим дням. Он положил голову на лапы, полуприкрыл глаза и начал рассказ.



7.


- Было это так. Как я тебе уже говорил, в королевской библиотеке решили провести реконструкцию. Мастер Лимпус сначала недовольно ворчал и шумел о сорванных планах и графиках. Но потом успокоился и, пользуясь случаем, решил отправиться на побережье навестить старого друга. Он давно собирался это сделать, о чем не раз говорил, но, думаю, если бы не этот вынужденный простой, так и не собрался бы. Я же невольно остался не у дел. И потому был пожалован отпуском. С одной стороны - поощрение, с другой, а что мне еще оставалось.

О, столица. Сады на набережной, уютные кабачки, веселые девушки, улыбающиеся тебе, когда гуляешь по проспекту. Все это просто замечательно, божественно и неповторимо. Вот только, оказывается не всегда. Побродив несколько дней по столице, я понял всю несвоевременность отпуска в тот самый момент, когда все мои бывшие сокурсники, друзья и даже просто знакомые заняты делом. Вот тогда-то я и решил, что мне тоже не мешало бы навестить родные края, где я не был уже несколько лет.

Деньги у меня были. Не так, чтобы очень большие, но на путешествие хватало. Мастер Лимпус брался иногда за переводы древних текстов. И мне работу подбрасывал, когда случаи, на его взгляд, были менее интересные, не оставляя своего помощника без возможности немного подзаработать и позволяя не слишком отвлекаться на заботы о хлебе насущном. Было ли это вызвано заботой обо мне или он, прагматически рассуждая, не хотел, чтобы я лишний раз отвлекался от работы со свитками? Так или иначе, я был ему благодарен. Вот и сейчас, небольшой отпуск я мог себе позволить, и даже некоторое путешествие. Скромные сбережения оказались кстати.

Я купил себе лошадь и отправился в путь. Можно было бы пристроиться к каравану, но тот движется слишком неторопливо. И все бы ничего, но караван движется еще и равномерно. Мне же хотелось путешествовать налегке и иметь возможность самому выбирать скорость передвижения. Где-то прибавить ходу, где-то притормозить или вообще остановиться. Полюбоваться видом или заглянуть на местную ярмарку в поисках редких вещиц, никогда не знаешь, чем может удивить ярмарка в глубинке. Это совсем не то же самое, что ехать вместе с торговым караваном, подчиняясь его заранее распланированному движению.

Погода стояла замечательная, конек весело бежал. Он не был длинноногим скакуном, но был достаточно вынослив и без труда нес меня неторопливой рысью с утра до обеда и с обеда до вечера. Если, конечно, мне не приходило в голову сделать остановку. В моей дорожной суме лежала пара занятных вещиц, прикупленных во время остановок, и прибывал я в самом благодушном настроении. До той поры, пока не въехал в небольшой городок с названием Тьери. Он принадлежит уже нашему графству, до Зарлина оставалось не более чем полдня пути верхом. Вот в этом-то замечательном месте я и повстречал Баралора. Не такого замечательного как все остальные мои впечатления от Тьери.

Вернее, сначала я повстречал ее. Она плыла как парусник королевской эскадры, рассекая не слишком частую толпу и заставляя встречных зевак оглядываться ей вслед. Она была красива и знала об этом. Легкая игра, похоже, доставляла ей удовольствие. Поражать, удивлять, сражать сверканием своих игривых глаз. Она этим жила, дышала удивлением окружающих, как воздухом.

Таинственная незнакомка. Я так и не успел с ней познакомиться, несмотря на то, что она просидела напротив меня не менее пятнадцати минут. Всего через три столика, которые хозяин небольшого кабачка поставил на улице, пользуясь хорошей погодой и пытаясь привлечь посетителей.

Время от времени она бросала на меня жгучий взгляд и улыбалась.

И здесь появился он - Баралор. Тогда еще я не знал что он маг. Он поедал незнакомку глазами и пытался что-то неуклюже говорить. Она отвечала односложно, уделяя больше времени окружающим, чем еще больше распаляла его.

Я посчитал, что обязан вмешаться. Он ли мог быть достойной парой такой роковой красавице?

- Послушайте, любезный, Ваше общество неприятно даме. Не могли бы Вы ее оставить? - обратился я к нему, подойдя к их столику.

Всю тщетность моего увещевания я понял после первой же его фразы.

- Это что еще за хлыщ? Указывать мне, что я должен делать не может никто, - голос его был скрипуч и также неприятен, как и он сам.

- Я вовсе не собираюсь Вам указывать, но хорошие манеры не отменял никто.

- Ты, жалкая букашка будешь мне говорить о манерах, - Баралор зло стрелял глазами. Было видно, что только присутствие дамы сдерживает его от того, чтобы наброситься на меня.

Не знаю, чем кончилось бы наше препирательство, но в это время около кабачка остановилась повозка, запряженная парой лошадей, и незнакомку позвали.

- Фрея, ты едешь? - окликнул мою незнакомку сидящий на козлах плотный крепко сбитый парень с грубоватым, будто вытесанным несколько торопливым скульптором лицом. Отчего он выглядел чуть простовато.

Нимфу звали Фрея. Я провожал ее взглядом, гадая, обернется она или нет. Она обернулась, пусть мимолетно, и улыбнулась. Хотелось бы думать что мне.

Баралор бросил на меня гневливый взгляд. Как будто в отъезде Фреи был виноват именно я и поспешил покинуть место действия.

Мне же ничего не оставалось как, закончить обед и продолжить свой путь.


Баралор нагнал меня за городом. Я, было, посчитал наш маленький инцидент исчерпанным. Но он был с этим не согласен. Его конь был крупным вороным, он сердито храпел и бил копытом. Конь, определенно был под стать седоку.

Маг остановился, преградив мне дорогу. Видимо неудача в беседе с Фреей его здорово расстроила. И все бы ничего, вот только, как это свойственно многим людям, страдающим чересчур завышенным самомнением, виновным в этом он посчитал совсем не себя.

Он навел на меня магический жезл, и я мгновенно оказался опутан невидимой сетью.

- Будешь знать, как лаять, лощеный столичный хлыщ.

Это было последнее, что я услышал, перед тем как заснуть, проснулся я уже здесь и в том вот самом виде, в котором пребываю до сих пор.


С Димом стало все понятно. По крайней мере, с тем, как он попал в замок мага - пострадал из-за дамы, причем едва ему знакомой. Рассказывая свою историю, он заметно оживился. Воспоминания определенно пошли ему на пользу. О, как бодро мотает хвостом. И как это у человека получается? Или у собаки? Его внешний вид меня постоянно сбивает с толку.

- Слушай, Дим, а что он хотел от той девушки? В смысле, маг.

- Посмотрел бы ты, как бегали его маслянистые глазки, когда он с ней разговаривал. Знамо, что - понравилась она Баралору, такая не может не понравится. Вот только он совсем ей не пара.

- Да, красавцем его не назовешь. Скажи, а что Баралор, не может стать симпатичнее? Маг он, ты сам говорил, не из худших. Вот, тебя он даже в собаку превратил, превратил бы себя в писаного красавца. А что, чем не выход? Глядишь и получил бы более благосклонный взгляд. Толпы поклонниц с его-то манерами он бы не собрал. Но все же, чем это не выход? Он мог бы повысить свои шансы на успех у дам.

- Ха, если бы мог, - Дим смешно пошевелил усами, - все не так просто. Аура человека слишком тесно связана с его внешним видом. Посмотри на меня, ты видишь цвет моей ауры?

- Ты уже спрашивал.

- Спрашивал, спрашивал. Тогда я спрашивал просто из интереса. Какого цвета в моей ауре больше всего? Только не говори, что я уже об этом спрашивал.

- Желтого, - подтвердил я, - ты еще сказал, что это цвет превращения.

- Вот именно. Желтого больше всего. Мы имеем перекос ауры в цветовом диапазоне. Это не слишком полезно для простого человека. Для мага же. Альбертус, ты имеешь представление о важности ауры в работе мага?

- Дим, ты невозможен. Сколько можно повторять, меня зовут Альберт.

Дим виновато потупил взор. Ага, так я и поверил, что он полон раскаяния. На его плутовской морде было написано совсем другое.

- Ты про ауру будешь слушать? - спросил он, выдержав небольшую паузу, чтобы я осознал всю меру его раскаяния.

- Конечно. Так что там с аурой?

- Так вот, если обыкновенный человек будет в заколдованном виде, для него это лишь неприятно. Неполезно, конечно, тоже, но не слишком. А вот для мага это просто крах. Привыкая оперировать аурой, он обретает вторые руки, а может и третьи и четвертые. Вот только каждая аура индивидуальна. Нет, конечно, есть поверхностные изменения, вызванные, прежде всего эмоциями, но они во вполне привычных пределах. А здесь получается такой перекос, что все возможности мага по оперированию своей аурой сводятся почти к нулю. Короче говоря, маг просто не способен к волшебству, будучи в превращенном состоянии. Нет худшего наказания для того, кто привык манипулировать своей аурой. Для него это все равно, что вдруг разучиться ходить.

Вот оно что. Тогда многое становится понятно.

- А долголетие, болезни, старость?

- С этим проще. Для всего этого не требуются кардинальные изменения ауры. Скорее, наоборот, поддерживая свое биополе в стабильном состоянии, маг продляет себе жизнь, о болезнях же и говорить не стоит, о тех, что присущи обычным людям. Единственное что им угрожает, это повреждение ауры. Нанести его может другой маг, или Магистр, или неосторожное обращение с магической энергией.

- Слушай, а Магистры как, они, сильнее магов или нет?

- Магистры-то? Пожалуй, посильнее будут. Вот только не везде. В местах, где магофон высок, Магистр почти всегда оказывается сильнее мага. Так происходит в большинстве случаев, но есть места с необычайно низким магофоном. Люди там предпочитают не селиться, животные почти не водятся, растительность и та не блещет пышностью. Вот там, у мага все преимущества, только Магистры таких мест не любят.

Еще бы, маги запасливы и от магофона мало зависят, в то время как Магистры предпочитают не запасать энергия впрок. Что же касается мест с низким магофоном, то здесь вопрос интересный, что является следствием для чего? Люди ли не селятся поблизости от этих мест и потому там низок магофон, или магофон низок из-за отсутствия живых существ в данном районе?

- И главное, никто кроме них не знает основы их могущества. Если о магах известно довольно много, о Магистрах почти ничего, - продолжал Дим. Я задумался и пропустил часть его речи.

- Отчего же? Если они живут преимущественно в городах в окружении людей, почему о них мало известно?

- Живя в городах, они являются, пожалуй, большими отшельниками, чем маги, которые предпочитают селиться на окраинах, или вообще на отшибе. Они, конечно, вынуждены до некоторой степени считаться с муниципалитетами и тем более властью дворян. Время от времени они выполняют поручения власть предержащих. А куда податься другим людям? Магистры практически не заинтересованы в заказах. Деньги для них значат не слишком много. Все, что им необходимо, они получают сами. А, как известно, нет лучшего повода для общения, чем взаимный интерес.

Что правда, то правда. Отсутствие взаимного интереса делает заинтересованность однобокой.

- Что, они вообще к людям не обращаются?

- Бывает. Но редко. Что же касается магов, они вынуждены прибегать к взаимовыгодному обмену. То есть деньги им совсем не кажутся лишними, - продолжил Дим, - по крайней мере, тем, которые предпочитают не вести аскетический образ жизни.


- Слушай, а приворожить какую-нибудь красавицу он не может?

Дим отшатнулся: "Не к ночи будет упомянуто".

И он три раза топнул левой ногой, то есть лапой. Должно быть, это было что-то вроде того, как три раза плюнуть через левое плечо.

- Баралор еще не совсем рехнулся. Посягать на промысел создателя? Это надо совсем с головой не дружить. Дарующий искру, каждому существу дарует и свободу воли. И не смертным менять установленный им порядок. С таким не шутят.

- И что будет с нарушителем? Дарующий покарает его? - спросил я с интересом.

- Это уж непременно. Может лишить удачи, а может и искру загасить. Но скорее всего нарушившего неприкосновенность свободы воли устранят его же коллеги, или местный властитель пошлет убийц, а то и Магистра подрядит для устранения нарушителя. С этим строго, никто не хочет стать марионеткой в чужих руках и потому, с попытавшимися оказать ментальное воздействие, расправляются непременно.

- А этот запрет не пытаются обойти? - поинтересовался я. Весь опыт моей прошлой жизни говорил о том, что как только появляется запрет, тут же появляются желающие его обойти. Причем, чужой негативный опыт далеко не всегда идет им на пользу.

- Случается иногда. Редко. Пытаются обмануть, обманывая в основном лишь себя. Искру не обманешь. Подтасовать карты, играя с судьбой, никак не получится. Был, правда, один забавный случай в столице. Года четыре назад. Споров тогда вокруг него ходило много. Один молодой маг придумал хитрый ход, как ему показалось. Сил он был невеликих, возрастом юн и темпераментен был в гораздо большей степени, чем привлекателен. Ничем среди прочих заметно не выделялся. Как вдруг, с какого-то времени он начал вызывать симпатию у дам, несколько большую, чем среднестатистическая. Не говоря уже о том, что большую, чем он имел совсем недавно. Естественно, заподозрили ментальное влияние. И что бы ты думал? Столичные Магистры проверили всех женщин, с которыми он встречался. Изменений в ауре не нашли никаких совершенно. Пока не догадались проверить самого мага. Он заколдовывал себя, делаясь в глазах женщин более привлекательным. Да, он терял на время свои способности. Но те были не слишком велики, и ради популярности у женщин он готов был от них отказаться. Это конечно не прямое влияние. Способ гораздо менее действенный, но он и не ставил себе целью понравиться какой-то даме, которой был неприятен.

- Вот хитрец.

- Ну да. По крайней мере, он сам так считал. В столице тогда разразилось немало споров, считать ли это ментальным воздействием или нет? С одной стороны, он привлекал-таки дам, с другой, обращал воздействие лишь на себя.

- И чем все это закончилось?

- После долгих споров пришли к выводу, что он виновен. Но, наказание решили все же смягчить. Жизнь ему оставили, а вот магических способностей лишили напрочь, другим в назидание. Совет столичных Магистров на многое способен. Не знаю, как уж ему после этого жилось, вот только столицу он покинул очень быстро. Не выдержал насмешек.

- Могу себе представить, - я улыбнулся, - доморощенный Казанова враз лишился не только всей своей привлекательности, но и способностей.

Случай действительно был забавный и поучительный. Эх, не зря Баралор решил обучаться хорошим манерам. Только с его-то характером.... Нет, это конечно похвально. Вот только боюсь что бесполезно. К гнилой основе не пришьешь крепкие заплаты.

Время уже двигалось к полуночи, когда я решил, наконец, вернуться к себе. Ну, надо же, это я о своей комнате без окон. С другой стороны, она была мне привычна, пусть и в малой степени. Планы на завтра намечались обширнейшие, а отдыхать в месте более-менее знакомом все же лучше, чем изобретать что-то лучшее среди ночи.

Я пожелал Диму спокойной ночи и пообещал, если завтра наш рацион не улучшится, заняться этим вопросом самостоятельно. Много ли собаке, то есть заколдованному человеку, надо для счастья? Обещание мое привело Дима в отличное расположение духа, и он улегся спать пусть голодный, но весьма довольный. Надежда - великое чувство, единственное, что может внушить оптимизм в трудную минуту.

Зайдя в комнату, я привел полог сигнализации во включенное состояние. Уж не знаю зачем. Неожиданных посетителей я не ждал, да и Дим чужих не пропустит. Не иначе действия Баралора выработали во мне привычку? Впрочем, быть на стороже никогда не помешает, кто знает, какие сюрпризы еще таяться в замке злого мага. Завтра, все завтра. Я уснул, в самом отличном расположении духа, наверное, первый раз за все время моего пребывания здесь.



8.


Утро и порадовало и огорчило одновременно. Порадовало тем, что маг пока не вернулся, видимо его дела действительно затянулись, как он и планировал. Огорчило тем, что завтрак опять был очень скудным. Немного вареных бобов, квас, кусок хлеба. Скромность хороша, но не в таких же пределах. Нет, с такой диетой точно долго не протянешь. Надо отсюда выбираться, поближе к людям. Где они, люди? Очень хочется простого человеческого общения, особенно если оно будет сопровождаться хорошим обедом. Для хорошего общения это условие наиприменнейшее. Вот только сначала надо побольше разузнать и составить какой-нибудь, хотя бы приблизительный план действий. Вопросы толпились в моей голове никак не желая выстраиваться в очередь. Узнать хотелось о том и об этом. О магах и окружающем нас мире, о том можно ли помочь Диму, и поможет ли кто мне. Еще меня очень интересовали мои так неожиданно открывшиеся способности. Узнать об этом побольше было бы совсем неплохо.

Итак, все по порядку, а если не удастся его установить, то по частям. Когда этот порядок установить не удается, такой метод решения проблем вполне приемлем. По мере решения задач общая сумма их становится меньше. То есть должна становиться.

Я немного помахал руками и ногами, изображая утреннюю зарядку. С большим воодушевлением съел ужасный завтрак, настраивая себя на день полный забот, когда силы мне вполне пригодятся и, отключив защитный полог, перешел к Диму.

Дим с надеждой принюхивался. Уж не подумал ли он, что я материализую вкусный и сытный завтрак прямо сейчас? Вынужден его разочаровать. Кстати. В поиске кладовой с продуктами его чуткий нос очень бы пригодился. Не начать ли мне с того, что попытаться его освободить от цепи, которая его здесь удерживает?

- Дим, послушай, а какие вообще у тебя планы? Ты надеешься, что Баралор тебя расколдует?

- Вряд ли, - Дим вздохнул, - а на что мне еще надеяться? Другого мага здесь нет. Может, ты попробуешь? Если ты можешь видеть ауру, то явно не без способностей.

- Даже не знаю, что тебе сказать. Я бы попробовал, но как к этому подступиться не представляю. А может, другого мага поищем, более покладистого? Он тебя и расколдует.

- Да, на это у меня было бы больше надежды. Вот только как его найти? Если ты не заметил, я крепко прикован к этой цепи и, пойти на поиски другого мага мне довольно затруднительно.

- Заметил, конечно. А оборвать цепь ты не пробовал?

- Пробовал, как не пробовать, - Дим хмыкнул, - как видишь, ничего не получилось.

- Быть может, попробуем вместе?

Мы минут пять тянули изо всех сил. Бесполезно. Цепь была слишком крепка, ошейник тоже не поддавался.

- Не получится. Цепь магически усиленная, - прокомментировал Дим наши старания. Что заставило меня взглянуть на дело несколько по-другому.

Я внимательно осмотрел цепь в поисках присутствия магии. Последнее звено то, что соединяло ее с ошейником, было более крупным и имело форму кольца, в отличие от прочих звеньев привычной овальной формы.

- Что там, что? - беспокоился Дим. Увидеть, что я рассматриваю, он не мог. Не хватало ему гибкости, чтобы так извернуться.

- Какое-то странное звено. Круглое и....

- И?

- Вот оно, есть, - небольшая крупица магии встроена в кольцо. Она сверкнула желтым бриллиантом и исчезла, когда я отключил возможность видеть ауру.

- Что, есть? Что там? - разволновался Дим, - Альбертус, рассказывай скорее.

- Не называй меня Альбертусом. Сколько раз тебе повторять.

- Но это же звучит так естественно. Ладно, ладно, я постараюсь. Рассказывай, что ты там заметил.

Я рассказал Диму о странном кольце.

- Все понятно, это магический замок. Я о таких слышал, - прокомментировал Дим, - в принципе маги используют их довольно часто.

- И как его открыть?

- Откуда же мне знать. Я же не маг, - удивился Дим, - я даже ауру не вижу.

- Есть у меня одна идея. Я могу попробовать его открыть, - и я рассказал Диму о том, как вышел из своей комнаты.

- То-то я удивился, - встрепенулся Дим, - еще гадал, почему маг тебя не запер. Так значит ты тоже маг?

- Скажешь тоже. Точно так же можно считать гончаром каждого, кто пьет из глиняной кружки.

- Здорово. Кто это сказал? Можно я запишу? - Дим махнул перед носом лапой. - Тьфу, совсем забыл, что я собака.

Да, писать ему будет затруднительно. Разве что нацарапать когтем нечто на очень крупном листе. Но вряд ли кто захочет читать такую надпись.

- Мудрость не имеет автора, - сказал я. Если честно, то я просто не помнил, откуда это у меня. Ага, вроде бы Баралор говорил что-то похожее. А может я и раньше что-то такое слышал.

- Ладно, давай попробуем открыть замок на твоей цепи, - предложил я.

Я сосредоточился и окрасил ауру на ладонях рук в оранжевый цвет. Прикоснулся к жемчужине, ничего. Я начал постепенно менять цвет ауры на ладонях на зеленый, ничего. Жемчужина продолжала оставаться желтой.

- Ну как, получается? - волновался Дим.

- Увы, пока нет, - я вздохнул, - не переживай, у меня есть план.

План мой был несколько безрассуден. С другой стороны, почему бы и не попробовать? Привык я к Диму, как-никак, товарищ по несчастью, да и человек он, похоже, хороший. Очень уж мне не хотелось покидать это негостеприимное место в одиночку, оставив его здесь. Да и потом, один, в незнакомой стране, без денег, без знания местных обычаев. Нет, в компании с товарищем путешествовать гораздо предпочтительнее. Пусть даже он собака. То есть я хотел сказать, выглядит как собака.

- Ты подожди, я пойду, разузнаю, что к чему, - предложил я, - время у нас есть, до возвращения Баралора что-нибудь придумаем.

- Ага, будто у меня есть выбор, подождать или нет, - оказывается, толика черного юмора тоже ему не чужда, - про еду не забудь.

Я махнул Диму рукой, давая понять что услышал, и направился по коридору. Куда? Сначала в поисках кухни или кладовой с продуктами. Эта задача представлялась мне более выполнимой. Неплохо будет подбодрить моего четверолапого друга с помощью вкусного питательного окорока.

Выйдя на галерею, я свернул налево. Рассуждая логически, кухня должна находиться на первом этаже.

Еда, еда, как много в этом звуке. И звуке, и вкусе, и запахе. Мы ее почти не замечаем, когда она есть в наличии. Оскудение же ее запасов и ассортимента замечается нами незамедлительно, такой вот странный парадокс.

Я выглянул ненадолго во двор, тот самый в котором Баралор ловил дракона. Двор был огорожен высокой стеной с мощными воротами посредине. Просто символ монументальности, а не дверь во внешний мир. Что за ними, я выяснять пока не стал, оставив это на потом. Не время пока, вот разберусь с делами тогда да, а сейчас.... Я свернул в коридор первого этажа и двинулся по нему в поисках заманчивых запахов кухни.

Отключив сигнальный полог на первой же двери, я заглянул в находящееся за ней помещение и с испугом отпрянул назад. В комнате находились фантомы, числом в пять особей. Они мерно парили в воздухе и не обратили на меня ровно никакого внимания. Я заглянул в комнату по-новой и, не увидев никакой реакции со стороны этих спящих приведений, зашел. Полюбовался на фантомов, они мирно дремали в ожидании новых распоряжений мага. Пусть не люди, пусть духи, мне все равно было их немного жаль. Больше ничего интересного в комнате не оказалось. Я помахал рукой перед одним из них и, не дождавшись его реакции, вышел обратно в коридор.

Проще надо быть, проще. В двери закрытые сигнальным пологом я решил больше не заходить. Пока. Вряд ли маг будет прятать продукты в замке, где и так никто не живет кроме него и пленников.

Кухня оказалась в самом конце коридора. Там никого не было. Хозяйничали ли здесь фантомы, когда наступала пора готовить обед, или кухня была автоматизирована? Сейчас здесь стояла тишина. В углу горел очаг, таким же незатухающим пламенем, как и факела.

Я заглянул в один из казанов - тесто. Судя по всему, это было именно оно. Оно потянулось за моей рукой. Зачем, спрашивается, мне было его трогать, не собирался же я его есть сырым. Отряхнув руку, я перевернул крышку на следующем горшке, там оказалась крупа. Ну что за невезуха. Есть крупу сырой, наверное, не будет даже Дим, как бы он не был голоден.

И в это время движение воздуха за спиной навело меня на мысль о присутствии на кухне кого-то кроме меня. Реакция моя была поразительна для меня самого, прежде чем я смог сообразить что-то, мои руки схватили казан с тестом и метнули в сторону движения. А следом и горшок с крупой. Только после этого я смог рассмотреть, что моей целью был фантом. Должно быть, подошло время заняться приготовлением обеда, вот он и появился на кухне. Тесто облепило его, создав совсем уж сюрреалистическую картину. А когда сверху его припорошило крупой, зрелище стало вообще неподражаемым. Фонтом размахивал руками, пытаясь оторвать от себя тесто, то тянулось, но отрываться никак не хотело.

Это было совсем неуместно, но я расхохотался и сел на стоящий здесь же табурет. Нет, фантом конечно ни в чем не виноват, он заявился на кухню по своим собственным делам, но нельзя же подкрадываться так неожиданно.

Минут через пятнадцать фантому кое-как удалось оторвать от себя тесто, и он начал его месить. О, ужас, вместе с крупой. Поскольку фантомы хлебом не питаются, это чудо кулинарного искусства явно предназначено для меня, и для Дима. Я размышлял, говорить ли Диму о том, кому он будет обязан таким сомнительно съедобным обедом или не стоит совсем уж его расстраивать. Фантом не обращал на меня никакого внимания. Меня в его программе просто не существовало. Точнее я существовал, но не здесь, а в комнате второго этажа, куда он должен был приносить завтрак обед и ужин.

Нет, нельзя моего единственного здесь друга так расстраивать, надо срочно раздобыть что-нибудь съедобное. Замесив тесто, фантом отправился к небольшой двери в дальнем углу кухни.

Вот оно, ура, ура, ура! Кладовая нашлась, и не просто кладовая, а полная продуктов. И чего Баралору было так жмотиться? С такими запасами об окороке насущном можно не заботиться не один год. Я прихватил несколько колец колбас и окорок для Дима. Жаль, не было хлеба, придется все же, наверное, пробовать тот, что ставит в печь фантом. Интересно, с крупой его можно есть?


Дим обрадовался моему приходу необычайно. Что его обрадовало больше, благополучное завершение моего маленького похода или окорок, который я принес? Ладно, пусть порадуется, если все удастся, нас ожидает неблизкий путь, силы Диму пригодятся.

Теперь, когда вопрос с питанием моего друга и, что там кривить душой, меня тоже, был решен, можно было подумать о делах более сложных, но не менее нужных. И главным из них был поход в кабинет Баралора.



9.


Кабинет Баралора, о, это помещение хранило множество тайн. В большинстве своем непонятных. Нет, то, что тайна изначально непонятна, это не удивительно, иначе она не была бы тайной. А вот когда непонятно даже как к ней подступиться.... А понять хотя бы часть, вот например, как освободить Дима, мне очень хотелось. Магические шары, трости, и прочие удивительные вещи удивляли и притягивали. Но прежде всего меня интересовали книги. Найдется ли там что-нибудь для такого дилетанта как я? О делах волшебных я знаю слишком мало, Дим, конечно, просветил меня немного, но многого он и сам не знает.

Я посмотрел на стойку с посохами и тростями, ту самую защита которой стукнула меня в кабинете Баралора. Нет, к ним пока лучше не соваться, слишком много непонятного. А то, что непонятное может таить в себе вполне осязаемую опасность, я убедился на собственном примере, далеко ходить не надо. Лучше попробую узнать что-то из книг.

Стойка с книгами была закрыта сигнальным пологом. Я попробовал поменять цвет защиты с красного на зеленый. Фух, получилось. После неудачи с магическим замком у меня были некоторые сомнения. Вот он источник знаний.

- Книга лучший друг человека, - продекламировал я. Не для кого-то, а скорее для того, чтобы настроиться на подходящий лад.

Вытащив с полки первую попавшуюся книгу, я перенес ее на стол. Книга была гораздо большего формата, чем те, к которым я привык, из очень плотной бумаги, с твердой металлизированной обложкой.

Итак, вот они - знания. Я перевернул страницу и углубился в чтение. Название первой главы тут же повергло меня в недоумение.

"Экстраполяция узоров магического плетения с плоскости в трехмерные координаты".

Я попробовал углубиться в чтение.

"Общепринятая система обозначений узоров экстраполируемых в трехмерные координаты до сих пор является спорной. Предлагаю рассмотреть отличия общепринятой системы от предложенного мною метода обозначений и их последующей экстраполяции".

Я захлопнул книгу. Нет, это определенно не для меня. Как я буду рассматривать какие-то отличия, если не знаю, о чем вообще идет речь. Надо найти что-нибудь попроще.

Книга нашлась в самом дальнем ряду. До этого я успел перебрать их не один десяток и убедиться что это не совсем то, что надо такому непросвещенному читателю как я. Называлась она "Основы магического конструирования для операторов первого уровня".

То, что надо. Слово основы было для моего слуха очень привлекательно. Я открыл первую страницу.

"Прежде чем преступить к созданию движущихся конструктов, оператору первого уровня желательно освоиться с построением простых по форме предметов и наполнению их соответствующим видом магической энергии. Начинать следует с двухмерных построений, лишь освоив их в совершенстве, следует переходить к созданию конструкций занимающих объем".

О, то, что надо. О том с чего следует начинать это как раз для меня. Я быстро пробежал главу. Говорилось в ней о методах создания материальных предметов состоящих лишь из магополя. Вроде того, как прежде чем изготавливать паровоз, научись сначала плавить железо и изготовь обыкновенный железный лист. Такой подход мне определенно нравился, да и построение простых магических предметов вещь очень нужная.

Следующая глава была продолжением первой и рассказывала о построении при помощи магического поля предметов более сложных - куполов, кубов, конусов, и так далее. Как частный пример было рассмотрено построение магического зонта для защиты от непогоды. Здесь же говорилось о том, что иметь такой зонт, безусловно, удовольствие более дорогое, чем купить обыкновенный. А вот в качестве тренировки работы с магическими построениями использовать его очень удобно.

Это понятно. Любое магическое построение требует энергии и в случае, если подпитка энергией не будет производиться, такой вот зонт просто распадется. Через несколько часов, или через несколько дней. В зависимости от изначально закачанной в построение энергии.

Далее разговор шел о видах магической энергии и пригодности их для той или иной конструкции.

"Энергии различного цвета не есть различные энергии. Суть их - одна магическая энергия жизни. Разный цвет им придает мерцание, столь быстрое, что оно неуловимо для обычного зрения. Что было доказано Магистром Торминусом и им же теоретически обосновано".

Ого, оказывается, здесь имеют понятие о волновой природе света. Эти маги не такие уж отсталые, как мне показалось первоначально. Просто направление инженерной мысли пошло здесь совсем по другому пути. Я продолжил очень заинтересовавшее меня чтение.

"Мерцание с разной скоростью придает энергии различные свойства, оно же окрашивает ее в различные цвета. Цвет является лишь сопутствующей характеристикой энергии обладающей теми или иными свойствами".

Ничего себе. Это было довольно революционно даже для меня. Рассуждения о изначально волновой природе мира заставило меня серьезно задуматься. Я встал и принялся расхаживать, пытаясь уложить в голове полученные сведения. Эх, жаль нельзя хлопнуть в ладоши, как это делал Баралор и получить доставленную фантомом чашку кофе. Впрочем, в ладоши то хлопнуть можно, вот только результат? Так и есть - никакого. Никто не спешил с чашкой кофе. Что ж, придется пойти на кухню самому.


По дороге я завернул к Диму. Он уже покончил с окороком и довольно дремал, приоткрыв один глаз при моем появлении.

- Дим, тебе кофе сварить? - предложил я из лучших дружеских побуждений.

- Ты что, издеваешься? - Дим посмотрел на меня с укоризной. Для этого он даже открыл второй глаз. - Я же собака. Где ты видел, чтобы собаки кофе пили?

- Извини. Раньше-то ты был человеком. Я не знал, что твои вкусы так изменились.

Дим вздохнул: "Вкусы мои остались прежними. Правда, об этом фантомы, похоже, не догадываются. Хлеб сегодня на обед подали какой-то совсем необычный".

Я еле сдержался, чтобы не засмеяться. Мне даже пришлось отвернуться.

- Что, расстраиваешься, что тебе тоже его есть? - спросил Дим, чем вызвал у меня новый приступ смеха.

Чтобы как-то выйти из этой ситуации я кивнул, стискивая зубы и строя страшную рожу, которая должна была замаскировать мою улыбку, и протиснулся в свою комнату. Раз уж я сюда пришел, неплохо будет перекусить. Колбасами я разжился, а вот хлеб. Хлеб был только тот, что принес к обеду фантом - перемешанный с крупой.

На удивление хлеб оказался не так плох, как можно было бы ожидать. Крупа пропеклась, получился как бы хлеб с кашей. Вполне съедобно, особенно если заедать колбасой. Колбаса совсем без хлеба это все-таки не то. Злоупотреблять таким рецептом я вам все же не советую, неизвестно что из этого всего может получиться в следующий раз.

Пока ел, я перестал смеяться и появился перед Димом с настроением вполне нейтральным.

- Так что там с кофе? Ты вроде говорил, что не перестал его любить, но вынужден отказаться.

- Не перестал. Но, похоже, придется от кофе отвыкать. Слишком он резко пахнет. К тому же кофе пьют горячим, а горячее собаке противопоказано.

- Да-а, сочувствую друг. Поверь, я предложил из самых лучших побуждений. Тогда что тебе с кухни захватить? Может, еще один окорок?

Дим облизнулся, воспоминание об окороке заставило его окончательно проснуться.

- Странный вопрос, конечно неси. И колбас, колбас не забудь.

- Будет сделано. А кофе, так и быть, попью в одиночестве.

Я отправился на кухню с надеждой найти-таки там кофе, не хранит же его маг отдельно.

Не хранил. Кофе я обнаружил в самом дальнем углу кладовой. Не молотый, хорошо еще что жареный. Ко всему еще и жарить кофе, было бы уже слишком.

Я поискал мельницу и нашел, что бы вы думали, самую настоящую кофемолку. Электрическую, то есть, конечно, магическую, никакой электроэнергии в замке мага не было и в помине. Что не мешало кофемолке работать вполне эффективно. Небольшая оранжевая жемчужина приводила механизм в действие. Никаких выключателей я не нашел, но стоило мне засыпать кофе, кофемолка загудела и через минуту кофе был готов.

Варить его, правда, пришлось по старинке - на открытом огне, до кофеварки маг, похоже, не додумался. Да и зачем ему, если есть фантомы, плюс магическая энергия под рукой?

Я с удовольствием попил кофе и отправился продолжать изучение магической книги, не забыв прихватить обещанный Диму окорок.


Открыв книгу, я продолжил читать. Очень уж мне было интересно, что там дальше написано про энергии, их цвета и предназначение.

"Различные свойства энергии с разной частотой мерцания (далее разного цвета) делают ту или иную энергию наиболее пригодной для изготовления конструктов с заданными свойствами. Боевые и сторожевые конструкты предпочтительно создавать с помощью энергий красного спектра. Конструктам оранжевым присуща игривость и энергичность - имя им огонь. Конструкты синего спектра имеют покладистый уравновешенный нрав, что хорошо подходит для создания транспортных конструктов. Конструкты зеленого цвета очень доброжелательны, тем не менее, их создают редко из-за узкой сферы применения.

Опыты по приданию конструктам свойств, не предназначенных для данного спектра, показали всю несостоятельность такого подхода. Затраты энергии превышают обычные на порядки. Для наглядности можно сравнить такой подход с попыткой направить поток ручья не по предназначенному для него руслу, а в иную сторону".

Это понятно, каждую вещь лучше использовать так, как это наиболее удобно. При большом желании можно и в бочке с горы катиться, но лучше для этого использовать сани.

Особенно меня порадовал следующий параграф.

"Для изготовления простых конструкций можно использовать любые виды энергии".

Понятно, простая конструкция не содержит вообще никакой программы действий. Это всего лишь вещь, в отличие от конструктов. Вот только такими изделиями, похоже, маги не злоупотребляют. По крайней мере, в замке мага я их не встречал. То ли считают недолговечными, то ли непрактичными, предпочитая намагичивать обыкновенные вещи. Разве что цепь, что висела на шее у фантома? Нет, вряд ли. Судя по всему это не простая вещь. Функции она выполняет более сложные.

Все это так меня увлекло, что я решил попробовать свои силы в магическом конструировании. Нет, что вы, на конструктов я даже не замахивался, а решил попробовать изготовить что-нибудь совсем простое - например вешалку.

Технология изготовления простых конструкций была описана довольно подробно. Я позаимствовал со стойки малый шар, заряженный энергией красного спектра, и, настроив ауру руки на красный цвет, принялся рисовать.

Мысленно поставив точку, я начал двигать шарик, с удивлением замечая тянущуюся за ним красную линия. Так вот каким образом Баралор связал дракона. Рисовать в воздухе. Должен сказать вам, это очень необычное занятие. К тому же, как оказалось, требующее известной сноровки. Рука моя подрагивала, линия получалась неровной, но прекращать рисование было нельзя, пока не поставлю финальную точку. Иначе рисунок распадался. Тренировки с аурой оказались для меня очень полезны, позволив концентрировать внимание.

Вот оно, изделие было готово. Точнее его каркас, который требовалось наполнить энергией. Не мудрствуя лукаво, для заливки я выбрал тот же красный цвет. Получается, получается. Бледные контуры вешалки наливались цветом, делая вешалку вполне осязаемой. Окончив заливку, я с удовольствием полюбовался на получившееся изделие. Вешалка медленно вращалась в воздухе. Она была почти невесома, но при этом вполне осязаема. Я отключил аурное зрение и потрогал ее рукой. Она была здесь, совсем невидимая в обычном диапазоне зрения. Чудеса. Ощущать себя причастным к маленькому чуду было приятно.

Мне тут же захотелось ее испытать. Может ли она служить той незатейливой цели, для которой предназначена придумавшим ее человеком. Под придумавшим я подразумевал изобретателя вешалки, а вовсе не себя. Оглянувшись в поисках предмета достойного быть водруженным на вешалку я не нашел ничего подходящего. Ну, хоть что-нибудь. Так не хотелось, чтобы первый созданный мною магический предмет остался совершенно бесполезным.

Еще раз, внимательно осмотрев комнату, я заметил то, что мне подходило. На одной из стен висел огромный рогатый череп быка. Был ли это трофей, или Баралор таким образом украшал свой кабинет не знаю. Сняв череп со стены, я повесил его на вешалку. Замечательно, я отступил на три шага назад и выключил аурное зрение. Череп висел в воздухе, смотрелось это несколько мистически. Если бы я не знал, что я сам его только что повесил на вешалку, бр-р-р-р.... И здесь мысль, наверное, не столь удачная настойчиво постучалась ко мне. Я решил немного развлечь Дима. А что, он уже больше месяца сидит на цепи, трудно в такой ситуации не заскучать.

Я взял вешалку с черепом быка и, стараясь не шуметь, отправился к моему другу, скучавшему в одиночестве. По коридору я старался пробираться на цыпочках, чтобы чуткий слух собаки не заметил моего приближения. Наверное, он все же что-то заметил. Стоило мне только высунуть свое импровизированное пугало за поворот стены, как сразу же последовала реакция. Вот только совсем не такая как я ожидал. Ударом огромной мохнатой лапы пугало, которым я хотел напугать Дима, было отброшено к противоположной стене. Рога отлетели в разные стороны, как и все остальное, расколотое на мелкие кусочки. Это же надо иметь такую лапищу, к тому же пускать ее вход незамедлительно.

Меня развернуло, чуть не вырвав из рук невидимую для Дима вешалку. То, что последовало дальше, удивило меня не меньше.

- Альбертус, ты жив? - спросил Дим.

Я так удивился, что даже забыл его отругать за коверкание моего имени.

- Ты, огромная лохматая собака. Ты что, шуток не понимаешь?

- Я думал тебя взяли в плен.

Вот так, так, а Дим, оказывается, собирался меня спасать.

- Не маши больше лапой, я выхожу из-за угла, - предупредил я на всякий случай.

Дим был рад меня видеть, даже не смотря на то, что я неудачно пошутил. Хм, спрашивается для кого неудачно.

- С чего ты вообще взял, что меня взяли в плен? - удивился я.

- Твой запах я почуял еще полминуты назад, - ах да, он же собака, пусть и временно, - вместе с ним был еще один запах, какой-то непонятный. И вот, когда из-за поворота показалась эта голова, я и решил, что тебя пленили, и пора тебя спасать.

- Спасатель, тоже мне. Чип и Дэйл в одном. В следующий раз лучше спрашивай, спасать меня или еще рано, - ворчал я. Надо сказать, незаслуженно, Дим то действовал из самых лучших побуждений. Он же не знал, что его другу пришла в голову дурацкая шутка, - вообще-то спасибо, дай я пожму твою лапу.

Дим протянул мне свою лапу, и я обхватил ее двумя руками, с трудом. Да, лапы у него будь здоров.

- Если тебя не захватили в плен, то, что это было? - спросил Дим.

Обманывать друзей нехорошо.

- Это моя глупая шутка, - признался я, - хотел тебя развлечь.

- Спасибо, у тебя получилось.

И мы вместе засмеялись. Хорошо когда у друга есть чувство юмора, пусть он даже собака.

Я рассказ ему о сегодняшних успехах. О первом опыте в магическом конструировании.

- А замок? Как открыть замок на моей цепи ты узнал? - с надеждой спросил Дим.

- Извини, друг, пока нет. Завтра первым делом займусь поиском сведений о магических замках.

За всеми этими делами наступил вечер. Мы перекусили. Я даже принес из своей комнаты стол и стул, чтобы не ужинать в одиночестве. Завтра был новый трудный день. Я так устал, что даже не стал поддерживать беседу после ужина. Пожелал Диму спокойной ночи и отправился к себе - спать.

Нет, завтра бросаю все и первым делом ищу сведения о магических замках.



10.


Утро началось как обычно. Что за странное создание человек? Давно ли я появился в этом замке, и вот уже как обычно. Если же говорить о том, что утро было таким же, как вчера и позавчера, то, да, так оно и было. Подумав об этом, я энергично подпрыгнул. Два дня, прошло уже два дня, и это если еще не считать тот, когда улетел Баралор, а я не слишком продвинулся в поиске выхода. Нет, провел я их с большой пользой, вот только все это было совсем не первоначальной задачей. Решено, сегодня ищу сведения о магических замках, освобождаю Дима, и мы вместе разведываем путь из этого замка куда-нибудь в места более гостеприимные. Согретый этой мыслью я быстро перекусил остатками вчерашней колбасы, напевая бодрую мелодию. С колбасой и принесенные фантомом овощи пошли в ход. Овощи с колбасой, это совсем не то же самое что одни только овощи. Эх, еще бы чашечку кофе.

Время на то чтобы идти на кухню и приготовить там кофе тратить я не стал. Вот найду сведения о магических замках, тогда можно будет устроить маленький перерыв. А сейчас - за работу. Искать то, что мне так необходимо.

В кабинете Баралора все было по-прежнему. Да и что бы там могло измениться в его отсутствие? Тьфу, тьфу, тьфу, надеюсь, он не появиться раньше, чем собирался. Я постучал на всякий случай по полке. Не знаю, насколько это помогает, но хуже не будет наверняка.

Я перебрал все книги на двух стеллажах в поисках той, что поведает мне о магических замках. Те, которые казались мне попроще, открывал для беглого ознакомления. Пока попадалось все не то. Или слишком сложно или не по теме. А вот это очень даже занятно. Открыв очередную книгу, я прочитал название первой главы. "Классификация накопителей магической энергии. Использование шаров из хрусталя".

Вот он - соблазн. Это было интересно, это было очень интересно, но Дим.... Вот что значит бороться с самим собой. Интерес боролся с долгом. Долг победил. Отказаться от немедленного чтения стоило мне больших усилий. Нет, прежде всего, магические замки, я и так слишком затянул с поиском сведений о них. Собравшись с силами, я захлопнул книгу. В последний момент рука сама засунула закладку на так заинтересовавшую меня страницу. Нет, нет, потом, после. Вот найду сведения о магических замках, тогда и почитаю про накопители энергии. О, сколько здесь еще книг....

Сведения о магических замках нашлись, хорошая все-таки библиотека у Баралора. Вот только сведения эти заставили меня сильно задуматься. Слишком все было с ними неоднозначно - с замками. Могли они быть и совсем простыми и сложными. Делались в основном на основе обыкновенных материальных изделий, полностью магические замки использовались редко. По той же самой причине, что и полностью магические вещи - большой расход энергии. Замок вроде того, что держал Дима, изготавливался следующим образом. Брали открывающееся металлическое кольцо, или разъемное, состоящее из двух полуколец и добавляли к нему магический ключ. В неактивном состоянии - кольцо как кольцо, в закрытом же состоянии кольцо удерживалось с помощью магической энергии. В качестве аккумулятора использовались накопители различных образцов, самым популярным были изготавливаемые из речного жемчуга. Бывали замки и без накопителей энергии, но они требовали регулярной подпитки, согласитесь это не очень удобно, забыл день-другой подзарядить замок, он и открылся. Иное дело с накопителем. Замки делались обыкновенными и с секретом. С настройками на определенные действия или на личность владельца. Замок закрывающий цепь Дима видимо был с секретом, судя по тому, что питался он энергией желтого цвета. Простые замки закрывались энергией красного спектра.

Ага, так вот почему у меня не получилось его открыть. Для этого надо было знать секрет. Если же замок имел индивидуальные настройки, вообще труба.

Очень уж не хотелось огорчать Дима. Привык я к нему. Пусть он мохнатый и четверолапый, он настоящий друг.

Неожиданная мысль заставила меня вернуться к отложенной книге о шарах - накопителях энергии. Что если разрядить жемчужину замка, перекачав энергию из него в пустой шар накопитель?

Итак, что там пишут о накопителях? Книга о них все-таки пригодилась, не зря я положил в нее закладку.

"Для хранения магической энергии используются накопители их различных материалов. Хорошо подходят изделия из некоторых пород дерева, в качестве компактных накопителей используют речной жемчуг или алмазы. Последние редко из-за их высокой стоимости. Наибольшей популярностью пользуются шары-накопители из горного хрусталя. Их высокая емкость и относительно недорогая цена делает их наиболее популярными. Преимущественное распространение получили три вида шаров. Малые, или же стикеры, используются для компактного хранения энергии не слишком большого объема. Средние, или же лирфы, более емки и могут хранить не только энергию в чистом ее виде, но так же и приданную ей структуру. Большие шары - хлоты используются для стационарного хранения энергии больших объемов"

С этим все понятно, больше объем, больше емкость, а вот про хранение структуры в лирфах, это интересно. Это именно то, что я смог наблюдать, когда Баралор упаковывал дракона в шар и вызывал из такого же шара гигантскую птицу. Еще более интересна была информация о различных накопителях, пусть о них и сказано было мельком. Так, судя по всему, и посох, и трость могли иметь собственный запас энергии. Интересно, очень интересно.


Я собрался было захватить пустой стикер и опробовать только что пришедшую мне в голову методику на практике. Стоп. Что-то не так, слишком просто. Не должно быть решение настолько очевидным. К чему делать замок с секретом, если он открывается так незатейливо?

Я вернул на стол книгу о магических замках и стал изучать ее более подробно, обращая особое внимание на примечания. Вот оно. Примечание было в сноске, и сразу я его не заметил.

"На некоторых замках устанавливаются устройства самоликвидации, которые приводятся в действие в том случае, если в магическом накопителе заканчивается энергия".

Вот оно. Зная вредный характер Баралора, могу поспорить, что так оно и есть. Подстроил пакость, как есть подстроил.

Больше ничего полезного про магические замки не нашлось. Я подумал, сходил на кухню выпить кофе, выполняя данное себе обещание. Надо было принимать решение. Рискнуть? Вопрос риторический, что бы я ни выбрал, риска не избежать. Я прихватил стикер и направился к Диму, обдумывая по пути, как ему лучше обо всем рассказать. Пусть сам выбирает, кто я такой, чтобы решать за него? Как он решит, так и поступлю.


- Дим, это я, - памятуя его удар лапой по пугалу предупредить о своем появлении было не лишним.

- Знаю. Я тебя давно почуял, - отозвался мой четверолапый друг.

Все-таки шкура собаки дает определенные преимущества. Но лучше их избежать.

В глазах Дима застыла надежда. Не знаю, оправдаю я ее или разочарую своего друга. Был способ избавить его от цепи, но слишком уж непроверенный.

- Дим, ты как относишься к экспериментам?

К экспериментам Дим относился с большой настороженностью. Уши его развернулись как антенны локаторов, шерсть на затылке встала дыбом, а во взгляде появилось явное недоумение.

- Больше я превращаться ни в кого не хочу, - ответил Дим.

- Превращаться не надо. Я здесь полистал книги в кабинете Баралора. Может статься, что магический замок никто кроме него открыть не сумеет.

Дим выглядел потерянным. Мое известие повергло его в глубокое уныние.

- Что совсем никак?

- Есть один способ, - честно признался я, - только он непроверенный. Упоминания о нем я не нашел ни в одной книге. Если хочешь, мы его испробуем, но результат может получиться самым непредсказуемым.

- Что за способ? - заинтересовался Дим.

- Поверь, если я объясню, тебе не станет понятнее. Есть шанс, что все сработает как надо и есть шанс, что кольцо при этом взорвется. К сожалению, я даже не могу оценить каковы шансы на успех.

- Но они есть?

- Есть, определенно.

На чем была основана моя уверенность? О взаимодействии энергий я знал немного, но интуитивно чувствовал - может получиться. Если одни волны смешаются с другими? Что будет? Большой вопрос, вот только качественные изменения почти неизбежны. Оставался, правда еще вариант, что не будет вообще ничего. Те же энергии в ауре существуют параллельно и совершенно не мешают друг другу. Но здесь речь шла немного о другом - на магический замок установлена программа, поддерживает ее энергия желтого спектра. А что если добавить ему немного другой энергии. Вроде как в бак машины, работающей на бензине взять и добавить соляра. Программа работает, энергию потребляет. Что будет, когда она станет потреблять не ту энергия? Вот то-то, и я не знаю. Варианты здесь возможны самые разнообразные, двигатель может, как заглохнуть, так и пойти в разнос.

Дим задумался. Честно говоря, было о чем. Не знаю, как бы я поступил на его месте.

- Слушай, но ты же тоже рискуешь? - спросил он.

- Не без того, правда, меньше чем ты.

Так оно и было, я рисковал, замок мог рвануть сразу, как только я начну закачивать в него энергию, а мог и немного погодя, тогда я смог бы отбежать на безопасное расстояние.

- Зачем тебе это? Для чего ты рискуешь?

Я пожал плечами: "Ты же мой друг, не забыл еще? И потом выбираться из замка вдвоем гораздо удобнее".

Дим обрадовано замахал хвостом, наверное, это была его реакция на слово друг.

- Нет, нет, нет, только не надо меня облизывать, - еле успел.

- Извини, рефлексы, будь они неладны, - виновато потупился Дим.

- Ты лучше скажи, что ты решил. Будем замок открывать или подождешь Баралора?

- Открывай, - Дим махнул лапой, - насиделся я уже на цепи.

- Слушай, а если Баралор не вернется? - такой вариант мне пришел в голову только сейчас.

- Как это не вернется?

- Ну, он же полетел разбираться с другим магом. Как его? Свириусом, нет Свериусом.

- И что?

- Как что? Кто знает, чем это может закончиться? Может этот Свериус Баралора вообще прикончит.

- Вряд ли, - сказал Дим, немного подумав, - такое редко случается. Скорее всего, Баралор подержит замок Свериуса несколько дней в осаде, пошвыряются друг в друга магическими шарами, может быть выпустят несколько конструктов. И на этом все закончится.

- Значит, до крайних мер доходит редко?

- Редко. И потом, если Баралор не вернется, мне что так и сидеть всю жизнь на цепи?

- Резонно, - действительно, разница для Дима была невелика, - что ж, раз ты выбрал....

Я достал из кармана стикер. Не пустой, как я собирался первоначально, а заряженный энергией. Зеленый спектр мне показался самым подходящим для этих целей. Цвет жизни, с замком он не совпадал больше всего по моему скромному разумению.

Дим закрыл глаза, показательно жмурясь. Не знаю зачем, увидеть магический замок, расположенный у самой его шеи он не мог при всем желании.

- Как, готово? - поинтересовался он.

- Подожди, я только начинаю.

За то время, пока Дим сидел на цепи, жемчужина должна была растратить часть своей энергии. Я соединил с ней стикер, как было сказано в инструкции, начал перекачивать зеленую энергию в замок. Жемчужина замерцала, побагровела, затем стала бурой. Не по вкусу магическому замку пришлась зеленая энергия. Я, было, собрался порадоваться, но не успел. Жемчужина вдруг стала нагреваться и наливаться буро-оранжевым цветом.

- Дим, бежим, - я кричал во всю силу своих легких. Как будто Дим мог меня не услышать, кричал то я почти ему в ухо.

Я рванул за поворот, Дим за мной. Да нет, уже впереди меня. Магический замок распался от его рывка, и теперь он несся по коридору, стремительный как ветер. Скрип его лап я услышал совершенно явственно, Дим тормозил, стараясь избежать встречи с парапетом. Почти получилось, стукнулся он несильно. Лишь потряс большой мохнатой головой и обернулся посмотреть на меня, я же за это время успел пробежать лишь половину коридора.

Рвануло славно. Магический замок все-таки взорвался. Хорошо что уже после того как мы отбежали, и хорошо что он успел потерять свои свойства раньше чем взорвался. Воздушная волна толкнула меня в спину, и я полетел вперед, прямо на каменные перила, если бы не Дим. К счастью, между мной и перилами находился он. Его большой мохнатый бок был гораздо более мягким, чем камни парапета. Тем не менее, приложило меня неслабо.

Я сидел на полу и крутил гудящей головой, пытаясь разогнать звон в ушах. Видимо это не самый лучший метод, звон уходить не спешил. Напротив, сидела огромная лохматая собака и беззвучно открывала рот. Он что, онемел?

- Дим, ты что-то хочешь сказать?

- Я говорю, как ты себя чувствуешь? - о, надо же, не онемел. И звон определенно стал потише.

Руки на месте, ноги на месте, голова тоже, поскольку гудит, кстати, уже заметно меньше.

- Замечательно. Сейчас встану и пойду.

Я поднялся на ноги. Голова загудела сильнее, меня зашатало, стена попыталась побежать мне на встречу, так что пришлось опереться на нее рукой.

- Садись я тебя повезу, - предложил Дим.

Действительно, с его весом он мог это сделать без труда.

- Куда? - Дим непонимающе оглянулся, - Я спрашиваю, куда ты собираешься меня вести?

- Ты же куда-то собирался идти?

Действительно, идти я собирался. Осталось только решить куда. Вернуться в свою комнату? Там сейчас пыль столбом. Но не сидеть же здесь в коридоре.

- Давай в кабинет Баралора, - решил я, - там у него диван стоит, самое то, что мне сейчас надо.

- Вверх по лестнице и направо, - добавил я. Побывал ли Дим в кабинете Баралора, мне было неизвестно.

Я взгромоздился на спину моего мохнатого друга, с большим трудом надо сказать, не слишком приспособлены собаки для поездок верхом. Хорошо еще держаться можно - шерсть густая мягкая.

Дим ступал осторожно, стараясь меня не уронить. До кабинета мы добрались без всяких проблем.

О, диван. Нет не так, О, ДИВАН!

- Ты подожди немного, сейчас я приду в себя и мы составим план действий.

- Отдыхай, - Дим кивнул мохнатой головой, - пойду, посмотрю, что сталось с местом моего заточения.

Я тоже кивнул, от чего голова загудела еще сильнее, и с удовольствием растянулся на Диване. Диму от столкновения со мной, похоже, досталось гораздо меньше, чем мне, кто бы сомневался. Ладно, пусть сходит, разведает, интересно. Что может натворить такой вот магический взрыв?

- Только больше никуда не заходи, - крикнул я ему в след. Не хватало еще, чтобы он нарвался на магическую ловушку.



11.


Ода дивану.


О, диван, скажу почти без лести.

Мягок ты, люблю тебя за это.

Сколько дней на этом самом месте

Мы проводим в поисках ответа.


А диван у Баралора неплохой. Шум в голове постепенно рассеялся, и сразу же появились мысли. Говорят, природа не терпит пустоты.

"Что-то Дима долго нет". На самом деле прошло не так уж много времени, просто я волновался. "Ладно, он уже большая собака. Я надеюсь, будет осторожен".

Я невольно улыбнулся. Подумав о большой собаке, я имел в виду, что он уже не мальчик и в состоянии правильно оценить опасность. А собака он точно, ну очень большая. Как Баралор вообще смог его прокормить? Нет чтобы сделать Дима собачкой небольшой комнатной.

Подумав об этом, я улыбнулся снова. Ну, никак Дим у меня не ассоциировался с комнатной собачкой. К тому же, ах да, нельзя сделать превращенного меньше, чем он был до того, как его превратили. На счет того, почему маг придал ему размер гораздо больший, чем он занимал в образе человека, у меня были некоторые предположения. Не иначе, как его заели амбиции. Кого удивишь собакой обыкновенного размера? Говорит? Ну и что, в цирке еще и не такие фокусы показывают. Таким превращением никого не проймешь, все соседние маги засмеют. А вот собака большая, это уже кое-что. Если и не изумляет, то уж удивляет точно. И как топочет - солидно.

Дим приближался огромными прыжками, заставляя пол слегка подрагивать. Он шутя перепрыгнул стол и присел, нетерпеливо переступая передними лапами.

- Как же здорово побегать.

- Ай - я - яй, и это говорит человек, занимающийся научным трудом. Наверное, когда ты изучал свитки в королевской библиотеке, то не скакал так между столов и стеллажей с научными томами. Будь солиднее, как и подобает ученому мужу.

- Тогда меня и на цепи не держали. А солидным я еще буду. Потом, когда меня расколдуют.

Понимаю его. Мне бы такие лапы, тоже не отказался бы поскакать и порезвиться. На просторе он наверняка сможет мчаться прыжками метров по пять, эх, негде ему здесь развернуться.

- Дим, ты должен сказать Баралору спасибо, - пошутил я.

- Это за что же? - мой друг чуть не поперхнулся от удивления.

- Посмотри на себя - красавец. Что стоило магу сделать тебя собакой тощей, облезлой, с кривыми и короткими лапами.

Дим затряс головой, отгоняя ужасное виденье.

- Никогда не говори ему об этом, если нам, не дай дарующий искру, придется встретиться с ним вновь. До такого коварства даже он не додумался.

- Договорились, - я улыбнулся. Вообще-то рассчитываю смыться из этого негостеприимного места и никогда больше не встречаться с Баралором. И Дим, наверное, тоже.

- Как твоя разведка? - поинтересовался я, побежал-то Дим именно посмотреть, что сталось на месте взрыва.

- О-о-о-о-о. У-у-у-у-у. Там так славно рвануло. Половину стены, которая отгораживает твою комнату, снесло напрочь. В комнате вообще ужасный беспорядок, даже в полу образовалась изрядных размеров дыра.

- А небольшой хрустальный шар ты там не нашел?

- Нет, ничего такого там не было. Если хочешь, я схожу и поищу более внимательно.

- Да ладно, не надо, - честно говоря, я подозревал, что взорвалась не одна только жемчужина, слишком уж здорово рвануло. Хотя зеленая энергия.... Может, она просто рассеялась при взрыве? Сам стикер вряд ли мог уцелеть в любом случае. А если так рванула одна жемчужина.... Я представляю, что будет, когда высвободится энергия из большого шара-накопителя.

