Гуськова Татьяна
«Не ходите замуж за дракона»
#NO YIFF #магия #фентези #юмор #дракон #единорог #хуман
Своя цветовая тема

Не ходите замуж за дракона

Гуськова Татьяна



Книга 1

НЕ ХОДИТЕ ЗАМУЖ ЗА ДРАКОНА


Пролог


Денек сегодня выдался славный. После долгих проливных дождей выглянуло наконец-то солнышко, теплое и ласковое. Я сидел на камушке и грелся, наслаждаясь мимолетным возвращением тепла. Бабье лето.

Из легкой дремоты меня вытащило громкое бряцанье и покашливание. Я вскинул голову и осмотрелся: буквально в десяти шагах стояли трое рыцарей при полном параде. Опять что ли?! И подкрасться беззвучно ведь умудрились! И взобраться ко мне сюда не поленились! Не зря же я местечко выбрал потише и повыше?

Тот из рыцарей, что кашлял, скромненько помахал мне ручкой. Я попятился, чуть не свалившись с камушка, пришлось развернуть крылья, удерживая равновесие.

- О, Великий и Ужасный Дракон! - начал астматичный рыцарь (видимо, он у них за главного). - Мы пришли просить тебя не нападать на наши города и деревни и привезли для твоего умилостивления девственницу.

- Девственницу? - не понял я.

- Да, девственницу. Истинно так. Сэр Виглас сам проверял! - главный кивнул на правого рыцаря.

Упомянутый сэр поднял забрало, продемонстрировав большой красивый синяк под глазом.

- Зачем мне девственница? - спросил я, чувствуя какой-то подвох. - Да и девственница ли она? Раз сэр проверял?

Рыцарь с подбитым глазом густо покраснел.

- Не сомневайся. А для чего? Ну, там съесть... или для других каких целей, - главный рыцарь подмигнул. - Откуда мне знать, что вы драконы с девственницами делаете!

Не был бы драконом - покраснел бы, как... как рыцарь.

Когда молодым был, сам принцесс и прочих девиц знатных таскал. Но долго они у меня не задерживались. Надоедали вечным плачем и причитаниями. Подкидывал потом куда-нибудь. Одна, правда, три раза возвращалась, пока за море не отнес. Ей, видите ли, у меня лучше было, ни мать не придиралась, требуя замуж и внуков, ни отец, подсовывающий женихов. Я оказался лучшим сватом, сдал с лап на руки какому-то бродяге. Потом, правда, совестно стало, вернулся. Через пять лет. А там уже пятеро по лавкам, то есть креслам, бродяга-то тот оказался местным королем, который, переодевшись, разведывал, как простые люди в его владениях поживают.

А тут сами приволокли! А у меня уже и годы не те, да и радикулит проклятый замучил. Где уж тут до девиц.

- Может не надо, мужики? - робко спросил я.

Но они уже стаскивали с вьючной лошади какой-то громоздкий куль.

Сверток зашевелился, обмотки спали, и я понял, что лучше бы свалился с камушка...

И свернул себе шею.

- А может все-таки не надо? - я умоляюще посмотрел на рыцарей. Но те уже резво карабкались на своих лошадок.

- Бывай, дракон! - они пришпорили скакунов и умчались.

Девица откашлялась, прочищая горло, и заголосила:

- Ой, моя доля несчастная! Ой, несчастная я! Отдали меня чудовищу мерзкому на поругание!

Ну вот, началось.

Слезы фонтанчиками брызнули во все стороны.

- И вовсе я не мерзкий! - но меня никто не слушал.

Может это и к лучшему! Я развернулся, расправил крылья и собрался потихоньку улизнуть, пусть тут остается, как-нибудь найдет дорогу домой.

Рев и причитания мгновенно стихли. В хвост что-то вцепилось со страшной силой. Я оступился от неожиданности и все-таки рухнул с камня. Хорошо, что не в пропасть. Или наоборот плохо!!!

Девица пнула меня носком сапога в скулу.

- Куда собрался, гад летучий?

- Иди домой, девица, - устало сказал я. - Не нужна ты мне. Не буду я тебя ни есть, ни для других каких целей использовать.

И тут случилось то, чего я никак уж не ожидал - девица плюхнулась на землю и зарыдала еще пуще прежнего.

- Никому я не нужна! - слышались сквозь рев причитания. - Даже дракон меня жрать не хочет! Ыыыыыыыыы!

Я озадаченно посмотрел на нее. Может и в самом деле сожрать? Вон как причитает жалобно. Хоть и не люблю я человечину, от нее изжога страшная потом.

- Ты что же одинокая совсем? - спросил я, наклоняясь к девице. - Одна живешь? Мужа нет? - и сразу понял, что спросил глупость, - какая она была бы девица, если бы муж был. Хотя в жизни разное случается.

Собеседница моя мигом перестала плакать и уставилась снизу вверх покрасневшими глазами.

- Нету мужа! Не нравлюсь я никому. Рябая и кривая! Кому такая понравится! - и опять фонтанчики из глаз.

По мне так девица вполне симпатичная: крупная, мясистая. Эх, будь она не человеком, а драконом, я бы... ну, собственно, дело не в этом.

Солнышко собиралось к закату, а скоро и совсем станет темно и холодно. Пора домой. Я задумался о том, что делать с девицей. Оставить здесь? Жалко. Замерзнет еще, или звери дикие съедят. Примерившись, обхватил ее лапами и взлетел. Пока нес, больная спина чуть на кусочки не развалилась, а она еще и пинается и кусается! Опустив девицу на площадку рядом с пещерой, посмотрел на коготь со следами зубов, обиделся и заполз в пещеру. Пусть что хочет, то и делает!

Девица оказалась деловитая. Набрала где-то хвороста, развела костерок. Повыбросила из пещеры всякий хлам, вытряхнула шкуры, разделала пойманного мной еще утром барашка. Невольно я принюхался к славному аромату жарящегося мяса. Нет, надо ей найти мужа какого-никакого, хорошая ведь девица. Совсем эти люди заелись. Вот у нас в Салисии король, кажется, холостой, а в Серогорье целых двенадцать принцев, и еще ни один не нашел себе невесту, в Панте король недавно овдовел, в Рогории князь жену ищет. Вот мы им и поможем. С этими мыслями я уснул.

***

Ужасный дракон прянул с небес, в лапах он нес какой-то объемный куль. Лошади испугались, некоторые всадники с ними не справились и теперь скакали невесть куда. Один только король и приближенные телохранители не шелохнулись. Не он ли Варин Второй Салисийский победил множество драконов, чтобы трусливо бежать еще от одного. Боевой конь хрипел и рвался в сражение.

Дракон тяжело плюхнулся на землю, бока ходили ходуном.

- Совсем растряс! - Из-под него, отбросив крыло в сторону, вылезла девица, повела вокруг маленькими глазками, уставилась прямо на короля. - Это этот и есть что ли жених?

- Ага, - с трудом выдохнул дракон, пытаясь разогнуться. Кажется, он мучался спиной, как старый дед.

Верный боевой конь попятился, когда девица подошла поближе. Славный Варин Второй, никогда не бежавший с поля битвы, резко развернул скакуна и наддал шпорами, уносясь прочь.

***

Принцы разбежались, подавшись в рыцари и отказавшись от наследства. Король Панта, известный женоубийца, схоронивший шесть супруг, во всем раскаялся и ушел в монастырь, князь Рогории спешно уехал неизвестно куда еще до нашего прибытия.

Я, расстроенный, лежал в пещере, почесывая округлившийся от вкусной стряпни животик. Где ж еще-то женихов найти?

Мелфа, так звали девицу, что-то напевала себе под нос, хозяйничая в пещере. Она уже вполне тут обжилась и считала себя хозяйкой.

- Эй! Стой! - я увидел, что девица добралась до костей предков в углу. - Нет трогай!

- А что этот хлам здесь валяется?! Одна грязь от него!

- Это важные вещи!

- Чем же важные? Я их выкину. Вон сколько свободного места прибавится. А здесь себе кровать поставлю. Надоело на полу спать.

- Что ты слишком расхозяйничалась!

- А ты...

***

Косые струи холодного осеннего дождя лупили по крыльям, которые я расправил над головой. Мне даже и укрыться негде. Выгнала меня Мелфа. Выкинула из пещеры вместе с костями предков. Помешал я ей в своем доме. Грустно вздохнув, я поплелся к городу. У короля убежища просить.

***

Прошел месяц.

Король Варин Второй развернул принесенное ему одним из слуг письмо. А внутри было написано.

'Буду наподать на ваши гарада и дяревни, пока не пришлете мне мужа моего, Дракона, обратно.

Мелфа Ужасная'.




Глава 1

Жена дракона


Тесно здесь в строжке, между конюшней и хлевом, но я привык, примерился, да и раньше хуже было, сейчас я уже больше в дверях не застреваю. Это раньше приходилось выдыхать изо всех сил и протискиваться в узкий вход, а сейчас и надо-то всего ничего - крылья подобрать. А если свернуться клубочком и нос на улицу выставить, так и вовсе хорошо - видно все, что во дворе делается, а я никому не мешаю. Макошка забралась мне под бок в поисках тепла и теперь спала под крылом, маленьким грязно-рыжим комочком. Если забыться на мгновение, отрешиться от запаха хлева и конюшни, от звуков, доносящихся со двора, то можно представить, что я дома. И что под боком спит не маленькая собачонка, а...

Плюхая деревянными башмаками по дворовой грязи, так что вокруг брызги разлетались веерами, куда-то помчались помощники конюха, а потом и сам он просеменил мимо, стараясь не запачкать вычищенные до блеска высокие сапоги, но поскользнулся в луже помоев, разлитой нерадивой служанкой, и шмякнулся в грязь, распугав свиней. Крупный боров, в предках которого явно были дикие вепри, решил, что какой-то чужак покушается на его чумазых дам и, с угрюмым хрюканьем поднявшись из лужи, направился к конюху. Тот, тем временем, приподнялся, ругаясь, кое-как продрал заляпанные глаза и столкнулся нос к пятаку с боровом. Опешили оба. Боров что-то неразборчиво взвизгнул, конюх издал звук похожий на козлиное блеяние.

Не выдержав, я рассмеялся, и тут же оказался во всем виноватым.

- А ты чего таращишься! - конюх погрозил мне кулаком. - Еще смеется, гадина. Ууу! Нахлебник!

Я расстроился и спрятался внутрь сторожки, потревожив Макошку. Собачка сонно вскинулась, поняла, что меня обижают и, вылетев наружу, обрушила на конюха целый водопад звонкого лая. Несмотря на то, что я был куда крупнее ее, при моем появлении во дворе королевского дворца, облезлая маленькая собачонка, решила взять меня под свое покровительство, защищая от всех подряд. Кажется, она считала, что я ее щенок. Конюх поспешил ретироваться, но Макошка не отставала, лязгая зубами возле самых пяток и не прекращая ругаться на свой, собачий лад. Забавное зрелище, но смеяться мне больше не хотелось - настроение было испорчено и неизвестно когда сумеет наладиться, ведь, как не крути, а конюх со всех сторон прав. Я - Вольный дракон - НАХЛЕБНИК. Нахлебник при дворе Варина Второго, правда, сам король мне ни слова не сказал, но об этом уже вся дворня болтает.

А ведь еще полнолуние назад все было не так, я жил себе в теплой сухой пещерке, готовился к зиме, грелся в лучах последнего осеннего солнышка, когда мне на голову свалилась эта девица. Замуж пристроить ее так и не удалось, и тогда она решила, что раз так, то ей самое место в моей пещере, где она и принялась хозяйничать в свое удовольствие, все перевернула... Хотя, эта свининка с чесночком... Но кончилось все печально - моя пещера вмиг стала не моей.

И тут мне в голову пришла здравая мысль - это ведь люди мне подкинули свою девицу, вот и пусть кормят теперь. Я поудобнее расположился в сторожке, даже лапы наружу выставил, только осторожно, чтобы не испачкать и чтобы какой-нибудь всадник по ним ненароком не проехал. Где-то в глубине скреблись еще и вредные мысли. Может я погорячился, может Мелфе стоило бы попробовать объяснить, почему то, что она назвала рухлядью, так важно для меня, ведь не выбрасывают же люди кости своих предков на помойку.

***

Варин Второй торопился домой с охоты. Дома ждала молодая жена. Король решил жениться сам, пока еще какой-нибудь дракон не приволок ему еще какую-нибудь невесту. За кавалькадой всадников в богатых одеждах, тряслись повозки с трофеями. И благородные олени стали добычей охотников, и могучие лоси, и свирепые вепри. Часть добычи окажется на королевском столе, а часть отправится королевскому гостю, Варин хотел его порадовать, ведь лучше терпеть во дворце дракона, чем в городе эту ужасную девицу. К тому же дракон попался на редкость воспитанный и ученый, из него получился изумительный собеседник, понимающий толк в стихах древних сказителей и легко ведущий диспуты на философские и научные темы, чем весьма злил королевского звездочета, раньше король предпочитал беседовать на эти темы с ним.

***

Кажется, у меня сегодня праздник, вон сколько еды. Но есть не хотелось. Макошка помусолила край большого шмата сочного мяса, но быстро насытилась и улеглась на привычное место у моего бока. Мне же было грустно. Во дворце праздник, люди заняты друг другом, веселятся, а я никому не нужен, даже себе. Что еще должен чувствовать дракон, не способный отстоять собственное жилище? Видели бы меня сейчас собратья - жалкая приживалка при людях. Позор! И те подачки, с королевского стола... Как сладко было бы подняться в небо, выследить добычу, почувствовать ее страх, впиться в спину... Но Вартан запретил мне охотиться в его владениях, а в свои бывшие владения я залетать боялся. Улететь бы отсюда куда-нибудь за дальние моря, но стар я, не долечу.

***

Праздник был в самом разгаре, придворные восхищались смелостью короля, сумевшего добыть такие трофеи, как вдруг самое большое окно в зале разлетелось вдребезги, брызнув разноцветными осколками некогда прекраснейшего витража, по полу покатился булыжник, к которому было что-то привязано.

Гости и придворные, оторопев, смотрела на камень. Один из слуг, по знаку короля, подбежал к камню, и принес его Варину. Отвязав клочок пергамента, король развернул письмо. А внутри было написано:

'Буду наподать на ваши гарада и дяревни, пока не пришлете мне мужа моего дракона обратно.

Мелфа Ужасная'.

- Только не это!

***

Советники внимательно смотрели на короля, здесь же присутствовал королевский звездочет.

- Итак, перед нами проблема. Жители деревень в панике бегут под защиту городских стен, они бросают свое жилье, скарб, скотину...

- Предлагаю объявить военное положение! - пролаял военный советник.

- Подождите! - король остановил рьяного служаку. - Город не готов к осаде, мы не запасли никакого провианта, да и в городе не смогут укрыться все желающие, они здесь просто не вместятся.

- Предлагаю объявить военное положение! - продолжал гнуть свое военный советник.

- Надо просить о помощи союзников, - робко предложил кто-то.

Остальные загудели.

- Да что мы с какой-то девицей справиться не можем?!

- Предлагаю объявить военное положение!

- А я предлагаю вернуть девице дракона, - вполголоса сказал звездочет.

Все затихли и уставились на него.

- Да!

- Да! Так и надо сделать!

- Объявить военное положение! И отдать дракона девице!

Варин Второй сложил руки на груди.

- Но ведь дракон не захочет возвращаться.

- Согласие дракона не нужно, - так же негромко продолжил звездочет, если бы тень от колпака не падала на его лицо, то все бы заметили, как злорадно заблестели его глаза. - Мы можем ему подсыпать в еду или питье сонного зелья и отвезти девице. Может потом дракон сбежит в какую-нибудь другую страну.

На этом и порешили.

***

Макошка встретила придворного злобным лаем. Собачонка подпрыгивала на месте, топорщила редкую шерстку, отчего казалась чуть больше, чем есть на самом деле. Может, поэтому придворный не решился приблизиться ко мне ближе, чем на пятнадцать шагов, ведь не меня же испугался.

- Сэр Дракон! Король хочет вас видеть! - прокричал он издали.

- Хорошо, спасибо. Иду.

Стараясь не наступать в лужи, я отправился к Варину, тот ожидал меня в столовой. На столе блестел боками большой бочонок вина, видимо предназначавшийся для меня, поскольку перед королем стоял кубок. Кажется, его величеству вновь захотелось побеседовать на разные философские темы, король гордился своей образованностью.

- Присаживайся.

- Спасибо, ваше величество.

- Ну как ты?

- Спасибо, замечательно.

- Не скучаешь по прошлой жизни? Не хочешь вернуться?

- Я вам уже надоел? Тогда я поищу себе другое убежище.

- Нет что ты! Как ты можешь надоесть. Угощайся. Я просто подумал, вдруг ты домой хочешь, но уйти стесняешься.

В бочонке оказалось красное, сладкое, совсем не терпкое вино, с легким ароматом земляники, как раз такое, какое я любил. Король предложил тему беседы - почему, если земля плоская, вода на ней не кончается, ведь где-то на краю земли, она же изливается за край мира, а дождя явно недостаточно, чтобы возобновить водяные запасы. Сидели мы долго, спорили, обсуждали этот вопрос. Я утомился и даже, кажется, уснул в зале.

Когда проснулся, обнаружил прямо перед собой круглое лицо в веснушках. Мелфа радостно завопила и, обняв, чмокнула в нос.

- Никогда не буду больше пить! - прохрипел я и потерял сознание.

***

Пещера за время моего отсутствия поменялась весьма существенно, теперь больше напоминая покои какого-нибудь вельможи: стены задрапированы бархатом, а где не задрапированы, там расписаны яркими цветами; на каждом сталактите по люстре; столы ломятся от еды. А на самом видном месте, на подставочках, - кости предков, наверное, с помойки подобранные, вычищенные и все в бантиках. И вокруг всего этого носится невероятно счастливая Мелфа.

Может, я уже умер, и это все мне мерещится? Но тут девица, пробегая мимо, наступила мне на кончик хвоста, я взвыл, шарахнулся и ударился головой об стену. Так, все ясно - я не сплю.

- Откуда все это? - с трудом справившись с голосом, спросил я. А меня-то совесть мучила, что я девицу оставил голодать.

Мелфа обрадовалась тому, что я, наконец, заговорил.

- Так это... Ты как ушел, я так расстроилась, так расстроилась, плакала сидела. Вышла тебя искать, а смотрю возле пещеры подношения всякие. Боится тебя местный люд, уважает, вот и подношения принес.

- А где ты плакала? - уточнил я, вспомнив о силе голоса хозяйки моей пещеры.

- Так здесь и плакала, - заулыбалась девица.

Акустика в пещере была хорошая, так что представляю, что услышали люди, - многократно усиленный стенами рев Мелфы. Бедолаги, как они вообще отсюда не переселились кто куда. Смелый народ, однако, живет в окрестностях моей пещеры.

- А потом я уже и сама требования выставлять начала. То того в хозяйстве не хватает, то сего, - девица смотрела на меня такими счастливыми глазами, что мне стало не по себе.

- А здесь я как оказался? - мне представилось, как Мелфа заявляется к Варину Второму, попутно порушив полгорода, и утаскивает меня спящего. Передернув плечами от такого видения, как от холода, я посмотрел на девицу.

- Так я королю письмо написала, что ты мой муж и потребовала тебя вернуть.

- Что я твой кто?! - ошеломленный, я сел на хвост.

- Муж. А разве нет? Тебе меня сосватали, ты меня в своем доме поселил, обогрел, накормил...

Я вскочил и принялся мерить шагами пещеру.

- Женщина! Ты понимаешь, что говоришь?!! Я - дракон! Ты - человек! Как я могу быть твоим мужем?!! Да и не хочу я замуж. Тьфу ты. Жениться! Я старый холостяк! - и я отвернулся.

- Зачем же вы драконы тогда требуете себе девиц? - жалобное в спину.

- Не знаю! Я никакой девицы себе не требовал!

-Почему же меня тогда тебе привезли? - растерянно спросила Мелфа.

Я оглянулся на нее. Ну как объяснишь, что добрые сородичи просто хотели избавиться от беспокойной и не слишком красивой девицы. У меня никогда язык не повернется.

- Ну, э... Это мог быть жест доброй воли с их стороны. Они могли подумать, что я голодаю.

- Ты ж не ешь людей, у тебя от них изжога.

- Но люди-то об этом не знали.

- Ага. Понятно. Только я все равно не понимаю, почему ты не хочешь быть моим мужем.

Голова, и так изрядно затуманенная похмельем, начала гудеть.

- Потому что я - дракон, а ты - человек.

- Ну и что?

- И как ты представляешь себе наш брак? - задал я провокационный вопрос.

Мелфа надолго задумалась.

- Ну... мы будем жить вместе, - потянула она. - Я буду тебе готовить еду, убираться, а ты будешь охотиться, всех пугать, а ночью меня защищать. Вот.

- Это понятно. Но муж с женой, кроме этого, занимаются еще кое-чем.

- Чем же? - округлив глаза и приоткрыв рот, девица с любопытством посмотрела на меня.

Потрясающая наивность. Ведь в сельской местности жила, должна была наблюдать за коровками, кошками, собачками, там. Неожиданно я себя почувствовал жутким пошляком и покраснел.

- Так чем же занимаются муж с женой? - не отставала Мелфа, пытливо заглядывая мне в глаза.

- Тем, чем мы с тобой не будем заниматься никогда!

- Почему?

И за что это проклятие на мою голову! Может съесть ее и вся недолга?! Помучаюсь пару часиков изжогой, зато потом - тишина и спокойствие.

Я - спокоен. Я - спокоен. Я совершенно спокоен. С трудом справившись с искушением, я наклонился так, чтобы мои глаза были вровень с Мелфиными.

- Просто запомни раз и навсегда - мы с тобой мужем и женой не будем. Хочешь оставаться здесь? Живи. Я буду о тебе заботиться, но о женитьбе больше речь не заводи, - и отвернулся, прислонив гудящую голову к прохладной стене пещеры.

Некоторое время Мелфа стояла не шевелясь.

- Значит, ты не берешь меня в жены?

- Наконец-то догадалась!

Мелфа еще немного постояла, подумала, а потом прибегла к одному из самых страшных женских орудий - к слезам. На спину мне брызнули горячие капли.

- Никто меня не любит! Никому я не нужна!

- Ну послушай, ну успокойся...

Мелфа зашлась еще пуще. Я заткнул уши лапами, рев стал тише, но все равно был слышен. По голове будто молотом стучали.

- Ладно! Хорошо! Будь кем хочешь! Женой! Матерью! Дочерью! Только замолчи!

Девица тут же перестала плакать и бросилась ко мне.

- Суженый мой! - обхватила она меня за шею.

Я почувствовал, что задыхаюсь, но почти тут же Мелфа отпустила и принялась суетиться вокруг.

- А отощал-то как! Голодом морили изверги! - передо мной росла гора еды.

Наконец девица успокоилась и уселась напротив, подперев щеку рукой и умиленно глядя на меня.

- Я все это не съем! - барьер из еды доходил мне до пояса.

- Почему? - забеспокоилась Мелфа. - Ты заболел?! Сейчас лечебных травок заварим! Где-то тут у меня были... - она вытащила большой мешок с сеном. - Так вот это от запора, а вот от коликов. Или нет, эти от запора, а эти от коликов. А вот эта сонная, или из нее делают настойку для растирания?

- Нет, Мелфочка. Я хорошо себя чувствую! - и я обреченно принялся глодать ближайший окорок.

- Точно?!

- Я совершенно здоров! - пришлось налечь на еду удвоенными усилиями.

Девица присоединилась ко мне за трапезой. Глядя, как исчезает гора еды, как шевелятся уши Мелфы во время жевания, я успокоился - от обжорства я не погибну.

Когда обед был закончен, и посуда убрана, я блаженно растянулся на груде мягких ковров, вытянул лапы. Как же дома-то хорошо. Постепенно подкрался сон и обхватил меня мягкими лапами.

Ночью мне приснилось, что я все еще при дворе Варина, и что Макошка привычно спит у меня под боком. Во сне я потеснился, давая собачке место, и прикрыл ее крылом.

А утром... Утром я проснулся от ужасного грохота. Не сразу сообразив, кто я и где я, вскочил, кинулся к единственному светлому пятну - выходу, и столкнулся с каким-то мужиком в доспехах, который с круглыми глазами улепетывал наоборот в пещеру.

- Дракон! - вместо того, чтобы, как положено, шарахнуться прочь, он бросился ко мне, и вцепился изо всех сил. - Дракон! Спаси меня!

- Чего? - от неожиданности я сел на хвост. - Кого спасти?

Но мужик не отвечал, только трясся всем телом, прижавшись ко мне.

Тут перед пещерой появилось новое действующее лицо. Честное слово, я сам чуть не удрал: передо мной стояла Мелфа, в белом платье, целиком состоящем из рюшей и кружев. Девица в нем была похожа на снеговик на ножках, в руках она держала цветок чертополоха.

- Что случилось? - я решил узнать у нее, догадываясь, кто был причиной нерыцарского испуга рыцаря.

- Да я это... Цветочки собирала, - Мелфа предъявила выдранный с корнем чертополох. - А тут этот едет. Я испугалась, подумала, что он едет отрубать тебе голову.

- И!

- Ну и выскочила ему на встречу. Хотела рассказать, что ты хороший и добрый и тебя убивать не надо. Давай его убьем, чтобы тут не шлялся.

- Нельзя просто так, ни за что убивать, - наставительным тоном сказал я. - Надо сначала хотя бы выслушать.

- Я уж думал, смерть моя пришла, - вставил, лязгая зубами, мужик.

Это каким же слепцом надо быть, чтобы принять розовощекую, упитанную Мелфу за Костлявую? Хотя... В белом платье... С чертополохом, который с нее ростом... Да еще, если внезапно на дороге...

- Успокойся. Это не смерть, это Мелфа. Девица, которую принесли мне в жертву.

Рыцарь сделал попытку потерять сознание. Я резко это пресек, как следует встряхнув его.

- Я ж как раз ехал освобождать девицу, схваченную драконом, - с трудом пробормотал он.

- Вот здорово! - обрадовался я, поднимая рыцаря за туловище и осматривая, хорош ли он будет для Мелфы. Впрочем, и любой бы подошел, главное - сбагрить куда-нибудь мое сокровище, пока самому жениться не пришлось. - Забирай и уходи! - я поставил железнобокого на землю, легонько подтолкнул к девице.

- Нет! - в один голос завопили рыцарь с Мелфой.

- Я твоя жена! - возмутилась девица.

Рыцарь отскочил в сторону и согнулся в поясном поклоне.

- Совет вам да любовь. А мне пора, - и куда-то удрал.

Вот ведь мерзавец! Хотел бы я тоже удрать, но одна неудачная попытка уже была.

Мелфа ушла в пещеру, а я сел на камешек и задумался. Что-то нужно делать. Не может эта девица жить у меня, и тем более, считать своим мужем. Люди должны жениться на людях. А то жалко ее бедную, лучшие годы на меня потратит, а ни детей, ни жизни нормальной, у нее не будет. Мне же потом это и расхлебывать, и упреки сносить, а без упреков, чую, не обойдется. Может, ей еще где мужа поискать? Наверное, я зря на королей и принцев нацелился, среди горожан и крестьян тоже неплохие люди попадаются, а у простого народа Мелфино телосложение ценится почти так же, как и у драконов, то есть, чем больше, тем лучше. Надо за это дело приниматься, и как можно скорее, а то, не приведи пращуры, кто-нибудь в гости заявится, как я буду Мелфино присутствие объяснять.

Всегда случается то, чего больше всего боишься, вот и я накаркал.

Только мы с Мелфой пообедали и прилегли отдохнуть, как снаружи послышался сильный шум, в пещере потемнело - кто-то загородил вход.

- Здорово, братец! Дома ли?

Я подскочил на месте, как ошпаренный, стряхнул Мелфу со спины и попытался спрятать куда-нибудь. В сундук она не влезала, в кувшин с брагой... жалко, где я потом еще браги найду. Под ковры! А вдруг на нее кто-нибудь ненароком сядет! Девица вырывалась и вопила, что ей щекотно.

- Эй! Что у тебя тут происходит?! - в пещере появилась морда моего младшего брата. Давно я его не видел, лет двести уже. Когда я из дома улетал, он совсем еще маленький был, а сейчас вон какой вымахал, еле-еле в пещеру мою протиснулся. - Чего это ты тут делаешь? Еду прячешь?! - брат укоризненно покачал головой. - Закуски для родного брата пожалел.

- Ничего он не прячет! - Мелфа не поняла, что разговор о ней. - Заходите, угощайтесь.

Братишка ошарашено сел на хвост.

- Какая гостеприимная еда.

- Прекрати! - я поставил Мелфу на пол и одернул на ней задравшееся платье. - Это не еда.

- А что же? - братишка подозрительно принюхался к девице.

- Жена я его! - Мелфа без размаху врезала кулаком по любопытному носу.

Дракон отскочил, потер нос, и растерянно посмотрел на меня. Ну вот, сейчас начнется! Я втянул голову в плечи. Позор на мою чешуйчатую голову!

- Что же ты сразу-то не сказал?! - радостно воскликнул братец, подпрыгивая на месте. Пещера содрогнулась, одна из люстр рухнула вместе со сталактитом, к которому была прикреплена. - Вот мама-то обрадуется! А то она уж решила, что внуков от тебя не дождется!

- Какие внуки?! Что ты несешь?! Ты посмотри на меня и на нее!

Брат послушно проделал то, что я говорил, потом пожал плечами.

- А что не так? Я что-то ничего не понимаю.

- За что все это на мою голову?! - я обхватил названную часть тела лапами. Мелфа жалостливо погладила меня по хвосту. - Я. Я - дракон! - для пущей достоверности я ткнул себя когтем в грудь. - Она. Она - человек! Человеческая женщина! - Мелфу я тыкать когтем не стал, еще насквозь проткну, она у меня нежная.

- Так и мама давно говорит, что женщина тебе нужна, - из всей речи братец уловил только последнее слово.

- Вы все сговорились, да? - печально сказал я и отвернулся.

Пока я страдал в углу, Мелфа накрыла на стол, потчуя моего братишку разными яствами. Тот уминал так, что только за рогами трещало, нахваливая хозяйку. Мелфа же его выспрашивала про моих родных.

Может это и вправду заговор? Может меня околдовали, или проклятие какое наслали? Ну почему никто не видит, что наш союз неестественен? Все почему-то наоборот радуются. Ладно люди, им можно простить невежественность, что взять с этих голокожих, но мой-то сородич! Может, к ведьме, какой сходить, провериться насчет проклятий. Хотя магов я не ел, да и вообще старался с ними не связываться, кто же мог наложить на меня проклятие? Или это просто сглаз?

- Ладно, спасибо этому дому. За ласку, за угощение, - Мелфа от этих слов зарделась, как маков цвет. - Хотел я недельку у тебя, братец, погостить, но теперь сразу домой отправлюсь. Мешать вашей личной жизни не хочется, да и маму обрадовать надо! Ох, она и счастлива, будет! - и дракон рысью ринулся из пещеры. Захлопали на улице мощные крылья, и братец отправился восвояси. Мелфа помахала ему вслед платочком, даже прощальную слезу пустила.

Так. До дома ему неделя пути, еще дня три на сборы и оттуда недели две, потому что мама уже не может летать так быстро, как этот обормот. За эти двадцать четыре дня мне надо сбагрить Мелфу, причем не просто сбагрить, а сделать так, чтобы она жила долго и счастливо, а главное - не со мной!

- Мелфочка, радость моя.

Девица подпрыгнула от моего медового тона и на всякий случай отступила за стол.

- Чего?

- Мелфа, ты же хочешь замуж?

Она на некоторое время задумалась, потом вскинула на меня чистые глаза.

- Так я ж уже замужем. Ты сам сказал, что я твоя жена.

- Нет, это не считается. Хочешь ли ты замуж за человека?

- А зачем?

- Ну... - я подвинулся поближе, стараясь говорить как можно убедительнее. - Хотя бы для того, чтобы у тебя были дети. У нас ведь с тобой детей никогда быть не может.

- Почему?

- У людей и драконов не бывает детей, - если она и сейчас спросит почему, я ее все-таки съем. Перед мамой оправдаюсь как-нибудь. Но Мелфа не спросила, она задумалась всерьез и надолго. Но вот девица пошевелилась, посмотрела на меня снизу вверх, потом вдруг обняла за шею и зарыдала.

- Бедненький ты мой! На кого же я тебя покину!

- Я сам как-нибудь справлюсь, для меня главное - твое счастье.

Мелфа зарыдала сильнее, сморкаясь мне в крыло. Кое-как отстранившись, я начал думать, с чего же начать, а будущая невеста и моя, надеюсь, бывшая жена, стала собирать приданое.



Глава 2

Дракон и рыцарь


Начинать с соседней деревни не стоило, там все хорошо знали и меня, и Мелфу, с города тоже, там король. Придется улететь куда-нибудь подальше и уже там развернуть свою сватовскую деятельность. Мне почему-то захотелось выдать Мелфу замуж за какого-нибудь простого, но зажиточного крестьянина. В деревне воздух свежий, все натуральное и экологически чистое, не то что в городе. Об это я поспешил сообщить девице, но остановился в ошеломлении, узрев гору тюков с меня ростом.

- Что это?!

- Да так, кое-что в дорожку, мелочь всякая. Еда опять же, надо же нам будет что-то кушать, пока мы доберемся. Ну и вещички мои.

- Как я все это понесу?!

- А что, лучше голодать в дороге?!

- Нет, надо все оставить. Бери только самое необходимое. С таким грузом я в воздух не поднимусь!

- Хорошо.

Вернувшись через некоторое время, я обнаружил, что гора свертков увеличилась почти в два раза.

- Ты же сказал - самое необходимое.

- Нет, Мелфа!

- Да... - тут я был изловлен за хвост и принудительно загружен. Лапы подломились под тяжестью вещей, и я растянулся на полу. - Вставай, ну что же ты!

Колени дрожали, но я все-таки поднялся. Сделал несколько шагов на заплетающихся лапах, потом меня занесло, груз перетянул, и я кубарем выкатился из пещеры, покатился по склону, потом по дороге... Свертки и чешуя летели во все стороны. Мелфа, что-то радостно вопя, неслась сзади.

Остановили меня только деревья в лесу, да и то не сразу, я проделал в молодой поросли хорошую просеку, пока не встретился головой с вековым дубом. В глазах заплясали желтые звездочки, по шкуре заколотили желуди.

- Вот видишь! А ты говорил, что не сможешь унести все! Ой, а что это с тобой?

- Все в порядке, - я вяло дернул лапой и потерял сознание.

***

- Навались! Еще раз! Ну, поднажми!

Я почувствовал, что меня кто-то пытается сдвинуть с места.

- Давай еще разочек! Эх, ухнем!

Мелфа? Нет, у нее голосок помягче, здесь же такие басы. Приоткрыв один глаз, я огляделся: вокруг толпились люди с топорами. Они зачем-то обвязали меня веревками и куда-то тащили.

Я в плену! Судорожно дернувшись, я разорвал веревки и раскидал людей, приготовившись дунуть в лес, но кто-то вцепился в мой хвост, заставив впустую взрывать лапами мягкую лесную землю, через несколько мгновений я углубился в грунт почти по грудь.

- Дракон, успокойся. Свои, - раздался сзади голос моей девицы.

- Мелфа?!

- Да, это я. Не пугайся ребят, они просто хотели нам помочь. Ты как головкой стукнулся, так без движения и лежал. Вот я и решила пойти помощи поискать. А тут ребята лес неподалеку валили. Они согласились тебя помочь до деревни дотащить.

От облегчения, что врагов вокруг нет, я обмяк в ямке.

- Ты это, - бородатый мужик квадратного телосложения, рядом с которым моя Мелфочка не такая уж крупная девочка, смачно сплюнул. - Может, сам теперича пойдешь, а то у мужиков чуть пупки не развязались.

- Да-да, конечно. А куда идти?

- Да у нас тут лагерь неподалеку. Или может вас в деревню проводить?

- Нет, в деревню не надо. Мы лучше в лесу побудем. Пойдемте в лагерь.

Лагерь - это было громко сказано. Дровосеки ютились на небольшой полянке, об обжитости которой говорил только круг от костра по середине, да две рогули с перекладиной, на которую дровосеки вешали котел, чтобы еду готовить. Мелфа тут же этим и занялась, сообщив, что мне долго голодать нельзя, а то я становлюсь зело свиреп и ем все, что под руку попадется. Дровосеки дружненько от меня отодвинулись, чему я был только рад - толпа мужиков, неделями живущих в лесу, это не чистенькая свеженькая девица.

- Так что тебя занесло, Дракон, в наши края? - начал предводитель дровосеков.

Да уж, действительно занесло. Я с надеждой посмотрел на собеседника, а что, хороший муж получится. Неделями в лесу пропадает, делай в его отсутствие, что хочешь.

- А ты женат ли, добрый молодец?

Человек удивленно похлопал глазами, потом гордо выпятил грудь.

- Женат, а как же иначе! В прошлом месяце рождение третьего сыночка праздновали.

- Досадно.

- Что?!

- Я говорю, а неженатые среди вас есть?

Уши Мелфы увеличилась почти в два раза, направившись в нашу сторону.

- Только вон Карн Слюнтяй и Тога Кривой.

Я критически осмотрел предложенные кандидатуры. Один явно был не в себе, это читалось по его пустому взгляду и блаженной улыбке, из уголка рта тянулась ниточка слюны, а в остальном... такими кулачищами можно ворота без тарана сносить. Нет, пожалуй, не годится. Мелфе же и поговорить с кем-нибудь нужно будет. А второй... Второй мне тем более не понравился. Маленькие глазки хитро бегали по сторонам, отчего сразу захотелось проверить кошель на поясе, хотя у меня его там отродясь не было. Тоже не годится. Придется все же в деревню идти.

Мелфа накормила всех ужином, после чего довольные дровосеки улеглись спать. Не менее довольный и умиротворенный, я тоже улегся. Думать ни о чем не хотелось, звезды красиво перемигивались в вышине. Повозившись по кустам, Мелфа подошла ко мне, по-хозяйски расстелила одно крыло, улеглась на него и укрылась другим. Я ничего не сказал, хотя лежать так было неудобно, и крылья быстро затекли, но Мелфу прогонять не хотелось, если она ляжет на голую землю, то простудится, люди они такие хрупкие.


***


Как только мы с Мелфой вошли в деревню, все почему-то попрятались, наверное, мою спутницу испугались, не меня же, симпатичного во всех отношениях дракона, им пугаться. Некоторое время раздавался стук захлопываемых ставень и лязг запираемых затвором, потом на деревеньку опустилась тишина. Мелфа надула губы.

- Не нравится мне эта деревня. Тут все какие-то нелюдимые. Давай поищем другую.

Я без сил распластался на дороге, от ноши ломило спину.

- Нет, давай здесь. Я устал, до следующей деревни не дойду. Подкрепиться надо бы, да и пить хочется.

Девица постучала в дверь ближайшего домика. Дверь затрещала, а с крыши посыпалась солома.

- Никого нет дома! - честно ответил изнутри чей-то испуганный голос.

- А кто же со мной разговаривает? - удивилась Мелфа, почесывая в затылке.

За дверью послышались звуки борьбы и странный писк, будто кому-то заткнули рот, не дав ответить.

- Оставь этот дом. Пойдем к тому, - я кивнул на богатый дом в центре деревни. - Там, наверняка живет староста. Он-то нам и подскажет, есть ли здесь зажиточные холостяки.

- Хорошо, - Мелфа согласно кивнула и направилась к дому.

Дом был крепким, надежным и красивым. Стены покрашены яркой голубой краской, на окнах кружевные деревянные наличники, на крыше флюгер-петух, вокруг дома аккуратный заборчик. Хозяин, высокий, широкоплечий мужчина, встретил нас на пороге. Не побоялся.

- Здрава будь, чародейка великая, драконов покорительница, - встречающий поклонился Мелфе в пояс.

Девица моя глупо захихикала, я кашлянул, привлекая к себе внимание.

- Вообще-то это я в гости, а девушка со мной.

Хозяин побледнел, но убегать не стал, может, ноги отнялись.

- Ч... чего изволите, господин Дракон?

- Да разговор есть. Мужской. Ты ли староста в этой деревне?

- Я.

- А скажи-ка мне староста, есть ли у тебя в деревне зажиточные холостяки?

- А вам зачем, господин Дракон? - насторожился он.

- Да вот хочу мужа найти для своей... воспитанницы.

Староста оценивающе осмотрел Мелфу, что-то прикинул в уме, морща лоб.

- А приданое хорошее ли даешь?

- Во! - я повернулся боком, демонстрируя гору тюков. - Могу вдобавок указать парочку мест, где клады запрятаны.

Человек почесал подбородок, еще раз оглядел Мелфу, потом махнул мне рукой.

- Заходите в дом. Такие вещи на улице не обсуждают.

Мелфа и староста разместились внутри, а я только голову внутрь просунул: плечи в дверной проем ну никак не проходили.

- Так что с холостяками? - переспросил я, пытаясь поудобнее устроить подбородок на половичке у двери.

- Есть, а как же. А самый зажиточный холостяк перед вами! - староста гордо выпятил грудь, демонстрируя себя во всей красе.

- Ну как? - спросил я Мелфы.

- Ничего вроде, - она пожала плечами, оглядывая дом.

- А большие ли клады? - уточнил жених.

- Тебе хватит. Ну что, берешь мою воспитанницу в жены, раз она согласна?

- Беру. Только не порченая ли она? Не родит ли мне по весне драконенка?

- Чего?! - я вскинулся, ударившись шеей о притолоку, а одним из рогов проделав дыру в потолке, на голову посыпалась какая-то труха. - Ты думаешь о чем говоришь?!

- А я что, мое дело маленькое. Жениться я завсегда готов, тем более на такой завидной невесте, но проверить все же не помешает.

Мне вспомнился рыцарь, который тоже хотел проверить Мелфу на предмет девственница ли она.

- Я тебе проверю! - я показал старосте кулак. - Вот женишься и проверяй, что хочешь.

- Ну раз так... Тогда за драконенка еще один клад.

- Хорошо, - устало сказал я, отчаявшись переубедить хоть кого-то. - Только учти, что я буду в гости наведываться, и, не приведи пращуры, Мелфа пожалуется, что ты ее обижал, или вообще, как у вас на деревне принято, руку на нее поднял, - съем! Пусть даже потом целый день изжогой придется страдать.

Я живо разгрузился во дворе, нарисовал старосте план местности, где клады спрятаны, он все тут же живо на бумажку перенес, а оригинал ногой затер.

Мелфа вышла на крылечко, помахать мне вслед. Я осторожно чмокнул ее в щечку, потом развернулся, гордо расправил крылья, и - в спине что-то хрустнуло, я скрючился от боли. Так... Кажется, домой тоже пешком придется идти. Ну ничего, я уже натренировался, тем более сейчас пойду налегке.

Первые десять миль я радовался, любовался солнышком и голубым небом, слушал птичек, дышал полной грудью, даже подпрыгивал при ходьбе - как же приятно чувствовать себя свободным! Впереди только счастливая, спокойная и одинокая жизнь!

На втором десятке миль я несколько утомился, и мне стало скучно. Никто не задавал глупых вопросов, не носился вокруг со всякой ерундой, не пытался кормить и не бесил до красных мух в глазах.

А когда под лапами закрутился третий десяток, я уже еле полз, а на сердце и вовсе тяжко стало: было ощущение, что я Мелфу не в добрые руки отдал, а на улицу выкинул, на холод и голод. Как-то этот ушлый тип с моей девочкой обращаться будет? Хорошо ли она у него будет питаться? А то у Мелфы организм растущий, аппетит хороший, кормить ее надо хорошо, много и часто. Вдруг он станет экономить на ее желудке. А работа! Крестьяне вечно где-то в полях какую-нибудь тяжелую работу делают, а если и ее заставят! А ей же ведь тяжелое нельзя поднимать, она женщина, ей еще детей рожать.

Так, спокойно. Сядь, успокойся и поговори с умным человеком, тьфу ты, пропасть, с умным драконом. Мы вообще об одной и той же Мелфе думаем? Уж не думаешь ли ты, что эта девица, сумевшая выгнать тебя из дома и терроризировавшая полкоролевства, не справится с каким-то мужичонкой? Да он у нее по половице ходить будет!

Он размышлений меня отвлек чувствительный тычок под ребра, я огляделся и увидел рыцаря, разворачивающего коня для повторной атаки. Кажется, он настроен весьма серьезно - конь разгорячен, наточенный наконечник копья сияет на солнце...

- Дракон! Сражайся или умри! - крикнул рыцарь, приближаясь.

Сражаться мне не хотелось, спина до сих пор болела, и летать я не мог, а на земле какой из меня боец. Если он меня ударит в бок или в спину, то ничего страшного, а вот если попадет, в живот, или горло, где чешуя не такая прочная, не говоря уж о голове и беззащитных крыльях. Это же больно! Еще глаз ненароком вышибет! Резко развернувшись, я, что было духу, совсем не героически, дунул в лес, иногда застревая между деревьями. И кто их тут так часто насажал?!

Благородный рыцарский конь за подлым мной последовать отказался, остановившись на обочине дороги. Рыцарь что-то кричал вслед, грозил копьем, но я не отзывался. Вот еще! Дураков нет!

Тут земля под лапами осыпалась, и я съехал на хвосте в какой-то овраг. Уфф, здесь он меня точно не найдет. Отряхнувшись, я побрел вдоль оврага, и тут обнаружил, что выбраться из него не могу. Я метнулся обратно, но везде был только рыхлый склон, по которому я сползал вниз, вместе с пластами глины. Попробовал выкопать себе пологий подъем, но ничего не получилось. Неужели мне здесь ждать, пока спина не пройдет, и крылья не заработают?! Я же здесь от голода умру! Себя стало жалко. Но еще жальче было Мелфу, о которой я ничего узнать не смогу, вдруг там этот уже ее обижает! Перед глазами предстали картины одна страшнее другой. Не выдержав, я вновь заметался по оврагу, а потом горестно завыл.

- Эй, Дракон, ты чего тут?! - над краем оврага появилась голова рыцаря в шлеме.

Я отступил к противоположному склону, посмотрел на него волком.

- Добить беззащитного дракона пришел, да? Ну так кинь в меня копье! Вот сюда, в глаз! Чтобы я долго не мучился! Я спокойно постою, чтобы ты не промахнулся!

Рыцарь от такого опешил.

- Дракон, с тобой все в порядке?

- Как же я буду в порядке, когда каждый второй меня обидеть хочет?! Старого, безобидного дракона!

- Ну, не такой уж ты и безобидный, вон какие когти! А рога!

- Это на что ты намекаешь?! - разозлился я.

- Я говорю, вон какие рога большие...

- У тебя у самого рога большие! А она мне не жена!

Рыцарь отшатнулся от моего вопля, потом почесал в затылке. Пальцы металлической перчатки с противным звуком поскребли по металлическому шлему.

- Я ничего не понял. Кто кому не жена? И причем здесь рога?

Я понял, что погорячился.

- Извини. Но больше таких намеков не делай.

- А я ни на что не намекал.

- Да? Ну тогда ладно. Так ты меня убивать будешь, нет?

- Буду.

- А за что?

Рыцарь несколько подрастерялся.

- Ты же дракон. Злобное чудовище, терроризирующее мирных жителей.

Угу, это он с Мелфой не встречался.

- А доказательства есть?

- Ну, у меня где-то было зеркало. А что, ты не знаешь, что ты дракон?

- Нет, то, что я дракон, я знаю. А вот то, что я терроризирую мирных жителей, кто тебе сказал? Покажи мне этого негодяя, я ему в глаза хочу посмотреть.

- Но ты же дракон! - вот и все доказательства.

- Значит я плохой только потому что дракон?

- Да. Такова ваша драконья природа.

Я сел на хвост, подпер голову лапой, и задумался на несколько мгновений.

- А вот юная дева. Она может терроризировать мирных жителей?

Рыцарь минут двадцать вещал мне что-то о девах, их возвышенности, чистоте и других достоинствах.

- Так могут или нет? - не выдержал я наконец.

- Нет, не могут.

- Эх, вас бы познакомить, все бы твои иллюзии развеялись. Жаль, не успею.

Меж тем мой собеседник куда-то отлучился. Послышались звуки ударов, будто кто-то рубил дерево, потом ко мне в овраг упал ствол деревца толщиной примерно в человеческую руку. Рыцарь тут же убежал рубить дальше, а я недоуменно потрогал дерево.

- Это еще зачем?

- Не могу же я тебя и в самом деле подло, не по-рыцарски, забить в яме. Нет, у нас будет честный бой, - и он вновь исчез из поля зрения.

Через некоторое время лестница наверх была готова. Если быть осторожным, то я смогу выползти по деревцам, но я не спешил.

- Может все-таки не надо? - жалобно спросил я.

- Надо, дракон, надо. Ты, мерзкое чудовище! Убийца и людоед! От твоего смрадного дыхания птицы падают на лету! Тебе нет места на земле!

Ну какой порядочный дракон это вынесет?! Или я сейчас отделаю этого молодца!..

Или он меня.

Взревев во всю мощь, я ринулся наверх. Деревца затрещали, во все стороны полетели ошметки коры и комья глины, но я все-таки выбрался. Рыцарь ожидал неподалеку, обнажив меч. Ну, Мелфочка, за тебя! Наклонив голову, я помчался на противника.

А ловкий, зараза! Отскочил еще и сзади мне мечом ускорения добавил. Не больно, там у меня чешуя крепкая, но как обидно!

- Так это у меня смрадное дыхание?! - я хвостом подсек рыцарю ноги. - Ты сам-то давно мылся?!

Рыцарь не ответил, он пытался выбраться из кустов. Но как выбрался... Я предпочел соблюдать дистанцию, пока рога целы.

- Стой! Стой, мерзкое чудовище! Куда побежал?!

Мой противник тяжело громыхал сзади доспехами. Как бежит! Как бежит! Силен! Если бы меня так в железо упаковали, я бы на двадцатом шаге выдохся.

Мы весело выбежали из леса, попрыгали по полянке, только дерн из-под когтей летел (прямо рыцарю в забрало), потом выскочили на берег речки. Я успел затормозить, а вот рыцаря занесло, и он бултыхнулся в воду. На поверхности появились пузырьки, уносимые течением, а сам железнобокий все не всплывал и не всплывал.

Он что, внемлил мне и решил освежиться? Подождав еще немного, я забеспокоился, он же так утонет! Люди они долго под водой дышать не умеют! Эх, спасать надо. Разбежавшись, я рыбкой нырнул в речку. Чуть головой в дно не врезался, все же мелковато оказалась, хотя рыцарю хватило, я нашарил его в иле и, прополоскав слегка, вытащил на берег. Мой недавний противник лежал, раскинув руки, ноги, и не шевелился, я слегка подтолкнул его лапой, но он никак не отреагировал. Воды нахлебался. Что-то я такое слышал о спасении утопающих людей. Их надо положить животом на колено и надавливать. Я посмотрел на свое колено, на рыцаря... Не, после такого он точно не выживет.

Для начала надо, пожалуй, расковырять эти железяки. Металл был качественный, крепкий, но ремешки, на которые доспехи крепились, не выдержали. Сняв с рыцаря шлем, я поднял его за ногу и потряс, надеясь, что вода сама выльется. Она почему-то не выливалась. Положив жертву на землю, я попробовал надавить на живот. После нескольких нажиманий рыцарь закашлялся, из него хлынула вода. Я поспешно повернул человека на бок, чтобы он не захлебнулся обратно.

Некоторое время человек лежал неподвижно, потом начал дрожать. Нет, так дело не пойдет. Мокрый, да еще на улице холодно, он точно простудится. Я подхватил рыцаря, посадил его себе на спину и отправился в лес, чтобы не носить хворост к речке. Осталось только разжечь огонь. От рыцаря сейчас мало толку, у него зуб на зуб не попадал. Ссадив замерзающего на землю, я набрал сухих веток и занялся разведением огня.

Зря все думают, что раз дракон, то непременно огнедышащий, дышать огнем - это же особый талант нужен. Вот мама у меня как дыхнет - так на двадцать длин дракона все поджариваются, а папа только один раз дыхнул, когда с мамой поспорил, так только нос себе копотью испачкал.

Я сосредоточился, набрал воздуха в грудь и... дунул! Хворост разлетелся в разные стороны, одна ветка заехала рыцарю прямо в лоб. Бедняга опрокинулся на спину. Так, неувязочка вышла. Собрав дрова обратно, я вновь сосредоточился. Рыцарь благоразумно отполз куда-то за пенек.

Я смогу! Я смогу! Это просто! Мне уже казалось, что внутри меня разгорается дикое пламя, вот сейчас оно вырвется наружу, опаляя все вокруг... Неожиданно зачесался нос, я скосил на него глаза - там сидела муха. И чего ей не спится, ведь осень уже. Муха нагло на меня посмотрела и почесала лапки, потом принялась умываться. Я вдохнул еще глубже и... оглушительно чихнул. Весь собранный хворост сгорел в одно мгновение, даже углей не осталось, только круг запеченной до стеклянного блеска земли.

Восхищенный рыцарь показал мне из-за пенька большой палец, а я печально развернулся и опять пошел за хворостом. Было стыдно. До старости дожил, а огнем дышать так и не научился.

Делая третью попытку развести костер, я очень волновался, из-за чего лапы изрядно тряслись, а еще мне не хотелось ударить в грязь лицом перед этим человеком, но так же меня начала разбирать злость - я тут, понимаешь, страдаю, а он там за пенечком отдыхает. О том, что суета с костром началась для того, чтобы обогреть рыцаря, я уже немного забыл. От злости я чуть опять не перестарался, но, к счастью, два сухих ствола толщиной с человека сгореть быстро не могли, так что костер у меня все же получился. Дрожащий рыцарь, видя, что я больше ничего не поджигаю и сижу не двигаясь, подполз поближе, протянул руки к огню. Бедолага, да он совсем закоченел.

- Раздевайся!

- Зачем!? - испугался рыцарь, вцепившись в свою одежку так, будто я его насильно раздевать собрался. - Чтобы одежда в зубах не путалась?!

- Одежду необходимо просушить, - устало ответил я. - Ты в своих мокрых лохмотьях простудишься. И вообще, я мог тебя съесть, пока ты валялся воды наглотавшись.

- Может ты только жареное мясо ешь, а моченым брезгуешь!

Где-то внутри зародилось глухое ворчание. Нет, с Мелфой куда проще, несмотря ни на что.

- Хорошо, оставайся. А я пошел. Некогда мне с тобой, упрямым, няньчиться, - поднявшись, я двинулся через кусты в чащу, мне было обидно.

В лесу изрядно потемнело, пока я сражался с рыцарем, устраивал забег по пересеченно местности и спасал этого неблагодарного железнобокого, уже успел наступить вечер. Заночую где-нибудь под кустиком, мне в отличие от людей, холод не так страшен. И тут вдруг сзади послышалось:

- Дракон, ты куда? А как же я? - показалось мне или нет, что голос рыцаря подрагивал.

- А что ты? - побольше непонимания в голосе.

- Я что, тут один останусь?

Я развернулся, внимательно посмотрел на рыцаря, и тут увидел то, чего не замечал до этого времени. Мой противник был очень молод. Как поговаривали про таких сами люди - еще молоко на губах не обсохло. У драконов ходила другая поговорка - еще скорлупа не везде осыпалась.

- Ты же ведь сам этого хотел, - ответил я. - С чего же теперь передумал?

Рыцарь невольно бросил взгляд на темноту вокруг костра.

- Все понятно, ты боишься. Ночи и неизвестности боишься больше, чем меня. А как же то, что я - дракон и мерзкое чудовище?

- Я не боюсь!

Ох уж мне эти рыцари.

- Тогда я пошел.

- Нет! Ты не понял. Я тебя не боюсь! И, - он понурил голову, - извини. Ты не мерзкое чудовище.

Больше мучить мальчишку я не стал, и вернулся к костру. Рыцарь вздохнул с облегчением и робко мне улыбнулся. А ведь и вправду совсем мальчишка. Симпатичный по человеческим меркам. Он немного отогрелся у костра, лицо из синего, стало обычного человеческого цвета, от просыхающей одежды шел пар, светлые волосы просохли и завились колечками. Вот был бы жених для Мелфы! Но я тут же себя одернул. Мелфа уже замужняя дама, а этот парнишка все же слишком молод для нее и мелковат.

- Есть хочешь? - спросил я, снимая с шеи мешок, в который Мелфа положила кое-что мне на дорожку. Мешок был из провощенной ткани, так что еда от купания в речке не пострадала.

Рыцарь только ресничками захлопал, хотел, наверное, отказаться, но в животе у него предательски заурчало.

- Хочу, - смущенно признался он.

Для меня еды было маловато, так что я не стал аппетит раззадоривать, щедро все пододвинув мальчишке. Ему как раз на хороший ужин.

Рыцарь недоверчиво посмотрел на пироги, головку сыра и кольцо колбасы.

- А откуда у тебя человеческая еда? Ограбил кого-нибудь?

- Же... Подруга в дорогу дала.

Мой собеседник посуровел лицом и отодвинулся подальше от соблазнительно пахнущих пирогов.

- А я уж поверил, что ты хороший! А ты девиц воруешь!

- Вот ты подумай. Если бы девица была ворованная, то вряд ли она стала бы мне в дорогу печь пироги. Да еще такие вкусные.

- Ты мог ее заставить! - ну вот, опять он за свое. - Хотя нет, - тут же остыл мальчишка. - Такие пироги спечь не заставишь, - и он пригорюнился, раздумывая о чем-то своем. Я тоже загрустил, припомнив, как Мелфа священнодействовала над тестом для караваев и порогов. Мне даже печь в пещере пришлось выложить. Видимо рыцаря одолевали похожие воспоминания. Интересно, кто пек пироги для него? Мать, невеста?

- Ешь. Я не заставлял никого. Да и не крал.

Больше рыцарь не заставил себя уговаривать, с жадностью накинувшись на еду.

- А кто она? - спросил он, утолив первый голод.

Я успел положить голову на лапы и задремать.

- Она?

- Ну да. Та, кто тебе пекла пироги.

- Девица. Ты же сам сказал.

- Но ты сказал, что никого не крал?!

- Не крал, - я повернулся на бок, укрывшись крылом. Спина болела меньше, еще денек другой и смогу летать. - Люди мне ее сами привели, в жертву.

- И ты ее себе оставил?!

- А что было делать? - и, сам не зная почему, я рассказал этому мальчишке нашу с Мелфой историю. Наверное, мне просто необходимо было выговориться. Даже не столько, чтобы рассказать рыцарю, а для себя, чтобы понять, что со мной происходит. Никогда моя драконья жизнь не была такой сложной и запутанной, как с появлением этой девицы.

- Какие негодяи! - почти прошептал рыцарь. - Отдать девушку дракону, потому что она некрасива. Избавиться от нее таким способом! А если бы рядом с тем городом жил не ты, а злобный дракон?! Он ведь съел бы ее, не задумываясь! Убийцы! - мальчишка раскраснелся, он был просто в ярости.

- Да не горячись ты так. Этих людей не исправишь.

- Но ведь они и с другой могут так поступить.

- Типун тебе на язык! Еще одну Мелфу я не переживу! Да и что мы им можем сделать?

- Но ведь есть король!

- На твоем месте я бы на короля не рассчитывал. А, кстати, почему ты сам скитаешься, на драконов охотишься?

Рыцарь пригорюнился, повесил голову, отвернулся чуть в сторону.

- Все ясно. Отец твоей суженной, или сама суженная, чтобы проверить твою храбрость, велели принести тебе голову дракона. Тогда она сможет выйти за тебя замуж.

Мальчишка покачал головой.

- Что, неужели не угадал?

- Не угадал. Но голова дракона мне действительно нужна была, - он отчаянно покраснел.

- Зачем?

- Моя матушка смертельно больна. Лекарь сказал, что ей может помочь только одно очень сильно средство. Он мог бы его приготовить, но у него есть не все ингредиенты. Самый главный ингредиент - мозг дракона. За ним я отправился, а мой старший брат - за шерстью единорога.

- Ага, как с единорога, так значит шерсть, а как с дракона, так сразу мозг. Только я скажу одно, этот ваш лекарь - шарлатан, потому что ни шерсть единорога, ни драконий мозг целебных сил не имеют. Хотя... - я задумался на несколько мгновений, - а может и не шарлатан. Есть зелье, для которого используют эти ингредиенты.

- Что же это за зелье? - полюбопытствовал рыцарь.

- Я не помню названия. Но если этого зелья добавить в реку, возле которой стоит какой-нибудь город, то начнется мор.

- Откуда ты все это знаешь?! - изумился мальчишка, недоверчиво глядя на меня.

- Читал кое-что. В отличие от рыцарей считаю, что грамота - довольно полезная вещь.

Мой собеседник мгновенно надулся.

- Рыцарю быть грамотным ни к чему! Для него главное - владеть мечом и быть благородным!

- Ага. Тогда он, не задумываясь, отправляется за ингредиентами для морового зелья.

- Ну... - мальчишка сидел красный, как маков цвет.

- Ладно, не расстраивайся. Даже умей ты читать, все равно не обязан знать о магических зельях. Но все же, что это за человек, который хочет сделать моровое зелье?.. - я задумчиво почесался, но тут в спине снова что-то хрустнуло. Нет, лучше лежать не двигаясь. - Салисия ни с кем сейчас не воюет. Кому понадобилось делать такую подлость?

- А ты точно не ошибаешься?

- Точно. Два этих ингредиента используются только в этом зелье.

- Но как же моя матушка?! Значит, этот негодяй вовсе не хотел ее лечить, а нас использовал втемную!

- Получается что так.

Рыцарь некоторое время сидел с застывшим лицом, сжимая и разжимая кулаки. Эх, не завидую я тому шарлатану, если он попадется на пути моему собеседнику. А потом мальчишка неожиданно заплакал, закрыв лицо руками.

- Ну ты чего?! - опешил я, такого никак не ожидая. Развернув крыло, ободряюще похлопал кончиком человека по плечу. - Не плачь!

- Матушка умрет! Ведь никто не знает теперь как ее лечить!

- Знаешь. Я думаю, мы что-нибудь придумаем.

- Мы?! - мальчишка поднял на меня покрасневшие глаза.

- Ну да. Не бросать же тебя, раз так все получилось.

- Ты самый странный дракон из всех, что я встречал!

- А много ли ты встречал драконов? - нахмурился я, вспомнив об отношении рыцаря к драконам до знакомства со мной.

- Ты - первый.

- А, ну тогда понятно.

- Как хорошо все-таки, что я сумел тебя найти. Если бы не тот человек в деревне, страшно подумать, что могло бы случиться!

- Что за человек? - удивился я.

- Я проезжал через деревню, - начал рассказывать рыцарь. - Ну, как всегда остановился посередине деревни и вопросил, не нужна ли жителям какая-нибудь помощь. Не завелись ли в окрестностях какие-нибудь чудовища. Тогда вышел староста и рассказал, что их деревню разорил ужасный дракон, и показал, куда он пошел. Я обрадовался, что нашел дракона и отправился по указанной дороге. И встретил тебя.

- Ах, он негодяй! Это же тот тип, за которого я Мелфу решил выдать! Значит, он решил меня уничтожить, а над моей девочкой будет издеваться как захочет, а то и вовсе выгонит. Да я его! Да я его - сожгу! Растерзаю! Порву на мелкие кусочки! Растопчу! Подниму на высоту и сброшу оттуда! И все это сразу! - я вскочил, но почти тут же с криком рухнул обратно - спину пронзила резкая боль. Все-таки купание в холодной воде и беготня по лесу не прошли даром.

- Дракон, что с тобой?! - испугался рыцарь, глядя на то, как я стону на земле.

- Спина!

- А что с ней?!

- Стар я уже. Вот спину и прихватывает.

- Ага, понятно. У моего отца тоже самое. Он в молодости, когда в поход ходил, застудил ее, и теперь мучается. Ложись на живот.

- Это еще зачем?

- Увидишь. Ты хочешь, чтобы спина прошла или нет?

- Хочу, - прокряхтел я, поворачиваясь.

Рыцарь попробовал дотянуться до моей спины.

- Нет, руками здесь, пожалуй, не справишься, - он сел на землю и разулся.

- Что ты все-таки хочешь делать?

- Размять спину. Я по тебе сейчас похожу. Не бойся я осторожно.

- Тогда обуйся, а то ноги о чешую в кровь собьешь.

Он натянул свои железные башмаки обратно, а потом вскарабкался мне на спину и принялся там топтаться.

- Жаль мази какой-нибудь согревающей нет, - посетовал он. Но и так было хорошо. Боль потихоньку отступала, мышцы расслаблялись, я и сам не заметил, как меня сморил сон.

Проснулся уже глубокой ночью оттого, что горячий комочек у меня под боком метался и что-то бормотал. Рыцарь все-таки простудился. Я осторожно подсунул крыло ему под спину, укрыл другим, чтобы человеку было теплее. Сам заснуть так и не смог больше, вслушиваясь в невнятное бормотание. Надо будет его домой отправить, пусть родные лечат. Только Мелфу с утра заберу у старосты, не место ей у этого мелочного прощелыги! Пусть лучше со мной живет, чем с таким. Я ей лучше мужа среди рыцарей найду. А что? Народ благородный, они своих дам не обижают, в замке опять же будет жить. Там слуги, белых рученек утруждать не надо. Посмотрим на старшего брата моего подопечного, вдруг подходящая кандидатура.

Кстати, нужно разобраться с этим фальшивым лекарем. Да и рыцарского братца из беды не помешает выручить, раз уж я взялся помогать. Единороги они народ суровый, чуть что не по их, заколдуют, имени не спросят. О! Еще одна идея! Лучших целителей, чем единороги, не существует, если удастся найти однорогого, можно будет попробовать его уговорить помочь рыцарской матушке. Эх, какие у меня грандиозные планы. Главное не забывать о том, что у меня осталось всего двадцать три дня, и время все тает.

Утро принесло с реки холодный туман. Я плотнее закутал рыцаря в крылья, от этого движенья он проснулся.

- Что... - он подскочил, огляделся, явно вспоминая, где находится, посмотрел на меня, вздрогнул, потом опомнился и поклонился.

- Доблестный сэр Дракон. Я так вчера и не представился. Мое имя Ральф Роульфинг. Как я могу называть тебя?

- Очень приятно, Ральф. Меня так и называй - Дракон.

- Понимаю, я еще не достоин того, чтобы знать твое тайное драконье имя, но ничего, я заслужу эту великую честь!

Ох уж эти рыцари. Да нет у меня никакого тайного драконьего имени, у драконов вообще не бывает имени, так проще и надежнее. Только попробуй докажи это кому-нибудь.

- Как ты себя чувствуешь? - спросил я, стараясь не заострять внимания на драконьих именах.

- Хорошо! - бодро ответил Ральф, чтобы тут же зайтись в кашле.

- Я вижу. Ладно, сейчас отправимся к тебе в замок. Он далеко находится?

- В трех днях конного пути отсюда.

- Не близко, - огорчился я, подсчитывая сколько это будет в переводе на драконью скорость. Если пешком, то не меньше недели, если на крыльях, то часа два лету. Только вот о крыльях сейчас лучше не мечтать.

- Как твоя спина? - вежливо спросил рыцарь.

- Спина. Бо... - я пошевелил крыльями, прогнулся. Где-то в пояснице еще чувствовался отголосок былой боли, но в целом все было в порядке, - ...лит, но меньше! Гораздо меньше! - я на пробу захлопал крыльями. Ральфа чуть не опрокинуло воздушными потоками. - Ура!!! Я снова могу летать! Значит, быстро доберемся! Только вот заскочим, Мелфу захватим и отправимся доставлять тебя домой.

- Мне бы еще коня забрать. Я его там, около дороги, привязал.

- Коня? Нет, коня я не донесу, тем более, если с грузом полечу.

- Но и там его оставлять нельзя, он же умрет от голода.

Ральф был прав.

- Ладно, что-нибудь придумаем. Забирайся на спину.

Рыцарь ловко забрался и уселся между крыльев.

- Нет, там тебя сдует. Садись поближе к шее.

Всадник послушно передвинулся, и я пошел искать какую-нибудь полянку, чтобы можно было взлететь, не рискуя порвать перепонки на крыльях.

- Дракон.

- Да.

- А тебя не смущает, что я на тебе верхом еду?

- А должно смущать? - заинтересовался я.

- Ну... Ты разумное существо, а я на тебе, как на лошади...

- И что?

- Это получается, я тебя поработил? Любое свободное существо должно оскорбиться от такого.

Не понимаю, чего он добивается, того, чтобы я его ссадил, и он шел пешком? Так ведь не уйдет далеко, и сидит-то еле-еле, то и дело кашляет, чихает и носом шмыгает.

- Где такие слова только откопал. Вот скажи мне, кто из нас сильнее.

- Ты.

- В таком случае, это тебе надо обижаться, ведь это ты непобедимый и храбрый рыцарь.

- Не понял.

- А чего тут понимать. Тебя не обижает, что дракон сильнее тебя и может возить тебя на спине? Не обидно принимать помощь от более сильного? - Ральф зашевелился у меня на спине, пытаясь слезть. - Обиделся все-таки, - я развернул крыло, не давая ему соскользнуть вниз. - Сиди, пожалуйста, на месте и держись крепче. Ты даже не дослушал. Ведь когда вы возите своих детей на спине, вы же не считаете их поработителями? Когда помогаете тому, кто слабее вас, вы же не обижаетесь на них? А ты сам подтвердил, что слабее меня, к тому же ты нездоров, и я отчасти в этом виноват.

Некоторое время Ральф сидел тихо, видимо раздумывал.

- Все-таки ты очень странный дракон.

- Уж какой уродился.

В лесу так и не удалось взлететь, так что до дороги мы дошли пешком. Рыцарь с трудом вспомнил, где он привязал коня, но долго думал, что ошибся, потому что рыцарского скакуна на месте не оказалось. И если бы не кучки помета, мы бы еще долго искали правильное место.

- Наверное, он убежал, - расстроился Ральф.

- Что-то сомневаюсь, - я внимательно оглядел ветку, к которой был привязан повод. - Смотри, ни оторванного повода, ни содранной коры. Похоже, кто-то просто украл твоего коня.

- Этого не может быть! Гранит признает только меня! Никто не мог к нему подойти.

- Нашелся, значит, умелец. Вот и следы, смотри. Это же не твои?

Рыцарь поставил ногу рядом со следом. Даже в рыцарском башмаке нога Ральфа была почти в полтора раза меньше.

- Вот проблема с конем и решилась.

- Нет! Я домой не вернусь! - мой спутник отчаянно вцепился в волосы. - Фамильные доспехи растерял, меч утопил, коня украли... Отец меня никогда не простит! Лучше я и в самом деле бы утонул!

- Успокойся, великий разбазариватель семейного имущества. Думаю, твои родные будут просто счастливы, если ты сам вернешься живым и невредимым.

- Нет, Дракон, не успокаивай меня. Пока я не найду новых доспехов и коня, я не вернусь!

- Чего, матушку спасать уже не будем?

Ральф окончательно сник, даже пошатнулся слегка.

- Полезай обратно на спину. Придумаем что-нибудь с доспехами и конем.

Серые глаза рыцаря поймали мой взгляд.

- У тебя это любимые слова?

- Чего? - не понял я.

- Ничего, - он уже привычно вскарабкался мне на спину.

- Держись крепче, сейчас полетим!



Глава 3

Дракон и единорог


Небо! Свобода! От радости я взмыл к самым облакам. Ральф что-то кричал, судорожно цепляясь за мою шею, восторгался, наверное. Я ловил крыльями потоки воздуха, сдерживая порыв кувыркнуться, закладывал виражи, потом вспомнил, наконец, что не просто играю, а лечу по делу, и стал высматривать деревню.

Приземлились мы за околицей, чтобы случайно при посадке не разрушить какое-нибудь из их хрупких человеческих построений.

- Все, прилетели. Слезай!

Ральф застонал и, разжав руки, упал. Я едва успел подставить крыло, чтобы смягчить падение. Рыцарь трясся так, что зуб на зуб не попадал. Вот я дырявая башка! Забыл о человеческой хрупкости, а этот еще и простужен к тому же! Подхватив рыцаря, я побежал в деревню. Бежать на задних лапах было неудобно, приходилось балансировать крыльями и хвостом, чтобы не свалиться. И как люди на двух ногах ходят? И зачем? На четырех же удобнее!

Староста, обнаружившийся в саду, побледнел, как снег, а, увидев рыцаря у меня в лапах, и вовсе посерел, видимо решил, что я мстить явился.

- Где Мелфа?! - взревел я.

У старосты волосы дыбом встали. Не будь у меня лапы рыцарям заняты, я бы растерзал это ничтожество.

- Не убивайте! Пощадите! - мужик бухнулся на колени.

- Где Мелфа?!

- В повале.

- Ах ты! - выдержка мне отказала и над головой старосты загудела струя пламени. Соображай я тогда хоть что-то, такое проявление огнедышащести заставило бы меня гордиться. - В каком подвале?! Показывай!

Не решаясь встать на ноги, староста побежал на четвереньках.

- Тут, - он указал на небольшой сарайчик.

Я посадил Ральфа на землю, а сам занялся освобождением Мелфы. Снес крышу, чтобы было лучше видно. В сарайчике оказался люк, для надежности на его крышку было поставлено четыре больших сундука. Порыкивая от бешенства, я разобрал конструкцию и открыл крышку.

- Мелфа, выходи! Где ты там, девочка моя?! - я сунул голову в люк. Что-то, кажется, деревянное ведро, с силой стукнуло меня но носу. Я взвыл, отскочив от подвала, хвостом случайно разнес поленницу, поломал плодовые деревья в саду, пока носился вокруг старостиного дома, держась за нос. Мелфа носилась за мной, пытаясь догнать и добавить.

- Мелфофка! Профти! Я же прифол тебя спафти!

Наконец, девица устала и остановилась, тяжело дыша.

- Он запер меня! Сказал, что ты не придешь! Что ты уже мертвый! Зачем ты меня тут оставил?! - Мелфа закрыла лицо руками и заплакала.

- Ну профти меня, пожалуфта! - я подошел к ней поближе. - Я же только хотел, чтобы тебе было луфе!

- А мне лучше только рядом с тобой! - девица отняла руки от лица и посмотрела на меня. - Ой! У тебя кровь! Я сейчас! - она метнулась в дом, принесла ведро воды и простыню. - Прости меня! Я не хотела тебе делать больно, думала, это этот решил проверить, как я там, - Мелфа, отняв мои лапы от носа, принялась осторожно вытирать кровь.

- Мелфа, помнишь, у тебя были целебные травы?

- Да. А ты себя плохо чувствуешь?! Что болит?! Где?

- Успокойся. У меня ничего не болит. Болит у него, - я указал на Ральфа. - От простуды есть что-нибудь?

Мелфа посмотрела на рыцаря, глаза у нее вдруг округлились, лицо пошло пятнами.

- Это же тот самый рыцарь, с которым мой несостоявшийся муженек договаривался о том, чтобы тебя убить! - сжав кулаки, Мелфа решительно направилась к Ральфу. Рыцарь постарался слиться с корой яблони, к которой прислонялся. Я перехватил девицу, пока от Ральфа клочки лететь не начали.

- Так не убил же, как видишь. Хороший парень оказался. Я его переубедил, рассказал, что драконов убивать нехорошо.

- Ну, если так... От простуды, говоришь? Где-то у меня были травы от простуды.

- Ты их только со слабительным травами не перепутай.

Ральф в ужасе закашлялся. Я подхватил его, пока рыцарь не сбежал, и запихнул в дом, сам внутрь не заходя, устроил голову уже на привычном коврике. Мелфа вовсю хозяйничала в доме, раздувая огонь в печи, ставя греться воду.

- Сейчас малиновых веточек запарим с липовым цветом. При простуде это первое дело. Еще бы хорошо растирания сделать, но это после.

- А может не надо? - малодушно спросил Ральф. - Может оно все само пройдет?

Мелфа строго посмотрела на сопливого рыцаря.

- Если не лечиться, то осложнения всякие могут быть. На слух, на зрение, на голову.

- Хорошо, хорошо, прекрасная дева. Я с благодарностью приму все твои лекарства.

- Еще бы ты не принял! - хмыкнула Мелфа, всовывая рыцарю в руки кружку, в которой плавали ветки и листья.

Ральф, надеясь обрести поддержку в драконьем лице, обернулся на меня.

- Пей-пей. Горячее, с травами, самое то сейчас для тебя.

Обреченно вздохнув, рыцарь выпил.

- Вот видишь, ничего страшного, - улыбнулась девица, доставая откуда-то мохнатый тулуп. - Теперь закутайся.