- Обедать пойдем? - поинтересовался Дим.

- Пошли, - я уже почти пришел в себя, - только есть одна маленькая проблема. Ты как предпочитаешь есть, с хлебом или без?

- С мясом, - ответил Дим, аппетитно облизываясь.

Вот ведь собака, его хлебом не корми....

А вот я от хлеба совсем не отказался бы. Не сказал бы, что он так уж вкусен, но это, пожалуй, единственное блюдо, которое можно есть всю жизнь. И при этом оно не надоедает. Нет, нет, Вы не так поняли. Я не собираюсь есть один только хлеб. Мясо, рыбу, и еще много всего разного. Но при этом отказываться от хлеба совсем не хочется.

- С мясом как раз проблем нет. У Баралора в кладовой полно окороков и колбас.

- Так что же мы здесь сидим. Пошли скорее, - Дим начал тихонько подпрыгивать, предвкушая поход за окороками.

- Подожди. Сейчас наступит время обеда, и фантом принесет хлеб. Возьмем его и сразу в кладовую.

Действительно, больше взять хлеб было негде, его не хранят в кладовой в готовом виде.

- Пошли скорее, - согласился Дим.

Мы устроились у входа в коридор второго этажа и принялись ждать фантома, он должен был появиться с минуты на минуту.

- Может, заберем у него хлеб прямо сейчас? - предложил Дим.

- Не будем нарушать установленный порядок вещей, - многозначительно провозгласил я. На самом деле я просто не знал, как отреагирует фантом на попытку забрать хлеб из кухни. Быть может, он будет гоняться за нами по всему замку, чтобы его отобрать и доставить по назначению. Не лучше ли подождать несколько минут?

Как оказалось - не лучше. Нет, сначала-то все шло хорошо. Фантом показался в коридоре четко по графику. На подносе он нес хлеб с овощами для меня и кости для Дима. Мы пропустили его вперед и пошли следом. До места нашего маленького взрыва. А там? Нет, я думал им все равно, на какой высоте летать. Ведь он парил в воздухе не касаясь пола. Или он все же опирался о пол, но я этого не видел? Или он был запрограммирован на то, чтобы летать в метре над полом?

В общем - он провалился.

Ну да, в ту самую дыру, которая образовалась во время взрыва магического замка.

Если вы думаете, что это его остановило, то вы совершенно не знаете фантомов. Открыв дверь, он оказался в кухне. Он бы удивился, умей он это делать. Но этого он не умел и потому принялся выполнять программу "доставить пищу пленникам" заново.

- А может ну его? - спросил Дим, когда фантом провалился в пятый раз. - Так поедим, без хлеба.

Ему то что? Для собаки мясо без хлеба гораздо лучше, чем те кости, которые предназначались ему на обед.

- Слушай Дим, - поинтересовался я, - а чем тебя кости не устраивают? Я слышал, что собаки их очень любят.

- Они тебе сами сказали? - смеется зараза. Знает ведь, что до него я говорящих собак не встречал.

- Нет, погрызть кость конечно можно, на десерт. Но где ты видел, чтобы питались одним десертом? Оно конечно вкусно, но совсем не питательно. Иное дело окорок, - и Дим облизнулся.

Видимо, окорок был не только питательным.

- Тогда, конечно, - согласился я.

- Что с хлебом будем делать? Может, я его схвачу с подноса по-быстрому, когда фантом в следующий раз пойдет мимо? - предложил Дим.

- Не стоит. Да и не хочу я есть хлеб после того как ты его пожуешь.

- Вот и ешь тогда без хлеба. Этот фантом его до ужина носить будет, а то и дольше.

- Ах так, ну, я сейчас.

Я побежал за вешалкой. Той самой, которой я пугал Дима. Отдавать свой собственный хлеб какому-то фантому совсем не хотелось.

Должно быть, в глазах Дима это выглядело забавно. Я размахивал перед фантомом пустыми руками - он-то не мог увидеть вешалку, сделанную из силового поля. После этого я тащился следом за фантомом, если смотреть со стороны, держась за воздух. Вешалка зацепилась за цепь, висящую на шее фантома, и теперь он меня тащил как буксир.

- Альбертус, ты куда? - ха, более нелепого вопроса нельзя было придумать. Естественно я тащился следом за фантомом, а куда тот идет, Дим прекрасно знал и без меня.

Фух, мне все-таки это удалось. Когда фантом в очередной раз провалился в дыру, цепь, висевшая на его шее, осталась со мной. То есть висеть на вешалке. Дим не видел ни того ни другого и совершенно не понимал моего ликования.

Зато фантома он рассмотрел прекрасно. Освободившись от цепи, тот стал гораздо оживленнее. Поднос с едой был позабыт. С ужасным воем фантом пролетел по коридору, сбив по пути половину факелов, затем грохот раздался в дальнем конце коридора. Наверное, не выспался.... Иначе с чего бы ему так шуметь? Фантом с полчаса носился по замку подобно ветру, завывая как старинное привидение и круша по пути все, что не было слишком крепким и не имело магических запоров.

Да-а, если мы не уберемся во время, Баралор точно прибьет нас на месте, и ни на какую эстетику не польстится.

Но разве не стоит кусок хлеба насущного таких стараний? А замок? Что ж, Баралор сделал все возможное, чтобы настроить нас с Димом против себя. Да и случайно все получилось, кто знал, что фантом так разбушуется? Наверное, ему тоже надоело на цепи сидеть, вернее с цепью на шее. Что касается меня, я очень не люблю, когда меня берут в плен и собираются держать взаперти до скончания века.

- Слушай. Дим, а фантомы разумны?

Мы сидели в кухне и с удовольствием поглощали продовольственные запасы кладовой Баралора.

- Ням-ням. Это вопрос спорный. Разные ученые склоняются к различным версиям. Нет, то, что они не профессора, это однозначно, все-таки они духи низшей ступени. Одни считают их полностью неразумными, другие же склоняются к тому, что разум у них есть, пусть и отличный от человеческого.

- Злился он очень славно. Фантомы, когда не спят, всегда такие подвижные?

- Не знаю. Мне как-то не приходилось их встречать раньше.

Я обдумывал, нельзя ли нам использовать фантомов в качестве транспортного средства? Да нет, вряд ли это получиться. Что за программа заложена в цепь? Хорошо еще ее можно снять, не открывая замка. С замком вон как получилось, еле успели ноги унести. А план был неплох, раз и в воздух, а так еще предстоит искать выход за ворота. Выглядели они очень внушительно.

- Дим, ты как относишься к рабству? - поинтересовался я.

Он чуть не подавился. Что это я, нельзя задавать такие вопросы во время обеда.

- Гав, гав. То есть, этот гад Баралор продержал меня полтора месяца на цепи. Как я могу относиться к рабству.

Разумеется, Дим относился к рабству отрицательно.

- Я вот что подумал, не дело оставлять фантамов в неволе, пусть они и частично разумные.

- Ты думаешь? - спросил Дим с опаской.

Фантом, устраивающий в замке кавардак, затих. То ли где-то затаился, то ли улетел по своим фантомьим делам. Какие у него дела интересно могут быть? Ну да были же какие-то до того как его поймал Баралор.

- Определенно. Проголосуем против всяческого рода дискриминации. В том числе и по отсутствию или присутствию физического тела.

- Ну, если так, тогда да, - согласился Дим, - а как освобождать будем?

- Предоставь это мне.

План у меня был прост. Если уж мне удалось как-то снять цепь с фантома, летающего по коридору, с висящих неподвижно сниму их и подавно. Как знал, что вешалка мне пригодится.

Это было что-то. Переполох, который устроили фантомы все вместе, не шел ни в какое сравнение с тем бедламом, что навел в замке первый из них. Замок сотрясался от их воя. Они летали по коридорам по одному или по нескольку сразу. К счастью, на нас с Димом они не обращали никакого внимания. В их гигантской силе я уже смог убедиться, боюсь, даже Диму было бы с ними справиться непросто. Можно, конечно, было попробовать их упрятать в шар. Если уж не в стикер, то в лифр, поместиться они должны. Было, правда, у меня по этому поводу одно сомненье - фантомы в отличие от конструктов были отлично видны простым зрением, а не только аурным. Они вообще не менялись, смотри на них зрением привычным, или, пытаясь рассмотреть ауру. Этим они отличались не только от конструктов, но и от живых существ. Впрочем, что я знаю о конструктах? Вполне возможно, что они могут быть и видимыми.

Остановили меня от попыток запрятать их в шар совсем не эти соображения. Какой смысл был их освобождать, если тут же запирать в шаре? Ладно, пусть немного порезвятся, они это заслужили. Нас они не трогают и ладно. Вообще-то могли бы и поблагодарить, да что с них возьмешь.

- Дим, пойдем лучше во двор, - позвал я, - шумно здесь, да и пора, наконец, посмотреть, как отсюда выбираться.



12.


Что там, за воротами? Лес, густой и шумящий? Шумящий, вряд ли, отсюда, по крайней мере, не слышно шума листвы, не видно крон высоких деревьев. Чистое поле с уходящей вдаль дорогой? Сколько дней я провел в замке мага, а так и не знаю до сих пор, что находится за его стенами. Путь к свободе преграждали ворота.

Крепкие такие ворота. И закрыты не только на магический замок, но и на самый что ни на есть обыкновенный - железный. А вот где ключ? Ничего похожего в кабинете Баралора я не видел.

Мы с Димом обошли весь двор. Стена высока, ворота крепки.

- Может, мы их взорвем? - предложил Дим, - а что, с цепью у тебя здорово получилось.

Ага, здорово. Особенно если учесть что замок от цепи я собирался открыть, а вовсе не взрывать.

- Нет, повременим с взрывами. Слишком технология неотработанна. Оставим этот вариант на крайний случай.

- Повременим, так повременим. А может, все-таки....

- Не сейчас. Давай лучше осмотрим весь первый этаж. Может, найдем еще какую дверь. Должен же быть отсюда выход поменьше.

Дим был согласен. Он согласен был с любым вариантом, который позволит нам убраться отсюда.

Обшарив весь первый этаж, мы ее все-таки нашли - дверь. Дверь была закрыта обыкновенным сигнальным пологом, который без труда поменял свой цвет на зеленый под моим воздействием. А за ней - коридор.

Коридор тянулся вдаль, освещаемый редкими факелами. Стены нависали монолитом, производя впечатление многометровой каменной толщи. Как такое может быть? Понятие не имею. Но толстая стена производит гораздо большее впечатление, чем тонкая. Отчего? Почему? Предчувствие, интуиция? Но то, что коридор был вырублен в толще скалы, я был уверен почти наверняка.

И как это Баралор оставил тайный ход под такой скромной защитой?

Я шел впереди, высматривая магические ловушки, Дим следом, принюхиваясь и подозрительно косясь на стены. Да, беспечно поступил Баралор, беспе.... О, е. Я уже никуда не иду. Я вишу над пропастью, зацепившись за что-то там, а под ногами, там, где недавно был пол, его нет и в помине. Магические-то ловушки я высматривал, а вот немагические. Ловушка была самой обыкновенной - механической.

- Дим.

- Р-р-р-р.

И чего это он рычит, разговаривать разучился?

Здесь меня потащило наверх. Воротник ветровки трещал, никогда не думал, что моя жизнь будет зависеть от качества китайской куртки. Воротник трещал, но держался.

- Тьфу, какая невкусная у тебя куртка. Тьфу, - это Дим. И с чего бы ему вздумалось жевать мою куртку - не время сейчас.

Я облегченно вздохнул, сидя на краю провала. И только здесь до меня дошло, что именно вытащило меня можно сказать из пропасти. Вернее кто.

- Дим, это ты тащил меня за воротник?

- А что мне еще было делать? Ты так стремительно попытался упасть. Пожалуйста, предупреждай в следующий раз. Тьфу, какая невкусная куртка.

Еще бы, синтетика совершенно несъедобна.

- Ой, Дим, ты меня уморил, - я держался руками на живот, упав на спину, - предупреждааай.... Как я тебя мог предупредить, когда сам не ждал от Баралора такого коварства? А вообще, спасибо тебе. Похоже, ты спас мне жизнь.

- Друг, - сказал Дим и лизнул меня своим большим горячим языком. После спасения жизни я мог ему простить даже это. Но только на этот раз, в виде исключения.

- Друг, друг. Но все же, проявляй свои эмоции как-нибудь по-другому.

Дим лукаво усмехался. Похоже, он был очень доволен тем, что смог оказаться мне полезным. Настоящий друг. Интересно, он всегда таким был, или образ собаки так его изменил? Я имею в виду характер, а не внешность.

- Идем дальше? - спросил Дим, - эту яму я смогу перепрыгнуть.

- Верю. Прыгаешь ты замечательно. Вот только как бы за этой ямой не было чего еще более коварного. Давай вернемся назад и попробуем перебраться через стену.

- Давай, - похоже, он предоставил мне право выбирать путь. Не погорячился ли он? Ловушку то я не смог заметить. С другой стороны, Дим тоже мог не заметить простейшую механическую ловушку. А вот если бы он в нее угодил, я точно не успел бы схватить его за хвост. А если бы и успел, то, что толку. Веса в нем раза в три больше, чем у меня.

- А на стене нет ловушек? - поинтересовался Дим.

- Магических нет. По крайней мере, тех, что можно было бы увидеть со двора. Что же касается механических, я думаю, там их устроить сложнее, чем в этом коридоре.

- Тогда конечно, лучше залезть на стену. Правда, я не представляю, как мы это сделаем.

- Не беспокойся, что-нибудь придумаем.


Мы миновали коридор первого этажа, и вышли во двор к колодцу. Тому самому, к которому Баралор привязывал дракона-конструкта.

Хм, привязывал, в этом что-то есть. По веревке можно было бы забраться на стену. Но лучше, пожалуй, по лестнице. Если я при соответствующем старании еще мог бы забраться по веревке, то Дим.... Вы когда-нибудь видели собак лазающих по канату? Решено, будем строить лестницу.

Я сходил в кабинет Баралора и позаимствовал там стикер с энергией синего цвета. А из чего еще я мог построить лестницу? Наверное, это было слишком расточительно, но другого ничего под руками не было.

Лестница получилась очень даже ничего. На ее создание я потратил полчаса, и, поставив ее к стене, предложил Диму на нее забраться.

- Полезли. Ты как полезешь первым, или следом за мной?

Дим недоверчиво обнюхал лестницу, тронул ее лапой: "Ты уверен, что она действительно есть"?

- Есть-есть, можешь не сомневаться. Ты же только что ее потрогал.

- А она точно не заканчивается на середине стены?

Вполне могу его понять - подниматься по невидимой лестнице то еще удовольствие. А уж как это выглядит со стороны.... Собака идет прямо по воздуху. Чудеса. Я всегда догадывался, что чудеса имеют вполне логическое объяснение.

- Ладно, уговорил, я поднимаюсь первым. И вообще, ты уже бегал на разведку, теперь моя очередь. Подожди, я заберусь наверх и посмотрю что там - с той стороны.

Я быстро вскарабкался на стену. Когда видишь лестницу, это совсем не сложно. Вид со стены открывался замечательный. Вдали зеленели леса, еще дальше извивалась по полю, дорога и играла серебряными бликами небольшая речка. Но это там - дальше. То, что находилось сразу за стеной, меня не обрадовало совершенно.

- Ну что там, что? - Дим нетерпеливо подпрыгивал внизу. Так не хочется его разочаровывать.

- Там очередная проблема, - я вздохнул.

Проблема, действительно, была. Замок стоял на скалистом уступе. Перед стеной имелось метров пятьдесят чистого места, а потом уступ заканчивался резким обрывом. С другой стороны от замка возвышалась гора. Подняться на нее было бы очень нелегко, как и спуститься с обрыва. Я подозревал, что тайный ход, по которому мы пытались пройти, вел ко вполне удобному спуску, вот только не зная его секретов, соваться туда было чистым самоубийством.

Солнце клонилось к горизонту, намекая на то, что пора бы и нам отправиться на отдых. Да, с наскока здесь ничего не решишь.

Я вернулся во двор к Диму и рассказал ему обо всем, что смог рассмотреть со стены.


- У-у-у-у-у-у-у.

- Что ты говоришь?

- У-у-ужас. Альбертус, признайся, что ты пошутил.

- Разумеется, там делегация встречающих с лавровыми венками и окороками на подносах.

- Правда?

- Дим, ты невозможен. Нет, конечно. Там обрыв и гора, и никакой видимой дороги. Пошли отдыхать. Завтра я затащу тебя на стену, и ты сможешь сам во всем убедиться.

Дим печально вздохнул. То ли его не радовала перспектива лезть на стену по невидимой лестнице, то ли огорчило новое препятствие, которое возникло на пути к свободе.

- Не печалься, - попробовал я подбодрить друга, - мы что-нибудь придумаем.

Верил ли я сам в то, что говорил? Я на это надеялся. А надежда никак невозможна без определенной толики веры. Без надежды на успех за дело и приниматься не стоит, за любое. Тем более за такое сложное, что предстояло нам.

На ночлег мы расположились в кабинете Баралора. Комната, что была местом моего заключения в замке мага, находилась в полуразрушенном состоянии. Место заключения Дима вообще не годилось для ночлега. Во-первых, оно изначально не было оборудовано для проживания людей. И потом, после взрыва, там царил еще больший беспорядок, чем в моей комнате. Да и не очень нам туда хотелось, если уж быть до конца откровенными.

Почему в кабинет? А куда еще? Личные покои Баралора не манили. Пусть он злодей, но у него тоже есть что-то личное, пусть оно таким и останется. Блуждать же по замку в поисках гостевой комнаты нам не хотелось.

Во-первых, я сильно сомневался, есть ли такая вообще. Баралор не слишком-то был расположен к общению и бывали ли у него гости, хотя бы изредка, совершенно не ясно. Да и стоило ли тратить время на поиски? Одну ночь как-нибудь потеснюсь в кабинете на диванчике. Задерживаться здесь дольше? Нет уж, завтра надо выбираться из замка любыми путями. Баралор должен вернуться через пару дней, и тогда.... Я даже представить себе не мог, что тогда будет. Мало нам с Димом уж точно не покажется. Особенно мне, как инициатору царящего вокруг бедлама.

Неужели это все я? Поверьте, я вовсе не хотел превращать замок Баралора в пристанище беспорядка. Так уж получилось. Сначала взрыв, потом фантомы. Нет, освободил-то их я. Но я же не заставлял их ронять все, что только возможно. Я их не осуждаю, даже где-то понимаю. Вот только наводили беспорядок они, а злиться Баралор будет на меня.

О, как он будет злиться. Может, лопнет от злости? Нет, на это рассчитывать вряд ли приходится. Лучше на то, что мы в этот момент сможем оказаться подальше. Очень подальше.

- Спокойной ночи, - я прилег на диван. Дим расположился рядом на полу. Ему проще - мех густой, мягкий, никакой матрас ему не нужен. Есть все-таки плюсы в том, чтобы быть собакой. Но, лучше бы мне об этом только догадываться.



13.


- Ну и как ты будешь завтракать, с хлебом или без?

Дим. Издевается гад. Я посмотрел на его лукавую морду. Она изображала раскаяние, глаза же смеялись, говоря о том, что раскаяния нет и в помине.

Да, фантомов то я отпустил. Кухня пустует, никто не печет хлеб, так что вопрос о завтраке был скорее риторическим. Быть может, на этот случай у Баралора была предусмотрена какая-нибудь автоматическая система? Не век же у него фантомы живут? Затевать поиски я посчитал занятием бесперспективным. Не до того сейчас, все наличные силы, то есть я и Дим, должны быть брошены на поиски выхода из этого негостеприимного замка.

- Если бы я не нашел кладовую, кое-кто до сих пор обедал бы без мяса.

Дим враз погрустнел. Такая перспектива совсем не казалась ему веселой.

- Я же о тебе забочусь, - попытался отговориться Дим.

- Ага, если бы заботился, то давно испек бы хлеб. И отмазываться, говоря, что собаки печь хлеб не умеют не стоит.

- Но я и, правда, не умею. Нет, будь у меня руки, быть может, я и испек бы какой-нибудь блин. А так....

А то я не знал. Разумеется, испечь хлеб Дим не мог. Зачем тогда я его об этом спрашивал? А чтобы он не шутил с утра так коварно. Отсутствие хлеба я, конечно, мог пережить, но хорошего настроения это не прибавляло.

Позавтракав тем, что послала нам кладовая Баралора, я утешил себя лишней чашкой кофе и принялся обдумывать сложившуюся ситуацию. Прокрутив ее с разных сторон, я понял, что ничего более полезного, чем поход за стену, предпринять не удастся. Перелезем, осмотримся, а там уже будет видно, как спуститься с этого уступа или подняться в гору.

Лестница стояла на том же самом месте, что и вчера, лишь чуть потускнела. Пожалуй, еще день и придется строить лестницу снова. Я поднял взгляд наверх, над стеной висел фантом. Честно говоря, я не думал, что они здесь задержатся. На их месте я улепетывал бы отсюда на всех парах. На своем тоже. Разница лишь в том, что у них была такая возможность, а мне ее еще предстояло найти. Фантом, увидев, что я на него смотрю, издал звук, напоминающий мне звучание огромных медных труб. Ничего себе у него голос. Находясь в слугах у Баралора, они все больше молчали.

- Слушай, Дим, ты говорил, что фантомы это духи низшего порядка. А как на счет других, бывают духи порядка более высокого?

- Не знаю. Все-таки это не моя специализация. Я лишь слышал, что можно пленить духов низшего порядка. Специально же этим вопросом я не интересовался.

- А что он так дудит? Хочет нам что-то сказать?

- Ветер тоже гудит, вот только никто не принимает это за попытку что-то сказать.

- Ни скажи, одно дело ветер, другое дело существо пусть частично, но разумное.

Мои дипломатические переговоры ни к чему не привели. Я пытался объяснить фантому, что ему надо перетащить Дима через стену. Но, то ли фантому было это попросту не надо, то ли он меня не понимал. Баралор как-то мог с ними общаться. По крайней мере, отдавать распоряжения.

Дим сидел рядом, всем своим видом показывая, что он скептически относится к моим попыткам объясниться с привидение. Ему же хуже.

- Что ж, придется тебе лезть по лестнице, - только здесь Дим осознал, какой заманчивой возможности он лишился.

- А может, надо объяснить ему подробнее? - попробовал отыграть он назад.

- Ага, нет уж, будешь показывать, что тебе надо личным примером. Или ты решил остаться здесь?

- Так я не против, по лестнице так по лестнице. Где она?

Я потянул Дима за лапу и поставил ее на ступеньку лестницы: "Следующая выше, ищи ее сам".

Это был номер. Дим мелко подрагивал, нащупывая лапами ступени. Иногда он в ужасе жмурился. Я на несколько секунд отключил аурное зрение. Зрелище было потрясающее - собака поднималась прямо по воздуху. С такими номерами можно неплохие деньги зарабатывать. Впрочем, удивишь ли этим кого-нибудь здесь? В мире, где колдовство вполне привычное понятие.

- Я здесь, я здесь. Альбертус, я сделал это, - Дим весело прыгал на стене, она была достаточно широка, для того чтобы он там поместился.

- Сколько раз тебе повторять, не называй меня Альбертус. Меня зовут Альберт. Ладно, ладно, вообще ты молодец. Такой храброй собаки мне встречать не приходилось.

- А сам-то, сам. То ученым мужем меня называешь, то собакой.

- Извини, запутался я маленько. Сейчас поднимусь к тебе наверх, - действительно, что это я его собакой назвал? Но он же собака.... Вот еще один вопрос на мою голову, что является определяющей характеристикой внутреннее содержание или внешний вид?

Со стены открывался тот же самый вид, что и вчера.

- Ну что, убедился?

- Да, выглядит жутко, - согласился мой друг, - и что мы будем делать дальше?

Нет, вид то был замечательный, любой художник мечтал бы поселиться на этой стене. А вот перспективы.... Наши перспективы выглядели нерадостно.

- Я спущусь со стены по веревке, - веревку я нашел в дальнем углу кладовой, самую обыкновенную, не магическую, - после чего, осмотрю всю площадку и прилегающую гору, а затем ты втащишь меня обратно на стену.

- Идет, - согласился Дим, - втащу, даже не сомневайся.

Дим уцепился за конец веревки зубами, и я начал спускаться, скользя по стене подошвами своих ботинок.


Я миновал площадку и, подойдя к краю уступа, заглянул вниз. Ну, ни ... себе. То есть, я хотел сказать, что поражен безмерно. Обрыв был потрясающим. Почти вертикальная каменная стена уходила вниз не на одну сотню метров. Дно ущелья терялось в тумане, но и того что я увидел, было больше, чем достаточно, чтобы понять - спуститься здесь практически невозможно. Я подошел к обрыву еще в нескольких местах. Надеялся ли я увидеть более приемлемую картину? Скорее, я это сделал для очистки совести. Бесполезно, обрыв везде был одинаково неприступным.

Развернувшись, я отправился к горе. Между стеной с пропастью был совсем небольшой ее участок.

На гору, конечно, можно было забраться. Будь я альпинистом, имей при себе полный комплект снаряжения и уйму времени. Нет, этот вариант тоже отпадал. Неприступность, лишь горные орлы парили в вышине. Хорошо Баралору - оседлала птицу и вперед. И чего его угораздило забраться в такую глушь? Хотя, конечно, место замечательное, и дорогу отсюда он, похоже, знает попроще. Через тот же туннель, или еще как. Эх, высота, отсюда бы с парашютом прыгнуть.

- Дим, ты с парашютом прыгать умеешь?

- Что? - собака от удивления подняла свои мохнатые уши вертикально вверх, - Куда прыгать?

- Известно куда - вниз с уступа.

- Нет, лучше веди меня привязывай обратно на цепь. С уступа прыгать я не хочу.

Понятно, о парашюте Дим не слышал.

- Не хочу тебя разочаровывать, но возвращаться поздно. Да ты не переживай, вместе полетим.

- Как полетим?

- По воздуху. Самым волшебным образом. Есть такое волшебство - называется парашют.

- Ну, если волшебным, то тогда ладно, - согласился Дим.

Странно, как на некоторых действует слово - волшебным. Вроде бы и объяснили, и при этом ничего не понятно. Я бы засомневался, но здесь порядки, похоже, другие и слово "волшебным" считается вполне достаточным объяснением.

Что самое интересное, я Дима почти не обманул, парашют мне было построить не из чего. Придется снова использовать стикер, так я все запасы Баралора истрачу. А что поделать.

Я около часа составлял план постройки парашюта. Прикидывал и так и этак - получалось не очень. Как сделать купол? Как заставить его раскрываться? Ладно, допустим, купол можно сделать твердым - энергетические изделия были почти невесомы. Но как сделать стропы? Если их тоже сделать твердыми, то, как тогда управлять полетом? Вот ведь проблема. С помощью стикера можно изготовить почти все. А вот можно ли изготовить гибкую веревку? Да, мало я провел времени в библиотеке Баралора, очень многого не успел узнать. Ладно, буду пользоваться тем, чем возможно.

Ну, как дела? - спросил Дим в очередной раз.

Он бегал по стене, изображая патрулирование местности, и время от времени отвлекал меня этим совсем не оригинальным вопросом.

- Отлично. План готов. Сейчас начну строить парашют и назову его - дельтаплан.

Так оно и было. Обдумав все плюсы и минусы постройки парашюта, я решил отказаться от этой идеи и построить дельтаплан.

С чисто технической точки зрения его постройка казалась мне более простой - он, в основном, состоит из твердых деталей в отличие от парашюта. Что касается конструкции, понятие об устройстве парашюта и дельтаплана у меня было примерно на одном уровне. Характеризующееся словами - лишь в общих чертах. А что поделать? Выбираться отсюда как-то надо. Рискованно? Рискованно, конечно, вот только выбирать не приходится.


Наверное, это был первый дельтаплан в этом мире. Возможно, он произвел бы фурор, или двинул инженерную мысль этого мира в неожиданном направлении? Эх, определенно надо поработать над тем, чтобы конструкции из силового поля были видимы всем желающим. Даже Дим не мог оценить получившееся у меня изделие. А жаль.

Дельтаплан у меня получился замечательный, вряд ли кто такой строил до меня. Начнем с того, что был он гораздо большего размера, чем те, которые мне доводилось видеть. Еще бы, нести ему предстояло не только меня, но и Дима. Постройка такого дельтаплана в моем мире была бы просто невозможна - чтобы сделать конструкцию жесткой, пришлось бы ей придать такой вес, который сделал бы ее совершенно неподъемной. То ли дело здесь. Создание предметов с помощью стикера - это что-то. Красавец дельтаплан, двадцати метров в размахе был почти невесом.

Я любовался им и решал небольшую проблему, а именно - как прикрепить к этой конструкции Дима? В стандартной комплектации полеты собак совершенно не предусмотрены.

Сначала я хотел приделать к дельтаплану корзину, наподобие той, что прикрепляют к воздушному шару.

И здесь меня просто пронзила мысль - шар, воздушный шар. С самого начала надо было делать именно его. Он наиболее прост в конструкции и управлении. Я пару минут обдумывал, не отказаться ли мне от дельтаплана? Но все же решил оставить все как есть.

Во-первых, легким газом наполнить шар я не мог - его просто не было. Делать шар на теплом воздухе? При должной подъемной силе, чтобы поднять нас с Димом, шар получался очень большим. Сделать такой было весьма и весьма трудоемко. И я вернулся к проблеме крепления Дима к дельтаплану.

О чем я? Ах да, о корзине. Приделать корзину к дельтаплану было можно. Вот только что делать дальше? Конструкция из почти невесомой сразу превращалась в неподъемную. Для того чтобы запустить дельтаплан в полет, надо было хотя бы немного пробежаться. Тащить при этом корзину с Димом? Нет, я бы с радостью, как ни как он мой друг. Вот только я этого не смогу физически. Ладно, пусть он сам бежит. Точно, так и сделаю - ту же самую корзину только с дырами для лап. Пусть бежит сам, до тех пор, пока мы не прыгнем с обрыва.

- Дим, гад такой, ты будешь прыгать или нет?

Мы разбегались уже третий раз. Завести Дима в корзину получилось без особого труда. Нет, его, конечно, пришлось перед этим снимать со стены, перетащив лестницу на эту сторону. Процесс этот был довольно трудоемок и несколько комичен. Но после получаса усилий с этим удалось справиться.

Перед тем как впрягаться в дельтаплан, я наведался в замок и собрал то, что могло пригодиться нам в дороге. Распихал по карманам с десяток заряженных стикеров, почти полностью опустошив запасы Баралора и наполнил дорожную суму колбасами - не голодать же нам после приземления. Все, можно было отправляться в полет, а эта упрямая собака отказывается прыгать с обрыва.

Нет, сначала-то мы побежали хорошо. Дим впереди - в корзине с дырами для лап, я следом, держась за перекладину, как вдруг.... Метрах в пяти от обрыва дельтаплан резко остановился, что поначалу меня немало удивило. Я пробовал его толкать вперед. Ха, вы пробовали когда-нибудь столкнуть слона? Дим упирался всеми лапами, не давая нам сделать ни шага к обрыву.

- Ты что, хочешь остаться здесь?

Дим отрицательно потряс головой.

- Если не прыгнешь, высажу тебя из корзины и полечу один!

Дим печально вздохнул. Вообще-то я его могу понять. Я видел дельтаплан и то испытывал большое волнение, он же не видел вообще ту конструкцию, которая должна была удержать нас в воздухе.

- Так, отходим назад, разбегаемся, бежим, бежим. Почему не бежим?!

Дим опять затормозил.

- Вот вернется Барлор, превратит тебя в лягушку, тогда уже точно никуда не полетишь.

Дим виновато понурил голову. Непросто это - поверить и прыгнуть в пропасть.

Я уговаривал, ругался, наконец, я присел на краю обрыва и обреченно замолчал.

- Альбертус, - Дим подошел и потрогал меня лапой, - я прыгну. Давай попробуем еще раз.

Я печально вздохнул: "Но этот будет самым последним. Или мы летим или разворачиваемся и возвращаемся в замок".

Солнце уже начало клониться к горизонту, через какой-нибудь час наступит темнота. Не прыгнем сейчас, волей неволей придется отложить все на завтра.


- Я лечу! У-у-у-у-у! - Дим завывал от восторга, и он еще не хотел прыгать, - Альбертус, давай еще раз когда-нибудь полетаем!

- Нам бы сначала приземлиться. Поверь, это обязательное условие для того, чтобы снова взлететь.

- А что, мы можем не приземлиться? - удивился Дим.

- Приземлимся то мы в любом случае - все что летает, рано или поздно возвращается на землю. Вот только, как бы тебе сказать, хотелось бы сделать это помягче.

Мы проносились над кронами деревьев, зацепиться за них было бы.... мягко говоря, очень неприятно. Такой ровный до этого ветер неожиданно стих и дельтаплан, клюнув носом, однозначно обозначил свое намерение пойти на вынужденную посадку. Заставив меня тем самым замереть от нехорошего предчувствия.

Клюнул носом, сделал горку и неожиданно пошел вперед, набирая скорость. Разве так бывает без ветра?

- Ту-у-у-у, - пропела медная труба.

Я оглянулся. Нас толкал фантом. Нет, не зря я их выпускал, не зря. Я верил, что ни одно доброе дело не останется без ответа. А Дим еще утверждал, что они неразумны. Разумны, неразумны, а в полетах разбираются получше многих. Лес перешел в кустарник, а за ним показалось поле. Фантом протрубил еще раз и исчез, позволив нам планировать самостоятельно.

Фух, пронесло. А вот Дим, похоже, так и не догадался, какой опасности мы избежали.

Получилось довольно удачно. Мне пришлось лишь слегка подрегулировать высоту полета, и мы приземлились на большую копну соломы. Разметав ее по всему полю почти полностью. Надеюсь, трудолюбивые крестьяне нас простят. Ага, вот и один из них, за соломой приехал.

Дим заметил его первым, чем и поспешил воспользоваться.

- Не скажете, где мы находимся, любезный?

- Чур, меня, чур, - крестьянин крестил Дима вилами. Видимо, говорящие собаки были не так распространены, как я, было подумал, - да падет взгляд дарующего искру на твою голову.

- Любезный, что Вы так разоряетесь? Если из-за копны, то поверьте, мы развалили ее нечаянно.

Крестьянин не слушал увещевания Дима. Вскочив на телегу, он стал погонять удивленную лошадь, не понимающую, почему они обратно едут порожняком.

- Темнота, - провозгласил Дим свой вердикт, - сельские предрассудки. Наверное, этот человек ни разу не видел даже фокусника на ярмарке, не то что настоящего мага.

- И все же не стоило его так пугать. А ну, как он вернется? Да не один, а с толпой односельчан.

- Вряд ли, - сказал Дим, - а что, Альбертус, не пора ли нам в дорогу? Я так соскучился по ходьбе, что даже наступающая ночь мне не помеха.

Вот она - свобода. А Дим определенно прав. Мне тоже очень захотелось пройтись.





Часть вторая.


1.


- Злоумышленники в составе: человек никому не известный - один, собака большая лохматая - одна, обвиняются сим досточтимым собранием в использовании недозволенного злонамеренного колдовства и причинения ущерба жителям славного Туулеба. Об этом заявляю я - ревнитель и хранитель устоев и традиций северной части достославного графства Зарлин Лютиус Привер. Злоумышленники, вам есть, что сказать в свое оправдание?

- М-у-у-у-у-у. Р-р-р-р, м-у-у-у.

- Так я и думал, вам нечего сказать.

Что бы мы интересно могли сказать? С завязанным ртом говорить довольно затруднительно. Будь ты человек или собака, самая что ни на есть говорящая. Рычал, разумеется, Дим. Другие же непонятные звуки издавали мы оба.

Это же надо было так попасться. И я тоже хорош, обрадовался нашему счастливому приземлению после полета из замка Баралора и совсем потерял бдительность. Но кто мог подумать? Насколько я понял из рассказов Дима, колдовство в этом мире вещь довольно обычная. А нас в нем обвиняют. Да еще и не в каком-то, а недозволенном. И с причинением ущерба. Кому мы успели причинить ущерб? Разве что Баралору, но не похожи здесь собравшиеся на его защитников. Он и сам далеко не промах, не стал бы подряжать этих людей для нашей поимки. Да и когда? С момента, когда мы покинули замок мага, прошло всего два дня. Баралор, если и успел вернуться, то организовать такие широкомасштабные поиски точно не смог бы.

- Может, мы отвезем их в Зарлин? - предложил помощник Лютиса, - Сдадим там Магистру, пусть он разбирается, что к чему.

Очень разумное предложение. Мы с Димом замычали и усердно закивали головами.

- Не говори ерунды, Арчи. Зачем беспокоить Магистра? И так все абсолютно ясно. Они виновны и даже не пытаются это отрицать.


Мы сидели связанные на центральной площади поселка со странным названием Туулеб. Вернее сидел я, Дим лежал - сидеть со связанными лапами собаке неудобно. Любопытные жители поселка толпились поодаль, наблюдая за этой странной картиной.

Ох, уж этот Туулеб. Знали бы мы, лучше обошли бы его стороной. Но кто же мог предположить, что люди здесь так впечатлительны. И то, что здесь находится этот, как его, ревнитель и блюститель Лютис Привер. Обрадованные счастливым избавлением от навязчивой компании Баралора, мы по доброте душевной не придали слишком уж большого значения испуганному нами крестьянину и отправились прямо по дороге к ближайшему населенному пункту, строя по пути планы на будущее.

- Дим, ты, что хочешь на ужин? - поинтересовался я, поспешая следом за моим мохнатым другом к дороге.

- Окорок.

- А еще что?

- Еще один окорок.

- Тьфу на тебя. Совсем никакой фантазии.

- Какая может быть фантазия, если у нас больше ничего нет? Разве что еще колбасы.

- Ну, так-то да. Я имел в виду, если мы доберемся до населенного пункта, можно будет зайти в закусочную, или что там попадется.

- Попадется-то, непременно что-нибудь. Вот только чем мы будем за обед платить?

Это да, денег у нас с собой не было.

- Слушай, а тебя как в собаку превращали? Вместе с карманами, или нет?

- Это ты к чему?

- Да вот думаю, когда тебя расколдуют обратно, будут ли у тебя в карманах деньги?

- Не знаю, - сказал Дим, чуть подумав, - я даже не уверен, будут ли у меня карманы. Я уснул, и само превращение не видел. В любом случае, сейчас у нас денег нет.

Дим подпрыгнул несколько раз. Наверное, чтобы убедиться, что денег при нем действительно нет.

Я вздохнул. Да, без финансовых средств путешествовать печально.

Были ли у Баралора деньги? Очень даже может быть, но шарить по ящикам в их поисках я посчитал ниже своего достоинства. Достоинство, оказывается весьма дорогая вещь. Вот только платить за него приходится нам, вернее расплачиваться. В частности сейчас невозможностью наведаться в трактир. А что поделать, оно того стоит. Быть может, это единственное, что есть у нас с Димом кроме нескольких стикеров и сумки с продуктами.

- Дим, а что ты умеешь делать? - поинтересовался я.

- Читать и писать на нескольких я зыках. В том числе на древних, - откликнулся мой друг без промедления.

Да, с образованием у него все в порядке. Очень полезные умения, вот только не сейчас.

- Боюсь, нам это не пригодиться. Вряд ли у крестьян найдутся древние манускрипты. А на счет писать, ты вроде как-то уже пытался.

- Да, писать, пожалуй, временно не получиться, - согласился Дим, - Еще могу слагать стихи и составлять прошения.

- Прошения в стихах - это круто. При случае продемонстрируешь?

- Вообще-то я то и другое делал по отдельности. Но если хочешь, можно и совместить.

- А что-нибудь более приземленное?

Дим задумался минут на пять, прикидывая варианты применения своих усилий.

- Знаешь, в моем теперешнем виде многие умения становятся несколько труднодоступными. Разве что наняться в охрану?

- А что, мысль интересная. Вид у тебя более чем внушительный. Сделай серьезное выражение лица, то есть морды.

Дим нахмурился, отчего меня чуть не разобрал смех. Вид собаки, выглядевшей как размышляющий философ, был весьма удивителен.

- Ну как? - поинтересовался мой мохнатый друг.

- Впечатляет. Если потренируешься, будет вообще замечательно.


Мы шли по утоптанной грунтовой дороге. Миновали небольшую речушку, перейдя ее по деревянному мосту, и расположились на ночлег в рощице. Блуждать в темноте в поисках пристанища не хотелось.

Небольшой костер согревал меня с одной стороны, с другой - густой мех Дима. Так я с удовольствием и проспал до утра. Не окруженный уютом, но с полным ощущением свободы, вольного ветра и запаха костра.

Позавтракав остатками колбасы, мы испили воды из речки и тронулись в путь. К поселку, который при свете дня, стал виден совершенно отчетливо. Знай мы о нем, могли бы дойти еще вчера. С другой стороны, заявиться в село среди ночи было не самой хорошей идеей. Вот с утра - совсем другое дело.

Встречные крестьяне раскланивались с нами и провожали настороженными взглядами. Что за почтительные люди.

- Дим, ты посмотри, как меня здесь приветствуют.

- Почему это тебя?

- Как почему? Это же я иду в сопровождении такой огромной собаки.

- Логично, - согласился Дим. В общем-то, трудно было не согласиться.

Так все и продолжалось, пока мы ни вышли на главную площадь поселка. Вообще-то в поселке она была единственная, но так уж жители поселка с названием Туулеб ее называли - главная. Не могу заподозрить их в большой оригинальности, но кто позволит отказать им в этом праве? Как и в праве собираться на этой площади. Не для того ль она здесь и есть?

- Добро пожаловать, достославные путешественники.

Я оглянулся в поисках еще каких-нибудь путешественников кроме нас с Димом. Никого. Неужели этот славный сухой долговязый человек с коварной усмешкой на лице обращается к нам? Его невысокий помощник держал свиток бумаги и перо с таким сосредоточенным выражением лица, будто готовился записать все, что мы скажем в ответ как непреложную истину.

- Спасибо, конечно. Только мы не ждем никакой встречи. Вы случайно не перепутали нас с кем-нибудь?

Помощник зашуршал с беспокойством бумагой. Наконец, найдя что-то ткнул пальцем, и долговязый кивнул: "Все точно. Человек никому не известный - один, собака большая лохматая - одна".

- Похоже, что встречают действительно нас, - проговорил Дим.

Долговязый с помощником подпрыгнули. Они что, говорящих собак не видели?

- Позвольте угостить вас по поводу прибытия в славный поселок Туулеб, - долговязый сделал жест в направлении открытой двери, из которой доносились вкусные запахи. Ага, видимо, это местный трактир. И вывеска есть - "Соленый ветер". Очень романтично.

Встречающие пропустили нас вперед. Интересно, с чего это они решили нас встретить? И стоит этим поинтересоваться сейчас или лучше это сделать после обеда?

Как в воду глядел - интересоваться надо было сразу. Потому как после, этого сделать мы просто не успели.

- Ваша собака пиво пьет? - поинтересовался долговязый.

- Вообще-то, она не моя. В смысле, он мой, конечно, но не собственность, а друг. Дим, ты пиво будешь? Если нет, то я могу выпить обе кружки.

- Пиво? - Дим зажмурился мечтательно, - Буду.

Лучше бы он отказался. Тогда хотя бы один из нас остался в не спящем состоянии и смог за нас постоять. Ах, этот коварный блюститель Лютис и его менее коварный помощник - Арчи. Почему менее? По крайней мере, он хотел отвезти нас в город. Лютис же был за то, чтобы расправиться с нами прямо на месте.


- И все-таки, господин блюститель Привер, мы не можем исключать возможности ошибки, - заявил помощник Арчи.

- Не вижу смысла. Но если Вы настаиваете, можем провести испытание - кинем их в озеро. Если обвиняемые не прибегают к недозволенному колдовству и не являются прирожденными Магистрами, то они пойдут ко дну. Ну, а если выплывут - значит виновны.

Это что еще за самоуправство? Кто позволяет себе честных граждан кидать в озеро? Мы с Димом запротестовали. Нет, вообще-то я плаваю неплохо, Дим в образе собаки должно быть тоже - у собак это в крови. Вот только у меня были сильные подозрения, что кидать нас в воду собрались, так как есть - то есть связанными. И стоило для этого покидать замок Баралора?

Печально. Я подумал было, что настало время подводить итоги моей не такой уж длинной жизни, попрощаться с Димом (к сожалению, завязанный рот не позволял мне этого сделать), вспомнить о главном. Но, события неожиданно свернули в сторону от намеченного коварным Лютисом плана. Что было в моей жизни главным, вспомнить я так и не успел.

- Граф, граф, - это слово пробежало как ветер по толпе, собравшейся на нас поглазеть.

Относилось оно, судя по всему, к человеку, только что въехавшему на площадь в сопровождении двух верховых стражников. Граф Зарлин был статен и породист, да простит он меня за столь сомнительное выражение. Но это было именно так. При одном взгляде на него чувствовалось, что он потомственный дворянин, как минимум, в десятом поколении. Подобная смесь властности, снисходительности и благородства, что читалась в его взгляде, не берется из ничего. Такое впитывается с молоком матери и лишь крепнет с годами. Годами, кстати, он был уже немал - зрелый мужчина в полном расцвете сил.

- Что здесь происходит? - спросил граф, не слишком напрягая голос. Тем не менее, его услышали все, собравшиеся на площади.

- Мною пойманы две сомнительные личности, обвиняющиеся в недозволенном колдовстве и причинении ущерба местным жителям, - заикаясь, проговорил Лютис Привер.

- В чем именно они обвиняются? - полюбопытствовал граф.

Лютис отобрал от Арчи бумагу, зашелестел ею, отыскивая нужное место: "Вот. Человек обвиняется в том, что летел по небу верхом на собаке. Собака большая лохматая здесь присутствует".

Мы с Димом замычали, пытаясь опровергнуть это нелепое утверждение, а Лютис между тем продолжал: "Тем самым вышеназванные испугали жителей ближайшего к Туулебу хутора. Отчего у коров на целый день пропало молоко. Затем злоумышленники разбросали по полю скирду с соломой и оставили сторожить ее невидимое чудовище. Которое набросилось на подоспевших хуторян и нанесло побои двоим из них. В неравной битве чудовище было повержено".

Меня разбирал смех, несмотря на то, что ситуация совсем к этому не располагала. Это что же, они воевали с моим дельтапланом? Наверное, споткнулись и понабивали себе шишек.

- Что говорят обвиняемые в свое оправдание? - поинтересовался граф.

- Обвиняемые свое вины не отрицают.

- Ты тупица, Лютис. Как они могут отрицать, если у них завязаны рты?

Граф сразу стал мне симпатичен. Сразу видно - человек разумный. По крайней мере, он последователен.

Я взглянул на его ауру. Среди полного разнообразия цветов преобладали синий и оранжевый. Что говорило о холодной рассудительности и горячем темпераменте графа. Как эти два качества уживались в нем? Впрочем, какой только смесью характеров не наделяет человеческих существ изобретательная природа.

Я взглянул на ауру Лютиса. Надо было сделать это сразу. Сколько тренировался, пытаясь разучиться видеть ауры, а вот о том, что можно на них посмотреть, в нужный момент позабыл. Преобладание грязно фиолетового говорило о коварстве и недальновидности блюстителя Лютиса.

- Развяжите, - граф сделал жест рукой в нашу сторону и помощник Лютиса Арчи бросился выполнять его распоряжение.

Фух, как здорово снова не быть связанным. Дим разминал лапы, видимо ему тоже надоело лежать неподвижно. Одним глазом он недобро косился на злонамеренного блюстителя. Лишь бы он не собрался его покусать до той поры, когда нас признают невиновными.

- Что Вы можете сказать в свое оправдание? - поинтересовался граф.

- Абсолютно ничего, - ответил я.

- Вот как?

- Да, это именно так. В свое оправдание может говорить лишь виновный. Мы же с Димом не виноваты ни в чем из вышеперечисленного.

- Да, не виноваты, - подтвердил Дим.

Граф удивленно вскинул брови. Видимо он тоже не ожидал, что собака будет говорить.

- По воздуху летали? - злорадно заявил Лютис, грозя в нашу сторону кривым пальцем, - Или вы это тоже будете отрицать?

- Разве ж запрещено летать по воздуху? Так можно всех птиц обвинить в злокозненном колдовстве.

На площади послышались смешки. Крестьяне стали переглядываться. Вместо ожидавшейся расправы, развивалась история совершенно другого плана.

- Птицы есть создания летающие, - заявил Лютис, - маги же летают на драконах или сами по себе.

Сами по себе - это на невидимых конструктах, как я понимаю. А на счет драконов как? Интересно, это конструкты видимые, или, в самом деле, драконы? Я бы не удивился ни тому, ни другому.

- Но никто не летает верхом на собаке, - обличающим голосом провозгласил Лютис.

- А Вы пробовали?

- Ты. Пфы. Они, - блюститель брызгал слюной, возмущенный таким кощунством.

- Успокойтесь, любезный. Я не предлагаю Вам летать на собаке. Всего лишь хотел узнать, на чем основывается Ваша уверенность.

Граф улыбался, глядя на растерянный вид Лютиса. Пфы, пфы, и этого человека назначили блюстителем....

- Об этом все знают, - наконец выдал Лютис на всеобщее обозрение свое заключение.

Да, с такими аргументами не поспоришь. В том смысле, что это вообще не аргумент.

- Я мог бы поспорить, но не стану. Дело в том, что я вовсе не летел верхом на собаке. Нет, в случае сильной необходимости Дим мог бы меня покатать на себе.

- Мог бы, - подтвердил Дим, - но только по твердой земле.

- Вот именно. У собак, любезный Лютис, крыльев нет, и летать они не умеют.

- Но как же? - Лютис непонимающе крутил головой, - Но ведь....

- Вот так и бывает, когда берутся судить о том, в чем не имеют ни малейшего понятия.

Лютис перевел растерянный взгляд на графа, ища у него поддержки. Напрасно.

- Значит, опять торопишься? - граф нахмурил брови. Ничего хорошего Лютису это не предвещало.

- Так что там с этими полетами? Были они или нет? - это уже к нам.

- Были. Но с помощью простейшего механического устройства. Не знаю, что здесь можно назвать колдовством, тем более недозволенным? Разве что то, что устройство было невидимым? Но, насколько я знаю, создание простых конструкций с помощью силового поля - это вообще из разряда умений операторов начального уровня.

Лютис погрустнел. Дело поворачивалось совсем не так, как он предполагал. Никакого недозволенного колдовства оказывается, не было и в помине. Было самое что ни наесть дозволенное использование магии, причем из разряда самого простейшего.

- А как же нападение на хуторян невидимого чудовища? - использовал Лютис последний аргумент.

- Это вообще из разряда басен. Нет, можно конечно, наступив на грабли, утверждать, что они напали сами. Но я бы таким рассказам не верил.

Крестьяне толкали друг друга и весело посмеивались. Видимо, пример пришелся к месту. Граф тоже улыбнулся.

- Лютис, твои выходки мне надоели, - делано нахмурив брови, заявил граф Зарлин, - так ты когда-нибудь поссоришь меня с Магистрами. Все, сдавай дела Арчи. Что с тобой делать, я решу позже.

- Господин граф, пощадите, - Лютис грохнулся на колени и принялся отбивать поклоны.

- Пощажу, пощажу. Вот только сначала накажу. Некогда мне с тобой спорить, сдавай дела. Нет больше для тебя служебного поручения.

- Он больше не на службе? - на всякий случай поинтересовался я.

- Совершенно, - подтвердил граф.

- Дим, теперь ты можешь сказать гражданину Лютису все, что ты думаешь о его хамском поведении.

- Р-р-р-р-р, - Дим оскалил зубы и облизнулся.

- Господин граф, господин граф, мама-а-а-а.

Оказывается, этот Лютиус бывает очень даже резв. Дим полчаса гонял его по поселку, изодрав в клочья куртку. Успокоился он лишь тогда, когда загнал бывшего блюстителя в озеро - то самое, в которое Лютис предлагал бросить нас с Димом.


Мы с графом сидели в "Соленом ветре" в ожидании, пока Дим закончит развлекаться. Вернее, ожидал этого я. А граф? Граф слушал о наших похождениях, вставляя порой по ходу дела то или иное замечание.

Я обедал, не торопясь, обед Дима ждал его в стороне. Граф ограничился чашкой кофе, подозреваю, что и ту он заказал скорее за компанию. Понятно, не графского уровня заведение. Мы же с Димом не графы. Да и посидишь некормленый и связанный, будешь не столь привередлив.

От пива я отказался. Слишком нехороши были у меня ассоциации связанные с его распитием в этом заведении. Разумеется, усыплять нас второй раз никто не собирался. Но все же....

- Так значит Димкап из столицы?

- Из столицы, хотя родом из этих краев. Ученый лингвист, специалист по древним языкам, - подтвердил я.

- Палку Баралор похоже перегнул. Конфликт конфликтом, а все же столичного жителя превращать в собаку не стоило.

- Совершенно согласен, человеку надлежит пребывать в образе человека. Быть может, Вы, господин граф, поручите городскому Магистру превратить его обратно? В человека.

- Эх, симпатичные Вы ребята. Но не могу.

- Как так? Граф может все, - решил я немного польстить графу. Дима было жаль.

Граф улыбнулся. Он был далеко не дурак.

- В принципе, граф может многое, - согласился он, - вот только всегда ли это целесообразно? Мага уровня Баралора у нас поблизости нет. Магистр? Магистр у нас сильный. Баралорка нашего городского Магистра побаивается. Вот только работают они по-разному - Магистры и маги. И то, что запутал один, распутать другой сможет ли? Разрубить - да. Но я бы с этим не спешил. Здесь нужен специалист, по магии присущей магам.

Я подозревал, что граф слегка лукавит. Хочет сплавить нас подальше от своего графства, избавившись тем самым от лишних проблем. Ладно, посмотрим, что можно выжать из этой ситуации. Ссориться с графом не хотелось - одни хлопоты и никакого толку.

- Что же Вы посоветуете?

- Нужно поискать специалиста на стороне. Я бы посоветовал присмотреться к отшельникам.

Ага, отшельники на то и отшельники, что не слишком себя афишируют. С другой стороны, план неплох. И Баралору до нас непросто будет добраться, если вздумает нас искать.

- Два голодных, бедных путешественника скорее пропадут в лесах, чем кого-то найдут, - сделал я непрозрачный намек.

- Как не помочь голодным? - граф с пониманием отвязал от пояса кошель с золотом и положил на стол, - Это вам на дорогу.

Что ж, если в Зарлине нам не рады, лучше отправиться в путь как следует подготовившись. И деньги здесь будут совсем не лишними.

- Заходите к нам в Зарлин. Как-нибудь попозже.

Мы с графом обменялись взглядами, прекрасно понимаю друг друга.

Я его не осуждаю. Действительно, помог бы нам местный Магистр, большой вопрос. Что ж поищем помощи на стороне. А граф не так и плох, и уж точно не глуп. Предпочел сохранить с нами хорошие отношения. Нет, граф Зарлин определенно неглуп.

Граф кивнул прибежавшему Диму, бросил на стол золотой, заплатив за наш обед и свой кофе.

- Рад был с Вами побеседовать, - и вышел за дверь, где его уже поджидали стражники.


- Я что-то пропустил? - забеспокоился Дим.

- Не имея возможности быть одновременно повсюду, мы невольно что-нибудь пропускаем. Зато ты славно повеселился.

- Это да, - согласился Дим, - Лютис надолго запомнит пребывание в Туулебе.

- Должность для Лютиса в прошлом. Надеюсь, его помощник окажется не таким усердным в поимке безвинных путешественников.

- А что мы? В путь? В Зарлин?

- Должен тебя и огорчить и обрадовать. Мне пришлось заключить с графом негласный договор. В Зарлин мы не идем. Зато теперь будем путешествовать с большими удобствами. Подкрепись, и давай подумаем, куда нам двинуться дальше.



2.


Мы сидели в "Соленом ветре" и составляли планы на будущее.

- Итак, в Зарлин мы обещали не идти, - я позвенел увесистым кошелем с золотом. Хороша плата за то, чтобы куда-то не ходить, - остается решить, куда мы двинемся дальше.

И все-таки, хорошо, что нам заплатили только за то, чтобы мы не ходили в Зарлин. А если бы еще куда? Представляю себе эту картину - туда не ходи, сюда не ходи. Сиди на месте. При деньгах, но как будто привязанный. Б-р-р-р-р. Я потряс головой, отгоняя от себя это кошмарное видение. К счастью, ему не дано было осуществиться - кроме Зарлина все другие направления для нас открыты. Можно выбирать.

- Варианта я вижу два, - продолжал рассуждать я, наблюдая как Дим поедает окорок, - поискать отшельника, как и предлагал граф Зарлин или двинуться к другому городу. Ты, вроде бы рассказывал, что плотность магов на единицу площади увеличивается по мере приближения к столице?

- Так-то так, - согласился Дим, - вот только столичные маги немало берут за свои услуги. В столице народ состоятельный.

Ничто не ново под луной. Я задумчиво почесал затылок.

- Значит, ты предлагаешь искать отшельника?

- Или Магистра. Хотя я бы все-таки предпочел отшельника. Чем мы можем заинтересовать Магистра? Да и неплохо бы нам некоторое время держаться подальше от оживленных мест.

- Что ж, на том и остановимся, оставив прочие варианты про запас.

В планах своих мы исходили из того, что сначала надо найти того, кто поможет расколдовать Дима, а потом уже все остальное. С остальным, кстати, была полная неизвестность. А здесь вполне конкретный план, предложенный Димом. Точнее, это было его пожелание. Я не возражал, во-первых, он мой друг, таких еще поискать. Не в смысле, что трудно найти друга такого размера, четверолапого и лохматого, а в том, что на его большое мохнатое плечо всегда можно опереться. Так вот, помочь Диму в благородном деле превращения обратно в человека, я посчитал себя просто обязанным. И потом, маг - это интересно, особенно отшельник. Насиделся, небось, один в глуши, толком и поговорить не с кем. И чего он там сидит? Надеюсь, он будет не таким недоброжелательным как Баралор. Порасспросить знающего человека было бы весьма интересно. Хотя бы о тех же конструктах, а быть может и о неизвестных путях, которыми двигаются путешественники из одного мира в другой. Так что с планом Дима в целом я был согласен. Оставалось лишь выбрать направление движения.

Придется податься в глушь. Где именно она находится, эта самая глушь и Дим и я представляли довольно смутно. Но, если надо будет - найдем. Пойдем в места, где живут лишь медведи и комары. Поиск отшельника я представлял себе примерно так.

- А давай заглянем в Тьери, - Дим изобразил на морде такое виновато-просительное выражение, что я невольно улыбнулся.

- И чем нам это поможет? Судя по твоему рассказу, отшельника там нет и в помине.

- Не всегда стоит думать только о себе, - Дим сделал вид что обиделся, сам же одним глазом следил за моей реакцией. Вот ведь хитрец.

- Ага, почему бы не подумать, например, о красавице Фрее? Ты думаешь, ей нравятся большие лохматые собаки?

- И вовсе я ничего такого не думаю. А вот предупредить невинную девушку о коварстве Баралора очень даже стоит, - Дим смутился.

- Ладно, допустим, я с тобой соглашусь. Но ты не подумал о том, что в Тьери встретить Баралора можно скорее, чем где-либо еще?