Укутанный рыцарь наконец-то согрелся, его разморило, глаза закрылись сами собой...

- Мелфа, собирайся, - сказал я вполголоса. - Мы уходим отсюда. Только, я тебя об одном прошу, не бери много вещей. Нам предстоит важное дело, мне придется лететь. Большой груз я не унесу, тем более что мне придется также нести вас с Ральфом.

Девица серьезно кивнула, быстро собрала в узелок еды, взяла несколько одеял и немного одежды. Все-таки умница она у меня.

- Все, готова? Буди рыцаря.

Ральфа разморило серьезно, он никак не желал просыпаться, отмахиваясь от Мелфы.

- Ладно, оставь его, - я достал рыцаря лапой и вытащил наружу.

За всей суетой мы забыли про старосту, он куда-то сбежал, но мы не обратили на это внимания. Зато староста про нас не забыл - дом окружали разъяренные крестьяне. Люди вооружились кто чем мог, у некоторых даже охотничьи луки были. А вот это уже неприятно. Если перепонку продырявят, взлететь я не смогу. А, не приведи пращуры, в Мелфу попадут!

- Вот та тварь, что хочет разорить нашу деревню! - вопил староста, указывая на меня. - Бей его!

Крестьяне двинулись в атаку, на угрюмых лицах застыла решимость.

- Стоять! - рявкнул я командным голосом. Это я в королевском дворце научился, у военного советника.

Люди, оторопев, остановились. Ральф у меня в лапах проснулся и зашевелился, я поставил его на землю.

- Что здесь происходит? - спросил рыцарь, украдкой вытирая рукавом сопли.

- Щас меня будут убивать.

- Кто? - удивился рыцарь.

- Кто?! - послышался у меня за спиной злой Мелфин голос. Девица вышла на улицу и осмотрелась, уперев руки в боки. - Эти что ли?! Да как вы посмели! На моего дракона! - она подошла к забору, я ее не успел перехватить. - С вилами! - девица вырвала вилы у ближайшего крестьянина. - Да я вас за это! - Мелфа отшвырнула вилы в сторону, выдернула взамен здоровенный дрын из забора, и, разбросав пинком останки изгороди, бросилась на крестьян.

Бедняжка, такой стресс - сначала я ее оставил, потом этот негодяй, староста, в подвал посадил. И как справился только?! Наверное, какой-то специальный секрет знал. Вот моя девочка накопившуюся агрессию и вымещает. Люди порскнули в разные стороны. Мелфа носилась за ними, охаживая нерасторопных дрыном.

Ральф в ужасе спрятался за мою спину.

- Она тут никого в живых не оставит! Ее надо остановить!

- Успокойся. Сейчас немного пар выпустит и сама остановится. Ну... или устанет.

Мелфа остановилась только тогда, когда в поле видимости никого не осталось. Самые пугливые убегали прочь по дороге, самые ловкие восседали на крышах и деревьях. Она тяжело утерла пот со лба и отбросила дрын в сторону.

- Ух, умаялась.

- Еще, бы! - прошептал рыцарь, шмыгая носом. - Моему отцу бы такого воина, никто бы на наш замок не посмел покуситься.

Я вновь подумал о старшем брате рыцаря. Может Ральф, увидев боевые качества Мелфы, поможет мне со сватовством, порекомендует брату невесту.

- Все, полетели, они нам больше не помешают. А то ишь ты! Распоясались!

- Хорошо, Мелфочка, полетели, - я склонил к девице голову и сказал вполголоса. - Ты уж за рыцарем нашим присмотри, чтобы не свалился, а то мало ли что, больной все-таки.

Мелфа серьезно кивнула.

- Не боись, от меня никуда не денется, - этому ее заявлению не верить у меня не было никаких оснований, так что я присел, чтобы людям было удобнее забираться.

- Куда мы сейчас? - спросил Ральф, пока мы еще не взлетели. - В мой замок?

- Нет, с замком пока повременим. Отправимся искать твоего брата и единорога, пока единорог ему чего-нибудь плохого не сделал.

- А как мы узнаем, куда отправился мой брат?

- Насколько я знаю, ближайший единорог живет в Серебряном лесу. Если твой брат не хочет тащиться через всю Селисию к соседней стране, то он отправился в Серебряный лес. Хотя кто знает вашу таинственную рыцарскую душу, может для вас сто верст не крюк.

- Попрошу без оскорблений!

- Извини. Ну держитесь! Взлетаем! - я разбежался и, захлопав крыльями, оторвался от земли. Тяжеловато, конечно, но терпимо, и спина вроде себя прилично ведет. Надо будет попросить Мелфу по ней потоптаться, она потяжелее рыцаря, должна лучше мышцы промять.

Помня о том, что на спине больной, я не стал высоко взлетать, так что парить не получалось, крыльями махал и, пока долетели до Серебряного леса, проголодался страшно. Сгрузив спутников на опушке, отправился поохотиться, соврав, что иду единорога искать. Впрочем, тот нашелся сам, он всегда так делает, когда не ищешь, всегда находится. Хорошо хоть олешка схрупать успел, а то на голодный желудок я такого стресса не пережил бы.

Только я последнюю косточку обглодал и решил все-таки отправиться на поиски единорога, как он сам вылетел мне на встречу. Глаза выпучены, шерсть дыбом, от пушистой кисточки на хвосте хорошо хоть половина осталась. Я перехватил рогатого лапами за бока и поднял в воздух, а то этот безглазый мне бы живот рогом проткнул. Хотя, может, он к этому и стремился?

- Пусти! - единорог забрыкался, вырываясь.

- Пущу, ты только успокойся.

Рогатый еще побрыкался, но, видя, что вырваться не получается, обмяк. Я поставил единорога на землю.

- Дракон, ты откуда здесь взялся?! Эта территория для тебя закрыта! Да ты еще и охотился в моих землях! - заметил рогатый обглоданные кости. - Нет, это уже верх наглости!

Он был прав, мне стало стыдно. Я смущенно поковырял задней лапой землю.

- Извини, кушать очень хотелось.

- Да ладно, чего уж там. Зачем явился?

- У меня к тебе дело... - тут нас прервали. На поляну вывалился полностью обдоспешеный рыцарь.

- Опять он! - истерично взвизгнул единорог, бросаясь прочь.

Я пресек попытку бегства. Кажется, это и есть тот самый брат Ральфа. В руках рыцаря был зажат пук волос из единорожьего хвоста.

- Рыцарь Роульфинг? - спросил я.

Рыцарь замер. Шлем не давал разглядеть выражение его лица, но, кажется, мне удалось его ошарашить.

- Ты! - взревел вдруг он, и я понял, что поторопился с суждением об ошарашенности. - Ты убил моего брата! Мерзкое чудовище!

Так, история повторяется.

- Бежим! - крикнул я, ставя единорога на землю.

Единорог, как более шустрый, ушел далеко вперед, мне же не удавалось разбежаться как следует из-за деревьев, да и плотный обед мешал. Рыцаря же подгоняла ярость и жажда мести за убиенного брата. Мне бы только дорогу найти!..

- Коняжка! - вдруг послышалось впереди радостное. Голос Мелфы, значит, в правильном направлении двигаюсь.

Единорог завизжал, как девица, узревшая мышь в своей кровати. Я поднажал и вылетел на опушку, от неожиданности столкнулся с Ральфом, перекувыркнулся через него, сзади в меня врезался Ральфов брат, рубанул мечом. О, моя бедная спина! Там что-то опять хрустнуло! Рыцарь замахнулся снова, теперь метя по хвосту. Подхватив Ральфа, чтобы случайно не затоптать в суматохе, я помчался дальше.

- Стой, мерзкое чудовище! Оставь моего брата! - орал рыцарь.

- Кого это ты назвал мерзким чудовищем?! - возмутилась Мелфа. Послышался звук, будто кто-то изо всех сил стукнул кувалдой по ведру, потом все затихло. Я обернулся на бегу и понял, что убегать больше не от кого.

- Она его убила! - ужаснулся Ральф.

- Да нет, оглоушила только чуточку, - скромно потупилась Мелфа.

Еще пара встреч с рыцарями и я не выживу. Хотя рыцарям тоже несладко приходилось. Шлем с Ральфова брата снимали втроем, так он деформировался, хорошо, что доспех качественный оказался, а то не было бы больше у Ральфа брата. Пока Мелфа возилась с оглоушенным, я огляделся, думая о том, куда мог деться единорог. Рогатый никуда не делся, он обнаружился на высокой сосне по-соседству.

- Как ты туда забрался? - удивился я, осматривая гладкий без сучков ствол.

- Не знаю, - трясясь, проблеял единорог.

- Спускайся!

- Ни за что! Что я ненормальный, чтобы спуститься к вашей банде?!

- Мы не банда, - обиделся я. - Я честный Дракон. Это вот рыцарь Ральф, тот, что за тобой гонялся - его брат. А это Мелфа, непорочная девица. Ты же любишь непорочных девиц.

Единорог забрался еще повыше.

- Драконова временная жена, - добавила Мелфа.

- А она точно девица? - засомневался единорог.

- Ты на что это намекаешь, козел однорогий? - разозлился я, ухватившись за ствол сосны и пытаясь стряхнуть рогатого вниз.

- Ни на что! - засучил копытцами единорог, стараясь обхватить дерево получше. - Прости! Просто я сверху не разглядел, что она и в самом деле девица. А не воевода соседней державы...

Я посмотрел на Мелфу. Что-то все в ее девичестве сомневаются, вон и единорог тоже. Может и в самом деле не девица? Мелфа, заметив мой взгляд, нахмурилась и уперла руки в боки.

- Хватит болтать! Снимай этого, рогатого и ужинать давайте. Наш ушибленный на голову пришел в себя и требует объяснить, что происходит.

- Не надо меня снимать! - испугался единорог. - Мне и здесь хорошо!

- Ты что же, птицей решил заделаться? - удивился я.

- Да! Да! Точно, я птица, а не единорог! Я совью себе гнездо и буду здесь жить. Только оставьте меня в покое!

Мелфа подошла ко мне, глядя снизу вверх на нового обитателя сосны.

- По-моему, он переутомился. Снимай его скорей, пока он не решил учиться летать.

Дерево не выдержало бы мой вес, вздумай я карабкаться по стволу, так что пришлось расправить крылья и взлететь.

- Давай копыто! - висеть на одном месте, по-воробьиному хлопая крыльями, было нелегко, а тут еще этот однорогий сопротивляется спасению.

- Ни за что!

- Ты же не птица, в самом деле, а самому тебе не спуститься.

Единорог внял моим уговорам и подвинулся ближе, позволив обхватить себя за туловище лапой.

- Но за козла ответишь!

Он еще мне угрожает!

- А нечего было сомневаться в том, что моя Мелфочка девица!

- Ладно, извини. Квиты. Ты откуда, кстати, такой экземплярчик откопал?

- Мне ее в жертву принесли. Тише, а то она услышит, и тогда я тебе не завидую.

- А чего ты с людьми связался вообще? Откуда эти рыцари?

- О, это долгая история. Нам нужна твоя помощь, - тут я приземлился и поставил единорога на землю.

Мои спутники во все глаза уставились на волшебного зверя, до этого в суматохе, они не могли как следует его рассмотреть и теперь застыли от восторга. Единорог был воистину прекрасен. Телом изящнее, чем самый породистый конь, с сияющими золотистыми раздвоенными копытцами, гордо посаженной головой, которую венчал серебристый рог, с белоснежной шелковой шерстью. Вид немного портили козлиная бородка, да общипанная кисточка на хвосте.

Видя такое внимание к себе, единорог задрал нос и принял горделивую позу.

- Приветствую вас в своем лесу, смертные! - Все, даже Мелфа, поклонились. Вот ведь, мне никто не кланялся. - Что вам понадобилось от меня?

- Подожди, мы все расскажем, дай людям подкрепиться, - разрушил я очарование. Единорог бросил на меня злобный взгляд.

- За едой и беседа веселее, - подтвердил Ральфов брат, ухватив с расстеленной Мелфой тряпочки кусок колбасы.

- Не желаешь ли и ты, дивный зверь, откушать с нами? - вежливо спросил Ральф.

- Я не ем человеческую еду, - презрительно фыркнул однорогий. - Ну разве что вон тот поджаристый пирожок. С чем он?

- С капустой, - ответила Мелфа, протягивая единорогу облюбованный им пирожок.

- О! С капустой я люблю! - радостно проблеял рогатый. И он еще будет, говорить, что не козел.

Некоторое время слышалось только чавканье, если бы я до этого не подкрепился, слюнями бы истек, а так я наблюдал за обедающими людьми довольно спокойно. Когда они насытились, и Мелфа убрала остатки трапезы в мешок, я обратился к единорогу.

- Нам нужна твоя помощь.

- Это я уже слышал, а что за помощь?

- Нам нужно немного твоей шерсти! - встрял Ральфов брат.

- Ты мало мой хвост общипал?!

- Нет! - вскинулся младший из рыцарей. - Ты же ничего не знаешь! То зелье, что собирается готовить лекарь для нашей матушки, оно вовсе не целебное!

- И с чего ты это решил?

- Мне Дракон сказал.

- Ты его слушай больше, он еще и не то скажет, чтобы свои мозги спасти.

- А что за зелье? - заинтересовался единорог.

- Из черной книги колдуна Арана. То, для которого требуются мозг дракона и шерсть единорога.

- Моровое зелье! - сразу догадался однорогий.

- Да.

- И кому же понадобилось его изготовлять?!

- Не знаю. Вот этих рыцарей послал какой-то лекарь за недостающими ингредиентами под предлогом создания целебного зелья для их матушки.

- Ловко! А вы что же, сами не знали, что за зелье собирается готовить ваш лекарь? - обратился единорог к рыцарям. Те смутились.

- Откуда же нам знать?! - ответил Ральфов брат. - Мы же рыцари, а не колдуны какие. Да и матушкину болезнь никто лечить не брался. Только один этот согласился. Мы потому и рады были стараться достать все, что он просил.

- С вашими мотивами все понятно, - волшебный зверь задумался. - Но кому могло понадобиться моровое зелье?!

- Вот и я о том же раздумываю. Не к добру это, - влез я.

- Ясно, что не к добру. Это же сколько народу погибнет, если вылить зелье в какую-нибудь реку, а уж рыбы и зверюшек, так и вовсе не сосчитать. Надо остановить злодея!

- Так и я о том же.

- Каков план действий? - единорог подобрался, готовый сразу бежать и что-то предпринимать.

- Пока в наши планы входит только вылечить матушку рыцарей, а дальше по обстоятельствам. Ты же умеешь исцелять? - спросил я.

- Конечно умею! - возмутился однорогий. - Все единороги это умеют!

- А докажи. Вон у нас один чрезмерно сопливый есть, вылечи-ка его.

- Да с легкостью!

Единорог сам догадался о ком идет речь, потому что во время беседы Ральф то и дело кашлял и шмыгал носом, и направился прямо к младшему рыцарю. Единорог прикоснулся кончиком начавшего испускать яркое белое сияние рога к руке Ральфа. Болезненный румянец тут же исчез с лица юноши, он вдохнул полной грудью и счастливо улыбнулся.

- Я здоров! Нос дышит! И не кашляю больше! - Ральф вскочил, скинул тулуп и низко поклонился единорогу. - Спасибо тебе за исцеление, дивный зверь!

- Да не за что, - скромно потупился однорогий, трепеща ресничками. - Если кого еще полечить надо говорите сейчас, раз уж я сосредоточился.

- Вот его, - Мелфа указала на Ральфова брата. - Он контуженый. Да и дракону спину бы надо полечить.

Единорог мигом вылечил оставшегося рыцаря, а потом повернулся ко мне.

- Извини, а тебя не могу. У нас совершенно противоположная магия, мое исцеление тебе просто не поможет.

- Да знаю я, но все же жаль, - я повертел шеей, пошевелил крыльями. Завтра точно не взлечу.

- Итак, когда отправляемся? - поинтересовался однорогий. - Чем быстрее начнем, тем быстрее закончим!

У меня тоже был резон спешить, но не на ночь же глядя куда-то переться, поэтому я немного охладил единорожий пыл.

- Завтра отправимся. Людям отдохнуть надо, да и мне тоже.

- Ну ладно, - единорог огорчился, что никто не оценил его готовность к действию. - Тогда я домой сбегаю, кое-что сделаю перед отъездом. Вы тут будете?

- Тут. Место вроде удобное, ручеек вон недалеко.

- Тогда я пошел, утром приду, - и единорог растворился в вечернем лесу.

Мы же потихоньку разбили лагерь, а потом каждый занялся своим делом. Ральфов брат, оказалось, что его зовут Валат, тренировался, старательно кромсая мечом окрестные кусты. Мелфа топталась по моей спине, под чутким руководством младшего рыцаря.

- Ммм, хорошо! Мелфочка, правее, пожалуйста, - я просто млел. Может, из-за эгоистических соображений не искать ей мужа, а все-таки себе оставить? Кто еще мне так спинку разомнет?

Валат устал, наконец, махать своей железкой и присел у костра тяжело дыша, он понаблюдал за нашей возней, потом спросил:

- Скажи, Дракон, а почему ты все-таки нам решил помочь? Ты же ведь дракон, тебе по рангу не положено.

- Человек, откуда ты знаешь, что положено по рангу дракону? А помочь решил, потому что не дело это травить все вокруг моровым зельем.

- Но ты же ведь еще до этого начал помогать Ральфу, хотя он и пытался тебя убить, - брат уже успел ему все в подробностях рассказать.

- А что, мне надо было бросить его тонуть? Извини, что разочаровал тебя, ты, наверное, один рассчитывал наследство получить.

Валат негодующе посмотрел на меня.

- Ни о чем подобном я не думал!

- Тогда почему против того, что я помог твоему брату?

- Я не против! Мне просто интересно узнать, почему ты это сделал?

- Почему-почему... Захотелось мне. Жалко его стало. А вот ты мне объясни, почему ты такой могучий, - Валат был на две головы выше младшего брата и почти в два раза шире в плечах, - отправился за хрупким единорогом, а твой младший брат за драконом? Вот этого я не могу понять!

Однако к моему удивлению покраснел ни Валат, а Ральф.

- Я уже совершил множество подвигов, а Ральф пока ни одного, - ответил старший из братьев.

Ох уж мне эти рыцари, ох уж мне этот рыцарский кодекс.

- Ладно, давайте спать ложиться. Завтра с утра в дорогу.

Мелфа привычно устроилась у меня под боком, с другой стороны скромненько примостился Ральф, один Валат сиротливо расстелил одеяло у костра.

Я еще раз внимательно осмотрел старшего рыцаря. Высок, крепко скроен, хотя и поменьше стал, когда доспехи снял, и на лицо симпатичный, вон усищи какие. Женщины, они любят таких усатых.

- Валат, - тихонько позвал я.

- Да, Дракон.

- А ты женат?

- Пока нет, - я обрадовался, - но вот как только матушка выздоровеет, сразу женюсь.

- И невеста есть?

- Есть. Прекрасная Элира, она обещана мне в жены еще с младенчества!

Фу ты, а я-то думал.

- И вы любите друг друга?

- А как же?! - удивился Валат.

Так, это уже хуже.

- Она и в самом деле так красива?

- Прекраснее ее нет на свете!

Совсем плохо.

- А опиши мне, как она выглядит.

- Не могу.

- Почему?! Не можешь подобрать подходящих сравнений?

- Нет, я ее просто никогда не видел, - я со стоном уронил голову на землю.

- Дракон, что с тобой?!

- Ничего, спать ложусь.

- Тогда спокойной ночи.

- И тебе сладких снов.


***


Утром единорог поднял нас ни свет ни заря, мир еще окутывали предрассветные сумерки. Там, где ручеек, возле которого мы ночевали, вливался в реку, клубился туман. В полумраке белели стволы берез, из-за них-то лес и прозвали Серебряным.

- Вставайте! Пора в путь! - единорог слегка светился, на кончике его рога пульсировал белый огонек.

- Встаем, - проворчал я, аккуратно поднимаясь, чтобы не раздавить Ральфа и Мелфу.

Рогатый с ухмылкой посмотрел на меня.

- Ты похож на наседку. И хвост так же отклячен и крылья так же растопырены.

- Рогатый, я молчу, на кого ты похож. И... тебе не идет ухмылка. Морда перекашивается. Какой-то лягушачьей становится.

Единорог раскрыл рот, собираясь что-то ответить, но я не стал этого дожидаться, направившись к ручью. Всю ночь я не шевелился и спал вполглаза, опасаясь придавить друзей, так что все тело у меня затекло, а голова была тяжелая, как с похмелья. Ручеек оказался мелковат, но умыться мне хватило. Сзади подошел старший из рыцарей, тоже поплескался, довольно пофыркивая.

- Доброе утро, Дракон.

- И тебе доброе утро, Валат.

- Дракон, я хотел поговорить о том, как нам добраться до нашего замка. Я так понимаю, что всех ты не унесешь. Даже тебе не под силу будет лететь с таким грузом.

- Ты прав.

- Тогда вы с девицей и единорогом отправляйтесь в замок, а мы с Ральфом найдем моего коня, которого я потерял в чаще, и поскачем следом.

- Ты, конечно, хорошо придумал, но если мы явимся в замок без кого-то из вас, то нас, скорее всего, встретят стрелы и копья.

Рыцарь на некоторое время задумался.

- Дракон, ты прав. Но что же тогда делать. Единорога необходимо как можно скорее доставить в замок Роульфинг. А девица... не можешь же ты оставить со мной наедине невинную деву, это опорочит ее честь.

- Ты же рыцарь! - возмутился я.

- Я-то порочить никого не собираюсь, но болтунам потом рот не заткнешь. Что подумает прекрасная Элира?!

А в сообразительности ему не откажешь. Мы пригорюнились, раздумывая.

Мелфа и Ральф, обнаружив исчезновение грелки под боком, тоже проснулись. Девица начала собирать вещи, а младший из рыцарей направился к нам.

- А чего это вы такие грустные?

- Думаем, как в замок добираться.

- А что не так?

Мы рассказали ему о головоломке. Единорог, услышав, что речь идет о нем, тоже притрусил.

- Куда это вы меня доставлять собираетесь?

- В замок братьев, - пояснил я.

- Так я сам доберусь. Могу еще кого-нибудь подвезти.

- И как долго ты будешь добираться?! - прищурился я.

- Да уж не дольше тебя! - однорогий встал на дыбы, его рог ослепительно засиял. Свет окутал фигуру единорога, потом сосредоточился над его спиной, превратившись в два белоснежных лебединых крыла.

Рыцари восторженно ахнули.

- Красиво, - согласился я с их восхищением. - А летать-то ты такой пернатый сможешь?

- Естественно! Ну что, кого повезти?

- По рангу тебе положено возить на спине прекрасную деву.

Однорогий через плечо оглянулся на Мелфу.

- Нет, деву я, пожалуй, все-таки не потяну. Вот тебя повезу, - он указал копытцем на Валата, видимо хотел отомстить за то, что тот проредил ему кисточку на хвосте, - если железки снимешь.

- Но это же фамильные доспехи! Тогда Ральфа вези, он свои доспехи уже растерял, а я на Драконе полечу.

- Не, Валат, в доспехах и я тебя не повезу.

- Вы сговорились?! - возмутился старший рыцарь.

- Извини, Валат, можешь обижаться, но здоровье нам дороже.

Единорог согласно кивнул.

Валат, поняв, что ему нас двоих не переспорить, тяжело вздохнув, принялся снимать только что надетые доспехи. Рыцарь сложил доспехи кучкой у приметной раздвоенной березы и засыпал их листвой, наверное, еще надеялся вернуться и забрать семейное достояние.

- Я все собрала! - Мелфа потрясла в воздухе изрядно похудевшим после ужина мешком. Завтракали на скорую руку розданными девицей пирожками. Даже мне один перепал. Пирожки были как свежие, будто пекли их не три дня, а три часа назад. Все-таки какая молодец моя Мелфочка! И готовит, и хозяйственная! И чего этим женихам надо?! Ладно, хватит мечтать.

- По коням! - скомандовал я.

Ральф с Мелфой вскарабкались мне на спину, а Валат взгромоздился на единорога. У рогатого копытца в землю ушли, но сам он даже не пошатнулся, крепкий парень.

- Полетели?

- Полетели!!! - я разбежался и, захлопав крыльями, оторвался от земли. Однорогий не отставал, он выставил рог вперед, разрезая воздух. Гляди-ка, тоже летит. Я, поднявшись повыше, заложил вираж. Единорог с легкостью повторил мой маневр, Валат на его спине позеленел. Кажется, для кого-то наше путешествие будет не самым легким.


Глава 4

Дракон и людоед


Как я уже говорил, до замка рыцарей Роульфингов не больше трех часов лету. Все-то ничего. Но кое-кто был непривычен к перелетам, так что нам пришлось делать остановку и отдыхать. Валат свалился с единорожьей спины, стоило нам приземлиться и пополз к кустам, вскоре оттуда послышались характерные звуки, прошло больше получаса, прежде чем он вернулся.

- Вы летите, а я уж лучше пешком. Доберусь как-нибудь.

- Но это долго! - испугался Ральф. - А вдруг понадобится твоя помощь?! Хочешь, я с тобой поменяюсь? Дракон мягко летит.

- Видел я, какие он выкрутасы в воздухе выделывает, от одного взгляда на такое наизнанку выворачивало.

- Пусть и, правда, пешком идет! - поддержал старшего рыцаря единорог. - А то он мне чуть все крылья не изгадил и всю спину отсидел!

- Давайте без крайних мер! - охладил я пыл готовых сцепиться Ральфа и единорога. - Сейчас немного отдохнем, и все будет в порядке. Валат. Ты полежи на травке и тебе легче станет.

Рыцарь что-то невнятно простонал в ответ, растягиваясь на земле, кажется, что-то про то, что он больше с места не сдвинется, пусть хоть потоп. А я решил воспользоваться остановкой и слетать поймать какую-нибудь зверюшку, подкрепиться. Обычно драконы не едят так часто, но у меня сейчас повышенные нагрузки и стрессы.

- Я на охоту, скоро вернусь.

Мелфа поднялась с расстеленного для нее Ральфом плаща.

- Я с тобой!

- Мелфочка, тебе лучше остаться. Я буду убивать разных зверушек, а потом их некрасиво есть. Это не зрелище для молоденькой девушки.

Девица фыркнула не хуже рассерженной кошки.

- А то я никогда не видела, как ты ешь этих самых разных зверюшек! Я твоя жена и всегда хочу быть с тобой, - добавила она убийственный аргумент.

Возразить на это у меня было нечем, Мелфа права, пока я ей не найду мужа-человека, она моя жена. Я попытался что-то робко возразить, уговаривал ее остаться с рыцарями, присмотреть за хворым Валатом, но девица заявила, что у рыцарей единорог есть, пусть хворого лечит.

А ведь правда! Я оглянулся на однорогого, тот смутился и потупил взор.

- А злопамятным быть нехорошо.

- Да ладно, - волшебный зверь подошел к распростертому на земле рыцарю и дотронулся до него засветившимся рогом. Валат открыл глаза, удивленно огляделся, привстал.

- Со мной все в порядке! Значит, ты с самого начала мог сделать это? - он обиженно посмотрел на единорога. Рогатый смутился еще больше. - Я же уже извинился за кисточку.

Единорогу не хотелось признаваться в своей мстительности, он гордо вскинул голову.

- Я просто растерялся, редко имею дело с людьми. Откуда я знаю, когда их надо лечить, когда нет.

- Извини, дивный зверь, - поклонился Валат.

Вот это мастерство! Вот это сила! Он еще и самого рыцаря заставил извиняться. Вот бы мне так уметь.

- Ты в следующий раз сам говори, когда себя плохо почувствуешь, - однорогий был сама заботливость.

- Непременно, дивный зверь. Я здоров, может тогда полетим дальше?

- Нет! - возразила Мелфа, уже восседающая у меня на спине. - Дракону нужно пообедать. Он должен хорошо питаться! Вперед! - она пришпорила меня.

- Летите-летите, - единорог пошло подмигнул. - Знаем мы эти охоты и обеды.

Рыцари покраснели и возмущенно-удивленно посмотрели на однорогого.

- Рогатый, а в глаз хочешь? - зарычал я.

- А я что? - единорог сделал невинную морду. - Удачной охоты! Долго не задерживайтесь.

Противный он, но спорить я не стал, себе дороже, как в грязи изваляешься, разбежался и расправил крылья.

- Мы быстро! - крикнул я на ходу. - Никуда отсюда не уходите!

Мелфу не смутило ни то, как я закогтил косулю, она даже что-то азартно кричала, подпрыгивая у меня на спине, ни то, как я обедал. Эх, какая бы драконша из девицы получилась!

Управились мы и в самом деле быстро, даже часа не прошло, но, вернувшись, обнаружили, что наши спутники за это время успели куда-то исчезнуть.

- Наверное, они дальше оправились, подумали, что мы их нагоним? - растерялась Мелфа, оглядывая пустую полянку.

- Пешком? - я тоже осматривался.

- Ну да. У них же матушка болеет, вот они и торопятся.

- А кто твоя матушка? - поинтересовался вдруг я, такой грустью были пропитаны слова девицы. - Ты по ней скучаешь?

- Моя матушка умерла, когда я маленькая была. Я ее не помню. Батюшка говорил, что я очень на нее похожа, и ругался так, что стражники на улице краснели.

Да уж.

- Ладно, не расстраивайся, - я крылом погладил Мелфу по спине.

- Ты хороший, - сказала девица, обнимая меня за шею и утыкаясь лицом в чешую. - Ты на меня никогда не ругаешься и не обзываешься.

Может и в самом деле Мелфу себе оставить, может ей и в самом деле лучше со мной будет? Я почувствовал жгучее желание разорвать тех, кто обижал мою девочку, такую маленькую и беззащитную. Кое-как справившись с чувствами, я внимательно осмотрел поляку, чтобы узнать, куда все-таки делись наши спутники.

- Мелфа.

- Да?

- Не хочу тебя расстраивать, но, кажется, они не ушли.

- Улетели? Единорог двоих рыцарей поднял?! Надо же, а слабым, значит, притворялся.

- Нет, единорог здесь ни при чем.

- Что же тогда случилось? - забеспокоилась девица.

Я указал ей на громадный след босой человеческой ноги.

- Ничего себе! - Мелфа поставила ногу в след. Ее башмачок был в три раза меньше. - Кто здесь был?!

- Не знаю, но, судя по тому, как изломаны кусты вокруг, а вон там валяется обломок меча Валата, кто-то грозный. Кажется, великан.

- Он поймал наших спутников?

- Похоже на то.

- Это хорошо, отправляемся домой!

- Ты чего, - опешил я, ошарашено глядя на девицу. - Ты предлагаешь бросить наших спутников в беде?!

- А чего?! Рыцари тебя вообще убить хотели, а единорог этот противный какой-то. Мы им ничего не обещали, они нам тоже.

- Нет, Мелфа, я обещал им помочь!

- Обещал справиться с тем, кто зелье варить будет. Так ты не знаешь, где ихний замок. Полетели домой.

- Нет! Так нельзя! Мелфа, это будет подло и неправильно! Они. Наверняка, надеются на нашу помощь.

- А по мне, так пусть великан их хоть съест.

Все-таки найду ей мужа, и пусть живут как хотят!

- Тебе разве не жалко их совсем? - попытался воззвать я к добрым чувствам девицы.

Мелфа помотала головой.

- Ты слишком добрый. Для дракона это неправильно!

- Не зря тебя, значит, обидными словами обзывали, - разозлился я. Надоело мне, что каждый рассуждает, что для дракона правильно, что неправильно, что ему по рангу положено, что не положено.

- Что?! - вспыхнула Мелфа. - Где тут эти следы?! Что стоишь? Пошли спасать этих растяп! - и направилась в чащу.

- Великан туда ушел, - указал я в противоположную сторону.

Мелфа обиженно фыркнула и задрала нос.

И как тут великан пробирался?! Буреломы, кусты, колючки! Грязный лес. То ли дело у единорога в Серебряном лесу, красота! Везде травка зеленая, цветочки, несмотря на середину осени, никакого мусора и буреломов. Мелфа чтобы не отстать и не потеряться, держалась за мой хвост, на спину я ей сесть не предлагал, пусть осознает свою ошибку и поймет, что была не права. Но некоторое время понаблюдав, как девица спотыкается, как ветки цепляют ее за длинную косу и за одежду, сжалился и посадил верхом, все-таки, наверное, я действительно слишком добрый для дракона. Так что первой замок заметила Мелфа, сверху. Она похлопала меня по шее, привлекая внимание. Я поднял голову от следов и обнаружил каменную башню. Лес вокруг был вырублен, чтобы никто не мог подобраться незаметно, а сама она стояла на небольшом холме.

- Что будем делать? - деловито осведомилась Мелфа. - Ворвемся, набьем врагам морду и заберем наших спутников?

- Хороший план, - одобрил я. - Но сначала надо все разведать. Вдруг врагов слишком много и нам с ними не справиться!

- Но ты же дракон! - удивилась девица.

- Вот именно, дракон, а не отряд рыцарей!

- Ты лучше отряда рыцарей! - возразила Мелфа, глядя меня по шее. - Вон двоих уже поймали, а ты все еще на свободе.

Не знаю почему, но мне стало невероятно тепло внутри от этих ее слов, нос сам собой задрался.

- Жди меня здесь, а я отправлюсь посмотреть, что там происходит. Если понадобится твоя помощь, вернусь за тобой.

- Хорошо. Но учти, к полудню не вернешься - я отправлюсь тебя искать.

- Вернусь! - пообещал я.

Так, теперь только осталось незамеченным проникнуть в замок великана. Эх, давно я этим приемом не пользовался и не тренировался, придется сейчас наверстывать упущенное.

Мы, драконы, вообще очень красивы, бываем самых разных цветов. Я, например, серый с серебристыми крыльями, черным гребнем на голове и черными шипами на шее, полоской черных чешуек вдоль хребта и светло-серой чешуей на животе. Братик у меня в мамулю - темно-фиолетовый с багровым отливом, а папа почти белый, только кончик хвоста и нос черные. Вот такие мы яркие и заметные. А это не всегда бывает удобно. Такому большому зверю, как дракон, трудно спрятаться, когда он на кого-нибудь охотится и в засаде сидит, или когда на него рыцари охотятся, поэтому драконы могут менять цвет, сливаясь с окружающим миром.

Я сосредоточился, представил, что исчезаю, чешуя перестает блестеть, перенимая цвета сырой земли, опавшей листвы, темных голых ветвей деревьев и пожухлой травы.

- Ой! - испугалась Мелфа. - Дракон, ту куда пропал?!

- Я пока еще здесь, но уже ухожу. Жди меня, поняла! Спрячься где-нибудь, чтобы великан тебя ненароком не обнаружил. Я, когда вернусь, позову тебя.

Мелфа часто-часто закивала и полезла прятаться под поваленное дерево. Для надежности присыпав ее убежище сверху опавшей листвой, я направился к замку. Двигаться приходилось медленно и осторожно, чтобы чешуя успела принять цвет того места, на котором я в тот момент находился. Но вот, наконец, и стена. Я специально подполз туда, где легко можно было добраться до окна. Окно было большое, такое, каким и положено быть окну в великаньем замке, даже я без проблем пролезу. Уцепившись когтями за щели между камней, я подтянулся. Чешуя послушно приняла цвет камня. Только не торопиться, а то все испорчу. Вот так, аккуратно, осторожно... Окно как на зло оказалось забрано прочной решеткой, не разломаешь, снизу этого из-за толстых стен не было видно. Выругавшись, я пополз по стене, вокруг башни. Остальные окна тоже были зарешечены, да еще и черной тканью завешены - не рассмотреть, что внутри. Свободное окошко нашлось только под самой крышей, когда я уже излазил всю башню вдоль и поперек. С трудом втиснувшись в узкое отверстие, чуть всю чешую на плечах не содрав, я все же оказался внутри.

Вверху была конусообразная крыша, через щели в которой внутрь проникал дневной свет. Совсем хозяин за жилищем не следит. А внизу, через переплетение балок, просматривалась большая круглая комната, освещенная пламенем факелов, как я уже говорил, все окна были занавешены темными шторами. Видимо, здешний хозяин не больно-то жалует солнечный свет. Интересно, почему он тогда отправился на охоту днем?

Я ступил на перекладину и осторожно двинулся вперед, надеясь разглядеть еще что-нибудь. А пылищи-то здесь! Не отмоюсь потом. Мелфы на этого грязнулю нету! Она бы уж тут навела порядок! Кое-где на балке лежала какая-то ветошь, приходилось ее аккуратно перешагивать, чтобы не столкнуть вниз ненароком, но иногда я был неосторожен, и вниз летели крупные хлопья пыли. К счастью, это, кажется, никого не беспокоило. А может там, внизу, и не было никого. Помогая себе хвостом, я слез на следующую балку, потом еще ниже. Обзор отсюда открывался лучше: в центре комнаты располагалась большая печь, труба которой уходила куда-то в стену; на печи стоял огромный котел, в нем плавали овощи. Так, а где же рыцари и единорог? Мои спутники обнаружились неподалеку от печи. Рыцари сидели в клетке, похожей на птичью, только большой. При желании в эту клеточку можно было еще десятка два рыцарей напихать. А вот и единорог. Волшебный зверь обнаружился в загончике вместе с лохматой козой, один рог у нее был сломан у самого основания. Животинка явно обрадовалась обществу и во всю льнула к возмущенному единорогу.

На рог волшебного зверя были нанизаны яблоки, как на вертел, снять сам однорогий их не мог. Так, все понятно, от него толку мало, пока рог не освободит, колдовать не сможет, - у них, у единорогов, вся сила в роге.

Нужно освободить их, пока великан не вернулся. Я потихоньку подобрался к стене и, цепляясь за нее, спустился вниз. Отсюда комната казалась гораздо больше, чем сверху.

- Ральф! - шепотом позвал я сидящего у стенки клетки младшего рыцаря.

- Дракон?! - он встрепенулся, огляделся, но меня не смог рассмотреть.

- Да, это я. Тише. Где великан?

- Ушел куда-то.

Валат заинтересовался, что брат с кем-то разговаривает, и подполз поближе.

- Ты чего тут?

- Здесь Дракон!

- Где? - старший рыцарь удивленно повел глазами.

- Я здесь, меня просто не видно. Я сейчас сломаю замок, и уходим.

На дверце клетки висел большой навесной замок. Ухватившись одной лапой за дужку, а другой за сам замок, я напрягся. Какой качественный замок! У меня от напряжения потемнело в глазах, я уже начал думать, что ничего не получится, но тут в механизме что-то хрупнуло, и он открылся.

- Уфф. Выходите, - я открыл дверцу, выпуская рыцарей. - Давайте к выходу!

- А ты? - спросил Ральф.

- Сейчас единорога освобожу и тоже иду.

Однорогий, понурившись, сидел в загоне, пытаясь копытцем снять яблоки с рога, он не видел, как я разговаривал с рыцарями, коза неровно дышала ему в ухо, радостно помахивая хвостиком.

- Эй! Единорог!

Рогатый в надежде вскинул голову.

- Дракон! - обрадовался он. Для него моя маскировка ничего не значила, как всякий волшебный зверь он видел то, что было на самом деле, а не то, чем кто-либо старался казаться.

- Тише! Да, это я. Иди сюда, я тебя вытащу.

Однорогий вскочил на ноги и подбежал к краю загона, коза потрусила за ним.

- О! Вижу, у тебя появилась подружка!

- Не ерничай, - огрызнулся единорог. - Вынимай меня скорее!

Я послушно подхватил рогатого под мышки и поставил на пол уже вне загона.

- А где рыцари?

- Я их уже освободил. Уходим!

Вдруг коза жалобно заблеяла, не желая расставаться с только что приобретенным кавалером. Дверь открылась, и в комнату хлынул солнечный свет. Рыцари, уже вплотную подобравшиеся к выходу, порскнули в разные стороны, как мыши, мы с единорогом тоже не стояли.

- Так, что тут у нас? - раздался гулкий бас. - Ага! Дракон! - кажется, испугавшись, я забыл о маскировке. - Много мяса - хорошо!

Меня вдруг схватили поперек туловища и сдавили так, что я от неожиданности что было сил полыхнул огнем. К несчастью, струя пламени никому не причинила вреда, только слегка закоптив печь. - Ну что, выдохся? - и меня сунули в ту самую клетку, где держали рыцарей.

Через некоторое время люди ко мне присоединились, не по своей воле, но им ничего больше не оставалось, великан переловил их, как кутят. Вместо сломанного замка дверцу украсил новый, в два раза больше. Единорог тоже был пойман. Коза жалобно блеяла, глядя на то, как ее нового друга сажают в казан.

- Пора бы и обед начать готовить, - заухал великан.

Однорогий в ужасе заметался по посудине, пытаясь выбраться. Повар, не обращая на это внимания, достал откуда-то большую бочку, пробил в днище дыру, и вылил содержимое на единорога.

- Пусть помаринуется.

По комнате поплыл густой аромат красного вина. Великан нашинковал лук колечками, нарубил зелени и высыпал это все в вино, потом накрыл казан крышкой. Некоторое время было слышно, как единорог беснуется внутри, потом волшебный зверь затих, но уже через несколько мгновений до нас донеслась разухабистая кабацкая песня:

- Мы с милашкою моей, раз в лесок гулять пошли! Час гуляли! Два гуляли! Все цветочки там помяли!

- Один замариновался! - высказался Валат.

- Где он такого набрался?! - удивился я.

Ральф промолчал. Юноша стоял красный, как рак. Эту песню он явно в первый раз слышал. Коза блеяла подпевая.

Я потряс прутья клетки, проверяя их на прочность. Так нас всех промаринуют и съедят!

- Не старайся, дракон, - хмыкнул великан, - эта клетка и не таких как ты выдерживала. - Давно мне не попадалась такая богатая добыча. Ох уж отпраздную!

- Дракон! Придумай что-нибудь! - прошептал Валат.

- Что придумать?!

- Не знаю! Ты же дракон! Ты огнедышащий. Полыхни огнем, прутья расплавятся, и мы выберемся.

- Не могу! Я весь огонь за раз выдохнул, теперь пока еще накопится. Нас за это время три раза съесть успеют.

- Обидно, такой хороший план был. Придумай еще что-нибудь.

- Хорошо, я попробую, - я уселся на пол клетки и принялся думать, но как назло в голову никаких спасительных мыслей не приходило, думалось только о Мелфе, которая совсем одна останется, когда меня съедят.

- Как вы попались? - спросил я у рыцарей, чтобы хоть как-то отвлечься от тягостных мыслей.

- Это чудовище движется совершенно бесшумно, - вздохнул Валат, начиная рассказ. - Мы сидели на поляне и ждали тебя, как ты и велел. Единорог травку щипал, я вздремнул слегка, а Ральф дозор нес. Как вдруг на поляну ворвался настоящий вихрь. Ральфа с единорогом он сразу схватил, я успел подхватиться и немного помахать мечом. Но меч его шкуру не взял, сломался после третьего удара.

Валат не врал, если судить по следам, он действительно единственный сопротивлялся. Даже успел ударить великана три раза, и в самом деле доблестный рыцарь и хороший воин.

- Да, железо и сталь великанье тело не берут, даже огнем не всегда удается их победить. А что же единорог не улетел?

- Не успел. Чудовище его сразу в мешок сунуло. А когда у меня меч сломался, оно и меня поймало.

Великан что-то хлопотал по хозяйству, наверное, готовил ингредиенты для блюд с нами. Не так уж он был и велик, всего в два раза выше Валата и где-то на великанью голову выше меня, но зато силен! Как он меня схватил! Я уж думал когти отброшу. Красотой великан не блистал, у него была очень большая голова, почти квадратное лицо с тяжелыми бровями и глубокими складками на лбу, волосы, которые он явно сам подстригал, торчали во все стороны разновеликими прядями, а уж зубы! Бррр. Редкие, желтые, но острые, как обнажит их, улыбаясь каким-то своим мыслям, так хоть заранее с собой кончай, сразу представляются зубки тебя заживо перемалывающие...

- Вот съедят нас, и матушке никто не поможет, - неожиданно всхлипнул Ральф.

Я отвлекся от картины 'Великан, поедающий дракона' и встряхнулся. Единорог в казане уже не пел, а только похрапывал и пузыри пускал. Что же нам делать?

Великан отвлекся от своих занятий, открыл печную заслонку и подкинул дров в огонь, пламя яростно загудело в трубе. Кажется, жить нам остается все меньше и меньше.

- Значит так, - Валат решил не сдаваться без боя. - Когда он откроет клетку, - прошептал старший из рыцарей. - Мы все прыгнем на него. Может, хоть кому-то в неразберихе выжить удастся.

Я кивнул, тяжело вздыхая.

- Я постараюсь его отвлечь. Вы уж о Мелфе позаботьтесь, не бросайте бедняжку на произвол судьбы.

Братья дружно кинули.

Великан достал два больших ножа и принялся точить их друг о друга, от этих звуков у меня вдруг потемнело в глазах. Валат похлопал меня по носу, приводя в чувство.

- Дракон, крепись!

Я с трудом вздохнул, а великан, протерев лезвие ножей тряпочкой, направился к нам, держа один из них в руке.

- Ну, прощайте ребята! Не успели мы с вами по-настоящему подружиться, а теперь уже и не успеем. Но вы мне сразу понравились, - я приготовился броситься на великана, как только тот откроет клетку.

Но тут вдруг дверь распахнулась внутрь, хотя до этого она, кажется, открывалась наружу. На пороге возникла, уперев руки в боки, Мелфа.

Как я мог забыть про полдень. Теперь никого из нашей компании в живых не останется. Я судорожно забился о прутья, стараясь вырваться на волю и помочь моей девочке.

Мелфа обвела суровым взглядом внутренности башни, поймала глазами великана.

- Это ты что ли моих друзей поймал?!

- Мелфа! Беги! - надрывался я, пытаясь перегрызть железные прутья.

Но девица и не подумала последовать моему совету, по-хозяйски подошла к казану, посмотрела что под крышкой, выловила из маринада пьяного вдрызг единорога. Волшебный зверь мало походил на себя, белоснежная шерсть пропиталась вином и слиплась. Мелфа встряхнула однорогого, как тряпочку, держа дивного зверя одной рукой за рог, другой за хвост, и, брезгливо положив на пол, вытерла пальцы об юбку.

- Ладно, с этим потом разберемся. Теперь ты! - она повернулась к великану, подхватывая со стола чугунную сковороду и взвешивая ее в руке, так хороший воин определяет баланс у меча. Видимо было что-то такое у девицы во взгляде, потому что чудовище испуганно попятилось. - И почто ты меня несчастную решил лишить последних защитников?!

- Девица! - осклабился великан. - Нежное мясцо!

- Я тебе покажу мясцо! - Мелфа стукнула его сковородкой по руке, выбивая нож, добавила по лбу. От неожиданности великан уселся на пол. - Я тебе покажу, как у беззащитной девицы мужа отнимать!

- Кто из этих двоих твой муж?! - великан пытался хоть как-то уберечь голову, закрываясь руками. - Забирай его, и убирайтесь отсюда! Оставьте меня в покое!

- Мой муж - дракон!

- Что!!? - удивленный великан опустил руки и пропустил удар. Сковородка попала прямо в лоб, по башне разнесся гул, будто ударили в гигантский колокол. Монстр собрал глаза на переносице и опрокинулся навзничь.

- Мелфа! Мелфа! - рыцари подпрыгивали на месте. - Выпусти нас! Вон ключ на столе лежит!

- Сейчас, подождите! - девица зачем-то развязала пояс великана.

Мы трое замерли с открытыми ртами и покраснели. Девица обратила внимание на тишину и обернулась к нам.

- Связать его хочу, чтобы не мешался, как очнется, - пояснила она, вытягивая пояс из петелек на штанах. - А вы что подумали?

- Ничего! - мы дружно покачали головами.

Разобравшись с великаном, Мелфа выпустила нас из клетки.

- Спасибо тебе, доблестная девица, за спасение! - рыцари поклонились Мелфе.

Я же просто подошел и обнял ее, легонько, одной лапой, чтобы не помять. Мелфочка прижалась ко мне и вдруг захлюпала.

- Я ждала-ждала, а ты все не шел, вот и пошла тебя искать.

- Ну что ты, не плачь, все уже закончилось.

Они кивнула и вытерла лицо.

- А что будем делать с великаном? - деловито осведомился Валат.

- Пока связанным здесь оставим, а там как до вашего замка доберемся, скажем вашим, чтобы приехали сюда и доставили великана в столицу на суд короля.

Старший рыцарь кивнул. Очнувшийся великан внимательно прислушивался к нашему разговору.

- Слушай, дракон, - хрипло позвал он. - Отпустите меня, а. Я вам препятствовать не стану, идите на все четыре стороны, только девицу мне оставьте.

Чешуя у меня на спине встала дыбом, в горле зародилось глухое рычание.

- Оставить тебе Мелфочку на поедание?! Никогда!!! - я загородил девицу своим телом, будто надежно связанный великан мог освободиться и наброситься на нее.

- Да нет, что ты! На какое поедание! Я бы женился на ней. Такая женщина! Ты-то дракон, тебе она ни к чему, а я давно себе пару ищу.

Я задумался, отрабатывая этот вариант, но Мелфа стукнула меня кулаком в бок. Нет, не годится этот тип моей девочке в мужья. Оголодает как-нибудь и съест ее ненароком. Хотя нет, это вряд ли. Но чем кормить будет? Всякой гадостью: путниками немытыми, рыцарями всякими, если какой в его лес заедет, разбойниками. Так и желудок испортить недолго. Я Мелфе получше кого-нибудь найду.

Великан видимо прочитал у меня на морде отказ, потому что замолчал и поник.

- Все, загостились мы тут. Пора и в дорогу. А где единорог?

Рыцари заозирались в поисках нашего рогатого друга. Волшебный зверь обнаружился в козьем загоне, куда как-то умудрился забраться, он, лежа на соломе, целовал козу в шейку и шептал ей всякие ласковые слова, та лениво объедала яблоки с единорожьего рога.

Я подхватил этого алкоголика в лапы.

- Уходим!

- Что?! Куда?! - забрыкался он. - Я никуда не пойду без моей девочки! Без моей беленькой лилии-ромашечки!

Лилия-Ромашка тоже чуть не плакала, провожая возлюбленного жалобными желтыми глазами.

- Может, и ее возьмем, болезную, - Мелфа тоже готовилась слезу пустить, глядя на эту картину.

Со вздохом я взял единорога под мышку, второй лапой ухватив козу.

- Пошли уже, наконец!


Глава 5

Дракон в гостях


Сразу взлететь мы не могли, потому что единорог не мог никого нести, его самого пришлось нести, и потому что у нас прибавился еще один пассажир. Валат предложил пока немного пройтись пешком, чтобы рогатый проветрился. Все его поддержали. После того, как мы чуть не отправились в желудок к великану, мир казался особенно прекрасен: и это голубое небо, и белые облачка, и яркое солнышко, и красивая черная птичка... Вот гадина! Я с трудом отплевался, потому что смотрел вверх с открытым ртом.

Через некоторое время единорог, тряпочкой лежавший у меня на загривке, зашевелился.

- Кто я? Где я?

Коза, счастливо блея, пыталась допрыгнуть до его морды.

- А это кто? - удивился однорогий.

- А это твоя жена, - просветила волшебного зверя Мелфа, шедшая рядом со мной.

- Что?! - ужаснулся несчастный. - Воспользовались бессознательным состоянием и окрутили!

- Вообще-то ты с окручиванием сам справился, - добил его я.

- Что?!

- Не знаю, что уж ты ей там наплел, но с той поры она от тебя не отстает.

- Что?!

- И ласковыми словами называл, - встрял Ральф.

- Что?!

- А она тебе подходит, - я решил отыграться. - Копыта раздвоенные, количество рогов одинаковое. И вообще симпатичная. В самом соку девушка. Вон смотри какие завитушки на спине.

Единорог застонал и вновь обмяк. Но спокойно лежал он не долго, через некоторое время принялся дергаться и стонать.

- Что случилось? - я обернулся назад, пытаясь понять, что происходит с нашим однорогим другом.

- О, моя голова! Меня тошнит!

- Эй! - я подвигал лопатками. - Забудь об этом, а то ссажу!

- Убейте меня! - умолял страдалец, прижав копытца к вискам.

- Самоисцелись, - подсказал я.

- Не могу, моя магия отчего-то не действует.

- Ему бы подлечиться надо, - посочувствовал Валат.

- Как? - простонал единорог. - Я на все готов!

- Тут где-то неподалеку трактир был, можно зайти, купить пивка. Все как рукой снимет.

- О нет! Не произносите при мне названия алкоголесодержащих напитков! А то я боюсь не выдержать и испачкать чешую великодушного дракона, что везет меня на своей спине.

- Так зачем же ты пил! - разозлился я.

- Я не пил! Ну, если только чуточку в рот попало, когда меня вином окатили. Но крышка была закрыта, там стоял такой дух! За что мне все это?!

Рыцари сочувственно покачали головами, страдал единорог действительно ни за что.

- Надышался с непривычки, - констатировал Валат.

- Ладно, - принял я решение. - Давайте завернем в трактир. Но совсем ненадолго, только купим кружку пива и сразу дальше отправимся.

- Хорошо, - согласился Валат. - Дракон, только тебе с Мелфой, единорогом и козой лучше где-нибудь спрятаться. А мы сходим и быстренько вернемся.

- Ну уж нет! Вспомни, что случилось в прошлый раз, когда мы разделились?! Если в беду попадать, так всем вместе!

Валат нахмурился, размышляя вслух:

- А может ты и прав. Трактир один при дороге стоит, постояльцев в нем всегда немного, можем и все заглянуть. Никто на нас напасть не решится, а люди там ко всему привычные, даже нашей компании не удивятся. Заодно и поедим по-человечески.

- А я тебя, значит, не по-человечески кормлю?! - раздался сердитый голос Мелфы.

- Что ты, о прекрасная девица! Пища, приготовленная тобой превосходна, но, к сожалению, она была очень давно.

Морщинки на Мелфином лбу разгладились, она благосклонно кивнула старшему рыцарю, тот улыбнулся в ответ. Отчего-то мне захотелось, чтобы крепкий Мелфин кулачок стер улыбку с этой наглой усатой физиономии.

Трактир и в самом деле оказался недалеко, только мы вышли с тропинки на большую дорогу, как сразу заметили большой деревянный дом, над дверью которого красовалась вывеска.

- 'Пьяный Пряник', - прочитал я. Для неграмотных рядом с надписью был нарисован странный полупирог-полукаравай, с выпученными глазами и такой широкой и зубастой улыбкой, будто это он собирается полакомиться всеми входящими, а не они им.

- Да, это тот самый трактир! - обрадовался Валат.

Навстречу нам выбежал мальчишка конюший, хотевший принять лошадей. Он опешил при виде нашей компании и застыл столбиком, раскрыв рот и выпучив глаза не хуже пряника. Козе мальчишка чем-то не понравился, и она живо привела его в чувство, боднув чуть пониже спины. Несмотря на отсутствие одного рога Лилия-Ромашка неплохо справилась. Парнишка взвизгнул и убежал.

Дверь очень порадовала меня тем, что я в нее легко прошел, даже особенно ужиматься не пришлось. А то надоело мне, зайдешь в гости и сидишь, голова в тепле, хвост на морозе. Внутри трактир оказался не хуже, чем снаружи, просторным и светлым. Стены обшиты березовыми досками. Столы и скамьи добротные, крепкие, на такие и я могу усесться без страха, что сломаются. Посетителей, кроме нас не обнаружилось.

Хозяин, крепкий рыжеволосый детина, с изрядно выпирающим животиком, и косым шрамом через все лицо, меня не испугался, видимо, как и сказал Валат, ко всякому привык, только удивленно вскинул брови при виде нашей компании.

- Чего изволите, господа?

Старший рыцарь потер руки в предвкушении.

- Мы изволим обед. И по кружке пива на каждого.

Хозяин оглядел всех, будто прикидывал кому в какой посуде обед подавать, и, кивнув, удалился.

Мои спутники принялись устраиваться за одним из столов, на столешницу которого падал солнечный свет из окошка.

Я тихонько подтолкнул Валата локтем в бок. Рыцарь охнул, согнувшись, потер ребра.

- А платить чем будем? У нас с Мелфой, к сожалению, денег нет.

- Не волнуйся, Дракон. Я угощаю. К счастью, мой кошелек не потерялся, - он позвенел монетами в бархатном мешочке.

Успокоено кивнув, я устроился на лавке.

Розовощекая служанка принесла большой поднос с разновеликими кружками, проворно расставила их на столе. Единорог тут же сунул узкую мордашку в кружку, надолго присосавшись к янтарной пенящейся жидкости.

- Уфф, хорошо! - наконец, оторвался он.

Валат усмехнулся в усы.

А тут уже и обед поспел. Несла его целая процессия. Во главе шествовал хозяин, тащивший большое ведро и поднос с пышными караваями. Поднос он водрузил в центр стола, а ведро поставил передо мной. За хозяином шла служанка, несшая на подносе четыре средних размеров миски, они предназначались моим человеческим спутникам и единорогу. За служанкой мальчишка конюший тащил большое блюдо с нарезанным кружочками окороком и широкую тарелку с нашинкованной крупными кусками капустой, посыпанной отборным овсом.

- Приятного аппетита! - пожелали нам, оставляя наедине с обедом.

Я принюхался к содержимому предложенной мне емкости. Щи, сваренные на мозговой косточке, конечно совсем не те, что Мелфа готовила, но тоже ничего, есть можно, и я принялся орудовать предложенным мне вместо ложки большим деревянным половником, заедая щи караваями и окороком. Люди и однорогий тоже отдавали должное горячему обеду, коза хрупала капусту, скромно притулившись между скамьей и окном. Единорог уселся так, чтобы между ним и Лилией-Ромашкой были мы с Мелфой.

После щей принесли двух запеченных целиком гусей, а единорогу и козе - сладкой морковки и краснобоких яблок. Рогатого при виде яблок аж перекосило всего.

Валат рассказывал какие-то забавные истории, размахивая руками, задвинув брата плечом в самый угол. Мелфа хихикала, слушая истории рыцаря. Девица разрумянилась, глазки у нее блестели. Я разозлился, глядя на эту идиллию. И эта злость была так неожиданна и непонятна, что я предпочел на что-нибудь отвлечься. Кроме Ральфа перед глазами ничего достойного внимания не оказалось, и я стал наблюдать за младшим из рыцарей. Странно, как изменился мальчишка при появлении старшего брата, до этого он вел себя совершенно иначе, сейчас же просто терялся в тени Валата, изредка вставляя в наши разговоры какую-нибудь короткую фразу и почти не предпринимая ничего самостоятельно. Вот и сейчас сидит тихонько, улыбается чуть-чуть, глядя на то, как старший брат соловьем заливается, а улыбка жалкая-жалкая.

Валат меж тем рассказывал о том, как он спас бестолкового младшего братишку от разбойников, и получил за это посвящение в рыцари. Бедняга Ральф уже сквозь землю готов был провалиться, а брат хлопал его по плечу, расписывая, как тот испугался и спрятался под телегу.

- Ральф, - позвал я. Младший из рыцарей даже не сразу меня услышал. - Ральф! - повторил я громче.

- Да? - глаза младшего из рыцарей были пугающе пусты.

- Пойдем, прогуляемся.

- Пойдем, - Ральф будто даже с облегчением поднялся из-за стола.

- Куда это вы? - забеспокоился Валат.

- Мы проветриться слегка.

- А. Ну идите.

Мы вышли из трактира, вдохнули свежего воздуха, все-таки в человечьем жилище всегда душновато. Солнце уже медленно собиралось к закату, его лучи подкрашивались бордовым.

- Хорошо бы сегодня домой успеть, - вздохнул рыцарь.

- Успеем, тут и лету-то всего ничего осталось. Сейчас единорог оправится немного, и полетим.

Ральф кивнул, я повернулся к нему.

- А чего ты такой грустный?

- Я? - удивился юноша.

- Ты. Просто на себя не похож, - мы медленно брели по дороге прочь от трактира.

- Что ты, Дракон. Я всегда такой, - косо улыбнулся он. - Ты меня просто плохо знаешь.

- А мне показалось, что я достаточно успел тебя узнать. Все началось с того момента, когда к нам присоединился Валат. И тут вдруг мой друг Ральф превращается из храброго рыцаря в бледную тень.

- А кем мне еще быть. Мой брат вон какой. Он герой! А я... - рыцарь склонил голову, светлые волосы скрыли лицо, и я не мог разглядеть, какие чувства сейчас владеют моим собеседником.

- А что ты? Ты же ведь тоже рыцарь. И ничуть не менее храбрый, чем твой брат. Вспомни, как храбро ты на меня напал!

- Нашел о чем вспоминать, - густо покраснел юноша. - Я до сих пор сам не свой от стыда из-за того, что тогда на тебя напал. Я же ведь мог тебя покалечить или и вовсе убить!

- Ты эти терзания брось! Не убил же и не покалечил. Ты знал, что драконы чудовища, но не испугался, а вызвал меня на бой, потому что хотел добыть лекарство для матушки. А потом не побоялся признать свою ошибку и принять помощь от меня, а на это требуется ничуть не меньше мужества, чем для отражения нападения разбойников.

Рыцарь на некоторое время задумался, сшибая подобранным прутиком желтые листья с придорожных кустов.

- Но он же вон сколько всего совершил!

- Валат просто старше, а у тебя все еще впереди. Будут и подвиги, и свершения. В рыцари же тебя посвятили, а это хоть что-то да значит. За что тебя, кстати, посвятили? - поинтересовался я, надеясь приободрить Ральфа.

- Да я ничего особенного не сделал, просто вытащил сына поварихи из колодца.

- Вот видишь какой хороший поступок, самый настоящий рыцарский.

- Тогда зима была, я простудился, болел потом долго. Брат с отцом ругались сильно, говорили, что я бестолочь, из-за какой-то черни чуть себя не угробил. Одна матушка похвалила. Когда настала пора представить меня королю, тот спросил, совершил ли я уже что-нибудь достойное? Матушка и рассказала королю про этот случай.

- И что король?

- А король взял и посвятил меня в рыцари. Сказал, что таким и должен быть истинный благородный рыцарь, заботящийся о слабых.

- Молодец Варин. За это я ему, пожалуй, прощу то вино со снотворным.

- Матушка обрадовалась очень, - продолжил Ральф, не обращая внимания на мои слова. - А отец с братом очень ругали нас с ней, говорили, что не время мне еще рыцарем быть, и что посвятили меня в рыцари за ерунду какую-то.

- Они не правы, - мягко сказал я.

- А у тебя есть братья? - вдруг спросил юноша.

- Да, у меня есть брат, но не старший, а младший.

- И ты скажешь, что никогда не говорил ему как поступать? Никогда не давал советов?

- Советы давал и заботился, пока он сам был не в состоянии о себе позаботиться, и всегда буду рад ему помочь, но своего мнения никогда не навязывал. Да у меня и братец такой, что это мне впору ему завидовать: больше меня почти в два раза, сильный, ловкий, красивый. Но я не завидую - он же мой брат. А тебе скажу - никому не позволяй преуменьшать твоих заслуг. Спасение ребенка из ледяной воды было настоящим героическим поступком. Ты боялся ледяной воды, темноты внизу, но все равно полез.

Ральф смотрел на меня со страхом.

- Откуда ты знаешь, как все было?

- Я почти в тридцать раз старше тебя, кое-что успел узнать о жизни и о людях.

- Ты такой!.. - юноша замахал руками, не в силах выразить свои мысли словами. - Я даже иногда забываю, что ты дракон.

Обидеться бы на такие слова, но мне тало необыкновенно приятно. Я тихонько засмеялся, а потом продолжил:

- Я еще не закончил о подвигах. С тобой и твоим посвящением мы уже разобрались. Теперь твой брат. Он же очень искусный воин?

- Да.

- И уже был таким, когда на тебя напали разбойники?

- Да, Валат уже тогда был лучшим воином в наших землях.

- Значит, ему ничего не стоило победить нескольких разбойников. Он не боялся, не преодолевал себя, для него это было в порядке вещей. И спасал он опять же не чужого ребенка, а родного брата. Не приди он тебе на помощь, что бы сказали родители? Тут наличествует хороший поступок, это да, но уж никак не подвиг.

Ральф задумался и замолчал и молчал всю обратную дорогу к трактиру. Но внутрь он вошел с ясной улыбкой, гордо вскинув голову.

Валат удивленно посмотрел на это.

- Ну, как прогулялись?

- Отлично! - ответил младший из братьев.

- Что делали?

- О жизни говорили.

- Ты смотри, Дракон, - шутливо погрозил мне пальцем Валат. - Испортишь ты мне брата.

Я не ответил на это, оглядел компанию за столом.

- Пора отправляться, а то стемнеет скоро.

- Да ладно, Дракон. Куда торопиться, все равно сегодня дома будем, - Валат поднял кружку. - Вот сейчас пивко допьем и полетим.

Единорог проблеял что-то невнятное, но явно одобрительное, кажется, этот недомаринованный опять наклюкался. Может у него теперь так всегда и пойдет: напился, поспал, проснулся, опохмелился, опять поспал, опять опохмелился и так бесконечно. Нести я его не собирался, поэтому решительно отнял у рогатого кружку.

- Хватит! Полетели!

- Ну ты чего, Дракон?! - обиделся Валат на то, что я лишил его собутыльника. - Хорошо ведь сидим.

Мелфа только похихикивала.

Кажется, мне их отсюда не забрать. Мы с Ральфом переглянулись, он полез к брату за кошельком, а я направился к хозяину трактира.

- Можно ли у вас попросить ведро холодной воды? - поинтересовался я.

Хозяин удивленно вскинул брови на такую причуду, но согласно кивнул.

- Тогда не могли бы вы нам его принести, а мы пока приготовим деньги, чтобы рассчитаться за обед.

Валат хихикал, как девица, прижимая кошелек локтем к боку.

- Пожалуйста! - Ральф пытался добраться до денег.

- А я пока не хочу уходить! - упрямился старший рыцарь. - Не щекотись! Ха-ха-ха! - но почти тут же Валат осекся, глядя на входящих в трактир людей. Все остальные тоже замолчали и застыли, как застыли и вошедшие. Это были стражники, в доспехах и шлемах, но до рыцарей не дотягивали.

- Добрый день, гости дорогие, - вернувшийся хозяин поставил возле меня ведро с водой и направился к новым посетителям.

- И тебе день добрый. Нам бы перекусить по-быстрому и с собой еды в дорогу, - сказал главный среди пришедших. Его доспехи были богаче, чем у остальных, а на рукаве красовалась нашивка королевских цветов.

При пришельцах я не решился протрезвлять своих спутников радикальными методами, вроде обливания водой, стражники могли это не так понять, и попытался еще раз вразумить Ватала. На этот раз рыцарь был сговорчивее, он расплатился и вышел на улицу, остальные потянулись за ним.

Оказалось, что не все стражники зашли в трактир, около десятка их на улице сторожили повозку с клеткой, в которой сидела женщина в лохмотьях, закованная вдобавок в кандалы. Меня от этого зрелища невольно передернуло. Валат видимо тоже припомнил плен у великана, потому что обратился к стражникам.

- За что вы держите эту женщину в клетке?

- Она ведьма, - равнодушно ответил один из стражников.

Тут бы Валату отстать и уняться, но то ли хмель взыграл в крови, то ли рыцарю подвигов захотелось...

- Ну и что, что она ведьма! Нельзя так обращаться с прекрасной дамой!

Ведьма гаденько захихикала, ее длинные пальцы, похожие на паучьи лапки зашевелились. Вроде старший из рыцарей не столько выпил, чтобы эта страхолюдная старуха начала казаться прекрасной.

- Валат, успокойся, - попытался я урезонить рыцаря. - Она ведьма, а это люди короля, они выполняют свою работу.

- Отстань, Дракон! Не видишь, дама нуждается в помощи?!

- Дракон, я тебе это припомню, - погрозила ведьма когтистым пальцем из клетки. А рыцарь выхватил меч и бросился на стражников. Те решили, что мы с этим слабоумным и ведьмой заодно, и пошли на нас в атаку. Пришлось отбиваться, а то нас бы уничтожили. На шум прибежали и остальные стражники из трактира. Валат к этому времени уже пробился к клетке и выламывал прутья. Вот он добрался до ведьмы и сбил с нее кандалы. Зловеще расхохотавшись, старуха запрыгнула на спину рыцаря, а потом взмыла в воздух, похожая на облезлую ворону в своих черных лохмотьях.

Так, ведьма сбежала, пора и нам убираться.

- Единорог! - я стукнул однорогого крылом по спине, привлекая внимание, - на тебе Валат!

Дивный зверь кивнул, сосредоточенно фехтуя рогом с одним из стражников. Я же, быстренько закинув Мелфу на спину, схватил в одну лапу Лилию-Ромашку, в другую - Ральфа, и, расправив крылья, взлетел, заметив, как единорог, пробившийся к рыцарю, толкнул того плечом, а когда старший из братьев оказался у него на спине, наколдовал себе крылья и последовал за мной. Напоследок, один из стражников, кажется, их командир, метнув копье, попал мне в заднее плечо, то из которого крыло растет. Бросок отчаявшегося человека был так силен, что пробил чешую, не очень жесткую там. Копье почти сразу выпало из раны под собственным весом, не так уж оно и глубоко засело, но лететь было больно, тем более с большим грузом. Я на ходу закинул Ральфа на спину, и перехватил козу двумя лапами, чтобы удобнее было. К моему удивлению, Лилия-Ромашка не брыкалась и не вырывалась, словно чувствуя, что все делается для ее пользы, а может, она просто видела летящего впереди единорога и представляла, что летит за ним самостоятельно.

Плечо дергало, крыло немело все больше и больше, я уже хотел объявить привал, но вдруг Валат обернулся и что-то закричал, указывая вниз. Я пригляделся: по лесу скакали всадники, пестрыми комочками мчались впереди кавалькады собаки.

- Что там? - я поравнялся с единорогом.

- Это мой отец! - проорал старший рыцарь, кажется, он больше не испытывал никаких неудобств от полетов. - Садимся!

Я кивнул, начиная спускаться по широкой дуге.

Собаки завизжали, лошади истерично заржали, когда перед ними с неба плюхнулись серый дракон и красный в белых разводах единорог.

Нас бы точно нашпиговали стрелами, если бы Валат не соскочил с единорожьей спины и не помчался к всадникам.

- Отец! Отец! Это мы! Не бойтесь!

Пожилой, но еще крепкий мужчина с трудом совладал с собой и грозно посмотрел на сына.

- Вас за чем посылали?! За мозгом дракона и шерстью единорога! А не за живыми единорогом и драконом!

- Отец! Ты не знаешь! Чуть не произошла ужасная ошибка! - Валат горячился, размахивал руками, пытаясь все объяснить отцу. - На самом деле лекарь, который сказал, что вылечит матушку - шарлатан! Он вовсе не хотел лечить матушку! Он хотел создать моровое зелье! А нас использовал втемную!

- Почему ты так решил, сын?

- Ингредиенты, которые он попросил, не используются для исцеления, - Валат оглянулся на нас в поисках поддержки.

Отец рыцарей побледнел, на его лице резко обозначились скулы.

- Значит, надежды больше нет!

- Отец! - Ральф сполз с моей спины и стал рядом. - Мы не останемся без помощи! Единорог может излечить нашу матушку. А мудрый и храбрый сэр Дракон помог нам сюда добраться и уговорить мудрого зверя, - младший из рыцарей похлопал меня по боку, охнул, а потом уставился на собственную ладонь. Рука была в крови. - Дракон, ты ранен! - ужаснулся юноша.

- Да так, пустяки.

- Почему ты ничего не сказал?! - Ральф задрал мне крыло и принялся осматривать рану. Мелфа, спрыгнув на землю, тут же присоединилась к нему, что-то причитая, захлопотала вокруг меня.

- Да успокойтесь вы! Это просто царапина! - я попробовал отстраниться, но не тут-то было.

- Знаем мы эти царапины! - сурово выговорила мне Мелфа. - Сначала царапина, потом туда грязь попадет, и крыло отвалится.

- А что же единорог его не вылечит? - поинтересовался отец рыцарей. - Пусть покажет свое умение.

- Отец, к сожалению, дракона единорог лечить не может, у них магия противоположная, - пояснил Валат.

- А как же я тогда доверю ему свою жену, если он и этого-то не может? Да и на единорога-то он не слишком похож. Где вы его нашли? В сточной канаве? От него воняет, как от пропойцы.

Единорог гордо вскинул голову, собираясь что-то возразить, но вмешался Ральф:

- Отец, но я сам видел возможности дивного зверя, даже испробовал их на себе, и Валат тоже!

- Пока не увижу собственными глазами - не поверю.

Вот ведь упрямый осел!

Тут вдруг младший рыцарь выхватил из-за пояса Мелфы нож, которым она пользовалась по хозяйству, и, перехватив его двумя руками, вонзил себе под ребра. Я не успел вмешаться, я вообще ничего не успел сделать! Побледнев, как полотно, юноша упал.

- Скорее! - взревел я. - Давай, рогатый! Что застыл?!

Единорог все еще дулся, он посмотрел на отца рыцарей.

- Покажи же свою силу, - спокойно сказал тот. Да он даже в лице не изменился, сидит как истукан!

- Хватит болтать! - рявкнул я и, схватив единорога за хвост, подтянул поближе. - Лечи! - в лапе у меня осталась вторая половина кисточки.

Однорогий взвизгнул от боли, но послушно склонился над Ральфом. Рог волшебного зверя засветился.

- Помогите мне кто-нибудь! Вытащите нож, я не могу отвлекаться, рана очень серьезная. Дракон, не ты! Ты ему нож вместе с ребрами вывернешь!

- Извини, - смутился я.

- Я помогу! - очнулся Валат. Старший из рыцарей подскочил к брату. - Я не раз помогал раненым товарищам.

- Давай, - согласился единорог. - Тяни медленно и осторожно, а я буду исцелять.

В лесу стояла тишина, даже лошади не фыркали, а собаки не тявкали, будто понимая, что сейчас мешать не стоит. Рог волшебного зверя вспыхнул особенно ярко, разогнав вечерние сумерки. Валат отложил в сторону окровавленный нож.

- Вот и все, - устало сказал единорог и сел на опавшую листву.

Ральф зашевелился и поднял голову, брат помог ему сесть.

- Как ты? - участливо спросил я, подставляя под спину юноши край крыла, чтобы он мог опереться на него как на спинку кресла.

- Хорошо, - улыбнулся этот бессовестный. - Вот видишь, отец. Единорог может исцелять.

- Я вижу, - кивнул тот. - Меня зовут Грэйн Роульфинг. Прошу быть гостями моего замка, господа. Рад, что вы согласились нам помочь, - и он, развернув коня, оправился к замку.

- Ты... А если бы единорог не успел?!! - накинулся я на Ральфа, несколько минут выговаривая в подробностях то, что я думаю о нем и его умственных способностях, рыцарь только счастливо улыбался в ответ. - Ты мог бы просто порезать себе палец, этого бы хватило для показательного излечения! - наконец, немного успокоился я.

- Это не произвело бы на отца такого впечатления.

- Мне показалось, что на твоего отца ничто не может произвести никакого впечатления.

- Ты ошибаешься, - улыбнулся Ральф.

Я не стал продолжать разговор, тем более что всадники уже исчезали в сумерках, а посадил младшего рыцаря себе на загривок. Мелфа вскарабкалась сама, а Валат, щадя усталого единорога, пошел пешком, Лилия-Ромашка скакала вокруг, радуясь возможности размять косточки. Вскоре мы догнали процессию и пристроились в хвост. Люди Грэйна оглядывались на нас, шептались. Некоторые разговоры мне даже удавалось расслышать.

- Надо же! Живых дракона с единорогом привезли!

- А с ними девица еще, вон гляди, позади нашего рыцаря на драконе едет.

- Ты глянь и, правда, девица, а я сначала еще за одного рыцаря принял!

- Да точно девица, вон косища какая! И в юбке она.

- Так это, я как-то в столице был, так туда послы приезжали из какого-то государства, так там все в юбках и платьях, даже мужики, тоже с косами ходят, а на голову надевают маленькое такое ведерко.

- Врешь поди.

- Нет, что вы! Сам видел!

- И коза с ними, смотрите. Она-то зачем?

- Так это. Припасы для дракона, чтоб мяско свеженькое было, тепленькое.

- Да нет! - возразил кто-то. - Это ж единорогова баба. Дракон с собой вон девку возит, а единорог - козу.

Волшебный зверь тоже видимо прислушивался, потому что запыхтел от обиды. Видя, что ее возлюбленный чем-то недоволен, Лилия-Ромашка подскочила и, жалобно блея, принялась его утешать.