- Б-р-р-р-р, - шерсть у Дима встопорщилась.

- Вот то-то. Вдруг он надумает туда наведаться? Не одного тебя волнуют игривые глаза красавицы Фреи.

- И что, мы теперь будем трусливо прятаться?

Вот интересно, кто только недавно предлагал податься в глушь? Да, на какие неразумные поступки нас толкают порой красивые женщины. Я вздохнул. Дима я, в общем-то, понимал. Кого не пленяли глаза прелестной незнакомки?

- Ладно. Но только на пять минут. Заскочим в Тьери, предупредишь свою Фрею, и сразу оттуда убираемся.

- Альбертус, ты настоящий друг, - обрадовался Дим.

- Ты, большая лохматая собака, сколько раз я тебе говорил, не зови меня Альбертусом.

- Но это звучит так красиво.

Вот что ты с ним поделаешь? Вбил себе в голову такую глупость. А может, и правда с его точки зрения так звучит лучше? Нет, не буду ему потакать. Не хочу я быть Альбертусом, не хочу и все тут.

- Раз уж мы решили податься в Тьери, неплохо бы замаскироваться, - предложил я.

- Согласен. Купим накладные усы и парики.

Я чуть не упал со стула: "Дим, тебе своих усов мало? Где ты видел собаку с наклеенными усами? И потом, боюсь, тебя все равно узнают".

- Вообще-то я имел в виду тебя, - обиделся Дим.

- Ну, тогда ладно. Согласен. Если нам представиться такая возможность, купим усы. А вот что делать с тобой?

Действительно, замаскировать такую собаку совсем непросто. Должно быть, она такая одна на всю округу. Эх, почему он все-таки так велик? Нет, порою это очень неплохо. Когда речь не идет об обеде или маскировке.


Перебрав доступные нам варианты, мою маскировку решили провести по классической схеме. Называется она - смена имиджа. Усов не было, париков тоже - откуда было взяться театральному реквизиту в не слишком большом поселке? Оставалось надеяться на смену одежды - в той, в которую я был одет, меня очень сложно было не узнать. Надо как-то приблизиться к местному населению, слиться со средой. Хотя бы внешне. Увы, внешность тот показатель, который бросается в глаза в первую очередь. По ней часто судят о встречном, составляют впечатление, хотя бы первоначальное. А до последующего порой и не доходит. Печально.

С одеждой проблем не возникло. Хозяин "Соленого ветра" понемногу приторговывал всем, что предлагали по сходной цене проезжающие путешественники. Так что, идти, никуда не пришлось. Вполне сносный костюм, подходящий скорее для купца средней руки, удалось сторговать всего за полтора золотых. К нему прилагался пояс и широкополая шляпа, скорее подходящая для небогатого дворянина. Такой вот смешанный получился образ. А вот с обувью вышла накладка - моего размера у местного торговца не нашлось. Он недоуменно пожал плечами и развел руками. Дескать, чем мог, тем помог, а чего нет на то и суда нет.

- И что ты нам посоветуешь любезный? - поинтересовался я в ответ на это немое отрицание, - Не идти же мне босиком. Вот Диму - тому да, никакие сапоги не требуются, да и костюм у него всесезонный. Может кто-то еще в поселке занимается торговлей?

Это было не совсем верно, совсем босым мне оказаться не грозило. Ботинки у меня были. Вот только слишком они легки для путешествия по сильно пересеченной местности. К тому же новому имиджу никак не соответствуют.

- Так Вы, Ваша милость, к сапожнику сходите. Он на заказ сапоги шьет. Сделает в лучшем виде, - посоветовал трактирщик.

- В лучшем виде говоришь?

- В самом что ни на есть лучшем.

- Тогда ладно. Пройдемся до сапожника.

Любопытно, как наличие звонкой монеты влияет на вежливость торговцев.


Поход к сапожнику принес нам много неожиданностей. И началось все с неожиданной идеи, которой я и поспешил поделиться со своим другом.

- Дим, ты хочешь быть броненосцем?

- Это как? - изумился он.

- Зверь это такой - большой и внушительный.

- Альбертус, если можешь превратить меня в кого-то, то лучше обрати в человека.

- Извини друг, это не в моих силах. Вот в броненосца могу.

- А какой он, этот самый броненосец? Я его никогда не видел.

- В данном случае это совершенно неважно. Подозреваю, что здесь его вообще никто не видел. Так что, чтобы не получилось в результате - это и будет броненосец.

На такую странную мысль меня натолкнули вывешенные во дворе сапожника шкуры. Почему бы как-никак не замаскировать Дима с их помощью?

Дим удивлено задумался. Быть неизвестно кем ему не очень-то хотелось.

- Кто предлагал замаскироваться? - подтолкнул я его мысли в правильном направлении, - усы, парики. Вот броненосец, это да, солидно и опять же маскировка.

- Ну, если так, - с сомнением согласился Дим.


Дом сапожника был крепок и основателен. Под стать его хозяину. Был тот невысок, чуть полноват и крепко сбит. Хозяин, разумеется, а не дом.

И при этом, вид сапожник имел бравый и несколько молодцеватый. Густые казачьи усы его топорщились вверх, придавая лицу определенную харизму, на которую, несомненно, были падки поселковые вдовушки.

- Чего желают господа? - полюбопытствовал сапожник, отработанным движением закрутив ус.

Дим довольно поднял нос вверх - не каждый собаку назовет господином. Я не стал его разочаровывать. Выражения подобные этому входят в профессиональную этику. Они прирастают к мастеру и произносятся просто на автомате. Привычка не самая худшая, скорее, наоборот. Но все же, она не говорит ни о чем, кроме элементарной вежливости.

Чего обычно хотят от сапожника? Сапог? Неинтересно. Я напустил на себя серьезный вид, нахмурил брови: "А подайте нам, любезный, чашечку кофе".

Дим фыркнул и закрыл морду лапой, испортив тем самым все представление.

Сапожник переводил удивленный взгляд с него на меня, не зная, что ответить.

- Кофе нет? Что ж, тогда я хотел бы купить сапоги.

- Ага, - сапожник лихо закрутил ус, - Вам с сахаром, или без?

Дим закрыл морду второй лапой. Оценив по достоинству ответную шутку, я обвел взглядом помещение - шкуры, приспособления для работы сапожника, несколько заготовок для обуви, крепко сбитая мебель.

- Сапоги дорожные, покрепче, - я улыбнулся, - и можно без сахара.

- Садитесь, - сапожник показал на стул, предназначенный для клиентов, - сейчас снимем мерку. Какие сапоги хотите? Высокие? Низкие? На шнуровке или с отделкой?

Вот так да, я лишь хотел заказать сапоги.

- Я не столичный щеголь, уважаемый. Достаточно того, чтобы сапоги были добротные и желательно побыстрее. Может быть, есть что-то готовое?

- Готового нет, но есть заготовки. Если накинете серебряный, сапоги будут готовы через час.

- Годится. А скажите, уважаемый, Вы шьете только сапоги, или можете изготовить что-то еще? Скажем, кожаную куртку?

Сапожник закрутил ус: "Можно и куртку. Желаете заказать"?

- Желаем, но нечто другое, можно сказать эксклюзивное - куртку для моего друга, - я кивнул на Дима, - вот для него.

- Зачем собаке куртка? - удивился сапожник.

- Мерзнет бедняга.

Дим удивленно вытаращил глаза.

- И вовсе я не мерзну.

- Но ты же хочешь быть похожим на броненосца? Куртку мы тебе закажем особую. И на голову - кожаный шлем. И потом, где гарантия, что ты не замерзнешь в холода?

- И что, тогда я буду похож на броненосца? - полюбопытствовал Дим.

- Ты не будешь похож на большую лохматую собаку.

Сапожник переводил удивленный взгляд с меня на Дима, слушая наш разговор.

- В общем, Вы поняли, мастер, что нам надо? Надеюсь на Вашу фантазию.

Сапожник задумчиво кивнул. Мысленно он уже составлял план будущей работы.

- Кстати, любезный, не подскажете где можно купить фургон? Крытый и желательно с лошадьми, - мысль эта только что пришла мне в голову. Зачем идти пешком, когда можно ехать? К тому же, как ни маскируй Дима в броненосца, а удивлять всех встречных, он не перестанет. Иное дело если ехать в фургоне. Тем более что он собрался в Тьери.

- Фургон купить не проблема, - отозвался сапожник, - что фургон, всего лишь повозка. У нас в поселке несколько человек занимаются их изготовлением. Сторговаться можно. Да вот, например, хотя бы у моего свояка, что живет через три дома, есть вполне подходящий фургон. А вот лошади.... С этим сложнее. Вырастить лошадь гораздо дольше, чем изготовить повозку. Да и нужны они в хозяйстве, хорошая лошадь всегда пригодиться.

- Это да, - согласился я, с видом знатока. Еще не хватало сказать, что в лошадях я не разбираюсь совершенно. Тогда точно облапошат - подсунут какую-нибудь клячу и будут уверять, что это отменный скакун, - так где, говорите, живет Ваш свояк? Пока изготавливается наш заказ, мы все же прогуляемся, посмотрим на фургон.


Выслушав нехитрые пояснения, мы вышли из дома сапожника и отправились разыскивать дом его свояка. По пути я решил поинтересоваться компетентностью моего друга в отношении нашей будущей покупки.

- Дим, ты в лошадях разбираешься? А в фургонах?

- А что надо? - забеспокоился мой друг.

- Надо оценить их качество и соответствие запрашиваемой цене. В этом я целиком полагаюсь на тебя.

А Вы бы, что стали делать, предложи вам купить товар, который вам знаком лишь понаслышке?

- Дим, а может, мы тебя в фургон запряжем? - предложил я.

- Ты что? Я же не конь. Где ты видел, чтобы собак запрягали?

Вообще-то видел. Только, действительно не в фургон. Но и собаки были совсем не такого размера.

- И потом, какая же это будет маскировка? - продолжал мой друг разносить в пух и прах это вполне разумное предложение. Разумное лишь на мой взгляд. Естественно, тащить-то фургон не мне.

- Так ты вроде говорил, что не сумеешь выбрать коней.

- И вовсе я ничего такого не говорил. Очень даже хорошо выберу. Ты же не хочешь, чтобы над нами смеялись?

- Ладно, вот он, нужный нам дом. Пойдем смотреть фургон.

Фургон не был чудом искусства. Подозреваю, что мы могли бы найти в поселке фургон и получше. Не иначе, сапожник решил составить рекламу изделию свояка по-родственному. Но все же, он был неплох. Грубоват, зато выглядит внушительно. С присущей сельским жителям этакой основательностью.

- Эй, хозяин, - мы остановились около фургона во дворе. Выйти нам навстречу никто почему-то не спешил, - есть дома кто-нибудь?

- Гав, - сказал Дим басом с мощностью паровозного гудка.

- Это кто это здесь лает? Чья бесстыжая морда лает на моем дворе? - уперев руки в бока, дородная женщина стояла в дверях, окидывая нас с Димом оценивающим взглядом.

Дим перевел взгляд на меня, явно намекая, что те громогласные звуки, что прозвучали только что воспроизвел не он.

- И не надейся, - сказал я в полголоса, - я не буду говорить, что это я лаял.

- Что-то слишком нелюбезно встречаете гостей хозяюшка.

- Каких таких гостей? Что-то я вас среди родственников не припомню, - распалялась хозяйка.

Вот так попали.

- Пошли отсюда, Дим. Видимо, здесь покупателям не рады.

- Покупааателям? Проходите, гости дорогие, - хозяйка отбила поклон да пола, - что же вы сразу не сказали, что вы покупатели? Флим, Фли-им, иди скорее сюда, к нам дорогие гости пожаловали.

Муж ее был невелик ростом, юрок и изворотлив. Появился он сразу, возникнув, казалось из-под земли.

- Что угодно дорогим гостям? - осведомился хозяин, опасливо оглядываясь на свою супругу.

- Да вот, хотели поинтересоваться, есть ли у вас фургон на продажу?

- Есть, как не быть, - ответила хозяйка, не дав мужу вставить и слова, - Флим, ну что же ты молчишь? Покажи скорее гостям фургон.

- Вот, добротная работа, - Флим хлопнул рукой по облучку, - сделал как для себя.

- В том то и дело, что для себя. В таком фургоне только в селе и ездить.

- Да что Вы, господин, в таком фургоне не стыдно выехать на главную площадь столицы.

- Ага, чтобы стать там всеобщим посмешищем. И сколько Вы хотите за эту грубую повозку?

- За это замечательное изделие, - мужичок посмотрел на грозную супругу, - мы хотим всего лишь десять золотых.

Я посмотрел на Дима, тот отрицательно покрутил головой, давая понять, что цена сильно завышена.

- Мы уходим. Это несерьезно. За такую цену можно купить карету.

- Какую карету? Да и на что та карета по нашим-то дорогам? - изумилась хозяйка.

- Нет и нет. Самое большее, что мы можем вам предложить - это три, нет две золотые монеты.

Дим удивленно поднял брови, цена была явно заниженной, и я подмигнул ему, давая понять, что все в порядке. Я знаю такого сорта людей. Предложи я им сразу разумную цену, они начнут торговаться, пытаясь ее повысить.

- Люди добрые, две монеты. Да это настоящий грабеж. Меньше восьми монет такой фургон никак стоить не может, - разорялась хозяйка.

- Ладно, три еще можно было бы предложить.

- Откуда три? Что такое три? Три золотых? Да здесь только материала на семь.

Ее бы энергию да в мирных целях. Сошлись мы в результате на пяти золотых, плюс тент, который мужичок пообещал поставить на фургон. Дим кивнул, цена вполне приемлема.

- А теперь о самом главном, - хозяйка встрепенулась, она думала, что торг уже закончен и планировала, как сможет потратить плывущие в руки пять золотых, - фургон нам нужен вместе с лошадьми.

- Как с лошадьми?

Я развел руками: "Не думаете ли вы, что мы будем его толкать самостоятельно"?

Хозяйка перевела взгляд на Дима, тот отрицательно потряс головой, давая понять, что тащить фургон не намерен.

- У нас лишних лошадей нет, - немного растерянно сказала хозяйка.

- Тогда ничего не могу поделать. Фургон без лошадей нам ни к чему. А я мог бы заплатить за лошадей еще десять золотых.

Глаза хозяйки загорелись при озвучивании этой суммы.

- К вечеру лошади будут, господин, - проговорила она.

Я ни сколько не сомневался. Если в этом поселке есть лошади на продажу, эта женщина их найдет. Возможно, найдет, даже если их нет.

- Только кляч мы не возьмем. Лошади должны быть подходящими.

Хозяйка кивала, такую выгодную возможность она упускать не собиралась. Не думаю, что она отыщет первоклассных скакунов, но, надеюсь, постарается, слишком уж заинтересованной она выглядит.

Посоветовавшись, мы с Димом решили остановиться в поселке на ночлег. Наши заказы в лучшем случае будут готовы к вечеру. Есть ли смысл, пускаться в дорогу на ночь глядя? Снять комнату решили у трактирщика, там же заодно купить продуктов в дорогу и приобрести самые необходимые дорожные припасы.



3.


- Итак, котел один медный большой, один маленький, тренога для костра, соль, приправы, крупа, палатка. Дим, зачем нам палатка? У нас на фургоне тент.

- Пригодиться. Вдруг случится идти пешком?

До чего запасливыми бывают люди, изучающие умные книги.

- Пешком? Предупреждаю сразу, тогда всю эту гору вещей ты понесешь сам. Кстати, надо на этот случай заказать специальный сумки. А то знаю я тебя. "Альберт, у меня нет рук, как я смогу понести такую гору припасов".

- Когда это я такое говорил? - изумился Дим.

- Вот и не будем до этого доводить.

Мы собирались в дорогу. Припасов, по мнению Дима, следовало взять с собой неимоверное количество. Фургон Флим подогнал к трактиру в семь утра, вместе со своей сварливой женушкой. Наверное, та никак не хотела пропустить факт получения денег. И потом, в фургон были запряжены две лошади. На удивление, выглядевшие довольно неплохо. А это уже была явно ее заслуга.

Дим подбежал, чтобы осмотреть их более подробно. Бедные лошади удивленно попятились, они совсем не привыкли к такому обхождению.

- Не пугайте лошадок. Мне еле удалось их найти, - пропела супруга Флима, - сначала заплатите.

Кошелек графа худел с устрашающей быстротой. Сначала фургон, затем дорожные припасы. Когда мы забрали мои сапоги и костюм броненосца для Дима, в нем осталась в лучшем случае треть от изначального количества золота. Ничто не бывает вечным и, перестав прибывать, что-либо тут же начинает уменьшаться. Это не плохо и не хорошо. Такова уж диалектика сути вещей, в том числе и пребывания денег в кошельке.

Мало того, сапожник ввел меня в затраты совершено непредвиденные.

- А куртка, Ваша милость?

- Какая куртка?

- Ну, Вы когда приходили заказывать сапоги, говорили о куртке. Вот она, будете брать? - сапожник с прищуром смотрел на меня, лихо закручивая ус.

Куртка была замечательная. Из добротной плотной кожи с двойной прошивкой и поясом. Со множеством внутренних карманов, хранить там можно было что угодно, хотя бы те же стикеры. В общем, не куртка, а мечта. И всего за два золотых. Куртка такого качества стоила бы у меня дома очень и очень немало.

Вздохнув, я достал из кошеля еще две монеты. Когда еще у меня будет возможность купить такую добротную вещь?

Кто знал, что сборы займут столько времени. Выехали мы лишь около одиннадцати утра, или дня (даже не знаю, как будет правильнее), предварительно расспросив как проехать до Тьери.

Мы, несомненно, оставляли за собой след. Случись Баралору расспрашивать о направлении нашего движения, многие смогли бы об этом порассказать. А что было делать? И потом, маг не слишком-то был расположен к общению. Не говоря уже о том, чтобы расположить к себе собеседников.

Туулеб остался позади. Поселок, знакомство с которым началось для нас столь неудачно, а закончилось вполне хорошо. Лошади бежали не слишком резвой рысью. Видимо, это было все, на что они способны. Грех было требовать от них большего за ту цену, что мы потратили на их приобретение. Дим сидел в фургоне и давал мне инструкции по управлению экипажем.

- Не спеши, Альбертус, не спеши. Потяни на себя вожжи. Обе сразу, а не одну. Куда? Куда ты поворачиваешь? Вверни лошадей обратно!

Управлять повозкой все же было легче, чем автомобилем. Лошадь существо разумное и предпочитает идти по дороге. Если ей не мешать.

- Дим, если будешь называть меня Альбертусом, управлять повозкой станешь сам.

- Странное у тебя имя - Альберт, - отозвался мой друг, - как будто оборванное на половине.

- Какое есть. До сих пор всех устраивало.

- Должно быть, эти люди ничего не понимали в красоте звучания имени.

Я хмыкнул. Спорить о вкусах занятие бесперспективное. О традициях тем более.


Дорога шла лесом. Вековые дубы возвышались по сторонам, укрывая путешественников от жаркого солнца. Солнечные зайчики плясали местами по дороге, пробиваясь через эту буйную растительность. Расположенная между ними невысокая поросль создавала плотную зеленую чащу. Красота, я невольно залюбовался. Просто сказка, чудная растительность. Самое место чтобы прятаться разбойникам. Разбойникам? О чем это я? С чего вдруг такие мрачные мысли в ясный солнечный день? Не иначе как во всем виновата сложная работа подсознания. А может зоркий глаз заметил в чаше неясное шевеление, совсем этой чаще не свойственное?

- Дим, тревога. Готовь оружие к бою.

- Какое оружие? У нас нет никакого оружия, - отозвался мой друг.

- Эх, и кто спрашивается, готовил снаряжение для похода? Кто не подумал об обороне? Зато котлов взял целых две штуки. Вот ими и будешь отбиваться.

Шутки шутками, а подозрительное шевеление в чаше требовало к себе настойчивого внимания. Что мы можем предпринять прямо сейчас?

Сначала проверим, есть ли там кто-то? Я подключил аурное зрение. Мама дорогая, какая красота. Лес пестрел красками. Растения светились всеми оттенками зеленого, по крайней мере - большинство. Некоторые имели в своем свечении оттенки красного цвета. Ага, должно быть эти те, которые несъедобны. Потрясающие перспективы меня просто заворожили. Теперь мне не надо знать все растения, чтобы понять, съедобны они или нет. Достаточно лишь внимательно взглянуть.

Но это еще далеко не все, оказалось, лес буквально пестрит живностью. Там и здесь пестрело многоцветное сияние аур птиц и мелких зверьков, а порой и зверьков побольше. Не такое яркое и насыщенное, как у людей. Но все же все это сочетание красок производило потрясающее впечатление. Я залюбовался, и чуть было не забыл, что именно хотел рассмотреть.

Так и есть. В подозрительном кусте явно притаился кто-то крупный. А может, и не один. От него явно исходило многоцветное сияние. А лошади, перейдя на шаг, тем временем неуклонно приближали нас к подозрительному месту. Я нырнул в фургон, лошади не машина, сами с дороги не свернут.

- Что там, Альбертус?

Я рылся в тюке со снаряжением.

- Сейчас. Подготовимся, как можем. Вот, одевай, - я вытащил из тюка костюм броненосца.

- Ты думаешь, что пришла пора замаскироваться? - удивился Дим.

- Я думаю, что накидка из плотной кожи защитит тебя в случае чего от стрелы или копья. Хотя бы отчасти.

- Так чего же мы медлим? Надевай ее на меня скорее. И шлем, шлем тоже не забудь, - торопил меня Дим.

Я быстро накинул на него маскировочный костюм, завязал тесемки и потащил из тюка свою кожаную куртку. Как знал, не зря я ее купил.

Пока мы облачались в наши легкие доспехи, фургон поравнялся с подозрительным кустом. Я схватил в руки маленький котел, приготовившись им отбиваться от возможного нападения. Ну да, я предлагал это сделать Диму, вот только котел в его зубах был скорее емкостью для переноски воды, а не грозным оружием.

Внимание, сейчас что-то будет. Вспугнутый нами кабан с хрюканьем бросился через дорогу, а за ним выводок поросят поменьше. И это вся засада?

Мы с Димом рассмеялись, вспоминая наши страхи.

- Заса-а-ада.

- Кабан-грабитель.

- Ой-хо-хо.

Лошади мирно тащили фургон по дороге. Мы сидели в фургоне и потешались над нашими недавними страхами. Минут пять мы придавались безудержному веселью, пока не остановились, дорогу преграждала натянутая поперек веревка.

- Стой, а то нашпигую стрелами, - мы с Димом посмотрели друг на друга, пытаясь определить, кто из нас сказал эту фразу.

А если это не он, Дим отрицательно помотал головой, и не я? Разбойники... Моя интуиция все-таки меня не подвела. Вот и не доверяй после этого предчувствиям. Разбойники таки были. Только они оказались немного дальше, чем ожидалось.

Разбойник был лохмат, Дим мог бы позавидовать, седовлас и худощав. Этакий папа Карло на пенсии. Он целился из старого потрепанного арбалета в наш фургон. Поодаль стояли еще трое: Толстяк, вооруженный дубиной, и два парня лет двадцати, вооруженные копьем и серпом.

Да, бедновато поживают местные разбойники. С другой стороны, с таким наличным составом и вооружением на обоз не нападешь, на дворян тем более. Откуда разбогатеть? Полагаю, мы были для них лакомой добычей. На большее, чем напасть на одинокий фургон они вряд ли решатся.

- Чем обязан, любезные? Почему вы задерживаете проезд мирных путешественников? - попытался я перевести беседу в более мирное русло. Оппоненты были решительно не согласны.

- Гони монету. И то, что у тебя в фургоне тоже доставай, - переговоры вел главарь. Тот самый, с арбалетом. Остальные разбойники изображали толпу и поигрывали своим немудреным оружием, придавая словам главаря тем самым большую внушительность.

И здесь что-то закусило у меня внутри. Как это так, нас собираются грабить, да еще так бестолково. Только мы вырвались из лап злостного мага. Только собрались в путь, одно снаряжение Дим полдня выбирал. А здесь нате вам. Неведомая сила толкнула меня на облучок фургона, как на трибуну. С котлом в руке и жаждой справедливости в глазах я задвинул речь, которая вряд ли когда звучала в этом лесу.

Как говорится, "Остапа несло".

- И как это прикажете понимать? А? Я вас спрашиваю. Что за неуклюжее ограбление? Что за ленточку вы привязали поперек дороги? Где со страшным скрипом падающее на дорогу дерево? Где, я вас спрашиваю? А толстяк. Помахивает дубиной. Он что там, комаров отгоняет? Где блеск в широко открытых глазах? Где зверская улыбка, вгоняющая в дрожь кабанов в чаще?

Толстяк оправдывающее озирался. Подельники смотрели на него с укоризной. Не оправдал он оказанного доверия.

- Но это еще пустяк по сравнению вот с тем, подпирающим дуб, - я продолжал свою обличительную речь, - это же надо было припереться в лес с серпом. Здесь не поле, дубина. Вот, вот, вы только посмотрите. Вот он блеск в глазах, вот оно зверское выражение лица. Берите пример.

Обладатель ржавого серпа в растерянности крутил головой. То ли бросаться в гневе на меня, то ли распираться от гордости от того, что его привели в пример?

Так, в рядах врага растерянность. Нет ничего лучше, чем растерянный и деморализованный враг.

- О том, что с копьем я вообще умолчу.

Вы бы видели обиженное выражение его лица. Чего он обижается, спрашивается? Вот люди. Понятно, должно быть посчитал, что он не достоин даже порицания. Нам это на руку.

- Хватит разговоров, - вскричал главарь. Должно быть, понял, что дошла очередь до него, - доставай то, что у тебя в фургоне.

- Ах, так? На, получи, - я метнул котел в главаря. Почти удачно. Нет, увернуться то он успел, но при этом рука его дрогнула и стрела, сорвавшись с арбалета, ушла в заросли, глухо стукнув там о ветви дубов. - Дим, выходи, господа грабители настойчиво хотят видеть то, что у нас в фургоне.

Фургон заметно тряхнуло, когда мой друг, перепрыгнув через борт, явил себя во всей красоте взорам разбойников. Он и так-то был довольно внушителен, а в костюме броненосца выглядел просто сногсшибательно. Как оказалось, почти в прямом смысле этого слова.

Толстяк опрокинулся на спину и нелепо махал своей дубиной, ничего не видя вокруг, один из парней карабкался на дуб, зажав серп в зубах, другой задал такого стрекача, что догнать его не представлялось возможным. Шевелюра на голове главаря увеличилась в объеме, превратившись в большой мохнатый шар. Стуча зубами, он пытался сказать что-то невнятное. То ли призывал кары на наши головы, то ли пытался заявить о своей капитуляции.

Далее участвовать в битве мне не довелось. В общем-то, и битвы никакой больше не было. Кто мог подумать, что разбойники так впечатлительны? С их-то профессией. Хотя могу их понять. Если вспомнить мою первую встречу с Димом... А он тогда даже не был броненосцем. Диму поучаствовать в битве тоже не довелось. Главарь, бросив арбалет, тоже задал стрекача, как и его молодой помощник.

- Дурак, бросай дубину, - крикнул я толстяку.

Бесполезно, похоже, он меня не слышал. Дим презрительно гавкнул на него, потом поцарапал дуб, на котором сидел владелец серпа, заставив его вскарабкаться на самую макушку. И на этом все военные действия закончились.

На обратном пути ударом лапы Дим легко оборвал веревку, преграждающую нам путь, и довольный запрыгнул в фургон с чувством выполненного долга.

- Молодец, красавец, - похвалил я своего друга, - ты был неподражаем в роли борца с грабителями.

Дим расплылся в довольной улыбке. Пусть участие его в битве было довольно скромным. Дело ведь в результате. А результат был очень даже хорош.

Я рассматривал наши нехитрые трофеи, состоящие из копья и арбалета. Копье простейшее из не очень хорошего железа. Нужно ли оно мне? Копейному бою я не обучен. Разве что так, отмахнуться от какого мелкого лесного зверья - енота или рыси. С тигром мне с помощью этой железяки не справиться. Да и на что она мне, когда рядом есть Дим? Ладно, там будет видно. Я бросил копье на пол фургона и перешел к осмотру арбалета. Арбалет был явно не новым, самой простейшей конструкции. Для его взвода требовалось приложить немалую силу. От арбалета я бы, пожалуй, не отказался. Подстрелить какую мелкую дичь в дороге, да и вообще полезная штуковина. Вот только, будь у меня выбор, взял бы что-нибудь получше. К тому же, к арбалету не было болтов. Ни одного. Так что пока он был совершенно бесполезен. Я положил его в фургон, решу позже, что с ним делать.

Как бы нам из-за этой непредвиденной задержки не пришлось ночевать в лесу. Меня это не слишком пугало. Вряд ли найдутся еще разбойники на этой не слишком оживленной дороге. За полдня нам не встретилось ни одной повозки, ни одного всадника. Погода была теплая и ночевка в лесу была вполне возможна. Если бы не одно но. Но здесь уже ничего не поделаешь. Рассчитывать на то, что мы все время будем останавливаться в поселках, было бы неоправданной роскошью.



4.


- Что ты делаешь, что ты делаешь? Да не этот ремень, вон тот.

- Советчиков попрошу на будущее давать свои инструкции более внятно.

- А что я? Я все объяснил так, как надо.

- Отчего я тогда запутался? И вообще, мог бы и помочь. Зубы у тебя на что?

- Ты же знаешь, что они меня боятся.

Это была правда. Лошади реагировали на приближения Дима очень неравнодушно. Начинали фыркать, бить копытами, пытаться отпрыгнуть в сторону, совсем при этом не учитывая, что они запряжены в повозку. И это называется спокойные лошадки.

Вот так и получилось, что ваш покорный слуга невольно должен был переквалифицироваться в конюха. То есть распрячь этих упрямых животин, напоить и, стреножив, пустить на луг - поесть сочной травки. Какое счастье иметь автомобиль. Он не брыкается, не пытается тебя укусить, не бьет копытом о землю, показывая свое недовольство. Его не надо выпускать погулять на луг. И запрягать его тоже не требуется. Запрягать мне этих смирных лошадок мне предстоит утром. О, ужас. И как только справляются с теми представителями этого славного семейства, которые считаются не такими покладистыми?

Мои вечерние мучения вновь вернули меня к мысли о создании чего-либо самодвижущегося на магической основе. Нет, нет, разумеется, не конструктов. Но можно было бы соорудить что-нибудь попроще. Интересно, возможно ли превратить магическую энергию в механическую работу? Судя по кофемолке Баралора, такое вполне возможно. Она работала, и вполне исправно. Питаясь явно от магического накопителя. И принцип, по-видимому, использовался гораздо более простой, чем при создании конструктов. Еще бы? В конструкте заложена определенная программа - сложный алгоритм действий. В то время как кофемолка имела всего две функции: включено и выключено. Эх, как мне не хватает знаний. Можно было бы поэкспериментировать, вот только запасы энергии в стикерах не бесконечны. И эксперименты эти, как мы с Димом имели удовольствие убедиться, далеко не всегда безопасны. Да и продолжаться они могут непредвиденно долго, если не иметь представления, в каком направлении следует вести поиск. Получается, что без коней пока никуда. Диму хорошо, знай себе давай умные советы. А мне приходится управляться с этими зверьми.

Ценою невероятных усилий и оттоптанной ноги я смог справиться с этой совсем не простой задачей. Наши кони, напоенные из речки, гуляли на лугу. Мы же сидели у костра и готовили ужин. Готовить тоже приходилось, в основном мне. Хорошо еще, что Дим помог собирать дрова. С этим не было проблем, тащить он мог за раз бревно, которое я лишь приподнимал с большим трудом. С готовкой дела обстояли неплохо. Как-никак, опыт у меня в этой части имелся. Разносолов не обещаю, но сварить кашу, это, пожалуйста. А что еще надо в походе? Вот доберемся до поселка, побалую Дима более разнообразной пищей. И себя, разумеется, тоже.

- Дим, а что ты будешь делать, когда мы разберемся со всей этой историей?

- Ты имеешь в виду, когда я снова стану человеком?

- Да. Должны же у тебя быть какие-то планы на этот счет?

- Должны, наверное, - задумчиво ответил мой друг, - но у меня их нет. Говорят, плохая примета составлять планы на слишком отдаленное будущее. Тем самым уменьшаешь шансы на их счастливую реализацию.

- Вряд ли, - ответил я, подумав, - нет, я допускаю, что точные планы составлять на длительную перспективу неразумно. Но хотя бы примерные....

- Если примерные, наверное, вернусь в столицу. Буду по-прежнему изучать свитки. Может, напишу диссертацию.

- А Фрея?

- А что Фрея?

- Если я правильно понял, то именно ради нее мы сейчас едем в Тьери.

Дим вздохнул: "Она и видела-то меня всего один раз. И потом, еще неизвестно, как она отнесется к моему появлению в образе собаки. Альберт, а давай, ты с нею поговоришь".

- Вот еще. Нет уж, сам рвался спасать девушку от коварных поползновений злобного мага, сам и говори. Пусть она видит твою честную морду. Мне чужие заслуги совершенно ни к чему.

Выражение честной морды приобрело вид задумчивый и даже несколько мечтательный.

- Не расслабляйся. Лучше в костре помешай.

А что, у него неплохо получается. Принести воды из речки, подбросить дров в огонь, помешать в костре длинной палкой, держа ее в зубах. Ни одной дрессированной собаке и не снилось таких умений. Впрочем, куда им по сравнению с моим ученым другом. А он неплохо освоился. Но расколдовать его все же надо, не век же ему быть таким. И потом, если он вернется в столицу в таком виде, боюсь, его наставник мастер Лимпус этого не поймет. Или все-таки попробовать к нему обратиться? К мастеру Лимпусу. А что, с его-то связями и не найти, кто расколдует помощника? Подозреваю, правда, что попасть в королевскую библиотеку в образе собаки Диму будет ой как непросто. Ладно, оставим этот вариант на крайний случай, на самый крайний. И будем придерживаться выработанного нами плана. То есть сначала едем в Тьери, а затем отправляемся на поиски отшельника.

Какая-то птица глухо ухала в зарослях, в траве заливисто стрекотали цикады и шебуршились мелкие зверьки. Луг, на котором мы расположились, и прилегающий лес были полны жизни. Я включил аурное зрение и осмотрел окрестности. Множество неярких и не слишком больших разноцветных свечений. Крупного ни одного, кроме наших двух лошадок, пасущихся на лугу. Но все равно быть настороже не помешает.

- Дим, если почуешь кого чужого, дай знать, - попросил я на всякий случай.

- Кого чужого?

- Без разницы. Любое большое существо.

- Не беспокойся. Знаешь, какой у меня нюх?

- Да, в этом ты превзошел всех профессоров мира. А всех собак - умом. Дим, может, ты вообще один такой - уникальный.

- Думаешь?

- Уверен. Подумай сам, многие ли из тех, кому довелось быть превращенным в собаку, были так образованы?

На этой оптимистической ноте мы закончили ужин и стали устраиваться на ночлег.

Расположились в фургоне. Ночи стояли теплые, горячее дыхание Дима обогревало помещение лучше любого тепловентилятора, так что замерзнуть нам совершенно не грозило.


Жизнь мы получаем для того, чтобы непрестанно удивляться. Мало об этом знать. Знаешь или нет, все новые и новые подтверждения непременно изволят появиться на свет. Сквозь не слишком плотную материю пробивался тусклый свет - там, снаружи уже начался день, или утро. По крайней мере, уже достаточно светло, чтобы это заметить, даже находясь в фургоне.

Я толкнул полог - закрыто. Как такое может быть? Когда мы ложились спать, он не был закрыт снаружи, я помню это абсолютно точно. Да и как бы я мог завязать шнурки, расположенные снаружи, находясь внутри фургона?

- Дим. Спишь, охранник доморощенный?

- И вовсе я не сплю, - отозвался мой друг, - я на страже, охраняю твой крепкий сон.

- Тогда должен тебя огорчить. Пока ты охранял мой сон, нас заперли.

- Как заперли? - Дим встрепенулся, отчего фургон закачался и заскрипел.

- Вот так. Шнуровка полога завязана снаружи. Я здесь, ты тоже здесь, значит, это сделал кто-то другой.

- Зачем?

- Как зачем? Пока мы сидим в фургоне, в нашем лагере хозяйничает кто-то посторонний.

- Не было никого, я бы почуял, - возмутился Дим.

- Ага. Ты хочешь сказать, что шнуровка сама завязалась?

- Нет там никого, - Дим принюхался, прислушался, - лягушка прыгает по лугу, птичка пролетела. Нет там никого.

- Ну да, потому и нет, - согласился я, - собрали все из нашего лагеря и смылись. Чего им сидеть?

- Кому им? - удивился мой друг.

- Злоумышленникам.

- Альберт, ты уверен, что они были, злоумышленники?

- Не называй меня Аль..., ах, да, - похоже, эта фраза начала входить у меня в привычку. Даже не ожидал, что Дим меня назовет правильно. Наверное, это он от волнения.

- О чем это я? Ты не нашел ничего странного, кроме того, разумеется, что мы заперты в фургоне?

- А что, есть что-то еще странное?

- Лягушка, птичка, - проговорил я язвительно. - Где наши лошади?

Последнюю фразу я практически прокричал. Дим подпрыгнул и выскочил из фургона, не обращая внимания на закрытый полог. Что его так потрясло, мой крик, или известие о том, что, возможно, мы лишились лошадей. Наверное, все-таки последнее.

Где там каким-то завязкам удержать моего мохнатого друга. Полог затрещал, грозясь опрокинуть фургон. К счастью завязки не выдержали, и Дим покатился по земле, рыча на возможных злоумышленников. Следом за ним выбрался и я.

- Так, котел на месте. Вещи? Вещи тоже, - Дим бегал по лагерю в поисках в поисках проделок злоумышленников, - Маленький котелок? Альбертус, у нас пропал маленький котелок.

- И все?

- Все. Все остальные вещи на месте.

- А лошади? Лошадей ты искал?

- Я сейчас. Последний раз я видел их там, - Дим мотнул головой в сторону дальней части луга и, сорвавшись с места, гигантскими прыжками помчался искать лошадей, или злоумышленников.

Ох, не завидую я им, злоумышленникам. На поиски отправляется лучшая в мире поисковая собака. Или не лучшая? Да нет, нюх у Дима в самом деле отличный. Помнится, в замке Баралора он меня всегда заранее чуял.

Догнать Дима не было никакой возможности. Бегает он очень быстро, и с поисками следов злоумышленников справится лучше меня. Приготовлю лучше завтрак.

Из всего запланированного на завтрак, я лишь успел набрать воды, когда Дим вернулся.

- Здесь они. В лощине, - Дим запыхался от быстрого бега, - дремлют, поэтому я их и не услышал.

- Кто дремлет? Злоумышленники?

- Причем здесь злоумышленники? Наши кони здесь, никто их не похитил.

Странная история. Я повесил котел на треногу и задумался.

- Это что же получается, злоумышленники ничего не взяли, кроме медного котелка?

Дим тоже ничего не понимал. Что за странные злоумышленники? Зачем им понадобился наш маленький котелок? И зачем, спрашивается, было завязывать тесемки на тенте фургона?

- А следы? Дим, ты заметил какие-нибудь следы?

- Следы? Нет, никаких следов я не заметил. Я их и не искал, я искал наших лошадей.

- Так поищи. Следопыт ты или нет?

Дим минут двадцать добросовестно обшаривал луг. За это время я успел развести костер и побросать в котел овощи.

- Ничего. Никаких следов, - сообщил подбежавший Дим, - я все исследовал до самого леса.

- Так что же они по воздуху прилетели?

- По воздуху? - Дим задумался, - По воздуху. У нас что, на завтрак вареные овощи?

- Да. И не надо делать такую недовольную морду. Не есть же нам одну кашу. Ладно, так и быть, только для тебя, добавим к завтраку копченый окорок.

Дим облизнулся. Вот ведь, собака. Не кормить же его, в самом деле, одними овощами.

- Ты не отвлекайся, - вспомнил я, - и не заговаривай мне зубы. Ты там что-то про воздух говорил?

- Про воздух? Да, нельзя же питаться одним воздухом.

- Дим! Ты говорил о неприятеле и воздухе, перестань думать о еде.

- Да, действительно. Это ты меня отвлек своими овощами. Так вот, я как раз размышлял над тем, кто не оставляет следов.

- И что? У тебя есть подозреваемые?

- Как тебе сказать? Судя по всему, это лесные духи - лесовики.

- Духи? Как фантомы что ли?

- Нет, не как фантомы. Фантомы при всей своей обычности не являются жителями нашего мира. Появляются по каким-то своим делам и исчезают. Если, конечно, их не поймают, как тот же Баралор. А лесовики - они всегда здесь. Увидеть их в лесу почти невозможно, если они сами этого не захотят. В одной старинной книге я читал, что существует поверье - заходя в незнакомый лес, надо оставить лесовикам подарок - какую-нибудь безделушку. И тогда никогда не заблудишься.

- Лешие что ли?

- Ты тоже слышал? - с интересом посмотрел на меня Дим.

- Так, краем уха. Ты дальше рассказывай.

- А что дальше? Я практически все уже рассказал.

- И зачем лесовикам наш котелок?

То, что маленькие лесные шутники завязали шнурки на пологе нашего фургона, вполне согласовывалось с предложенной Димом версией. А вот с котелком получилась полная непонятность.

- Не знаю. О них вообще мало известно.

- Кто из нас ученый? О таких важных вещах и не узнал.

- Это же совсем не моя специальность. Я и в лесу-то бываю....

- Ладно, неизвестно, так неизвестно. Садись, будем завтракать.

Быстро расправившись с завтраком, мы стали собираться в дорогу. Погрузили немногочисленные вещи в фургон, осталось лишь запрячь наших лошадей - самое трудное.

Подумав, не отправить ли Дима за лошадьми, я решил, все же сходить за ними сам. Во-первых, мне надо привыкать к обращению с этими животными, и потом, пригнать-то Дим их пригонит, вот только запрягать их после такого для них стресса все равно мне. Нет уж, лучше прогуляюсь, заодно ноги разомну.

Я шел по буйной зелени луга, ориентируясь на направление, указанное Димом. Металлическое позвякивание, едва слышное поначалу, становилось все более явным. И что мне, спрашивается их искать, если можно ориентироваться на звук колокольчика? Стоп. Откуда колокольчик? Никакого колокольчика на наших лошадей я не вешал. Что же тогда звенит? Вот, уже вполне отчетливо, и совсем не на лугу. Металлический звон раздавался из леса.

- Дим, - позвал я своего друга во всю силу своих легких.

Вот это прыжки, мне бы так. Дим появился буквально через полминуты.

- Что случилось? Опять лошади пропали?

- Нет. Слушай. Слышишь?

Дим навострил уши: "Слышу. Металл стучит о дерево и о другой металл".

- Найти сможешь? Только не беги, пойдем вместе, не спеша.

- Конечно, найду. Пойдем.

Дим уверенно выбрал направление и, вращая уши как локаторы, двинулся вперед к лесной чаще. Мне оставалось лишь следовать за ним.

Так и есть - наш котелок. Углубившись в лес метров на четыреста, мы вышли на лесную поляну, посреди которой рос многовековой дуб. На ветке дуба висел наш маленький котелок. Раскачиваемый ветром, он стучал о дерево. Кроме того, в нем что-то позвякивало. Я заглянул внутрь: пряжка от ремня, половина старой подковы, старая серебряная монета. Похоже, лесные жители приспособили наш котелок для даров.

- Заберем? - спросил Дим.

- Зачем? От одного котелка мы не обеднеем, будем в поселке, купим себе новый.

- Это правильно, - согласился Дим, - будем считать, что это наш подарок жителям леса.

Порывшись по карманам, я нашел гайку. Что только люди не носят с собой оттого, что жаль выбросить.

Гайка звякнула о дно котелка.

- Пусть будет. А то нас двое, а котелок один. К тому же, он хранилище для даров, а не дар.

Улыбаясь, довольные собой мы вернулись на луг. Поразительно, насколько маленькое доброе дело прибавляет хорошего настроения. Лошади были там же, где обнаружил их Дим. О, мои мучения! Тихо, звери, тихо. Сейчас я вас поймаю и поведу запрягать.

А неплохо получилось. Всего полчаса и масса ценных указаний от Дима. Утерев ливший с меня градом пот, я скомандовал: "Залезай, дружище, поедем".

- Орехи брать?

- Какие орехи?

- Смотри, вот они. У фургона лежат.

Действительно, недалеко от фургона возвышалась горка орехов - ведра полтора, не меньше. Всего лишь метрах в десяти от того места где мы увлеченно запрягали коней.

Я взглянул на орехи аурным зрением, они светились насыщенным зеленым светом - орехи были отменного качества. Что и следовало ожидать. В орехах лесовики, надо думать, разбираются. Но как они смогли подобраться так близко? Причем, ни я, ни Дим при этом ничего не заметили.

- Орехи берем, - решил я, - доставай из фургона запасную сумку.

Мы загрузились в фургон. Я помахал рукой невидимым лесным обитателям, Дим, за неимением руки - хвостом. С удовольствием вспоминая это маленькое приключение, мы тронулись в путь. Если поторопимся, к вечеру можно будет добраться до Тьери.



5.


Колеса нашего фургона мерно поскрипывали, навевая сон. Дим дремал, временами приоткрывая один глаз и осматривая окрестности, предоставив мне управлять лошадьми. Убедившись, что в поле зрения нет цели нашего путешествия, он опять закрывал глаз, продолжая бездельничать. Я бы тоже с удовольствием отдохнул часика три, вот только перепоручить Диму управление фургоном никак не представлялось возможным.

Пообедать нам удалось в придорожной деревушке, немало удивив при этом ее жителей присутствием собаки за столом, а затем и поужинать, часа за два до того, как в поле зрения появился Тьери - цель нашего путешествия. По крайней мере, его первоначально этапа.

Тьери оказался поселком крупным и неожиданно уютным. Добрались мы до него на закате, когда солнце уже касалось горизонта, обещая погрузить в темноту окружающий мир и двух усталых путешественников, вместе с лошадьми и фургоном. Когда мы уже начали думать, что ночевать придется опять в лесу. Вот тогда-то за очередным поворотом и появились дома большого поселка. Дома большей частью были построены основательно и с размахом. Среди них было немало каменных и порою двухэтажных - крепкий поселок. Крыши, почти сплошь крытые черепицей; кованые ограды; мощеные улицы. Для поселка очень и очень неплохо. Все-таки это не город.

- Дим, где мы будем искать понравившуюся тебе даму? - поинтересовался я ненароком. Вообще-то этим вопросом следовало озадачиться заранее, но я понадеялся на Дима. Уж он-то знает, куда мы едем. Надеюсь.

- Где-то здесь, в поселке, - задумчиво ответил Дим. Очень точное целеуказание. Мы что будем обходить весь поселок и вопрошать, не проживает ли в этом доме симпатичная дама по имени Фрея?

- А поконкретнее нельзя? Куда едем? Ты предложил поехать в Тьери, вот и излагай план наших дальнейших действий. Да, и смотри из фургона не очень высовывайся, не забывай о маскировке.

- Давай спросим о Фрее в том кабачке, где я ее увидел. Ее там обязательно должны знать. По той улице, по которой мы едем до второго поворота, затем налево и до небольшой площади с памятником кому-то из основателей поселка и мы на месте, - инструктировал Дим.

- Ты думаешь, кабачок еще открыт? Наверняка его хозяин уже видит третий сон и будет не слишком рад нашему появлению.

- Пустяки, - заверил Дим, - Он содержит комнаты для постояльцев, а путешественники могут появиться в любое время.

Я с сомнением покачал головой, будут ли рады путешественникам, появившимся в почти неурочный час. Но лучшего плана все равно не было. Да и ночевать в фургоне, будучи в поселке, совсем не хотелось.


Наш стук в дверь разбудил, наверное, пол квартала. Видимо, у хозяина кабачка был очень крепкий сон. Если он сдает комнаты постояльцам, то явно не тем, которые являются на ночь глядя.

- Кто там ломится среди ночи? Уходите, а то спущу собаку, - наконец раздался из-за двери ворчливый голос.

Не слишком гостеприимный ответ. А где здравствуйте? Не желаете ли отдохнуть с дороги, господа путешественники? Сфера услуг определенно оставляет желать лучшего.

Я проглотил готовый сорваться смешок, это не лучший способ завязать знакомство. Но, собака... Это совсем не то, что могло бы привести нас в смятение. Эх, не видел он ту собаку, что сидит у меня в фургоне. Диму достаточно просто рявкнуть, чтобы загнать в конуру любую самую крупную собаку. Мой друг вылезать из фургона не спешил, ожидая окончания переговоров, очень дальновидно с его стороны.

Видимо, мы действительно разбудили хозяина в неподходящий момент, с чего бы ему иначе быть таким неприветливым?

- Любезный хозяин, Вы, наверное, уже спали?

- Спал ли я? Да я вообще не сплю, - из-за двери послышался мощный зевок, свидетельствующий как раз об обратном, - различные назойливые личности так и норовят заявиться среди ночи.

- Сочувствую. А вот мы как раз не отказались бы провести ночь под крышей в уютной комнате.

- Ступайте на постоялый двор, - проворчал хозяин кабачка.

- Что такое постоялый двор? Шум, суета, массовость в ущерб качеству. Я слышал, у Вас есть пара комнат, которые вы иногда сдаете посетителям. Как на счет того, чтобы пустить нас на ночлег?

- Комнаты я сдаю не меньше чем на неделю, - пробурчал хозяин.

Не уверен, что так оно и было. Быть может, он просто хотел от нас отделаться, не желая возиться с припозднившимися путешественниками, выдвигая такое нелепое требование. А что было делать? Нам необходим был именно этот кабачок.

- Мы заплатим за неделю, - деньги у нас совсем не были лишними. С другой стороны, поселившись здесь, вести расспросы гораздо удобнее, чем просто зайдя пообедать.

Послышался лязг отодвигаемого засова и передо мной предстал краснолицый толстячок в ночном халате и забавном колпаке на голове.

- Заходите. Плата вперед, за неделю семь серебрушек, - видимо хозяин считал свои апартаменты весьма дорогими.

- Надеюсь, за эти деньги мы сможем загнать фургон к вам во двор, а лошадей поставить в стоило?

Толстячок хмыкнул, удивленный моей покладистостью, и отправился будить слугу. На самом деле, ничего удивительно в ней нет. Упрямство, желание поторговаться и сбить цену порой бывают уместны, но не сейчас.

- Бартик, вставай, бездельник. Загони фургон господ во двор и распряги лошадей, - наверное, слуга тоже был соней, под стать своему хозяину.

- Проходите, комнаты сейчас будут готовы, - это он уже нам. Вот сразу бы так.

Бартик выполз из своей комнатушки, похожей скорее на чулан, зевая и пытаясь на ходу обуть второй сапог.

- Любезный Бартик, позаботьтесь, как следует о наших лошадях, - я нашел в кошеле пару медных монет и протянул их слуге, чтобы немного пробудить если не его самого, то энтузиазм и желание действовать.

Тот, молча спрятал деньги в карман, и, наконец справившись с сапогом, вышел за дверь. Тьфу-тьфу-тьфу. Надеюсь, он там ничего не перепутает - лошадей в стойло, фургон во двор.

- Я надеюсь, комната достаточно просторная для двоих? - поинтересовался я у вернувшегося хозяина.

- Отличная комната, сударь. И очень просторная. Но где же Ваш товарищ?

- А-а-а-а-а! - раздалось со двора, куда Бартик уже успел загнать наш фургон.

- Мой товарищ следит за тем, как Ваш слуга паркует наш фургон, - ответил я хозяину кабачка, - видимо, они только что познакомились.

Тот непонимающе закрутил головой и сел на удачно оказавшийся за его спиной табурет. Не пойму, почему все так реагируют на появление Дима? По сути, он очень мил и хорошо воспитан. На моей памяти он никого не пытался укусить кроме Лютиса Привера, но того право было за что, и разбойников.

- Заселяться будем? - спросил Дим, виновато посмотрев на хозяина кабачка. Пугать Бартика он совершенно не собирался.

- Собакам комнаты не сдаем, - попытался тот протестовать.

- Будьте вежливее, любезный. Порой собака тоже человек. Что за предрассудки? Тем более за те деньги, что Вы с нас запросили.

- Мы надолго Вас не стесним, - поддержал я Дима, - остановимся дня на три - четыре, а заплатим за неделю.

С таким аргументом поспорить содержатель кабачка не мог. Он пытался, это явственно отразилось на его лице. Аргумент победил.

- Ладно, заходите, - сказал он покраснев.

- Ура, ура, - подхватил Дим, - я буду спать на кровати.

- Как на кровати?

- Чему Вы удивляетесь, любезный, - подхватил я, - Не предлагаете же Вы постояльцам спать на полу?

- Нет, как Вы могли подумать, - хозяин покраснел еще больше, - располагайтесь, как вам будет удобно. Правда, ужина у меня нет. Разве что-то из холодных закусок.

Дим облизнулся, вот ведь собака, все бы ему есть. Посмотрев на заспанное лицо хозяина, от закусок я решил отказаться. Нам еще с ним завтра беседовать и желательно с благодушно настроенным. И ужинали мы не так давно.

- Спасибо, мы пройдем в комнату.

Выдержав укоризненный взгляд Дима, я прихватил ключ и поспешил по лестнице к указанной комнате. Фургон мы разгружать не стали - ценных вещей у нас там не имелось, вряд ли кто позарится на наше походное снаряжение на закрытом дворе кабачка.


Нет, все-таки это что-то. Просыпаться в мягкой постели, пусть и не у себя дома, что было бы уже совсем хорошо. Но и так тоже неплохо, гораздо приятнее, чем на полу фургона или на земле у костра. Я совсем не против путешествий. Романтика дороги некоторым образом привлекательна и несет немало новых впечатлений. Но вот иногда, проснуться на такой мягкой постели - неповторимое ощущение.

Дим сидел у окна и задумчиво смотрел на улицу, что-то бормоча себе под нос. Ну и нос у него все-таки.

- Путь - ни будь, глыбой - рыбой.

Что это с ним? Быть может, заболел? Вот опять что-то наговаривает. Я прислушался.

- Я бы мог безмолвно молчать,

Замереть ледяною глыбой,

На уста, наложив печать,

Если был бы морскою рыбой.

Я бы мог лететь в небеса.

Мне такое порою снится.

Ветер крыльями гнать в паруса,

Если был бы я вольной птицей.

Кем ты будешь? Спроси меня.

Повторю опять и опять

С этих пор до скончания века

Буду тем, кто умеет мечтать

Выбираю - быть человеком.


Быть собакой тоже неплохо.

Не считайте меня интровертом,

Не встречайте печальным вздохом,

Буду с другом моим Альбертом

По земле бродить бескрайней.

Шагом меряя километры,

Прикасаясь лапами к тайне,

Разделяя дорогу с ветром.


Ничего себе, это он стихи сочиняет. Про себя и про меня. Я взволнованно молчал, потрясенный искренностью стиха.

Дим обернулся, встретился со мной взглядом и приветственно махнул хвостом.

- Хорошее утро. А может, не станем искать Фрею? Действительно, что ей собака?

Мой друг явно прибывал в задумчивом расположении духа - немного грустном, располагающем к размышлениям и печальным стихам. Это совсем неплохо - посидеть не торопясь у камина с чашкой ароматного чая, смотря на угли и придаваясь мечтаниям. Это просто отлично, но только не сейчас. Как это ни прискорбно, придется разрушить тонкую атмосферу, навеявшую моему другу стихи. Пора приводить Дима в расположение духа бодрое - более соответствующее нашим ближайшим планам.

- Ага, отдадим Фрею магу, а потом и сами сдадимся. Ты будешь замок сторожить, я поеду на ярмарку в виде бурундука.

- Б-р-р-р-р, - Дим потряс головой.

- Вот то-то и оно. Одно слово - б-р-р-р-р, так что собираемся в поход. Настроение иметь бодрое и торжественное, форму парадную.

- Да, что-то я задумался, - согласился Дим, - Когда выступаем?

- Прямо сейчас и пойдем. Начнем с расспросов хозяина кабачка.

Дим несколько раз весело подпрыгнул, заставив все здание сотрясаться, изображая утреннюю зарядку.

- Дим, перестань прыгать, а то все подумают, что началось землетрясение.

- Это как?

- Это так же как сейчас, только никто не знает о том, что ты прыгаешь.

- Здорово.

- Честно говоря, не очень. Пошли, если хозяин и спал, то после твоих прыжков точно проснулся.

Мы спустились в обеденный зал. Вкусный запах готовящейся еды настиг нас еще на лестнице, заставив ускорить шаги. Как оказалось, не зря. Завтрак был уже готов, более того, он был включен в счет оплаты за комнату. Какая непредусмотрительность. Владелец кабачка явно погорячился. Зная аппетит Дима, возьмусь поспорить, он сведет всю предполагаемую прибыль кабачка к минимуму. Что, признаться, меня нисколько не огорчало.

Хозяин кабачка посмотрел на нас с опасением. Интересно, чем это вызвано. Ага, ответ не заставил себя долго ждать.

- Это вы трясли потолок? У меня сковорода чуть с плиты не ускакала.

- Пустяки, любезный хозяин, сущие пустяки. Мой друг любит с утра немного поразмяться, особенно когда голоден.

- Сейчас, сейчас. Вы только скажите другу, чтобы он больше не прыгал.

- Непременно, обязательно скажу. Вообще, Дим очень подвижен, когда голоден. Несите же скорее завтрак, любезный хозяин.

Памятуя прискорбный случай, когда злополучный блюститель Лютис Привер угостил нас сонным пивом, я взглянул на ауру хозяина - ничего особенного, добродетелью не блещет, но и на коварного злоумышленника не похож.

Глядя на то, как с тарелки Дима одна за другой исчезают порции еды, рассчитанные на человека, кабатчик печально вздыхал.

- Сударь, - обратился он ко мне, - нельзя ли вашего друга угостить чем-то более подходящим его виду?

- Это как, любезный хозяин? Уж не хотите ли Вы, чтобы Дим грыз кости?

- Костей я и у Баралора нагрызся. Хочу окорок, - заявил Дим.

- Но как же....

- Как же Ваши доходы, уважаемый? - поинтересовался я.

Хозяин помялся немного и пробурчал: "Никому не запрещается иметь доход".

- Ага, и при этом драть с постояльцев двойную цену.

Кабатчик насупился. Пора было его слегка приободрить, иначе наши переговоры могли завершиться, так и не начавшись.

- Ну, ну, любезный хозяин, не огорчайтесь так. Вполне возможно, мы задержимся у Вас гораздо меньше, чем на неделю, и даже меньше чем на четыре дня, - в глазах кабатчика промелькнул огонек надежды, и я продолжил, - в некотором роде это зависит от Вас.

- Не думаете ли вы, что я стану вас гнать?

Не рассматривал он этот вариант вовсе не из человеколюбия. Репутация заведения тоже много стоит. Не гонит и ладно, нас его мотивация не интересовала.

- Ну, что Вы. Конечно, мы так не думаем. Просто мы разыскиваем одну особу. И как только наши поиски увенчаются успехом, мы тронемся в дальнейший путь.

- Так это же совсем другое дело, - вскричал кабатчик, довольно потирая руки, - Кто вам нужен? Я знаю всех в Тьери.

Нельзя же так бурно радоваться предстоящему отъезду ближнего своего. Да ладно, не будем к нему слишком строги.

- Мы ищем молодую симпатичную особу по имени Фрея.