- Вот видишь, что я говорил! - довольно воскликнул кто-то из всадников.

До замка мы добрались быстро. Ральф с Валатом сразу хотели тащить единорога к матушке, но Грэйн заявил, что она уже спит, время позднее, а дивному зверю перед визитом к даме не помешало бы привести себя в порядок.

Однорогий смутился, а по замку забегали слуги, готовя ванну и торжественный ужин.

Перед едой освежиться решили все, даже рыцари. Один я неряхой останусь, потому что достаточной емкости для меня не найдется, можно было слетать поискать какую-нибудь речку или озеро, но плечо побаливало, да и устал я за сегодня. Ничего, я и так чистый, вот только ранку немного залижу.

Через некоторое время все собрались в большом зале. Единорог вновь блистал белоснежной шерстью, Мелфа принарядилась в красивое темно-синее платье с розовыми бантами по подолу, наверное, из запасов хозяйки замка, впрочем, смотревшееся на ней, как на корове седло. Обычные простые наряды, шли девице гораздо больше. Мелфа даже Лилию-Ромашку вымыла, и вплела козе в кудряшки на спине разноцветные ленты. Облаченные в торжественные одежды рыцари перестали походить на беженцев. Кроме нас за большим столом сидели еще какие-то люди, те, что побогаче одеты, поближе к хозяину замка, те, что победнее, подальше, а некоторые и вовсе за отдельным столом у входа.

- Счастлив лицезреть вас в своем замке! - поднял первый кубок хозяин дома, когда все расселись за столом.

Мы все присоединились. Не пили только коза, да единорог, решивший воздержаться от алкоголя.

Все выпили и приступили к трапезе.

- Отец, - обратился к Грэйну старший из сыновей. - Я хотел тебя спросить.

- Спрашивай.

- Что ты делал в лесу?

- Охотился.

- Значит, пока матушка болеет, ты развлекаешься охотой!

- Не тебе судить о моих делах. Но раз ты хочешь ответа. Я отправился вечером на охоту, чтобы порадовать твою матушку, пожелавшую отведать отварной зайчатины.

Смущенный Валат опустил голову.

- Прости отец.

Но Грэйн не удостоил сына ответом. Больше никто не решился нарушить молчание во время трапезы, все сосредоточено жевали. Я быстренько сгрыз кабанчика, снаружи он был жестковат, но зато щедро посыпан приправами, а внутри с кровью. Эх, не умеют здесь готовить. Толи дело когда Мелфочка берется готовить кабанчика... Он становится таким нежным, что тает во рту. Мясо чесночком нашпиговано, а уж корочка... Отломишь ее, хрустящую, аппетитную, а над мясом пар белый. Но что-то слишком часто в последнее время я стал вспоминать о кулинарных талантах своей временной жены. Запив наперченное мясо ведерком вина, я принялся осматривать зал. Потолки здесь были пониже, чем в башне великана, зато обстановка богаче: стены закрывали разноцветные стяги, крепившиеся к щитам, украшенным разными гербами. То ли это были щиты поверженных хозяевами замка противников, то ли их друзей, не знаю, но смотрелось красиво. Ниже, там, где стяги заканчивались, висел еще ряд щитов, на этот раз деревянных, к этим были прибиты головы разных животных: медведей, оленей, кабанов... Я вздрогнул, наткнувшись на стеклянный взгляд мертвой драконьей головы. Бедный мой сородич. Тут же, рядом с запыленной черной головой несчастного убиенного, привиделась моя собственная, через мгновение к ней добавилась единорогова, а потом и Мелфина...

- Дракон! Проснись!

- А! Что? Где? - я вскинулся, собираясь бежать, хватать, спасать, но это оказался всего лишь Ральф. Часть факелов в зале потушили, слуги убирали посуду и объедки со столов, ужинавшие разошлись, остались только Грэйн и наша компания.

- Ты задремал.

- Извините.

- Ничего. Идем, я покажу, где вы с единорогом можете переночевать.

- В конюшне что ли?

- Вы обижаете меня, сэр Дракон! - выпрямился хозяин замка. - Я никогда не держу гостей в конюшне. Вам будет предоставлен для ночлега малый зал. Кровати вашего размера в замке, извините, нет. Но пол устелют коврами и шкурами.

- Благодарю, - я церемонно поклонился. Грэйн ответил не менее церемонно.

Небольшой зал, куда отвели нас с однорогим и козой, оказался больше моей пещеры. Лилия-Ромашка принялась играть на натертом полу: разбежится, плюхнется на живот и едет. Пытавшийся ее приструнить единорог ничего не добился, только в пыли извалялся, несколько раз сбитый катящейся козой. Он возмущался, стучал копытцами, но Лилия-Ромашка кокетливо моргая, его не слушалась. Так бы всю ночь продолжалось, если бы я раздраженно не рявкнул. Тут же воцарились тишина и покой.

- Это вам, - я протянул рогатому две шкуры, присвоив себе все остальное.

- Это нечестно! - возмутился единорог. - Почему так мало! Давай поровну!

- А разве не поровну? Одна тебе, другая - Лилии-Ромашке, - свив из ковров и шкур гнездышко, я улегся, пытаясь поудобнее устроить дергающее плечо.

- Но...

- Если тебе что-то не нравится, попробуй, отними.

Рогатый со вдохом расстелил обе шкуры. Коза тут же плюхнулась так, что заняла обе.

- Но-но! Подвинься!

- Она коза, а не лошадь. Ты попроси получше. Лилия-Ромашка, подвинься мол.

- Кстати, имя какое дурацкое! Лилия-Ромашка! Какой болван мог так назвать козу?!

- Ты, - я зажал морду лапами, чтобы не захохотать в голос, ведь весь замок перебужу. Еле-еле справился с собой.

- Что я? - не понял однорогий.

- Ты ее так назвал. А поскольку ты очень тепло с ней общался, то мы подумали, что ты знаешь, что говоришь, вот и стали ее так называть за тобой.

Однорогий застыл с открытым ртом.

- Я?!

Лилия-Ромашка утвердительно заблеяла, повольготнее разваливаясь на шкурах. Единорог хоть и вредный был, но отнимать шкуры у женщины не решился - стал устраиваться на холодном полу.

- На уж, - я вытянул из собственного ложа ковер и протянул ему. - От сердца отрываю.

- Спасибо, благороднейший наш.

- Да, я такой.

Дверь заскрипела, приоткрываясь. Мы с единорогом подобрались, готовые не то броситься в атаку, не то дать деру, но внутрь заглянула Мелфа.

- Вы еще не спите?

- Нет. Что-то случилось?

Девица распахнула дверь шире и вошла внутрь, таща за собой по полу тюфяк.

- Ничего не случилось. Не хочу там спать - сыро, душно, пыльно. С вами буду, - она подтащила тюфяк поближе к моему гнездышку, уложила его у меня под боком и улеглась, привычно укрывшись крылом. Хорошо хоть здоровым. Единорог хихикнул и улегся на ковер, свернувшись клубочком как кот. Все собрались спать.

Я поднял голову и задул свечи. Подсвечник со стола снесло, он загрохотал по полу. Все вскинулись как ошпаренные.

- Извините, - смутился я.

- Дракон, ты мог бы попросить, я бы встала и затушила.

- В следующий раз попрошу.


Глава 6

Поймать злодея


Сначала я вроде задремал, но потом проснулся. В зале было тихо и душно, будто каменный потолок опустился на спину. В щелку меж ставень пробивался лунный свет, а луна-то сегодня полная, вон красавица какая. Я осторожно, чтобы не разбудить Мелфу, повел плечами, устроил поудобнее голову, но уснуть вновь так и не смог. Тяжко. Как же люди живут в этих каменных гробах, у меня пещера тоже каменная, но там не так душно, там вентиляция хорошая, да и камень сухой. Здесь же воздух такой, что хоть пластами режь и продавай на рынке, как диковинку - 'Воздух обитателей замка'. Золотой за ломтик. От раздумий меня отвлекло какое-то почти неуловимое движение.

Не шевелясь, я вгляделся в темноту. Нет, все тихо. Кажется, показалось. Но тут вдруг в полосу лунного света попало что-то светлое. Единорог!

Однорогий встал, бесшумно ступая, прошелся по залу, его копытца совсем не цокали по камню, обмотал он их чем что ли? Потом волшебный зверь приблизился ко мне, заглянул в глаза. Я поспешно сомкнул веки, оставив только малюсенькую щелочку. Взгляд единорога был пуст, глаза казались застывшими, так что я не решился его окликнуть. Точно так же, как меня, рогатый осмотрел Мелфу, хотел было дотронуться до нее рогом, но передумал и вновь отправился бродить по залу. Иногда белоснежная шкурка волшебного зверя почти растворялась в темноте, иногда сияла в лунном свете, полностью войдя в лунный луч, единорог замер, сел по-собачьи и уставился в окно.

'Да он же лунатик!' - догадался я. Что делают с лунатиками, я не знал, поэтому пустил дело на самотек, сам очухается, только последить за рогатым, чтобы вреда никому не причинил, но единорог оказался смирным лунатиком, сидел себе тихонько, на луну пялился.

Я уже опять начал дремать, как вдруг откуда-то послышался тихий шорох, будто кто-то рассыпал по полу горох и продолжал сыпать - постепенно звук приближался. Единорог вроде неподвижен, так что же это? Из темноты осторожно, бочком, выбрался большой, размером с человеческую голову, черный, мохнатый паук, некоторое время, он постоял неподвижно, обернулся в сторону единорога, потом направился к нам с Мелфой, в темноте поблескивали маленькие красные глазки. Как оказалось, паук был не один, по залу забегали крупные крысы, на стенах двигались какие-то странные существа, похожие на рыбьи скелетики на тонких лапках, их тельца белесо светились. Это ж нечисть! Неудивительно, что мать рыцарей заболела, как здесь еще все остальные-то здоровы. Надо будет дать Грэйну совет пригласить священника, чтобы освятить здесь все. Интересно, а кто Грэйн все-таки, герцог какой-нибудь или просто барон, - болтались в голове всякие посторонние мысли.

Нечисть, чувствуя, что от меня пахнет огнем, не решала приближать больше, чем на десять Мелфиных шагов. Единорога они тоже игнорировали, как и козу, зато представляю, что было бы, ночуй Мелфочка одна. Чем в таком замке, лучше в лесу ночевать. Как люди умудрились так все запустить?

Так я и караулил до самого утра. Как только луна зашла, рогатый вернулся на свое место, опять свернулся клубочком и засопел. Через некоторое время пропели петухи, в щель меж ставен стало видно светлеющее небо, нечисть разбежалась, и я задремал потихоньку, почувствовал, как проснулась Мелфа, выбралась из-под крыла, открыла окно. В зал хлынул свежий воздух, подействовавший на меня не хуже, чем ведро хорошего снотворного.

При следующем своем пробуждении, я обнаружил, что остался в зале один, а в окно пробиваются солнечные лучи. Голова гудела от недосыпу, плечо опухло так, что я едва мог пошевелить крылом. Мелфа была права, в рану попала грязь, на ближайшие несколько дней я не летун. Дней! Уже ведь двадцать один день остался! Воспоминания о том, что скоро явятся мои родственнички, чтобы утвердить Мелфу в роли моей жены, подействовали бодряще, я поднялся и отправился на разведку.

Человек, встреченный мной в коридоре, отчего-то вдруг закричал, замахал руками и бросился прочь, я даже спросить ни о чем не успел. И как мне теперь искать своих друзей, если слуги от меня шарахаются как ненормальные? Неужели это я лунатик, а не единорог? Неужели это я бродил ночью по замку и слопал ненароком пару-другую человек и поэтому меня все так бояться? Хотя вряд ли, изжоги-то нет.

- Дракон! - окликнул меня радостный голос Валата.

- Да? - я обернулся. Рыцарь бежал ко мне по коридору. Довольный чем-то уже с утра, усища торчат как у кота, глаза блестят.

- Дракон, ты уже проснулся?!

- А что, незаметно? - что-то я с утра не в настроении, не выспался, наверное, но рыцарь не обратил на это внимания.

- Дракон! Единорог вылечил матушку, она совершенно здорова!

- Я рад. Ты не мог бы мне показать место, где бы я мог освежиться после сна.

- Конечно! Извини. Пойдем, - он поманил меня за собой.

Мы вышли во дворик, в центре которого находился колодец. Валат быстро наполнил водой большую кадушку, я тут же сунул в нее голову, потом, черпая воду крылом и брызгаясь во все стороны, освежился целиком.

- Что у тебя с крылом? - Валат заметил, что я берегу правое плечо.

- Да вчерашняя рана.

-Откуда? - удивился рыцарь.

- Копьем задело, когда ты ведьму освобождал. Кстати, зачем ты это сделал? Ведьма-то была самая настоящая.

- Я освобождал ведьму?!! - Валат посмотрел на меня дикими глазами.

- Ты. Втравил нас в драку с королевскими стражниками.

- Дракон, хватит выдумывать!

- Да спроси у любого, хоть у брата. Он подтвердит. А ты, правда, ничего не помнишь?

Рыцарь наморщил лоб.

- Нет. А я что, правда, какую-то ведьму освобождал?

Вот, Дракон, смотри, что бывает с теми, кто пьет часто и много, и никогда так не делай, а то тоже склеротиком станешь.

- Освобождал, - вздохнул я.

- Ты есть хочешь? - спросил Валат, немного придя в себя.

- Нет, вчера хорошо подкрепился, так что еды мне два-три дня не понадобится, если перетруждаться не буду.

- Да? Ладно, тогда пойдем.

- Куда?

- Матушка хочет с тобой познакомиться. Ведь это ты, по сути, ее спаситель. Это ты понял, что зелье фальшивое, и уговорил единорога помочь.

- А может, не пойдем? - неожиданно смутился я.

- Пойдем, а то матушка расстроиться, а ей после болезни этого делать никак нельзя, - рыцарь хитро улыбнулся.

- Да? Ну ладно, тогда пошли, - обреченно согласился я. Мне было страшновато, давно я не видел настоящих благородных дам. Мелфа у меня тоже очень благородная, но она не в счет, к ней я успел привыкнуть.

Оказалось, что в большой светлой комнате уже все собрались, ждали только меня. Были здесь и Грэйн с Ральфом, и единорог с Лилией-Ромашкой, и Мелфа. Мы вошли, и они расступились, открывая массивное кресло, в котором сидела женщина. Они поднялась и приветливо мне улыбнулась.

- Рада приветствовать вас, сэр Дракон.

Какая маленькая и худенькая, неудивительно, что часто болеет, не кормят совсем бедняжку. На матушке рыцарей было надето темно-зеленое платье, подчеркивающее рыжеватый цвет ее волос, не огненных, как у Мелфы, а оттенка созревших каштанов, у висков рыжину разбавляла седина. Братья в отца удались, светловолосые, крепкие, только у Ральфа глаза серые, как у матери, а не голубые.

Валат толкнул меня локтем, я, увлекшись рассматриванием хозяйки замка, позабыл о хороших манерах.

- Спасибо, госпожа, - я поклонился. - Счастлив быть гостем этого замка.

- Я слышала, что вы не только придумали, как избавить меня от хвори, но и несколько раз спасали жизнь моих сыновей.

Я смущенно потупился и, кажется, покраснел. В присутствии этой маленькой человеческой женщины мной овладевала непонятная робость.

- Это так, матушка, - подтвердил Ральф с улыбкой.

Она подошла ко мне поближе, положила руку на крыло, заглянула в глаза.

- За это я благодарна вам вдвойне, ведь куда дороже собственного здоровья для матери здоровье и жизнь ее детей. Спасибо вам, сэр Дракон.

- Да не за что. Обращайтесь еще.

- Хорошо, - она улыбнулась. - С радостью принимаю это предложение. Но скажите свое имя, чтобы мне знать, кого упоминать в молитвах.

- С удовольствием бы, госпожа, но у нас, драконов, не бывает имен, поэтому называйте меня просто - Дракон.

- Хорошо, - женщина кивнула. - А ваше имя, сэр единорог?

Рогатый тут же задрал нос.

- Мое тайное имя слишком сложно для произношения, - так, началась эта ерунда с тайными именами, - но вы можете называть меня Сверкающий.

- Очень приятно, сэр Сверкающий, сэр Дракон. Меня можете называть Алия.

- Сверкающий?! - хихикнул я. - Нет, это тоже слишком сложно для моего произношения. Буду называть тебя покороче - Сверкалка.

Волшебный зверь нахмурился, открыл было рот, собираясь сказать какую-нибудь гадость, но передумал.

- Сверкалка, - покатал единорог новое прозвище на языке. - Мне нравится. Называй, - разрешил он.

Я, опешив, посмотрел на однорогого. Ну вот, сам не ожидая, сделал ему приятное. Досада!

- Спасибо и вам, сэр Сверкающий. Я знаю, что вы тоже спасали моих детей.

Единорог скромно потупился.

Матушка рыцарей еще долго благодарила бы нас, но Грэйн кашлянул, привлекая к себе внимание.

- Нужно обсудить, что делать дальше.

И он был прав. Тот, кто решил создать моровое зелье, никуда не делся. Если с ним ничего не сделать, он может отправиться в другой замок, обмануть других рыцарей или и вовсе просто заплатить наемникам, а когда у него будут шерсть единорога и мозг дракона...

Все устроились за круглым столом у окна, для меня стулья были маловаты, поэтому я сел на пол, уложив подбородок на край стола. Мелфа тут же по-хозяйски облокотилась на мою голову, я, впрочем, не возражал, мне было даже приятно.

- Нужно что-то делать, - высказал Валат общую мысль.

- Но что? - хозяйка замка посмотрела на сына.

- Нужно поймать этого самозваного лекаря, - предложил я. - Он же должен придти за недостающими ингредиентами, а мы устроим ему ловушку.

- А если он маг или у него есть в замке осведомители? - поинтересовался единорог. Лилия-Ромашка поддерживающе мекнула.

- Он в любом случае маг, потому что не маг не сможет сварить такое зелье.

- Если только лекарь не обычный посыльный. Вдруг за ним стоит настоящий черный маг.

На это мне возразить единорогу было нечего. Люди озабочено-растеряно смотрели на нас с рогатым, словно ожидая каких-то чудес и, желательно, мгновенно.

- Когда лекарь должен придти? - спросил я у Грэйна.

- Сегодня вечером, - ответил хозяин замка.

- Нужно подготовить для него ловушку. Вот если он не явится, тогда и будем думать, что делать дальше. Тогда станет ясно, что у него действительно есть соглядатаи в замке, или он наблюдает за нами с помощью магических средств.

- Я прикажу никого не выпускать сегодня из замка, - сказал Грэйн.

- Мудрая мысль, но если у него здесь шпион, то за ночь можно было десять раз все рассказать.

- Будем надеяться на лучшее, - вздохнула матушка рыцарей.

Грэйн посмотрел на нее.

- Алия, может тебе лучше прилечь?

- Спасибо, дорогой, но мне так надоело лежать, и чувствую я себя сейчас хорошо. Как вы будете ловить лекаря-самозванца?

- Эх, жаль, что я не смогу присутствовать! - расстроился я. - Вдруг он и в самом деле маг и вам может понадобиться защита.

- Зато я смогу, - встрял единорог.

- Каким же образом? - ухмыльнулся я. - Под чучело замаскируешься?

- Сам ты чучело, - беззлобно ответил однорогий и, потянувшись к Валату, что-то зашептал рыцарю на ухо. Человек, выслушав, кивнул, и эта парочка удалилась, ничего не объяснив. Хотя, судя по довольному лицу Валата, намечался какой-то сюрприз. Эх, не люблю я сюрпризов, что-то они у меня в последнее время все больше неприятные. Пока рыцарь с единорогом отсутствовали, разговор не клеился, каждый задумался о своем.

- А вот и мы! - на пороге стол счастливый Валат, рыцарь отошел в сторону, пропуская в комнату высокого человека с белоснежными волосами. По человеческим меркам этот тип был не просто красив, он был прекрасен: правильные черты лица, большие черные глаза с длинными темными ресницами, изящно изогнутые брови. Немного все портил только большой лягушачий рот с узкими губами, растянутыми в неприятной усмешке.

Лилия-Ромашка мекнула и упала в обморок, Мелфа принялась приводить несчастную козу в чувство.

- Что, не узнали? - спросил незнакомец голосом единорога, потом повертелся на месте, демонстрируя себя со всех сторон. Вместо рога у Сверкалки во лбу появился небольшой круглый камень, отбрасывающий радужные блики, будто опал.

- Хорош, - прокомментировал я. - Теперь надо согласовать план действий.

Решили, что на встрече будут присутствовать Грэйн и единорог, большее количество народа вызовет подозрения, а мы с Ральфом и Валатом спрячемся в соседнем зале. Жаль, услышать ничего не сможем, зал располагался от комнаты, в которой будет встреча, на приличном расстоянии, чтобы маг не учуял дракона. Чтобы не вспугнуть лекаря раньше времени, заготовили фальшивый драконий мозг, на его роль подошел густой кисель с кухни, и надергали шерсти у Лилии-Ромашки взамен единорожьей. Теперь осталось только дождаться вечера, но спокойно сделать это не удалось: Мелфа заметила, что я берегу крыло, решила проверить рану - и началось! Вопли, крики, причитания. Девица развила бурную деятельность по лечению меня несчастного. Рана была повторно промыта, почищена, замазана какой-то жутко вонючей мазью, для изготовления которой, подозреваю, использовались такие ингредиенты как, навоз, тина, мышиные хвостики, тухлые яйца и жженые перья. К счастью, для моего забинтовывания не нашлось достаточного длинного бинта, хотя Мелфа и пыталась для этих целей порвать на бинты все простыни замка. С трудом удалось уговорить ее этого не делать. Ненавязчиво отобрав у девицы гору ткани, я незаметно передал простыни растерянным слугам, предложив Мелфе прогуляться. На самом деле гулять мне совершенно не хотелось. Как ни странно, после Мелфиной мази, плечо перестало болеть и дергать, и из-за этого меня начало клонить в сон, захотелось растянуться где-нибудь на солнышке, вон как нагрелась мостовая во дворе, залитом осенним, но ярким солнцем, и тихо подремать. Вместо этого мы с девицей отправились в сад.

Мелфа грызла раздобытую где-то большую аппетитную репку, закусывая ее поздним яблоком, сорванным мною почти с самой вершины яблони, я же просто шел, борясь с закрывающимися глазами, чтобы хоть как-то развеяться принялся осматривать местность. В саду по осени было голо и печально: черные раскоряченные сучья яблонь, побитые морозцем, поникшие розы, одинокий одуванчик в пожухлой траве - и всюду листья, желтые, красноватые и бурые. Они шелестели под лапами, цеплялись за подол Мелфиного платья, разлетались, если я неловко взмахивал крыльями.

- Эх, - вздохнула девица, дохрумкивая последний кусочек репки. - Дома у нас тоже сад был. Не такой богатый и большой, но мне нравился. Там такие вишни росли... Во! - она показала какого примерно размера были вишни. То яблоко, которое я Мелфе сорвал, им и в подметки не годилось. - А еще я там весной цветочки сажала. Синенькие такие и красненькие. Красивые были. Дракон, а давай себе тоже сад заведем.

- Сад?! - опешил я, представив вокруг пещеры заросли цветов и вишен и Мелфу, роющуюся на грядках. - Мелфа, мы же решили, что ты моя временная жена, пока мы тебе не найдем мужа человека. Вот у него и будешь сад заводить.

- Да, точно. Я и забыла об этом, - Мелфа печально опустила голову. - Ладно, пошли обратно. Мне что-то расхотелось гулять.

Я послушно развернулся, меня ждали теплые камешки во дворе. На них-то я и растянулся, когда мы оказались возле замка. Здесь нам повстречался Валат, рыцарь предложил Мелфе проводить ее до комнаты. Девица благосклонно приняла предложение, о чем-то заговорила со старшим из братьев, и они ушли. Валат по дороге что-то рассказывал, лихо подкручивал ус. Мелфа держала его под ручку, улыбалась. А мне неожиданно стало горько и больно, в груди все будто в комок собралось, я улегся на камни, пытаясь справиться с собой, но теплое солнышко уже не радовало, хотелось кого-нибудь разорвать, чтобы непонятное чувство пропало. Так что заснуть я так и не смог, а после обеда солнышко скрыли тяжелые темные тучи, они валом накатили неизвестно откуда, принеся с собой первый снег.

Я взобрался на стену, окружавшую замок, и огляделся. Снег был нетороплив. Падал он медленно и невыносимо печально на мокрые камни, на побитую морозцем траву, на опавшие листья. И полотнища туч тоже неторопливо и грустно плыли куда-то. В промежутки заглядывало солнце, его лучи были так ярки на темном фоне, что казалось, будто с неба на землю смотрят ангелы. И это здесь серо и холодно, а там, куда падает солнечный свет - ярко: играет красками еще не облетевшая листва на деревьях, изумрудом сияют озимые на спине холма - там лето, там волшебная страна, где лето никогда не кончается. Поспеши и вроде бы сможешь добежать до нее. Но вот разрыв в тучах сомкнулся, и вход закрыт, беги не беги. Так же, как везде, грустят серые деревья, жмется к земле тусклый холм. Не болело бы крыло, я бы сорвался сейчас и полетел туда, вдруг и правда удастся попасть в страну вечного лета.

На стене стало холодно, я спустился и отправился в замок, скоро придет лжелекарь, нечего мне маячить на виду, посижу пока в замке. Грэйн и Сверкалка готовились к миссии, Ральф и Валат нервно точили мечи, а Мелфа, Алия и Лилия-Ромашка зачем-то уединились в комнате хозяйки замка. Я прилег в большом зале у камина, надеясь, что кто-нибудь вспомнит бедного дракона и придет с ним поговорить. Ждал-ждал и уснул, не очень крепко, но того, как подошла Мелфа, не услышал.

- Дракон? - тихонько позвала девица.

- Что? - вскинулся я и чуть не отпрыгнул в камин, но титаническим волевым усилием взял себя в лапы. - Мелфочка, что с тобой? Ты себя хорошо чувствуешь? - на голове у Мелфы выстроилось что-то похожее на башню из волос, увенчанное белым колпачком, к острому концу которого была прикреплена вуаль, свивающая до самого пола. При этом волосы были стянуты так туго, что у Мелфы глаза стали длинными и узкими. - Кто это сделал с моей девочкой? Тебя кто-то пытал?

Мелфа, слушая мой сочувственный голос, вдруг начала всхлипывать, а потом вылетела вон, подхватив юбки.

Я растерянно заморгал и увидел Алию, стоящую в дверях. Матушка рыцарей пошла поближе.

- Зачем ты так? - укоризненно покачала она головой. - Она же для тебя старалась.

- Для меня? - опешил я.

- Да, для тебя. Хотела тебе понравиться. Решила, что ты не обращаешь на нее внимания, потому что она выглядит не как благородная девица, а драконам нравятся только самые благородные девушки, - Алия развернулась и ушла, оставив меня молча хлопать глазами.

А потом настала пора прятаться, и я так и не успел поговорить с Мелфой, попросить у нее прощения за невольную обиду.

Нет ничего хуже, чем ожидание, тем более, то ожидание, когда другие действуют, а ты сидишь и ждешь своей очереди. Ральф и Валат испытывали похожие чувства, братья ходили из угла в угол, от их мельтешения у меня уже начало рябить в глазах, а Грэйн с единорогом все общались с лекарем.

Меня раздирало любопытство, что же там происходит, чем же все закончится? Я уж хотел по примеру рыцарей встать и начать метаться по комнате, как вдруг неподалеку раздался крик. Мы дружно выскочили из зала, чтобы столкнуться в коридоре с невысоким человечком в зеленом балахоне. Глаза незнакомца, несомненно, того самого лекаря, округлились, но он не растерялся, метнув в нас горсть какой-то дряни. Я, прыгнув вперед, закрыл рыцарей грудью. Маленькие, не больше монетки, металлические звездочки, зазвенели, отскакивая от чешуи, и только одна рассекла бровь над правым глазом. Воспользовавшись нашим замешательством, человечек подскочил к окну, взобрался на подоконник и выскочил вон. Нет, здесь мне не пролезть! Окна замка куда меньше, чем в башне великана.

Растолкав рыцарей, я понесся к выходу из замка. К тому времени, как я выбрался наружу, силуэт лжелекаря уже почти растворился среди облаков. Он летает! Кто же это?! Я буду не я, если не догоню эту гадость и не узнаю! Боль в плече чуть не уложила меня на месте, когда я, заскочив на замковую стену, расправил крылья. Терпи, Дракон. Мелькнула белая молния, и возле меня оказался единорог, он уже успел принять настоящий облик и теперь спешно наколдовывал крылья.

- Оставайся в замке! - крикнул он мне.

- Ну уж нет!

Я оттолкнулся лапами, придав себе дополнительное ускорение, и над замком Роульфингов пронесся драконий рев. Терпи, Дракон!

Постепенно крыло разработалось и будто бы стало меньше болеть, зато рана вновь открылась, я почувствовал, как по боку потекла горячая кровь.

- Почему вы его упустили?! - накинулся я на единорога, пытаясь высмотреть летающего лекаря и стараясь не стонать.

- Мы не виноваты, он вел себя нормально, но начал что-то подозревать, когда увидел мозг дракона. Ты сказал, что этот кисель похож!

- Ну оплошал! Откуда же я знаю, как выглядит мой мозг, если он внутри головы.

- А может, не знаешь, потому что его у тебя нет?!

Разговаривать было трудно, ветер заглушал слова и уносил их прочь, поэтому приходилось орать друг другу.

- А как тебе вообще этот человек показался?

- Человек, как человек. Я даже не заподозрил в нем мага, настолько он хорошо прятал свою силу. Высший уровень!

- И он сам, без посредников заявился за ингредиентами?!

- Может, хотел сам все проконтролировать! А может, у него нет сообщников, может, он маг-одиночка?! Вон он! - Сверкалка наддал ходу, и мне пришлось тяжко. Плечо занемело, кончика крыла я и вовсе не чувствовал, меня начало сносить ветром, в глазах замелькали разноцветные искры, так что мага никак не удавалось разглядеть. Зато я разглядел огни и замок, как это я умудрился сделать круг?! Но это меня даже обрадовало - больше лететь не было сил, последние несколько десятков локтей я просто падал, пока моя голова не соприкоснулась с мостовой. Что-то треснуло, и я потерял сознание.


Глава 7

Дракон в плену


- Мелфа, пожалуйста, не надо больше накладывать свою мазь. У меня уже больше ничего не болит. Ну, пожалуйста, я буду себя хорошо вести, - отвратительный запах преследовал даже во сне, но, открыв глаза, девицу я не увидел, да я вообще ничего не увидел - вокруг было темно, как в могиле. Куда это меня затащили? Оглядевшись, я заметил наверху более светлые квадратики. Что это, где я? Но осмыслить собственное местонахождение не удавалось из-за раскалывающейся головы и одуряющего запаха. Ах да, кажется, я ударялся головой. С трудом подняв лапу, я ощупал череп. Один из рогов сломался под корень, что немало меня огорчило - когда теперь вырастет. Позор! Лет сто с разного размера рогами ходить! Но все эти мысли смыла волна головной боли и тошноты. Как же мне плохо!

Чуть позже выяснилось, что болит не только голова, но и многострадальное плечо, вдобавок меня познабливало. Не задумываясь больше о том, где нахожусь, я кое-как завернулся в крылья, уложил голову на холодные камни и отрубился.

Не знаю, сколько продлился сон или беспамятство, но в себя меня привели дневной свет и голоса где-то наверху. Тело, закоченевшее от холода, никак не желало просыпаться. Так в холоде и без еды можно и в спячку впасть, чего очень бы не хотелось: до прилета родственников осталось двадцать дней.

- Да, это тот самый дракон, - говорил между тем голос наверху. - Кровожадное чудовище, самый известный во всей Салисии похититель и пожиратель девиц, - слова встретило дружное испуганное аханье.

Это что, обо мне что ли? Я посмотрел наверх, чтобы узнать, кто это меня так срамит. Наверху оказалось большое круглое отверстие, забранное прочной решеткой, мне такую не сломать, даже если сумею до нее допрыгнуть. Возле отверстия стояли несколько человек.

- А что он делает с девицами перед тем как их сожрать!.. - да это же тот самый фальшивый лекарь! Я заметался, пытаясь выбраться, и обнаружил, что нахожусь в каменном мешке, стены которого были так гладки, что и когтем не зацепишься, видимо драконьим огнем обжигали. Неужели это не замок моих друзей?! Где же я тогда? Куда попал? Ой, Мелфочка, то есть мамочка, спаси! От безысходности я тихо заскулил.

- Ишь, чудовище, небось девицу требует! - испуганно сказал невысокий пузатенький человечек, заглядывая в яму.

- Конечно. А вы думаете, он сюда просто так явился? Наверняка прознал о вашей дочери, прекрасной Элире.

Какое знакомое имя! Где-то я его уже слышал.

- Ну, папенька, - гнусаво произнес еще один голос, на этот раз женский. - Ну, давай выпустим дракончика, он такой лапочка.

- Дочка! Ты в своем уме?! Этот монстр здесь для того, чтобы тебя сожрать.

- Ну, пусть покусает немножко, я не против, - милостиво согласилась девица.

И не докажешь ведь, что негодяй не я, а черный маг, - дракону никто не поверит. Элира! Вдруг я вспомнил, это же ведь невеста Валата!

- Послушайте! Послушайте! - люди отпрянули от решетки. - Отправьте весточку Валату в замок Роульфинг! Он знает меня! Пожалуйста!

- Он сожрал твоего жениха! - ужаснулся пузатенький.

Вот болваны!

- Никого я не жрал! Сэр Валат и его родственники - мои друзья.

- Папенька, может и вправду отправить весточку?

- Дочка, не смей слушать это чудовище! Оно здесь только для того, чтобы тебя сожрать!

- Так мы с вами договоримся о цене, уважаемый Макрий? Тысяча золотых за мертвого дракона.

- Маловато, уважаемый Мориан.

Ну и прозвище у этого черного мага, они почему-то все такие берут, чтобы обязательно в прозвище было упоминание смерти, иногда это кажется довольно забавным, только веселиться мне не хотелось.

- Две тысячи.

- Я лучше оставлю дракона себе и буду показывать как диковинку.

- Не боитесь, что он сможет выбраться из ловушки?

- В ней уже однажды содержали дракона, и он умер от старости, но вырваться так и не сумел.

- Ну, как знаете. Я предлагал три тысячи, вы отказались.

- Триии... - потянул Макрий, взглянул вниз на меня и решительно помотал головой. - Нет, даже за три не отдам.

Маг пожал плечами.

- Вы, наверное, надеетесь, что сможете заставить дракона показать его логово с сокровищами? Так знайте, что драконы никогда не хранят в своих логовах сокровища.

- А что же они там хранят? - опешил Макрий.

- Старые кости. Съедят кого-нибудь, а кости на память оставляют.

- Ложь! - возмутился я. - Мы, драконы, храним только священные кости предков!

- Вот видите, они еще и друг друга едят.

Мне здесь никого не убедить в том, что я хороший. Люди развернулись, уходя. Я еще покричал им вслед, чтобы они отправили весточку в замок Роульфинг, но никто не пожелал услышать бедного дракона. А если мне не удастся выбраться, а если я так и умру тут? На душе стало тоскливо, и я завыл.

- Эй! Заткнись там! - и на голову мне опрокинулось ведро помоев, отбив всякое желание страдать в голос.

Вот так и начались дни моего заточения. Я сидел в холодной, вонючей яме, видя только краешек неба. Кормить меня не кормили, только иногда обливали сверху водой. Маг Мориан, видимо не добившись ничего от хозяина замка, уехал, по крайней мере, я его больше не видел, а вот почтенный Макрий часто появлялся возле моей ямы. Сначала он просто стоял, разглядывая меня, и не обращая внимания на мои вопросы, вопли, требования выпустить или хотя бы отправить весточку к моим друзьям, а потом как-то, когда я уже потерял надежду на ответ, спросил вдруг:

- А это правда, что драконы не хранят в своих логовах сокровища?

- Правда, - устало кивнул я.

Макрий нахмурился, и я понял, что сильно его разочаровал.

- Зато драконы чувствуют, где находятся клады.

- Что?!

- Да, мы чувствуем золото, серебро, драгоценные камни, потому-то и не держим их дома, и поэтому не селимся рядом с золотоносными и среброносными жилами.

- И ты можешь сказать мне, где находится какой-нибудь клад?

- Могу, если вы выпустите меня.

Макрий потер рукой подбородок, он был далеко, а потому я не мог рассмотреть какое выражение на лице у хозяина замка.

- Одного клада за свободу - мало.

- А сколько же вы хотите?

- Десять! - возбудился Макрий. - Десять больших кладов, чтобы в каждом не меньше, чем десять тысяч золотых.

- Вряд ли в окрестностях вашего замка найдутся такие большие клады.

- Мне всего нужно сто тысяч золотых за твою свободу, а десять это будет кладов, или пятьдесят - мне не важно.

- Хорошо, - обреченно согласился я.

- Тогда начнем. Где находится ближайший клад?

Я сосредоточился и ответил почти сразу же.

- Он недалеко, в одном из подвалов замка, только не знаю, клад это или ваша сокровищница.

- Точнее! - у Макрия затряслись руки.

Пришлось как можно точнее описывать, где находится клад. Хозяин замка тут же убежал проверять, вернулся к вечеру, чумазый, наверное, сам клад выкапывал, но невероятно довольный.

- Еще!

- Покормите меня хотя бы.

- Еще пару кладиков и покормлю.

- Ну хотя бы маленький кусочек мяса, или пирог какой завалящий.

- Дракон, пара кладов и я покормлю тебя как следует.

Всю ночь этот маньяк меня пытал, узнавал что-нибудь про новый клад, несся его выкапывать, а потом возвращался за новыми данными. В одном его замке набралось целых шесть кладов, запасливые же были у Макрия предки. Сначала хозяин замка радовался, а потом начал жаловать, что клады попадаются очень маленькие, не больше сотни монет. Я знал, что он врет, клады были вполне приличные, я это чувствовал, но как доказать свою правоту? Так всю жизнь придется здесь сидеть, искать клады. Наконец я не выдержал.

- Покорми же меня! Я сейчас от голода сознание потеряю!

- Хилый какой дракон попался, - нахмурился Макрий. - Ну, так и быть, сейчас. Может после завтрака сможешь находить клады покрупнее, - и он удалился.

Я, расслабив крылья, привалился к стене. Ну, вот сейчас поем и отдохну немного, пусть Макрий терпит. Наверху послышались какие-то крики, плач. Насторожившись, я пытался рассмотреть, что же там происходит. Вскоре в поле зрения появился хозяин замка, волокущий за собой зареванную девушку лет шестнадцати, за Макрием шло несколько стражников, несущих большие ножи.

- А где же еда? - удивился я. - Эта девчонка все уронила и разлила?

- Вот еда, хоть ты ее и не заслужил, - Макрий толкнул девицу к решетке. Та взвыла не хуже Мелфы. И откуда столько звука берется в таком крохотном теле? - Тебе ее как, целиком сбросить, или на куски порезать?

- Макрий, я уже говорил, что не ем человечину. У меня от нее изжога!

- Что, эта девица недостаточно благородная для тебя? Ну извини, благородных нету. Не дочкой же жертвовать. Я, конечно, богатство люблю, но родное дитё дороже.

- Мне не надо девиц, ни благородных, ни других каких. Я бы барашка съел, а еще лучше свинью, или теленочка, - я увлекся, в животе заурчало, потекли слюни, - или еще лучше корову! Нет, двух коров! И барашка на закуску. Двух барашков и свинью! И еще...

- Та ты так всю скотину у меня в хлевах сожрешь!

- Ну, пожалуйста! Хоть что-нибудь!

- Ладно. Принесите ему вчерашние объедки, - скомандовал Макрий стражникам, те ушли, посмеиваясь, девица сбежала еще раньше.

Какое унижение. Я, благородный Дракон, сижу в яме, питаюсь объедками. Чтобы сохранить свою бренную жизнь рассказываю человеку, где спрятаны клады. От безысходности хотелось плакать, а еще лучше - разбить голову о стену. Но, если я умру, то Мелфочка останется совсем одна, кто ее тогда защитит, кто найдет мужа хорошего? А пока я жив, остается надежда, что смогу выбраться.

Съев все, что мне набросали стражники, я свернулся клубочком и отказался разговаривать с Макрием до завтрашнего утра. Пузанчик орал о моей неблагодарности, топал ногами, грозился затопить яму водой, но мне было все равно - я уснул под этот шум, как под колыбельную.

Но в покое меня оставили ненадолго. Сначала сверху послышался какой-то шум, разбудивший меня, потом сквозь решетку пролезла рука, судя по рукаву из зеленого шелка, расшитого золотистыми птицами, изящным пальчикам и ладони - женская. Рука повертелась из стороны в сторону.

- Дракон, укуси меня, - томно прошептал гнусавый женский голос. Я опешил, - Дракон, сделай мне больно, - продолжил голос.

- Кто там?

- Это благородная девица Элира.

Кажется, Валата ожидает БОЛЬШОЙ сюрприз.

- Иди отсюда, девица, пока тебя отец здесь не застал.

- Мне плевать на отца! Я знаю, что ты прилетел за мной! Я видела, как ты отказался есть ту грязную девку. Вот я вся перед тобой! - сквозь решетку просунулся теперь нога, далеко просунулась, продемонстрировав сначала туфельку из зеленого шелка, потом голень, колено и, наконец, бедро. - Укуси же меня! Сожри! Растерзай!

- Благородная девица, вас в детстве не роняли?

- Нет, - удивилась Элира такому вопросу.

- А доктору давно показывали?

- Ты издеваешься?! - оскорбилась прекрасная девица. - Не хочешь меня жрать? Брезгуешь? Я для тебя недостаточно благородна?

- Нет, прекрасная Элира, вы благородны, спору нет. Но я не ем людей. Вообще!!!

- Может, ты болеешь чем? - сочувственно спросила девушка. - Может тебе лекаря?

- Нет, я здоров.

- Ну ущипни хоть, раз жрать не собираешься.

Пришлось подпрыгнуть, чтобы дотянуться до икры Элиры, и ущипнуть, не могу же я обидеть девушку двойным отказом.

Довольная, она вытащила конечности из ямы.

- Прекраснейшая девица, могу ли я попросить об ответной услуге?

- Чего тебе еще?

- Отправьте, пожалуйста, весточку своему жениху с рассказом о том, что я здесь.

- Дракон, ты что, рехнулся? Меня же папенька за такое убьет! Во-первых, порядочная девица не должна даже переписываться с женихом до свадьбы, во-вторых, у отца с тобой связаны крупные финансовые планы.

Я обреченно опустил голову и не заметил, как Элира ушла. Что же мне делать? Как выбраться отсюда? Поспал я хоть и немного, но успел выспаться, так что, чтобы хоть чем-то занять себя, принялся рыть подкоп. Это стены в моей темнице гладкие, как стекло, а пол обычный, из каменных блоков, через некоторое время, мне удалось подцепить один из них когтями и выворотить. Под камнем оказалась мягкая земля. Обрадованный положительным результатом, я выковырнул еще несколько камней и, усиленно работая лапами, углубился в землю по грудь, а дальше когти наткнулись на сплошную скалу. Я пробовал рыть вширь, но добился только того, что плиты пола просели вниз и смешались с землей. Подкопаться под боковые стены тоже не удалось - они вплотную прилегали к скале. Тот, кто построил темницу для дракона, знал что делал. Кое-как разровняв пол, я улегся страдать.

Медленно стемнело, сквозь решетку в мою яму начал падать крупный пушистый снег. Я отрешенно наблюдал за тем, как важные снежинки летели вниз и таяли, осев на моем носу, а скоро они, возможно, уже не будут таять, потому что я умру тут.

- Эй! Господин Дракон! - я вскинул голову, но рассмотреть ничего не смог. Кажется, голос был женский, неужели опять Элира?

- Кто там?

- Меня зовут Риата, господин Дракон.

- Кто ты?

- Вы пощадили меня сегодня и не стали есть.

- А, ты та девица, которую мне хотел скормить Макрий? - наконец, сообразил я.

- Да, господин. Вы не стали меня есть, потому что я вам понравилась? Может, это вы ко мне прилетели?

Что, у всех девиц одно и то же на уме?

- Нет, Риата, я просто не ем людей.

- Вы еще и скромный. Я как вас увидела, сразу поняла, что вы очень благородный.

То-то ты так ревела, когда хозяин замка тащил тебя к моей яме, но вслух я, естественно, не стал такого говорить.

- Риата, ты чего-то хотела?

- Да, господин Дракон. Я хотела вас поблагодарить, что вы не стали меня есть, и вот,- что-то упало мне прямо на нос, - принесла кое-что. Надеюсь, вам понравится.

Я нашарил в темноте гостинец Риаты, принюхался: это оказался свежий, ароматный, только что выпеченный каравай.

- Спасибо, Риата! Как вкусно пахнет! Сама пекла?

- Нет, - я не видел лица девушки, но почувствовал, что она смутилась. - С господской кухни стащила. Вы кушайте, я завтра еще что-нибудь принесу, а то этот изверг, ой... то есть, благороднейший барон Макрий, вас голодом уморит.

- Спасибо тебе, прекрасная девица, за заботу, - Риата довольно хихикнула.

- Ты не знаешь, как я сюда попал?

- Знаю! Вы, господин Дракон, с неба рухнули. Знатно упали, весь замок подпрыгнул. У вас из глаз так искрами шибануло, что телега с сеном загорелась. Господин барон прибежал, испугался сначала, а потом приказал стражникам, видя, что вы не шевелитесь, спихнуть вас в яму.

Даже если я и уговорю Риату отворить решетку, даже если ей удастся выкрасть у Макрия ключ, мне не допрыгнуть до края ямы. Нужна будет какая-нибудь лестница, а принести такую, чтобы выдержала меня, девице не по силам.

- А тот человек, что днем вместе с Макрием меня рассматривал, он кто? Откуда взялся?

- Это лекарь, господин Дракон. Он лечил прекрасную госпожу Элиру от ее странной болезни. Она все время хочет, чтобы ей делали больно. На кухню ее надо, - неожиданно зло добавила Риата. - Рученьки мозолями бы покрылись, враз все эти глупости позабыла бы.

- А сейчас он где?

- Уехал. После того, как на вас посмотрел, так сразу и уехал.

- Ясно. Не могла бы ты мне оказать кое-какую услугу?

- Какую?

- Отправить весточку в замок Роульфинг, тот, где живет жених твоей госпожи. Нужно просто рассказать ему или его близким, что я здесь.

- Я бы с радостью, но как же это сделать? - огорчилась девушка. - Писать я не умею, а поручать кому-то пересказать такое - хозяин узнает, убьет!

- Принеси мне кусочек пергамента и немного чернил, я сам все напишу.

- Хорошо. Я не могу здесь больше находиться, заметят, что я надолго отлучалась - запрут.

- Иди, прекрасная девица и будь осторожна.

И Риата растворилась в ночной темноте, будто и не было рядом никого. После ухода девушки я попробовал опять уснуть, но не смог: теперь меня грызли нетерпение и жажда действия, хотелось сделать хоть что-нибудь для приближения своей свободы, но я был не в силах помочь самому себе, оставалось только бестолково метаться.

Утром вновь явился Макрий, и я вновь помогал ему находить клады. А вечером Риата принесла несчастному дракону несколько больших мозговых костей, еще один каравай и долгожданные пергамент и чернила.

- Спасибо! - обрадовался я, глядя на свою маленькую спасительницу. Я даже есть не стал, хотя очень хотелось, сразу решил написать письмо.

Риата спустила вниз необходимое в небольшом узелке, привязанном к веревке.

- Только перо мне не удалось достать, так что не знаю, как вы сможете написать. Я завтра попробую еще раз пробраться в хозяйские покои.

- Не надо, Риата. Я и без пера справлюсь, - я осторожно откинул крышку с походной чернильницы, окунул коготь в чернила и, разложив пергамент на камне, принялся писать. Рыцари были неграмотны, но ведь, наверняка, в замке Роульфинг найдется хоть кто-нибудь, кто сможет прочитать мое письмо. Единорог! Может он еще там, он-то точно сможет прочитать. Я описал свои злоключения и попросил помощи, это оказалось неожиданно тяжело, волнуясь, я подъел принесенный ужин. Оказывается, гораздо легче помогать самому, чем просить кого-то помочь.

- Кто здесь?! - раздался вдруг наверху гневный мужской голос. Это оказался Макрий в сопровождении стражников. Пришел проверять ценного пленника.

- Господин! - испуганно пискнула Риата.

- Ты что здесь делаешь?!

- Господин, я только хотела посмотреть на дракона.

- Посмотреть! Любопытная очень?! Или, может, жалеешь, что он тебя не сожрал? А то это легко исправить!

- Нет, господин, что вы!

- То-то же! - тут вдруг мою яму залил яркий свет - кто-то бросил вниз факел. Я поспешно сжал пергамент в лапе, пряча от посторонних глаз. Чернильницу так легко было не спрятать, поэтому я быстро сунул ее в рот. Неожиданно кость, из которой была вырезана чернильница, хрустнула на зубах, на языке появился противный привкус разлившихся чернил. - Ты чего там жрешь, Дракон?

- Сывосы.

- Что?!

Я сглотнул, чувствуя, что меня сейчас вырвет.

- Ничего.

- Подкармливаешь его? Думаешь, если он сыт будет, то тебя жрать не станет? - Макрий засмеялся, стражники вторили ему. - А ну быстро на кухню!


***


Постепенно барон вырыл все сокровища до последней крупинки в окрестностях своего замка, и ему приходилось отъезжать все дальше и дальше, так что у меня появлялось время отдохнуть, а то от постоянной сосредоточенности уже голова трещала. Но был у этого и существенный недостаток - в отсутствие Макрия меня не кормили. По вечерам Риата приносила что-нибудь, но этого не хватало для меня, а много девушка не могла принести. Она рассказала, что написанная мной записка отправлена в Роульфинг, туда как раз поехал гонец, чтобы передать письмо Макрия Грэйну. Надеюсь, те люди, которых я почему-то стал считать своими друзьями, придут мне на помощь.

Отмечать дни я не догадался и очень скоро потерял им счет, запутался, хотел узнать у Риаты сколько сижу здесь, но потом стало не до этого: холод, недостаточное количество еды и болезнь сделали свое дело - я начал впадать в спячку. Крылья и лапы постепенно онемели, а потом наступил черед и всего остального. Когда Макрий пришел узнавать дорогу к очередному клану, не спящим оказался только мозг. Я слышал, как хозяин замка беснуется наверху, но не мог даже пошевелиться. Впадать в спячку нужно накопив силы, отъевшись как следует, иначе сон может перерасти в смерть. Постепенно исчез и слух. Я спал.


***


Во двор замка Барред въезжала торжественная процессия.

- Папенька, кто это? - поинтересовалась у отца дочь хозяина замка.

Макрий отложил в сторону куриную ножку и подошел к окну, возле которого стояла прекрасная Элира.

- Ба! Да это Грэйн пожаловал! И Валат здесь! Неужели решил, наконец, жениться?! А то я думал, что ты так старой девой и останешься.

- Папа! Я не старая дева! Мне всего двадцать лет!

- Вот я и говорю - старая дева. У соседей-то дочек в пятнадцать лет из дома сбагрили, чтобы не кормить лишнее время, а твой женишок все не телится.

- А ты мне, значит, кусок хлеба пожалел?! - Элира нависла над невысоким отцом, кипя праведным гневом.

Развитие скандала прервал слуга.

- Господин Макрий. К вам герцог Грэйн Роульфинг с сыновьями. Прикажете пропустить?

- Конечно, прикажу, болван! Зови скорее! Не заставляй герцога ждать!

Слуга исчез, а через некоторое время распахнул двери перед статным человеком, в светлых волосах которого была почти незаметна седина. За герцогом шли двое рыцарей: один совсем еще мальчишка, а другой - усатый широкоплечий красавец. Элира догадалась, что это и есть ее суженый. За рыцарями следовала девица самого неблагородного облика: в плечах не уже, чем Валат, а кое-где и пошире, рыжая, веснушчатая, да еще и косая слегка на один глаз. Это еще интересно кто такая? Служанка что ли?

- Дорогой Грэйн! - Макрий, распахнув объятья, засеменил навстречу гостю. - Какая приятная неожиданность! Что же вы не сообщили заранее о своем приезде? Я бы все подготовил.

- Ничего, мы ненадолго, проездом.

- А я-то думал, вы за Элирой, - расстроился барон.

- Пока нет, но хотим обговорить срок свадьбы и прочие праздничные подробности.

- Это правильно! - обрадовался Макрий. - Обсудить все обязательно нужно, чтобы никаких накладок не возникло.

Слуги проворно накрыли стол, достали из подвала бочонок лучшего вина - Макрий ничего не жалел для того, чтобы выдать дочь замуж. Жених и невеста были усажены на разные концы стола, во избежание...

- Как обстоят дела в твоих землях? - начал Грэйн светскую беседу после того, как первый голод был утолен.

- Дела? Хорошо обстоят дела.

- Что нового случилось?

Макрий дернулся от этих слов, но быстро взял себя в руки.

- Да чего нового у нас может случиться?! Снег вот выпал, скоро дороги заметет. А тут - гости! Радость-то какая! - дальше хозяин нес всякую чушь, не давая гостям вставить ни слова. - Вы остановитесь у нас, или сразу дальше поедете? - поинтересовался, наконец, он.

- Остановимся, конечно. О свадьбе-то мы так и не поговорили.

- Я распоряжусь, чтобы в гостевых покоях протопили и прогрели постели.

Грэйн кивнул.

Когда гостей развели по спальням, Макрий заметался по залу, сталкиваясь со стульями и роняя их на пол.

- Папенька, что с тобой? - поинтересовалась Элира. Девица была расстроена, ей так и не удалось перекинуться с Валатом хоть словечком.

- Помнишь, что дракон говорил? Чтобы мы отправили весточку в замок Роульфинг!!! Это они не за тобой, это они за ним явились! И прознали ведь как-то!

- Папенька, но зачем герцогу дракон?

- Как зачем?!! Клады искать! Надо велеть слугам, чтобы яму закрыли. И чтобы гости по заднему двору не шастали!

- Так чудище твое сдохло же!

- Да, - опомнился Макрий. - Все равно! Тогда продам его Мориану! Вот что, иди спать, а у меня еще дела есть.


***


В это время, один из гостей, связав вместе несколько простыней и шторы, выбирался из окна. Это был младший сын герцога Роульфинга, спустившись вниз, он подал знак брату, оставшемуся в спальне. Валат кивнул, втащил самодельную лестницу внутрь и закрыл ставни.

Ральф огляделся и осторожно спустился с крыши пристройки во двор замка. Неподалеку стояла телега, на которой приехала Мелфа. Рогожа, лежавшая поверх подстилки из соломы зашевелилась, и из-под нее вылез единорог.

- Ну что, где искать будем?

- Дракон писал что-то о какой-то яме, которая сверху закрыта решеткой. А ты его запах не можешь учуять? - поинтересовался рыцарь у волшебного зверя.

- Что я тебе собака что ли?! - обиделся единорог. - К тому же здесь все так пропахло человеческим духом, что хоть десяток драконов спрятать можно.

- Ну что же, пошли так искать.

Двор замка был пуст по случаю позднего времени, только на стене перекрикивались стражники. Друзья, стараясь не попасться им на глаза, держались в тени. Вдруг Ральф с кем-то столкнулся, помеха вспикнула женским голосом.

- Кто здесь? - шепотом спросил рыцарь.

- Ты руку-то убери, которой ей рот зажимаешь, - посоветовал единорог. - Тогда она, может быть, и ответит.

- Только не кричите, - попросил Ральф, убирая ладонь.

- Кто вы? Вы воры?!

- Нет, прекрасная девица, - рыцарь по голосу определил, что его пленница молода. - Мы не воры, мы просто разыскиваем нашего друга.

- Кто ваш друг? Я знаю всех в замке. Ой! Единорог! - заметила девица смутно белеющий силуэт Сверкалки. - Вы пришли убить Дракона, да?! Я не скажу вам, где он находится!

- Нет, мы не будем его убивать. Дракон и есть тот друг, которого мы разыскиваем.

- Но драконы и единороги - враги!

- Давайте, мы уж сами решим, кто мы друг другу, - сварливо отозвался единорог.

- Прости, дивный зверь, не хотела тебя обидеть. Но Дракон, правда, ваш друг?

- Да! - кивнули рыцарь и единорог одновременно.

- Тогда идемте, ему нужна помощь. Он очень плох.

- Что случилось? - испугался Ральф.

- Сами увидите.

Неизвестная девушка увлекла их на задний двор, где посреди мостовой лежал сбитый из досок большой щит.

- Ой! Что это? Еще днем здесь ничего не было!

- Все понятно, - нахмурился рыцарь. - Макрий решил спрятать ценного пленника.


***


Валат сидел на кровати, чутко прислушиваясь к происходящему на улице. Брат должен вернуться с минуты на минуту, как бы не пропустить того, как Ральф кинет камешек в ставни. Рыцарь так вслушивался, ожидая тихого сигнала, что стук в дверь заставил его подпрыгнуть и свалиться на пол. Неужели Ральф решил вернуться через дверь?

- Кто там? - спросил он.

- Вы один, мой благородный рыцарь? - послышался из-за двери голос Элиры.

- Элира?!! - удивился Валат, поднимаясь.

- Это я, мой отважный герой. Отопри же скорее, а то отец может меня здесь заметить и тогда нам не поздоровиться.

- Я не открою! Если вы войдете в комнату, это навеки опозорит и мое, и ваше имя.

Девица принялась колотиться о дверь всем телом.

- Открой же! Я вся горю!

- Что, где-то пожар? - испугался Валат, хватая со стола кувшин и распахивая дверь.

Элира, не ожидавшая, что дверь так резко распахнется, ввалилась внутрь, рыцарь от души окатил ее водой. Мокрая девица застыла, хлопая глазами.

- О, простите меня! Я думал, вы сказали, что горите, - Валат поспешно принялся вытирать невесту тем, что под руку попалось. А попалось под руку покрывало с кровати, расшитое яркими синими цветами. Такие вышивают в Рогории, но это было не рогорское, а поддельное, купленное по дешевке Макрием у заезжих купцов.

Валат отнял покрывало от лица девушки и отшатнулся - лицо Элиры покрылось яркими синими разводами, прекрасные белокурые волосы, выбившиеся из-под чепца, тоже окрасились. Он попробовал пальцем оттереть щеку невесты, но краска, плохо державшаяся на нитках, в девичью кожу въелась намертво.

- Что случилось? Что вы так на меня смотрите? - Элира выхватила у него кувшин и посмотрела в выпуклый медный бок. Через мгновение кувшин упал на пол, а девица - в обморок.

- Дочка! - послышался в коридоре голос Макрия. - Дочка, ты где? - на самом деле барон надеялся, что его любимое чадо сейчас в спальне Валата. Он хотел застать их вдвоем, чтобы неторопливый жених теперь уж точно не отвертелся.

Рыцарь схватил девицу в охапку и сунул под кровать.

- Элирааа! - Макрий заглянул в распахнутую дверь. - Доброй ночи, Валат. А что это у тебя дверь открыта и лужа посреди комнаты?

- Да вот, попить хотел, но кувшин нечаянно уронил.

- Я сейчас пришлю слуг...

- Нет-нет! Спасибо! Я сам все уберу! Отец с детства приучал нас с братом самих заботиться о себе.

Барон довольно покивал и пошел дальше разыскивать непутевую дочку, негодуя в душе на ее бестолковость.

Опустив плечи, рыцарь облегченно вздохнул.

Тут вдруг в комнату заглянул Ральф, младший из рыцарей проворно заскочил в комнату, за ним влетела Мелфа, затворившая дверь.

- Ты откуда? - опешил Валат.

- Я кидал камни, кидал, а ты мне так и не открыл. Пришлось кинуть камешек в Мелфино окно, она связала простыни вместе, чтобы я мог взобраться внутрь.

- Представляю, что будет, если кто-нибудь видел тебя, взбирающегося в окно девицы.

- Главное - чтобы Дракон ничего не узнал.

- Вы его нашли? - вмиг стал серьезным старший рыцарь.

Ральф кивнул.

- Нашли, только сами вызволить не смогли. Кажется, Макрий твердо заинтересован в том, чтобы Дракон остался у него.

Тут из-под кровати донесся стон. Заговорщики дружно вздрогнули.

- А, не обращайте внимания, - махнул рукой Валат. - Это, наверное, Элира в себя приходит.

- Что? - будь салисийские монеты размером с круглые глаза Мелфы и Ральфа, на одну такую монету можно было бы купить дом.

- Ну, произошло тут кое-что, из-за этого я, кстати, твоего сигнала и не услышал, - рыцарь за ногу вытянул из-под кровати бесчувственную невесту.

- Откуда она здесь? - опешил Ральф.

- Что у нее с лицом? - поинтересовалась Мелфа.

В ответ Валат только тяжело вздохнул.

- Как бы ее отправить в ее покои, пока она не пришла в себя?

Мелфа подошла к благородной девице, подхватила ее на руки и взвалила на плечо.

- Сделаем. Если кто по дороге встретиться, скажу, что у нас был девичник.

- Спасибо, Мелфа, - прочувствовано сказал Валат.

- Да не за что. Вы мне только придумайте, как Дракона освободить.


***


Утром благородного барона Макрия разбудил стук на заднем дворе. Хозяин замка подскочил как ужаленный, молниеносно оделся, не прибегая ни к чьей помощи, и помчался разбираться.

Возле драконьей ямы обнаружились Грэйн с сыновьями, рябая девица, сопровождающие их два десятка стражников и... единорог! Эта диковина откуда?! Братья-рыцари ломали щит из досок, которым был закрыт вход в яму.

- Что здесь происходит?! Что это за самоуправство?! - возмутился Макрий, думая, как бы поймать единорога. За волшебного зверя, наверняка можно выручить кучу денег.

Грэйн холодно посмотрел на соседа и ничего не ответил, рыцари продолжили заниматься своим грязным делом.

- Я сейчас позову своих людей, и они выставят вас из замка, если вы не прекратите!

- Попробуй, - угрюмо сказала девица, закатывая рукава. Рог единорога вспыхнул, как маленькое солнышко.

Макрий осекся, а тем временем Валат с Ральфом раскидали доски.

- Ключ! - младший из рыцарей требовательно протянул руку. Барон оглянулся на решительно настроенную девицу и со вздохом протянул ключ.

Убрав решетку, все столпились на краю ямы. Дракона они заметили не сразу - обычно блестящая чешуя стала тусклой, как будто покрывшись пеплом. Бедняга лежал недвижим.

- Он умер!!! - ужаснулась Мелфа.

- Нет, просто впал в спячку, - пояснил единорог. - С драконами такое случается.

- Это опасно? - девица закусила губу.

- Наш друг был не очень здоров, да и истощен, смотрите, как ребра торчат...

- Опасно, - Валат подвел итог объяснениям Сверкалки и повернулся к единорогу, как к самому крупному специалисту по драконам среди них. - Можно его как-то разбудить?

- Можно попробовать. Для этого понадобится ведро горячей воды. Мелфа, у тебя есть укрепляющие травы? Есть. Нужно заварить их, и напоить нашего друга. Еще нужны одеяла и нагретые камни, чтобы его согреть.

- Раз уж вы хотите забрать дракона, то забирайте и уходите, но я не позволю хозяйничать в моем замке.

- Это ты довел его до такого состояния! - Мелфа, набычившись, пошла на Макрия. Рыцари ее с трудом удержали.

- Мелфа, сейчас главное - наш крылатый друг, - урезонил девицу единорог.

И спасение дракона началось. Сверкалка командовал, а все носились вокруг, как сумасшедшие. Валат с Мелфой спустились вниз с ведром отвара.

- Как бы его напоить? - девица попыталась повернуть голову дракона, но тот будто закостенел, чешуя, обычно теплая и шелковистая на ощупь, была холодной и шершавой.

- Подожди, - посоветовал единорог сверху, он спуститься по лестнице не мог, копытца скользили по узким перекладинам. - Пусть сначала согреется.

Дракона обложили одеялами, в которые были завернуты раскаленные камни, и постепенно он перестал походить на каменную статую. Рыцарю и девице удалось повернуть драконью голову набок и раскрыть бедняге пасть.

- Давай, я держу, а ты лей осторожненько, чтобы не захлебнулся.

Мелфа, утирая слезы, кивнула и плеснула немного укрепляющего отвара в рот дракону, но все вылилось обратно.

- Он не глотает, - огорчилась девица.

- Пробуй еще, - велел Сверкалка.

- Пробую, - пробурчала Мелфа. Вдруг дракон поперхнулся, закашлялся, и вырвал голову у расцветшей в улыбке девицы. - Получилось!

- Теперь не дайте ему снова заснуть! - командовал единорог, подпрыгивая на месте.

Но дракон и не собирался засыпать, он, приподняв голову, огляделся. Валат и Мелфа отшатнулись, встретившись с ним взглядом. Зеленовато-серые в обычном состоянии глаза сейчас были подсвечены красным, и сам дракон не походил на себя. Люди почувствовали, что перед ними не их добродушный и даже немного трусливый друг, а самый настоящий, свирепый хищник, который, не задумываясь, их съест.

- Тише, тише! - Валат отступал, выставив перед собой руки и закрывая Мелфу своим телом. - Мы твои друзья. Успокойся.

Но зверь, не слушая, прыгнул вперед, подмяв рыцаря под себя.

- Дракон! - Мелфа попыталась оттолкнуть пасть зверя, не давая клыкам впиться в человеческое тело. Из драконьего горла вырвался свирепый рев, но вдруг дракон застыл. Широкие ноздри втянули воздух, мощные клыки, способные одним махом перекусить хребет лосю, не оставили на девичьих руках и царапины. Зверь отпрянул и, чуть не сломав лестницу, выскочил из ямы, столкнувшись со Сверкалкой.

'Враг!' - можно было прочитать в драконьих глазах, он отдернулся в сторону, угрожающе наклонив голову в сторону единорога. Сейчас дракон был слаб, он чувствовал, что ему не одолеть противника, ведь единорожий рог способен с легкостью проткнуть драконью чешую.

- Дракон, успокойся. Все хорошо! - Сверкалка попытался уговорить потерявшего способность соображать друга, но дракон, обойдя врага по широкой дуге, суматошно захлопал крыльями и улетел.

Они нашли его только через несколько часов. Дракон лежал на свежем снегу, заляпанном кровью, его живот раздулся так, что казалось, лапы с трудом достают до земли, а вокруг были раскиданы останки двух, если судить по количеству копыт, коров.


Глава 8

Охотничий дракон


- Я - чудовище! Я - мерзкое чудовище! Нет мне прощения! Как я мог! Несчастные животные.

- Дракон, не казни себя так, - пыталась меня успокоить Мелфа. - Ты просто кушать хотел.

- Но надо во всем меру знать. Да это и не лесные звери были, а домашние беспомощные коровки.

- Не доил ты просто этих беспомощных. Не переживай так. Ты себя плохо чувствовал.

- А сейчас я себя еще хуже чувствую! Какой же я негодяй! Я же ведь перестал себя контролировать! Я ведь мог и на вас напасть, - при этих моих словах Мелфа с Валатом как-то нехорошо переглянулись. - Я на вас что, НАПАЛ???

- Не нападал, - девица погладила меня по голове. - Успокойся.

- Как я мог?!!

- А ну прекращай страдать! - не выдержал, наконец, Грэйн. - тебе необходимо было подкрепиться, что ты и сделал. А оленей ты был не в состоянии ловить, вот и съел, что под руку подвернулось. А если так страдать из-за каждой скотины, то переходи на траву, вон как Сверкающий. Питайся морковкой, капустой, репой.

Я поморщился.

- Давайте лучше подумаем, как ловить черного мага, - предложил Ральф, поравнявший коня с телегой, в которой меня везли. Я воспользовался словами рыцаря, чтобы отвлечься от черных мыслей, и повернулся к единорогу, Сверкалка шел рядом с Мелфой.

- А ты его, тогда не догнал?

- Нет, он нырнул куда-то в лес, я летал-летал, но ни дома, ни какого другого укрытия там не нашел. Скорее всего, он там просто спрятался, а потом я заметил, что ты тоже где-то потерялся и отправился уже на твои поиски. Я видел этот мерзкий замок, но даже и предположить не мог, что ты там в плену! Прости.

- Ну что ты, не расстраивайся. Ты ни в чем не виноват, - я ободряюще похлопал единорога кончиком крыла по спине. - Макрий меня быстренько спрятал. Кстати, черный колдун бывает в замке барона. Тоже представляется лекарем. Он хотел меня купить.

- И что, Макрий не продал? - удивился Грэйн, видимо зная о жадности соседа.

- Нет, не продал.

- Странно. Зачем ему самому-то дракон? Что он с тобой собирался делать?

По крыльям у меня пробежались мурашки, говорить об этом не хотелось, вдруг эти люди тоже окажутся столь же алчными, как и барон, но я все же пересилил себя и сказал:

- Я отыскивал для него клады.

- Какие клады? - изумился Ральф. - Он что же, выпускал тебя на свободу?!

- Нет. Драконы чувствуют, где находятся клады. Я говорил ему в каком направлении идти и на каком расстоянии от моей ямы копать, - рассказал я, чувствуя, как на меня опускается решетка новой ямы.

- Теперь все понятно, - кивнул Грэйн. - А мы-то думали, почему в окрестностях замка Барред все перекопано! - отец рыцарей заметно изменился с нашей последней встречи. Я понял, что холодное отчуждение, не более чем маска, которую герцог надевал при незнакомцах. При родных и друзьях эта ледяная маска несколько подтаивала, так что мне теперь казалось, что Грэйн, встреченный в лесу, и Грэйн, который сейчас едет рядом с телегой, - это совершенно разные люди. Все-таки как у людей все сложно. Они зачем-то притворяются, а если не притворяются, то прячут свои чувства, стараются иногда ради того, чтобы не показаться кому-то слабыми или добрыми, что для некоторых одно и тоже, быть хуже, чем на самом деле. У драконов все гораздо проще: если ты силен, то ты силен, если слаб, то слаб - и никто не заставит тебя быть другим.

- Да, Макрий поставил мне условие - я нахожу ему сто тысяч золотых, а он меня отпускает на свободу.

Валат присвистнул:

- Ничего себе! И как бы ты узнал, что он уже нашел сто тысяч золотых? Из ямы-то он тебя не выпускал.

- А никак. Он меня выпускать не собирался. Подозреваю, что после того, как я бы сложил крылья, он бы продал меня Мориану на ингредиенты для зелий, - тут я краем газа заметил серебристый блеск. Река! - Давайте остановимся, - попросил я.

- Что случилось? - забеспокоилась Мелфа. - Тебе плохо? Где болит?

- Мелфочка, нигде не болит, просто хочу освежиться, а то сам себе противен.

- Нет!!! Тебе нельзя! Ты простудишься! Только откачали, а он опять! Вот доедем до замка, нагреем водички...

- Мелфа, представь, сколько водички придется греть! Да и не отмоюсь я как следует, - не слушая больше никаких возражений, я задергал лапами, пытаясь выбраться из телеги. И стоило в нее с таким трудом залезать, чтобы потом... Я подполз к ботику и почувствовал, что с противоположного края колеса отрываются от земли. Вот сейчас как все перевернется! Как накроет меня телегой! То-то зрелище будет. Лошади, почувствовавшие неладное, беспокойно заржали.

- Осторожней! - Мелфа и присоединившиеся к ней Ральф с Валатом, повисли на бортике телеги, не давая ей перевернуться. Я перевалился через край и плюхнулся на дорогу, дрожащие лапы с трудом подняли тело.

- Ну куда ты?! - пытался увещевать меня Сверкалка.

- Мыться!!!

Успевший покрыть воду возле берега ледок хрустел, ломаясь о чешую, под ногами путались ветки, насыпавшиеся с растущих возле реки ив, я нырнул с головой, уходя на глубину, плыл, пока крылья не потеряли чувствительность от холода. Вернулся к берегу и долго оттирался песком, пока не почувствовал, что вот еще немного и в чешуе появятся дырки.

- Со вкусом купаешься, - усмехнулся Ральф, наблюдавший за моим мытьем.

- Не хочешь присоединиться?

- Да нет, не хочется лишний раз утруждать Сверкалку. Ему уже и так пришлось один раз разбираться с последствиями моего купания.

- Ну как хочешь, - я выбрался на берег и по-собачьи отряхнулся, разбрызгивая капли во все стороны. Со смехом Ральф закрыл лицо рукой и отбежал подальше, пока насквозь не вымок.

Мелфа уже успела вытряхнуть и вычистить подстилку на телеге, так что я не рисковал вновь испачкаться.

- Ну что, накупался? - сварливо поинтересовалась она, когда я вновь взобрался на свое средство передвижения.

- Еще бы! - зубы начали меленько стучать.

Девица быстренько накрыла мерзнущего дракона целым ворохом одеял, подобрала мой, соскользнувший с телеги, хвост и сунула обратно.

- Спасибо, - поблагодарил я и, согревшись, почти мгновенно уснул. Проснулся уже в замке и сначала почему-то никак не мог понять, где нахожусь. Стены дворика вокруг вызывали непреодолимую дрожь, хотелось убежать куда-нибудь.

- Ну ты что? - Мелфа прижалась к крылу, заглядывая мне в глаза. - Страшный сон приснился, да? - Я кивнул, не объясняя, что мне еще долго при виде разных замков будут мерещиться кошмары. - Пойдем, хватит на улице спать. Уже и огонь в камине разведен и ужин готов, - Мелфа потянула меня ко входу в замок. Я позволил себя вести, но ужинать не стал, выпил только полведерка подогретого вина и уснул. Ночью меня принимались мучить кошмары, я стонал, вздрагивал, не в силах проснуться, но кто-то гладил меня по голове, по носу и кошмары уходили, сменяясь добрыми, красивыми снами, где я летал в синем летнем небе, а вместе со мной летала большая красивая рыжая драконша, у которой было имя.

Проснулся я раньше всех, сколько же уже можно спать. Осторожно, стараясь не разбудить Мелфу, поднялся с подстилки, укрыл девицу одеялом, чтобы не замерзла без моего крыла. Сверкалка с Лилией-Ромашкой еще спали, похожие на один большой клубок белой шерсти. Не став их будить, я выбрался из комнаты и отправился во двор - умыться и размяться.

Оказалось, что ранняя пташка не только я - во дворе обнаружился Ральф. Рыцарь, раздетый по пояс, от души махал мечом. Я присел в уголке, наблюдая за ним. Через некоторое время юноша заметил меня, смутился и прекратил упражнения.

- Доброе утро. У тебя хорошо получается.

- Да нет, что ты, - Ральф махнул рукой. - Вот Валат...

- Не видел, как упражняется Валат, но твои движения мне понравились.

- Не хочешь присоединиться?

- Может быть. Если ты возьмешь вместо меча палку.

- Ведь твою чешую нельзя пробить обычным мечом, - удивился рыцарь.

- Кое в каких местах можно и обычным мечом пробить, а если глаз вышибешь? Я же не гидра, у меня новый не вырастет.

- Ну хорошо, - юноша убрал меч в ножны, положил их на скамью у стены и подобрал сучковатую палку около двух с половиной локтей длиной.

- Ты сам-то об нее руки не поранишь?

Ральф отрицательно мотнул головой, становясь в боевую стойку. Я потоптался на месте, задрав хвост, и глухо заворчал, прикрыв глаза.

- Эй, ты чего? - отпрянул рыцарь.

- Подожди, не мешай. Настраиваюсь.

- А...

С рыцарями и конными, и пешими я редко сражался на земле: так основное мое оружие - когти остается незадействованным. Зато с братом мы немало повозились в свое время, вот и сейчас я решил использовать эти приемы, тут главное - помнить, что передо мной не чешуйчатый дракон, размером с четырех коров плюс голова, хвост и крылья, и даже не рыцарь в броне, а хрупкий полуголый человечек. Первым делом я попытался подсечь хвостом Ральфу ноги. Но рыцарь высоко подпрыгнул, пропуская хвост под собой, и, благодаря этому, оказался гораздо ближе ко мне. Увернулся от когтей и дыма, который я выдохнул ему в лица и приставил палку к моей груди.

- Ты мертв, Дракон!

- Нет, это ты мертв, - я тихонько фыркнул ему в лицо и повалил на землю. - Чешуя в этом месте непробиваема для меча.

- А если так?! - Ральф вывернулся из-под лапы, проворный как куница, подпрыгнул, оказавшись у меня на спине. Я опрокинулся на бок, поймал упавшего рыцаря крылом, чтобы он не разбил себе голову о мостовую, сделал вид, что хочу откусить ему голову, а когда юноша машинально сжался - лизнул в лицо.

- Тьфу! - Ральф вытер лицо рукой. - С тобой не справиться! - и чего ты тогда, при первой встрече, так бегал от меня?

Отпустив рыцаря, я развалился на камнях, задрав лапы кверху.

- Не люблю, когда меня ранят. А с мечом и в броне у тебя было куда больше шансов. К тому же есть ряд очень уязвимых мест - крылья, подмышки, кончик хвоста, нос, глаза, горло, - юноша слушал очень внимательно. - Но если ты когда-нибудь, - я навис над ним, мгновенно вскочив, - используешь эти сведения против драконов!..

- Зачем же ты мне тогда рассказываешь все это? - изумился рыцарь.

Отстранившись, я внимательно рассмотрел когти на правой лапе.

- На тот случай, если повторятся события в замке Барред. Я ведь знаю, что напал тогда на кого-то из вас. На кого?

Ральф помялся.

- Ответь мне!

- На Валата с Мелфой.

- Рыцарь сумел отбиться?

- Нет, ты с ним сразу справился. Мелфа пыталась тебе помешать...

- А я?

- Ты не стал ее трогать.

- Даже так, - об этом стоило серьезно подумать. Обезумев, дракон не нападает только на тех, кого считает своей семьей, на родную кровь. Нет, надо поскорее находить Мелфе мужа, а то эта история с временной женой зашла уже слишком далеко. Я, даже отрешившись от разума, считаю ее своей семьей, драконом. Надо будет попросить Грэйна помочь в этом деле, наверняка, он знает какого-нибудь добропорядочного холостого человека. - Ральф, а сколько дней прошло с того момента, как я потерялся?

Рыцарь нахмурился, подсчитывая в уме.

- Восемь дней.

Мама дорогая! Двадцать один минус восемь - это же получается четырнадцать дней! У меня осталось только четырнадцать дней!

- Ральф, мне необходимо поговорить с твоим отцом.

- Подожди, пока все проснутся, нам всем нужно обсудить, где искать Мориана.

- Нет, мне нужно обсудить с ним другой вопрос и наедине.

- Как скажешь, - рыцарь ополоснулся над бочонком с водой, вытерся, накинул рубашку. - Пойдем.

Чтобы не выглядеть неряхой, я тоже быстренько умылся, и последовал за юношей. Оказалось, что наше баловство не осталось незамеченным, у стен и выхода со двора собрались слуги и стражники. Кто-то даже вооружился тем, что под руку подвернулось, собираясь спасать молодого господина. Я улыбнулся и помахал лапкой угрюмым людям.

- Дракон, ты чего отстал? Пойдем!

Грэйна мы нашли в кабинете, он, похожий на гепарда в гербе Роульфингов, подтянутый, гибкий и резкий, ходил туда-сюда возле стола и что-то диктовал писцу. Нет, как все-таки неудобно, и чего рыцари и прочие благородные люди брезгуют грамотой. Сел и сам написал, и никто не узнает, о чем ты написал. Надо будет Ральфа надоумить, хоть одного наставить на путь истинный.

- Что-то случилось? - герцог окинул нас холодным взглядом, в котором тренированный общением с этим человеком глаз мог четко рассмотреть недоумение.

- Нет, отец, все в порядке, просто Дракон хочет с тобой поговорить.

Грэйн кивнул.

- Я сейчас пошлю за остальными, надеюсь, все уже проснулись.

- Извините, господин герцог, я хочу поговорить не со всеми, а с вами.

От такого он даже заморгал.

- Ну... что же. Рад буду оказать тебе такую любезность.

Писцу даже не потребовалось напоминание, он тенью выскользнул вон. Ральф, улыбнувшись мне напоследок, тоже вышел, закрыв за собой большую двустворчатую дверь. У людей, похоже, мания величия. Зачем им такие большие двери? Или они, когда строили замок, собирались приглашать в гости драконов?

- Что случилось? Какие-то важные подробности про черного мага.

Я смущенно поковырял когтем пол, не зная с чего начать. Грэйн невозмутимо наблюдал, как я раздираю в щепу доски.

- У меня дело личное и очень деликатное.

- Я слушаю.

Отступать было поздно, хотя и хотелось, и я все рассказал. После того, как рассказ был завершен, Грэйн некоторое время молчал, потирая переносицу.

- Это будет достаточно трудно. Как я понял, происхождение у Мелфы не самое благородное.

У меня чешуя на спине стала дыбом.

- Моя Мелфочка самая благороднейшая и добрейшая из девиц!

- Я говорю сейчас не о душевных качествах, в коих я нисколько не сомневаюсь, а о ее происхождении. Кто ее отец, мать?

- Я не знаю, - я растерялся. - Я как-то не интересовался.

- А будущий муж может заинтересоваться. Это нужно как-то узнать. Еще...

- Что еще? - я недовольно нахмурился, догадываясь, что он сейчас скажет что-нибудь о внешности моей красивой девочки, но я ошибся.

- Еще - приданое. Оно может несколько скрасить неблагородное происхождение девицы, но с этим, как я понял, затруднений нет. Ты можешь найти для нее несколько кладов, что полностью удовлетворит будущего супруга.

- Так, значит, вы считаете, что дело небезнадежное?! Беретесь помочь?! - я затоптался на месте, готовый мчаться на поиски женихов.

- Конечно. Ты же нам помогаешь найти черного колдуна. Я просто обязан помочь тебе, - Грэйн помолчал. - Да и просто хочу тебе помочь.

Расчувствовавшись, я забылся и дружески похлопал герцога по спине, к моему удивлению, тот не рассердился, а тепло улыбнулся в ответ.

- С чего же начать?

- Я думаю, для начала все же нужно узнать, кто родители девушки. Ты знаешь, откуда она родом?

- Нет, но могу у нее спросить. Я знаю, что матушка Мелфы умерла, и ее воспитывал отец.

- Узнай кто он и откуда. Я знаю, что сегодня Сверкающий и мои сыновья хотели прочесывать лес в поисках укрытия черного мага. Почему бы не поискать укрытие черного мага возле города, в котором живет отец Мелфы?

- Замечательная идея!

- А я пока узнаю о том, кто из моих соседей холост и стеснен в средствах.

- Я хочу, чтобы муж Мелфочку любил! А не женился на ней из-за денег!

- В таком браке есть свои плюсы, поверь мне. А чувства... чувства появятся.

- Ну что же. Вы человек, вам лучше знать.

После этого Грэйн собрал всех, и мы обсудили план действий, который ничем не отличался от предложенного герцогом ранее мне. Сверкалка с Валатом отправлялись на восток, а мы с Ральфом... К этому моменту я успел выяснить, что отец Мелфы живет в столице. Вот так сюрприз. Значит, лететь нам с младшим рыцарем на север.

Мелфа не хотела меня отпускать, угрожала запереть, чтобы я не улетел, а если все-таки ослушаюсь - не любить и не кормить. Прости, Мелфочка, для твоего же блага стараюсь, так что я чмокнул девицу в нос и запер ее в зале.

Ральф, Сверкалка и Валат уже ждали меня во дворе. Рыцари, чтобы не замерзнуть в полете, надели толстые стеганые штаны и меховые куртки. Ральф еще держал в руках ковер, который собирался постелить мне на спину. Я нахмурился.

- Ты что, собираешься у меня на спине лагерь разбивать?

- Извини, - смутился рыцарь. - Но у тебя очень жесткая спина. И чешуя острая.

Сверкалка хихикал рядышком.

- Хватит смеяться. Почему мне все время Ральф, а тебе Валат?

Не ожидавший подобного вопроса единорог захлопал глазами.

- Ну я...

- Почему ты вообще старшего рыцаря выбрал? А? Ральф помоложе и поневиннее, - при этих словах младший рыцарь стал краснее узоров на ковре, который он от неожиданности уронил, - вы однорогие любите таких.

- Ну... Валат - рыцарь.

- Ральф тоже рыцарь!

- Зато мой - благороднее и храбрее!

- А мой рыцарь - рыцарственнее! И ты не видел, как он сражается!

- А мой!..

- А я щас как дам в глаз! - привел я самый убедительный аргумент. Мы со Сверкалкой застыли друг напротив друга, как два драчливых петуха.

- Вы еще подеритесь! - хмыкнул ошеломленный Ральф.

Я подхватил его вместе с ковром и закинул на спину. И тут случилось непредвиденное: видимо Мелфе удалось выломать створки, или может кто-то из слуг услышал вопли и отпер дверь, так что, когда из замка вдруг выскочили девица и коза, мы с единорогом совершенно не были к этому готовы.

- Уходим! - завопил Сверкалка, опрокидывая Валата себе на спину и отращивая крылья.

Я молча последовал единорожьему совету, взяв старт с места. Беднягу Ральфа чуть не сдуло.

- Куда?! - Мелфа внизу грозила кулаком и топала ногами.

- Ох и будет нам, когда вернемся. Чего вы, кстати, с единорогом сцепились?

Я смутился.

- Нервная обстановка, стрессы. Иногда и разрядка нужна.

- Бывает, - согласился Ральф. Ковер он не успел расстелить и теперь сидел закутавшись в него.

До столицы от замка Роульфингов около четырех часов лету, далековато, но ничего, за день обернемся.

Предусмотрительный рыцарь захватил еды и питья, но мне все равно пришлось несколько раз садиться, чтобы он мог размяться и подкрепиться. Выяснилось, что есть на моей спине во время полета неудобно - еду сдувает. Да и мне, еще не до конца окрепшему, требовался отдых. Так что перевалило далеко за полдень, когда на горизонте показались крепостные стены столицы Салисии. Если мне не изменяла память, назывался этот город - Вром.

- Ты прямо в город собираешься лететь? - спросил рыцарь, он знал о настоящей цели нашего полета, что не мешало ему, да и мне тоже внимательно рассматривать местность внизу. Впрочем, ничего похожего на укрытие черного мага мы не обнаружили.

- Прямо в город. А что?

- Тебя же испугаются!

- Не думаю. Я довольно долго гостил в замке короля Варина Второго, так что меня вся столица в лицо знает, да и логово мое неподалеку.

- Значит, тебе Мелфу отсюда привели?

- Отсюда.

- Я просто жажду посмотреть в лицо ее отцу!

- Я тоже!

Внизу мелькали узкие улочки, дома, сады. Западнее возвышался отлично укрепленный королевский замок, потом Макошку надо будет навестить что ли.

- Нужно спуститься, иначе мы никогда не найдем улицу и дом.

-Хорошо, - я выбрал для приземления небольшую площадь, мгновенно очистившуюся от народа. Ральфу с трудом удалось отловить какого-то нищего, у которого мы и узнали, где находится улица Солнечная.

До этого в человеческом городе я не бывал, пролетал сверху, или слышал рассказы. Но сверху не было видно, какое это ужасное место. Дома прилегали так плотно друг к другу, что иногда я с трудом протискивался. А какая грязь вокруг! Помои выплескивались прямо на улицу, по которой и текли в сточные канавы. Пришлось посадить Ральфа на спину, чтобы он не испачкался. Сам я шел на цыпочках, высоко подняв хвост. Солнечная улица оказалась почище. Наверное, она называлась так потому, что между крышами домов оставался просвет, куда попадало солнце. Некоторые дома окружала ограда, над которой возвышались кроны деревьев.

Пока мы искали улицу и дом, еще было ничего, но когда остановились перед нужными воротами, я понял, что страшно волнуюсь. Здесь родилась Мелфа, здесь она выросла, здесь я сейчас встречу человека, который отдал собственную дочь на растерзание дракону.

- Ну что, постучим? - спросил Ральф, видя, что я застыл как истукан.

Я одеревенело кивнул. Рыцарь соскользнул с моей спины и забарабанил в ворота кулаком.

На стук залаяла собака.

- Тише! - за воротами послышался недовольный оклик, потом звук удара и жалобное поскуливание. - Кого там принесло? Чего надо?

- У нас к вам дело! - ответил Ральф.

- У кого ко мне дело? - в воротах открылось небольшое окошко, в нем появилась крючконосая морщинистая физиономия. Я стоял сбоку, и меня Мелфин отец увидеть не мог.

- У меня. Дело по поводу вашей дочери. Вы отец Мелфы?

- Ну я, - старик осмотрел Ральфа с ног до головы. - Рыцарь?

- Да.

- Все ясно. Дракона убил, дочку мою освободил, теперь пришел просить приданого. Убирайся! Нет у меня ничего! - он хотел захлопнуть окошко, но я сунул в него коготь, потом подцепил ворота и сорвал их с петель.

- Детоубийца! - меня раздирала злость - этот жалкий сморчок так цинично рассуждал о судьбе своей дочери.

- Дракон! - взвизгнул старик, бросаясь к дому. Был он невысок по человеческим меркам и невероятно тощ. Протертая, местами заплатанная одежда, висела на Мелфином отце мешком. Я машинально отметил, что все заплаты старые, скорее всего их еще Мелфа пришивала.

- Успокойтесь! - Ральф обращался к нам обоим. - Нам просто нужно поговорить о вашей дочери.

- Еще и дракона приволок за приданым! Чтобы побольше увезти! Да вы сговорились! Нет у меня ни гроша!

Вскинув бровь, рыцарь вопросительно посмотрел на меня.

- Два сундука серебра, ларец с золотом, и шкатулка с драгоценными камнями, мелочь в основном, но есть три довольно крупных сапфира чистой воды, парочка рубинов и изумруд, большой, но с изъяном.

Мелфин отец с открытым ртом смотрел на меня.

- Все растрепала, зараза. И как узнала-то!

- Нехорошо так о собственной дочери. Сначала дракону отдали, теперь обзываете. И не жалко было собственного ребенка - монстру?

- А вы попробуйте, прокормите ее! Кто ее замуж-то возьмет, такую уродину?! А это значит что? До старости ее кормить! А тут - и дракон сыт, - он покосился на меня. - И компенсация от короля.

В груди зародилось глухое ворчание. Да я этого негодяя сейчас!..

- Дракон, успокойся!!! - Ральф преградил мне дорогу. - Вспомни, зачем мы сюда пришли.

Несколько раз глубоко вздохнув, я тряхнул головой, стараясь разогнать кровавый туман в глазах.

- Ваше происхождение?

- Что? - растерялся старик.

- Какого вы рода?

- Из горожан мы... торговцы.

- Ясно, - я, привычно подхватив рыцаря, усадил его на спину.

- А вам зачем это?

- Дочку вашу замуж выдавать будем.

- Как замуж?! - опешил он. - Это как это замуж без отцовского благословения?

- Я сам благословлю, - я повернулся к старику спиной, выходя в ворота.

- Э нет, так не пойдет, - Мелфин отец резво обежал вокруг меня. - Как это замуж без моего согласия? И что, жених есть?

- Есть.

- Уж не вы ли, господин рыцарь? - он оценивающе посмотрел на Ральфа.

- Нет. Я - жених!

Старик отпрянул от обнаженных клыков, но не убежал.

- Я не позволю! А выкуп?! Я хочу за Мелфу пять, нет, десять тысяч золотых! А то не дам согласия!

- Пошел ты! - разозлился я и взлетел, не став искать свободного пространства, чуть все перепонки на крыльях не порвал.

Старик еще что-то кричал внизу, бесновался, но мне было все равно, этот мелкий человечек, похожий на крысу, нет, крыса обидится от такого сравнения, на - муху, меня больше не интересовал. Надеюсь, жена ему изменяла, и Мелфочка не родная дочь этого сквалыги.

- Куда мы? - удивился Ральф, когда я завернул к королевскому замку.

- Заберем кое-кого. Да и о черном маге надо королю рассказать, - человеческая речь давалась с трудом, горло перехватывало.

Видимо рыцарь почувствовал что-то.

- Дракон, не расстраивайся так. Зато теперь ты сделаешь, чтобы Мелфа жила хорошо и ее никто не обижал.

- Пусть только кто-нибудь попробует... - я заскрежетал зубами.

- Дракон, а вы драконы точно не можете менять облик? Вот единорог как лихо перевоплощается.

- Но я же не единорог! - отчаянно взмахнув лапами, я чуть не уронил всадника. - Ой, прости!

- Ничего. Но ты как-то поспокойнее.

Представляю, как обрадуется Макошка, а может собачка уже меня забыла? От этих мыслей стало грустно, и я их отбросил, все равно заберу Макошку, со мной ей лучше будет.

Приземлились мы прямо перед замком, между воротами и входом в главную башню. Люди разбежались, когда я еще заходил на посадку, не убежал только один человек, он стоял, сложив руки на груди, и хмурился. Его величество. Верно, услышал о том, что над городом летает дракон, и вышел встречать.

- Зачем ты прилетел?

- Как невежливо. Ни здравствуйте, ни проходите, пожалуйста. И это королевское воспитание? Ты, Ральф, так никогда не делай.

Варин заметил рыцаря, прищурился, рассматривая.

- Ральф Роульфинг?!

Юноша скатился по моему крылу и опустился перед сюзереном на одно колено, склонив голову.

- Ваше величество.

- Что все это значит?!

- Я здесь ни при чем, я просто сопровождаю сэра Дракона, спросите у него.

Монарший взор обернулся ко мне.

- Да забрать кое-что хочу, - пояснил я. - То о чем ты в своем королевстве не знаешь.

При этих словах глаза короля расширились, он резко обернулся и посмотрел вверх, на окно, за которым угадывался светлый женский силуэт. Нда, кажется, я его величество напугал, получилось прямо как в сказке, той самой, где злой дракон ловит короля, а в ответ на просьбу отпустить предлагает отдать взамен на свободу то, о чем его величество в своем королевстве ничего не знает. Позже у королевы рождается дочка, а в назначенный срок злой дракон является за принцессой. Вот только за каким пращуром дракону принцесса? Он явно не знал во что ввязывается.

- Что же это? - король положил руку на эфес меча.

- Собачка. Ее зовут Макошка, на конюшне живет.

Варин заморгал, думая, издеваюсь я над ним или голову морочу. Но разрешиться сомнениям короля было не суждено: вдруг ворота распахнулись, и во двор замка въехал рыцарь в полном доспехе. На его щите был изображен обезглавленный дракон, под ним красовалась подпись 'Поверг чудовище - спас девицу'. Битюг, на котором восседал рыцарь, был лишь немногим мельче меня, и тоже весь в броне. Приделай этому коняжке крылья, шею подлиннее, рога, драконий хвост и замени копыта на когти - страсть какой дракон бы получился. А пар у него уже и так из ноздрей идет, не хуже всякого дыма.

- Это еще кто? - удивился я.

Варин недоуменно пожал плечами.

- Я Джет - Повергатель Чудовищ! И я слышал о том, мерзкое чудовище, как ты терроризируешь здешних жителей!

Что?! Опять?!! Я попытался спрятаться за короля.

- И не пытайся взять его величество в заложники! - Джет направил на меня копье. Вот сейчас он разгонит коня, и насадит меня на наконечник, как бабочку на иглу, потому что резко взлететь я отсюда не смогу, да и быстро двигаться в столь небольшом пространстве - тоже. А у рыцаря еще и меч, и щит, и вон штука какая-то шипастая на цепочке к седлу прицеплена.

Ральф вышел вперед, распахнув руки, будто собрался обнять Джета, и грудью закрыл нас с королем.

- Я много слышал о тебе, Джет. Слышал о том, сколько чудовищ тебе удалось повергнуть.

Повергатель Чудовищ остановился, наконечник его копья замер напротив лица юноши.

- Отойди, отрок.

- Я не отрок. Я - посвященный рыцарь. Слышал о твоих подвигах и о чудовищах, поверженных тобой. Ты в основном с драконами воюешь! Драконоубийца! - Ральф оттолкнул наконечник копья в сторону, чтобы не маячил перед глазами. - А не хочешь сразиться с настоящим противником, а не с беззащитным драконом?!

Джет малость опешил, он, наверное, как-то не привык, чтобы драконов называли беззащитными.

- Ральф, - я тихонько ткнул юношу когтем в плечо, - давай сначала поговорим.

Рыцарь бросил на меня недовольный взгляд, потом повернулся к Джету.

- Позволишь ли мне переговорить с моим другом Драконом, Повергатель Чудовищ?

- Д... Да, - заморочено кивнул воин.

- Ну что еще? - Ральф был недоволен, что я помешал ему меня спасать.

- Ральф, не все драконы так уж беззащитны. Я скорее исключение из правил. Да и как ты собираешься сражаться с этим Джетом?! Смотри у него какие доспехи! Какой конь! - при этих словах мой защитник изрядно посмурнел.

- И что же ты предлагаешь? Позволить ему на тебя напасть и ранить или и вовсе убить?

- Нет. Я с ним сражусь сам, и... - я понизил голос, так чтобы меня слышал только Ральф, - поддамся ему. Ведь в таких случаях рыцарю, победителю дракона, положена девица.

Нахмурившись, юноша посмотрел на меня снизу вверх серьезными серыми глазами, запустил пятерню в волосы.

- Так ты предлагаешь отдать Мелфу в жены первому встречному?! Что мы вообще про этого Джета знаем, кроме того, что он убил множество драконов? А это говорит отнюдь не в его пользу. Вдруг он женат? Или злой, жестокий и будет ее обижать, делать ей гадости, мучить... Дракон, ты чего?!

Глаза затянула багровая пелена. Изрыгая языки пламени, от которых Ральф едва успел отскочить, я двинулся на Повергателя Чудовищ.

- Никому! Не позволю! Обижать! Мою девочку!

Могучий Джетов конь от моего напора попятился, но сам воин не растерялся и выхватил меч.

- Берегись, Дракон! - острие меча просвистело в опасной близости от довольно уязвимого носа, я в ответ щелкнул зубами, чуть не лишив Джета ноги. Спас воина конь, резво отскочивший в сторону и с подлой усмешкой наступивший своим огромным, как суповая тарелка, копытищем на мой маленький, тоненький, нежный хвостик. Взревев от боли, я дернул хвост из-под коня - всю чешую содрал, на мостовую закапала кровь, дымящаяся на морозце. От моего маневра битюг чуть не опрокинулся, чем я и хотел воспользоваться, но тут вмешался король.

- Хватит! - он храбро встал между нами. - Я не позволю вам убить друг друга. Вы оба мои гости, я рад видеть вас обоих!

Кажется, Джет обиделся на то, что его сравняли в правах с каким-то мерзким драконом, вон как голову опустил. Но это мои предположения, что думал Джет на самом деле, было неизвестно - шлем он так и не снял.

- Хорошо, я не буду нападать на Дракона, если и он не будет нападать на меня. Но так я буду поступать, пока нахожусь в стенах вашего замка, ваше величество.

Варин Второй сложил руки на груди и недовольно нахмурился.

- Все мое королевство - мой дом. Поэтому я запрещаю тебе, Джет, нападать на этого дракона в моем королевстве. Если он не нападет на тебя первым.

Повергатель Чудовищ гордо выпрямился в седле.

- Не ожидал услышать такое от вас, ваше величество! Надеюсь вы не пожалеете о своих словах, потому что отныне ноги моей не будет в ваших владениях! - он развернул коня и выехал за ворота.

Король устало опустил руки.

- Дракон, надеюсь, я не зря поссорился из-за тебя с лучшим чудовищеборцем. Надеюсь, ты не выкинешь что-нибудь.

- А я уже разве выкидывал что-нибудь? Это вы, люди, выкинули кое-кого. Мне на шею.

- Да, кстати, как та девица? Она тебя отпустила? Или ты все-таки решился ее съесть?

Мы с Ральфом переглянулись и не смогли сдержать скрутивший нас приступ хохота.

- Я сказал что-то смешное? - немного косматые, темные брови Варина сошлись на переносице, взгляд стал колючим и тяжелым.

- Нет, ваше величество, что вы, - Ральф, видя в какое настроение привел монарха наш смех, протестующе замахал рукой. - В ваших словах нет ничего смешного, просто они нам напомнили кое о чем.

- О чем же?

- Да, ерунда, - я баюкал в лапах пострадавший хвост. - Не стоит оно вашего внимание, тем более что у нас к вам есть более важное дело.

- Я разрешаю тебе забрать твою собачку.

- Какую собачку, - сначала опешил я. - Ой, ваше величество, не это дело. Другое. Гораздо более важное. Мы знаем об угрозе вашему королевству.

- На Салисию кто-то хочет напасть?!

- Мы точно не знаем, ваше величество, - вступил в разговор Ральф. Рыцарь кратко и четко доложил обо всем королю. Я бы так не сумел, больше часа бы путался в подробностях, а сути бы так и не смог передать.

- Черный маг, моровое зелье - вы это серьезно?!

Мы с рыцарем одновременно кивнули.

- В Салисии уже больше двухсот лет не появлялось черных магов. Нужно будет посмотреть в летописях, - Варин был серьезно озабочен новой напастью. - Пойдемте вместе к летописцу.

Ральф смутился и покраснел.

- Но я не умею читать.

- А летописец на что?! - удивился король.

- Я тоже могу войти?

- Да, Дракон. Вдруг ты сможешь заметить что-то важное.

Королевский замок почти ничем не отличался от замка Грэйна, разве что размерами. Здесь все было еще больше и грандиознее, я легко проходил в двери, ни разу не застрял ни в одном коридоре. Недаром драконьи семьи любят выкуривать из замков обитающих там людей и селиться в них. Просторно, много комнат, залов, да и детям есть, где поиграть.

По дороге нам почти никто не встретился: все слуги и придворные попрятались, забыв, что совсем недавно я жил при замковой конюшне, как экзотическая игрушка короля, только стражники вжимались в стены, притворяясь рельефными изображениями. На лестнице я чуть не упал, когда красивый темно-синий ковер вдруг заскользил под лапами, пришлось схватиться за какую-то шторку, украшавшую стену. Падение удалось предотвратить, но шторка оборвалась, накрыв Варина и Ральфа. Люди что-то кричали, барахтаясь под массой пыльной тяжелой ткани.

- Сейчас, сейчас... - я пытался собрать ткань в охапку. Варин с Ральфом выпутываться никак не хотели, прочно увязнув в складках. Я бы справился с досадным недоразумением, но тут мне в голову врезалось что-то массивное, перед глазами закружились желтые искорки, с моей головы на шторку упал подсвечник. Свечи с него осыпались еще в полете, и теперь медленно, но верно поджигали ткань.

- Я не позволю тебе похитить моего мужа, мерзкое чудовище! - наверху стояла женщина в светлом платье, это на ее силуэт в окне любовался Варин. Королева.

Мне это уже надоело! Почему все меня называют мерзким?! Почему приписывают гадости, которых я не собирался делать?!! Разражено я дернул на себя ткань, так что освободившиеся люди кубарем покатились мне под лапы. Пришлось поднимать, ставить на ноги, отряхивать, тушить шторку. Вечно эти двуногие, бескрылые попадают во всякие неприятности.

Потом его величество успокаивал ее величество, а Ральф - меня. Сколько времени потратили! Но вот, наконец, все было улажено, и мы, больше ни во что не впутываясь, добрались до королевского архива. Это оказалось просторное, но темное и мрачное помещение, вдоль стен стояли высокие полки, все заваленные свитками и фолиантами.

- Как же мы здесь найдем что-то? - спросил Ральф, с благоговением разглядывая скопление мудрости. Рыцарь машинально провел по краю одного из свитков, стирая пыль.

- Руками ничего не трогать! И пыль с книг и свитков не стирать! - донесся откуда-то из мрака сварливый голос. - Им это вредно!

Мы пошли на звук и обнаружили стол, за ним восседал, что-то бешено строча, юноша в темно-желтом, местами прожженном балахоне, щедро покрытом разноцветными заплатами. Длинные темные волосы писца были заплетены в косу. Наверное, он из той страны, о которой рассказывали люди Грэйна, где мужчины ходят в юбках и заплетают волосы в косы.

- Зелиан?! - удивился король. - Ты что здесь делаешь?!

При звуках монаршьего голоса, обитатель архивов вскочил, вытянулся в струнку, но выражение испачканного чернилами лица осталось недовольным, будто мы его оторвали от чего-то чрезвычайно важного.

- Я, ваше величество?!

- Ну не я же? Зелиан, ты же алхимик. Что ты опять делаешь в архивах? Опять набиваешься мастеру Аргвису в ученики.

Зелиан жалобно изогнул брови, слегка неровные, оттого, что одна из них была недавно опалена.

- Ваше величество! Вы же знаете, что у меня талант летописца! Вы читали хроники?! Читали что там написано?! - он взял один из свитков и потряс им в воздухе, во все стороны хлопьями полетели пыль и кусочки истлевшего от времени пергамента. - Вот - битва при Такане с рогорийцами. Здесь описано все! И какая погода была, и что ели на завтрак, обед и ужин солдаты, и сколько стрел было у лучников в колчанах! А о самой битве ни слова! А сколько неточностей и противоречий! Нет, не так надо писать летописи! - Зелиан брякнул древнюю летопись на стол безо всякого уважения и тут заметил меня.

- Ой! Это что, дракон?

Ну, сейчас опять начнется! Вот непременно скажу в ответ какую-нибудь грубость, если этот чумазый назовет меня мерзким чудовищем.

- Дракон, - подтвердил король строгим голосом и хотел что-то добавить, но алхимик ринулся ко мне. Через несколько мгновений я был осмотрен, ощупан и обмерян со всех сторон, а потом неугомонный человек попытался выковырять чешуйку из моей груди.

- Зачем тебе? - шепотом поинтересовался я.

- Для опытов, - так же тихо ответил он. - Хочу посмотреть, действует ли на драконью чешую кислота.

- Во дворе подберешь, там несколько штук осыпалось, если еще на сувениры не растащили.

- Стоять! - Варин поймал ринувшегося прочь из архива алхимика за шиворот.

Странно, что-то я не припомню такого неугомонного типа. Такой бы, наверняка, примчался меня исследовать, когда я на конюшне жил. Может, недавно появился.

- Ну, ваше величество! Скоро Аргвис придет, он вам поможет, а мне пора.

- Стоять! Пока это придет мастер Аргвис, пока поймет, что нам нужно, пока найдет. Ты же знаешь архивы куда лучше него, и хотя бы помнишь, где что лежит.

Алхимик тяжело вздохнул, вернулся обратно по мне, расстроено поковырял пальцем приглянувшуюся ему чешуйку.

- Что мне нужно найти?

- Сведения о последнем появлении черных магов.

- Ой! Это же моя любима тема! - Зелиан подбежал к одной и полок и залез в глубь ее почти по пояс. - Ага где-то здесь было! Так, это не то, это мумии. Так, это некроманты, это разбойники и странники удачи. Ага, вот. Черные маги! - изрядно запылившийся юноша вылез обратно, продемонстрировав нам увесистую книгу. Он поднес ее к столу и торжественно водрузил на расчищенную одним движением столешницу. - Черные маги... последнее появление... Вот! - он нашел нужную страницу. - Было это сто семьдесят пять лет назад. Тогда родился человек с даром черного мага, он наслал мор на Серогорье и Салисию, творил черные эксперименты над людьми, животными и волшебными существами, объединил под своей рукой народы гоблинов, великанов и вампиров. Чуть не завоевал со своей черной армией мир. Люди готовы были сдаться, но тут явился откуда-то большой серый дракон и сожрал мага. Подданные так и не смогли защитить своего повелителя.

Люди уставились на меня тремя парами глаз.

- Ну что так смотрите?

- Дракон, а ведь ты в то время уже жил в Салисии, - взгляд Варина Второго был задумчив.

- Ну жил.

- Это случайно не ты мага скушал?

- Да! Это был я! Я сожрал того проклятого мага! - воспоминания о давних событиях оказались весьма неприятны, я резко отвернулся, случайно сбив хвостом на пол несколько свитков.

- Так вот откуда ты знаешь о моровых заклятиях и магии, - потянул Ральф.

- Молод тогда был, глуп, - я поднял свитки и аккуратно разложил их по местам. - Один из светлых магов того времени, попросил меня о помощи. Вот мне и пришлось изучать основы магии, чтобы одолеть черного мага. Отчего-то всех черных магов тянет для начала утроить мор.

Зелиан слушал меня раскрыв рот, но тут он встрепенулся:

- Так им же нужна армия мертвецов! И не каких-нибудь старых, на ходу разваливающихся, а свеженьких, крепеньких. Вот они себе ее и создают.

- Ты случайно не черный маг? - подозрительно спросил я.

- Нет, - юноша скромно потупился. - Я простой алхимик, а еще не признанный, но очень талантливый летописец. А позвольте полюбопытствовать, сколько вам лет всего?

- Четыреста пятьдесят.

Глаза алхимика загорелись любопытством.

- Так вы же очевидец! Это же бесценный материал для летописей! Это все надо записать! - в руках Зелиана появились потрепанная книжка и перо с чернильницей. - А вот...

Но алхимику не дали заспрашивать меня насмерть: в архиве появился невысокий худенький старичок, он подслеповато оглядел нашу компанию, начал было возмущаться, но тут заметил короля.

- Вы что-то хотели, ваше величество?

- Спасибо, мастер Аргвис, не утруждайте себя, Зелиан нам уже нашел все сведения.

Старичок побагровел, огляделся, заметил алхимика, пытавшегося спрятаться за Ральфа, но рыцарь был ниже ростом.

- Опять ты!!! Опять все свитки перепутал! Все фолианты переставил! После тебя порядок наводить, как после урагана! А ну вон отсюда!

Подхватив свою книжку под мышку и не заставляя себя уговаривать, Зелиан вылетел вон, но убежал недалеко, подкараулив нас за поворотом.

- А почему вы спрашивали про черных магов? - преградил нам дорогу алхимик. - Неужели завелся новый?! Если это так, то события с самой достоверной достоверностью должны быть отражены в летописях! - Король не мог и слова вставить в речь горячего любителя истории. - Ваше величество, вы же разрешите мне присутствовать при этих исторических событиях?!! Я сделаю все в лучшем виде!

- Зелиан, ты у меня работаешь алхимиком, а не летописцем.

- Ну да, алхимиком, но это же куда важнее! А запаса зелий и прочего хватит надолго! Мой помощник в них хорошо разбирается и сможет помочь, пока я буду отсутствовать, - Зелиан умоляюще сложил руки, глядя на Варина такими глазами, что и камень не выдержал бы.

- Так ты сказал, что разбираешься в зельях? - вмешался Ральф. Это и решило дело. Король обреченно кивнул.

- Тогда я побежал собираться! - донеслось до нас откуда-то из глубин замка.

- Может вы успеете улететь, пока он не вернулся?

- А это хорошая идея, - решил я. - Заберем нашего летописца чуть попозже, когда разрешим другую маленькую проблему.

- Какую? - удивился король.

- Личную. А то, не приведи пращуры, ее описание появится в летописях.

Ральф не удержался, хихикнув, но тут же затих, чуть не натолкнувшись носом на мой кулак.

И мы потихоньку удрали из дворца, пока новый попутчик не успел собраться. На самом деле, я сейчас просто не унес бы двоих. Так что я даже, скрепя сердце, не стал забирать Макошку, решив, что наведаюсь к Варину в ближайшие несколько дней, все-таки специалист по зельям нам не помешает.

По дорогу к дому, Ральф, заразившийся от меня сводничеством, предложил нарыть для Мелфиного приданого парочку кладов. Путь наш лежал в основном над лесами, так что я думал, что это бесполезное дело, но к моему удивлению, мы нашли несколько сундуков с золотыми монетами, и, напоследок, небольшой ларец. Сначала, раскопав его, я подумал, что чутье мне отказало, этот клад чувствовался гораздо большим, чем оказался на самом деле, я представлял себе огромный сундук, и даже не сразу заметил небольшой ларец. Ральф, заинтересовался тонкой резьбой и попросил разрешения посмотреть, что там внутри. В ларце оказались украшения. Я никогда не видел столь тонкой работы. Рыцарь восторженно разглядывал похожие на паутинку ожерелья, блистающие всеми цветами радуги броши, тоненькие цепочки с изящными кулонами.

- Кто мог создать подобную красоту?! - на ладони Ральфа переливалась похожая на бабочку брошь. У салисийцев пользовались спросом куда более массивные украшения. Если уж цепь, так чтобы с ней можно было утопиться, если уж кольцо, то чтобы его можно было использовать, как кастет, если серьги, то чтобы оттягивали уши до самых плеч. - Они похожи на осенние листья! - юноша ссыпал украшения обратно в ларец, вздохнул: - Дракон, я знаю, что это Мелфино приданое, но может мне можно выбрать какое-нибудь одно украшение - матушке подарить.

- Знаешь, я думаю, мы не будем отдавать такую красоту кому-то. Подарим что-то твоей матушке, что-то дадим Валату, чтобы подарил своей невесте, и Мелфе тоже подарим, чтобы не приданое было, а просто украшения.

Ральфу моя идея очень понравилась. Я подцепил когтем из кучи тонкую цепочку из синеватого металла, на которой висело что-то похожее на половинку кленового листа, украшенного округлыми прозрачными серыми камнями.

- А это тебе, как раз под цвет глаз, - юноша засмеялся, но безделушку все же взял и повесил на шею.

- Тогда и ты себе что-нибудь возьми. Например, это, - он взял браслет из белого металла с молочно-белыми, непрозрачными вставками и надел на благодушно подставленный коготь. Браслет сел как влитой. - Симпатичное колечко получилось.

Некоторое время мы сидели на полянке и смеялись друг над другом, выплескивая напряжение последних дней.

Но порадовать дам не удалось. Мы увязали сундуки в Ральфов ковер, а вместе с ними и ларец, и этот узел я нес в руках. Вроде надежно упаковали, но, прилетев в замок, мы обнаружили, что ларец с драгоценностями пропал, наверное, вывалился по дороге, остались только подвеска и браслет. Ральф расстроился ужасно, он-то так надеялся порадовать матушку. Я щедро предложил свое новое кольцо в качестве подарка, но юноша отказался, отправившись дарить подвеску. Но Алия подарка не приняла, сказала что-то про то, что украшение не женское. Какая разница, женское-мужское, я не понял. Но Мелфа, наслушавшаяся герцогиню и еще дувшаяся за утро, тоже отказалась от браслета.



Глава 9

Охота на жениха


Некоторое время я пытался помириться с девицей, просил прощения, рассказывал о том, как важна наша миссия, но Мелфа была неприступна, напрочь отказавшись разговаривать со мной. Что ж, раз так, тогда, чем быстрее я решу дело со сватовством и избавлюсь от девицы, тем лучше. С такими мыслями, оставив Мелфу дуться, я отправился к Грэйну. Герцог сразу догадался с чем я к нему иду и поманил меня к себе в кабинет.

- Ну, как успехи? - поинтересовался он, усаживаясь в кресло.

Я вольготно развалился на ковре.

- Если вы про поиски черного мага, то, к несчастью, они безуспешны, если о происхождении Мелфы, то удалось выяснить, что девица происходит из купеческого рода. Впрочем, лучше бы ей и вовсе быть сиротой, - мрачно закончил я.

- Что ее отец настолько неприятен?

- Неприятен?! Это слабо сказано! Гнусный тип! Почему люди убивают и ненавидят драконов, а вот таких вот мерзких существ будто и не замечают.

- Людям свойственно не замечать многие свои недостатки. Самое главное, что теперь Мелфа от него не зависит, а ты позаботишься о ней как нельзя лучше.

- Да, несомненно. Но расскажите, что вам удалось разузнать? Найдется ли какой-нибудь человек, достойный моей девочки?

- Я перебрал кандидатуры всех соседей. Среди них есть двое холостых баронов и один вдовый маркиз. Все очень достойные люди.

- А этот, вдовец... Что случилось с его женой?

- Несчастный случай. Оступилась на лестнице и свернула себе шею. А ее предшественница утонула в крепостном рву, а ее...

- Так! Стоп! Это же какой-то женоизводитель! Нет! Для Мелфочки он не подходит! Не хватало еще, чтобы он мою девочку угробил!

- Но это и в самом деле несчастные случаи. Все его жены были весьма любопытны и посещали те части замка, где очень опасно находиться, например трухлявая южная башня, где завалило четвертую жену маркиза...

- Тем более нет! Я хочу, чтобы Мелфа жила в нормальном доме, а не в развалинах!

- Но он милейший человек. А на приданое сможет отремонтировать замок.

- Нет!!!

- Ну как хочешь, - Грэйн развел руками.

- А двое других? Что они из себя представляют?

- Барон Арелий, владелец большого поместья к северу от замка Роульфингов, весьма благороден, но нищ, как церковная мышь. Все наследство, оставленное ему матушкой, ушло на то, чтобы погасить долги отца.

- Вы думаете, он захочет жениться ради денег, раз столь благороден?

- Если захочет, то это будет идеальный вариант - Арелий хорош собой, добр и, как я уже говорил, благороден. Мелфа будет с ним как за каменной стеной, по крайней мере, всегда уважаема и почитаема.

Сердце кольнуло какое-то неприятное чувство, будто мне не хотелось, чтобы Мелфа была с кем-то счастлива.

- А второй?

- Второй - богат и успешен. Занимается торговлей. Так что лишние деньги ему ни в коем случае не помешают.

О купцах у меня были самые неприятные воспоминания, но, как я понял, особого выбора нет.

- И как же нам представить Мелфу этим господам?

- Ну, с Мирадом можно не церемониться, выложив ему все, как есть. А с Арелием, думаю, самое действенное - разыграть представление 'Дракон, похитивший девицу'. Валат с Ральфом отправятся в Арелию в гости, утром уговорят его поехать на охоту и выведут к тому месту, где будете вы с Мелфой. Арелий тебя прогонит, девица останется с ним - все просто.

- У вас все просто, а мне опять бока под всякие острые вещи подставлять. Да и как быть с поисками черного мага?

- Вот как раз там-то вы и не искали.

Тут от беседы нас отвлекла какая-то суматоха во дворце - оказалось, что вернулись Сверкалка с Валатом. Единорогу и старшему из рыцарей повезло не больше, чем нам. Наскоро поужинав, мы обсудили план облавы на жениха: на карте нашли место, где мы с Мелфой спрячемся, обговорили совместные действия с рыцарями. План понравился всем, кроме Мелфы и Валата. Девица боялась, что меня снова ранят, а рыцарь говорил, что получается нечестно, что мы обманываем хорошего человека, оказалось, что он весьма дружен с Арелием. Наконец, мне надоело слушать бурчание Валата и я рассердился:

- Значит, ты считаешь, что моя Мелфочка неподходящая пара для этого баронишки?! Или ей плохо с ним будет?

- Такого я не говорил! Просто гораздо правильнее было бы, если бы они познакомились и полюбили друг друга сами. Что будет, если обман раскроет? А что будет, если обман раскроется не сразу, а через несколько лет? Когда уже и дети пойдут?! Сможет ли Арелий простить жену? Все разрушится!

- Обман не раскроется, если никто из нас не проболтается.

Валат побагровел, усы рыцаря воинственно встопорщились, как у уличного кота по весне, ярко выделяясь на фоне потемневшего лица.

- Ты намекаешь, что я болтун?!

- Я такого не говорил.

- Хватит, мальчики! - урезонила нас Алия. - Успокойтесь. В любом случае лучше попробовать, чем жалеть потом о потерянных возможностях.

Валата ее слова не переубедили, рыцарь по-прежнему был не согласен с происходящим, но спорить с большинством не стал. Так что пришлось ему и Ральфу собираться на ночь глядя и отправляться в замок Арелия.


***


Я тщательно, чтобы ничего больше не потерять, увязывал сундуки с кладами. Мелфа мялась рядышком, держа в руках узел с вещами.

- А вдруг я ему не понравлюсь?

- Глупости! Как ты можешь кому-то не понравиться?! К тому же он честный человек. Спас - обязан жениться, - я взвесил поклажу в лапе. Ничего, вроде терпимо, и не такое таскали на хребте, благо, что спина в последнее время совсем о себе не напоминает.

Грэйн и Алия наблюдали за нами из окошка, Сверкалка и Лилия-Ромашка болтались неподалеку, во дворе.

- Что-то страшно мне отпускать вас одних, - вдруг выдал единорог. - Оправлюсь с вами, пожалуй. За тобой же, чешуйчатый, глаз да глаз. То в плен попадешь, то с какими-нибудь рыцарями опять в драку ввяжешься.

- За собой бы лучше следил, - я помог Мелфе забраться ко мне на спину. - Ты у нас учудить можешь похлеще всякого дракона.

- Когда это я чудил? - удивился однорогий.

Я выразительно посмотрел на радостно прыгающую вокруг него козу.

- Уж чья бы корова мычала!

- Если ты с нами, догоняй! - крикнул я, распахивая крылья и отрываясь от земли. Не опоздать бы! Но мы успели вовремя. Расположились на полянке в живописных позах: у Мелфочки руки умоляюще заломлены, у меня клыки оскалены. Единорог побегал вокруг, осмотрел нас, сказал, что выглядим правдоподобно, и едва успел укрыться в кустах, как неподалеку заиграл охотничий рожок. Мы договаривались, что Ральф так подаст сигнал.

Мелфа немного покорчила рожи, силясь выдавить из себя хоть одну слезу, у нее не получилось, девица, послюнявив палец, сделала себе искусственные слезы. Я еще больше оскалил зубы и навис над 'жертвой'. Набрав воздуха в легкие, Мелфа завизжала, оглушив меня на оба уха.

Спасатели себя ждать не заставили, толпой вывалившись на полянку. Валат с Ральфом, правда, слегка замешкались, предоставив действовать своему спутнику. Арелий поначалу смешался, увидев перед собой дракона, но потом, вытащил меч и решительно пришпорил коня. Грэйн нисколько не погрешил против истины, когда сказал, что барон хорош собой. Да что там, по человеческим меркам просто красавец. Женщинам обычно нравятся и орлиные носы, и такие темные, прохожие на переспелые вишни глаза, и густые, волнистые волосы локонами, цвета вороного крыла. Предки барона явно выходцы с юга.

Ой! Ой! Засмотревшись, я чуть не лишился глаза. Какой шустрый юноша! С трудом увернувшись от нескольких ударов, я не придумал ничего лучшего, кроме как сбежать. Мимо мелькнули кусты и прятавшийся в них Сверкалка, кажется, Арелий не стал меня преследовать. На всякий случай отбежав подальше, я остановился и попытался отдышаться. Ну вот, девочку и пристроили. Пусть только теперь попробует на ней не жениться после всех моих страданий. Надо было возвращаться в замок, но мне было так любопытно, что там, на поляне, происходит. Что этот носатый говорит моей девочке? А что она ему? Не в силах с собой справиться, я слился с окружающим миром и отправился подглядывать и подслушивать.

Увиденное меня несколько разочаровало: братья деловито собирали золото обратно в сундуки, а Мелфа и Арелий стояли, держась за руки, явно не зная, что с друг другом делать. Ральф неубедительно говорил что-то о том, что это судьба, ведь Арелий так долго искал себе невесту. А тут и красавица (при этих словах барон вздрогнул), и богатство какое, и подвиг. Чего еще желать настоящему рыцарю?! Валат работал с угрюмым лицом, явно не согласный с братом, но хоть не мешает и то ладно.

- Как вас зовут... прекрасная девица? - выдавил, наконец, из себя Арелий.

- Да я это... - Мелфа прокашлялась и продолжила фальцетом, выдав на одном дыхании: - я благородная девица Мелфа была в плену у дракона спасибо что спас меня храбрый рыцарь, - к концу ее голос ни с того ни с сего перешел на бас, заставив в очередной раз вздрогнуть жениха.

Я так распереживался, что чуть не вмешался в их разговор, сделать это мне помешало что-то острое, упершееся под мышку.

- Сверкалка, отстань! - отмахнулся я.

- Сдавайся, Дракон! - разнесся по осеннему лесу звучный голос. Ошеломленный, я обернулся: рядом, верхом на своем огромном коне сидел Джет. Сразу заныл кончик хвоста, отдавленный битюгом Повергателя Чудовищ и еще не до конца заживший. Сердце пропустило удар, очень сильно захотелось подобно избалованной барышне, упасть в обморок, но тогда точно конец. И как только подкрался так незаметно и как только разглядеть сумел?! Впрочем, удивительно, что меня не рассмотрели остальные - волнуясь, я позабыл про маскировку.

- Спасите! - голос перехватило, и из горла вырвался только хриплый шепот.

- Что? - не расслышал Джет.

- Спасите! - завизжал я и помчался прочь. Джет за мной.

Так мы и вылетели на полянку. Тут уж не до сохранения тайн - я кинулся к рыцарям. Ужас! Вот как привык к их защите. Как же я потом-то самостоятельно обходиться буду? Мелфа встала перед конем Повергателя Чудовищ, заставив животное резко остановиться на скаку. Жеребец, присев на задние ноги, испуганно заржал.

- Моего! Дракона! Обижать!

Такого Джет точно не ожидал, он опустил копье и уставился на девицу сквозь прорези забрала.

- Успокойся, девица! Я тебя спасу от этого мерзкого чудовища. Наверняка он напустил на тебя чары!

Какие чары?! Он что, бредит?! Драконы отродясь никакими чарами не владели, это все больше по человеческой части.

- Не надо меня спасать! Я уже спасенная! - вспомнила Мелфа о своей роли и оглянулась на Арелия.

Барон стоял, сложив руки на груди, и хмуро наблюдал за происходящим, кажется, он начал понимать, что его пытались провести.

И тут в довершение из кустов вылез единорог.

- Дракон, ну ты и бестолковый! Ты что, не мог в другую сторону побежать?! Так хорошо все шло!

- Что хорошо шло? Я требую объяснений! - не выдержал, наконец, барон.

- Действительно, объясните! Иначе я сейчас это чудовище уничтожу!

- Я тебе уничтожу! - Мелфа дернула Джета за ногу, роняя на землю, и накинулась на Повергателя Чудовищ с кулаками. Валат с Ральфом еле оттащили.

Я потихоньку подошел к Повергателю Чудовищ, потрогал лапой. Бедолага не шевелился. А вдруг Мелфа перестаралась ненароком! Осторожно, стараясь не навредить еще больше, снял с Джета шлем.

- Ой! - уронив часть доспеха на землю, я отшатнулся.

- Дракон, что случилось? - обернулись на меня рыцари, готовые к появлению новых врагов.

- А это тоже девица! - ошалело произнес я и сел на хвост, глядя на прекрасное лицо и выбивающиеся из-под подшлемника прекрасные белокурые пряди.

- Она прекрасна! - восторженно ахнул Арелий, и я понял, что этот жених для нас навсегда потерян. - Кто эта девушка?

Единорог подошел к Джету-Джете и прикоснулся засиявшим рогом к голове девушки, она вздохнула и открыла глаза, увидела наши склонившиеся над ней лица, судорожно потянулась к голове, обнаружив, что видит окружающий мир не через щели забрала.

- Что случилось?

- Ничего себе, самый известный чудовищеборец в Салисии - девица! - хмыкнул Валат и лихо подкрутил ус.

Джета села, глядя на нас снизу вверх.

- Надеюсь, господа, что это останется между нами.

- Если только ты пообещаешь, что больше никогда не будешь охотиться на нашего друга Дракона. Впрочем, - Ральф нахмурился: - Не знаю, можно ли верить твоим обещаниям, ведь его величество один раз уже просил тебя не охотиться на этого дракона.

Джета поднялась, проигнорировав протянутую Арелием руку помощи, подобрала шлем с земли, повертела в руках, попробовала выпрямить вмятину, но у нее ничего не получилось.

- Я не обещала не охотиться на этого дракона. За это его величество король Варин изгнал меня из своих земель, не обращая внимания на былые заслуги. И по дороге я вдруг вижу, что этот самый дракон на кого-то охотится! Что мне было делать?! Позволить ему совершить очередное убийство?!

- Джет - девица, - опять повторил Валат, кажется, ничто другое его не интересовало.

- Я никого не собирался убивать!

- А что же ты делал? - Джета уничижающе посмотрела на меня.

- Мне тоже интересно, что же вы все-таки делали? Как я подозреваю, был разыгран спектакль специально для меня, чтобы я 'спас' эту девицу, - Арелий кивнул в сторону Мелфы. А в сообразительности ему не откажешь. Мы с рыцарями дружно покраснели. Барон осуждающе покачал головой.

- Может, все-таки расскажете, что вы задумали?

- Да мы, - Валат на миг поднял глаза, но тут же их опустил, - да я... - ему пришлось хуже всех, потому что Арелий был его другом.

Барон понял, что от рыцарей толкового ответа не дождется, и перевел взгляд на меня.

- Ну... мы плохого-то не хотели, - я попытался улыбнуться, но сник. - Просто вы очень честный и хороший человек...

От такого поворота Арелий опешил.

- И?..

- И поэтому будете хорошей парой для Мелфочки.

- Ничего себе! Вот это сватовство! Ловко придумано ничего не скажешь. Ну ладно дракон, но ты-то как мог? - барон укоризненно посмотрел на Валата. - ты же мой друг!

- Так он тоже мой друг. А тебе с девицей Мелфой хорошо было бы. Замечательная девушка! Ты бы с ней нигде не пропал! А как она нас от людоеда спасла...

- И вы нашли дракона, чтобы только сосватать эту замечательную девушку за меня?

- Ну вообще-то, это я у них попросил помощи в сватовстве, а не они у меня. Мелфу принесли мне в жертву... - договорить я не успел, обнаружив, что меч Джеты упирается мне в горло. Лицо девушки пытало праведным гневом.

- Ах ты, негодяй! Все вы, драконы, таковы! Все требуете девиц, чтобы замучить и съесть!

- Но он меня не требовал! - вмешалась виновница переполоха. - Горожане сами решили принести меня в жертву, чтобы избавиться.

- Глупости! Люди не могли сделать такого!

Я на всякий случай отодвинулся подальше от возбужденно размахивающей мечом Джеты. Так половину носа в горячке отхватит и не заметит. Извинится потом, конечно, но нос-то обратно не прирастет.

- Смогли, - угрюмо прервал возмущенную речь воительницы Ральф. - Такое сделал родной отец этой девицы. А ты нападаешь на ее единственного защитника и покровителя. Дракон приютил несчастную девицу, обогрел, накормил, а теперь пытается устроить в жизни.

Джета выслушала отповедь рыцаря с открытым ртом, кажется, ее мировоззрение рушилось на глазах.

- Да не может такого быть! Это он нарочно! Притворяется! Чтобы обвести всех вокруг пальца!

- Вы не правы, милая девица, - однорогий решил, что и ему негоже оставаться в стороне, а потому вступил в разговор. - Уж мне-то можете поверить, поскольку мы с вами, так сказать, занимаемся одним делом. Этот дракон действительно не требовал себе эту девицу в жертву.

- Я подтверждаю, - присоединился Ральф.

- И я, - кивнул Валат.

Джета переводила взгляд с одного на другого, а глаза-то у нее какие! Как весеннее небо. Красавица! И чего такая вдруг решила с драконами биться, вместо того, чтобы на балах блистать? Вот такую я бы с удовольствием похитил... Чего?!! Дракон, ты в своем уме?! Тебе одной девицы мало?! Не знаешь, куда сплавить. А ты о другой мечтать взялся!

- Ладно, - смягчилась воительница. - Может это и в самом деле необычный дракон. Но учти! - она погрозила мне пальцем. - Я буду следить за тобой!

- Да я что. Я с удовольствием! Мелфа стукнула меня локтем в живот, заставив сложиться пополам.

- Нет, все-таки девица - чудовищеборец! - опять покачал головой Валат.

Джета резко повернулась к нему, глаза у девушки стали просто бешеные.

- Да, я девица! Да - я чудовищеборец! - она пошла на рыцаря, заставляя его отступать. - А кто еще защитит девиц от драконов, как не сами девицы?! А что мне еще оставалось делать, когда дракон прилетел и попытался меня похитить, - она бросила на меня ненавидящий взгляд. - Мне пришлось его убить! Никто! Никто за меня не заступился!

- Какая ужасная трагедия! - Арелий с сочувствием смотрела на девушку. - Бедная девица!

- Бедный дракон, - пробормотал я. Что это за болван вздумал похитить эту девицу?! И навлек на всех драконов проклятие, ведь скольких она уже уничтожила.

- Что?! - Джета повернулась ко мне.

- Нет-нет, ничего!

- То-то же!

- Ну, если все выяснилось, может, тогда будете гостями в моем замке? Вы рыцари, дракон, дивный зверь, Мелфа и вы, прекрасная, воительница, не знаю вашего имени...

- Джета, - девушка бросила на смуглого барона заинтересованный взгляд из-под длинных ресниц.

- Какое прекрасное имя! - Арелий учтиво поцеловал воительнице ручку, не сводя с Джеты глаз.

Так, кажется, мы тут лишние, да и время, оставшееся до прилета моего семейства не увеличивается, а наоборот, уменьшается, утекает, как песок сквозь когти.

- Извините, но мы вынуждены отказаться от вашего предложения. Дела, извините.

- Мы тогда пришлем за вещами и лошадьми. Извини, что так вышло, - Валат потупился.

- Да ладно, бывает, - Арелий готов был простить рыцарям все, что угодно, ведь из-за них он познакомился с Джетой. Такие мысли были написаны на лице барона огромными буквами.

Старший из рыцарей просиял и, получив прощение, тут же оседлал единорога.

- Не забудь про наш разговор о черном маге. Это-то было правдой!

- Хорошо, Валат, - Арелий помахал нам рукой.

Снова неудача! Я раздраженно хлопнул крыльями, заставив моих наездников судорожно вцепиться в шипы на спине. Значит, остается вариант со вторым бароном. Если уж и там не выйдет, то все - придется самому жениться!

Грэйн, увидев нас всех вместе, сразу догадался о неудаче, и, даже не став ни о чем расспрашивать, подал знак гонцу отправляться ко второму жениху.

- Что пошло не так? - поинтересовался герцог, когда мы пообедали и разместились в главном зале замка отдохнуть.

- Все планы спутала случайность, - я пододвинул голову так, чтобы Мелфе было удобнее чесать меня за ухом. - Помните, я рассказывал о Джете, Повергателе Чудовищ, что встретился нам в замке короля? Так вот, - и рассказал о произошедшем.

- Ну что же, - Грэйн сложил пальцы замком и откинулся в кресле. - Хорошая была возможность, но раз не вышло, так и жалеть не ней не будем. Вечером приедет барон Мирад, поговорим с ним. Мелфа, милая девица, потрудитесь привести себя в порядок, чтобы выглядеть перед новым женихом подобающим образом.

Вздрогнув, Мелфочка резко вскочила, уронив мою голову с колен, и выбежала прочь из зала.

Грэйн проводил ее взглядом, а потом продолжил:

- О черном маге нет каких-либо новостей?

Ральф с Валатом одновременно покачали головами.

- Это плохо. Где же его еще искать? - герцог задумчиво потер подбородок.

- Мы рассказали все королю. Мне кажется, нужно также оповестить о черном маге всех ваших соседей. Рассказать о том, что он может скрываться под личиной лекаря.

- Ты прав, Дракон. Хорошая идея. Я разошлю гонцов. А пока, думаю, нас следует отдохнуть в ожидании гостя. Заодно Мирада расспросим, может быть он что-нибудь знает.

На том и разошлись. Рыцари отправились куда-то по своим делам, Сверкалка с Лилией-Ромашкой - погулять по саду, а я - к Мелфе, мне нужно было поговорить с девицей, мы с ней так толком не помирились, да и как-то странно она себя ведет. Поспрашивав слуг, я узнал, что Мелфа в покоях Алии. Это чуть не отбило у меня всю решительность: в присутствии герцогини свободно не поговоришь, но я себя пересилил.

Постучав и дождавшись позволения войти, я с трудом протиснулся внутрь, чтобы скорчиться на пороге, а хвост внутрь так и не влез. У герцогини непростительно маленькие покои, Грэйн мог бы и побольше выделить.

Мелфа сидела перед зеркалом, а Алия расчесывала и укладывала ее длинные, густые волосы, при моем появлении дамы прервали это занятие.

- Я бы хотел поговорить с Мелфой.

- Это хорошо, - Алия улыбнулась и, с трудом пробравшись мимо меня, вышла из покоев. Мне стало неудобно, что я будто выставил хозяйку из ее обиталища, но останавливать герцогиню я не стал - разговор важнее любой неловкости.

- Что-то случилось? - Мелфа взяла со столика гребень и начала безжалостно чесать зажатую в кулаке прядь. Оборванные волоски полетели в разные стороны.

- Нет, ничего не случилось. Я просто хотел с тобой поговорить.

- И ради того, чтобы просто поговорить, стоило отвлекать нас с Алией? Мог бы и подождать.

- Но...

- Для тебя же стараемся, чтобы я жениху понравилась и избавила тебя, наконец, от своего присутствия.

- Так и я для тебя стараюсь! - начал злиться я. - Чтобы выдать тебя замуж, чтобы ты была счастлива.

- А я не хочу быть так счастлива! - резко обернулась ко мне девица. - Я не хочу замуж! - она уткнулась лицом в зажатую в руках косу и зарыдала. - Я уже замужем! За тобой! Я хочу остаться с тобой!

- Ну вот, дожили, - я сел на хвост, ошарашено глядя на Мелфу. - Мы же говорили с тобой об этом. И не раз. Мы не сможем быть с тобой вместе. Ты не будешь со мной счастлива!

- Но сейчас-то я с тобой!!! И я счастлива!

- Это пока. А потом тебе захочется детей. Захочется нормальной человеческой жизни.

- Не захочется!

- Мелфа, хватит об этом.

- Ты меня не любишь!

И я решил, что так будет лучше. Мелфочка, прости, если сможешь.

- Да! Я тебя не люблю! Ты мне мешаешь! Ты обуза, которую мне повесили на шею!

- Что! - глаза у девушки стали на пол-лица, она страшно побледнела. Что же я делаю, девочка моя, но, надеюсь, это пойдет тебе во благо.

- Ты слышала мои слова?!

В зеленых глазах появились слезы. Вот сейчас она заплачет, и я буду валяться у нее в ногах - просить прощения. Но Мелфа справилась с собой и гордо выпрямилась.

- Прошу простить меня за причиненные неудобства, - голос девицы стал холоднее льда. - Я приложу все усилия, чтобы избавить вас от своего общества.

И манеры сразу откуда-то появились, и царственная осанка - вот что значит обида.

- Я рад.

- А теперь покиньте покои, мне необходимо переодеться.

Я кивнул и выбрался в коридор, на сердце было тяжело, на душе - стаи кошек подправляли когтища. Чтобы хоть как-то отвлечься, я отправился икать Ральфа. Может беседа с рыцарем избавит от тяжких мыслей, общение с этим юным человеком всегда странным образом поднимало мне настроение.

Ральф нашелся на замковой стене, он напряженно наблюдал за чем-то вне крепости. Взлетев к нему, я примостился рядышком и проследил за взглядом рыцаря.

- Что там?

- Всадники. Мирад пожаловал, - голос юноши отчего-то был необычайно мрачен. - Дракон, тебе лучше спрятаться, пока и этого жениха не испугал.

- Поспешу-ка я в тайную комнату рядом с кабинетом герцога. Пошли со мной?

- Нет, извини Дракон, но я должен принять гостя.

И этот туда же. Будто я девицу не замуж выдаю, а на плаху веду. Или они все тоже считают, что Мелфе со мной лучше будет? С ума можно сойти с этими людьми. А тут еще совесть мучает, нашептывает: 'Да, было бы лучше'. Пошла вон! Я вообще Дракон! Мне положено быть бессовестным!

Едва я успел укрыться, как в кабинет Грэйна вошел невысокий кряжистый мужчина, лысый как коленка, с неприятными темными глазками, цепляющимися за все, как репьи. Когда эти острые зрачки пробежались по стене, за которой я прятался, у меня чешуя на спине встала дыбом.

- Доброго дня, сиятельный герцог. Что послужило причиной вашего приглашения? Что заставило вас проявить желание столь срочно увидеть меня? - а голос-то будто мед течет - сразу видно торговец.

- Причина есть. И она касается не только меня, но и тебя, - присаживайся, угостись с дороги, - Грэйн сделал широкий жест.

Мирад послушно принял приглашение и уселся за небольшой столик, вцепившись в серебряный кубок.

- Жажда замучила, - он утер губы кружевным платочком. - Спешил как мог.

- Ну, со срочностью я немного погорячился, - Грэйн вольготно развалился в кресле. - Я слышал, что ты так и не нашел себе жену до сих пор.

Гость обреченно махнул рукой.

- Да безнадежное это дело - поиск жены. Если родовита и богата, то я не нужен в качестве жениха. Родовитая и бедная - не нужна мне. А неродовитая и богатая... Так у такой гонору больше, чем у принцессы.

- А если неродовитая и небогатая? Род-то продолжать нужно.

- Да что с такой толку?! Никакой пользы в хозяйстве. Нарожает кучу мал мама меньше, а потом корми всю эту ораву. Нет, жена должна принести в дом ползу - или имя, или деньги. Ну или и то, и другое.

- Пожалуй, я смогу помочь твоему горю.

Мирад вскинул густые брови.

- Так у вас же нет дочери.

- Зато есть воспитанница. Девица рода неблагородного, зато с хорошим приданым.

- Ммм! Ваша воспитанница! Да это лучше любого благородного имени! А могу ли я взглянуть на девицу?

Герцог кивнул.

- И на девицу. И на ее приданое.

Заулыбавшись, гость в нетерпении потер руки, будто уже считал деньги.

По знаку Грэйна привели наряженную в знатную даму, то есть лишенную природной красоты и обаяния, Мелфу.

Мирад судорожно сглотнул, глядя на затянутую в шелковое платье и похожую на сноп девицу. Мелфа была бледна, но настроена решительно.

- А велико ли приданое?

- Почти пятнадцать тысяч золотых.

- Это за нее? Не... простите, сиятельный герцог, но маловато будет.

- Сколько же ты хочешь?

- Сто пятьдесят тысяч! А лучше двести! Но все ваши земли столько не стоят.

Я не выдержал и, выломав стену, вывалился в кабинет герцога.

- Я достану тебе эти деньги.

Мирад и бровью не повел, будто явление драконов для него самое обыденное дело.

- Хорошо. Тогда я забираю девицу. Но, если через три дня у меня не будет двухсот тысяч золотых, то верну ее обратно.

- Договорились.

Барон встал, подойдя к Мелфе, взял ее за руку и вывел прочь, а я остался в кабинете, рассматривая мокрое пятно на сидении кресла гостя и раздумывая, где бы достать еще сто восемьдесят пять тысяч золотых, да еще за три дня.



Глава 10

Хранительница сокровищ



- Ральф, ты чего такой кислый? - ужин, проходил в тягостном молчании. Герцог с герцогиней отправились почивать, у Валата были какие-то дела, единорог тоже где-то бродил, и мы с младшим рыцарем ужинали вдвоем, не считать же козу за участника ужина. Хотя почему не считать? Она-то как раз ужинает, а не сидит, погрузившись в свои мысли, вон капустные листья так и хрустят.

- Я не кислый.

- Да твоим лицом можно молоко сквашивать. Что-то случилось?

- Случилось.

- Что? - всполошился я.

- Я считаю, что мы плохо поступили с Мелфой.

- Почему же? - вот еще новости. Только я себя немного успокоил, как снова начинается.

- Мы как будто продали ее. Даже не спросили, нравится ей этот человек или нет.

- Ничего себе продали! Да нам еще придется двести тысяч золотых доплатить.

- Не притворяйся, что не понимаешь о чем я говорю! - горячился Ральф. - Вот представь, что так с тобой бы поступили! Взяли и отдали чужому человеку в полную власть ни за что, ни про что. Да еще сказали, что это к твоему благу!

- Извини меня, - я почувствовал, что начинаю злиться. - Но это ваши человеческие законы. Почему же ты не жалеешь о том, что дочь барона Макрия отдали в жены твоему брату без спросу? Ведь это ничем не лучше! Всех ваших женщин продают как вещи. Как говорил Мирад? Что бы уж или имя, или деньги! Чем не купля-продажа?

- Но... - Ральф осекся, обдумывая сказанное. - Но ведь это в порядке вещей.

- Так почему выдача Мелфы замуж не в порядке вещей? Я понимаю, что Мелфа лучше бы себя чувствовала, оставаясь со мной, но я, к сожалению, не умею оборачиваться в человека, - я отвернулся и прошествовал прочь из обеденной залы, чтобы скрыть выступившие слезы.

Клад, надо думать о кладе, а не раскисать. Всю ночь я проворочался, стараясь учуять крупные клады, а с утра, пока замок еще спал, вылетел на поиски. Земля внизу в свете только-только восходящего солнца, весьма ленивого поздней осенью, казалась замшево-серой из-за покрывавшего ее неплотно свежего снежка. Дыхание вырывалось из пасти клубами пара, будто я самый-самый огнедышащий из всех драконов. Вдохнув побольше морозного воздуха, я заревел, радуясь утру и миру, - все тревоги, казалось, отступили перед голубизной просыпающегося неба.

Лучше всего отправиться куда-нибудь в горы, там гораздо больше возможностей найти много золота. И клады любят прятать в горах, и золотоносные жилы тоже чаще всего там встречаются. Заложив еще несколько кругов над замком, я повернул на запад, к самой границе Салисии. Почему так далеко? А ближе только те горы, что на севере, где я живу. Там-то точно никакого золота и прочих сокровищ нет. Специально выбирал такое место.

Лететь пришлось долго. Переночевал я в каком-то леске, закусив удачно подвернувшимся лосем, а утром снова отправился в путь. Сначала отдыхал, наслаждался тишиной и тем, что я снова один, что рядом никого нет, что не должен никуда бежать, никого успокаивать и никого слушать. Но через некоторое время обнаружил, что так и тянет с кем-то перекинуться парой слов. Сказать что-нибудь Ральфу, поругаться с Валатом, спросить совета у Грэйна, подставить голову под теплую руку Мелфы. Это напугало меня. Не к добру такая привязанность к людям: для меня пятьдесят-шестьдесят лет - не срок, а они успеют состариться и умереть за это время. Все, решено. Закончу и отправлюсь в гости к родителям, а там можно будет и о семейной жизни подумать. Найду себе какую-нибудь симпатичную драконшу, детей заведем...

Вдали появились горы, и меня словно жаром окатило - сердце заколотилось в три раза чаще, дыхание перехватило. Золото! Где-то рядом! Из-за силы воздействия точный путь почувствовать было трудно, но я кое-как справился, чуть не теряя сознание из-за присутствия неподалеку огромного клада, дотянул до гребня одной из гор.

Внизу пряталась долина, заросшая соснами, украшенная почти идеально круглым, мерцающим, как сапфир озером, на берегу которого обглоданной костью торчал остов замка. Там, наверное, и стоит поискать сокровища. Странно только, что люди до сих пор их не нашли, место-то легкодоступное и никак не скрытое.

Немного отдышавшись и привыкнув к давящему присутствию гигантского клада, я оттолкнулся от камней и спланировал вниз. Остается придумать только, как все перенести к замку Роульфинг, за три дня ведь не управлюсь. Или просто указать Мираду путь к замку...

Я судорожно захлопал крыльями, пытаясь не упасть. Воздушный поток, удерживающий в воздухе, я случайно упустил, сраженный открывшимся зрелищем, - на берегу озера лежал дракон, вернее драконша. Совершенно черная, с серебристым металлическим отливом, очень маленькая для драконши, даже меньше меня размером, но при этом необыкновенно прекрасная. Эти линии изящно развернутых крыльев, благородная посадка головы, гармонично сложенное стройное тело... И тут красавица заметила меня. Драконша мгновенно взмыла в воздух, из ноздрей пошел дым. Кажется, меня сейчас попробуют поджарить!

- Эй! Здравствуй, ува... - речь пришлось на время прервать и начать уворачиваться от длинных струй пламени. Интересно, почему драконшам всегда лучше удается выдыхать пламя? Может потому что у них нрав горячее? - Стой! Я не враг! Да что же ты делаешь?!! - я перехватил лапой обожженный кончик хвоста, лизнул его, чтобы утишить боль, не прекращая при этом работать крыльями.

- Убирайся отсюда! Наглый вор!

Улепетывая со всех крыльев, я не заметил, как пересек горы. Драконша за мной не последовала, остановившись на границе. Понаблюдав немного за мной, она вернулась к замку.

И что теперь делать? Так запросто отступать не хотелось, где я еще так быстро найду такое количество золота. Но странно, что дракон делает рядом с сокровищами? Неужели она живет здесь?! Так ведь недолго и с ума сойти. Или может, мне как раз и попалась безумица? Золото и драгоценности очень сильно влияют на драконов, они обладают над ними странной властью, всегда заявляя о своем присутствии неподалеку. Мало кто может вытерпеть, скажем, комариный звон над ухом, а чем больше рядом золота, тем сильнее это чувство, но я знал, что на некоторых драконов сокровища действуют и по-иному, призывая к себе, маня, заставляя накапливать золото и драгоценности в огромных количествах. Не на пустом же месте появились человеческие легенды о пещерах драконов, наполненных сокровищами. Неужели и эта прекрасная незнакомка тоже одержимая? Не в силах сдержать любопытство, я решил вернуться к замку и попробовать поговорить с ней.

Но стоило только пересечь невидимую границу, как я нос к носу столкнулся с черной. Видимо она где-то прятался, ожидая, не вернусь ли я.

- Ты сам напросился, вор! - прорычала она мелодичным голоском, набирая воздуха в легкие.

- Послушай!

- Убирайся!

Чтобы не быть поджаренным, снова пришлось ретироваться. И опять драконша не стала меня преследовать, зависнув на месте. Тогда я приземлился на один из выступов на границе, она приземлилась на противоположной стороне границы, не спуская с меня сапфирно-синих глаз.

- Я просто хотел поговорить!

Она прищурилась.

- О чем же?

- Что ты здесь делаешь? Здесь же полно золота!

- И что? Это мое золото! И я не позволю тебе его забрать!

- Да я и не собираюсь, - покривил я душой.

- Что же тебе тогда здесь понадобилось?!

- Я просто мимо пролетал, увидел тебя, удивился, что ты живешь вблизи такого количества золота, хотел поговорить.

- Да? Что-то мне не верится, уж больно физиономия у тебя подозрительная! И рога тебе уже где-то пообломали. Наверное, не только мимо меня пролетал, - драконша расправила крылья, собираясь улетать.

Ясно, что она не даст мне добраться до золота, а, возясь с маленькими кладами, собрать достаточной суммы за оставшееся время я уже не успею. Что бы придумать? Обманывать драконшу не хотелось, но и правду выкладывать не стоит, она меня точно не поймет. Итак - соврать, или оставить Мелфу несчастной?

- Я прослышал, что в этих горах живет прекрасная Драконша... - моя собеседница чуть со своего уступа не свалилась. Немного опомнившись, она посмотрела на меня с явным интересом.

- От кого же?

- Слухом земля полнится.

- Понятно.

- И вот я прилетаю в поисках той, что уже успел полюбить с чужих слов, а она встречает меня огнем! - язык у меня развязался, и на бедную драконшу обрушились медовые потоки лести и уверения в моей безграничной любви. Впрочем, вскоре я обнаружил, что мои слова не такое уж и вранье: взгляд не желал отрываться от изящных очертаний тела драконши, голова кружилась от ее взгляда. Грудь выпятилась сама собой, крылья полурасправились и начали меленько подрагивать, шипы на спине встали дыбом.

Красавица косила в мою сторону синим глазом, делая вид, что ее мало интересует мое поведение.

И тут то ли я окончательно свихнулся, то ли на меня слишком уж сильно повлияло общение с людьми...

- Могу я узнать твое драгоценное имя?

Черная вздрогнула, резко обернулась ко мне.

- Ой! Прости! Я забылся!

Но она улыбалась.

- Не извиняйся. Имени у меня, как и у всех драконов нет, но есть прозвище, можешь называть меня Бестия, если хочешь.

- Бестия, - прозвище ей необыкновенно подходило. Это знак! Это определенно знак! Мне же ведь снилось, что спутницей моей жизни будет драконша, у которой есть имя. Ну пусть не имя, прозвище.

- Если ты обещаешь не трогать сокровищ, я приглашу тебя в гости.

Сокровища! Какие сокровища?! Зачем мне они?

- Я с радостью приму твое предложение!

Мы взлетели со скал и направились к замку. Бестия восхитительно смотрелась на свежем снегу, впрочем, на зеленой травке она смотрелась бы ничуть не хуже. Присутствие огромного количества золота оглушало, присутствие прекрасной дамы пьянило не хуже вина и я готов был пьянствовать бесконечно!

'Только как бы потом похмелье не наступило', - прошептал где-то в глубине внутренний голос, но я отмахнулся от него, направляясь следом за Бестией в темные недра полуразрушенного замка. Здесь было гораздо теплее, чем снаружи: в большом, очень хорошо сохранившемся зале горел очаг. На стенах кое-где сохранилась роспись, на полу валялись обрывки ткани и обломки мебели - Бестия не утруждала себя поиском дров. Сокровищ нигде видно не было, наверное, они хранятся где-нибудь в подвале.