- Фрея? Как же, знаю, знаю. Очень симпатичная девушка. Говоря между нами, она разбила не одно сердце восхищенных воздыхателей.

Хозяин вопросительно посмотрел на нас, и я поспешил его заверить.

- Нет-нет, у нас намерения лишь деловые.

Некоторым образом, так оно и есть. Мы собираемся только побеседовать и предупредить девушку о коварной сущности одного мага. По крайней мере, у меня других мотивов нет. Дим, смутившись, опустил взгляд, но, к счастью, кабатчик этого не заметил. Ни к чему давать ему лишние поводы для сплетен.

- Деловые? Тогда, должно быть, у вас дело к его отцу? Он купец в наших краях известный.

- Не совсем. У нас известие именно для молодой леди. Впрочем, я надеюсь, Вы поведаете, как нам найти и ее и ее достойного отца.

- Нет ничего проще. Дом купца Плаунта вам каждый покажет. Да вот, хотя бы мой слуга Бартик. Вообще-то Фрея частенько ко мне заглядывает, но вот уже неделю, как ее не видно, - немного удивленно сообщил нам кабатчик, удивив этой новостью, прежде всего себя, - и ее отца я в городе в последнее время не видел. Уж не случилось ли чего?

- Мы должны их спасти, - заявил Дим.

- Случай действительно странный. Но совершенно не показательный. У благородного семейства может быть множество причин на то, чтобы не слоняться по городу.

- А вдруг..., - заволновался Дим.

- К чему гадать? Закончим завтрак и сходим, посмотрим. Скорее всего, все твои страхи напрасны и причина непоявления Фреи в городе самая прозаичная.


Бартик шел впереди, безудержно болтая и рассказывая нам обо всех достопримечательностях местного значения. Оказывается, он тот еще говорун. По крайней мере, днем. Наверное, это два разных человека - Бартик днем и Бартик ночью. Мы с Димом шли следом. Дим постоянно пытался ускорить шаг и смирял его лишь после моего укоризненного взгляда. Ни к чему проявлять чрезмерный интерес и демонстрировать торопливость. Если что-то случилось неделю назад, будем ли мы пятью минутами позже или раньше, большого значения не имеет.

А Тьери, оказывается совсем не маленький поселок - идти до дома купца Плаунта пришлось почти полчаса.

Подозрительная суета встретила нас еще на подходе. Нездоровое оживление, скопление зевак, пара лоточников, смотрящихся здесь совсем неуместно и приказчик, уговаривающий любопытных разойтись.

Как я узнал, что это приказчик? Ума не приложу. Некоторые люди выглядят так убедительно. Вот посмотришь на него и сразу видно - приказчик. Таков незримый отпечаток профессии. Другому же не убедить меня в этом, приведи он массу аргументов.

- Проходите, проходите, - вещал приказчик, - нет здесь ничего интересного.

Некоторые люди проходили, но на их место тут же подтягивались новые. Так что количество зевак у дома купца продолжало оставаться немалым.

Бартик, привлеченный этим необычным ажиотажем, подошел к ближайшей компании зевак и начал оживленный разговор. Версии случившегося посыпались на нас как из рога изобилия.

- Купец заперся в доме и никого к себе не пускает.

- Да нет, он не сам заперся, его захватили разбойники.

- И вовсе не разбойники, его посадили под домашний арест решением самого графа Зарлина.

- Все это пустяки. Вся семья купца заболела невиданной лихорадкой. Купец, домочадцы, слуги, все как один.

- Пошли отсюда, - позвал я Дима.

- А как же новости? - он кивнул на толпу зевак.

- Таких новостей ворох на каждом рынке. Постараемся получить информацию из первых рук.

Мы двинулись к дому. Приказчик попытался преградить нам дорогу. Видимо, на то он здесь был и поставлен.

- Проходите мимо. Купец сегодня не принимает.

Я придержал Дима. Разумеется, никакие приказчики не были для него преградой, будь их хоть целый десяток. Только не время сейчас для силовых действий, конфронтация нам ни к чему. Надо направить мыслительный процесс приказчика в иное русло.

- А скажите, любезный, какова динамика роста цен на зерно за последние три года?

Вот и все, дело сделано. Приказчик на пару секунд задумался, прикидывая динамику цен. Нам этого вполне хватило на то, чтобы спокойно его обойти и направиться к двери дома купца. Хороший дом, основательный.

Приказчик немного удивленно обернулся нам вслед: "Сударь, а как же динамика цен? Повышение в среднем на полтора процента".

- Отлично, - крикнул я, не останавливаясь. Ни к чему огорчать беднягу известием о том, что динамика цен на зерно мне совершенно неинтересна.

Приказчик задумался, что же в этом такого отличного. Боюсь, он сделает из моей фразы далеко идущие выводы. Я же не имел в виду совершенно ничего, лишь хотел его слегка приободрить.

Колебание цен на рынке зерна, надеюсь, не будут зависеть от сказанного мною "отлично".

На крыльце дома тесной группой стояли три человека. Последний рубеж обороны? Не похоже. По крайней мере, все они смотрели на дверь и слушали доносящиеся оттуда указания. Один даже что-то записывал, внимательно ловя каждое слово, доносящееся из дома.

- Ткани с побережья придержите, ближе к осени они подрастут в цене. Дальше, почем, вы говорите, крестьяне предлагают горох? По два медяка? Не платить больше полутора, если хотят, пусть сами везут в Зарлин. К приходу обоза приготовьте место на складах, чтобы не получилось как в прошлый раз.

Ага, стало быть, досточтимый купец раздает указания своим приказчикам. Но почему из-за двери? Вышел бы на крыльцо или людей пустил к себе. Что за неприятность заставила его прибегнуть к столь экстравагантному способу? Может, действительно, приключилась какая болезнь?

- Грузчиков на время не нанимайте, лучше возьмите еще двух постоянных, - продолжал давать указания купец, - Меланья, где мои тапки?

Тот, что был с бумагой, старательно записывал, проговаривая в полголоса.

- Грузчиков на время не нанимать, взять двух постоянных. Меланья где мои тапки?

- Господин Плаунт, повторите, что надо делать с тапками?

- У, бестолочь, это я не тебе. Доберусь я до тебя.

Писарь недоуменно пожал плечами: "Бестолочь - это не мне, понятно. Но, что все-таки делать с тапками"?

Приказчики хитро улыбались, видимо они были поумнее.

- Позвольте, у нас важное дело к глубокоуважаемому купцу Плаунту, - обратился я к собравшимся на крыльце.

- Господин купец временно не принимает. Ваше дело можете изложить нам, - отозвался один из приказчиков.

- Это совершенно невозможно. Дело конфиденциальное, хотелось бы поговорить лично.

Я включил аурное зрение и осмотрел окружающих. Приказчики как приказчики, лишь у писаря аура чуть более тусклая. Понятно, парень немного туповат. А это что? Интересно, интересно. Дверь дома светилась тусклым красным светом - точно так же, как полог сигнализации в замке мага. Но на этом дело не заканчивалось. От полога двери тянулась нить к ближайшему окну, ставя и его под защиту, и к следующему тоже. Обойдя все окна, нить исчезала за углом. Видимо, охранный полог был установлен и там. Вот она - таинственная причина, что удерживает в доме досточтимого купца.

Я рассмеялся и, перехватив недоуменный взгляд Дима, шепнул ему на ухо: "Знаешь, почему купец не выходит из дома? На всех дверях и окнах стоит защитный полог".

Дим недоверчиво склонил голову на бок.

- Точно, точно, - заверил я его, - можешь мне поверить. Никакой трагедии не произошло, купец просто заперт в доме. В своем собственном доме.

Дим улыбнулся. Видимо, этот случай ему тоже показался забавным.

- Почему же он не позовет того, кто откроет ему дверь? Здесь достаточно самых элементарных волшебных умений.

- Вот войдем и узнаем. Ты сможешь сам его об этом спросить.

Приказчики переводили удивленный взгляд с меня на Дима, слушая наши смешки и заметив, что мы в полголоса переговариваемся.

- Что там происходит? - спросил из-за двери купец.

- Два посетителя хотят с Вами поговорить. Один человек и одна большая говорящая собака. Просят разрешение пройти в дом, и при этом недостойно хихикают, - отозвался приказчик.

Что за гнусный навет. Что этот человек нашел недостойного в наших улыбках?

- Ах, так. Хихикают, значит? Что ж, не будем удерживать любезных гостей, пусть заходят.

Приказчики отбежали от крыльца и прикрыли глаза руками. Хороша зная действие защитного полога, я представлял, какого продолжения они ожидают - нас с Димом, кубарем катящихся с крыльца и вспышки света.

- Пойдем, - шепнул я Диму, - не будем заставлять ждать такое скопление людей.

Остановившись в полуметре от двери, я окрасил ауру правой руки в красный цвет и, коснувшись полога, привычно поменял его цвет на зеленый.

- Что же Вы стоите, господин купец вас ждет? - подначил один из приказчиков. Какая наивность.

Жестом фокусника я распахнул дверь и позволил Диму войти первым. Тот шел торжественным шагом, как на параде, гордо подняв голову.

Удивленные возгласы, открытые рты зевак. Право, Дим заслужил немного триумфа.

- Зраст..., - купец поперхнулся, увидеть входящей к нему в дом большую собаку он никак не ожидал, - здравствуйте, господин маг. Или, быть может, Магистр?

- Мое почтение Вам, досточтимый купец, - как все-таки вежлив мой друг. Что ни говори, ученый человек, пусть и временно собака, - я не маг и уж тем более не Магистр. А что касается защитного полога, то отключил его мой друг. Вот он.

Дим мотнул головой в мою сторону, и я переступил через порог.

- Ага, стало быть, Вам мы обязаны освобождением? Вы имеете честь быть магом.

Быстрота, с которой он перестроился, делала честь его сообразительности.

- Что Вы, любезный хозяин, так, всего лишь несколько мелких фокусов из арсенала операторов первого уровня.

Купец посмотрел на меня недоверчиво. На его глазах свершилось чудо. И вдруг, свершивший его, утверждает, что ничего особенного не произошло.

- Понимаю, скромность. Это очень украшает молодого человека. Проходите скорее, ни слова о делах, прежде чем я угощу вас обедом.

Вот это я понимаю, всегда бы так. Не то, чтобы мы проголодались, но намерение угостить нас весьма похвально. Не след препятствовать людям в таких полезных намерениях.

- Меланья, быстро собирай на стол, у нас гости, - начал отдавать распоряжения купец, - Прошка, быстро в погреб. Принеси холодные закуски, и настойку не забудь.

- Вы не откажетесь от чарочки настойки? - это он уже нам.

- Разве что от одной, - ответил я, - мы здесь проездом и сегодня же хотели бы двинуться дальше.

- Надеюсь, что она будет соответствующих размеров? - заметил Дим.

- Самых что ни на есть соответствующих, - заверил купец, - для Вас поставим специальную. Проходите в столовую, я сейчас буду, лишь отдам самые срочные распоряжения.

Купец, с опаской покосившись на дверь, вышел на крыльцо, где поджидали его приказчики. Мы же с Димом в сопровождении полноватой Меланьи отправились в столовую.

- Проходите, проходите. Вот радость-то какая. А Фрея уж как обрадуется. Молодой девице неделю безвылазно просидеть дома, это вам не шутки.

- А что, Фрея тоже здесь? - поинтересовался я.

- Здесь, где же ей быть то. Сидит у себя в комнате. Как, значит, купец наступил на ту самую штуковину, которая двери открывала, так все здесь и сидим. Говорила я ему - не доведут до добра эти магические штучки.

- Меланья, что случилась? - привлеченная шумом в гостиной, с лестницы второго этажа быстро спускалась молодая девушка.

Е-мое, она действительно была красавицей - ярко выраженная брюнетка, чуть полновата, но это нисколько не портило ее, лишь придавало дополнительный шарм. Выглядела Фрея очень эффектно. Дим мне ничего об этом не говорил. Не это ли заставило Баралора воспылать чувствами к обладательнице чуть вьющихся волос, больших ресниц и упрямо вздернутого носика.

Фрея стрельнула в нас жгучим взглядом. Да, так можно сбить с ног кого угодно, вполне понимаю Дима. Понимаю и сочувствую. Почему сочувствую? Связавший жизнь с такой девушкой может смело распрощаться с покоем до конца своих дней.

- Фреюшка, мы снова свободны, спасибо этим господам.

- Господам? Меланья, собаку ты тоже называешь господином?

- Вообще-то я не совсем простая собака. Некоторым образом мы даже знакомы, вернее, встречались, - проговорил Дим.

- Я бы непременно запомнила, - Фрея сверкнула своим жгучим взглядом, - такую колоритную внешность.

- Тогда я еще не имел несчастья пребывать в этом виде. Проще говоря, я был человеком.

- Вы меня интригуете господин....

- Димкап. Мой друг называет меня просто Дим, и я не возражаю.

- Вас очень тяготит нынешний облик господин Дим?

- Просто Дим. Облик? Тяготит? Не слишком, но все же хотелось бы стать обратно человеком.

- Меня зовут Фрея. Надеюсь, Дим, Вы расскажете мне немного о себе?

Разговору не суждено было продолжиться, потому как, в этот момент в столовую энергично вбежал Плаунт собственной персоной.

- Как наш обед? Меланья, пошевеливайся, люди ждут. Прошка, где ты, бездельник?

Все завертелось и закрутилось с удвоенной скоростью. Должно быть, Плаунт и в самом деле хороший организатор, если одно его присутствие может так ускорить действие. Через пять минут обед был готов, и купец пригласил нас к столу.


- Нет-нет, дорогой купец, поверьте, третья чарка определенно будет лишней. Нам же в дорогу, - пытался возразить я.

- Нам в дорогу, - поддакнул Дим, лакая наливку из большой миски, размером литра на три. Не забывая и о еде.

- Как в дорогу? Я же еще не рассказал вам, как мы оказались в осадном положении.

- Да, расскажите непременно.

- Расскажите, - присоединился Дим.

- За это надо выпить и за наше счастливое освобождение.

- Вообще-то я не одобряю, и к тому же в дорогу.

- Я тоже не одобряю, - согласился Плаунт, - Был бы я тогда купцом? И прошу заметить вполне преуспевающим. Но здесь такой случай.

Мы чокнулись и Плаунт начал рассказ.

- Это все Баралор - маг окаянный. Такой в последнее время сделался навязчивый, все стремится угодить. Вот он и установил на все двери и окна сигнальный полог. Уверял, что из лучших побуждений.

В это, допустим, я вполне могу поверить - решил Баралор задобрить купца. Но как получилось так неловко? Плаунт продолжал.

- Говорил, что заботится о нашей безопасности. Нет, поначалу полог работал замечательно - включался и выключался, как ему и положено. Пока я случайно не наступил на ключ. Ногу так свело - два дня на нее наступать не смог, но это еще ничего, ключ перестал работать. В тот самый момент, когда полог был закрыт.

- Меланья, принеси ключ нашим гостям, - крикнул купец.

- Вот еще, чтобы я эту гадость в руки взяла, - заворчала кухарка.

- Неси, она больше не работает.

- Вот она, вещица эта окаянная, получите, - через полминуты кухарка протянула мне непонятное изделие.

Ключ был весьма любопытен. Внешним видом он напоминал небольшой нефритовый молоток на ручке из какого-то другого материала. Ручка была самой обычной - цилиндрической. А вот сам молоток был сделан довольно изящно. Одну сторону его венчало изображение замка, другую - изображение ключа. И в ключ, и в замок были встроены совсем крошечные жемчужины. Кроме волшебного предназначения ключ имел красивый внешний вид. Мастер, изготовивший его, немало постарался. Я взглянул на эту вещицу аурным зрением. Так и есть - остаточное свечение, почти незаметное, с одной стороны красное, с другой зеленое. Похоже, ключ просто разрядился, когда купец так неудачно на него наступил.

- Ну что скажете, господин маг?

- Еще раз говорю, я совсем не маг. А сказать, скажу - красивая вещица. Но работать больше не будет, надо ее подзаряжать. Я, конечно, мог бы попробовать, стикеры у меня есть. Вот только работать с незнакомым устройством.... Давайте оставим все как есть. Сейчас защита отключена, и Вы можете беспрепятственно выходить из дома, и что самое важное, заходить обратно.

- Да я не про то. Ну, ее, эту защиту. Народ у нас спокойный, запоры в доме надежные, сторожа - ребята крепкие.

- Это хорошо, тогда пусть все так и остается. У меня к Вам, уважаемый купец вопрос.

Плаунт добродушно хлопнул меня по плечу: "Говори мне ты".

- Идет. Так вот, отчего ты не позвал раньше специалиста, который смог бы отключить защитный полог?

Купец хмыкнул. Видимо вопрос мой был совсем не прост. Точнее, ответ на него.

- Слухи. Всему виной слухи.

- Слухи? Но их и так пошло немало. Или я не прав?

- Это всего лишь сплетни. А сплетням, как известно, доверия нет. То ли заперся купец Плаунт в доме, то ли нет. Сам ли? С чьей либо помощью? Это все сплетни - то есть слухи ни на чем не основанные, кроме досужих домыслов. А вот пошли я приказчика за магом, это совсем другое дело. Сразу же распространятся слухи о том, что я не смог справиться с чем-то в своем собственном доме. А это такой удар по репутации известного купца. После такого дела долго приводить в порядок. Каждый поставщик посчитает, что может брать с меня цену большую, чем с других купцов. Каждый покупатель захочет недоплатить.

- Да, серьезный аргумент. И долго ты так собирался сидеть?

- Еще недельку просидел бы. А потом, хочешь, не хочешь, пришлось бы посылать в Зарлин, просить графа прислать городского Магистра. Так что спасибо тебе, Альбертус, ты здорово меня выручил. И главное, удачно получилось. Вы зашли ко мне как бы мимоходом, по своим делам.

И этот туда же. Что они все сговорились что ли?

- Вообще-то меня зовут Альберт.

- Альберт? Не звучит. Альбертус гораздо звучнее, это я тебе точно говорю.

Что за странные пристрастия к удлинению имен? Впрочем, для меня тоже непривычно звучало бы, скажем - Алексан. Так и тянуло бы переименовать его в Александра.

Беседа наша как-то сразу разделилась на две половины. Мы с Плаунтом увлеченно обсуждали особенности политики и торговли. Дим же, отсев к камину, о чем-то беседовал с Фреей. Надеюсь, он скажет ей все, что собирался.

Так за закусками и приятной беседой мы просидели до самого вечера, а отправляться куда-либо в путь, на ночь глядя, было бы совсем неразумно. Купец уговаривал остаться у него ночевать, но здесь я твердо отказался. Во-первых, у нас была уже зарезервирована комната и потом меня волновала возможность продолжения банкета, не покинь мы этот гостеприимный дом. Голова и так уже изрядно шумела. А завтра в дорогу.

В кабачок, где мы снимали комнату, нас доставили в экипаже. Тот самый кучер, который забирал Фрею, когда Дим увидел ее в первый раз. Всю дорогу Дим порывался спеть песню и облизать кучера. В общем, ехали мы весело. Так же весело поднимались в свою комнату, несмотря на постную рожу кабатчика. Похоже, он рассчитывал на то, что мы съедем сегодня. Ха, как смешно. Весело упали на кровати. Вернее на кровать упал я, Дим же положил на кровати лишь голову, расположившись на полу. На этом все наше веселие и закончилось.

Утро было кошмарным. Голова трещала во рту стояла сухость. И почему я вчера был так неумерен в вишневой наливке. И это притом, что обычно я довольно сдержан в вопросах употребления алкоголя.

- О, моя большая лохматая голова, - судя по всему, Дим чувствовал себя не лучше.

- А не надо было кричать - "Подайте миску, язык в кубок не помещается".

- Но он действительно не помещается.

- Собаке не прислало так пить. Тем более ученой.

- Извини меня, Альберт. Вообще-то научный труд оставляет мало времени на злоупотребление алкоголем. Это все стресс последних месяцев, он сыграл со мной скверную шутку.

- Ха-ха-ха, - меня разбирал безудержный смех.

- Что с тобой, Альбертус? - удивился Дим.

- Двое малопьющих надрались как последние ослы. Дим, ты огурцы ешь? А рассол? - Дим сморщился, видимо рассол был совсем ему не по душе.

- Может, лучше молока?

- Валяй, сейчас закажем. В большой миске, как ты любишь. Ха-ха-ха.

Смех отдавался болью в моей многострадальной голове: "Все, с этого дня объявляется сухой закон".

- Согласен. А пиво?

- Не более одной кружки за раз.

- Согласен, - кивнул Дим.

- К тому же мы еще вчера собирались уехать из Тьери. Слишком беспечно с нашей стороны здесь задерживаться. Ты как, Фрее сказал все что хотел?

- Все что хотел и даже чуть больше. Она такая.... И, должен заметить, разговор наш совсем не был напрасным. Она просила заехать сегодня.

- Зачем?

- Хочет познакомить нас со своей подругой. Та немного ведунья и может нам дать совет. Нам ведь нужен совет? Куда именно отправиться, мы так и не решили.

- Совет - это хорошо. Но как-то неудобно опять заявиться в дом Плаунта. Навязчиво.

Дим задумался, будет ли нам удобно заявиться к Плаунту в гости. Не знаю, какое решение мы бы приняли, но принимать нам его не пришлось. Разрешение наших сомнений ждало нас внизу в обеденном зале, куда мы и спустились в поисках рассола и молока для Дима.

Решение приняло облик кучера купца Плаунта. Он жал нас с раннего утра. Таков был наказ купца. Плаунт просил не уезжать, не побывав еще раз у него.

Вот и разрешились наши сомнения. Отказываться от приглашения я не видел оснований, Дим же изначально был за. Еще бы - удобный повод еще раз повидать Фрею. Ранние улицы Тьери были уже заполнены народом, копыта лошади стучали по мостовой, а мы с Димом гадали, что заставило Плаунта пригласить нас снова. Уж не случилось ли чего?

Гадать пришлось недолго. Минут через десять экипаж остановился у дома Плаунта.

Купец встречал нас на крыльце, хотелось бы думать, что он вышел случайно. Если ждал нас - это тревожно. Или он не может войти? Я взглянул на дверь аурным зрением и вздохнул с облегчением - все в порядке, полог светился приветливым зеленым светом.

- Здравствуйте гости дорогие, - нет, только не это.

Дим тоже враз погрустнел, хотя, куда уж больше. А купцу хоть бы что, а нет, глаза тоже покраснели и вид нездоровый.

- Мы уже позавтракали, - поспешил заверить я. Чем, спрашивается не завтрак соленый огурец и чарка рассола?

Купец понимающе усмехнулся: "Я тоже. Собственно, я зачем попросил вас заехать".

Да-да, это очень интересно.

- Вчера за разговорами я забыл вас поблагодарить.

- Почему же, Вы были очень красноречивы, уважаемый купец.

Плаунт махнул рукой: "Не то. Это все не то. Вы меня избавили от больших убытков, а я не привык оставаться в долгу".

Я пожал плечами. Признаться, я не ждал другой благодарности.

- Денег вы, разумеется, не возьмете?

С чего он взял? Это не так уж само собой и разумелось. Могли бы и взять. Но, купец прав, это будет не совсем удобно. Как это ни парадоксально, оплаченная помощь имеет меньшую ценность. Еще меньшую имеет только помощь, которую приняли бесплатно. Где же спрашивается выход? Похоже, Плаунт его отлично знал.

- Не хотелось бы, - подтвердил я, - не так велика была моя услуга, чтобы речь шла о деньгах.

Не велика, разумеется, по затраченному времени и объему приложенных сил.

- Понимаю, понимаю, - кивал купец, - поэтому и не предлагаю вам деньги. Но, надеюсь, вы не откажетесь от подарков? В знак моего доброго расположения.

- От подарков? - я посмотрел на Дима. Тот согласно кивал, - от подарков не откажемся.


Вот так и бывает. Чего мы не ожидали, так это подарков. Но это совсем не повод, чтобы от них отказываться. Вы не находите? Тем более, когда дарят их с вполне искренними намерениями.

- Вот, смотрите, что я приготовил. Пришлось погонять приказчиков. У нас, конечно, поселок, не город, но тоже порой можно найти забавные вещицы.

Купец расстарался. Насколько я понимаю, вещицы для Тьери действительно были редкие.

- Вот это Вам, уважаемый Димкап, как человеку ученому.

Для Дима это обращение само по себе было подарком. Непрост купец, ох, непрост. Впрочем, в хорошем смысле этого слова.

Купец протянул моему другу - чтобы вы подумали? Что можно подарить собаке, которая человек и к тому же ученый? Это была книга - сборник стихов поэтов прошлого и позапрошлого века. Небольшого карманного формата. И где он его только откопал?

Дим был доволен ужасно, даже несмотря на то, что читать самостоятельно сейчас ему было ее затруднительно.

- Альберт, ты мне ее полистаешь? - спросил он с надеждой. Ну, что с ним поделаешь?

- А теперь Вам, уважаемый маг, - это он мне. Вот как мне его убедить, что никакой я не маг.

Это был посох. Небольшой, легкий, композиционный - настоящий посох мага. Нижняя треть делилась вдоль на три части, далее - целиковая середина и вершил посох небольшой набалдашник, соединяющийся, как я уже успел узнать, с шаром-накопителем. С лифром, или даже хлотом.

Я взглянул на посох аурным зрением - ничего, обычное дерево и совсем немного металла. Плаунт следил за моей реакцией. Должно быть, он полагал, что я знаю, что с ним делать. Нет, теоретически я догадывался - это инструмент для оперирования магическими энергиями. Судя по нижней трети, можно предположить, что энергиями трех цветов. Плюс накопитель, позволяющий присоединять к себе накопитель более емкий. Но как это все работает? Ладно, разберемся. В любом случае вещица знатная и очень мне понравилась.

- Еле удалось найти такую редкость в наших краях, - объяснял купец, - Проезжий мастер проигрался в пух и прах и вынужден был оставить его в гостинице в качестве оплаты. Хозяин гостиницы был просто рад, когда я пожелал его у него купить. Не сомневайся, вещь добрая, в столице за такой попросили бы не менее полутора десятков золотых.

Я не сомневался, работа, действительно, была тонкая. И купец остался не сильно в накладе. Судя по всему, он смог приобрести посох по цене гораздо ниже рыночной. И мне с подарком он угодил.

Фрея, выглядывая из-за дверей черного хода, подавала Диму многозначительные знаки. Похоже, она не хочет слишком афишировать намечающуюся поездку к подруге.



6.


- Привет, Дим! - Фрея взлохматила густую шерсть на голове у моего четверолапого друга.

Все, парень пропал, судя по его радостно-умилительному взгляду.

- Здравствуйте, сударь, - это она мне. Вежливо, но без фамильярности. Молодец, выбрать правильный тон для общения не такая простая задача, как может показаться.

Фрея ждала нас в экипаже с другой стороны дома. Уже знакомый нам кучер дремал на козлах, почти не обращая на нас внимания.

- Отчего такая секретность? Неужели Ваш уважаемый батюшка против нашего общения? - попытался я открыть тайну ее дислокации на этой малозаметной улочке.

- Что Вы, батюшка относиться к вам с большим уважением. И к Вам, сударь, и к Диму. А вот об остальных магах после недавнего происшествия не желает и слушать. Сколько раз я ему говорила, что Айла не магичка. Ведунья она, а это совсем другое дело.

- Уважаемый Плаунт не разрешает Вам встречаться с подругой?

- Не то чтобы не разрешает. Я могла бы его уговорить, особенно сказав, что это для вас. Вот только ворчать он все равно будет и беспокоиться.

Вот ведь чертовка. Пропал мой бедный друг. Если, став человеком, он не позабудет о Фрее - определенно его ждет много сюрпризов. А он вроде бы не слишком и против - о, как смотрит на нее влюбленными глазами. Влюбленность, определенно влияет на зрение, что бы там ни утверждали окулисты. Начинаешь видеть все немного в другом свете.

- Поехали к Айле, - скомандовала Фрея. Кучер хлестнул лошадей, не задавая лишних вопросов, видимо дорога была ему хорошо знакома.

Повозка поскрипывала - Дим весил за троих и создавал некоторый перегруз. Тем не менее, лошади бежали резво, сбавляя шаг лишь в тех местах, где дорожное движение создавало небольшие заторы. Уличные собаки пару раз принимались на нас лаять, но Дим рявкнул на них басом, вмиг призвав к порядку и тишине, остановив их поползновения на самом первоначальном этапе.

- Айла живет за поселком, у речки, - объясняла Фрея, - собирает травы, растения, готовит нехитрые снадобья и делает обереги. Это у них семейное. Искусство ведовства передается из поколения в поколение, так она говорила. В Тьери ее уважают. Староста даже предлагал ей построить дом за счет поселка в центре, но она предпочитает жить у речки. Говорит, что шум поселка ей мешает, да и добираться ей было бы далеко. Там у нее рядом и поле и лес.

Ведунья - это что-то новое. Любопытно будет с ней поговорить. Обереги. И при этом Фрея утверждает, что ее подруга не имеет никакого отношения к магии. Любопытно, любопытно.

Повозка выехала за пределы Тьери и по извилистой грунтовой дороге быстро катилась, огибая невысокие холмы. Как изобретателен человек - предпочитает сделать три поворота, только бы не взбираться на один холм. До дома Айлы было километра три. Не прошло и десяти минут, как мы доехали. Лошади у Плаунта были, что и говорить, хороши.

- Она должна быть дома, - уверенно заявила Фрея, первой выпрыгивая из повозки, - Айла гуляет или рано утром, или после обеда.

Неширокая река изгибалась в этом месте, образуя излучину, травянистый холм был хорошим препятствием ветрам, дующим с поля. Слева к дому примыкал орешник, переходящий постепенно в негустой лес, вправо тянулась травянистая пойма реки. Замечательное место - пристанище тишины и покоя. Через речку был переброшен легкий мосток, метров тридцати длиной. А вот там начинался уж лес так лес - сосновый бор, светлый и радостный. Тропинка, идущая от мостков, растворялась в бору, делясь на едва заметные стежки, которые дальше и вовсе пропадали.

Дом был небольшой, но выглядел очень уютно. Резное крыльцо, расписные ставни, деревянный флюгер на крыше, изображающий кошку, первый раз такой вижу. Дом производил очень приятное впечатление.

- Как она не боится жить здесь совсем одна?

- Что Вы, кто же обидит ведунью, - удивилась Фрея, - Наоборот, все идут к ней за помощью. Она, конечно, не Магистр и не маг, но в мелочах помочь очень даже может. А в лесу она вообще как дома - ни один зверь ее не обидит. Да и не одна она.


Фрея толкнула дверь, и до меня донесся мягкий льющийся голос.

- Покушай, будь хорошей девочкой. Тебе надо набираться сил. Не будешь есть - не поправишься.

И с чего я взял, что Айла одна. Вот, разговаривает с кем-то.

Я переступил порог и с удивлением увидел необычную картину - у окна за столом сидела волшебница и кормила с руки какую-то крупную лесную птицу. Да-да, это точно волшебница, разве может быть иначе - мягкие светло-русые волосы, длиною почти до пояса, огромные васильковые глаза, пушистые ресницы. Острый носик не портил ее милое выражение лица, скорее наоборот, делал его более живым. Вот скажите мне, разве люди такими бывают? Лисичка, обернувшаяся вдруг девушкой и превратившая свой пушистый хвост в роскошные волосы.

- Гуля, кушай сама, у меня гости, - что это, пропел песню ветер, или прожурчал серебристый ручей? Волшебница, точно волшебница, что бы там ни говорила Фрея.

Птица недовольно заклекотала.

- Ну же, гуля, будь умницей.

- У Айлы постоянно кто-то живет, - пояснила Фрея, - в прошлый раз я здесь застала раненого волчонка.

- Проходи, подружка, и вы, гости дорогие, тоже проходите. Сейчас будем чай пить.

- Не вздумайте отказываться, - предупредила нас Фрея, - чай у Айлы особенный, такого больше нигде не попробуешь.

- Ты как, мохнатый, когда был человеком, чай любил? И чего это тебе вздумалось обернуться собакой?

Это она Диму. Как она увидела, что он человек? Точно - волшебница.

- Это же сразу видно, - ответила Айла на мой удивленный взгляд, - человека я узнаю даже с закрытыми глазами. А уж заколдованного и подавно.

Все это время она смотрела на меня. Мне хотелось бы в это верить. Или так оно и было?

- Вы, должно быть, видите ауру, милая хозяюшка? - отчего дрожит мой голос? И покраснел я почему-то, а ведь не сказал ничего, что бы к этому располагало.

- Увы, нет, - пропела прелестная Айла, - мне это не ведомо. Я не могу видеть ауру, я ее чувствую.

Ого, как это, интересно?

- На что это похоже? Как Вы ее чувствуете, ауру?

Айла улыбнулась и игриво пожала плечами: "Не знаю как. Чувствую и все. А как ты видишь цвет"?

Я пожал плечами. А действительно, как я вижу цвет? Нет, физику этого процесса я примерно представляю, но это же не ответ.

- К тому же Лима говорит мне о приближении любой волшебной вещи или заколдованного существа, - Айла коснулась рукой резного диска, который висел у нее на шее на простом шнурке. По кругу диск оплетал какой-то корешок, вплетаясь в резной узор.

- Прости мое невежество, Лима - это что?

- Лима, это оберег. А то, что он реагирует на волшебные вещи и заколдованных существ, это побочное действие. Вообще он не для того. Просто на любое воздействие он отзывается мелкой дрожью. Как только вошел ваш большой лохматый друг, я сразу почувствовала что-то вроде легкой щекотки.

Я взглянул на оберег аурным зрением. Совершенно ничего, лишь совсем легкое желтое свечение, постепенно рассеивающееся. Насколько я понимаю, это последствия воздействия на Лиму нашей заколдованной собаки.

- А для чего он предназначен, если можно так сказать, в штатном режиме?

Айла взглянула на меня с удивлением. О, эти васильковые глаза: "Это оберег".

- Он защищает от магии, - добавили Айла, увидев мое непонимание, - работает Лима как накопитель. Он перехватывает любую энергию, направленную на владельца. Конечно он не такой емкий, как хрустальные шары. У тебя, кстати, несколько таких с собой. Я права?

- Да, у меня есть несколько стикеров, - подтвердил я.

Дождавшись моего подтверждения, Айла продолжила: "Он не слишком емкий, но срабатывает практически моментально. К тому же Лиме не нужны настройки. Стикер без настроек лишь пустой шар, Лима же он всегда Лима".

Я хлопнул себя рукой по лбу - вот оно, то, что не давало мне покоя. Как хрустальный шар становится стикером, или лифром. Настройки, все дело в них - программа. То-то я удивлялся, что магический замок рассчитан на определенную последовательность действий. Почему такую же программу не иметь шару накопителю, пусть более простую. По команде получил энергию, по команде отдал. Очень простая, элементарная, но все-таки программа. И, естественно, чтобы она начала работать, сначала ее нужно установить. Стоп, а как же тогда Лима?

Дим с Фреей смотрели на то, как мы беседуем, позабыв о них. Наконец, Фрея решила вмешаться и прервать нашу занимательную беседу.

- Подруга, ты вроде бы предлагала нам чай?

- Что это я? Действительно. Проходите, садитесь, чай сейчас будет готов.

Бархатный голос Айлы был приятен и мягок. Она бросилась собирать на стол, доставая из буфета сушеные фрукты, баночки с вареньем и вещи совсем уже мне непонятные. Как она хороша, когда так вот заботливо собирает на стол.

Что это со мной? Не буду лицемерить, мне нравились женщины. Но никогда еще сердце мое не начинало так учащенно биться от одного только взгляда прекрасных глаз. Будь это в моей воле, бросил бы все и остался здесь - собирать корешки и сидеть вечерами у реки, провожая закат. Вместе с Айлой, конечно.

- Ну, вот и все. Прошу к столу. Ах, да, вы уже за столом, - Айла смутилась и покраснела. Неужели из-за меня? Или из-за оговорки? - Угощайтесь.

Айла разлила по чашкам ароматный напиток. Чай? Компот? Фрея говорила, что это чай, но вкус действительно был неповторим. Да Айла же ко всему прочему еще и травница. Кому как не ей знать секреты вкусного чая.

- Вот варенье из лесных орехов, попробуйте, - при этом смотрела она на меня. Какая радость.

Я попробовал это варенье, а потом другое и еще другое. Есть такое мне ранее не приходилось.

Чай приятно согревал изнутри, придавая силы и наполняя энергией. Моя гудящая голова постепенно прояснялась, и мир вновь наполнялся красками. Чудесный напиток.

- Айла, а мы к тебе по делу. Моим новым друзьям, - Фрея взглянула на Дима, - нужна помощь. Или хотя бы совет. Это касается магии.

Айла посмотрела на меня: "Мне кажется, среди нас есть человек более сведущий в магии".

Что заставило меня смутиться.

- Поверьте это не так. Все что я могу, так это видеть ауру, плюс немного умений из арсенала операторов первого уровня. О магии я знаю очень мало, как и об этом мире. Вся надежда только на Вас, прелестная хозяйка.

- Об этом мире? - заинтересовалась Айла.

- Это долгий рассказ. Но придется нам его поведать. Если, конечно, Вы согласитесь слушать?

- А я, пожалуй, поеду, - заторопилась Фрея, - батюшка, должно быть, волнуется. Приеду за вами после обеда, а если не удастся, то пришлю кучера.

Дим проводил Фрею до повозки, мы же с Айлой остались сидеть в тишине. Лишь большая лесная птица недовольно клекотала в углу.

Чтобы сгладить неловкость молчания, я решил порасспросить Айлу о ее обереге.

- Скажи, Айла, а как работает Лима без всяких настроек? И откуда ты ее взяла?

- Как откуда? - удивилось это голубоглазое чудо, - Конечно же, сделала. Изготовление амулетов и оберегов имеет свои секреты - секреты ведуний. Здесь важно правильно выбрать дерево. Важна не только порода, но и место где оно растет. Даже время года и время суток. Сам медальон я не вырезаю, лишь заказываю нужный мне рисунок - в Тьери полно умельцев, занимающихся резьбой по дереву. Когда медальон готов, в него вплетается небольшой корешок дерева Аи. Найти его совсем не просто. Даже мне это удается не всегда. Приходится меняться с лесным народцем.

Я улыбнулся, вспомнив наше с Димом приключение. Когда лесной народец спер наш котелок, а потом в благодарность угостил орехами.

- Я вижу, ты тоже с ними знаком, - вот как она обо всем догадывается? Неужели все так написано на моем лице? Если возьмешь такую в жены, никакие секреты не сможешь утаить. В жены? О чем это я? Куда свернули мои мысли? Мы вообще едва знакомы. Но, имей я возможность задержаться здесь подольше, был бы рад познакомиться получше.

- Скорее, они со мной и с Димом. Была у нас в пути одна история, связанная с лесным народцем.

- Интересно.

- Вот дождемся Дима, и я расскажу все по порядку.

Кстати, а где, интересно, Дим? Пора бы ему появиться.

Дим появился минут через пять, немного грустный. Еще бы - его Фрея уехала в поселок.

- Господин Димкап, не хотите еще варенья?

Дим повеселел, облизнулся и даже пару раз приветливо махнул хвостом. Никогда не знал, что собаки так любят варенье. Или это только заколдованные собаки?


Айла слушала нашу историю. Временами хмурясь, временами заливаясь звонким смехом. Я почти не заметил, как рассказал ей все. Начиная с моего появления в замке Баралора и заканчивая приездом в Тьери.

- Вот так и получается, что мы вынуждены искать того, кто помог бы теперь Диму вернуть его прежний облик.

Айла вздохнула: "К сожалению, я вам ничем не могу помочь. В магии я не сильна. Точнее не владею им совершенно".

- А обереги? Они не помогут Диму вернуть прежний вид?

- Нет. Они лишь защищают от влияния, обратного действия они не имеют. И то, от такого могучего мага как Баралор, защитят, увы, ненадолго. В посох мага помещается больше энергии, чем может принять и рассеять Лима. Кстати, Альберт, почему твой посох пуст? Я не чувствую его отзвука.

Я и забыл о нем. Как только вошел, оставил у порога. Там он до сих пор и стоит.

Я покраснел. Признаваться было неудобно. Ношу с собой посох мага и совершенно не умею им пользоваться.

- Наверное, не следовало мне его брать с собой. Он внушает встречным слишком неверное представление о моих способностях.

- Ты не можешь его настроить? - с пониманием спросила Айла.

Я кивнул и покраснел еще больше. И с чего бы спрашивается? Спроси меня о посохе кто другой - отделался бы шуткой или многозначительной тирадой.

- Настроить его я тоже не могу, - огорчилась Айла, - слушай, а ты не можешь оставить его у меня до завтра?

Я пожал плечами. Почему бы и нет. К тому же будет повод, чтобы увидеться с Айлой еще раз.

- И куртку свою оставь. Если можешь, - Айла покраснела. Зачем ей моя куртка?

- Конечно, - действительно, погода стояла теплая, и походить недолго без своей замечательной кожаной куртки, сделанной на заказ, я вполне мог.

За беседой мы не заметили, как прошло время. День уже давно перевалил за половину. Так что не было ничего удивительного в том, что скоро на дворе раздалось конское ржание, и через минуту в дверь постучал кучер купца Плаунта. Пора было возвращаться в Тьери. Опять в Тьери. Еще на один день. А планировали заехать всего на минуту. Бросить все и бежать? Как-то это совсем некрасиво. И потом, вот уехал бы я вчера и что? В моей жизни не случилось бы одного события, которое стало для меня неожиданно важным - я не повстречал бы Айлу.

Айла немного печально улыбнулась: "Приезжайте завтра. С превращением Дима я помочь не могу. Но и совсем без помощи не оставлю".

Айлы поманила кучера и что-то зашептала ему на ухо. Тот кивнул, соглашаясь, и обратился к нам.

- Прошу. Фрея приехать не смогла, но я отвезу вас, куда скажете.

Очень любезно. И куда мы, спрашивается, могли сказать? Ну да, содержателю кабачка придется терпеть наше присутствие еще один день. Я ему не сочувствовал - содрать плату за неделю, а потом надеяться, что постояльцы уберутся как можно быстрее.... Это плохой тон. Он сэкономил на нашем обеде, и на завтраке, кстати тоже. Вот пусть этому и радуется. Кстати, что-то он не очень рад.

Кабатчик сморщился как от съеденной редьки, но протестовать не стал. Это было бы уже верхом неприличия.

- Не переживайте любезный, - успокоил я его, - Завтра утром мы уже точно уезжаем. А чтобы у Вас не оставалось сомнений, прикажите своему слуге с утра запрячь наш фургон.

- Бартик, ты слышал? С утра подготовь к поездке фургон господ постояльцев.

Нельзя же так радоваться в самом деле.

Слуга выглянул откуда-то из-под лестницы и пробурчал: "Слышал, слышал, не глухой. Опять вставать ни свет ни заря".

- Лошадей покормишь, оси у фургона смажешь. Вот держи за труды, - подброшенная мной серебреная монета, исчезла в руке Бартика с потрясающей быстротой. Может же быть шустрым, когда захочет.

- Да, и мы поужинаем в поселке, - добавил я, - до вечера еще есть время, хотелось бы немного пройтись.


- Зачем нам куда-то проходиться? - ворчал Дим, идя рядом со мной, - Могли бы остаться в комнате и набраться сил перед дорогой.

- Ты можешь вернуться и поспать, а у меня есть дело.

- Дело? Какое дело? Если дело, то совсем другое дело.

- Важное. По крайней мере, для меня. Я хочу купить Айле подарок.

- Почему же Айле? Фрее, - удивился Дим.

- Зачем же Фрее? Айле.

- А Фрея?

- Если хочешь, покупай ей подарок сам.

По-моему вполне логично.

- А деньги? Ты дашь мне денег?

- Разумеется, дам, - я потряс совсем уже нетолстый кошелек, - Во-первых, ты мой друг. И потом граф заплатил за то, чтобы мы оба не ходили в Зарлин. Так что ты имеешь законное право потратить часть денег на подарок.

- Только в разумных пределах, - предупредил я, - нам еще надо оставить что-нибудь на дорогу.

Что есть разумные пределы? Должно быть, это зависит от разума их устанавливающего. Мы шли по центральной улице поселка, в поисках подходящей лавки.

- О, смотри, Альберт, какое красивое жемчужное ожерелье, - мой друг тянул меня к лавке, торгующей жемчугом.

Выбор неплох, вот только.... За вещицу запрашивали втрое больше денег, чем было у нас в наличии.

Я оттащил Дима в сторону и попытался урезонить. Забавно, он мог утащить четверых, таких как я: "Друг мой, ты совершенно не умеешь выбирать подарки".

- Да? - удивился Дим, - А, мне показалось, что ожерелье красиво.

- Не могу с тобой не согласиться. Но дело совсем не в этом. Бери пример с того же купца Плаунта.

Дим кивал, пример был хорош. Знакомство с Плаунтом оставило у него самые благоприятные впечатления. Не считая головной боли от неумеренного потребления наливки.

- Как он выбрал подарки? - продолжил я.

- Как?

- Они не слишком дороги, но пришлись нам как нельзя кстати.

- Это точно, - подтвердил мой друг.

- Вот. То-то и оно. Вот оно - высокое искусство выбирать подарок.

- А это искусство?

- Несомненно. Дело не в том, чтобы удивить лицо, принимающее подарок, высокой ценой дара. Важно подобрать вещь, которая была бы приятна.

- Да. Ты, несомненно, прав, - согласился Дим, - И что же ты посоветуешь?

- Давай посмотрим.

Мы вернулись в лавку, торгующую жемчугом. Иные милые безделушки в ней тоже присутствовали, но ставку лавочник делал именно на жемчуг и изделия с его присутствием.

- Что ты скажешь, к примеру, вот о той броши? - спросил я.

Вещица была хороша. Небольшая жемчужина в изящном серебряном плетении. Я бы купил ее для Айлы, если бы не решил еще ранее, что именно я ей подарю.

- Гхм. А что, мне кажется, Фрее она подойдет.

- Подойдет, подойдет, не сомневайся.

- Решено, беру. А что выберешь ты?

- Я хотел бы подарить Айле кольцо.

Да простит меня Айла, не без намека. Вполне может статься, что кольцо вовсе не является здесь тем символом, которым служило у меня дома. Пусть так, подарить мне хотелось именно его. И, конечно, оно должно быть с жемчужиной. Именно поэтому я охотно свернул к этой лавке, торгующей жемчугом. Камень, мне кажется, смотрелся бы на руке Айлы не так хорошо. Вот речная жемчужина - это то, что надо. Жемчужина речная для жемчужины моего сердца.

Пересмотрев все, что было на витрине, я не нашел ничего подходящего. Кольца были или слишком просты, или излишне кричащи, что совсем у меня не вязалось с милым образом Айлы. Нет, все это совсем не то, что я хотел бы видеть.

- Вы ищете что-то особенное? - поинтересовался лавочник, оценив мои усилия.

- Да. Извините меня, почтенный торговец, но все что я вижу - это ширпотреб. Хотелось бы что-то, что осталось на добрую память и согревало владелицу добрыми воспоминаниями. Так что, извините, мы вынуждены поискать кольцо в другом месте.

- Подождите, - торговец остановил меня почти на пороге, - для ценителей у меня есть еще кое-что. Сейчас принесу.

Исчезнув ненадолго в дальней комнате, он появился, неся с собой узкую, но длинную полированную шкатулку из темного дерева.

- Вот, посмотрите, - торговец откинул крышку. Да, действительно, это были штучные изделия. Дорогие и не очень, изысканные и скромные. Было заметно, что торговец подбирал их вовсе не по параметрам цены. В каждом чувствовалась рука мастера, отпечаток его души. Да-да, делая такую вещь, невольно делишься частью себя, безвозмездно, даже с радостью. Отправляя крохотную частичку себя странствовать по свету, нести людям радость и грусть. Но только не оставлять равнодушными. Разумеется, лишь тех, кто умеет видеть красоту.

Я выбрал не слишком затейливое колечко из белого металла, сделанное в форме лилии. С небольшой речной жемчужиной, венчающей ее. Это было именно то, что я хотел.

- Прекрасный выбор. У Вас определенно есть вкус, - поздравил меня торговец, - кольцо из не слишком дорогих, но мне оно тоже нравится.

Приятно слышать.

- Сколько с нас за кольцо и брошь?

- Пять золотых, - торговец развел руками, - рад бы меньше да не могу.

Я тряхнул тощий кошель графа Зарлина. В нем оставалось восемь злотых монет. Если отдать пять.... А, ладно. В конечном итоге спасибо графу. Походное снаряжение у нас есть, есть даже фургон. А оставшихся трех золотых как-нибудь хватит до той поры, как нам удастся разжиться деньгами. В конце концов, ничто приходящее не вечно, а сделать подарок понравившейся мне девушке очень хотелось. Вернее понравившимся нам девушкам. О Диме тоже не стоит забывать.

- Берем.


Мы перекусили в поселке и, никуда не торопясь, вернулись в снимаемую нами комнату. Вечер не принес никаких новостей и прошел в спокойных разговорах, размышлениях и воспоминаниях. На удивление приятный выдался вечер. Больших планов на будущее мы не строили. Сначала я хотел бы более подробно расспросить Айлу. Быть может, она все же что-то нам посоветует? Хотя бы - куда отправиться далее. За прочими разговорами нам так и не удалось поговорить с ней именно об этом. О, как непостоянны наши планы. Жизнь в них все время вносит поправки.



7.


Эх, Тьери. На удивление замечательный оказался поселок. Приятный во всех отношениях. Не виси над нами возможное преследование со стороны Баралора, я бы с удовольствием задержался здесь еще на денек другой. Надеюсь, я смогу сюда вернуться, очень на это надеюсь. Но для этого сначала надо убраться подальше.

Если Баралор в порыве гнева превратит нас в лягушек, все наши планы станут гораздо менее осуществимы. Мягко говоря. Что самое интересное - гнева неправедного. Безобразия в замке учинили фантомы. За исключением маленького взрывчика, испортившего пол. Но, право, я не нарочно. Боюсь, все эти аргументы не будут восприняты злым магом в качестве оправдания, и попадись мы ему на глаза, расправы не миновать. Нет, пусть Баралор немного остынет, но для этого, как минимум, должно пройти время. Если же он не остынет, то нам не по пути с теми, кто злокозненно вылавливает путников на межмировых дорогах мироздания и превращает в собаку начинающего ученого.

Мы сели в фургон. Дим на место пассажира, я как обычно на место кучера. О, эти ужасные звери - наши милые лошадки, как только с ними справляются профессиональные конюхи. О, как они прядают ушами и смотрят на меня своим большими глазами. А наши лошадки, похоже, еще не столь строптивы, как некоторые представители этого славного лошадиного племени. И все же. Признаться, фантомы не внушали мне таких опасений, как лошади. При всей свой необычности, ими не надо было управлять. Надеюсь, это временно, но пока, эх жаль Дим не может сидеть на облучке и держать вожжи.

По поселку я ехал не торопясь, кто разберет эти местные правила передвижения, когда едут все не так как полагается, а как бог на душу положит. И при этом как-то умудряются проехать, миновав другие экипажи, и снующих как им вздумается пешеходов. Как они только переживают такой ежедневный экстрим? Мы заглянули в продовольственную лавку и пополнили походный запас еды. Как в новый поход, не позаботившись об этом? И направились к дому Фреи.

Дим волновался, переступая с лапы на лапу, отчего фургон раскачивался, а лошади недовольно фыркали и косились на меня. Вот я-то здесь причем? Фургон раскачивает Дим. И чего он так трясется? Можно подумать, он собирается делать предложение. Всего-то и дел - отдать девушке подарок. Всего и дел-то? Особенно, если смотреть со стороны. Сам я с утра не мог придумать, как лучше отдать свой подарок Айле. За думами и размышлениями мы почти не заметили, как доехали до дома купца.

Плаунта дома не было - почтенный купец наверстывал упущенное за невольно затворничество время, пропадая в лавке. Хорошо еще, что он нашел время на то, чтобы нас поблагодарить. Дела делами, а забывать о благодарности совсем не след. Не то, чтобы я на нее рассчитывал или надеялся но, признать, был рад. Прежде всего, за него, и еще немного за Дима. Это многое говорит о человеке. Найдет ли он время на то, чтобы сказать спасибо, или бросится скорее поправлять свои дела, совсем забыв о том, кто помог ему в трудной ситуации? Если неисповедимые пути судьбы когда-нибудь сведут вместе навсегда Дима и Фрею, я смогу сказать только одно - от такой благоверной можно ждать множество сюрпризов, а вот с тестем Диму повезло однозначно. Впрочем, все это еще в перспективе смутной и отдаленной. Сейчас же пусть Дим отдаст подарок, и мы двинемся далее.

Вы когда-нибудь видели влюбленную собаку? Нет, это совсем не то. Вы когда-нибудь видели Человека превращенного в собаку и влюбленного? Короче говоря, Дим был неподражаем.

Он смущался, и не краснел лишь только потому, что был полностью покрыт шерстью. Или быть может, краснел? Увы, наличие густого меха никак не позволяло ни подтвердить, ни опровергнуть это предположение.

- Ну же, друг мой, смелее. Отдашь брошку, пожелаешь всего наилучшего и в дорогу, - пытался ободрить я Дима. Не знаю, был бы я смелее на его месте?

Чувства. Один из величайших секретов. Что есть наши чувства? Что есть радость, гнев и горесть? Отчего мы сердимся и замираем в немом обожании? Мы - их, или они - наши? Вопрос от начала времен и до их окончания был, есть и будет одним из главных. А ответ останется непостижим.


Как Дим вручал Фрее подарок, не могу сказать. Он и так заметно смущался, а здесь еще я. Конечно, я с ним не пошел - остался сидеть в фургоне. Потрепала ли она его по мохнатой голове? Чмокнула ли в холодный нос? Что он вообще для нее? Человек, который временно выглядит как собака, или мохнатая игрушка, интересная тем, что она живая? Да, чувства приходят, совсем не спрашивая нас, ко времени ли они? Здесь ли им место? Сейчас или попозже? Эх, Дим, Дим. Ждет ли тебя разочарование или радость встречи в новом облике? Судя по тому, что Фрея отвела нас к Айле, она совсем не против увидеть Дима человеком, и я смогу порадоваться за своего друга. Неплохо бы порадоваться и за себя, но это совсем другой вопрос. Как Дим вручал Фрее подарок? Но он его вручил, чему несказанно рад. Мне же это только предстояло.

У дома Айлы мы оказались несколько позже, чем было запланировано. А все Дим, сначала не решался идти вручать подарок, потом болтал с Фреей. Я совершенно не против, но не тогда же, когда пора отправляться в путь. И Айла ждет. Я не стал его осуждать, лишь взглянул слегка укоризненно, что не согнало с его морды мечтательную улыбку. Ладно, пусть немного порадуется, путь у нас впереди неблизкий. А Айла? Надеюсь, она простит нам небольшое опоздание.

Айлы дома не оказалось. Мы спешили, вернее, спешил в основном я, погоняя лошадей, Дим, погрузившись в мечты, не слишком следил за дорогой. Спешил, ожидая услышать выговор за опоздание. Пустяки. Спешил, чтобы поскорее ее увидеть. И что же? Дом открыт и никого, лишь гуляет по двору уже знакомая мне лесная птица - гуля. Айлы нет и в помине. Что могло случиться? Сердце мое тревожно забилось, невидимый когтистый кот распушил свои лапы и царапнул на душе. Я готов был бежать спасать Айлу от неведомой беды. Понять бы только, куда бежать и от какой именно беды спасать. Спокойно, со мной же лучшая в мире поисковая собака.

- Дим, надо искать Айлу. Вся надежда на твой чуткий нос, - призвал я на помощь своего друга.

- Сейчас найдем, - Дим сделал круг по двору в поисках следа. Конечно, нашел, пусть он и ученый, нюх у него замечательный.

Мы уже собрались бежать по следу нашей волшебницы, когда трепет крыльев, рассекающих воздух, заставил меня остановиться. Небольшие птицы размером чуть больше воробья появились со стороны леса и расселись на крыльцо домика Айлы, заливаясь протяжными трелями. Собралось их более десятка. Просто цирк какой-то. Хор лесных птиц, или театр. Или волшебство?

- Дим, остаемся на месте, - предложил я, - Айла скоро появится.

- С чего ты взял?

- Предчувствие, мой друг, предчувствие.

Ну, кто еще мог устроить такое представление, если ни наша лесная ведунья?

Мы присели на скамью у дома и принялись ждать. Беспокойство, немного утихнув, все же не спешило уходить совсем. Айла появилась минут через двадцать. Раскрасневшись от быстрой ходьбы, она взбежала на мосток, перекинутый через реку.... Как же она красива. Вот такая - бегущая, стремительная, и не бегущая тоже. Как она хороша.

Я утонул в ее васильковых глазах.

- Альберт. Альберт.

Кому это? Ах да, Альберт это же я. А что щиплет меня за руку? За руку меня тянул Дим.

- Чего тебе?

- Вы минуты две стоите и смотрите друг на друга.

- Да? Извини, задумался, - я покраснел как мальчишка. Айла тоже покрылась румянцем, он очень ей к лицу.

- Что же вы стоите? Проходите в дом, - и, смутившись, она проскользнула мимо нас, первой исчезнув за дверью.

Мы шагнули следом. Айла расставляла чаши на стол, пытаясь скрыть смущение, спрятав его за хлопотами.

- Чайку попьете? Я сейчас, - подхватив лукошко, с которым она бегала в лес, ведунья скрылась на второй половине дома.

Пьют ли собаки чай? Что касается собак обыкновенных, то вряд ли по этому вопросу велась статистика. Чай собакам обычно не предлагают. Мой друг пьет чай замечательно, и от варенья не отказывается. Правда предпочитает чай не слишком горячий.

- Эх, хорош. Альбертус, подлей мне еще чайку, - снова попросил Дим.

- Ты сюда чай пришел пить?

Дим удивленно оглянулся. "Почему бы и не попить чай, если хозяева предлагают"?

- Жадина ты Альбертус. И не хочешь выполнять распоряжение хозяйки дома. Айла сказала - пейте чай.

Я рассмеялся, весело и от души.

- Ладно, давай свою чашку, - если ее можно так назвать. Чая в миску, поставленную для Дима, влезало литра полтора.

- И варенья. Варенья тоже положи.

Вот скажите, разве положено собакам быть такими сластенами?


- А вот и я, - появилась Айла, - и у меня для вас подарки. Я же обещала, что не отпущу вас просто так.

- Это тебе, лохматый, - Лима, которую она надела на шею моему другу, была чуть больше, чем та, которую носила она. Надела, признаться с трудом - шея у моего друга размером как у доброго коня. Он очень крупная собака.

Вот повезло - будет Диму знатный оберег.

- Надеюсь, больше тебя никто не сможет заколдовать, - продолжила Айла, - По крайней мере, у тебя будет несколько секунд на то, чтобы этому помешать. Да, и не забудь снять оберег, перед тем как тебя будут обращать обратно.

- А это тебе, - я надеялся увидеть такой же оберег, но это была моя куртка. Чудно. Вот только к ней добавилась одна деталь. Кожаный шнурок обрамлял ее изящным плетением, проходя по краям и пересекая ее посредине. Он крепился к куртке хитрыми стежками толстой нити, - носи всегда, когда тебе будет угрожать опасность. Вместе с этим поясом.

Вон она - Лима. Пряжка пояса была украшена изящной резьбой.

- Если соберешься использовать магию, то пояс сними, от него могут быть помехи, - выдавала наставления Айла.