- Ты давно здесь живешь?

- Нет, - драконша покачала головой, выкатывая откуда-то из соседнего зала небольшой бочонок. - Совсем недавно. Как видишь, еще даже не обосновалась толком, - она повела лапой, указывая на царящий в зале беспорядок. - Угощайся, - пробка вылетела с хлопком, на темную древесину выплеснулось несколько темно-багровых, почти черных капель, повеяло черносливом и легкой ноткой смородины.

- Благодарю, а ты?

- Предпочитаю что-нибудь полегче, - она принесла бочонок поменьше. - Люди его совсем недавно изобрели. Только ради такого стоит их терпеть, - драконша подцепила когтем пробку и из отверстия пошла пена.

- Что это? - удивился я. - Пиво?

- Нет! Что ты! Это шипучее вино, хочешь попробовать?

- Нет, спасибо, что-то как-то не хочется, - я с наслаждением лизнул кали на своем бочонке.

- Ну, как знаешь, - кажется, Бестия рада, что я отказался. Еще бы, бочоночек-то крохотный, ей и самой мало будет.

Нашлась в доме приветливой хозяйки и закуска. Так что вскоре мы привольно развалившись на прогревшемся полу, пировали в свое удовольствие.

- Расскажи о себе, - попросила Бестия, после того, как первые тосты были произнесены, и вина в бочонках изрядно поубавилось.

- Да что рассказывать? - смутился я.

- Как ты лишился рога? Это, наверняка, был бой с несколькими рыцарями, или ты сражался за какую-нибудь драконшу? - лукаво улыбнулась Бестия.

- О да! Там было пять, нет восемь рыцарей, на огромных лошадях, каждая размером с дракона. Они окружили меня, пока я спал. Мне удалось всех повергнуть, я уже праздновал победу, но один из коварных рыцарей только притворялся мертвым. Стоило мне отвлечься, как он вскочил и, прежде, чем я успел защититься - срубил мне рог.

Бестия прижала лапку ко рту.

- Какой ужас! А вот этот шрам у тебя под крылом. Он еще не совсем зажил. Какой ты подвиг тогда совершал?

Я развернул крыло и посмотрел на шрам, оставшийся от копья начальника королевской стражи. Подвиг. Да уж, подвиг. В компании с пьяным рыцарем, единорогом, еще одним рыцарем и козой отбивали ведьму у правосудия. Стало стыдно, но язык не повернулся сказать правду, вместо этого меня опять понесло.

- Захотелось мне как-то единорожьего мясца...

- Ооо! - восхищенно захлопала ресничками драконша. Мне захотелось провалиться сквозь землю, я рассказывал, как охотился на Сверкалку, рассказывал, как победил его, а потом им пообедал.

- Ты великий герой! - Бестия подошла ближе. От нее пахло огнем, металлом, а еще снегом и небом, и, ну может немного, тем шипучим вином. - Величайший из героев! - черная морда драконши двоилась. Я потер глаза. Набрался! Ик... И как успел только!

- Я пойду, освежусь.

- Лежать! - Бестия придавила меня лапой к полу, не давая подняться. - Ты думал я поверю твоим бредням! Влюбился он с первого взгляда, с первого рассказа! Я все знаю про тебя! Ты самый опасный похититель сокровищ!

- Бестия, миленькая, ты о чем?! - от удивления даже язык перестал заплетаться. Даже гадать не надо, кто здесь побывал и наябедничал драконше на меня. Странно только, что Мориан не стал убивать ее. Или ему нужен только мужской мозг? А может у черного мага зуб только на меня?

- Ты что?!! - я попытался высвободиться, но силы куда-то подевались, со мной бы сейчас справился даже младенец, причем не только драконий, но и человеческий. Интересно, что она подсыпала в вино?

- С ворами у меня разговор короткий!

- Но, Бестия, послушай! Я не вор! И я знаю, кто меня оболгал! Его зовут Мориан, он черный маг. Он хочет меня убить, потому что ему нужен мозг дракона для морового зелья.

- После того, что ты врал мне полдня, я не верю уже ничему! Почему же он не убил меня, раз ему так нужен мозг дракона?!

- Может потому что ты женщина, - не подумавши, ляпнул я.

Бестия зарычала, и сильнейший удар хвостом по голове поверг меня в беспамятство.


***


- Да, это он. Благодарю за службу, - слышалось где-то вдалеке.

- Теперь ты меня освободишь? - этот голос кого-то умолял.

- С какой стати? Ты прекрасно охраняешь мои сокровища.

- Я же сделала то, что ты просил!!! Ты обещал!!!

- Не всем обещаниям стоит верить, милая.

Прямо над ухом раздался разъяренный драконий рев, почти тут же превратившийся в крик боли.

- Не забывайся! Ты принадлежишь мне.

Я открыл глаза, с трудом сосредоточившись, сумел разглядеть черного мага и поджимавшую обожженное крыло Бестию.

- А вот и наш красавец очнулся. Наконец-то ты попался хоть в одну из моих ловушек.

- Это смотря кто еще попался! И в чью ловушку! - разозлился я и попробовал встать.

- Магические путы, - прокомментировал Мориан мои жалкие попытки подняться.

- А-а-а-ррррр! - в глазах потемнело, некоторое время я бился, стараясь освободиться.

- И не старайся, - сказал черный маг, когда я, обессилев, попытался отдышаться. - Чем сильнее ты пытаешься выбраться, тем крепче они становятся, питаясь твоей силой и упорством.

Да, даже в замке Макрия был шанс спастись, шанс, что друзья придут на помощь и вызволят из темницы, а сейчас никто даже не знает, где я, не осталось ни одной лазейки.

- Ты меня убьешь?

Мориан довольно хмыкнул и подошел ближе.

- Ты прозорлив, Дракон. Я сделаю это с особым наслаждением. Не догадываешься почему?

- Нет, - стоило расслабиться, как путы будто немного ослабли.

- Это будет не только добыча компонентов для зелья, но и месть!

- Месть? Чем же я успел тебе насолить и когда? Я уже почти тридцать лет не вмешиваюсь в дела людей и почти не покидаю своего логова, а тебе явно меньше тридцати. Или тебе так сильно навредило то, что люди узнали о том, что ты черный маг? Так это рано или поздно все равно бы раскрылось.

- Это все ерунда! Нет, дело в другом. Видишь ли, магические способности в нашем роду передаются через несколько поколений...

Я вскинулся и посмотрел на стоящего рядом человека.

- Ты потомок Морага!

- Догадался, - довольно ухмыльнулся черный маг. - Тебе не удастся поступить со мной так, как ты поступил с моим предком. Мной ты подавишься. Я крайне невкусная еда! - и он захохотал, явно наслаждаясь своим остроумием. - Ладно, потомись пока ожиданием, а я приготовлю все к ритуалу. Не должно пропасть ни капли силы из драгоценного вещества. Не каждый ведь день удается добыть мозг дракона.

Как только маг удалился, я посмотрел на Бестию.

- Как ты могла?! Это же предательство! Ты продала меня человеку!

- Прости! - драконша виновато смотрела из угла, куда забилась подальше от Мориана. - Но что мне было делать?!! - я пыталась тебя прогнать, пыталась до последнего, но ты сам так настойчиво лез в ловушку. Да еще начал лгать о своей любви ко мне.

- Эх ты! - я покачал головой. - Я ведь действительно влюбился, когда увидел тебя. Раздумывал о семейной жизни и о том, чтобы остепениться. Думал, что нашел ту, с которой разделю свою жизнь.

Бестия потупилась.

- В любом случае ничего бы не получилось. Мориан однажды захватил меня в плен и заставил охранять сокровища, находящиеся в этом замке. За то, чтобы я заманила тебя в ловушку и напоила сонным зельем, он пообещал мне свободу.

- Только ты от него так ничего и не получила, он тебя обманул!

Бестия не ответила, зато взгляд драконши пронзал почти насквозь, обладай она магическими силами, от меня бы осталась маленькая кучка мяса.

- А раз он не сдержал своего слова, то и ты можешь перестать быть ему верной!

- О какой верности ты говоришь?!! Он вынудил меня! Разве верность можно заслужить, лишив кого-то свободы?! Он мне не господин!

- Хоть это хорошо.

Драконша зарычала.

- Не тебе говорить о том, что хорошо, воришка!

- Я не вор, - сказал я устало. - А ты, раз не хранишь Мориану верности, раз он тебе не господин, помоги мне освободиться.

- У нас ничего не получится, нам не справиться с магом.

- Почему? - не понял я.

- Он же маг!!! Как ты справишься с магом? Он тебя просто зачарует и все!

- Ну, с одним-то справился. Как-нибудь справлюсь и с другим, мы, драконы, весьма слабо подвержены воздействию магии.

- Как же ему удалось связать тебя магическими путами? - ехидно поинтересовалась черная.

- Так Мориан же не на меня воздействовал, а на воздух вокруг. Сгустил его и опутал им мое тело, придав некоторые дополнительные свойства.

- Так значит чары, лежащие на мне...

- На тебе не может быть никаких чар.

- Но почему я не могу тогда покинуть долину?!!

- Потому что, скорее всего, она окружена каким-то видом магической изгороди, служащей для того, чтобы не пропускать тебя.

- И ты говоришь, что сможешь с этим справиться? - Бестия задумчиво прищурила глаза.

- Могу, если ты поможешь.

- Хорошо. Я помогу тебе. Что мне нужно делать, я ничего не знаю о магии и не владею ею.

- Это и не потребуется. У тебя еще осталось то отравленное вино?

Глаза драконши округлились.

- Ты что, решил напиться, чтобы не так страшно умирать было?

Я только усмехнулся.

- Неси, потом расскажу.

Она все-таки послушалась и принесла бочонок, в котором плескалось еще больше половины содержимого: хорошее, значит, снотворное, главное - не переборщить.

- Помоги мне, - я попытался дотянуться до бочонка. Бестия отодвинула его в сторону.

- Это что, самоубийство?

Похоже, все-таки сначала придется объяснить.

- Ты слышала, что сказал Мориан о магических путах? Они питаются моими силами и упорством. А представь, если я буду слаб...

- То и путы ослабеют! - догадалась драконша. - Но ведь ты все равно их не сможешь скинуть, ты же уснешь!

- Потому я и попросил тебя помочь. Когда я задремлю, ты сбросишь с меня путы и разбудишь.

- Звучит просто. Что ж, попробуем, - и драконша поднесла к моим губам край бочонка.

Теперь, когда я знал, что вино отравлено, оно больше не казалось таким восхитительным на вкус, кислятина, да и только, еще и пахнет плесенью и гнилью. Кое-как пересилив взбунтовавшийся желудок, я сделал несколько глотков, и Бестия убрала бочонок.

- Хватит. А то я потом тебя не разбужу.

Я покивал, борясь с тошнотой.

- Ты точно ничего не перепутала, это то самое вино?

- То самое. Подожди немного, сейчас подействует.

- Расскажи мне что-нибудь пока, чтобы я успокоился.

- Что тебе рассказать?

- Как ты попала в плен к Мориану?

- Ну, это не самая подходящая история для успокоения...

- Ну ладно, как скажешь, - я понял, что Бестии просто не хочется рассказывать об этом. - Тогда расскажи что-нибудь о себе, - я прижмурил глаза, любуясь точеным профилем драконши, изящной длинной шеей, украшенной недлинными острыми шипами. - Откуда ты?

- Из Серогорья. С самого востока страны, там у меня логово в Инеистых горах.

- Далеко же ты забралась.

- Далеко, - вздохнула она, повесив голову.

- Не расстраивайся, скоро ты вернешься домой, - утешил ее я. 'Если захочешь', - добавил про себя мысленно и неожиданно сладко зевнул.

- Спи уже.

- Сплю уже, - подтвердил я, совсем закрывая глаза. Изнутри разливалось приятное тепло, ослабляя лапы и намертво склеивая веки, я будто тонул в болоте, в сладком медовом болоте. Но потом там откуда-то появился огромный паук, он вытащил меня из болота и начал опутывать паутиной, тормошить из стороны в сторону, кусать за перепонки на крыльях, а напоследок крикнул прямо в ухо.

- Дракон! Проснись же!

- Ты не должен есть драконов, - промямлил я. - Тебе положено есть мух, тараканов, комаров.

Но зловредное черное насекомое не сдавалось, кажется, серьезно вознамерившись мной пообедать, в его острые зубы попало мое ухо. Тут уж я не выдержал и открыл глаза.

- Ууу!!! - впрочем, голова так до конца и не прояснилась. - Бестия! - обрадовался я, увидев обеспокоенную чем-то драконшу. - Ты прогнала паука?

- Какого паука?! Я сняла путы, ты свободен!

- У тебя такой чудный голос, - я приобнял черную и попытался уложить рядом с собой на пол, за что схлопотал хвостом по голове.

- Пусти, дурень! Вставай!

Вставать не хотелось, но, раз дама настаивает... Кряхтя, я перевернулся на живот, собрал подгибающиеся лапы.

- Кажется, все-таки переборщили, - констатировала Бестия, глядя на то, как у меня перевешивают то голова, то хвост.

- Все путем! - я все-таки взгромоздился на лапы, но меня повело в сторону. - И кто тут стен понастроил?!! - голова от удара загудела еще больше, Бестия теперь двоилась в глазах, нет, даже, кажется, троилась.

- Пойдем, нам нужно уходить, пока Мориан не вернулся.

- Не тяните ко мне свои лапы, - я увернулся от драконш и двинулся к выходу. К одному из выходов. Какой безумный каменщик строил этот замок: три двери в одной стене! Это же целый лабиринт. Пустой проем вдруг пребольно стукнул меня по носу, превратившись в стену, по ней-то я и сполз на пол.

- У! Предки! - Бестии помогли мне подняться и выпихнули в коридор. - Только бы маг нас не застал!

- Вот, смотри, вспомнили про него, а он и явился. Долго жить будет. Да не один пришел, а с братьями, - я озадаченно сел на хвост, тряся головой. - Нет, с троими мне не справиться. Да и не честно это, трое на одного. Хотя... если вы, девочки, мне поможете!..

- Как ты освободился?! - опешили в унисон Мориан с братьями. Интересно, они все черные маги, или только он один?

- Уходим! - Бестии теребили меня и толкали. - Он же сейчас колдовать начнет! - от их толканий меня начало мутить, я не выдержал, икнул, и в во врагов метнулись языки пламени. Мориана с братьями мгновенно окутала голубоватая пленка, наподобие мыльного пузыря.

- Ой! А я огнем дыхнул! Ик!

Икота не прекращалась, и я продолжал дышать на мага огнем. Бестиям наконец-то удалось сдвинуть меня с места, и струя пламени прошлась по ободранным драпировкам на стенах.

Морианы воспользовались сложившимся положением, сняли свою защитную пленку и замахали руками, явно колдовать собрались, это получается все они черные маги!!!

- Берегись! - теперь уже я оттолкнул кого-то из драконш в сторону. Стена позади нас взорвалась осколками. - Ах вы так! - повернувшись к колдунам, я изо всех сил дыхнул огнем. Бестии то ли от испуга, то ли за компанию, меня поддержали, слаженно атаковав магов. Мориан с братьями, не защищенные больше голубой пленкой, вскрикнули и исчезли с громким чмоком.

- Куда это они? - расстроился я. - Только общаться начали.

- Улетай! Скорее! Пока он не вернулся! - драконши настойчиво подталкивали меня к выходу.

- Ну уж нет. Пока не наберу сокровищ, не улечу!

Мои собеседницы нехорошо прищурились.

- Так, значит, тебе все-таки нужно было золото! Болтун!

- А чего добру пропадать, - я нырнул по лестнице вниз. - Чего, этому злодею все оставлять... ять... ять... ять... - ноги разъехались на каких-то обломках и дальше я продолжил путь кубарем. Зато быстро добрался, уткнувшись носом в самую настоящую гору золота, вернее три горы.

- Вот это ничего себе! - я загреб лапами монеты, слитки, украшения. - Бестия, захвати там наверху что-нибудь, какие-нибудь занавески что ли!

Драконша ответила что-то вроде:

- Перебьешься, - но все же спустилась, держа в охапке ворох ткани. Отчего-то она пришла одна.

- А куда делись твои подруги?

Черная искоса странно посмотрела на меня, но ничего не ответила, раскладывая на полу ткань в несколько слоев.

Я быстренько нагрузил два узелка, один побольше - для меня и поменьше - для Бестии.

- Ты все это не дотащишь, - скептически хмыкнула она.

- А ты разве не поможешь?

- Я не могу преодолеть границы долины!

- Разберемся.

В воздух подняться удалось с трудом. Если бы не Бестия, я бы так, наверное, и не смог оторваться от земли, золото мертвым грузом тянуло вниз.

- Летим к границе, - скалы то приближались, то удалялись, а иногда и вовсе оказывались в небе. Позади испуганно вскрикивала Бестия. При подлете к гребням она замедлила полет, но все же последовала за мной... легко преодолев магическую преграду.

- Что это?! Почему?! - в голосе драконши звучал восторг. - Дракон! Ты тоже маг?!!

- Нет, не маг. Просто, как я подумал, Мориан привязал тебя к золоту, ограничив длину поводка горами, а не окружал магической преградой целую долину. А сейчас золото при тебе, все в порядке.

- Это было так просто?! - не поверила черная.

- Магия вообще довольно простая вещь. Хоть и головоломная, - тут голова у меня закружилась из-за того, что я все время держал ее повернутой назад, крылья ослабели, все вокруг закувыркалось, выровняться удалось только над самыми верхушками деревьев.

- Может тебе отдохнуть? Придти в себя?

- Некогда отдыхать! Мне кое-кому помочь надо. Для этого-то я и разыскивал деньги. Прости, что обманул тебя.

- Да чего уж там. Не оборачивайся! Я тебя и так хорошо слышу! Ты освободил меня, за это можно простить еще большее вранье.

'Не сердится', - я облегченно вздохнул.

Мы летели весь вечер и ночь. Мне не терпелось добраться до замка Роульфингов, а Бестии, засидевшейся в плену, не хотелось покидать небо и на мгновение.

- А кому ты хочешь помочь? - проснулось, наконец, в драконше любопытство. - Выкупить кого-то из наших у людей? Или откупиться от рыцарей.

Мне стало неуютно. Что скажет Бестия, когда узнает, что золото нужно как раз для помощи людям. Я помялся.

- Да так, это для одной моей знакомой.

- А куда мы летим?

Как бы чего нехорошего не случилось. А оно случится, ведь для Бестии обитатели замка Роульфинг - враги. Может, оставить ее где-нибудь в лесу, а самому быстренько золото отнести и обратно к новой знакомой? Нет, там слишком многолюдно. Да и Джета может неподалеку где-нибудь проезжать. Что же делать?! Расстояние до замка неумолимо сокращалось. И тут вдруг Бестия вскрикнула:

- Смотри! Единорог!

- Где?! - опешил я.

- Да вон летит! Сейчас я этого однорогого!

- Стой! - драконша не послушалась, сжигаемая азартом. Я попробовал ее догнать, но мой груз был гораздо тяжелее, да и сам я еще не оправился до конца от отравления.

- Он еще и с человеком!!! Подкрепимся!!!

Я в ужасе закрыл глаза, но тут же пересилил себя.

- Бестия! Стой! Это мой друг! Сверкалка! Улетай!

Драконша остановилась так резко, будто налетела на невидимую стену, забила крыльями, чтобы не упасть, обернулась.

- Что?! Ты в своем уме?!

Единорог, воспользовавшись ее замешательством, спикировал куда-то вниз, к лесу.

- В своем.

- Единорог твой друг?!!

- Да. И тот человек на его спине тоже.

- Ты точно сумасшедший!!! Люди и единороги исконные враги драконов!!! Вспомни, сколько рыцари уничтожили твоих собратьев! Сколько их погибло под рогами единорогов!

- А сколько тех же рыцарей и единорогов съели драконы, - проворчал я вполголоса, но моя спутница услышала.

- Нашел, что сравнивать! - возмутилась Бестия. - Благородных драконов и этих мерзких, мелких людишек.

Когда люди называли драконов мерзкими чудовищами, меня это раздражало неимоверно, а вот сейчас разозлило противоположное мнение из уст противоположной стороны.

- Они не мерзкие! Конечно, бывают исключения, - мне вспомнился Мелфин отец. - Как, впрочем, и среди драконов.

- Ты так говоришь, будто люди твои родственники!

- Да, моя жена - человек.

Перестав хлопать крыльями, Бестия бросила на меня полный ужаса взгляд и крикнула, начав падать вниз:

- Ты не только сумасшедший! Ты еще и извращенец! - потом она все же заработала крыльями и приземлилась где-то в лесу. Как бы не столкнулась со Сверкалкой, а то еще подерутся, поубивают друг друга, а мне потом сокровища на похороны собирай. Нет, трупы лучше съем - и дешево, и сердито. Сообразив о чем думаю, я понял, что мне нужен отдых, хотя бы небольшой.

Мешок с сокровищами, несомый мной в лапах, пробороздил сугроб, а потом тяжело плюхнулся на землю, звякнув содержимым. Занемевшие лапы, с трудом разжались, и я поковылял по лесу, выискивая драконшу. Тяжелые еловые лапы цеплялись за крылья, за шипы на спине, сбрасывали на меня горсти снега.

- Дракон! - послышалось тихое из-под густой кроны одной из елей.

- Сверкалка?

- Да, это мы, - из-под еловых лап выглянули единорог и Ральф.

- Ты избавился от этой ненормальной? - Сверкалка нервно огляделся по сторонам.

- Нет, не избавился. Она где-то здесь, неподалеку. Она не ненормальная, а очаровательная и весьма милая драконша.

- Ну да. Я уже, к тебе привыкнув, и забыл, какие они бывают, драконы.

- Мне обижаться, или это комплимент?

- Это уж как хочешь.

- Мы тебя разыскивали, - прервал Ральф наш с единорогом обмен любезностями, грозивший затянуться очень и очень надолго.

- Что-то случилось?! - сердце захолодело.

- Варин прислал письмо. Он говорит, что ему известно о том, где находится убежище Мориана.

- Вот уж новости, так новости!

- А знаешь, кто его вычислил? Тот самый летописец, который алхимик!

Тут из еловых лап выскользнули лапы чешуйчатые и ухватили моих собеседников за шиворот.


Глава 11

Убежище Мориана



- Ага, попались! Летописец, который алхимик?! Дракон, теперь я понимаю, почему они твои друзья. Они такие же сумасшедшие как ты. Надо же - алхимик-летописец! Да две эти профессии несовместимы!

- Позвольте вам представить, моя знакомая и спасительница. Бестия.

- У драконов же не бывает имен! - Ральф попытался оглянуться через плечо, но драконьи когти держали его за воротник слишком крепко.

- Это не имя, а прозвище! - фыркнула драконша.

- Бестия, позволь представить тебе моих друзей. Сверкающий - единорог. Ральф Роульфинг - рыцарь.

- Рыцарь! - зарычала черная. - Рыцари самые худшие из всех людишек! Да и пока их из доспехов выковырнешь! А это не тот ли единорог, которого ты победил и съел?

- Ральфа мы ниоткуда выковыривать не будем, - я отнял у Бестии друзей и поставил на землю, на всякий случай прикрыв крылом. - На нем и доспехов-то нет.

- Кто меня съел? - возмущался Сверкалка. - Кто меня победил?!! - я решил игнорировать дивного зверя. Бестия, увлеченная Ральфом, тоже не обращала на единорога внимания, и тот утих, наблюдая за беседой.

- Правда, доспехов нет. Один рыцарь попался и тот некачественный какой-то, - Бестия пыталась просунуть голову мне под крыло, чтобы добраться до рыцаря. - Дракон, может, тебя обманули, и это не рыцарь вовсе.

- Бестия, прекрати баловаться, - я посмотрел в хитрющие синие глаза, придерживая готового кинуться в драку Ральфа. - Он самый настоящий, посвященный рыцарь. А ты, Ральф? Фу, как не стыдно, с кулаками, на даму.

- Какая это дама?! Это дракон!

Теперь уже черная вознамерилась кинуться на рыцаря с кулаками.

- Ральф! А еще рыцарь!

- Попробуй, пойми, дама она или нет, - рыцарь обиженно сложил руки на груди. - А как вы вообще драконы женщины и мужчины отличаетесь друг от друга?

Мы с Бестией покраснели.

- Ну... понимаешь... у драконш, у них нет рогов, они изящнее, хотя обычно крупнее драконов...

- Ясно. Все дело в рогах, - хихикнул Сверкалка. - Если они есть, то ты мужчина, а если нет, то не мужчина. Дракон, а кто же ты у нас? У тебя-то рог один, хотя положено два. Что-то среднее?

- Помолчал бы уж. Сам-то ты от природы на один рог обделенный, а у меня второй рог вырастет как был, со временем, - тут я опомнился, что стою и без толку болтаю о всякой ерунде, а, между тем, золото Мираду отнести надо, узнать, где же все-таки находится черный маг, и уже возвращаться домой, родню встречать. - Ладно, полетели в замок. Бестия, спасибо тебе еще раз за помощь...

- И что? Я больше не нужна? - возмутилась драконша.

Я опешил, мне-то показалось, что черная только и мечтает о том, чтобы поскорее избавиться от меня.

- Прекрасная госпожа, - Ральф поклонился. - Приглашаю вас быть гостем замка Роульфинг.

Драконша бросила на меня из-под ресниц торжествующий взгляд.

- Ральф, ты понимаешь, что творишь? - зашептал я на ухо рыцарю.

- А что? - вслух спросил тот.

- Тише! Она же дракон!

- Ну и что? Ты тоже дракон.

Вот ведь приучил на свою голову.

- Я, как ты уже заметил, я не совсем обычный дракон! Я много общался с людьми, знаю ваши обычаи и причуды...

- Сам ты с причудами! Ну не могу ж я даму на улице оставить, пусть она и в чешуе.

- Слышал, Дракон, - хмыкнула Бестия. - Все-таки в рыцарях что-то есть. Учись. Ты бы даму, не задумываясь, на улице оставил.

- И вовсе нет! - возмутился я, но понял, что оправдываюсь, обиделся и замолчал.

- Полетели в замок. Мирад уже заждался золота, да и то, как будем с черным магом разбираться, нужно обсудить, - слова рыцаря немного разрядили ситуацию.

Соглашаясь с планом, я кивнул, потом подобрал брошенный узел с золотом, и мы отправились к замку.

При подлете Бестия удивленно заурчала, оценив размер стен и башен.

- Хорошее жилье получилось бы!

- Оно уже занято! Людьми! - сказал я излишне резко.

- Да успокойся ты, не собираюсь я здесь обосновываться. С меня на всю жизнь хватило того замка, где я была пленницей. Нет, больше никаких человеческих жилищ! Только уютненькие, чистенькие, сухие пещерки! И чтобы ни крупицы золота!

Единорога во дворе замка ожидала нетерпеливо подпрыгивающая коза. Глядя, как Сверкающий обнюхивается со своей Лилией-Ромашечкой, Бестия озадаченно села на хвост, раздумывая о том, не заразились ли все от одного безумного дракона, и чем ей грозит пребывание в нашем обществе.

Оставив драконшу переосмысливать собственное мировоззрение, я отнес золото в замок, и тут лапы подогнулись, в голове загудело, видимо я крепился из последних сил.

- Дракон, что с тобой?! - испугался заглянувший Валат.

Я с трудом поднял тяжелые веки и пихнул в направлении рыцаря мешок с золотом.

- Здесь плата Мираду. Отдайте ему золото. А я пока посплю немного.

- Не время сейчас спать! Нужно отправляться в столицу!

- Зачем? - простонал я, пытаясь спрятать голову под крыло.

- Для того чтобы узнать, где находится черный маг!

- Так вам же король об этом письмо прислал.

- Да прислал. Только местонахождения не указал. Сказал, что его вычислил какой-то алхимик, или летописец, я не понял. Но этот человек отказывается говорить с кем-либо, кроме тебя, о своих догадках.

- Ооо... - продолжал стонать я, представляя, как я сейчас, на ночь глядя, полечу куда-то.

- Дракон! Представь, сколько людей погибнет, если ты сейчас не полетишь!

- Ну почему я должен лететь?! - я отвернулся, чтобы укоризненный взгляд Валата не сверлил мне лицо. - Есть же еще такая вещь, как пытки!

- Ты с ума сошел?! Отсутствие Мелфы действует на тебя отрицательно. Ну и лежи тогда здесь! Пойду со Сверкающим договорюсь, он-то никого не отправит на пытки.

Стало стыдно, да и отдавать преимущество единорогу не хотелось.

- Ладно, так и быть, - с трудом подобрав под себя лапы, я поднялся. Колени меленько дрожали, крылья казались двумя бревнами, загруженными на спину. - Я слетаю за алхимиком.

В главном зале я наткнулся на Бестию, любезно беседующую с Алией. Дамы на меня косо посмотрели, и я решил не вмешиваться в их разговор. Во дворе замка поджидал Ральф.

- Дракон, я с тобой!

- Ральф, я устал. Себя бы донести.

- Я поспрошу Сверкающего, чтобы он меня отнес. Полетим вместе!

Ничьей компании мне сейчас не хотелось, хотелось спать.

- А вдруг Зелиан, увидев столько народа, замкнется в себе и ничего не скажет?

- Но мы может подождать тебя где-нибудь в лесу.

- Я не могу позволить моим друзьям оставаться в лесу! Там может быть опасно! - я ударил себя кулаком в грудь и, прекратив, дальнейшие разговоры, тяжело захлопал крыльями, поднимаясь в воздух. Даже и не верится, что я после всего случившегося лечу, а не лежу разбитый, с больной спиной. Пообщавшись с людьми, я будто помолодел, забыл о своих хворях, размялся как следует...

Сбоку, на границе бокового зрения мелькнуло что-то черное. Неужели Бестия решила со мной отправиться? Я нырнул в кроны деревьев и затаился, слившись с сумерками, но вечернее небо осталось чистым. Выждав для верности полчаса, я осмотрелся и продолжил путь, но до самой столицы больше никто не встретился. Покружив немного над городом, я спикировал к королевскому замку. Посреди двора, на узле с вещами сидел Зелиан. Бросив на меня укоризненный взгляд, алхимик отвернулся. Мне стало стыдно, мы же в прошлый раз просто-напросто бросили его, а ведь он, наверняка, ждал, собирался. И еще вдвойне стыднее стало оттого, что не владей юноша важной информацией, я бы про него и не вспомнил.

- Доброй ночи.

Зелиан отвернулся еще больше.

- Нам пришло известие, что ты сумел узнать, где находится убежище черного мага, - алхимик молчал и не поворачивался. - Ты же понимаешь, как это важно для всего мира. Представь, сколько людей погибнет, если ты мне ничего не расскажешь...

- Не нужно было бросать меня в прошлый раз!

- Извини, мы, просто, очень торопились.

- Но вы могли бы хотя бы предупредить!!! А вы просто сбежали! Я понимаю, что не всем нравлюсь. Но ведь отразить истину в летописях тоже очень важно! - Зелиан блестя глазами, уставился на меня.

- А как ты, кстати, сумел разгадать, где убежище мага?

- Я внимательно еще раз прочитал все, что было написано про его предка. Там упоминается одно место. Мне кажется, что ты его должен знать. Оно называется... - юноша замолчал. - Обещай мне, что возьмешь с собой!

Тяжело вздохнув, я кивнул.

- Возьму.

- Поклянись!

- Клянусь.

- Поклянись самой страшной драконьей клятвой!

- Клянусь самой страшной драконьей клятвой!

- Не издевайся! Я серьезно!

- Так я тоже серьезно. А что за страшная драконья клятва, что-то я о такой раньше ничего не слышал?

- Нет, это точно издевательство! - мой собеседник опять надулся и отвернулся.

- Я извинился за тот случай. Я безумно устал, не спал нормально несколько дней, облетел всю страну. Я же обещал взять тебя с собой, на самом деле взять. Тем более, ты можешь пригодиться как алхимик.

Юноша бросил на меня взгляд через плечо.

- Ладно, ты тоже извини. В прошлый раз я так ждал, что вы за мной вернетесь.

- Мы, правда, не могли. Забирайся, - я прилег, прижав крылья, чтобы человеку было легче влезть. - Что у тебя там в узле?!

- Да так, кое-что по мелочи. Свитки, пяток фолиантов. Реактивы...

- Уфф, - я только закряхтел, поднимаясь. - Ты там уселся?

Зелиан завозился, устраиваясь поудобнее.

- Да. Я готов. Вперед!

Он меня еще и пришпорил, как лошадь. Ну, держись! Разбежавшись на крошечном пятачке замкового двора, я резко подпрыгнул и забил крыльями, чтобы не врезаться в стену, перед глазами мелькнули прятавшиеся от грозного меня стражники.

- Ой! Ой! Ой!

- Держись крепче! Ты ведь еще не сказал, где прячется маг! - меня разобрал смех.

- Прекрати! - наездник со всех сил стукнул меня по шее.

- Не дерись! Вдруг я испугаюсь и дернусь в воздухе. Или, например, щекотки боюсь...

Человек на спине мгновенно затих.

Было огромное искушение остановиться где-нибудь и отдохнуть, но если я прилягу, то, боюсь, это может занять слишком много времени. Так что, собираемся и... Мне опять на горизонте померещилось какое-то черное пятно, исчезнувшее столь же быстро, как и в прошлый раз. Может, галлюцинации начинаются?

- Зелиан.

- Чего?

- Пожалуйста, посматривай по сторонам, если заметишь что-нибудь подозрительное, говори мне.

- Хорошо. А что я должен заметить? Что ты подразумеваешь под подозрительным?

- Все, что угодно. Тени, движения, другие драконы...

- А стая огромных летучих мышей, это подозрительно или нет?

- Где?!! - оглядевшись по сторонам, я тоже увидел. Теперь, когда ночные летуны поняли, что я их заметил, они перестали прятаться и с пронзительными криками бросились к нам. Обычных летучих мышей эти твари напоминали разве что внешностью, да и то в самых общих чертах. Крылья у них были гораздо мощнее, что позволяло свободно перемещаться на любые расстояния, а уж когти с зубами... Такие были в свите прапрадедушки Мориана, я уже с ними сталкивался раньше. Мне они особого вреда причинить не могли, все-таки слабоваты против драконьей чешуи, но вот порвать уши, перепонки на крыльях, выцарапать глаз, да и просто свалить на землю, навалившись всей стаей. Я не говорю уж про моего хрупкого всадника: людям эти твари очень опасны.

- Держись! - я изо всех сил заработал крыльями, уходя выше.

Летучие мыши засуетились, запищали громче. Стая выгнулась, вытянулась в цепочку и начала окружать.

Выше! Еще выше! Только в этом наше спасение: совсем высоко, над облаками, там, где кончики крыльев подмерзают от невыносимого холода, мыши летать не могут.

Особенно шустрый мыш догнал нас и собачьей хваткой повис на перепонке. Я оглянулся и плюнул во врага огнем, плевок удался на удивление, и даже с первого раза. Обожженная тварь с визгом отвалилась, но и я потерял скорость: летуны нас догнали. Закричал на спине Зелиан, в которого вцепились острые когти, как бы его не стащили. Сразу с десяток мышей повисли у меня на голове, пытаясь оторвать все, что отрывается и огрызть все, что огрызается. Остальные цеплялись кто куда и рвали, царапали, кусали.

- Гады! - забыв обо всем, я закрутился вокруг своей оси, разбрасывая противников по все стороны, дунул огнем, с наслаждением дождавшись предсмертных криков, и только потом опомнился и с ужасом понял, что груз мой изрядно полегчал.

- Зелиан!

- Да здесь я, - раздалось ворчливое со спины. - Хотя и с трудом. А вот вещи мои потерялись. Бесценные рукописи! Я работал над ними столько лет!

- Ничего, найдем. Главное, что сами живы остались. Или вообще, новые напишешь.

- Ничего ты не понимаешь, бессердечный чешуйчатый монстр!

Хотя, когда говоришь во время полета, приходится кричать и с трудом можно разобрать интонации собеседника, я понял, что алхимик готов заплакать.

- Да не расстраивайся ты так. Запоминай место. Завтра отправим сюда кого-нибудь днем, найдем.

Остатки летучих мышей начали приходить в себя и вновь собираться в стаю и их было еще достаточно для того, чтобы причинить нам неприятности, я устремился вверх.

Мы нырнули в тучу, такую плотную снизу и ничуть не материальнее тумана на самом деле, поднялись еще выше. Здесь звездный и лунный свет отражались от облаков, и казалось, что земля не где-то там далеко, а вот прямо под нами. Усыпанный звездами небосвод куполом сходился над головой.

- Какая красота! - закричал человек. Я только усмехнулся, забирая к югу, к замку Роульфингов.

Преследователи отстали, но я то и дело озирался по сторонам, ожидая еще каких-нибудь неприятностей. Ничего, скоро доберемся, и там я, передав ценный груз в руки Грэйна (уж герцог-то, наверняка, сможет разговорить упрямого алхимика), завалюсь спать. Для верности я взял еще выше и немного расслабился, но вскоре краем уха уловил какой-то странный звук, он никак не был связан с хлопаньем крыльев и вообще брался непонятно откуда. Осмотревшись, я ничего не заметил.

- Зелиан, ты ничего не слышишь?

Ответом было только какое-то невнятное бормотание.

- Чего?!!

И тут юноша сделал попытку свалиться. Я подхватил его лапой, осмотрел. Бедолага стучал зубами и был полумертв от холода.

- Что я наделал! - до замка он явно не дотянет. Нырнув под облака, я попытался высмотреть хоть какое-нибудь человеческое жилье и был вознагражден слабым, трепещущим посреди леса огоньком. Один. Значит не деревня, наверное, домик лесника или даже просто костер. Ладно, неважно, главное, там огонь, а значит - тепло. Сложив крылья, я ринулся вниз.

Крошечный, почти вросший в землю домик с крышей из хвороста чуть не потерялся, потому что в нем внезапно потух свет. И если бы не прогалина в кронах деревьев, я бы махнул дальше. Зелиан к этому моменту уже перестал шевелиться.

Приземлившись на три лапы, я подскакал к домику и осторожно, стараясь не разрушить хрупкую дверь, постучал кончиком хвоста. Если бы не виденный огонь, можно было бы решить, что здесь никто не живет: углы покосились, кое-где на крыше ветер раскидал хворост, обнажив стропила. Да и собака должна была выскочить. Селясь в такой глуши, люди всегда заводят собак. Или может зверюшка так меня испугалась, что боится подать голос? В домике завозились. Заскрипели доски, а потом загрохотал отодвигаемый засов.

- Кто тут?! - послышался скрипучий голос. В темном проеме зашевелилось еще что-то более темное.

- Вы только не бойтесь. Я не причиню вам вреда. Мне нужна помощь. Моему другу нужно согреться.

- А... Дракон, - потянула, выбираясь на крыльцо, сгорбленная фигура.

Лица я рассмотреть не мог, видел только взлохмаченные, полуседые волосы и темную, висящую клочьями одежду.

- Что ж, заноси его в дом, - женщина (кажется, обитатель домика все-таки слабого пола) поманила меня к себе.

- Но я не пройду в дом. Я положу его в сени. А дальше уж вы сами.

- Иди, - продолжала манить хозяйка.

Я пожал плечами, может, ей ее дом надоел, и она хочет его разрушить, чтобы построить новый, и пошел за женщиной.

Дверь будто прыгнула вширь и ввысь, пропуская меня внутрь. Я свободно пошел в сени, потом в комнату. Она казалась крошечной, но отчего-то взрослый дракон в ней свободно помещался, совершенно не уменьшившись при этом.

- Клади сюда, - указала женщина на печь. На столе загорелись свечи.

- Ты же ведьма?

- Догадался. Как ты умудрился так заморозить человечка? На улице не так холодно, а он как лед.

- Мы очень высоко летели, а он не слишком тепло одет, - я тронул когтем мантию алхимика, подранную когтями летучих мышей. - Ты же можешь помочь ему?!

- Помогу. Даже чихать не будет. Но вот чем ты за это расплатишься? - из-под нечесаных волос на меня блеснул красноватый глаз.

- Чем? - опешил я. - А чего ты хочешь? Могу найти тебе клад.

- На что мне клад. Нет, я хочу омолодиться.

- Ну... Это я не умею. Неужели ты не знаешь таких зелий?

- Знаю. Но для стойкости эффекта мне не хватает одного ингредиента.

- Только не говори, что это драконий мозг!

Ведьма расхохоталась.

- Я же не моровое зелье буду варить! Нет, мне нужны драконьи слезы.

Я озадачился.

- Слезы?

- Да слезы. Тебе нужно совсем немногое - заплакать. Несколько капель и твой друг снова здоров.

- Я постараюсь, - неуверенно потянул я и честно попытался заплакать - ничего не получилось. - Что-то не выходит.

- Пробуй.

Передумав о самых грустных вещах, я попытался укусить себя за хвост: в глазах потемнело от боли, но слезы так и не потекли. Интересно, может, попросить ведьму об отсрочке и попросить Бестию поплакать. Женщин хлебом не корми, дай слезу пустить. Мелфа всегда так делала: пальчик поранит - в рев, птичку со сломанным крылом найдет - снова ручьи по щекам. Только я рот открыл, чтобы сказать об этом, как ведьма махнула рукой.

- Вижу - не выходит. Все у тебя сейчас хорошо. Значит, и слезы будут некачественные, даже если выдавишь их. Я подожду, когда тебя проберет по-настоящему, и тогда приду за своей платой, - она вытащила откуда-то ларчик из темного дерева, достала оттуда горсть белого порошка и бросила его в Зелиана. Мерцающее облако окутало алхимика, повисело немного, а потом рассеялось без следа. Человек пошевелился и сел, был он румян и выглядел здоровее, чем раньше, только вот глаза как-то подозрительно блестели, будто мой спутник сильно принял на грудь.

- И где мы? Какой-то у вас замок маленький. Не вырос еще, наверное. А это кто? Герцогиня?

Озадаченно почесав в затылке, ведьма посмотрела на меня.

- Перестаралась малость.

- Ничего, - я сгреб в охапку хихикающего алхимика. - Ожил и ладно. Ну мы пошли?

- Идите. Только о долге не забудь, - ведьма тоже хихикнула. - Старайся не затягивать со слезами. А то я могу горе и поторопить, - она захихикала громче, и домик вокруг нас исчез.

- Это что было?! - Зелиан потер глаза, мгновенно протрезвев.

- А это, друг мой, были какие-то очередные неприятности.

Ожидая возвращения летучих мышей, я старался не терять бдительности, оглядываясь во все стороны. Через некоторое время заболела шея.

- Это же ведьма была? - послышалось со спины.

- Ведьма.

- Как мы к ней попали?

- Я по глупости попросил у нее помощи.

- И она помогла?

- Помогла.

- А что попросила взамен?

- Да ерунду какую-то...

- Дракон, скажи, что я тебе должен! Ты сам сказал, что вляпался в очередную беду. Чего она хотела?

- Она хотела драконьи слезы, - признался я.

- Ерунда какая-то. Зачем ей драконьи слезы?! Они же не входят ни в одно зелье и сами по себе не волшебны.

- Ведьма думает по-другому. Она считает, что они придадут устойчивости омолаживающему зелью.

- Странно, хотя ей виднее.

- Как ты? Больше не мерзнешь?

- Мерзну, но пока, вроде, терпимо.

- Если что, ты не молчи. Сразу говори.

До замка мы добрались уже к утру. Зелиан опять подмерз, но мужественно крепился. А во дворе замка наблюдалось настоящее столпотворение, я рассмотрел махающую на кого-то крыльями Бестию, Сверкалку с Лилией-Ромашкой, хозяев замка и слуг со стражей, а так же мощного скакуна Джета. Как бы беды не случилось.

- Держись! - крикнул я наезднику и, сложив крылья, спикировал вниз.

Люди разбежались в стороны, давая мне место для приземления, потом Грэйн двинулся вперед.

- Добро пожаловать в замок, - кивнул герцог Зелиану. Юноша с трудом сполз по моему крылу, чуть не упал, ступив на онемевшие ноги. Что с вами случилось?! - Грэйн заметил в каком состоянии желтая мантия алхимика.

- Эх, - Зелиан с сожалением оглядел себя, отряхнул грязь, попытался кое-как привести в порядок одежду. - Нельзя прилично одеться! Все заплатки оторвут!

Ошеломленный таким поведением, герцог отступил, растеряно моргая, и тогда за гостя взялась Алия.

- Не расстраивайтесь, это поправимо. Пойдемте в замок, у меня отличная швея. И следов не останется. Вам к тому же нужно согреться, вы весь дрожите.

Теперь уже был ошеломлен алхимик, не ожидавший такого приема от знатной дамы, он заморочено позволил себя увести. А я оглядел присутствующих во дворе.

- У вас-то что здесь происходит? Вы деретесь или просто беседуете? Джета, не вздумай нападать на Бестию, она драконша и девиц не таскает.

Белокурая воительница уперла руки в боки и бросила на меня уничижающий взгляд.

- Да, девиц она не ворует. Ей мужчины больше нравятся.

Это заявление меня просто ошеломило, я посмотрел на драконшу. Смущенная Бестия поковыряла каменные плиты лапой, прикрыв глаза ресницами.

- Это что, правда?!

На черной коже вокруг глаз и носа четко проявился багровый оттенок.

- И кого же ты решила утащить? - как не вовремя в моей знакомой взыграли драконьи инстинкты.

- Арелия! - вставила Джета.

Я оглянулся на прячущегося в карете барона, тяжело вздохнул.

- Зачем он тебе понадобился-то?

- Да я не со зла, - Бестия покраснела еще сильнее. - А так, для коллекции.

- Это ты зря. Нарвешься как я, потом не расхлебаешь.

Драконша сокрушенно вздохнула.

- Я больше не буду.

- Если вы выяснили свои драконьи отношения, может, мы все-таки узнаем, где убежище Мориана? - нахмурился Грэйн. - Что сказал этот странный юноша?

- Ну... Он вообще-то пока ничего не сказал. Поэтому я и взял его с собой.

- И вы еще здесь пустой болтовней занимаетесь! - разозлился герцог.

В замке алхимик, закутанный в чей-то, судя по вытянувшемуся лицу герцога Грэйнов, плащ неторопливо потягивал подогретое вино из кубка. Когда мы ввалились в зал все вместе, он чуть не поперхнулся.

- Где Мориан?!!

- Вы так сердито на меня смотрите, будто это я его спрятал!

Герцог в очередной раз опешил от подобного обращения. Эх, если Зелиан и дальше так будет обращаться с высшими мира сего, не избежать ему костра.

Я решил вмешаться:

- Зелиан, ты обещал рассказать, где находится черный маг!

- Я от своего слова и не отказываюсь. Я тщательно изучил все летописи, связанные с предком Мориана. Там было описано, что убежище старого мага находилось в долине Кривого ручья. А располагалось оно там из-за того, что это место имеет сосредоточие темной силы мира, то есть черные маги становятся там наиболее могущественны. Вот я и решил, что правнук, наверняка, знает об этом месте и воспользуется его силой. Только где находится этот Кривой ручей, я не знаю.

- Я знаю, - тихо сказал я, проклиная себя за забывчивость.

Вдруг витражное стекло главного зала замка разлетелось в дребезги, что-то с силой ударило меня по обломку рога.

- Аааа!!! Это Мориан добрался до моего мозга! - испуганно закричал я. - Убили!

- Дракон, успокойся, - Бестия отвела мои лапы от головы. - Твой мозг цел. Тебя просто камнем по голове ударило. Она протянула мне обернутый кусочком пергамента булыжник.

- Кажется, это письмо, - я размотал веревку и развернул листок, но прочитать ничего не удалось - налетевший ветер выхватил письмо из лапы и прилепил на стену. Светлый клочок увеличился в размерах до хорошей простыни, и на нем появилось изображение Мориана.

- Ну здравствуй, Дракон. Мне уже надоело бегать за тобой, поэтому я хочу, чтобы ты сам пришел ко мне. Я не сомневаюсь, что ты знаешь, где находится долина Кривого ручья.

- Я еще не совсем с ума сошел!

- У меня твоя женщина, - он кивнул в сторону, и изображение метнулось в сторону, показав клетку, в которой сидела моя девочка, печально опустив голову, вся такая поникшая, несчастная и похудевшая.

- Как?!! - я чуть не бросился в стену.

- Меньше людям надо доверять. Ты сам передал девицу в руки моего человека.

Я все-таки зарычал и бросился на Мориана. Бестия подставила мне подножку, и я кубарем покатился по полу, собрав ковер на спинные шипы.

- Я не договорил! Ко мне должен явиться не только ты! Но и твои друзья! Единорог, он мне понадобится для приготовления зелий, рыцари для испытания зелья и беглянка драконша. Да и козу не забудьте, - маг расхохотался.

- Мои друзья ни при чем, почему они должны идти на смерть за меня?! Я не могу и не собираюсь требовать от них такого!

- Тогда твоя женщина умрет, если кого-то из названных не будет. А как их уговорить - это уже твои проблемы, - и изображение Мориана растаяло, на пол упал чистый клочок пергамента.

Я беспомощно оглянулся на друзей. Рыцари с каменными лицами сделали шаг вперед.

- Мы тебя не бросим, - сказал Ральф.

Бестия сердито ощерилась.

- Я не собираюсь идти на смерть. Но собираюсь потрепать этого мерзкого мага! Я его уничтожу! - увлекшись, драконша выпустила из ноздрей две тонкие струйки пламени, чуть не подпалив ковер на моей спине. - Поэтому я с тобой!

А вот Сверкалка, закрывая собой Лилию-Ромашку, попытался спрятаться за штору.

- И не приставайте ко мне с таким! Я редкое, ценное волшебное существо! Нас вообще мало осталось! Я не хочу, чтобы из меня делали зелье!!! - завопил он, видя, что взгляды всех присутствующих обратились к нему.

Мне стало совсем нехорошо, я боялся, что с Мелфой случится что-то дурное, но мог ли я даже ради ее жизни рисковать друзьями?

- Все! Никто со мной не идет!!! Я отправлюсь один!

- Но, - встрял Ральф. - Мориан ведь сказал, что убьет Мелфу, если ты не уговоришь кого-то из нас.

- Перебьется! Ему нужен я, иначе он не сможет осуществить свой план. И не волнуйтесь за меня. Я справился с одним черным магом, справлюсь и с другим.

Кто-то пытался что-то возразить, братья-рыцари заспорили между собой, единорог облегченно вздохнул, а я разбежался и, выпрыгнув в разбитое окно, полетел к убежищу мага. За мной не последовал никто.



Глава 12

Спасти мир и девицу впридачу


Я словно вернулся на сотни лет назад, в то время, когда один из светлых магов пришел просить помощи у кого, у мерзкого чудовища - дракона. Тогда мне удалось лучше узнать людей, а людям - драконов. Но человеческая память, как и человеческий век, коротки, а я ничего не забыл. Или почти ничего, мог бы и сам вспомнить про Кривой ручей! Это место находилось совсем недалеко от моей пещерки, даже человеческим шагом до него можно добраться за полдня. Только люди туда не ходят: вокруг на несколько миль простираются болота, за ними мертвый лес. Когда-то кто-то вывернул деревья с корнем, потом по ним будто огнем прошлись. А в центре леса находился огромный валун, размером с хороший холм, изъеденный дырами, как сыр. В нем-то и устроили черные маги себе убежище. Подавив искушение залететь домой и отдохнуть там, я направился прямо к убежищу Мориана. Никаких мыслей про то, какие действия предпринимать, не было, план я не успел составить, да и голова почти не работала. Только где-то на границе сознания маячила удивление: почему я лечу куда-то, почему я готов рисковать жизнью, а возможно и умереть и из-за кого?! Из-за человеческой женщины. Если подумать, кто она мне? Случайная знакомая, случайный эпизод в моей драконьей жизни.

'Я же ведь не сошел с ума, чтобы все-таки лететь к Мориану!!!' - подумал я, пикируя к убежищу черного мага.

Сразу чувствовалось, что Мориан еще только начал свою деятельность: убежище совсем не было защищено, и вокруг ни армии темных сил, ни даже какого монстра завалящего. Хотя, может, это специально к моему прилету всех убрали, расчистили мне дорогу, так сказать. Даже и снег нигде не потоптан. Как же я найду вход? Но долго раздумывать над этой проблемой не пришлось: прямо передо мной появилось большое круглое отверстие.

- Заходи! - донесся из глубины убежища голос мага.

Чувствуя непреодолимую дрожь в коленях и желание убежать, я вошел. Внутри убежище напоминало обычный замок, разве что стены были не каменными, а больше походили на железные.

- Куда дальше? - громко поинтересовался я, дойдя до развилки коридора.

- Налево.

Я свернул в левый проход, и вдруг пол подо мной обрушился. Ловушка! Как банально! Банально-то банально, но действенно. Пролом сверху закрыла толстая плита, и я остался в темноте. Прощаться с мозгом не очень хотелось, поэтому я принялся наощупь искать возможный выход. Ловушка, пленившая меня, напоминала темницу, в которой я сидел у Макрия, только отсюда друзья выручать не придут.

Мориан, добившись желаемого, являться ни для беседы, ни для убийства, кажется, не собирался. Устроившись поудобнее и всеми силами прогоняя подкрадывающееся отчаяние, я принялся ждать. Только вот мысли никак отогнать не удавалось: я во всем виноват - не старайся я так выдать Мелфу замуж, подойди к подбору жениха тщательнее - ничего бы не случилось. Девица бы не попала через Мирада к Мориану, да и я тоже. Ну, попадись мне этот баронишка, я с ним разделаюсь! Ага, как же, если только в виде призрака. Хотя я что-то не слышал про драконов-призраков. Вот мама с папой прилетят, а меня в пещере нет. Искать будут, расстроятся. Я немного попредставлял скорбь родственников по поводу моей гибели.

Вдали что-то заухало, а потом над самым ухом раздался голос черного мага.

- А почему ты один? Где потерял своих друзей? Я же велел явиться всем, иначе девица умрет!!!

- Ну, извини, придется довольствоваться мной. Даже если ты все-таки убьешь Мелфу, это не стоит стольких жизней.

- Они просто бросили тебя, - усмехнулся Мориан. - Ведь так?

- Так.

- Ты глупец. Прилетел. Неужели не догадался, что я не отпущу ее в любом случае.

- Догадался, но не прилететь, бросить ее, тоже не мог.

- Верность? Глупое чувство. Верность - не подкрепленная зависимостью, деньгами, страхом - сумасшествие.

-Значит - я безумец, - спорить с магом не хотелось.

- Наверное, потому что я не могу понять твоих поступков, - если бы я еще и сам себя понимал. - Ты носишься с этой девицей, как с родной, хотя мог бы сразу ее сожрать. Так нет, она тебя выгоняет из дома, терроризирует все окрестные деревни, выдвигает требования самому королю. Она только создает тебе проблемы, но ты терпишь все издевательства. Я подумал, что, наверное, в этой женщине что-то есть, раз уж даже дракон лишился из-за нее рассудка. Поэтому я оставлю ее себе и сделаю своей женой и соправительницей мира.

Представив Мелфу женой Мориана, я не выдержал и расхохотался.

- Чего ты смеешься?!!

Я не ответил, катаясь по полу ловушки.

- Ты зря смеешься. Я ведь тебе могу сделать выгодное предложение. Переходи на мою сторону. Я в самом скором времени обрету небывалое могущество и смогу расплатиться с тобой за верность. Девицу ты, правда, больше не увидишь, да и зачем тебе человеческая женщина, когда лучшие из драконш будут у твоих ног? Тебе больше не понадобится пресмыкаться перед людьми, ты станешь воистину велик!

- И чего же ты хочешь от меня за такие великие блага?

- На тебе не действует магия, я хочу, чтобы ты уничтожил моих соперников - светлых магов.

- Заманчивое предложение...

- Соглашайся! Я даже прощу тебе съеденного предка.

- Ты знаешь, мне надо подумать.

- Хорошо, даю тебе два часа времени, - и Мориан оставил меня.

Так и хотелось согласиться, сделать вид, что я перехожу на сторону черного мага, подгадать момент и пристукнуть его, но не может быть Мориан наивен настолько, чтобы себя не обезопасить. Наверняка заставит надеть какие-нибудь амулеты, связанные с его жизнью. Надо все как следует обдумать, взвесить... Встав, я еще раз тщательно обследовал стены ловушки, влез, цепляясь за неровности наверх, попробовал отодвинуть плиту, но все заклинило намертво. Полыхнул огнем и чуть сам не угорел. За попытками выбраться два часа прошли незаметно, и вновь в ловушке раздался голос Мориана.

- Ну что ты решил, Дракон?

- Ну, я...

- Решай быстрее. Например, твоя девица согласилась стать моей женой.

- Что? - я решил, что ослышался.

- Мелфа согласилась стать моей женой.

Бедная девочка, как же тебе не везет. Все кандидаты в мужья - негодяи. И тут же в голову пришла еще одна мысль: ты тоже негодяй, Дракон. Ведь все-все неприятности у Мелфы случаются из-за тебя, и ты, не задумываясь, заботясь лишь о собственном благе, кому только несчастную не пытался вручить.

Я прикрыл глаза, сгорая от стыда, и еще раз спросил у себя:

- Почему она согласилась?

Но маг воспринял вопрос на свой счет.

- Я тоже удивился и переспросил у нее...

- А она что?! - замер я.

- Она сказала, что ей все равно, кто будет ее мужем, - сердце болезненно замерло от этих слов. - Она еще предложила условия, что станет моей женой, если я тебя оставлю в живых и отпущу на свободу, но ты же понимаешь, что это несерьезно. Так каково твое решение?

Мелфа, девочка моя, что же я сделал с тобой! Как я мог! Как мой язык повернулся сказать тебе те слова! Если все окончится благополучно, я никому тебя не отдам!

- Я согласен.

- Вот и ладненько! Сейчас на твоей шее появится амулет. Как только ты принесешь клятву верности, он активизируется. Если ты нарушишь клятву, то...

- Меня ждет быстрая, но мучительная смерть.

- Ты совершенно прав, Дракон, - невидимый Мориан усмехнулся.

Ладно, придумаю что-нибудь.

- Давай свой амулет.

Горло сдавило так, будто меня пытались удушить, в глазах заплясали оранжевые искры.

- Клянись!!!

- Клянусь быть верным магу Мориану.

- Выполнять все его приказы и не причинять ему вреда.

Я повторил все слово в слово, и тут же удушье исчезло.

- Выбирайся, - приказал новоявленный хозяин, и плита сверху отъехала в сторону, открывая ловушку. Цепляясь за неровности стен когтями, я проворно выбрался.

Маг поджидал наверху. Такую самодовольную усмешку я видел разве что на лице Сверкалки, когда тот принимался рассуждать о превосходстве единорогов над драконами. По-хозяйски похлопав меня по плечу, для чего ему пришлось подняться на цыпочки, Мориан улыбнулся.

- Первым делом ты отправишься в столицу и... - вдруг черный маг побледнел. - Ты соврал мне!!! Они тебя не бросили!!!

- Кто? - опешил я.

- Всех уничтожу! - заревел Мориан, сжимая кулаки. Но почти тут же взял себя в руки. - Нет, так будет неинтересно, - сказал маг уже совершенно спокойно, но очень злорадно. - За меня со своими друзьями расправишься ты! Я приказываю тебе убить их!

Застыв на месте, я пытался осмыслить, что же происходит? Какие друзья? А потом догадался: они все-таки последовали за мной! На сердце стало удивительно легко и радостно, но радость быстро сменилась отчаянием: не могли явиться на несколько мгновений раньше, пока на меня не надели амулет! Я не смогу убить никого из них!

- Что же ты?

- Нет.

- Что?!!

- Нееет!!! - рявкнул я в лицо магу и упал на пол. Тело скрутило судорогой, голову будто кто-то огромный взял в ладони и сжал.

- Тогда я все же использую твой мозг, - донеслось откуда-то издалека. Мориан достал из воздуха прозрачный сосуд, будущее последнее пристанище моих несчастных мозгов.

И вдруг я понял, что у меня больше ничего не болит, а сам я спокойно лежу на полу, не ощущая больше амулета на шее. Только браслет из белого металла, что я вместо кольца носил на пальце, ярко светился.

Глаза мага стали круглыми, когда он понял, что остался наедине со свободным и очень злым драконом.

- Убью!!! - проревел я, вскакивая и бросаясь на человека. Колдануть маг не успевал, поэтому сделал то, что сделал бы на его месте любой человек - рванул прочь, бросив в меня сосуд. Я помчался за ним, только когти заскрежетали по железному полу, высекая снопы искр. Мориан влетел в какую-то дверь, попытался ее запереть, но я смел створки вместе с засовами, ворвавшись в светлую просторную комнату. Посредине стоял маг, кажется, он хотел удрать через окно, но оно уже было занято протискивающейся внутрь драконшей, а прямо на пути стоял разъяренный единорог. Взвизгнув, Мориан метнулся в угол, где в большом котле медленно бурлило какое-то зелье.

- Стойте! - на лице загнанного в угол мага вновь появилось торжествующее выражение. - Стойте! Иначе сейчас я опрокину чан с моровым зельем! И вы все умрете!

Я замер, стараясь не дышать.

- Но тогда ты тоже умрешь, - заметил Сверкалка, делая шаг вперед.

- Не умрет, - покачал я головой. - Черные маги - единственные, на кого эта гадость не действует, поэтому они и могут варить его. Любого другого убили бы испарения.

- А ты не глуп, Дракон, - хмыкнул Мориан. - И очень образован.

- Значит, тебе все-таки удалось раздобыть драконий мозг? - обратился я к магу, тот самодовольно улыбнулся.

- Пусть пращуры будут милостивы к несчастному моему собрату, - пожалел я неизвестного дракона, погибшего ради безумных маговских планов. - Что же, это я тебе тоже припомню. Маг вздрогнул, встретившись со мной взглядом, побледнел. Я почувствовал, как мир исчезает в обжигающей багровой дымке, застилающей мои глаза.

- Не подходи! - закричал Мориан, отгораживаясь котлом.

- Я не подхожу, я вообще не шевелюсь, я с трудом справился с желанием в один прыжок настигнуть врага, и так чтобы только кости на зубах хрустнули. А мой собеседник меж тем взял себя в руки, оглядел нас со Сверкалкой.

- Как символично. Против меня - дракон и единорог. Добро и зло. Как символично. Еще интереснее было бы, если бы дракон был черным, - он покосился на застывшую в окне Бестию. - Я, пожалуй, начну собирать галерею из чучел своих врагов. Вы станете первыми экземплярами в коллекции. Хотя нет, это будет слишком расточительно: драконы - это же просто кладезь ингредиентов для зелий.

Из-за занавески за спиной мага высунулся внушительных размеров кулак. Он вознесся над головой Мориана и обрушился на магову голову. У бедолаги глаза съехались на переносице, из-за занавески появилась Мелфа, ухватив мага как кутенка за шиворот, она отшвырнула его в угол.

- Зелья он из драконов собрался варить. Ишь, разбежался!

- Девочка моя! - я попытался обнять Мелфу, но она бросила на меня такой взгляд, что это желание мгновенно пропало. Мне еще предстоит вымаливать у нее прощение.

Бестия в окне зашевелилась, выбралась обратно, а потом сунула в комнату по очереди рыцарей и козу.

- Мне не влезть, - разочарованно бросила драконша. - Я снаружи покараулю, или попробую найти окошко побольше.

- Хорошо, - кивнул я.

- Мелфа, как ты? - Валат подошел к девице и взял ее за руку.

- Хорошо, - кивнула она, не поднимая глаз.

- Это славно.

Младший же из рыцарей заметил мага.

- Связать бы его.

Единорог подошел ближе, исследуя поверженного врага.

- Да зачем? После Мелфиной ласки он долго не встанет, а если встанет, то мы за ним присмотрим. Других забот навалом.

- Он успел сварить зелье, - сказал я, оглядывая друзей, и не замечая среди них еще одного человека. Вот уж кого, наверняка, пришлось связать, чтобы не брать с собой. - И где Зелиан? Я думал, что смогу у него спросить совета, что делать с зельем.

- Бестия не смогла бы унести столько народу, алхимик подъедет попозже. Вместе с людьми отца и Джетой, - ответил Ральф и обошел котел вокруг, рассматривая черную булькающую жижу.

- Осторожнее, не вдохни испарения, - предупредил Сверкалка. - А то потом даже я не откачаю. Не успею просто.

Рыцарь опасливо отодвинулся.

- Может его в землю закопать?

- Это нашлет мор не худший, чем, если вылить зелье в реку. Земля будет отравлена на много миль вокруг. Все, что вырастет на ней, станет смертельным ядом.

- Ничего вы с ним не сможете сделать! - злорадствовал из угла, в который его загнала Мелфа, очнувшийся Мориан. Бдительная девица следила за тем, чтобы черный маг чего-нибудь не учудил.

- Не волнуйся, сделаем, - в подтверждение своих слов, единорог подошел к котлу, встал передними копытцами на край, склонил голову, так чтобы рог оказался в зелье, и принялся помешивать побулькивающее варево. Через некоторое время густая чернота посветлела, а затем стала прозрачной. Сверкалка вытащил рог из котла и отряхнулся. Несколько капелек попало мне на нос, я машинально облизнулся.

- Вода! Это же родниковая вода!

Единорог в ответ церемонно раскланялся.

- Не надо благодарностей.

- Проклятые! - взвыл Мориан, отталкивая вдруг Мелфу. Девушка, не ожидавшая подобного от щуплого мага, отлетела к стене, а неистовствующий проигравший вдруг выхватил откуда-то самострел и толстую черную стрелу. - Вы уничтожили мое моровое зелье, но еще кое-что осталось! Эту стрелу я окунал в него! И даже тебе, - черный маг ненавидяще зыркнул на единорога, - не удастся излечиться от подобной раны! - в меня он стрелять не решился, знал, что даже отравленная стрела чешуи не пробьет, а попасть в глаз или нос это еще надо и суметь трясущимися после удара по голове руками.

Черная смерть сорвалась с тетивы, никто ничего не успевал сделать. Время будто замедлилось, но и мы замедлились вместе с ним. Сверкалка, удивленно округлив глаза, смотрел, как стрела летит ему прямо в грудь. Бессмертный дивный зверь не мог поверить, что вот сейчас наступит его кончина. Не растерялась только Лилия-Ромашка, с героическим блеянием коза прыгнула вперед, закрывая единорога своим телом. Тут же течение времени пришло в норму. Мелфа, размахнувшись, снова врезала Мориану кулаком по макушке, чтобы маг еще чего-нибудь не вытворил. И теперь тот явно отключился надолго, мешком рухнув на пол. Ральф, единорог и я бросились к козе. Сверкалка упал возле надоедливой, капризной, глупой, но преданной и любящей козы на колени.

- Что же ты?! - Ральф с горечью смотрел на единорога.

- Я ничего не могу сделать. Она уже мертва, черное зелье убило ее мгновенно, - единорог чуть не плакал. - Но я все же попробую.

Прикосновение к мертвым мучительно для единорогов, но Сверкалку это не остановило. Рог волшебного зверя засветился. Он, склонив изящную голову, дотронулся кончиком до лба мертвой козы.

- Нет, не помогает, - Сверкалка отвернулся и закрыл глаза, чтобы скрыть блеснувшие в них слезы: никто не должен видеть, как прекрасный единорог убивается по какой-то козе. Но прозрачные капли все же сорвались с белых ресниц и утонули в кудрявой козьей шерсти.

Вдруг Лилию-Ромашку окутало белое сияние, почти такое же, как то, что исходило от рога Сверкалки. Свет становился все ярче и ярче, нам пришлось зажмуриться, чтобы не ослепнуть, а когда удалось проморгаться - на полу, рядом с нашим, лежал еще один единорог, чуть поменьше и поизящнее, но не менее прекрасный. Он пошевелился, открыл желтые глаза, тряхнул белоснежной гривой, недоуменно оглядел себя, потом заметил зажмурившегося, плачущего единорога.

- Сверкающий! - поплыл по комнате нежный женский голосок.

Единорог вздрогнул, резко обернулся и почти нос к носу столкнулся с единорожкой. Сказать, что Сверкалка удивился, значило, ничего не сказать.

- Ты кто?!! - наконец справился с собой однорогий.

- Я? - единорожка кокетливо похлопала ресничками, видя, какое впечатление производит на собеседника. - Я - Лилия-Ромашка.

Сверкалка закатил глаза и потерял сознание.

Все кинулись теперь уже к нему. Все, кроме меня. Я сидел в сторонке и отчаянно, до темноты в глазах завидовал. Почему я так не могу? Почему я не владею магией?! Почему я не могу сделать так, чтобы мы с Мелфой были вместе? Я ведь люблю ее, теперь я это окончательно понял. Как это жестоко - влюбиться в человеческую женщину!

От невозможности ничего изменить захотелось заплакать. Остановило только то, что за моими слезами явилась бы ведьма, а только ее тут сейчас не хватало.

- Ладно, давайте думать, что с магом делать, - сказал я.

Все обернулись, посмотрев на меня как на врага. Как же, я оторвал их от лицезрения чуда.

- Подожди, - махнул рукой Валат. - Никуда он не денется, Мелфа его как следует приложила. Дай Сверкающего в себя привести!

И все опять принялись носиться с единорогом. Я отвернулся и принялся бродить по комнате, разглядывая то, что в ней находилось. Кажется, мы буянили в магической лаборатории. У стены нашлась странная конструкция из прозрачных трубочек и сосудов, в которых бурлили, то смешиваясь, то, наоборот, разделяясь, разноцветные жидкости. На всякий случай я все это сжег, чуть не спалив стеллаж с книгами. Некоторые особо шустрые фолианты при виде опасности принялись расползаться во все стороны, как тараканы. Самые хитрые пытались влезть под шкаф, чтобы затаиться там, в пыльной безопасности. Сколько же черных знаний в этих книгах, я хотел отправить их в небытие вслед за конструкцией, но вспомнил Зелиана и подумал, что алхимик-летописец, меня, пожалуй, и убьет за такие дела. Так что противные фолианты остались жить, пусть изучает.

Сверкалка, что-то слабо простонав, наконец, открыл глаза.

- Где я? Кто я?

- Не волнуйся, любимый, все хорошо. Ты среди друзей, - ласково проворковала новоявленная единорожка, ласково потираясь головой о шею однорогого.

- Кто ты? - спросил Сверкающий.

- Ты не помнишь? Я Лилия-Ромашка.

- Кто?! - единорог вскочил, пошатнулся, чуть не уронив Ральфа. - Этого не может быть! Такого просто не бывает! Лилия-Ромашка умерла, спасая мою жизнь! А кто ты, я не знаю! Хватит меня разыгрывать, - он обвел нас недобрым взглядом.

- Но я и есть Лилия-Ромашка. Ты меня оживил.

- Чушь! Такое невозможно! И, если ты не знаешь, Лилия-Ромашка была козой!

- Да, любимый, так оно и было. Но любовь свершила чудо и вот теперь я - какая!

Сверкалка еще раз осмотрел Лилию-Ромашку, внезапно, действительно, понял кто перед ним и как хороша его собеседница, смутился, застеснялся, отступил в сторону, опустив глаза.

- Я это...

- Не смущайся любовь моя. Теперь мы будем жить долго и счастливо!

Второй раз за один день дивный зверь лишился сознания. Бедняга, не выдержал потрясений. Дурак, радоваться бы надо, а ему, похоже, что-то не нравится.



Глава 13

Замуж за дракона



В окне появилась голова Бестии.

- Там ваши приехали, что им сказать?

- Сейчас мы их встретим!

Валат посмотрел на меня.

- Дракон, ты должен знать, как нам найти вход. Ты здесь уже давно и наверняка успел все изучить.

- Если бы! Я то в ловушке сидел, то рысью за магом бегал...

- Я знаю, - тихо сказала Мелфа, не поднимая глаз.

Нет, я просто не узнавал свою девочку. И от вида этой новой, изменившейся, сломленной Мелфы, сердце начинало щемить.

- Что же, пошли.

Она не возразив, не воспротивившись, двинулась впереди меня. Я догнал ее, остановил.

- Мелфа!..

- Да.

- Послушай меня!

- Слушаю.

- Мелфа, прости меня!

- За что? - девушка отрешенно смотрела куда-то в сторону. - Не беспокойся, я сама решу свою судьбу. И не буду тебя обременять.

- Да послушай же! - я развернул ее к себе. - Я прошу прощения за свои слова! Я на самом деле не думал того, что говорил, и просто хотел, чтобы ты была счастлива!

Мелфа все-таки посмотрела на меня.

- Пожалуйста, поверь мне! На самом деле я только и хочу того, чтобы ты осталась со мной!

- Я тебе не верю.

- Хорошо. Что мне сделать для того, чтобы ты поверила?! Хочешь, я на самом деле женюсь на тебе? - что я несу? У Ральфа, отправившегося вслед за нами и случайно присутствовавшего при объяснении, челюсть отвисла. Мелфа тоже порядком удивилась:

- Ты серьезно? А как же разговоры о том, что ты дракон, а я человек и между нами не может быть никакого союза?

- Я был не прав. Я не могу без тебя жить. Пусть даже мы принадлежим к разным видам, и кроме духовной близости между нами ничего не может быть. Ральф, ты нам поможешь найти священника?

Юноша прислонился к стене, держась за сердце.

- Дракон, даже если я его найду, то уговорить смогу врядли.

- Эй, постойте, - девица уперла руки в боки, став хоть немного похожей на себя. - Священника они уже ищут! А меня вы спросили? Может, я не хочу уже быть драконьей женой!

- Мелфа ты же сама тогда говорила, - опешил я.

- Да мало ли я что тогда говорила! Не знала, что ты такой негодяй!

Рассвирепев, я схватил Мелфу в охапку, она пыталась сопротивляться, но я не обращал на это внимания.

- Ральф, садись мне на спину, полетели за священником!

В воздухе меня попыталась перехватить Бестия, но я только быстрее замахал крыльями. Общаться ни с кем из своего племени мне сейчас не хотелось.

- Как ваши человеческие свадьбы делаются? - спросил я у Ральфа. - Что, кроме священника нужно?

- Да ничего. Разве что немного денег пожертвовать.

Так что пришлось еще в лесу останавливаться, чтобы клад найти. Мелфа, пока мы с Ральфом выкапывали сундук, удрала, и мы с трудом нашли ее в лесу. Настигнутая девица визжала на весь лес, что ее дракон украсть хочет, но толпы рыцарей, чтобы спасти несчастную не являлись. Единственный, присутствовавший рядом, помогал девицу держать.

Успокоилась она только тогда, когда мы подлетели к церкви, видно сообразила, что деваться некуда, а может, поняла, что я не собираюсь никуда деваться от нее.

- Дракон, - позвал Ральф.

- Да?

- Вы меня пока снаружи подождите. Чтобы все святые отцы сразу не разбежались.

- Хорошо.

Прижимая к себе притихшую девушку. Я с замиранием сердца следил за тем, как рыцарь входит в высокие, расписные двери. Вот они за ним закрылись... Ральфа не было довольно долго, я уже успел протоптать возле церкви хорошую дорожку, испугать пару нищих и довести до истерики какую-то старушку, она решила, что я прилетел за ней и красиво упала в обморок, предварительно выбрав сугроб помягче. Но, полежав там немного, замерзла, поняла, что я ее подбирать не собираюсь, с кряхтением поднявшись, сплюнула в мою сторону и поковыляла домой.

- Мелфа, - наконец не выдержал я.

- Что? - мрачно спросила девица.

- Мелфа, ну прости меня!

- Мне кажется, то, что ты сейчас делаешь, тоже ради каких-то твоих целей.

У меня так лапы и опустились.

- Мелфочка...

- Эй! Идите сюда! - из дверей церкви выглядывал Ральф, он махал руками, предлагая нам зайти внутрь.

- Нашел священника?

- Нашел! С трудом, правда, все разбежались, увидев прилетевшего дракона.

- А этот что же, такой храбрый?! - удивился я.

- Нет. Он просто не смог убежать.

- Калека что ли? - сочувственно спросил я и увидел священника. Самое тонкое деревце в бурю шаталось меньше этого святого отца.

- Это этот забулдыга будет нас женить?

- Извини, другого не было.

- Я не забулдыга, - покачал пальцем священник и чуть не упал. - Не надо называть меня так, гнусный демон!

- А кто же ты тогда, если так напился?!

- Я не пил! - икнул священник.

Я принюхался, чтобы уличить человека во лжи. Но от него действительно почти не пахло алкоголем, разве что самую малость. Зато щедро доносились ароматы боярышника, рябины и малины.

- Простудился просто, - скромно сказал святой отец, покачиваясь как былинка на ветру.

- Так и я не гнусный демон.

- А кто же? Кто же ты, если не демон?

- Я - Дракон.

- Яс... Ик! Ясно. А чего же ты от меня Дракон хочешь, зачем ворвался в дом Божий?

- Я хочу, чтобы вы поженили по человеческому обычаю меня и эту женщину.

- Что?!! Да как ты смеешь?! Мерзкое чудовище! Да ты что удумал, проклятый?! Совращать невинную девицу! Ты посмотри на нее и на себя!

- Да она согласна.

- Что?! Дитя мое, кто тебя воспитывал, кто тебя надоумил?!

Мелфа молчала, опустив голову.

- Святой отец, это длинная и запутанная история, - вмешался Ральф. - Но эти двое могут быть счастливы только друг с другом.

- Что?! - вскинулись мы с Мелфой, обернувшись к рыцарю.

Священник пожевал губами, покачался немного.

- Ну, если так, то не мне мешать. Любовь она всегда благо. Кто я такой, чтобы препятствовать истинной любви. Мерзкий демон ты крещен?

- Нет, - покачала я головой, отступая.

- Жаль. Ну, ничего, так сойдет, - простуженного все больше развозило от лекарств. - Преклоните колена, дети мои!

Через некоторое время мы вышли из церкви мужем и женой. Осчастливленный кладом священник устроился спать за алтарем. Мелфа подавленно молчала, а я волновался - не ошибка ли все происходящее, правильно ли я поступил. Девица ведь даже ничего не ответила, по-прежнему ли она хочет стать моей женой.

- Возвращаемся? - спросил рыцарь, печально глядя себе под ноги.

- Возвращаемся, - я подсадил людей себе на спину, и мы отправились обратно к убежищу Мориана. А там!.. Вместо тихого убежища царил настоящий хаос: все бегали, кричали. Я перехватил несущегося куда-то сломя голову и вытаращив глаза Сверкалку.

- Что здесь произошло?!

- Так это! - единорог попытался отдышаться. - Мориан убежал!

- Что?!! - я уронил Сверкалку на землю. - Упустили! Ни на минуту нельзя отлучиться!

Тут однорогий прищурился и обвиняющее нацелил на меня копытце.

- А вы где были?!!

- А мы с Мелфой женились.

- Что?!! - ошеломленный Сверкалка сел на хвост, как собака. Кажется, его серьезно выбило из колеи мое заявление. Бедолага потряс головой, пытаясь прогнать наваждение. - Дракон, я не ослышался? Ты, правда, женился?

- Правда.

- По человеческим обычаям?

- Да.

- В церкви со священником?

- Да. В церкви со священником.

- Ой! Держите меня, я сейчас с ума сойду! - Сверкалка прижал копытца к вискам. - И как же вы теперь?

- Не знаю. Как-нибудь.

- Да? Ну ладно. Поздравляю. 'Горько' что ли?

- Я тебе дам 'Горько'! Извращенец!

- Это кто еще из нас извращенец! Не я же женился на человеческой женщине.

- А не я за козой ухлестывал.

- Моя Лилия-Ромашка не коза! И вообще! Не лезь не в свое дело!

- Хороший совет. Сам не хочешь воспользоваться?!

- Эй! Эй! - Ральф прыгнул между нами. - Сейчас не время для ссор и драк! Нужно думать о том, как поймать Мориана, а не цапаться между собой.

- Фу! Благородный рыцарь! Откуда такие слова! 'Цапаться'! - сморщился дивный зверь, еще не спустивший пар и не готовый успокоиться.

- Так с кем поведешься...

- Вот я и говорю - не надо со всякими драконами водиться!

- Что?!! - кажется, ссора заходила на новый круг.

- Что здесь происходит? - рядом с нами приземлилась Бестия. - Где вы были? Мориан сбежал!

- Мы знаем, - вздохнул я и почувствовал себя очень нехорошо. Вдруг драконша слишком серьезно восприняла все, что я ей рассказывал. - Бестия, мне нужно с тобой поговорить...

Единорог глумливо захихикал. Разворачиваясь, я сбил его с ног ударом хвоста и направился от убежища, оглядываясь на черную. Заинтересованная Бестия следовала за мной.

- Бестия... - я замялся, не зная, что говорить.

- Что случилось?

- Понимаешь... Я... Нет, я тогда не врал. Но обстоятельства... Они переменились. Видишь ли, между нами не может ничего быть.

Во взгляде драконши ничего не изменилось, а потом она улыбнулась.

- Я тоже не знала, как к тебе с этим подойти.

- Что?!! - как-то в последнее время я стал часто произносить это слово.

- Дома у меня муж, семья, детки.

- Так чего же ты тут с нами сидишь?

- Уж очень с Морианом хотелось поквитаться. Да и страшно за детей, пока такой злодей землю топчет.

- В этом ты конечно права.

- И вот теперь он убежал! - голос драконши был полон отчаяния.

- Не расстраивайся, - я приобнял Бестию крылом за плечи. - Мы его непременно поймаем.

- Тааак! - в голосе, раздавшемся за спиной, не было ничего, кроме злости. - Только женился и сразу налево! - кто-то дернул меня за хвост, отдирая от драконши. От неожиданности я споткнулся и растянулся на земле, дальше меня потащили по земле, только подбородок по кочкам запрыгал. На голову обрушился удар сокрушительной мощи, что-то затрещало, кажется, второй рог. Я попытался прикрыть самую ценную часть тела лапами. - Загораживается еще! Так и знала, что ты что-то нехорошее задумал!

- Мелфочка! Девочка моя! Ай! Что же ты делаешь?!

- Послушай, милая девица! - попыталась вступиться за меня Бестия.

- Уйди! Злыдня! Иначе сейчас узнаешь, как чужих мужей уводить!

Отважная черная драконша, не побоявшаяся черного мага и единорога, предпочла тихонько уйти.

Мелфа, продолжая вымещать скопившееся нервное напряжение. Пнула меня в бок.

- Хватит! - я перехватил ее и сжал в лапах. - Ты не так поняла!

- Все я так поняла, - она опустила глаза и обвисла как тряпочка.

- Девочка моя, ну что ты?! Мы просто прощались! - но Мелфа слушать не желала, хотя и драться перестала, вновь впав в прострацию. Взяв супругу под мышку, чтобы не сбежала никуда, я отправился в убежище, чтобы найти хоть кого-нибудь, кто мог бы внятно объяснить, что же все-таки случилось. Пока мы ругались, все перестали суетиться и собрались в лаборатории. Зелиан усмирил фолианты и теперь жадно их листал. Грэйн величаво устроился в кресле, остальные пристроились кто где сумел.

- Дракон, где вы были? - спросил герцог, обернувшись к нам.

- Жениться летали, - кажется, Ральф, Сверкалка и Бестия еще ничего не рассказали, так что вокруг нас стало много-много круглых глаз.

- Куда летали? - переспросил Грэйн, справившись с собой.

Джета вскочила.

- Этот мерзкий дракон принудил тебя! - воительница готова была ринуться на меня и порубить на кусочки, но Мелфа покачала головой, по-прежнему вися у меня под мышкой.

- Нет, я согласная была. И вообще! Не маши на чужих мужей всякими железками!

Опешившая воительница поспешила отойти.

- Как-то вы неожиданно, - вновь ожил Грэйн.

- А чего тянуть-то? Итак, что же все-таки случилось?

Герцог со вздохом развел руками.

- Маг, воспользовавшись всеобщей суматохой, сбежал. Мы все обыскали, но он как сквозь землю провалился.

- Да, это он умеет, - я почесал в затылке. - Что же делать?

- Да ничего особенного мы сейчас сделать не сможем. Неизвестно где Мориан. Я предлагаю забрать все колдовские вещи мага и вернуться домой. Без своих колдовских книг и прочего, он будет не так силен, да и вашу свадьбу нужно отпраздновать.

Грэйн говорил дело. Да и не хотелось сейчас никого искать, хотелось свалиться куда-нибудь и не вставать как минимум лет сто.

- Ладно, - полетели.

Бестия, однако, с нами распрощалась, поздравив еще раз и сказав, что отправится домой.

До замка Роульфингов добрались как раз к полудню следующего дня. Переволновавшаяся и заждавшаяся Алия мигом организовала пир горой, узнав о свадьбе. Мне даже как-то неудобно стало.

Все нас поздравляли, пели хвалебные песни, поднимали кубки в нашу честь, но все равно пир был каким-то грустным. Кто-то как-то крикнул 'Горько', так на него зашикали. Наверное, все так огорчены побегом Мориана. Один Зелиан счастлив. Колдовские фолианты признали его за хозяина и теперь стайкой везде за ним бегали, вот и сейчас устроились вокруг него: кто-то под столом, пугая собак, выпрашивающих кости, кто-то забрался на скамью, потихоньку воруя еду со стола, а самый счастливый возлежал у алхимика на коленях, громко мурлыкая. Вдруг юноша вскочил, кажется, ему дела не было ни до праздника, ни до чего вообще.

- Уникальные зелья!

Сидевший рядом с алхимиком единорог вздрогнул, скосил глаза в книгу, пытаясь рассмотреть, что же там вычитал Зелиан, но книга поджала переплет, закрывая страницы.

- Что там? - заинтересовался я.

- Ух! Здесь столько всего! И зелье, позволяющее не спать много ночей, и для ночного зрения, и для полетов, и для переворотов.

- Для приворотов? - уточнила Джета.

- Нет, для переворотов. Чтобы превращаться в кого-нибудь.

Сердце у меня гулко стукнуло, я посмотрел на грустную Мелфу.

- А что за зелье? - нарочито равнодушно спросил я. Превратиться в человека, чтобы быть с моей девочкой! Глаза затуманились мечтами, но пришлось брать себя в руки.

- Преворотное зелье, - алхимик прочитал перечень ингредиентов. Ничего сложного, даже никаких мозгов дракона. - На одно существо действует только один раз, - закончил он.

Я сник. Размечтался!

- Тут еще много всего! - Зелиан радостно листал книгу, остальные ревниво царапали его переплетами по ногам.

Стало еще грустнее, чтобы хоть как-то поднять настроение, я плеснул себе вина. Так, немножко совсем, полбочонка, потом допил этот бочонок, раскупорил следующий...




Глава 14

Драконьи родственники



Голова гудела. Ну и набрался же я вчера! Да, а где это я?! С трудом приоткрыв глаза, я понял, что нахожусь в своей родной пещерке, под боком, свернувшись в клубок, сопела Мелфа. Я нежно посмотрел на жену и тут увидел надпись на стене, сделанную углем.

'Счастливой брачной ночи, Дракон!'

Отпечатки копыт под стеной не оставляли сомнений в том, кто был автором надписи. Вот негодяй однорогий! Подожди, я еще доберусь до тебя!

Но я все же дома! Несмотря на головную боль, на душе стало легко и спокойно, я поднялся, стараясь не разбудить Мелфу, и отправился на улицу, освежиться. Пить хотелось страшно. Вид родных мест согрел душу, так что я даже на некоторое время забыл о пустыне у меня внутри. Горы, леса, поля покрывал чистый белый снег. Хорошо! Выдохнув так, что струей пара с камня смело какую-то птичку, я нырнул в сугроб. Ух, как пробирает! Накатавшись и наглотавшись замороженной воды, я принялся хлопотать по хозяйству. Надо дров набрать, чтобы растопить очаг, ведь Мелфа не умеет впадать в зимнюю спячку, ей греться нужно. Опять же и о пропитании не мешает позаботиться. Кое-что, я заметил, нам дали в замке: возле стены лежали свертки, от которых доносился аромат еды.

За дровами пришлось спускаться к лесу, там же я завалил зазевавшегося лося. Взвалив на себя парочку древесных стволов и лосиную тушу, я взобрался к пещере. Лапы подгибались под весом, колени дрожали, в ушах шумело. Сбросив все у входа, я растянулся на земле, чтобы немного отдышаться, но меня тут же кто-то схватил, сжал так, что ребра затрещали, а дыхание перехватило.

- Сыночек! Маленький мой!

- Мама! - с трудом прохрипел я. Внутри все сжалось от ужаса. За суетой последних событий я перестал считать дни, да и вообще забыл о прилете родителей.

- Да, солнышко мое ненаглядное! - мама продолжала меня обнимать, но уже не так крепко, поглаживая крыльями и разглядывая.

Мне было приятно. Как я все-таки по ней соскучился! Хотелось забиться под материнское крыло и ни о чем не думать. Мамуля ничуть не изменилась, разве что еще больше похорошела: добавив в росте и весе, а шипы на спине и шее приобрели легкий перламутрово-розовый оттенок. Я бы продолжал и дальше нежиться в маминых объятьях, но натолкнулся на насмешливый взгляд брата и постарался высвободиться. Но не тут-то было, лапы вновь сжались на моих ребрах.

- Сыночек, я так рада, что ты, наконец-то нашел свою половинку! - мама лизнула меня в нос и тут заметила, что у меня нет одного рога. - Так! А это что такое?!

- Упал неудачно, - промямлил я.

- Недотепа! Как тебя теперь родственникам показывать?!!

- Каким родственникам?! - опешил я.

- Нашим родственникам, - кипятилась мамуля, вертя мою голову туда-сюда и видимо думая, нельзя ли приделать мне новый рог из каких-нибудь подсобных материалов, она даже лося осмотрела. Я представил себя с ветвистым лосиным рогом и все-таки вырвался.

- Каким родственникам, мама?! - в голосе у меня слышалась паника.

- Синей и красной тетушкам, племянникам твоим, двоюродным и троюродным сестрам, со стороны отца так же... Все должны увидеть, какая жена красавица у моего сына! - мама попробовала подгрести меня крылом поближе, чтобы вновь обнять. - Надеюсь, у нее правильный абрис крыльев. А чешуя металлом отблескивает? Если нет, то придется серебряной пудрой посыпать.

С открытым ртом я отступил от рассуждающей драконши, а потом накинулся на брата.

- Ты что же, не рассказал ничего?! Ты - идиот!

Братишка вжал голову в плечи и попытался стать меньше размером, а еще лучше - испариться.

- П... прости! - он попятился. - У мамы больное сердце, я не смог так сразу на нее все вывалить.

- А сейчас не сразу?! Когда все наши родственники знают о том, что у меня есть жена?! Чтобы всех сразу добить?!

- Ну... Мы по-быстрому можем найти тебе какую-нибудь драконшу...

- Не можем! Потому что я женился по-настоящему.

- Стоп!!! - мамуля смотрела на нас нехорошим взглядом. - Ну-ка объясните мне, что здесь происходит! Иначе!.. - из ноздрей фиолетовой драконши пошел черный дым.

- Дорогая, тебе нельзя волноваться! - на край обрыва перед пещерой приземлился белый дракон, почесал черным кончиком хвоста голову. Из всей нашей семьи папа был самым маленьким. - И что здесь происходит? Почему такой шум?

- Это ты у своих детей спроси! - вскипела мама. - Заговорщики малолетние! Не приведи пращуры, если вся эта история с женой - шутка! А я уже родственникам все рассказала. Шкуры с обоих пущу.

И тут из пещеры вышла сонная, зевающая Мелфа, закутанная в меховое одеяло. Увидев четырех драконов сразу, девица захлопала глазами.

- Что здесь происходит?

- Как ты неаккуратен! - мама фыркнула. - Вечно еда где ни попадя валяется.

- Мама, - я откашлялся и вжал голову в плечи. - Мама...

- Ну что?! Да я твоя мама, что дальше?!!

- Мама, позволь тебя познакомить. Это моя жена - Мелфа.

Драконша задохнулась от обрушившихся известий, посмотрела на девицу, потом на меня, слегка покачнулась. Папа тут же прыгнул вперед, подставляя хрупкое плечо своей монументальной жене и помогая ей сесть.

- Мелфа, это мои родители. А с братом ты уже знакома.

- Значит, это не шутка? - слабым голосом спросила мама.

- Нет, не шутка, - я покачал головой.

- Ах ты, извращенец! - она вскочила на лапы. - Кого я вырастила?!! Родовые муки терпела, высиживала, ночей не спала, нянчилась! А он! - мощный хвост обрушился мне на голову, в глаза поплыли разноцветные звездочки. Я попытался убежать хоть куда-нибудь, но не тут-то было. Попытался за брата спрятаться, но досталось и ему, и мне.

- А ну стоять! Хватит моего мужа лупить!

- Мелфочка! - я нешуточно испугался. Это со мной девица могла справиться, а мамуля моя гораздо крупнее и сильнее, она же ее одним когтем!

- Что?! - опешила драконша, уставившись на выросшую перед ней крошечную преграду.

Я попытался подняться, чтобы спасти жену.

- Хватит лупить Дракона!

- Это мой сын, что хочу, то и делаю!

- Нет, теперь это мой муж! Поэтому я буду делать с ним, что хочу!

От такой наглости мамуля онемела и села на хвост, судорожно глотая воздух раскрытой пастью.

Почувствовав себя победительницей, Мелфа гордо задрала нос и подошла ко мне, оценила нанесенные повреждения, погладила по голову, напоказ чмокнула в нос.

- Теперь я понимаю, почему соблазнился, - сказала мамуля, немного успокоившись. - Девочка вылитая драконша. Но как ты мог?! Ты же знаешь, что драконы не умеют менять облик, или твоя жена оборотень?

- Нет, не оборотень, - ответила вместо меня Мелфа.

- Вот видишь. Обманул девочку! Наплел ей с три короба! Убила б мерзавца, не будь ты мне родным сыном. И что же нам теперь делать? Надо бы твой девице подыскать мужа хорошего среди людей. Народит детишек, да и забудет о тебе. А тебе найдем драконшу, у желтого на юге три дочурки подрастают, все как на подбор - красавицы. И откуда у вас драконов такая дурная привычка - девиц таскать?

Я вспомнил, как Бестия пыталась украсть Арелия, но промолчал.

- Я пробовал подыскать Мелфе мужа, но ничего хорошего из этого не получилось.

- Ничего, еще попробуем! Какого мужа ты ей мог найти? Ты же бестолковый, как все драконы. За такое дело должна взяться настоящая драконша! - мамуля гордо задрала голову.

Девица испуганно прижалась ко мне.

- Не хочу мужа среди людей! И вообще мы с Драконом венчанные муж и жена!

Мама опять застыла, глотая воздух и выпучив глаза. Папа тоже удивленно, но, как мне показалось, одобрительно, крякнул.

- Ты даже на это пошел! Сумасшедший! Нет, точно мне внуков не видать! - в голосе мамы было столько горя, что мы с Мелфой покаянно опустили головы.

- Мамуль, да ты не расстраивайся, вон у тебя еще и младший сын есть, - я кивнул на братика, тот от такой подлости чуть не свалился со скалы, где успел примоститься.

У мамы в глазах разгорелся нехороший огонек. Я не я, если мамуля еще до конца года не подыщет братишке жену.

- Ладно, может, успокоимся, отдохнем, перекусим? - предложил мудрый папа.

Я на всякий случай прижал к себе Мелфочку, чтобы никто случайно не перекусил новой родственницей.

В пещере девица и мамуля быстренько соорудили обильный и сытный завтрак, дамы действовали на удивление слаженно, будто одна из них не была человеком, а другая драконом.

- Ой, что же ты наделал! - вновь запричитала матушка, когда стол был накрыт, и все успели утолить первый голод. Мелфа сидела на моей задней лапе, используя ее вместо кресла. - Как же вы теперь будете-то?! Ведь браков между людьми и драконами не бывает!

- Значит, будут, - мрачно пробормотал я себе под нос, но мамуля услышала и хотела отвесить подзатыльник хвостом. Я пригнулся, и Мелфа перехватила мамин хвост.

Драконша опешила, но все же осторожно вытащила хвост из рук невестки, стараясь ее не поранить.

- Душенька моя, я не понимаю из-за чего ты так расстраиваешься, - папа лизнул маму за ухом, для чего ему пришлось встать на задние лапы рядом с лежащей драконшей. - Людской век короток, скоро наш мальчик будет вновь свободен. Тогда и найдем ему нормальную жену.

Настроение у меня совсем испортилось. Мама наградила мужа уничижающим взглядом.

- Ты б думал хоть иногда, о чем говоришь.

- Отец, я уже вовсе не молод, чтобы так легко делать то, что ты говоришь.

Папа фыркнул:

- Не молод он! А мне тогда, по-твоему, вообще пора к пращурам отправляться. Тебе только четыреста пятьдесят! Мальчишка совсем еще! Можешь еще кучу жен сменить, - тут мама все-таки не выдержала и наградила супруга хорошим подзатыльником. Досталось и братцу, не вовремя захихикавшему.

- Не переживай, сыночек, что-нибудь придумаем. Главное - чтобы ты был счастлив, - мамуля тяжело вздохнула. - Не знаю, правда, что родне врать.

- А ты скажи, что мы с Мелфочкой сражались с черным магом. Победили, но мерзавец превратил мою возлюбленную в человека. И теперь мы все такие несчастные.

- Ты опять со всякими магами связался! - мама угрожающе нависла надо мной и отступила только наткнувшись на взгляд Мелфы.

- Да нет, мам. Я не нарочно.

- Да? Ну ладно. Только смотри у меня! А история твоя не годится. Маг не мог превратить дракона ни в кого, на нас же не действует магия.

- Зато бывают зелья, которые позволяют такое совершить.

- Зелья? - заинтересовалась мамуля. - А что за зелья?

- Да мой знакомый алхимик что-то такое нашел в одной из маговых книг.

- Так может вам и воспользоваться?! - загорелась матушка.

- Зелье срабатывает один раз и его действие необратимо.

Драконша тяжело вздохнула.

- А выход казался таким близким.

Разговор сам собой утих. Мамуля и папуля, уставшие с дороги, прилегли отдохнуть, свернувшись тесным фиолетово-белым клубком. Братик о чем-то шептался с Мелфой. Я немного забеспокоился, но разговор был вполне мирным, прислушавшись, понял: брат выспрашивал о наших приключениях. Пусть болтают, мой жене необходимо входить в семью, и лишний союзник не помешает.

А сам я прилег у входа и задумался о преворотном зелье. А если? Мелфе никогда не прижиться среди драконов, да и вряд ли моя девочка захочет стать мерзким чудовищем, как нас называют люди. Значит, остается только один выход...

Додумать мысль я не успел: на площадку перед пещерой приземлился единорог. Как же не вовремя!

- Привет, Дракон! - радостно сказал спускающийся с единорожьей спины Ральф выскочившему из пещеры мне.

- Здравствуй! - я ухватил его за шиворот и плюхнул обратно на Сверкалку.

- Что происходит?! Ты нам не рад?

- Очень рад! Но ко мне родители прилетели, а они такими как вы питаются.

У моих друзей округлились глаза, и уговоров больше не потребовалось.

- Ральф! Встретимся завтра вечером! В лесу! У вашего замка! - крикнул я вслед.

- Кто здесь был? - из пещеры высунулась подозрительная братова физиономия. - Пахнет чем-то аппетитным. Единорогом что ли?!

- Тихо! Единорогом-единорогом пахнет. Помнишь, что Мелфа рассказывала.

- Ты подслушивал что ли?! - надулся братик.

- Очень мне надо! Шептаться тише нужно было.

- А куда единорог делся? Чего он не остался? Я бы хотел с ним познакомиться.

- Ага. Остался! Ты первым делом сказал - как вкусно единорогом пахнет. Боясь, если бы мой друг остался в гости, то больше не было бы у меня друга.

Брат больше ничего не сказал, обиженно на меня покосился и уполз в пещеру.

Да, трудно будет совместить моих новых друзей и мою семью без вреда друг для друга. В душе все больше и больше крепла мысль воспользоваться зельем. Конечно, это было бы предательством по отношению к маме и папе, но ведь у них есть еще и младший сын, а у Мелфы больше никого нет, кроме меня.

Вот только с Ральфом посоветуюсь, что рыцарь скажет насчет человеческой жизни. Смогу ли я жить как человек и чем буду заниматься, чтобы кормить жену и детей. Ой! А у нас же ведь и дети пойдут! Я мечтательно улыбнулся. Придумаю что-нибудь. Вон к Зелиану в подмастерья подамся, будем вместе летописи записывать, благо я и вовсе очевидец.

Когда я вернулся в пещеру, братец и Мелфа опять о чем-то шептались, при моем появлении они отпрянули друг от друга. Ага, понятно, обо мне сплетничают. Я доплелся до своего места и улегся, свернувшись клубочком. Все, хватит на сегодня, я еще и не протрезвел толком, а тут такие нагрузки и стрессы.

Утро началось продолжением вчерашнего скандала. Мамуля решила, что вчера она рано угомонилась и продолжила воспитательную работу. Досталось всем. Нет, с этим точно нужно что-то делать. И я решился, оставив Мелфу на попечение брата, полетел к Ральфу.

Ральф ожидал там, где и договаривались. Рыцарь, приехал пораньше, успел расседлать коня, развести костер и подвесить над веселым рыжим пламенем котелок с ужином.

- Что-то ты задержался, - Ральф поднялся с земли, куда его опрокинуло потоком воздуха от взмахов моих крыльев, и отряхнул одежду от снега, пока тот не растаял и не промочил ткань.

- Мама решила, что вчера она не все высказала по поводу моей глупости.

- Сильно бушует?

- Бушует! Бушует - это слабо сказано! Она чуть мне голову не оторвала! Говорит, что я заморочил бедной девочке голову, наплел ей с три короба, обнадежил, подарил пустые надежды. Я ведь с самого начала говорил и Мелфе, и всем, что отношения между нами невозможны! Что не бывает браков между драконами и людьми! Меня никто не слушал, и вот теперь я оказался опять во всем виноват!

- Успокойся, - Ральф сочувствующе погладил меня по крылу. - Может все-таки что-нибудь можно придумать?

- Что придумать? Я пытался что-то придумать все это время! Искал Мелфе новый дом, мужа... И знаешь, что самое обидное - я действительно чувствую себя виноватым. Мелфа ни в чем не виновата, просто так все сложилось. А я действительно виноват, потому что позволил ей себя полюбить, - сообразив, что скатываюсь на бессвязное бормотание, я замолчал.

- Мне кажется, это от тебя не зависело. Ты просто был к ней добр и все. Был к ней добр первый за много лет, жалел, заботился. Вот она и не устояла. Будь ты человеком, какой рыцарь бы получился. Самый настоящий! Благородный!

- Ральф, а ведь я с тобой об этом и хотел поговорить. Как ты думаешь, чем бы я мог заниматься, если бы стал человеком?

Собеседник мой застыл с открытым ртом, потом потер виски.

- Ты бредишь?!

- Отнюдь. Это решит все проблемы! Мы сможем быть вместе!

Ральф недоверчиво посмотрел на меня.

- Человеком быть вовсе не сладко. Тебе придется чем-то заниматься, чтобы добыть средства на жизнь, человеку труднее защитить себя.

- Вот об этом-то я и хотел поговорить. Что я смогу делать, если стану человеком? Ведь мне придется содержать не только себя, но и семью, где-то жить, что-то есть.

- Ну... Это как раз просто решить: найдешь побольше кладов, и даже заниматься ничем не придется. Большинство знатных людей так и живут. Да тебе даже и искать ничего не надо! Тех денег, что ты приготовил для Мирада, хватит не только вам с Мелфой, но и нескольким поколениям ваших потомков.

- Вы мне поможете?

- Конечно, поможем! И я, и отец, и матушка, и Валат. Думаю и Зелиан, с Джетой будут рады помочь. Да и король... Да, думаю, мы не дадим вам с Мелфой пропасть. Но есть еще кое-что - человеческий век гораздо короче драконьего.

Я отвернулся и некоторое время смотрел в сгущавшуюся лесную темноту.

- Ты прав. Меня это пугает. Променять несколько веков на несколько десятков лет. Но гораздо страшнее было бы наблюдать за тем, как стареет и угасает она. И еще столько времени жить без нее.

По лицу рыцаря растеклась бледность, он, видимо, представил себе подобную перспективу.

- Я никого еще по-настоящему не любил, но то, о чем ты говоришь - ужасно! Ты решил воспользоваться тем зельем?

- Да. Надеюсь, Зелиан не откажется для меня его составить.

- А почему бы тогда Мелфе не стать драконшей? Тебе не придется меняться, вы сможете вместе жить долго!

Ральф замолчал, видя мой взгляд.

- Ты представляешь, о чем говоришь?! Кто из людей захочет становиться драконом?! Вспомни, как вы все при первой встрече называли меня? Мерзкое чудовище! Захотел бы ты стать чудовищем?

- Но ты не чудовище!

- Это ты сейчас так говоришь. Лучше уж я изменюсь и буду привыкать к чужому телу и чужой жизни, чем Мелфа. Не хочу, чтобы моя девочка страдала.

- Ну что же, тогда полетели к Зелиану?

- Полетели.

Ральфова коня мы оставили в лесу, он проводил нас тоскливым взглядом и уткнулся в торбу с овсом.

Пока долетели, наступила глубокая ночь. Мне стало неудобно будить алхимика, но рыцарь только рассмеялся.

- Ты думаешь, он сумел оторваться от своих фолиантов? Сильно сомневаюсь!

И мы приземлились в замковом дворе. Стражники привычно разбежались, хотя прятались не так тщательно. А скоро я уже не смогу летать, да и бояться меня не будут. Если первое расстраивало, то второе, наоборот радовало. Смогу спокойно жить, никто от меня убегать не будет, никто не будет пугаться и обзывать мерзким чудовищем.

- Вон смотри, там окна в башне светятся, может там Зелианова лаборатория. По замку нам не пройти, да и перебудим всех, давай прямо к окнам подлетим.

Мысленно я согласился с Ральфом и, подпрыгнув, подлетел к башне. Кладка здесь была хорошая, так что пришлось приложить достаточно усилий, чтобы зацепиться когтями за стену. Рыцарь из-за моего плеча попытался рассмотреть, что же там внутри происходит, но ни мне, ни ему это не удалось: стекло покрывали узоры инея. Я осторожно отцепил одну лапу от камней и постучал, стараясь не разбить хрупкое стекло. Некоторое время ничего не происходило, потом за окном кто-то завозился.

- Зелиан, открывай! Это мы! - крикнул Ральф.

Оконные створки распахнулись, стукнув меня по челюсти, я чуть когти не разжал.

- Кто там? - спросил надтреснутый старческий голос. Сам его обладатель скрывался в клубах пара, вылетающих из комнаты. Мы не в баню случайно попали?!

- А Зелиан разве не здесь живет?

- Кто-кто?! - посуровев поинтересовался голос.

- Королевский алхимик.

- Ах вы, изверги! - из клубов пара показался колпак королевского звездочета. - Как вы могли подумать, что в моей башне живет этот мальчишка?!! - тут он столкнулся со мной нос к носу, сдавленно крякнул и, закатив глаза, упал без сознания. Хорошо хоть не вывалился, а то бы Варин меня не простил.

- Обознались, - заключил рыцарь. - Пошли дальше искать.

В конце концов, устав от бесплотных поисков, мы поймали какого-то не очень пугливого стража, и он проводил нас к алхимику. Жил Зелиан в подземелье, так что мне пришлось очень постараться, чтобы добраться до его места обитания. Но я надеялся, что обратно мне будет легче выбираться, что обратно я пойду уже человеком.

Про алхимика мы ошиблись. Он спал. Спал прямо за столом, подложив под голову стопку фолиантов, счастливцы мурлыкали в унисон, а остальные магические книги растерянно бродили по лаборатории, осваиваясь с новым местом жительства.

- Может, до утра подождем? - отчего-то на меня вдруг напала робость, но рыцарь уже тряс Зелиана за плечо.

- А? Что?! Где я? Кто здесь? А, Ральф, Дракон, это вы. А я тут зачитался немного.

- Ты спать-то вообще ложился? - с ухмылкой поинтересовался рыцарь.

- Конечно! - алхимик потер красные глаза.

Я немного собрался с силами, тяжело вздохнул и все-таки спросил:

- Зелиан, помнишь, ты в какой-то из книг находил рецепт преворотного зелья.

- Да, был такой. И не в какой-то книге, а вот в этой! - он выудил из-под самого низа стопки потрепанный фолиант, украшенный изумрудными вставками на переплете. Тонкие пальцы юноши зашелестели страницами, коса соскользнула с плеча и кончиком хвоста задела книгу, та начала трястись, морщить обложку, будто от щекотки. - Тише, тише, - алхимик разговаривал с фолиантом ласково, как с каким-нибудь маленьким зверьком. - Вот оно, - он продемонстрировал нам текст, прописанный в две колонки. Внизу страницы была картинка: маленькая муха, напоенная зельем, превращалась в какое-то большое странное животное с длинным носом, который я сначала принял за хвост, и огромными ушами.

- А ты можешь его приготовить? - спросил я, немного испугавшись картинки. Вдруг и я в такое превращусь.

- Зелье-то, - юноша широко зевнул. - Нет, такое не могу. Оно же магическое, а я не маг.

- Значит, нам придется искать мага? - опечалился я.

- Да нет. С этим зельем любая ведьма справится.

- Да?! Спасибо!

- А зачем вам? - Зелиан подозрительно на нас посмотрел. - Мелфу в драконшу хотите превратить?

- Да нет, меня в человека.

- Ты с ума сошел?! Из дракона становиться человеком! Да это просто кощунство!

- Наверное. Но так надо. Перепишешь мне рецепт.

- Не буду я ничего переписывать! - юноша судорожно прижал к себе книгу.

- Тогда мне придется поссориться с тобой и просто отобрать фолиант.

- Как из дракона можно становиться слабым человеком?! Ты и глазом моргнуть не успеешь, как состаришься и умрешь!

- Можно. Ну, так что, мы ругаемся, или ты делаешь список?

Тяжело вздохнув, Зелиан все же переписал рецепт, даже набрал нам ингредиентов, входящих в зелье, чтобы мы не испытывали затруднений.

- Где будем искать колдунью? - поинтересовался рыцарь, когда мы все-таки выбрались из подземелий, кое-где в королевских подземельях стены придется заново штукатурить. Я отряхнулся, чуть не уронив Ральфа со спины.

- Да есть у меня одна, знакомая. Я ей, правда, и так должен, но ничего. Думаю, в этот раз расплачусь рецептом уникального зелья.

Я с трудом нашел домик колдуньи, все-таки в тот раз, когда мы с Зелианом удирали от летучих мышей, я не особенно запоминал дорогу. В этот раз домик выглядел еще более заброшенным.

- Ну кто там? - недобро поинтересовалась ведьма.

- Дракон.

- А... Дракон! Ты уже готов заплакать?

- Нет, пока не готов, но хочу тебя еще кое о чем попросить.

- Ты еще не расплатился за прошлый раз.

- За этот раз я могу расплатиться сразу.

- Чем же? - ведьма все-таки открыла дверь и впустила нас внутрь. - Кто это с тобой? Такой молоденький, такой сладенький, - она зашлась в гнусном хихиканье, видя, как испуганный рыцарь жмется ко мне.

- Это мой друг. К моей просьбе он не имеет никакого отношения.

- Друг-друг, наелся мертвых мух, - пробормотала ведьма, зачем-то обходя меня по кругу. - Что-то ты странный какой-то, Дракон. Все нормальные драконы девиц таскают, а ты все - мужиков.

- Это просто случайно так совпало. Так ты выслушаешь мою просьбу, или мне поискать какую-нибудь более сговорчивую колдунью?

- Ладно уж, давай, выкладывай, что у тебя там.

- Мне нужно сварить одно зелье. Вот его рецепт, а вот ингредиенты.

- А что же сам не сварил, раз все есть?

- Требуется магия. Ты варишь мне зелье, а я оставляю тебе рецепт.

- А что за зелье-то? Может у меня такого с лета про запас наварено.

- Преворотное.

- Ооо! Редкая вещь. Так, говоришь, рецепт есть?

- Есть.

- Ну что же, сварю я тебе зелье.

От сердца отлегло, а дальше мы с Ральфом только наблюдали за ловкими движениями ведьмы.

- А долго оно будет вариться?

- Нет. Закипит, первую пенку снять и готово.

Наконец из котла в глиняный сосуд ведьма нацедила заветного зелья.

- А это себе оставлю. Тебе же много не надо.

Я кивнул. Ни о чем думать в данный момент я был не способен, но все же сообразил прежде, чем выпить зелье отнесли Ральфа домой. Рыцарь хотел отправиться со мной, чтобы помочь мне освоиться с человеческой ипостасью, помочь, чем сможет, но я его отговорил, сказал, что там будет Мелфа. Она мне и поможет. Юноша покраснел, кивнул и попахал мне на прощание рукой со стены замка Роульфинг.

Мелфа! Мелфа, девочка моя, скоро мы будем с тобой вместе!

Дома все спали, только брата где-то не было. Наверное, освежиться полетел. Мелфа спала, свернувшись в клубочек на краю лежанки, я устроился на другом краю, с трудом, дрожащими когтями откупорил сосуд и опрокинул его в рот. Язык защипало, и все. Больше ничего не произошло! Обманула стерва! Некоторое время я еще подождал, оглядывая себя и ища каких-то изменений, потом зарылся носом в шкуры. А вот не дождешься, ведьмака, не расплачусь! С такими мыслями, разочарованный донельзя, я и уснул.




Эпилог



- Брат! Брат! - младший братишка влетел в мою часть пещеры как ураган, выхватив меня из сна. - Где ты?

- Ну что тебе? Здесь я, - проворчал я, переворачиваясь на другой бок, и запутался в чем-то. Затрепыхался, пытаясь выбраться. Хотел расшвырять крыльями, укрывшие меня, невесть откуда взявшиеся огромные шкуры, но крылья не слушались. Кое-как все же приподнялся, опираясь на удивительно ослабевшие лапы и почти уткнулся в морду огромнейшего дракона. Тот смотрел на меня круглыми глазами, из пасти стекала ниточка слюны. Я отстранился, пытаясь рассмотреть, что же это за великан пожаловал в мою пещеру и как он в ней поместился. И вдруг понял, что это мой брат. И вовсе он не огромный! Это просто я стал маленьким!

- Получилось! - радостно вскрикнул я, пытаясь рассмотреть свое новое, человеческое тело. Оно было довольно хиленьким, слабым и плохо слушалось, но все это неважно, зато я буду вместе с моей девочкой!

Брат все-таки справился с потрясением. Еще бы, его старший братец вдруг стал человеком, такого еще не было. Я ожидал, что он удивился, испугается, но он вдруг заорал злобно:

- Ты что наделал, придурок?!

- Ну, понимаешь... Я очень люблю Мелфу и хочу быть с ней вместе.

Дракон заревел и схватил меня лапой. Я застонал от боли, такой сильной оказалась его хватка.

- Прости! - испугался брат, разжимая лапу и глядя на меня как на что-то невероятно хрупкое.

- Ничего, - я потер ноющие ребра.

- А раз ничего, то пошли! - он потащил меня в другую часть пещеры. Маме сейчас жаловаться будет. Напротив выхода и в самом деле, угадывался силуэт крупной драконши. Я приготовил кучу слов в свое оправдание, хотел начать заготовленную речь, но брат вдруг просто кинул меня под лапы драконши. Я подкатился к длинным острым когтям, пересчитав спиной и боками все камни.

- Смотри, что он учудил! - ревел брат.

- Кто это? - спросила драконша удивительно знакомым голосом, осторожно отодвигая от меня когти.

Я поднял глаза и опешил. Я не мог не узнать ее даже в этом обличье!

- Мелфа?!

В зеленых драконьих глазах появилось узнавание, а потом - ужас.

- Дракон?!

Не выдержав, я заплакал, глядя, как плачет Мелфа, теперь уже навсегда отделенная от меня золотисто-янтарной непробиваемой никаким оружием чешуей.

- Вот и случилось твое горе, Дракон, - мои слезы упали в сосуд, который ведьма тут же тщательно закупорила. Она глумливо усмехалась.

- Ты знала! Это ты все подстроила! Это Мелфе предназначались остатки зелья!

- Ты прав, бывший дракон. Но прав слишком поздно. Впредь будешь думать, как связываться с ведьмами и особенно мешать их спасать!

Мы не успели ничего сделать - она исчезла.





Книга 2

СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ ДРАКОНЬЯ


Глава 1

Хандра драконья


Кто-то крался к моей кровати через комнату. Подождав немного для верности, я вскочил, бросил в пришельца подушкой, и, накинув на него одеяло, рванулся к окну, собираясь улететь прочь. Улететь?!

- Господин, - укоризненно донеслось от кровати. Из одеяла выпутался высокий седоусый мужчина, управляющий моего замка. Успокоившись, я уселся на подоконник.

- Что случилось, Ардан?

- К вам гости, господин.

- Какие гости, я гостей не заказывал, - растерянно пробормотал я.

- Иногда, к сожалению, гости могут явиться и незваными, - философски заметил Ардан, подобрал подушку, взбил ее и положил на кровать.

Откуда у меня взялись замок и даже управляющий? А я теперь живу в бывшем замке Мирада. Когда произошла та история с черным магом, и барона признали приспешником тьмы, отлучили от церкви, отобрали замок, земли и прочее имущество и отправили на каменоломни, то Варин Второй подумал-подумал и отдал земли и замок мне. Прочее имущество, в виде рудников, развернутой торговли и денег, вложенных в различные предприятия, отошло короне. Но меня это не сильно волновало, золота, приготовленного все тому же Мираду, с лихвой хватило на обзаведение, да еще сокровищницу битком набил. Людей Мирада, особенно преданных барону, пришлось из замка выгнать, но в одиночестве в пустом замке я не остался, с этим помогли король и Грэйн, прислав верных людей. Да и Ральф жил в замке, помогая на первых порах.

После того, как мы с Мелфой попали в ловушку преворотного зелья, сначала я настолько погрузился в отчаяние, что просто ни о чем не мог думать. Мамуля бушевала, грозилась меня съесть, раз я столь бестолков, но я даже не обращал на нее внимания, замкнувшись в своем горе. Нам бы побыть наедине с Мелфой, обсудить то, что произошло, смириться, сжиться, да просто поплакаться друг другу. Но родня, суетилась вокруг, причитала, и я тогда не выдержал, решил покончить с собой, взял и прыгнул со скалы. Братишка это заметил и меня спас. Все были жутко испуганы, а я больше всех. Тогда я понял, насколько уязвим теперь стал. После такого моего поступка мамуля задумалась и сказала, что до добра житие человека среди драконов не доведет, поэтому Мелфа останется с ними, а меня надлежит отправить к людям, только люди помогут мне освоиться с новым телом и новым положением. Мы с Мелфочкой возражали, пытались спорить, но мамуля была непреклонна. А когда она такая, ей особенно не возразишь. И рыдающая рыжая драконша отнесла меня к замку Роульфингов. Но и там я прожил не долго, хотя все мне были рады и всячески помогали: в замке оказалось слишком тяжело жить. Мелкая нечисть, на которую я свысока смотрел драконом, теперь пугала и могла нешуточно навредить.

- Так кто в гости приехал? - спросил я у Ардана. - Валат с Грэйном? Или Джета с Арелием?

Управляющий покачал головой.

- Что, неужели Зелиан? - я натянул рубаху. - Или Сверкающий с Лилией-Ромашкой?

- Нет. Вас решили навестить соседи.

Кафтан, который я собирался надеть поверх рубахи, выскользнул из пальцев.

- Какие соседи? - в моем сердце отчего-то прочно поселился страх перед чужими людьми, мне все казалось, что они догадаются, что я раньше был драконом, и будут на меня охотиться.

- Ваши, - Ардан подобрал кафтан, проворно и ловко натянул его на меня, застегнул все застежки и завязал все завязки, потом опоясал поясом с большой серебряной пряжкой. Сам бы я так быстро никогда не справился: к человеческой одежде я привыкал дольше всего. - Маркиз Барело и барон Закап с братом.

- А чего это у них имена такие странные? - парадный меч к поясу я пристегнул все же сам. Хотя зачем нужна эта железка - непонятно, как Ральф не бился, пытаясь обучить меня сражаться, дальше того, чтобы кинуть мечом в противника и удрать, дело у меня никак не шло.

- Предки маркиза приехали в Салисию из-за моря, а предки барона взяли за родовое имя прозвище, правда, за века оно успело несколько измениться по звучанию.

- И какое же было прозвище? - машинально поинтересовался я, пытаясь запихнуть ногу в сапог.

- Закапыватель, - управляющий наклонился и резким рывком за голенище заставил сапог все-таки налезть. Арнан не спрашивал, нужна ли мне помощь, просто делал, что считал нужным, потому что знал, спроси он меня, и я начну отнекиваться, пытаться все сделать самостоятельно и быстро, в результате все затянется еще больше. Впрочем, помогать этот хитрец принимался только тогда, когда дело было срочным, в иных случаях спокойно наблюдая за моими мучениями.

- Ничего себе! А ты случайно не знаешь, что этим людям могло от меня понадобиться? - мнению опытного Ардана можно было доверять.

- Причина их приезда - любопытство. Захотелось увидеть знаменитого рыцаря, победителя большого серого дракона. Еще они что-то говорили про турнир.

- Турнир? - сразу насторожился я.

- Да, Большой Весенний турнир.

- А Ральф еще спит?

- Нет.

- Попроси его тоже придти, - попросил я Ардана и отправился встречать гостей.

Управляющий отвел гостей в небольшой, но богато убранный зал, и они теперь поджидали меня там, разглядывая гобелены и гербы на стенах. При моем появлении гости поклонились. Высокий черноволосый смуглый мужчина с золотой серьгой в ухе согнулся чуть сильнее, чем двое других. Значит, это и есть маркиз Барело. Румяный, как девица, белокурый упитанный человек с золотой цепью на шее только кивнул. Так, это барон Закап. А этот вот, рыжий, мелкий, тощий, с большими, как лопатки для вытаскивания хлеба из печи передними зубами, едва скрываемыми верхней губой, баронский младший брат. Этот поклонился средне. Какой забавный человек, чем-то на суслика похож. Я кивнул в ответ, приветствуя гостей.

- Рад видеть вас в замке Варнан, господа. Что привело вас ко мне?

Покряхтывая, барон Закап уселся в кресло без приглашения.

- Да вот хотели на нового соседа посмотреть. Не часто же новые соседи появляются, да еще такие знаменитые воины.

Я скромно потупился. Легенда с моей победой надо мной же в образе дракона, придуманная Варином, больше не казалась такой уж логичной и заманчивой.

- Что вы господа, моя слава сильно преувеличена. Моя победа не более чем случайность, да и раны, полученные во время боя...

- Но сейчас-то, надеюсь, вы здоровы, - барон попытался состроить участливую мину и стал похож на грустную корову.

- Сейчас здоров, благодарю. Но вот воинские навыки, к сожалению, так ко мне и не вернулись.

Глаза маркиза Барело алчно заблестели.

- А как же вы тогда защищаете свой замок, если не можете сражаться?

- Ну...

- Для этого у барона Варнана есть друзья, - в зал вошел слегка запыхавшийся Ральф. - И надежный отряд воинов.

Маркиз, кажется, решивший, что мой замок лакомый и легко доступный кусочек, притушил алчный блеск глаз ресницами.

- А вы кто? - нагло спросил барон Закап.

- А это мой друг и побратим, Ральф Роульфинг, - представил я.

Герцога Грэйна, отца Ральфа, хорошо знали в Салисии, так что гости мгновенно забыли о захватнических планах, побоявшись, что придется иметь дело с ним.

- Рад встрече, - барон Закап даже привстал в кресле, раскланиваясь с рыцарем.

- Я тоже рад, господа. Так что же вас привело в гости? Мой друг Варнан живет затворником и редко приглашает кого-либо в замок.

- Турнир! - тут же оживились гости. - Мы хотели пригласить уважаемого барона на Большой Весенний турнир, в столицу.

Только этого еще не хватало! Сердце сжалось в комок. Самому, добровольно отправиться на сборище рыцарей!!! Да ни за что! Я не самоубийца! И тут сквозь шум крови в ушах до меня донеслось:

- Мы с удовольствием принимаем ваше приглашение.

- Отлично! - барон Закап довольно потер руки. - Когда отправимся в дорогу?

- Думаю, послезавтра с утра. Мы не рассчитывали никуда отправляться, поэтому нам потребуется время, чтобы собраться.

- Хорошо, мы подождем. Тогда пошлете гонца, когда будете готовы, - гости раскланялись и ушли.

- Ты с ума сошел?!! - накинулся я на Ральфа, немного справившись с ошеломлением. - Какой турнир?!

- Большой Весенний турнир, - невозмутимо ответил рыцарь.

- Там же будет куча рыцарей! Что они со мной сделают!?!

- Дракон, не забывай, что ты теперь не дракон. Ничего они тебе не сделают, а тебе надо выходить в свет, знакомиться с людьми. Все должны видеть, что у замка Варнан теперь достойный хозяин, а то будут являть подобные гости каждый день, да еще и с отрядами воинов.

- А ты не подумал о том, что на турнире меня могут вызвать на поединок и в человеческом облике убить не хуже, чем в драконьем? - уже более спокойно спросил я.

- Победителя дракона? Да еще того, у которого не зажили раны после битвы с чудовищем? Это не по-рыцарски!

- А мне кажется, тебе просто самому хочется побывать на турнире. А меня одного ты в замке оставить боишься.

Мой собеседник слегка покраснел и опустил глаза.

- Ну, пожалуйста! Тебе правда ни с кем не придется сражаться! Да и Варин там будет, а он тебя в обиду точно никому не даст.

Я по-новому посмотрел на возможность посетить турнир. Что мне, в самом деле, может там грозить? Да ничего. Варин придумает что-нибудь, чтобы мне не участвовать в поединках. Зато хоть развеюсь немного, а то уже устал сидеть и пережевывать собственное горе.

- Хорошо.

- Ура!!! - Ральф кинулся мне на шею, чуть не уронив. - Ой! Прости! - он придержал меня за плечо, помогая остаться на ногах. - Никак не привыкну к тому, что ты теперь не обладаешь драконьей силой.

- Я тоже к этому никак не могу привыкнуть.

Я собрался было загрустить, но рыцарь мне не дал, он начал со всем тщанием готовиться к турниру, ведь сам-то Ральф собирался непременно поучаствовать хотя бы в половине поединком, а значит нужно было позаботиться о доспехах, вооружении и боевом коне. Этих зверей я побаивался еще когда драконом был, а теперь и вовсе страшно. Так что от попыток Ральфа приобрести и мне такое чудовище я с трудом, но открестился, тем больше будет поводов не участвовать в поединках.

Пока рыцарь занимался вооружением, Арнан помогал мне собирать вещи. Оказывается людям, чтобы съездить куда-то столько всего надо! И глядя на то, как растет гора сундуков и мешков, я задумался об обозе. Раньше-то, подхватил все одной лапой и полетел, а теперь придется с лошадьми, телегами и сопровождающим отрядом тянуться до столицы несколько недель. Не хотелось, но ничего, надо привыкать. Я собирался ехать верхом, Ральф с трудом все же немного обучил меня и этому искусству. Посоветовавшись с управляющим, я решил ехать на той лошадке, на которой катался в окрестностях замка, спокойной серой в яблоках кобылке.

К вечеру сборы были завершены, и утром мы уже встречались на развилке с нашими будущими спутниками. Все трое восседали в полном доспешном облачении на боевых конях, похуже впрочем, чем у Ральфа. Длинные копья с разными видами наконечников, окрашенные в цвета рыцарей, везли оруженосцы. За соседями тянулись три телеги с вещам, мы обошлись одной.

- Приветствую, - слегка кивнул барон Закап, его забрало было поднято, хотя опознать объемистую баронскую фигуру среди остальных рыцарей мы смогли бы и так. Остальные поклонились соответственно своего положения.

- Вы в доспехах? - удивился я. Ральфовы доспехи ехали в телеге. - Собираетесь с кем-то сражаться?

- Любой рыцарь должен быть готов в любой момент к сражению. Вдруг придется сразиться в дороге с каким-нибудь чудовищем, или защищать слабых, или братья рыцари надумают помериться с нами силами.

- А ты чего доспехи не надел? - вполголоса спросил я у Ральфа, когда наши отряды объединились, и мы двинулись в дорогу.

- Жарко, - равнодушно ответил рыцарь. - Пока нет особенной необходимости, обойдусь кольчугой. А ты, кстати, одел кольчугу? - юноша обернулся ко мне.

- А зачем?

- А затем, что иногда на обозы нападают. Даже не смотря на то что их сопровождают рыцари.

Я представил, что сейчас облачусь в эту ужасную искусственную чешую, когда и в легкой-то рубашке жарко, представил разбойников, которые могут напасть. Пусть лучше нападают. Однако до вечера так никто и не напал. Рыцари ехали, распевали песни на весь окружающий лес. Основной смысл песен был в том, какие они герои, сколько подвигов насовершали, сколько прекрасных дам спасли от чудовищ. Поначалу мне было очень любопытно, я удивлялся с какими героическими людьми путешествую и искренне восхищался их храбростью, но вскоре стало заметно, что подвиги и прекрасные девы повторяются, меняются только имена, а потом это так наскучило, что захотелось певцов просто пристукнуть. Так что появление на обочине постоялого двора все, кроме голосистой троицы, восприняли с восторгом.

- Продолжим за кружечкой пивка, - сказал барон Закап, спешиваясь.

Я к рыцарям присоединяться не собирался, так что пусть поют и пьянствуют, а мне бы только до кровати добраться. Так далеко верхом я еще не ездил, и, не смотря на то, что лошадка была смирной, с ровным ходом, спину ломило, ноги отказывались выпрямляться, а уж про то, на чем обычно люди сидят, вообще молчу. Невозмутимый слуга помог мне спешиться и повел серую на конюшню.

- Ты как? - спросил Ральф, подбирая поводья своего буланого зверя, о своем коне рыцарь собирался позаботиться сам, не доверяя это важное дело слугам.

- Все хорошо.

- Ладно, тогда подожди меня в общем зале.

При появлении в трактире трех рыцарей в доспехах и еще какого-то важного богато одетого господина (это я), постояльцы, занимающие лучший стол в центре моментально испарились, так же моментально откуда-то появились служанки, стряхнули со столешницы крошки и стерли круги от кружек.

- Чего желают покушать благородные господа? - невысокий толстенький человечек с жиденькой рыжей бороденкой рявкнул мне прямо в ухо, я отшатнулся, налетев на баронова брата. Тот такой подлости от меня не ожидал, поэтому спокойно стоял на одной ноге, пытаясь почесать пятку через доспехи. Так что грохнулись на пол мы знатно, а уж сколько грохота было. Я быстро вскочил, а вот рыцарь остался на полу, ворочаясь как перевернутый вверх лапками жук. Проворные слуги подхватили его за руки за ноги и все же утвердили вертикально.

- Прости, я не хотел. Ты не ушибся?

- Да чего ему будет, - барон стукнул брата по плечу, чуть снова не опрокинув, теперь уже лицом вперед. Младший Закап обиженно запыхтел.

- Ах, какая неприятность, - хозяин постоялого двора обмахнул рыцаря полотенцем. - Полы у нас такие неровные, просто безобразие. Это будет немедленно исправлено, надеюсь, бочонок лучшего нашего пива сможет хоть как-то загладить нашу вину?

Я удивленно посмотрел на человека, думая, что он шутит. Но тот не шутил, в глазах отчетливо читался страх.

- Да... - барон Закап покивал. - Бочонок пива, пожалуй, исправит. - Если к нему еще добавить того жареного гуся, что сейчас висит на вертеле.

- Да, ваша милость, как пожелаете! - раскланявшись, хозяин удалился. Сам не зная зачем, я последовал за ним, стараясь, чтобы человек меня не заметил. Люди не обладают даром маскировки, но они такие маленькие, что, будучи человеком, замаскироваться и так проще простого.

- Надеюсь, они не разозлятся и не разгромят здесь все, - испуганно говорил кому-то хозяин.

- Бочонок пива и гусь - не так много, - ответил ему женский голос. Собеседницу хозяина я не видел, но голос у нее был усталый и какой-то обреченный. - Не разоримся. Надо было строить постоялый двор подальше от дороги, может, тогда эти кровопийцы реже бы здесь появлялись!

- Тише! Что ты! А то вдруг кто-нибудь услышит!

Осторожно, чтобы меня не заметили, я ушел. Почему они называют рыцарей кровопийцами? Почему так испугались их? Почему побоялись, что рыцари разгромят постоялый двор? Или такое уже случалось? Я разозлился от того, что кто-то хулиганил на моих землях. Как-то незаметно я обозначил территорию, как мою собственную. А в драконах очень сильно чувство собственности. И даже, не смотря на то, что я теперь человек, в душе я все же остался драконом. Да и как рыцари - благороднейшие из благороднейших, защитники слабых, могут вести себя так? Наверное, хозяин что-то перепутал. Но тут же мне вспомнились такие люди, как Макрий, Мирад. Не рыцари, правда, но тоже из благородных. Надо будет у Ральфа спросить.

Мои спутники меж тем устроились за столом, перед ними стоял тот самый бочонок, служанка принесла гуся на большом деревянном подносе.

Маркиз Барело вдруг неожиданно схватил девушку за локоть и, хохоча, усадил себе на колени. Та замерла, как птенец, попавший в лапы хищника, а потом попробовала вырваться.

- Пустите! Пожалуйста!

- Чего ж так сразу?! Посиди с нами, красавица! - маркиз продолжал хохотать, стискивая служанку все крепче. Я не понимал, что происходит, понимал только, что происходящее очень не нравится девушке. Все окружающие делали вид, что ничего не замечают, хозяин так и вовсе скрылся где-то во внутренних помещениях постоялого двора.

- Что ты делаешь? - спросил я у Барело.

- Пока ничего, - хмыкнул маркиз, - но, думаю, мы сделаем многое. Правда, красотка? Ах какая ты сладенькая, свеженькая!

- А мне кажется, что девушка не хочет, что бы ты что-то с ней делал!

- Да кто же ее спрашивать-то будет?! - усмехнулся Барело, задирая служанке юбки.

- Ты же рыцарь! Ты не должен себя так вести! - взмутился я.

- Почему? - опешил Барело. - Я благородный и могу делать все, что хочу.

Мне такое заявление не понравилось.

- То есть ты мог бы и убить эту девицу?

- Ну... кто же убивает таких сладеньких!

Барон с братом молча наблюдали за нашей беседой. А я понял! Понял, зачем маркиз схватил девушку. В горле зародилось рычание. Конечно, человек не может рычать как дракон, но люди опешили.

- Пусти ее!

- Ты чего?!

- Нельзя так с женщиной! - разум помутился от ярости. Я вскочил, вырвал девушку из объятий маркиза, отправив себе за спину, и... видел бы Ральф, как я, у которого никак не получалось научиться драться, наградил сластолюбца ударом в челюсть.

- Ты чего?! - все повторял Барело, держась за скулу. Я ругался и тряс отбитой рукой.

- Барон, право, - вставил Закап, - стоило ли так переживать из-за какой-то служанки.

- Она женщина! Нельзя женщин принуждать к чему-то! Тем более к любви!

- Да какая любовь! - захохотали рыцари. - Так баловство.

- Ты такой наивный, - отсмеявшись, сказал барон Закап. - И чересчур какой-то порядочный. Неужели у себя в замке по углам служаночек не тискал?

- Чего?! Да как ты мог так обо мне подумать?!

- Так, - барон заулыбался. - Так это дело надо исправить! Вот приедем в столицу и навестим одно местечко. Там тебя живо научат по-другому на жизнь смотреть.

Я хотел возразить, что вовсе не хочу ничему такому учиться и никуда не пойду, но не успел, к нам подошел Ральф. Юноша посмотрел на меня, на мою распухшую кисть и на наливающийся синяк на лице Барело.

- Что здесь происходит? - нахмурился он.

- Да ничего! - замахал руками на Ральфа Закап. - Беседуем. О любви.

- Да? Ну ладно.

В присутствии герцогского сына троица стала вести себя потише, а, подкрепившись, все и вовсе разошлись по приготовленным комнатам. Мы с Ральфом поселились в смежных, чтобы в случае чего можно было ходить друг к другу. Так что долго побыть одному не удалось, юноша пришел в гости.

- Дракон, что у вас там все-таки случилось? - спросил он с порога и тут рассмотрел мое лицо. - Что с тобой?

- Я домой хочу!!! Не хочу больше никуда ехать! Тем более с этими! Они мерзкие! - мне было очень грустно и хотелось плакать. Как-то так получилось, что из довольно пожилого дракона человек получился довольно юный, старше Ральфа, но младше Валата. А с изменениями тела, отчего-то изменились и мое отношение к жизни, и поведение.

- Дракон, ну ты чего? - Ральф присел рядом со мной на кровать. - Они тебя обидели?

- Нет. Просто они такие... Не хочу ехать с ними!

- Но тебе надо привыкать к тому, что есть и такие люди.

- Как они могут так себя вести, ведь они рыцари!? Я начинаю думать, что все, что ты говорил мне - неправда. Они вовсе не благородные! А ты говорил, что именно рыцари оплот благородства и справедливости в мире!

- Дракон, успокойся. К несчастью, попадаются и такие фальшивые рыцари. Но вот вести себя, поначалу, они могут как настоящие. Их только нужно научиться отличать друг от друга. Я уже, действительно, начинаю жалеть, что втянул тебя в эту историю с турниром. Только ты начал немного чему-то радоваться и вот опять. Если тебе и впрямь так тяжело, давай вернемся.

Стало стыдно, мне вовсе не хотелось, чтобы Ральф возился со мной как с ребеночком, а тем более из-за моей хандры лишался удовольствия поучаствовать в турнире.

- Нет, что ты, Ральф. Ты же сам сказал, что я должен привыкать к людям. А если я не научусь их распознавать, то, боюсь, не проживу даже свой короткий человеческий век. Не волнуйся, все будет хорошо, - я улыбнулся через силу.

- Точно? - настороженно спросил рыцарь.

- Все хорошо. Точно.

Поверив, юноша ушел в свою комнату спать, а вот мне не спалось, несмотря на усталость. Было тяжко и грустно, на душе скребли кошки, а еще отчаянно, до гула в ушах захотелось летать. Не в силах больше оставаться в маленькой душной каморке, которой теперь казалась мне просторная комната, я выскочил в коридор, сбежал по лестнице и, пройдя по залу, мимо припозднившихся за столиками постояльцев, вышел на улицу. В лицо пахнуло ароматом каких-то цветов, нагретой за день земли, откуда-то тянуло холодом, а вверху!.. Небо, усыпанное тысячами тысяч звезд. Кулаки сжались, тело сотрясла крупная дрожь. Еще миг, мгновение и я упаду в эту черную бархатную высоту, взлечу безо всяких крыльев...

- Господин!

- А?! Кто? Кто здесь?

- Не оборачивайтесь!

Не послушавшись, я все же обернулся: возле стены дома в тени пряталась та самая служанка.

- Чего тебе? - поинтересовался я, подходя. Девушка отпрянула.

- Господин, остерегайтесь. Эти люди никогда ничего не прощают! Берегитесь их! И зря вы так сделали! Они теперь точно разрушат постоялый двор! Вернутся потом и разрушат.

- Я не позволю им этого сделать.

- Да как вы помешаете?! Они не станут вас слушать!

- Станут.

Она только улыбнулась.

- Станут, потому что я хозяин этих земель.

Лицо девушки в сумраке стало белее молока, она вспикнула, зажала себе рот рукой и убежала прочь.

Ничего себе! Ошеломленный и забывший о тоске и полетах, я вернулся в свою комнату, улегся на кровать и задумался. Странно все это, странно эти люди себя ведут.

Незаметно для себя я уснул, не раздеваясь, не снимая сапог и меча с пояса. Казалось бы, как хорошо, утром одеваться не придется, а вот не тут-то было: проснулся я еще более усталым, тело затекло от неудобного положения, на боку образовался приличный синяк, там, куда впивалось навершие меча, помимо этого ныли все мышцы. Ноги просто не разгибались, как же я сегодня поеду дальше?

- Дракон, ты еще спишь? - Ральф заглянул в мою комнату.

- Нет, уже проснулся, - я поплескал в лицо водой из стоящего на столе тазика, с трудом потянулся.

- Это хорошо. Спускайся вниз завтракать, и отправимся в дорогу.

Я покивал, пытаясь привести помятую и перекрутившуюся одежду в порядок. И вот еще неудобство: людям, чтобы хорошо себя чувствовать, нужно так часто есть. Я уже устал оттого, что делать это приходится несколько раз в день. Пробовал питаться по-драконьи, но не смог, через два дня начала кружиться голова. Так мало того, что частая еда необходимость, еще и есть хочется. А уж приготовление пищи! Не слопаешь просто так кусочек сырого кабанчика, конечно, раньше мне тоже больше нравилось хорошо приготовленная еда, но при необходимости я мог обойтись и так, а вот теперь за тем, что ешь, приходилось тщательно следить. Помню, запил как-то раз какие-то ягоды свежим молочком. Чуть не умер, а уж мучился как. Никогда такого не испытывал будучи драконом.

Наши спутники обнаружились внизу за столом, заваленным объедками и заставленным пустыми кувшинами. Кажется, они так спать и не уходили. Барон Закап поднял на меня мутный взгляд.

- А... Сэр Дракон.

- Пора в дорогу, - сказал Ральф из-за моей спины. Как-то незаметно он у нас оказался во главе отряда. Рыцари, помня, что перед ними сын герцога, не спорили, а я даже рад был, что не мне оказана честь предводительствовать отрядом. Представляю, что я бы напредводительствовал.

- А мы еще не отдохнули совсем, - Барело приподнял голову от стола и опрокинул кувшин. Тот прокатился округлым боком по столу, упал на пол и рассыпался на черепки.

- Если столько отдыхать, то как раз успеем к концу турнира.

Господ рыцарей это несколько смутило, поскольку они строили множество планов на этот турнир. Так что через некоторое время все трое были во вполне вменяемом состоянии. Мы с Ральфом быстренько перекусили. И вскоре наш небольшой обоз двинулся дальше.

Скоро земли Варнан закончились, и мы поехали по землям барона Арелия. Можно было заглянуть в гости, но мне как-то не хотелось. Задержка в пути, да и смотреть на чужое счастье, когда своего по глупости лишился, не очень хотелось. Главное только, чтобы Арелий с Джетой не узнали, что мы проехали мимо их дома с песнями. Да. С песнями! Рыцари опять затянули свои бесконечные героические песни. Странно, они одного меня бесят? Слуги-то, понятно, не решатся ничего сказать, но Ральф? Или это я в человеческом искусстве ничего не понимаю? Ехать на лошади сегодня было еще хуже, чем вчера, болело все, так что я злился все больше и больше. Наконец, когда баронов братец, кстати, звали его Надд, вытянул особенно высокую долгую ноту, я уже приготовился придушить певуна, но тут с прилегающей дороги нам попался еще один обоз, а при нем рыцарь в черных доспехах.

- Приветствую, благородный сэр! - завопил Закап. - Не желаете ли преломить копья?!

- С удовольствием, благородные сэры. Только для начала я хотел бы узнать, с кем имею дело.

- Конечно! - Закап надулся от гордости. - Перед собой вы можете видеть благородного барона Закапа, - он ткнул себя пальцем в грудь. - Его младшего брата, маркиза Барело. Также рыцаря Ральфа Роульфинга и барона Варнана, по прозвищу Дракон.

- Вы тот самый рыцарь, что победил большого серого дракона?! - мне показалось, что взгляд черного рыцаря жжет меня через забрало.

Я коротко кивнул.

- Благородные сэры. Я с удовольствием преломлю с Вами копья. Но мне больше всего хотелось бы сделать это с доблестным победителем дракона.

Сердце замерло и провалилось в живот ледяным комком. Я беспомощно оглянулся на Ральфа.

- Я прошу прощения за моего друга, - начал спасать меня юноша. - Но он не сможет сразиться с вами. Победа над драконом далась ему такой ценой, что теперь он не может участвовать в сражениях. Ранения были столь тяжелы, что до сих пор дают о себе знать. Если желаете, я могу сразиться за своего друга и побратима.

- Жаль, - склонил голову черный рыцарь. - Да, за все приходится платить. Может тогда, благородные сэры, отложим сражение до турнира и продолжим путешествие вместе? Мне бы так хотелось узнать, как же все-таки доблестному барону удалось справиться с драконом.

- Сожалею. Но не могу рассказать ничего толком. Удар, что нанес умирающий дракон мне по голове, почти лишил меня памяти.

- Жаль. Как жаль. Но зато мерзкое чудовище повержено и больше не будет третировать мирных жителей и похищать невинных девиц.

- Да уж. Девицы могут спать спокойно.

Против нового спутника рыцари не возражали, нам с Ральфом тоже было все равно. Чем больше обоз, тем меньше вероятность, что на нас нападут разбойники. А у наших спутников появилась новая жертва для рассказов о подвигах. Впрочем, несколькими наводящими и хитрыми вопросами черный рыцарь, назвавшийся Вольгром, запутал рассказчиков. Они сбивались, путались в подробностях и событиях, а потом и вовсе замолчали. За это Вольгр заслужил от меня невероятную благодарность и признательность. Закончив с троицей рыцарей, наш новый спутник поравнялся со мной.

- Сэр Дракон...

- Да.

- Неужели вы совсем ничего не помните о своем сражении?

- Нууу...

- Хоть что-нибудь! Каким был дракон? Большим, мерзким и ужасным?

Ральф, слышавший наш разговор, решил было вмешаться, но я покачал головой. На турнире придется много врать, так что надо начинать тренироваться.

- Ну, он был вовсе не мерзкий и вовсе не такой уж большой, но очень грозный.

- А крылья у него были?

- И крылья, - я тяжело вздохнул, вспомнив свои замечательные крылья. - И чешуя, и когти, и шипы на шее, и рога... Красавец!

Ральф прыснул, бросив на меня косой взгляд.

- И не смешно, - надулся я.

- Да ты чего, это я так просто, чихнул.

Подумав немного обижаться или нет, я решил, что обижаться все-таки не буду, и вновь обернулся к Вольгру.

- Драконы вовсе не мерзкие!

- Ты зря их защищаешь, - спокойно сказал мой собеседник. - Тот самый серый дракон, которого ты убил, сжег деревню во владениях моего соседа.

- Что? Когда это я...

- Ужас какой! - громко перебил меня Ральф. - Но теперь-то чудовище повержено!

- Да, один дракон убит. Но я слышал, что вместо него появился другой. Цвета червонного золота, почти в два раза крупнее и в сто раз свирепее. Поэтому я и хотел узнать про то, как убивают драконов.

Мелфа?!! Он говорит про Мелфу! Неужели она не улетела с моими родителями, а осталась здесь?! И вся эта банда рыцарей отправится ее убивать! Нет! Я не должен этого допустить. Что же делать?! Надо предупредить Варина и у Мелфы побывать, убедить ее улететь отсюда. Хотя... Вряд ли она послушается, моя девочка весьма упряма.

- Ральф, - позвал я друга. - Нам нужно поговорить.

Юноша кивнул, он, кажется, тоже очень обеспокоен.

- Да, обязательно. Только переправимся, - Ральф кивнул на неширокую, но довольно бурную речку. На том берегу привал устроим.

Наши спутники активно закивали.

Судя по отпечаткам конских и коровьих копыт, здесь переправлялись не только мы. Первыми в воду въехали рыцари, чтобы похвастаться друг перед другом мощью своих коней. За ними последовали телеги. Возницы орали на боязливо косящих на воду лошадей. К моему удивлению Вольг за боевой троицей не последовал, оставшись со мной и Ральфом.

- Ты как, справишься? - спросил Ральф.

Я сглотнул, судорожно вцепившись в поводья, и тут натолкнулся на взгляд черного рыцаря сквозь забрало, которое тот так и не поднял.

- Справлюсь, конечно.

- Точно?

Не ответив, я заставил серую сойти в воду. Лошадь фыркала, мотала головой, но шла. Тут вдруг Вольг резко послал своего боевого жеребца в реку. Моя коняжка испугалась, взвизгнула, делая несколько резких скачков вперед. Миг и я обнаружил, что лечу, а потом погрузился в воду. Меня протащило по камням, хорошенько приложив спиной и головой, потом дно и вовсе исчезло. Забултыхавшись, я попытался всплыть, но ни крыльев, ни хвоста, чтобы помочь в этом сложном деле, не было, зато ко дну тянули плащ, путающийся в ногах, меч, сапоги и намокшая одежда. Легкие горели, еще несколько секунд и я вдохну, не считаясь с тем, что вдыхаю. Или просто-напросто умру! Как глупо...

Что-то огромное вдруг толкнуло меня на глубину, а потом, сжав так, что легкие покинули остатки воздуха, вытащило из воды. Я захрипел, пытаясь вдохнуть хоть глоток доступного теперь воздуха, но не только вдохнуть не удавалось, как бы с внутренностями не расстаться, которые вот-вот из меня вылезут.

- Что?! - возле меня оказался огромный зеленый глаз. - Что с тобой?!

- Раздавила! - кое-как выдавил я.

- Ой! Прости! - лапа разжалась. Я обвис на когтях, наконец-то вздохнул, и потерял сознание.


Глава 2

На турнир


Лежал я на чем-то теплом, хоть и не очень мягком, а вот сверху сквозь мокрую одежду прихватывал холодок, поэтому я изо всех сил старался прижаться к тому теплому. Вдруг теплое и более мягкое накрыло и сверху. Дернувшись, я открыл глаза.

- Ты уже проснулся?

В ужасе осмотревшись, я понял, что лежу на золотисто-янтарном драконьем боку, а сверху меня укрывает драконье крыло.

- Мелфа?!

В лицо мне ткнулся драконий нос, оцарапав щеку мелкими чешуйками.

- Да, - драконша жарко на меня вздохнула, мигом высушив одежду и волосы.

- Ты что тут делаешь?! - я выкарабкался из-под крыла и встал во весь рост. Мелфа положила голову на землю и теперь смотрела на меня снизу вверх одним глазом, как кошка.

- Тебя спасаю.

- Ты же должна была улететь с моими родителями.

- Мне с ними было плохо. Они только и говорили, что ты попал в беду из-за меня. Да, я виновата. Я хотела умереть, но они мне не дали. Только и с ними я жить не хочу.

- Что ты хотела сделать?! - ужаснулся я, присаживаясь на чешуйчатом боку, ноги внезапно перестали держать.

- Мне так плохо без тебя было. Да и ты стал человеком из-за меня. Ну почему мы с твоим братом не рассказали тебе о нашей задумке?!! Почему мы этого не сделали?!! А я так хотела, чтобы мы могли быть вместе! Это я во всем виновата!

- Ну что ты! - я погладил Мелфочку по боку, оцарапав ладонь до крови. - Ты ни в чем не виновата. Если бы я догадался посоветоваться с тобой! Так нет ведь! Решил сюрприз сделать! - сил сдержаться не было, и я заплакал уткнувшись лицом в локоть. Драконша вторила мне, подвывая так знакомо по Мелфиному, что пришлось перестать плакать и начать ее успокаивать, а то не приведи пращуры все рыцари сбегутся. Когда слезы немного высохли, я поинтересовался:

- Я понял, почему ты не захотела улетать с моими родителями, но что ты делаешь тут? И как ты вообще меня нашла?

- Я волновалась. Думала как ты там один, без меня. Не болеешь ли, хорошо ли питаешься, не обижает ли кто. Теперь-то ты вон какой малюсенький, худенький, - Мелфочка опять всхлипнула.

- Хорошо, я понял, но как ты умудрилась меня здесь найти?!

- Так ты не дал мне дорассказать. Вот, значит, соскучилась я по тебе, так что белый свет стал не мил, и отправилась проведать. А в твоем новом замке такой усатый мне и говорит - уехали они, мол. На турнир. Вот. Я и полетела вас выслеживать.

- Выследила?

- Выследила. Я за вами от самого постоялого двора следовала, - похвасталась Мелфа.

Я чуть не умер на месте от этого заявления.

- Что?! А если бы тебя кто-нибудь заметил?!!

- Но я маскировалась. Один раз ты сам проехал в трех шагах от того места, где я стояла, и ничего даже не заподозрил.

Ничего не оставалось, кроме как схватиться за голову.

- Ладно. Молодец. Вижу, ты хорошо освоила драконьи умения. А теперь, ты повидалась, тебе пора возвращаться домой.

- Это как это домой?! - возмутилась Мелфа. - А ты?

- А мне нужно побывать в одном месте, а потом я к тебе в гости приеду.

- В каком это месте? - продолжала допытываться драконша.

- В столице.

- Ни в какую столицу ты без меня не поедешь!

- Мелфа, ты должна вернуться домой, - продолжал настаивать я, добавив в голос непреклонности. На самом деле больше всего мне хотелось, чтобы она осталась, но это слишком опасно для юной и неопытной еще драконши. А может самому все бросить и отправиться вместе с Мелфой туда, где раньше был мой дом, а теперь обитала она. Ну и что из того, что мы опять на разных сторонах. Но разве я мог убежать и бросить Ральфа? Бедняга наверняка извелся весь, решив, что я погиб. Нужно его хотя бы предупредить.