Куртка и пояс, как я понял, дополняли друг друга. Получалась такая вот своеобразная броня-защита от магических воздействий. Замечательный подарок. Но это оказалось еще не все.

- Возьми свой посох, - протянула мне его Айла, - настройки установить на него я не смогла, но энергию он собирать будет. Дальше сам разбирайся.

Посох разительно преобразился. На нижней трети, где он был поделен вдоль, появились три накладки с пазами. В пазы вставлялись резные овальные вставки. В том месте, где посох переходил в целиковую среднюю часть, они крепились кожаным ремешком, который в свою очередь к посоху крепило кольцо из прута, плотно обвивающего посох три раза.

- Посмотри, - попросила Айла, - Работает?

Я взглянул на посох аурным зрением. О чудо, посох, ожил. Слабое свечение энергий наполняло ту его часть, которая делилась натрое. Зеленый, красный и оранжевый. Как она это сделала? Волшебница, точно волшебница.

- Работает. Очень даже хорошо работает.

- Если захочешь остановить набор энергии, просто развяжи шнурок.

Берусь поспорить, такого посоха нет ни у кого. У Баралора был самый обыкновенный, без накладок-оберегов. Как жаль, что я не умею им как следует пользоваться. Когда же Айла успела все это сделать? Должно быть, она работала всю ночь. И утром за чем-то бегала в лес.

Как передать всю степень моей благодарности этой удивительной девушке? Я собрался с духом, пытаясь подобрать слова, чтобы выразить всю мою благодарность, но сказать мне ничего не было суждено. То есть не совсем ничего, тьфу, тьфу, тьфу. Ничего из того, что я собирался. С улицы донеся грохот колес экипажа и ржание коней. Кто-то пожаловал и, судя по всему, этот кто-то немало спешил.


Дим встрепенулся, приготовившись в случае опасности броситься на врага, но это оказался всего лишь кучер Фреи. Когда я видел его ранее, он большей частью молчал. Я даже подумал, что он несколько угрюм от природы. Оказывается, порой он бывает разговорчив.

Окинув взглядом дом, он поклонился Айле, но что та добродушно кивнула. Обратился он к нам, точнее к Диму.

- Фрея просила передать. Вам надо как можно скорее покинуть Тьери.

- Что случилось с Фреей? - встрепенулся Дим.

- С Фреей все в порядке. А вот вам угрожает нешуточная опасность. Баралор появился в Тьери и разнес в клочья кабачок, в котором вы останавливались.

Вот так, так.

- Чем кабачок-то ему не угодил? - поинтересовался я.

- Сам я там не был, - это признаться совсем не плохо, смог бы он нам иначе что-то рассказать, - но по рассказам дело обстояло так.

Кучер собрался с духом и начал рассказ.

- Баралор появился в Тьери через час после вашего отъезда. В дом к Плаунту его не пустили, и он отправился в кабачок, пребывая в самом наисквернейшем расположении духа. Он заказал себе пива, выпил его и уже собрался уходить, когда хозяин кабачка случайно упомянул о вас. Как он подпрыгнул. Как вращал глазами. Перестав издавать нечленораздельные звуки, он потребовал от кабатчика немедленно сказать, где вы находитесь сейчас. Кабатчик, естественно сказать этого не смог. Тогда Баралор в гневе сокрушил стол, за которым сидел и, не заплатив, вышел из заведенья. Наш кабатчик несколько туповат, но все бы ничего, он еще и несколько скуп.

Я согласно кивнул. Не знаю, туповат кабатчик или нет, а вот на счет скупости у меня были все основания согласиться. Кучер между тем продолжал.

- Так вот, я и говорю, не слишком он сообразителен. Велики ли были его убытки - кружка пива и поломанный стол. Да и те Баралор скорее всего возместил бы в следующий раз. Это ли повод, чтобы спорить с грозным магом? Так нет, он бросился следом. Тому, что происходило на площади, были свидетелями множество прохожих.

- Господин, а кто же заплатит за ваше пиво? - закричал кабатчик, схватив Баралора за рукав, - И стол, мой прекрасный стол из лучшего дерева.

Это его-то стол. Самый обыкновенные, к тому же изрядно потертый.

Баралор выдернул рукав из рук кабатчика, а тот все не унимался.

- Плюс ценная информация, за нее тоже неплохо бы заплатить.

Вот ведь гад. Ценной информацией он считал уж ни то ли, что мы у него снимали комнату?

- Куда уехали твои гости? - прорычал Баралор.

- Не знаю, господин, они не сказали. Заплатите за то, что я смог Вам поведать.

Баралор покраснел, затем побагровел.

- Вот тебе плата, - с его посоха сорвался огненный шар и, врезавшись в кабачок, разметал его по всей площади.

Множество людей перепугались, некоторые получили мелкие ранения. Никто не пострадал только из-за того, что кабачок был пуст. Слуга кабатчика был во дворе, ему досталось больше всех - его оглушило случайно отлетевшей доской.

Кабатчика мне было не жаль. Готовому продать любого и каждого не след ждать сочувствия от других. Что ему Баралор? Что ему сделали мы? Ничего плохого. Понимаю, он случайно оговорился, но требовать за это плату.... В общем, он получил по заслугам. Мне больше жаль случайно пострадавших. Да того же беднягу Бартика. Он соня и ворчун, но не сделал нам ничего плохого.

- Ничего себе, - удивился я, - И это сойдет Баралору с рук?

- Вряд ли. Слишком уж много шума, - кучер улыбнулся, - поселковым кумушкам сплетен на месяц вперед.

- И чего можно ожидать?

- Сейчас уже скачет посыльный в Зарлин, - поделился с нами кучер, - Я думаю, следует ожидать прибытие городского Магистра.

- Да, скорее всего так и будет, - согласился Дим, - на такой случай граф Зарлин просто не сможет не отреагировать.

Пожалуй. Мы с Димом пришлые, а в Тьери все местные - его графского удела. И шуму Баралор наделал немало.

- Если Баралор не хочет схлестнуться с Магистром, ему придется убраться подобру-поздорову в свой замок.

- Это точно, - подтвердил Дим, - Брать штурмом замок мага Магистр вряд ли станет, слишком это хлопотно. Скорее всего, дело кончиться переговорами, компенсацией убытков и выплатой крупного штрафа. Возможно, запретом покидать замок на какой-то срок под страхом преследования. Если, конечно, Баралор до той поры не успеет натворить еще чего-нибудь.

- Так чего же нам опасаться? - удивился я, - Все складывается как нельзя кстати. Баралора запрут в замке, пусть на время, а мы успеем спокойно уехать.

- Так-то так, - согласился кучер, - Вот только когда это случится? Пока посыльный доскачет. Пока прибудет Магистр. Баралор может вас найти гораздо быстрее.

Отступать? Как это не к лицу рыцарям и героям. Мы с Димом не герои. Правда, кое-что рыцарское нам не чуждо, но.... Кого спасать? Никому, кроме нас, опасность не угрожает. Да, по большому счету, ни с кем, кроме меня и Дима, он и не ссорился. Разнес кабачок? Так это в порыве гнева, о чем, возможно, уже жалеет. Местные жители находятся под защитой графа Зарлина. Мы с Димом здесь чужаки. Да, принятые радушно, да, нашедшие новых друзей, а может и больше, чем друзей, но чужаки. Он из столицы. Я? Я вообще по местным меркам неизвестно откуда. К тому же ничего не вижу зазорного в том, чтобы избежать битвы, применив маневр отступления. Битвы? Это я, право, погорячился. С Баралором нам не тягаться. Даже несмотря на мою волшебную куртку. И наши проблемы встреча с ним никак не решит, разве что усугубит.

- Прошу тебя, уходите немедленно, - Айла смотрела на меня с тревогой, - я буду рада видеть вас снова. А сейчас уходите.

- В Тьери ехать нельзя, - вмешался кучер, - Фрея просила вас отправиться в другом направлении.

Легко сказать, если единственная дорога ведет отсюда именно в Тьери.

- Куда пойдем? - спросил я Дима.

Тот пожал плечами. С маршрутом нашего следования мы так и не определились.

- Отправляйтесь к моей двоюродной тетке, - предложила Айла, - она ведунья не чета мне. Подскажет, как вам быть дальше. И знакомцев у нее немало из числа волшебной братии.

А что, предложение вполне разумное. К тому же адрес вполне определенный.

- И как туда добраться?

- Дороги туда нет, - Айла немного погрустнела, - настоящие ведуньи - они в глуши живут. Там и воздух чище и растения такие, которых здесь не сыщешь. А добраться туда просто. Перейдете через мостик, лесом, лесом, лугом, через дубраву, а там уже рукой подать.

Очень точное указание направления. Боюсь, так мы будем долго плутать в лесной чаще.

- А долго ли идти?

- Недолго, за неделю доберетесь. А чтобы не сбились с пути, я лесной народец попрошу, чтобы дорогу вам указали.

Вот и сбылся страшный кошмар Дима. Пусть ездовой собакой ему не быть, вьючной побыть придется, хорошо еще не верховой. Это в сказке Иван-царевич скакал на сером волке. Дим, как-никак мой друг, и скакать на нем мне не пристало. А вот припасы он понесет, от этого его хитрой морде не отвертеться.

План был принят единогласно. Собственно, другого плана у нас все равно не было. Перетряхивая наши припасы, сложенные в фургоне, я выбирал, что из них мы сможем взять с собой.

Закончив недолгие сборы, я водрузил Диму на спину немного переделанные седельные сумы. Прихватил арбалет - он так и лежал в фургоне с той поры, как мы его реквизировали у неудачливых грабителей. Чуть не забыл. Я бросился к Айле: "Это тебе".

Кольцо. Я составлял целую речь, с которой его вручу. А получилась скомкано и нелепо.

- Спасибо, - зажав кольцо в руке, Айла смотрела на меня, - я его сохраню. Возвращайся.

Что еще? Оставались еще лошади и фургон. С ними надо было что-то делать. Оставить их у Айлы, повесив тем самым на нее еще одну заботу? Нет, это будет с нашей стороны неблагодарно.

- Извини, после всего, что ты для нас сделала, я опять с просьбой, - обратился я к Айле, - Нельзя ли как то отправить наш фургон в Тьери?

Она все-таки ангел. Все что она спросила: "Куда именно в Тьери"?

А куда, действительно?

- Давай отошлем его Фрее, - предложил Дим.

- Фрее он, допустим, ни к чему. А вот отправить его к Плаунту - мысль хорошая. Пусть он его продаст за любую сумму, а деньги оставит у себя до востребования.

- Тогда нет ничего проще, - сказала ведунья, - и отправлять никого не придется.

Айла взяла прутик, что висел у входа в дом, подошла к нашим лошадям, стукнула каждую легонько по морде, сказала на ухо несколько слов, а затем постучала прутиком по экипажу кучера Плаунта.

- Все. Теперь кони пойдут за этой повозкой как привязанные.

- Ты сейчас домой? - обратилась Айла к кучеру.

Тот кивнул, восхищенно глядя на действия ведуньи. Для него сейчас творилось волшебство. Затем забрался на козлы и тронулся в путь. Наш экипаж, действительно, тронулся следом.

Вот и все, перевернута еще одна страница в этой истории. Тьери остался позади. Невольно он оказался для нас поселком надежд. Нас же ждет нелегкий путь в лесную чащу к тетушке Айлы. А там.... Я себе даже представить не мог, что нас ожидает там.



Часть третья.


1.


Дим шел первым. Первым же он и упал.

"Альберт, давай я пойду вперед. Вдруг там опасно", - тоже мне гроза всех злоумышленников.

Впрочем, мне повезло не больше. Шел я вторым, и упал тоже вторым. Но поверьте, это не было менее мокро.

Я слышал, что при отступлении войска уничтожают за собой мосты, но не в тот же самый момент, когда они на них находятся. Да и рушить мостик Айлы мы вовсе не собирались.

Это все непомерный вес моего лохматого друга. Мосток на него оказался не рассчитан. В тот самый момент, когда мы находились на середине, часть настила обрушилась, и мы оказались в воде. Арбалет, который я нес в руках, отлетел в сторону и пошел ко дну. Оказывается, они очень даже хорошо тонут. Кто бы мог подумать, железа в нем было не так уж и много. Я же бултыхнулся в воду и ухватился за первое, что мне подвернулось под руку - за густой мех Дима. Хорошо, что он большой, в смысле Дим, и мех, кстати, тоже, так что зацепиться за него не составило большого труда.

Дим плыл как моторный катер, таща на буксире наши сумки и меня. Хорошо еще, что речка была невелика. Течение успело снести нас метров на пятьдесят, когда мы пристали к противоположному берегу.

Мало того, что сумы, висящие на спине моего лохматого друга, промокли, так он еще вздумал отряхнуться, окончательно перемешав и так уже подмоченные продукты. Я его примеру последовать не мог. Поэтому лишь вылил воду из сапог и этим ограничился, оставив остальное до привала. Устроить его, судя по всему, придется гораздо раньше, чем было запланировано. А пока пришлось немного пробежаться, чтобы согреться после неожиданного купания.

Так началось наше славное путешествие. А что поделать? Многие славные дела начинались с провала.

- Как здорово, что ты успел зацепиться за мой мех - Дим шествовал, гордо смотря по сторонам, не слишком ускоряя шаг, в тот момент как мне приходилось временами переходить на легкий бег, - Вот шел бы ты один, кто бы вытащил тебя на берег?

- Да? А ты не подумал, что если бы я шел один, то я просто не провалился бы?

- Да-а? - Дим погрустнел. - Получается, это я тебя провалил?

- Не переживай, - утешил я моего лохматого друга, - я все равно предпочитаю путешествовать в твоей компании. Один провал еще ни о чем не говорит.

- Альбертус, ты настоящий друг.

- Сто-оп, только не это! Нет, большая мокрая собака. Не надо меня облизывать!

Я отгородился руками, схватив тем самым моего друга за нос. Дим недовольно остановился.

- Альбертус, ты все равно настоящий друг, даже несмотря на то что называешь меня собакой.

- Ты тоже, несмотря на то что искупал меня в воде, из-за чего я утопил арбалет и промокли все наши продукты.

- К нему все равно не было болтов, - виновато проговорил Дим.

Мы отошли километра два и на небольшой лесной полянке устроили привал. Надо было обсушиться и проверить наше снаряжение.

Результат купания оказался плачевным. Кроме арбалета мы утратили огниво. Часть крупы подмокла, если не сварить ее сегодня, она испортится. И поскольку все съесть мы не сможем, большую часть ее придется выбросить. К счастью, сохранилась соль, и котел тоже был на месте. Но на что они, если нет огня?

Я перебирал содержимое седельных сумок, осматривая находящиеся в них вещи и оценивая наши потери. Дим вдруг встрепенулся, вскочил на лапы и спросил с тревогой.

- Книга! Моя книга со стихами! Замечательный сборник, подаренный мне Плаунтом. Он не пропал?

- Здесь она, здесь, - я достал книгу. Заботливый Дим упрятал ее на самое дно сумки. - Немного промокла.

- Промокла? Альберт, ты просто не представляешь, как влага пагубно влияет на книги!

- Ничего с ней не стряслось, - я развернул страницы сборника Дима, - сейчас мы ее просушим, и будет все в порядке.

С книгой, действительно было все в порядке, а вот что касается всего остального.... Угроза голода нависла над нами. Придется переходить на подножный корм. Дим был в печали. Спасение книги его несколько утешило, но все же. С его-то аппетитом и диета....

- Альберт, смотри, - Дим кивнул на небо в направлении Тьери. Огромная синяя птица с человеком на ней кружила над поселком.

- Баралор, - возглас этот вырвался у нас одновременно.

Кто бы это еще мог быть.

- И чего он там летает?

- Известно зачем. Нас высматривает.

- Да, во время мы отправились в путь. Спасибо Фрее, - сказал Дим.

- И Айле тоже спасибо, - добавил я, - она нам дорогу указала.

- Это точно, указала. И где она эта дорога?

Действительно, лесной народец не спешил показываться на глаза, не подавал никаких признаков жизни, не повесил на деревьях указателей, гласящих "к лесной ведунье прямо".

- Может быть, стоит собраться в путь? - предложил я.

- Стоит, стоит, - согласился Дим, - а то мы здесь на поляне у всех на виду.

Неужели Айла не смогла договориться с лесным народцем? Как тогда нам продолжать путь?

- Тью-фить, тья-фить, - лесная пичуга прокричала прямо у нас над головой. Перелетела метров на пять и повторила: "Тью-фить, тью-фить". Ей ответила еще одна, а той следующая. Птицы перекликались друг за другом, образуя одну прямую линию. Звали за собой.

- Дим, идем скорее, - и мы тронулись в путь.

Весь день пичуги сопровождали нас, указывая направление, и развлекая своей незатейливой песней, которая, признаться, к вечеру нам изрядно надоела. Так что я начал напевать нечто нейтральное, чтобы как-то разнообразить наше музыкальное сопровождение. Дим послушал и тоже исполнил парочку песен. Одну грустную о печальных глазах любимой. Интересно, почему о печальных? Видимо, возлюбленная поэта была совсем не похожа на Фрею. Избранницу Дима печальной я не видел ни разу. Вторая песня была веселой - скорее всего студенческой и как нельзя более подходила к нашему бравому маршу. После купания в реке холодному и голодному, но на удивление веселому. И так, пока мы не добрались до небольшого родника, у которого решили остановиться на ночь. При скромной еде, можно было напиться вдоволь находящейся рядом воды. Утешение слабое, но все-таки плюс.

Спасть без костра было прохладно. Хорошо еще, мои вещи успели высохнуть за день, иначе "прохладно" могло бы превратиться в "холодно", а это уже совсем невесело. Отчасти спасал густой мех Дима, согревая меня с одной стороны и не позволяя замерзнуть полностью. Самым же печальным было то, что спать мы легли почти на голодный желудок. Весь день мы собирали по дороге ягоды, да после обеда встретился по пути небольшой куст орехов, который обобрали дочиста, вот и вся наша еда за день. Диета более чем скромная. Я предлагал Диму набрать грибов - отличить съедобные от несъедобных ,благодаря новым способностям, можно было без труда. Вот только сварить их было проблематично - мы были лишены огня.

Какие только мысли ни приходят в голову на голодный желудок. Весь день Дим шнырял по зарослям, пытаясь поймать какую-нибудь дичь. Безрезультатно. Не скажу, что ее совсем не было, но шустрые лесные зверьки успевали разбежаться, почувствовав приближение такого большого существа. Да, он определенно не охотник. Да и где было научиться приемам охоты человеку городскому, проводящему большую часть своей жизни за разбором свитков? Впрочем, как и мне. Ближе к вечеру Дим притащил большой гриб и, дождавшись, когда я подтвержу что он вполне съедобен, принялся его есть.

Это надо было видеть. Немного пожевав шляпку, он ее выплюнул, заявив, что, несмотря на мои утверждения, есть этот гриб совершенно невозможно.

Кто бы спорил. Я лишь говорил, что гриб не ядовит. О его вкусовых качествах в сыром виде речи не шло.

Все эти мелочи немало нас опечалили. Вы не представляете, как грустно путешествовать, придерживаясь ягодно-ореховой диеты. Разогнать печаль веселой песней удалось лишь отчасти. Хорошо еще, что с водой не было проблем - попадающиеся нам время от времени родники и ручейки позволяли утолить жажду и наполнить походные фляги.


Утром я энергично помахал руками, пытаясь согреться, и принялся собираться в дорогу. Дим приоткрыл один глаз и посмотрел с тоской.

- Альбертус, если ты меня не спасешь, я просто не доживу до того дня, когда стану человеком.

Он прав. Надо нас как-то спасать. Хочу ли я его спасти? Само собой, и себя заодно тоже. Для начала нам необходим огонь.

- Ладно. Не хотел я этого делать, но, придется приступить к экспериментам. Собирай дрова, а я попытаюсь развести огонь. Только если что-то пойдет не так, на меня не пеняй.

Не так? О, энергии такая тонкая вещь. Очень многое может пойти не так, особенно когда приходится пробираться впотьмах на ощупь, скорее угадывая верные ходы, чем зная их наверняка.

Экспериментировать с посохом я не стал. Вместо этого достал из кармана куртки стикеры. Вещь пусть немного, но знакомая. Хорошо, что они не потерялись после всех наших приключений. Для того чтобы зажечь огонь, насколько я помню, подходит энергия оранжевого цвета.

Убрав остальные стикеры обратно, я оставил оранжевый и приступил к экспериментам. То есть сел на поваленное дерево и задумался. Как, спрашивается, заставить энергию превратиться в огонь? Вот она в шаре совершенно не жжется. А в огне греет замечательно.

Дим притащил большую сухую ветку и, с надеждой посмотрев на меня, отправился за новой партией дров. Думай, Альберт, думай. Твой друг на тебя надеется. А если не думается?

Что ж, начнем. Поставлю точку и попробую накачать в нее как можно больше энергии.

Я поставил точку. Стоп. Я поставил точку. Да нет же, я ее точно поставил. И линию от нее провел, точнее, пытался провести. И она была. Берусь поспорить, какую-то долю секунды точка и линия существовали. Куда же они пропали? Стикер неисправен? Или что-то мешает?

Я хлопнул себя рукой по лбу. Это надо же было забыть. Пряжка моего пояса светилась оранжевым, медленно тускнея. Моя собственная защита поглощает энергию стикера. Что там Айла говорила - снять пояс. Надо было с этого и начинать.

Я повесил пояс от своей куртки на дерево, после чего подумал и на всякий случай отставил посох немного в сторону. Если будет создавать помехи, придется развязать шнурок, и остановить процесс накопления энергии.

На этот раз все получилось. Посох перехватывал лишь фон. Точка оставалась там же, где я ее и поставил - то есть она висела в воздухе примерно в метре над землей. Я начал заливать в нее энергию, делая ее цвет все более насыщенным. Отключив аурное зрение, я попытался ее найти - ничего. Должно быть, энергии было слишком мало. Добавим еще. Так куда больше? Точка и так уже стала очень оранжевой, оранжевее просто не бывает. Внезапно она заискрилась, засияла, переливаясь и мерцая появляющимися и гаснущими звездочками. Я посмотрел на нее обычным зрением. Ура, ура, ура! Получилось. Небольшой огненный шарик висел в воздухе там, где я и ожидал. Мой первый фаербол. Маленькая шаровая молния, которую я только что создал. Какой я молодец. Какой... Стоп, а как же костер? Что мне стоило зажигать шарик на земле? Какой я осел. Костер в воздухе не подвесишь. Нет, чтобы подумать об этом заранее. Придется теперь перемещать шарик на землю.

Окрасив ауру руки в оранжевый цвет, я осторожно потрогал шарик. Поразительно, он совершено не жжется. Он спокойно лежал у меня на руке - маленький светящийся фаербол. Не в этом ли секрет индийских йогов и факиров? Если так, то им приходится доходить до всего интуитивно. Или нет? Ладно, пусть их секрет останется при них. Перевернув руку ладонью вниз, я толкнул шарик к земле, вернее к сложенной на ней небольшой кучке сухих дров.


Чего я ожидал? Только не этого. Рвануло знатно. И почему все мои эксперименты заканчиваются так? Нет, огонь-то загорелся, вот только столкновение шарика с дровами вызвало вспышку пламени диаметром не менее метра. Вот так зажигалка получилась... Я-то думал, загорятся ли дрова? Еще бы им не загореться - это было подобно дыханию дракона. Применить разве что такой метод для охоты? Нет, с огнем шутки плохи, тем более в лесу. Порадую Дима кашей из той крупы, что еще не успела испортиться. А об охоте подумаю после.

Мой друг появился с толстой сухой веткой в зубах и весело запрыгал, увидев пылающий костер, выколачивая веткой по земле быструю тарантеллу. Потом присел в немом удивлении, увидев мое закопченное лицо: "У-у-у. Альберт, это ты"?

- Я это, я. А что не похож?

- Ты выглядишь как мавр.

- Вот видишь, на какие жертвы приходится идти, чтобы ты не остался голодным.

- Я не знал. Тогда, может, лучше не стоит. Потерпим как-нибудь. Не умрем с голоду.

Я рассмеялся: "Нет, Дим, ты просто невозможен. Принеси лучше воды, я буду принимать свой первозданный вид".

Дим сбегал к роднику и принес полный котелок воды. Волшебство по превращению Альберта из мавра обратно в свой естественный вид началось, жаль, не было мыла.

- Ну как? - спросил я, через пять минут, приняв водные процедуры.

- Так гораздо лучше. Красный цвет тебе больше к лицу.

Да, эксперимент по разведению костра не прошел для меня без последствий - лицо покраснело от легкого ожога. Полечить себя что ли? Вопрос в том, как? На всякий случай я попытался сместить свою ауру так, чтобы лицо окрасилось в зеленый цвет. Сразу заметно полегчало. Лицо перестало гореть огнем, лишь отзываясь невнятной болью на прикосновения. Что самой интересное, рука, окрашенная в момент вспышки в оранжевый цвет, совершенно не пострадала. Подобное не вредит подобному? Интересно, очень интересно.

Дим еще раз принес воды и вскоре аромат варящейся каши разнесся по ближайшей округе. Что бы там ни говорили - крупа это еда путешественников. Судите сами, что еще так же увеличивается в объеме, как сваренная крупа? Эх, жаль добавить нам в кашу нечего. Но, после дня вынужденной диеты и такая каша пахла просто замечательно аппетитно. Даже Дим это подтвердил, при всей его нелюбви к кашам. Как все-таки обстоятельства влияют на вкусы. Мне еле удалось спасти часть завтрака, чтобы оставить его на обед.

Ну вот, совсем другое дело, идти теперь заметно веселее. Самое время определиться с направлением.

- Ау, птицы, где вы?

Тишина. Нет, лес полон звуков, но таких зовущих и указывающих направление, как вчера, нет. Мой друг сделал пару кругов по поляне.

- Нашел, Альберт, нашел, - Дим весело прыгал около стрелы, выложенной на траве из лесных орехов.

- Ты уверен, что ее здесь не было раньше?

- Конечно, уверен. Да я здесь раз пять пробегал. Не было здесь никакой стрелы.

- Тогда идем.

И как, интересно лесные обитатели умудрились оставить нам этот указатель? Тайна.

Я водрузил Диму на спину Диму почти пустые дорожные сумы, закрепил их ремнем и мы тронулись в путь.

- Альберт, ты нас спас! Теперь ты каждый вечер будешь разводить огонь? Я знал, что у тебя большие способности, - рассуждал Дим на ходу.

Да уж, способности. Чуть сам себя не подпалил. Кстати, лицо уже почти не болело, метод лечения, который я применил, оказался на удивление удачным. Кто бы мог подумать. Наводит на размышления, а что же такое собственно есть человек? Ох, прав Дим насчет искры, дающей жизнь, определенно прав. Интересно, а с другими я так смогу, или только с собой?

До обеда мы прошли километров двадцать. Плотная получилась прогулка. Не наученный вчерашним печальным опытом Дим снова попытался охотиться и бросился за встретившимся по дороге барсуком. Его острые зубы лязгнули, пытаясь поймать зазевавшегося зверька. Зазевавшегося? Как же, тот быстро нырнул в нору. Здесь бы моему другу и успокоиться, но ускользнувшая буквально из открытого рта добыча только добавила ему азарта.

- Попался, сейчас я до тебя доберусь, - Дим принялся раскапывать нору. Земля летела метров на пять, походные сумы болтались из стороны в сторону.

- Дим, пойдем дальше.

- Подожди. Сейчас я его поймаю, - мой друг продолжал азартно копать.

- Не поймаешь ты его. Пойдем.

- Еще немного, - Дим скрылся в норе почти целиком.

- Нет там никого.

- Как нет? - удивленный Дим вылез из норы, весь перепачканный землей, и смотрел на меня с надеждой, - Альберт, скажи, что ты пошутил.

- Это барсук пошутил. В одну нору нырнул, в другую вынырнул.

Ауру не спрячешь. Я ясно видел, как он вылез за небольшим поросшим кустарником пригорком и припустил от нас со всей возможной скоростью.

Не везет моему другу с охотой. Зато, какой азарт. Придется что-то придумать, иначе нам действительно несколько дней питаться лишь тем, что сможем насобирать. Для меня это печально, для Дима же грустно вдвойне.

На обед мы остановились под большим дубом. Доели сэкономленную мною на завтраке кашу, как я все-таки предусмотрительно во время утром отобрал котелок у Дима, и прилегли отдохнуть.

Солнышко ласково пригревало, и я невольно задремал, представляя себе, как удивиться соседка Светлана, когда я вернусь домой вместе с Айлой. Что только не представится во сне.... Дим тоже задремал. Поспать он никогда не промах. Он мерно сопел, время от времени просыпаясь и оглядывая одним глазом окрестности. Я же представлял себе, как все соседи, собравшись вокруг нас, одобряют мой выбор. Светлана завистливо качала головой, Леня заявил, что если бы он знал, что на свете бывают такие красавицы, оставил бы Томку и пустился на поиски, Софья Павловна, восхищенно вздохнув, заявила, что в молодости она была не хуже, ну, разве что самую малость.

И надо же было прервать такой сон в самом разгаре.

Сквозь сон я услышал непонятное шуршание и голос Дима: "Альберт, я поднимаюсь".

- Да ладно, куда спешить? Давай вздремнем еще полчасика, - ответил я вполне искренне. Очень мне хотелось досмотреть, чем все закончится.

- Я бы рад, но не получается. Меня что-то тащит вверх, сказал Дим спокойно, но немного испуганно.

- Тащит? Что тебя может тащить? - я подскочил, как подброшенный пружиной, - Как тащит?!

Мой друг висел в воздухе, примерно в полуметре над землей без всякой видимой причины. Казалось, его тащат вверх наши походные сумы. Может ли такое быть? Чтобы сумки вдруг ожили и собрались полетать?

Я перешел на аурное зрение. Огромные красные руки, вцепившись в наши сумки, пытались утащить их наверх - в густую крону дуба. А за ними тащили и Дима. Ремень, которым мы закрепили сумки, оказался слишком крепким.

Это что еще за похититель? Ладно, сумки, но он хочет утащить и моего друга. А это уже совсем никуда не годится.

Я схватил, попавшуюся под руку ветку и запустил в крону дерева: "Отпусти собачку, гад"!

Раздавшийся в ответ ехидный смех, покатился по лесу, отражаясь эхом и создавая совсем уж жуткое впечатление.

- Ах, так! Ну, держись! - я схватил свой посох мага и.... Ну да, действие было совсем не колдовским. Размахнувшись, я стукнул по рукам, удерживавшим Дима. Результат превзошел все мои ожидания - посох отхватил изрядный кусок энергетической руки и втянул его в себя. Сработал накопитель, спасибо моей доброй фее Айле.

Раздавшийся вой потряс дуб вместе с сидевшим на нем неизвестным противником, но Дима он не отпустил, продолжая тянуть вместе с сумками второй аурной рукой.

- Ах, так! Получи еще! - мне пришлось подпрыгнуть, чтобы достать до загребущей руки.

Существо взвыло по-новой, а мой друг, наконец, упал на землю, отделавшись легким испугом. И закрутился в поисках злоумышленника.

- Он там. Альбертус, я чувствую он там, на дубе. У, попадись ты мне!

В это время с дуба опять раздался ехидный смех. Видимо, неведомый злоумышленник оправился от полученного удара.

- Сейчас я до тебя доберусь, - похоже, Дим в запале забыл, что не умеет лазать по деревьям.

- Ах-ха-ха. Ха-ха.

Огромный энергетический кулак появился из ветвей.

- Дим, берегись, - вскричал я.

Дим отскочил в сторону. Увы, трудно увернуться от того, чего не видишь. Огромный кулак достал Дима. Мой друг покатился по поляне, неприлично выражаясь в адрес неизвестного злокозненного неприятеля, и замер неподвижно метрах в десяти от дуба. Нет, это уже слишком. Скупая слеза навернулась мне на глаза. Бедный Дим, жив ли он? Я хотел было броситься к нему. Нет. Коварный удар может обрушиться мне вслед и добить нас обоих.

Сидящий на дубе, выл опять. Лима, висящая на шее у моего друга, светилась красным, ясно говоря о том, что удар не прошел для этого существа даром. Смягчив удар, Лима оторвала от того, кто оперировал энергетическим полем, изрядный его кусок.

Но почему так бестолково? Аура огромнейшая, энергии море, а вот изобретательности никакой. Прямое силовое воздействие. Прояви нападающий малость фантазии, мне бы несдобровать. Баралор и тот был гораздо изобретательнее.

Я думал, что следующий удар придется по мне, но силовая рука опять потянулась к Диму. Ему что, так понравились наши сумки? Или ему был нужен именно Дим? Нет, своего друга я не отдам.

- Получи, - следующий взмах посохом поглотил еще часть силового поля, заставив чудовище в очередной раз завыть.

Часть посоха, заполняемая красной энергией, светилась уже довольно насыщенным цветом. Много ли еще поместиться в посохе энергии? Два-три таких удара и он заполнится целиком, оставив меня безоружным. Мы оба тогда станем добычей лиходея. Бросить Дима и бежать? Кто я буду после этого? Он друг. Да непутевый, порой комичный, несмотря на все его ученые степени, но верный и надежный. Он не задумывался, когда ему приходилось спасать меня. Нет, буду сражаться до конца. Но надо что-то придумать, причем срочно.

Еще один удар, в этот раз направленный на меня. Вспыхнул посох, впитывая часть энергии, полыхнула алым моя пряжка-лима. Несмотря на это удар заставил меня пошатнуться. Что бы было, достигни удар меня полностью, страшно даже подумать.

Я выхватил из кармана оранжевый стикер. Быстрота, с которой я создавал фаербол, поразила после меня самого. Через пять секунд фаербол отправился в полет. Грохнуло знатно. Я упал на землю, закрыв голову руками. Порыв ветра пронесся надо мной, неся с собой ветки и обгоревшую листву, и оголяя существенную часть дуба. Ту, где сидело чудовище.

Вот так чудовище. Это был человек не более метра ростом с огромной бородой и выпученными глазами - этакий черномор. Или соловей-разбойник. Вот только не свистит - сразу тянет руки и хватает то, что ему понравится. Аура его была красной, только красной, практически без примеси других цветов. Это надо же накопить столько отрицательной энергии.

Мне даже стало его немного жаль. Я пощадил бы его, честное слово, конечно, если бы Дим остался жив.

- Саори, - раздалось за моей спиной.

Я оглянулся. Это был Дим, жив чертяка. Не могу передать всей моей радости. Дим слегка пошатывался, нетвердо стоя на лапах. Ерунда, главное, что он жив.

- Что Саори? - спросил я.

- Там Саори. На дубе.

Так называется это существо? Интересно, что оно из себя представляет? Спросить об этом Дима я не успел. Саори оправился от моего фаербола и опять мерзко засмеялся. Что за странное создание.

- Бежим? - спросил Дим, пошатываясь на нетвердых лапах. Вряд ли он смог бы сейчас бежать.

Так или иначе, с отступлением мы опоздали. Саори нанес новый удар, и опять по Диму. Я прыгнул, сбивая с ног моего друга. Вот ведь гнусная сущность этот Саори. Не разойтись нам с ним миром. Собрав остатки энергии оранжевого стикера, я запустил в Саори еще один фаербол. Вспышка на миг меня ослепила. Когда я смог снова рассмотреть Саори, он все так же сидел на дубе. Он стягивал остатки своей энергии, никак не желая угомониться. Дим от моего неловкого толчка опять потерял сознание. Что же делать? Странное существо, похоже, не имело других целей кроме нападения.

Баралор, насколько я помню, связал дракона-конструкта при помощи силовой нити. Метод совсем неплох. Вот только оперировать силовыми руками на таком расстоянии у меня совершенно не получается. Дай дарующий искру, вытянуть свою ауру на расстояние в полметра. И это уже большой плюс по сравнению с тем, с чего я начинал. Вот если бы он сидел на земле....

А что, это мысль. Я выхватил первый попавшийся стикер (он оказался синим) и принялся рисовать пику. На длинной ручке - метров десяти длиной.

Саори пришел в себя раньше, чем я закончил, несмотря на то, что сегодня я поставил еще один рекорд - в скорости создания простых магических конструкций. Видимо ему здорово досталось от фаерболов. Удар Саори был неточен, и мне удалось от него увернуться.

Подхватив свою импровизированную пику, (из-за спешки мне пришлось ее сделать несколько короче, чем я собирался) я ткнул ею в злобное создание. Саори недовольно зашипел. Но и только. Его до сих пор плотная аура хорошо защищала от постороннего влияния.

- Ах, так, ну получи, - я рубанул пикой по ветке, на которой сидел Саори. Вот это здорово. Когда в следующий раз соберусь рубить дрова, надо будет сделать себе что-нибудь похожее - пика без труда снесла ветку, а вместе с ней и несколько соседних. Злокозненный интриган грохнулся к моим ногам, сбивая по пути мелкие ветки и редкие оставшиеся на дубу листья. Не давая ему прийти в себя, я выхватил зеленый стикер и начал его опутывать, заодно привязывая к дубу.

Саори заверещал, нить начала тускнеть, но я продолжал бегать вокруг дуба как заведенный, добавляя все новые и новые витки. Привяжу как следует. Биться с Саори опять не хотелось.

Такого я не ожидал. Я думал, что пленил это странное существо. Получилось же немного по-другому. Или много, как посмотреть. Красная аура его начала тускнеть, и тускнела до тех пор, пока совсем не погасла. Саори же пропал, рассыпавшись горсткой пепла у подножия дуба. Чудеса.

Что за странное существо. Из чего оно состоит, если лишившись ауры, оно не оставляет после себя почти ничего?

Постояв пару секунд, там, где закончил свой путь Саори, я обернулся и поспешил к Диму. Он тяжело дышал и еще не пришел в себя. В ауре его заметно прибавилось красного цвета. Будь он человеком или обыкновенной собакой, я бы, пожалуй, рискнул добавить ему энергии зеленого спектра. Но как на это отреагирует существо заколдованное.... Нет, лучше не экспериментировать.

Найдя наш котелок, я отправился за водой, а когда вернулся, Дим уже пришел в себя. Я облегчено вздохнул и поставил перед ним котелок.

- Попей, друг.

Дим осушил котелок полностью. Видимо, это привело его в чувство. Он энергично закрутил головой.

- Где он? Где Саори?

Что ему сказать? Я пожал плечами.

- Не знаю. Исчез. Рассыпался. Я хотел привязать его к дереву. Помнишь, я тебе рассказывал, как Баралор поймал дракона? Но Саори мне поймать не удалось. То есть, привязать то я его привязал, вот только он трепыхался до последнего момента, а потом просто исчез. Осыпался горсткой пепла около дуба, на котором сидел.

- Ты победил Саори? Альбертус, ты очень могучий маг.

- Скажешь тоже, - я немного смутился, - во-первых, мы его победили вместе. И потом, если бы не обереги, которые подарила нам Айла, ничего бы у нас не получилось.

- Да, Айла молодец, - согласился Дим.

- Слушай, а кто он такой, этот Саори?

- Никто точно не знает. Они неведомые порождения другого мира. Выбрав себе объект для атаки, Саори атакует до последнего. Судя по описаниям, они туповаты и ужасно упрямы.

- С этим трудно не согласиться. Описания определенно не врут. Но откуда у него такая мощь? Я не заметил, чтобы он пользовался накопителями, а энергии потратил море.

- Предположений много. В том числе и такое - Саори жертвы мутации. Случайной или направленной. Для того чтобы усилить их магические возможности, их аура была изменена. Им оставили лишь один цвет, чтобы не распылялись. Отсюда и их огромная мощь. Кстати, этот был какой?

- Красный.

- Красный? Тогда нам здорово повезло. Красные считаются одними из самых злобных.

Я покачал головой. Нам, действительно, повезло. Особенно с тем, что Саори был не слишком умен.

- Скажи, Дим, а почему этот Саори действовал так прямолинейно? Такое впечатление, что у него в голове всего одна извилина.

Дим усмехнулся: "Ты прав, Альбертус, в каком-то смысле так оно и есть. Создатели Саори явно просчитались. Множественность цветов ауры играет немаловажную роль в мыслительном процессе. У любого живого существа аура разноцветная. Бывает, что те или иные цвета выражены более ярко, но другие цвета тоже есть.

- Откуда ты это все знаешь? - удивился я.

- Саори появляются в нашем мире не одну сотню лет и сведения о них успели попасть в летописи.

- Слушай, а зеленые Саори бывают?

- Мне приходилось читать и о таких случаях, - Дим кивнул, отчего его голова обессилено качнулась, - Вообще, Саори появляются довольно редко, но поскольку случаи эти весьма удивительны, описывают их довольно подробно.

- И?

- Что и? - удивился мой друг.

- Зеленые Саори, они менее опасны? Может быть, даже полезны?

- Не скажи, - Дим усмехнулся, - Нет, они, конечно, менее опасны, чем красные или оранжевые. Но все равно, приятно ли, когда тебя настойчиво пытаются покрыть мхом?

Я рассмеялся.

- Между прочим, случай этот описан в одной из старинных книг как вполне достоверный. Так что зря смеешься.

Но я не унимался. Представил себя, целиком покрытого мхом, потом Дима, и расхохотался снова.

Вот как, спрашивается, бороться с такой напастью? Со мхом, конечно, не со смехом. Да, что ни говори, к добрым намерениям неплохо в придачу иметь еще и светлую голову. Иначе они могут превратиться в полный абсурд.

- Как ты, друг мой? - спросил я отсмеявшись. Вообще-то мне следовало поинтересоваться этим раньше, но разговор как-то сам свернул на Саори. - Принести тебе еще воды?

Дим встал, немного пошатываясь: "Нет, воды я больше не хочу. Окорока у нас не осталось"?

Окорока у нас не осталось. У нас вообще еды почти не осталось. И что теперь делать? Моему другу срочно надо подкрепиться.

- Подожди. Сейчас я кого-нибудь добуду. Лежи, отдыхай. Как-никак, тебе досталось гораздо больше чем мне. А я? Я на охоту.


2.


Охота. К стыду своему должен признать, что прожив большую часть своей жизни в городе, об охоте я имею самое отдаленное представление. Кто знал, что однажды мне придется прибегнуть к ней? И не ради спортивного интереса, а для добычи пропитания насущного. Нет, заочных сведений у меня вполне предостаточно. Вспомнил я и бравых охотников, палящих из ружей по разлетающимся во все стороны уткам, и древних людей, охотящихся на мамонта с каменными молотами. Мне не подходило ни то, ни другое. Зато у меня есть замечательная пика. Та самая, которой я срубил ветку под Саори. Вот с ней и поохочусь.

Это было что-то. Чтобы вы могли меня понять, возьмите десятиметровую жердь и попробуйте с ней пройти по лесу. План мой был таков - подобраться на нужное расстояние к какой-нибудь дичи и поразить ее энергетической пикой. Получилась она на удивление острой, так что с этим не должно было возникнуть проблем. Можно было, конечно, соорудить себе энергетический клинок, нечто вроде меча джедаев, вот только в таком случае мне придется подбираться к добыче почти вплотную. Вопрос в том, где найти такую глупую добычу? Пока же пика цеплялась за кусты, а деревья никак не хотели выстраиваться в одну прямую линию, предпочитая расти, как им вздумается, затрудняя тем самым мое передвижение.

Вся глупая дичь разбегалась еще на подходе, умная же вообще предпочитала не попадаться мне на глаза. Поэтому не вижу ничего странного, что из всей дичи я нашел лишь могучего и свирепого кабана - тот посчитал ниже своего достоинства уступать дорогу кому бы то ни было. Он рыл клыками землю, в поисках коренья, оставляя на земле борозды, более приличествующие пахотному плугу, чем живому существу. Жуть. Столкнулся я с ним почти нос к носу. Точнее, столкнулось мое копье, поскольку оно опережало меня в этом путешествии по лесу метров на пять - держал я его за середину.

Я отодвинул им очередной куст, возникший у меня на пути, и неожиданно услышал возмущенный хрюк. Кабан выглянул из куста, возмущенно уставившись на то неразумное существо, которое прервало его занятие, невольно заставив меня сделать пару шагов назад.

Надо было заранее воспользоваться аурным зрением. Но я так увлекся преодолением трудностей, связанных с передвижением по лесу с моей пикой, что совершенно об этом забыл.

Кабан смотрел недолго. Он бросился в атаку со скоростью локомотива, сминая кусты и оглашая окрестности свирепым боевым кличем.

Честное слово, я растерялся. В тот момент, когда я собрался бросить копье и отскочить в сторону, кабан уже налетел на него, изрядно увязнув. Держать копье вдвоем, это, пожалуй, лишнее. Я отбежал в сторону метров на двадцать. Кабан попытался свернуть за мной следом. Куда там. Развернуться в лесу с десятиметровым копьем не так-то просто. Кабан метался, вспахивая землю и топча молодую поросль, и лишь больше натыкаясь на копье. Минут через десять он затих, испустив дух.

Вот это добыча, признаться, я рассчитывал на гораздо более скромную. И что мне с ним делать? Я подергал кабана за копыто, нет, несерьезно, я не смогу сдвинуть его с места. А уж о том, чтобы дотащить его до нашего лагеря не может быть и речи.

Проблема совмещения в одной точке кабана и лагеря решилась быстро. Лагерь наш невелик, переедем сюда. Надеюсь, Дим сможет сюда добраться своим ходом, поскольку транспортировать его было такой же непосильной задачей, как и тащить кабана.

Дим прилежно ждал меня под дубом. Он успел за это время немного оправиться, но выглядел по-прежнему бледно. Встретив меня невеселым взглядом, он печально вздохнул.

- Друг мой, вернулись ли к тебе силы? Сможешь ли ты пройти хотя бы немного?

Дим еще раз печально вздохнул: "Вряд ли я пройду и десяток метров, сил почти совсем не осталось".

- Жаль, очень жаль. Тогда придется огромного кабана оставить лежать там, где он находится?

- Кабана? - Дим вскочил на лапы, - Какого кабана? Альберт, ты поймал кабана?

- Ну, если ты не забыл, я ходил на охоту. Добычей стал огромный свирепый кабан.

Честно говоря, кабан сам себя поймал, но это мелочи. В конце концов, это я на него охотился, и он моя законная добыча.

- Так чего же мы стоим? Идем скорее, пока никто не забрал нашего кабана!

Оказывается, известие о том, что неподалеку ждет добрый окорок, может изрядно прибавить сил.

Тащить снаряжение пришлось мне. Все-таки мой друг еще слишком слаб, хорошо еще, что сам он может идти. Заставлять его тащить наши походные сумы, было бы черной неблагодарностью. И я еще подшучивал над ним, называя его вьючной собакой. Тащу вот теперь сумы сам. Причем, совершенно добровольно.

Лесные лисы кружили вокруг нашего кабана, удивленно принюхиваясь. Кто мог оставить такую славную добычу, им было совершенно невдомек. Дим был на седьмом небе, увидев кабана размером больше его самого.

- Альберт, ты настоящий охотник, - сказал он восхищенно, - Ты сам его добыл?

- Конечно сам, можешь не сомневаться.

- Ты великий охотник, Альбертус. А вот я не смог добыть даже барсука.

- Брось. Мне просто повезло. А что делать теперь с этой добычей, ума не приложу. И потом, надо охранять нашего кабана от лис.

- Я буду охранять. Кабан наш. А лисы пусть поймают себе своего.

Я улыбнулся, представив лис, охотящихся на кабана.

- Да, ты шкуру с него снимать собираешься? - поинтересовался Дим.

- Шкуру?

- Ну да. Не думаешь же ты, что мы будем есть его прямо так? Нет, я-то в принципе могу....

О, беда. Если когда-нибудь еще я вздумаю охотиться на кабана, то выберу не такого большого. С кабаном я провозился полдня. Сначала снимал шкуру, затем солил, коптил и вялил мясо под чутким руководством Дима. Не знаю правильные ли он давал мне инструкции. Так или иначе, приготовленные мной запасы позволили нам больше не заботиться о еде до самого завершения этого небольшого похода.

Дим был счастлив безмерно. Отъедался и восстанавливал силы. До вечера мы так и не тронулись в путь. Дим решительно отказался оставить остатки нашего кабана лисам. Утром мне пришлось уговаривать его не менее часа. Наконец, он печально вздохнул, я закрепил ему на спину наши походные сумы, полные окороков, и мы тронулись в путь.


- Славный из тебя получился охотник, Альбертус, - рассуждал Дим, шествуя впереди.

- Полно, друг мой, ты явно преувеличиваешь. Всему виной мое везение. Или, скорее, невезение кабана. Он был так неловок, что напоролся на мою пику. Я же был на охоте в первый раз в своей жизни.

Пику я оставил. Она изрядно потускнела, таков уж недостаток изделий из силового поля, и должна была исчезнуть если не сегодня, то завтра непременно.

- В первый раз? - удивился Дим.

- В самый первый.

- А как вообще охотятся в ваших местах?

- Как охотятся? - я задумался на секунду, - стреляют из... В общем, стреляют, ставят ловушки. Много всяких способов. Есть среди них и весьма любопытные. Например, метание бумеранга.

- Буме... что?

- Бумеранга. Это такое оружие, знаменитое тем, что возвращается в руки владельца.

- Магия, - понимающе кивнул Дим.

- Вовсе никакой магии, простая аэродинамика.

- Я и говорю, магия. Как ее ни назови.

- Вовсе никакой магии, - не сдавался я, - всему виной необычная форма оружия.

Дим удивленно приподнял брови, обдумывая, как такое может быть.

- Не понимаю, - провозгласил он минут через десять, - причем здесь форма?

Я вздохнул. Как объяснить на словах формулу полета бумеранга? Тем более что я и сам не знал ее досконально. А вот внешний вид бумеранга представлял довольно хорошо. Мне доводилось их видеть в музее. Мне-то приходилось.

С полчаса мы шли молча, слушая шум леса. Неожиданно мне пришла в голову мысль. Нет, не подумайте ненароком, что до той поры мыслей там не было. Они толпятся там постоянно, сменяя одна другую, а иногда становятся в очередь и ждут, когда дойдет время до них. Эта же мысль была из тех, что заходят очень редко - а не поразить ли моего друга, продемонстрировав ему полет бумеранга. А что, пусть увидит, как происходит чудо без всякого волшебства.

Мысль эта настолько овладела мной, что я до самого привала обдумывал, как ее осуществить на практике. Изготовить бумеранг из дерева я не смогу, это слишком сложно - туземцы тренируются в этом умении не один год. В результате, получается у них неплохо, вот только у меня нет такого количества времени. А что у меня есть? Если смотреть по материалам - под руками у меня несколько стикеров. Изготовить бумеранг из силового поля? Пожалуй, я мог бы попробовать. Но как увидит Дим полет невидимого бумеранга?


Тем не менее от мысли этой мне отказываться не хотелось совершенно. Я не могу удивить Дима компьютером или электрической лампочкой, так пусть он увидит хотя бы полет бумеранга. Могу я его удивить хоть чем-то из чудес моего мира? Я проникся этой идеей настолько, что на привале стал-таки мастерить бумеранг. Конечно, из силового поля - это единственный материал, с которым я чувствовал себя более-менее уверено. Получилось неплохо. Не так, конечно, как у коренных аборигенов Австралии, но для демонстрации сгодится.

Для демонстрации? Вот с этим как раз проблема. Как сделать бумеранг видимым для Дима? Я обвалял бумеранг в пыли.

- Ух, ты, - восхищенно ахнул Дим, - Альберт, откуда у тебя эта штука?

- Это, друг мой и есть тот самый бумеранг, о котором я говорил.

Дим с сомнением наклонил голову на сторону: "Это то самое волшебное оружие"?

- Никакое оно не волшебное. Самое обыкновенное.

- И как оно действует?

- Сейчас я тебе покажу.

Я отошел немного в сторону, чтобы освободить себе место для маневра, размахнулся и запустил бумеранг в сторону небольшой поляны, на краю которой мы остановились.

Бумеранг летел, живописно вращаясь. Сделал поворот и, как ему полагается, начал приближаться к нам. Ко мне. Нет, скорее к Диму. Точно, бумеранг летел к Диму.

- Ух, ты. Исчез.

Исчез? Как исчез? Про что это он? Бумеранг все так же продолжал лететь прямо в лоб Диму. Надеюсь, он догадается пригнуться.

Дим стоял как ни в чем не бывало. Нет, не может быть. Я прыгнул что было сил, пытаясь достать до моего друга. Я лечу, бумеранг летит, а Дим даже и не думает пригнуться, какая беспечность.

Оттолкнуть я его успел. Бумеранг просвистел над самой его макушкой, срубил несколько кустов и тонких деревьев и застрял в толстой сосне.

- Альберт, ты зачем толкаешься? - недовольно фырчал мой друг, отряхиваясь от хвои.

- Зачем?! Зачем?! Ты почему в сторону не отошел, когда в тебя летел бумеранг?!

Фух, все-таки я успел. Представить себе не могу, что бы было, если я не успел бы дотянуться. Смог бы я себя простить? Фух, хорошо, что все обошлось.

- Бумеранг? Он исчез. Я же тебе говорил, что без волшебства тут не обходится.

Вот что тут делать? Я присел и рассмеялся.

Я тоже хорош, испачкал бумеранг в пыли, в полете ее сдуло ветром. Вот и весь секрет таинственного исчезновения бумеранга.

- Ух, ты, - Дим посмотрел на просеку, проделанную бумерангом. - А это откуда?

- Это от таинственного волшебного оружия. Извини меня, Дим. Обычно оно возвращается к бросавшему. Видимо конструкция была не совсем доработана.

Я подошел и аккуратно вытащил бумеранг из сосны. Он испачкался в смоле и стал видимым, пусть и прозрачным. Не весь, лишь та часть на которую налипла смола.

Сейчас. Дим все-таки увидит полет бумеранга. Я измазал бумеранг смолой полностью и присыпал песком. Теперь песок вряд ли сдует ветром.

- Альберт, Альберт!

- Не волнуйся, друг мой. На этот раз пыль ветром не сдует, а ты на всякий случай спрячься за деревом.

- Да нет, я не об этом. Скажи, почему ты не покрасил невидимую лестницу, по которой я перелезал через стену?

Я покраснел. Такой простой выход тогда мне просто не пришел в голову.

- Я, впрочем, тоже не догадался, - добавил Дим.

Мы рассмеялись. Я вспоминал о том, как трясся Дим, поднимаясь по невидимой лестнице. Он, видимо, вспоминал о том же.

Вспоминая о собственной недогадливости, можно или грустить или смеяться.

- Друг мой, я рад, что у меня такой друг, - признался я.

- Такой большой и лохматый?

- Нет, такой веселый.


За следующим полетом бумеранга Дим следил из-за самого большого дерева, которое было в ближайшей округе. Он пытался утверждать, что и так вовремя увернется, но я был непреклонен. Не приступлю к метанию, пока он не укроется.

- Ты главное, если увидишь, что бумеранг опять исчез, сразу ныряй за дерево, - наставлял я Дима.

- Да понял я, понял. Зачем повторять четвертый раз?

- Техника безопасности, - я многозначительно нахмурил брови.

На этот раз все удалось. И Диму даже не пришлось нырять за дерево. Полет бумеранга он увидел во всей красе.

- Волшебная вещь и летает по волшебному, - вынес заключение Дим.

- Поверь мне, самый обычный деревянный бумеранг полетит точно так же.

Дим недоверчиво наклонил голову набок: "Нет, если ты говоришь, что так оно и есть...".

Дождавшись моего утвердительного кивка, он продолжил:

- Я вот что не понимаю. Как ты мог меня толкнуть? Да еще так, что сбил с ног. В тот первый раз, когда ты запускал бумеранг, который потом исчез.

- Извини, друг, я не должен был толкаться. Но бумеранг летел прямо в тебя.

- Я не о том. Как ты смог это сделать?

Я пожал плечами. Как? Признаться, я об этом не задумывался.

- Инерция. Я набрал скорость, а ты не ожидал.

- Но ты не добежал до меня шага три, не меньше.

Как так? Берусь поспорить, я толкнул его руками.

- Ты точно видел, что я был от тебя в трех шагах?

- Точно. Никак не меньше, - подтвердил Дим.

Поразительно. А что если...? Надо обязательно проверить. Я огляделся в поисках подходящего предмета для эксперимента. Метрах в четырех от нас лежала на земле ветвистая коряга. Я резко выбросил руки вперед, представив, что я ее толкаю. Коряга с треском отлетела на другую сторону поляны. По спине моей побежали мурашки, ноги предательски задрожали. Казалось, я ворочал штангу не менее часа. Расход энергии оказался очень немал. Да, но каков результат....

Мои аурные руки удлинились на четыре метра и толкнули корягу с силой, которая для моих обычных рук была недосягаема. Вот он, энергетический удар. Я слышал о таком. Но кто бы мог подумать, что он может быть таким масштабным. Да, все эти волшебные вещи, окружающие меня, просто поразительно воздействуют на мою энергетику.

Так. Попробуем еще раз. Я начал мысленно вытягивать руку, наблюдая за тем, как растет ее аура. Неплохо, совсем неплохо, явный прогресс. Но не четыре метра, метра два с половиной, быть может, три. Но и усилий я трачу гораздо меньше, чем при эксперименте с корягой. Я попробовал провести резкий толчок, аура удлинилась метров на пять. Ненадолго, не более чем на секунду. Вот оно в чем дело.

Утомленный этими экспериментами, я присел на упавшее дерево. Оказывается, они тоже полезны - упавшие деревья. Не будь их, на что бы присел в лесу усталый путешественник?

- Ну, как? - спросил Дим.

Все это время он следил за моими манипуляциями. Должно быть, со стороны они смотрелись довольно забавно.

- Отлично, друг мой, отлично. Дай только мне немного отдохнуть.

Дим посидел минут десять рядом со мной. Обежал пару раз поляну, нашел очередной знак, указывающий нам направление. Как они появляются? Ни я, ни Дим так и не смогли этого увидеть. Вот Айла, та бы, наверное, смогла. Как-то она умудряется дружить с лесным народцем....

Дим посидел возле меня еще пару минут, ожидая пока я соберусь с силами.

- Тимерлинги как злобный ветер

Надвигались темной лавиной,

И у каждого, кто их встретил,

Сил убавилось в половину.

И вскричал отважный Спаги:

"Собирайтесь с силами, люди!

Доставайте мечи и даги

Мы победу в бою добудем".


Дим читал этот стих с таким серьезным выражением морды, что я невольно улыбнулся.

- Что это?

- Баллада о Спаги отважном. Между прочим из того сборника, что подарил мне Плаунт, - Дим был невероятно серьезен, даже некоторым образом торжественен.

- И зачем ты прочитал ее именно сейчас? Нет, вполне возможно, что Спаги был великим героем....

- Как зачем? Чтобы придать тебе сил.

Я смеялся минут десять, честное слово. С дерева я упал, потому как нельзя сидеть и так сильно смеяться одновременно.

- Тебе не понравилась баллада? - озадаченно спросил Дим. - Она не придала тебе сил?

- Уйди, лохматая собака, иначе я умру от смеха.

Дим обиделся. Он демонстративно отвернулся, показывая всем своим видом, что оскорблен в лучших чувствах. Я же смог говорить спокойно лишь минут через пять.

- Не обижайся, друг мой.

Дим демонстративно отвернулся.

- Между прочим, кого-то я кормил мясом, чтобы придать ему сил, - добавил я не без намека.

- Что, совсем не помогло? - спросил огорченно мой друг.

- Ты знаешь, на удивление, помогло, - берусь поспорить, что причиной тому была хорошая порция смеха, но чувствовал себя я, действительно, отдохнувшим.

- Я так и знал, - обрадовался Дим, - баллада о Спаги отважном всегда помогает.

- Очень даже может быть. Но, обещай мне, что ты будешь прибегать к такому радикальному средству только в самом крайнем случае.

- Обещаю. Мы идем дальше?

- Идем.

Мы и так изрядно задержались на этом привале, а до вечера было еще несколько часов. Лучше провести их в пути.

- Если ты устал, я могу тебя немного повезти, - предложил Дим, чуть погодя.

Наверное, ему все-таки стало стыдно ограничивать свою помощь лишь стихом.

- Спасибо, пока не надо.

Действительно, силы ко мне возвращались. Могучие деревья спешили поделиться излишками своей энергии. Через полчаса я шагал, как ни в чем не бывало. Я взглянул на свою ауру. Чуть потускневшая на привале, она вновь сияла красками, наполнившись насыщенным цветом.

До вечера мы успели пройти еще километров пятнадцать.



3.


Оранжевый стикер был последним. Что ни говори, сражение с Саори здорово опустошило мои запасы. Ничто не бывает вечным, и запасы особенно. Сколько их ни запасай, рано или поздно они начинают заканчиваться. Нет, я, конечно, перевел опустевшие стикеры в режим зарядки от магофона, вот только процесс этот не так быстр, как хотелось бы. Опустошенные стикеры чуть светились, энергии они накопили совсем немного.

Дим привычно заготавливал ветки для костра. Я разводил огонь. Оказывается, я здорово переборщил с накачкой энергии в точку, в тот самый первый раз, когда создал фаербол. Если точку разместить там, где будет костер, сухие ветки загорались гораздо раньше, чем образовывался фаербол. И процесс этот совсем не сопровождался взрывом. Это ж надо было мне в первый раз так промахнуться? Хотя получилось все неплохо, если не считать немного закопченного лица и потраченных запасов энергии.

Случайность. Сколько открытий произошло благодаря ней? А сколько не было сделано? Догадайся я сразу зажигать огонь на хворосте, не видать бы мне фаербола. Не было бы фаербола, неизвестно, чем бы тогда закончилось наше сражение с Саори. Что ни говори, вся наша жизнь зависит от десятков случайностей. Далеко не всегда так кардинально. Но та или иная случайность, порой совсем незначительная, может направить ход нашей жизни совсем в другом направлении. Как едва заметная крупинка, попавшая под катящийся биллиардный шар. Велико ли ее воздействие? Самая малость. А результат совсем другой - шар прокатился мимо. А может, наоборот, должен был прокатиться мимо, а, благодаря этой небольшой случайности, попал в лузу. Что есть случайность? Слепое стечение обстоятельств? Или помощь дарующего искру? Негласная подсказка? Быть может, он решил, что нам с Димом еще рано предстать перед его ликом, пав в неравной схватке с Саори? Вот где настоящая сила - бросить крупинку в нужном месте, определив тем самым весь дальнейший ход событий. Нет, я, разумеется, не отрицаю наших с Димом усилий. Это известно всем и каждому - помочь можно лишь тому, кто сам хочет себе помочь. Сиди мы на месте, никакие случайности не помогли бы нам пройти свою дорогу. И все же.... Что теперь делать? Быть может, сказать спасибо и продолжать свой путь. Почему-то я уверен - случайности, направляющие шар в лузу, происходят лишь на правильном пути. На неправильном шар стремиться сбежать в сторону, то и дело наскакивая на невидимые крупинки.


Следующие несколько дней путешествия прошли весело и беззаботно. Не считая ливня, под который мы попали, промокнув до нитки. Когда я понял, что куртка уже не спасает, было уже поздно. Созданный мною купол защитил нас от ливня, но не от той воды, которая уже успела скопиться на моей одежде и мехе Дима. Забавно было смотреть на потоки воды, которые неожиданно изменяли свое направление и сбегали в стороны, минуя нас. Невидимый купол хорошо защищал нас. Невидимый обычным зрением, в аурном диапазоне он искрился сотнями вспыхивающих снежинок, отражая падающие капли дождя. И все бы хорошо, если бы я этим озаботился раньше. Дим недовольно фыркал и заявил, что собакам такие длительные водные процедуры противопоказаны. Можно подумать, что они нравятся мне....

Через пару часов дождь прошел. Дим отправился на поиски дров для костра, я же задумался о том, что энергию расходую слишком расточительно. Тот же купол - он исчезнет через день-другой, и поставленные на зарядку стикеры успеют перехватить лишь малую часть рассеиваемой им энергии, это, конечно, при условии, что мы его возьмем с собой. Ну, да, в куполе энергии не слишком много, но если так бездумно по мелочам ее тратить, то в один момент можно остаться с пустыми руками. Несколько радовал посох: после битвы с Саори красная его часть была заполнена под завязку. А что, это мысль, я коснулся посохом купола и он исчез, немного добавив одной из своих третей зеленой энергии. Эх, еще бы научиться, как следует пользоваться посохом. Кроме этого маленького происшествия ничто не задержало нас в пути. И это неплохо - приключения хороши, когда их в меру. Мне же за это путешествие хватило их с лихвой.


Домик тетушки Айлы показался через два часа после рассвета. Мы не успели как следует разогнаться и были намерены еще шагать и шагать, как вдруг оказалось, что мы неожиданно пришли. Дим застыл удивленно, признаться, было отчего - умеют же ведуньи выбирать место для своего поселения... А чего бы им, спрашивается, не выбирать? Весь лес в их распоряжении. В том числе и такие вот уголки, поражающие своей красотой. Сам же дом был разительно непохож на все, что мне доводилось видеть прежде в области домостроения. Из чего он сделан? Я бы сказал - из дерева. Именно из дерева, а не из деревьев - дом был монолитным. По крайней мере, он выглядел таким. Как такое возможно? Не спрашивайте. Я видел, как заливают монолитные дома из бетона. Но, монолитный дом из дерева - это что-то для меня непостижимое. Был ли он выращен, или построен? Судя по тому, что крышу его украшала вполне цветущая зелень, первое очень даже возможно. И при этом он совершенно не был мал, имел окна и двери. В общем, все как полагается. Все что положено иметь обыкновенному дому. Необыкновенному, как оказалось, тоже. Но это еще не все. Около дома на лавочке, если можно так назвать изогнувшуюся горизонтально могучую ветвь векового дуба, сидела.... Нет-нет, совсем не баба-яга, как вы могли бы подумать. Женщина была симпатичной и совсем не старой - на вид лет сорока. Чуть полноватой, немного, самую малость, румяной и пышущей здоровьем. Как, собственно, ведунье и положено - вот оно влияние экологии и правильного образа жизни. Ведунья заразительно смеялась, а вокруг нее отплясывал, выкидывая порой весьма замысловатые коленца, невысокий светловолосый мужичок, одетый в простую широкую рубаху с поясом и обутый в добротные сапоги.

Мы с Димом стояли и смотрели на эту картину, открыв рты. Ничего себе, совсем не так я представлял себе жизнь в глуши.

Женщина засмеялась в очередной раз над коленцем, которое выкинул танцор и, обернувшись, увидела нас.

Ни смущение, ни удивление не коснулись ее румяного лица. Она приветливо помахала нам рукой. Танцор же был слегка недоволен. Видимо, танец его предназначался персонально ведунье, а не был предназначен для всех желающих его посмотреть. Зря. Между прочим, очень даже зря. Так душевно плясать может далеко не каждый.

Я посмотрел на Дима, он посмотрел на меня. Нелепо стоять на пороге, когда дошли к намеченной цели и хозяйка ждет нас в пределах прямой видимости.

- Здравствуйте, хозяюшка, - не зная, как лучше приветствовать ведунью, я слегка поклонился.

Дим же, нахально спрятался за моей спиной. Точнее попытался спрятаться, с его габаритами выполнить такое было весьма затруднительно.

- Здравствуй, гость дорогой. А ты, лохматый, не прячься. Или говорить разучился?

Мужичок немного недовольно хмыкнул и решил распрощаться.

- Пойду я, Литса. И так задержался.

Ведунья кивнула и улыбнулась ему на прощанье: "Ты заходи. Ты у меня всегда желанный гость".

Я глянул вслед уходящему, желая рассмотреть его ауру. Вот это.... Такой мощи и яркости цветов мне видеть раньше не приходилось. Преобладали желтый, оранжевый и зеленый.

Я стоял с открытым ртом, глядя вслед уходящему.

- Что, удивлен? - Литса улыбнулась и подмигнула мне. - Друг-то твой, похоже, сразу сообразил. Не прост Лодиус, совсем непрост.

- Здравствуйте, любезная хозяйка, - осмелевший Дим, показался из-за моей спины. То-то он любезен. А пока Лодиус был здесь, боялся и выглянуть.

- Подождите немного, а я на стол соберу. Домашней то пищи, поди, давно не ели.

Хозяйка скрылась в доме, я же призвал к ответу своего мохнатого друга, пытаясь выведать, чем его так удивил Лодиус.

- Дим, признавайся, отчего ты спрятался? Я знаю, что ты совсем неробкого десятка. За Саори чуть на дерево не полез, а здесь вдруг засмущался.

- Не знаю, - Дим поежился, - он взглянул так....

- Как? Недоброжелательно?

- Да нет, не недоброжелательно. Может, лишь слегка - плясать-то мы ему помешали. Короче, у него был такой взгляд, как будто меня шлепнули по носу гигантской мухобойкой.

- Этот может, - согласился я, - непростой гость был у нашей хозяйки. Чувствую я, Баралор то против него слабоват будет.

- Тогда, может, зря мы его рассердили?

- Не бери в голову, лохматый, - хозяйка уже стояла на крыльце, быстро она обернулась, - Лодиус не злой. Если немного и огорчился, то через день другой забудет, зла держать не станет, не водится за ним такого.

- Хорошо бы, - с тревогой сказал Дим, - а то....

- Вижу, ты уже повздорил с кем-то менее покладистым из колдовской братии.

Дим печально вздохнул.

- Ну-ну, не печалься, не все так плохо. Надо бы Лодиуса на счет тебя порасспросить.

- Так что же мы? Надо бежать за ним.

- Эх, ты. Молодо-зелено. Не надо никуда бежать. Не захочет он сейчас разговаривать. Вот пройдет денек другой - сам заявится. А может, и я чего присоветую, совсем-то со счетов старушку не сбрасывай.

- Какая ж Вы старушка? В столице писаные красавицы хуже выглядят, - удивился Дим.

- Ух, подхалим, - улыбнулась ведунья, - даром, что лохматый.

- А почему Вы, тетушка Литса, совсем не удивились, когда нас увидели?

- С чего бы мне удивляться? В лесу для меня нет секретов. Я вас еще вчера поджидала. Или задержало что?

- Задержало. Неожиданная встреча с Саори, - признался я.

- О, как. То-то лесной народец растрезвонил о чудище ростом невеликом, но злобном и невиданном. Откуда ж его в наши края занесло?

- Откуда - не знаю, вот только больше не бродить ему по лесу.

- Неужто справился? Молодец, белый.

- Вместе сражались. Дим на него первым бросился. Да и если бы не помощь Вашей племянницы, не вышло бы у нас ничего.

- Вы ешьте, ешьте, - Литса добавила нам с Димом по хорошей порции наваристой каши и с удовольствием смотрела, как мы с ней расправляемся.

- А племяннице моей ты и в самом деле, видно, приглянулся.

- С чего Вы взяли? - я покраснел. С чего бы?

- Непростой рисунок у тебя на куртке. Такие кому попало не дарят.

Я смутился еще больше. Неужели Айла ко мне неравнодушна?

- Да ты не смущайся, девушка она хорошая. Счастлив будет тот, кто с ней судьбу свяжет.

- Да я вроде как и не против. Вот только не все так просто.

- Все проще, чем тебе кажется.

- Видите ли, Литса, этот мир мне не родной.

- То-то я смотрю, необычный ты, - кивнула ведунья, - способности есть, а невежа невежей.

- Ну, не так уж я и безграмотен.

- А я разве о грамотности? Не ведаешь своих способностей.

- Какие у меня способности, - удивился я, - Так, выучил пару фокусов из арсенала операторов первого уровня.

- Сколько лет учил? Под чьим руководством?

Литса смотрела с лукавым прищуром.

О чем это она? Личный опыт да книжка Баралора, которую я смог почитать лишь отрывочно. Вот и все обучение.

- Что Вы, каких там лет. Не было у меня столько времени, а о толковом наставнике и говорить не приходится.

- Вот то-то. Я и говорю, способности у тебя, белый.

- Почему белый? - удивился я. Я совсем не блондин, а Литса второй раз называет меня белым. С чего бы?

- Чувствую я так. Все в тебе уравновешено, и способности у тебя к использованию энергии любого цвета радуги. Всего поровну.

Вот так-так, а я и не подозревал. Нет. Рассматривая свою ауру, я видел, что ни один цвет не имеет явного преимущества, но вот что это значит, так и не решил. Оказывается, я белый....

- Приятно слышать. А почему все-таки белый?

- Если хочешь - радужный. Белый свет, он, когда появляется? Когда каждого другого поровну.

Откуда такие понятия о спектре? Ох, не прост этот мир, ох, непрост. И совсем не отстал. Просто он другой. Не удивлюсь, если те же составляющие спектра Литса просто чувствует. И чем, скажите мне, это хуже наблюдений преломленных лучей света, делящихся на спектр?

- Я всегда думал, что белый это..., - я замялся. Выходило; то, что я считал белым, на самом деле зеленый. Ха, забавно, фраза, "зеленый еще", приобретает совсем другой смысл. А что же тогда белый?

- Ну-ну, не смущайся, - подбодрила меня Литса, - сколько лет живу на свете, а по-настоящему белых доводилось мне видеть нечасто. Тяготеют люди. К разным вещам тяготеют. Кто-то неравнодушен к славе, кто-то к корысти. Кто-то к поискам и доброте.

- Да-да, - добавила она, увидев мой удивленный взгляд, - доброта хороша. Вот только из-за своей излишней доброты Лодиус сидит в глуши как сыч. А он ведь маг не из последних.

- И что, он всегда здесь сидел?

- Почему всегда? Жил он рядом с людьми. Вот только слишком он безотказный. Люди с просьбами к нему идут, а он и рад всем помочь. Только невдомек ему было, что просьба просьбе рознь, и не все просят добра. А то и так получается - бедняга, который нуждается, стесняется лишний раз попросить, а тот, кто и так обеспечен - просит и просит. А отказать - не по его характеру.

- Что же получается, тетушка, помогать людям плохо?

Литса посмотрела на меня с укоризной: "А то ты сам ответ не знаешь? Ты же белый".

Все хорошо в меру?

Умение ведуний читать мысли на лице собеседника может поразить человека несведущего. К тому же они чувствуют колебания ауры. Телепатия? Наблюдательность? Ни то и не другое, вот только заметил я еще у Айлы - она часто угадывает, о чем я подумал. Тетушка ее в этом плане не была исключением. Скорее, она была еще более сильна - опыт, что ни говори.

- Ну вот, сам догадался. Как людям не помогать? Без этого и человек не человек. Иному не грех помощь предложить, если он о ней и не просит. Увидев тонущего в болоте, пройдешь ли мимо, не протянув ему руку?

- Нет, конечно, - возмутился я.

- А поможешь ли воришке, что просит поднести мешок с овощами из чужого огорода?

- Еще чего не хватало.

- Вот то-то. Доброта и справедливость совсем не всегда одно и то же. У тебя же с этим все в порядке. Ты будешь добрым с добрым и справедливым со злым.

Я засмущался: "Слишком я у Вас, тетушка, положительным получаюсь".

- Так я кому попало помогать не возьмусь. Да и Айла не глазами тебя рассмотрела. Не печалься слишком, не так ты положителен, как тебе показалось.

Литса улыбнулась.

- А что случилось с Лодиусом? Почему он ушел от людей?

Литса посмотрела пристально, с сомнением, как бы взвешивая, рассказать, или все же не стоит.

- Ладно, слушай. Молод ты еще, может, эта история тебя чему-то научит.

Я не стал спорить, рассказывая о том, что историй повидал всяких. Во-первых, что бы ты ни повидал, всегда остается что-то неведомое. Знают все лишь только очень самоуверенные люди, точнее, считают, что знают. А историю Лодиуса я мог так и не услышать, а она интересовала меня чрезвычайно. Очень уж любопытно, что заставляет такого добряка, если верить словам ведуньи (а не верить и у меня не было никаких оснований), держаться подальше от людей?

- Было это лет десять тому. Лодиус только вошел в силу, ему едва миновало семь десятков лет.

Семьдесят лет? Плюс десять лет, тех, которые с той поры минули? Это что же получается, Лодиусу никак не менее восьмидесяти? Для своего возраста он выглядит просто замечательно, я ни за что не дал бы ему более пятидесяти.

- Чему ты удивляешься? Вот думаешь, мне сколько? - Литса рассмеялась, увидев сложную гамму чуств, отразившуюся на моем лице, - Ой, насмешил. Айле столько, на сколько она выглядит, можешь не сомневаться.

Я, действительно, подумал об Айле. Кто этих ведуний знает? Если Литса выглядит моложе своего возраста....

- Да и не так я стара, не пугайся. Ста лет еще не миновало. Мы с Лодиусом почти ровесники, - добавила ведунья.

Непросты ведуньи, ох непросты. Вот женюсь я на Айле.... Женюсь? О чем это я? Почему эта мысль так часто заглядывает последнее время? Хотя девушки достойнее, найти просто невозможно. И еще она такая, такая, ну, вы меня понимаете. Вот опять сбился с мысли. Лет через пятьдесят Айла будет выглядеть так же, как и ее тетушка сейчас. А я? Буду уже глубоким стариком. Ужас.

- Ой, насмешил, белый, ой насмешил, - Литса заливисто хохотала. Неужели все мои мысли так видны? - Далеко загадываешь. Айлу, похоже, такая перспектива не пугает. Узор суженого на куртке ведунья далеко не каждому вышивает.

Вот оно что? Колечко мое оказалось очень даже к месту. То-то я удивился, что Диму она подарила оберег, а мне плюс к тому украсила куртку изящным плетением.

- Ты про Лодиуса-то будешь слушать? - спросила Литса отсмеявшись.

- Буду, буду, - поспешил заверить я.

Дим сидел в углу, внимательно прислушиваясь к нашему разговору. Был он сыт и доволен. Понимая, что о нем разговор зайдет не сразу, он не вмешивался. К тому же, он тоже весьма любопытен и узнать что-то новое никогда не откажется. Ученый.

- Так вот. На чем я остановилась? Ах, да, проживал он тогда рядом с небольшим городком под названием Грапин. Ты, наверное, знаешь, что в селениях маги устраиваться не любят - города прерогатива Магистров?

Я кивнул. Дим рассказывал мне об этом - о Магистрах и магах. О том, что первые селятся в городах, другие же предпочитают некоторое уединение. Связано это, судя по всему, не с их предпочтениями, а с природой используемых ими сил. Маги в городах не селятся. Разве что бывают ненадолго проездом, предпочитая держаться поближе к природе.

- Городок был невелик, постоянного Магистра в нем не было и потому со всеми проблемами, которые не разрешаются простыми людскими средствами, люди шли к магу, - продолжала рассказ Литса, - так бывает и тогда, когда Магистр в городе есть. Не слишком Магистры любят выполнять людские просьбы, но, все же нет-нет да снизойдут, или местный управитель настоит. Здесь же за неимением Магистра со всеми проблемами люди обращались к Лодиусу. Тот был рад. Ты, наверное, заметил, сколь много зеленого в его ауре, это и есть отражение его характера - добрый он. В помощи он не отказывал никому. Брал за нее лишь то, что предлагали, никогда не пытаясь получить более. Что порой добавляло ему репутацию чудака. Бескорыстие, увы, далеко не всегда понятно людям. И если у одних оно вызывает признательность и благодарность, то другие часто воспринимают его как слабость.

Не могу не согласиться, это мне было хорошо знакомо. Есть такие люди, которых выручишь, и они тебе благодарны. Другие же, если их не пошлешь сразу, разумеется, вежливо, но решительно, будут канючить и докучать своими просьбами постоянно. Как Витек из соседнего подъезда. Где он этот подъезд? Остался далеко, как и весь мир, которому я имел возможность принадлежать не так давно. Витек, впрочем, подозреваю, никуда не делся и все так же конючит деньги у тех, кто не смог отказать ему сразу и решительно, разумеется, и не думая их затем возвращать. Никак не получается всех причесать одной гребенкой. Что в общении с одним благо, для другого лишь напрасная трата времени.

- В основном же люди относились к нему по-доброму, - продолжала Литса, - все так и шло своим чередом, пока не завелся в окрестностях Грапина душегуб. Стали люди пропадать, потом их находили мертвыми и ограбленными. И не только одиночные путники рисковали не доехать до места, но и небольшие караваны. Лес прочесывали, нанимали егерей и следопытов, но те никого так и не нашли. Тогда жители собрали делегацию и обратились за помощью к Лодиусу. Тот не смог отказать. Не его это дело, да только других магов поблизости не было. Пусть в бою он и не силен, но силы у него немалые. Не знаю, как и что там у них было, Лодиус подробности не рассказывал, он вообще об этом неохотно говорит, только злодея он поймал. Оказывается, тот разучил кое-что из колдовских штучек. Сил он был невеликих, но с помощью амулетов получалось у него умертвить людей, да после того и ограбить. Способности, увы, не делают людей, ни лучше, ни хуже, лишь позволяют проявить себя.

Я внимательно слушал. Дим сидел, замерев, видимо, история эта для него тоже была в новинку. Литса продолжала свой рассказ.

- В общем, суд был скор и единогласен - злодея приговорили к смерти. А пока к процедуре этой шли недолгие приготовления, Лодиуса оставили посторожить преступника. Приговоренный взмолился, клялся, что больше никогда, обещал исправиться и просил его отпустить. А Лодиус мягок. В общем, отпустил он душегуба. Да так неудачно получилось, что все свои клятвы позабыл пойманный уже через минуту и, убегая, зашиб егеря, который встал у него на пути. А у егеря семья да двое малых детишек остались. Поймать-то душегуба поймали, не смог он далеко уйти, а вот Лодиуса простить не смогли. Не смогли и не захотели. Не пошли впрок прошлые заслуги. Не вспомнилось все то добро, что он сделал людям. Да что там, он сам себя винил, а здесь еще и люди от него отвернулись. Если и приходили с просьбами, то лишь с такими, что и выполнять их не хотелось. Помучился он так месяца три, да и подался в глушь, подальше от людей. Года два терзался он виною, хотя и виноват был лишь в том, что слишком добр да чересчур доверчив. Вот с тех пор и живет здесь неподалеку - полдня пути всего. Ко мне в гости иногда наведывается. Вот так она обернулась - излишняя доброта.


Да, история весьма поучительная. И заставляет о многом задуматься. И многое позволяет понять. По крайней мере, становится ясно, отчего Лодиус сидит в такой глуши. Вот он каков - отшельник. Не так я его себе представлял, совсем не так. Почему-то наши представления имеют свойство сбываться самым неожиданным образом. Непросто будет найти с ним общий язык. Поселившееся в его душе недоверие заставляет его быть настороже, с подозрением относиться ко всем, кто явится к нему с просьбой. Поможет ли он Диму? Было бы очень заманчиво. Может быть, Литса поможет его уговорить?

Если же говорить о белых и зеленых, тоже возникает немало вопросов. Неужели так-таки я ни к чему не тяготею? Или ко всему понемногу? Надо же, оказывается, я белый. Кто бы мог подумать?

Так кто же я? Почему из всех, кто спокойно ходит по улицам и ведет вполне обычную жизнь, попасть в этот волшебный мир довелось именно мне? Случайно? Насколько случайны те случайности, что с нами происходят? Случайно столкнулся с таинственной незнакомкой, та меня отправила неизвестно куда, опять же случайно, и уж совсем случайно я оказался в замке Баралора. Который из всех случайных непоназначенцев выловил на межмировых путях именно меня. А вот Дим, например. Случайно ли так получилось, что в собаку превратили именно его? С Димом, положим, все более-менее ясно - оказался в ненужном месте в ненужное время. Или, наоборот, в нужном? Случайно ли? Не будь всего этого приключения, не встретил бы он Фрею. О, ужас, мысль, что меня посетила, была подобна вспышке молнии - не уговори Дим поехать меня в Тьери, я никогда не встретил бы Айлу. Из скольких случайностей все сложилось. Сумма случайностей, называющаяся иначе - судьба.

Дим довольно задремал после плотного и несколько раннего обеда. Я же, пользуясь случаем, решил немного расспросить Литсу об окружающем меня мире. Вещах волшебных и не очень. Ведунья она, судя по всему, знатная.

Литса разлила по чашкам чай. Ах, жаль Дим задремал - он большой любитель чая. Особенно такого, что заваривают ведуньи.

- Скажите, тетушка Литса, мне показалось или так оно и есть - Вы не слишком были удивлены, услышав, что я совсем из другого мира?

- Ох, непрост ты.... Кстати, а как тебя зовут, племянничек?

- Альберт.

- Альберт? Альбертус?

Ну, вот, и эта тоже туда же. Я тяжело вздохнул.

- Альбертус, право, красивее, - ответила ведунья на мой вздох. - Ладно, ладно, Альберт так Альберт.

- Что там, я уже начал привыкать.

Литса хихикнула: "Ладно. Что ты там хотел спросить? О других мирах"?

- Ну да. А он не один? В смысле, другой мир?

- Конечно, не один. С чего бы ему быть одному? Существа из других миров иногда у нас появляются. Чаще всего бесплотные - такие, как Саори, или фантомы.

- Так что же получается, они из одного мира?

Литса задумалась, налила себе еще чаю, спросила, не добавить ли чаю мне.

- Пожалуй, нет. И те и иные имеют энергетическую природу, но на этом все их сходство и заканчивается. Разные они, слишком разные. Саори, скорее всего, были созданы искусственно. Фантомы, разумеется, тоже были кем-то созданы, но, по моему мнению, самим дарующим искру, тем, кто создал все сущее и наделил его жизнью.

- С чего такие выводы? - удивился я.

- Выводы? Это к ученым, - Литса кивнула на моего спящего заколдованного друга. - Я же ведунья. То, что видят мои глаза и слышат мои уши - лишь малая часть из того, что я узнаю об окружающем мире. Да и не о том ты хотел спросить.

- Вы правы, тетушка, не о том. И все же, - я не смог унять свое любопытство, - люди тоже появляются?

- Появляются, и не только люди. Иногда существа настолько необычные, что трудно и представить. Но редко. Чтобы живое существо, в другой мир отправить? Немного таких умельцев, совсем немного.

- И все же они есть?

- Ни домой ли собрался?

Я пожал плечами: "Не сейчас, конечно. Может, после".

- А сейчас и не получится. В межмировых путешествиях я тебе не помощница. Может быть, Лодиус что о них знает? Но об этом разговора у нас не было.

Чего бы им об этом разговаривать? Судя по всему, им и здесь совсем неплохо. Даже неудобно, что пришлось разрушить эту идиллию.

- Да ты не смущайся, - откликнулась Литса на мои мысли, - Лодиусу небольшое развлечение будет только на пользу. Засиделся он здесь в глуши без людей.

Ой ли. Что-то он нам был не сильно рад.

За чаем мы просидели долго. Я рассказал ведунье всю нашу историю - свою и Дима. Слушала она очень внимательно, местами смеялась, местами удивленно качала головой, расспросила об Айле. К сожалению, кроме восхищенных эпитетов, я мало что смог поведать о ее делах.

- Вот так и получилось, что теперь мы ищем, кто бы помог вернуть моему другу его первоначальный облик, - закончил я свой рассказ, - И почему Баралор сделал его таким большим?

- Насчет облика не скажу, здесь думать надо. А вот почему он большой, здесь как раз нет никакого секрета. Сам догадаешься, если подумаешь.

- Ну вот, смотри, - увидев в моих глазах недоумение, Литса все же решила объяснить.

Она взяла со стола яблоко, покрутила его в руках и положила на середину: "Что ты видишь"?

- Яблоко, - я с непониманием посмотрел на ведунью.

- А теперь? - Литса накрыла яблоко кувшином.

Нелепые ассоциации о волке и красной шапочке, должно быть, отразились на моем лице очень явно.

Литса расхохоталась: "Да нет. Не все так просто. То есть, одно, конечно, содержит другое, но не как кувшин яблоко. Дим является частью большой собаки. Часть не может быть больше целого. С точки зрения превращения, превратить его в большую собаку было гораздо легче, чем в собаку, лишь ненамного превосходящую его по размерам. Ты, наверное, заметил, что аура его несколько отличается от обычной"?

- В общем-то, да. Слишком много в ней желтого, - согласился я.

- Вот то-то. Его должно быть настолько много, чтобы желтый преобладал над всеми остальными цветами вместе взятыми.

Вот оно как. А я-то думал, чем больше существо, тем сложнее в него превратиться.

- А меньше? Меньше превращенное существо может быть?

- Превращенное? Превращенное нет. Возможен, конечно, перенос сознания. Но маги таким умением не владеют. Разве что Магистры. И то из самых умелых.

- Получается, что Магистры сильнее магов?

- Магистры-то? Они другие, - по лицу ведуньи пробежала тень воспоминанья, отразив сложную гамму чувств, - слишком они увлечены собой.

Что это, сожаление? Берусь поспорить, в прошлом ее скрыта история, связанная с Магистрами, или с Магистром.

- Точнее своими исследованиями, - продолжила Литса, - Это та цена, что им приходится платить за прикосновение лишь к тусклому отблеску малой части умений дарующего искру. Слишком мал человек, чтобы вместить их. Даже их бледную тень.

Пожалуй, отчасти могу понять. Это как попытаться загрузить на маломощный компьютер программу, предназначенную для компьютера самого мощного.

- А маги?

- Это совсем другое. Энергозатраты магов несоизмеримо больше чем у Магистров. Они вынуждены копить энергию, собирать ее по крупицам и тратить ее в размерах несоизмеримых с действительно необходимыми.

Ничего себе крупицы. Мне совсем не показались шуточными умения магов. Впрочем, если говорить об энергозатратах, то что-то в этом есть. Как привести в движение механизм? Толкать его вручную или нажать на кнопку запуска? Разница в энергозатратах неоспорима. Если, конечно, знаешь, где эта кнопка. Та самая крупинка, что меняет направление движения шара в нужную сторону. Но, пытаясь вместить невместимое, Магистры платят немалую цену своей оторванностью от мира, отстраненностью и равнодушием. Хотел бы я платить столько? Брр. Забыть об Айле, забыть о Диме? Право, я к такому не готов. Правда, никто и не предлагает. Но если бы был выбор, нет, право, оно того не стоит.

- Засиделись мы. Отдохни с дороги, - предложила тетушка Литса, - друг твой давно уже отдыхает.

Дим спал с самым довольным выражением на морде. И мне отдохнуть не помешает. Завтра, все завтра.



4.


Эх, хорошо! Красота, солнышко светит, птички поют, а воздух, воздух просто пьянит. Мы с Димом сидели под дубом и любовались природой. Я на ветви-скамейке, Дим - на траве. Где вы видели собаку, сидящей на скамейке?

Нет, он, было попытался, но, потерял равновесие, недовольно фыркнул и уселся на землю.

Все-таки он тоскует по своему человеческому облику.

- Ну, как, - поинтересовался Дим, - есть надежда, что меня расколдуют?

Интересно. Почему он про это спрашивает у меня? Вот пошел бы и у Лодиуса спросил. Хотя нет, лучше не надо. Тонкий это вопрос, и просто так к нему не подступишься.

- Не буду тебя уверять, но надежда есть. Надо только немного подождать. Лодиус появится через день-другой, Литса его обо всем порасспросит.

- А сама она?

- Может попробовать, но лучше все же не стоит. Так она сказала. Ты же знаешь, ведуньи ауру не видят - они ее ощущают, а это немного другое. Не исключен вариант ошибки, это как делать операцию с завязанными глазами.

- С завязанными? - Дим испуганно обернулся, - Тогда, конечно. Тогда лучше подождать.

- Вот-вот, тем более что место здесь изумительное. Отдохнем немного.

Мы отдохнули минут десять, потом еще пять. После чего Дим начал отчаянно зевать.

- Что с тобой?

- Знаешь, Альберт, что-то мне скучно отдыхать.

- Ты прав. Наша хозяйка с утра отправилась по делам - травы собирать. А мы? В общем, так - дров нарубить, воды наносить.

Дим оживился.

Я рубил дрова, он относил их и складывал в поленницы. Вот это я понимаю - отдых. Часа два поработав, мы сходили на небольшое лесное озерцо - окунуться, и уже после этого расположились на солнышке с чувством выполненного долга. А здесь и хозяйка пожаловала, обедом нас кормить.

В общем, отдыхали мы хорошо. День, а за ним другой, а вот о Лодиусе не было и слуха.

Вечером второго дня я решил поговорить с Литсой.

- Как думаете, тетушка, не пойти ли нам к Лодиусу?

Литса задумчиво перебирала причудливые коренья, что сушились у нее под навесом.

- В этом деле спешка - плохой помощник, - ответила она, наконец. - Да появится он, не беспокойся. Что я, Лодиуса не знаю?

Кто бы спорил? В чем в чем, а в знании людских характеров вряд ли кто сравнится с ведуньями. Вот еще загадка. Магистры сами по себе, маги сами по себе, но есть еще и ведуньи. Вроде как энергиями они манипулировать не обучены, а вот поди ж ты, как есть - волшебницы.

Лодиус появился на третий день к обеду, в очередной раз подтвердив правоту Литсы. Все-таки ведуньи очень необычные женщины, и я совершено не удивлен интересу Лодиуса к Литсе. Тетушка она очень милая, я рад, что у моей Айлы есть такая родственница. У моей? Надеюсь, это не слишком самонадеянно. Мои чувства очень серьезны. Хотелось бы надеяться, что и взаимны.

Лодиус недовольно глянул на меня с Димом, занимающихся во дворе хозяйственными делами, и проскользнул к дому. Цвета ауры его непрерывно колебались, отражая мучающие его сомнения. Вполне его понимаю. С одной стороны - он зарекся иметь какие-либо дела с людьми, с другой стороны - мы гости Литсы, не исключено, что в будущем родственники. По крайней мере, один из нас. Растерян мужичок, определенно растерян. Нет, но как все-таки силен. Аура его полыхала настолько насыщенными цветами, что казалась нестерпимо яркой по сравнению со всем окружающим.

- Я, это, меду лесного принес, - Лодиус несмело потоптался на пороге, держа в руках горшочек.

- Заходи, заходи. У меня и чай давно готов, с твоими любимыми травами. С медком-то хорошо чайку попить, - отозвалась Литса.


Разговор Лодиуса с Литсой услышать нам не удалось. Сначала голоса были слышны очень отчетливо, но после нескольких приветливых фраз Лодиус небрежно махнул кистью руки и все. Казалось, воздух уплотнился, создав между нами и домом совершенно непроницаемый для звуков барьер. Очень эффектный фокус. И это притом, что Лодиус не использовал никаких накопителей типа стикеров, или им подобных. Накопитель у Лодиуса кстати был, причем весьма необычный. Внешне он напоминал небольшую булаву. Был он резной, деревянный и, судя по всему, композитный. То есть состоящий из нескольких составных частей. Не жезл, не посох. Такой конструкции мне видеть до сих пор не приходилось. Компактный накопитель был рассчитан на четыре вида энергии. Его шар светился ярко и насыщенно, энергии в нем припасено немало. Вот только для создания воздушной стены Лодиусу он не понадобился. Не потянулся он к нему, ни рукой, ни энергетически. Если он вытворяет такие вещи с помощью лишь своего собственного поля, страшно даже представить, что он может сотворить, используя накопитель. Хорошо все-таки, что он добрый, пусть и чересчур. Будь он чересчур злой, было бы гораздо хуже.

Старички пили чай не менее часа. Хотя какие они старички? Любому молодому фору дадут. Даром, что обоим под восемьдесят - выглядят на сорок, а энергии - как у молодых.

Тем не менее наши с Димом надежды не оправдались. Не то, чтобы совсем - Лодиус вышел из дома в еще больших сомнениях, чем был до того. Его аура металась, переливаясь искрящимися цветами. По крайней мере, ее поверхностная часть, отвечающая за эмоции.

Значит, не получилось. Если бы Литса его убедила нам помочь, не было бы такого шквала сомнений. Что ж, будем думать. Для начала поговорим с Литсой.

- Сомневается он, видите ли! Совсем мхом зарос, пень старый, - бушевала Литса, переставляя с места на место банки и чугуны.

- Я вижу, Лодиус не хочет расколдовывать Дима. Он и в самом деле сомневается.

- Заметил? Молодец, белый, делаешь успехи.

- Как здесь не заметить? Его аура устроила такую пляску....

- Ничего, пусть маленько подумает. Нельзя так в крайности бросаться. Меня-то не один год знает, мог бы в моих рекомендациях не сомневаться.

- Его тоже можно понять, - сам не знаю, отчего я принялся защищать Лодиуса. Неожиданно у меня проснулось сочувствие к этому человеку - такому могучему и такому беззащитному. Который попытался спрятаться за маской равнодушия, отгородившись ею от мира. Увы, это легко получается у равнодушных, неравнодушным же стоит большого труда.

- Понять?! Понять можно! - бушевала ведунья. - У, пень стоеросовый!

- Тетушка Литса, Вы не совсем правы по отношению к нему.

- А ты никак его защищаешь?

Я пожал плечами: "Все-таки он хороший человек. Запутался немного, ему помочь надо".

Литса всплеснула руками: "Белый, как есть белый. А я-то разворчалась. Приняла его отказ за упрямство".

Литса рассмеялась, присев на лавку.

- Ой, уморил. Как есть белый. Не помощи просить хочешь - сам помочь.

- Иногда даже самым сильным людям нужна помощь. Доброе слово, во время протянутая рука.

Литса задумчиво качала головой.

- Не ошиблась в тебе Айла, ой, не ошиблась.

- А где он живет, Лодиус? - поинтересовался я.

- Так рядом совсем. Часа три хода.

Понятие рядом, оказывается весьма растяжимо. Хотя глядя на окружающие нас просторы, поневоле признаешь - три часа хода, это рядом.

- Очень хорошо. А как мне его найти?

- Нет ничего проще. Провожатого я тебе сыщу. А тебе зачем?

- Мы пришли к чему? Лодиусу надо помочь. Вот и пойду в гости, проведаю его. Надеюсь, не обратит в какую неведомую зверушку.

Литса с сомнением покачала головой: "Когда идти-то думаешь? Сейчас"?

- Зачем сейчас? Завтра пойду.

- А что, и сходи, - согласилась Литса немного подумав, - может, что и выйдет из этой затеи.

Выйдет ли? Почему нет? Баралор вылавливал собеседника аж на межмировых путях. При всей могучести магов, им тоже нужна бывает помощь. Есть, конечно, некоторый риск, что Лодиус чересчур огорчится, увидев незваного гостя. Но, как без того, чтобы пойти к нему в гости, Диму надо помогать. Найдем мы или нет другого отшельника, еще неизвестно. Я решил, завтра с утра отправляюсь к Лодиусу.

- Если сможешь этого замшелого отшельника немного расшевелить, от меня тебе будет отдельное спасибо, - проворчала Литса.

- Что Вы, тетушка, какие могут быть счеты между, возможно, будущими родственниками.

- Ох, и хитер ты, белый, ох хитер, - Литса лукаво улыбалась.

Я сделал самое простодушное выражение лица, на которое только способен.

- И не так прост, как хочешь показать, - Литса улыбалась уже не лукаво, а по-доброму широко.

Разве ж я хотел что-то от нее скрыть? Для этого не было не только возможности, но и желания. У кого честные намерения, тому их незачем скрывать.

На счет Лодиуса у меня был определенный план. Самый что ни на есть примерный. Как ни странно, навел на нужную мысль меня Баралор. То есть воспоминание о причине, побудившей его вылавливать себе собеседника, жаль что заодно и пленника, на межмировых путях. А именно - проблемы с коммуникабельностью. Которые я, по мнению Баралора, и должен был успешно разрешить путем прочтения серии лекции. И что я вижу теперь - человек совсем другой, а вот проблемы из той же серии - отсутствие коммуникабельности. Может мне вообще открыть кабинет скорой психологической помощи? Нет, психолог-то из меня никакой. Но вот просто так, поговорить побеседовать по душам. В общем, начну разговор, а там видно будет.

Литса пыталась давать мне наставления, потом запуталась, видимо, история эта ее тоже немало взволновала. За кого она беспокоилась? За Дима, за меня, за своего старинного друга, который в своем бегстве от людей ударился в крайности? В конце концов она прихватила корзинку и сказала, что отправляется в лес - растения собирать. Для ведуньи это лучшее средство привести свои мысли в равновесие.

- Да Вы, тетушка, не волнуйтесь, - сказал я ей вслед. - Что сказать Вашему старинному другу, я как-нибудь соображу.

И что я ему буду говорить? Ума не приложу. Как возвращают к жизни обидевшихся на весь белый свет зеленых магов? Прошу прощения за невольную тавтологию - зеленых в смысле приверженных к добру, а совсем не незрелых. Да и надо ли его возвращать? Вот как его безотказность обернулась - рассказ Литсы произвел на меня сильное впечатление. Пожалуй, все-таки надо. Не дело человеку совсем прекращать общение с другими людьми. Отшельник отшельником, а совсем без общения никак нельзя обойтись.

Я просидел под дубом до позднего вечера, придумывая, как мне подступиться к Лодиусу? С какой стороны начать разговор? Так ничего и не придумав, я отправился спать, когда солнце уже клонилось за горизонт, а уставший Дим полчаса уже дрых с чистой совестью. Ему что? Убеждать Лодиуса во вреде чрезмерного затворничества предстоит не ему, а мне.


Утро было замечательным. Я улыбнулся пробивающемуся сквозь ставни солнечному лучу, радостно принюхался к ароматным запахам, раздающимся с кухни, где Литса чародействовала над приготовлением завтрака, а Дим шумно принюхивался и развлекал ведунью ученой беседой. Надо же, как вкусный запах еды влияет на его красноречие.... Впрочем, когда он в настроении, то и так весьма говорлив. Вспомнить хотя бы балладу о Спаги отважном, которой он пытался придать мне сил после битвы с Саори.

- Вот и наш будущий герой проснулся. Альберт, завтрак тебя ждет, - раздалось из кухни. Вот как, спрашивается, Литса узнала о том, что я проснулся? Не представляю. Все-таки искусство ведуний остается для меня непостижимой тайной. А и правда, не пора ли мне поторопиться, а то Дим, в нетерпении перебирая лапами, протопчет дыру в полу.

- Кушай, кушай, набирайся сил, - тетушка Литса поставила передо мной целую тарелку ароматно пахнущего.... Интересно, а что это такое?

- Рагу это. Кушай, не беспокойся. Или мой внешний вид не хорош? - успокоила Литса, - Дарующий искру, создавая такое многообразие природы, наделил многие растения свойствами замечательными. Вот только совсем не все об этом ведают.

Это точно, уж если кто в растениях разбирается, так это ведуньи.

Отдав должное обеду, мы с Димом поблагодарили и вышли во двор.

- Ну, как, идем? - поинтересовался мой друг.

- Куда это ты собрался?

- Как это куда? - удивился Дим, - Альберт, ты вчера говорил, что утром мы идем в гости к Лодиусу.

- Не мы, а я.

- А я? Расколдовывать хотели меня.

- Ха, расколдовывать. До этого еще дело не дошло. Сначала надо вернуть Лодиусу уверенность в себе.

- А он не уверен? - удивился Дим.

- Совершенно. Силен необычайно, и при этом совсем не уверен в себе. Оттого и не хочет ни с кем общаться.

- Альберт, откуда ты все это знаешь?

Я пожал плечами. Откуда? Что здесь собственно знать, это и так понятно. Это куда менее загадочно, чем умение Литсы читать по лицам.

- В общем, в гости я пойду один. И не спорь.

Почему один? Вот спроси меня, вряд ли отвечу - чувствую я так. И потом, намечающийся разговор совсем не располагает к публичности. Вот потом, сколько угодно - с Димом, с Литсой, со всем лесным народцем вместе взятым. А сейчас лучше мне пойти одному.

- Не спорь с ним, лохматый. Твой друг знает, о чем говорит, - поддержала меня ведунья.

- А если он в лесу кого встретит? - забеспокоился Дим, - Кто оборонит Альбертуса лучше, чем я?

Тоже мне защитничек. Это еще надо посмотреть, кто кого защищает. Нет, я, конечно, благодарен Диму за заботу. Вот только в этот раз лучше ему остаться.

Дим показательно отвернулся, демонстрируя, что обиделся. Литса подмигнула мне. Да я и сам успел узнать моего друга - не таков он, чтобы обижаться по пустякам. Вот коситься одним глазом, смотрит, не передумаю ли я.

- А как насчет дороги, тетушка Литса?

- Сейчас. Как же, помню, обещала. Будет тебе провожатый.

Литса достала резной деревянный свисток и подула в него. Высокий переливчатый звук разнесся по лесу.

- Что это Вы, тетушка?

- Махрютку зову. Сейчас прибежит. Умный зверь, и морковку любит.

Тетушка Литса подула в свисток по-новой.

- Слышите, бежит. Ты его не пугай. И ты, мохнатый, тоже.

Вот так махрютка. К нам резво бежал мохнатый шар, сантиметров семидесяти диаметром. Густой мех скрывал его лапы рот и нос, если такие у зверя были. Не могли не быть - зверек был самый обыкновенный. Нет, он, конечно, был удивительным. Но не эфирным, а обыкновенным, разве что редким, очень редким. Мне таких видеть раньше не доводилось.

Махрютка подбежал к ведунье и весело запрыгал, издавая забавные звуки: "Пфыр, кхыр, фур".

Ну, точно - махрютка.

- Морковки просит, - объяснила ведунья, - он зверь вежливый, сам не приходит. Вот, когда позовешь, он всегда тут как тут.

- Держи, заслужил, - ведунья протянула махрютке пару крупных морковок, которые проворно исчезли в недрах мехового шара. Полминуты до нас доносился хруст и довольное фырканье, после чего, махрютка опять весело запрыгал.

- Ишь, расшалился. Слушай, что скажу. Надо дорогу показать. К Лодиусу - ты его знаешь.

Литса говорила отчетливо и короткими фразами, объясняя махрютке его задачу.

- А не заблудится? - засомневался я

- Махрютка-то? Никогда. По сообразительности ему мало найдется равных.

- Это точно - сообразительный, - согласился я, - какой мех отрастил. Ни один волк его есть не захочет.

Махрютка довольно подпрыгнул: "Пфыр".

- Соглашается, - рассмеялась Литса, - я же говорю - сообразительный зверь.

Делать нечего, придется положиться на уверения Литсы и на то, что я запомню обратную дорогу. В крайнем случае, на то, что мой мохнатый друг сможет меня отыскать по следу. Следопыт он или нет?

Я попрощался с тетушкой Литсой и Димом и отправился в путь.

Махрютка весело бежал впереди, время от времени оборачиваясь посмотреть, иду ли я за ним. Выглядело это забавно - спереди махрютка выглядел точно так же как и сзади.

Я взглянул на его ауру - а он, оказывается, совсем невелик, и зверек, судя по всему, действительно добродушный. Не то, чтобы я сомневался в словах тетушки Литсы, но когда видишь подтверждение своими глазами, невольно проникаешься большим доверием.

- О чем же мне говорить с Лодиусом?

- Фур.

- Ты думаешь?

- Кхыр.

- И то верно. На месте будет видно.

- Пфыр-пфыр, - согласился махрютка. Или просто отреагировал на звук моего голоса. Так или иначе, идти, переговариваясь с ним, было веселее.

Я отводил посохом встречные вески, под которыми махрютка пробегал, не замечая их. Посох после долгих размышлений я с собой решил взять. Не от Лодиуса, конечно, обороняться - на случай возможных дорожных приключений.

И чем они, интересно, питаются, эти самые махрютки? Судя по всему, зверь травоядный или грызун.

Махрютка резво бежал по едва заметной тропинке, провожая меня к дому Лодиуса. Довел-таки, не заблудился. Часа через три я смог в этом убедиться, увидев нужный мне адрес собственными глазами. Махрютка выбежал на небольшую поляну, на другом краю которой разместился скальный уступ, нависающий козырьком, образую тем самым природную крышу. Каменная стена, сложенная под ним полукругом, образовывала стену жилища мага. Массивная дубовая дверь, несколько вытесанных из камня ступеней и два небольших окна по сторонам. Сурово, можно даже сказать - аскетично. Без труда верилось, что передо мной жилище отшельника. Не будь у меня желания непременно поговорить с Лодиусом, я бы развернулся и пошел обратно. Слишком мрачно и неприступно выглядел этот дом.

Махрютка пару раз подпрыгнул, что-то пропищал и скрылся в зарослях. Я не мог поступить так же, и потому, вздохнув, направился к двери. Стоп, а ловушки? Я отпрыгнул от двери, будто та собиралась меня укусить. Напрасно. Внимательно осмотрев все аурным зрением, я не нашел ничего, что напоминало бы ловушку или сигнальный полог. Фух, и чего я, спрашивается, испугался? Лодиусу некого здесь опасаться, он и так забрался в глушь, где никого не встретишь, как он думал. Тогда он еще не знал про нас с Димом.

Я постучал раз, другой, Лодиус не отзывался и открывать не спешил.

- А может, никого дома нет?

Звук голоса, неожиданно раздавшегося у меня за спиной, заставил подпрыгнуть.

Так и есть - Лодиус. Он сидел метрах в двадцати от меня и наблюдал за моими тщетными попытками войти в дом.

- Вы тоже сюда? Может, подождем вместе, пока хозяева не придут? - люблю я пошутить не вовремя, поймет ли?

На секунду в глазах Лодиуса мелькнуло недоумение, затем он улыбнулся. Значит, шутки он понимает, уже хорошо.

- А Вы собственно к хозяину по делу, или так, от нечего делать? - поддержал он мою шутку.

- Можно сказать, что по делу.

- А можно и не говорить. И так ясно, с просьбами пожаловали. Помощи просить.

- А вот и не угадали. Скорее, помощь предложить.

Лодиус посмотрел на меня удивленно: "Предложить? Помощь"?

- Вот именно. Предложить.

- А она нужна?

- Нужна, - я вздохнул, - порой, она бывает нужна даже таким сильным магам.

- И в чем же она будет заключаться? Из какой она, извините, сферы?

- Из сферы поисков. Один могучий, но чересчур добрый маг никак не может найти свое место в жизни.

Лодиус смутился, отвел на пару секунд глаза, мой выпущенный наугад снаряд попал в цель.

- И, конечно, попросишь помощи в ответ?

Я пожал плечами: "Не буду лукавить, я хотел бы помочь вернуть моему другу истинный облик".

- Как, ему тоже хочешь помочь? - заинтересовался Лодиус.

- Он мой друг, - я развел руками.

- А для себя что хочешь? - подозрительно прищурился маг.

- Для себя? Для себя ничего. Если хозяин сможет ответить на несколько моих вопросов, буду признателен. Если нет, настаивать не стану.

А какой смысл настаивать? То, о чем я хотел спросить, можно узнать в задушевной беседе, а, никак не выспрашивая нежелающего отвечать мага.

- Проходи, - Лодиус щелкнул пальцами, и дверь его жилища открылась, - не врет, стало быть, Литса на счет белых. Непрост ты, ох, непрост.

- Что же во мне непростого? Самый что ни на есть обыкновенный.

- Обыкновенный говоришь? Что-то не часто мне приходилось встречать тех, кто за других просит, прежде чем за себя. И ведь не врешь, - Лодиус присмотрелся ко мне внимательнее, - нет, точно ты не чересчур добр. Тогда почему?

Почему? Странный вопрос. А действительно, почему?

- Потому, что так будет правильно.

- Ты проходи, проходи. Не стой на пороге, - Лодиус был приветлив. От его неприязни не осталось и следа. А что осталось? Пожалуй, заинтересованность. Появилось желание поговорить, а это уже неплохо.


Жилище Лодиуса поражало дважды - внутри оно было совсем не таким, как снаружи. Если внешний его вид служил скорее для того, чтобы отпугнуть нечаянного путника, внутреннее убранство было весьма располагающим и каким-то по-домашнему уютным. Два светящихся шара по углам освещали его ярко. Это что-то новое. Интересно, это нововведение Лодиуса, или такие фонари еще где-то встречаются? Баралор, помниться, пользовался факелами, пусть и магическими. Кроме необычного освещения, взгляд поражало море зелени - растения были самые разнообразные, порой, весьма диковинные, цветущие и просто наполняющие пространство пышной зеленью. Почти оранжерея, а не дом. Уютные кресла, камин, в котором весело потрескивали дрова. Резная мебель в светлых тонах. Веселенькое место. Той угрюмости, что снаружи нет и в помине. То-то я удивлялся, теперь все понятно. Вот она - истинная сущность Лодиуса. То, что снаружи - маска. Попытка напустить на себя строгость и неприступность.

- Присаживайся, - Лодиус подвинул кресло к камину, - Чай будешь?

Я отрицательно покачал головой. С утра плотно позавтракал, да и отвлекаться не хотел - рано. Сделан только первый шаг к взаимопониманию. Не та атмосфера, чтобы спокойно распивать чаи, пока еще не та.

- А я, пожалуй, выпью, - Лодиус загремел кружкой, собираясь с мыслями. Я ждал, с чего он начнет разговор.

- А что такое правильно? - вот спросил так спросил.

Что есть правильно? Вопрос, на который существует множество ответов, или не существует ни одного.

- У меня есть свое мнение на этот счет, но навязывать я его никому не собираюсь. И это правильно.

Лодиус кивнул, соглашаясь, я же продолжил.

- Правильно не торопиться в суждениях. Правильно помогать людям, а друзьям в особенности.

Лодиус встрепенулся: "А если твой друг попросит тебя помочь в недобром деле"?

Вот они - острые углы. И не обойти их, разве что попробовать немного закруглить.

- Помочь, не значит потакать, - я просмотрел на Лодиуса с осуждением. - Надо понимать разницу. Во-первых, Дим ни о чем таком не попросит. Во-вторых, помогать, не всегда значит выполнять сиюминутные желания. Иногда полезнее от их отговорить.

- Когда полезнее? И как отговорить?

- А вот здесь общего ответа быть не может. На каждый случай он свой. В каждом отдельном случае приходится принимать свое решение.

Вот ведь вопросы задает, один другого не проще.

- А он не обижается? - поинтересовался Лодиус.

- Кто? - удивился я.

- Друг. Он не обижается, когда ты отказываешься ему помочь?

- Бывает, - я вздохнул, - вот сейчас он обиделся, что я не взял его с собой.

- И что будет дальше?

- А что дальше? Он же понимает, что я это не со зла.

- Должно быть, я слабовольный, - огорчившись, заметил Лодиус, - у меня совсем не получается отвечать людям отказом.

- Понимаю, - я кивнул, - тем более что наиболее настойчивы в своих просьбах как раз те, кто помощи не заслуживает.

- Пожалуй, - согласился Лодиус, подумав.

- А насчет воли Вы, уважаемый маг, не совсем правы.

- Вы так думаете, Альберт?

Надо же, он узнал, как меня зовут.

- Уверен. Признать свои ошибки может далеко не каждый.

Лодиус с сомнением покачал головой.

- И потом, у Вас есть нечто, что поддерживает Вас и является опорой, - добавил я.

- Что же? - Лодиус был удивлен и недоверчив.

- Благородство.

- Благородство? - Лодиус расхохотался, - Откуда ему взяться?

- Вот чего не знаю, того не знаю. А только оно есть. Видел я упавших. Некоторые готовы ударить тебя в спину, лишь только поможешь им подняться.

Лодиус неожиданно смолк и нахмурился. Видимо, вспомнил о чем-то?

- Так что же, не помогать упавшему? - голос его был хриплым, а в глазах застыла боль. Вопрос этот совсем не был для него праздным. Что-то серьезное за ним стояло.

- Почему же? Вот я не побоюсь повернуться к Вам спиной, многоуважаемый. Вы не ударите, не станете самоутверждаться таким образом. Это удел истинно слабых, не Ваш.

Лодиус сидел в кресле, задумчиво покачиваясь. Ему о многом надо было подумать. Странный у нас получился разговор. Я сам не ожидал, что все так обернется. Странный. Что самое интересное, меня он тоже о многом заставил задуматься.


Я вышел из дома и устроился чуть поодаль - там, где раньше сидел Лодиус. Пусть он подумает не спеша и без помех. Я же загрустил. Неожиданно нахлынувшие воспоминания, заскреблись когтистой кошкой, погружая меня в меланхолию. Не скажу, что они были слишком грустными, скорее ностальгическими. Да, непростое это дело - искать выход из темной комнаты наших предрассудков.

Лодиус появился примерно через час. Выглядел он посветлевшим, как будто даже помолодевшим.

- И то мне теперь делать? - спросил он, улыбаясь немного саркастически.

- Это что Вам будет угодно, - я обвел ладонью окружающее пространство, - весь мир перед Вами.

- А люди?

- Вас интересует мое мнение?

- Да.

- Что ж, могу с Вами им поделиться. Только прошу его воспринимать только как мнение, а не истину и не руководство к действию.

- Вы не советуете мне поступать, так как посоветуете? - удивился Лодиус.

- Я советую Вам ко всем советам относиться именно как к советам. И думать своей головой.

Кто я ему? Не тетушка, не родственник. Если посмотреть по количеству прожитых лет, то это мне в пору у него просить совет.

- Понятно. Я буду принимать решение сам. И все же?

- Что ж, я могу Вам дать совет. Не отказывайтесь полностью от общения с людьми. Это тупик.

- Но....

- Как быть с просьбами?

- Да.

- Придумайте правила.

- Правила?

- Правила. Или, если хотите, контрольные вопросы. Если человек пройдет испытание, ему можно помогать, если же нет, значит, нет. Значит, не обладает нужными качествами, и винить ему некого.

- Любопытно, - Лодиус опять задумался, - правила - это любопытно.

- Я даже готов быть первым, кто ответит на Ваши контрольные вопросы.

- Бросьте, - Лодиус махнул рукой, - здесь никаких вопросов быть не может. Конечно, я помогу Вашему другу. Какие здесь могут быть вопросы? Вы мне помогли ответить на такие вопросы, что никакие другие здесь уже неуместны. У меня лишь будет просьба - отложить перевоплощение Вашего друга. Я сейчас.

Лодиус скрылся в доме и вернулся с каким-то свитком, что-то по пути высчитывая.

Он сморщил лоб, приложив к нему согнутый палец: "Хотя бы дней на пять. Если нет спешки, лучше провести обратное превращение через пять дней".

- Я думаю, это вполне приемлемо.

- Вот и отлично.

- Пойду, обрадую Дима.

Лодиус загрустил, печально кивнул.

- А может, останетесь? Погостите у меня. Я давно уже ни с кем не говорил, кроме Литсы, - попросил он.

- Нет-нет, я не настаиваю, - продолжил маг. - Но это было бы здорово. Вы бы мне рассказали новости, я бы с Вами поделился опытом работы с энергиями. За эти годы у меня появилось несколько интересных наработок.

Учиться у настоящего мага? Я чуть не подпрыгнул от радости. Но Дим.

- Я, собственно, не против. Надо только предупредить Дима и Литсу, а то они будут волноваться.

Это уж точно. Как бы они не пожаловали сюда вместе, если я сегодня, крайний срок завтра, не дам о себе знать.