- Нет! - видимо Мелфа что-то уловила в моем взгляде. - Я с тобой!

Да, чтобы сохранить жизнь моей девочке, я должен вернуться с ней в горы, переубедить ее оставить меня явно не удастся.

- Хорошо.

От радостного вопля драконши меня оглушило на одно ухо, а от не менее радостного всплеска крыльями смело на землю.

- Ой! Прости! - я был поднят, отряхнут и расцелован. Последнее было довольно приятно, несмотря на различие в размерах и жесткие чешуйки на губах дамы. - Как здорово! Я никогда раньше не видела турниров!

- Вы с Ральфом сговорились что ли?! Мелфа. Мы не поедем на турнир! Скажем Ральфу, что я жив, и отправимся домой.

- Жаль, - заметно огорчилась драконша. - Мне так интересно...

- Поверь мне, там нет ничего интересного. Куча мужиков, закованных в железо, лупят друг друга копьями, мечами и всем, что под руку подвернется, - тут я заметил, что собеседница слушает меня с открытым ртом.

- Ну, пожалуйста! - заканючила драконша, когда я замолчал.

- Нет! Там будет куча рыцарей, только и думающих о том, как бы убить какого-нибудь дракона!

- Но ведь я не дракон, вернее не совсем дракон. И я твоя жена. Попросишь своего друга короля, и он все уладит.

- Боюсь, полностью обезопасить тебя будет не под силу даже Варину.

Мелфа решила, что я сдаю позиции и бросила такой умоляющий взгляд, что мое любящее сердце не выдержало, что-нибудь придумаю.

- Ладно, уговорила.

Огромный мерцающий изумрудный глаз приблизился к моему лицу.

- Знаешь, - проворковала драконша. - Ты так хорош в человеческом облике... Такой маленький, хорошенький, - я смутился от таких комплиментов, но Мелфа тут же исправилась, - но зато плечи какие широкие, и руки сильные, и на лицо хорош. Останься я человеком, даже не смотря на то, какой я была, я бы с тобой что-нибудь сделала. Нехорошее, - драконша захихикала, заставив меня захлопать глазами. Сразу чувствовалась школа моей мамули, превратившей невинную девочку во вполне развитую драконшу.

- Знаешь, - я поднял глаза. - Останься я драконом... Я бы тоже не раздумывал, что с тобой делать.

Длиннющие ресницы затрепетали, драконий взгляд затуманился, в лицо мне из расширившихся ноздрей вылетели струйки горячего воздуха, чуть не опалив волосы и заодно досушив их.

- Ой! Прости! - Мелфа сузила ноздри и отстранилась. - Я еще не научилась как следует управлять этим огненным дыханием.

- Ничего страшного, - я похлопал ладонью по тлевшей в некоторых местах куртке, попробовал пригладить вздыбившиеся, завившиеся в плотные кудряшки волосы. Ну просто баран какой-то!

- Ты похож на одуванчик, - тут же прокомментировала Мелфа. - Такой же светленький и мяконький, - драконий нос ткнулся мне в затылок.

- Мелфа, не дразнись. Я ж ведь не каменный.

- Да? - нахалка хитро улыбнулась.

Кажется, она изменилась не только снаружи, но и внутри. - И что же ты мне можешь сделать?! - драконша изогнулась в соблазнительной позе, почти обвилась вокруг меня, потерлась шеей о мою спину.

- Прекрати! - я сжал кулаки, закрыл глаза, чувствуя, как чешуя скребется по коже куртки.

- Не хочу!

Из горла непроизвольно вырвался рык. Я не думал, что человек может издавать такие звуки. Да мне сейчас позавидовал бы любой дракон. Открыв глаза, я увидел, что Мелфа сидит в десятке шагов от меня, сжавшись в комок, прижав уши, и смотрит так преданно и влюблено, что сердце защемило.

- Хватит играть, - немного успокоившись сказал я. Получалось хрипло, потому что, кажется, я сорвал голос. - Там все, наверное, с ума сходят. Ты поможешь мне найти Ральфа и остальных?

Мелфа кротко кивнула.

- Только, я умоляю, не показывайся им на глаза.

- Хорошо. Забирайся, - она склонилась так, чтобы мне было удобно карабкаться к ней на спину, помогла крылом, убедившись, что я крепко держусь, разогналась и, резко оттолкнувшись, полетела над рекой. Сначала сильно тряхнуло, а потом я что-то восторженно закричал, отдаваясь полету. Мелфа затрубила в поддержку. Как мне не хватало этого! Конечно, лететь на чьей-то спине, это не самому крыльями махать, но этот воздушный простор вокруг! Эти облака, в которые можно нырнуть! Эти крошечные деревья внизу и земля, разбитая на лоскутки. Ветер подхватывал и уносил слезы. Что-то плаксив я стал в последнее время. Не по-мужски это, надо брать себя в руки.

Мелфа развернулась на кончике крыла, заложив крутой вираж. Я только крепче в шипы вцепился, чтобы не слететь ненароком.

- Смотри! - крикнула драконша, кивая вниз.

По лесной дороге двигался наш обоз. Я даже сумел рассмотреть приметные блестящие доспехи рыцарей.

- Приземлись вон на той полянке! - я указал на небольшую проплешину в лесу чуть впереди обоза.

Драконша послушно спикировала.

- Ты спрячешься здесь и опять будешь следовать за нами тайно, - спешно давал я указания супруге.

- Но почему?

- Здесь же нет короля, чтобы убедить этих рыцарей.

- Но я теперь дракон! Что они мне могут сделать!?

- Многое, поверь мне, как старшему товарищу, и послушайся, хотя бы как мужа.

- Хорошо, - драконша со вздохом кивнула.

- Не грусти, все действительно будет хорошо, - я погладил ее по носу и пошел выбиться на дорогу.

Увидев меня, Ральф что-то радостно завопил и с таким энтузиазмом послал своего могучего боевого жеребца вперед, что чуть не затоптал одного очеловечившегося дракона.

- Ты жив?! - рыцарь, спрыгнув с коня, повис у меня на шее.

- Был. Пока ты не стал меня душить.

Юноша отстранился и внимательно меня осмотрел.

- От тебя пахнет драконом.

- Ну... Если бы от меня пахло единорогом, вот тогда бы я удивился и забеспокоился, пожалуй.

- Это ведь Мелфа тебя спасла? - спросил этот не в меру догадливый человек.

- Да, она. Только об этом потом. Наши спутники!

Ральф с досадой оглянулся на подоспевших рыцарей и челядинов.

- Сэр Дракон! Вы живы?! - к моему удивлению, на лице Закапа была радость. Надд тоже улыбался, сверкая зубами-лопатками, а вот маркиз Барело хмурился. Что же до Вольгра, то черный рыцарь так и не удосужился поднять забрало. Интересно, есть ли в рыцарских правилах что-нибудь о тех, кто прячет свое лицо?

- Да, барон, как видите. Жив и вполне здоров.

- Что весьма удивительно. Вам просто необходимо брать уроки верховой езды и плавания. Что же это за раны у вас такие, что вы разучились делать самое элементарное?

Таких речей от Закапа я, откровенно, не ожидал. Не подходили они к этой простецкой физиономии, как будто кто-то вложил их в баронские уста. Я украдкой взглянул на Вольгра, но черный рыцарь даже не смотрел в нашу сторону, что-то выглядывая по сторонам. Уж не Мелфу ли?!!

- Да, к сожалению, меня постигло такое несчастье, - я испытующе посмотрел барону в глаза. Тот отвел взгляд первым. - Радуйтесь, что не оказались на моем месте.

- Простите, сэр, - рыцарь покаянно опустил голову.

- Действительно, недолжно никого упрекать в несчастье. Как недолжно отвергать помощь при немощи, - выдвинулся вперед Вольгр.

Вот уж от тебя-то я помощь точно не приму. О чем я и рассказал Ральфу вечером, когда мы остановились на ночлег. Рыцарь молча выслушал о моих подозрениях.

- Ты думаешь, он нарочно напугал твою лошадь?

- А ты думаешь, спокойная, даже слегка флегматичная, серая ни с того ни с сего взбрыкнула? Она не нервная, не пугливая.

- Кто покусился на жизнь моего мужа? - раздался над нашими головами зловещий шепот. - Да я его!..

- Мелфа, успокойся! - я нащупал невидимую за маскировкой драконью лапу и легонько похлопал по ней.

- Все не так страшно. Мы сами разберемся.

Темнота фыркнула.

- Здравствуй, прекрасная драконша, - вполголоса поздоровался Ральф.

- И ты здрав будь, рыцарь. Спасибо, что присматриваешь за дракончиком.

Я почувствовал драконий нос на своем затылке.

- Да не за что, он же мой друг.

- Мелфа, - я передернул плечами. - Мне так щекотно. И не вздумай дыхнуть огнем.

Драконша хихикнула, но нос убрала, зато кончик хвоста принялся постукивать по голенищу моего сапога.

- Мы точно сами разберемся в этих мелких людских проблемах, - сказал рыцарь драконше.

- Ну ладно. Если что, я здесь рядом. Съем кого надо.

- Как это рядом? - опешил юноша, бросив на меня уничижающий взгляд.

- Как это съем? - опешил я.

- Дракон! - перебил меня рыцарь. - Ты подумал о том, какой опасности она подвергается?!

- Об этом я первым делом и подумал! Но благородная дама возжелала посмотреть на турнир. Теперь ее и единорогом не отгонишь!

- Мелфа! - Ральф попробовал высмотреть в темноте замаскированную драконшу.

- Король за меня заступится. Я же ведь ни разу не видела турнир!

Тяжело вздохнув, юноша бросил на меня сочувственный взгляд.

- Теперь с этой девой справиться гораздо труднее.

Мы немного повздыхали дуэтом. За этим занятием нас и застал Закап, зашедший в кустики с полуспущенными штанами.

- А чего это вы тут делаете? - удивился барон, шумно почесываясь.

- Съесть его? - прошептала Мелфа мне на ухо. Я в ответ щелкнул драконшу по носу.

- А мы, барон, за тем же, зачем и вы, - сказал Ральф.

- Ааа... - успокоено протянул благородный сэр, зевая и устраиваясь возле кустика. Только бы в Мелфу не попал, а то ведь и вправду съест. К счастью, барон промахнулся. Облегченно вздохнув, Закап натянул штаны и ушел.

- Мелфа! Вот видишь! Ты в огромной опасности! Он ведь мог тебя и обнаружить!

Я согласно кивнул, поддержав рыцаря.

- Но ведь не обнаружил! И неизвестно еще кто в большей опасности был, он или я. А моему мужу необходима защита и забота, ведь если бы не я, он сегодня бы погиб!

На этом Ральф сдался.

- Ладно. Уговорила. Только маскировку не снимай ни на мгновение! И держись как можно дольше от отряда!

- Хорошо, - согласно прошептала драконша, удовлетворенная победой. Чмокнула меня в затылок и растворилась в ночной темноте.

Юноша покачал головой.

- Только бы все обошлось. Нужно как можно скорее добраться до столицы. Варин сумеет обуздать всю рыцарскую братию и запретить им нападать на Мелфу.

- А если что-нибудь придумать? Например, сказать, что это моя жена, на которую злая колдунья наложила проклятие. Тем более что это и в самом деле так.

- Идея хорошая, но боюсь, Мелфу могут убить раньше, чем мы расскажем эту жалостливую историю какому-нибудь шустрому встречному рыцарю. Но королю надо будет сказать. А вообще... - рыцарь посмотрел на меня сияющими глазами. - Почему бы не кликнуть клич по всей стране. Вдруг найдется какой-нибудь умелец или зелье, или амулет какой-нибудь, что сможет вернуть Мелфе человеческий облик!

Вернувшись к своему спальному месту - расстеленному одеялу - я долго не мог уснуть, взбудораженный словами Ральфа. Сердце пело в предвкушении и радовалось возрожденной надежде, а разум твердил, что надежды эти пустые. Так что утром я проснулся с трудом, а потом клевал носом в седле, не очень-то обращая внимание на то, куда мы едем. Разбудило меня то, что моя лошадка остановилась. Кое-как разлепив веки, я осмотрелся. Прямо перед нашим отрядом на дороге лежало здоровенное дерево. Пока я его рассматривал и пытался понять, что происходит, позади обоза рухнуло еще одно такое же.

- Разбойники! - истерично завопил Закап. Но к чести барона, он не струсил, а начал вооружаться. Остальные рыцари последовали его примеру. Ральф тоже выхватил меч, держась как можно ближе ко мне. Слуги, кто посмелее, вытаскивали луки, копья, дубины, лопаты, а остальные попрятались под телеги.

Заставив нас помучиться от неизвестности, из леса вышел высокий широкий человек с длинной полуседой бородой, внимательно оглядел всех глубоко посаженными темными глазами. Приходилось мне еще в драконьем обличье разбойников гонять, противный это народец. Так вот вышедший почему-то показался мне мало похожим на разбойника. Лицо-то злое, а вот что-то в повадке, в одежде, потрепанной, но простой и опрятной, было не разбойничье. Лихая братия-то одеться старается побогаче, повычурней, а куда еще одежки, снятые девать? И не важно, что кое-где на этой одежке дыры, а кое-где и кровь не отстиранная.

- Оружие-то побросайте, благородные сэры. Оно вам не поможет, - пробасил разбойник.

- Это почему еще?! - возмутился Закап.

Мужик махнул рукой и окрестные кусты обзавелись множеством новых веток, прямых с острыми железными наконечниками.

Барон тут же сник и бросил свой меч на землю.

- Кто из вас главный? - спросил разбойник.

Троица рыцарей дружно указала на меня.

- И кто вы, благородный сэр? - ухмыльнулся бородатый. - Должен же я знать, кого граблю.

- Барон Варнан, по прозвищу Дракон, - представился я.

- Что ж, барон, спешивайся. Не утруждай чужую лошадку.

Я не спешил выполнять требования, потому меня ловко стянули с седла двое неизвестно откуда взявшихся дюжих молодца. От падения вышибло дух, некоторое время я сидел в пыли, пытаясь вдохнуть хоть капельку воздуха. Надо подниматься, нельзя, чтобы Мелфа увидела, что мне больно и плохо. Иначе плохо будет всем остальным. Но разбойники сами решили свою судьбу, наподдав мне под дых, когда я поднимался. Ральфа, пытавшегося за меня заступиться, стукнули по голове. И тут небо скрыли широкие янтарные крылья.

- Они тебя обидели!!! - разнесся над лесом взбешенный драконий рев. Разбойников как ветром сдуло, наших слуг, впрочем, тоже. Остались только атаман и рыцари.

- Дракон! - удивился бородатый. Кажется, он совсем не испугался.

Припав к земле, Мелфа осматривалась по сторонам. Какая женщина!!!

- Мне всех съесть? - спросила моя ненаглядная. - Или кого-нибудь тебе оставить?

Я с трудом поднялся, оперся на услужливо подставленный хвост.

- Это твой дракон что ли? - спросил у меня храбрейший из разбойников.

- Это моя жена, - ответил я, пока Мелфа, возмущенная этим вопросом, судорожно вдыхала и выдыхала, хорошо хоть не огонь.

- Это ты такое завалил!!! Ууу... силен мужик! - разбойник восхищенно хлопнул меня по плечу, отчего я кувырком полетел обратно в пыль.

Драконша рявкнула:

- Моего мужа обижать!!! - и атаман полетел следом за мной на дорогу. Над ним нависла клыкастая пасть.

- Утихомирь свою бабу! - атаман опасливо отползал от драконьей морды, изгибаясь всем телом, как гусеница, только полз он на спине. - Мы же ничего, мы просто так. Пошутить хотели.

- Ничего себе пошутить! - я на четвереньках добрался до лежащего без сознания Ральфа.

- Убери ее!!! - уже истеричнее закричал разбойник. - А то я ведь и сигнал дать лучникам могу.

- Давай, - я продолжал приводить рыцаря в сознание. - Драконья чешуя для стрел непробиваема, а если попадут в кого-нибудь из людей, то она и огнем дохнуть может.

Мелфа, сообразив, что она действительно это может, пахнула в лицо атаману черным дымом. Бородатый судорожно закашлялся, замахал руками.

- Ладно, убедил. Отпусти меня, несчастного! Бес попутал!

Тут Ральф, голова которого лежала у меня на коленях, зашевелился, застонал и открыл глаза.

- Ты как? - спросил я.

- Голова, - дрожащей рукой рыцарь дотронулся до макушки.

- Сколько пальцев видишь? - я помахал рукой перед лицом друга.

- Ты кулак разожми, тогда может сколько-нибудь и увижу.

- Значит, все видишь, все нормально.

- Что здесь происходит?

- Мелфа пришла нам на помощь, разбойники разбежались, впрочем, наши слуги тоже.

- А этот, - Ральф кивнул на атамана.

- А этот слишком храбрый, не успел.

- Ясно, - рыцарь с моей помощью поднялся, бросил презрительный взгляд на сбившихся в кучу собратьев по рыцарскому ремеслу.

- Отпустите! Пощадите! - вновь проскулил разбойник, которого Мелфочка для верности прижала лапкой.

- Нет. За разбой в Салисии положено сажать на кол, - сурово сказал Ральф.

Атаман молитвенно сложил руки, что смотрелось весьма комично, потому что он при этом лежал на спине и пытался оттолкнуть коленом Мелфины клыки.

- Бес попутал! - повторил разбойник.

- Скажи это тем, кого ты ограбил!

- Да никого я еще не успел! Вы первые были.

Мы с Ральфом удивленно переглянулись, а разбойник продолжал:

- Мы много чем пытались заняться, но нигде нас не приняли. Скитались-скитались, а когда животики совсем от голода потянуло, так решили в разбойники податься. А тут опять на вас нарвались.

- Что значит опять? - удивился я.

- Так это из-за вас нас выгнали из замка Варнан, оставили без кола и двора!

- Что значит из-за меня? - никак не мог понять я.

- Мы тамошняя гвардия, - даже где-то гордо сказал разбойник, но быстро сник. - Бывшая.

Мне стало стыдно. Эти люди не сделали мне ничего плохого, а из-за меня им пришлось голодать.

- Что-то я сомневаюсь в вашей такой уж невинности. Его величество и мой отец тщательно проверили всех людей, прежде чем выдворить всех, кто помогал Мираду в его деле с черным магом.

- Так ведь не по собственной воле действовали, по приказанию.

- Это ничего не значит!

- Послушайте, - я положил руку на плечо разгорячившегося Ральфа. - Я напишу записку управителю и вы с ней отправитесь в замок Варнан. Ардан найдет, чем вам заняться. Только вздумаете продолжать безобразничать, знайте, воинов в замке гораздо больше, чем вас.

- Мы будем вести себя хорошо!!! - обрадовался бывший разбойник.

Я вытащил из седельной сумки своей отбежавшей к кустам лошадки листок бумаги и походную чернильницу, быстро нацарапал записку своему управляющему. Попросил пристроить бесхозных гвардейцев к какому-нибудь делу. С помощью Ральфа запечатал письмо расплавленным воском.

- Мелфа, отпусти его.

- Точно? - недовольно спросила драконша. - Может все-таки съесть? На всякий случай.

- Ну ты чего? - я погладил супругу за ухом. - Не будешь же, в самом деле, людей есть?!

- А почему нет? - озадачилась Мелфа. - Я теперь дракон, мне положено.

- Кем положено? Да и не вкусные они, поверь мне. Гадость. И изжога потом будет.

Бывший разбойник посмотрел на меня круглыми от ужаса глазами, выхватил из руки Ральфа письмо и умчался в лес, только пятки засверкали. Драконша, разомлевшая от поглаживаний, на это даже не обратила внимания. Я обошел ее вокруг и сказал рыцарям:

- Все, разбойники нам больше не угрожают. Только, боюсь, и слуг мы лишились.

Благородные сэры, охваченные оцепенением, на мои слова не отреагировали. Кажется, появление дракона, и мое дальнейшее с ним общение стало для них слишком большим потрясением. Ожил только Вольгр. Черный рыцарь вдруг отцепил копье от седла.

- У этого копья наконечник из рога единорога! Я уничтожу это мерзкое чудовище!

'Что-то против разбойников ты не спешил геройствовать!' - подумал я, бросаясь рыцарю наперерез и стараясь прикрыть своим телом ошарашенную драконшу. Что-то кричал Ральф, испуганно взвизгнула Мелфа. И тут длинный белоснежный наконечник врезался прямо в меня...

- Кажется, жив, - ледяная вода и похлопывание по щекам отнюдь не улучшили моего состояния. Правая половина тела не чувствовалась, будто стала каменной, от левой полз нехороший холод.

- Я умру? - спросил я у склонившегося надо мной Ральфа.

Глаза рыцаря как-то подозрительно блестели.

- Молчи, тебе нельзя говорить. Мы с Мелфой сейчас что-нибудь придумаем.

- А Вольгр, он больше не нападет на мою девочку?

- Никакой это не Вольгр, а Мориан собственной персоной. Мелфа в него огнем ахнула, так он и растаял вместе с конем и своей повозкой. Ладно, молчи. Придется потерпеть, пока мы тебе к лекарю доставим.

- Не хочу расстраивать вас, сэр. За плечом Ральфа маячила скорбная физиономия барона Закапа. - Но такие раны не лечатся. Только чудо...

- Чудо!!! - вскинулся Ральф. Надо доставить тебя к Сверкалке! Он тебя быстро вылечит!

- Если только теперь единорожья магия на меня действует, - еле-еле прошептал я. Тут меня схватила рыжая драконья лапа, тело с головы до ног пронзило болью, и мир окутала тьма. Следующим, что я увидел, была ехидная морда Сверкалки.

- Ну что, бескрылый, безрогий. Кто тебя так?

- Уйди, ехидна! - отшатнулся я от однорогого.

- Так. Кажется, мое лечение не пошло впрок. Больной бредит. Я не ехидна, я - единорог. Вот, видишь, рог, а вот - копыта. Посмотри, какие красивые, раздвоенные.

- Как у козла! - я попытался отвертеться от демонстрации копыт, которыми единорог буквально тыкал мне в лицо.

- Фу, как некультурно! - обиделся дивный зверь, убирая конечности из поля моего зрения.

- Любимый, перестань. Дай Дракону придти в себя, - послышался нежный мелодичный голос, и моего лба коснулся мягкий нос.

Лежать перед дамой было неудобно, поэтому я сел. И тут же мои газа завистливо так прищурились, а сердце заныло: фигура бывшей козы, а теперь прекрасной подруги единорога заметно округлилась. Или Лилия-Ромашка так растолстела, или в семействе моего друга скоро будет прибавление.

Нехорошо завидовать, но я завидовал. Единорог силой любви и своей единорожьей магии сумел не только воскресить возлюбленную, но и превратить ее из козы в единорожку. А я?.. Я могу только сидеть и завидовать. А сложись все по-другому, и мы с Мелфочкой могли бы сегодня яйца высиживать или ребеночка ждать. Кажется, единорожка поняла мои чувства, подошла, тепло дохнула в лицо, и печали отступили, скрылись за радостью встречи.

Видя, что я уже улыбаюсь, Сверкалка вновь пристал с расспросами.

- Так кто тебя так?

- Мориан. А где Мелфа?

- Там. В лесу страдает. Что?! Черный маг опять объявился?! Как? Откуда?

- Я сам толком ничего не понял. Мелфа с Ральфом должны знать больше. А чего Мелфа в лесу страдает?

- За тебя боится. Сейчас я ее и твоего человеческого приятеля позову, и Сверкающий ускакал.

А я пока прилег на мягкую, шелковистую траву. Нет, чувствовал-то я себя хорошо, только вот что-то в сон клонило. Поэтому вопль Мелфы:

- Он все-таки умер! - подействовал не хуже ведра холодной воды.

- Кто умер?!! - переполошился я, вскакивая на ноги.

- Живой!!! - еще громче завопила драконша, и я оказался в костедробительных объятьях. Выбрался поцарапанный и помятый. Мелфа рыдала. Я попытался ее успокоить, но слезы полились чаще раз в пять, промочив меня насквозь. Тогда за дело взялась Лилия-Ромашка, что-то мягко прошептав в драконье ухо. И... О чудо! Вскоре рев прекратился в редкие всхлипывания, потом сошли на нет и они.

- Я так за тебя перепугалась, - сообщила Мелфа, хлюпая носом. - Зачем ты так? Тебя этим копьем насквозь!

- Тебя бы тоже насквозь. Рог единорога - это единственное, что с легкостью пробивает драконью чешую.

- Так тебя ранили оружием из рога единорога, - покачал головой Сверкалка. - То-то я смотрю такие раны, а ты так долго продержался. Мир праху того несчастного, из которого смастерили такую мерзкую вещь, как оружие. Как я понял, на вас напал Мориан. Многие еще погибли? Не требуется ли еще кому моя помощь?

- Нет, больше жертв нет, - сказал подошедший Ральф. - Маг вел себя весьма странно. Не воспользовался возможностью нас заколдовать, вообще использовал магию только один раз - для побега.

- Странно, - покачал головой единорог.

- А мне показалось, что он под видом рыцаря хотел проникнуть на турнир и причинить вред Варину.

- О таком я не подумал, - нахмурился Ральф. - Но зачем он тогда себя выдал?

- Не утерпел перед возможностью мне отомстить. А может, его целью была как раз Мелфа. Он присоединился к нашему отряду, зная, что она не оставит меня одного. Подстроил этот несчастный случай с рекой. Разбойники тоже, наверное, его рук дело. А я, дурак, им еще и записку написал!

- Не переживай, - хлопнул меня по плечу Ральф. - Ты сам сказал, что в замке Варнан достаточно войска, им не позволят ничего натворить. Но то, что ты сказал про Мориана... Все логично, только я не понимаю, почему все-таки он не колданул, хоть напоследок.

- Да кто его черномагическую душу знает, - пожал я плечами.

- Разбойники, несчастные случаи, маги - какая у вас жизнь веселая! - восхитился Сверкающий.

Лилия-Ромашка тут же пронзила его суровым взглядом.

- Не вздумай никуда из дома собраться!

- Но, любимая, ты же сама слышала, что происходит! - возмутился супруг бывшей козы, пытаясь выбраться из-под каблука, то есть копытца. - Им же помощь нужна! Да и целитель не помешает!

- Нет! - отрезала единорожка.

- Ладно, пошли мы, - присутствовать при семейной сцене совсем не хотелось. Но однорогий шепнул напоследок:

- На опушке подождите.

И действительно, не успели мы даже расположиться на отдых, как он явился. Быстро же уломал свою благоверную.

- Ну что? Отправляемся?

- Что-то ты раньше не горел желанием геройствовать.

- А... - Сверкалка обреченно махнул копытцем.

- Ну и как тебе семейная жизнь? - спросил, наконец, я о сокровенном.

- Тоска зеленая, - вздохнул однорогий.

- Ты что, всерьез решил отправиться с нами? - уточнил Ральф.

- Конечно всерьез!

- Дракон, да еще и единорог - этот турнир всем надолго запомнится.

Единорог мерзопакостно улыбнулся.

- Мой юный человеческий друг, ты забыл об одном - о моем умении менять облик. Дело только за одним - найти подходящую одежду.

- Ну, за этим, я думаю, дело не станет. Нужно только вернуться к нашему обозу, - сказал Ральф. - Дракон, тебе бы тоже не помешало переодеться.

Я провел по боку, одежда, промоченная кровью, загрубела и теперь неприятно царапала тело.

- Да, ты прав. Но обоз... А как рыцари? - вспомнил я о наших спутниках.

- О... - улыбнулся Ральф. - Они прониклись. Особенно от того, что эта прекрасная дама, - он кивнул на Мелфу, - твоя жена.

Драконша покраснела и потупилась.

- Ладно, полетели, - присела, чтобы нам с Ральфом было удобнее забираться на драконью спину. Мы не заставили себя долго упрашивать и приняли приглашение.

Единорог быстренько отрастил крылья. Не знаю, с какой скоростью драконша летела до Сверкалкиного Серебряного леса, обратно она явно не торопилась, еле-еле ворочая крыльями. Я успел замерзнуть и проголодаться, пока внизу показались три уныло ползущих повозки.

- Сверкающий, ты превратишься где-нибудь в сторонке, а я тебе принесу одежду, - проорал Ральф.

Однорогий согласно закивал.

За наше отсутствие часть слуг вернулась, так что приземлившаяся на дороге Мелфа вызвала дружный вопль ужаса.

- Не бойтесь! - закричал я. - Вас не будут есть!

Крик так же внезапно как начался, прекратился. В наступившей тишине я услышал, как слуга из замка Варнан говорил какому-то рыцарскому прислужнику:

- Не волнуйтеся, это не чудище. Это баронова супружница.

- Ничего себе супружница! - удивился тот. - Не хуже любого чудища!

- Не нам рассуждать о красотах баронских жен, - окоротил собеседника мой слуга. - Моя вот бывало, как под хмельком заявлюсь, прямо копия.

А к нам плотной группкой двинулись рыцари. Я сполз со спины Мелфы и двинулся им навстречу. Мало ли, что этим господам в голову придет, еще стукнут мою девочку чем-нибудь острым, а она в ответ огнем жахнет.

Не обращая на меня внимания, троица рыцарей склонилась в поясном поклоне, когда выпрямились, заговорил барон Закап, как старший по возрасту и положению.

- Рад приветствовать вас, прекрасная дама.

Мелфа села на хвост, недоуменно покосилась на меня. Но сам я тоже ничего не понимал, а барон продолжал.

- Пусть тот мерзкий колдун, что скрыл ваш прекрасный облик за драконьей личиной, скрючится от ста болезней. Ведь он был прекрасен, не колдун, облик в смысле. Позволите ли нам троим выбрать вас своей дамой сердца? И не удостоите ли нас милостью своей, подарив нам по платку, или какому другому предмету вашего туалета?

Мелфочка от такого совсем растерялась и попыталась спрятаться у меня за спиной.

- Какой такой дамой сердца?! Моя жена!!! - я двинулся на рыцарей с намереньем их побить.

- Спокойно, мой ревнивый друг, - меня за плечи обнял высокий беловолосый человек. Я узнал Сверкалку в человеческом обличье. Пока я хлопал ушами, Ральф успел найти одежду и отнести ее единорогу. - Эти люди не хотели ничего плохого. Я потом объясню. Это честь для твоей жены, что сразу трое рыцарей выбрали ее своей дамой сердца. Хотя, на самом деле, они просто пытаются примазаться к вашей славе, - выпалил этот теперь безрогий на одном дыхании, обернувшись к рыцарям, наградил их ослепительной улыбкой и заговорил уже в полный голос: - Мой друг просто ошеломлен честью, которую вы ему оказали. Дайте ему хотя бы несколько секунд, чтобы придти в себя, и он от души поблагодарит вас.

- Спасибо, - через силу выдавил я, подчиняясь тычку Сверкалки.

Закап и остальные расцвели.

- Вы подумайте о разных частях туалета, прекрасная дама, - напомнил барон.

Сверкалка с Ральфом с трудом удержали вновь разъярившегося меня. Ишь ты! Какие это части туалета этот усатый имеет в виду?! А барон уже обращался к Сверкалке, не подозревая, что был в шаге от синяка под глазом. Может даже под двумя глазами.

- А вы кто, благородный сэр?

- Позвольте представиться, - единорог выпустил мое плечо из рук и учтиво поклонился. - Сэр Сверкающий, по прозвищу Единорог. Бродячий, э... странствующий рыцарь.

- Просто рыцарь, - разочаровано потянул Барело.

- Как интересно, - покачал головой Закап. - У нас есть сэр Дракон, а теперь еще и сэр Единорог. А вашу жену, доблестный сэр, злой колдун случайно не превратил в единорожку?

- Я не женат, - небрежно бросил Сверкалка.

- А как же Ли... - мой вопрос пресек тычок единорога. - Ну как знаешь, - покачал я головой. А эта морда бесстыжая мне еще и подмигнула.

Когда все немного успокоились, и рыцари все-таки уговорили Мелфу при первом удобном случае подарить им по платку, разговоры про иные части туалета я пресек на корню, мы потихоньку двинулись дальше.

Мелфа, чтобы не раскрывать рыцарям тайное драконье искусство маскировки, следовала с нами открыто. Конечно, это могло доставить некоторые неприятности, встреть мы других рыцарей, но тут уж пусть наша троица отдувается, раз уж выбрали драконшу дамой сердца.

Сверкалке боевого рыцарского коня не нашлось, и он взгромоздился с кислой физиономией на разгруженную вьючную лошадку.

- Это до первого города, - бросил он.

- А потом что? - удивился я.

- Потом надо обзавестись настоящим боевым конем. Я хочу в турнире поучаствовать.

- Где ты на него денег возьмешь? Он дорогой.

- Ты дашь, - ответил этот наглец.

Я аж задохнулся от возмущения.

- Перебьешься. У меня лишних денег тебе на коня нет!

- Не жадничай. Найди просто какой-нибудь клад.

- Сверкалка, не забывайся! Я больше не дракон и клады не чувствую.

- А жена драконша тебе на что? - спокойно спросил этот ужаснейший из единорогов.

Мне ничего не оставалось, кроме как замолчать, а то с этим спорить - себе дороже. А коня ему все равно не куплю!

Ночевать мы остановились на берегу спокойной полноводной реки. Берега были не болотистыми, плотными, их украшали раскидистые плакучие ивы. Походную еду несколько разнообразил суп из рыбы. Это Мелфа, купаясь, поймала несколько остроносых, зубастых щук. Щучье мясо пахло тиной, но после нескольких дней на вяленом мясе и сухарях, оно пошло на ура. Потом мы с моей девочкой отправились погулять вдоль реки. Солнце садилось. Над водой прогревшейся за день, плыли язычки тумана. Ветер гнал их с мелководья на глубину, а там, где мы гуляли, было глубоко, поэтому казалось, что на нас наступает туманное воинство.

- Красиво... - потянула Мелфа, глядя на несколько сиреневых облачков на горизонте.

- Красиво, - согласилась я.

- Полетать хочешь? - заискивающе спросила драконша.

- Не. Слишком наелся, - я похлопал себя по животу и присел на толстый сук, что полоскал свои ветви в воде. Мелфа свернулась клубочком рядом.

- Но ты же не сам полетишь, я тебя понесу. А мне не тяжело будет, даже если ты очень сильно объешься.

- Зато мне тяжело будет. Люди, они такие несовершенные, - я с ненавистью осмотрел свои руки и ноги.

- Нет, ты совершенный! Как бы не выглядел!

- Ты тоже!

Мы проболтали о всякой ерунде всю ночь. Когда солнце окончательно село и стало холодно, я перебрался Мелфе на бок, под крылышко. И нас никто не беспокоил, и было нам хорошо, несмотря на то, что она была драконом, а я человеком.

- А синячищи-то какие под глазами! - встретил нас радостный вопль Сверкалки, когда мы утром вернулись в лагерь. - Человеческий друг мой, ты никакой способ совмещения людей с драконами не изобрел? - единорог сделал какой-то непонятный, но явно пошлый жест.

Я опешил от такой наглости, не зная, что ответить. И тут вдруг Мелфа скромно так спросила:

- Можно я его съем?

Сверкалка осекся. Похлопал глазами, посмотрел на драконшу, и замолчал. Как раз вовремя, потому что все три рыцаря моей прекрасной дамы уже собрались вызвать его на поединок, если еще хоть слово.

- Не ешь его, - сказал я. - От такой гадости еще живот заболит.

- Да ладно тебе, - единорог таскался за мной, пока я собирался. - Ну не обижайся. Ну ляпнул, не подумав. Прости ты его, - не выдержал, наконец, Ральф. - А то он уже надоел своим занудством.

- Никакого почтения к старшим, - покачал Сверкалка головой, печально глядя на юношу.

- Почтение надо заслужить, - буркнул я. - Сверкалка, холостой ты был как-то лучше и добрее.

Единорог развел руками.

- Чего же ты хочешь? Постоянное напряжение и стрессы.

- Бестолковые вы. Сами себе проблемы выдумываете. И чего вам душа в душу не живется, все же благоприятствует? От этих моих слов единорог сник и надолго замолчал, видимо сравнил свою семью и мою. Так что мы с Ральфом смогли спокойно собраться и присоединиться к давно поджидавшим нас рыцарям.

В этот день ехалось мне тяжело. Глаза так и норовили закрыться после бессонной ночи, а сам я несколько раз пытался свалиться с лошади. Ральф меня расталкивал, а Мелфа предложила перебраться к ней на спинку. Я не соглашался, пока, наконец, все-таки не свалился, дождавшись момента, когда Ральф отвлечется.

- Все! Я тебя повезу, - заявила Мелфа, усаживая меня на спину. Но встряска меня несколько взбодрила, и я сам принялся беспокоиться о самочувствии драконши.

- Мелфочка, я тебе не тяжело? А ты не проголодалась? А между крыльев не тянет? А ты сама подремать не хочешь? Не устала?

- Ты ее еще спроси, не кружится ли у нее голова, не тошнит ли и не хочется ли солененького! - не выдержал, наконец, Сверкалка.

- Да, солененького я бы сейчас съела, - мечтательно потянула Мелфочка.

- Что? - опешил я.

Единорог мерзко заржал.

- Ты мне с кем изменяла, неверная?!! - с драконьей спины я попытался заглянуть драконше в глаза.

- Ты о чем? - не поняла Мелфа.

- Не делай вид, что не понимаешь?!! - бушевал я.

Никто не мог понять из-за чего сыр бор, один единорог наслаждался.

- Вот видишь, и у вас началось! А ты говоришь, чего не хватает, чтобы жить душа в душу.

- Это ты во всем виноват! - накинулась на Сверкалку Мелфа.

- Провокатор! - поддержал я супругу.

- Совести у него нет! - горячилась драконша.

- Так и быть, съешь его! А мы тебе потом какое-нибудь лекарство от живота найдем!

Перед нашим двойным напором Сверкалка сдался, решив, что с двоими связываться себе дороже.

- Но ты, правда, не беременна? - переспросил я у Мелфочки. - Ты не волнуйся. Даже если беременна, я усыновлю ребеночка...

- Да не беременная я! Как ты подумал, что я могла тебе изменить?! - возмутилась драконша.

- Какие высокие отношения! - восхищенно потянул в сторонке барон Закап, вытирая кольчужной рукавицей слезу умиления. Как бы не заржавел.

Между тем, мы все ближе подъезжали к столице. И на пути нам начали попадаться другие отряды рыцарей, спешащих на турнир. И тут оставалось только благодарить пращуров за то, что нас сопровождает веселая троица, а особенно барон Закап. Стоило только на горизонте замаячить кому-нибудь в кольчуге или панцире, как он пришпоривал коня, вырывался вперед и вываливал на несчастную жертву, или жертв, если рыцари путешествовали отрядом, нашу историю. После его рассказов на Мелфу нападать никто не собирался, все сочувствовали несчастной даме, предлагали свою помощь. Я скромно отказывался, но рыцари отставать не спешили, потихоньку следуя за нашим отрядом. Вскоре наш обоз напоминал огромную гусеницу, растянувшуюся на несколько миль. И чем ближе к столице, тем все длиннее и толще становилась эта гусеница. Селяне пугались и разбегались, когда рыцарский табор останавливался на ночлег. Разожженные в ночи костры походили на Млечный Путь.

И когда мы, наконец, добрались до Врома, стражники отказались открывать ворота, решив, что это вторжение. Пришлось немало подождать, пока все выяснилось. Открывать ворота явился сам Варин Второй, больше никто не осмелился.

Увидев меня, его величество сурово нахмурил густые черные брови, но тут же улыбнулся.

- Я мог бы и догадаться! Дракон, почему, когда ты появляешься, все становится с ног на голову?!

- Я ни в чем не виноват! Они сами!

- Ладно уж. Заезжайте. Тебя, а также твою супругу... Это ведь Мелфа? Я буду рад видеть гостями в моем замке.

- А я не один, - окружающие опешили. - Со мной не только Мелфа, но вот еще сэр Ральф, и сэр Сверкающий, и вот еще три доблестных сэра.

- Ладно. Пусть все будут моими гостями. Только сэра Ральфа отец заждался, он давно в столице, в своем городском доме.

Ральф охнул, умоляюще посмотрел на меня. Я кивнул. И сэр Роульфинг по пути к замку отделился от нашей процессии. Сопровождавшие нас рыцари, кроме незабвенной троицы, растеклись по постоялым дворам. Те, кто победнее, разбивали шатры у стен Врома.

Беседовать с королем с Мелфиной спины было неудобно, поэтому я пересел на свою серую, и мы с его величеством поехали по улицам города стремя в стремя. Драконша попала сзади, вызывая у горожан бурю ужаса и восторга.

- Вижу, вас не смогла разделить даже смена обличий, - Варин покосился на Мелфочку.

В ответ я только тяжело вздохнул.

- Ты скоро так приучишь людей к драконам, что они перестанут их бояться.

Две девчушки с балкона повесили Мелфе на голову длинную гирлянду, сплетенную из одуванчиков. Драконша поправила ее лапой, заправив конец за ухо, и теперь красовалась, как в венке.

- Так уж и перестанут. Для этого нужно что-нибудь посерьезнее, чем мои усилия.

- Но я никогда не мог себе представить, что почти сто рыцарей будут сопровождать дракона по своей воле, при этом даже не попытавшись его убить. Мало того, как я слышал у ворот, оказывая всяческие почести, как прекрасной даме.

- Я просто сказал им, что Мелфа - зачарованный человек. Моя жена. Вот и вся разгадка загадки. Ведь это и в самом деле так.

Варин покачал головой, поправил сползшую было на одно ухо корону.

- А ты не думал никогда о том, чтобы по-настоящему объединить драконов и людей? Не согласятся твои сородичи пойти под мою руку?

Я усмехнулся.

- Они слишком свободолюбивы и разрозненны для этого. Да и для большинства из них - люди не более чем еда. А кто же захочет подчиняться еде?

- Разрозненны? Что же у вас и правителя никакого нет?

- Нет. Изредка все драконы собираются, чтобы решить какую-нибудь важную проблему. Тогда главой совета становится старейшая из драконов, ее еще называют Прародительницей.. Но такого при мне не происходило.

- Но если вдруг нашей земле будет грозить какая-нибудь опасность, которая потребует объединения людей и драконов, согласишься ли ты быть послом к своим сородичам?

- Что случилось? - похолодел я.

- Ничего пока не случилось, просто мне те события с черным магом покоя не дают. Мы же тогда его так и не поймали.

- Не зря вы ваше величество думаете о нем, - и я рассказал королю о встрече с Морианом.

- Значит, он под видом рыцаря хотел проникнуть на турнир?!

- Мы с Ральфом тоже так подумали. Хотя странно, что он не дотерпел до столицы, напав на Мелфу.

Король покивал.

- Вы с женой поосторожнее. На вас у мага большой зуб.

- Мы постараемся. Может, маги королевства помогут в его поисках?

- Это вряд ли. Эти древние интриганы заняты только одним - как насолить друг другу. Один Зелиан все что-то отыскивает в летописях.

- Зелиан! - оживился я, вспомнив неугомонного алхимика-летописца. - Он уже определился, кем хочет быть?

- Его величество вздохнул:

- Нет. Он не только не определился, у него еще два новых увлечения: живопись и магия.

Услышав такое, я схватился за голову.

- И как он все успевает?!

- О... Этот юноша весьма шустр. Он уже нарисовал портреты всех обитателей замка. Красиво получилось, только у всех почему-то очень большие глаза, а у некоторых довольно странное выражение лица. А с магией... Начитался этих живых Мориановых книг, теперь экспериментирует, чуть башню нашего звездочета не разрушил. Старик его теперь к себе и на полет стрелы не подпускает.

Я только удивлялся, слушая рассказ Варина. Нет, точно надо Зелиана предостеречь, а то от большого ума до костра - один шаг. Но все же какой молодец!

У ворот замка я сильно удивился тому, что мы с его величеством так мирно побеседовали, и нас даже никто не прерывал. А все дело в том, что Мелфа оттеснила Сверкалку, и тому пришлось плестись за драконьим хвостом. Так что, когда мы въехали во двор, я смог узреть кислую физиономию однорогого. Троица рыцарей, напротив была счастлива. К ним тут же подбежали какие-то слуги и увели устраиваться в гостевых покоях. Сверкалку тоже хотели увести, но единорог отбился и судорожно вцепился в мою руку.

Варин недовольно на него посмотрел.

- Это мой близкий друг, - пояснил я королю. - Ему лучше остаться с нами.

- Тоже дракон? - усмехнулся Варин.

- Почти.

- Только давай без оскорблений, - фыркнул Сверкалка. Позвольте вам представиться, ваше величество, - единорог изящно поклонился, тряхнув белоснежными волосами. - Сэр Сверкающий, по прозвищу Единорог.

Варин отступил на несколько шагов, ошеломленно глядя на Сверкалку.

- Вы шутите или я ослышался? А может, быть я неправильно понял?

- Нет, ваше величество, вы правильно поняли намек, да и со слухом тоже все в порядке, а шутить сэр Сверкающий не умеет.

- Это как это не умею?! - напыжился единорог.

- Это же чудо! - в восторге король не замечал кривляний этого однорогого монстра.

- Ну вот, - обиделся я. - Меня чудом никто не называл...

- Драконы не так редки, - Варин заворожено протянул руку, собираясь дотронуться до Сверкалки, но тут же монаршье лицо омрачила тревога. - Но, сэр Сверкающий, на вас тоже заклятье?! Кто же сумел...

- Успокойтесь, ваше величество. Нет на нем никакого проклятия. Он оборотень. У них менять обличье все умеют.

- Тише! - зашипел единорог. - Ты еще на площадь выйди и крикни об этом.

- Вон оно как. Ну что же, рад приветствовать столь необычных гостей в своем замке. Добро пожаловать!


Глава 3

Столичные злачные места


Проблемы возникли с Мелфой. Если я достаточно свободно проходил в дверные проемы будучи драконом, ну разве что кое-где стены шипами царапал, то моя маленькая девочка была где-то в полтора раза крупнее. В замок, а главные ворота она сумела войти, а уже в следующем проеме застряла накрепко. Слуги носились в панике. Я пытался тащить Мелфу, Сверкалка предлагал ее сзади уколоть чем-нибудь острым, за что все-таки схлопотал от меня в глаз.

- Успокойтесь! - остановил начинающуюся драку король. - Дракон, не волнуйся, я уже велел позвать каменщиков. Они расширят этот проем и еще несколько. Вы согласитесь поселиться в малом тронном зале? Вам там будет просторно.

- Да, конечно. Но как же проемы? - растерянно спросил я, мне не хотелось доставлять королю лишних хлопот.

- А что проемы? Я думаю, Мелфа не первый гость-дракон в моем замке. Я давно хотел это сделать, но вот что-то все откладывал.

Примерно через час мы все же оказались в малом тронном зале. Увидев размеры малого зала, я был ошеломлен - интересно, каков же большой? Варин, как учтивый хозяин поинтересовался.

- Вам что-нибудь нужно?

- Да нет.

- А ночевать мы здесь будем? - подала голос Мелфа.

- Да, - сказал король. - Тебе здесь не нравится?

- Нравится. Только нам еще нужно: ковры, одеяла... - и драконша принялась перечислять, загибая когти.

Король кивнул слугам, и вскоре тронный зал был превращен в драконью спальню. Мелфочка увлеченно принялась вить себе и мне заодно гнездо. Чуть в стороне было свито гнездышко поменьше, как оказалось - для Сверкалки. Чем единорог был просто умилен.

Варин наблюдал за происходящим с таким интересом, что я не решился одергивать Мелфочку.

- Дорогой, где ты так задержался? - раздался вдруг за нашими спинами мелодичный женский голосок.

- Извини, Эльрана, вот гостей устраиваю. Позволь тебе представить. Ну, сэра Дракона ты знаешь. Это его жена, дама Мелфа. Ты знаешь их историю. А это сэр Сверкающий, по прозвищу Единорог.

Королева величественно кивнула нам светлой головкой. Красивая все-таки у Варина жена и смелая. Боится ведь, так что коленки трясутся, но вида не подает. А еще она, как и Лилия-Ромашка, ждала малыша. О чем на не преминул сообщить его величество, сказав, что это будущий наследник.

- Не хочу вас разочаровывать, ваше величество. Но у вас будет дочь, - влез Сверкалка.

Королева просияла, а вот Варин весьма расстроился.

- Испортил людям сюрприз, - прошипел я, толкнув единорога локтем в бок.

- Наоборот подготовил их.

Потом нас все на некоторое время оставили в покое, даже Сверкалка ушел, соблазнившись отдельными покоями. Мелфа свернулась в гнезде клубочком и грустно смотрела в окно.

- Ну ты чего? - я подошел к драконше и погладил ее по носу. - Тебе не нравится в замке?

Она молча покачала головой.

- А что тогда?

- Просто... Знаешь, я так боялась возвращаться сюда. Боялась, что все вдруг станет как прежде, что вдруг исчезнет все, что произошло и я опять окажусь пленницей этого места.

Я сообразил, что Мелфа в первый раз в столице после того как ее принесли мне в жертву.

- Ну что ты, девочка моя. Не бойся, я здесь, рядом с тобой.

- Да, ты рядом, и я счастлива. Но иногда мне кажется, что все это не более чем прекрасный сон. И однажды я проснусь, и не будет ни тебя, ни новой жизни.

- Ну что ты, перестань.

- Знаешь, Дракон. Я вот тут подумала...

- Продолжай. Что же ты замолчала?

Мелфа помялась немного.

- Я вот думала, может нам ребеночка усыновить?

Ноги меня не удержали, и я сел на драконью лапу. Драконша меня подтянула к себе и прижала к груди, как человек прижимает кошку.

- Я вот только думаю, человека нам усыновить или драконенка. Или все-таки сразу двоих? - печаль и страх драконши от возвращения во Вром как рукой сняло.

Зато мои страхи вернулись во всей красе. Я судорожно вырвался из объятий, кипя праведным гневом.

- А ведь я знал, что так и будет! Я тебя предупреждал! Я говорил, что ты захочешь детей и нормальной жизни! А теперь тебе придется жить с каким-нибудь драконом!

- Ты что? - Мелфа смотрела на меня круглыми глазами. - Дракон, я же не про это!

- А я про это! - не выдержав взгляда этих глаз, я выскочил из зала. На воздух! Мне нужно на воздух! Иначе слезы меня просто задушат! В одном из коридоров меня перехватила троица рыцарей.

- О! Сэр Дракон! - обрадовался Закап.

Барон и его друзья сменили доспехи на бархатные камзолы. Так что я вполне нормально перенес дружеские объятья, ну, подумаешь, добавилось еще несколько синяков. - А мы тебя как раз искали.

- Меня? - удивился я. Встреча я рыцарями несколько усмирила бурю в душе.

- Ну конечно тебя. Ах ты, хитрец, что же ты промолчал, что на такой короткой ноге с королем?

- Ты бы убил дракона, тоже стал бы на короткой ноге с королем, - мрачно пробурчал Барело.

- Уймись, - отмахнулся от товарища Закап и заговорщически мне подмигнул.

- Да к тебе можно за протекцией ходить! Король у тебя просто из рук есть!

Я нахмурился и отстранился от приставучего барона.

- Мне не нравится то, что ты говоришь.

- Ну ладно-ладно, - Закап, источая улыбку всей своей круглой физиономией, подмигнул еще заговорщическевее, или как там правильно, в общем мне захотелось сбежать куда-нибудь подальше от этой троицы. Но барон крепко держал за руку, фланг блокировал Барело, а пути отступления назад отрезал Надд.

- А ты сейчас занят? - спросил Закап.

- А что? - насторожился я, продолжая, однако, шагать туда, куда направляли рыцари.

- Помнишь, мы обещали тебя отвести в одно интересное место?

- В какое же?

- Тебе там понравится, - захихикал барон.

Я резко остановился, из-за чего Надд, не ожидавший такого маневра, врезался мне в спину.

- Никуда не пойду, пока не расскажете, куда везете!

- Тогда не получится сюрприза, - огорчился Закап. - Не волнуйся, там нет никакой опасности для тебя. Не трусь, будь настоящим рыцарем!

И что оставалось делать после таких слов? Только покорно пойти с ними, ведь никто не должен заподозрить, что я ненастоящий рыцарь.

О чем-то пошептавшись между собой, рыцари отправили Надда за лошадьми. Мы выехали из замкового двора, но проехали совсем немного, остановившись возле какого-то красивого дома, его фасад был украшен белыми завитушками и красными фонарями.

- Что это? - я не спешил покидать седло, однако Закап почти стянул меня на землю, нетерпеливо притопывая на месте.

- Пошли же скорее!

И, оставив лошадей на попечение подошедшего конюха, мы вошли внутрь. В доме царил полумрак: высокие окна занавешивали целые снопы ткани. Интересно, кто живет в такой неуютной обстановке? Наверное, какие-нибудь родственники Закапа, вон как он волнуется.

Бархатные занавески на двери мягко зашуршали, и к нам вышла женщина в длинном прямом платье из бордового шелка. У нее было какое-то странное лицо, приглядевшись, я понял, что она сильно нарумянилась, а глаза зачем-то густо обвела черным.

- Добро пожаловать, доблестные рыцари, - женщина низко поклонилась, почти коснувшись концом высокой прически пола.

- Благодарим, прекрасная дама, - поклонился я в ответ.

Рыцари отчего-то захихикали.

- Проходите за мной, - женщина улыбнулась мне полными губами.

Немного робея, я последовал за хозяйкой странного дома. Она привела нас в большой круглый зал. Здесь было немного посветлее, и все-все пространство занимали женщины.

Кто-то из них играл на лютне, кто-то вышивал у высоких окон, забранных разноцветными стеклами, кто-то просто сидел на разбросанных по полу подушках.

- Ах, какой цветник! - восхитится Закап, садясь на подушки посреди двух девушек и обнимая их. Барело не отстал, присев к красивой белокурой девушке у окна. Надд помялся рядом со мной, а потом робко подошел к рослой смуглой, кудрявой девице, настраивающей лютню, она задорно улыбнулась баронскому брату и подвинулась на скамеечке, давая ему место.

Откуда столько девиц?! Рассмотрев их получше, я понял, что все они молоды и хороши собой. Что, в городе живет какой-то безумный дракон, натаскавший их сюда?

- А вы что же, господин? - спросила женщина, приведшая нас.

- А что я? Я что-то должен делать?

- В первый раз, - понимающе кивнула хозяйка. - Диара! - крикнула она.

Возле нас мигом оказалась стройная легкая девушка, тонкая как стебелек, с золотой головой, пушистой, как венчик одуванчика.

- Идемте! - она схватила меня за руку и потащила за собой, к подругам, усадила на подушки, о чем-то весело щебеча.

К нам подсело еще несколько девушек. От их присутствия, горящих глаз, улыбок, нежных рук, мне становилось неловко и жарко. Находясь не среди людей, а среди драконов, я бы решил, что у всех этих девиц наступила пора брачного полета. Кто-то гладил мне плечи, жарко дыша в шею. Диара, сверкая зелеными глазищами, улыбалась, как кошка на охоте. А глаза у нее почти как у Мелфы, только не такие яркие. Мелфа! Если она узнает, что вокруг меня столько девиц! Да она... Ух! Я попытался вырваться из нежных, но цепких рук.

- А сэр Дракон пользуется популярностью, - усмехнулся Барело.

- Сэр Дракон! - вскинулась Диара, поглядела на маркиза, потом обернулась ко мне. - Так вы и есть тот знаменитый рыцарь, что убил большого серого дракона?

- Да, это я, - признаваться не хотелось, но уже не отвертишься.

- Как здорово!

- Вы что делаете? - девушки в несколько рук подняли меня и куда-то понесли.

Рыцари хохотали.

- Вы там поосторожнее с ним, - крикнул Закап нам вслед.

- Не волнуйтесь, господин! Насмерть не залюбим! - ответила, пыхтя, Диара.

- Что?! - я засопротивлялся еще сильнее. - Что вы хотите со мной делать?!!

- Не волнуйся, господин! Тебе понравится!

- Пустите! Иначе моя жена знаете, что с вами сделает?!

- А что она с вами сделает, если узнает, что вы тут были! - зловеще захихикали девицы. Они были правы, и я обреченно обвис в нежных ручках, позволив себя внести в какую-то небольшую комнату, где меня бросили на широкое ложе. Одна из красавиц заперла двери, остальные смотрели на меня нехорошими глазами.

- Чего вы хотите?! - я попытался отползти к окну, но меня перехватили за ноги. Девицы в двенадцать рук шустро лишили меня меча, кошелька и верхней одежды.

- Девушки, пустите, ведь хуже же будет! - а перед глазами так и стояла Мелфа, палящая этот дом к пращурам.

- А хуже уже не будет! - Диара с ненавистью смотрела на меня. - Девочки, что мы с ним сделаем?

В руках одной из ее подруг появился острый нож.

- То, чего мужчины боятся больше всего!

Я метнулся к окну, но там наткнулся на двух девиц. Вырвавшись от них, попробовал удрать через дверь. Ничего не получилось, меня схватили, скрутили и опять бросили на кровать.

- За что хотя бы?! Скажите!!! Я ведь не сделал вам ничего плохого!!!

Нож в руке девицы остановился.

- Не сделал ничего плохого! - в лицо мне прокричала Диара. - Да ты нас лишил последней надежды! Ты ее просто убил!

- Не понимаю, - извиваясь, как гусеница, я пытался отползти от ножа.

- Не понимаешь?!! Любая из нас надеялась, что однажды прилетит дракон, чтобы ее похитить. Пусть мы не девственницы! Но мы красивы, мы бы понравились дракону! А ты его убил!

- Так! Спокойно! - я незаметно и сам успокоился, кажется, из-за чудовищности происходящего. Шестеро сумасшедших девиц хотят лишить меня мужественности из-за того, что я убил самого себя. Бред. - При чем здесь вы и при чем здесь убиенный дракон?

- Все знают, что драконы похищают девиц, - Диара опустила нож. - А наш так и вовсе был замечательным. Похитит девицу, а потом замуж ее пристраивает. Вот мы и надеялись, что когда-нибудь он и в дом Земляничной Матушки наведается. Глупая надежда, я знаю, но хоть такая, иначе хоть сразу в петлю.

Я уже ничего не понимал.

- Зачем в петлю? Эта женщина, она вас обижает, заставляет работать.

- Да уж, заставляет, - хмыкнула пухленькая курносая девица с толстой каштановой косой.

Диара нахмурилась.

- Ты что, не понимаешь, куда попал?!

- Нет, - я покачал головой. - Друзья сказали - сюрприз. Привели сюда. А тут - вы.

- Это публичный дом.

- А что это такое? Дом для публики?

- Нет! Он или дурак, или прикидывается! - всплеснула руками Диара. - Это дом, где можно за деньги любить женщину.

- А если она не захочет? - никак не мог понять я.

- Да кто же нас спрашивает, - всхлипнула одна из девиц.

- То есть любой... Вот так придти... и... - я в ужасе посмотрел на Диару. - Как такое может быть?! - кровь ударила в голову. Затрещало, разрываясь на лоскутки, покрывало, в которое меня замотали девушки. С ревом я схватил меч, то что владею я им просто никак, на тот момент меня не волновало.

Рыцари и еще какие-то люди выкатились на улицу кубарем, а потом я долго гонялся за хозяйкой, еще какими-то людьми, которых она позвала на помощь. Выгнал их из дома, кого-то, кажется, ранил. Может быть, даже и убил бы, но мы наткнулись на отряд городской стражи. Удар тупым концом копья по макушке, и я перестал причинять беспокойство.


***


Кто-то меня обшаривал. Было щекотно.

- Девочки! Отстаньте! - я поежился.

- Ишь, благородная морда. В тюрьме, а все о том же, о бабах.

- Где? - я резко открыл глаза, о чем тут же пожалел - все закружилось в разноцветном хороводе.

- В тюрьме. Как и все мы, простые смертные.

- Почему? - я нащупал огромную шишку на голове, покрытую запекшейся корочкой крови. Какая все-таки у людей кожа нежная, раньше мне бы такой удар даже чешую не поцарапал. Воспоминания об ударе восстановили в памяти события.

- Так вы, ваше сэрство, вчерась публичный дом разорили, - подтвердил точность воспоминаний голос. - Земляничную Матушку грозились убить, вышибал ее отлупили, а девок распустили на свободу.

- Вчера? - ужаснулся я, попробовал подняться, но опять ничего не получилось, только замутило, да так, что чуть внутренности наружу не выскочили.

- Вчера. Вчерась вас принесли и бросили сюда. С тех пор как мертвый и лежите. Мы уж решили, что вы отошли в иной, лучший мир. Поэтому, не обессудьте, и вещички прибрали.

- Что со мной? - я с трудом боролся с тошнотой и темнотой перед глазами, меня будто качало, а пол старался закружиться и уплыть куда-то вниз. - Я же не пил ничего!

- Да не переживайте, ваше сэрство, это от удара по голове. Стряс мозгов. Бывает иногда.

Сотрясение мозга! От такого хиленького удара?! Как эти люди вообще выживают?!!

По ушам наждаком прошелся какой-то противный звук, потом по боку потянуло сквозняком.

- Вон он, - презрительно бросил грубый голос.

- Спасибо, вы свободны.

- Нет уж, вдруг он опять взбесится.

Я все-таки открыл глаза. У двери, освещенной факелом, колыхалось несколько фигур. Одна из них повернула ко мне лицо, казавшееся белым пятном.

- Что с ним?

- Так, успокоили маленько. Уж больно буен был.

- Благородного рыцаря? Барона?! Вы за это ответите!

- Так порядок же нарушал, - смутился грубый голос. - Поди разбери, барон там он или кто, когда он полуголый по улице бегает, мечом размахивает?!

- Ральф, - узнал я обладателя строгого голоса, того, что отчитывал тюремщика, стражника, или кто это там оправдывается.

Рыцарь оставил своего собеседника, резко шагнул ко мне, опустился рядом на колени.

- Ты как? Идти сможешь?

- Смогу, конечно. Помоги встать.

- Не слушайте его, господин. Он давеча даже привстать не мог, - сказал откуда-то из угла мой давешний собеседник. - Стряс мозгов у него.

Ральф благодарно кивнул и вновь обратился к стражнику:

- Десятник, нам нужны носилки!

- Сейчас, господин, - печально протянул грубый голос.

- Ну ты, брат, отмочил, - к нам подошел еще один человек.

- Валат, - улыбнулся я.

- Узнал. Значит, все не так страшно.

Успокоенный, что рядом свои, я прикрыл глаза. Ужасно хотелось спать, но уснуть не дали. Принесли носилки, меня стали на них водружать, чего моя голова и внутренности все-таки не вынесли, и я опозорился, чуть не испачкав своих спасителей.

- Плохо, - Ральф утер мне лицо. - Надо его во дворец. Сверкалка одним прикосновение его на ноги поставит.

- Только не во дворец! - заартачился я.

- Почему? - удивились братья-рыцари.

- Там Мелфа!

- Весомый аргумент, - хмыкнул Валат. - Ну, что тогда делать будем? Домой?

- Домой, - согласился Ральф.

И я отправился к ним в гости, правда, как прибыл и большую часть дороги я не помнил. Очнулся уже в кровати, от какого-то ужасного запаха и резкой боли в руке. Надо мной склонялся какой-то упитанный лысоватый господин в зеленой мантии, напоминающей магическую. Он чем-то тыкал мне в нос, обращаясь к кому-то в стороне.

- Кровопускание - лучшее средство от этого недуга. Вот видите, больной уже и очнулся. Главное - выпустить дурную кровь.

Рука заболела еще сильнее, кончики пальцев похолодели, я посмотрел на нее и увидел, что от локтевого сгиба к запястью течет толстая темная струйка. В ушах звенело.

- Я так, госпожа Алия, кучу народа на ноги поставил!

Тут дверь распахнулась, прервав разглагольствования магоподобного господина, и внутрь стремительно вошел высокий беловолосый человек.

- Что здесь происходит?

- Вот господин лекарь... - договорить Алия не успела. Сверкалка схватил лекаря за грудки и вытолкал за дверь, потом наклонился надо мной, снял перетягивающий руку ремешок. Лечить в человеческом облике единорогу было неудобно, для этого ему приходилось дотрагиваться до меня лбом, в центре которого горел небольшой круглый камешек, вместо рога, белые волосы щекотали мне лицо. Однако на качество лечения это никак не повлияло: по телу разлилось приятное тепло, головная боль и слабость отступили.

- Ах, сэр Сверкающий! - всплеснула руками Алия. - Вы просто чудо! Вам нужно помогать всем больным!

Единорог ужаснулся от такой перспективы, передернул плечами.

- Всем не могу. А ты, симулянт, вставай. Могли бы и не поднимать такой паники, сам бы оклемался.

У меня создалось впечатление, что Сверкалка за что-то на меня в сильной обиде.

- Я и не просил о помощи.

- Ладно, не буду вас смущать, - Алия вышла.

- Могли бы и меня с собой взять! - обвиняющее бросил единорог и последовал за герцогиней, хлопнув дверью.

Я встал и потихоньку оделся, удивившись, что кто-то позаботился привезти мою одежду. Значит, Мелфа уже все знает. Какой позор! Я присел возле окна. Все же наверняка подумали, что я отправился в этот дом, чтобы... Обхватив голову руками, я замер. В таком положении меня и обнаружил Ральф. Вот уж кому мне особенно стыдно в глаза смотреть. Был примером для юного рыцаря и так опозорился.

- Ты чего тут сидишь? - дружелюбно спросил юноша. - Мы тебя уже заждались к обеду.

- Спасибо, я не голоден.

- Дракон, тебе необходимо подкрепиться.

Я все-таки заставил себя поднять голову.

- Я хочу уехать.

- Ты что? - опешил Ральф. - Тебя кто-то обидел?

- Нет. Но я не хочу здесь больше оставаться.

- Да что случилось-то?!

- Я раз и навсегда опозорен! И... Ведь это был не единственный такой дом в городе? И он не тайный, находится на людной улице, о нем все знают.

- Ну да, - Ральф присел на скамеечку рядом со мной. - Такое не поощряется и всячески порицается церковью, но и не запрещено.

- Но ведь это ужасно! - возмутился я. - Каково же этим несчастным женщинам?!! Ну почему, почему я стал человеком?! Почему не остался драконом? У нас нет такого. Бывает, что драконы и драконши по молодости лет несколько необузданны, но продавать любовь за деньги! Да еще не просто продавать, а по принуждению. Совсем вы своих женщин не уважаете! Ведь наверняка нет такого мужского дома?

- Зачем же ты тогда туда пошел? - спросил Ральф.

Я пристыжено замолчал, понимая, что все оправдания прозвучат просто смешно.

- Так уж устроены люди, - Ральф покачал головой. - Но достойные среди нас тоже есть.

Сообразив, что только что довольно сильно обидел лучшего друга, я еще сильнее погрузился в пучину отчаяния. Но долго там не пробыл, наверх пробкой вытолкнул раздавшийся под окнами рев:

- Где он?! Куда мужа дели?!

- Мелфа! - я заметался по комнате, налетая на мебель и Ральфа. - Бежать!

- Лучше выйди к ней, а то она дом разрушит.

- Это точно, - сообразив, что жить мне осталось совсем недолго, я повесил голову и пошел сдаваться.

Мелфочка была в бешенстве. Валат пытался ее как-то успокоить, что-то говорил, но одно нехорошее однорогое существо подливало масла в огонь ехидными замечаниями.

- Мелфа, я... - я подошел к драконше, не зная, что говорить.

- Ах ты, кобель! - за оскорблением последовал могучий удар. Это Мелфочка отвесила мне пощечину. Меня смело и впечатало в стену так, что я чуть не стал частью лепных украшений.

- Прости, - прошептал я и упал.

Очнулся от хорошо знакомого ощущения, что только что ко мне применили магию исцеления.

- Как он, мой маленький? - обеспокоено спрашивала кого-то Мелфочка. В голосе драконши было столько тревоги, что я открыл глаза.

- Со мной все в порядке. Не беспокойся.

- Ах! Мерзавец! - еще один удар опять погрузил меня во тьму.

Второе пробуждение было несколько неприятнее, вывел меня из забытья раздраженный голос Сверкалки:

- Я, конечно, понимаю, что милые бранятся, только тешатся. Но вы уж меня в свои потешки не вовлекайте! Лечитесь сами! Если сумеете.

- Все-все-все! - примирительно сказала Мелфа. - Я больше не буду.

Я был осторожно поднят, поставлен на ноги и отряхнут.

- Мелфа, - расплылся я в улыбке.

- Ух! - пригрозила мне драконша. - Так бы и убила! - но приводить свою угрозу в исполнение она не стала.

- Прости, я не нарочно. Я все тебе объясню.

- Объясняй!

- Но не здесь, не при всех же.

- Почему это? Тебе стыдно говорить при всех?!

- Может, хватит?

- Да, с меня хватит! Ты был прав! Человеку и дракону нельзя быть вместе! Мы слишком разные! Я оставляю тебя в покое! - судорожно всхлипнув, Мелфа расправила крылья и улетела, обдав меня и всех присутствующих с ног до головы пылью.

- Когда она была человеком, характер у нее получше был, - сказал Сверкалка.

Я даже не обратил на единорога внимания, провожая любимую взглядом.

- Я тоже изменился, став человеком.

А еще у меня была странная уверенность, что Мелфу сейчас отпускать нельзя.

- Сверкающий, помоги мне ее догнать!

- Я в извозчики ко всяким безумным драконам не нанимался. Как боевого коня - так не купил, а как кого догнать - так я первый под седло, - единорог надулся и задрал нос.

- Ну и не надо, - я побежал к привязанный во дворе лошадям, выбрал, как мне показалось, самую быструю. К счастью, лошадь была взнуздана, осталось только в седло забраться, к чему я и приступил.

- Ладно, постой! Конечно я помогу.

Я бросил повод тут же отскочившей лошади.

- Тогда давай скорее, пока она далеко не улетела.

- Пошли, заберемся на крышу, оттуда и взлетать легче и никто не увидит, как я превращаюсь.

- Как скажешь, только, умоляю, скорее!

И вправду никто не заметил белоснежного единорога, парящего над городом.

Мелфа далеко не улетела, приземлившись на берегу какой-то реки. Мы сразу заметили горестно сгорбившийся драконий силуэт. Впрочем, драконшу заметили не только мы: к Мелфочке подкрадывались какие-то подозрительные люди с пиками и сетями.

- Мелфа! - закричал я с высоты, чтобы предупредить жену. Она завертела головой, посмотрела вверх, на миг мне показалось, что моя девочка довольно улыбается. - Берегись!

Охотники тоже нас заметили, в Сверкалку полетело копье. Единорог с легкостью увернулся.

- Что будем делать?

- Мелфа! Улетай! Взлетай оттуда! - я замахал руками, как ветряная мельница, чуть не свалившись с единорожьей спины.

К счастью, драконша меня послушалась, на прощание пройдясь огнем по лесу, в котором укрылись незадачливые охотники. Не сжечь, а так, попугать. Люди с воплями разбежались.

И я все-таки уговорил Мелфу вернуться, просил прощения, объяснял, как все было.

Наверняка Сверкалка получал наслаждение от нашей беседы, и потом припомнит мне все. Ладно, пусть слушает, главное - не вмешивается.

- Куда летим? В замок или к Ральфу?

- Давайте в замок, - подумав сказал я. - А ты, Сверкающий, потом отправляйся к Рольфингам. Оденешься и скажешь, что все в порядке.

На удивление быстро единорог согласился.

Встречать нас с Мелфой никто не вышел, мы прокрались в нашу спальню и, поговорив немного о жизни и вообще, уснули. Счастливые и довольные друг другом.


Глава 4

Королева турнира



Не знаю, сколько проспал, но когда проснулся солнце уже почти село. Мелфа спала на животе, вытянув шею и хвост. Драконье крыло укрывало меня так мягко и нежно, что будь на моем месте только что вылупившийся цыпленок, он бы остался цел и невредим. Но разбудило же меня что-то?!

- Дракон! - прошептал кто-то, невидимый в сумраке.

- Да. Кто здесь?

- Это я. Зелиан.

Я обрадовано встрепенулся, осторожно выбрался из-под драконьего крыла, спустился к подножию гнезда.

- Ты где?

Алхимик выступил из тени, на его лице цвела широкая улыбка. Зелиан совсем не изменился с нашей прошлой встречи. Разве что отросли опаленные брови и ресницы, да на желтой мантии добавилось заплаток и веселых разноцветных пятен.

- Я здесь.

Мы крепко пожали друг другу руки.

- Как ты? Его величество рассказал о твоих новых увлечениях.

- Мне очень приятно, что его величество нашел время о них поговорить. Но кое о чем я хотел бы рассказать сам. Есть серьезный разговор. Ты сейчас не занят?

Я покачал головой. Зелиан поманил меня за собой, и мы отправились к нему в лабораторию. По дороге алхимик расспрашивал о моем человеческом житье. По мере возможности я старался отвечать на пытливые вопросы. Зелиан даже достал перышко, откупорил чернильницу, висящую на цепочке у него на шее, и принялся что-то записывать в небольшом свитке. Остановился только тогда, когда мы дошли до лаборатории. При нашем появлении с пола из центра комнаты под столы и шкафы порскнуло что-то похожее на очень крупных тараканов. Я успел схватить одного из беглецов и с удивлением обнаружил, что это маленькая книжка в ярком красном переплете. Внутри у нее тоже все было ярко и красиво, только вот слов маловато и все бессмыслица какая-то, вроде детских стишков.

- Что это? - удивился я.

- Да понимаешь... Помнишь те книги, что мне перешли от Мориана? Живые фолианты?

- Помню.

- Так вот им так понравились мои условия проживания, что они начали вроде как разводиться. Сначала эти малыши были совсем крошечными, не больше ногтя и были в них только картинки. Сейчас вот подросли. Как они рождаются, я так и не выяснил, как растут - тоже.

- Чудеса! - я отпустил книжку-малышку на пол и она, шелестя страницами, убежала прочь.

- Присаживайся, - Зелиан спихнул с одного из табуретов какую-то ветошь и пододвинул его мне. На сиденье пестрели пятна краски, но вроде уже подсохшей. - Есть хочешь?

Я представил, чем меня может накормить алхимик, да впридачу еще маг, летописец и художник, но в животе предательски заурчало. Юноша кивнул сам себе, достал из шкафа корзинку и начал накрывать на стол. К счастью, обошлось без изысков, на стол были выложены: три вареных яйца, кусок копченого мяса, пяток свежих булочек, несколько перьев лука и запотевший кувшин.

Мы со вкусом поужинали, болтая о всякой ерунде и запивая все вкуснейшим холодным напитком из трав и ягод.

- Так о чем ты хотел поговорить? - спросил я после того, как со стола была подъедена последняя крошка.

Зелиан покрутил в руках нож со стола, будто не знал с чего начать.

- Я тут нашел кое-что. Ковырялся в старых летописях о черных магах и обнаружил старинный манускрипт. Он был написан тайнописью, а колюч к тайнописи оказался в фолианте Мориана.

- И что же это было? Предсказание?

- Нет, там описывались некие магические предметы. В том числе некий браслет из белого металла с белыми камнями.

Я машинально схватился за запястье. Браслет оказался на месте, каким-то образом пережив и приключение в публичном доме и обыск в тюрьме.

- И что там написано про мой браслет?

- Он обладает способностью отражать враждебную магию.

- То-то Мориану тогда не удалось меня убить, активировав свой талисман.

- Но это не главное. Там еще описывается несколько вещей, главная из которых - Талисман Желания. Он может исполнить любое желание владельца, но только один раз.

- Любое-любое? - я во все глаза смотрел на юношу. - То есть... даже отменить действие преворотного зелья для одного из нас?

Зелиан кивнул.

- Я как прочитал, тоже первым делом подумал об этом.

У меня перехватило горло. Ведь кто-то мог использовать для тебя, мало ли своих желаний. А он...

- Спасибо...

- Да не за что. Как найти этот талисман, и не использовали ли его еще - об этом в манускрипте ни слова.

- Это уже хуже. А как он хотя бы выглядит?

- Об этом тоже ни слова.

- Но как его тогда искать? Как мы узнаем, что это именно он?

- Я не знаю, - Зелиан расстроено развел руками.

Надежда, загоревшись ярким огоньком, вновь потухла.

- Эх.

- Но я буду искать дальше, может быть, найду описание.

- А что там еще были за вещи? - у меня возникло подозрение, что тот самый талисман мог оказаться в том так бездарно потерянном нами с Ральфом кладе.

Зелиан зачитал мне описания, но нет, больше ничего похожего на драгоценности из ларца не отказалось. Ну почему мой браслет не мог оказаться этим самым талисманом?

Мы еще немного посидели с алхимиком, но настроение было испорчено, разговор не клеился, и я отправился к Мелфе, а Зелиан занялся своими делами. Драконша не спала и встретила меня злобным шипением.

- Что не так? - я замер на пороге.

- Опять по девкам бегал!

- Мелфа, прекрати! Я же тебе все объяснил! А сейчас я ходил к Зелиану в гости! - беспричинная ревность Мелфы уже начинала немного раздражать, но в то же время и грела душу. Она ревнует - значит любит.

- А меня с собой позвать почему нельзя было?

- Боюсь, что ты просто не смогла бы пройти по всем коридорам, они слишком узкие.

- Ты меня просто больше не любишь!

- Ну что ты, девочка моя, - я присел на переднюю лапу плачущей драконши и принялся гладить ее по голове. - Как я могу тебя разлюбить, - наверное, я не должен был об этом говорить, чтобы не дарить Мелфе ложную надежу, но удержаться было просто невозможно, и я рассказал ей о находке Зелиана.

- Мы найдем его! - загорелась драконша. - Непременно найдем! И ты снова станешь драконом!

- Или ты человеком, - почти беззвучно прошептал я, забираясь Мелфе под крылышко. Полежав немного, пригрелся и уснул.

Мне показалось, что королевский замок содрогнулся до основания, я открыл глаза, чувствуя, что сердце бьется где-то у горда.

- Что это? - спросила Мелфа.

- Ты тоже почувствовала?

- Похоже на сильный удар. Землетрясение?

- Не знаю.

Тут замок опять вздрогнул. В коридоре послышался топот ног и панические крики.

- Кажется, что-то серьезное! - Мелфа направилась к дверям.

- Нет. В окно. По коридорам сейчас не пробиться, да и панику лишнюю поднимем.

В окна малого тронного зала могла пролезть не только Мелфа, но и все мои драконьи родственники во главе с мамулей. Кажется, когда мы открывали огромные оконные створки, несколько цветных дорогущих стекол выпали, но сейчас было не до этого.

- Что видишь? - спросил я у высунувшейся по крылья в окно Мелфы.

- В замке - паника. А больше ничего не понятно.

- Нужно осмотреть замок со всех сторон. Помоги забраться.

Мелфа забросила меня себе на спину, и мы вылетели в ночную тьму.

- Смотри! - я указал на столб дыма, идущего откуда-то из подвалов замка. Часть стены была разрушена, у разлома суетились люди, горели факелы: - Это там, где лаборатория Зелиана!

Драконша сложила крылья и спикировала вниз, притормозив лишь у самой земли. Поток воздуха погасил половину факелов и повалил половину людей. Кто-то из стражников чуть не стрельнул в мою девочку из лука.

- Что здесь происходит?! - закричал я, привлекая к себе внимание.

- Да алхимик что-то опять взорвал в своей лаборатории, - ответил один из стражников. Люди, увидев и узнав меня, заметно успокоились. - Когда-нибудь весь замок порушит. - Мужчина сплюнул. - Разбирать теперь три дня, а завтра - начало турнира.

Судьба турнира меня не волновала, меня волновала судьба Зелиана, поэтому я попросил Мелфу помочь с завалом. Камни полетели во все стороны, не выдержав соперничества с драконьими когтями. Драконша сунула голову в открывшуюся дыру и отпрянула, чихая от едкого дыма.

- Я сам! Мелфа, не лезь! - оторвав у рубашки рукав, я замотал рот и нос и полез в подвал. Никто из стражи за мной не последовал.

Дыма было столько, что я чуть не задохнулся, и вдруг белый браслет на моем запястье начал подрагивать и светиться, а потом дым возле самого входа в лабораторию резко кончился. Дверь была приоткрыла, но совершенно цела, как и стены, хотя здесь-то они, казалось, должны были пострадать в первую очередь.

- Зелиан! - я убрал рукав от лица и вошел в лабораторию. Внутри не было и следа дыма, хотя царил полный беспорядок. Ни души, только в углу, за поваленным на бок столом что-то скреблось. Я направился туда. Звук стих, а потом кто-то будто зарычал. А у меня ни ножа, ни меча с собой! Подхватив с пола табурет, я оттащил стол в сторону. На меня хлынула лавина мелких книжек, стремясь вцепиться в сапоги, забраться повыше и ущипнуть замочками на корешках, оцарапать острыми твердыми крышками переплетов.

- Эй! Вы чего?! - не зная, что делать, я смел забияк в сторону табуреткой. - А ну цыц! Малявки! Где ваш хозяин?

Оказалось, что его-то они и защищали. Бедолага алхимик лежал у стены, смятый колпак валялся рядом. Отпихнув злобные книжки подальше и положив на их пути табурет, я склонился над Зелианом.

- Уф, дышит, - у юноши на затылке обнаружилась огромная шишка. Как только я к ней прикоснулся, алхимик дернулся и застонал. - Потерпи немного. Сейчас одного рогатого типа позовем, и все разом пройдет, - взвалив Зелиана на плечо, я выволок его наружу.

- Дракон?! Я мог бы и догадаться, что тебя-то тут непременно найду.

- Ваше величество, попросите кого-нибудь отправиться в дом герцога Роульфинга и позвать сюда сэра Сверкающего. Он непревзойденный лекарь. Зелиану нужна помощь.

- Хорошая порка ему нужна, - пробурчал какой-то господин в алом кафтане рядом с королем. - От него одни только убытки.

- Прошу меня простить, но мы с вами не знакомы, однако вы весьма грубо отзываетесь о моем друге!..

- Это мой казначей, мастер Авил, - бросил король через плечо.

Так этот красавец даже не благородного происхождения! И где я только успел этого нахвататься?

- Барон Варнан, рыцарь Дракон, - представился я.

Казначей заметно сник. Так что Зелиана свободно перенесли в какие-то свободные покои замка, где нас и нашел единорог.

Несмотря на общую вредность, излечение всегда давалось Сверкающему замечательно, вот и сейчас он справился за несколько мгновений. Зелиан открыл глаза, потрогал голову, а потом вдруг вскочил с криком. От неожиданности мы отпрянули.

- Манускрипт!

- Спокойно! - Сверкалка попытался уложить беспокойного пациента обратно на лежанку. - Я еще не закончил.

- Он его похитил! Дракон! - тут юноша заметил меня. - Нужно скорее его спасти!

- Кажется, удар оказался сильнее, чем я думал. Господа, помогите мне, пожалуйста, подержите его!

Варин придержал алхимика за плечи, казначей тоже не остался в стороне, так придавив беднягу Зелиана, что тот побагровел от недостатка воздуха.

Я оттянул чересчур старательного человека в сторону за ворот алого кафтана.

- Какой манускрипт? Ты о чем? Что случилось?

Зелиан опустил глаза.

- Мы с тобой сегодня говорили о Талисмане Желания...

Дальше я и сам догадался.

- Кто это был?

- Мориан.

Разом утратив все силы, я упал в первое подвернувшееся кресло.

- Не волнуйся, я успел переписать все о талисмане в дневник!

- Я волнуюсь не о том, остались ли сведения о Талисмане Желания у нас, я волнуюсь о том, что они есть и у Мориана. Представляешь, что будет, найди черный маг этот самый артефакт.

- Так! - встрял в нашу беседу король. - Объясните, что происходит!

Я бросил выразительный взгляд на казначея, тот делал вид, что его здесь нет, при этом тщательно развесив уши.

Его величество меня сразу понял.

- Мастер Авил, покиньте нас.

- Но...

- Вам нужно приступить к выполнению своих обязанностей.

- Но сейчас ночь!

- Вы будете мне перечить?! - Варин удивленно вскинул брови.

Алокафтанник сник и убрался из комнаты.

Варин молча выслушал наш с Зелианом рассказ.

- Весьма могущественный артефакт. Представляете, что можно было бы сделать для страны, попади он мне в руки?! Волшебством можно было бы починить все дороги! Вернуть отбитые Серогорьем территории! Наполнить казну на сотни лет вперед! Победить все болезни! Сделать так, чтобы все были счастливы!

Мне оставалось только сидеть, повесив голову. Теперь, даже если Талисман Желания и найдется, нам с Мелфой его не видать.

- Ну, последнее, ваше величество, - язвительно сказал Сверкалка, - просто невозможно.

- Почему же? - удивился король.

- А так просто не бывает. Это нарушит законы бытия и уничтожит наш мир.

- Все равно! - упрямо набычился король.

- Неважно, что могли бы сделать с помощью Талисмана Желания мы, важно, чтобы Мориан ничего не сделал, - взгляды всех присутствующих обратились ко мне.

- Ты прав, Дракон. А это значит, мы должны первые его найти! - к Варину вновь вернулись спокойствие и уверенность в себе.

- Но как это осуществить? Ведь мы даже не знаем, как он может выглядеть!

-Зелиан, раз ты нашел упоминание о Талисмане, неужели не сумеешь отыскать его описание, - 'ободрил' алхимика король. - Ведь помимо королевской библиотеки, которая отныне полностью в твоем распоряжении, существует еще и библиотека белых магов, и королевская библиотека Панта, и Серогорья и других стран. Я договорюсь.

У Зелиана загорелись глаза и затряслись руки.

- Где?! Когда поеду?!

- Подожди, не торопись. Закончи сначала с нашей библиотекой. Я велю мастеру Аргвису не препятствовать тебе.

- Хорошо, я сейчас отправлюсь в библиотеку!

- Завтра. Ты завтра отправишься в библиотеку. Сейчас тебе необходимо отдохнуть, - охладил пыл алхимика Сверкалка.

Варин согласно кивнул.

На этом все разошлись. Я отправился к ожидающей меня Мелфе, Сверкалка пошел со мной.

- А завтра турнир.

- Я знаю, - разговаривать ни с кем не хотелось, тем более о такой ерунде, как турнир.

- А я тоже участвую!

- Кого ограбил?

- Никого. Грэйн одолжит мне боевого коня! - ну просто ребенок, чуть ли не подпрыгивает.

- Все равно тебя не допустят, - на душе было так гадко, что хотелось делать гадости.

- Почему это? - вскинул белесые брови Сверкалка.

- Ты должен будешь доказать свое знатное происхождение в двух поколениях, как со стороны матери, так и со стороны отца. Иначе герольды тебя не допустят. Ты, конечно, можешь назвать своих мать и отца, но вряд ли захочешь выдавать свое однорогое происхождение.

Дивный зверь в ответ только выругался и, досадливо плюнув на пол, ушел, опередив меня. Обиделся.

Мелфа лежала посреди двора, недалеко от полуразрушенной стены, подбирая то лапы, то хвост, когда мимо нее проносились люди, наводящие порядок. Она заметила меня, заулыбалась, вскочила.

- Ну что?

- Все хорошо. Пошли спать.

- Что с тобой? Почему ты такой грустный?

- Просто настроение плохое.

- Нет, - драконша уселась на хвост по-собачьи. - Так не годится. Нельзя с таким настроением ложиться спать.

- И что ты предлагаешь?

Мелфа не ответила, я просто мигом оказался на ее спине, и моя девочка полетела в ночное небо, навстречу луне и ветру.

Турнир начинался в полдень, так что мы даже и выспаться успели, благополучно пережив всю подготовительную беготню. За нами почти перед самым началом зашел какой-то юноша, судя по знакам на одежде, ученик герольда. С этими людьми мне пришлось столкнуться, когда Варин придумывал мне родословную, как рыцарю Дракону. О моем подложном рыцарстве знали, конечно, не все герольды, только главный, его еще называли гербовым королем.

Достойный герольдовский ученик учтиво пригласил нас взглянуть на поединки, также он настойчиво требовал, чтобы на турнире присутствовала Мелфа, как одна из знатнейших и прекраснейших дам королевства.

Девочка моя, как услыхала об этом, чуть на месте не начала подпрыгивать, так ей хотелось поскорее посмотреть на все.

Оказалось, что ристалище, так называется место, где дерутся рыцари, находится за городом, так что я, не долго думая, предложил Мелфе нас отвезти. Драконша тут же присела на передние лапы, свесив крыло, чтобы нам было удобнее забираться.

Герольд при этом сильно спал с лица.

- Не бойтесь, все будет хорошо! - попытался я успокоить впечатлительного юнца.

- Нет, не будет!

- Успокойтесь, Мелфа еще никого не роняла.

- Я не могу сесть на даму!

- Тогда я понесу тебя в лапах! - предложила Мелфочка.

Парень посмотрел на драконьи лапки, оценил размер когтей, стал совсем зеленым и покорно полез на чешуйчатую спину.

Несколько взмахов золотисто-янтарных драконьих крыльев и вот уже внизу отведенная под ристалище прямоугольная площадка, огороженная двойным барьером. Между барьерами суетились слуги, наверное, те, что будут помогать рыцарям, и стояли воины. По одной из длинных сторон располагались места для дам и знатных господ, там же, рядом с возвышением, явно предназначенным для короля, была оставлена незастроенной большая площадка.

- Нам туда! - проорал мне в ухо герольд, еще больше позеленевший. Кажется, бедолагу еще и укачало.

Мелфа заложила круг над ристалищем. Площадка для поединков была тщательно выровнена, и, как я смог заметить с высоты, посыпана песком и соломой, а потом смочена водой. Это правильно, а то сухо сейчас, такая пыль поднимется, всех знатных дам засыплет. Вдоль длинной оси ристалища был установлен барьер, обтянутый полотном. Хорошо, что еще никто не сражается, а то мы могли бы напугать лошадей. Драконша пролетела над разноцветными шатрами, над толпой зрителей, задиравших головы с разинутыми ртами и грациозно приземлилась на отведенное ей место. Кокетка моя. А спинку-то как держит, а шейку-то как выгибает, а хвостиком-то как виляет! Да все эти расфуфыренные дамы ей и в когти не годятся, да и когда в человеческом обличье была, тоже не годились. Я спрыгнул на песок, стянул за ногу с драконьей спины полубессознательного герольда. Парень мешком свалился на землю, прижал руки ко рту и быстро уполз куда-то. И правильно, он молодой еще, ему нужно много отдыхать.

- Когда же они начнут уже?! - Мелфе не терпелось посмотреть на долгожданный турнир.

- Не знаю, наверное, сейчас окончат все приготовления и начнут.

Тут над ристалищем запели рога, на площадку выехали на белых лошадях трое герольдов. Средний из них взмахнул королевским штандартом и мигом установилась тишина.

- Объявляю Весенний турнир открытым, пусть победит достойнейший. Он в последний день турнира выберет самую прекрасную из дам, королеву турнира. Эта дама получит приз и право называться самой прекрасной целый год, - помощник главного герольда достал ларец, откинул крышку: на солнце блеснули золото и драгоценные камни в изящной короне. - Рыцарь же будет награжден боевым конем из королевских конюшен, наделом земли, а так же средствами для постройки родового замка. Если же рыцарь уже владеет родовым замком, то равной мерой золота.

Ристалище накрыло приветственными криками.

- Ничего себе! Да Варин так разорится! Каждый год отваливать такие деньжищи!

- Не разорится, - Сверкалка подкрался незаметно, я даже вздрогнул.

- Ты считаешь, что от этого есть какая-то польза?

- Несомненно, - Сверкающий нагло устроился на драконьем хвосте. Мелфа скосила на него глаз, поджала губы, но ничего не сказала, только на ее морде появилось выражение 'на дураков и прочих всяких единорогов не обижаются'.

- Какая же?

- Это позволяет держать всю эту рыцарскую братию в форме. А, значит, король уверен в том, что в случае войны будет кому постоять за родную страну, - единорог растянул губы в усмешке, отчего вдруг стал похож на лягушку. Я потряс головой, отгоняя наваждение.

- Тшшш! - Мелфа тряхнула хвостом. - Они начинают!

- Можете пока не смотреть, - Сверкалка тщательно рассматривал небо, или, проще говоря, задирал нос. - В первый день всегда сражаются оруженосцы.

- Знаток, нос опусти, а то мухи залетят. Откуда ты все это знаешь? - Сверкалка состроил возвышенное выражение лица, открыл рот...

- Наверняка ему Ральф с Валатом рассказали, - сказала Мелфа, отвлекшись на несколько мгновений от увлекательного зрелища.

Единорог захлопнул рот, клацнув зубами. Такому палец в кот не клади, откусит, несмотря на то, что травоядный.

На ристалище с противоположных концов выехали два всадника. На них были не сплошные доспехи, а кожаные куртки с нашитыми где только можно железными пластинами. Подняв длинные деревянные мечи, противники понеслись друг на друга.

Будущее поколение рыцарей не только сражалось на мечах, юноши так же показывали ловкость и доблесть, надевая подвешенные на веревках кольца на копья, соревнуясь в стрельбе из лука и показывая какие-то свои особые умения. Мелфа смотрела как завороженная, мне же скоро стало скучно, и я начал оглядываться по сторонам.

- Смотри!

Сверкалка вздрогнул от неожиданности.

- Чего тебе, малахольный?

- От такого слышу. - Смотри, герб Роульфингов. Вон на флаге!

- Ага вижу. Ну так там их шатер.

- А пойдем их навестим. Мелфе мы все равно не нужны.

Задумавшись на мгновение, единорог все же кивнул.

Оба рыцаря были в шатре, оба что-то творили с помощью оруженосцев и оружейных мастеров со своими доспехами. Отвлекать их не хотелось, поэтому мы отправились дальше, нашли пристанище троицы рыцарей, но и с теми пообщаться не удалось. Больше ничего интересного в тот день не происходило. Вечером забрали Мелфу и отправились в замок, спать. Всю дорогу и весь вечер во время ужина и перед сном драконша возбужденно рассказывала про поединки. По ее словам все выходили такими героями и красавцами, что завтрашним рыцарям на ристалище просто делать уже нечего. В лице Сверкалки она, впрочем, нашла отличного слушателя, единорог слушал с горящими глазами, иногда подпрыгивал на месте, махал руками и говорил:

- А вот я бы!.. А вот я бы!..

Наверное, хотел рассказать, что если бы его допустили до турнира, то он бы точно там всех победил бы. С одного удара.

На следующий день мне уже не было так скучно. В боях участвовали мои знакомые рыцари, и было за кого переживать.

Валат на могучем длинногривом вороном коне красовался перед госпожой Элирой. Как я понял, свадьба должна была состояться в самом скором времени. Полную противоположность являл собой его младший брат, Ральф был сосредоточен, не делал лишних движений, сражался скупо, экономя силы, почти тут же уезжал с ристалища, не обращая внимания на приветственные крики зрителей. Но в чем нельзя было отказать обоим братьям - сражались они просто мастерски. Из троицы рыцарей первым вылетел Надд, вторым Барело, дольше всех продержался, как это ни странно Закап. Хотя, почему странно, он просто валил соперника массой, пока ему самому не попался гораздо более массивный соперник. С этим же великаном в следующей схватке предстояло сразиться Ральфу.

Рыцари разъехались по разным концам ристалища, развернулись. И дождавшись сигнала герольда, начали съезжаться.

Этот здоровяк же сейчас беднягу Ральфа просто сомнет!

Копья разлетелись в щепки, всадники разъехались, и тут один из них неуклюже сполз с седла.

- Он победил! - заорал я, тряся Сверкалку.

- Ну победил, ну на то он и храбрыыыы!.. Отпусти меня! Я тебе не яблоня, чтобы с меня яблоки обтрясать! На то он и храбрый рыцарь. Я бы справился лучше, быстрее и красивее.

- Ну тебя, - я отвернулся от занудного единорога.

Больше братья в боях не участвовали, смотреть мне было не интересно, так что я потихоньку улизнул в замок и отлично там выспался до Мелфиного возвращения.

На следующий день доблестные господа рыцари порадовали общим сражением. Те, кто не выбыл вчера в поединках, разбились на две толпы и напали друг на друга. В общей куче было ничего не понятно, но судьи как-то разбирались. Когда прозвучал сигнал разъехаться, я увидел, что Валат среди побежденных. Ральф не выбыл.

Четвертый день мне понравился, я даже сам принял участие в сражении, да и Мелфочка не удержалась. Возле стен города воздвигли шуточную крепость. Защищать ее должны были девицы, а рыцари всячески старались захватить. Такое сражение, похожее на игры драконьей молодежи, радовало глаз отсутствием злобы, то тут-то там раздавался звонкий смех, в рыцарей летели ленты, плоды и цветы. Понятно, что таким оружием не сильно оборонишься, и рыцари начали брать верх. Девушки расстроились, и я попросил Мелфу вступить в схватку, она тоже, как никак девица.

Драконша встрепенулась, расправила крылья, привычным движением закинула меня к себе на спину, и мы полетели защищать замок.

Когда нападающих накрыла тень дракона, то дух их содрогнулся от ужаса. А уж когда Мелфа приземлилась на одну из башен потешной крепости, наполовину ее разрушив... Девушки радостным визгом отпраздновали свою победу, хотя рыцари потом говорили, что просто уступили прекрасным дамам.

Девицы получили из рук короля подарки: сладости и небольшие украшения с самоцветными камнями.

А пятый день должен был окончательно определить победителя. Те, кого не сломили предыдущие четыре дня, опять должны были участвовать в одиночных поединках. Вот тут уже было по-настоящему страшно. Сражения не заканчивались переломом копий и спешиванием: рыцари дрались почти до последнего, если их спешивали, они продолжали биться на мечах, до того момента, пока один из противников не сможет сражаться.

Глядя на то, как сминаются доспехи, как зазубриваются мечи и падают люди, я вспоминал, как и сам недавно в драконьем облике дрался с рыцарями. Не зря, не зря я их боялся. Сами поединки длились куда дольше. Но закончился и этот день и остался только один рыцарь, рыцарь-победитель.

Ральф откинул забрало шлема, получил из рук гербового короля корону и двинулся туда, где во всю ему стоили глазки знатные дамы. Кажется, юноша был совершенно смущен, от такого количества женских взглядов, пожирающих его и корону в его руках. Проехав вдоль рядов зрителей, он замешкался было напротив места, где сидели госпожи Алия и Элира, но тут же пришпорил коя и направил его к нам. У дам вытянулись лица, а Ральф подъехал к Мелфе, спешился и преклонил колено перед драконшей.

- Госпожа Мелфа... - рыцарь смутился, не зная, что говорить дальше. Тогда драконша просто склонилась, и Ральф возложил крохотную корону на чешуйчатую голову. Мелфа выпрямилась, горделиво изогнула шею, полурасправила крылья.

- Благодарю, храбрый рыцарь!

И тогда, разорвав тишину, над ристалищем пронесся приветственный крик. Голос был знаком, кажется, кричал Сверкалка. Вопль подхватили, и нас окатило радостным ревом.



Глава 5

Приглашение на совет драконов


- Ах, Дракон! - счастливая драконша плюхнулась на гору ковров и шкур. - Могла ли я когда-нибудь представить себе, что я! Я! Стану королевой турнира! - она подгребла поближе гору цветов и подарков.

После приветствия Мелфу буквально украли у меня, увели, чествуя и одаривая. Как же, люди нашли себе новую игрушку. На ристалище остались только мы с Ральфом. Преследовать толпу не имело смысла, так что мы посмотрели друг на друга и разошлись. Я направился в королевский замок, а рыцарь - домой.

- Скажи, что мне больше идет? - вот это кружевное покрывало, или эта шелковая накидка?

Кружева путались в шипах, цеплялись за шершавую чешую и рвались. На золотисто-янтарном теле драконши они казались паутиной и плесенью.

- Тебе без них лучше.

Мелфа на эти слова обиделась, надулась, запыхтела дымом.

- Ты так говоришь, потому что тебе кружева не подарили!

- Да мне и не нужны эти кружева!

- Что ты такой злой!

Я обнаружил, что и в самом деле злой.

- Ты просто завидуешь, что все эти почести оказывали мне, а не тебе, - Мелфа распалялась все больше и больше. - Конечно, теперь, когда на меня обращают внимание, когда я больше не безобразна, а ты не дракон, тебе оказывают куда меньше внимания! Меня пригласили в гости пятьдесят человек, тридцать два рыцаря признались в любви, а семеро даже предложили выйти за них замуж!

От такого я опешил.

- А как же я?

- А что ты? Прояви себя как-нибудь. Вон Сверкалка может исцелять, Ральф сражается лучше всех. А ты? Что можешь ты?

- Мелфа, что с тобой?

- Меня любят! Я теперь первая дама королевства! Я хочу, чтобы у меня был достойный спутник!

- Но, Мелфочка, я же люблю тебя!

- Ну и что!

Недоумение сменилось обидой.

- Что ж. Раз я мешаю, не смею навязывать свое общество.

Мелфа хотела что-то сказать, но не успела, я выскочил за дверь. Как только драконша исчезла из поля зрения, мне стало грустно. Я ведь даже по-настоящему не сердился на нее, скорее просто растерялся, и очень хорошо мог понять чувства девушки, на которую вдруг обрушилась людская любовь. Она еще не знает, что такая любовь весьма непостоянна, она быстро куда-то уходит, и на смену ей приходят одиночество и тоска. Вот тогда я окажусь рядом, а сейчас пусть радуется.

Тут из-за угла выскочил чем-то испуганный слуга, он почти столкнулся со мной.

- Господин Дракон! Наконец-то я вас нашел! - человек оперся на стену, тяжело дыша после бега.

- Что случилось?

- Там! Там... - он все никак не мог отдышаться, и слова не желали вылезать из горла.

- Что-то с королем?

Слуга отрицательно покачал головой.

- С Зелианом, Сверкающим, Мелфой?

При упоминании Мелфы человек вздрогнул, закивал.

- Что с ней?!

Но он опять покачал головой, прижал руку к боку.

- А что же? Я не понимаю.

- Дракон! - прохрипел, наконец, слуга. - Там прилетел дракон! Он ищет рыцаря Дракона, грозится все спалить!

- Дракон?! - мне представилась мамочка, прилетевшая меня спасать.

- Да. Большой! Страшный!

- Какого цвета?

- Фиолетового!

Точно мамуля. Ну всё, все пропали.

- Веди!

- Нет, господин Дракон! И не просите! - у слуги даже голос прорезался от страха. - Дракон с вами поквитаться прилетел, не хочу ему случайно под когти подвернуться.

- Ладно. Скажи куда идти.

Слуга быстро, но бестолково объяснил, так что я еще некоторое время плутал по коридорам. Когда выбрался к нужному двору, там уже была куча рыцарей при полном доспехе, при конях и оружии, а на башенке звездочета, кроша камень когтями, сидел мой младший братишка. Я облегченно вздохнул. Слава пращурам - не мамуля. Тут фиолетовый дракон заметил меня и с радостным ревом бросился с башни вниз, в него полетели копья, стрелы, дротики, даже мечи, главное, чтобы перепонки на крыльях не порвали.

- Быстро! Улетай отсюда! - я схватил братишку за коготь.

Дракон быстро сориентировался и рванул прочь, что было духу. Непробиваемая чешуя - это, конечно, хорошо, но попадут случайно в какое-нибудь уязвимое место и все! Станет одним героем больше, одним драконом меньше.

- Ты с ума сошел?!! - не выдержал я, когда мы приземлились на какое-то поле. - Ты куда полез?!!

Братишка внимательно себя осмотрел, лизнул поцарапанную чешую на лапе.

- Да не виноват я и по собственной воле никогда не прилетел бы в это рыцарское гнездо!

- Тебя мамуля отправила?

- Если бы! Мамулю бы я уговорил.

- А кто же тогда? - заявление брата поставило меня в тупик.

- Совет драконов! Они хотят видеть тебя и твою жену.

- Но зачем?!

- Это уж я не знаю? Полетели? Бери Мелфу и отправимся!

- Боюсь, что все не так просто. Все наверняка решили, что ты меня похитил и как теперь возвращаться?

- Да я и улетел-то совсем недалеко!

- Это для тебя недалеко, а мне обратно полдня пешком идти. Да и с Мелфой мы в ссоре.

- Что случилось? - тут же поинтересовалась любопытная драконья морда.

- Ничего не случилось. Тебя это не касается!

- Тогда мирись скорее и полетели! Совет долго ждать не будет!

Легко ему сказать - мирись! А как это сделать? Как убедить Мелфу бросить сиять и отправиться непонятно куда? Придется постараться.

- Ладно, донеси меня хотя бы до города, а дальше я уже сам.

- До города?! Да там возле города куча всяких сумасшедших рыцарей! Давай вон до того лесочка! А дальше - сам!

- Ну давай до лесочка. А совет срочно меня требовал? А то я после пешей прогулки еще посплю дома.

Брат зарычал, схватил меня в охапку и полетел к столице. Впрочем, я не стал его мучить и до самых стен нести не заставил. А там добрые люди, везущие в город сено, позволили устроиться на их повозке.

Во Вроме царил переполох. Город стоял на ушах, все вооружались, готовили дальнобитные орудия.

- Что случилось?! - я поймал первого попавшего пробегавшего мимо человека. - Война началась?

- Дракон! Дракон напал! - человек в панике замахал руками, вырвался и убежал, а я поспешил в замок. Суета стояла такая, что мне удалось пробраться к королю незамеченным. Варин находился в замковом дворе, здесь же были встревоженные братья-рыцари, Сверкалка, Зелиан и Мелфа. Мне стало приятно, что моя девочка волнуется обо мне, значит все не так уж плохо. И тут я услышал, что она говорит.

- Да ничего с ним не случится, наверняка, это прилетел кто-то из его драконьих родственников. Зря только такой шум подняли.

Она была права, но все же. Не став больше медлить и подслушивать, я направился к друзьям.

- Дракон! - Ральф со счастливой улыбкой сделал шаг ко мне.

- Да это я, со мной все в порядке.

- Ну, что я говорила!

Тут я понял, что обиделся окончательно и не обратил на Мелфу внимания.

- Ко мне прилетал брат. Состоялся совет драконов, и нас с Мелфой срочно хотят видеть на нем. Но поскольку Мелфочка очень занята, то я отправлюсь один.

- Это как это один? Это как это занята? Ты меня хочешь здесь бросить?!

- Ну тебе же оказывают здесь много внимания, а я так, мешаю тебе. Вот и не буду больше мешать.

Мелфа застыла с открытым ртом. Все покосились на драконшу, они и не догадывались, что мы поссорились, а мне стало стыдно, что я вот так при всех раскрыл наши отношения, вынес сор из избы. Ральф, нахмурившись, посмотрел на Мелфу, хотел что-то сказать, но я не дал это сделать, продолжив:

- Ладно, не важно. Я вернулся предупредить, что отправляюсь на совет. Так что не волнуйтесь, я не пропал. Когда вернусь, не знаю. Иногда такие советы на несколько месяцев затягиваются.

- Ну хорошо, Дракон, - Варин похлопал меня по плечу. - Кстати, помнишь наш с тобой разговор про объединение людей и драконов? Не прошу тебя прямо говорить об этом, но хотя бы намекни своим родичам, вдруг они не против.

- Намекну.

- Возвращайся скорее, - Валат и Ральф дружно пожали мне руки.

- Постараюсь.

- Ты только не забывай о том, что больше не дракон, а драконья еда. Будь поосторожнее, - испортил настроение Сверкалка.

- Постараюсь. А то, хочешь, поехали со мной. Все-таки единороги для драконов более деликатесная еда, чем люди. Будешь отвлекать от меня внимание.

- Нет уж, я лучше тут как-нибудь.

- Ну смотри.

- А можно мне с тобой! Совет драконов - это же эпохальное событие. Мне просто необходимо быть там, чтобы все тщательно записать!

- Зелиан, ты слышал, что сказал Сверкалка?! Драконы едят людей! И если я смогу еще как-то выкрутиться в случае чего, как-никак сам был драконом, то все время присматривать за тобой не смогу!

- Да я и сам за собой присмотрю. Ну, пожалуйста, это очень важно! Вдруг там будут обсуждаться какие-то важные вопросы, например, о Мориане!

- Я обещаю все запомнить и подробно тебе рассказать. Ну ладно, я пошел.

Я уже развернулся, и тут Ральф спросил:

- А далеко вам лететь?

-Да не очень. Дней десять. Если потерпеть, то даже проголодаться как следует не успеем.

- Дракон, кажется, ты опять забыл, что больше не дракон. Десять дней без воды и еды ты не выдержишь. К тому же людям требуются еще кое-какие вещи для путешествий. Ты же не сможешь все десять дней лететь на драконе, тебе захочется и спать, и переодеться.

- Ой, - я расстроился.

- Не волнуйся, мы тебе поможем собраться.

- Да, кстати, я хочу кое-что передать совету драконов, в знак будущей дружбы, - добавил Варин.

- Но как я все это донесу? Брат не сможет прилететь в город, его просто убьют!

- Я помогу, - донеслось робкое сзади. Я даже не сразу и понял, кто это сказал. Мелфочка выглядела такой расстроенной, что у меня и все ехидные слова куда-то подевались, что я Сверкалка что ли, это он всегда в ответ нахамит.

- Поможешь? Спасибо.

Все разошлись собирать вещи, а мы с Мелфочкой остались одни.

- Прости меня.

- Да за что?

- Ты мне никогда не помешаешь, даже не знаю, что со мной произошло.

- Это ты меня прости. Ты раз в жизни почувствовала себя любимой всеми, красивой и нужной. А тут я. Эгоист. И я и в самом деле ничего сам не могу, ничего из себя не представляю. Вон даже вещи мне друзья собирают, - я понурился.

Мелфа ткнулась носом мне в макушку.

- А мне без тебя ничего не нужно. И главное, что ты - это ты. Я как представила, что ты сейчас улетишь, а я останусь... Никто мне больше не нужен.

Тут вернулись друзья, не дав нам окончательно расчувствоваться. Слуги под управлением Варина принесли несколько объемистых тюков.

- Что здесь? - поинтересовался я, гадая, что может передавать человеческий правитель драконам.

- Вино, специи, кое-какие лакомства. Думаю, что драгоценные дары твоим сородичам не нужны. А это пригодится.

- Ваше величество, вы необыкновенно прозорливы. Вы выбрали то, что драконы с трудом добывают сами и действительно оценят.

Варин довольно улыбнулся. Валат с Ральфом тоже притащили несколько объемистых свертков.

- Дракон, здесь небольшой шатер, сменная одежда, еда, огниво... - Ральф показал, где, что и как упаковано.

- Спасибо, - я неловко обнял младшего рыцаря, ткнулся головой ему в плечо. - Если бы не ты, я бы давно пропал бы.

- Ну ты чего? Как будто навсегда расстаемся.

- Да я так просто.

Потом пообнимались с Валатом, я пожелал ему счастливой женитьбы, потом с Варином, потом даже со Сверкалкой, потом Мелфочка ухватила за веревку, связывающую все тюки вместе, я взобрался ей на спину, и мы полетели. На сердце отчего-то было тяжело, будто я всех бросил в беде, а сам отправился на праздник.

Брат поджидал в лесочке. Большой фиолетовый дракон заметил нас первым и стал видимым, будто разом среди деревьев вырос фиалковый холм.

- Здравствуй, Мелфа!!! - затрубил он, расправив крылья. - Ты прекрасна! Просто сказочно похорошела!

Мелфочка смутилась и потому при посадке чуть не пропахала носом землю.

- Хватит хвалить, - проворчал я. - Лучше бы помог даме.

Братишка тут же подхватился, забрал у драконши тюки, и два дракона, разогнавшись, взмыли в небо.

Летели долго, пока один край горизонта не стал совсем багряным, а на другом не начали робко проявляться звезды. Драконы могли бы еще лететь и лететь, а вот я так устал, окоченел и проголодался, что готов уже был свалиться куда-нибудь с Мелфиной спины. А с такой высотищи свалишься, костей не соберешь, и Сверкалки рядом не будет, чтобы ушибы залечить.

- Спускаемся! - закричал я.

Брат услышал сквозь шум ветра, поравнялся с Мелфой.

- Зачем?! Ты что-то увидел?

- Ночевать будем!

Недоуменно поморгав, он-то совсем не устал, дракон некоторое время смотрел на меня, потом прозрение отразилось на чешуйчатой физиономии.

- Ой! Да! Конечно!

А Мелфа уже по кругу заходила к земле. Драконша выбрала симпатичную полянку в лесу, отсюда и взлетать удобно будет и враг незаметно не подкрадется, и сами драконы хорошо замаскированы. Мои спутники вольготно развалились на травке, а я принялся бродить по кустам в поисках хвороста. Одежда быстро промокла от росы, хворостины и сучья были сырыми и неприятно скользкими, пачкали руки и куртку, так что к нашему маленькому лагерю я вернулся мокрый, грязный и злой.

- Что с тобой? - удивилась Мелфа.

- Ничего? - я попытался сложить из собранного хвороста костер.

- Этого хвороста мало, тебе на всю ночь не хватит, - это я уже и сам понял, но больше идти в темный лес не хотелось.

- Хватит.

- Ну смотри.

И тут я начал костер разжигать. Во все стороны летели искры, сухой мох тлел, но ветки заниматься никак не хотели. Взошла луна, холодным светом осветив мои старания, братишка уже во всю храпел, а я все пытался себя согреть. Правда, на самом деле, я уже согрелся, от меня валил пар, только вот не от кострового тепла.

- Хворост слишком сырой. Давай я тебе помогу.

Мелфа, само соучастие, склонилась над моим костерком.

- Хорошо, помоги.

Один вздох могучих драконьих легких, струя пламени... И на земле оплавленный круг, маленькая горстка пепла и три крошечных уголька. Хорошо, что я подальше отошел, а то лежал бы сейчас рядом четвертым угольком.

- Ой! Прости! - драконша сжалась под моим укоризненным взглядом. - Я только хотела помочь!

- Помогла, спасибо! А мне что теперь делать? От холода и голода умирать?

- Ты замерз, мой маленький! - меня охватили бархатистым крылом, закутали в него. - Сейчас и поесть что-нибудь найдем, - Мелфа подцепила когтем один из тюков. - Твои друзья ведь много чего собрали в дорогу. Вот смотри, здесь вкусненькая копченая курочка, и каравай, и кувшин с вином, и сыр.

Брат, не просыпаясь, зашевелил ноздрями.

Холодная курица тоже оказалась весьма вкусной, а на драконьем боку, укрывшись крылом, сидеть было тепло и приятно. Обглодав мясо, я кинул кости в кусты. Какая-нибудь зверушка найдет и устроит себе пир. Кажется, там уже кто-то есть - из гущи веток послышался сдавленный вздох, зашуршали листья. Мелфа насторожилась, напружинилась, расправив шипастые уши.

- Что там?

- Там кто-то есть!

- Охотники на драконов! - предположил я худшее.

Драконша ловко ссадила меня в росистую траву, и как огромная чешуйчатая крылатая кошка прыгнула в кусты. В лунном свете блеснули когти на передних лапах, если в них кто попадется, живым не уйдет. Некоторое время моя девочка прыгала по зарослям, поломав их напрочь, потом, как будто запуталась в собственном хвосте и упала. Я бросился на помощь и чуть не столкнулся с тощей лохматой девчонкой, одетой во что-то похожее на платье из лоскутков.

- Что за хрень собачья! - выругалась та, хотя столь юной особе не стоило позорить своих нежных уст грязными ругательствами. - То какие-то драконы оголтелые нападают. То не менее сумасшедшие людишки... - тут девчонка прекратила ругаться и посмотрела на меня так пронзительно, будто я вдруг стал прозрачным-прозрачным, и она разом увидела мое прошлое и будущее, а также сумела разглядеть все помыслы, тайные и явные. Темные глаза из-под косматой челки блеснули желтыми колдовскими огнями. Я потряс головой, прогоняя наваждение, и обойдя странную девицу по кругу стороной, бросился к Мелфочке.

- Что с тобой?! Ты цела?!

Драконша уже поднималась.

- Да наваждение какое-то! Вдруг на собственный хвост наступила!

Я оглянулся на девчонку. Та стояла на месте, и смотрела на нас, не собираясь убегать.

- Ты ведьма?

- Я? Или ты обращаешься еще к кому-то, кого я не вижу?

Характер ну просто в Сверкалку, только, кажется, еще в десять раз ядовитее. Хотя как такое возможно - не представляю.

- К тебе.

- Нет, не ведьма. А ты кто такой?

- Я - рыцарь Дракон. А ты кто? Это ведь из-за тебя Мелфа наступила на собственный хвост и упала.

- Ну из-за меня. А иначе эта туша меня бы затоптала.

- Что?! - Мелфочка села на хвост, заморгала, чтобы не дать выступившим слезам пролиться.

Проснувшийся братишка угрожающе надвинулся на нахалку.

- Ты не очень-то вежлива, - сказал я.

- А с чего мне быть вежливой? Вы вообще первыми начали: костями закидали, чуть в кровавую кашу не превратили.

- Так не надо было по кустам прятаться, - Мелфа на девицу явно обиделась. Я бы тоже обиделся, особенно если бы был красивой драконшей, и меня так обозвали бы.

- А что бы вы со мной сделали, подойди я сразу? Может, и вовсе бы съели и имени не спросили! Очень уж вы подозрительная компания. Человек управляет драконами, при этом назвался рыцарем. А сам-то ты не колдун.

- Нет. Я не колдун. Просто эти драконы мои родственники, это младший брат, а это жена.

К моему удивлению, девица не стала ничего говорить про неестественные человеческо-драконьи отношения, а только коротко кивнула. Но тут мой братишка решил отличиться, он, выждав момент, обхватил девчонку хвостом за талию и поднял в воздух

- Попалась! Нахалка! Можно я ее съем за то, что она Мелфу обидела?!

- Прекрати сейчас же! - я подпрыгивал, пытаясь отнять у брата предполагаемый ужин. - Мелфа! Помоги мне! - но драконша сидела и довольно улыбалась.

Девчонка пыталась вырваться изо всех сил, билась, как птичка в силке. И вдруг как-то сумела выбраться из объятий драконьего хвоста, встала на нем в полный рост.

- Осторожнее! Свалишься!!! - я забегал внизу, готовясь в случае чего подхватить.

Но она не свалилась. За спиной девчонки будто черные вихрики закрутились, подняв ее в воздух.

Мы все замерли с открытыми ртами. А фея приземлилась неподалеку от меня. С легким скрипом крылья, похожие на стрекозиные, только черные, сложились.

- Ты откуда здесь?! - решил узнать я. В последний раз в наших местах фей видели задолго до моего рождения.

- Случайно попала. А тут всякие, то затоптать норовят, то сожрать. Полная хрень собачья!

- Ну извини.

Фея поправляла потрепанную в неравном бою с драконом одежду. Я заметил блеснувшее синеватым светом украшение на ее шее.

- Ничего себе!

- Что опять?! - девица запахнула платье на груди, завязала шнурки.

- Ничего. Твое ожерелье...

- Да, мое! И что?!

- У моего друга есть похожее. Похожее на половинку кленового листа, только смотрящего в иную сторону, чем у тебя. Если сложить вместе, получился бы целый лист.

Фея посмотрела на меня так, что я сразу понял - она знает, о чем я говорю. Знает о втором ожерелье. И возможно ищет его. Недаром же вернулась после стольких лет отсутствия в этот мир. Только, кажется, я подвергнул Ральфа опасности.

- А кто твой друг? Где он сейчас? - голос у девицы стал глубоким, мягким, завораживающим.

- Но-но! - Мелфа разделила меня и фею хвостом. - Не подходи к моему мужу!

- Не нокай мне! Я не лошадь! - фея сложила руки на груди, злобно прищурилась, явно околдовать меня пыталась, а Мелфочка ей помешала. Нет, надо как-то избавляться от нашей недоброй новой знакомой. Только и без присмотра ее оставлять нельзя. Ведь доберется до Ральфа, и неизвестно, что тогда будет! Просто хоть назад возвращайся. Придется брать с собой, если драконы съедят, то такую и не жалко. Хотя такую-то и есть вряд ли станут, отравятся. И под присмотром будет. Вот только что за это время станет с нашими нервами.

- Сейчас мы направляемся на совет драконов, но потом, если хочешь, можем, проводить тебя к моему другу.

- На совет драконов... Хрень собачья! Это сколько же времени нужно будет потратить!

- Если сама отправишься искать моего друга, потратишь еще больше времени.

- И то верно. Что ж, я так и быть, отправлюсь с вами.

- Не хочешь перекусить? - спросил я, стараясь быть вежливым. У феи с собой дорожной сумки не было, она вряд ли носила с собой припасы.

- Перекусить? Конечно хочу!

- У нас есть вот колбаса, сыр, хлеб, сушеное мясо. Будешь?

- Буду. Я никогда ни от чего не отказываюсь.

Фея ела быстро, хотя скорее не ела, а выковыривала из всего лакомые кусочки: из колбасы выела кусочки мяса, оставив жирную прослойку; из сыра - мягкую серединку; у каравая отгрызла хрустящую ароматную корочку; из горшочка с медом выловила все орехи.

- Ох, хорошо! - наевшись, девица потерла живот, потом, заложив руки за голову, развалилась на Мелфином боку. И как в такую тощую столько влезло!

Я убрал остатки феиной трапезы, не пропадать же добру, там еще на три хороших обеда, правда, все обкусанное, но ничего, можно суп сварить будет.

Пока я наводил порядок, фея успела задремать, заняв всю ровную и удобную поверхность драконьего бока.

- Уф. Спит. Мелфочка, я тогда с братишкой посплю.

- Нет! Я не хочу, чтобы эта на мне спала?! - зашипела Мелфа шепотом, делая вид, что сейчас скинет фею на землю.

- Ну, пожалуйста! Представляешь, что будет, если она проснется?!

- Но я не хочу, чтобы она на мне спала!

- Ну, девочка моя!

- Тогда и ты иди сюда!

Пришлось мне ютиться на плече, на самой жесткой и шершавой чешуе. За ночь выспался очень плохо, думал, останусь без боков и спины. Зато утром встал вместе с зарей, всех разбудил, поднял, заставил собираться в дорогу. Думал, что фею придется долго будить, но она встала сама, умылась, есть не стала, внимательно оглядела обоих драконов, потом взлетела в воздух, потопталась по спину братишки, потом по спине Мелфы, снова вернулась к фиолетовому дракону, постелила на его спину одеяло и устроилась.

- Это что это?! - фиолетовый повернул голову назад и навис над феей. - А ну брысь отсюда!

- Цыц, мелкий! Отвернись и лети.

- Щас как жахну огнем, быстро слезешь!

Но тут за фею вступилась Мелфа, которая решила, что ночи с феей ей достаточно, и возить на себе вредную девицу она точно не будет.

- Почему это не повезешь? На мне полетит мой муж, а на тебе - она. Справедливо.

- Значит, я несу и груз, и девчонку. Нет, не справедливо.

- Хорошо, поделим груз! - и драконы начали судорожно сортировать тюки.

Они так увлеклись, что даже вскрикивали. Ой, а кричат-то и не они. Я подошел к замершим драконам.

- Оно шевелится! - прошептала Мелфа, указывая на один из тюков.

- И кричит! - брат отступил на несколько шагов.

Даже феечка подалась вперед, сгорая от любопытства.

Я дернул завязку...

- Зелиан!!!

Алхимик был бледен. Выбравшись с моей помощью из свертка, он несколько мгновений стоял, пошатываясь, а потом бросился к ближайшим кустам.

Вернулся он оттуда не скоро, но счастливый-счастливый. Даже не хотелось на него ругаться, но пришлось.

- Ты откуда здесь взялся?!

- Такое важное событие, как совет драконов, должно быть освещено и попасть в летописи!

- Вот ведь одержимый! А если бы мы не сунулись в поклажу?

- Я подумал об этом, взял еду и питье. Я и не собирался вам показываться на глаза.

- Ты точно сумасшедший. Во-первых, драконы могли принять тебя за один из гостинцев, а, во-вторых, почему это ты так резво в кустики поскакал?

Зелиан смутился.

- Этот момент я продумать не успел, торопился очень.

- Сейчас Мелфа отвезет тебя обратно.

- Что?! Нет! Я никуда не полечу! - юноша изо всех сил вцепился в хвост моего брата.

- Это тот самый твой друг? - вдруг подала голос фея.

- Эээ. Нет.

- Твой друг там, куда вы хотите отправить этого суслика? Я тогда полечу с ним.

- Нет. Да и Зелиан полетит с нами. Он летописец и должен тщательно описать все, что будет происходить на совете драконов.

- Ура! - заорал мне прямо в ухо осчастливленный алхимик.

Фея нехорошо прищурилась, явно обо всем догадалась. Ну и пусть ее. Самой ей Ральфа не найти, иначе давно бы уже нашла.

Так что все-таки пришлось братишке нести большую часть груза и фею, а Мелфе - нас с Зелианом и всего несколько мешков.

- Веди себя крайне осторожно, - всю дорогу напутствовал я Зелиана. - Держись как можно ближе ко мне или Мелфе. Старайся ни с кем не разговаривать, а тем более не оставаться наедине ни с кем из драконов. Ты все понял?

- Все.

- Учти, если тебя съедят - я тебя убью!

- Хорошо. Но почему она назвала меня сусликом?!

- Не обращай внимания. Уж такая она.

- А кто это?

- Фея.

- Настоящая?!

- Судя по всему, да. Так что и не ссорься с ней, а то и в самом деле возьмет и превратит в кого-нибудь.

- Ух ты! Они же давно ушли из нашего мира! Я столько читал про них. Только что-то не похожа эта девица на фею. Феи они светлые, яркие, прекрасные, - тут он поймал зловещий взгляд нашей феи. Они с братишкой вроде и далеко летели, но кто знает фейские слуховые возможности. - Эта, конечно, тоже симпатичная. Но какая-то темная.

- У нее и крылья черные.

- Черные крылья! Ты сам видел?

- Видел.

- А где они сейчас?

- Спрятала куда-то, наверное. Кто их, этих фей, знает, они уже шестьсот лет как ушли из нашего мира.

- А вдруг это черная фея? Вот бывают черные маги, а тут - черная фея.

- Похоже на то.

Дальше мы замолчали и погрузились в тяжкие думы. Я раздумывал о том, как уберечь Ральфа, а Зелиан, наверное, о том, как запытать фею вопросами до смерти.

Днем перекусывали, не слезая с драконов, а на ночь опять приземлились. Теперь Мелфа выбрала славное местечко на берегу озера. Драконы, освободившись от поклажи, тут же нырнули в темную глубину, отражающую закатное небо, а мы принялись обустраивать ночлег, теперь уже вместе с Зелианом. Фея нам тоже помогала. Ходила вокруг, ругалась и говорила, что мы делаем не так. Ни одного ценного совета, как делать ТАК, она не дала. Зелиан разжигал костры и готовил походный ужин куда лучше, чем я, так что примерно через час мы уже сидели вокруг костра и наслаждались горячей едой. Братья-рыцари не рассчитывали на незапланированных помощников, так что миска, ложка и кружка у меня были в единственном числе, у алхимика, как весьма мудрого человека, ложка, правда, нашлась своя... Миску, мы, не сговариваясь, отдали фее. Я, зная о ее манере еды, хотел сохранить в котелке что-то вкусное, а Зелиан просто из чувства рыцарства. Дама все ж таки. Так что нам с алхимиком пришлось есть из котелка, одной ложкой.

Отфыркиваясь и неся с собой запах тины, к нам вернулись довольные драконы. Мелфа разлеглась у костра, отблески которого тут же принялись играть на ее червонной чешуе, казалось, будто рядом с нами лежит громадная гора драгоценностей. Братишка улегся чуть подальше, видно было только отливающие алым в темноте глаза.

- Расскажи, из-за чего совет собрался? - попроси я его.

- Я не знаю, но собрались все. Даже прабабушка с маминой стороны прилетела.

Я вспомнил выцветшую до светло-коричневого цвета огромную драконшу. Когда она устраивалась где-нибудь на скале, ей даже маскироваться не нужно было: шипы на чешуе сливались со скальными выступами. Прабабушка была домоседкой, сама почти не вылетала никуда, предпочитая принимать гостей дома. Если уж и она решила выбраться из своей норы, то дело и в самом деле серьезное.

- Я уже начинаю бояться.

- Не трусь! - подбодрил братишка. - Мы ж с тобой.

- Да, конечно.

Сегодня, поскольку и костер у нас был, и одеяла мы нашли, драконов мучить не стали, улеглись вокруг костра. Поскольку я всю прошлую ночь спал очень плохо, то начал засыпать только устроившись. А вот Зелиан решил воспользоваться моментом и расспрашивал братишку о драконах, о драконском житье-бытье. Так под их негромкий разговор я и уснул.

Утром, однако, подольше снова поспать не удалось: нас заметили какие-то люди, испугались и позвали драконоборцев для избавления от чудовищ. Так что пришлось срочно собираться и улетать во все крылья.

А по дороге меня мучили разные мысли. Уж очень не хотелось брать с собой Зелиана, это получается, что я пожертвовал им ради Ральфа. Да рыцаря я знаю дольше и люблю больше, он мне вроде братишки с человеческой стороны, причем не понятно старшего или младшего. Но и Зелиан мой друг. Да и не был бы другом - человеку опасно среди драконов. Это вон фею не жалко, у нее просто на лице написано, что она выберется из любых неприятностей. Хотя и ее не след тащить к моей чешуйчатой родне. Нужно оставить их где-нибудь, закинуть по дороге в какую-нибудь деревеньку. Только вот как уговорить Зелиана, этот упрямец в тюках спрятался, чтобы попасть на совет. Разве что усыпить, или силой скрутить. О! Усыпить! А это идея! Надо будет об этом с феей поговорить, наверняка, она это умеет.

Так, вынашивая мерзкий план по обману Зелиана, я наслаждался жизнью. Лететь нам было еще три дня, деревеньку успеем найти.

Было так хорошо, будто я вновь вернулся в драконье тело. Особенно я наслаждался, когда весь груз отдавали братишке, и на него же пересаживался Зелиан, а мы с Мелфой летели вдвоем. Вот тут-то оно и наступало - наслаждение полетом. Сладкое чувство свободы в воздухе заставляло ощущать Мелфу как себя и казалось, что это я сам лечу в небе. Драконша, будто повинуясь моим мыслям, закладывала в небе пируэты, разворачивалась на кончике крыла, парила, ловя восходящие потоки воздуха. Мы отлетали довольно далеко от неторопливо махающего крыльями братишки, а один раз зазевавшаяся Мелфа чуть не поймала копье в крыло. Мы забылись и чересчур близко подлетели к какому-то городку. Так высоко руками не закинешь, значит, в городе есть метательные машины.

Вот, может, здесь и оставить Зелиана с феей, высадим их неподалеку, добредут сами.

- Приземляемся! - крикнул я братишке, указывая на удобное местечко возле леса.

- Зачем? - встревожился Зелиан, будто что-то почувствовал.

- Передохнем немного.

Юноша не стал спорить, он не знал, сколько драконам нужно отдыхать на самом деле. Вдруг сейчас самое время.

Пока братишка, подговоренный мной, отвлекал Зелиана, я договорился с феей. Она с мерзкой улыбкой согласилась, видимо ей самой не хотелось отправляться к драконам. Дождалась пока алхимик к ней повернется, взмахнула руками, и уснувший алхимик повалился на траву. Мелфа не дала бедняге упасть, поймав крылом.

- А до города я его сама потащу? Или вы хотите его здесь бросить? Пусть на земле валяется, пока не проснется. Мне-то что, но вы смотрите, люди они хилые, того и гляди простудится, заболеет и умрет.

- Ты не каркай! - разозлился я, но совету феи внял, переложил алхимика на расстеленное одеяло.

- И дикие звери могут придти. А я маленькая слабая женщина с ними не справлюсь, и твоего друга съедят, - она захихикала.

- Ты же фея!

- Ну фея, так не охранница, и не воин.

Пришлось взваливать спящего алхимика на плечи и тащить к городу, я уж и пожалел, что отлетели от него так далеко. Мелфа вызывалась помочь, но драконше приближаться к городу, в котором есть метательные машины, очень опасно. Да и людям знать о знакомстве нашей парочки с драконами не стоит.

Какие люди оказывается тяжелые, особенно когда ты сам не дракон. Пот заливал глаза, воздух никак не вдыхался, ноги подкашивались, а ведьмочка, тьфу, то есть феечка, шла себе налегке и подзуживала.

- Да замолчи ты! - рассердился я.

- Что! - заорала она, готовясь разорвать меня на части своим острым язычком.

Но тут я кое-что услышал и воспользовался этим, чтобы спасти свою жизнь от феи.

- Тихо! Слышишь?!

Любопытство мигом победило злость, и фея застыла столбиком, прислушиваясь.

- Смотри-ка, остановились, - прошептали в придорожных кустах.

- Ты уверен, что это он?

- Он! Он! Я его лицо в дальногляд хорошо рассмотрел.

- Но смотри, с ним еще кто-то!

- Это он кого-то поймал, дракона кормить хочет. Вон кого-то завалил. И девицу какую-то чудную в лоскутах где-то подобрал. Драконы, они девиц уважают.

- Буди Зелиана, - прошипел я фее.

- Что?!

- Буди Зелиана, и бежим отсюда!

- Это нельзя так быстро сделать, - девица была растеряна и напугана.

- Заколдовала-то быстро! - я развернулся и побежал прочь. - Помоги хотя бы!

Феечка неловко ухватила алхимика за ноги, но тут наперерез нам выскочили двое здоровенных амбалов. Я уложил свою ценную ношу в пыль, выхватил меч. Но мне даже посражаться не дали. Один из противников взмахнул дубиной, крик феечки, резкая боль в ключице и - темнота.

Мне показалось, что я был без памяти только одно мгновение, ведь потерял сознание от боли в ключице и очнулся от нее же. Но вокруг не было ни солнечных полей, ни пыльной дороги, ни придорожных кустов. Была какая-то полутемная комната, из проема по глазам бил свет факела. Я закрыл лицо здоровой рукой, зазвенели цепи.

- Очнулся.

- Кто здесь?! Где я?!

Проем заслонила темная фигура. Я пытался рассмотреть кто это, но мешал свет, бьющий человеку в спину. Понятно одно - не Мориан, тот слишком тщедушен. А этот настоящий здоровяк, вон какие плечи, рост, да и доспехи, кажется. Ну прямо чудовищеборец. Чудовищеборец! Драконы! Тот человек говорил, что видел мое лицо в дальногляд! Мелфе и братишке грозит опасность!

- Хотел бы я знать кто ты, если так свободно управляешь драконом. Скажи мне, кто ты?! - чудовищеборец подошел ближе и навис надо мной темной громадой. И тогда я сделал то, чего совсем никак не ожидал - бросился на него! Бросился на того, кто посмел угрожать моей девочке. Пленитель явно не ожидал от меня такой прыти, растерялся и позволил накинуть петлю из цепи ему на шею, но быстро пришел в себя и от души врезал мне по ключице.

- Остыл? - спросил чудовищеборец, когда я немного отдышался, и темнота перед глазами схлынула, позволив его рассмотреть. - Или добавить?

- Зачем я тебе? Зачем ты меня схватил?

- Ты будешь моей приманкой. Приманкой для той рыжей драконши. Она ведь прилетит тебя спасти? Впрочем, даже если не прилетит, - мне показалось, что чудовищеборец улыбается, - я вытащу из тебя секрет управления драконами.

А ведь Мелфа прилетит и брат тоже, чтобы попасться в лапы этому чудовищу, они не захотят бросить меня. Что же делать?!

- А где те, что были со мной?

- Те, кого ты предназначил в пищу дракону? Они мне не нужны, я их отпустил.

Уффф, хоть феечка и Зелиан в безопасности.

- Так ты расскажешь мне секрет, или мне применить пытки? Они хорошо развязывают языки таким как ты, а я мастер этого дела, - человек склонился надо мной, а потом неожиданно взял за здоровую руку и вздернул на ноги. - Но я для начала предпочитаю убеждать словами, это дешевле и грязи меньше. Идем!

Я стоял, покачиваясь и держась за ушибленную руку, оказалось, что она плотно примотана к туловищу, то место, куда пришелся удар дубинки, вспухло подушкой.

- Не волнуйся, там нет перелома, просто сильный ушиб. Идем! - чудовищеборец для подкрепления приказа подошел и дернул за цепь. Заковали меня знатно: на шее ошейник, через ушко которого пропущены звенья, на ногах кандалы, соединенные с ошейником все той же цепью и браслетом на здоровой руке.

Человек вытащил меня из подземелья и повел куда-то наверх. Я внимательно осматривался, выискивая пути к отступлению. Слуг в замке или доме (я еще не понял, что это за строение) чудовищеборца не было, или они не заходили в это помещения, предпочитая более уютные уголки. Меня впихнули в большой зал, окон в нем почти не было, только узкие бойницы под самым потолком. Ничем не прикрытые грубые каменные стены, дымный свет факелов и куча украшений. Украшений из драконьх голов. И взрослые, матерые драконы и драконши, даже несколько стариков и совсем маленькие головки только что вылупившихся детей. Были и мои знакомые, вот с этим желтым драконом я как-то подрался из-за первой в своей жизни возлюбленной, он накостылял мне, и я остался ни с чем. Но как же больно видеть его мертвую голову здесь. А это моя троюродная сестра с отцовской стороны, мать и братья долго искали пропавшую драконшу, а она вон где, и им ее не найти. Не в силах больше вынести стеклянные взгляды я обернулся к их убийце.

- Зачем?! Зачем ты их всех убил?! Здесь десятки! Сотни!

Высокий рыжеволосый человек с коротко остриженными полуседыми волосами улыбнулся и уселся в кресло возле стола.

- Ты не ошибся - сотни. Ровно сто три дракона, твоя рыжая драконша станет сто четвертой.

- Но зачем?! Ты ведь наверняка охотишься на драконов не один год, знаешь их повадки и привычки. Лишь один дракон из сотни беспокоит людей, остальные тихо живут по своим пещеркам и никого не трогают.

Чудовищеборец хмыкнул, сложил руки на груди, глядя на меня свысока.

- Ты прав, повелитель дракона. Ты тоже хорошо знаешь повадки драконов. Те, которые беспокоят людей, меня и не интересуют, рано или поздно с ними справляются рыцари.

- Но почему тогда? Почему тебе помешали мирные драконы?!

Он мигом оказался на ногах и замер нос к носу со мной.

- Потому что на земле есть место только для людей. Эти чешуйчатые твари здесь лишние. Люди преклоняются перед ними, считают мудрыми. А где их мудрость? - он указал на стенные украшения. - Драконы глупее людей, они с легкостью позволяют себя обмануть. Зато живут невероятно долго. Если бы не драконы, сколько шахт можно было бы прорыть в горах, сколько золота и самоцветов добыть!

- Там, где живут драконы, нет золота и самоцветов.

- Глупости. А даже если и нет... Ведь однажды этим тварям может придти в голову объединиться и задуматься о том, что это им мешают люди. А угрозу лучше уничтожать пока еще не стала угрозой!

А Варин хочет объединить людей и драконов! Это будет не так-то просто сделать. Слишком многое скопилось между нашими народами. Да еще есть такие, как этот. А среди драконов, наверняка, найдутся те, кто не признает людей никем кроме еды. Должно случиться что-то совершенно невероятное, какая-то страшная опасность, грозящая обоим народам, чтобы подтолкнуть их к объединению.

- Так как тебе удалось управлять драконшей? Я видел, что она была в воздухе послушна каждому твоему жесту. Ты как-то зачаровал ее? Заставил надеть амулет послушания, или придумал что-то иное? Представь - господство людей, которому не мешают эти мерзкие чудовища. Люди - высшие существа на земле!

- Они не мерзкие, - машинально возразил я, думая о своем. И тут же получил удар по ключице.

- Ты сейчас не в том положении, чтобы высказывать свое мнение. Будешь говорить только о том, о чем я скажу. Почему драконша подчинялась тебе?! Ты маг?

- Ты же знаешь, что на драконов не действует магия. Я не маг. И драконша не подчинялась мне, она просто хотела сделать мне приятное, потому что она мой друг.

Чудовищеборец расхохотался, будто я удачно пошутил.

- Люди и драконы не могут быть друзьями, это все равно как если бы я подружился с булкой.

Я вспомнил всех своих друзей: Ральфа. Валата, короля Варина, Грэйна, Джету с Арелием, Зелиана, вредного Сверкалку. Тот-то вообще единорог, но все-таки друг. Эх, жаль у меня больше преворотного зелья не осталось, превратить бы этого человека в дракона, пусть тогда доказывает что-то. Хотя такой и в драконьем облике может продолжить свое мерзкое дело. Думай быстрей! А то уже скоро Мелфа явится тебя спасать и попадет в руки этого!

- А что будет, когда драконов не станет?

- Тогда люди станут свободными! Они останутся одни в мире! Они станут самыми сильными и всемогущими! Правителями мира!

- А что будешь делать ты, когда драконы кончатся?

- Ну... Я!... - чудовищеборец задумался, обвел взглядом драконьи морды. - Найду чем заняться.

Кажется, я нашел слабую струнку.

- А как же сладостные мгновения охоты? Радость победы над крупным хищником?! Ты же борец. Где ты еще найдешь таких противников?

- Ну... парочку драконов можно и оставить, разводить, как скот.

- Драконы в неволе не разводятся, они не скот. Им, чтобы подняться в брачный полет, нужна свобода, нужно небо.

Чудовищеборец замолчал, задумался, подперев лоб кулаком. Пока он думал я успел дошкондыбать до двери, подергать ее, убедиться, что заперта, попробовать допрыгнуть до окна, чуть не грохнуться с какого-то сундука, но все равно не дотянуться до окна, залезть в сундук, найти там какое-то старое тряпье, вместо оружия, разочароваться. И тут мой пленитель расхохотался. От неожиданности я споткнулся и чуть не рухнул на ровном месте.

- Теперь я понимаю, как ты подчинил драконшу, - уболтал. Надо же! Меня! МЕНЯ!!! Заставить сомневаться в своих действиях. Ты опасен.

- Так может все-таки больше не надо убивать драконов?

- Я подумаю над этим. Но того, до чего я додумаюсь, ты не узнаешь, потому как опасен. Ты легко убеждаешь. И ты можешь уничтожить человеческую вражду к драконам. Каждый захочет иметь друга дракона. И что тогда будет?! Так что, повелитель драконов, молись.

Чудовищеборец поволок меня куда-то, как кутенка, за шиворот. Крикнул, как только мы оказались на улице, во дворе.

- Веревку приготовьте.

Я затрепыхался, стараясь вырваться, быть повешенным вовсе не хотелось, но к этому быстро шло. Слуги, все-таки в замке чудовищеборца они были, принесли веревку, ловко забросили ее на одну их балок, соединяющих крепостную стену с замком, и вот - орудие смерти для меня готово. На мои попытки освободиться даже внимания не обратили - петлю на шею и... Горло перехватило, в глазах потемнело от недостатка воздуха, остались только стеклянные взгляды драконьих голов, а потом мои сородичи выбрались из стен.

***

- Аккуратнее, перекладывай! - кто-то подсунул мне руки под плечи, другая пара рук вцепилась в ноги, а это, кажется, прикосновение драконьего крыла.

Дернувшись, я резко открыл глаза. Надо мной склонялись четыре сочувственные физиономии: две человеческие и две драконьи.

- Вы с ума сошли?! Зачем вы полезли туда?! А если бы вас убили?! Эта ловушка была расставлена на вас!

- Бредит, - констатировала фея, кладя мне руку на лоб.

- Я не брежу! - высвободив голову из-под ее ладони, я попытался сесть. Мелфа подперла мне спину крылом, так что сидеть стало удобно, как в кресле. - Зачем вы меня спасли?! Этот чудовищеборец и добивался именно того, что вы кинетесь меня спасать!

- Но мы тебя не спасли, - испуганно ответила Мелфа.

- Как не спасли? Я что, умер?! - я себя ощупал. Вроде целый, теплый, живой.

- Не каркай! - разозлилась Мелфочка. - Да, мы хотели тебя спасти, но не успели. Прилетели к городу, а там половина домов и замок чудовищеборца разрушены, тебя нашли в поле, неподалеку. Там будто стая драконов порезвилась, или один, но очень мощный.

Мне вспомнилось виденье - сотни мертвых драконов. В горле пересохло.

- Что же это было?

- Нам тоже было интересно, я хотел расспросить хоть кого-нибудь. Но люди были так перепуганы, что мне так толком никто ничего и не сказал, - Зелиан пожал плечами, раздосадованный своей неудачей.

- Ладно! Все! Не утомляйте его! Пусть поспит! - Мелфа принялась тщательно заворачивать меня в одеяла, просто в кокон превратила, потом закинула на спину, туда же был отправлен Зелиан - присматривать за мной. - Все отправляемся. И больше никого нигде не будем оставлять. Сама буду за всеми присматривать!

- Спасибо, Мелфа, - улыбнулся алхимик. - А тебе я припомню все подлости, - это уже мне.



Глава 6

Великий слет



- В одних неприступных северных горах есть долина. Люди до нее добраться не могут, ибо путь к заповедному месту преграждают пропасти, неприступные утесы, бурные реки и коварные ледники. Только могучие драконьи крылья могут перенести их владельца через все препятствия. Именно там, в этой долине собираются драконы, когда им нужно обсудить что-то. Записал?

-Записал, - Зелиан высунул от усердия кончик языка. Писать, сидя на спине летящего дракона, не очень-то удобно, но алхимик старался.

- Может, хватит?

- Нет! Я сам решу, когда хватит! И что, ни один человек не был в этой долине?

- Ни одни человеческие глаза не видели заповедную долину совета, твои будут первыми.

Юноша просто загорелся, вопросы посыпались еще чаще, перо скрипело, заглушая шум ветра и хлопки драконьих крыльев. Спас меня огромный дракон, пролетевший неподалеку.

- Ничего себе? Кто это?

- Племянник друга моего отца.

- Все-таки сложно вам без имен.

- Вовсе не сложно! Жить без имен самое правильное дело, это вы - люди - вечно все усложняете!

Тут откуда-то из-за пика высыпалась разноцветная стайка драконят. Малявки совсем, лет по пятнадцать-двадцать, не старше. Будто радуга вспыхнула в пасмурном небе. Малыши, увидев, нас застеснялись и замаскировались, будто мгновенно растаяв в воздухе. Только там, где они на самом деле были, можно было заметить, что воздух будто течет, как над полем в знойный летний день, а иногда появлялись то прозрачное, будто из воды, крыло, то чья-нибудь голова, а уж хвосты и вовсе так и мелькали, становясь совсем видимыми. Малышня, одним словом.

А братишка и Мелфа по кругу заходили на посадку. Мои недраконьи спутники, да и Мелфа тоже, сильно оробели: они никогда не видели столько драконов. Скалы сияли самыми разными цветами и оттенками. Кажется, здесь собрались вообще все-все драконы. Брат направил полет туда, где на широкой площадке перед входом в пещеру сидела старая-престарая драконша. Такая старая, что не могла сама летать, ее носили внуки. Не смотря на это, она была самой мудрой из нас. Мне говорили, что когда-то она была огненно-красной, но со временем посветлела, выцвела, став светло-серой, хотя кое-где на чешуях можно еще заметить красные крапинки. Шипы на концах чешуек, совсем крошечные у молодых драконов, у нее походили на выросшие по всему телу корявые огромные иглы. Старое тело так высохло, что можно было увидеть и посчитать каждое ребрышко, кожа крыльев висела высохшими лоскутками, и только синие глаза горели по-прежнему ярко. Драконы называли ее Прародительница.

Старая драконша поприветствовала вновь прибывших кивком. Братишка учтиво поклонился, полуразвернув крылья. Мелфа же заробела, испуганно прижала шипы на спине и уши, плотно подвернула крылья.

- Не волнуйся, - я похлопал ее по спине, хотя вряд ли она это почувствовала. - Тебе не сделают ничего плохого.

- Где тот дракон, что стал человеком? - спросила Прародительница.

Мои сородичи заволновались, зашумели, многие и не знали о том, что со мной случилось.

- Я вижу двоих людей! Кто из вас?

А молодец она, сразу увидела, что девчонка - фея.

- Я здесь! - я соскользнул со спины Мелфы и подошел к Прародительнице поближе, чтобы она могла как следует рассмотреть меня.

Шипастая голова качнулась и нависла надо мной, шевельнулись морщинистые ноздри.

- И, в самом деле, пахнет драконом. А где твоя жена-человек, ставшая драконом?

- Вот она! Ее зовут Мелфа.

- Дракон с именем, - донеслось отовсюду.

Мелфочка еще больше заволновалась, поджала хвост, выгнула спинку горбом. Зелиан уже с трудом на ней удерживался. Я подошел к ней ближе и ухватил за край крыла, драконша немного опомнилась, тяжело вздохнула и слегка расслабилась, спохватившись, что и она теперь тоже большой и страшный дракон.

- Подойди поближе, детка.

Мелфочка сделала несколько робких шагов вперед, а потом выпрямила спину и шею, отвела назад крылья.

- Отобьют у тебя ее, братец! - хихикнул сзади братишка.

Перед Прародительницей моя девочка вовсе и не казалась крупной, так средненькая маленькая девочка. Старая драконша внимательно осмотрела ее, даже потрогала лапой.

- Если бы не знала, что ты не рождена драконом, никогда бы не догадалась. Хороша. Жаль, что он упустил свой шанс, - кивок в мою сторону. - Ну что же, раз все собрались, то можно и обсудить все. Завтра. Когда все отдохнут и проникнутся духом совета, духом великого слета. Драконы не собирались все вместе уже более тысячи лет. Все семейства в сборе. Я думаю, вам есть что обсудить и о чем поговорить сегодня и без совета. А завтра чтобы все были в главной пещере! И молчали! - так сказала Прародительница, закрыла глаза и уснула.

Братишка помог мне забраться обратно на Мелфину спину.

- Полетели. Я где-то там, - он указал крылом, - наших видел.

И мы полетели. Драконы поворачивали головы нам вслед, по долине разносился гвалт - всем было любопытно.

Мамуля встретила нас приветственным ревом, хотела как всегда заключить в материнские объятья, но вовремя опомнилась, иначе здесь бы моя история и закончилась. Зато с папой стало общаться гораздо легче, он теперь был всего лишь на несколько ладоней в холке выше меня.

- Деточки мои родные! Хорошие мои, - все объятья достались Мелфе и братишке. Те мужественно вытерпели. Тут мамуля заметила тюки и наших спутников. - А это что? Запасы в дорогу с собой брали. Молодцы.

- Мама! Это не запасы! Это Зелиан, мой друг. Он летописец, хотел записать все то, о чем будут говорить на совете драконов для потомков. Его есть нельзя! И надо внимательно присматриваться, чтобы другие не съели. А это - фея, ее тоже есть нельзя, потому что отравиться можно. Ну очень ядовитая.

В подтверждение моих слов феечка распустила черные крылья и зловеще оскалилась. Оскал конечно не драконий, но тоже впечатление произвел. Мамуля даже отстранилась опасливо.

- Да кто ж фей ест, сынок. Это же чистый яд!

Так, а я, кажется, оказался прав, ну и славно.

- А в мешках что? - мамуля решила разобраться со всей поклажей.

- В мешках дары от короля Салисии драконам. Ой! Надо было передать их Прародительнице.

- Завтра передашь, - успокоила меня мамуля. - Неизвестно, по какому поводу все собрались. Может людям войну объявлять, а тут - дары.

- А вы тоже не знаете, что будут обсуждать на совете?

- Нет, сыночек, не знаем.

- Жалко.

- Ничего, наберись терпения. Младший сын, клади свою ношу вот сюда в камни, и валуном сверху привали, чтобы не нашел никто. Если дары окажутся не нужны, нашей семье они пригодятся. Клади-клади и иди сюда.

- Чего, мам? - брат, предчувствуя нехорошее, отгородился от мамули Мелфой и феей.

- Иди сюда, с невестой тебя знакомить буду!

- Чтоооо!!! - завопил в ужасе братишка.

- Не кричи на мать! И не смей со мной спорить! - мамуля подала сигнал хвостом, и на ровную площадку, где происходил сбор нашего семейства, приземлилась мосластая, большеголовая драконша какого-то непонятного, грязно болотного цвета.

- Какая страшила! - высказала феечка вслух всеобщие мысли. - Одни челюсти, клычищи и кости.

Челюсти у братовой невесты и в самом деле были выдающимися, да и вообще голова была непропорционально большой, по сравнению, с туловищем, казалось, тоненькая шейка вот-вот сломается под ее тяжестью. Изогнутые блестящие клыки торчали из пасти во все стороны, почти как костистые локти.

- Мама! Я сам выберу себе невесту!

- Ничего подобного! Твой старший брат уже довыбирался сам! И что из этого вышло? Позволь уж взять мне дело в мои надежные материнские руки. Посмотри какая красавица! - невеста кокетливо захлопала глазками, заулыбалась. - И из хорошего рода, из линии самой Прародительницы.

Мамуля подтолкнула невесту крылом, та чуть не ткнулась носом в камни, но, развернув крылья, все же удержала равновесие.

- Ждравсштвуй. Ты мой жених?

- Нет! Нет! Мама! Я никогда! Никогда не женюсь на этом чудовище! - брат сорвался с места и улетел непонятно куда.

Невеста как-то скук