- Будут, конечно, - согласился Лодиус.

- Так что придется мне отправляться в обратный путь.

- Совершенно не обязательно. Мы пошлем к ним вестника. Я сейчас.

Лодиус опять скрылся в доме. На этот раз он появился с деревянной совой в руках. И что, она полетит?

- Сейчас напишем письмо, и вестник его отнесет, - Лодиус начертал несколько строк на листе пергамента, - я сообщил, что ты остаешься у меня в гостях и предложил Диму появиться у нас через пять дней.

С этим все хорошо. Но все-таки, как Лодиус хочет заставить полететь деревянную сову?

Я присмотрелся к сове с помощью аурного зрения, она сияла зеленым светом, насыщенно, неравномерно. Вот он в чем дело - накопитель. Деревянный накопитель, усиленный жемчужиной.

- Комбинированный накопитель, - пояснил Лодиус, - в некотором роде, мое изобретение. Я провозился несколько лет, совмещая такие разные по емкости и свойствам материалы как дерево и жемчуг.

- Но как же? Я видел своими собственными глазами, как хрустальный лифр соединяют с посохом. И работал он просто замечательно.

- Не то, - Лодиус махнул рукой, - это совсем не то. Там энергия лишь перетекала из одного в другое. Здесь же оба материала работают одновременно - жемчуг содержит структуру, а дерево наполняющую ее энергию.

Я смотрел во все глаза. Лодиус, заметив мой интерес, извлекал вестника неторопливо. Я видел, как аура его руки чуть вытянулась, образовав что-то вроде падающей капли, размером с жемчужину. Ключ, могу поспорить, что это ключ. Лодиус неторопливо коснулся каплей жемчужины, расположенной на загривке деревянной совы и конструкт начал формироваться. Сначала появился легкий зеленый туман, который постепенно начал обретать контуры птицы.

- Я люблю работать с зеленой энергией, - пояснял Лодиус. - Для птицы больше подошла бы синяя, но, зеленая тоже хороша. Тем более для вестника - пусть несет добрые вести.

Птица-конструкт постепенно становилась все сложнее. Десятки линий более насыщенных сплетались, образуя внутри ее контура каркас, затем цвет стал более еще более насыщенным, и каркас исчез, залитый общим фоном. В воздухе перед Лодиусом висела энергетическая сова. Совсем небольшая, не больше, чем ей полагается быть в свою натуральную величину. Она заклекотала и начала крутить головой. Забавно, энергетическая сова висела в воздухе, совсем не маша крыльями, да она же почти невесома. Как ее ветром не уносит? Лодиус повесил на шею вестнице свиток с письмом, привязав к нему шнурок, и сова заработала крыльями. Свиток, в отличие от нее, имел вес. Я на секунду отключил аурное зрение - свиток парил в воздухе, покачиваясь вверх-вниз, в такт машущим невидимым крыльям.

- А меня научите создавать таких зверушек?

- Почему нет? - Лодиус был доволен произведенным эффектом, - Оставайся, годика через три сможешь сделать такую же.

Ну, уж нет. Три года просидеть здесь в глуши, вдали от людей, вдали от Айлы - это слишком. Быть может, как-нибудь потом....

Лодиус рассмеялся, увидев кислое выражение моего лица.

- Саму формы создать несложно. Если ты умеешь создавать простые энергетические предметы, - дождавшись моего кивка, он продолжил, - то и сову нарисовать сможешь. А вот создать управляющую структуру....

Могу себе представить. Программа для самодвижущего конструкта должна быть очень непроста.

Лодиус повернулся к сове: "Лети".

Сова поднялась над лесом и отправилась, вроде бы в правильном направлении.

- А она найдет дорогу?

- До сих пор не ошибалась.

Видя мое сомнение, Лодиус пояснил: "Адрес, или адреса, если их несколько, заносится в настройки. У этой вестницы адрес один".

Маг улыбнулся чуть печально. Письма он писал только Литсе.

Разговор о настройках заставил меня покраснеть. Как неудобно - спрашиваю о конструктах, а сам до сих пор не научился пользоваться своим собственным посохом.

- Теперь попьем чаю? - поинтересовался Лодиус.

- Попьем, с удовольствием. Если я не слишком докучаю.

Лодиус с удовольствием потер руки: "Сейчас я покажу, как оборудовал свою кухню".

Общение. Ему здорово его не хватало. Пусть он и пытался себя убедить, что замечательно проживет, никого не видя. Это лишь самообман. Не должен человек жить в одиночестве. Быть может временно - собраться с мыслями, подумать. Но не навсегда.



5.


Чай у Лодиуса был хорош. Не так хорош, как у Айлы или Литсы, но все равно очень даже неплох. Мы с удовольствием выпили по три чашки, после чего Лодиус довольно откинулся в кресле.

- Спрашивай, - переплетя пальцы и полуприкрыв глаза, сказал он.

- О чем?

- Не знаю. Ты говорил, что хотел бы получить ответы на некоторые вопросы.

С чего начать? Спросить хотелось о том и об этом. Ага, вот.

- Есть ли способ попасть в другой мир? Точнее вернуться.

Лодиус задумался, затем вскочил и принялся расхаживать по комнате.

- Какой он, твой мир?

Какой? Попробуйте описать его в нескольких словах для того, кто ни разу здесь не бывал.

- Он - шумный. Торопливый, порой до суетности. В чем-то такой же, как и этот, в чем-то совсем иной. Да, и еще в нем почти нет магии.

- И зачем тебе туда? Ты же прирожденный белый, - удивился Лодиус.

Зачем? Я пожал плечами: "Привык. И потом, там есть много вещей, к которым я был привязан".

- Вещей? А людей?

Я подумал. Так получалось, что людей, к которым я по-настоящему привязан, не так уж и много. Из родственников у меня оставались только дальние, отношения с ними я поддерживал лишь номинально. Друзья? Скорее, приятели. Любовь? Она здесь. Так получилось, что настоящий друг и настоящая любовь ждали меня здесь. А что осталось там? Старые привязанности, накатанная колея.

- Людей в меньшей степени. А вот автомобиль или компьютер мне очень пригодились бы.

- Сделай. Ты же волшебник.

Я смеялся вполне искренне минут пять. А отсмеявшись, задумался, а не зря ли? Чем тот же конструкт отличается по сложности от полностью автоматического робота? Вот только по моим ли умениям это?

- Я даже свой собственный посох настроить не могу, - сказал я печально.

- Не можешь или не знаешь, как это делается?

- Не знаю.

- Это дело поправимое. Дай-ка мне свой посох.

- А как же с другими мирами? - спросил я, чтобы выяснить этот вопрос до конца.

- Назови адрес.

- Какой адрес? - удивился я.

- Адрес своего мира.

- Планета Земля.

- Ясно, что планета. Нужен энергетический адрес. Вот сюда ты как попал?

Я хмыкнул - смешно сказать.

- Случайно. Меня отправили не по назначению.

- А обратно ты тоже собираешься случайно попасть? Рассказать тебе, какова вероятность такой случайности?

Это я и сам примерно представляю.

- Без адреса никак?

Лодиус развел руками. Придется этот вопрос отложить. Опять отправляться в полную неизвестность, мне не хотелось. А может, оно и к лучшему? Захотела бы Айла отправиться со мной, это еще большой вопрос.

- Так что, посох будем настраивать?

Я молча протянул Лодиусу свой посох, наблюдая за его реакцией.

- Хм. Интересно, очень интересно. Никогда мне не приходилось видеть такую конструкцию. Литса делала?

- Нет. Ее племянница.

- Знатная ведунья. Настроек в посохе нет никаких, а энергию он собирает. Все построено лишь на свойствах материала. Ты разрешишь?

Дождавшись моего кивка, Лодиус небрежным взмахом руки создал прозрачный оранжевый шарик. Тот висел в воздухе, пока маг не коснулся его посохом. Шарик исчез практически мгновенно.

- Изумительно, просто изумительно. Быстродействие потрясающее. Не хочется нарушать получившуюся конструкцию.

- А это обязательно? - забеспокоился я. Не хотелось бы снимать накладки-амулеты - Айла сделала их своими руками.

- Вообще-то стандартные настройки дополнительных амулетов не предусматривают. Разве что попробовать сделать настройки персональными - именно под этот посох, - Лодиус задумчиво почесал макушку. - Сейчас посмотрим.

Он провел рукой над моим посохом, затем отставил его в сторону и точно так же провел рукой по воздуху. Прозрачная копия посоха повисла в воздухе и бледно засветилась.

Ничего себе - он скопировал изделие буквально за несколько секунд.

- А он настоящий? - спросил я. Голос мой немного подрагивал от волнения.

- Модель. Впрочем, если добавить в него энергии, получится простой предмет, состоящий из магополя.

- Научите меня этому фокусу, мастер?

Лодиус взглянул непонимающе.

- Ну, копировать предметы, - пояснил я.

- Научу, конечно. Не мешай, дай мне немного подумать.

Лодиус крутил модель моего посоха, что-то высчитывал, измерял, проводил через модель дополнительные линии напряженности, затем стирал их небрежным взмахом руки.

Это была работа мастера. Достигнуть таких высот в магическом конструировании. Я засмотрелся. Много ли я видел магов? Разве что Баралора. Так вот Лодиус определенно, рангом повыше будет.


- Хм, а, пожалуй, может получиться, - молвил Лодиус часа через полтора, - надо еще продумать мелкие детали, но получиться может очень забавная вещица. Эти накладки существенно увеличивают быстродействие посоха, надо будет их обязательно использовать в работе.

Я облегченно вздохнул - получить полностью рабочий посох, не удаляя привнесенных Айлой изменений, что может быть лучше?

- Завтра начнем установку настроек, а ты пока продумай ключи, - распорядился Лодиус.

- Ключи? Какие ключи?

- А как ты думаешь активируется та или иная функция? - Лодиус насмешливо прищурился, - Ты видел, как я вызывал вестника из накопителя? Я специально проделал это медленно.

Понятно - та зеленая капля, что он сформировал, и была ключом.

- Они должны быть какими-то определенными, эти ключи? - это было важно. А то понаделаю таких, что ни к чему не подойдут.

- Без разницы. Главное, чтобы ты мог их быстро формировать. Какие сделаешь, такие мы и внесем в настройки. Для начала достаточно будет четырех ключей на каждый цвет. Получение энергии, отдача энергии для внешнего пространства и те же самые действия для присоединенного накопителя. Не стоит создавать большого количества ключей, пока не привыкнешь работать с посохом.

- А как же стикер? - удивился я, - У меня получилось его задействовать без всякого ключа.

- Стикер - простейший накопитель. Ключи на него устанавливают редко. А вот те же лифры, особенно содержащие не только энергию, но и структуру, обычно можно привести в действие лишь с помощью ключей. Или с помощью посоха. Здесь тоже бывают варианты - одни лифры настроены так, чтобы могли работать с любым посохом, другие привязаны к какому-то одному.

Понятно - нечто вроде предохранителя плюс защиты от несанкционированного доступа. В зависимости от желаний и возможностей владельца. Остроумно и удобно в то же время.

- Можешь прогуляться, - добавил Лодиус, - шагах в пятидесяти на восход есть замечательное место очень располагающее к неспешным размышлениям. Придумаешь там ключи.

Не знаю, чем было вызвано такое предложение. Хотел ли Лодиус чтобы я подумал в тишине, или попытался сплавить меня на время, чтобы спокойно додумать подробности настроек моего посоха? Так или иначе, наши планы совпадали. Да и интересно мне было взглянуть на окрестности жилища отшельника. Все-таки он прожил здесь не один год.

Где же восход? Если вы думаете, что я растерялся, то совершенно зря. Я, конечно, не могу определить сторону света на глаз с большой степенью достоверности, иное дело - приблизительно. Я взглянул на солнце, прикинул, сколько времени примерно прошло с того момента, как оно начало подниматься из-за горизонта и какой путь оно успело пойти. Надеюсь, этого будет достаточно - пятьдесят шагов не такое большое расстояние.


Надо же, я почти прошел мимо. Если бы не упоминание Лодиуса о пятидесяти шагах, точно прошел бы. Отойдя на положенное расстояние, я остановился и огляделся. Находился я в зарослях какого-то кустарника, ни о каком удобном для размышления месте не могло идти и речи. Просто присесть здесь и то было негде. Я стал ходить кругами, понемногу увеличивая радиус поисков. Оно было совсем рядом - место, о котором говорил Лодиус. Я не нашел его сразу лишь потому, что кустарник был слишком плотным.

Полянка была небольшой и примыкала к тому же скальному уступу, который Лодиус использовал для своего жилища. Небольшой ручеек сбегал на землю, начиная свой путь в скалах - родник. Уютная беседка очень органично вписывалась в эту картину. Она была оплетена плющом и растениями, мне неизвестными. Кто бы сомневался - приверженность Лодиуса к растениям я заметил еще у него дома. Извиваясь, в сторону дома Лодиуса убегала едва заметная тропинка. Я хмыкнул. "Пойди на восход, пойди на восход", не мог сразу сказать, что сюда ведет тропа.... Место, действительно, очень располагало к размышлениям и тренировкам.

Ключи я не слишком мудрствуя решил сделать самые незатейливые - квадрат, круг, треугольник и очень вытянутый прямоугольник. Часа полтора я тренировался формировать ключи разного цвета, собирая в ауре ладони нужный мне цвет и формируя из него требуемую фигуру. Наконец, решив, что для первого раза достаточно, вернулся к дому Лодиуса.

Отшельник неторопливо покачивался в кресле, на лице его отражалась работа мысли. Правда, не такая сосредоточенная, как пару часов назад. Лодиус отшлифовал детали, уже составив общий план необходимых настроек.

- Завтра приступим, Альберт. Интересная задача, я люблю интересные задачи. А сегодня уже слишком поздно.


Следующий день выдался очень насыщенным. Лодиус прокладывал линии напряженности в структуре посоха, устанавливал логические узлы и места активации ключей. Через полчаса я запутался во всем этом переплетении и опечалился. Разобраться в настройках мне хотелось самому.

- Не запомнил? Никто не запомнит с первого раза, - успокоил меня отшельник, - это уровень оператора, по крайней мере, третьей степени.

- Наверное, это несколько самонадеянно. Но я хотел бы знать, как устроено то, чем мне предстоит пользоваться?

- Весьма похвальное желание. Любопытство - двигатель прогресса. Ладно, смотри.

Лодиус создал модель посоха - ту, что он использовал для составления плана. Он поворачивал ее во всех трех плоскостях и показывал мне, как проходят линии напряженности, рассказывал, как и где устанавливать управляющие узлы. Что-то стало более понятно. Но структура была слишком сложна, чтобы запомнить ее целиком.

- Оставим это на потом, - предложил Лодиус, - я упакую точный макет твоего посоха в накопитель так, что ты сможешь в любой момент его как следует изучить.

Меня такой вариант устраивал. Хотелось узнать о многом, а не тратить все пять дней на изучение структуры настроек посоха.

- Только прошу тебя, Альберт, не вноси изменений в структуру посоха, не отработав их как следует на макете, - добавил Лодиус, - энергия, накапливаемая в посохе, слишком велика, чтобы обращаться с ней небрежно.

Могу себе представить. Если фаербол рванул так славно, что может произойти при высвобождении всей энергии, заключенной в посохе. Б-р-р-р.

- Хорошо, я буду внимателен, - не согласиться было бы глупо, - А посох теперь можно будет использовать?

- Можно, - удовлетворение от хорошо сделанной работы отразилось на лице отшельника. - Чуть позже я покажу тебе несколько приемов работы с ним. Я установил ограничитель для посторонних пользователей. Если кто-то и сможет скопировать твои ключи, ему будет доступна лишь малая часть ресурсов посоха.

Вот это здорово. Мало ли в какие руки он может случайно попасть. Предосторожность совсем не помешает.

- А нельзя сделать его совсем бесполезным для посторонних пользователей?

- Отчего нельзя? Можно, настройки позволяют использовать разные варианты. Сделаешь сам, когда разберешься, как он работает. Или ты не хочешь, чтобы я продемонстрировал тебе как с ним обращаться?

Лодиус лукаво прищурился и посмотрел на меня, ожидая ответа.

- Нет-нет, пусть останется, так как есть.

- Да, не забывай развязывать шнурок, когда будешь работать с настройками. С завязанным шнурком посох может только накапливать энергию. Правда, делает он это очень эффективно. Пусть это так и останется. А вот Лиму можешь не снимать, когда будешь работать с этим посохом, я увязал настройки с ее свойствами.

Я кивал, соглашаясь. За Лиму отдельное спасибо. Не хотелось бы лишаться ее защиты всякий раз, когда буду использовать посох не только как поглотитель энергии.

- Покажи-ка, что у тебя за накопители, - попросил Лодиус.

Он перебрал пустые стикеры и неудовлетворенно хмыкнул: "Маловаты. Даже если установить другие настройки, позволяющие запомнить структуру, все равно - маловаты. Потому стикеры и не используют для хранения структур. Ни лифра, ни хлота, как я понимаю, у тебя нет".

Речь шла об упаковке модели посоха. Очень полезная вещь. Оставалось лишь решить, что использовать для ее хранения.

Я развел руками, что есть, то есть. Только стикеры.

- Подарить тебе, что ли, накопитель? А, ладно, - Лодиус махнул рукой. - Неизвестно когда в следующий раз удастся разжиться жемчугом, но не хочу тебя отпускать без подарка. Держи. Сам делал, такого на рынке не купишь.

Лодиус запустил руку в один из своих много численных карманов и вытащил весьма интересную вещицу.

Это был деревянный диск, в середину которого была встроена жемчужина. Видимо, Лодиус тяготел к жемчугу. Вещица и в самом деле была более компактна, чем стикер. И это при гораздо большей емкости - примерно как у среднего лифра.

- Для макета великоват будет, - Лодиус рассматривал накопитель, - а, ладно, чего-нибудь еще туда поместим. Накопитель работает с такими ключами, запоминай.

Лодиус сформировал на одном пальце зеленую каплю, на другом зеленый полукруг. Ловко у него получается - оба знака сразу.

- Сейчас мы освободим место, - отшельник коснулся жемчужины каплей и в воздухе стали формироваться непонятные мне структуры. - Старые наработки, - пояснил он, - черновики. Они мне больше не нужны.

Лодиус провел вдоль них рукой, стирая структуру, превращая их в сплошное светящееся облако.

- Энергию разбазаривать не след. Дай пустой стикер. Сейчас мы его заполним.

Я пошарил в карманах своей легендарной кожаной куртки и вытащил один из пустых стикеров.

Стикер впитал зеленое облако, сам изрядно позеленев: "Простая энергия занимает гораздо меньше места, чем структура".

- Спасибо, это уже слишком, - я отстранил протянутый Лодиусом стикер, - я и так в долгу. Вот что, забери и пустые стикеры тоже, сделай одолжение.

Лодиус смутился. Я же был рад сделать хоть какой-то подарок.

- На что они мне? - Лодиус скромничал. Я видел, что глаза у него загорелись.

- Пригодятся. А я, как буду в городе, еще себе прикуплю.

- Ну, если так..., - согласился отшельник - Давай тогда я тебе модель настроек для стикера в накопитель упакую. Пустой-то шар работать не будет.

- Вот за это спасибо, не откажусь.

Действительно, вещь нужная. Прикупить-то я стикеров прикуплю, а вот кто мне установит на них настройки? Имея модель, я могу попробовать сделать это и сам, надо же на чем-то тренироваться.

Модель настроек для стикера Лодиус построил минут за пять.

- Смотри. Упаковываются модели вот так, - он прикоснулся к жемчужине ключом, изображающим полукруг, и поднес накопитель к висящим в воздухе структурам. Структуры потянулись к нему, будто притягиваемые магнитом и исчезли, заставив жемчужину чуть позеленеть.

- Кстати, Лодиус, ты так и не показал мне свою кухню, - вспомнил я.

- Проголодался? - спросил отшельник с сочувствием.

- Вовсе нет.

Лодиус озадаченно хмыкнул: "Что тогда"?

- Видел я одну забавную вещицу, - я имел в виду кофемолку Баралора - магический привод крутит жернова.

- Ну-ка, ну-ка, расскажи подробнее.

Я описал, как мог, кофемолку, делая упор на ее привод.

- Баловство, - вынес заключение Лодиус.

- Как? Это же такая вещица, такая....

- А зачем? Смотри, - Лодиус скрылся в доме и через полминуты появился с пригоршней лесных орехов, - кофе у меня нет, но эти зерна, пожалуй, покрепче будут. Смотри.

Энергетические руки Лодиуса сдавили как прессом орехи и через пару секунд истерли их в мелкий порошок.

Честно говоря, не ожидал. Нет, вы не подумайте, что я был удивлен силе энергетических рук. Тот же Саори размахивал ими так, что только ветки на дубе трещали. Я был удивлен, что такой экспериментатор и изобретатель не оценил возможных перспектив преобразования магической энергии в механическую энергию устройств. Это же, это же.... У меня просто нет слов.

- Ну, ладно, маг справится и без кофемолки. Но вот представь, сделал ты такую вещицу и подарил, например, Литсе.

А кому еще?

Лодиус покраснел. Кто бы мог подумать, не мальчик уже. Пару минут он обдумывал такую возможность.

- Нет, не пойдет.

- Почему? - изумился я, - Придумано-то здорово. Можно так много что механизировать.

- Литса не сможет активировать ключ.

- А если без ключа?

- Все равно надо уметь обращаться с аурой. Хотя бы на уровне оператора первого уровня, а не второго, как у тебя.

- Как? - я подпрыгнул. - Второго? Не может быть.

- Отчего же не может? Формировать ключи может лишь оператор второго уровня.

Я такого, признаться, не ожидал.

- Конечно, пробелов в твоих знаниях много. Оставайся на годик, я тебя подучу, получишь полноценный третий уровень.

- А у тебя какой? - поинтересовался я.

Лодиус пожал плечами.

- Не могу сказать тебе точно. Некоторые мои умения относятся к седьмому уровню, некоторые к восьмому. А есть и такие, для которых уровня не придумано. Не делает такого больше никто.

- Эксклюзив? Уважаю. Такие умения всегда в почете. Тогда тем более. Я уверен, ты придумаешь, как активировать ключ, не обладая магическими умениями.

Лодиус почесал свою лысеющую макушку.

- Непростая задача, здесь думать и думать. А зачем тебе это? Неужели так озабочен проблемами механизации кухни?

- Смеяться не будешь?

- Обещаю.

И здесь я ему рассказал об автомобиле.


- Так это конструкт получается. Только уж больно необычный.

- Да нет же, вовсе это не конструкт, - пытался я разубедить отшельника. - Конструкт изделие сложное, под силу только мастерам уровня... Кстати, а какой уровень нужен, чтобы создавать конструктов?

- Чтобы конструктов хорошего качества - не менее пятого.

- Вот именно. Ладно, допустим, можно создать конструкт и с четвертым уровнем.

Лодиус поморщился, а я продолжал.

- А вот как быть с третьим, или неполным вторым, как сейчас у меня? Здесь же совсем другой принцип. Я хочу создать конструкцию, состоящую из простых магических вещей. И так, чтобы она двигалась почти без настроек. Есть лишь одна проблема - как преобразовать магическую энергию во вращение?

- Хм, интересно. А ну-ка, изобрази.

Одним движением Лодиус создал в воздухе что-то вроде прозрачной, чуть синеватой плоскости. Я потянулся было за стикером, но наткнулся на его осуждающий взгляд. Ладно, попробую, как и он, воспользоваться своим собственными ресурсами. Надо-то всего лишь изобразить схему без накачки ее энергией.

Я провел линию, затем еще одну. К сожалению, я не художник. Но изобразить схематически, как устроен автомобиль, думаю, у меня получится.

- Любопытно. И оно поедет?

- Должно, - я пожал плечами.

- Любопытно, любопытно. А вот здесь как? А как эта конструкция будет изменять направление движения?

Лодиус заинтересовался не на шутку. Он с полчаса расхаживал по поляне перед домом, затем вынес вердикт: "Будем строить".

Признаться, я не предполагал строить автомобиль прямо сейчас. Но, отказаться от такой заманчивой перспективы...? Будем строить.

Лодиус притащил из дома кресла.

- На сидения время тратить не станем - используем те, что уже имеются. С чего начнем?

Я провел линию, затем другую.

- Нет, ничего не получится.

- Почему? Ты же сам это предложил, - удивился отшельник.

- Мы не успеем построить конструкцию. Без подпитки конструкция просто исчезнет раньше, чем мы ее закончим.

- Да, проблема серьезная, - согласился Лодиус, - а если сделать конструкцию материальной?

- Не сможем. У нас нет ни нужных материалов, ни технологии.

- Остается сделать простой магический предмет с подпиткой от накопителя, - заявил Лодиус.

- А такое возможно?

- Вот что. Ты занимайся изготовлением макетов деталей, а чтобы они не пропали, упаковывай их по готовности в накопитель. Я же займусь двумя проблемами: Как обеспечить подпитку магической конструкции и заставить вращаться двигатель.

Это был настоящий кошмар. Изготовить макеты деталей оказалось не так просто, как я предполагал, приходилось решать многие вопросы технического плана. Как сделать сцепление? А передачи? Делать ли их несколько, или ограничиться одной? В общем, мы зарылись в работу с головой. И так день и другой и третий.

- Нет, нет и нет, - возмущался я, - размещать привод на оси не будем.

- Почему же не будем? - возражал Лодиус, - таким образом мы сэкономим на трансмиссии.

- А передачи? Тогда придется от них отказаться.

- А независимый привод?

И где он таких слов нахватался? Мои идеи и термины он ловил просто на лету. Лодиус неожиданно окунулся в процесс конструирования автомобиля с головой, как и я. Поздно вечером мы лишь успевали перехватить на скорую руку приготовленный ужин и падали спать, а утром все начиналось сначала.

- Амортизаторы ставить не будем, - заявлял Лодиус.

- Почему?

- Сделаем крепление колес к кузову пластичным.

- А получится?

- Гав.

- Не понял.

- Я говорю гав.

- Причем здесь гав? - спросил я.

- Я не говорил гав, - отозвался Лодиус.

- Это я сказал гав.

- Дим?

- Дим?

Да, это был именно он. Мы так увлеклись, что не заметили, как прошли пять дней, которые отделяли мой визит к Лодиусу от назначенного превращения Дима обратно в человека.

- А что это вы тут делаете?

Ха, попробуй, объясни так сразу.

- Проводим научный эксперимент. Как дела, дружище?

- Мы с Литсой очень волновались.

- И совершенно напрасно. Мы отлично провели время.

- А как с моим превращением?

Я посмотрел на Лодиуса.

- Не волнуйтесь, с этим все в порядке. После обеда приступим, - заверил отшельник.

- Это будет для тебя весьма познавательно, - добавил он, обращаясь ко мне.

- Здорово. Я просто не верю, - Дим подпрыгнул, оттолкнувшись от земли всеми четырьмя лапами, - Не поверите, я буду немного скучать по своему нынешнему облику.

- Так может, останешься таким? - пошутил я.

- Ну уж, нет. Как же моя работа? Да и Фрея не поймет. А когда мы в обратный путь?

Мы с Лодиусом переглянулись.

- А может, мы здесь еще отдохнем? Станешь человеком, поможешь тетушке Литсе.

Дим посмотрел на меня с подозрением.

- Или оставайся у меня на недельку другую, - предложил Лодиус.

Сомнения Дима крепли на глазах.

- Что случилось?

- Мы должны закончить работу, - мы с Лодиусом произнесли это почти одновременно, протяжно вздохнув.

- А что за работа?

- О, это будет для тебя сюрпризом. Помнишь, как мы летели из замка Баралора? Тебе еще понравилось.

- Мы опять полетим?

- Почти. Мы поедем. Если все получиться, я доставлю тебя в столицу быстрее любой почтовой кареты.

- А если не получится?

- Что ж, тогда потеряем немного времени.

Дим задумчиво почесал лапой за ухом.

- И Баралор про нас пока забудет, - привел я последний довод.

- Ладно, остаемся. Надеюсь, с моим превращением все будет в порядке?

Дим переживал. Еще бы, превращая его в собаку, его согласия на это совершенно не спрашивали. Здесь же совсем другое дело.


Какой он, мой друг? Я так привык к его мохнатому облику, что совершенно не представлял его в образе человека. Назначенное Лодиусом время постепенно приближалось, Дим волновался все больше и больше, он перебирал лапами, посидев на месте пару минут, срывался и начинал кружить по поляне, после чего опять ненадолго замирал. Невольно его волнение передалось и мне, лишь Лодиус оставался спокоен. Ему к подобному было не привыкать.

- Скажи, а тебе уже случалось проделывать что-то подобное? - поинтересовался я у отшельника.

- Возвращать истинный облик? Случалось.

- А наоборот?

- Наоборот гораздо реже. Редко находятся желающие принять образ не человека. Разве что из баловства, но такие, как правило, передумывают, как только расскажешь им обо всех последствиях.

- О последствиях? - я забеспокоился, - Могут быть непредсказуемые последствия?

- Почему же? Очень даже предсказуемые. Начнем с общественного мнения - как правило, оно бывает насмешливо-неодобрительным по отношению к тем, кто добровольно решился на такие эксперименты.

Понятно - засмеют. Если кто-то из знакомых решит вдруг ненадолго превратиться в птицу с намерением покорить воздушные просторы, насмешек ему не избежать.

- Это все? - спросил я с подозрением.

- Остаются порой некоторые условные рефлексы. Позже они сходят на нет, а вот первое время, не удивляйся, если твой друг человек захочет немного полаять.

Дим смутился: "Я и сейчас-то лаять не очень люблю".

- Да? А кто барсука из норы выкапывал? Нет, нам определенно надо здесь задержаться до полной твоей реабилитации.

- Да я, собственно, не против, - Дим отвернулся, еще более смутившись.

- Ну, ну, молодой человек, не надо так смущаться. Вы же не отдались полностью во власть рефлексов и смогли сохранить достоинство, несмотря на ваш экстравагантный внешний вид, - заверил его Лодиус.

- Это все? Других последствий не бывает?

Лодиус вздохнул.

- Если говорить начистоту, - я кивнул, соглашаясь, как же еще говорить. - Понимаешь, при превращениях подобного рода используется магическая энергия превращений.

Это понятно, как может быть по-другому. Лодиус продолжил.

- Изредка бывает так, что принявший свои истинный вид приобретает некоторые новые свойства.

- Свойства? Какие свойства?

- Самые разнообразные. Предсказать такое невозможно. Не надо беспокоиться заранее - случается такое нечасто.

- Это все?

- Все, - подтвердил Лодиус, - Не много, но, тем не менее, сам понимаешь - добровольно превращаться в животных охотники находятся нечасто. А вот такие случаи, как произошли с Димом, мне попадались.

Лодиус задумался, вспоминая, и поведал нам одну из историй своего прошлого.

- Как-то раз, привели коня из соседнего городка и попросили превратить обратно в человека. А случилось это так.

Проживающий в городке отставной центурион преклонного возраста, заподозрил своего конюха в жестоком обращении с лошадьми. Для центуриона, это было наипервейшим кощунством. Лошадей он любил, привыкнув к ним за долгие годы минувшей службы. Вспомнив старые времена, он устроил засаду и поймал конюха с поличным. Что здесь началось - шум, гам. Центурион же приказал выдать конюху десяток плетей и указал на дверь.

Конюх взмолился. Потерять такую работу, да еще с такой репутацией. Он просил его не гнать. Центурион был непреклонен, конюх умолял.

Тогда бывший центурион предложил ему побыть десять дней в шкуре коня и почувствовать на собственной шкуре, что это такое. Конюх согласился.

- Мне никто не предлагал, - вмешался Дим.

- Мы знаем. Дай дослушать. Интересно, чем там дело закончилось.

Дим замолчал, ему тоже было интересно, Лодиус же продолжал рассказ.

- Нашли они мага. Как оказалось, не очень умелого. В коня то он конюха превратил, прошло десять дней, приводят к нему коня и просят превратить обратно. А у того ничего не получается.

Что тут началось. Шутки, смех конь-конюх плачет, обещает больше никогда жестоко не обращаться с лошадьми, а волшебник-неумеха разводит руками.

Дали ему пару тумаков, чтобы больше не брался за то, чего не умеет. Сильно колотить остереглись - пусть и неумелый, а все-таки маг. Конюха же решили пожалеть. Поспрашивали в окрестностях и привели его ко мне. Я тогда только-только в совершенстве освоил пятый уровень оперирования энергиями и приступил к изучению шестого.

- И как конюх? Получилось обратить его в человека? - поинтересовался я.

- Получилось. Он еще недели три после того неприлично ржал временами и пытался укусить своего помощника. Но после все прошло. Смеялись над ним, правда, долго.

Дим с ужасом закрыл морду лапами. Заставив меня тем самым улыбнуться. Я толкнул его в лохматый бок.

- Дим, не принимай близко к сердцу. У тебя же нет такого количества вредных привычек.

Мой друг приподнял одну лапу и посмотрел на меня с надеждой. Совсем его Лодиус запугал. А на того, похоже, напала говорливость и, пользуясь тем, что слушатели у него были, он перешел к следующей истории. Я был рад, истории у Лодиуса были интересными, к тому же все они касались волшебства.

- А вот изменить облик, продолжая выглядеть человеком, это другое дело. Такое пользуется большей популярностью.

- Как, такое тоже возможно? - удивился я.

- Возможно, но не поощряется. Разве что пару раз в год, на маскараде на такие шутки смотрят сквозь пальцы. А вот амулеты, которые могут распознать заколдованного человека, пользуются большой популярностью всегда. Есть они практически в каждом доме. Так что практической пользы от этого никакой. Тем не менее, шутники не переводятся.

- А я думал, что использовать иной облик немногие решаются. Так, я слышал, можно заблокировать способности к оперированию энергиями.

Я многозначительно посмотрел на Дима. Слышал я это именно от него.

- Так речь то идет как раз о тех, кто и так этих способностей не имеет, - удивился отшельник, - Отчего же им опасаться их исчезновения?

Тоже верно. И никак не противоречит ранее полученным сведениям.

- Больше всего в этом плане досаждают красавицы, которые хотят сделать свой внешний вид еще более привлекательным. Сколько им ни объясняй, что любой и каждый, взглянув на амулет, распознает подделку, они жаждут превращений.

Что-то мне это смутно напоминает. Мир другой, проблемы те же. По крайней мере, отчасти.

- Значит, я могу встретить своего двойника? - поинтересовался я.

- Копирование запрещено и строго преследуется. Вообще, любое изменение облика привлекает внимание встречных, в том числе и стражников. Вопросов не избежать. Так что вместо маскировки.... Дим привлечет гораздо меньше внимания, чем человек с измененным обликом. Собака она и есть собака, пусть даже волшебная.

Кто бы мог подумать?

- И что, не бывает исключений?

- Редко. Бывает, что люди получают такие травмы, которые не в силах исправить простое ведовство, помогает только полное изменение облика. На каждый такой случай выдается специальное разрешение советом Магистров и выдается специальный знак. Иначе бедолаг замучили бы постоянными проверками.


Что-то не сходилось с этой картиной. Я припомнил наше с Димом путешествие. Ничего похожего мы не встречали. О чем я и поспешил сказать отшельнику.

- Это естественно, - Лодиус кивнул, - ехали вы в основном по сельской местности. Крестьяне бедны, никому из них и в голову не придет платить немалые деньги за изменение облика. А вот простенькие амулеты наверняка у всех висят над входом в дом. Боюсь, не все помнят их настоящее предназначение, но выбрасывать не спешат. А вот в крупных городах, и особенно в столице, дело обстоит совсем по-другому.

- Да, - я покачал головой, - надо будет обязательно обзавестись таким амулетом, который определяет превращения. Полезная вещица.

- Тебе-то зачем? - Лодиус изумился до крайности, - Или ты ауру разучился видеть?

- Да нет, пока вроде бы не разучился, - я взглянул на Дима. Аура на месте как ей и положено быть.

- Переизбыток желтого цвета ясно говорит об волшебных изменениях, - пояснил отшельник.

Мог бы и сам догадаться. Я покраснел. Задавать глупые вопросы, похоже, входит у меня в привычку.


- Была одна забавная история с этими изменениями, - начал рассказ Лодиус, - лавочник из городка, на окраине которого я тогда проживал, сильно расстраивался из-за своей не слишком симпатичной внешности. Тем не менее он женился, причем, довольно удачно. Вот здесь его переживания стали особенно сильны. Супруга ему досталась пусть и не из первых красавиц, но ладная да справная. И это притом, что ему до первого красавца было как до луны. И вот минуло тому года два, как, видимо, сомнения совсем его одолели. Тогда он ко мне и пожаловал. Как я его ни отговаривал, он стоял на своем и упрашивал убрать его рябые конопушки и исправить его приплюснутый нос. Увы, в своих желаниях люди не хотят смотреть дальше самого ближайшего будущего. Не смог я его отговорить. Был он так настойчив, что я поддался на его уговоры и создал ему новый облик. Взглянул он в зеркало, увидел себя, да и припустил бегом к своей супруге. Влетел в дом и с ходу к ней с объятиями.

Я рассмеялся, представив эту картину, а Лодиус продолжал.

- Подбегает он к своей собственной супруге, а та видит человека совсем незнакомого. Схватила скалку и давай его охаживать. А уж когда увидела, что висящий над дверью амулет трещит и подпрыгивает, здесь она разошлась от всей души. Отходила лавочника скалкой как следует, приговаривая при том, что она женщина замужняя и не след разным смазливым прощелыгам к ней клинья подбивать.

Я смеялся вовсю, Дим тоже. Даже Лодиус улыбнулся, вспомнив эту историю.

- И что было потом? - поинтересовался Дим.

- А что потом? Конечно, он обратно ко мне прибежал, и часа не прошло. Каялся и просил вернуть ему прежний облик. Пришлось помочь. Не знаю уж, больше он огорчался или радовался, вот только переживать по поводу своего внешнего вида он перестал.

Да, средство было радикальным. Убедился бедолага в любви своей супруги.

- Зря я его согласился превратить, - сказал Лодиус.

- Туда или обратно? - улыбнулся я.

- Конечно в не себя. В себя-то потом его надо было вернуть. А вот в не себя - зря.

- Это как посмотреть. Красавцем он побыл недолго, это факт. Зато парень избавился от комплексов.

- Ты думаешь? - с надеждой спросил отшельник.

- Уверен. История поучительная. Пусть Дим подумает, прежде чем в следующий раз превращаться в собаку.

Дим настороженно переводил взгляд с меня на Лодиуса. Он даже забыл сказать, что превратился в собаку не по своей воле.


- Итак, преступим? - сказал Лодиус, потирая руки.

Дим испуганно прижал уши, истории про волшебные превращения изрядно его озадачили. Пусть и закончилось там все хорошо.

- Дим, вспомни о Фрее, - подбодрил я его.

- Я помню, - Дим печально вздохнул, - я готов.

Что-то не очень похоже, судя по его настороженному виду.

- Амулет придется снять, - предупредил отшельник, - иначе он будет вносить помехи.

Я подошел к Диму и снял с его шеи подаренную Айлой Лиму: "Я сохраню его, друг, немного терпения и он к тебе вернется".

- Чтобы ты не волновался, я тебя усыплю, - предложил отшельник.

- Смотри внимательно, - это он уже мне, - Вдруг пригодится?

Лодиус вытянул руку в направлении Дима. Его аурная рука была горазда длиннее обычной. С ее помощью он погладил моего мохнатого друга по голове, заставив мерцание его ауры замедлиться, добавил чуть фиолетового оттенка и мой друг спокойно уснул.

- Так легко? - удивился я.

- Совсем не так легко. И Дим не сопротивлялся, был согласен с тем, что его усыпят.

- А если бы сопротивлялся?

- Его бы я все равно усыпил, чуть позже. А вот тебя? - Лодиус смерил меня взглядом, будто от роста что-то зависело, - Здесь вопрос спорный. С теми, кто умеет оперировать энергиями не все так просто. К тому же белый изначально менее склонен к постороннему влиянию.

- Почему? - удивился я.

- Баланс. Это как идеальный шар - перекати его с места на место, он все равно останется в равновесии.

- Вот уж не подумал бы, что это относится ко мне. Я совсем не всегда прибываю в равновесии.

- Но все же большей частью.

Некоторым образом это ободряет. Что-то я отвлекся, как-никак сейчас мне предстоит увидеть нечто удивительное.

- Досадно, что я не видел твоего друга до превращения, - пробурчал Лодиус.

Я сам его до превращения не видел.

- Это может помешать?

- Ну, в той или иной степени аура человека находится в определенных параметрах. Здесь речь идет лишь о точности настройки. Ладно, приступим.

Лодиус окрасил аурные руки в желтый цвет и приложил ладони к ауре Дима. Плотно, будто приклеил. Подвинул ее вправо, влево и начал понемногу вращать.

Аура вращалась, сначала медленно, затем быстрее, постепенно вытягиваясь и принимая форму кольца, которое по мере увеличения частоты вращения становилось выше и шире.

- Готовь накопители, - бросил Лодиус через плечо.

- Какие? - всполошился я. Об этом Лодиус ничего заранее не говорил.

- Любые. Можешь стикеры достать. Те, что ты мне подарил. И парочку моих накопителей принеси, они в полке, как войдешь, слева.

Я бросился к дому, спеша выполнить поручение отшельника и вернуться. Пропустить что-нибудь интересное не хотелось.

- Ага, не все так просто, - довольно проговорил Лодиус, - видишь, кроме желтого еще добавлено немного синего и оранжевого?

- Где? - заинтересовался я.

Вращающийся цилиндр расслоился, разделившись на две части - внутреннюю и внешнюю. Находящаяся между ними прозрачная прослойка постепенно увеличивалась.

- То, что в центре, это истинная аура человека, - пояснил Лодиус, - она-то покрепче к человеку привязана, чем все напускное. Наружный цилиндр - это то, что было добавлено. Видишь две нешироких полосы?


Действительно, кроме большого желтого цилиндра снаружи вращались две узких полосы - синяя и оранжевая.

- Вот их-то и уберем в первую очередь, - Лодиус продолжал время от времени подкручивать кольцо, не давая тому замедлиться, - действуй.

- Как? Я? - честно говоря, я был удивлен и совсем не ожидал, что придется принимать участие в превращении Дима в человека.

- А что? Стикером пользоваться разучился?

Стикером пользоваться я не разучился. Вот только....

- Так просто? - удивился я.

- Что же сложного? Вся структура заключена в желтой энергии. Создать структуру - вот где кропотливая работа. Здесь же главное иметь достаточную энергетику, чтобы расслоить истинную ауру и напускную. Не задерживай, мне, между прочим, крутить приходится.

Лодиус добавил ускорение вращающемуся цилиндру. Я достал пустой стикер, настроенный на оранжевую энергию, включил его на прием и поднес к вращающемуся цилиндру.

Медленно, как бы нехотя, оранжевая дымка потянулась к стикеру, постепенно его наполняя.

- Твой посох впитал бы оранжевое кольцо мгновенно, - пояснил Лодиус, - но, в данном случае торопливость нам не к чему. Будем действовать медленно, но верно.

Минуты через три оранжевое кольцо исчезло полностью, наполнив стикер примерно наполовину.

- Убирай теперь синюю, - распорядился Лодиус и пару раз крутанул цилиндр.

Через пять минут синей полосы не осталось - пустой синий стикер втянул ее так же, как и до этого оранжевый.

Лодиус довольно потер руки: "Осталось убрать желтый цвет. Смотри, какой немаленький цилиндр, стикера здесь однозначно не хватит".

Лодиус взвесил на руке свои накопители и выбрал самый большой.

- Не будем разрушать структуру. В этот должно поместиться все. Держи.

Я перехватил протянутый мне накопитель и замер в ожидании дальнейших инструкций.

- Ключ активации такой же, как и на том, что я тебе подарил, - пояснил отшельник, - включай на прием.

Я образовал на указательном пальце зеленый полукруг.

- Куда, бестолочь? Желтый полукруг, желтый.

Честное слово, я покраснел, это же надо так лопухнуться. Лодиус мне рассказывал, что для каждой энергии ключи своего цвета. Сработал принцип шаблона - подаренный мне накопитель открывался именно зеленым полукругом.

Быстренько разогнав зеленый полукруг, я сформировал на его месте желтый и коснулся жемчужины.

Этот накопитель был гораздо мощнее стикира, я чуть не отшатнулся в сторону, от рванувшейся в мою сторону желтой энергии.

Вращающийся желтый цилиндр светлел. Накопитель в моей руке нагрелся, от приема такого количества энергии. Тускнеющий цилиндр постепенно уменьшался в размерах. Минут через пять накопитель проглотил его весь.

- Ну, вот, все готово, - прокомментировал Лодиус. - Хочешь оставить структуру себе?

Лодиус кивнул на накопитель, который я продолжал держать в руках.

- Ну уж, нет, - я быстро отдал его отшельнику, - не хочу носить при себе структуру, которую не смогу при необходимости снять.

- Это правильно, - Лодиус одобрительно улыбнулся, - задействовать-то ее много ума не надо, а вот поместить обратно будет посложнее. Безответственность - она больше черным свойственна.

Что-то мы разговорились. Как там Дим? На полянке, где недавно находился Дим, мирно спал человек. Так это и есть Дим - получилось!

Я пригляделся, все-таки вижу первый раз истинный облик человека, который успел стать мне другом, будучи собакой. Ну, конечно, никакой он не старец - на вид ему лет двадцать пять, роста среднего, светлые волосы немного вьются.

- Что это с ним? - забеспокоился я.

- Как что? Спит он, - Лодиус обошел вокруг спящего Дима. - Вроде бы все в порядке, можно будить.

Отшельник протянул аурную руку и добавил Диму немного зеленой энергии.

Дим вскочил по привычке на четыре лапы. То есть уже не лапы, а руки и ноги. Сообразив, что что-то не то, он поднялся на ноги.

- Гав, - о, ужас! Он что, разучился говорить?

- Альбертус, как я рад, - нет, к счастью не разучился.

Дим бросился ко мне.

- Стой, лохматая собака.

Видимо, привычки привязались и ко мне. Дим остановился и удивленно на меня посмотрел.

- Что с тобой, Альберт?

- А зачем ты сказал "гав"?

- Я сказал "гав"?

- Ты. И зачем ты ко мне бежал?

- Хотел пожать тебе руку. А ты что подумал?

- Дружище, это ты? - я шагнул к Диму и обнял его. - Как я рад.



6.


Прерванные превращением Дима обратно в человека наши работы по созданию автомобиля были продолжены. Не сразу, конечно. Ради такого знаменательного события мы сделали перерыв. Лодиус расстарался и приготовил свое фирменное овощное рагу из десяти сортов овощей и трав. Как оказалось, в виде человека Дим относился к овощам очень даже одобрительно. Что ни говори, бытие определенно влияет на вкусы. В том числе и на вкусы гастрономические. В общем, обеду мы отдали должное, как и гастрономическим талантам Лодиуса. Живя один, он уделял немалую часть времени кулинарии, превратив это занятие в хобби, и рад был, наконец, продемонстрировать нам свои таланты.

- Рецепт Литса подсказала, - сказал отшельник в ответ на наши удивленные взгляды.

Лишний раз убеждаюсь, что ведуньи замечательно разбираются в кулинарии. Как там Айла? Думает ли обо мне? Воспоминание о ней чуть было не заставило меня изменить все наши планы и, бросив все, отправиться в обратный путь немедленно. Не то, чтобы я о ней забывал, я помнил о ней постоянно. Разговор о кулинарии и ведуньях лишь подстегнул эти мысли, и мне пришлось приложить изрядные усилия для того, чтобы вернуть их в привычное русло. То отговаривал Дима от немедленного возвращения, то вдруг сам чуть не помчался в Тьери.

Мы попили чаю, обсудили, сколько времени понадобиться для того, чтобы Дим мог полностью избавиться от возможных вредных привычек. За это время я успел привести свои мысли в равновесие.

А вот уже потом, мы с Лодиусом вернулись к постройке автомобиля.

Дим посмотрел на наши действия, совершенно ему непонятные, познакомился с устройством дома отшельника, побродил по окрестностям. Увидев птицу, севшую на близлежащий куст, он приготовился было прыгнуть и поймать ее - рефлексы. Те самые, о которых предупреждал Лодиус и от которых придется избавляться. Ничего не поделаешь.

- Пойду, помогу тетушке Литсе, - наконец предложил он.

Понимаю, скучно ему.

Мы с Лодиусом, соглашаясь, кивнули - в это время мы как раз увлеченно обсуждали проблему компоновки деталей автомобиля в одно изделие. Дима привлечь к нашей работе не представлялось возможным при всем желании.

Мой друг успел отойти метров на пятьдесят, когда я спохватился: "Дим, стой! Как ты собираешься найти дорогу"?

- Так же, как и сюда, - удивился Дим.

- А как ты попал сюда?

- По следу.

- Вот именно - по следу. Как ты будешь искать след сейчас? Твой собачий нюх исчез вместе с твоим собачьим носом.

- Да-а? А почему я этого не чувствую? - удивился Дим.

- Чего не чувствуешь?

- Что мой нюх исчез. Я прекрасно различаю все запахи, - Дим принюхался. Выглядело это довольно забавно.

Я удивился. Не поверить? А с чего бы Диму меня обманывать?

Вот оно - остаточное явление. Интересно, оно останется с Димом навсегда или исчезнет со временем? Быть может, даже очень быстро?

- А вдруг он пропадет по дороге - твой замечательный нюх?

- Ты думаешь? - спросил Дим с беспокойством.

- Не уверен, но подстраховаться надо. Давай попросим Лодиуса, чтобы он вызвал махрютку. Тот тебя проводит.

- Ты думаешь, что какой-то махрютка найдет дорогу лучше, чем я? - обиделся Дим немного наигранно.

Я улыбнулся. Несмотря на превращение, характер у него не изменился.

- Я так не думаю, - поспешил заверить я своего друга, - вот только у махрютки нюх не пропадет. Да и веселее тебе будет в компании.

Последний аргумент был скорее надуманным. Собеседник из махрютки аховый. Только и умеет - фыркать и хрюкать. К тому же не поймешь где у него зад, где перед, если он, конечно, не идет. Зато хорошо умеет находить дорогу, а это плюс.

Мы вернулись к отшельнику, и я изложил ему суть проблемы и попросил вызвать зверя-провожатого. Если вы думаете, что на этом все закончилось, то не тут-то было.

Лодиус немного виновато пожал плечами, почесал задумчиво затылок и признался: "Извините, но махрютку вызвать я не могу".

Чтобы Лодиус и чего-то не мог? Вот так дела, признаться, я был удивлен.

- Это умение подвластно лишь ведуньям. С живым миром они как-то умеют находить общий язык, - объяснил отшельник и добавил чуть удивленно. - И это при том, что они совсем не умеют видеть ауру. Честно говоря, их умения для меня не мене непонятны, чем возможности Магистров.

Вот так. А я, признаться, надеялся.

- А сова? Сова может показать дорогу? С посланием к дому Литсы она летала.

- Нет, - Лодиус покачал головой, - сова не может служить провожатым. Я не закладывал в нее возможности сопровождать людей. Сова летит быстро и не смотрит, идет ли кто за ней или нет. Можно, конечно, внести изменения в настройки, но это не быстро. Да и потом, она не может лететь по лесу, а рассмотреть ее в небе не так-то просто. Как-то так получилось, что отправлять провожатого у меня до сих пор не было необходимости.

- Может, отправить к Литсе сову и попросить, чтобы она прислала махрютку? - предложил я.

- Вот еще, - возмутился Дим, - я сам прекрасно дойду. Не надо мне никаких провожатых. Я сам кого хочешь провожу.

- Еще чего не хватало, - не согласился я. - Когда ты был большим лохматым псом, это одно. Теперь же ты человек. А человеку в таких зарослях ой как непросто. Поверь мне на слово.

Не хотел я Дима отпускать одного. Лучше всего было проводить его самому. Но, как бы ни обиделся, вдруг он воспримет это как недоверие.

- Лучше я сделаю нового провожатого, вдруг понадобиться в будущем, - предложил Лодиус. - Правда, для этого мне понадобится несколько дней, даже с учетом того, что я не буду создавать структуру заново, а попытаюсь внести изменения в структуру совы.

О, это внушает оптимизм. Похоже, Лодиус предполагает возможность приема посетителей. Все-таки мне удалось поколебать его затворнические настроения. А вот что скажет Дим?

Димкап схватился за голову, ждать несколько дней он не хотел. Я его понимал, кому угодно надоест сидеть без дела и смотреть на непонятные действия других. Все дело в сложности структуры конструкта. Как ее как-то упростить?


- А не сделать ли нам компас? - озвучил я неожиданно посетившую меня мысль.

- Компас? Это что? - заинтересовался отшельник. - Для чего служит компас?

- Примерно для того же, что и провожатый. Вот только в отличие от конструкта, компас очень прост.

Я рассказал Лодиусу о магнитном поле планеты и устройстве компаса. Выводы он из этого сделал довольно интересные и для меня неожиданные.

Минут пять отшельник расхаживал по поляне, жестом попросив ему не мешать и, наконец, заявил.

- Неудобно. Надо постоянно вносить поправку, когда ориентируешься в направлении. К тому же к компасу должна прилагаться хорошая карта, иначе он почти бесполезен.

Это да, карты у нас не было. Поражаюсь, как Лодиус быстро осознал все плюсы и минусы ориентирования по компасу.

- Но что-то в этом есть, - продолжал Лодиус, - идея мне нравится. Будем делать магический компас, который указывает направление не на мифический север или юг, а на то место, которое необходимо. Так гораздо удобнее.

- А такое возможно? - спросил я с сомнением. Не спорю, Это было бы здорово. От такого компаса я бы тоже не отказался.

- Если хорошо представлять энергетику того места, в которое тебе надо попасть, пожалуй, можно. Давай так, ты сделаешь сам компас, а я подумаю, как сделать настройки, которые помогут ему работать.

До завтра Дим подождать согласился. Идея компаса ему понравилась, тем более что в будущем она могла нам быть весьма полезна - нам еще в Тьери возвращаться. Дим открыл свой любимый сборник стихов (тот самый, что подарил ему купец Плаунт) и погрузился в чтение. К счастью, про себя. Боюсь, я не выдержал бы цитирования продолжения "баллады о Спаги отважном".


Надо же, он у нас получился - самый настоящий магический компас. Надеюсь, он будет работать. Лодиус добавил к моей конструкции настройки. Оставалось лишь проверить его в деле. Я детально представил беседку Лодиуса, стрелка компаса качнулась и указала в нужном направлении.

- Хм, - Лодиус озадачено почесал макушку, - что-то работает не так. Дом Литсы совсем в другой стороне.

- Зато беседка для размышлений как раз там, куда показывает стрелка.

- Проверка? Что ж, резонно. Дай-ка я попробую.

Я протянул Лодиусу компас. Он стиснул его в руке и сосредоточился. Стрелка повернулась, затем еще повернулась. Стрелка плясала, показывая то одно направление, то другое.

Что случилось? Неужели наш волшебный компас сломался?

- Замечательно, - произнес Лодиус, - он ни разу не ошибся. Компас определил все, что я загадал.

- Держи, он приведет тебя прямо к дому Литсы, - Лодиус протянул компас Диму. Тот был немало удивлен. - Ах, да, все время забываю, что не все люди могут видеть магические предметы.

Лодиус провел рукой над магическим компасом. Мелкая рябь пробежала по его очертаниям.

- Ух, ты. Что это за штука? И светится.

- Как ты это сделал? - изумился я.

Компас стал видимым в обычном диапазоне зрения. Вот обод, циферблат, стрелка. Они полупрозрачны, но вполне видны.

- Мелочи, - Лодиус махнул рукой, просто чуть изменил частоту мерцания энергии на поверхности предмета, не затрагивая внутренние слои. На границе слоев свет преломляется, и магическая вещь становится видимой.

Ничего себе мелочи. Преломление света - эффект известный. Но то, как этого добился Лодиус.... Это удивляет. Не перестаю удивляться.

- Забавная вещица, - Лодиус подбросил компас, - пожалуй, я сохраню ее макет.

Умению снимать макеты с не слишком сложных вещей я учился все утро. Макет компаса, который я припас для себя, уже давно упакован в накопитель, подаренный Лодиусом.

Сам удивляюсь своей запасливости. С другой стороны, когда еще представиться такой же удобный случай разжиться вещами совершенно удивительными? Компас, который Лодиус отдал Диму, пропадет через пару дней, растратив всю помещенную в него энергию. А совсем оставаться без такой полезной вещицы не хотелось. Имея же готовый макет, я смогу изготовить компас за полминуты. Да что там, я могу изготовлять их десятками.

- Стрелка будет указывать тебе направление, в котором следует идти, стоит лишь сжать компас в руке и представить место, в которое хочешь попасть.

- Здорово, - Дим стиснул компас, стрелка покрутилась и, определившись с направлением, замерла.

Лодиус удивленно хмыкнул, я рассмеялся. Похоже, Дим представил совсем не дом тетушки Литсы.

- Дим, ты не забыл, нам еще рано в Тьери?

Мой друг печально вздохнул и сдавил компас снова. На этот раз направление было верным.

- Спасибо, Лодиус. Не знаю, смогу ли я тебе отплатить за то, что ты для меня сделал.

- Пустое, - отшельник махнул рукой, - скажи спасибо своему другу. Это он меня убедил в том, что людям все же стоит помогать.

- Альберт, я тебя буду ждать у тетушки Литсы, помогу ей с травами. Возвращайся, как только сможешь.

- Непременно, - ответил я.

И Дим отправился в путь.


С машиной мы провозились неделю. Скажете, долго? Это смотря с чем сравнивать. Для изготовления с нуля конструкта требуется, по словам Лодиуса, месяца два-три. Это при его уровне - Баралор говорил о полугоде. Так что все преимущества простой вещи перед конструктом на лицо. Кроме, разумеется, программы. Но она мне не очень-то и нужна - управлять магическим автомобилем я собирался самостоятельно.

Конструкторам автомобилей на моей родине и не снились такие возможности. Еще бы, сколько разных факторов им приходится учитывать - вес, прочность материалов и прочее. Иное дело при использовании магических полей. Я мог позволить себе простор для фантазии - магическое моделирование очень удобная вещь. К тому же магический двигатель был очень компактным и оставлял много возможностей для компоновки деталей. Капота не требовалось совсем, под ним просто нечего было размещать - двигатель мал (мы его установили прямо на оси колес), радиатор вообще не требуется. Я хотел было отдать дань традиции и использовать место под капотом в качестве багажного отделения, но под градом вопросов Лодиуса отказался от этой идеи и оставил впереди лишь небольшую площадку. Что-то вроде удлиненного бампера. С чем изрядно пришлось повозиться, ток это с тормозами. Как без них? Вещь эта в автомобиле не мене нужная, чем двигатель. Если не больше. Но и эту проблему удалось решить. Скажу прямо, можно было внести некоторые улучшения в конструкцию. Машина получилась не слишком большой и сиденья были жестковаты. Все это мелочи. Главное - она ехала.

Я жестом предложил Лодиусу занять место пассажира, сам сел за руль, и мы поехали. Поляна перед домом Лодиуса была не слишком большой и не очень ровной. Как следует разогнаться, там не получалось. Тем не менее, Лодиус был в восторге от самодвижущегося кресла (как он обозвал наше изобретение).

Ну да, что-то в этом было - кресла были самые настоящие, из дома Лодиуса, а вот все остальное состояло из магополя. Точнее, почти все. Видимым для простых людей оставался и накопитель, который хранил структуру автомобиля, разворачивал ее при необходимости и питал энергией магический двигатель.

Лодиус превзошел сам себя, сумев увязать в одном устройстве все эти функции.

Должно быть, со стороны это смотрелось забавно. Я на минуту пожалел, что с нами нет зрителей. Они могли бы увидеть чудесную картину - над поляной летают кресла, в которых сидят два человека, а следом за ними движется фирменный накопитель Лодиуса. Все остальное было видимо только для умеющих различать ауру.

- Альберт, давай еще прокатимся. Зачем ты остановился?

- Мы и так проехали уже десять кругов. Вдруг энергия в накопителе закончится?

Честно говоря, мне просто надоело ездить по поляне. Для Лодиуса это в диковинку - понимаю. Я же предпочел бы ехать куда-то по делу. А если и кататься, то разве что с Айлой.

- Закончится? Да я ее столько в накопитель закачал - можно доехать до столицы и обратно.

- Да? Тогда сам катайся.

- Хорошо. Объясняй, как управлять этой самодвижущейся штукой.

- Нет ничего проще. На одну педаль нажимаешь - чтобы ехать, на другую - чтобы остановиться. Руль служит для того, чтобы выбирать направление.

Я зажмурился, ожидая неминуемого крушения. Но его не последовало, по крайней мере, оно произошло не сразу.

- Я еду, еду!

Надо же, сколько восторга. На конструктах Лодиусу наверняка доводилось кататься. Впрочем, я его понимаю - ехать на конструкте, это все равно что быть пассажиром. Здесь же он управляет поездкой самостоятельно.

Лодиус не меньше часа разъезжал по поляне пока, чересчур разогнавшись, не налетел на пень, перевернув наш экипаж.

Я бросился на помощь. Лодиус вылетел из кресла и пролетел несколько метров по воздуху. Правда, опустился на землю он как-то подозрительно плавно. Или это что с моим зрением? Он сотрясался сидя на земле. Что с ним? Не зашибся ли?

- Что с тобой?! Ты ничего себе не разбил?! - подбежав, я не знал, что мне дальше делать.

Лодиус смеялся.

- Все в порядке. Славное развлечение, я обязательно построю себе такую же штуку.

Вот так дела, оказывается, ему весело.

- Оставь себе эту.

- Как? А как же ты?

- Я все равно не смогу нести твои кресла через заросли. Да и неудобно оставлять хозяина без сидений.

Лодиус рассмеялся снова: "Ты прав. Ладно, сделаем для тебя копию. Снимем макет, так как есть, вместе с креслами и привяжем его к накопителю. После обеда займемся".

Я помог Лодиусу подняться. После такого полета он легко отделался.

- Я думал, что ты разбился.

- Пустяки. Хотя, если бы не воздушная волна, все могло закончиться по-другому. Я бы не советовал пользоваться этим устройством тем, кто не силен в магии.

- Воздушная стена? - я чуть не подпрыгнул. Как же я о ней забыл, а еще хотел порасспросить о ней с самого начала. Именно с ее помощью Лодиус отгородился от нас с Димом, когда беседовал с Литсой. - Лодиус, ты должен обязательно рассказать мне о воздушной стене.

- Фокус из разряда операторов третьего уровня, - Лодиус отряхнул приставшие соринки. - Так и быть, научу тебя. Сразу может не получиться. Зато у тебя будет в чем упражняться. Частицы воздуха, как и все сущее, несут в себе магическую энергию и следовательно подвластны воздействию магического оператора.

После того как мы испытали машину, я пробыл у Лодиуса еще два дня. С машиной, кстати, ничего не случилось. Что может случиться с магическим полем? Пока не иссякнет источник, она будет такой же формы, как ей предписывает структура. Мы легко подняли ее и поставили на колеса, затем Лодиус активировал накопитель, настроив его на поглощение структуры, и машина исчезла - спряталась на время в накопитель. Мы подхватили оставшиеся стоять на земле кресла и пошли обедать.


- А может, останешься еще? - в пятый раз спросил Лодиус. Он был опечален моими сборами в дорогу.

Я покачал головой: "Ты же знаешь, у меня дела. Да и Дим заждался".

- Понимаю. Но я бы мог еще многому тебя научить.

Лодиус научил меня обращаться с посохом, объяснил как строить воздушную стену и еще несколько интересных вещей. Не сомневаюсь, я еще многому мог бы у него научиться, но возвращаться и в самом деле было пора.

- Может, я зайду еще, попозже, - я вздохнул, с одной стороны уходить не хотелось, с другой - хотелось побыстрее отправиться в Тьери.

- Заходи еще, теперь ты знаешь, как меня найти.

Это так. Магический компас всегда укажет мне дорогу туда, где я однажды уже побывал.

- Слушай, мне так неудобно брать у тебя столько подарков. Я у тебя в долгу.

- А, брось. Давно я так не веселился. В отшельничестве есть один минус - оно скучновато, - Лодиус улыбнулся. - Да и ты тоже сделал мне подарок - заставил по-другому посмотреть на мир.

Мы попрощались, я сдавил в руке магический компас, представил домик тетушки Литсы и зашагал по едва заметной тропинке.



7.


- Вот эта трава называется "лимонник". Повтори.

- Лимонник, - у Дима было такое выражение лица.... Можно будто подумать его заставляют есть этот "лимонник", а не заучивать его название.

Дим сидел с тетушкой Литсой под дубом и заучивал травы.

- А эта - "луговая Сероглазка". Очень полезная трава, но обращаться с ней надо осторожно, - продолжала тетушка.

- И ни в коем случае не есть, - добавил я.

- Альбертус?! - обернулся Дим.

- Вернулся, племянничек? - тетушка Литса улыбнулась.

Димкап бросился мне навстречу, опасливо оглядываясь на ведунью.

- Альберт, нам уже пришло время возвращаться в Тьери?! - спросил он с надеждой.

Надо же, вроде бы ученый человек. Видимо травы не его призвание.

- А это не помешает твоим занятиям? - я кивнул на корзинку с растениями, что стояла около Литсы.

- Да я изучил трав больше чем все профессора королевского университета вместе взятые, - заверил Дим.

Литса лукаво улыбалась. Видимо Димкапу пришлось выдержать сложный экзамен.

- Как он, тетушка Литса? Лодиус говорил, что могут остаться остаточные явления после пребывания в чужой шкуре.

- Почти хорошо. Поймать птицу, севшую на ближайший куст, уже не пытается.

Я посмотрел на Дима укоризненно. Тот отвернулся, сделав вид, что рассматривает листву на дубе.

- Извините, тетушка Литса. Мы Вам, наверное, изрядно надоели?

- Вовсе нет. Не так уж часто у меня бывают гости. Тем боле, возможно, будущие родственники, - Литса подмигнула и добавила вполголоса. - Передай Айле, что я одобряю ее выбор.

- Спасибо, передам. Мне тоже нравится ее выбор.

- Как там Лодиус? Все так же скрывается за напускной нелюдимостью?

- Похоже, он согласен частично отказаться от затворничества. По крайней мере, он уже не против гостей.

О том, что Лодиус скорее всего в самое ближайшее время заявится к ней в гости я говорить не стал. Никогда не поверю, что он не захочет удивить Литсу, прокатив ее на самодвижущемся кресле. Развлечение на ближайшее время им обеспечено.

- Это здорово. Давно пора ему начинать с людьми разговаривать. Мастер он первостатейный. Таких и в столице по пальцам пересчитать. Если пойдет слух, что он посетителей принимает, желающие и сюда дорогу найдут.

Литса посмотрела на меня с хитрым прищуром, и я с удовольствием согласился: "Пойдут. Отчего же им не пойти - слухам-то"?

Уж я за этим обязательно прослежу. А может, и компас волшебный кому подарю, чтобы дорогу нашли. Не каждому, конечно, лишь тем, кому действительно нужна помощь. Не тем, кто ищет наживы или мается от безделья. Таких Лодиус не примет, да и не направлю я к нему таких.

- Спасибо тебе, что помог Лодиусу, - добавила Литса.

- Вообще-то это он мне помог. Мне и Диму.

Литса улыбнулась: "Я же говорила, что ты белый".

И с чего она взяла? По-моему обыкновенная человеческая реакция. К чему мне превозносить свои заслуги? Не так уж они и велики.

В путь мы отправились с утра. Литса плотно накормила нас, напихала в сумку Дима разных трав и корешков. На все мои вопросы она отвечала: "Дим знает, что с этим делать".

Неужели действительно знает? Мой друг не перестает меня удивлять. А если что-то перепутает? Надеюсь, Литса не положит нам чего-то слишком уж специфического.

Литса усмехнулась моим мыслям, заставив меня очередной раз удивиться. Мысли как таковые ведуньи читать не могут, а вот настроение улавливают в малейших его оттенках.

- Это всего лишь приправы. Добавки к чаю и еде, очень полезные. Надеюсь, твой друг не перепутает что к чему.

Я посмотрел на Дима: "Во всяком случае, то, что приготовит, пробовать он будет первым".

Литса рассмеялась, Дим показательно обиделся. Уж я его знаю, успел понять, когда он обижается на самом деле, а когда просто делает вид.

- Айле привет передавай, - сказала Литса на прощание. - Если будет время, пусть заходит в гости. И Вы тоже заходите.

- Привет передам, непременно. А в гости? Я бы рад, но загадывать не стану.

Честно говоря, я не представляя, что меня ждет в будущем. Если выдастся неделька другая свободного времени - взять с собой Айлу, Дима и Фрею, и махнуть всем вместе в эти благословенные края, я был бы не против. Но об этом говорить пока рано. Надо вернуться в Тьери, посмотреть как там дела. И, в конце концов, надо урегулировать отношения с Баралором.


Все-таки в превращении Дима обратно в человека был один минус - теперь нести дорожные сумки нам приходилось обоим. Дим шел впереди, видимо по устоявшейся привычке, еще с той поры, когда он был огромной собакой. Вместо растаявшего магического компаса, с которым он шел от Лодиуса к Литсе, Дим пользовался моим - тот должен был продержаться еще несколько дней. Если рассеется раньше, чем мы выйдем к Тьери - не беда, сделаю новый.

Ладно, пусть себе идет. Если случиться неожиданное нападение на энергетическом уровне, Лима его защитит на какое-то время. А там уже придется вмешаться мне. Моя куртка с плетеньем ведуньи и посох смогут выдержать куда больший энергетический удар. Особенно после того, как Лодиус научил меня нескольким приемам работы с энергией. Я окинул аурным зрением окрестности - ничего подозрительного, все как обычно.

Что касается обычной опасности со стороны диких лесных зверей - была она невелика. Лес был очень спокойным и доброжелательным. На всякий случай я предложил Диму сделать для него энергетическое копье, но он отказался.

- Вот еще, буду я нести такую тяжесть. Да я любого врага за километр учую.

Это, правда - острый нюх у Дима так и не пропал, что не доставляло ему неудобств. Напротив, являлось поводом для гордости.

- Какая тяжесть? Энергетическое копье весит несколько грамм.

- Ага. Я помню, как ты ходил на кабана, пол леса выкорчевал, зацепляясь за кусты.

Это он, допустим, преувеличил, да и копье я для него хотел сделать поменьше.

- Что ж, не хочешь - не надо.

Подозреваю, у Дима просто предубеждение против волшебных вещей. Хотя, компасом он пользовался без всяких возражений. На всякий случай на ближайшей стоянке я сделал энергетический макет копья и упрятал в накопитель. Если понадобится, я смогу его извлечь и заполнить энергией за считанные секунды.

Должен заметить, что путешествие наше прошло на удивление спокойно - копье Диму так и не понадобилось. Пару раз я охотился, сбивая лесную дичь энергетическими стрелами. Дим от охоты воздерживался, мотивируя это тем, что не хочет пробуждать свои инстинкты. Дескать, он должен привыкать к поведению не свойственному большой собаке.

Слушая эти комментарии, я подумывал, а не стукнуть ли его посохом? Но по здравому размышлению решил его простить. В самом деле, после того, как он побывал в шкуре собаки от охоты ему некоторое время лучше воздержаться. Зато Дим разнообразил наш рацион всевозможными растениями. Здорово натаскала его тетушка Литса. С такими знаниями в лесу от голода не пропадешь. Съедобные корни, клубни каких-то растений, похожих на картофель, даже некоторые листья - все шло в котел.

Дим болтал без умолку, рассказывая мне о столице, университете и своих изысканиях. Мне думается, ему просто нравилось поговорить.

Через неделю спокойного путешествия мы подошли к речке, на другом берегу которой находился домик Айлы.


Сердце мое тревожно забилось в ожидании встречи. Мостик, который мы сломали в прошлый раз, был починен. Так и знал, что жители Тьери не оставят Айлу без помощи. До встречи с судьбой оставалось каких-то пять десятков шагов.

- Альберт, давай я пойду первым.

Я вздрогнул и опасливо покосился на Дима. Чем кончилось в прошлый раз его предложение пойти первым через мост, я прекрасно помнил - до сих пор холодно, когда вспомню об этом. Но это было тогда, когда Дим весил как четыре человека вместе взятых. А сейчас - человек он роста и веса вполне обычного.

- Ладно, иди.

Дим вступил на жердочки моста, я пошел следом.

Раздавшийся около берега плеск заставил Дима неловко обернуться. Нет! Только не это. Дим поскользнулся, взмахнул руками в воздухе, пытаясь удержать равновесие, и уцепился за меня - мы оба полетели в воду.

Дим рассекал воду мощными гребками, быстро продвигаясь к берегу. Я отставал - посох мешал мне плыть. Наконец, я привязал его к поясу - ремешок, что привязала к нему Айла, оказался очень кстати.

- Ах ты, гад лохматый! Ты когда научишься по мостикам ходить?!

- Альбертус, ты как там? - Дим выбрался на берег и наблюдал оттуда за тем, как я плыву, борясь с течением.

- Как?! Вот хочу добраться до одного неуклюжего архивариуса!

- Тебе помочь?

Меня начал разбирать смех. На Дима совершенно невозможно сердиться.

Немного опасаясь, он подошел и помог мне выбраться из реки.

- Вот как, скажи мне, я теперь появлюсь в таком виде перед Айлой?

- Альберт, я не нарочно. Ты же видел, там кто-то плескался у берега.

- Эх, - я махнул рукой и принялся снимать свою куртку. Я развесил ее на дереве для просушки и принялся проверять содержимое карманов.

Это ужас. Я присел на поваленное дерево и печально задумался. Это была катастрофа.

Стикеры остались на месте - они хрустальные и более тяжелые. Но, что мне с них толку - исчезли накопители Лодиуса. Дерево и жемчуг - они были более легкими, и выпали из кармана, пока я плыл к берегу.

- Альберт, что случилось?

Я не отвечал. Все, все пропало. Все чудесные подарки - мой автомобиль, схема посоха, настройки для стикера, макет чудесного компаса. Разом я лишился всех этих чудесных вещей.

- Что за странные гости, которые совсем не спешат в гости?

Я обернулся. Чуть выше по берегу стояла Айла. Как же она хороша. Я невольно улыбнулся, пусть улыбка эта и вышла немного печальной.

- Айла, как я рад тебя видеть.

- Ты так обрадовался, что не заметил мостика и решил переплыть речку вплавь? - Айла улыбнулась мне в ответ, и я почти забыл о только что постигшем меня разочаровании.

- Это потому, что кто-то совершенно не умеет ходить по мосту, - я многозначительно посмотрел в сторону Дима.

- Альберт, ну подумаешь, мы промокли немного. Что ты так расстроился, в самом деле?

- Промокли?! Ты думаешь, что я расстроился из-за того, что промок?! Я потерял накопители, которые подарил мне Лодиус, а вместе с ними и все чудесные вещи которые в них были упакованы.

- Вот оно что? - мой друг выглядел подавленным. - А я-то думал....

- Ладно, не грусти. Что случилось, то случилось.

- Может быть, вы и мне расскажете что случилось? - поинтересовалась Айла, нахмурив брови.

- Пустяки. Кстати, тебе привет от тетушки Литсы.

Это были совсем не пустяки, но, зачем Айлу расстраивать?

- Это все я. Я виноват. Как можно быть таким неуклюжим? - сокрушался Дим.

- Кстати, в образе человека ты выглядишь симпатичнее, - заметила Айла, обращаясь к Диму.

- Да? Правда? А как ты меня узнала?

Айла улыбнулась: "Ты не забыл, я ведунья? Я узнаю человека в любом образе".

- А Фрея? Фрея меня узнает?

Айла улыбнулась еще раз и пожала плечами. Как же здорово она улыбается.

- Может быть, ты расскажешь, что у вас случилось? - обратилась она к Диму.

- Из-за меня Альберт потерял магические накопители. Я такой неуклюжий, но там, в самом деле, кто-то плескался.

Дим указал рукой на противоположный берег немного выше нас по течению.

- Это бобр, он живет у запруды и совершенно безвреден, - ответила Айла.

- Бобр?! Я испугался бобра?!

Выражение лица у Дима было удивленно-озадаченное. Мы с Айлой невольно рассмеялись.

- Дим, ты совершенно невозможен, - сказал я сквозь смех.

- А какие они были, эти самые накопители? - поинтересовалась Айла.

- Деревянные диски с жемчужиной посредине.

- Большие?

- Примерно с ладонь.

Айла подошла к реке и пошлепала ладошкой по воде, что-то проговорила и снова пошлепала ладошкой, отбивая какой-то особенный ритм.

- Айла, что ты там делаешь? - удивился Дим.

- Тихо, не мешайте. Ойпа не любит шума. Если не будете шуметь, быть может, он приплывет.

Айла снова пошлепала ладонью по воде, отбивая хитрый ритм.

Минут через пять вода забурлила и из нее показалась забавная мордочка бобра. Наверное, это был тот самый бобр, на которого засмотрелся Дим, опрокинув нас с мостика.

Айла что-то зашептала бобру, вместе с тем делая знаки руками. Берусь поспорить, он ее понимал. Лодиус прав, искусство ведуний - это совершенно особое чудо.

Бобр издал какие-то щелкающие звуки и, шлепнув хвостом по воде, исчез.

- Вот и все. А теперь, идемте пить чай. И пора вам обсушиться.

Мы с Димом молча переглянулись - чай у Айлы это что-то особенное.


Несмотря на то, что погода была не слишком холодна, Айла растопила печь и, подвинула к ней два плетеных кресла и предложила нам располагаться в них, укрывшись пледом. Чтобы нас не смущать, она отправилась готовить чай.

Мы с Димом развесили сырую одежду (пусть на улице нет мороза, все же в сырой одежде сидеть было не очень уютно) и расположились в креслах, глядя на огонь и слушая потрескивание поленьев. Век бы так сидел.

Айла принесла большие чашки с дымящимся ароматным чаем и, раздав их нам, приготовилась слушать.

- Я надеюсь, вы расскажете мне о своем путешествии?

Как не рассказать? Часа два мы пересказывали ей самые интересные события, заставляя то в волнении замереть, то весело смеяться над нашими приключениями.

Айла дважды доливала нам чаю. Наконец, наша одежда высохла. Да и пребывание в кресле хорошо, но пора бы из него вылезать.

- Скоро будет обед, - предупредила ведунья, - а пока мне надо отлучиться по небольшому делу. Альберт, ты не хочешь пойти со мной? Я подожду тебя во дворе.

Еще бы я не хотел? С Айлой я готов был пойти куда угодно. Я быстро оделся и вышел во двор.

Честно говоря, я думал, что это будет свидание - Айла позвала меня на улицу, чтобы остаться наедине. И был удивлен.

- Пойдем, - ведунья быстро потащила меня к мостку, - посмотрим, нашел ли что Ойпа?

Они лежали у мостка - оба моих накопителя. Не знаю, как Айла объяснила бобру, что именно надо искать - искусство ведуний большая тайна.

- Это они?

Я поднял накопители. Не повредила ли их вода? Я быстро задействовал один из накопителей и передо мной появился макет автомобиля, постепенно наполняемый энергией. Через пять секунд магический автомобиль был готов к поездке.

- Работает! Сейчас я тебя прокачу!

В порыве радости я обнял и поцеловал Айлу. Она зарделась, покрывшись румянцем, заставив смутиться и меня. Вы, должно быть думаете, что мне не доводилось целовать девушек? Поверьте, все это было совсем не то. Не было и десятой доли того волнения. Сердце не отбивало такой бешеный ритм, а кровь не приливала к лицу лишь от одного взгляда спутницы.

Мы простояли с полминуты в неуверенности.

- Кто-то предложил покататься, - наконец отозвалась Айла.

- Прошу, - я сделал приглашающий жест рукой.

- Чувствую, здесь что-то есть. Но оно не живое. Волшебное, но это не конструкт. И как на нем кататься?

Как я туп. Совсем забыл, что Айла не видит магический автомобиль.

- Подожди, я сейчас.

Видимыми я сделал только кресла - пользуюсь полученным от Лодиуса уроком, поменял поляризацию поверхностного слоя.

- Прошу, - я подал Айле руку и помог сесть в одно из кресел. - Поехали.

- Ой-хо-хо.

Мы летели над дорогой навстречу ветру, поднимая тучи пыли. На секунду я отключил аурное зрение - это было что-то. Дорога летела навстречу, а мы висели над ней в креслах. От страха я резко сбросил скорость и быстро перешел опять в диапазон аурного зрения. Ехать на невидимом автомобиле было тем еще экстримом. Если представится случай - попробуйте. Поверьте, впечатления непередаваемые.

А Айле хоть бы что. Глаза ее горят от восторга, волосы развеваются от ветра. Так она еще более прекрасна.

Развернувшись километрах в пяти от домика Айлы, я направил машину назад. На этот раз не торопясь. Мы медленно плыли над землей - ход у машины получился довольно мягкий.

- Между прочим, тетушка Литса сказала, что мы прекрасная пара.

- Да? И ты веришь всему, что говорит тетушка?

- Она была не права?

Айла смутилась, но все же ответила: "Я думаю, что права".

- Так значит, я могу рассчитывать на взаимность?

- Ты еще, между прочим, не просил моей руки, - Айла хитро улыбнулась.

- Да? Это сущее безобразие и я намерен исправить его прямо сейчас. Ты готова связать со мной свою жизнь отныне и навеки?

Айла вздохнула: "Фрея в опасности. Вы с Димом должны поехать в Тьери прямо сегодня. Я и так слишком вас задержала".

Я нажал на педаль газа, и машина полетела к домику Айлы. Должно быть, Дим нас уже заждался.

- Но, как же на счет моего предложения? - спросил я, помогая Айле выбраться из машины.

- Возвращайся и я отвечу - согласна.

И Айла первой скользнула к дому. Да, объяснения сейчас будут излишни, надо выручать Фрею. Пусть она и немного взбалмошная особа, но у Дима к ней серьезные чувства. И потом, это она познакомила нас с Айлой.

- Где вы были? Я уже устал ждать, - Дим скривил потешную рожу.

- Где мы были, это не столь важно. У Айлы важные сведения. Давай лучше послушаем ее.

- Да. Я же так и не рассказала вам о тех событиях, которые произошли в Тьери после того, как вы отправились в путешествие.

Айла села на скамью и начала рассказ.

- Событий разных случилось много. Но, вас, я думаю, интересуют в первую очередь те, что связаны с людьми вам уже знакомыми?

- Конечно. Как там поживает Фрея? Как здоровье ее батюшки - многоуважаемого купца Плаунта? - поинтересовался Дим.

- Пока все хорошо. Но, в ближайшее время все может измениться.

- Измениться? - это заставило Дима обеспокоиться, и Айла поспешила добавить.

- Время еще есть, по крайней мере, до завтра. Так что предлагаю не бежать немедленно спасать Фрею, а сначала как следует подумать. Но, начну по порядку, обо всем произошедшем: После того, как Баралор разрушил кабачок, в котором вы останавливались, он еще сутки оставался в Тьери, кипя от гнева, а затем поспешил убраться восвояси. Через три дня прибыл Магистр из Зарлина, посмотрел на развалины кабачка, выслушал свидетельства очевидцев и отбыл. Судя по всему к замку Баралора. С тех пор Баралор в Тьери не показывался. Но, недели через две курьер привез два толстых кошеля с золотом - компенсация кабатчику и жителям Тьери за причиненные неудобства. Видимо, Магистру все же удалось Баралора вразумить. Хорошо еще, что все обошлось без слишком сильно пострадавших.

- Как я и предполагал, дело закончилось выкупом, - отозвался Дим.

- Не перебивай. Давай послушаем, что было дальше, - попросил я.

Айла продолжала.

- Так все и было буквально до последнего времени. Недавно Баралор появился в Тьери. В общем, он собрался сделать Фрее предложение руки и сердца. Произойти это должно завтра.

- Неужели она согласиться? - опечалился Дим.

Айла смешливо фыркнула, несмотря на неуместность шуток.

- Насколько я успела заметить, ей больше нравится один кучерявый архивариус.

- Тогда все в порядке, - отозвался Дим.

- Дим, дело не в этом, - вмешался я. - Если Баралор развалил трактир в порыве гнева, что он может сделать, когда Фрея ему откажет?

- Точно. Я тоже этого опасаюсь, - подтвердила Айла. - Как бы Баралор чего сгоряча не натворил?

- Он может, - согласился Дим. - В собаку меня превратил из-за того, что я за Фрею вступился. Б-р-р-р.

- Вот и давайте подумаем, как нам помочь Фрее и не допустить разрушений.

Легко сказать подумаем - задача-то непростая. Тем не менее, мы с Димом задумались, пытаясь найти приемлемый выход. Бежать прямо сейчас в Тьери Дим передумал. Как человек близкий к науке он понимал, что надо иметь какой-нибудь план, чтобы сделать что-то как следует.

- А может Фрее уехать из Тьери? - предложил Дим.

- Я думала об этом, - отозвалась Айла. - Если бы вы сегодня не появились, вечером я попробовала бы уговорить Фрею так и поступить. Получилось бы? Она та еще упрямица, но я бы попробовала. Вот только это не лучший вариант. Во-первых, бежать из дома и скрываться в чужеземье совсем не сахар. Да и потом, рано или поздно объясниться с Баралором ей все равно придется.

- Тогда надо обратиться к графу, - предложил Дим.

Я с сомнением покачал головой. Вряд ли граф будет вмешиваться в это дело. Айла лишь подтвердила мои сомнения.

- Что мы скажем графу? Ничего кроме своих предположений мы представить не можем. Если Баралор учудит и опять что-нибудь разрушит в Тьери - графу придется вмешаться. А до той поры приходится рассчитывать на свои силы.

- Что ж, на свои так на свои, - согласился я.

- А может амулет Фрее надеть, вроде того, что у меня? - спросил Дим.

Айла посмотрела на Дима укоризненно: "Неужели ты думаешь, что я оставила свою подругу без Лимы? Амулеты я подарила и Фрее и Плаунту. Но они помогут только от магического воздействия, и то против такого сильного мага как Баралор продержатся недолго. А если, например, рухнет дом?"

Дим вскочил: "Я не оставлю Фрею одну в такую минуту. Что бы ни случилось, я еду к ней".

- Не боишься опять быть превращенным в собаку? - пошутил я.

Дим посмотрел на меня печально. Что это я? Жестокая получилась шутка.

- Боюсь, конечно. Но, Фрею в трудный момент одну не оставлю.

- Не беспокойся друг, мы поедем вместе.

Айла побледнела, но ничего не сказала. Отговаривать меня она не стала, за что я был ей благодарен.


Знакомые улочки Тьери встретили нас шумом и суетой, которые по мере нашего продвижения сменялись тишиной и удивлением. Люди расступались, увидев нас с Димом плывущих над дорогой в креслах. Лошади удивлено ржали, возмущаясь тем, что кто-то вздумал передвигаться без их помощи, зеваки открывали рты и провожали нас взглядами. Разумеется, мы ехали в автомобиле, вот только увидеть его могли немногие - лишь владеющие аурным зрением. Тьери был далек от столицы, и такие чудеса были здесь редкостью.

Затормозив около дома Плаунта, я деактивировал накопитель и положил его в карман. Удобная штука магический автомобиль - ни места ему для парковки, ни бензина. Правда со временем придется пополнить накопитель магической энергией. Лодиус от доброты душевной заправил накопитель под завязку, но рано или поздно запасы пополнять придется. Где я смогу взять такое количество энергии, просто ума не приложу. Ладно, придет время, что-нибудь придумаю. В крайнем случае, придется походить пешком или воспользоваться конной тягой.

- Я это..., - Дим замялся. Видя его неловкость, я поспешил его выручить.

- Ладно, иди уж. Я пойду, поищу что-нибудь перекусить. Приду через час, у вас будет время наговориться.

- Спасибо друг.

- Передавай привет Плаунту, - я помахал рукой.

Развернувшись, я прошелся по ближайшей улочке и, найдя небольшую закусочную, заказал лучшее, что там нашлось. Закусочная в Тьери совсем не то же самое, что ресторан в столице. Ну да, ассортимент сильно поскромнее, зато я мог себе позволить заказать лучшее блюдо, несмотря на скромность оставшихся у нас финансов.

Отлично. Я мог расслабиться и позволить себе немного погурманствовать - скромно, по-сельски, но это было гораздо лучше обеда спешно приготовленного на костре. В довершение к обеду я заказал себе чашечку кофе и остался полностью доволен.

Я было подумал не поехать ли мне полюбоваться на развалины кабачка, который разрушил Баралор. Но, время поджимало, да и что я там не видел - развалины они и есть развалины. Впрочем, кабачок могли успеть и отстроить. В общем, я не торопясь двинулся в сторону дома Плаунта.

Плаунт встретил меня на крыльце дома.

Сделав шаг навстречу, он широко распахнул свои объятия и стиснул меня подобно медведю.

- Глубокоуважаемый Альберт, я расстроен. Как ты мог отправиться обедать в какую-то закусочную? Приказчики сообщили о вашем приезде, и я сразу бросился домой, надеясь застать вас здесь. Вы же знаете, я всегда рад вас видеть у себя в гостях.

Приятно когда тебя так встречают.

- Что ж, уважаемый купец, у Вас будет возможность угостить нас с Димом ужином. Кстати, где он?

- Болтает с Фреей - дело молодое. Признаться, выглядит он гораздо более подходящей партией для молодой девицы, чем в прошлый раз.

Я улыбнулся, что есть, то есть.

- А он случайно не знатного рода? - поинтересовался купец.

- Не могу сказать. К сожалению, я не удосужился узнать родословную Димкапа. Зато знаю абсолютно точно, что Дим очень образован и допущен в королевскую библиотеку.

- Ученый это тоже неплохо.

Похоже со стороны Плаунта возражений на счет Дима и Фреи не предвидится.

- Совершенно с Вами согласен, уважаемый купец.

- А у нас таки новости, такие новости, - купец озадаченно почесал лоб.

- Если Вы о Баралоре, то я в курсе.

- О нем. Ишь чего удумал лиходей окаянный. Как людей ни с того ни с сего в собственном доме запирать - он тут как тут. А туда же - жениться. Сам страшен как хвост Саори, а сватать такую красавицу надумал.

Я улыбнулся. У Саори не было никакого хвоста. С чего берутся такие слухи? А Плаунт похоже так и не забыл своего невольного заточения, которое возникло по вине Баралора. По косвенной вине, если уж быть до конца честным.

- Что же мы стоим. Добро пожаловать в дом, - спохватился купец. Отказываться я не стал.


- Наливки? - спросил купец, когда мы обосновались у него в гостиной.

Ну, нет, только не это. Зная коварство плаунтовой наливки, я от нее решительно отказался. Не время сейчас. Вот разрешиться все благополучно (если разрешиться), тогда и отпразднуем.

- Нет, благодарю, в следующий раз.

- Тогда, прежде всего, о делах финансовых.

- О чем это Вы, уважаемый купец?

- Как о чем? О вашем фургоне с лошадьми. Он продан, как и было договорено. Извольте получить вырученную сумму.

Двадцать золотых Плаунт сложил стопкой на столе и подвинул в мою сторону. Ого, так мы еще и в прибыли - купили мы фургон и лошадей за пятнадцать золотых. Плаунт не был бы успешным купцом, если не смог бы с этого получить навар.

- Здесь не слишком много? - на всякий случай поинтересовался я.

- С друзей комиссионные не беру. Что выручил за фургон, то извольте получить, - пояснил купец.

Я пожал плечами, взял со стола десять монет, а оставшиеся десять подвинул в сторону Дима. У него теперь есть карманы, так что пусть свои деньги носит сам.

Кстати, на счет карманов - они у Дима оказались пусты. Это я к слову о нашем давнем споре - "окажутся ли у Дима в кармане деньги, когда его превратят обратно в человека?"

Ах, Баралор, не погнушался избавить Дима от денег, прежде чем превратить его в собаку. Как неприлично для мага - поступил как мелкий грабитель.

- А теперь, когда с финансовыми делами покончено, не поведаете ли вы мне о своих планах? - Плаунт выглядел обеспокоенным. Собственные ближайшие перспективы его слегка тревожили.

Я выдержал паузу.

- Мы с Димом собственно хотели напроситься к вам в гости на денек другой.

- В гости?! На ближайший момент? Значит и на завтра тоже?

- На завтра, особенно, - я кивнул, подтверждая, что понимаю, о чем идет речь.

- Мы не можем оставить Фрею в такой момент, - добавил Дим.

Плаунт задумался. Он вдруг стал необыкновенно серьезным.

- Честно говоря, я был бы вам очень признателен. Вот только не будет ли это слишком для вас опасно?

Купец внимательно посмотрел на меня, затем на Дима.

- У нас свои счеты с Баралором и рано или поздно нам придется с ним объясниться. Я надеюсь договориться мирно. А если не получится? Что ж, тогда Баралору будет не до Фреи.

Непростой выбор предстоит Баралору. И мы постараемся сделать так, чтобы времени на то, чтобы его сделать у него не осталось.

Забрезжившая у меня идея, начала проявлять свои контуры.

- Сделаем вот что. Да, я не спросил, твердо ли Фрея решила отвергнуть предложение Баралора?

- Здесь не может быть вариантов, - сказал Плаунт. Но, я ждал подтверждения Фреи.

- Разумеется. Планы у меня несколько иные, - Фрея лукаво посмотрела на Дима.

- Тогда сделаем так - Фрея будет ждать Баралора здесь. Я обошел помещение и заглянул за двери. - Вот эта комната нам подойдет. В ней будем находиться мы с Димом.

Стена между комнатами была толстая рубленая, дверь плотная. Если Баралор и почувствует отголоски наших аур, то распознать их точно не сумеет.

- Когда Фрея ответит Баралору отказом, - продолжал я, - мы с Димом появимся и переключим его внимание на себя. Завяжем разговор, а вы на всякий случай отойдете подальше.


Такой вот у меня образовался план. Наломать дров из-за отказа Фреи Баралор может лишь сгоряча. Он вспыльчив, но расчетлив. Нет, на нас с Димом он наверняка не забыл. А вот с Фреей совсем другое дело - я почти уверен, что не будет Баралор составлять в отношении ее планы мести.

- Это так самоотверженно, - Фрея сверкнула глазами, - Дим, ты такой герой.

Вообще-то это был мой план. Но, я охотно уступил все комплименты из уст Фреи Диму.

- Да, это серьезный шаг, - согласился Плаунт, - но тем самым вы поставите себя под двойной удар. Нас с Фреей этим вы, пожалуй, выручите. Даже не знаю, как я смогу с вами расплатиться.

- Для чего еще нужны друзья, уважаемый купец?

Разговора с Баралором нам все равно не миновать, а так, мы хотя бы отвлечем внимание от Фреи и Плаунта.

Плаунт порасспросил нас о том, где мы пропадали. Я рассказал кратко, не углубляясь в подробности. Больше внимания уделяя мелочам и забавным случаям, чем конкретным фактам. Заодно сделал рекламу Лодиусу, как и обещал Литсе. За разговорами подоспел ужин, и мы отдали ему должное. На этот раз мы приняли предложение купца, и ночевать остались у него. Дим болтал с Фреей до позднего вечера. О чем? Да мало ли найдется тем. Я же порасспросил купца о последних новостях, о его торговых делах (скорее из вежливости и для общего понимания ситуации) и отправился спать - утро вечера мудренее.


- Идет?

- Нет, не идет?

- Идет?

- Дим, ты спрашивал об этом десять минут назад.

- Да, но с той поры многое могло измениться.

- Не беспокойся, о приходе Баралора я тебя предупрежу заранее, - заверил я своего друга.

Как оказалось, вовсе не для того, чтобы он помолчал.

- Это хорошо. Альберт, а у тебя есть какой-нибудь план?

Был ли у меня план? В отличие от всем известного мистера Фикса у меня не было двух планов. И один-то план у меня был в самых общих чертах.

- Попробуем сначала поговорить, - предложил я. - Быть может, Баралор примет к сведению наши аргументы?

Ага, как же.

- Это вряд ли, - возразил Дим.

Я тоже не слишком на это рассчитывал, но попробовать стоило.

- Если не получится все уладить миром, придется обороняться.

- А как от Баралора обороняться? Он же маг.

Я подумал немного. В чем-то Дим прав. У меня есть посох, да и оберег у меня посильнее, чем у него будет. А что сможет сделать он? Отговаривать его от встречи с Баралором я не стал. Он бы меня не понял.

- Может, тебе все-таки сделать магическое копье? Хотя нет, в случае с Баралором магическая вещь без постоянной подпитки не поможет, Баралор ее быстро нейтрализует. Лучше тебе вооружиться копьем настоящим - металлическим.

Дим подумал.

- Ты знаешь, Баралор, конечно, гад, он превращал меня в собаку, но, убивать его я все же не хотел бы.

Я бы тоже не хотел. Чем нас будет атаковать Баралор, если дойдет до потасовки? Разумеется, он применит энергетический удар. Зная Баралора, я в этом не сомневался. Эх, нам бы хороший поглотитель....

- Постой, кажется, я кое-что придумал.

Что может поглощать магическую энергию? Конечно, устройство, которое ее потребляет. А еще? Из того, что у меня есть под рукой - макет магической вещи. Он только и ждет, когда в него закачают магическую энергию, чтобы прерваться в простую магическую вещь. Решено.

Пора приступать к делу. Макет автомобиля я решил не использовать - слишком уж он был велик. Вот макет магического компаса - это то, что надо.

Я изготавливал макеты компаса и развешивал их на Диме. Вскоре он был обвешан макетами с ног до головы, как новогодняя елка.

- Не беспокоит?

Дим покрутился, подвигал руками: "Нет. Только ощущение какое-то странное. Будто я отгородился от мира".

- Тогда продолжим.

- Альберт, а что ты делаешь?

Хм, как бы мне объяснить, чтобы было понятно: "В общем, я навешиваю на тебя дополнительную защиту".

И я принялся навешивать на Дима макеты компаса во второй ряд.

Да, выглядел Дим весь обвешанный макетами очень экстравагантно, стоило ему пошевелиться, как компасы приходили в движение и пытались разлететься. Не разлетались они лишь потому, что были привязаны короткими шнурками. Компасы начинали хаотически двигаться, от чего фигура Дима принимала самые причудливые очертания. Пожалуй, он выглядел еще более удивительно, чем когда был огромной собакой. Сейчас он вообще ни на кого не похож. Не беда, все равно, кроме меня его никто вместе с компасами не увидит. А вот дополнительная защита ему не помешает.

Я успел закончить второй ряд, когда Плаунт заглянул в комнату и предупредил: "Приготовьтесь, Баралор на подходе".


Вот и настал час, когда все решится.

"Смешались в кучу кони, люди и залпы тысячи орудий слились в протяжный вой" - Лермонтов это о Бородино написал, разумеется. Наша битва грохота орудий не предполагает и для судеб страны решающего значения не имеет. Чего нельзя сказать о нас.

Я попробовал унять волнение. Как я не храбрился, убеждая Дима, что все предстоящее - пустяки, риск был немал. Чем может закончиться эта встреча? Чем угодно. Вплоть до того, что Баралор превратит нас с Димом в бурундуков. Надеюсь, этого все же удастся избежать.

За стеной раздались голоса, и Дим приник к двери, стараясь не пропустить момент, когда нам пора будет появиться на сцене. Бас Плаунта перемешивался со скрипучим каркающим голосом Баралора. Иногда среди них звучал звонкий и достаточно холодный голос Фреи. Пока все ограничивалось приветствиями и взаимными пожеланиями. Наконец, соблюдя положенные формальности, Баралор перешел к делу.

- Я не слишком молод, но разве может быть преграда для настоящих чувств?

- Вы хотели сказать, для взаимных чувств, уважаемый маг? - отозвалась Фрея.

- О, разумеется для взаимных. О взаимности как раз и пойдет речь. Я решил, что пришла пора мне жениться.

- Что ж, очень похвальное желание. И кто Ваша избранница?

- Она рядом. Эту честь я хочу предложить Вам.

Я сделал усилие, чтобы не рассмеяться. Баралор все перепутал. Видимо в изучении хороших манер у него серьезные пробелы. Не вина ли в том учителя, спросите вы? Ну, у меня просто не было достаточно времени, чтобы его научить. Да и потом, от ученика тоже многое зависит. Это же надо такое ляпнуть.

- Мне? - Фрея разыграла искреннее изумление. - Поверьте, я не достойна.

- Поверьте, Вы достойны, - не согласился маг.

- Да нет же, уверяю Вас, я Вам совсем не подхожу, - продолжала убеждать Баралора Фрея.

- Да нет же - подходите.

- Право, мне об этом лучше знать.

Баралор на минуту замолчал, обдумывая произошедшее. Наконец до него дошло.

- Так значит, Вы мне отказываете?

- Вы еще найдете себе пару. Но, это буду не я.

Пора. Я придержал Дима, рванувшегося спасть Фрею, мысленно сосчитал до пяти и толкнул дверь.

Пяти секунд как раз хватило магу на то, чтобы осознать суть произошедшего и проникнуться этим - войти сразу было бы неправильно. Не переключись сейчас мысли Баралора на свершившийся отказ Фреи, он мог вернуться к этой мысли позже. Ни что не помешает сделать ему это позже, но все же - первое впечатление, это первое впечатление. Оно сложилось, самое время перевести внимание мага на нас.

- Здравствуйте, уважаемый Баралор! - произнес я как можно торжественнее. - Как я рад Вас снова видеть!

- Ты?! - секунда непонимания сменилась узнаванием. Баралор побагровел и начал наливаться злостью. Я это видел вполне наглядно по его меняющейся ауре.

- Я. А кого Вы хотели увидеть? Право, не надо так расстраиваться. Если позволите, я объясню свою позицию.

- Ты? Ты разрушил мой замок!

- Ну, прямо уж и разрушил. Это преувеличение. Да, большей частью и не я это - беспорядки учиняли фантомы. И не такими большими были разрушения.

- Ты убежал и помог убежать собаке! - Баралор обвинительно указал на меня пальцем.

Я пожал плечами. Что здесь непонятного.

- Так получилось. Не надо было меня вылавливать и держать в плену. Знаете ли, я очень этого не люблю. А Дима Вы зря собакой обозвали, уж мне-то известно кто его в собаку превратил и кем он был до того. Да и не собака он больше. Дим, заходи.

Вы не представляете, какого мне труда стоило уговорить Дима, не броситься в комнату первым. Я проявил все свое красноречие. Я понимаю его порыв. Но, в таком случае переговоры были бы провалены, не начавшись.

Дим появился в комнате. Компасы причудливо колыхались вокруг него как одуванчики на ветру.

Я ожидал всего, но только не этого. Баралор начал икать и смеяться.

- Вы превратили собаку в такое вот чудовище? - Баралор указал пальцем на Дима, икнул и засмеялся.

Не понимаю, о чем это он? Фрея и Плаунт не понимали тем более. Дим был вполне симпатичен. А уж по сравнению с Баралором и подавно.

Ах, вот оно что - Баралор видит его вместе с навешанными компасами. Очень ему сочувствую....

Я сделал Плаунту и Фрее знак, чтобы они покинули помещение. Купец начал потихоньку перемещаться к двери, таща за собой Фрею. Та пыталась упираться - ей было интересно, что будет дальше. Очень опрометчиво с ее стороны. От боевых действий нас отделял лишь тонкий порог, который может исчезнуть в любой момент.

- Предлагаю заключить мир, - тем временем продолжил я.

- Мир?! Мир?! Да я вас....

Похоже, мира нам не видать. По крайней мере, вот так сразу.

Аурная рука Баралора потянулась в мою сторону, пытаясь меня схватить. Защита должна выдержать, но рисковать я не стал. Я не стал даже активировать посох, накладок установленных Айлой должно было хватить, посох и так впитывал любую энергию.

Я взмахнул посохом и часть аурной руки исчезла, впитанная накопителем.

Маг выпучил глаза и затряс рукой, на этот раз самой обыкновенной. Такого он не ожидал.

- Может быть, теперь поговорим? - предложил я.

- Ха, - Баралор еще больше разъярился, - думаешь, разжился парой амулетов и можешь со мной соревноваться? Быть тебе бурундуком. И тебе и твоему другу.

Я собственно соревноваться и не стремился. Человек я мирный и подобного рода соревнования вовсе не внушают мне энтузиазма. Я бы предпочел заключить перемирие, (разумеется, на взаимоприемлемых условиях) вот только выбор теперь не за мной.

Баралор сделал шаг назад и подхватил оставленную им у входа трость.

Вот это уже серьезно, я активировал ключи и задействовал посох на прием энергии. Вырвавшийся из трости Баралора красный луч рванулся ко мне. Я взмахнул посохом, пытаясь его перехватить. Успел, но не полностью. Часть луча ударила меня в плечо, узор на куртке заискрился, поясная Лима нагрелась от перехваченной энергии. Защита пока держалась, спасибо Айле.

Дим смотрел, как мы машем поочередно тростью и посохом, сам бой был для него не виден. Как и для Фреи. Плаунту почти удалось вытащить ее за дверь. Мне были видны лишь ее руки, вцепившиеся в косяк двери и голова. Ее любопытные глаза горели огнем и временами метали молнии в сторону батюшки, пытающегося ее утащить. Вот ведь любопытная особа. Ладно, покажу ей потом несколько фокусов. Я показательно нахмурил брови и стрельнул в ее сторону взглядом. От удивления Фрея разжала руки и тут же скрылась из вида, тащимая купцом. Хорошо еще, что все это они проделывали молча. Не хватало привлечь к себе внимание Баралора.

- Оставь в покое Фрею, - вступил в полемику Дим, тем самым переключив внимание на себя. Следующий удар Баралора пришелся по нему.

Насыщенные энергией компасы посыпались с Дима как горох. Наполнив макеты энергией, Баралор сделал их и видимыми. Дим удивленно отпрыгнул, появление такого количества компасов было для него неожиданно.

Баралор удивленно посмотрел на компасы и произнес: "Дилетанты".

- Ах, так, получи, - Дим схватил плетеное кресло и метнул его в Баралора. Тот не ожидал такого простого нападения. Готовясь к сложному, не стоит забывать и о простом. Кресло опрокинуло Баралора, уронив его на пол, и тут же отлетело в сторону. Отброшенное ударом ауры, оно врезалось в потолок и рассыпалось на части. Да, пора приводить в действие крупный калибр. Я активировал посох на отдачу энергии. Красный луч ударил в Баралора, заставив того зашипеть.

Секунд двадцать мы обменивались ударами лучей, подобно фехтовальщикам, иногда перехватывая удары, иногда пропуская. Моя Лима изрядно нагрелась, но, видимо и защита Баралора пострадала. Он прекратил фехтование, но совсем не затем, чтобы перейти к переговорам.

- Посмотрим, как вы справитесь с Рэксом, - прорычал Баралор и, запустив руку под плащ, достал лифр.

Лифр был оранжевый и внутри у него плавал маленький конструкт. Он что, собрался выпустить огненного конструкта прямо в помещении? Я схватил Дима за полу куртки и потащил его в сторону выхода их комнаты.

- Ага, испугались. Рэкс, хватай их, - Баралор приплясывал и гневно вращал глазами.

Появившийся из накопителя конструкт был не слишком велик, но вид имел весьма устрашающий. Четыре мощные лапы его венчали огромные когти, а на длинной змеиной шее покоилась пасть, полная зубов. Дракон - натуральный дракон, только не летающий, и хвост под стать. А как он им колотит по полу. Я активировал посох и выстрелил лучом в сторону конструкта - дракона это не остановило. Он лишь взревел и зацокал когтями по полу, направляясь в нашу сторону.

Как там Баралор боролся с драконом? Помнится, для начала он его связал. Но, для этого необходимо хотя бы немного времени. Времени у нас не было и секунды.

Я поставил посох на потребление энергии и попытался достать им дракона. Дракон увернулся - он был быстр, очень быстр. Он был сделан для магических поединков.

Дракон выбросил вперед голову и клацнул зубами - я еле успел увернуться, мой ответный выпад не достиг цели. Баралор довольно потирал руки и мерзко хихикал. Долго нам против такого конструкта не устоять - тесное помещение сковывало мои действия. В то же время у меня не было возможности как следует подготовиться к атаке - приходилось постоянно уворачиваться от выпадов Рэкса.

- Дим, отходим! - прокричал я.

И в это время дракон ударил хвостом. Меня и Дима отбросило к стене. Оставшиеся компасы осыпались с Дима, лишив его дополнительной защиты, его Лима раскалилась и горела ярким светом, моя тоже. К счастью, нас отбросило к двери. Я вытолкнул Дима в комнату, в которой мы ждали приезда Баралора а сам попятился следом.

Надо выиграть несколько секунд, чтобы успеть закрыть дверь. Я ударил воздушной волной. Получилось, надо же, получилось. Вся дорогу к Тьери я пытался создать воздушную стену, вот только получалась она у меня совсем небольшая.

Как оказалось, большой и не надо - конструкт очень легок. Дракона отбросило воздушной волной прямо на Баралора. Я поскорее захлопнул дверь.

Не успел я облегченно вздохнуть, как дверь вылетела, сорванная с петель мощным потоком огня. Славно грохнуло - выбило обе двери и окна, обвалился потолок. Сам дом устоял - у Плаунта было необыкновенно крепкое жилище. К счастью, пожара не возникло, как я узнал позже - благодаря специальной пропитке стен.

- Дим, ты как?

Мой друг потряс головой, разгоняя звон в ушах: "Нормально. Альберт, что это было"?

Если бы я знал. Хотя, догадки у меня были.

- Наверное, Баралор не поладил со своим собственным конструктом.

- Вот это да. А что с ним?

- Пойдем, посмотрим?

- Пойдем.

Я заглянул в дверь и, не увидев там никакого движения, зашел в комнату.

Конструкта нигде не было. А вот Баралор нашелся - его засыпало тонкими бревнами перекрытия. Он был без сознания. Аура его потеряла краски, но он определенно был жив.

Мы с Димом разобрали завал, откопав из-под него мага.

- И что с ним теперь делать? - поинтересовался Дим.

Я пожал плечами: "Давай для начала заберем от него все артефакты и свяжем его как следует".

- Думаешь, это поможет? Что магу путы?

Я посмотрел на тусклую ауру Баралора: "Поможет. Без накопителей он сейчас и муху не прихлопнет. Поищи Плаунта, у него в хозяйстве веревки обязательно должны быть".

Как мы объясним купцу все эти разрушения? Называется, вызвались помочь.


Плаунт по поводу разрушений не слишком огорчился - человек он был состоятельный, а ремонт был не так уж велик. Наоборот, он долго нас с Димом благодарил за то, что мы помогли уладить проблему с Баралором.

Одну проблему мы уладили, а вот что делать с Баралором дальше - это большой вопрос. Для начала, надо его было где-то разместить.

- Может, мы отвезем его в гостиницу? - поинтересовался Дим.

- У меня есть идея получше. Любезный Плаунт, не подскажете, чем занимается тот самый кабатчик, кабачок которого Баралор разрушил месяц назад?

- Тем же чем и раньше. Кабачок ему отстроили - Баралор заплатил компенсацию. Несколько дней как открылся.

- То, что надо - отвезем Баралора туда.

Смеялись мы долго в полном составе: Плаунт, Фрея, Дим, и я к ним присоединился.

- Право, это жестокая шутка, - отсмеявшись, проговорил Плаунт.

- Ничего, если Вы помните, то это именно он хотел получить с Баралора деньги за сведения о нас с Димом.

- А он согласиться? - засомневался Дим.

- Кабатчик жаден. Ты отправишься к нему и снимешь комнату за хорошую цену.

- Я?

- Ты. Он тебя не видел в человеческом обличье?

- Видел один раз несколько месяцев назад, но вряд ли узнает.

- Тогда решено?

Дим подумал немного: "А что, пожалуй, это будет весело".

- Проживание за мой счет, - предложил купец.

- Вообще-то, у нас есть деньги, благодаря Вашей помощи в продаже фургона, - возразил я.

- Ничего не хочу слушать, - купец замахал руками, - если я не могу предложить вам пожить у меня дома, то проживание оплачу без возражений.

- Вообще-то я думал, что купцы более экономны, - признался я.

Плаунт хитро прищурился: "Я купец уже не первый год и в людях научился разбираться".

- Значит, выгоду ищете, уважаемый купец?

Надеюсь, Плаунт на меня не обидится. Но, больно уж мне были интересны его мотивы. Корысть? Судя по его ауре, дело не в корысти.

- Выгоды? Это как посмотреть? Помочь хорошему человеку, который твоей помощи не забудет, а случись надобность - тебе поможет, это выгода? Если так, то, пожалуй, ищу. Не все помнят добро, да и я не каждому помочь предлагаю.

- Извините меня, уважаемый купец. Сказал не подумав.

- Пустое. Да, и потом, друг твой очень уж многозначительно на Фрею смотрит, а она на него. Как не помочь, возможно, будущему родственнику.

Фрея с Димом переглянулись и покраснели. Надеюсь, у них все сладится.

- Пойду на счет проживания узнаю, - заторопился Дим.

- Подвести тебя не предлагаю. Пусть мое присутствие до поры останется для кабатчика тайной.

- Может отрядить мой экипаж? - предложил Плаунт.

- Не стоит. Ваше участие в этом деле тоже раньше времени афишировать не стоит, уважаемый купец. Пусть Дим лучше извозчика наймет.

- Да я и пешком дойду. Одна лапа..., одна нога здесь, другая там, - уверил нас Дим.


Дим вернулся через час, выглядел он при этом очень довольным.

- Как дела?

- Комнату снял?

Забросали мы его вопросами.

- Снял. Все в порядке. Договорился, что со мной будут еще два человека.

- А скажи, друг, отчего ты так доволен?

- Кабатчик собрал с меня плату вдвое против прежнего, совсем совесть потерял.

- Грех радоваться жадности ближнего, - наставительно произнес я.

- Ты понимаешь, Альберт, я вот всю дорогу думал о том, как огорчиться кабатчик, увидев Баралора.

Я рассмеялся: "Рад, что его жадность успокоила твои душевные сомнения".

- Успокоила, - подтвердил Дим.

Мы вытащили Баралора на улицу (он до сих пор оставался без сознания), я активировал свой автомобиль, и мы отправились в путь, под удивленные возгласы зевак.

Увидев меня кабатчик открыл было рот, чтобы высказать пару язвительных замечаний, да так с открытым ртом и остался - вслед за мной зашел Дим, неся на плече Баралора. Баралора кабатчик узнал сразу - еще бы, внешность у мага была очень запоминающаяся. Он безмолвно открывал и закрывал рот как рыба, не находя слов.

- Мы заселяемся, как и договаривались, - проговорил Дим и потащил Баралора вверх по лестнице.

На ужин мы спустились в зал - кабатчик был сама тишина. Он, молча, услужливо подал нам ужин и так же молча, исчез на кухне. Надо же, как на него повлияло заселение Баралора. Мы с Димом отужинали и поднялись в комнату - Баралора не хотелось надолго оставлять одного. До утра все было спокойно, а вот утром:

- И что мы теперь с ним будем делать? - поинтересовался Дим.

- Как что? Пристукнем и все. Он бы нас не пожалел.

- Точно, надо было его добить на месте, а не таскаться с ним. На что он нам сдался?

Баралор очнулся и делал вид, что до сих пор спит - вот для него-то мы и разыгрывали этот спектакль. Неужели он подумал, что сможет меня обмануть? Ну-ну, это он перехитрил сам себя, давая нам повод нагнать на него жути.

- А может, превратить его в собаку? - предлагал я варианты. - А что, наденем на него твою бывшую шкуру.

О том, что я не взял структуру с собой Баралор знать не мог. Ага, вздрогнул, не утерпел, не хочется Баралорке побывать в собачьей шкуре.

- Говорят, что обращенный маг полностью теряет свои способности, - продолжал я, - и что-то я сомневаюсь, что Баралора кто-то расколдует.

Маг вздрогнул снова - ага, не нравятся ему перспективы.

- А может, ну его. Отпустим.

- Так-то так, можно и отпустить, - согласился я, - только он ведь клятвы не даст, что не будет нам пытаться навредить или отомстить.

- Дам клятву, дам, - подал голос, лежащий на кровати Баралор.

- Перед лицом дарующего искру? - спросил я.

- Перед лицом, - согласился маг.

- В собаку было бы вернее, - посоветовал Дим.

Я тщательно изобразил сомнения.

- Я и выкуп заплачу, - подал голос Баралор.

- Ладно, мы подумаем.

Про выкуп мы думать не собирались - что мы, разбойники какие. А вот слова клятвы, которую должен дать Баралор продумать надо как следует, чтобы не получилось как в прошлый раз.

В общем, закончилось все благополучно. Мы несколько раз переписывали текст той клятвы, которую предстоит дать Баралору, посоветовались с Плаунтом, он был докой по поводу разных договоров. В общем, предусмотрели мы все, что смоги. Баралор попытался отговориться, но мы стояли твердо и в тест клятвы изменения вносить отказались. Он ее дал, после чего был отпущен на все четыре стороны. Надеюсь, в ближайшее время с ним не встретиться.

Мы дружно отпраздновали это событие, не забыв на этот раз и о наливке. Наливкой старались не злоупотреблять, помня прошлый не слишком удачный опыт.

Наутро я растолкал Дима.

- Я уезжаю.

- А? Мы уезжаем? Я сейчас соберусь. А куда?

- Дим, ты не понял, это я уезжаю.

- А я?

- Я думал, что ты захочешь остаться с Фреей. А я еду к Айле. Ты знаешь, я предложил ей выйти за меня замуж и, похоже, она согласилась.

- Так значит, мы расстаемся? - спросил Дим с грустью.

Мне тоже было немного печально.

- Ну не так сразу. Я еще надеюсь увидеть вас с Фреей на нашей свадьбе. А как твои планы? Вернешься в столицу?

- Да. Мой отпуск и так затянулся. Но, быть может, я поеду не один.

- Рад за тебя, друг. Если ты спешишь, могу тебя отвезти. Если ты помнишь, я тебе это обещал.

- Не спешу, да и поеду я не сразу.

- Тогда, удачи тебе.

- Это что же получается, скоро мы расстанемся навсегда?

- Не навсегда, я обязательно навещу тебя в столице.

Действительно, как не побывать в столице, хотя бы из любопытства? Отправлюсь туда непременно. Попозже. А сейчас - меня ждет тихий домик на берегу речки и ясноглазая ведунья. Кто знал, что именно здесь я найду свою судьбу.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Скачать в формате .TXT, в формате .FB2
Похожие рассказы: Сергей Платов «Собака снова человек! (Собака тоже человек!- 2)», Ким Сергей «Смерть Красной королевы», Лазаренко Денис «Брак»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Рассказ: Маг цвета радуги
Сообщение: