ReNaR
«Ошейник для Лисицы 2»
Скачать
#NO YIFF #романтика #лис #разные виды

Ошейник для Лисицы 2.


Глава первая.

Похищение всего сущего.



"...И принеси на ужин какую-нибудь курицу!"

Слова моей жены не выходили у меня из ума уже битый час, если не больше. Да, я кормилец всей семьи и всё такое, а семья требовала с каждым днём всё больше и больше... но ведь у меня в замке по сути дела штаб-квартира всего клана! Каждый день в главные ворота входит больше сотни лис всевозможного достатка, и не меньше из моего замка выходит, и могу поспорить -- кто-то из них уж точно занимался разведением кур! Чего-чего, а клану этих пернатых откровенно недоставало...

Увернувшись от лопаты, я поскользнулся на влажной черепице, но удержался, и поспешно поджал под себя лапы. Крыша была просто дико неудобной, хотя, конечно же её строили не для того, чтобы...

Закончить мысль мне помешала звонко стукнувшаяся о мой лоб чугунная поварёшка. Отскочив от него, она уже было собиралась вернуться обратно, но я ловко её поймал. Осмотрев ее, я неодобрительно покачал головой: ну кто же это такой отсталый, что всё ещё пользуется такими неудобными вещами? Тяжёлая, кривая, для больших объемов не подходит... да зачем она вообще такая нужна, убогая?

Немного поразмыслив, я швырнул её обратно. Снизу раздался неопределённый вяк, и я увидел, как кто-то упал. Так вот зачем она такая нужна!

Нет, ну почему Эмерлина не попросила у меня любую другую неразумную птицу?! Да кого угодно! Фазана, страуса, павлина, - да хоть пингвина бы ей достал! Да какого там пингвина! Хоть самого феникса! Так нет, обязательно курицу, и чтоб пожирнее была, и чтоб ощипывать недолго... как будто у меня был выбор! Схватил первую попавшуюся... нечего было попадаться! Вы всё-таки имеете дело не с кем-нибудь, а с лисом, да не простым, а с величайшим вором всех времён и народов! Встречайте лиса Ренара третьего Конфонского! А ещё у меня есть огромная фамилия, которая состоит из двадцати слов, но я и сам её никак не мог запомнить. Хотя уже самому королю обещал...

-Верни курицу, ворюга!!

Даа... хотя крестьяне и любили меня, но они почему-то не разделяли моих взглядов на понятие "Честно заработанная пища". Нет, я могу купить целый курятник, но просто давно не практиковался. Хотя, как всякий вор, я хорошо знал, что нет ничего сложнее, чем спереть курицу у самого бдительного существа на свете -- обычного крестьянина. И поверьте мне на слово -- крестьянин не пожалеет ничего, что бы вернуть свою птицу обратно...

Чуть не сверзнувшись с покатой крыши, я удачно поймал очередной предмет, пущенный в меня в порыве жажды справедливости. О! Обалдеть, но это была та же самая поварёшка! Нет что бы проявить разнообразие приемов, всё кидаются и кидаются... неужели предыдущий урок их ничему не научил?

Прищурившись, я разглядел на земле самую крупную фигуру, и метнул половник в неё, попав точно в лоб. Фигура хоть и покачнулась, схватилась за лоб и согнулась, но падать не стала. Это было плохо...

Не то что бы я очень боялся этого момента, но он таки настал - самые инициативные и бодрые из крестьянского зверья полезли ко мне на крышу. Хотя крыша и не была моей, я предпринял просто героическую попытку её обороны. В свете луны показалась совсем не озлобленная морда молодого барана; ему явно было плевать на курицу -- наверняка она вообще ему не принадлежала -- он просто хотел поймать за хвост великого вора! Великий вор, то есть я, ловко отобрал у барана свою гордость, свесив хвост на другую сторону, и дал ему лапой промеж рогов, промеж которых у него располагалась голова, что совсем не отличало его от других баранов, которые ползли ко мне уже со всех сторон. Бараны -- это конечно утрировано, всё-таки они догадались окружить дом, на крыше которого я сидел. А вот то, что крыша после дождя бывает скользкая -- об этом они не подумали. Удачно спихнув четверых штурмовиков, я уже было начал праздновать победу, но тут кто-то крепко схватил меня за хвост, и довольно сильно дёрнул...

Больше всего я не люблю в жизни три вещи: мороз зимой, жару летом, и дёрганье за хвост. С первыми двумя всё понятно: я ненавижу ухаживать за шерстью, чем кардинально отличаюсь от большинства лис, а вот с дёрганьем за хвост дело обстоит гораздо сложнее. Во-первых, я по непонятным причинам сильно возбуждаюсь, а сейчас было явно не время и не место. Во-вторых, в том месте где хвост сходится с остальным телом, он всегда казался мне ужасно тонким, и каждый раз, когда кто-то дёргал за него, мне казалось, что он вот-вот оторвётся, и я стану бесхвостым лисом...

Вот и теперь мне показалось, будто я сейчас лишусь своей главной гордости, поэтому я немедленно качнулся назад... и потерял равновесие...

Почувствовав что тело, вот уже два часа таскающее её с собой, теряет опору и куда-то падает, зажатая у меня подмышкой курица истошно завопила. Свалившись на голову своему обидчику, я сунул ему курицу, которую тот оторопело схватил, кувыркнулся, - и вполне удачно приземлился на две лапы перед группой крестьян, которые явно жаждали справедливости, - и свежей курятины...

Рядом со мной на землю бухнулся коренастый волчара, сжимая в лапах курицу. Выхватив из его ослабевших лап заветный трофей, я снова сунул её подмышку, и пошёл на таран. Выставив перед собой лапу, и подбадривая себя криком, я ринулся сквозь ряды крестьян. Первого, -- зайца, -- я прошёл легко, даже не почувствовал. Вторым оказался коренастый приземистый барсук, которого я просто перепрыгнул. Третьего и четвёртого я растолкал плечами, и уже было почувствовал запах свободы... но пятым оказался бык. И это было плохо...

Собрав всё свое мужество в кулак, который я выставил перед собой, я рванул напролом...

Врезавшись в его каменный лоб, костяшки пальцев неприятно хрустнули. Завопив от боли, я отдернул кулак от его головы, и отчаянно замахал лапой в воздухе.

-У тебя там что -- камень?!

-А ты проверь! -- бык топнул копытом, и наставил на меня рога.

-Смотри: - золотой забор! -- крикнул я, показав пальцем на самый обыкновенный деревянный забор, окружающий дом со всех сторон.

-Чё? -- пока бык оборачивался, чтобы проверить моё утверждение, мне хватило юркости улизнуть прямо из-под его рогов, и дёрнуть напрямик к границе своей земли.

-Держи вора!! -- тут же раздалось у меня за спиной, и топот множества лап и копыт подтвердил мои догадки о погоне. Сжав зубы, я мчался со всех лап, стараясь дышать только носом, как учила Флёр -- чтобы не сбить дыхание. Сейчас меня ужасно огорчало отсутствие хоть какой-нибудь сумки, в которую можно было бы запихнуть птицу, и перейти на четыре лапы. Тогда бы я точно от них убежал, - хотя потом пришлось бы безумно носиться вокруг замка, пока меня не поймали бы за шкирку и не образумили...

Я уже чувствовал горячие, - можно даже сказать, ласковые прикосновения к кончику своего хвоста, -- меня догоняли самые шустрые кошки, -- как вдруг я споткнулся об корень какого-то подлого дерева... Не стоило мне сейчас задумываться о ношении штанов и их неудобствах...

Курица вырвалась, и начала носиться вокруг меня, возбуждённо кудахча. А не такая уж она и жирная...

Подоспевшие крестьяне окружили меня плотной толпой, не оставив не единого шанса на побег.

-Меня к начальнику стражи надо вести! - поспешно крикнул я, - я совершил серьёзную кражу!

-Как же, ври больше! Очень нужно нам тащить тебя к нему, - мы и на месте разберёмся!

-Самосуд наказуем! -- запротестовал я, а увидев знакомую поварёшку, заорал что есть мочи.

-Да не ори ты! - какой-то волк зажал мне пасть, а кто-то заломил лапы за спину.

-Давайте, вяжите меня...

-Не связывайте его, он всё равно выпутается! - крикнул кто-то в толпе, и я оскалился на умника, который слишком хорошо знал мою биографию.

-Нееет, от нас не уйдешь, рыжий! И мы не посмотрим на то, что ты вторая морда в клане Полной Луны! Не посмотрим! И ничего ты нам не сделаешь!

-Ещё как сделаю... - недовольно прошипел я, но меня уже не слушали, а куда-то волочили...

Ну что уж тут делать... Эмерлина опять осталась без развлечения в виде приготовления ужина, и если меня не убьют эти озверевшие крестьяне, то он уж точно это сделает. Она у меня такая... Любящая.

Последнее, что я запомнил, - врезавшуюся мне промеж глаз чугунную поварёшку...


Я очнулся утром, под каким-то деревом.

В лапе у меня оказалась зажата скомканная записка. Развернув клочок бумаги, я пробежал по нему глазами. Кривым почерком там было нацарапано что-то вроде - «И не возвращайся!». Дальше шли ругательства, но я не стал их читать. Предприняв пару попыток встать, я решил, что можно будет ещё посидеть: всё тело ужасно болело, будто меня всю ночь мутузила толпа крестьян, у которых я увёл курицу. Хотя...

Сверху на мои уши посыпались маленькие крошки коры, и я задрал голову: зацепившись когтями за дерево, на меня смотрел маленький бельчонок.

Рыжик подобрался так близко, что его морда мне показалась просто огромной!

-Ааа!!

С диким воплем я вскочил, и рванул в сторону от сосны, - а бельчонок с чивиканьем метнулся в своё дупло. Кое-как успокоившись, я пригладил шерсть в районе паха - там она спуталась так, будто меня хотели изнасиловать. Пока я приводил себя в порядок, из дупла снова высунулась любопытная мордочка.

-Простите, но вы кто? - неожиданно спросил бельчонок.

От его голоса я вздрогнул, и рывком обернулся; я еще никогда не встречал таких маленьких разумных зверей!

-Ого! Ты что, разговариваешь?!

-Как видите... Я просто спрашивал кто вы... Просто это моя сосна... Не ешьте меня! - добавил рыжий, как только я на него посмотрел.

-И не собирался! Э... Рыжий...

-Да? - он тут же высунулся из дупла.

-Что да?

-Вы что-то у меня спрашивали.

-Рыжий?

-Ну, на самом деле меня зовут просто Рыж... Но вы можете называть меня как пожелаете, только не ешьте...

-Да у тебя что, не все дома что ли? Не собираюсь я тебя есть! Я хотел только спросить... Где я?

-Вы в южных владениях! -- тут же ответил он.

-Отлично! Только... Южных владениях кого?

-Лиса Ренара! Кстати вы на него похожи... - признался бельчонок.

-Отлично, просто отлично! Кстати я и есть лис Ренар...

-Ох... - Рыжий тут же метнулся в дупло.

-Эй, что-то не так?

-Да нет, просто это такая честь для меня - встретить самого лиса Ренара....

-Ой, да перестань!

Ничего особенного во мне нет. Ты наверно видел, как я тут оказался?

-Да, господин... Вас принесли крестьяне... Вы были без сознания.

-Ну, спасибо что хоть принесли. Это так любезно с их стороны - оставить меня подыхать на моей собственной земле...

-Но они не так уж очень хотели вас убивать, господин...

-Я и говорю, - они были весьма любезны... Так значит где я?

-Ваш замок в том направлении - Рыж высунулся из дупла, и обежав по стволу на другую сторону дерева, показал своим маленьким пальчиком направление.

-Ага! Спасибо тебе! Кстати, ты давно здесь живешь? - решил спросить я у него на правах хозяина этой земли.

-Всю жизнь, господин... Но если вы пожелаете - я уйду отсюда, найду себе другое дупло где-нибудь не на вашей земле...

-Нет-нет! Оставайся, я не запрещаю тебе здесь жить! Просто, любопытство. Ну, удачи тебе, Рыж! - я махнул ему лапой, направляясь в указанном направлении.

-И вам тоже, господин! Может быть, мы ещё увидимся! - крикнул он мне, пока я удалялся от его сосны.

Увидимся. Обязательно увидимся.

Бельчонок показал мне верное направление - вскоре я вышел к реке, и направился вверх по течению - туда, где уже виднелась моя сосна. Я никогда не понимал, как дерево может вырасти до таких размеров, чтобы можно было вырубить внутри него целый замок, но недавно с удивлением обнаружил, что оно всё ещё живёт. Весной за окном нашей спальни на сухих ветках проклюнулись почки, а летом мой замок по-настоящему зазеленел, и ожил. Теперь и я сам, почти как этот бельчонок, жил в своём огромном дупле...

Я уверенно шагал по своей земле, населенной лисами клана Полной Луны. Повсюду виднелись симпатичные домики, - в основном двухэтажные, - но некоторые строили себе и трех, - а однажды кто-то захотел построить даже четырёхэтажное жилище. Член клана, который всё это затеял, имел чёткую мотивацию - у него было двенадцать щенят, и он хотел разместить их под одной крышей. Проходя мимо этого чуда, я не переставал ловить на себе удивлённые взгляды соклановцев: хотя для некоторых я всё ещё был кем-то недосягаемым, как Флёр или Арен, но всё-таки ни я, ни пара командиров никогда не бросали своих подчиненных. Абсолютное большинство лис в клане знали Флёр лично, благо она всегда принимала участие в сражениях, и много кому помогла. Но в отличие от своего погибшего отца, она не могла запомнить имён всех своих соклановцев. Да и никто не мог. Их было больше полутора тысяч только лис, плюс три сотни других зверей, которых взяли в клан за их заслуги. Лисы обосновали на моей земле целый городок, который рос, и процветал. Его центром служил мой замок; через речки перебросили несколько мостов, а часть территории оградили частоколом, вдоль которой регулярно патрулировала охрана. Но все равно моя земля была открыта для любого - от крестьянина до богатого купца - лисы всем были рады. Неподалёку от замка раскинулся небольшой лисий рынок. Клан лис нашёл себе занятие поприбыльнее войн и хранения жемчужины. В клане образовалась гильдия купцов, которая кормила всех остальных. Лисы - прирождённые мошенники - и поэтому ухитрялись торговать так, что всяко оставались в прибыли. Хотя это было не столь необходимо: моя земля была богата металлом и золотом, к тому же большие поля были отданы под распашку. Клан Лис Полной Луны мог существовать спокойно и без поставок со стороны. Но торговля всё равно шла бойко.

Пройдя через рынок, и миновав дома командиров, я занёс кулак, собираясь постучать в двери собственного замка. Не успел я стукнуть костяшками об дерево, как ворота словно сами собой распахнулись, и передо мной предстали три главных лиса моей жизни...

Покачивала плетью на поясе моя любимейшая жена - Эмерлина, одетая как обычно в обтяжку, и совсем капельку вызывающе. Арен, как всегда в своём неизменном плаще, стоял со сложенными на груди лапами, и укоризненно смотрел на меня. А между ними в шикарном белом костюме стояла Флёр. Все трое смотрели на меня удивительно строго, и я понял, что было бы лучше, если бы меня растерзали крестьяне. Потому что сейчас они начнут меня убивать. Причём будут делать это куда медленнее и мучительнее...

-Величайшего вора... - начала моя жена.

-Схватили за кражу... - продолжила Флёр.

-Простые крестьяне! - ухмыльнулся Арен, а я улыбнулся ему в ответ. Крестьяне-то меня поймать смогли, а вот его стражники - нет.

-И за что его поймали! Курицу не смог утащить!

-Одну несчастную курицу!

-Совсем потерял форму... - закончила Флёр, и все замолчали.

Я раскрыл объятия, и нагло сказал:

-Друзья. Любимая. Я тоже рад вас видеть!

-А мы-то как рады! Уж поверь мне, я особенно рада, Ренар! Я тебе что велела сделать? - оскалилась на меня моя любимая жена.

-Принести... кажется, курицу? Да, точно, я это хорошо помню!

-И где курица?

-У крестьян! Честно! Они избили меня, и отобрали её - я даже опомниться не успел!

Эмерлина потихоньку закипала от злости, но я знал, что может её успокоить...

Я подошел к ней, обнял мою лису за талию, и нежно поцеловал её милую рассерженную мордочку. И хоть она не сопротивлялась, как только поцелуй закончился, она тут же напомнила мне, кто я такой:

-Ты наглый, лживый, облезлый лис! Опять ничего не принёс! Дети дома живут впроголодь!

-Дети?! Какие дети, у нас что, ещё появились?!

-Да ты и детей своих забыл, мерзавец! - возмутилась Эмерлина, и начала вырываться из моих объятий.

-Ну перестань, любимая. Ты когда в последний раз видела Лиму?

-Три дня назад, а что?

-А Карла?

-Примерно неделю... Но это не избавляет тебя от ответственности!

-Избавляет. Пусть гуляют сами по себе... - я отпустил Эмерлину, и плюхнулся в кресло перед огромным камином в главном замке. - Теперь-то они смогут обойтись без своих родителей. Клан стал для них семьёй.

-Ренарчик, ты расстроился? -- жена сменила гнев на милость, положила плеть на столик рядом, и уселась ко мне на колени.

-Расстроился? Да чему тут расстраиваться, любимая? Они уже почти взрослые самостоятельные лисы, могут сами за себя постоять, и мы не должны за ними следить, ухаживать... Это же так прекрасно, Эмерлина, что мы смогли воспитать двоих замечательных лисят, не так ли?

-Конечно, милый. Особенно если учесть тот факт, что твой собственный сын у тебя в отряде стоит чуть ли не вторым, а его папаша отрёкся от всех дел и обязанностей, несмотря на то, что замены ему ещё не нашлось.

-И не найдётся! Я совершенно уверен, что Карлу скоро наскучит этот пост, и он тоже уйдёт. Настоящие хитрецы на одном месте не задерживаются!

-Ренар, но нам как раз такие хитрецы и нужны. Так что будь добр задержаться, - вмешалась в разговор Флёр, которая сидела на коленях Арена. В этом наши пары были очень похожи, и порой мы с Ареном путали наших жен, - иногда случайно, а иногда специально. Порой наши самочки на нас обижались, а потом дружно изливали душу противоположной стороне. При Арене Флёр никогда не плакала, но порой, случалось, рыдала при мне... А Эмерлина... нет, я не мог заподозрить её в изменах, тем более с лучшим другом. Да даже если и изменяет... пусть. Я всё равно не смогу не простить её.

-Флёр, ты же знаешь мой стиль -- только свистни, и я тут как тут, готов ко всему, чему обучен.

-Знаю, Ренар, но ты довольно часто не отзываешь на условные знаки...

-Как будто я их всех помню!

Лисица нахмурилась, и строго посмотрела на меня. И хоть она большую часть времени была доброй и отзывчивой, её взглядом всё равно можно было забивать гвозди.

-Эй, я же пошутил... - я покрепче прижал к себе свою жену, чтобы в случае чего можно было за ней спрятаться.

-Я тебе дам такие шутки со мной шутить! Не забывай вообще, перед кем ты тут отчитываешься.

-Ой, да ладно тебе! Ты тут не одна такая, - вон начальнику стражи вообще до светильника, что я тут замышляю ополовинить его казну, которую он охраняет...

-Я тебе дам ополовинить! Так дам, вовек не забудешь! -- лис погрозил мне кулаком, и я снова спрятался за Эмерлину. Её было жалко, но она-то наверняка отобьётся.

-Да шучу я, шучу, притихни... видишь, даже курицу я и то не смог спереть, так что всё, упадок у меня...

Мы замолчали. Две пары влюблённых сидели вместе, и самцы держали своих самок как нежно, так одновременно и игриво.

Я-то свою держал кое-как, лишь бы прикрывала, а вот Арен сжал свою жену основательно, - так, что если бы она даже очень захотела, то не смогла бы выбраться. А лиса очень любила сидеть у него на коленях. Закрыв глаза, они игрались, ласкаясь носами... Через некоторое время они страстно поцеловались, и мы с Эмерлиной поспешили сделать то же самое.


Наконец, отпустив своих самок на волю, мы с Ареном остались наедине у потухшего камина.

-Вот так вот, Ренар...

-Что?

-Ты помнишь, как я тебе завидовал?

-Семь лет назад-то? Ещё как помню. Ты ещё просил меня объяснить, что такое любовь. Сейчас-то сам можешь это объяснить?

-Нет... Ха! Можно подумать, ты тогда мне очень помог!

Мы рассмеялись, глядя на пепел в камине. Так мы сидели не очень долго, когда к Арену подбежали две лисички, - одинаковые, как две капли воды. Как Рита с Критой. Флёр так повезло, хотя она не очень хотела самок. Но самым главным было то, что несмотря на свой юный возраст, дочки Флёр уже превосходили свою маму силой, что иногда их сильно смущало. А всё потому, что их мама настояла, чтобы сразу после рождения им дали зелье форсированной эволюции. Я не знаю, помнят ли они ту боль, которую им пришлось пережить, и была ли она вообще, но я хорошо помню, как после приёма зелья они тявкали и выли целые сутки, отказывались есть и пить. Флёр, осознав, что трое суток, нужных для усвоения зелья, они не выживут, и была просто в отчаянии, - но на следующее утро щенки перестали плакать, и разом потянулись к одной сиське своей мамаши. Флёр потом некоторое время ходила, постоянно держась за свои груди, пустые, как бидоны из-под молока, и громко жаловалась, что они чуть не оторвали ей всё с корнем. Как потом оказалось, выкормить нормально таких лисят Флёр не могла, и пришлось кормить их искусственно. В общем, потомство у четы Арена выросло на славу -- Фирия и Арина, как их назвали, были характером в свою маму, но преданностью в отца. Я с трудом мог представить, что может произойти, если две почти полные копии Флёр, - только в два раза больше и в пять-шесть раз сильнее, - встретят на узкой дорожке кого-нибудь им неугодного, как например, Тардифа, или ещё кого...

-Ренар, построй себе курятник, - вдруг посоветовал мне Арен, вальяжно откинувшись на спинку кресла, и закинув лапу на лапу.

-Курятник? Зачем это?

-Будешь тренироваться кур воровать. У тебя это пока хуже всего получается.

- Вот ты начальник стражи, Арен, а в воровстве совсем ничего не понимаешь!

-А что мне надо понимать?

-А то, что по сравнению с курицей корона или там казна -- это пустяки. Украсть курицу может только настоящий вор. Вот я и решил вспомнить...

-Это почему? -- лис вопросительно поднял бровь, проявляя искренней интерес.

-Арен! Мой милый наивный стражник! Всё-то ты знаешь, кроме одного. Корона, в отличие от курицы, не бегает по всему двору, и не кудахчет на всю округу! Ты когда-нибудь ловил курицу?

-Нет, - честно признался лис.

-Так вот сходи и попробуй. Можно даже заплатить крестьянам, и попытаться поймать её просто ради интереса. И если ты её поймаешь -- можешь смело считать себя великим вором, и уходить со своего поста.

-И поймаю! -- уверенно заявил Арен, как только я закончил.

Всем своим взглядом я показал лису, что он сморозил полнейшую глупость.

-Слушай, ты сейчас говоришь такие вещи...

-Что может быть сложного в поимке курицы?

-Арен, извини, но это как любовь -- ничего не понятно, но так оно и есть...

-Так, тогда пошли! -- взмахнув своим белым плащом, лис вскочил с кресла, - пошли ловить курицу, великий вор!

-На что спорим? -- лениво спросил я, наблюдая за тем, как полный решимости лис направляется к выходу.

-Ну... на три золотых!

-Нашёл на что спорить... Ладно, готовь деньги, потом пойдём в паб, и ты угощаешь.

-Что ты несешь? Да я запросто поймаю эту несчастную курицу!

-Посмотрим-посмотрим... ну давай, иди, - чего встал как вопросительный столб? Вперёд, великий ловец!

Мы с Ареном покинули замок, и, прихватив по пути Флёр, направились на городской рынок. Лисица спокойно выслушала своего мужа, и согласилась идти с нами. Эмерлину мне найти не удалось, так что пришлось смириться с тем, что своим триумфом мне придется наслаждаться без неё.


На главной площади перед королевским замком кипела и процветала жизнь. Чего здесь только не было, но самое главное -- кур было полно. Простые звери кланялись, когда мы проходили мимо них. Арен приветливо махал всем, иногда отвечал на вопросы простых горожан. Кто только на что не жаловался: у кого дом сожгли, - то ли по ошибке, то ли просто бурно отметили, - у кого-то курицы пропадают... (услышав эту жалобу, Арен посмотрел на меня так, словно хотел взглядом врыть меня под землю по самые уши). Короче говоря, народ всегда находил, на что жаловаться. При нашем появлении охранники вставали по стойке смирно, и молча глядели на своего начальника.

Народ вокруг гудел, радуясь, что к ним на землю спустился сам начальник стражи, и торопясь донести до него все свои проблемы, - но тут он поднял лапы, веля всем замолчать.

Звери тут же прекратили свой трёп.

-Горожане! - обратился он ко всем, - будьте так добры, организуйте нам с другом небольшое соревнование!

Народ изумлённо притих; нечасто сам начальник стражи устраивает для них зрелище.

-Всё что нам нужно -- это курица, и небольшой загон, откуда она не могла бы убежать! Вот и всё, чего просим мы с другом!

И хотя я ничего не просил, народ с потрясающей скоростью препроводил нас к большому загону, по которому со страшно озабоченным видом бродила одинокая тощая курица.

Арен сбросил свой плащ, свернул, и вручил его Флёр.

-Сегодня нас угощает Ренар, - пообещал он своей жене.

-Ну, раз я угощаю... тогда... - Я вскочил на угол ограду, и закричал, обращаясь ко всем толпящимся вокруг:

-Дамы и господа! Звери любого окраса! Примите участие! Делайте ваши ставки!

Десятки морд повернулись ко мне, и расплылись в широких азартных улыбках.

-Десять к одному, что начальник королевской стражи поймает курицу за пять минут, и сто к одному, если он сделает это так, что курица не издаст ни единого звука!

-Ставлю пятьдесят золотом! -- тут же крикнула Флёр, словно флагом размахивая плащом своего мужа, - на то, что поймает!

-Мадам, вы рискуете разорить меня, - честно признался я, но ставку принял, и пошёл дальше собирать деньги. Ко мне тут же посыпались самые разные предложения, поэтому я одолжил у одного из торговцев блокнотик и перо с походной чернильницей, честно пообещав вернуть и даже заплатить, и начал собирать ставки.

Постепенно я насобирал целый мешок денег, и закрыл приём ставок. Все верили в своего начальника, все считали, что он достаточно ловок...

И тут меня словно молнией поразило!

Я вдруг вспомнил то, что больше семи лет назад мне рассказал Арен. Он-то ведь был рожден настоящим, природным лисом! Да что там семь лет назад... Он не раз об этом упоминал и потом, и я не раз убеждался, что это правда... он всегда был сильнее и ловчее меня...

Флёр улыбалась, победно глядя на меня. Два ровных ряда белых зубов блестели на солнце, отражая его лучи, как и всё остальное в ней. Не то что бы белый костюм ей шёл больше, но положение обязывало -- всё-таки правительница крупного клана...

Тут я вспомнил про свой спор, и покосился на курицу. Нет, она явно была юркой и быстрой, но урожденная ловкость мастеров охоты... Потом я покосился на мешок, и подумал, что мне наверно таки придётся залезть в королевскую казну, чтобы со всеми расплатиться...

-Готово! Я пошел! - бодро произнёс лис, и вошёл в загон к курице. Калитку за ним закрыли, и все начали скандировать имя своего кумира. Ну почему не меня?

-Курочка, не подведи... хоть разок кудахтни... - напутствовал я её.

Лис вышел на середину площадки, сосредоточился на своей цели, и выставил вперёд лапы: когти показывал, я тоже знаю такой приём...

Он начал кружить вокруг пернатой, потом оскалился, выбирая момент для решительного броска...

Бросок!

Курица молнией рванула с места, а когти Арена рассекли воздух в том месте, где она стояла мгновение назад. Лис неуклюже плюхнулся на землю, и громко зарычал. Для меня самым обидным было то, что курица даже не кудахтнула, когда на неё бросился лис, и уже спокойно бродила на другой стороне загона, поклевывая что-то на земле...

В это мгновение я заметил другую курочку, - разумную. Сложив крылья на ограде, она стояла рядом с Флёр, и вместе с ней смеялась над незадачливым лисом.

-Ну что, рыжий, слабо тебе поймать нас, да? Клыки, когти -- всё у тебя есть! А поймать нас не можешь! Ох, сейчас умру от смеха! Хыщник!

Стоящая рядом лиса смерила курицу холодным взглядом, но улыбаться не перестала. Похоже, та была не в её вкусе.

-Эй ты, лис! Ты, вор, да! Ставлю пять сотен на то, что он промахнётся!!

-Сколько-сколько?! -- переспросила Флёр, прижав свои чувствительные уши.

-Да, лисица, мне столько за полгода не заработать, вот и захотела разбогатеть! Давай, лис, записывай меня! Если я проиграю, то отдам себя в рабство, пока не отработаю свой долг!

-О, это хорошо! -- радостно оскалилась Флёр. - Будешь вылизывать мои сапоги до конца этого десятилетия - может и отработаешь!

-А к тебе, лисица, я не подписывалась! Пойду к этому хищнику-неудачнику! - бросила курица, и что-то кудахтнула от возбуждения.

-Милый, поймай эту тварь, а? Мне очень нужен мойщик сапог... - наивно-томно попросила Флёр своего супруга, и курица тут же замолкла.

-Вы что... вместе?!

-Ну, приехали... давно уже! Нас сам король венчал.

-Великий бог, спаси меня... - только и сказала курица.

-Он тебе не поможет... Арен, милый, у тебя осталось три минуты. Поторопись, если хочешь сделать мне подарок.

Флёр была права -- я в уме отсчитывал минуты, с нетерпением ожидая, когда наконец пройдут эти заветные пять минут, - но как только лис услышал напоминание, он тут же бросился на курицу, - но снова безуспешно. Гневно махнув хвостом, Арен остался стоять на четырёх лапах.

-Э нет! Мы так не договаривались! Арен!

Но начальник стражи уже озверел. Он зарычал, и снова бросился на свою жертву. Курица тем же манером метнулась в другой конец загона, но не успела даже сложить крылья, как лис снова бросился на нее. Птица испугано кудахтнула, чудом увернувшись от его когтей...

-Осталась минута! -- крикнула поставившая на кон свою свободу пернатая. - Он её не поймает!!

Я внутренне ликовал. Ещё минута бессмысленных бросков лиса, и я обрету симпатичненькую кучу золота. Арен потом неделю будет смотреть на меня как на мелкого воришку, а не своего лучшего друга, но ничего, со временем перестанет дуться...

Пока лис поднимался с земли, и вставал на четыре лапы, прошло ещё десять секунд. Ещё пять секунд он крутился, ища свою цель. Увидев её, он тут же бросился на пернатую, - но та снова отлетела в угол загона, - а осознав, что оказалась в ловушке, истерически закудахтала.

-Тридцать секунд! -- крикнул я.

Арен снова поднялся, и, прижав уши, направился к пернатой. Втиснувшаяся в угол загона птица испуганно кудахтала, а лис негромко рычал, приближаясь к ней на четырёх лапах, и нервно взмахивая хвостом...

-Десять секунд!

Арен слегка присел, стелясь по земле, и приготовился к броску...

Я уже ликовал -- он все равно не успеет!

-Всё!! -- разом крикнули мы с курицей.

-Он не поймал её! -- тут же подвёл итог я, - но Арен меня будто не слышал. Лис продолжал скалиться...

-Арен, нет!! -- бросив плащ, к нему через ограду бросилась Флёр, - но было уже поздно...

Арен с рыком бросился на курицу, и через мгновение его зубы сомкнулись на шее пернатой. Брызнула кровь, морда Арена окрасилась красным, а курица обмякла в его пасти. Лис победно зарычал, а другая пернатая, искренне горюя за своей неразумной товаркой, громко и протяжно закричала.

-Ты что делаешь?! Боже мой! -- курица схватилась за голову, - Что он делает?!

-Что-что... - неохотно ответил я, - охотится!

Тем временем Флёр скрутила своего мужа, вырвала у него из пасти дохлую птицу, и крепко врезала ему по морде.

-Держи себя в лапах! - рявкнула она на него, и добавила по ушам. От этих увесистых шлепков лис вернулся в своё обычное состояние, и, очухиваясь, заморгал. Похоже, он контролировал это состояние гораздо лучше меня или Флёр.

-Что произошло? Я поймал курицу? -- наконец спросил он.

-Ещё как произошло!! -- отчаянно возопила курица. - Да кто ж это тебя в начальники назначил?! Какой такой обормот...

-Я не обормот, - деликатно поправил её я, - просто я так решил. А что, собственно, случилось?

Совсем обезумевшая курица снова схватилась за голову, и дико крича, убежала от нас подальше. Народ стал торопливо расходиться, - кроме тех, кто сделал ставки на поражение Арена. Я довольно быстро раздал выигрыши, и вернулся к паре лис. Арен потирал шишку на голове -- Флёр явно перестаралась.

Я победно посмотрел на него.

-Но курицу-то я всё-таки поймал! - хмуро буркнул он.

-Не поймал, а убил. Это не в счёт. Надо будет как-нибудь ещё разок проверить. Но пока... так, курицу забери, ужин будет... и... что за...

На краю площади показалась бегущая в нашу сторону фигурка лисы.

-Эмерлина?

-Она! - тут же подтвердила мою догадку Флёр.

-Куда это она так спешит...

Встревожившись, я бросился к ней навстречу, а за мной побежали Арен и Флёр.

Приблизился к своей супруге, я увидел, что она плачет. И не просто плачет -- слёзы ручьём бежали по её мордочке.

-Эмерлина!! -- я припустил ещё быстрее, и крепко обнял её, - Дорогая, что случилось?!

Лиса пару рас всхлипнула, и протянула мне свою сжатую в кулак лапку. Дрожа, она сглотнула комок в горле.

-Они пришли за мной...

-Кто? Кто за тобой пришёл?

-Они... спустя столько лет... не забыли...

-Да кто они, любимая?

Мою жену просто трясло, и я пока не понимал почему.

-Что? Что это?

Эмерлина наконец разжала кулак. На её черной ладошке, на большой подушечке, лежала странная чёрная монета.

-Чёрная метка, - дрожащим голосом сказала Флёр.

-Что? -- переспросил я. Я слышал о таком, но не понимал, что это значит.

-Старинный обычай, Ренар. Прости...

-За что? -- я ободряюще улыбнулся, и взял свою жену за плечи.

-Меня убьют, дорогой. За мной идут мои бывшие друзья, которых я очень жестоко предала. Предала ради тебя, Ренар...

Она посмотрела мне прямо в глаза, и я наконец понял.

-За тобой идут пираты... - прошептал я.

Моя любимая лиса коротко кивнула и навзрыд расплакалась...


Ошейник для Лисицы 2. Глава вторая. Зов земли и неба.


Летом на моей земле творится что-то потрясающее. Я не знаю -- то ли мне просто повезло, то ли мои предки любили красоту, и поэтому какими-то неведомыми способами заимели себе во владение именно этот кусок земли. Большая часть моих владений была покрыта лесами, но порой густо стоящие деревья расступались, открывая поляны, на которых чего только не цвело. Порой, погуляв пару часиков по своим владениям, я приносил Эмерлине большой букет всевозможных цветов: от ало-жёлтых тюльпанов, до самых обыкновенных полевых ромашек. Моя жена очень любила всевозможную растительность, хотя больше всего ей нравилось моё внимание.

Но сейчас моя жена плакала, - плакала так, что я уже начал волноваться за её здоровье. Эмерлина рыдала уже второй час подряд, не слушая никаких уговоров. В лапе она продолжала сжимать чёрную метку, и то и дело начинала со всеми прощаться. Я уже просто не знал что мне делать, и как её утешать, но тут вернулась Флёр, которая куда-то уходила.

Войдя в нашу спальню, она тихонько притворила за собой дверь.

-Ренар, можно я с ней поговорю? -- подойдя к нам, деликатно спросила Флёр.

-Конечно... мне уйти?

-Нет, останься, - Флёр присела на кровать рядом с моей женой, и нежно обняла её за плечо. - Эй, подруга, давай прекращай ныть.

-Чего тут прекращать? -- словно малая девочка, Эмерлина втирала слёзы в шерсть на морде. - Я не хочу встречаться с ними снова...

-И не встретишься. Эмерлина, твоя смерть ещё не предрешена. От самой чёрной метки ты не умрёшь, а пиратам еще надо добраться сюда.

-Вот именно... они придут, и...

-Ну и придут... Эмерлина, разве ты не понимаешь, какая у тебя сейчас охрана?

-Чего? - Моя жена всхлипнула, и подняла покрасневшие глаза.

-За тебя тут тысяча моих воинов. У Арена тоже целая армия. Если пираты явятся...

-Флёр! Я не хочу втягивать в это дело клановых и королевских воинов. Ты же понимаешь, что для них это может быть опасно.

-Есть те, кто живёт ради опасности. Пошевелим эв отряд, и тогда вообще никому не устоять.

Эв отрядом Флёр называла отряд воинов, которые приняли зелье Клитуса, и стали похожими на него. Мне, как командиру отряда разведчиков, приходилось общаться с их командиром, - и вот тогда я понял, что значит чувствовать себя хомячком.

-Флёр... я не знаю. Пираты...

-Да что они могут здесь, на суше, Эмерлина?! Пойми, что пока ты здесь, тебе никто не может грозить, если только не пойдёт на нас целой армией!

-А они и пойдут. Высадятся, и начнут грабить и поджигать...

-Кого? Где? Эмерлина, да кто ж им это позволит?!

-Пираты -- это необученная стая вандалов, ничего более, - вмешался в разговор я, вспомнив обычный стиль их действий. Вспоминать пришлось по одному моменту -- какая была организация на пиратском корабле, на котором я встретил Эмерлину.

-Не такая уж и необученная... - вяло возразила Эмерлина. - Я вот хлыстом владею...

-Но ты училась пользоваться им с детства. И ничему другому они тебя не научили...

-Кстати, а как ты оказалась среди них? -- спросил я, вдруг осознав, что до сих пор не знаю этого.

- Ты не знаешь? -- удивилась Флёр.

- Откуда? Я у неё никогда не спрашивал...

-Ну и муженек! Живёт со своей женой уже больше десяти лет, а прошлого её не знает! -- воскликнула Флёр.

-Флёр, перестань... не надо. Он действительно не спрашивал.

-А по-моему, это неправильно!

-Ничего. Ты-то знаешь, вот сиди и молчи, - попросила моя жена Флёр.

-Я посижу. И послушаю ещё раз, - может еще чего нового о тебе узнаю, подруга...

Флёр уселась на кровать, и, сложив на груди лапы, откинулась на подушки. Я же обнял Эмерлину за плечи, и поцеловал её в кончик ушка.

- Дорогая, расскажи мне, пожалуйста - я должен это знать.

-Да, ты прав... знаешь, Ренар, я честно побаивалась тебе это говорить, но раз жить мне осталось недолго... - при этих словах Флёр громко фыркнула, - то, пожалуй, можно и рассказать.

Вобщем, в пираты я попала, когда мне было всего восемь лет. Ещё совсем маленькой лисой я убежала от родителей. Они хотели сделать из меня светскую лисицу, чтобы я только то и делала, что ходила на всякие балы, и носила эти огромные бальные платья... ох... так вот, ночью в полнолуние, я взяла с собой свой хлыст, и ушла из дворца своих родителей.

-У твоих родителей был дворец?

-Ха. Это они так думали. Они там жили, просто прислуживали хозяину, ничего более. Я обычная крестьянка, Ренар.

-Ну теперь-то ты принадлежишь к знатному роду! Но продолжай.

-Убежав из дома, я долго решала, что же делать дальше. Несколько дней я голодала, после чего оказалась в приморском порту. Там меня поймали работорговцы, и быть мне чьей-нибудь рабыней, - но мне очень повезло.

В пабе, куда меня притащили на клеймление, началась пьяная драка, которая постепенно переросла в погром всего порта. Тут подоспели пираты, разнесли всё вокруг, и случайно наткнулись на меня. Я тогда сидела под одним из столов, дрожа от страха, и меня заметил пират-гепард. Уже не помню, как его звали, но для себя я назвала его просто Пятнистым. Да что там -- он действительно был таким пятнистым, что потом я даже хотела определить -- это он жёлтый с чёрными точками, или он чёрный со сложным жёлтым узором...

Так вот, этот гепард сразу схватил меня за шкирку, и потащил к причалу, где стоял их корабль. Я так и не поняла, для чего он это сделал, потому что он просто бросил меня к куче награбленной добычи, которую пираты торопливо затаскивали на корабль. А я была настолько напугана, что не могла даже пошевелиться... и меня забрали на корабль в качестве добычи.

-И потом пираты хотели сделать тебя своей рабой? -- поинтересовалась Флёр.

-Нет. Празднуя удачный налет, они даже не заметили меня. Корабль был уже в открытом море, и все пираты были изрядно пьяны. Я смогла просуществовать незамеченной целую неделю. Потом в трюм, где я пряталась среди ящиков и бочек, спустился капитан -- и он был лисом. Да-да, Ренар, именно лисом, - ответила Эмерлина на мой немой вопрос.

-То есть ты сначала была с...

-Ну, почти, - грустно признала Эмерлина, - конечно, меня по старинным пиратским обычаям приняли за плохую примету, но Рин настоял на своём -- и я осталась на корабле. С тех пор он воспитывал меня как свою дочь, и никогда не отпускал. Узнав, что я умею пользоваться хлыстом, он вернул мне его, и приказал тренироваться, чтобы не потерять свои навыки. В свои одиннадцать лет я уже принимала участие в грабежах. Было весело, мне это нравилось, - и пираты наконец приняли меня как равную. Я взрослела, и вскоре стала боцманом пиратского судна Морской Ёж.

-Интересное название, - заметила Флёр.

-И не случайное. Корпус корабля был со всех сторон окружён торчащими из бортов острыми металлическими шипами, что делало нас практически недоступными для абордажа - а многие другие пираты и фрегаты королевского флота с большой охотой прикончили бы нас: наша команда была весьма удачлива...

Мы плавали долго, очень долго. Море стало для меня родным домом. Собственно... вот так я и попала к ним. Провела у них больше шести лет, а потом... - тут Эмерлина остановилась, и посмотрела на меня, - ну, что было дальше, вы уже знаете...

-Значит так, - Флёр рывком встала с кровати, и встала перед нами. - Ренар, поскольку от твоей жены сейчас никакого толку, то придётся мне просить тебя дать приказ усилить охрану на пристани, и поставить посты на берегах реки в сторону моря.

-Думаешь, они пойдут прямо сюда?

-Это неважно. Сейчас главное -- укрепить те места, где они появятся скорее всего. Как думаешь, как скоро они придут за тобой, Эм?

-Когда... могут даже и завтра, если я останусь здесь. Обычно так и бывает.

-А если ты убежишь, у тебя будет больше шансов?

-Да что от них убегать, они всё равно найдут...

-Они уже нашли! Так, с тобой всё понятно. Пошли, Ренар! - скомандовала Флёр, решительно поворачиваясь к дверям.

-Что? Куда?

-Ренар, сейчас некогда объяснять! Пойдем, говорю! У Арена есть пока дела, но вскоре он тоже присоединится.

-Эмерлина, прости... это ради твоего же блага. Я не хочу тебя терять.

Я поцеловал Эмерлину в ушко, и последовал за Флёр. Лисица вывела меня из замка, и быстро зашагала по дорожке, виляя своим пушистым хвостом.

-Ренар, иди к командиру Эв отряда, а я пока к остальным. Скажи им, что срочно нужна помощь, и пусть собираются у ворот замка. И чтобы все были с оружием! А то знаю я их -- припрутся как на гулянку, и будут утверждать, что у них всё уже есть...

-Флёр...

-Что?

-Эв отряд... они же живут на территории старого лагеря. Да и не хочу я к ним...

-А ты хочешь своей жене долгой и счастливой жизни?

-Ещё как. Но...

-Так на что тебе тут летуны даны, а?

-Может, я лучше кого-нибудь из них попрошу просто передать им это сообщение?

-Вот и попроси. Я даже знаю, что они тебе ответят...

Флёр фыркнула, резко развернулась на каблуках, и направилась в сторону главной казармы. Вообще-то идея задействовать наших громил была хорошей, но уж больно я их не любил. Ладно ещё Клитус -- он-то умный и логичный, как все волки... но то, что произошло с лисами после приёма снадобья форсированной эволюции, просто пугало меня. Они так же прибавили в росте и весе, заимели огромную силу, но самое главное...

Самое главное, что они стали по-настоящему хитры. Из всех лис клана обмануть их командира мог только я. И то только потому, что я действительно выделялся своими качествами, - но каждый из них был как я, если не лучше. А в сочетании с силой и ловкостью, отряд, который насчитывал шестьдесят хвостов, с лёгкостью мог разнести небольшую армию в три-четыре сотни хорошо вооружённых и обученных противников, и с чуть большими затруднениями разносил в кровавое месиво армию в пятьсот-шестьсот. Просто во втором варианте противников слишком много - рубить дольше...

Рассуждая об этом, я не заметил как подошел к дому своих любимых соклановцев -- Альтера и Мирумаса, и их жён-близняшек. Сёстры нынче были не у дел, улетели куда-то отдыхать, оставив своих мужей работать за них, да ещё и следить за детьми, -- а их было целых шестеро, - по три у каждой пары.

И сейчас я встретил всё их потомство: на склоне перед огромным домом, который в шутку называли скворечником, выгуливая своё и Мирумасово потомство, разлёгся Альтер. Делал он это очень интересно: лежа на земле и нежась на солнце, он распростер свои крылья, и на их чёрной коже возились маленькие крылатые лисята. Порой, когда кто-нибудь из них пытался взлететь, или просто уйти с крыльев, летучий лис открывал глаза, строго глядел на проказника, и предупреждающе фыркал. В основном лисята развлекались тем, что игрались друг с другом, и тренировались перелетать через своего отца.

Тихонько подойдя к Альтеру, я некоторое время наблюдал за смешными попытками лисят взлететь выше груди лиса.

-Альтер... - я слегка прижал лапой его крыло, будто касаясь его плеча.

-Да, это я. Что надо, Ренар? -- так и не открыв глаз, все равно догадался лис.

-Слушай, мне надо на старую территорию. Срочно.

-Слушай, а почему именно мы, а? Тебе же Хелин зелья наготовила на год вперёд! -- в тон мне отвечал летун.

Я коснулся пальцами маленькой колбочки, лежащей в кармане жилетки. Можно, конечно...

-Это очень больно, Альтер. К тому же она велела использовать только в крайних случаях.

-Тогда иди уговаривай Мирумаса. Только имей в виду, что ему сейчас тоже есть чем заняться.

-А чем занят? -- поинтересовался я.

-Поднимешься на третий этаж -- увидишь.

Оставив Альтера загорать, я зашёл к летунам в недавно построенный дом. Строили его всем кланом, с расчётом именно на них: плоская крыша, служащая посадочной площадкой, три этажа просторных комнат, и широкие дверные проёмы с лестницами. По крутой винтовой лестнице я поднялся на третий этаж, где у летунов было нечто вроде кухни. Очень странно было устраивать кухню на третьем этаже, но летуны сами на этом настояли.

У стола стоял Мирумас в белоснежном фартуке, одетом на голое тело. Крылья он держал раскрытыми, и поэтому на кухне было ужасно тесно. Что-то помешивая в большой кастрюле, лис при этом стоял под невозможным углом -- так он так держал равновесие, чтобы не упасть назад из-за распахнутых крыльев.

-Мирумас! -- позвал я его, не торопясь вылезать на третий этаж -- боялся, что он меня заденет.

-А, Ренар! -- летун тут же сложил крылья, - Привет! -- он немедленно бросил свою готовку.

-И тебе не горевать. Чем занят?

Лис, который увидев меня немного повеселел, вспомнил о своем занятии, и снова помрачнел.

-Готовлю вот... - летун вернулся к помешиванию содержимого кастрюльки.

-Мирумас, ты не очень занят?

-В принципе занят, но с удовольствием улетел бы куда-нибудь, чтобы избавиться от этой работы. Но Альтер потом меня убьёт...

Я подошёл к нему, и с извечным лисьим любопытством сунул нос в кастрюлю, интересуясь её содержимым...

Внутри побулькивало какое-то молочно-белое месиво, в котором плавали кусочки мяса. Отпрянув от кастрюли, я уставился на Мирумаса:

-Что это такое?!

-Это? -- лис зачерпнул половник своего варева, и осторожно понюхал его. - Вроде ничего... на, попробуй!

-Знаешь, как-то неохота. Выглядит оно...

Летун пожал плечами, и с удовольствием отправил смесь себе в пасть. Сначала немножко посмаковал, а потом начал жевать мясо.

-Зря отказываешься. Вкусно получается!

-Ты и не ответил...

-Это? Это кашка с сюрпризом! Детишкам. Мясо просто так они ещё не любят, а вот вместе с этим -- едят...

-Ладно, тогда давай попробую, - я открыл пасть, и Мирумас дал мне немножко этой каши.

Посмаковав немного, я понял, что это было довольно вкусное: немножко вязкое и сладкое, с поджаренными кусочками свинины, - но самое главное, было в этом что-то родное, близкое, что-то из того, что когда-то готовила мне мама...

-Слушай, а из чего это?

-Обыкновенная каша с мясом. Правда, на лисьем молоке.

-Чего-чего?! -- выпучив глаза, переспросил я.

-Ну... - летун замялся, внезапно смутившись, - молоко Ритки с Криткой...

-Чего-чего?!

-Да чего ты расчегокался? Что тут удивительного? Тебя мама тоже своим молоком кормила!

-Ты хочешь сказать...

-Да. Перед улётом близняшки нацедили нам на месяц вперёд. Сказали кормить им, и щенки будут больше и сильнее.

Я отвернулся от лиса, и почесал когтями свой язык. Нет, конечно, это натуральный продукт, но чтобы так...

-Чтобы я ещё чего-нибудь у тебя ел... лучше уж у Флёр буду питаться, она вкусно готовит.

-Ага. А кашу она когда-нибудь тебе готовила?

-Готовила, - тут же ответил я. Было у неё и такое блюдо.

-И как?

-Как всегда вкусно, будто ты не знаешь!

-А как ты думаешь, какое она молоко использовала?

-Да иди ты лесом! -- громко возмутился я, живо представив то, о чем он намекал. - У неё и так с этим проблемы были!

-Ладно-ладно, шучу! На Флёр катить вообще опасно, так что пусть это останется нашим секретом, ладно?

-Да сколько угодно...

- Кстати, ты зачем пришел? -- спросил Мирумас, отправляя в пасть очередную ложку своей кашки с сюрпризом.

-А! Мне надо по-быстрому на старую территорию смотаться... туда-сюда, к эв отряду...

-Твою лесом, Ренар! Ты чего сразу-то не сказал?! Что-то намечается что ли?

-Тёплый приём важных гостей.

-Ну наконец-то! -- Мирумас быстро сбросил фартук, - Когда летим?

-Разве я не говорил что мне срочно?

По морде летуна расплылась довольная улыбка, и он, недолго думая, сиганул в окно.

-Эй, а мне что делать?

Некоторое время стояла тишина, а потом я услышал, как на крыше кто-то приземлился. Быстро поднявшись туда через люк, который был сделан специально для таких случаев, я увидел довольного Мирумаса, уже полностью одетого, и готового к полёту. Даже свой пояс нацепил.

-И пусть Альтер гавкает что хочет! Давай, полетели уже, - я неделю как следует крыльев не разминал!

-Да я уже год как не летал... - грустно сообщил я Мирумасу. - Хотя тут вопрос спорный...

-Без разницы! Готов?

-Всегда готов, - я спокойно поднял вверх лапу, и летун, взмахнув крыльями, сорвался с крыши чуть ли не до самого неба.

Мирумас развернулся по широкой дуге, подхватил меня подмышки, и оторвав от твёрдой поверхности, взял курс на старую землю, где располагались тренировочные лагеря для воинов...

С тех пор как я познакомился с летунами, прошло уже немало времени, и немало полётов, - но всё равно каждый раз, когда я летел вместе с ними, меня наполняло чувство эйфории, и каждый полёт становился незабываемым. Я открыл пасть, позволяя языку трепаться на ветру, хотя мне не раз туда залетали всевозможные насекомые. Мне они были ужасно неприятны на вкус, а вот Мирумас однажды признался, что умудрялся питаться ими, как это делают птицы. Я не очень-то верил -- ну что питательного в крошечной мухе? Конечно, когда их много, то возможно слегка закусить, но еще раз утверждаю, что вкус у них просто ужасный...

До старой территории мы долетели довольно быстро, - я даже не успел вдоволь насладиться, полетом, как под нами показалась старая земля клана.

За прошедшие годы тут все очень изменилось: вместо маленьких уютных домиков понастроили казарм, количество всевозможных тренировочных площадок утроилось, появилось еще несколько арен для сражений, а защитный вал теперь стал практически неприступным. На всей территории царил военный порядок: ходили строем, жили по расписанию, и каждый день тренировались. Тренировали там зачастую жестоко, но ведь никто никого не заставлял туда идти -- всё было сугубо добровольно. Базовое обучение длилось пять-шесть лет, в зависимости от выбранного оружия. Но какое бы оружие не выбрал рекрут, всё равно каждого учили пользоваться мечом и луком, после чего переходили к индивидуальному обучению. Ну, и разумеется, Флёр позаботилась о том, чтобы все воины были обучены грамоте и математике. Обучение в клане давно вышло на новый уровень, и теперь воины стали ещё более умелыми, умело действовали в команде, а не каждый сам за себя, как это было раньше.

Уже на подлете мы с Мирумасом заметили какое-то столпотворение у одной из боевых площадок. Лисы окружили арену, явно делая какие-то ставки, спорили и кричали, ожидая участников сражения. Естественно, летун тут же подлетел к площадке, и размеренно взмахивая крыльями, завис над толпой. Нам сверху было всё отлично видно, но внизу сразу же появились завистники, которые начали бросаться в нас камешками. Оставаясь на месте, Мирумас ловко уклонялся от всех снарядов.

-Интересно, что тут у них происходит?

-Не знаю, но раз собралась такая толпа лис, то наверняка ожидается что-то интересное...

На арену поднял огромный лис с двумя исполинскими мечами в лапах, и лисы восторженно загудели. То, что он был из эв отряда, было понятно сразу, но у него было особое отличие -- среди своих рыже-белых собратьев этот выделялся своим чёрно-белым окрасом шерсти. Одет он был довольно странно: обтягивающие кожаные штаны, просторная рубаха. Одежда не походила на боевые доспехи, но Чёрный чувствовал себя более чем уверенно. Оглушив взревев на всю арену, он скрестил клинки над головой, и воины клана тут же начали что-то скандировать в его поддержку. Чёрный лис встал в углу арены, ожидая своего противника, и тот не замедлил явиться. Точнее - она. Я сразу пожалел, что не обладаю достаточно острым зрением, потому что мне очень захотелось рассмотреть противника чёрного как можно ближе. Против чёрного лиса стояла эв лисица с ослепительно-белым мехом, вооруженная такими же мечами. Одета она была точно так же, как и её соперник. Она не стала рычать, или совершать каких-то устрашающих манёвров, а просто встала напротив своей противоположности, и подняла мечи. Они о чём-то говорили, но о чём именно я не слышал, хотя разговор явно проходил на повышенных тонах.

-Ух, сейчас что-то начнётся! -- прокомментировал у меня над ухом Мирумас. Я и сам понимал, что вот-вот произойдёт очень интересное сражение между двумя эв лисами. А учитывая их силу, и то, что оружие явно не было тренировочным, вполне можно было предположить смертельный исход одного из участников...

Я не сводил глаз с арены, ожидая начала поединка. Вообще-то я, как командир, и вторая морда в клане, должен был прекратить это безобразие, - но уж больно хотелось посмотреть на битву двух явно не рядовых бойцов...

В лучах солнца сверкнула сталь четырёх клинков, и гиганты зарычали. За их спинами появились ассистенты -- тоже из эв отряда, - и соперникам завязали глаза.

-Ого! -- снова закричал Мирумас, и я прижал ухо. - Это они как?!

-Мирумас, не ори! И так всё ясно. Приготовься, сейчас будет что-то очень интересное...

Чёрный лис и белоснежная лисица подняли свои мечи, и разошлись в разные стороны арены. Соперники вертели головами, пытаясь поймать запах своего соперника, или услышать его, но шумящая вокруг толпа мешала сосредоточиться. Несколько минут воины кружили по арене, не видя, и не задевая друг друга, хотя порой чуть было не касались плечами. Так они и кружили, и я не мог не восхищаться их грацией: плавные точные движения, выверенные шаги, и, казалось, каждый их вздох несёт за собой что-то большее. Холодная сталь мечей тихо и бесшумно рассекала воздух, пока они вдруг не соприкоснулись их концами...

Что произошло в следующее мгновение, я почти не успел заметить, а Мирумас от такого зрелища забыл махать крыльями, и мы провалились вниз, словно в воздушную яму. Клинки противников буквально сплелись в смертоносном танце. Но и сами лисы не уступали им в своей красоте: таких потрясающе красивых и выверенных движений я не мог себе и представить. Как только не извивались они, уклоняясь от ударов, и нанося их! Бойцы принимали причудливые позы, и каждое их движение несло в себе смерть. Смерть жестокую, быструю, от которой невозможно уклониться...

Но вдруг чёрный лис замер. Над ареной воцарилась мертвая тишина, даже Мирумас старался махать крыльями потише.

С Чёрного упали его штаны...

Грохнул оглушительный хохот. Белая лисица взяла оба меча в одну лапу, приподняла когтем повязку на глазах, и ухмыльнулась. Чёрный, словно увидев это, подпрыгнул, махнул ногами, отбрасывая порванную одежду, и снова бросился на соперницу. Белая лиса вернула повязку на место, и снова взяла меч в другую лапу. Теперь танец смертоносных лезвий стал ещё причудливей, ещё яростней, ещё опасней. Удары следовали один за другим, а связки с каждой секундой становились всё сложнее. Я во все глаза следил за этим сражением, но моей быстроты реакции просто не хватало на то, чтобы запомнить используемые ими приёмы. Я и за месяц не смог бы всё это повторить, - а они проводили сложнейшие связки за секунды!

И спустя сто двадцать секунд настало время теперь лисице замереть в ожидании. Чёрный немедленно приподнял свою повязку, поглядывая на соперницу. Одежду лисицы покрывали множественные порезы, превратившие её в лохмотья, и лиса парой быстрых движений избавилась от них, оставшись в одном белье.

О, лисы возликовали! Все кто ещё мог, кричали в поддержку лиса, и получали свои выигрыши. Чёрный и Белая слегка поклонились друг другу, и сняли повязки с глаз. И хотя на лисе не было штанов, он вполне мог оставаться в таком положении -- шерсть всё надёжно прикрывала. А вот раздетой самочке пришлось немного хуже -- она осталась в вызывающем красном белье, которое удивительно контрастировало с её белоснежной шерстью. Не знаю почему, но на моей памяти все лисицы предпочитали именно красное, - особенно Флёр. Эмерлина в выборе такой интимной части гардероба была более консервативна.

Я даже не заметил, как Мирумас снизился, и поставил меня на землю. Затёкшие в течение полёта лапы отозвались резкой болью, и я сделал несколько шагов, стараясь не слишком кривится. Немного походив, заново привыкая к земному притяжению, я направился к бывшим соперникам -- если они были из эв отряда, то могли быстро отвести меня к их командиру. По идее они должны были мне подчиняться, - ведь я был правой лапой Флёр.

-Эй! -- позвал я их, и тут же встал, словно громом поражённый. Лис и лисица, которые минуту назад хотели порубить друг друга в капусту, целовались! Да причём как! Такой страсти я себе даже представить не мог! Стоящий рядом Мирумас тоже выпучил глаза на влюблённых.

Их поцелуй длился минуты две, не меньше. Я бы уже давно посинел от нехватки воздуха, но Чёрный с Белой все продолжали...

-Кхм...

Никакого внимания.

-Кхм! -- прибавил громкости я.

А они как целовались, так и целуются.

-КХМ!!! -- выдали мы вместе с Мирумасом, и они наконец отвлеклись друг от друга.

-Да? -- тут же обратилась ко мне белая лиса.

-Чем можем быть полезны? -- играя носом с лисицей спросил Чёрный.

-Э... мне нужно к вашему командиру... не отведёте?

Пара тут же обратила на меня самое пристальное внимание, и бойцы наконец поняли, кто тут рядом с ними стоит.

-Ох... извините, - тут же нашлась белая лиса.

-Да, мы тут...

-Перестаньте оправдываться, - перебил я чёрного лиса, - просто отведите к капитану. Вам на завтра запланирована встреча.

-Всему отряду? -- тут же спросил Чёрный.

Я кивнул.

-Ну наконец-то! Хоть какое-то развлечение!

-Если вы этого так хотите, то в ваших интересах побыстрее отвести меня к капитану, чтобы тот вам всё рассказал.

-А кстати, где он? -- задала вопрос белая лиса, но чёрный лишь махнул лапой:

-Садитесь, он на другой стороне! Я вас вмиг довезу!

-Что, простите, делать? -- переспросил я, увидев как Чёрный опускается на четыре лапы.

-Садитесь на спину, прокачу!

-Что делать?! -- ещё раз переспросил я, не до конца уверенный в своих предложениях.

-Нет уж, я, позвольте, сам! -- тут же казал Мирумас, и мигом взмыл в небо, бросим меня на произвол судьбы.

-Ладно... если вы так хотите...

-Поверьте. Это совсем не неприятно, - белая лиса сложила свои мечи так, чтобы они были за спиной, а не болтались на боку. - Вы ведь Ренар, правда?

-Да, это я, - пришлось признаться мне, пока я неуклюже карабкался на спину Чёрного.

-Приятно с вами познакомится. Вы в клане просто живая легенда!

-Да знаю, знаю... - недовольно буркнул я.

-Держитесь за шерсть, - посоветовал мне Чёрный, и не успел я схватиться за загривок лиса, как тот рванул с места так, что я чуть было не кувыркнулся назад. Но вовремя сработал древний инстинкт самосохранения, и я всеми когтями вцепился в чёрный мех на загривке эв лиса. Чёрный недовольно рыкнул, и поднажал ещё.

Сама поездка заняла не больше четырёх минут, но когда мы были уже почти рядом с большим домом неподалёку от бывшей штаб-квартиры Клана лис Полной Луны, я готов был прильнуть к земле в страстном поцелуе. Чтобы я ещё раз согласился на такую поездку на эв лисе -- лучше убейте! Скорость огромная, при этом трясёт просо невероятно, - так этот гад ещё и озверел совсем, - решил перепрыгнуть через озеро! Хорошо хоть узкое место выбрал, а то я без штанов, и мокнуть в таком положении было бы немного стыдно.

-Приехали! -- торжественно рявкнул Чёрный, резко затормозив перед самой стенкой. От такого финта я перелетел через его голову, по-прежнему продолжая держаться за его загривок, и всем телом грохнулся об стенку...

-Ой! Господин, простите! -- Чёрный тут же принялся аккуратно отлеплять меня от стены, - меня не учили возить пассажиров!

-Тогда какого чёрта... - закончить фразу я не смог -- в челюсти что-то хрустнуло, и пришлось срочно её поправлять.

-Ничего себе! -- Мирумас буквально рухнул на землю. - Ты чего так гнал? Я же за тобой не успевал!

-Простите... - скромно елозя лапкой по песку, извинился Черный.

Неожиданно дверь с треском распахнулась, и оттуда буквально вылетел огромный, гораздо больше остальных, эв лис. Этот дом явно строили специально для него, чтобы он мог пролезть в дверные проёмы не нагибаясь, и не протискиваясь в них боком. А ещё главарь эв отряда в клане Лис Полной Луны обладал на редкость звучным голосом, что в сочетании с его деликатностью и воистину ангельским характером, делало его просто милейшей души лисом...

-КАКОГО ЧЁРТА ТУТ ПРОИСХОДИТ?! -- задал он нам ну просто ювелирный, я бы даже сказал, философский вопрос.

Стерев его слюни со своей морды, я молча помахал ему лапой.

-О. Какие шкуры к нам пожаловали! -- громадная туша Ренрека приблизилась ко мне, буквально подавляя меня своей ужасающей массой и размерами. Ренрек, - а имя он сменил после того как стал таким, - был даже больше Клитуса, и стал командиром эв отряда только благодаря своей действительно невиданной силе. Всех своих конкурентов он задавливал в основном физически, не особо утруждая себя изящными манерами...

-Ренрек? -- не зная, с чего начать, пискнул я.

-А что, ты не видишь?

-Я всё отлично вижу! - я сердито откашлялся. - Пожалуйста, перестань нависать надо мной, - я чувствую себя слишком маленьким!

-Это очень правильное ощущение, Ренар! Тебе давно пора его запомнить! -- прорычал гигант, но просьбу выполнил.

-Спасибо. Но мы встречаемся не слишком часто, чтобы я успел к чему-то привыкнуть...

-Говори, зачем пришёл, лис! -- потребовал Ренрек, и из окна раздалось глумливое женское хихиканье, - ты отвлёк меня от важного дела!

-Собственно, это приказ Флёр, - начал я, и как ни странно, гигант сразу насторожился. - Вам велено прибыть к вечеру к моему замку. К воротам. Намечается небольшая заварушка, и мы считаем, что без вас не обойтись.

-Кто враги? -- деловито рыкнул Ренрек.

-Кучка пиратов, ничего более! Мне надо помочь... своей жене, понимаешь?

-Хоть ты и мелок, лис, мы всё-таки семья и друзья. Никаких разговоров быть не может -- мы немедленно выходим. Будет у твоего замка через час, даже меньше, - серьёзно пообещал мне гигант. - Афрод, Анин, собрать всех!

Белая лисица и чёрный лис немедленно отдали честь, и рванули в противоположных направлениях.

-Это очень прия-... - начал было я, глядя на двоих гонцов.

-Ренар, ради хвоста! Да даже если бы у тебя были проблемы с королём!

-С королём-то проблем не будет! -- весело отмахнулся я. - Главное чтобы у короля не было проблем со мной!

-Вы можете лететь, - он кивнул на Мирумаса, - мы вас догоним.

-Вы? Нас? Что? -- встрял Мирумас.

-Неужели ты думаешь, что по воздуху всегда быстрее? -- пробасил Ренрек, нависая над летуном.

-На что спорим? -- пискнул тот, и попытался прикрыться крыльями.

-На щелбан.

Гигант продемонстрировал Мирумасу свою лапу, и то, как он будет этот щелбан производить. Мирумас сразу спустил дело на тормозах:

-Я спорю ради спортивного интереса! Всегда!

-Да хоть интереса ради, летун...

-Только Ренара...

-Нет! -- перебил я его, догадавшись, к чему он клонит.

-Я тебя не понесу! Я не смогу на боевой скорости тебя удержать!

-А ты, видимо, на войну собрался, летун? Мы ведь прогулочным ходом побежим, в среднем темпе!

Летун задумался. С одной стороны -- возможность показать насколько он может быть быстрым. С другой -- если он все же проиграет, то может здорово об этом пожалеть...

-Ну вас! - махнул Мирумас лапой. - Ренар! Полетели от них...

-Полетели. Мы вас ждём, - сказал я Ренреку, поднимая левую лапу.

-Мы будем.

Снова взяв меня подмышки Мирумас легко оторвал меня от земли, и начал набирать скорость.

-Проклятые задаваки. Нажрались волшебного зелья, и теперь им, видите ли, всё можно!

-Мирумас, не бухти.

-Буду бухтеть! Чёртовы эволюционеры...

Я подумал, что теперь придется слушать его проклятия всю дорогу, но мне повезло - буквально через десять минут под нами промчался первый эв лис. Потом второй. А потом пред нами предстало воистину грандиозное зрелище...

Шестьдесят невероятно огромных разумных лис, встав на четыре лапы, как этому учила природа, мчались к моему замку. Звери неслись как ураган, перепрыгивая стволы деревьев и ручьи, весело порыкивая на ходу. Шестьдесят огромных воинов, которые жаждали только одного -- хорошей драки...

-Ренар, ты точно можешь перехитрить Ренрека?

-Ну... при большом желании смогу... а что?

-Я не хочу получать от него щелбан...


Ошейник для Лисицы 2. Глава третья. Свинка-свинка.


... -Слушай, мы же ведь ради интереса спорили, так? А я ещё и пассажира тащил, - так что всё в порядке!

-Если бы я тоже кого-то тащил, то это не сильно бы меня замедлило.

-Это тебя не сильно! А меня сдувает! Воздух, понимаешь?

-Причём тут воздух?

-Притом, что я не могу с пассажиром дать нормальную скорость! И ты должен это понимать!

-Конечно, но тогда зачем ты спорил?

-Я не спорил!! -- сорвался на крик Мирумас, гневно тряся кулаками.

-Ещё как спорил, - хладнокровно отвечал Ренрек, сложив лапы на груди, - говорил, что по воздуху всяко быстрее...

-Ещё как быстрее! Вы настоящей скорости даже не видели, да!

-Так может, покажешь?

Эв лис навис над летуном, буравя его взглядом. Мирумасу стоило бы побыстрее улететь, и спрятаться подальше, но он лишь гордо выпятил грудь, и смело заявил прямо в морду командира:

-На старт.

-Докуда бежим?

-Кто бежит, а кто летит, Ренрек. До бывшей штаб-квартиры клана. Касаемся дома и обратно. Кто первый окажется здесь -- тот и выиграл.

-А каков приз? -- тихо спросил гигант.

-Неделя свободы. Если я проиграю -- неделю буду вести у тебя в доме всё хозяйство, а если я выиграю -- то ты наденешь миленький белый фартук, и будешь кормить моих детишек.

-Ты многого хочешь, летун, - Ренрек потыкал Мирумаса в грудь здоровенным когтистым пальцем. - И можешь уже готовиться выносить за мной грязную посуду!

-Сам готовься!

Мирумас быстро скинул с себя пояс с сюрикенами, размял плечи и распахнул крылья, разминая их. Ренрек тем временем снял с себя всё оружие и броню, оставшись в тесной ему кожаной куртке, и обтягивающих чёрных штанах. Наблюдая за ними, я тихонечко представлял, как это будет происходить: Ренрек будет нестись через лес, снося на своем пути деревья, а Мирумас на боевой скорости и малой высоте... да, это должно быть бы занятным зрелищем, - жаль, мне его никак не увидеть.

-Да, на время моего отсутствия... - Ренрек повернулся к своему отряду, - командиром назначаю... а, вот этого, мелкого! -- он показал на меня, - Ренара. Он и так вторая морда в клане, так что теперь он и ваш непосредственный начальник.

-Ещё раз назовёшь меня мелким, и я прикажу изгнать тебя из клана.

-Не прикажешь. Я всё равно ненадолго.

-Хватит болтать, громила! -- крикнул ему Мирумас, - Ты уже готов?

-Я всегда готов, ты крылатый! -- Эв лис попытался схватить Мирумаса, но тот мигом набрал высоту.

-Ренар, объяви старт!

-Ну да, конечно. Отряд контролируй, старт объяви... - недовольно пробормотал я, вставая между гонщиками.

-Будешь глотать за мной пыль, летун... - прошипел Ренрек, вставая на четыре лапы, и принимая стартовое положение.

-Мне не знакомо понятие дорожной пыли, переросток... - парировал Мирумас, вставая на землю рядом со мной.

-Хватит с вас разговоров! Пошли! -- я махнул обеими лапами, давая старт.

Ренрек рыкнул, и мощно оттолкнувшись задними лапами, рыжим ураганом пронесся мимо меня. Мирумас взмыл вверх, подняв взмахами крыльев небольшую бурю, и рванул в том же направлении. Никто из них другу не уступал, и не думал сразу сдаваться. Проведя взглядом столб пыли, который поднимал за собой эв лис, и черную точку в небе, я повернулся к вверенному мне отряду.

Пятьдесят девять довольно страшных, огромных лисов и лисиц, вооружённых до зубов, в полном боевом облачении смотрели только на меня. Вот если бы мне дали шестьдесят обычных лисов, то я бы справился... я и справляюсь со своим шпионским отрядом, но такие...

-Какие будут приказания, командир? -- насмешливо спросил один из воинов, у которого за спиной висел гигантский меч размером почти с меня.

-Приказания? Надо подумать... вас же надо где-то разместить, так?

-И ещё желательно накормить, - добавила та самая белая лисица, которая сражалась со своим возлюбленным на раздевание.

-А! Точно... э... - я глупо показал на лисицу пальцем, пытаясь вспомнить, как её зовут.

-Анин.

-Да! Так вот, вы здесь развлекайтесь, я пока Флёр поищу, хорошо? Она наверняка знает, что с вами делать.

-Ладно, - лиса пожала плечами, и повернулась к остальным. - Слышали приказ? Развлекаемся, ребята!

Эв лисы зашумели, и разбрелись кто куда. Осталась только Анин и её кавалер. Я встревожено смотрел вслед гигантам, запоздало подумав, что зря велел им «развлекаться».

-Анин, только пусть не особо буйствуют... и что бы все были здесь, хорошо?

-Никаких проблем, Ренар. Иди, а мы будем ждать главную.

-Отлично. Отлично...

Я побрёл к замку, толком даже не предполагая, где сейчас может находиться глава клана. Я быстро обыскал весь замок, заглянул в её кабинет, проверил спальни, кухню, все лоджии, но нигде в замке её не было. Отчаявшись ее найти, я стал расспрашивать всех встречных лис, и наконец одна из кухарок отправила меня на наш лисий рынок. Кто-то уже успел пустить слух, что Клан собирается закупить огромное количество мяса, чтобы прокормить своих воинов. На старой территории еды для них вполне хватало, там всё было налажено, - а здесь, в мирном селении найти такое количество еды разом было практически невозможно. Наверно поэтому Флёр решила приобрести целое стадо неразумных свиней, и вечером устроить нашим громилам небольшой пир. Успокоившись, я вышел из замка и уверенно направился к рынку.

Решение организовать клановый рынок принадлежало мне. Первые годы, когда лис резко прибавилось в численности, а моя земля ещё не была до конца освоена, нам пришлось торговать, и покупать продукты. Правило «Каждый сам за себя» Флёр запретила даже упоминать, заявив, что клан должен заботиться о каждом своём члене, и все должны быть сыты, независимо от своего положения. В результате нам пришлось искать то, что мы можем предложить взамен. Сначала мы стали наёмниками, но после пары неудач решили, что надо найти что-то такое, что мы сможем продавать.

И вскоре нашли.

Пух.

Шерсть у лис по праву считается одной из самых теплых, а линяем мы почти круглый год. Весь клан целый месяц собирал каждую шерстинку, и в результате мы смогли обеспечить своё существование. Лучше лисьего пуха расходилась только шерсть...

В общем, тогда мы и организовали небольшой рынок. Маленькая площадь по сути дела даже не являлась рынком: на ней не торговали, а только заключались сделки. Вокруг большого пустого пространства, где прогуливались разные звери, стояли небольшие столики, за которые и садились купцы, чтобы обсудить условия сделок, и сроки поставок. Наши клановые купцы выделялись среди толпы ярко-красными мантиями с нашитым на спине символом клана. Вели они себя довольно нагло, зачастую в грубой форме посылая торгашей, слишком назойливо предлагающих свои товары. Теперь дела велись только с самыми богатыми купцами, а не с мелкой шушерой.

Но когда на этой площади появляется не кто иной, как сама глава клана, отбоя от купцов нет никакого. И найти в огромной толпе Флёр, которую обступили со всех сторон, и засыпали всевозможными предложениями, оказалось несложно.

-Возьмите кожу! Я же знаю, вы это любите! Очень дешево и очень много! Да возьмите же! -- кричал какой-то лев, подпрыгивая у неё за спиной.

-Пшено! Сколько угодно, всему вашему клану на десять лет вперёд хватит!

-Любой строительный материал! Лес! Камни! Известь, всё что угодно! Есть даже настоящее стекло! Люб-...

Я схватил кота-купца за шкирку и повернул к себе:

-Потом, когда мы с ней закончим, ты ко мне подойди, хорошо?

-О... господин Ренар... конечно! Обязательно! А что вас интересует?

-Буду витраж делать в замке. Давно собирался, - я отпустил кота, и тот тут же скрылся в разношёрстной толпе. Хитрый...

-Любые продукты, лисы! Вам должно понравиться! -- крикнул кто-то в толпе, и Флёр тут же направилась к нему. Я тоже поспешил ей навстречу, и вскоре оказался перед изящным выдром с потрясающей лоснящейся шерстью. Он улыбнулся, сверкнув зубами, и развёл перед нами короткими лапами:

-Чем могу быть полезен главе клана?

-Что ты говорил про еду? У меня крупный заказ.

-Конечно же! Всё что угодно вам и вашим соклановцам! -- прокричал выдр, давая остальным понять, что почти получил заказ.

-Слушай. Так...

-Флёр? -- окликнул я её.

-Чего?

-Я эвам велел развлекаться, и боюсь, не смогу собрать их обратно.

-Идиот. Кто тебе их доверил? -- возмущенно рявкнула лиса. Когда дело касалось командования, она всегда была строгой.

-Ну, кто... Ренрек...

-А сам он где?

-Гоняется с Мирумасом.

-Куда я попала...

-Так чего вы хотели, мисс? -- напомнил о себе выдр.

-Чего? Ах да... значит так: мне нужно стадо неразумных свинок на забой. Примерно пятьдесят голов, до сегодняшнего вечера.

-Сегодня вечером? Пятьдесят голов? -- переспросил выдр, доставая блокнотик и перо.

-Точно так. Вообще, чем раньше -- тем лучше. Оплата достойная.

-Это примерно полторы тысячи золотом! -- громко заявил он, быстро посчитав сумму в уме, и что-то чиркая в блокноте.

-Не так уж и дорого... но что бы сегодня вечером всё было!

-По лапам? -- выдр протянул коротенькую лапку Флёр, и она крепко сжала её.

-По лапам. Я буду ждать лично.

-Уже скоро, госпожа!

Вырвавшись из захвата лисицы, купец торопливо покинул клановый рынок. Флёр поспешила в сторону замка, а вместе с ней и я. По дороге к ней снова посыпались всевозможные предложения, которые глава клана уже не слушала. Я же по-быстрому отловил кота, показал на старенький витраж замка, и, сунув ему значок гостя, чтобы его не пристрелили, велел идти мерить что там надо.

Ношение этих значков было обязательно для всех, кто был на территории. Исключение составляли рынок и трое лис: Я, Арен и Флёр. Сама идея принадлежала главе клана, и была поддержана командованием. Этот значок, который перерос в герб клана, был очень оригинальной формы: на ярко-красном фоне воющая на луну лисья морда. Сам герб был сделан по форме щита, а значок гостя был другим -- овальным, с большой надписью «Гость». И получить такой могли далеко не все.

Догнав главу клана, которая по случаю выхода на рынок надела свой белый костюм, я похлопал её по плечу, напоминая о себе.

Лисица не слишком ласково глянула на меня, остановилась, и спросила напрямую:

-Ренар, что ты приказал делать эвам?

-Я ничего не приказывал, Флёр, честно...

-А что они сейчас по-твоему делают? -- она показала пальцем в сторону небольшой зелёной полянки, на которой резвились и прыгали примерно три десятка эв лисов.

-Вот ведь... - наблюдая за воинами, я разинул пасть от изумления. Они все будто обезумели: скакали, прыгали друг на друга, гонялись, и шутливо кусались. Почти как настоящие дикие лисы, - но при этом они еще и разговаривали друг с другом! Ну и звери...


Позвольте я немного объясню. С появлением зелья Клитуса в нашем мире появился третий отряд зверей -- их назвали «эвами» от слова «эволюция». Несмотря на то, что они были меньше всего похожи на зверей -- они были к ним гораздо ближе, нежели мы. У эвов были гораздо сильнее проявлены природные звериные инстинкты, - но при этом они успешно сдерживали их с помощью развитого человеческого разума. И теперь получалось, что я, как обычный разумный лис, стоял ниже всех по цепочке: обыкновенный разумный зверь, дикий неразумный зверь, и эв зверь. Эвы переняли от дикого зверя абсолютно всё, многократно усилив эти качества. Например, если я почти не пользуюсь обонянием, то эв может почуять добычу с расстояния втрое большего, чем это может сделать обыкновенный зверь. Но всё не обошлось и без отрицательных моментов: природная иерархия тоже сохраняется. Никто из отряда эв лисов никогда не спорит с Клитусом, и вообще стараются обходить его стороной - потому что всем известно, что волки и лисы природные враги, притом волки куда сильнее. Вот и не любят Клитуса все наши эвы вместе взятые. Не любят и всё тут, хотя мне доподлинно известно, что они с Ренреком неплохие друзья.

-Вот ведь... - повторила за мной Флёр, глядя на лужайку, на которой развлекались наши громилы.

Лисы отыскали себе неразумную свинью, -- большую, и очень жирную, которая неизвестно как забрела к ним, -- и играли с ней в охоту. Время от времени они просто начинали перебрасываться отчаянно визжащим животным, словно мячом. Наблюдая за этими развлечениями, Флёр, чуть не прослезилась:

-Ну что это они творят?! Эв отряд -- единственная в мире организация эвов! Страх всех армий и королевств. Наша гордость. Наши кормильцы. И вот -- пожалуйста! Любой наниматель просто лопнет от смеха, если я скажу ему, что вот эти вот, - она махнула лапой в сторону банды лис, - могут разнести армию наёмников за пару часов!

В этот момент вдали показались пара точек -- одна летела, другая бежала, оставляя за собой столб пыли.

-Это что ещё за хрень?! -- ругнулась Флёр, прикрывая ладонью глаза, и пытаясь разглядеть спринтеров.

-Мирумас и Ренрек. Соревнуются, - пояснил я.

-Сам командир этого отряда... ох...

Добежав до поляны, командир эвов не стал останавливаться, а побежал дальше, вслед за опередившим его Мирумасом. Летун, показывая мастерство пилотажа, взлетел вдоль стены моего замка на самый его верх, где и устроился. Ренрек, не желая сдаваться, рванул вперед еще быстрее, и, впиваясь когтями в дерево, в котором и располагался замок, буквально взбежал на предпоследний балкон. От такого у меня перевело дыхание: эв забрался на почти отвесную стенку, на огромную высоту, не обращая ни малейшего внимания ни наблюдателей в морде главы клана и владельца замка, ни высоты, на которую он забрался. Вдобавок он еще и во все горло орал на летуна...

-Ты жульничал!!

Ответа Мирумаса я не расслышал.

-Слезай, и я тебе крылышки-то пообрываю! Давай-давай! Или признай, что ты жульничал!!

Мирумас что-то долго доказывал эву, пока тот наконец не успокоился, и не ответил ему уже гораздо более спокойным тоном. Летун слез с крыши, и они обменялись лапопожатием. Похоже, эв проиграл!

-Дурдом на выезде... - прокомментировала всё это Флёр, и решительным шагом направилась к замку, - а я уныло поплелся за ней. Нам всем оставалось только ждать завтрашнего дня, когда к нам должны были заявиться старые друзья Эмерлины. Но больше всего меня волновало то, как к этому отнесутся дети...

Не так давно у меня с Карлом начались проблемы, которые я сам себе и создал. Два года назад я поговорил с ним, и мы решили, что он пойдёт на обучение вместе со всеми лисами, хотя они с Лимой и так могли получить достойное образование. Лисёнок изъявил твердое желание обучиться владению оружием. Он прошел курс обыкновенного мечника, но потом перешёл ко мне в отряд разведчиков и шпионов. Я всегда приучал Карла к честности и ответственности, хотя сам был точной противоположностью этих понятий, - и вот теперь Карл решил учить меня жизни, хотя был на двадцать лет моложе, и куда менее опытным. Сначала я хитростью избавляться от его замечаний. Но в последнее время дела пошли совсем плохо -- мой сын вообще перестал со мной разговаривать, заявив мне, что я беспринципный лжец и бесчестный обманщик. После этого он ушёл к своему командиру, который, наверно, и заменил ему настоящего отца. Потеряв таким образом Карла, я пришел в отчаяние; Лима ведь была самкой, и больше любила Эмерлину, - а я для неё был не более чем приложением к маме, с которым можно обняться. Она была копией моей жены: так же любила море, ей нравилось управлять судном, и изучать навигацию. Поэтому и оружие она выбрала себе тоже самое -- плеть, искусство владения которой освоила удивительно быстро. Теперь ей оставалось только стать пираткой, и найти мою копию на двадцать лет моложе -- получилась бы идеальная пара.

Уж я-то это знал...


Ещё при входе потеряв Флёр из виду, я остался в главном зале, где как раз собирался клановый совет. Десять-двадцать лис из разных отрядов, - в основном их командиры, - усаживались за огромный стол, на котором был накрыт шикарный обед, но к еде пока никто не притрагивались, ожидая прихода главы клана. На меня тоже посмотрели с нетерпением -- я должен был докладывать об выполненных операциях, и о тех возможных опасностях, о которых мои разведчики должны были предупреждать. Я пожал плечами, глядя на своё место -- на нём должен был сидеть Карл...

-Господа. У меня для вас ровным счётом никаких новостей, кроме той, что завтра нас ожидает небольшая заварушка с не очень почётными гостями. И что сейчас на нашей территории находится отряд эвов, готовых обеспечить нашу безопасность. Всё, - развёл лапами, показывая, что выложил всё, что знал.

Совет слегка зашумел, но, приняв мои слова к сведению, быстро успокоился. Главное -- прямо сейчас ничего не надо было делать, и пока всё было хорошо. Как раз в этот момент к совету спустилась Флёр в обычном чёрном костюме, и, усевшись во главе стола, взялась за вилку. Увидев меня, она поманила меня к своему месту.

Я сразу же подошёл.

-От совета на сегодня свободен. Иди лучше к Эмерлине, - она всё никак не успокоится.

-Как скажешь. Я точно здесь не нужен?

-Ты совершенно не нужен нам, сейчас ты нужен кое-кому другому, - твердо сказала мне лиса, глядя мне прямо в глаза.

-Хорошо-хорошо...

Еще раз глянув на совет кланов, я поспешно развернулся и побрёл наверх, к нашей спальне. Вся верхняя часть замка сейчас была почти пустой. Поднявшись на нужный этаж, я прошел по короткому коридорчику, и без стука открыл дверь в спальню, - и тут же прикрыл её, притаившись за нею, - кроме моей жены в спальне были все мои дети, которые утешали маму. И надо было заметить, что им это удалось: Эмерлина уже улыбалась, обнявшись с Лимой. Карл же стоял на одном колене перед ней, держа в лапах её ладонь. Я навострил уши, пытаясь услышать, о чем он говорит...

-Мам, я тебе обещаю -- всё будет отлично. Тебе ничего не грозит, и если тебе будет что-то угрожать, я встану на пути твоего обидчика, и скорее сам умру за тебя...

-Карл, прошу, перестань! -- тут же запротестовала моя жена. - Вы для меня гораздо дороже жизни...

-Нет, мам, мы должны тебе помочь! Ты же наша мама и никто её нам не заменит, ведь так?

-Конечно, доченька, но вы должны понять, что вскоре и мы с вашим отцом уйдём...

-Мам, не говори глупостей. Никуда мы вас не пустим! - Карл решительно встал с колена, и поцеловал Эмерлину в макушку, пригладив её волосы. Лима тоже поцеловала маму, - в щёчку, - и они собрались уходить, но Эмерлина окликнула их:

-Эй! -- она привстала, - пообещайте мне, что даже если я умру -- вы будете жить.

-Конечно, мам.

-Обязательно!

-Куда мы денемся? -- закончила риторическим вопросом Лима, и направилась к двери.

Я лихорадочно осмотрелся в поисках укрытия: в коридоре не было ровным счётом негде скрыться. Идея спрятаться от собственных детей пришла мне в голову неожиданно, и показалась мне очень удачной. И удача как всегда была на моей стороне -- моя красавица жена, когда ей не хватило места для растений в спальне, начала выносить их в замок. И больше всего их было как раз в коридоре перед нашей спальней. В последний момент, перед самым открытием двери, я успел нырнуть за раскидистый фикус, за которым и притаился. Брат с сестрой прошли совсем близко, но не заметили меня. Уже сворачивая на лестницу, Карл, будто невзначай, бросил:

-И где этот так называемый отец, когда он так нужен лисе, которую якобы любит?

-Карл, успокойся. Папа же занят...

Дальнейшего разговора я не услышал. Переборов огромное желание проследить за ними, я вылез из-за фикуса, тут же направившись к Эмерлине. Избавившись от детей, и справедливо решив, что к ней больше никто не придёт, жена улеглась на кровать, и достала свою любимую книжку. Странный томик в кожаном переплёте с тиснёным золотом названием «Война Вселенных», который моя жена читала уже второй месяц подряд, всегда лежал у неё под подушкой. Я же, прочитав это, даже на время засомневался - одни ли мы на этой земле. Но вообще здорово было написано, хотя и страшно.

Не успела жена прочесть и двух строчек, как на смену детям явился я.

-О. А я как раз о тебе и подумала... - томик тут же оказался под подушкой, - мне тебя не хватало.

-Ну ты же знаешь, что я всегда там, где я нужен, дорогая...

-Заползай... - Она призывно похлопала по простыне рядом с собой. Вот в такие моменты её надо любить особенно...

Пошаркав лапами по коврику перед кроватью, чтобы не сильно грязнить бельё, я залез к своей жене. Пощекотав её лапки, я лег рядом с ней, и поцеловал.

-А ты как всегда мил...

-А почему мне не быть таким? Нам что-то мешает?

-Ну...

Я быстро приложил палец к её носу:

-Нам ничего не мешает. И не будет мешать ещё очень долго...

-Но ведь завтра...

-Дорогая, я привёл сюда всех эвов! Тебе целая армия сейчас не сможет угрожать, а ты...

-Эвы? Они что, уже здесь? -- взбодрилась Эмерлина. Я, попутав белую шёрстку на её животике, утвердительно заворчал.

-Да когда же ты успел?

-Мирумаса прихватил... точнее, он меня прихватил...

Не в силах больше сдерживаться, я прижался к лисе плотнее, стараясь обхватить её побольше, но Эмерлина вдруг выкрутилась из моих объятий:

-Пошли, посмотрим!

-На что? -- удивился я.

-На эвов! Пойдём! -- Эмерлина даже вскочила с кровати, оставив меня в полной рассеянности:

-Да что ты в них не видела?

-Да что я в тебе такого не видела, что могло бы меня остановить? -- моя жена показала мне язык, тем самым окончательно меня расстроив.

-Ну хорошо! Пошли - посмотрим на больших, сильных, и страшных эвов, которые наверняка заводят тебя больше, чем собственный тщедушный и щуплый муж... - недовольно бухтел я, слезая с кровати.

-Что за чушь ты несёшь?

-Как чушь? Конечно, давайте меня все бросим, а сами пойдём к большому и сильному эву...

-Перестань.

-Не перестану! - теперь настала моя очередь показывать своей жене язык, - пойдём скорее посмотрим на эвов!

-Ну тебя! -- игриво бросила Эмерлина, махнув лапой, - пойдём, мне надо освежиться и прогуляться.

-Ну так бы сразу и сказала, а то на эвов смотреть...

-И к ним зайдём...

-Чёрт! Хватит уже!

-Перестань бузить, - моя жена элегантно выставила локоток, томно посмотрев на меня, - проводи уже свою даму на прогулку, муж недоделанный!

Получив такое оскорбление, я напыжился, как это делают некоторые феодалы, и строго подошёл к жене. Толкнув перед ней дверь, я зацепился за её лапу, и смело направился к выходу, как это делают бароны, когда ходят на публике. Нашей публикой по дороге к главному залу стали две лисицы, которые забрели в мой замок явно по ошибке. Но вид мой был настолько суров, что они побоялись спросить у меня дорогу. Бедняжки. Замок большой, блуждать им долго...

Дойдя до главного зала, я убедился, что совет сегодня закончился необычно быстро. Стол опустел, и за ним сидел только один пожилой лис, который что-то писал в большой книге. Но и его работа явно подходила к концу -- он торопился, желая поскорее уйти. Это было видно по хвосту, которым он дёргал из стороны в сторону.

-Господин Ренар! Добрый день! -- заметив нас, тут же вскочил он. - Вас не было на совете, что случилось?

Я поднял лапу в знак приветствия:

-Всё в порядке, Вулин, просто не смог присутствовать. Мне надо было побыть с моей женой.

-О, я понимаю... но вас искал какой-то кот, говорил про какой-то витраж...

-Да-да, я знаю... он гость тут...

-Ренар, что за витраж? -- тут же встряла Эмерлина, - ты что-то задумал с ним сделать?

Я тяжело вздохнул. Ну вот и провалился мой маленький коварный план...

-Задумал. Но тебе ничего не скажу.

-Я теперь от тебя не отстану же... - заявила Эмерлина, плотнее прижимаясь ко мне. Кажется она уже обо всём догадалась...

-Нет. Хоть пытай. Ничего не скажу, - я постарался встать прямо, гордо задрав нос к потолку, и...

Я увидел свинью. Настоящую, живую неразумную свинью. Всё бы ничего, но её выделял из общего ряда свиней один небезынтересный факт: я увидел её в окне, которое располагалось на втором этаже. А если учесть, что потолок у большого зала совсем не низкий...

Я потряс головой, отгоняя наваждение:

-Вот ведь... почудиться же.

-Что-то случилось? -- обеспокоено спросила Эмерлина, пока я протирал глаза.

-Да. Я тихонечко схожу с ума. Пошли лучше посмотрим, что можно сделать с витражом... - я потянул лису за локоть.

-А ты уже что-то собрался с ним делать?

-Конечно, не спроста же я...

Тень. Тень свиньи только что была на полу главного зала! Я это точно видел, мне это не показалось! Я встал как вкопанный, дёрнув Эмерлину.

-Да что с тобой происходит?

-Ты это видела?

-Видела что?

-Свинью. Тут летает свинья.

Эмерлина потрогала мой лоб.

-Я уверенна, что летающих свиней я тут не видела.

-А я уверен.

-Ты сошёл с ума?- обеспокоено спросила жена, подводя меня к витражу, рядом с которым как раз стол кот-стекольщик.

-О, наконец-то! Я вижу, что у вас большой заказ, это будет дорого стоить, и я хотел спросить...

Купца я не слушал. Я размышлял о летающих свиньях. Что-то переклинило в моём воображении, и летающая свинья представлялась мне очень плохо.

-Ау...? -- переспросил кот, заметив, что я принимаю мало участия в разговоре, который казался ему очень оживлённым.

-Что? -- переспросил я, глядя на витраж.

-Если с цветным стеклом, то вам обойдётся это в три тысячи золотом! -- чуть ли не прокричал кот.

-Три тысячи... дороговато! - я задумался. - Ладно... но за такие деньги я ожидаю от вас самой лучшей работы!

-Да этот витраж пока разберёшь... - вдруг сказал кот.

А у меня в этот момент глаза стали наверно размером с блюдца. Тень небольшой хрюшки, летящей прямо в витраж, закрыла нас всех - купца, меня и мою жену. Молотя копытцами в воздухе, свинья летела прямо в главный витраж моего замка. У меня отвисла челюсть, как вдруг до меня дошло, что если свинка летит в витраж...

С диким визгом и грохотом несчастное животное влетело прямо в витраж, который стоял в своей раме почти две с половиной сотни лет. Брызнули стёкла; в нас полетели огромные осколки, и, схватив в охапку свою жену, я бросился наутёк. Ловкий кот одним прыжком преодолел расстояние вдвое большее, чем мы с Эмерлиной вместе взятые - а на то место, где мы только что стояли, рухнули огромные куски бывшего витража, разлетаясь по всему полу битым стеклом. Послужившая метательным снарядом несчастная свинка, каким-то чудом оставшаяся в живых, быстро очухалась, и вереща, носилась по залу.

-Так. За разборку теперь денег можешь не просить... - сказал я коту, как только звон хоть немного утих.

-Да я за такое вам скидку сделаю! -- тут же заявил он, отряхивая шерсть от мелких осколков, - такого зрелища я не ожидал!

-Ты ещё не такое увидишь, когда я всыплю тому, кому хватило ума кидаться свиньями!

Стоящая рядом Эмерлина резко отряхнулась, вытряхивая из шерсти крупинки стекла. Я последовал её примеру, но тут же пожалел об этом -- шерсть снова распушилась. Моя жена, заметив это, стала приглаживать меня, но тут я увидел эва, который пролезал в окно, очевидно для того, чтобы забрать снаряд обратно. За ним показалась ещё одна морда, которая выглядывала из-за своего куда боле смелого товарища.

-ВАШУ МАТЬ!! -- непроизвольно вырвалось из моей глотки, как только первый залез в зал. Эв лис тут же оглянулся, и попытался стать меньше. Это ему удалось слабо, учитывая его положение. Второй, который только начинал залезать внутрь, тут же пропал из виду. Внизу раздались крики и топот множества лап, говорящий о повальном бегстве.

-Простите... - тут же выдавил эв, почесывая затылок.

-ПРОСТИТЬ?! Интересно - а за что тебя прощать?! Вы вообще что это творите, скажи мне на милость?!

-Мы... мы в свинку играем!

-Какую ещё свинку, вы что, сдурели совсем?! Что вы устроили, ты посмотри на витраж!

-Мы случайно... - оправдывался лис, возя своей исполинской лапой по засыпанному осколками ковру.

-Ещё бы вы это специально сделали, ты бы вообще из клана вылетел, гадёныш!

-Не надо, пожалуйста...

-Не надо?! -- продолжал орать на него я, - а что прикажешь с тобой делать?!

-Господин Ренар, я... - он развёл лапами, будто показывая, насколько он пристыжен, но сделать ничего не может.

-Ты! Да ты! -- я уже не знал, за что на него орать, но уж очень хотелось.

-Милый, успокойся, - Эмерлина снова прижалась ко мне, - он же признал свою вину.

-Этого мало! Одной вины тут точно мало! -- запротестовал я, но к эву уже обратилась Эмерлина:

-Ты явно участвовал в этом не один, ведь так?

Лис уверенно покивал, и изъявил полную готовность выложить все имена соучастников.

-Так вот. Иди, собирай своих друзей, и начинайте тут убирать. Как, меня не интересует, но что бы к вечеру тут было чисто!

-И заберите свою свинью! -- напомнил я лису, прижимая к себе жену. Она всегда успокаивала меня...

Эв закивал как болван, быстро поймал свинью, засунул её подмышку, и ретировался. Мы остались вдвоем с котом, который ходил по осколкам, пиная большие куски стекла.

-Ну что, возьмёшься за такую работу? -- спросил я у него.

-Какой смысл делать тут красивые витражи, если в него в любой момент может влететь свинья, и вся моя работа пойдёт кошке под хвост?

Странно. А я всегда считал, что кошачьи очень не любят это выражение...

-Обещаю, никто более в этот витраж не влетит. Этот-то тут стоял две сотни лет. Теперь пришло время менять и его... - я любовно посмотрел на Эмерлину. Дело в том, что я хотел поместить на главный витраж замка её изображение. Она, естественно, об этом догадывалась, но виду не подавала. Хотя я был точно уверен, что ей всяко будет приятно, безо всяких витражей. Я быстро кивнул коту, тем самым подтверждая свой заказ. Купец быстро достал блокнотик, что-то там черкнул, и проговорил:

-Ну, раз вы согласны, то мои мастера прибудут к вам через неделю. На монтаж такого размера нам понадобиться месяц, не меньше. Это с резкой, покраской и прочим...

Пока кот перечислял всё это, я опять взял свою жену под локоть. Она улыбалась и была счастлива, и я был несказанно рад, что смог отвлечь её от тяжёлых мыслей о завтрашней встрече со старыми друзьями.

-Пойдем, прогуляемся до королевского замка? -- предложил ей я, подёргав за лапу.

-Конечно, - согласилась она, и последовала за мной.

Я не стал выпячивать свою грудь подобно барону, - всё равно одежда моя была не парадной, - но вполне гордо вывел свою жену из замка, и повёл через рынок, через речку, к королевскому замку. Вскоре мы вышли с родной территории, и последовали через город, к центральной площади, где Арен вчера ловил курицу. Вся дорога у нас заняла больше сорока минут, - но мне с моей любимой никогда не было скучно. Мы даже не разговаривали, мы просто молча шли, прижимаясь друг к дружке. Любовались окружающей нас растительностью, здоровались с редкими прохожими, которые при виде феодала начинали кланяться. Я смеялся над ними, и говорил, что мне не нужно почестей, потому что знал -- когда дело дойдёт до погони, они спокойно, и без всяких зазрений совести побьют меня, и выкинут в речку.

С таким настроением, и с улыбкой до ушей, мы дошли до площади. Эмерлина не вспоминала тот ужас, который она вчера принесла мне, улыбалась. Но тут улыбка исчезла с моей морды: какой-то пёс в огромном сером плаще поманил меня к себе. Капюшон закрывал его морду, и виден был лишь чёрный нос, окружённой чёрно-серебристой шерстью. Неожиданно он откинул ткань с морды, и сердце моё окончательно скатилось к кончику хвоста: Это был чёрный, потрясающей красоты шакал. Странные, фиолетовые глаза будто светились, хотя на дворе был ясный, безоблачный весенний день. На глаза спадала ярко-белая длинная чёлка, яро контрастируя с остальной шерстью шакала. Он поманил меня пальцем, пристально глядя на меня, но мне показалось, что ничего хорошего он мне не скажет. Я покачал головой в знак отрицания, и пошёл со своей женой дальше. Краем глаза я видел, как незнакомец нахмурился, накинул капюшон, и, взмахнув полами плаща, направился в другую сторону. Я передернул плечами, отгоняя наваждение...

-Что-то случилось, дорогой? -- спросила Эмерлина.

-Ничего, Эмерлина. Всё в порядке...

Этот шакал был слишком похож... На него... На нашего...

А, чур меня, мало ли что привидится.


Ошейник для Лисицы 2. Глава четвёртая. Романтика мира сего.


Вечером того же дня, мы с Эмерлиной, нагулявшись вдоволь, вернулись к замку. Кругом шли приготовления к пиру эвов, выдр уже давно пригнал целое стадо свинок на забой, и уже семенил обратно с мешком золота, когда мы с Эмерлиной возвращались на территорию клана. Нам удалось прогуляться по лесу, пройтись по ближним границам владений, купить на рынке пару фруктов и ещё большее количество фруктов украсть. Моя жена всегда любила наблюдать за моей работой, и я устроил ей показательное выступление величайшего вора. Избытки всевозможных сладостей пришлось отдать первой же попавшейся кошечке-крестьянке, возле которой, держась за её хвост, пять или шесть котят. Они так мельтешили, что я не смог сосчитать их точное количество.

Мы не отпускали друг друга очень долго, кроме тех моментов, когда я воровал, хотя это было немного утомительно для лапы. Вернувшись к замку, мы с Эмерлиной тут же почувствовали сильный запах крови и жарящегося мяса. Запах исходил частично из моего замка, и частично из некоторых домов, в которых готовили поросей. Конечно, сделать сразу всё не представлялось возможным, поэтому часть стада озадаченно бегала около ворот замка, в окружении нескольких эвов. Я имел честь собственными глазами наблюдать игру в свинку: из стада выбиралась любая свинья, подбрасывалась над головой, после чего отправлялась в полёт мягким толчком лап. Задача принимающего игрока была не поймать свинку, а оттолкнуть её лапами в сторону подающего. Игра показалась бы забавной, если бы не предмет игры. Целая, да к тому же живая свинья была бы для меня слишком тяжёлой, в то время как для эвов она была не более чем мячиком.

Подойдя к ним поближе, я даже услышал их песенку, которую они напевали перед особо высоким и дальним броском:

-Свинка-свинка, не молчи, свинка-свинка, покричи!

И после такого напутствия истошно визжащий снаряд отправлялся на другой конец поляны, или даже через замок. Теперь понятно как они умудрились разбить мой витраж...

Я постарался отогнать от себя злые мысли о великой мести, просто проводил свою жену в спальню и уложил спать. На пир она не пойдёт, она сказала мне об этом ещё на подходе к замку, хотя я бы хотел этого. Я решил уговорить её потом, перед самым пиром, а сейчас я дам ей отдохнуть. Но она уговорила меня, заявив что завтра ей надо будет быть полной сил, что бы при необходимости дать бой своим обидчикам. Я лишь махнул на неё лапой -- какой тут может быть бой, когда за неё такие воины?

Оставшись один, я немедленно пошёл на вкусных запах, который доносился с кухни. Аппетит я нагулял просто ужасный, чувствовал себя настоящим зверем, и если мне на моей же кухне не дадут большой, очень большой кусок прожаренной свинины, то я пойду к эвам, отберу у них игрушку и съем её сырой. Не так приятно, как жаренное, но зубы, в солидарности с желудком, хотели мяса. И не важно какого.

И больше всего меня поразило, что на моей кухне всеми управляла никто иная как сама глава клана. Кулинарные таланты Флёр развернулись во всей своей красе, а в сочетании с навыками руководства, она превратила кухню в хорошо отлаженный механизм, который крутился вокруг лисицы. Она пробовала всё, что можно было попробовать, засовывая свой палец в каждый соус, который подавался вместе с мясом. Как только она начинала пробовать его на свой взыскательный вкус, лис, который делал его, замирал в ожидании вердикта. Как только повар получал утвердительный кивок головы, он сразу расслаблялся и заново обретал желание жить.

Понаблюдав за работой Флёр несколько минут, я, услышав недовольный стон своего желудка, решительно направился к ней, с каменным намерением получить порцию еды вперёд ужина...

Как только я дотронулся плеча Флёр, она тут же обернулась, и буквально схватив меня, потащила к другому концу кухни.

-Ренар! Тебя-то мне и надо!

-Что? Что за...

Лисица, оставив меня без ответа, подвела меня к небольшой жаровне, в которой тлели угли. Над ними, шкворча и капая жиром, жарились какие-то маленькие кусочки свинины. Только пахли они странно, и были украшены кусочками лука.

-На вот, попробуй, - Флёр впихнула мне в лапу железку, на которую были насажены кусочки, и выжидательно на меня посмотрела.

Я принюхался к мясу. Свинина, но отдаёт какой-то остротой и непонятными специями. Пожав плечами, я стянул зубами кусочек мяса и принялся жевать.

В тот момент когда мои клыки разрубили этот твёрдый, немного кисловатый кусочек, у меня перевернулось всё сознание о вкусной пище: мясо было и кислым и сладким, и твёрдым и нежным, просто потрясающим! От блаженства я закрыл глаза и принялся долго-долго смаковать этот кусочек. Как только я его рассосал, я сообразил что в лапе у меня зажат ещё целый прут с этим блюдом, а на углях ещё три штуки. Не задумываясь, я бы мог съесть сейчас абсолютно всё!

-Судя по выражению твоей морды, тебе нравится, - констатировала Флёр, глядя как я срываю с прута куски мяса.

-Ффёр, эо пофо пофясхающе! -- попытался ответить ей я, с набитой пастью, но не вышло.

Лисица, удостоверившись что это съедобно, сама взяла себе прутик и тоже съела пару кусочков, потом вытерла пасть лапой и удовлетворённо сказала:

-Хорошо получилось! Я уж думала что переборщила с уксусом, вот мне и нужен был кто-то, кто не будет задумываться над тем, что он ест.

Вцепившись в прутик двумя лапами и зубами, буквально облизывая его и поедая все луковки, которые тоже оказались необычайно вкусными, я не удосужился ответить.

-Ладно, ладно... - она отобрала у меня стальной прутик, и я уже было потянулся за следующим, но Флёр больно ударила меня по лапе, - Куда!? Всем ещё надо попробовать, ты тут не один! Подумай о жене, разве ей не захочется отведать этого мяса?

-Флёр, понимаешь, это настолько вкусно, что я сейчас готов тебя убить...

-Я тебе дам убить! Не убьёшь, потому что не знаешь как это готовить. Ха!

-Ну пожалуйста... Флёр, после него такое послевкусие, что я не выдержу... - я скулил как подбитая собака, но глава клана была неумолима:

-Так, а ну пошёл вон отсюда, - я же оставался на месте, - пошёл я сказала! Кыш, кыш, кыш! -- Лисица схватила огромную длинную вилку и замахнулась ею на меня.

Поняв, что Флёр мне не переубедить, я решил поскорее убраться с кухни, где она правила работой по приготовлению еды для пира эвов.

До его начала оставалось ещё пара часов, и мне пришла в голову самая романтичная мысль из всех: бездумно побродить по своим владениям. Как раз намечался закат, и я не против бы встретить его где-нибудь в одиночестве.

Выйдя из замка, я направился к заповедной части земли, куда ходили очень редко, и то с важным поводом. Место, которое я держал только для себя, самых дорогих своих друзей, и конечно же Эмерлины. До него было примерно сорок минут пешком, и я, немного сгорбившись и засунув лапы в карманы жилетки, как заядлый романтик поплёлся к обрыву.

По дороге в мою голову закрались странные мысли. Да, я конечно был романтиком, но каким? Нередко я замечаю за собой, что не могу долго находится с другими. Просто не могу -- иногда даже срываюсь на истерики, которые происходят непроизвольно. Почему? Я это недавно осознал -- жизнь вора диктует кодекс одиночки. Вот я и подсадил свою жизнь на одиночество. Иногда мне просто необходимо побыть одному. Необходимость? Да.

Но почему-то, когда ты совсем один, больше всего хочется кого-нибудь понимающего, кто помолчит и посмотрит на небо вместе с тобой...

Дойдя до скалистого пятачка земли на огромной высоте с видом на две речки, я, совершенно ничего не боясь, свесил лапы с обрыва, и облокотился на свежую зелёную траву. Да, я не боялся упасть, хотя внезапно налетевший ветерок чуть не уронил меня в пропасть.

Тускнеющее солнце коснулось линии горизонта, как в лесу за моей спиной раздалось какое-то шуршание. Раздвинув ветки ели, ко мне на краешек земли, просунулась морда Мирумаса.

-О, Ренар. Привет, - тихо сказал он, продираясь сквозь колючие ветки.

-Здравствуй. Ты меня искал что ли?

-Тебя? Да нет, ты знаешь, что если бы я тебя искал, то прилетел бы.

-Ну да. А чего ты пришёл тогда? -- поинтересовался я, хотя знал ответ.

-Ну. За тем же, зачем и ты. Просто посидеть, посмотреть на закат. Мы же ведь знаем с тобой, что такое кодекс одиночки, не правда ли?

Я даже вздрогнул от его слов. Летун просто читал мои мысли!

-Знаем. Ты -- летаешь всегда один. Я -- ворую и мне не нужны соратники.

-Точно, - он кивнул и присел рядом со мной. Вот кто-кто, а он точно не боялся высоты.

Мы вместе с ним некоторое время молча смотрели на закат, стараясь не нарушать тишины и красоты момента. Вот кто мне нужен -- молчаливый и понимающий меня собеседник. С тем, с кем не нужно говорить...

Прошёл час, или меньше -- не важно. Важно то что даже такой момент когда-нибудь захочется нарушить. За семь с лишним лет моего знакомства с Мирумасом ещё не было места и времени лучше, что бы спросить у него мой давний вопрос...

-Мирумас... - начал я, не зная как продолжить.

-Да?

-Я очень давно хотел тебя спросить... Ещё с момента нашего с тобой знакомства, когда ты к нам на палубу приземлился... Помнишь это?

-На непобедимость-то? Конечно помню... Я вам ещё двоих гиенов принёс.

-Ага, точно. Фарра, и ещё одного, мелкого.

-Угу. Фарра-то я знаю, он в клане состоит. А что случилось с мелким? -- задал он вопрос, который заставил меня вспомнить весь тот ужас, который я увидел в трюме, после того, как там побывала Флёр...

-Лучше тебе не знать. Скажу лишь то, что в живых его не стало на следующий день. Сразу после твоего отлёта.

-Да? Ну, жаль... Спрашивается зачем я его тогда тащил, раз он оказался не нужен?

-Он оказался очень даже полезен. Ты даже не представляешь насколько: благодаря ему клан тогда смог подготовится к войне с гиенами, а потом и Флёр смогла снять ошейник -- не без помощи Фарра... Кстати! -- от всплывшего в моей голове вопроса, я даже хлопнул в ладоши, - Это же ведь ты спас мою жену, ведь так? А кто тебе об этом сказал?

Летун тихонько хмыкнул и поправил сложенный из крыльев плащ.

-Известно кто. Флёр, конечно же. Более того, она даже дала мне в глаз! А знаешь зачем?

Я только пожал плечами и покрутил головой.

-Я бы не смог вытащить твоих родных один, так что мне надо было позвать помощи из клана. Но, в те годы у меня была не самая достойная репутация, и верили мне мало. И вот, что бы мне поверили что мне действительно приказали вытащить кого-то незнакомого из королевского подвала, Флёр поставила мне смачный фингал под левым глазом -- это практически знак того, что с ней кто-то общался. Так я смог доказать командиру разведчиков, что мне действительно нужны трое ребят что бы вызволить Эмерлину.

От такой истории я расхохотался -- Флёр действительно умеет придумывать оригинальные пути уговора своих подчинённых даже на расстоянии полёта летучего лиса.

-Да? И кто пошёл с тобой?

-Ну, Нарив, Урви, Ренрек...

-Ренрек? -- переспросил я, услышав знакомое имя.

-Да-да, сейчас он командир Эвов, не удивляйся. Он и тогда был не самым хилым, а теперь и подавно...

-Ничего себе! Так это получается что он мою жену спасал?

-По сути дела, он её и спас. Выломал дверь в решётке, и мило так сказал твоей жене «Пойдём со мной, если хочешь жить». Эмерлина так в угол сжалась, детей к себе прижала и заплакала. Он уже хотел было её за собой её насильно тащить, но я его отговорил.

-Ну, судя по всему, у вас всё получилось...

Я откинулся на спину, вспоминая те давние события. А ведь не так уж и много лет прошло, жизнь протекла мирно и без больших приключений... Ну а мелкие. Их было не счесть. У меня каждый день -- приключение, если так посмотреть.

Мирумас тоже откинулся на землю, на этот раз улёгшись рядом со мной. Я некоторое время смотрел в темнеющее небо, и наконец решился у него спросить.

-Мирумас, скажи мне -- каково это -- летать?

-Летать? -- переспросил лис, и я как-то почувствовал, что он улыбнулся.

-Да, Мирумас. Летать. Именно летать. Это же наверно куда интереснее, чем ходить по земле?

-А разве ты не чувствовал этого? -- переспросил он, зная о зелье у меня в кармане.

-Это совсем не то. Там не тот полёт, там ты просто хочешь остыть. Охладиться, и лететь лишь бы не думать ни о чём, кроме боли. А ты же свободен от этого...

-Свободен... Ну может быть я и свободен. Но порой начинает казаться, что толку с этой свободы нет никакого...

-Почему?

-Пойми, что даже взлетая ты всё равно прикован к земле. Так или иначе, но всё равно придётся на неё возвращаться...

-Я понимаю... Но ты же можешь от неё оторваться?

-Могу. Ненадолго... Хотя помню однажды летал двое суток подряд -- я будто обезумел...

-Как это?

-Ренар, ты же знаешь... - снова начал он, но я его перебил:

-Нет не знаю! То что я могу так, ещё не значит что я испытываю тоже, что и ты. А я хочу узнать именно твои чувства, Мирумас...

-Ну... Тогда я даже не знаю. Понимаешь -- когда воздух обтекает твои крылья и лапы уже забыли чувства от прикосновения с землёй -- сознание немного меняется. Полёт... ну, если обычно о нём как-то задумываешься, то в такой ситуации он становится инстинктивным. По настоящему инстинктивным -- не думаешь вообще ни о чём. Мышцы работают, а мысли нет. Просто ловишь воздушные потоки... И по правде говоря, я однажды заснул в полёте.

-Да ну? А это возможно?

-Ещё как возможно. Когда летишь с какого-нибудь бестолкового, очень нудного и долгого задания, дико уставший и злой на весь мир. Опять же, очнувшись в куче ёлок, я снова обрёл вкус к жизни, представляешь?

-Ха, ещё как! Всегда такое ощущаешь, когда приходит время принять во внимание тот факт, что остался в живых по чистой случайности!

Мы с Мирумасом дружно расхохотались, отлично понимая друг друга. Ответа на свой вопрос я не получил, но так ли он мне был нужен?

Мы посидели ещё недолго, и решили направиться к намечающемуся пиру. Пир перед небольшой беспроигрышной войной -- это здорово. Вот я посмотрю завтра, как эвы будут сражаться, мучаясь диким похмельем. А заодно проверю, бывает ли у эвов похмелье вообще.

На улицу перед моим замком, на пространство между домами командиров и самим замком, вынесли множество огромных дубовых столов -- где их взяли осталось для меня загадкой -- и Флёр командовала накрытием стола. Уже подкатили пару огромных бочек пива, для всех желающих, хотя в основном всё полагалось эвам. Спросите -- да зачем это всё было нужно?

Всё потому что Флёр отлично понимала самостоятельность эв отряда. Они были нашей величайшей силой, нашими кормильцами и защитниками. Многие армии королевств со всего мира платили клану гигантские деньги что бы наш эв отряд выступил на их стороне. Но к сожалению, клан им был практически не нужен. Мы предоставляли громилам еду и место, которое они могут спокойно называть своим домом, но они спокойно могли обеспечить себя сами, поэтому Флёр всеми доступными силами и методами показывала, что клану они нужны как никогда. Пир был символическим, эвы очень не часто появлялись на новой территории в полном составе, так что этот повод глава и использовала, что бы организовать для них праздник. Да и к тому же сами члены отряда были счастливы -- нечасто им удаётся наесться мясом действительно досыта.

Свинок, которых пригнал купец, больше не оставалось, но оставалось то, что обычно от них остаётся. До главного входа в замок пришлось пробираться вприпрыжку, тщательно выбирая места, куда можно наступать, а куда категорически нельзя. Пара лисов, среди которых были и эвы, уже суетились вокруг, убирая нежелательные вещи с пути. Делали они это без особого энтузиазма, но строгие окрики Флёр заставляли их работать быстрее.

Посмотрев на лисицу в белом костюме, я грустно покачал головой. Организатор она просто потрясающий, но так не хотелось кого-то чем-то утруждать. Приказы -- одно, просьбы -- другое.

Пробравшись в замок без потерь со своей стороны, я направился в спальню, надеясь на этот раз уговорить Эмерлину пойти на пир. Жена осталась в спальне, но явно хотела на пир -- я это почувствовал, хотя она накрылась одеялом и делала вид что спит. Я всегда чётко понимал, когда она действительно спит, а когда притворяется.

-Эм? -- позвал я её.

-Да Ренарчик, я не сплю.

-Чего это ты? Пошли, всё уже начинается.

-Я не хочу. Иди без меня.

-Эм... - я присел на край кровати и погладил её по бочку, - Пойдём, будет весело. Эвам надо видеть, какую красоту они завтра будут защищать.

-Мне действительно не хочется, Ренар. Я снова боюсь...

-Вот что бы ты снова не боялась, тебе надо пойти со мной. И немножечко повеселится.

Лисица перевернулась на другой бок и оказалась мордой ко мне.

-Завтра будет не до веселья.

-А что такое?

-Арен заходил. Сказал, что ему доложили о семи судах без флагов. Он даже королевский флот в боевую готовность привёл, как ему приказали. Представляешь, что за мной семь фрегатов? Они же все как один меня хотят на шкурки порвать... - Лисица зарылась мордочкой в подушку.

-Эмерлина, перестань, - только и попросил я её, не пытаясь как-то уговаривать.

-Перестать что?

-Ныть. Эвы...

-Разносят армию наёмников за час, - перебила меня Эмерлина, - Знаю. Но я не хочу, что бы из-за меня одной было столько смертей...

-Подумаешь. Не думай о плохом, пойдём.

Я потянул одеяло с Эмерлины, убедившись, что спать она действительно не собиралась, и была полностью одета. Потом я подлез под её бочёк и легонечко пощекотал своим носом её животик, стараясь делать это как можно нежнее. Моя жена хихикнула и согнулась, отстраняясь от меня.

-Ладно, уговорил. Пойдём, пока всё без нас не съели.

-Кстати про съели! Тебе Флёр не давала попробовать её нового творения? Такое мясо на прутиках?

-Нет, а что?

-О! -- Я потянул Эмерлину за локоть, что бы та скорее шла за мной, - Пойдём, попробуешь! На этот раз она превзошла всё, что только можно превзойти!

Я, со своей женой, пробежал через замок и вылетел на улицу, к гигантскому столу, который накрыла Флёр. По всей его длине стояли огромные блюда с запечённым мясом и прочими угощениями. Каждому поставили по тарелке с кружкой, ножи с вилками -- всё было просто на королевском уровне! Во главе стола, за специальным столом, сидела Флёр, а по правую лапу от неё Арен. Похоже, он вернулся со службы как раз вовремя. Заметив нас с Эмерлиной, лисица помахала нам лапой и пригласила сесть рядом.

Протиснувшись сквозь пару эв лисов, которые никак не могли понять, где их места, мы с Эмерлиной уселись слева от Флёр. Перед нами на огромное расстояние простирался огромный стол, за который усаживались эвы и уже начинали закусывать и наполнять свои бокалы и кружки кто пивом, кто вином. Пиво расходилось куда быстрее, нежели вино, которое предпочитали немногочисленные самки. Пользовались спросом и другие напитки, которые подносили другие члены клана. Лисы хоть и были равны между собой в клане, но сегодня мы встречали эвов, поэтому кое-кому пришлось одеть фартуки и стать на некоторое время офицантами.

Когда все уселись и приступили к своим блюдам, Флёр пощёлкала пальцами, привлекая моё внимание, и показала мне на огромный поднос, на котором лежали те самые кусочки мяса, которые я так полюбил. Тут же украв с подноса несколько прутов, я положил три перед Эмерлиной, а сам принялся за оставшиеся. Наконец-то я смог полностью удовлетворить все прихоти моего желудка и наесться этим блюдом досыта. Эмерлина, распробовав один кусочек, тоже пришла в полный восторг, тот же самый эффект сказался и на явно голодающем Арене. Все обычные лисы были едины в своём мнении -- новое блюдо Флёр -- просто божественно. Эвы тоже оценили этот вкус, но сошлись на мнении, что для них есть такими порциями -- издевательство.

Тем временем, лисица, дождавшись, когда все немного успокоятся и приступят к разговорам, забралась с лапами на стол, взяв с собой бокал моего лучшего вина, и присвистнула, привлекая к себе внимание.

Как только все увидели, что глава клана стоит на столе с бокалом вина, все сразу же проверили есть ли у них что выпить, взялись за кубки, кружки и прочую посуду. Когда все разговоры за столом совсем стихли, Флёр громко и отчётливо начала говорить:

-Дорогие соклановцы! Братья и сёстры! Сегодня, этим прекрасным вечером, мы собрались с вами, что бы просто показать нашу с вами сплоченность и единение. Мы собрались совершенно без повода, хотя завтра нам завтра, возможно, предстоит небольшая битва, мы всё равно сегодня вечером веселы и как один готовы к бою. Дорогие мои эвы. От лица остального клана, позвольте мне благодарить вас за то что вы остаётесь с нами и защищаете нас в трудный час! Благодарность и моя личная и тех, кого вы поддерживаете! Спасибо вам за всё, и спасибо за вашу неоценимую помощь! Ура! -- крикнула Флёр и ей ответили шесть десятков исполинских глоток -- эвы рявкнули так громко, что я невольно прижал уши. Опорожнив свои кубки, эвы снова принялись за угощения, хотя мне показалось что среди них назрело какое-то недовольство: они начали шептаться и о чём-то разговаривать, а самые ближние к нам воины поглядывали на командование с нескрываемым недоверием. Прошло немного времени, чем ситуацию разрешил сам командир Эвов. Когда пришло время сказать ещё один тост, Ренрек первым поднялся со своего места с огромной кружкой пива в лапе и поднял её. В отличие от Флёр он на стол забираться не стал, его и так было отлично видно. Все Эвы как по команде замолчали, уставившись на своего командира. Эв лис подождал ещё чуть-чуть, пока не стихли остальные голоса и ответил Флёр:

-Я не знаю, за что нас благодарить, когда мы всего лишь делаем то, что должны. Для каждого из нас быть в Клане Лис полной Луны -- честь всей жизни, и каждый из нас не задумываясь отдаст её на сбережение клана и каждого соклановца, кем бы он или она не был! Потому что мы -- семья! И ничто нас не разлучит, братья и сёстры должны быть едины всегда, а не когда придётся! Поэтому, я от всех эвов говорю, что мы останемся с кланом навсегда, и любой из его членов может рассчитывать на поддержку величайшей силы в мире!

Хотя Ренрек не закончил свой тост, эвы победно заревели на всю округу. Когда их рёв стих, а у меня перестало звенеть в ушах, их главарь продолжил:

-И я уверен, что сейчас все согласятся выпить за единство клана, и наш великий предводитель согласится с нами, что нас не за что благодарить! Мы делаем свою работу, делаем её с честью и достоинством, как нас всех учили в этом клане! Клан лис полной луны -- наш дом! И мы обережём каждого его жильца в нём! Ура!

Снова крик и опустошение бокалов. Ехидная улыбка Флёр в мою сторону и скромная улыбка Эмерлины всем остальным. Арен коротко поднял свой кубок в сторону Эмерлины и торжественно его выпил. Мы все принялись за вкуснейшую еду и нейтральные, ничего не значащие разговоры.

Пир затянулся за полночь. Даже несмотря на предупреждения Арена, что завтра рано вставать и что завтра всем ещё оружие держать -- эвы мало кого слушали. Завтра, когда все выйдут встречать пиратов, всё окажется на их совести...

А мы с Эмерлиной, решили лечь пораньше остальных. Что бы никто не обиделся на наш уход и встали из-за стола совершенно открыто, и в ответ на немного огорчённые взгляды, сказали что завтра нам понадобятся силы и мы уходим. Напутствовав всех именно такими словами, мы добрались до спальни, и, быстренько раздевшись, шмыгнули под одеяло. Я подобрался к Эмерлине под бок, обнял её за грудь и прижался к её спине. Закрывая глаза, я тихо-тихо прошептал ей на ушко пожелание спокойной ночи, и сам быстро уснул.


А на утро спокойно проснуться не удалось. Хотя было и не очень рано, в спальню к нам влетел взъерошенный волк-охранник, и, приложив лапу к голове, тут же рявкнул:

-Господин Ренар, госпожа Эмерлина, вы должны немедленно проснуться и прийти к изголовью реки. Приказ начальника стражи, господина Арена!

Эмерлина, открыв глаза, стыдливо натянула одеяло до груди. Охранник проявлял полное хладнокровие.

-Началось... - тихо и грустно сказала лиса.

-Приплыли... - сказал я, поднимаясь. Мне скрывать было нечего, а вот мою жену охранник явно стеснял своим присутствием.

-Свободен, - я махнул на него лапой, - скоро будем, не волнуйся.

Волк ещё раз приложил лапу к голове, и ретировался. Эмерлина необычайно быстро оделась, и мы вдвоём побежали к устью, где река, на которой стоял замок, впадала в море. До этого места было примерно полтора часа пешком, и час если бегом, но у ворот замка нас поджидал небольшой сюрприз.

Ездовые звери... Четвёртый тип зверей, про который я совершенно забыл. Проще говоря, это были обычные эв звери. Неразумные, ходящие на четырёх лапах, но при этом здоровые и сильные. Пара странных зверьков поджидала нас у ограды, но я не мог определить что это за раса: первый, здоровый серый самец, явно был волком, а вот вторая самка...

Ну, возможно что я не знал, но похоже у волков тоже бывают альбиносы, да ещё и такие. Беленькая самочка тихо рычала на своего собрата, будто в чём-то его обвиняя. Серый же откровенно игнорировал альбиноса.

-Ух ты! Вот это да, теперь в миг доберёмся! -- крикнула Эмерлина, заметив подарок, - ты на каком?

-Я? А на них садиться? Ого...

-Ну решай уже!

-Знаешь, как-то неприятно, мы же всё-таки тоже не люди что бы так их использовать...

-Им это нравится, Ренар! Смотри!

Моя жена бодро подбежала к самке-альбиносу. Волчица сначала мало интересовалась моей женой, но потом повернула к ней свою морду и тщательно её обнюхала. Эмерлина, как только волчица приблизилась к ней, протянула лапу к её морде и осторожно погладила её. Волчица тут же всё забыла и закрыла глаза, радуясь ласке.

-Ну, вот видишь? Бери серого.

Я медленно подошёл к волку, но тот сердито на меня огрызнулся. Я чуть присел перед ним, в основном от страха -- этот волк будет драться не хуже Клитуса, если ему взбредёт в голову что-то не то. Но зверю явно понравились мои действия -- он опустил свою морду передо мной, будто кланяясь, и подпустил меня к себе. Я поступил так же как и моя жена -- погладил его и даже почесал за ушком. Серый не так радовался ласке, но признал меня.

-Садись, поехали! -- крикнула Эмерлина и ловко запрыгнула на спину волчице, схватившись за загривок. Альбинос сносила такое обращение совершенно спокойно.

-Прости, дружище.

Я похлопал волка по боку и перекинул через него лапу. Это оказалось довольно непросто -- всё-таки он был довольно высоким. Серый недовольно рыкнул, но сбрасывать меня не стал.

-Эй! Как им управлять?

-Похоже, ими управлять и не надо, просто держись покрепче...

-Держаться? За что!? -- В отличие от лошадей, для которых придумали уздечку, на наших сородичах ничего подобного не было -- они были совершенно голые. Эмерлина схватилась за густую шерсть на загривке своей волчицы, а мне хвататься было не за что! Но как только моя жена прошептала что-то на ушке волчице, та стрелой рванула с места и понеслась вдоль берега реки к морю. Мой волчок, не дожидаясь никаких команд, рванул с места за ней, и мне ничего не оставалось, как броситься ему на шею и что есть силы обнять его. Через пару секунд серый догнал свою подружку, на которой скакала Эмерлина и начал играть с ней в догонялки. Это выражалось тем, что мой волк периодически подпрыгивал и пытался игриво напасть на альбиноса, а самка отпрыгивала, оставляя волка сносом. Это сильно ускоряло наше перемещение к морю, но дико мешало сосредоточиться и ехать хоть более-менее спокойно!

Меня в очередной раз подбросило на спине зверя, и я больше не выдержал -- пришлось сжать его шею посильнее. Волк невольно понял намёк и перестал прыгать, поравнялся с волчицей и побежал спокойно. Я с трудом смог повернуть голову в сторону моей жены и рассмотреть её: она держалась с белой волчицей как настоящая наездница, плотно обхватив её живот лапами, вцепившись в её загривок, смотрела чётко вперёд. Это при том что я, практически как любовник, обнял своего зверя за шею, прижался к нему как только можно и боялся глаза от страха открыть: деревья, ручьи, камни... всё проносилось перед глазами с огромной скоростью -- но волк явно знал куда и как ему надо бежать на своих четырёх лапах. Я вспомнил как это всё ощущаешь, когда сам становишься диким -- инстинкты и природная гибкость, всё это работает как отлаженный механизм.

Мы прибежали к побережью за пятнадцать-двадцать минут, хотя в моём понимании прошло не больше секунды. Всё-таки такой способ перемещения мне явно не подходил. Уж лучше бы прислали Мирумаса и Альтера, они бы нас в миг добросили, а тут...

Когда меня, дрожащего и сжавшегося от страха, отодрали от волка, я готов был упасть на колени и целовать землю, по которой можно спокойно ходить! Делать этого я не стал только потому что рядом, со своей волчицы спрыгнула довольная и слегка растрёпанная Эмерлина, тут же заявив Арену, что не против прокатиться ещё. Тут же я выяснил, что двоих ездовых волков Арен купил только вчера, и то в основном из сострадания к ближним своим. Продавал их какой-то бычара, который естественно их ненавидел, держал в намордниках и в путах. Волчицу-альбиноса он подарил Флёр, а серого волчару оставил себе. Вот и пригодились они на следующий день после покупки, чему Арен очень радовался.

Когда я немножко отошёл от бешенной поездки, я смог оглядеться: всё побережье было усеяно эвами. Они готовы были встретить пиратов куда бы они не причалили, но самая большая концентрация была у причала. На нём как раз и стоял главарь эвов, а позади него была засада из десяти лисов. Все они уже были готовы к бою, оружие держали наготове, ожидая команды. Все остальные попрятались кто где, и мне с Эмерлиной тоже было велено прятаться. Вдалеке уже показались семь огромных фрегатов разного класса.

Неожиданно к нам вырвался Клитус. Прибежав на четырёх лапах, он тут же встал на две и огляделся. Ему хватило двух секунд что бы определиться: растолкав команду, в засаде, волк вытащил две свои секиры и притаился вместе со всеми.

Корабли приближались к нам, и вскоре сам Ренрек решился скрыться, оставив побережье совершенно пустым.

Пока мы сидели в засаде, ожидая дорогих гостей, я успел обзавестись мечом и парой метательных ножей, которые взяла специально для меня предусмотрительная глава клана. Ну был я забывчив, ну что тут такого...

Корабли без флагов приблизились к берегу настолько, что выглянув из укрытия, я смог различить тех, кто на них приплыл. Порт клана был довольно удобным, и пираты это знали -- ничего не боясь, два фрегата подплыли к единственной пристани.

Спустились два трапа, но только одно существо вышло на причал. И это, наверное, было самое странное существо, которое я когда либо видел за всю свою жизнь.

В огромном чёрном плаще, который развевался от любого, самого слабого ветерка, в огромных со стальными нашивками сапогах... В ней было огромно всё. Спереди её закрывал прочный стальной нагрудник, украшенный золотым вытянутым черепом. Открытый живот и тонкие облегающие штаны, на которые были надеты сапоги со стальными нашивками. На поясе висела сабля, и весь её вид говорил лишь об одном -- она была главной. Но самое страшное в ней было -- это отсутствие шерсти как таковой. Вместо этого она была покрыта мельчайшей коричнево-серой чешуёй, а её голову и затылок украшал шикарный капюшон.

И хотя она никого не видела, но все мы видели её -- перед нами стояла разумная королевская кобра.

Её язык пару раз махнул в воздухе, и скользнул обратно в пасть. Змея недовольно огляделась, будто кого-то ждала. Я вдруг понял, что она не могла не знать о засаде -- они разглядели нас в подзорные трубы. Но почему они послали кого-то одного?

Между тем за эффектным выходом кобры, пиратские корабли причаливали у берега, и с них опускались шлюпки, полные разношёрстных пиратов. Все были вооружены, и крайне враждебно настроены, и несколько лодок направились к берегу. Пара фрегатов развернулась к нам боком, показались несколько пушек.

Кобра продолжала стоять, недовольно вертя головой. Её раздвоенный язык то и дело метался в воздухе, а сама она закуталась в плащ. Но как только первая лапа пирата коснулась земли клана, сразу по всему побережью прокатился раскатистый рык Ренрека:

-К БОЮ!!!

И тут же из-за всех кустов, из-за каждого дерева, за которым мог спрятаться эв лис, отовсюду на пиратов вылетели наши воины, громя и круша всё на своём пути. Я собственными глазами увидел, как одну из лодок разнесли в щепки одним ударом боевого молота, а все, кто в ней находился, разлетелись в разные стороны от страшного удара.

Самое странное, что змея даже не шелохнулась от такого коллективного наезда. Даже сами пираты, которые «Нападали» слабо пытались отбиваться, и похоже, побег был у них в планах изначально.

Из своего укрытия вырвалась Флёр, за ней побежал и её муж. Я тоже хотел побежать вместе с ними, атаковать эту хладнокровную, но Эмерлина схватила меня за плечо, не дав встать.

Я остался, хотя очень хотел посмотреть на бой. За спиной раздались какие-то звоны, пара щелчков арбалетов, но потом всё затихло. Некоторое время царила мёртвая тишина -- весь бой прекратился. Эвы разогнали всех пиратов за считанные секунды -- но ликовать они не спешили.

Позади меня раздались удары каблуков -- на этот раз их было ровно в два раза больше. Одни я знал, это шагала Флёр. А вот другие, менее частые и более громкие, сопровождаемые металлическим звоном -- принадлежали змее.

Неужели Флёр решила сдать Эмерлину...

-Эй, вылезайте! -- Послышалась команда Флёр, вполне уверенная и достоверная. На неё явно никто не давил и не заставлял это кричать.

Я только приподнялся со своего укрытия, опёрся на один локоть, и увидел её вблизи. С моей точки зрения, кобра показалась мне огромной -- она возвышалась надо мной как главная башня королевского замка. Её тень упала на меня и я немного поёжился от её вида, мне становилось страшно.

-Мы приш-ш-шли за Ренаром... - тихо прошипела змея, и сердце моё скатилось к кончику хвоста. Меч сам выпал из моей лапы, как только я представил, на что теперь был обречён.

-Ч-ч-чё? -- только и смог я выдавить из себя.


Ошейник для Лисицы 2. Глава пятая. Неизбежность неизбежного.


Вы знаете, что такое страх?

Не страх умереть, не страх за своих близких или за своё имущество, - а тот необузданный природный страх, который заставляет тебя бежать, бежать без оглядки на пределе своих возможностей? Который не отпускает до тех пор, пока не исчезнет его причина? Но бывает такое, что тот же самый страх заставляет тебя прижаться к земле, и, дрожа, ожидать своей неминуемой участи...


Я не просто дрожал -- я трясся от страха перед этой змеёй. Очень высокая, с острейшими когтями, она глядела на меня словно на кусок падали -- этот взгляд буквально пронизывал насквозь. Самое унизительное в этой ситуации было моё положение -- я практически лежал перед ней, но подняться с земли, и спокойно начать диалог мне не давал страх. Если бы можно было как-то схитрить, убежать...

-Ренар! Похоже, они пришли с миром... - тихо сказала Флёр. Змея не уделила никакого внимания её словам, будто и не слышала их совсем. Она смотрела на меня сверху вниз.

-И это называется величаш-ш-шим вором современнос-с-сти? Я ожидала увидеть нечто больш-ш-шее...

Пиратка нарочито растягивала все шипящие, и это получалось у неё удивительно естественно. Её язык ритмично выскальзывал из ее пасти -- наверно по нему можно было даже замерять время.

-Он и есть вор. Только не стоит его так пугать! -- тут же вступилась за меня моя супруга. Мне же оставалось лишь очумело покивать.

- Что вам от нас нужно? -- спросила Флёр.

Тем временем Эмерлина помогла мне встать с земли и отряхнуться. От пережитого шока я всё ещё дрожал и плохо соображал, поэтому говорить не мог. Но это не мешало мне запоминать все происходящее вокруг меня: Арена в его неизменном белом плаще, который подозрительно глядел на змею и хмурился -- она ему явно не нравилась... Эмерлину, держащую меня за локоть, чтобы не упал, и поглаживающую меня по спине, внимательно вслушиваясь к диалогу главы клана и пиратки...

-Это ещё не факт, что мы приш-ш-шли с миром. Всё зависит от него, - острый коготь змеи показал на меня, и Эмерлине пришлось приложить все усилия, чтобы не дать мне рухнуть на спину.

-Вы сейчас на моей земле, а на ней всё зависит только от моего решения! - решительно ответила лисица, сделав пару шагов навстречу змее, - так что попрошу при мне друзьям не угрожать!

-Что ты с-с-сказала, лис-с-са? -- кобра медленно повернула морду к Флёр. - Ты не в тех ус-с-словиях, чтобы с-с-ставить какие-то ус-с-словия... - высокомерно прошипела кобра.

Флёр немедленно посуровела, и мгновенным движением раскрыв оба арбалета, навела их на кобру:

-Да мне стоит только отдать приказ, и весь ваш поганый флот разнесут в щепки, так что лучше не-...

Договорить она не успела -- молниеносным прыжком кобра преодолела отделяющее её от лисы расстояние, перекатилась, и ее открытая пасть метнулась к бедру Флёр. Сверкнули острые длинные клыки, блеснув капелькой яда на конце одного из них, - и вцепились в пространство между юбкой и левым сапогом. Змея дёрнулась, впрыскивая яд, и Флёр уже не успела ничего предпринять -- она еще попыталась взвести арбалет, наводя его на голову кобры, но силы покидали её настолько быстро, что как только пиратка отпустила бедро лисы, та не смогла удержать равновесия. Флёр повело в сторону: она попыталась хоть как-то устоять на лапах, но тут один из её каблуков подкосился, и лиса рухнула в воду. На кобру мигом обратили внимание все эвы, которые до этого интересовались своими потенциальными врагами на фрегатах.

-Если нет кому приказывать, никто и не прикажет... - прошипела змея. Арен бросил на неё яростный взгляд, и бросился в воду на помощь Флёр -- она плавала на спине, но не шевелилась.

-Теперь нам никто не помеш-ш-шает, Ренар... -- кобра направилась ко мне - и вдруг страх во мне пропал!

-Я не буду говорить с тем, кто убил моего друга!! - рявкнул я, вскакивая на лапы.

-Яд... - кобра не успела договорить -- на причале появился мокрый обнажённый лис с бездыханно свисающей с его лап лисицей, и тут же заорал на всё побережье:

-Разорвать их!!! ВСЕХ!!! НА ШКУРРЫ!!!

Эвы дружно взревели так, что в глазах у змеи появился испуг, и дружно бросились на врага: прыгали в лодки, которые тонули под их весом, бросались вплавь к кораблям. Пираты на фрегатах засуетились; они похватали арбалеты, и в эвов полетели стрелы. Стреляли пираты метко, но разъяренные эвы обращали на них внимания не больше, чем на иголки...

-НЕ СТРЕЛЯТЬ!! -- тут же прокричала змея, но было уже поздно -- с борта самого дальнего фрегата прогремело два пушечных выстрела. Арен аккуратно уложил Флёр на доски причала, и принялся делать ей искусственное дыхание. Над нами просвистело пушечное ядро, и Эмерлина утащила меня в укрытие.

-Ренар! -- она ударила меня по щекам, - Ренар, очнись, хватит уже!

-Что, чёрт возьми...

На берегу прогремел ещё взрыв -- так близко, что мы с Эмерлиной прижали уши. Тут же через насыпь перепрыгнул мокрый и взъерошенный Арен, неся на лапах Флёр.

-Ренар, Эмерлина, берите волков, быстро! И дёру отсюда, ясно? И что б через полчаса здесь был весь клан, понятно?!

-А как же ты? -- спросила Эмерлина.

-Я остаюсь. Надо же всыпать этой гадюке, чтобы узнала, кто в доме хозяин! -- и лис перепрыгнул обратно за укрытие. Мой шок мгновенно испарился, и я легко подхватил тело Флёр на свои лапы. Она дышала, но с трудом, и была без сознания. Приложив ухо к её груди, я услышал редкие глухие удары, и, подняв взгляд на Эмерлину, увидел, как она кивнула.

-Едем!

Вскинув главу клана на плечи, мы с Эмерлиной побежали к ездовым волкам. Серый снова неодобрительно зыркнул на меня, но получил в ответ такой страшный взгляд в моём исполнении, что тут же отвернулся, и даже чуть присел на передние лапы. Я перебросил лисицу через его спину, после чего уселся на него сам -- теперь куда более уверенно. На этот раз я не стал оригинальничать, а просто схватил волка за уши, и дернул за них. Волк рыкнул, и попытался откусить мне обе лапы, но я оказался проворнее. Сдавив его голову ладонями, я пнул волка задними лапами, и подёргал левое ухо в надежде, что волк меня поймёт. И мои надежды оправдались! Серый тронулся с места, и развернулся в нужную сторону. Покачивая нас с Флёр на своей спине, он быстро потрусил в сторону моего замка. Дорога шла в гору, поэтому бежать серый не желал, а я не хотел понукать его, чтобы он не выдохся раньше времени. Через некоторое время нас догнала Эмерлина.

-Надо бы скорее! Им же понадобится помощь!

Тут за нашими спинами что-то опять взорвалось, но уже гораздо сильнее. Ударная волна толкнула нас в спины, и быстро обернувшись, мы увидели, как над одним из пиратских кораблей взвился столб огня и дыма, и он начал быстро погружаться в воду. От него торопливо отплывали мелкие и крупные звери, направляясь к берегу, где их уже поджидали эвы. Потом я увидел кое-что, чего никогда не забуду...

Молодой, но от того не менее здоровенный эв лис, вооруженный гигантским боевым молотом, с боем прорывался по заполненному пиратами причалу к одному из двухмачтовых кораблей, к этому времени уже причаливших к пристани. В это мгновение он не был похож на живое существо - это была какая-то машина смерти! Его молот не знал преград, и все, кто оказывался на пути его движения, уничтожались сразу же. Он убил на своём пути не один десяток мелких зверей, и едва приблизившись к борту фрегата, подпрыгнул -- и одним ударом снёс здоровенный кусок обшивки. В борту судна образовалась дыра, через которую находившиеся внутри пираты с ужасом таращились на эва-берсерка. Одним прыжком лис запрыгнул на палубу, и его молот, описав широкую дугу, ударил в основание мачты. Выдернув молот из пробитой палубы, он крутанулся на месте, и следующим могучим ударом снёс мачту под корень! Удар был настолько сильным, что высоченное бревно как отлетело в сторону как подрубленная топором сухая ветка, и рухнуло поперёк судна. У Эмерлины даже челюсть отвисла от этого зрелища...

Эв рычал, продолжая разносить корабль в щепки, не обращая никакого внимания на робкие попытки сопротивления. Через пару минут на палубу с громким треском рухнула вторая мачта, и эв победно взвыл. До пиратов наконец дошло, что тягаться с такими как он им не под силу, и они бросились с корабля кто куда. Тем временем эв обрушил своё оружие на корму судна. Не утруждая себя поисками люка, он несколькими ударами проломил палубу, скрывшись в трюме, - и почти сразу же судно начало крениться на корму, и быстро скрылось под водой. Эв не сразу показался на поверхности, но потом из воды вынырнула его морда, и он победно вскинул над головой бочонок. Оставшиеся на берегу эвы восторженно взвыли вместе с ним вместе с ним.

-Ничего себе! Он еще и бочку рома сумел вытащить! -- поразилась Эмерлина.

-Ром? На кой ему ром?!

-А понятия не имею! Эй! -- строго окрикнула меня жена, - следи за ней!

Я едва успел подхватить начавшую сползать со спины волка Флёр, и положив её к себе на колени, на всякий случай похлопал её по морде. Она не очнулась, но когда я приложил к её груди ухо, то убедился, что сердце по-прежнему плохо, но работает. Но вот дыхания не было совсем!!

-Эмерлина! Она задыхается!! -- я тут же спрыгнул с волка, и положил Флёр спиной на землю, и так же как это делал Арен, открыл её пасть, и как мог, постарался сделать ей искусственное дыхание. Долго, слишком долго ничего не получалось...

Я в отчаянии взглянул на пристань, где Арен отбивался от пиратов, и увидел, как он вдруг схватился за сердце, и, задыхаясь, упал на колени. Кинжал выпал из его лапы...

-Ренар, прошу тебя, не отвлекайся! -- моя жена решительно оттолкнула меня от тела Флёр, и принялась за дело сама. У нее это получалось гораздо лучше, и наконец Флёр снова начала дышать. Я оглянулся на Арена -- он поднялся на лапы, и бросился в бой.

-Что это с ним?

-Ты что, забыл?! -- Эмерлина уже сидела на своей волчице, и затаскивала на колени тело Флёр, - они же завязаны друг на друга! Садись, едем скорей!

Не теряя ни секунды, я вскочил на серого с твёрдым намерением не слезать с него до самого замка. Словно чувствуя мою решительность, волк сам, не дожидаясь без команды, припустил по тропинке. Через несколько секунд он уже мчал по дороге со своей обычной скоростью -- а я, вцепившись в его шерсть, изо всех сил сжимал лапами его бока. Но все же вторая поездка на бешеном волке далась мне куда легче...

Примчавшись к замку, я тут же что есть силы засвистел в четыре пальца -- самый громкий способ свистеть, которому я научился. Ко мне тут же подбежал дежурный.

-Труби тревогу! Всех поднимать, вооружать, и отправлять к порту, как можно быстрее!

-Там же эвы, им...

-Это приказ! -- к нам подъехала Эмерлина бездыханным телом Флёр на коленях, и тут же опустив его на землю, снова принялась делать ей искусственное дыхание. Именно поэтому она так сильно отстала -- в поездке Флёр два или три раза переставала дышать.

-Первым делом тащи сюда лекаря! -- крикнул я убегающему лису. - А лучше сразу зови Хелин со всей её алхимией!

Часовой кивнул мне через плечо, и припустил ещё быстрее. Я едва успел обернуться к Эмерлине, как рядом что-то глухо хлопнуло, и появилась лисица в тонком обтягивающем костюме.

-Кто-то назвал меня по имени?

-Хелин! Как всегда в своём репертуаре!

Лисица приподняла бровь:

-Что за срочность?

-А ты будто не знаешь! -- сорвался я, зная, что лисица может видеть пространство в комплексе, и ничего от неё не скрыть.

-Мне лень, - буркнула маг. - Ну ладно... давай, показывай, что за суета...

-Флёр укусили! -- тут же крикнула моя жена, и, подхватив тело Флёр, с пыхтением понесла её в замок. Мы с Хелин поспешили за ней.

-По-моему укус не повод звать меня... что конкретно произошло?

-Пиратка. Очевидно главная. Она змея. Кобра, насколько я понял. Она и укусила, - на ходу пояснял я.

-Какая, говоришь, змея?

-Кобра вроде. У неё капюшон такой на голове был -- она его раскрывала, когда спускалась на причал!

Эмерлина поднесла Флёр к столу в главном зале, и уложила её на деревянную поверхность. Флёр дышала сама, и это уже обнадёживало.

-Отойдите, - растолкала нас Хелин, сейчас посмотрим, что с ней не так...

Волшебница стала водить лапами над телом главы клана, повторяя ладонями все её изгибы. Она провела так раз, другой, и закрыв глаза, негромко сказала:

-Похоже, беспокоиться не о чем. Смерть далеко, я её не вижу. Аура чиста, но будто в какой-то паутине... похоже, она просто парализована...

-Но почему она не дышит?

-Она плавала? -- спокойно спросила Хелин, продолжая водить ладонями над её грудью.

-Да, сразу после укуса она упала в воду...

-Это плохо... хорошо, что вы позвали меня...

Хелин сжала кисть в кулак, и Флёр выгнулась на столе. Что-то в её груди собиралось, желая вырваться на волю. Потом лисица повела кулак над её грудью, подводя к голове, - и как только её лапа зависла над мордой Флёр, её пасть открылась, и из неё вылетел водяной шар. Он медленно перелетел на ладонь Хелин, и она резко сжала его в кулаке. Морская вода разлетелась по залу миллионами крошечных брызг - и Флёр задышала теперь уже совершенно спокойно.

-Что это ты сделала? -- очумело спросил я.

-Вывела из её лёгких лишнюю воду. Она не могла сделать этого сама, поскольку была парализована. А вы мы могли додуматься везти её вниз головой, - лисица укоризненно посмотрела на нас. - Пока ехали, она бы уже сама вылилась...

-Я не знала... - оправдывалась Эмерлина.

-Придется подождать, пока ей не станет лучше. Через некоторое время действие яда прекратится, - похоже на то, что ваша коброчка её только предупредила...

-Надеюсь, Арен справляется... там с ним все эвы.

-А мы сейчас это узнаем, - просто сказала Хелин, и хлопнула в ладоши.

Ей повезло, что она меня не предупредила, иначе бы я набросился на неё. Мои глаза застлала какая-то пелена, словно после яркой вспышки, а в ушах протяжно зазвенело. Сунув мизинец в глубину уха, я чуть-чуть его потряс. Звон вроде как пропал, но зрение восстанавливалось гораздо медленнее, - но как только оно восстановилось, я обнаружил себя стоящим рядом с Хелин и своей женой на холме рядом с пристанью. Перед нами расстилалась панорама выигранного сражения -- на всех уцелевших кораблях уже стояли эвы, грозно поглядывая на испуганно сбившихся в кучи пленённых пиратов...

-Опять я пропустила всё веселье, - лисица снова развела лапы для хлопка, но я успел остановить её:

-Хватит! Мои уши этого больше не перенесут!

-Мои тоже... - тихо пожаловалась Эмерлина.

-Вы что, думаете, что...

-До берега можем дойти пешком, - уверенно заявил я, и направился к причалу, на котором как раз мелькнула белая точка плаща Арена.

-Да вы с ума сошли, - идти пешком в такую даль!

И нагло пользуясь своими способностями, Хелин сложила лапы в воздухе, будто усевшись в воздухе на невидимый настил, который понёс её на высоте примерно нашего роста. Не прикладывая никаких видимых усилий, волшебница догнала нас с Эмерлиной, и полетела рядом.

-Хотите, и вам тоже так сделаю? -- спросила она, но мы с Эмерлиной только дружно огрызнулись. Ладно бы ещё она просто жульничала, но ещё при этом изысканно над нами издевалась!

Хелин хмыкнула, и дальше полетела молча. Мы довольно быстро дошли до берега, и только у самого причала лисица соизволила спуститься на грешную землю. Арен с торжествующим видом стоял возле надежно связанной змеи, которой вдобавок в пасть предусмотрительно затолкали какую-то тряпку. Тряпки понадобилось много, но даже с ней змея, похоже, не ощущала особого дискомфорта.

-Эй! - едва заметив нас, Арен оставил змею под присмотром двух эвов, и бросился к нам. - Где Флёр? Что с ней?!

-С ней всё в порядке, змея её всего лишь парализовала, - спокойно ответила волшебница, с интересом поглядывая на главную пиратку. Кобра никак не отреагировала на появление волшебницы, и просто продолжала смотреть на нас полными ненависти глазами.

-Где она? -- не мог успокоиться лис.

-В замке. Ей уже ничего не грозит, поверь мне.

Арен постепенно успокоился, и принялся приводить себя в порядок, и отряхиваться -- он всё ещё был довольно сырой от морской воды, и ему было что скрывать под шерстью. Но вообще-то Арен не стеснялся своей натуральной наготы. Он развернулся, и подошел к змее.

-Она утверждала, что пришла с деловым предложением! -- лис ударил кобру по капюшону, - но все же захотела повоевать. Похоже, теперь кое-кто усвоил урок, что не стоит задирать клан Лис Полной Луны, не так ли?

Кобра попыталась зашипеть, но лишь гневно посмотрела на Арена, не в силах даже помахать языком.

-Думаю, пока раз твоя армия вне игры, можно поставить тебе пару условий?

Кобра недовольно кивнула.

-Кусаться не будешь? А то нехорошо получается, нечестно...

Отрицательное мотание головой.

-Не бойся, Арен, - Хелин сделала лёгкий пасс в сторону лиса, - ты прикрыт.

-Хорошо... - временно главный аккуратно подцепил тряпку когтем, и выдернул её из пасти змеи. Похоже, кляпом послужил рукав рубахи одного из пиратов.

Кобра несколько раз двинула челюстью, разминая связки, и ее раздвоенный язык снова мелькнул в воздухе. Дав нам возможность полюбоваться им, и длинными тонкими клыками, она спокойно закрыла пасть. Даже несмотря на связанные за спиной лапы, она сохраняла свою невозмутимость.

-Глупцы... мы приш-ш-шли не воевать...

-Но вы только этим и занимаетесь! - недовольно буркнула Эмерлина.

-Мы ещ-щ-щё и не начинали воевать, лис-с-сица...

-Зачем ты убила Флёр? -- я решил надавить на кобру, и припугнуть ее. Но Хелин...

-Ну, положим, не убила. Но зачем ты её парализовала?

Змейка удостоилась яростного взгляда Арена, но осталась невозмутимой:

-Не люблю, когда мне угрожают...

-Мало ли! Между прочим, я тоже! -- поспешил вставить я.

-Тебе бы никто не причинил вреда, вор...

-А что же тогда вы сюда явились? Зачем я вам нужен, что я не того сделал?

Змея замолчала, а потом на её непроницаемой доселе морде появилась лёгкая усмешка.

-Мы приш-шли рас-с-сказать тебе кое о чём, Ренар, - многозначительно начала змея.

-Рассказать? Что вы мне можете такого рассказать, о чём я ещё не знаю? -- усмехнулся я.

-Кое-что о твоей непос-с-средственной работе, вор...

Я нахмурился. Нет, работа от них мне определённо не нужна.

-Вы обознались. Я не работаю ни на кого. Я - вольный стрелок!

-Какой ещё стрелок? -- спросила Хелин, снова повисая в воздухе. - Разве ты стреляешь?

-Хелин, не порть впечатление! - шикнула на волшебницу моя жена. - Это простое лирическое выражение...

-Спасибо, Эмерлина.

Я снова поглядел на змею - она улыбалась мне в глаза. Мой страх перед ней уже давно рассеялся, и теперь я понимал, что могу ставить условия.

-Так вот, чтобы это ни было, госпожа... - я сделал паузу, давая ей возможность назвать своё имя, - но змея гордо промолчала. - Так вот, чтобы вы не предложили, я заранее не согласен с вашим предложением! - Я даже слегка поклонился, потом развернулся к ней спиной, и презрительно дернул хвостом.

Но кобра не желала сдаваться.

-Я думаю, мне с-стоит погос-с-тить у вас денек-другой. Поговорить. В конце концов, это чес-сть -- быть принятой величайшем вором!

Я остановился. Льстить умеет. Причём хорошо. За последние годы меня так нечасто называли -- всё-таки я притих, да и по-крупному воровать перестал. А тут -- вспомнили, причём совершенно незнакомые мне звери, - да ещё какие! Приятно, чёрт возьми...

-И где вы рассчитываете остаться?

-Я уверена, что у вас-с-с в замке для меня найдетс-ся немного мес-ста! -- нагло заявила змейка, торжествующе глядя на меня.

-Однако наглости тебе не занимать...

Я задумался: пускать в свой дом представителя пиратов, да ещё с таким характером... хотя куда я денусь? Всё равно ведь настоит на своём!

-Хорошо. До замка я тебя проведу, но если ты высунешь свой нос за его пределы, тебя могут пристрелить.

-Не прис-с-стрелят, лис-с-с...

-С чего ты так решила? -- вдруг спросила моя жена.

Кобра смерила её горделивым взглядом.

-Ты не с-с-снакома со с-с-скорос-с-стью змеиной реакции, лис-с-сица...

-Твою реакцию мы проверим, когда ты встретишься с Флёр. А пока я предлагаю направиться в замок, и всё об-...

Снова вспышка в глазах, звон в ушах, и тихие ругательства Эмерлины. Я размял гудящие уши лапами, огляделся: мы снова были в главном зале моего замка. Флёр так и лежала на столе, а кобра шипела от негодования.

-Первый раз в портале? -- с деланной заботой спросила её Хелин.

-Надеюс-с-сь, и пос-с-следний...

-И не надейся, гадюка, - бросила Хелин, - и непонятно как освободившаяся от веревок змея тут же схватила её за горло:

-Никогда не называй меня так! -- крикнула она почти без шипения, - но тут же её глаза расширились от удивления, - её пальцы сами собой разжимались, отпускали горло лисицы. Змея явно старалась изо всех сил, но ничего не могла противопоставить магии.

-Как хочу, таки буду называть! - гордо сказала волшебница, и кобра угрожающе зашипела, обнажив клыки.

-Ты бы наконец назвала нам своё...

Закончить мне не дала очнувшаяся Флёр. Рывком соскочив со стола, она достала из деревянного чехла на поясе стеклянную стрелу, и быстро вставила её в арбалет.

-Сдохни, тварь!!! -- воскликнула она, и выстрелила.

Стрела полетела точно в цель, и вонзилась бы точно промеж глаз пиратки, если бы не скорость реакции змеи. Она сумела уклониться от снаряда, который пролетел мимо, и взорвался, ударившись о стену...

Бедные мои уши! Хлопков я сегодня наслушался порядочно, и поэтому, со стоном прижав лапами два чёрных треугольника, присел на пол, ожидая, когда ко мне снова вернется слух...

-Ты вообще думаешь, что творишь?! -- это было первое, что я услышал. Похоже на голос Эмерлины...

-Какого она тут делает?! -- прорычала Флёр.

-Что надо, то и делаю... - отозвался шипящий голос пиратки.

-Да что б ты сапогами стала, ты-...!

Я решительно встал между коброй и главой клана, расставил лапы, и заорал на весь замок:

-ХВАТИТ!!!

Меня послушалась даже Флёр. Она замерла с двумя наведенными на кобру арбалетами, потом опустила их, и сделала шаг назад, - а кобра убрала клыки. Наверное, у меня был очень страшный вид.

-Значит так! Вы в моём замке, и это значит, что условия тут ставлю я! Ты, - я повернулся к кобре, и ткнул в неё пальцем, - не станешь кусаться, и будешь держать свой яд при себе. А ты, - тут я повернулся к Флёр, - не смей стрелять в моём доме!

Обе самки смотрели на меня с почти одинаковым выражением удивления и озадаченности на мордах.

-Хорош-ш-шо...

-Так и быть, - Флёр щёлкнула арбалетами, складывая их. - Но если она кого-нибудь прикончит, то я в этом виновата не буду!

-Я никого не собиралась убивать, лис-с-сица...

-А что ты, по-твоему, сделала?!

-Я всего лиш-ш-ш оглушила тебя, парализовала...

-Из-за тебя я чуть не задохнулась, тварь! -- Флёр снова начинала кричать, чем выводила меня из себя.

-Это не мои проблемы, ли-с-са...

-Да я тебе сейчас устрою проблемы, ты...

-СТОЯТЬ!!!

От моего крика с крыши замка вспорхнула и с испуганным писком улетела какая-то птичка. Я это услышал, потому что вокруг воцарилась полная тишина.

-Вы. Обе. Молчите, и по возможности не смотрите друг на друга! Мне не нужны тут два трупа!

-А кто говорил про два? -- Флёр погладила свой левый арбалет, хищно глядя на змею. Та демонстративно облизнулась.

-Потому что я убью вас, если не прекратите грызться! Так, всё! Я предлагаю разобраться с этим как можно скорее!

-Разобраться с чем? -- тут же встряла глава клана.

-С делом, которое тебя не касается!

-Меня тут всё касается, Ренар, так что попрошу не хамить!

Я молча отвернулся. Закрыл глаза. Раз. Два. Три. Четыре... вот, злость уже отпустила. На всякий случай я всё-таки досчитал до десяти, и только потом повернулся к лисе:

-Флёр. Пираты пришли затем, чтобы сделать мне какое-то предложение. Они пришли ко мне. Пойми это.

-Уж пос-с-старайс-с-ся...

Злобно рыкнув, лисица резко развернулась на каблуках, и направилась наверх, гневно дёргая хвостом. Ну хоть наконец мы сможем спокойно поговорить...

-Я слушаю.

-Я не могу рас-с-сказать это при пос-с-сторонних...

-Хелин, попрошу. Похоже, это действительно касается только меня. К тому же, - я незаметно подмигнул ей, - ты и так всё можешь, да?

Волшебница легонько кивнула, и с лёгким хлопком испарилась. Арен ушел следом за Флёр, не задавая лишних вопросов.

Змея недовольно посмотрела на Эмерлину.

-Она остаётся. Всё равно всё, что ты мне расскажешь, она тоже узнает. Я доверяю ей как себе.

Кобра пару раз моргнула, и распахнула плащ.

-Мы приш-ш-шли за помощ-щ-щью, великий.

-В каком плане?

-Ты величайш-ш-ший вор, лис... нам больше не к кому обратиться.

-Рассказывай суть дела, кобра.

-Меня зовут Шанди, - наконец представилась она, после чего извлекла из кармана плаща карту, и начала свой рассказ:

-В этом году правительс-ство одного из крупнейш-ш-ших королевств решило с-с-сменить свою столицу. Из Халиса они перемещ-щ-щаются в Феланокс. Переезд займет много времени, и он уже начался. Перевозят вс-с-севозможное барахло -- документы, архивы, летописи. В Феланоксе для всего этого с-с-строят огромный склад, но не с-с-суть важно. Мы, пираты, наблюдали за этим с самого начала, зная, что нам понадобится твоя помощ-щ-щь. И этот день приш-ш-шел.

-Что произошло? -- я немного заволновался из-за грандиозности событий, о которых рассказывала пиратка.

-Нам доложили, что в Феланокс-с-се наконец заверш-ш-шено строительство нового здания казначейства с-с-с гигантским хранилищем. Уже очень скоро его начнут набивать золотом вс-с-сего Халиса. Этого там не просто много, а необычайно много...

-И что?

-Всё золото будут перевозить в один заход -- для этого пос-с-строили с-с-специальный корабль огромного размера. Охраняться он будет как последняя жизнь на земле, так что он почти неприс-с-ступен. Взять его на абордаж невозможно, потому что он слишком огромен для наших с-с-судов.

-Это плохо...

-Поэтому я прошу тебя помочь нам.

Змея склонила мордочку, тихонько добавив:

-Мы отдадим тебе четверть...

-То есть вы хотите...

Шанди решительно подняла морду, и сказала:

-У тебя ес-с-сть возможнос-сть ограбить целое королевство, лис-с-с...


Ошейник для Лисицы 2. Глава шестая. Слово пирата.


Моё сердце стучало с удвоенной силой уже второй час. Ровно два часа прошло с момента объявления мне этой новости...

Такой шанс! Шанс, который выпадает единственный раз в жизни, шанс, который просто нельзя упускать! Вся казна огромного государства в одном месте, в одно время, и главное - её действительно можно украсть! Золото...

Такого количества золота я точно в жизни не видел - и уж тем более не крал. И сейчас я могу это сделать! Могу...

Могу. Но вот как?

Над этим я уже начал думать, хотя понимал, что рано, пока еще слишком рано...

Я ничего не знал, ничего ещё не видел... но мой мозг уже обрабатывал планы совершения самого грандиозного ограбления в истории...

Но принять решение было непросто. Я мог отказаться, но из-за чего? Риск? Конечно, он есть, но без него никуда, даже если воруешь груши на рынке...

Меня могут убить? Ну, это еще надо суметь сделать, а вот если поймают - проблем не избежать. Хорошо, что это было другое государство - значит, я могу укрываться у себя на родине. Тут уж не выдадут. Вот только как бы войну не развязать...


Запершись у себя в спальне, я очень-очень долго думал надо всем этим. Что делала в это время Шанди, я не знал - с моего разрешения она осталась в замке. Изложив цель своей миссии, змея немного расслабилась, и даже почти перестала шипеть. Но я всё равно не решался выйти к ней, и объявить своё решение. Он было слишком тяжёлым для меня...

И для других. Самое главное - для Эмерлины. Конечно, я мог бы взять её с собой, но как она сама к этому отнесется? Желание посоветоваться с ней противоречило моему осознанию того, что я хорошо её знаю. А если я её знаю, значит, могу решить и за неё. Но боязнь разочаровать её было сильнее моей самоуверенности.

В дверь постучали. Это она. Время было уже довольно позднее, часов одиннадцать вечера.

-Ренар? Ты здесь? - раздался приглушённый голос жены.

Я встал с кровати, и отпер дверь. Эмерлина была очень напугана, и сразу бросилась обнимать меня.

-Ренар, почему ты ушёл? Я так испугалась... я боялась, что ты сразу же бросился на эту кражу...

-Всё в порядке, любимая... мне ведь нужно подумать, прежде чем идти на такое...

-Любимый... - она обняла меня еще крепче.

-Спокойно, Эм... - я ласково погладил по голове, - ещё не всё решено...

-Но что? Что ты ещё не можешь решить? Скажи, и я тебе помогу!

-Единственное, чего я не могу решить - нужно мне это или нет. Ехать - или нет...

-Извини, муженёк, но это только твоё решение. - Она посмотрела мне в глаза, и взлохматила короткие волосы на голове. - Ты же мой разбойник! Великий, величайший разбойник... и я так люблю тебя!

-Я тоже люблю тебя... - улыбнулся я, и погладил её в ответ. - За это ты меня и обожаешь! - повторил я свою любимую фразу.

Лисица рассмеялась, и схватила меня за живот. Кружась по спальне, она подвела меня к самому окну, и усевшись на подоконник, посмотрела вниз, а потом на луну, которая сегодня была особенной яркой и большой.

-Решай, муженёк, - она болтала лапками под окном, и задорно смотрела на меня, - я же знаю, что ты любишь приключения. Это твой шанс.

-Вот именно что шанс... а заодно ещё и огромный риск...

Эмерлина снова звонко рассмеялась:

-Риск? Лис, я не узнаю тебя! Неужели тебя это когда-то останавливало?

-Но я так боюсь потерять тебя...

-Что? Да не глупи, Ренар. Со мной ничего не случится, - я смогу сама за себя постоять.

-А как же чёрная метка? - напомнил я.

Эмерлина передёрнула плечами, словно ощутив порыв холодного ветра.

-Ничего... Шанди сказала, что за прошедшие два месяца никто из капитанов не посылал чёрной метки. И никто не терял. А значит... - она достала из кармашка маленькую чёрную монетку, - она фальшивая. А вот кто это послал и зачем...

-Будешь выяснять?

-Да. Но вот как...

надо будет прижать Шанди. Змея главная среди пиратов, и значит, всех их знает. Кстати, она с Флёр дружится...

-Хоть одна хорошая новость за сегодня? - спросил я, немного сомневаясь в правдивости таких слов.

-Ага. Хорошая, хорошая... но что ты решил?

-Ох, Эмерлина... выбор очень нелегкий, и я...

Тут моя жена встала, обняла меня за плечи, и поцеловала в нос.

-Решайся! - коротко посоветовала она.

-Что? - переспросил я, не веря, что она говорит это мне.

-Да. Ренар, я говорю тебе - решайся. Ты же хочешь этого!

-Хочу. Но каковы последствия...

-Великий вор не должен думать не о последствиях, - усмехнулась лисица, - а о своей выгоде в этом деле. И о своей славе.

-Славе?

-Ренар, только представь, - Эмерлина уселась ко мне на колени, - какую красивую легенду о тебе сложат!

-Да про меня и так уже куча легенд имеется...

-Ну, как хочешь, - улыбнулась лиса, и снова чмокнула меня в нос, - но, между прочим, я выходила за великого вора...

-А сейчас я, значит, не совсем великий?

-Совсем не великий. Великий сразу бы взялся за это дело.

-Эмерлина, чего ты добиваешься? - я улыбнулся ей в ответ.

-Добиваюсь? Ренар. Я хочу, что бы ты был счастлив.

-Но я вполне счастлив с тобой, Эм...

-Перестань быть трухлей. Взбодрись, муженёк!

Я закрыл глаза, чувствуя на своих коленях приятную тяжесть любимой лисы. Она права. Мне надо это сделать. А что бы доказать ей это, я ловко бросил её на мягкую кровать, нежно рыкнул, и сам бросился на неё. В порыве страсти я нечаянно разорвал что-то из белья, но мы с ней не обратили на это внимания...


Иногда, просыпаясь утром, чувствуешь, что воздух какой-то необыкновенно тёплый. А когда открываешь глаза, то понимаешь, что ты просто уткнулся носом в шею своей жены, и дышишь сквозь её шерстку. Воздух нагревается, шерстинки щекочут ноздри...

Я озабоченно потрогал нос - за ночь такого сна он стал тёплым и сухим. Ой, это не хорошо, он обычно не такой...

Я потряс мордой, разгоняя сон. Вот она, такая милая и прекрасная, лежит рядом с тобой, и спит. Спит как никто другой, потому что только я могу осознать, насколько лисица может быть дорога мне. А главное - она знает об этом, и разделяет со мной любовь.

Я не стал её будить, а просто вылез из-под одеяла, постарался как можно тише расчесаться, и вышел из спальни.

Клан спал. Мирная, спокойная жизнь дарует нам всем такую награду - спокойный и безмятежный сон. По моему замку на правах полного хозяина гулял ветер, периодически хлопая незапертыми дверьми и завывая в вырубленных в дереве длинных коридорах.

Я решил прогуляться, пока никто ещё не проснулся - уж слишком нечасто мне удается увидеть свой замок в таком умиротворённом состоянии. Да, я прожил в нём всю свою жизнь, изучил каждый его ход, знаю всего тайны, и можно даже сказать, подружился с ним. Не так давно я понял, что мой замок - это такой большой живой организм, а мы всего лишь паразиты, копошащиеся в его нутре. Даже моя жена, очень любящая растения, порой гладит кору древнего дерева, общается с ним, иногда даже что-то просит. Я держался куда проще - просто гулял по нему, иногда прося у него прощения. И сейчас у меня было за что извиниться: зайдя в главный зал, я прижал уши от холода. За ночь очень похолодало: подушечками лап я чувствовал росу на ковре. А ещё чувствовались мелкие осколки стекла; эвы хоть и убирались здесь довольно долго, но всё равно не смогли вытряхнуть из ковра все остатки когда-то шикарного витража.

Я немного побродил по большому залу, погладил огромный дубовый стол, за которым обычно проходили клановые совещания. Я знаю, - замок запоминает и хранит всё, что здесь когда-либо происходило: но вот как узнать у него так нужные мне вещи - я не знал. Да и даже если бы знал - воспользовался бы?

Снова в голову забрались сомнения по поводу предстоящего решения. Я решил обдумать два самых вероятных варианта исхода этого дела.

Меня поймают.

Это мне представлялось почему-то лучше всего. Сталь наручников холодит запястья, меня ведут к парапету, и там вешают...

Нет, будучи обвинённым в таком преступлении, я не смогу выкарабкаться никакими силами. Любой провал повлечёт за собой только смерть...

А если у меня все получится?

Вот тут моё воображение давало сбой, и я терялся в догадках. Ну что со мной может произойти после того, как я ограблю целое королевство?

Почему-то опять думалось о смерти, и представлялись ужасные картины всевозможных побоищ за всё это золото. Я ведь не смогу охранять его достаточно хорошо, - тут целая армия нужна.

А еще придётся отдать три четверти пиратам. Не жалко в принципе, но всё равно обидно. Ведь даже четверти мне хватит, чтобы купить половину родного королевства. Да и зачем мне столько золота, действительно? Реальная его польза была в авторитете и славе, которую я заработаю, если проверну это дело. О таком не мечтал никто, и скорее всего не мечтает.

Кроме меня.

Если я совершу это ограбление - моё имя надолго останется в истории. А это очень приятно, как ни крути. Но всё равно выбор был слишком сложным для меня...


Я долго бродил по своему замку. Утреннее солнце наконец прогрело влажный воздух, и день полностью вступил в свои права. Успел я побывать и в самой высокой башне замка. Дерево - это лишь основа для моего дома, а еще на нём имелось множество каменных надстроек. Конечно, до королевского замка мне никак не дотянуть, но то, что у меня есть этот дом, поднимало мой статус несколько выше, чем у обычного зверья.

Первой в зал пришла Флёр - одетая в лёгкую белую пижаму, и явно не выспавшаяся. Зевая, она начала готовить себе крепкий чай, делая вид, что не замечает меня. Пока чайник закипал, она достала буханку хлеба, и принялась откусывать прямо от неё.

-Как ночка, Флёр? - тихо спросил я, удивляясь домашнему наряду лисицы.

Глава клана что-то недовольно пробухтела, набивая пасть хлебным мякишем. Булка была совсем свежей - испекли только вчера.

-Утро-то, надеюсь, доброе? - я и не пытался её понять.

-Более-менее... - наконец прожевав, ответила Флёр. Она налила в свою кружку заварки и поставила передо мной мою любимую большую фарфоровую чашку.

-Спасибо, - поблагодарил я, пока она наливала кипяток.

-Ренар, ты веришь в шестое чувство? - вдруг спросила она, и уселась напротив, захватив с собой банку варенья из клубники, и плошку своей любимой сметаны. Флёр любила сметану не меньше чем своего Арена и стрельбу из арбалетов. Порой находил её с огромным горшком из-под сметаны в обнимку; вся морда вымазана белой жижей, а сама счастливая-счастливая...

-В интуицию? Да, верю.

-А ты веришь в ЧУЖУЮ интуицию? - спросила она, пристально взглянув мне в глаза.

-Тебя что-то беспокоит? - догадался я.

-Да. Ты не должен соглашаться.

-Почему это? Флёр, это мой шанс.

-Шанди... она что-то задумала. Не спрашивай меня, откуда я знаю, потому что я не знаю!

-Тише... Флёр, ты ведь знаешь, что мы можем распознавать правду и ложь, но я ничего не почувствовал!

-Я и не чувствовала, Ренар. Это совершенно другое ощущение... будто какой-то голос в голове приказывает мне.

-Так... а почему тебе, а не мне?

Лисица потупила взгляд.

-Возможно, я знаю что-то, чего не знаешь ты.

-Если это связанно со мной... то может быть мне тоже стоит это знать?

-Нет, - твёрдо ответила лиса, - этого тебе знать не стоит. Если придёт время - ты узнаешь это сам. А сейчас просто поверь мне.

-Флёр, я соглашусь, - твёрдо сказал я.

-Я прошу тебя...

-Нет, Флёр, я хочу сделать это, - я сложил лапы на груди, - и остаться в истории.

-Ты понимаешь, что можешь остаться в ней не в том положении?

-Значит такова моя судьба.

-Когда-то ты говорил мне, что судьбы нет, и мы сами выбираем свой путь.

-Это я и делаю, Флёр. Я иду наперекор.

Лисица медленно помешивала пальцем сметану, периодически погружая его в пасть. Мы смотрели друг на друга, завтракали. Молчали.

-Флёр, я честно...

-Нет, я тебя не уговариваю. Это твой выбор.

-Я действительно этого хочу.

-Я понимаю. Более того - я всегда готова помочь тебе, - она протянула мне лапу через стол, и я сжал её.

-Спасибо тебе.

-Да ничего. Однажды ты помог мне обрести жизнь, так что я в вечном долгу.

-Да перестань! - я тут же махнул лапой, не желая этого слышать.

Лисица рассмеялась и одним медленным движением слизнула остатки сметаны из плошки.

-Будь здоров Ренар. Будешь принимать решение - позови.

-Как получится...

Флёр ушла переодеваться, а в замке постепенно просыпалась жизнь. Появились поварята, стали разогревать печи в главной кухне - готовить завтрак командирам, и я поспешил убраться подальше от всей этой суеты.

На траве все ещё лежала роса, когда я вышел из замка, и направился к королевскому дому. Перед окончательным принятием решения очень хотелось посоветоваться с моим лучшим другом - Ареном, разумеется. Рассудительный, логичный лис всегда мог взвесить аргументы за и против, не полагаясь на какие-то чувства. Жаль только, что в этот момент он был на службе - я определил это по Флёр, сразу как увидел её на кухне. Если она была одна в такую рань - значит, ночью с ней никого не было.

Опять сырость. Я поплотнее натянул жилетку на плечи, попытался её застегнуть, но вспомнил, что она мне изначально мала. Пришлось просто обхватить себя за плечи.

Дойдя до рынка, который ещё не успел открыться, я нечаянно скользнул взглядом по большому курятнику, рядом с которым выгуливал несушек гордый цветастый петух.

Я старательно прошёл мимо, но искушение было слишком велико: с дебильной улыбкой и хихиканьем я подбежал к ограде курятника. Петух тут же перевёл всех куриц на другой край и загона.

-Не делай этого, - коротко велел мне голос над ухом.

-Что? - я уже почти занёс лапу, чтобы перелезть через забор, но чуть было не потерял равновесия. Передо мной стоял чёрный шакал. Тот самый, которому было что-то нужно от меня на рынке в тот день, когда Эмерлина принесла чёрную метку.

-Я сказал - не делай этого, - шакал явно не хотел повторяться.

-Ладно... - что-то в его странных фиолетовых глазах заставило меня подчиниться.

-Ты, кажется... - начал он, но слушать его дальше у меня не было никакого желания. Я оттолкнулся от ограды, и что есть силы рванул в сторону королевского замка.

Он остался на месте.

Пробежав наружное кольцо охраны, я быстро нашёл кабинет начальника стражи. Со времён Изенгрина он значительно изменился: теперь в нём стало куда уютнее и теплее, даже несмотря на голые каменные стены. Старый стол убрали - вместо него появился другой, побольше.

За этим столом и спал назначенный мною начальник стражи. Положив морду на скрещенные лапы, в кулаке одной из которых было зажато перо, лис тихо посапывал. Рядом с его носом лежали какие-то бумаги, на некоторых виднелась его роспись.

Присев на край стола, я тихонько вытащил перо, и пощекотал им кончик носа Арена. Лис тут же задёргал им, отфыркиваясь. Так прошло несколько минут, пока он не пробормотал, не просыпаясь:

-Флёр, перестань, я на службе... а хотя нет... иди сюда... плевал я на эту службу с высокой колокольни...

С этими словами он схватил кончик пера губами, и начал его посасывать. Я отобрал у него игрушку, пока не сгрыз всё перо.

-Флёр, ну куда же ты... - он снова потянулся за пером, а я дал ему лапой по ушам.

-Очнись, мечтатель! Это король с проверкой!

Лис тут же вскочил со своего места, оправил плащ, выпятил грудь и встал по стойке смирно. Он бессмысленно смотрел в пространство между дверью и столом, не двигаясь и ничего не говоря. Я пощёлкал пальцами у него перед глазами.

Ещё некоторое время Арен постоял, а потом так же молча сел, снова сложил лапы, и положил на них морду.

-Арен, ты чего?

-Изыди, - коротко велел лис.

-Бурная ночь?

-Знакомую свою забери.

-Какую ещё знакомую?

Арен на ощупь достал из ящика связку ключей и положил передо мной.

-Она мне семерых охранников покусала. Южный коридор, самый конец...

-Ты про кого, чёрт возьми?

-Да пиратка твоя! Шлялась ночью, народ пугала нехорошими звуками.

Я решил не допрашивать его с пристрастием о том, какие такие звуки издавала кобра, и за что загремела в тюрьму, а сразу отправился к ней.

Спустившись в тюрьму, я торопливо пробежал южный коридор, стараясь не смотреть на заключённых. Добежав до нужной решётки, я торопливо отпер камеру, и заглянул внутрь. Все заключённые, которые содержались здесь явно временно, жались по углам, а по середине разгуливала взад и вперёд коричневая кобра.

-А, Ренар... - она тут же направилась ко мне. - Я очень рада, что ты реш-ш-шил заглянуть...

-Пойдём. Я вижу, ты порядок навела.

-Да, приш-ш-шлось повозится. Но вс-с-сё равно, тут было не очень-то уютно...

-Пойдём, расскажешь мне, что и как...

Выйдя из замка, кобра глубоко вздохнула, и повернулась ко мне, явно собираясь начать свой рассказ, но я остановил её:

-Шанди, а ты можешь говорить без своего шипения? Очень долго получается.

-Ну, ес-с-сли ты так торопиш... - Змея толи сглотнула ком в горле, толи прикусила язык, - ся, то я постараюсь.

-Уж будь добра. Итак, я хочу знать, что меня ждёт.

-Тогда слушай.

Тебе предстоит украсть всю казну целого королевства. Золота там такое количество, что хватит наполнить твой замок. Для перемещения всего этого груза построили специальный корабль, единственный в мире. На данный момент это судно самое большое, существующее в нашем мире. По дороге к другому городу его будут конвоировать два военных фрегата, тоже, поверь, не маленьких. Главный корабль настолько огромен, что не может войти ни в один порт этого мира. Груз на него доставляется маленькими кораблём, который курсирует между ним и портом. Естественно, на сам корабль доступ строжайше запрещён. На то время, пока его загружают, на борту находятся всего-то десяток охранников и пара счетоводов. Но когда он отправится в путь, на него наймут серьезную стражу - мы ещё не знаем сколько. Цифра от пятидесяти до сотни, причём возможен вариант, что обратятся в ваш клан за эвами.

-Против своих не пойду, - перебил я змею, - если там будут наши воины, я не соглашусь!

-Ну, думаю, всё устроится. В любом случае, провернув это дело, ты получишь гораздо большее вознаграждение, чем твои соклановцы.

-Какие ещё условия?

-Любая магия на кораблях невозможна. Над этим поработали лучшие маги, так что можешь не волноваться. Алхимия... пока ещё не понятно. Известно только, что капитан и его ближайшее окружение будет пить зелье отрицания.

-Это на них ничего не действует, что ли?

-Да. Так что даже усыпить их ты не сможешь.

-Это плохо...

-Остальное ты узнаешь на месте, - закончила змея и зашипела.

-Я ещё не давал согласия.

-Ты его даш-ш-ш...

-Ты что, не можешь без своего шипения?

-Могу, но это нес-с-сколько тяжело.

-Пойдём в замок. Я подумаю по дороге.

Змея замолчала и улыбнулась, глядя на меня. Она была несколько выше меня, и взгляд её получился необычайно унизительным.

Пока мы шли в замок, я успел обдумать несколько десятков планов действий с разными идеями: от той, когда можно было бы выбрасывать золото на ходу, до взрыва днища корабля. Но одно было несомненным: надо было угнать фрегат целиком. А уж как оттуда вытаскивать золото - дело десятое.

Наконец мы вошли на территорию клана, под пристальными взорами охраны прошли до замка, и войдя в него, уселись за стол в главном зале. Я сложил лапы вместе, и упёрся в них лбом.

Кто-то легонько погладил меня по плечу - по правую лапу от меня села Флёр. Слева присела Эмерлина, и взяла мою ладонь.

Сбросив плащ, Шанди умостилась напротив меня, и принялась буравить меня пристальным взглядом.

Я молчал уже несколько минут, пока не зная, что говорить...

Вдруг дверь замка распахнулась, и вошли двое лис с арбалетами, конвоируя высокую стройную кошку.

-Госпожа Флёр, мы не хотели пропускать её! Но она настояла!

-Мисс Шанди! - тут же сказала гепардиха. - Я прибыла, как вы и приказывали!

-Кэсс! - кобра развернулась в её направлении, - ты очень вовремя!

Двое охранников переглянулись, отступая назад, и Флёр махнула лапой, отпуская их. Лисы убрали оружие, и торопливо вышли, а грациозная пятнистая кошка подбежала к змее.

-Шанди, они меня не хотели пускать, но я прорвалась, как вы велели.

-Правильно делали, что не пропускали, это их работа, - пробурчала Флёр.

-Вашим охранничкам меня не догнать. Я поддалась только потому, что надо было остановиться, - нагло заявила кошка.

-В следующий раз позовём эвов и летунов, - пообещала Флёр.

-Я решил.

Беседа тут же прервалась, и все взгляды сразу же устремились на меня. Я закрыл глаза и глубоко вздохнул.

-Решение такое. Я согласен на все условия. Я сделаю это. И сделаю это один. Мне понадобится помощь, но вместе со мной никто никуда не пойдёт. Я сам угоню корабль!

Я перевёл дух, осмысливая сказанное. Теперь всё.

Шанди кивнула гепарде, и та рванула с места, неся донесение на корабль. Эмерлина сжала мою лапу и улыбнулась. А Флёр, несмотря на все свои предчувствия, одобрительно качнула головой.

-Не с-с-стоит откладывать. Выезжаем сегодня же!

-Да. Пусть будет так.


На дворе уже был вечер. В походной экипировке, с огромным рюкзаком за спиной, в который с трудом уместилось всё нужное воровское снаряжение, я стоял за дверьми своего замка.

-Я, как начальник стражи, это не одобряю... - тихо сказал лис в белом плаще.

-Арен, я же не твоё королевство граблю. Так что будь спокоен - та казна, которую охраняешь ты, никуда не денется.

-Мне же потом тебя покрывать. Рано или поздно ведь все равно узнают же. Если тамошний начальник попросит начать на тебя охоту - я не смогу ему отказать.

-Откажешь, Арен. Мы же друзья, - я крепко пожал его лапу.

-Да конечно же! - тут же сказал он, - словно я не лис! Могу притвориться, что тебя вообще нет!

-Вот видишь? Всё не так уж и плохо.

-Ренар, что бы не случилось - будь осторожен, - начала Флёр. - Как это не странно, ты очень дорог мне.

-Я всё понимаю, Флёр. Я обязательно вернусь.

Стоявшая рядом с ними Эмерлина подошла ко мне, и крепко обняла.

- Хоть я сама хотела этого, но все равно буду скучать. Возвращайся скорее.

-Пара недель, милая.

-Корабль отходит только через месяц... - напомнила кобра.

-Ох... ну что ж, тогда я подожду.

-Не спеш-ш-шите прощаться... Эмерлина?

-Что, Шанди?

-Я слыш-ш-шала, что ты была пираткой... боцманом, если не ош-ш-шибаюсь?

-Да, есть такое.

-Я потеряла капитана на одном из кораблей... и пока не наш-ш-шла ему замену.

У моей жены загорелись глаза, и она с вожделением посмотрела на кобру.

-Не может быть! - она взвизгнула от счастья. - Неужели ты предлагаешь мне...

-Да. Если ты соглас-с-сна, и никто не против... - тут она посмотрела на меня, - то ты можешь стать капитаном "Посыльного... "

-Чего?

-Название корабля - "Посыльный С-с-смерти"... Так ты согласна?

Она коротко глянула на меня, и я тут же кивнул - Эмерлина будет со мной!

-Конечно! Только... можно мне десять минут? Я ведь тоже должна собраться! - и она умчалась в замок.

-Здорово... Эмерлина будет со мной, - я посмотрел на влюбленную пару.

-Ренар, я бы тоже с удовольствием, но на мне клан...

-А на мне королевская стража.

-Но я могу посылать к тебе летунов, - пообещала Флёр, - будут нам рассказывать.

-Да, и если что - зови через них. Уж мы-то найдём быстрый способ до тебя добраться!

-Да, я понимаю. Если понадобится помощь - вы об этом узнаете, обещаю.

Тут на пороге появилась Эмерлина - и сердце буквально забилось на кончике хвоста. Такой в последний раз я видел её, когда был скованный в клетке. Тогда она вытащила заколку из своих волос, и бросила ее мне...

Помимо плети, Эмерлина нашла свою старую саблю - острую как бритва, и очень страшную на вид. Самое удивительное, что как большинство пиратов, Эмерлина умела носить такое оружие без ножен, просто затыкая за пояс. Одежды на ней так же прибавилось: помимо уже упомянутого пояса, на её лапках были надеты невысокие сапоги, такие же скромные перчатки без пальцев, и чёрная повязка на голову. Лиса снова стянула волосы в хвост на затылке, и коварно улыбалась.

-Ого! - змея была приятно поражена новым прикидом моей жены, - Давно пора так.

-Ты ещё не знаешь, на что я способна, кобра. Веди.

Я распрощался со всеми и поспешил за коброй к клановому порту. Увидев нас, пираты загудели, и засуетились, собираясь в поход. Удивительно - за короткое время они смогли поднять затонувший корабль, залатали все дырки, и привели в рабочее состояние.

-Как они это сделали? - спросил я у Эмерлины, показывая на корабль. Я точно видел, как вчера эв лис разнёс её своим молотом!

-У пиратов свои секреты... - таинственно протянула Эмерлина, - они и не на такое способны, поверь.

-Не смею сомневаться...

У причала стояли два корабля - оба со спущенными трапами. Один из них и был "Посыльный Смерти" - большая белая надпись украшала чёрный корпус фрегата. Эмерлина восхищённо вздохнула.

-Ваш новый капитан, парни! - змея показала на мою жену. Команда пиратов тут же обратила на неё самое пристальное внимание.

-Какая-то она слишком чистая для пирата! - крикнул беззубый волк, сжимая в пасти дымящуюся трубку.

-Надо будет - не постесняюсь и в океанском иле поваляться! - парировала моя жена, и пираты тут же одобрительно загоготали, принимая своего нового капитана.

-Эм... - я что-то не понял юмора. - Океанский ил - это что... очень плохо?

-При случае покажу, - пообещала лиса, и смело забежала на корабль. Змея направилась на другой, а я поспешил за своей женой.

Эмерлина встала у штурвала, и уверенно взялась за одну его рукоять.

-Ну, вы! - довольно грубо крикнула она команде, - Я плавала с восьми лет от роду, и была боцманом "Морского ежа"! И я знаю, что такое настоящее плавание! Так что для того, чтобы заработать уважение в моих глазах, вам придётся доказать, что вы, чёрт вас дери, не какие-то там жалкие сухопутные крысы! Свистать всех наверх! Отчаливаем!

Команда тут же бросилась врассыпную. Все они знали свои обязанности, и не нуждались в указаниях - явно профессионалы.

Я осторожно поднялся к Эмерлине.

-Что, мусор береговой, испугался?

-Извините, капитан... - я уже начал отступать обратно, но она схватила меня за лапу, прижимая к себе.

-Будешь драить палубу до зеркального блеска своим хвостом, а я буду любоваться твоим трудом...

-Но Эмерлина... я не умею!

-Команда тебя научит! - Она звонко расхохоталась и побежала на нос корабля. Пять кораблей уже тронулись с места.

-Поднять паруса! - скомандовала моя жена, и приказ был немедленно выполнен. "Посыльный Смерти" тронулся в путь вслед за остальными.

А я тихо бросил рюкзак со своими воровскими причиндалами на палубу, и незаметно подкрался к лисе. Присев у её хвоста, я резко схватил её за талию, обнимая своё самое любимое существо на свете.

Ведь я так люблю свою пиратку!


Ошейник для Лисицы 2. Глава седьмая. Особый груз.


Две недели на корабле. Пиратском. Вместе с любимой женой и парой десятков незнакомых зверей-вандалов, которые только и делают, что рычат и грызутся. А ещё дико воняют. Шерсть, пропитанная солёной водой и многомесячной, а порой и многолетней грязью, жизнь в условиях ужасной грязи - всё это всё делает их крайне неприятными собеседниками. С ними просто невозможно находится рядом - от такой вони глаза начинают слезиться...

Одно преимущество - за меня тут главный, а точнее главная. Все пираты получили недвусмысленный приказ от Шанди, подтвержденный Эмерлиной - со мной обращаться как с королём, во всём помогать, любые просьбы и приказы выполнять, - а раз клиент брезгует плохими запахами, то близко не подходить. Вот и сторонилась меня вся команда "Посланника Смерти", как обычно сторонятся раздражённого охранника в крайне плохом настроении.

А тем временем настроение мое было самым что ни на есть отличным. Сняв жилетку, и нежась под лучами жаркого солнца, я потягивал странный, совсем не крепкий коктейль, сделанный мне кем-то из команды. Для такого случая на корабле для меня даже нашли соломинку; точнее сделали её из какой-то тростинки. Мне очень хотелось узнать как, и из чего её сделали, но меня сразу предупредили, что знание это ничего хорошего не даст...

-Ну, чего ещё пожелает мой главный воришка? - покачивая крепкими, обтянутыми кожей бёдрами, ко мне подошла Эмерлина, и присела на мою кушетку, что стояла на корме пиратского корабля рядом со штурвалом. Но, втянув воздух, я тут же поморщился:

-Эмерлина! Фу! Фу фу фу!! С каких это пор ты позволяешь себе пахнуть так... так... да я даже слов не могу найти как! Ужас! - я поспешил зажать ноздри пальцами.

-Слушай, китовый кал, капитан должен вонять так же, как и его команда!

-ЭМЕРЛИНА!!! - возмущённо завопил я на всю палубу. Эти её морские оскорбления для любого не-пирата меня достали хуже варёной редьки, которую так хорошо умеет готовить здешний кок. - Мы же договорились!!

Лисица рассмеялась.

-Ой, да перестань. Ну вырвалось, ведь ты же и правда крыса сухопутная!

-Перестань, Эм! Я, между прочим, люблю тебя! Но я же не называю тебя морской сукой, только потому что ты только и делаешь, что плаваешь?!

-Я не ходила в море как пират больше двадцати лет, Ренар.

-И неплохо себя чувствовала!

-Откуда ты знаешь? - настроение моей жены начало постепенно понижаться, а улыбка медленно, но неотвратимо сползала с её очаровательной мордашки.

-Ну... - мне стало очень неловко, - я же тебя знаю. Ты моя жена, мать моих детей, и я люблю тебя больше жизни, Эм.

-А как ты думаешь, что я люблю больше всего в жизни?

-Меня?

-Эх ты, эгоистичный мой! Развалился тут, пока все на тебя работают!

-Эмерлина, мне ведь надо придумать план, как спереть из-под носа сотен охранников самый большой корабль в мире!

-Ну и что? Думаешь, у тебя не получится?

-Ещё как получится, - но только если мне не будут мешать отдыхать!

-Ах отдыхать... ах отдыхать, ленивый ты засранец!

-Эм! Я же просил тебя...

-Мужики! А ну вяжите этого мелкого, пускай пройдётся по доске!

-Что?! Эм, ты что, с ума сошла?!

Но было уже поздно: двое ужасных, грязных, местами облезлых волков уже поднимались на капитанский мостик, держа в лапах мотки толстых верёвок.

-Эмерлина, лучше отзови их, если ты не хочешь чтобы Шанди понаделала в тебе кучу лишних дырок!

-Вяжите его, - коротко приказала лисица, и два матроса бросились на меня, придавив своим немалым весом к сырым доскам палубы. Я сжал зубы от натуги - грудь опасно сжалась, и что-то хрустнуло внутри. Я заколотил лапой по полу.

-Отпустите! Я сдаюсь! Эмерлина! Прости! Я сдаюсь!

-Ренар, а ты ходил по доске? - капитанша, а по совместительству еще и моя жена, присела на одно колено, и легонько потрепала мои уши. Я опасливо прижал их к голове.

-Эм! Любимая! Лучше я позволю называть себя китовым калом, чем соглашусь на это добровольно!

-О, поверь, это просто незабываемые ощущения! После этого можно смело называть тебя пиратом!

-Капитан, он что, хочет им стать? - спросил один из волков.

-Никогда в жизни! Я честный, почти законопослушный вор!

Этой своей фразой я вызвал бурное веселье своих конвоиров и Эмерлины. Вдоволь насмеявшись, они всё-таки подняли меня с грязных досок. Я стыдливо осмотрел свою белую шерсть, которая шла полосой от подбородка до паха: теперь весь верхний её слой покрылся тонким слоем липкой грязи...

-Эм? Меня всё ещё держат! - двое волков не переставали заламывать мне лапы за спину.

-Правильно делают. Вяжите его, ребята, да покрепче! Этот прохвост умеет выбираться из любых пут.

Она взяла меня за грязный подбородок, и немножко потрясла мою голову. Я не нашёл ничего лучше, чем оскалится ей в ответ. Меня продолжали скручивать, причём с такой силой, что у меня кости трещали. Наконец я уже не мог даже шевельнуть верхними лапами.

-Выдвинуть доску! - скомандовала моя жена.

Откуда-то притащили длинную доску, и закрепили её, выдвинув один конец далеко за борт

Меня подвели к ней, и затолкали на выступ. Тут Эмерлина достала свою саблю, и ткнула её кончиком мне в спину:

-Ну, крыса береговая, покажи, на что ты способен!

Связанные лапы мешали мне сохранять равновесие. Пытаясь отодвинуться от причиняющего боль острия сабли, которой тыкала мне в спину моя самая любимая на свете лисица, я невольно начал отходить дальше за борт. И так неустойчивая доска тут же стала раскачиваться.

-Ну! - я получил ещё тычок, куда более чувствительный, - покажи, на что ты способен!

-Да, покажи!

-Давай!

-Береговая крыса!

-Не будь слюнтяем!

-Да что я вам должен показать, чёрт вас возьми?! - закричал я, идя дальше по доске. Лапы я уже понемногу начал освобождать - для этого пришлось специально вывихнуть плечевой сустав. Боли почти не было - некоторые суставы в моём теле были специально разработаны долгими годами тренировок. Хотя какие там тренировки, - я с рождения боли в этих местах не чувствовал.

-Пошёл, ты, облезлый прохвост! - сабле Эмерлины уже не хватало длины, чтобы ещё раз уколоть меня.

-Да хватит уже! Эмерлина, это уже не смешно!

Между тем команда считала явно наоборот. Все, кто был на корабле, сбежались посмотреть на то, как меня гоняют по доске.

Удерживать равновесие больше не было возможности, и я начал размахивать ногами, пытаясь хотя бы не упасть. Хорошо еще, что в воде не было заметно акул, или ещё кого. Но между тем я, незаметно для себя, продолжал идти дальше, к концу доски, понимая, что опора под лапами уже слишком сильно раскачивается. Когда она в очередной раз пошла вниз - я не смог вовремя вырвать лапы из пут, и через мгновение полетел вверх тормашками в море.

-Ах! Ренар! - взвизгнула Эмерлина, и побежала за канатом, но было уже поздно. Меня там уже не было...


Я наконец-то сумел освободиться от надоевших верёвок, хотя чуть было не выскользнул из лап летучего лиса.

Мирумас подхватил меня чуть поудобнее.

-Да, ты был хорош! - сказал он мне. Скорость была не слишком высокой, поэтому мы могли спокойно разговаривать.

-А ты как всегда вовремя! Проси что хочешь, ведь ты не дал мне намокнуть!

-Когда вернёшься - угостишь парочкой кружечек эля, а потом посмотрим.

-Ха, Мирумас! Надеюсь, что когда я вернусь, я смогу купить тебе целый паб со всеми официантками в придачу!

-О! Ну тогда позови меня, когда будешь выбирать - в качестве официанток я должен убедиться лично.

Летун сделал широкий круг, и опустил меня на другой стороне палубы. Вся команда тем временем перевесилась через борт, высматривая меня в морских пучинах, а я подкрался сзади к Эмерлине.

-Чёрт возьми! Где он?! Куда пропал мой муж?!

Тут я решил сам подшутит над ней. Я махнул лапой Мирумасу, чтобы он спрятался, а сам выхватил у лисицы саблю, оттащил Эмерлину назад, и приставил лезвие к её горлу.

-Ха-ха! Смотрите, я захватил вашего капитана! А? - я приподнял лезвие, будто показывая серьёзность намерений. На самом деле я не дал бы и шерстинке упасть с её тела.

Но пираты шутки не поняли. Они сразу же обнажили оружие.

-Отставить, парни! - весело крикнула лиса. - Этому похитителю я охотно сдамся...

Я поцеловал её ушко и отпустил. Недовольно ворча, команда разошлась по своим делам, а мы вернулись на капитанский мостик. Теперь я уже не обращал внимания на запах - принюхался.

-Ну, рассказывай, как тебе это удалось. У тебя же не было ни одного инструмента!

-Настоящему профессионалу не нужны инструменты, милая. - Сзади нас на мостик мягко приземлился лис. - Достаточно иметь хороших друзей...

-Мирумас! - жена кинулась обнимать летуна, и тот, естественно, ответил взаимностью. - Ты прилетел!

-Конечно прилетел, Эм. Мы к вам каждые три дня будем прилетать - так Флёр велела. У вас как дела-то?

-Ну, ты и сам видишь!

-Честно говоря, Эм, я только чувствую... и очень хорошо...

-Заткни свою пасть! Я одного тут уже приучила к пиратским запахам!

-Так вооот что это было... - протянул лис и засмеялся.

Он пробыл у нас день, рассказывая, что происходит в клане, как дела у Флёр и Арена, о здоровье наших детей. Лис был прекрасным собеседником - я уверен, что он мог бы рассказать ещё больше, если бы не его обещание вернуться домой к вечеру - прилетели близняшки, и ему хочется провести ночь с Ритой.

Мы пожелали ему удачи в определении своей жены, и отпустили его с уймой свежих впечатлений о нашем путешествии.

А вечером, когда солнце уже садилось за горизонт, с соседних кораблей просигналили о смене курса.

Моя жена как раз наблюдала за семафорщиком через подзорную трубу. Эта удивительная штука досталась её по наследству от предыдущего капитана; она имела пять складывающихся колен, увеличивала в несколько крат, и по слухам была самой длинной во всей флотилии, в составе которой мы следовали в Халис.

-Странно... похоже, мы должны зайти в город...

-В город? Зачем? - я постарался не подать виду что удивлён, хотя думал, что подкрался к ней достаточно тихо.

-Понятия не имею. Заходим только мы, и корабль Шанди. Остальные остаются на рейде.

Вечером того же дня два пиратских судна вошли в порт странного города. Как объяснила мне Эмерлина, этот город принадлежал пиратам, и здесь можно было переночевать, пополнить запасы воды и пищи. Мы быстро спустили на воду пару шлюпок, погрузились в них, и поплыли по маленькой, заросшей ряской речушке. По берегам виднелись обветшалые строения из старого, пропитанного морской сыростью дерева. Всё кругом было чёрным и угрюмым - наверно даже днём здесь было не очень светло. Все звери ходили при оружии, но четыре чёрные лодки не особо выделялись среди такого окружения. Только я откровенно чувствовал себя не в своей тарелке; чистый, ухоженный, и вообще довольно известный феодал с длиннющей фамилией среди грязных и крайне неприятно пахнущих пиратов...

Глядя на меня, сидящий на вёслах волк презрительно сплюнул. Желая хоть как-то разрядить обстановку, я предложил ему смениться на вёслах.

-Сиди и не рыпайся, хиляк. Ты и двух метров не протянешь, - низко прорычал тот.

-Моё дело предложить, - я пожал плечами, - а твоё дело отказаться. По крайней мере, я работаю мозгами.

-Не смей мне указывать, щенок! - внезапно вызверился на меня волк, занося весло для удара. Я попытался отклониться, но, не спрыгнув в речку это было бы невозможно! Тяжёлое весло уже летело к моей голове, как вдруг лодка покачнулась, и кто-то всадил в спину пирату саблю. Его лапы бессильно повисли, тяжёлое весло грохнулось о борт лодки...

А потом он рухнул в реку. Чёрная как смола вода тут же превратилась в чёрно-красную, и в ней замельтешили какие-то мелкие рыбки.

Шанди хладнокровно вернула саблю за пояс. Ошеломленный ее поступком, я смотрел на нее безумными глазами.

-С-с-советую вам не повторять ош-ш-шибки боцмана. - прошипела она, обводя остальных пиратов взглядом своих холодных глаз. - Любого, кто пос-с-смеет угрожать лис-с-су, постигнет его учас-с-сть...

На место волка с соседней лодки перепрыгнул другой пират, и поспешно взялся за весла. На меня теперь смотрели с настоящей неприязнью, поэтому я поскорее отвернулся от них, и сел рядом с Эмерлиной на носу шлюпки. Кобра осталась с нами.

-Мы приближаемс-с-ся к наш-ш-шему заказу...

-Заказу?

Змея не ответила. Вместо этого она показала лапой направление. В месте, где река сильно сужалась, на приколе стоял большой, красивый королевский фрегат. Эмерлина от его зрелища пришла в полный восторг.

-Вот так да! Вам что, удалось украсть целый фрегат, не повредив его?

-Да, мы долго над этим работали. Он здес-с-сь с-с-специально для нас-с...

-А тогда зачем мы плыли на шлюпках?

-Двум кораблям здес-с-сь не развернуться...

-Я так понимаю, он теперь мой? - спросила лисица, оглядывая корпус фрегата.

-Точно. Ты, Ренар, я и несколько избранных членов команды на нём пойдут до Халина.

-Чтобы нас хотя бы в порт впустили?

-Именно! Как ты понимаеш-ш-шь, там с-с-сейчас бес-с-спрецендентные меры безопас-с-сности...

-Его должны пропустить... если только не опознают угнанный корабль!

-Нет, всё предусмотрено - его уже переименовали.

-Переименовывать корабль - плохая примета... - тихо сказала моя жена, будто невзначай прижавшись ко мне.

-Я не верю. Особенно в приметы.



Тем временем в Клане лис Полной луны...


Флёр.

-Лови его! Лови, лови, лови! - кричала я что есть сил, уже задыхаясь от бега. В боку уже начинало покалывать, хоть и не сильно, а он всё никак не желал угомониться.

Ловко подрезав двоих лис-стражников, которые чуть не грохнулись друг на друга, Арен метнулся к лесу. Этого мы и боялось - и эвы сразу же бросились ему на перерез. Но Арен, даже с одичавшими мозгами сохранял инстинкты самосохранения. Поэтому его снова начали загонять к замку.

-Да поймайте же его! Эвы! - крикнула я двум остолопам, стоявшим совершенно безучастно.

-Ну чё мы-то сразу? Мы его и прибить можем ненароком... - пробасил один из них, почесав в затылке.

-Да хотя бы припугните его!

-А, это мы сколько угодно! - гиганты сразу побросали своё оружие и сами встали на четыре лапы, бросившись за моим мужем вдогонку.

-Только сами такими не станьте! - прокричала я им, останавливаясь. Эв лишь рявкнул мне что-то невразумительное.

Я упёрла лапы в колени, с трудом переводя дыхание. Столько бегать за одичавшим лисом - это было выше моих сил. Да тем более с такой скоростью, и так долго!

А всё началось с того, что Арен снова захотел попрактиковаться в поимке куриц, пока Ренар этого не видит. Но на сей раз не было загона, не было толпы зверей, чтобы остановить его; он просто купил себе курицу на рынке. Вернулся в замок, радостный такой, показал мне связанную курицу, и говорит, мол, вот жена, сейчас практиковаться буду.

Да чтобы я ещё раз разрешила ему что-то подобное! На поводке его буду держать, а то носиться за ним по всему клану слишком накладно. Да и панику он нехилую развёл; эвы даже умудрились снести дом, пока гонялись за ним. Кто-то его попросту прободал насквозь, застав семейную пару в не самый подходящий момент...

Тем временем Арен продолжал удирать от эвов, которые с громким рыком и лаем гоняли его по опушке леса. Лис ужа начинал уставать, а для охотников это было не больше, чем легкая разминка.

В этот момент лис схитрил, и ловко обведя преследователей, дёрнул к лесу, к природе. Я даже отдышаться не успела!

-А ну стоять, хренов муж! - я устало побежала за ним, - Ну давайте уже, ё...!

-Да он сейчас измотается, пока его эвы гоняют... - успокоил мне кто-то из командиров.

-Да, силы не вечны, - последовало философское дополнение.

-Идите все лесом... - махнув на них лапой, побежала за Ареном сама.

Ворвавшись в неглубокую чащу, я, спотыкаясь, побежала по следам лиса. Недаром я раньше была старшим следопытом, да к тому же такие следы мог найти даже младенец: эвы на ходу выворачивали молодые деревья, не говоря о мелких сучьях. По дороге я перепрыгнула пару мелких ручейков, что-то сбила, чуть не упала в муравейник. И только пробежав пару сотен шагов сквозь бурелом, устроенный эвами, я застала троицу рыжих на берегу речки-вонючки. Один просто прижимал его своей исполинской лапой, другой подшучивал над своим собратом. Арен дрыгал лапами и огрызался на лисов, тщетно пытаясь вырваться.

Добежав до них, я махнула эву, чтобы отпустил мужа, и как только он убрал лапу, сразу села на пленного сама.

-Фуф... - я упёрлась локтями в колени, сидя на дергающейся спине своего мужа. - Спасибо, ребята, - поблагодарила я эвов.

-Да никаких проблем, Флёр! Ты всё-таки глава клана, а он - глава стражи...

Лисы явно подсмеивались над нами. Строго взглянув на них, я без слов заставила их замолчать.

-Извините... - пробурчал лис.

-Вы как будто сами не знаете, каково это? - спросила я, зная, что у них это более развито.

-Ещё как знаем. Но нам легче - можем спокойно быть и в том состоянии, и в этом.

-Сила воли?

-Ага. Та, что человеческая.

Я покачала головой, и легонько стукнула Арена по макушке, украшенной россыпью белых волос. Мой лисик сразу же прижал уши и заскулил. Я поняла, что сделала ему слишком больно.

-Эх, как же тебя в чувство привести?

-А вы ему напомните что-нибудь, что ему в том состоянии нравилось, - посоветовал мне эв.

-А что, можно и напомнить...

Ловко перевернув дикого лиса на спину, я развела его передние лапы в стороны, прижав их ладонями, и быстро поцеловала его в пасть. Сначала он пытался отбрыкиваться, даже чуть не укусил меня за язык, но потом его рывки начали слабеть, пока не прекратились совсем. Арен закрыл глаза, блаженно помыкивая, когда я делала то, что ему очень нравилось. Провести язычком по его ребристому нёбу, сплестись с его языком своим... о, помогать начал. Значит, уже свой. Я отпустила его лапы, и позволила ему обнять меня за талию.

Хотела бы я увидеть выражение морд эвов, которые видели нас с Ареном так близко. Но когда мы оторвались друг от друга, их уже и след простыл.

-М-мя... я что-то пропустил? - Лис отодвинул мои волосы за ушко, смакуя в пасти мой вкус.

-Да. Пропустил. Ничего не помнишь?

-Помню, как коснулся лапами земли, и потерял контроль над хвостом, - признался мой муж.

-Только над хвостом? - он дотронулся своим до кончика моего, но я тут же обвила его вокруг.

-А потом, похоже, совсем...

Он ещё раз поцеловал меня.

-Спасибо, что вернула меня назад. Как представлю, что остался бы без тебя, так сразу нехорошо становится...

-Ой, да ладно, - я встала с него, и помогла подняться, - ты тогда бы уже и не вспоминал обо мне. Носился бы себе по лесу и... - тут я решила намекнуть ему на то, чтобы он делал, и он сразу понял.

-О! Правда? Интересно. Особенно, если учесть, что это в моей жизни уже было, - он подмигнул, а я дала ему шутливую пощёчину.

Мы вместе вышли из леса, и я дала команду расходиться всем, кто принимал участие в охоте. Пара эвов уже помогали молодой паре восстанавливать их дом. Арен взял меня под локоть, как это обычно делал Ренар; обычно он просто держал меня за ладонь, или обнимал за талию. Теперь же мне показалось, что мой муж ставит великого вора в конкуренты - вот и старается делать всё как Ренар.

-Эй, - начала я, - чего это ты меня так взял?

-А что такое? Не нравится?

-Да нет, просто обычно так Ренар Эмерлину держит. Наверно феодальные манеры?

-Феодальные? Да перестань. Король давно ставил вопрос о том, чтобы отобрать у него эту землю, и раздать более дельным вассалам, - но пока тут клан, ему ничего не грозит. По сравнению со мной Ренар - никто! - смело заявил мой муж.

-Ах вот оно что... ты ему завидуешь! - подытожила я.

-Я?! - возмутился лис, - завидую?! Да никогда в жизни!

- Да-да, а сам хочешь во всём ему подражать. Арен, дорогой, посмотри на себя, - я пощекотала его грудь указательным пальцем, - вы же с ним лучшие друзья, и ты отлично знаешь, как этот лис помог тебе и мне...

-Я бы очень хотел снять с тебя ошейник тогда, Флёр. Не потому что... Ну в общем я... - он не находил слов.

-Перестань. Ты сделал для меня гораздо большее, чем можно представить. Без тебя я была бы уже мертва...

Он не ответил, молча ведя меня через клан. Мы уже почти дошли до замка, как на главном посту кто-то засуетился. Появились пара странных фиолетовых флагов.

-Эй, что это там? Гости? - я сразу остановилась и попыталась развернуть Арена, но тушка моего мужа была гораздо больше и сильнее моей.

-Флёр, пойдём лучше в замок.

-Нет, подожди, - я ловко вывернулась из его захвата, - это же мой клан, я должна быть в курсе всех его дел! А то тебе можно на службе пропадать круглыми сутками, а мне и отойти нельзя! - я презрительно фыркнула ему в морду, оправила юбку и сапоги, и немедленно отправилась к посту. Вздохнув, Арен закутался в плащ, и пошёл за мной.

Толпа моих воинов покорно расступилась передо мной, и моему взору открылась довольно забавная картина: шестеро охранников - четыре тигра и два волка - стояли по обе стороны от маленького зверька в фиолетовой мантии. Несмотря на свой размер - а он был в два раза ниже меня - держался он невозмутимо, гордо и властно. Чуть сдвинув уши, Арен тихо шепнул:

-Куница. Походу соседский...

-Соседский кто? - неловко спросила я, разглядывая необычного разумного зверя: гибкое, сильное тело, короткие, но острые и мощные когти на лапах - наверняка умеет лазить по деревьям. Ещё очень хороший мех, и немного куцый хвост, будто из него периодически выдирали шерсть.

-Посол он, соседский! Однажды приходил вместе с королём, с визитом к нам. Я был на званном ужине в честь приёма...

-Мне нужен предводитель этого клана!

С трудом сдерживая смех, я шагнула вперёд. Голос у посла был удивительно высокий, писклявый, но при этом очень громкий. Некоторые мои воины даже откровенно хихикали, но кунь обращал на это внимания не больше, чем на дорожную пыль.

-Я предводитель, и я слушаю тебя, чужеземец.

-Я - посол его величества Мельхома, владыки срединоземья. И он лично отправил меня к вам, чтобы попросить вас о небольшой помощи.

-Я слушаю вас, посол, - серьёзно сказала я, забыв о смехе.

-Слава о вашем эв-отряде гремит на весь мир. И сегодня, в трудную для нас минуту, мы просим вас о помощи!

-В чём она должна выражаться?

-Мы бы хотели использовать вашу силу для охраны самого большого в мире судна, и самого ценного груза. В нашем государстве переносят столицу, и вся казна отправится на одном корабле.

Меня как громом поразило! Корабль, который собирается грабить Ренар!

-И мы бы хотели нанять ваш отряд в качестве охранников на корабль. Это займёт не больше двух недель. Транспорт и пропитание вашим воинам мы предоставим, а вне службы они будут размещены в лучших казармах.

Мне ничего не оставалось, кроме как хлопнуть себя по лбу, и закрыть глаза.

-Я вынуждена вам отказать в такой помощи.

Кунь откровенно удивился:

-Но вознаграждение будет достаточно большим, чтобы они позволили себе хороший отдых! И оно не заставит себя ждать, как только груз в целости и сохранности прибудет в порт Феланокса!

-К сожалению, эв-отряд сейчас нанят для другого дела. В данный момент их нет на...

И тут, как назло за моей спиной появились восемь громил - все при оружии и крайне враждебно настроенные. Увидев эвов, кунь вопросительно приподнял бровь.

-Эти только что из лазарета, - соврала я, - они были ранены...

Иногда я сожалела, что не умею врать так же убедительно, как и великий вор.

-Ну что ж, раз вы отказываете в помощи... - кунь глубоко вздохнул. - Очень жаль. Мы очень надеялись на сотрудничество.

-Извините...

Я не видела, как ушёл посол - я первая развернулась, и торопливо пошла к замку.

-Флёр? - меня догнал Арен, - ты чего? Зачем ты отказала?

-А что ещё делать?

-Ты представляешь, какое это подспорье Ренару?

-Он сказал, что против своих не пойдёт. Более того, Ренрек и эвы очень принципиальны, и даже его не пожалеют.

Я резко остановилась, и Арен налетел на меня. Схватив меня за плечи, посмотрел в глаза.

-А ещё он сказал, что сделает всё один. Так не будем ему мешать...


Ошейник для Лисицы 2. Глава восьмая. Тот самый, легендарный лис.


Тяжёлый длинный трап с грохотом рухнул на каменный причал, оказавшийся неожиданно низким для нашего судна. Широко и уверенно шагая, по нему спустились две самки - обе при оружии, в сапогах, одетые в мундиры какого-то неизвестного флота, который, наверно, и не существовал уже. Но капитанш это не смущало - зато смотрелись они более чем отлично!

Жаль только, что я этого не видел. Зацепившись за край трапа, я висел под ним, а стук каблуков раздавался у самых ушей. У Шанди каблуки были подкованными...

-Стоять! - раздался строгий приказ, сопровождаемый лязгом тяжёлых лат, - Свободный въезд в город запрещён!

Судя по звукам сверху, самки остановились. Снова бряцнуло железо, и прозвучал чей-то резкий голос:

-Назовите ваши имена, количество членов команды, название судна, предполагаемое время остановки и цель визита! - выдал стражник на одном дыхании.

-Шанди Филснейк и Эмерлина Конфонская! - начала моя жена, а я с трудом удержался от того, чтоб не хлопнуть себя по лбу. Неделя репетиций волку под хвост!

-На судне двадцать шесть членов команды, но они остаются на корабле. В город отправляемся только я и Кассандра. Судно "Победный" прибыло для пополнения запасов провианта и пресной воды, предположительно пробудем здесь три-четыре дня, - спешно договорила Эмерлина, пока охранники не перебили её. Некоторое время стояла тишина - видимо записывали данные.

-Конфонская? - переспросил охранник.

Моё сердце застучало сильнее, а пальцы чуть не соскользнули с мокрых досок. Выкручивайся!

-Ну да. А что такого? - довольно нагло и уверенно спросила она.

-Так так так... вот оно! Трын-трын-трын... Таунсенд де лос Ремедиос Импост ди Ренда Конфонский! - Победно крикнул охранник.

Не в силах больше сдержать своего волнения, я перелез на причал, с трудом зацепился за скользкий, обросший мхом камень, и посмотрел на мою жену. Она и Шанди стояли перед двумя охранниками - тигром и барсом - которые удивлённо смотрели на самок.

Эмерлина нашла выход из ситуации, причём довольно оригинальный. Спокойно подойдя к охраннику, она заглянула в папочку, и внимательно прочла всё, что там было написано.

-Это что, его фамилия? - сдерживая смех, спросила она.

-Ну да, фамилия...

-Я понятия не имею, с кем вы меня спутали... но никого с такой фамилией я не знаю!

Ай да Эмерлина...

-Ну, тогда добро пожаловать, мисс! Мы вынуждены предупредить вас, что в городе сейчас повышенные меры безопасности. Если вас задержит охрана - не паникуйте, и выполняйте их требования, - тигр чуть ссутулился. - Сейчас все на нервах, а всё только начинается...

-Начинается что? - буквально прошипела Шанди. Это тоже была часть запланированного спектакля - мы ничего не знали.

-Это вам знать не положено. Добро пожаловать в Халин! - и стражи порядка направились к другому кораблю.

Эмерлина чуть присвистнула - это был условный знак.

Оттолкнувшись задними лапами, я сделал в воздухе сальто, и нырнул в воду, стараясь проплыть как можно дольше. В мутной, холодной воде почти невозможно было что-либо различить, но старательно загребая лапами воду, я плыл, пока не решил, что с меня достаточно. Вынырнул я уже у соседнего фрегата, быстро вдохнул, и снова поплыл под водой.

Специально для этого пираты нашли мне короткие шорты, которые плотно прилегали к телу, и не мешали плыть. Жилетку и всё моё снаряжение пронесут на берег под видом товаров, а точнее - среди них. Зачем я во время причаливания прятался под трапом? На всякий случай - прошёл слух, что после причаливания корабль могут обыскать. Слава охране, всё закончилось гораздо быстрее, чем я опасался.

Я проплыл почти вдоль всей пристани, и вынырнув на самой окраине, выбрался на берег. Вытряхивая воду из ушей, я не заметил как ко мне приблизилась Кассандра - грациозная пятнистая кошка, - и встряхнувшись всем телом, избавляясь от воды в шерсти, услышал за спиной раздраженный мявк.

Вытирая с морды капли морской воды, гепардиха смотрела на меня так, будто хотела меня убить. Причём нежно. То есть не сразу. Ее лапы стискивали мой плащ так, словно это была моя несчастная тушка...

-Прости... - неловко извинился я, вспомнив, что кошки ненавидят воду.

-В следующий раз - кричи. Я отойду.

-Что ты сказала? Прости, я не слышу ничего! Вода в ушах! - я запрыгал на одной лапе, стараясь ее вытряхнуть.

-Держи тряпку! - резким движением, чуть не ударив меня в грудь, она швырнула мне плащ. - План остаётся в силе. Дальше сам импровизируй, я тебя лишь задержу.

-Всё отлично! - заверил я её, накидывая длинный коричневый плащ с просторным капюшоном. - Я справлюсь, беги!

Ей не надо было повторять дважды - она буквально сорвалась с места. Всё-таки они не просто так самые быстрые в мире...

Прижав уши, я накинул на голову капюшон, и надвинул его на глаза. Быстро запахнул полы, скрывая своё тело. Но пока меня никто не заметил, и я посмотрел на небо. Оно здесь то же самое, как и то, когда я смотрю из окна своего замка, - а кажется таким чужим...

Ещё раз поправив капюшон, я зашагал навстречу каменным зданиям. Халин ждал меня, но не хотел, чтобы я пришёл. Что ж, посмотрим, насколько тёплым будет их приём!

Задача у меня была простая, но при этом довольно запутанная. В городе я должен был найти бар "Тоска зелёная", а там встретиться с наводчиком - тем, кто предоставит нужную информацию. При этом я даже не знал, какого он будет вида, хотя подозревал, что это будет кобра - скорое всего такая же, как и Шанди.


В город было войти нетрудно - сейчас я стоял на краю у городского пляжа, по понятной причине закрытого. Первые несколько улиц я шёл вполне спокойно, но торопливо - охрана стояла чуть ли не на каждом углу, причём внимательно присматривалась ко всем подозрительным личностям, проходящим мимо. Приходилось хитрить, обходя их всевозможными переулками и проходными дворами. К счастью, их в бывшей столице было предостаточно - домов было понастроено великое множество, всех размеров и конструкций, какие только существовали в природе. Постройки буквально толпились, - создавалось ощущение, что они лезут друг на друга в немом соревновании - кто дотянется до солнца. Поэтому на улицах Халина почти не было растительности - только иногда попадались ухоженные клумбы и цветники, на некоторых улицах в специально отгороженных местах росли маленькие деревца.

Но вот личности в коричневых плащах с надвинутыми на глаза капюшонами встречались слишком редко, чтобы я хоть мог как-то затеряться в толпе. А так я ощущал себя вором, пытающемся спрятаться среди музыкантов на военном параде...

Я то и дело прижимался к стенам, старался слиться с тенью этого города, пусть и формально - но хоть как-то укрыться. Если меня тормознёт хоть один охранник - меня вышвырнут из этого города пинками, причём очень быстро. Всё-таки там, где есть столько золота, вовсе не нужен величайший вор современности...

Наконец я добрался до нужной мне улицы - в городе её называли пологой. Это был бандитский район, где, наверное, каждый в коричневом плаще с надвинутым на глаза капюшоном мог почувствовать себя своим. Количество подозрительных личностей вроде меня сразу удвоилось, как только я вошел на эту улицу. Я уже хотел было сбросить капюшон - уж больно он мешал любоваться местными достопримечательностями, но тут же понял, что охрана стояла и здесь. И несмотря на то, что народа было очень мало, а те, кто были, жались к стенкам, стражники продолжали кого-то высматривать. И тут-то мне очень сильно показалось, что о моём прибытии королевскую стражу уже известили, и охота ведется именно на меня...

Додумать мысль я не успел: мой взгляд упёрся к старую, сделанную из дерева и уже немного подгнившую вывеску. Краска уже облупилась, местами слезла - но название "Тоска зелёная" еще читалась.

Прямо с улицы я спустился в подвальное помещение, где ютились пара столиков, и небольшой бар. Посетителей было откровенно мало, но в таком маленьком помещении казалось, что их было просто немыслимое количество, - но все равно сходу определить, кто из них связной, я не мог. Хотя, судя по висящим за баром старым часам с кукушкой, я пришёл намного раньше того, с кем должен был встретиться. Решив не терять времени попросту, я уселся на высокий стул у стойки бара.

-Чего изволите, господин? - словно из воздуха передо мной возник средних лет кот - настолько легкой была его походка. Я не стал поднимать глаза, и просто сделал заказ:

-Пару кружек... не самого крепкого пива.

-Тяжёлый день? - он снял со стойки одну кружку, быстренько протёр, и наполнил золотистым напитком из исполинской бочки, что виднелась за ним.

-Нет. Просто такой день, - я взялся за ручку, и понюхал напиток. Пиво я пил всего несколько раз в жизни, и не могу сказать, что разбираюсь в его сортах так же, как, например, в вине.

-О... - протянул кот, взял вторую кружку и начал протирать её. - Никак устал?

-Да нет... - уж больно любопытным был этот кот. Хотя, похоже, все бармены такие.

-А, собираешься?

-Типа того...

Чтобы избавиться от глупых вопросов, я сделал вид, что занял свою пасть пивом. Как ни странно, кот намёк понял, быстренько поставил передо мной ещё одну кружку, и отошёл в сторону. Сразу стало необычно тихо. Настолько тихо, что я услышал разговор за соседним столиком:

-А чего они столько охранников понатыкали?

-Ждут кого-то. Задрали со своей казной!

-Да тише ты! Они ждут кое-кого!

-Ты ещё скажи, что знаешь, кого именно! - огрызнулся собеседник, а я навострил уши.

-Кого они ждут известно... лиса одного...

Я поднял уши, и чуть не выдал себя - капюшон почти открыл мою морду. Я взял свои кружки, и уверенно пересел за столик сплетников.

-Угощаю! - я поставил перед волком свою кружку пива, - всё равно оно было не очень.

-Щедрый незнакомец? - с улыбкой спросил он, невозмутимо беря пиво.

-Бывает ведь такое в жизни, не так ли? - я пониже опустил капюшон, пряча лапы в рукавах - меня могла выдать рыжая шерсть.

-Конечно бывает. Чего тебе нужно? - волк отпил пива, и довольно поморщился.

-Да вот, просто забиваю время, а ты явно интересный собеседник, - я сложил лапы на столе, борясь со жгучим желанием посмотреть волку в глаза. - Может, расскажешь и мне, кого тут ждут с таким радушием?

-Да, Фор, рассказывай, раз начал! - поддержали меня его соседи.

-Ну ладно, ладно... короче, - он постарался сделать страшный вид, - они ждут величайшего вора этого мира!

-Врёшь! - худой рысь стукнул кулаком по столу.

Услышав эту новость, я чуть не поперхнулся пивом.

-А что в этом такого? - откашлявшись, спросил я. - По-моему, всё логично...

-Вот именно что логично! Мне один приятель сказал, что всё у него уже готово, и эту казну он возьмёт как спелую грушу с прилавка. Вот и ищут его заранее!

Груши. Обожаю груши. Особенно украденные, и хорошие, спелые.

-Интересно, что же с ним сделают, если найдут?

-А чёрт его знает! Говорят, от охранников зависит. Могут просто провести беседу разъяснительную, а могут и голову на месте снести...

-За что это его так?

-Говорю же - от охранников зависит... короче, держать его за гражданина тут не будут. Дикий зверь. Вот... и охотятся.

-На кого охотятся-то? Ты так и не сказал, - напомнил волку рысь.

-А охотятся они... на лиса.

-Ничего удивительного, - буркнул рысь.

-Совсем ничего, - подтвердил я.

-Конечно. Все ждут этого...

-Как его звать-то известно хоть? - спросил я, и тут же

почувствовал на себе три подозрительных взгляда.

-А ты, часом, сам не из них, а? - волк начал вставать.

-Что? Какого чёрта?

-Как зовут вора, говори!

Он не шутил - заносил кулак, а кот вытащил из-под стойки арбалет, и тут же направил его на меня.

-Какого ещё вора?! Я всех воров не знаю!

-Самый великий! Лис! Ну!

-Лис? Великий?

-Он один... живёт в соседнем королевстве...

Это была последняя подсказка...

-Лис? Так вы про этого неудачника... Ренара, да?

Волк неторопливо опустил кулак на мою голову - не ударил. Наверно с его стороны этот жест мог бы показаться ласковым, но я инстинктивно подогнулся.

-Ренар, да. Но неудачником ты его зря назвал.

-А как его ещё называть? Он даже курицу у крестьян не может спереть!

Что правда, то правда.

-Ну, не знаю насчёт куриц... ты слышал легенду про то, как он украл 16 бриллиантов за 16 дней?

Ох, те бриллианты... 16 дико дорогих, тяжёлых, и совершенно ненужных побрякушек.

-Нет, не слышал... рассказывай, интересно послушать.

-Ну... дело было неподалёку. Через море отсюда, если быть точнее. Тамошний король очень любил эти стекляшки...

-Когда это было-то? - перебил я волка.

-Было это примерно два года назад, но там об этом предпочитают не вспоминать.

Я покивал, подтверждая слова волка. Да, было такое дело, и, как ни странно, в легенде сохранились даже временные рамки.

-Ну так вот. Короче, король страдал манией по бриллиантам - и собирал самые-самые крупные. Самый маленький из них был примерно с кулак!

Я сжал под столом свою лапу, прикидывая размер. Меньше, гораздо меньше.

-И было у него шестнадцать самых любимых. Все они хранились в разных частях замка - от подземелья до вершины самой высокой башни, от юга до севера. И естественно, все охранялись как зеница ока.

-Понятное дело, игрушки любят беречь.

-Да. Только король тот был, по-моему, немного туговат на ум. Держал он их практически под хрустальным колпаком. То есть, взять-то их можно было - надо только было обойти охрану, ловушки - зачастую смертельные! - тут волк поднял тон, будто выделяя грандиозность момента. А я тем временем все же попробовал пиво. А ничего, не смертельно...

-Ну так вот! Представь себе, - этот лис имел наглость открыто явиться в город, и даже не особо скрывал свои намерения!

-Он просто нечаянно разболтался...

-А ты откуда знаешь!?

-А я там был, - быстро выкрутился я. - Но ничего об этом не знал. Давай дальше.

-Ну ладно. Короче. Всё началось двадцать четвёртого января, а закончилось десятого февраля. Ровно шестнадцать дней. Каждый день он крал по одному бриллианту, будто издеваясь над королём! Как он только не бесился! Естественно, охрана увеличивалась с каждым пропавшим бриллиантом. Но это ни разу его не останавливало! Ни ловушки, ни охранники, ни даже сам король! Предпоследний бриллиант, - тут волк открыто засмеялся, - этот рыжий увёл у него из-под подушки, представляете!?

А король тот спит очень чутко. Усыплять его пришлось...

-Ну, короче, все пятнадцать ограблений были шедеврами. Но самое интересное - шестнадцатое. В последнюю ночь в замке вообще никто не спал - король лично сторожил бриллиант в главном зале. С ним были лучшие охранники, вся дворцовая прислуга, а сам бриллиант лежал в чёрном ящике посередине! Более того, - таких ящиков было четыре, - и все они охранялись так же, как и оригинал! Но всё равно...

Да, устроили мне тогда загадку. Если бы король пошёл к копии, то я, может быть, и попался бы. Но он ведь стоял у самого главного.

-И что они? Открыли ящик, и нашли все бриллианты? - неловко предположил я, и вызвал приступ хохота у моих собеседников.

-Да как же! Этот лис, чтобы ты знал, увёл и последний, шестнадцатый бриллиант! Ох, ну у короля, ясное дело, случилась истерика. Давай рвать на себе шерсть, кидаться ею в подручных, и вопить, что пойдет идти войной на этого лиса. Ну, войной он на них конечно не пошёл, а лично поехал к нему, прямо в замок. И что вы думали!? Ха! Этот Ренар заставил короля ЖДАТЬ! Он просто не пришёл вовремя на встречу, хотя был извещён о прибытии чуть ли не за неделю!

Просто Флёр попросила меня проверить свой отряд разведчиков. Ну, у главы клана бывают срочные дела...

-Так он хотя бы дождался?

-Дождался-дождался. И, значит, приходит рыжий, садится перед королём, закидывает лапу на лапу, и нагло так спрашивает...

Чем могу быть полезен?...

-Спрашивает так - "Чем могу быть полезен?". Так король просто взбесился! Набросился на вора, чуть не удушил, но он и в этой ситуации выкрутился. Ну, короче, ушёл король ни с чем, обиженный в лучших чувствах. Плакал, бедняга, целый месяц, в покоях закрылся, и не выходил... а Ренар, естественно, там больше не появлялся...

-А чем всё кончилось-то? - спросил я.

-А всё опять-таки очень смешно. Получил тот король письмо - карту. С указанием места. Ну, естественно, собрал чуть ли не экспедицию, пошёл по карте. И нашёл-таки свои бриллианты. Все до одного. А ещё записку, но что там в этой записке было, я не помню...

Волк закончил свой рассказ, и грохнул пустой кружкой об стол.

А я очень хорошо помнил, что написал тому несчастному. "Цени, что имеешь. И нечего выставлять напоказ свои богатства. Хочешь быть богатым - спрячь всё, что имеешь".

-Да, этот рыжий неплохо поработал...

-Не говори. Вот и ждут его тут, чтобы он так же не провернул всё.

-Ну, мало ли... а ещё чего-нибудь про того лиса знаешь?

-Да о нём тучи легенд ходят! Внешность например... ну что тут говорить... всегда в жилетке - никто не знает, за что он их любит, эти жилетки... серьга золотая в левом ухе - тоже без неё его никто ещё не видел.

-Красавец, - вдруг выдал рысь.

-Угу, без штанов ходит! - подтвердил волк, и все дружно засмеялись. Кроме меня.

-А знаете, что у него фамилия из двадцати слов состоит?

-А кто ж не знает! - хохотнул волк. - Вот только фамилии той никто не может упомнить.

-Даже он сам...

Наконец-то воцарилась тишина. За нашим столиком все уставились в днища своих кружек, ожидая, будто они снова наполняться пивом. Но чуда не происходило.

Я ещё раз бросил взгляд на часы - пора бы моему связному уже появится, а в бар никто не заходил.

-А знаете ту легенду про лиса... про то, как он казну своего королевства ополовинил?

-Да, говорили, что это чуть ли не каждый месяц происходило.

-Каждый месяц это он так, по мелочи ходил. А ему разок понадобилась крупная сумма...

-Зачем же? Он вроде и сам довольно богатый.

-Подарок жене хотел сделать. Яхту ей купить.

-Да? И что там было такого?

-Да ничего особенного, говорят. Только вот награбленное золото он вёз средь бела дня по рынку в обычных серых мешках.

-Да прекрати!

-Серьёзно говорю. Вёз прямо так - и никто не догадался что.

-А как он всё это вытащил-то? - недоверчиво спросил рысь.

-Легко. Верёвочную дорогу для мешков соорудил. И почти из казны эти мешочки на улицу и отправлял. А мешки он с собой в жилетке той и протащил...

-Хитёр, гад...

Тут в бар ворвался кто-то, очень похожий на меня: такой же плащ и надвинутый на глаза капюшон. Он сразу же подошёл к бару, но капюшон перед барменом снял - это оказался белый змей. Очень странного вида, но по подрагивающему капюшону можно было определить, что это такой же кобр, как и Шанди. Бармен кивнул в мою сторону.

-Ренар? Тут есть Ренар третий Конфонский? - негромко, но отчётливо, спросил у зала кобр.

За моим столиком это снова вызвало приступ хохота.

-Слушай, мы тут его как раз вспоминали! Угостишь пивом - мы и тебе пару баек расскажем! - заявил волк, но змей остался хладнокровен.

-Потрясающе просто, да? - спросил я у своих соседей, откидывая с морды капюшон.

Волк уставился на меня, замерев будто статуя. Рысь и его сосед от удивления открыли рты и даже не пытались их закрыть.

-Удивительное рядом, парни. Удачи вам.

-Мне пожелал удачи сам Ренар... - оторопело выговорил волк. - Да ещё и пивом угостил...

Я погрозил волку пальцем - чтобы не забывал свой долг, и направился к змею.

-Отлично, ты здесь, - спокойно сказал змей. - Иди за мной, для тебя снят номер в гостинице.

-Веди, - я снова набросил на голову капюшон, и последовал за ним.

Шаг у змея был таким широким и быстрым, что я буквально сбежал за ним по лестнице, и вышёл по улицу. Альбинос не стал накидывать капюшон, но мимо охранников проходил совершенно спокойно. Некоторые даже оборачивались ему в след, будто знали его.

Змей повёл меня прочь от бандитского квартала, ближе к окраинам города...


У небольшой придорожной гостиницы творилось столпотворение. Звери с походными мешками, сумками, корзинами стояли у дверей, и громко возмущались: из выкриков можно было понять, что их выселяют, причём довольно неожиданно. Стоящая на высоком крыльце молодая грудастая козочка, - явно хозяйка гостиницы, - усердно делала вид, что ничего не слышит и не видит, и постепенно толпа рассасывалась. Никого внутрь не пускали, но как только подошли мы со змеем, она сразу открыла перед нами дверь. Пропустив нас внутрь, она вошла следом, и закрыла дверь на замок.

-Ох... добро пожаловать, дорогие гости... прошу, располагайтесь, чувствуйте себя как дома.

-Спасибо, Грэйс, - поблагодарил её змей, - все наши уже здесь?

-Да господин, уже давно вас ждут...

-Тогда сделай так, чтобы нас, а в особенности нашего гостя, никто не побеспокоил.

-Будет сделано.

Змей указал мне взглядом в сторону лестницы, веля идти вперед. Я начал подниматься, и змей пошёл за мной.

-Как зовут твою жену? - внезапно задал он странный вопрос.

-Что?

-Как зовут жену?

-Эмерлина.

-Как назывался корабль, на котором ты приплыл?

-"Посыльный смерти", потом "Победный".

Змей шёл позади меня, и молчал.

-Фамилию спрашивать не будешь? - невинно спросил я.

-Нет. Добро пожаловать.

Он обогнал меня на повороте на третий этаж, вышел вперед, и торжественно открыл дверь в номер-люкс, где за длинным столом уже сидели несколько зверей. Среди их разношёрстной толпы я узнал Эмерлину и Шанди.

-Меня, кстати, Телвином зовут, - впустив меня внутрь, протянул мне лапу альбинос.

-Ренар, - представился я. И как только я произнёс своё имя, весь зал встал.

Меня даже немного пробрала дрожь, когда все звери, до этого бурно общавшиеся, дружно замолчали, и уставились на меня. Даже Эмерлина смотрела на меня как-то странно, совсем не так, как обычно.

-Добрый день. Как вижу, меня уже ждали...

-Ждали, Ренар, - тихо сказала кобра, и показала на стул во главе стола. - Присаживайся.

-Вот так сразу переходим к делу? - я уселся за стол, - не дадите и городом полюбоваться?

-Боюсь, любоваться городом тебе будет некогда.

-Тогда объясните мне, что происходит.

-Мы все здесь собрались для одной цели - рассказать тебе о твоём задании.

-Не называйте это заданием. Я согласился на это добровольно.

-Как бы это не называлось - теперь главный тут ты. Спрашивай нас о чем угодно, а мы поможем тебе, чем сможем.

-В таком случае, оставьте мне всё, что вы узнали. Мне нужны чертежи корабля, карты морских заливов, бухт, и прочее, прочее, прочее!

Я встал со стула, и чуть наклонился над столом, опираясь на него лапами:

- Я хочу знать всё об этом городе. О корабле. Количество золота, его вес и пробу. Хочу знать, на каком боку спит начальник охраны, когда последний раз капитан судна ходил в туалет. А самое важное сейчас - узнать маршруты доставки золота на корабль - там разберёмся.

Я оглядел всех, ожидая увидеть поражённые моей наглостью удивлённые морды, но все, кроме Эмерлины, бросились что-то записывать, просматривать записи, и рыться в толстых книгах. Бойкий тушканчик, до этого сидевший как на иголках, подорвался с места, побежал куда-то в глубь комнаты, и принёс мне груду свёрнутых бумаг. Некоторые были совсем ветхими, пара листов отличалась первозданной чистотой, - но все они были покрыты всевозможными чертежами и картами...

Передо мной раскрыли большую схему огромного корабля, где в мельчайших подробностях было описано всё его строение - от плана хранилища до толщины стен в кабинете капитана. Потом показали карту моря, через которое повезут казну...

Всё это мне приходилось запоминать, и выдумывать всё новые и новые планы...


Через три с половиной часа я ввалился в свой номер - меня направили туда сразу, как только я попросил сделать перерыв. Я настолько устал, что даже не заперев дверь, сразу рухнул на кровать. Я буквально чувствовал, как распухший от массы информации мозг давит на череп, пытаясь сбежать через уши. Столько всего разом он воспринять не мог, - ему нужно было время, чтобы переварить всю информацию...

Самое странное, что несмотря на чисто умственную работу, тело уставало не меньше. Больше всего я сейчас хотел сейчас только одного - хорошенько поесть. Лучше чего-нибудь сладкого. А ещё отдохнуть.

Мои новее друзья объявили, что сегодня больше не будут пичкать меня информацией, а продолжат завтра с утра. А послезавтра мне уже предстоит выходить на дело...

Постучавшись в приоткрытую дверь, в номер сунулась мордочка Эмерлины.

-Ренарчик? - ласково спросила она, заходя внутрь.

-Да, Эм...

-Устал?

-Да, Эм...

-Расслабить тебя? - она подошла к кровати, и упёрлась в неё коленом.

-Да, Эм...

Больше лисица не задавала вопросов. Положив свои лапки мне на спину, она начала медленно растирать мою шкуру. Мягкие подушечки самки разглаживали напряжённые мышцы, и чувствовал, как подрагивает моя спина. Массаж Эмерлина делать не умела, но очень старалась.

-Эмерлина, как я рад, что ты со мной...

-Наконец-то вспомнил моё имя.

-Спасибо тебе... но...

В этот почти интимный момент в дверь постучали. Раздались мерные постукивания по полу моего номера. Копыта...

-Господин? Госпожа... - Грейс поставила на невысокий столик поднос с двумя порциями обеда. Всё было довольно скромно - картошка, порезанные огурцы с помидорами, присыпанные зеленью, листья салата и небольшой, стакана на три-четыре, графин молока.

-Простите, но мы тут немного заняты... - начала Эмерлина, но я перебил её:

-Большое спасибо, Грейс. Мне действительно этого очень не хватало.

-Пусть нас больше не беспокоят до завтрака, хорошо? - попросила Эмерлина.

-Как прикажете, мисс, - хозяйка гостиницы поклонилась, и поспешно вышла. Когда стук её копыт стих за дверью, Эмерлина улеглась мне на спину, и ласково куснула за ухо, на котором болталось моё обручальное кольцо. Ловко зацепив серёжку своими клыками, лисица потянула меня наверх.

-Эй! Эм, хватит, это же больно!

Моя жена ещё немножко подержала меня на весу, но потом отпустила. Я бессильно упал головой на кровать.

-Эта козочка разводит тут вегетарианство. Мяса от неё не дождаться, можно даже не спрашивать. Зато у неё молоко своё.

-Без мяса будет тяжело...

-Ну ничего, я тебе принесу пару кусочков из таверны напротив...

-Эмерлина... - я закрыл глаза, наслаждаясь её теплотой, её весом...

-Да, дорогой?

-Я...

Но неожиданно усталость буквально обрушилась на моё тело. Широко зевнув, я прикусил покрывало, и крепко уснул...


Ошейник для Лисицы 2. Глава девятая. Где план!?


Планы, графики, схемы, чертежи, карты...

Порой их становится так много, что становится трудно дышать, начинает двоиться в глазах и отказывать слух. А всё потому, что их слишком много, слишком много...

Я уже два дня безвылазно сидел в своём номере, практически не отрывая взгляда от поверхности стола, на котором разворачивали то карты морей, то планы самого большого в мире судна, то заказы на часы. Часы - это пока единственное, что я сделал конкретно. А именно - заказал у местного умельца большой ящик отличных карманных часов. Хотя больше ничего предпринять и не мог: вчера, разложив все часы на полу, я ползал между ними, проверяя точность хода. Почти вся команда пиратов рьяно предлагала мне свою помощь, но я прогнал любопытных зверей, и продолжал сравнивать ход по эталонным песочным часам. Все механические часы работали идеально, но я пока не решил, что буду с ними делать: раздам всем остальным членам моей команды, чтобы всегда знали точное время, либо...

Вот с этим "либо" я и бился уже который час. И пришёл к довольно своеобразному выводу.

Скоре всего придется взрывать днище корабля. На планах видно, что весь трюм спокойно закрывается и даже без основной части корпуса остаётся на плаву...

Ну и бред. Разнести весь корпус. Да даже если оно останется на плаву, это всё равно не останется незамеченным. А мне всё равно надо будет в этот момент быть на корабле!

Я со стоном схватился за голову, и отшвырнул в сторону исчерканный лист. От команды придется избавляться, - но я не знал как! А мне уже показывали наёмников, которые будут охранять корабль: больше сотни избранных из избранного полка одного из самых сильных королевств в мире! Я тогда стоял в толпе, и с замиранием сердца смотрел на идеально ровный строй самых свирепых солдат, которых когда-либо видел. Чёрные доспехи, маски на мордах, вооружены до зубов... А ещё - они не знали пощады.

Я знал, что охране был дан приказ убивать любого, кто просто посмотрит в сторону казны, и они не замедлят выполнить этот приказ!

По слухам, которые со скоростью урагана распространялись по городу, уже больше семнадцати потенциальных воров казнили лишь за неосторожно брошенное слово насчет этого золота...

Я очень волновался за своего старого друга-ящера, тоже неслабого вора. Не так давно он снова покинул меня, заявив, что ему не сидится на месте, и хочется приключений. Я не стал ему мешать, но если он направился сюда, то ему несдобровать... как бы не встретиться с ним на одном парапете...

-Да что же, чёрт возьми, такое!! - в отчаянии я грохнул кулаком по столу, который чуть не развалился от удара. Бедной мебели от меня досталось немало, но Грэйс на всё закрывала глаза, как только Шанди отсыпала её в ладонь ещё пару десятков золотников.

Но все мои крики были напрасны: меня никто даже не слышал. А так грустно, когда тебя никто не слышит. Вот если бы за мной кто-нибудь записывал все идеи, которые выскакивают у меня вслух, то уже давно что-нибудь придумали бы!

От усталости я уронил голову на стол, больно стукнувшись об него носом. Но оставшихся сил хватило лишь на тихое "Ауу...", после чего я просто попытался немного расслабиться.

Закрыв глаза, я представил, как ко мне тихо подходит Эмерлина, кладёт лапы на уставшие плечи, а потом её пальчики сжимаются, и принимаются растирать уставшие мышцы. И постепенно застоявшаяся кровь начинает двигаться быстрее, и ко мне вновь возвращаются силы...

Я резко распахнул глаза, вдруг осознав, что мои плечи действительно кто-то массирует...

-Эм... это ты?

-Ну а кто ещё зайдёт в кабинет того, кто вопит на всю гостиницу?

-Неужели слышно?

-Да, за тобой даже записывают.

-Отлично. Тогда пусть завтра принесут мне все записи...

И в этот момент мой нос ощутил дурманящий аромат чего-то жареного. Медленно оторвав голову от столешницы, я посмотрел на стоящую передо мной тарелку, и широко улыбнулся.

-Ну, наконец-то хоть что-то... - я схватил вилку, и принялся восстанавливать растраченные силы.

Когда же с ужином было покончено, я быстренько затащил свою лисицу в кровать, но не стал ласкать её, а тихо обнял, и уснул.

Она знала, как я устал...


Мне редко сняться сны, а тем более такие яркие, красочные. Очень живые. Такое бывало очень редко.

Но именно это сейчас происходило со мной, и я плохо понимал, что происходит...

Я стоял на раскаленном песке, где-то посреди пустыни, растеряно оглядываясь по сторонам, но ничего, кроме песка, палящего солнца и голубого неба я не видел.

Это просто плохой сон...

Я зажмурился, пытаясь представить себе что-то другое, и оказаться в другом сне, пусть не таком красочном и ярком, - но ничего не вышло. Когда я открыл глаза, я всё так же стоял посреди пустыни.

-Кажется, это серьезно... - сказал я себе, и решительно вцепился зубами в запястье. На лапе выступило несколько капелек крови, но я даже не почувствовал боли. Удивившись, я ударил себя по щеке, но снова ничего не почувствовал. Тогда я всё понял.

-Ну! Хорошо, я понял! Что от меня нужно?! - крикнул я в пустыне, но не услышал даже эха.

Я повернулся... и вздрогнул от неожиданности: прямо передо мной простирался величественный восточный город. Огромное количество храмов, роскошных строений, - а вокруг него из песка пустыни вырастали величественные пирамиды...

Но самая большая возвышалась в самой середине города. Она же явно была самой ухоженной, и новой.

-Ладно, намёк понял, - недовольно буркнул я, и побрёл в город.

Солнце нещадно жгло мою спину, лапы тонули в горячем песке, и идти было очень тяжело. Шаркая лапами, я наконец миновал ворота города, и двинулся по центральной улице, с каждым шагом убеждаясь в том, что город необитаем. Слепые окна, потрескавшиеся фасады зданий, кое-где уже обвалившиеся от старости...

Лишь зайдя на вымощенную булыжником улицу, я отряхнулся, и несмотря на палящую жару, зябко поежился, только сейчас осознав размеры и былое величие этого города...

Пирамида возвышалась далеко впереди, а перед ней высились два гигантских обелиска с каменными воротами между ними. Я оправил жилетку, которая сильно нагрелась от солнца, и зашагал дальше.


Путь через весь город занял у меня не больше получаса, и в конце концов я оказался у подножия обелисков. Оба были покрыты симметричными рисунками одного и того же персонажа - чёрного шакала. Он был изображён практически во всех позах, и с разных ракурсов, - но сейчас у меня не было настроения любоваться росписью камня. Я встал перед воротами, чего-то от них ожидая.

Время шло, но ничего не происходило. Самое большое изображение шакала будто поглядывало на меня, и мне стоило немалого труда не обращать на это внимания. Наконец я решил подойти поближе, и изучить каменные ворота. Может мне удастся найти в них замочную скважину...

И стоило мне сделать всего пару шагов, как две каменные глыбы разъехались в стороны, открывая величественный вид: огромный бассейн в форме креста, окружённый со всех сторон высоким белым забором. Он был заполнен водой до самых краёв, и когда я подошёл поближе, то осознал, что всё было сделано с феноменальной точностью: кромка бассейна была точно на одном уровне с чистой голубой водой. Я внимательно огляделся по сторонам. Никого...

Слегка улыбнувшись такому подарку во сне, я поднял лапы над головой, оттолкнулся от бортика, и нырнул. Чистая, потрясающе холодная для такой жары вода сразу же обволокла раскалённое на солнце тело, и весь жар мигом пропал, растворился в ней. Загребая лапами, я буквально парил под идеально ровной поверхностью дна, наслаждаясь ощущением свободно колышущейся шерсти. В этой воде даже не возникало желания дышать - настолько легко я скользил в ней, практически не шевеля лапами. А когда я вынырнул, и оглянулся назад, то понял, что проплыл весь бассейн, - причём настолько быстро, что круги на воде, расходящиеся после моего нырка, даже не успели дойти до этого конца. Удивлённо хмыкнув, я выбрался из воды, и не успел пройти и пары шагов, как шерсть полностью высохла, и приняла свой прежний вид.

Я уже понял, куда мне нужно идти. Всё просто. Прямой путь, который кончится в центре пирамиды.

А передо мной уже возвышались огромные ворота, сделанные из чистого золота. Они начали открываться при моём приближении, так что я даже не замедлил шаг, и пройдя между створками, вошёл в кромешную тьму под каменной махиной пирамиды...

Я уверенно шёл вперёд, хотя понимал, что в кромешной тьме недолго и споткнуться. Но пол был идеально ровным, без единого выступа или провала, и я шел, пока не увидел впереди свет.

И вот, выйдя в огромный зал, я остановился. В помещении не было ни одного окна. Высоченный потолок терялся во тьме, а посередине находился небольшой бассейн, за которым стоял огромный, инкрустированный золотом чёрный мраморный трон. Он пока пустовал.

Я обошёл бассейн. Вода в нем была такая же чистая и прозрачная, как во дворе, но я бы не стал в ней купаться ни за какие коврижки. У этого бассейна не было дна. Только уходящая в темноту чистая, голубая вода...

У трона я ещё раз огляделся: никого. Корону я крал великое множество раз, а вот посидеть на настоящем троне мне ещё ни разу в жизни не доводилось...

Подобравшись к нему, я примерился, и обернул хвост вокруг торса, чтобы не мешался. Я уже почти дотронулся до подлокотников трона, как кто-то резко спросил из темноты:

-Хочешь сойти с ума?

Я тут же отскочил от трона.

-А кто в этом мире не безумен? - в тон темноте ответил я вопросом на вопрос.

-Я.

-Самоуверенно. Но я чувствую себя очень даже хорошо.

-Поверь, это легко исправить.

Из темноты зала к трону вышел шакал в старой коричневой мантии, в некоторых местах протёртой до дыр. В лапе у него был золотой, украшенный странным символом посох. Я мимоходом скользнул по лапе, которая его держала - он даже не напрягался. А значит украсть такую штучку легче лёгкого.

-Посох тебя выдаёт, Селкер, - тихо сказал я, припомнив имя нашего покровителя.

Шакал как-то грустно на меня посмотрел, и тихо меня поправил:

-Не Селкер, а Селкер, - сказал он, сделав ударение на втором слоге своего имени.

-Прошу прощения. До последнего времени я не очень-то верил в твоё существование.

-Ты веришь только своим глазам? - меланхолично поинтересовался бог.

-Не только. Теперь придётся верить, - я шагнул к нему. - Я так понимаю, ты просто устал бегать за мной в реальном мире?

-Какая проницательность. Но я не бегал. И это твой последний шанс выслушать меня, Ренар.

-Сейчас я укушу себя за лапу и проснусь, так и не узнав всего того, чего мне так не хватает! - я уже поднёс запястье к пасти, и открыл её, готовясь укусить. Я помнил, что в первые минуты пребывания здесь это не помогло, но может, поможет сейчас?

Селкер спокойно следил за моими действиями, слегка оперившись на посох.

-Не проснёшься, лис.

-Это почему ещё?

-А кто говорил, что ты спишь? - просто сказал шакал, и я посмотрел на него с изумлением и испугом.

-Что... что ты имеешь в виду?!

-То, что ты умер, лис...

-Да чтоб ты провалился! - крикнул я, и укусил себя за лапу.

-...но ненадолго, - спокойно продолжил шакал.

Я некоторое время грыз свою лапу, но по-прежнему оставался в пирамиде.

-Теперь слушай меня внимательно. Повторять трижды, как в прошлый раз, не буду. Я не для того тебя сюда притащил.

-Ну, говори, чего тебе надо?! С каких это пор боги снисходят до дел простых смертных? Я даже магией не владею!

-С таких, что ты вмешиваешься в дела куда более важные, чем тебе дано! - голос его посуровел. Похоже, он даже начал увеличиваться в размере, но я всё равно нагло смотрел на него снизу вверх.

-Ты об ограблении? Тебя что, интересует экономика и золото?

-Ни в коем случае. Но если тебя интересует судьба твоих близких, то тебе стоит прислушаться к моим словам.

-А почему бы просто не сказать всё напрямую? Без хитростей?

-Потому что время уже вышло...


Я сел на кровати, задыхаясь, и с неистово колотящимся сердцем...

Рядом недовольно заворчала Эмерлина, сонно нащупывая лапой одеяло. Я быстро собрал его, и накрыл свою любимую жену.

Он опять не успел... бог опять не успел сказать мне что-то важное. Почему? И самое главное - что он хотел мне сказать, раз для этого пришлось меня...

Я торопливо приложил лапу к груди, и минут пять вслушивался в удары сердца: поначалу тяжёлые, неровные, но постепенно моё сердце успокоилось, и вновь стало биться нормально. Но если тело моё было спокойно, то в голове творился полный кавардак: Меня предупреждал БОГ, причём не каким-то смутными знамениями или намеками ворожек, - а лично! Это что-то да значило, а я...

А я вёл себя как последний щенок!

Я схватился за уши, с силой дернул их, и скривился от боли. Потом отпустил, и огляделся: не стоит ли у меня в спальне шакал с золотым посохом? И сам себе удивился: уж на что я наглый, но до этого момента все же и предположить не мог, что смогу нахамить самому Богу смерти!

Я вскочил с кровати, и принялся расхаживать по комнате. Неожиданно меня посетила на редкость наглая идея: он уже говорил мне, чтобы я не делал этого, и наверно хотел сказать это опять...

Но я сделаю это сейчас!

Схватив плащ, я натянул капюшон на голову, схватил несколько часов и давно приготовленную коробку с компасом. Он был моей гордостью - точная копия корабельного компаса золотого корабля. Еще один, поменьше, был подделкой личного компаса капитана - что бы ни у кого не возникло сомнений о правильности их показаний...


Спешно выбежав из гостиницы, я направился через город к городской казне, охрану которой практически сняли, хотя все оставались начеку. Самое большое удивление, которое меня ожидало в Халине - не было городского центра. Я ожидал чего угодно - замка, цитадели, крепости, но ничего этого не было. Король "ютился" в огромном шикарном особняке на окраине города, у самого моря. Там же обитали и самые близкие к нему чиновники, в том числе и местный начальник стражи. Это был крепкий, приземистый барсук, который всюду ходил в жилетке строгого покроя и коротких штанах. Он прекрасно разбирался в морском деле, поэтому надо было очень постараться, чтобы запудрить ему мозги...

Подойдя к забору, я легко преодолел его, и оказавшись на территории казны, даже не стал прятаться - пошёл к ней прямо так.

Сегодня мне везло - ни одного охранника в поле зрения не было, и я без проблем проник в само здание, что бы посмотреть, что меня ожидает. Как оказалось - немало интересного.

Внутри находилась довольно большая плавильня, и несколько рабочих мест для счетоводов, на которых стояли весы, разнообразные гири, и монокли. В самой дальней комнате, как оказалось, монеты переливали в слитки. Пройдя мимо пустых столов, я поинтересовался содержимым подсобки: доски, гвозди и сено. Увиденного мне хватило, чтобы понять, как именно золото будут перевозить.

Всё, что мне было нужно, я уже увидел, но всё-таки решил посмотреть на объем того, чего мне предстояло украсть. Огромная сейфовая дверь не оказалась для меня серьезной преградой, - замок там был одним из самых простых, - а когда она открылась, я только и смог что выпучить глаза...

Совсем не маленький зал был заполнен штабелями больших деревянных ящиков. Кругом валялось сено, доски и гвозди - некоторые ящики были разбиты или сломаны. К одному такому я и подошёл. Очевидно, его уронили с самой вершины штабеля, и он почти полностью развалился. Одна из стенок отломилась, вывалив содержимое. В куче сена лежали слитки из чистого золота. Все идеально ровные, без единой метки, блестящие и нетронутые. От такого зрелища у меня немного захватило дух: дрожащими лапами я поднял один слиток, и взвесил его на ладони. Волнение мешало мне определить точный вес, но я сразу понял - чуть меньше килограмма. Пошевелив сено, я прикинул, что в одном ящике умещается примерно пятьдесят таких слитков. А подняв глаза к потолку, я понял, сколько золота здесь на самом деле...

Насладиться этим зрелищем мне помешали прозвучавшие во дворе шаги. Я бы не услышал их, но гремели они так, что я сразу понял - охранники.

Резко обернувшись, я понял, что убежать уже не успею...

Торопливо закрыв дверь в хранилище, я спрятался между штабелями ящиков. Недовольное кряхтение, скрип замка...

Я попытался отодвинуть пару ящиков, но не смог сдвинуть их ни на йоту - они были слишком тяжёлыми. Прижав уши, я постарался разглядеть вошедших, и сразу же узнал начальника стражи, хотя он был ниже всех остальных. Зевающий барсук вяло раздавал указания:

-Ладно, давайте, начинайте с первого, и по порядку. Постарайтесь не сбиться...

Но четверо стражников за его спиной еще ничего не успели сделать, как в зал, сильно нагнувшись, протиснулись два эва. Два волка.

-И где тут первый? - рыкнул волк, оглядывая казну. Барсук молча показал ему на другой конец зала. А я тем временем смог различить на ящике, за которым сидел, цифры: 897. Если это был порядковый номер ящика...

-Я чую страх! - вдруг рявкнул второй волк, поворачиваясь в мою сторону, и принюхиваясь.

В следующее мгновение я понял только одно - он учуял меня! Будь на месте барсука Флёр, она бы немедленно прислушалась к нему, - но, похоже, он не понимал, кто они, и что природа наделила их потрясающим нюхом.

-Да хоть любовь! Давайте, за работу... - приказал он, и вышел из зала. Два волка угрюмо пошли к другому концу зала, а охранники остались. Я заволновался. До тысячного ящика они сегодня наверняка не доберутся, но задерживаться здесь тоже не входило в мои планы. Я осторожно приподнялся над своим укрытием, стараясь заглянуть в проём двери. Но стоило мне увидеть кусочек внешнего зала, как я тут же нырнул в свое укрытие: там стояли ещё два волка...

Тем временем эвы брали по ящику, и перетаскивали к двери, откуда их забирали другие эвы. Всё это у них получалось довольно слаженно, хотя эта работа была им явно не по душе.

Действовать нужно было немедленно. Обнаружив под ногами обломок доски ящика, я кинул его с таким расчетом, чтобы он упал с другой стороны соседнего штабеля. Дощечка со стуком запрыгала по ящикам, и уши эвов тут же дернулись в сторону источника шума.

- Что за черт...? - недоумевающе пробурчал один, и они оба двинулись в ту сторону. Воспользовавшись этим, я выскользнул за дверь, и быстро прыгнул за один из столов, стараясь даже не дышать.

- Наверно от верхнего ящика отскочила... - прозвучал голос одного из волков.

- Скорее всего, - ответил другой. - У местных столяров явно кривые лапы - ящики на ходу разваливаются!

Недовольно бурча, они подхватили очередные ящики, и понесли их к выходу. Значит, всё прошло успешно.

С большим трудом я смог выбраться на улицу. Снаружи стояла длинная карета, запряжённая двенадцатью лошадьми. Огромная, наверняка очень тяжёлая. Кони напряжённо фыркали, постукивая копытами. Усталый кучер-хорек следил за погрузкой, покуривая самокрутку.

-Сколько там ещё? - спросил он, нервно затягиваясь.

-Ещё два ящика, и трогай! - подоспевший барсук махнул лапой эвам. - Всё, остальное завтра!

Чертыхнувшись, волки повернули обратно, и вернув ящики в хранилище, ждали у кареты, пока барсук запирал и запечатывал дверь. Я же понял, что это был мой шанс!

Как только двери кареты захлопнулись, кучер взял в лапы вожжи, и свистнул лошадям. Повозка тронулась, сначала медленно, но постепенно ускоряясь. Нельзя было терять ни минуты! Прижав уши, я прыгнул на узкую подножку позади кареты...

Выехав на улицы спящего города, эта тяжелая колымага с неожиданной мягкостью помчалась по вымощенным улицам. Трясясь на подножке, я сначала думал, зачем я это сделал, а потом понял, что мне надо залезть на крышу. Тут меня ждала небольшая трудность: повозка стремительно набирала скорость, а зацепиться за что-либо на крыше было невозможно. Тряска становилась невыносимой, я из-за всех сил вцепился в поручни на задней стенке.

Набитая под завязку драгоценным грузом повозка буквально мчалась по мостовым Халина. Если бы меня увидел какой-нибудь охранник, наверняка бы поднялась страшная тревога, - но этого почему-то не происходило. Сил всей охраны не хватило, чтобы обеспечить должную охрану перевозок и казны. Зато всех рассредоточили по городу, и теперь на улице нельзя было просто так показаться!

У меня с собой не было ни одного инструмента, но даже из этого положения я нашёл выход. Проезжая мимо обувной лавки, я ловко снял с крючков вывеску в форме сапога. Крепко взявшись за голенище, я закинул ее острым концом вверх, и подтянулся на крышу.

-Сколько раз так придётся ездить? - как раз спрашивал кучер у пассажира, что сидел рядом с ним. Я подполз поближе, и, заглянув за край, сразу же отдёрнул голову. На козлах рядом с псом сидел барсук.

-Раз двадцать минимум.

-Лошади не потянут столько. Да и вообще они уже сейчас устали...

-Ничего. Будут отдыхать, возьмёшь других.

-С другими будет сложнее...

-Да какая разница, с какими? Эти же неразумные...

Барсук отвернулся. Ему явно не доставляло удовольствия трепаться с обычным кучером о важных делах. Непонятно только, почему он поехал вместе с грузом? Неужели он должен был сопровождать каждую партию?

Крыша кареты была довольно грязной, и поджав под себя лапы, я обернулся хвостом, почти свернувшись в клубок. На деле это было не очень удобно, но всё-таки хоть какой-то комфорт...


Когда я проснулся, было уже утро. Повозка как раз остановилась, и я сразу же развернулся, оглядываясь по сторонам. Я был в порту. Причём не простом, а в настоящем, грузовом порту, куда никого не пускали просто так...

Когда я посмотрел в сторону моря, в душе что-то сладко ёкнуло, а сердце замерло от такой величественной картины...

На фоне всходящего солнца возвышался самый большой фрегат в мире, созданный специально для этого дела. Четыре огромные мачты, высотой в две обычных, высились над его исполинским корпусом размером с мой замок. Мачты были собраны из нескольких сосновых стволов сразу - у основания они шли единым столбом, который держал уже единственную мачту. Перекладины были огромными - несколько десятков шагов в обе стороны, но это не помешало конструкторам корабля установить две мачты поперёк палубы, а не вдоль, как обычно.

Наслаждаться величественным зрелищем корабля-казны дольше мне помешали пара эвов, которые как раз приближались к карете. Я быстро спрыгнул на место кучера, упав как раз на пару поводьев. Хорошо, что на месте никого не оказалось, иначе мне пришлось бы долго объясняться перед начальником стражи...

Неожиданно я понял, что сижу на месте кучера с поводьями в лапах, а за спиной повозка, доверху набитая золотом, которого мне хватит на оставшуюся жизнь, причём честную: с уплатой всех налогов и долгов! И даже если я верну всё, что я украл, у меня ещё много останется!

Искушение было очень велико, но его победило осознание того, что как только я украду ВСЁ, мне за эту работу на честных основаниях выдадут две такие суммы. Было конечно, чем пожертвовать, но награда за мой труд вполне достойная...

Я быстро перебрался под повозку так, что никто из эвов меня не увидел, и даже не учуял. Они начали разгружать карету, перенося ящики на небольшой корабль у пристани - похоже, он служил челноком между портом и кораблём. Всего эвов было двое, причём те же самые, которые таскали груз из казны. Одного я даже узнал - того, кто меня учуял. Они ходили парой, и больше никого на пристани не было. Это было очень рискованно, но мне вдруг захотелось опробовать свою удачу. Как только волк, учуявший меня в казне, подобрал очередной ящик, я прицепился к его дну - благо перекладины шли достаточно редко, что бы можно было спокойно зацепиться передними и задними лапами. Я уже заволновался, когда эв чуть не уронил ящик с золотом, но всё-таки удержал его, и понёс его вместе со мной к судну.

-Чего они туда понапихали? Совсем уже...

-Да, дружище, если бы не мы с тобой, эти выродки попыхтели бы, пока перетащили все это...

Ну да, будто они не знают, откуда сами взялись! Из пробирки одного волка, в который были намешаны такие ингредиенты, что с тех пор, как я это увидел, я понял, что добровольно никогда не соглашусь выпить это...

Как раз перед тем, как ящик должны были уложить в штабель, я отлепился от него, и шмыгнув под ногами эва, юркнул в щель между штабелем и бортом. Эвы этого не заметили, и отправились за предпоследней партией, - а я тем временем выскользнул из своего укрытия, и быстро подкрался к капитанской каюте. Там уже сидел знакомый барсук, заполнял какие-то бумаги. Я прижал ухо к деревянной стенке... и ни черта не услышал, хотя был уверен, что начальник стражи разговаривает о чём-то с капитаном маленького судна. Эвы как раз укладывали в штабель последние ящики, и неловко развернувшись, один из них грохнул своей ношей по стенке каюты. Внутри что-то упало, и из дверей вылетел разъяренный барсук, взбешённый как разорённый пчелиный улей.

-Вы что это вытворяете, громилы?! А ну быстро отшвартовались, и повели к казне!

-Приказа не было... - уныло сказал волк, но все же пошёл выполнять указание. Второй быстро натянул паруса - то, что обычно делала целая команда, делал один-единственный эв...

Корабль тихо отошёл от пристани и направился к "казне". Судно медленно, но верно плыло к огромному фрегату, и минут через двадцать мы мягко пришвартовались к высоченному борту.

Пока мы приближались к нему, мне что-то показалось странным, но когда подошли вплотную, я убедился, что это не было обманом зрения - корабль действительно был совершенно чёрным; так густо и тщательно его борта покрывала смола.

А вот забраться наверх было для меня довольно большой проблемой, хотя с корабля к нам спустили лестницу. По ней наверх сразу же забрался волк, выставил через борт небольшой кран с лебёдкой, через некоторое время к нам опустилась небольшая платформа.

Вот тут я и подумал, что на корабль мне уже никак не попасть - прокрасться на платформу легко, но там меня легко увидят. Зацепиться снизу, как это было с ящиком, я тоже мог, но там меня скорее всего легко заметят. Хотя, я и так был доволен - я смог посмотреть на свою цель вблизи, узнать её - это не часто удавалось так просто. Я уже хотел спрятаться где-нибудь, что бы переждать погрузку и снова вернутся в город. Там придётся найти какое-нибудь тряпье, чтобы завернуть морду, и не попасться сразу на глаза стражникам...

Но скучать мне сегодня не пришлось! Сразу, как только я уселся, я увидел огромную цепь, тянущуюся из воды к носу корабля. Ну конечно! Как же я мог забыть про якорь? Вот только купаться мне откровенно не хотелось. Вода вокруг корпуса корабля была до ужаса грязной, вся в каких-то разводах и пятнах. Плюс на мне ничего кроме жилетки, в которой только карманные часы и отмычка. А без штанов в воду...

Но любопытство всё-таки победило брезгливость. Похлопав по жилетке, я проверил её карманы, чтобы не намочить ничего важного, и быстро отыскал себе верёвку. Привязав её к борту, я тихо и незаметно погрузился в воду...

Мало того, что она была ужасно грязной, так она ещё была на редкость холодной. Погружение вышло довольно резким, но всё равно я сделал всё без единого всплеска. Решив не погружаться с головой, я медленно поплыл к якорной цепи.

К этому моменту на фрегат подняли первую партию ящиков, и только-только спустили платформу для следующей. Прикинув в уме примерное их количество, и скорость работы, я решил, что этого занятия им хватит на полдня точно...

Пока эвы занимались погрузкой, я подплыл к цепи. Каждое звено было толщиной с меня, так что забраться по ней наверх не составляло никакого труда. Корабль имел два якоря - с обоих сторон - и поплыл я именно к дальней цепи, чтобы быть уверенным, что меня никто не заметит. Но как только я вылез из воды наполовину, мне стало немного стыдно за свой внешний вид: всё было мокрым, кроме морды. Её я сохранил сухой, потому что шерсть на неё очень тяжело мыть. Но таскаться в таком виде...

Решив идти до конца, я опустился обратно в воду, и на этот раз погрузился вместе с головой, что бы выглядеть как единое целое. Теперь уже полностью мокрый, я полез наверх.

Выбравшись на палубу, на две лапы я сразу вставать не стал - сначала отряхнулся, стоя на четырёх. Эта способность досталась мне ещё от диких предков, и порою была очень полезна. Шерсть, конечно же сразу встала дыбом, но я быстро её пригладил, принимая нормальный вид. Солнце уже начинало греть, так что высохнуть я должен быстро.

Выглянув из-за кабестана, я увидел эва, который крутил ручку лебёдки, поднимая на борт очередной груз. Рядом стоял какой-то кот, то ли руководя им, то ли помогая.

Сама палуба была просто огромной - площади хватило бы на пару тренировочных площадок, или на несколько главных залов моего зала. Четыре огромные мачты заставляли чувствовать себя маленьким и ничтожным - таких высоких и тонких деревьев в природе быть просто не могло. На мостике, расположенном между мачтами, стоял огромный штурвал - высотой в мой рост. К нему-то я и направился, оглядываясь по сторонам - корабль пустовал, но я слышал от Шанди, что здесь уже есть несколько постояльцев, которые следят за порядком, и за тем, чтобы никто лишний на корабль не проник.

На мостик я подниматься не стал - это было слишком опасно: ещё успею постоять за штурвалом, если придумаю план, и сумею притворить его в жизнь. Я сразу направился вниз, к трюму, где должно было происходить всё самое интересное.

Спустившись под палубу, я сперва попал на кухню. В ней еще ничего не готовили, но уже привезли всё необходимое - огромные котлы, поварёшки всех размеров, огромное количество ножей, досок, ящики вилок и ложек. А ещё я увидел меню - толстая пачка лежала на столешнице самого большого стола.

На всякий случай, я решил посмотреть, что здешний кок уготовил своей команде и куче охранников. Разнообразием меню не отличалось: в основном рыба, изредка, и только в начале путешествия, - свежее мясо. Дальше шли одни сухофрукты, овощи и прочий сухой паёк. Но вот в меню на пятый день путешествия я нашёл то, что меня весьма повеселило. На ужин всей команде и всем охранникам полагаются ириски на сладкое. Проверив всё меню, я усмехнулся - нигде больше такого не было. Оригинально, ничего не скажешь.

Больше на кухне искать было нечего, поэтому я стал спускаться ниже. Пройдя многочисленные ярусы кубриков для солдат, я попал в оружейную. Правда, пока без оружия. Но места для хранения всевозможных смертоубийственных орудий было предостаточно - Флёр такому складу позавидовала бы...

И только в самом низу я наткнулся на огромную сейфовую дверь. Она была чем-то похожа на ту, которую я когда-то отпер, выпустив на волю Клитуса - но она была не в стене, а представляла собой довольно большой люк. Замков на ней было восемнадцать штук - и все разные, с крайне сложными механизмами. Было бы у меня побольше времени, я бы повозился!

В само хранилище сейчас, без необходимого минимума инструментов, я попасть не мог, да мне это и не нужно - главное, теперь я знал где оно расположено, и как выглядит. Всё это я видел ещё на чертежах, которые мне приносили разведчики, но увидеть это вживую стоило многого.

И я сделал для себя ещё один, довольно неутешительный вывод; похоже, что вся нижняя часть трюма, где находилось хранилище, являлась одновременно, и огромным сейфом, и балластом.

В деревянную оболочку попросту забили огромный железный шкаф, судя по всему герметичный, и почти неприступный...

Размышляя над этим, я не сразу понял, что сзади раздаются шаги. Я едва успел юркнуть за какой-то выступ и притаиться. В "зал Двери", как я его про себя назвал, вошли двое - уже знакомый мне барсук, и высокий, удивительно стройный гепард. Его я видел впервые: тело кота покрывали элегантные серебристые доспехи, на поясе висел большой, но казавшийся удивительно лёгким двуручный меч. Его доспехи были скорее символическими - мало что прикрывали, зато деморализовали любого противника своей роскошной убедительностью. На предплечье у него я разглядел знак стражей казны, нанятых специально для этого; на сером фоне гордо стоял пантер, держа в лапах большой флаг непонятного цвета. Сейчас я не мог его различить.

-Как видишь, Арр, всё очень надёжно. Хранилище по сути дела представляет балласт корабля, и оно нерушимо. Сделано из двадцати трёх слоёв стали - абсолютно непробиваемо! Более того - оно герметично, так что за сохранность груза можно не бояться.

-Я думал сохранность груза это наша забота! - гордо ответил гепард.

Только сейчас я сообразил, что это был командир наёмников. Хорошо, что я успел познакомиться с ним еще до нашей встречи...

-Конечно ваша! Но! В случае... непредвиденных обстоятельств, мы можем задержать грабителей этим! - барсук топнул пару раз по на вид деревянному полу, который отозвался металлическим звоном. Гепард со скрежетом царапнул когтями задней лапы по металлу, выкрашенному под цвет древесины.

-Непредвиденных обстоятельств не предвидится. Никто через нас не пройдёт!

-Разумеется. К тому же, у вас будет два корабля сопровождения - это ты и сам знаешь.

-Вы хотите, что бы я послал своих воинов и туда?

-Нет-нет, вы все нужны здесь. Там будут исключительно мои служащие.

-Хорошо. Мои воины подчиняются только мне, и советую вам относиться к ним уважительно... иначе мы будем бить маг-...

-Боюсь, это у вас не получится, - начальник стражи перебил его, - на корабль нанесены руны, нейтрализующие действие любой магии.

-Какая досада... - гепард для пробы щёлкнул пальцами, явно чего-то ожидая, но ничего не произошло. - Действительно, работает...

-Конечно работает. Ну что, здесь всё? Пойдём, посмотрим помещения для охраны?

Ничего не ответив, гепард развернулся, и пошёл наверх. Барсук почти бежал за ним - лапки у него были короткие, а гепард шагал размашисто.

-А что насчет защиты от зелий? - спросил он напоследок, уже исчезая в темноте лестницы.

-Всё уже готово! Сто порций, для каждого...

Оба капитана исчезли в темноте, и я выбрался из своего укрытия.

И тут у меня осенило!

Вся стража - кошаки. Хранилище неприступно, но оторвать его от судна - очень просто! Я быстро измерил помещение шагами. Очень грубо, конечно, но должно сработать. Все хранилище было закреплено в корпусе судна множеством балок...

Отлично!

Я рванул наверх - сейчас главное не потерять мысль, развить её...

И наконец, вот он, план!

Запыхавшись, я наконец выбрался на палубу, и едва оказался там, сразу бросился к носу; пора рвать когти с этого корабля, который скоро станет моим!

Я уже собрался перебираться через борт на якорную цепь, когда вдруг услышал крик:

-Эй! Ты! Лис!

Я обернулся - и увидел бегущих ко мне барсука и гепарда. Пятнистый уже обогнал своего коллегу, и выхватив из ножен меч, с невероятной скоростью нёсся ко мне.

-Именем короля, стой!! - вопил позади него барсук, пока я лихорадочно соображал, что делать дальше...

Гепард был уже совсем близко, - но вдруг опустил уже занесенный меч, явно ошеломленный увиденным.

-Ренар?! - только и спросил он, остановившись в шаге от меня. Он мог убить меня, но почему-то этого не сделал.

-Убей его!! Немедленно!! - кричал барсук, который не пробежал ещё и половины дистанции. Гепард тут же занёс меч, и тот, сверкнув в лучах восходящего солнца, с еле слышным свистом устремился ко мне. Уши гепарда дрогнули, и перед самой своей смертью я понял почему. Раскинув лапы в стороны, я успел сказать только одно слово:

-Наслышан?

И я начал падать назад. Остриё меча пролетело совсем близко, задев жилетку. Клинок гепарда был настолько острым, что кончик меча разрубил пуговицу. Но я этого уже не видел. Падая в воду, я радовался, что я всё ещё жив, и то, что падаю не на каменную мостовую...


***


Наконец я добежал до гепарда. Даже не запыхавшийся, тот стоял на краю палубы с обнажённым мечом в одной лапе, и крутил что-то в пальцах другой. Несколько секунд назад я услышал какой-то всплеск, поэтому сразу перегнулся через бортик. В воде никого не было.

-Ты убил его?! Убил?

-Вряд ли... - негромко, и как всегда гордо ответил гепард.

-Какого чёрта ты тормозил? Что это у тебя?

-Его маленькая частичка...

-Конкретнее!

Гепард ткнул мне в нос маленький позолоченный кругляш.

-Пуговица? И что ты с неё будешь иметь?

-Сувенир... - просто ответил пятнистый, крутя её между пальцев.

-Если этот рыжий прохвост сопрёт всё из-под вашего носа, это будет всем, что получишь ты, и твоя команда! Кстати, - кто это был?

Гепард медленно повернулся ко мне, и посмотрел прямо в глаза. Очень унизительно было смотреть на него снизу вверх.

-Я не знаю... - сказал он.


Ошейник для Лисицы 2. Глава десятая. С пылу, с жару!


Сколько мог плыть челнок от казны до порта? Двадцать минут, плюс пара-тройка на то что бы поднять оставшийся единственный ящик -- так я рассчитывал. А это значило, что не больше получаса у меня осталось до объявления всеобщей тревоги в городе. Может быть, до окраин это дойдёт за час, но если назначат награду, то времени у меня вообще не будет!

С большим трудом, я, мокрый и грязный, выбрался на причал, а потом, чуть прихрамывая, побежал в направлении предполагаемого убежища. Гостиница была на другом конце города -- единственное место, где я мог отсидеться, привести себя в порядок, а самое главное -- изложить весь свой план. Пока я старательно держал его в голове, на ходу придумывая всё новые подробности. По сути дела он был уже готов, осталось только его оформить, правильно организовать среди всех моих возможных помощников и притворить его в жизнь. Оставалось ещё несколько белых пятен -- например насчёт звука... Но об этом я узнаю, всё узнаю!

А пока я бежал через город -- совершенно без прикрытия, мокрый и хромой. Всё тело ужасно болело после удара о воду -- это несмотря на то, что я нырнул практически вертикально, но это «практически» и сыграло свою роль. Я сильно ударился мордой об поверхность воды -- нос будто горел. Но всё равно сейчас надо было бежать, и во что бы то ни встало добраться до своего укрытия.

Странно, но охранников ещё не было -- то ли из-за раннего утра, то ли из-за начала погрузок на корабль. Мне снова везло, но сегодня фортуна должна была повернуться ко мне хвостом.

Я как раз добежал до пологой улицы -- там я рассчитывал обзавестись каким-нибудь плащом или на крайний случай халатиком. Сейчас моя морда была самой востребованной среди городских стражей и просто так любоваться мной я не дамся. Но не успел я пробежать двух поворотов, как мне навстречу вышли двое патрульных, и оба, как на зло, коты!

-Эй! -- сразу же среагировал старший по званию, и схватился за меч, - Это ж Ренар!

-Я не Ренар... - попытался соврать я, но из-за отдышки ничего не получилось.

-Взять его! -- раздался приказ, и я, с обречённым вздохом кинулся в другую сторону.

И хоть силы мои были на исходе, бежал я быстро. Попасться стражам сейчас было бы смертельно и очень обидно. Конечно, даже если бы они меня догнали, для меня бы ничего не кончилось. Здешний капитан скорее всего решит похвастаться своей победой, поэтому казнить меня будут шумно и весело. А с таких мероприятий есть шанс смыться. Но всё равно попадаться не хотелось. Процесс мог затянуться, а значит добыча ушла бы у меня из-под носа, был бы упущен единственный шанс и тогда мне точно никто не поможет -- меня поймают и зарежут уже заказчики, от которых пощады не жди.

Убегая от котов, я понял, что всё равно надо приближаться к гостинице -- иначе я потеряю драгоценное время до объявления меня в розыск. Я стал быстро петлять среди коротких переулков, стараясь забиться в какое-нибудь трудно проходимое место, создавая за собой искусственные препятствия. Два кота, гремящие доспехами на всю округу, оказались довольно медленными, но ловкими, поэтому все ящики, все верёвки и корзины с апельсинами, что я сыпал им на дорогу, преодолевались быстро и без особых задержек, которые могли бы дать мне хоть как-то уйти от них в отрыв. Внезапно я выбежал на совершенно другую улицу, идущую параллельно пологой. От бандитской она отличалась просто потрясающе: через всю улицу тянулись какие-то фонарики, повсюду висело бельё на длинных верёвках, натянутых между домами. Небольшие, трёхэтажные строения, с узенькими окошками -- местным жителям явно было не в радость жить здесь. К тому же этим утром им суждено было проснуться пораньше.

Громя на своём пути торговые повозки, я ломанулся через узенькую улочку. Два кошака, что бежали за мной, уже немного подустали -- я то и дело заставлял их прыгать через самые разнообразные препятствия: от скамеек до телег с арбузами. Наконец два кота отстали, запутавшись в бельевых верёвках. Я притормозил, но темп сильно не сбавлял.

Постепенно я смог набрать себе более-менее неприметных тряпок, в которые завернулся подобно какому-нибудь султану. Только когда я убедился, что моя морда незаметна, я поспешно свернул на пологую улицу.

Когда я вернулся в гостинцу, меня встретила Грейс, быстро оглянувшись, впустила меня внутрь.

-Тебя уже искали! Что за переполох?

-Кое-что пошло не по плану, - объяснялся я, стряхивая с себя тряпьё, - Теперь начальник стражи и командир наёмников знают, что я в городе...

-Что!? -- сразу же раздалось за мной, - Мы с-с-столько работали над твоей безопаснос-с-сностью, а ты перечеркнул вс-с-се наши ус-с-силия!

-Какие усилия, Шанди? Заперли меня здесь и кормили чертежами? Думали, что я соберу вам из этого что-то гениальное, не так ли?

Королевская кобра, злобно топавшая каблуками, резко остановилась и удивлённо посмотрела на меня. Похоже, она собиралась устроить мне выволочку за побег.

-Тебе чего-то не хватало? Ты мог с-с-сказать об...

-И вы бы мне принесли сюда корабль? Ха!

-У тебя были все...

-Да они ничто! Ничто, слышишь? С ними я мог бы сделать что угодно, но ничего бы не вышло! Мне надо было увидеть его своими глазами...

-Так ты ходил на корабль? -- глаза кобры расширились от удивления. Выглядела она так очень забавно, поэтому я усмехнулся ей в ответ.

-Вот именно, что был. И более того, - я поднял палец, выделяя значимость момента, - я сумел... осмотреть его изнутри.

Если бы я сказал «незаметно», то надо мной бы долго смеялись. Но на Шанди заявление о проведённой разведке не впечатлило.

-И что ты там нашёл? Пустой корабль, не более того.

-Нашёл, Шанди! -- я снова поднял палец, - и теперь...

-Ренар! -- сбежавшая с лестницы Эмерлина тут же заключила меня в объятия, не дав договорить. Я лишь тихонько выдохнул от сильного сжатия, и только сейчас почувствовал, что был мокрым. Тепло тела любимой лисицы чувствовалось куда ярче, чем с сухой шерстью, - Где ты пропадал? Вскочил ночью, убежал куда-то! А я проснулась, искала тебя, волновалась!

-Всё как всегда в порядке, любимая, - кое-как отцепив её от своего тела, я взял её за плечи и крепко поцеловал в чёрный мокрый носик.

Недовольно фыркнув, лисица ответила мне взаимностью, но всё-таки оставалась недовольной:

-Ты обычно предупреждаешь меня, когда куда-то уходишь... а что сейчас?

-Я не хотел тебя будить...

-А стоило бы! -- снова встряла Шанди, - Ты тут главный, что делать без тебя будем?

-Как что? Воровали бы без меня.

-Нам для этого нужны твои мозги! У тебя одного сознание на такие кражи настроено!

-Мозги тут даже не нужны -- всё гениальное, а главное великое -- просто...

-И что же там простого? -- попыталась съязвить змея, - С-с-сделаешь всё с помощью удочки и двух топоров?

Я даже брови вскинул от удивления и внимательно посмотрел на Шанди. Толи случайно, толи нарочно она узнала об одной моей краже, правда той, что была ещё до моего величия и до Эмерлины.

-Нет, здесь надо побольше. Короче, у меня...

В этот миг в главную дверь гостиницы настойчиво постучались. Стук не был условным, и быстрее всех среагировала козочка:

-Прячьте лиса!

Тут же две пары нехарактерно сильных для самок лап, взяли меня под руки и быстро затащили к ближайшему окну, закрыв меня шторой. Маскировка не ахти, но быстрее ничего лучшего придумать не удалось. Зато штора была немножечко прозрачной, и я видел всё происходящее.

Одёрнув подол своей блузки, Грейс выпрямила спину и быстро открыла дверь незваным гостям. Совершенно без приглашения в гостиницу зашли два стражника-волка, один достал какую-то бумажку и ткнул ею под нос козочке.

-Мэм, вы не видели этого лиса? -- довольно строго и властно спросил волчара, и получилось это у него настолько сильно, что козочка растерялась перед ним. Сглотнув комок в горле, она сжалась перед охранником и тихонько задрожала. Хвост выдавал её сильнейшее волнение, и я понял, что если она не соберётся, то мне конец, но положение спасла Шанди; вырвав из лапы охранника листок, она внимательно осмотрела его и прошипела в ответ:

-Такого с-с-сдесь не было...

-Вы абсолютно уверены? -- зачем-то переспросил волк, глядя на козочку. Грейс постаралась выпрямиться и кивнула в ответ:

-Нет. Его здесь не было и нет, - соврала хозяйка гостиницы.

Волки в последний раз переглянулись, осмотрели козочку, которая продолжала дрожать.

-Вы бы понежней с ней, - подсказала им Эмерлина, - а то напугали бедняжку, видите даже ответить не может.

-А мы что? -- удивлённо вскрикнули волки почти синхронно.

-Что-что... А вот что! Давай, идите отсюда, вам здесь нечего ловить.

-Да, вы отнимаете у нас-с-с много времени...

-Мы обязаны предупредить вас, что этот лис крайне опасен и вооружён. Если он окажет вам сопротивление, можете убить его, но это крайний случай.

Я, завёрнутый в штору, тихонько вздрогнул -- охоту на меня объявлял в своё время только Изенгрин, не думал что и милый и безобидный на вид барсук дойдёт до таких методов.

-А что же он такого наделал?

-Это страшный преступник, разбойник и убийца. На его счету уже десяток душ, так что будьте осторожны: у нас есть все основания полагать, что он сейчас здесь, в городе.

-Ого... - протянула моя жена, разглядывая листочек, - Конечно, мы обязательно вам поможем.

-С-с-спасибо за предупреждение.

-Не за что, дамы. Удачи вам.

Охранники откланялись и ушли. Козочка, проводившая их до порога, поспешно закрыла двери на тяжёлый засов, и припала спиной к створам.

-Разбойник? Это ещё ладно! Но вот убийца!..

-Грейс, это всё враньё.

Я позволил себе выбраться из укрытия, и сразу же подошёл к самкам, что бы внимательно разглядеть листок, который давали волки. Сразу же я показал палец Грейс:

-Я никогда никого не убивал. Поняла? Никогда.

-Но почему они так говорят про тебя?

Я вырвал листок из лап лисицы и расправил его перед собой -- Эмерлина немного его скомкала и немного порвала своими когтями, но это не мешало разглядеть общий смысл листовки: я был изображён в профиль и в фаз, под рисунками была большая надпись «Разыскивается опасный преступник», дальше шло перечисление всех моих не самых добрых деяний. Среди всех мне не постеснялись приписать убийство, многочисленные разбои и грабежи, и даже несколько изнасилований. Вот последнее меня очень удивило.

-Ренар, ты мне что, изменял? -- уперев лапы в бока, недовольно-шутливо спросила моя жена.

-Не знаю, любимая, но похоже на то...

-Это кому же так повезло?- она хихикнула, но Шанди и Грейс посмотрели на неё серьёзно.

-Это одно из гнус-с-снейших прес-с-ступлений в этих краях. Он сделал это что бы тебя вообще возненавидели здес-с-сь...

-Он этого скоро добьётся. Ничего, больше я не намерен показываться в городе, разве что пару раз.

-Ты что-то хотел с-с-сказать нам... - напомнила мне кобра, сложив лапы на груди. И только тогда я вспомнил, что хотел порадовать её своей новостью.

-Ах да... Теперь у меня есть план. И до его осуществления осталась не деля, не больше. Они ускорят отгрузку всей казны, зная что я здесь, так что давайте приступим сегодня же!

-Говори что тебе надо лис-с-с...

-Сначала... Приведите мне леопарда, который был в команде разведчиков... И пару листов бумаги.


Шанди старалась делать всё очень быстро. Выслушав полный список всех моих желаний, она составила список и распределила всё по времени. Первым делом мне устроили встречу с леопардом -- он мне был нужен как эксперт по кошкам и я искренне надеялся, что леопарды и гепарды похожи. Собственно бегать далеко не пришлось, кошак через пару минут был в зале, но я решил провести разговор с ним в менее напряжённой обстановке, поэтому пригласил в свой номер. Леопард, когда шёл за мной явно волновался. За ним со строгим видом шли Шанди и Эмерлина, и я понимал, что когда тебя вот так притаскивают к главному, и куда-то ведут, в душу обязательно закрадутся какие-то подозрения насчёт происходящего. Но как только я привёл его наверх, усадил перед собой и сел напротив, широко улыбнувшись, он расслабился. Эмерлина и Шанди присели рядом, на небольшой уютный диванчик как раз на два места.

-Не бойся. Никто есть тебя не собирается.

Леопард неловко усмехнулся и уселся поудобнее, глядя в сторону дивана с самками. Шанди лишь коротко кивнула ему.

-Как тебя звать, чем занимаешься?

-Да что вам до моего имени? -- он почесал за ухом и слабо улыбнулся мне в ответ.

-Как это что? Мне что называть тебя просто леопардом?

-Наверно так будет лучше...

-Твоё имя что, большой секрет?

-Меня зовут Алейстефер, сэр.

-Кхм... Да... Так чем ты, говоришь, занимаешься?

-Я разведываю пути и маршруты, сэр. Все, которые участвуют в этом мероприятии. В основном, конечно, это делают...

Я поднял лапу, перебив его. Леопард сразу же сник.

-В любом случае, ты уже проделал отличную работу. У меня к тебе пара вопросов... По естеству.

-Не понимаю...

-Ты же вроде леопард, да?

Пятнистый демонстративно оглядел своё тело, пошевелил лапами и утвердительно кивнул.

-Так вот... Не знаю, насколько ты близок к гепардам, но некоторые твои знания могут быть полезны для дела.

-Гепарды... Ну мы с ними многим похожи, сэр.

-Меня интересует ваш слух.

Сложив пальцы вместе, я внимательно осматривал уши леопарда -- такие же округлые, небольшие элегантные округлые ушки, очень похожие на гепардовые. Я искренне надеялся, что леопард поможет мне, но я смогу попросить себе и гепарда... а ещё я искренне надеялся, что лисы и кошки имеют достаточно различий в этой области...

-Что конкретно, сэр?.. Я... я слышу довольно хорошо.

-Вот именно. Вы слышите немногим хуже, чем мы, и я абсолютно уверен, что есть какие-то звуки... которые вас отталкивают.

-Отталкивают? -- переспросил леопард, глядя на меня.

-Да. Отпугивают, заставляют бежать сломя голову, испытывая неосознанный панический страх. И при этом -- его не буду слышать ни я, ни кто-либо другой, кроме кошачьего племени.

Шанди на диване медленно округлила глаза. До неё начинало доходить, что я задумал.

-Ренар, ты думаешь, что вся команда сплошные коты?

-Не думаю. Знаю.

-Откуда? -- поинтересовалась она.

-Не важно. Главное сейчас узнать есть ли такой звук.

Леопард, услышав вопрос, сразу погрузился в свои мысли. Некоторое время он напряжённо смотрел в одну точку где-то под столом, потом встал и начал ходить по комнате, делая максимально широкие шаги.

-Звук... Звук...

-Да. Такой, который вообще непереносим.

-Вот непереносимый звук для всех кошек есть. Хотя он может быть невыносимым для лисов тоже...

-Что это за звук?

Леопард снова сел передо мной и стал объяснять.

-Недалеко от этого города, как и во многих других местах водиться один особенный вид неразумных ящерок. Про него говорили, что это очередной эксперимент алхимиков, опять напутали со смешением видов, но никто этого подтвердить не может. Ящерки непростые. Места, в которых они живут, все кошачьи обходят стороной.

-Почему?

-Как раз из-за звука. Понимаешь, детёныши этих ящеров с виду очень напоминают мышей. Естественно, это привело к тому, что все окрестные кошки стали на них охотиться, и вид уже было пропал, но появились какие-то ящерицы, которые своим голосом могли отпугивать кошек. Но они могут так делать только в детском состоянии, то есть взрослые ящеры такую способность теряют -- выросшие особи не очень-то напоминают мышь, скорее серую лисицу.

-Как это ящер может напоминать мышь или лису, если они покрыты чешуёй?

-Да... Но так оно и есть. Их чешуя серая и напоминает лоснящуюся шерсть -- настолько она мелкая.

-Если ящеры отпугивают криком кошек... Они и лис должны отпугивать?

-Собаки спокойно собирают детёнышей этих ящеров круглый год...

-Собирают? Зачем?

-Как я и сказал -- у них очень мелкая серая чешуя. Если её немного обработать она становится серебристой, за что очень ценится некоторыми... Самками.

Я усердно думал, обрабатывая эту информацию. Значит ящерицы, которых надо пронести на корабль. Это не будет проблемой.

-Спасибо, друг мой! -- я встал с кресла и протянул ему лапу, - Ты очень нам помог.

-Не стоит благодарностей, я же в доле. Желаю вам удачи, сэр, я и моя команда рассчитываем на крупную наживу.

-Будьте уверены, вознаграждены за свой труд вы будете по достоинству. Свободны, - я улыбнулся леопарду, давая понять, что аудиенция окончена. Пятнистый сразу встал, быстро откланялся и покинул комнату. Я повернулся к Шанди и моей жене.

-Эмерлина, это теперь твоя задача, уверен, ты с ней справишься. Если этих ящерок собирают, то я абсолютно уверен, что где-то их разводят в огромных масштабах. Здесь мы всё сделаем по-честному: возьми денег и приобрети... Штук сотню, а лучше сразу три сотни этих чудодейственных ящерок. И притащи мне парочку, на проверку. Да, и постарайся сделать это... Ну за этот день точно. Времени у тебя...

Я быстро выудил из жилетки карманные часы, которые пережили купание в воде, и, разумеется, остановились, и теперь показывали без четверти восемь.

-Часов пять. Справишься?

-Разумеется, милый, - кивнула Эмерлина.

-Шанди... с тобой нам нужно обговорить несколько деталей плана, и потом я и тебе дам небольшое, но куда более опасное задание.

-Ренар! Я думала, что ты поручишь что-то важное мне! -- недовольно высказалась моя жена.

-Эм, дорогая, без этих ящерок у меня вообще ничего не получится. Мы с Шанди займёмся второй частью плана.

-Хорош-ш-шо...

-Эмерлина?

-Ну не дашь мне послушать твоего плана?

-Ну ладно. Шанди, сколько ты кораблей ты можешь мне обеспечить?

-А с-с-сколько тебе нужно?

-Четыре. Не меньше.

Кобра недовольно зашипела, но кивнула головой.

-Будут. Зачем они тебе?

-Мне интересно, как вы сумели достать корабль со дна, тот, который потопили эвы?

-Он лежал не очень глубоко, и это заняло очень много времени...

-Как? -- переспросил я.

-Очень прос-с-то... Его подцепили с двух сторон двумя другими и подняли лебёдками, залатав дыру в корпусе, откачали воду -- и он с-с-снова на плаву.

-Я примерно так и думал.

-А зачем тебе целых четыре корабля?

-На них всех должны быть эти лебёдки -- это раз. Самые мощные из всех. Во всех кораблях должны быть готовы выбросить балласт. Приготовьте по... Пять-шесть дополнительных мачт на корабль...

-Что? Да с-с-с такой нагрузкой балласт придётся выбросить сразу!

-Так и сделайте. Суднам предстоит перетащить очень большой и тяжёлый груз.

-Какой?

-По сути дела -- всю казну. Она запакована в огромный сейф в трюме корабля -- она же служит балластом.

-Ты уверен что мы сможем вытащить её из воды? Ради такого груза строили огромный фрегат несколько лет -- а ты хочешь вытащить её четырьмя пиратскими суднами?

-Вытаскивать её мы не будем. Просто оттащим на мель, а там я её вскрою для вас. Кстати. Вскрыть её мне придётся и там.

-Что ты задумал на этот раз?

-Проблема в отделении... Плавсредства от вожделённого всеми нами сейфа. И я предлагаю его просто оторвать.

-Каким образом?

-Это твоё второе, личное задание от меня, Шанди. Мне нужна взрывчатка. Причём много-много взрывчатки. И довольно необычной...

-Говори, - прошипела кобра.

-Мне нужна... Верёвка. Из взрывчатки. Даже канат.

Такому предложению Шанди даже не удивилась. Сложив лапы на груди, она меланхолично спросила:

-Сколько?

-Что бы хватило на периметр всего судна. По весу много не надо, думаю оторвёт и так. Но на всякий случай мне так же нужно несколько шашек, там ещё балки её держат...

-Ты уверен, что взрывами ты не повредишь хранилище?

-Нет, это исключено. Даже если я его потом обложу взрывчаткой, оно останется невредимым. Наверно...

-Так наверно или точно?

Я махнул на кобру лапой, пропуская этот вопрос.

-Пока вы будете заниматься своими делами -- я займусь своими. Мне нужны хорошие часы с запасом хода на пять дней, - тут я окинул взглядом кучку часов в стеклянной банке, - и кое-что для большого бабах...

-Ещё взрывчатки?

-Да! Самой простой. Я намерен избавится от двух судов сопровождения -- просто снесём им мачты...

-Ты что, в город собрался!? -- тут же вскрикнула моя жена, подорвавшись с дивана, - Не пущу!

-Милая, но...

-Я уверена, вместо тебя с этим справятся и парочка пиратов, не так ли, Шанди?

-У меня есть большие любители и маленькие специалисты...

-Слышал? Оставь эту затею!

Я устало откинулся на кресло, взявшись за голову. Теперь эти две не дадут мне никакого покоя...

-Хорошо. Пусть зайдут через полчаса, да и плотников мне! Да, и вообще!

-Что?

Я внимательно посмотрел на Шанди, и сорвался на крик:

-Всех сюда!


Как только самки испуганно ушли, я направился за ними в большой зал -- туда, где меня когда-то встретили, приняли и пытались показать мне, насколько я глуп и ничтожен. Ну что ж, теперь моя очередь заставить всех поработать!

Усевшись во главе пустого стола с самым серьёзным видом, на который я был способен, я скрестил лапы на груди и стал ждать.

Звери медлили с собранием: кто приходил ещё зевая, кто в излишне весёлом настроении, вообще не понимая зачем всех советников так быстро собрали. Но, натыкаясь на мой серьёзный вид, сразу прекращали разговоры, и сидели тихо. Пока собрались абсолютно все, прошло порядка пятнадцати минут. И как только последний зверь -- кот, исполняющий обязанности секретаря -- уселся за стол и замолчал, я сильно ударил кулаком по столу.

-Почему так медленно собираемся!?

Все звери тут же вздрогнули и прижали уши от страха: обычно я обращался с ними как с почётными гостями, но сегодня решил сменить тон.

-Если вы все будете так наплевательски к этому относиться, то план будет провален! Сейчас в нашем механизме важен каждый винтик, и поэтому все вы должны работать как никогда в жизни! Сейчас важно каждое слово, которое я скажу, поэтому выковыривайте свои блокноты из мантий и прочего тряпья, и корякайте когтями! Макать перо в чернильницу времени у вас уже не будет! Карту! -- приказал я, и сразу же один из команды развернул на столе огромное разукрашенное полотно.

Теперь все звери смотрели только на меня, а я смотрел только на карту. На ней уже был проложен точный маршрут по которому пойдёт моя цель. Я обозначил для себя пару мест, и спросил у своего помощника о них:

-Мне надо что бы корабль оказался здесь. Дальнейшее я беру на себя.

-Но тут же мель...

-Это мне и надо! Оттуда будет проще вытаскивать груз.

-Ты что, собрался всё затопить?

-Ты предложишь мне что-то другое? -- я строго посмотрел на говорившего, и тот сразу замолк, - План для вас простой: в этом месте, на самом мелководье вы должны под водой установить ловушку. Ничего сложного в ней нет.

Я взял перо и стал быстро и крайне схематично изображать прямо на карте свою идею:

-Пара десятков столбов, между ними натянуты верёвки... нет, лучше тросы. Металлические. Постарайтесь найти и такое, будет тяжело. В каждом столбе должно быть что-то, за что можно зацепиться лебёдками. Расстояние между двумя рядами -- порядка двадцати шагов, можете сделать больше. Чем больше получиться пар -- тем лучше и прочнее, поняли?

Трое помощников сразу же кивнули.

-Мы немедленно займёмся этим.

-Отлично. И поторопитесь -- у вас мало времени, неделя максимум.

-Всё будет сделано.

-Следующее. Компасы, - я ткнул на небольшого мангуста, сидевшего передо мной, - ты знаешь какие компасы на корабле и какой у капитана?

-Конечно, сэр!

-В таком случае, твоя задача -- подделка оных. Отклонение высчитаешь сам, тут ничего сложного. Но мне надо что бы они пошли по этому курсу сразу!

-Как скажете!

-Список всего, что мне понадобится по мелочам, я составлю для вас позже. Пока мне надо собраться на небольшую кражу. Закончили с совещаниями, так что все за работу!


Я снова собирался в казну, но на этот раз куда основательнее: переоделся в чёрную кожаную жилетку, специальные ботинки перчатки, набор всякой химии и небольшой складной ломик.

Шанди сработала на удивление быстро -- взрывчатка была доставлена в срок, и карета, набитая ею под завязку, уже ждала меня за окном. Накинув коричневый плащ, я спустился к ней.

На козлах уже сидела Шанди, и как только я показался снаружи, она подстегнула пару лошадей и тронулась в путь до казны. Я запрыгнул к ней на ходу.

-Не хорош-ш-шая это идея...

-Хех... это точно. Таким я ещё не занимался.

-Чем?

-Ну как... Я обычно краду, а теперь я... Вкрадываю что ли?

-Похоже на то. Справишься?

-Ещё как.

Карета тихо и медленно тащилась по ночному городу. Нам повезло: сегодня, из-за моего появления, отгрузки новой партии золота не планировалось, и этот шанс нельзя было упустить. Беда только в том, что этот шанс потом понадобится мне ещё раз. Я хотел сделать всё сразу, и поместить нужный мне груз сразу весь, но Эмерлина сказала, что ящерки будут только завтра, и к тому же -- их надо было нести в совершенно другое место.

Мы остановились у самого забора, и Шанди спустилась на землю.

-Готовь всё. Я сейчас буду. Как только передашь мне последнее- уезжай, не жди. Мне ещё паковать всё это.

Королевская кобра кивнула, и занялась разгрузкой. Я же тем временем перемахнул через забор и снова побежал к казне. Быстро открыв на своём все двери, я остановился у самой казны.

Они даже не потрудились сменить ключ замка.

Внутри я уже спокойно ориентировался и чувствовал себя куда увереннее, чем в первый раз. Пробежавшись вдоль рядов ящиков, я обшаривал их глазами, ища самую большую цифру.

900...

Тысяча. Тысяча двести. Дальше ящики упирались в глухую каменную стену, а следующий ряд начинался с двадцати восьми. Значит это то, что мне было нужно.

Забравшись за этот ряд, я нашёл самый большой номер -- 1237. Его-то я и разломал. Вытряхнув из него всё золото на пол, я бегло осмотрел пространство. Которое он в себя вмещал, и решил открыть ещё один. Когда ещё одна гора золотых слитков вперемешку с сеном вывалилась мне под лапы, я счёл оббьем достаточным и побежал обратно.

Во входной двери здания казны уже торчала металлическая стрела с привязанной верёвкой, на которой висел арбалет и специальный блок. Сняв эти нехитрые приспособления с каната, я вбил блок максимально низко в дверной косяк, проверил его, и, пропустив через него верёвку, зарядил туже стрелу в арбалет.

Шанди решила начать с большого толстого дуба, что стоял немного поодаль от кареты. Похоже, она подогнала повозку поближе, и уже стояла, ожидая моего выстрела.

Как жаль, что со мной нет Флёр. Она бы попала.

Стрела унесла за собой верёвку, но куда-то сильно влево от дуба, и Шанди, конечно же, бросилась её ловить. Когда она показалась снова, держа в лапе верёвку, она потирала капюшон, и была довольно сильно раздражена моей косолапостью. Я неловко улыбнулся ей в ответ и стал ждать, когда она наладит канатную дорогу.

На город опустилась ночь и полностью вступила в свои владения. Становилось темно, и мы успели навести канат.

Змея, проверив работоспособность дороги, которая с лёгкостью выдерживала её вес, стала спускать мне первую партию взрывчатки. Две больших катушки с толстым шлангом, в котором была набита взрывчатка. Шанди лишь пожала плечами, когда я спросил её что это за вещество. Я конечно не смог устоять и испытал его в гостинице: горка порошка размером с коготь разнесла любимый платяной шкаф Грейс в маленькие щепки.

Приняв первые две бобины, я кое-как схватил их подмышками и понёс в казну, где аккуратно уложил в ящики из-под золота.

Так повторилось семь или восемь раз. Как я и ожидал -- одного ящика оказалось мало, второй заполнился наполовину. Как только я убедился, что катушка была последней, и вся дополнительная взрывчатка уложена в ящиках, я махнул лапой Шанди, чтобы та уезжала. Кобра не замедлила ретироваться.

А передо мной стояла одна небольшая проблема: надо было куда-то девать золото, место которого заняла моя пиротехника. Идея у меня конечно была, но если заметят -- будет плохо.

Первый ящик я завалил соломой и забил его обратно -- по весу он получался почти таким же, как и ящик с золотом, так что за его сохранность я не волновался. Второй ящик пришлось присыпать золотом -- так я избавился больше чем от половины лишнего золота. Теперь приходилось открывать другие коробки и совать в них по пять-шесть дополнительных слитков, а потом забивать их обратно. Так я пополнил десяток коробок, в надежде что несильное увеличение веса будет не так заметно.

В конце концов у меня всё получилось: я загрузил нужный груз и спокойно дошёл обратно до своей гостиницы, где меня уже ждал небольшой сюрприз: весь первый этаж был заполнен небольшими клетками, в каждой из которых сидело по два-три ящера серебристо-чёрного окраса. Все собачьи и даже Шанди игрались с маленькими смешными ящерками, а Эмерлина наблюдала за этим с высокой лестницы.

Как я и предполагал, все кошачьи обходили большой зал стороной.

Я быстро разобрался в новом порядке, подобрал с одного из ящиков клетку с ящерицей и постучал когтём по тонким прутьям -- она сразу подошла к пальцу и попыталась перегрызть прутик. Внешне ящер действительно очень напоминал мышь -- серенький, длинный хвост, мелкий и юркий.

-Я хочу посмотреть, как это действует на котов.

-Ты что, не видишь, что их тут нет?

-Конкретнее... - я взял клетку и, держа её перед носом, понёс в комнату к леопарду.

-Ренар, не стоит над ним так издеваться! -- крикнула мне Эмерлина, когда я поднимался наверх.

-Ничего. Я совсем немного...

Войдя в номер к леопарду, я увидел не гордого сильного кошака, а сжавшегося от ужаса пятнистого труса, закрывшего голову подушкой.

-Уходите! И закройте за собой дверь! -- сразу закричал он.

-Встань для начала...

-Кто это!?

-Твой знакомый.

-Пошёл вон отсюда! Ты натащил сюда этих гадёнышей!

Решив, что диалога не получиться, я просто поставил ящерицу прямо перед его мордой. Леопард закричал и ударился затылком об стенку...

А ящер тем временем беззвучно открыл маленький ротик и стал толи щёлкать, то ли пищать -- у меня заложило уши от его защитного звука, но на леопарда это произвело куда более страшный эффект; с глазами полными ужаса, он отмахнулся от клетки, сильным ударом отправив её в другой конец комнаты. Там ящер запищал ещё громче, и тогда леопард, будто обезумев, выбросился из окна, разбив в прыжке стекло.

Не ожидав ТАКОГО эффекта, я бросился к проёму -- этаж всё-таки был не первый -- и стал шарить ночным зрением по земле. Леопард, как оказалось, перенёс такое падение совершенно спокойно и на полной скорости уносил лапы из гостиницы.

А я громко засмеялся, опираясь на разбитое окно. Вот ТАКОЙ эффект мне и нужен!

Вернувшись в свой номер, где я должен был отоспаться, я не без удивления встретил на кровати свою жену, томно лежащую на шёлковой простыне в лёгком, коротком халатике.

-Знаешь, помимо ящерок, я купила кое-что для себя...

-Что же это может быть? -- наивно спросил я, смутно догадываясь о подарке.

-На самом деле... Это кое-что для тебя....

Красиво извернувшись на кровати, Эмерлина стянула со своего тела халатик, обнажая свои красивые, плавные изгибы...

Которые так удачно подчёркивались с помощью нового серебряно-чёрного белья, которое плотно облегало её бёдра, прикрывая лишь самую малость, оставляя лисицу на грани приличного.

-Ради такого...

-Не говори сколько погибло ради такого, мне уже хорошо.

-Что за глупости ты говоришь...

-Что за глупости ты носишь, - в тон жене отвечал я.

А пока она осмысляла сказанное, я хрустнул костяшками пальцев, снял жилетку и ужом прокрался под одеяло, на котором лежала моя самая любимая лиса на свете.


Ошейник для Лисицы 2. Глава одиннадцатая. Работа на публику.


Пять дней потребовалось капитану, что бы всё собрать, как следует упаковать, загрузить, и дать отмашку на капитальные сборы. Пять дней лихорадочного марафона сборов, ограблений, ночных вылазок и большой любви. В такие моменты мы с Эмерлиной плохо переносим разлуку, поэтому старались как можно чаще быть вместе. Моя лисичка разнашивала своё новое бельё, которое, по её признанию, оказалось очень удобным. Мне же было не очень приятно - жёстко. Но не это было главным...

Последний день перед отправкой корабля. Всё уже спланировано, проверено несколько десятков раз, местами даже отрепетировано. Последние сводки погоды, - и на наши корабли грузят последние грузы: свежую воду, и скоропортящиеся продукты. Мне рассказали, что в пиратском городе практически паника: все ищут последние мелочи из списка необходимых мне вещей. Командовала всем этим Шанди, и сейчас она постоянно находилась рядом со мной, всячески мне помогая. Эмерлина, моя любимая, даже пару раз ходила на ночные кражи вместо меня.

А днем мне было опасно даже в окно выглядывать! Награду на меня назначили такую, что любой житель города, завидев меня, сразу или заложил бы меня, или попытался прибить на месте. Благо живой я или мёртвый - никого это не беспокоило, кроме команды зверей, которые жили со мной в гостинице, снятой у Грэйс, и которые всесторонне помогали мне.

Козочке, - хозяйке гостиницы, - пришлось заплатить двойную цену, чтобы она не сдала нас.

Последний день перед отправкой корабля... Завтра начнётся моё самое грандиозное, самое дорогое, и самое важное выступление в моей жизни. Мне предстояло превратиться в другой вид, который я очень любил за некоторую похожесть на свой...

В данный момент я сидел в мягком кресле-качалке, неторопливо потягивая вино, а на полу передо мной извивался и брыкался связанный енот.

Мне рассказали всё про него: это был именно тот, кто и был мне нужен. Младший поварёнок, помощник шефа по закускам и десертам. На подлокотнике кресла у меня уже лежало его досье: двадцать семь лет, трое детишек, трижды женат. Две прошлые жены погибли при загадочных обстоятельствах.

Я отпил вина, продолжая читать, время от времени посматривая на енота. По его реакции на столь неожиданную ситуацию я хотел понять его характер, его привычки, и другие повадки...

В тексте было рассказано всё: вплоть до имён его рыбок, которых он разводил. Через некоторое время енот наконец успокоился, и уставился на меня. Для большей надёжности ему скрутили пасть, лапы в крепких наручниках, - я бы запросто выбрался из этих оков, но он-то не я....

Ласково улыбнувшись ему, я отложил листок. Всю информацию о нём я выучу потом, а сейчас мне было важно поговорить с ним.

Показав кобре условный знак, я попросил снять с него повязку на морду. Простучав каблуками, Шанди легко приподняла его за шкирку, и одним движением располосовала бинты.

-Ты ещё пожалеешь об этом!! - сразу же закричал енот, извиваясь в лапах кобры. Шанди дернула его за шкирку, а потом, чтобы как-то угомонить его, просто приподняла над полом, и полосатый сразу жалостливо заскулил.

"Он боится боли" - сделал я для себя первый вывод.

-Отпусти! Прошу!

"Слабак..." - вывод номер два.

Шанди милостиво поставила его на пол, поддержав, чтобы не упал. Настала моя очередь говорить.

-Я знаю, что пожалею об этом, но это будет завтра... - я посмотрел на листок, вспоминая его имя, - М... Макс...

-Ты даже имени не можешь запомнить, на что ты рассчитываешь, а? - рыкнул енот, гневно махнув хвостом.

Догадливый. Это мне пригодится.

-Мне хватит Макса. А ты, как я вижу, уже догадался, зачем ты здесь...

-Я ничего тебе не скажу о корабле! И мне плевать! Потом, когда всё кончится, и я, может быть полуживой, выползу из твоей пыточной, мне заплатят столько, что смогу жить припеваючи!

-А ты фантазёр, Макс... уже и пыточную предвидел, и зарплату... - про себя же я подумал, что жадина он тот ещё.

-Ну давай, чего ждёшь? Я всё про тебя знаю! Убийца! - прошипел он.

Как наивно...

-Прочитать листовку еще не значит знать всё. Там много... врут, мягко выражаясь, - я снова отпил вина - совершенно спокойно, стараясь удержать эмоции.

-Мне без разницы, что ты....

-Шанди, пожалуй, с меня хватит. Всё, что мне было нужно, я уже узнал...

Я надменно посмотрел на енота, давая понять, что аудиенция окончена. Глаза полосатого округлились от страха и непонимания, но змея уже затолкала ему в пасть обрезки тряпок и перевязала морду тонкой верёвкой.

-Ну... что с-с-скажешь?

Я ещё раз посмотрел на енота и широко улыбнулся. У него в левом ухе торчала большая круглая серьга. Немного сложнее, чем моя - её можно было снять, и дырки в ухе особой не было, но это и неважно. Серебряная, в отличие от моей золотой, и теперь надо было всё-всё-всё перекрасить...

-Скажу, что я согласен. Пора приступать.

-Нес-с-сите краску! - приказала кобра и принялась оценивающе крутить енота во все стороны, внимательно его разглядывая, и запоминая цвета...


Самая приятная часть подготовки.

Ты сидишь себе спокойно в своём кресле, а вокруг тебя хлопочут пять-шесть самок, вооружённые кисточками.

Полная перекраска шерсти - это не так просто, как кажется на первый взгляд. Во-первых, краску использовали особенную - её изготовили алхимики, придав ей нужные свойства: водостойкость, износоустойчивость, насыщенный естественный цвет - и даже нужный запах! Ведь енот, пахнущий лисом - это довольно странно. А из отдельных особенностей к ней прилагался специальный реактив, который мог быстро вернуть первоначальный цвет - это было необходимо для выполнения моего плана. Во-вторых, хоть я сам не очень однотонный, всё-таки окрас енота местами сложнее. И самое сложное место - хвост.

С ним возились уже больше полутора часов, и закончили только половину. Оказалось, что нарисовать нужные полоски на нужном расстоянии и нужной толщины - дело практически ювелирное. И пока две кошечки разукрашивали мою гордость и достоинство, с мордой возились Эмерлина и Шанди. Другим бы я такое занятие не доверил.

Лапы у моей жены постоянно подрагивали, у Шанди получалось куда лучше передать все оттенки и очертания узора на морде Макса. Теперь мои глаза украшали своеобразные "очки" с белыми бровями, через лоб проходила чёрная полоса, а щекам придали лёгкую полосатость. Серьгу красила Грэйс - обложив ухо ватой, она, высунув от усердия язык, красила каждую сторону моего обручального кольца.

После всех процедур, к некоторым частям моего тела прилепили шерстяные накладки, немного меняющие его очертания. В частности я стал куда менее стройным...

Потом то же самое сделал и с мордой.

И всё это было ужасно щекотно!

Когда же мне наконец позволили открыть глаза, я не узнал себя в зеркале. Оттуда на меня смотрел нагловатый, и очень удивлённый полосатый енот. Самый настоящий. Но что-то все же было не так...

-Приведите Макса! - велел я, и прошёлся по комнате, будто привыкая к новому телу. Настоящего енота привели быстро, и я внимательно осмотрел его морду, одновременно поглядывая на свое отражение в зеркале.

И всё сразу стало понятно: уши. Постаравшись запомнить положение ушей Макса, я после нескольких попыток сумел повторить его. Обычно я держу их поднятыми, и вот теперь мне предстояло привыкнуть к небольшому наклону, и необычному углу между ними. Но это не смертельно... если что - воспользуюсь проволокой...

Енот замотал головой, пытаясь избавиться от кляпа. Я махнул, что бы ему позволили говорить.

-Ты не понимаешь что творишь!

-Отлично понимаю... - я красовался перед зеркалом, слегка поправляя причёску.

-Ты ведь обо мне ничего не знаешь! - продолжал бубнить енот.

-Всё что мне нужно, я уже знаю...

-Но есть одна вещь, о...

-Шанди... - устало бросил я, и змея тут же утащила енота в его комнату, где заперла его.

Бедняга. Ему предстоит довольно долго поскучать взаперти, но потом мы заплатим ему за предоставление своего образа и места на корабле, полном золота...


Последний день перед началом операции, наконец, закончился. Следующий рассвет предстояло встретить уже енотом, но Эмерлина знала, что всё это лишь обман... а её я никогда не обманываю.

Мы с ней легли в постель, тихонько обнялись, и натянули одеяло до самых глаз. Кто знает, может это будет наш последний шанс побыть вместе...

Я заговорил первым:

-Ну так что... всё готово?

-Конечно, дорогой.

-Ящерицы? - это меня волновало больше всего, ведь без них ничего не получится.

-В ящике с ирисками. У них запаса еды и воды на неделю, к тому же сейчас они спят.

-Ключи? - так я называл 18 ключей, необходимых для открытия замка сейфа. Мне пришлось лично украсть их у короля, который отправлялся в другой город днём раньше.

-Там же, в верхнем отделении, - устало ответила Эмерлина, зарываясь мордочкой в мою серую шерсть.

-Реактивы....

-Колбочка небольшая, круглая такая... там концентрат, разведёшь в воде...

-Что с кораблями сопровождения?

-Бомбы заложены, и уже тикают...

-Всё остальное...

-Это к Шанди милый...

-Сейчас я к ней не пойду. Сейчас я только с тобой... - я медленно погладил её по пояснице, и похотливо зарычал.

-Тебе завтра рано вставать, - напомнила моя лиса.

-Мне хватит трёх часов. Всё равно самое главное начнется лишь через неделю.

-А ещё я не изменяю мужу с енотами... - довольно проворчала моя жена, и повернулась ко мне спиной.

Вот это поставило меня в тупик. Она конечно пошутила, но в чём-то была права...

Всё-таки я теперь даже пахну как настоящий енот...


Утро приветствовало меня неприятным шипением и сильным топотом. Когда я кое-как разлепил веки, которые склеились, похоже, из-за краски и клея, которым приклеивали шерсть на морде, и встал, то понял, что в комнате помимо большей части моей команды оказался еще и Мирумас. Он залетал и раньше, но в этот день его визит был мне особенно важен. Крылатый лис сжимал что-то в лапе.

-Доброе утро, Ренар, - сказал он, держа за плечо мою жену. Эмерлина проснулась раньше меня, и уже успела подлезть к нему под крылышко. Но сейчас я был неспособен даже на ревность.

-Доброго полёта, Мирумас...

Кое-как встав с кровати, я подошёл к полукругу зверей, которые выстроились у меня в спальне. По центру стояла кобра; распустив капюшон, она щупала языком воздух, проверяя запахи.

-Запах не сбился. Ты всё ещё пахнешь как енот, - деловито констатировала она.

-Это просто отлично. Эмерлина?

-Мирумас хочет что-то сказать тебе, Ренар.

-Так я его слушаю, - я немного грустно повернулся к летуну.

-Говорить буду не я. Тебе послание.

-От кого?

-Флёр, Арен. Клитус. Твои дети даже. Другие члены клана... Ритка с Криткой, кстати тоже... Прилетели, узнали где ты, и чем занимаешься... вот. Тоже попросились.

Я лишь тихо покивал головой, давая понять, что я готов. Летучий лис вытянул лапу, в которой крутил что-то и опустил в мою ладонь маленький кристаллик. Непроизвольно закрылись глаза, и в следующий миг в моей голове зазвучали голоса. Десятки голосов, на разный лад и интонации... Кто-то говорил грустно - то была Лима, моя дочь. Строгий, жёсткий, но в тоже время родной и чем-то нежный голос... я не мог не узнать Флёр. А сразу рядом с ним другой - какой-то скромный и неловкий - так всегда чувствовал себя Арен, когда был рядом со мной и Флёр. А вот два одинаковых голоса, как обычно слившихся в один - близняшки... Рык, через который с трудом пробивался голос - самый первый эв...

Несмотря на холодную обстановку, которая царила в комнате, в груди у меня потеплело. Когда я открыл глаза, я уже не понимал, - я просто ПОМНИЛ то, как все близкие мне желали удачи и ловкости, напутствовали добрым советом, и даже в чём-то признавались. И все ждали меня обратно. Ждали только с победой, и самой богатой за всю историю этого мира добычей...

А ещё в моей памяти появился довольно странный разговор с... Хелин. Его я помнил особенно чётко. Все её слова.

-Ренар, - начала волшебница, - Этот кристалл, который тебе передаст Мирумас, создан мной. Я бы очень хотела увидеться с тобой лично перед твоим отбытием на грабёж, но решила не пугать тебя хлопками и белыми вспышками перед глазами. Ко всем тем пожеланиям, которые тебе уже высказали твои друзья, я добавлю тебе лишь одно - свою помощь. Постоянно носи этот кристалл с собой, и если я тебе понадоблюсь - сожми его, и сосредоточься на том, кого хочешь видеть. Будь уверен - через пару мгновений я появлюсь вместе с ним. Но помни - этот кристаллик, как и любой магический артефакт, не будет работать при двадцати двух рунах. К сожалению, этого я исправить не могу. Всего наилучшего.

Я открыл глаза, и выронил кристалл из ладони. С тихим звоном он покатился по полу, но я тут же поймал его, и сжав в ладони. Но сосредоточится ни на ком не получилось - все мысли сейчас были об Эмерлине.

-Оставьте нас, - попросил я зверей, и все начали быстро, но тихо расходится. Выходя из спальни, Шанди напомнила мне, что до отъезда осталось всего пятнадцать минут.

Я стоял, глядя на свою жену, и странное непонятное предчувствие терзало меня. В душу потихоньку забирался страх, который заставлял молчать.

-Что-то случилось? - спросила она, беря мою раскрашенную лапу.

-Ничего, - соврал я, - ничего не случилось. И ничего не случится, обещаю.

-Ты же вернёшься?

-Я всегда возвращаюсь. Мы долго готовили это ограбление, и отступать назад будет просто неинтересно.

-Ты мой разбойник...

Пятнадцать минут - так много и так мало. Но что может быть лучше и приятнее их, когда шестнадцатая минута станет минутой разлуки и прощания? Только осознание того, что этим минуты - не последние, и что в жизни будут ещё сотни тысяч таких долгих сладких минут близости со своим любимым существом...

Но время не остановить - и точно в срок мне пришлось оторваться от моей лисы, и повернуться к ней спиной. Я знал, что уже очень скоро снова вернусь к ней, обниму, поцелую, и шепну ей на ушко три сладких слова, - но это будет не сейчас. А ведь я могу и не вернуться...

-Эмерлина? - вдруг спросил я, уже выходя из гостиницы.

-Да?

-По... пообещай мне...

-Всё что угодно, любимый...

-Если я не вернусь, ты должна продолжать жить. Чтобы не случилось, хорошо? Просто продолжай жить.

-Как скажешь, любимый.

Прощание и ей далось нелегко. Наверно она и сама понимала, что и такой вариант совсем не исключен...


На заре я покинул гостиницу гостеприимной козочки, и один, с небольшим мешком на плече, отправился в порт, где мне предстояло начать играть свою роль. Попасть на корабль под видом енота, пять дней работать под видом обычного поварёнка, а потом...

Потом про меня сложат ещё одну легенду. И пусть она будет покрываться мифами и новыми подробностями, которых на самом деле и не было, она будет самой повторяемой и самой популярной среди всех воров этого мира. И я навсегда останусь величайшим!


Этим утром в порту царило ужасное столпотворение. В основном тут были воины: сотня вооруженных до зубов гепардов, среди которых прохаживались десятники и один сотник - тот самый Арр, с которым мне уже приходилось встретиться на носу этого корабля. Была ещё и другая сотня воинов - простой королевской стражи, - но они не были мне помехой. Эти поплывут на кораблях сопровождения.

Два фрегата уже стояли у причала, покачиваясь на лёгких волнах - дул довольно сильный ветер, хотя небо было ясное. Солнце только-только начинало выползать из-за горизонта, когда я обошёл весь порт из конца в конец, и наконец увидел небольшую группу зверей с белыми халатами в руках - это было обязательное условие для всех поваров и поварят - что бы их не спутали ни с кем другим. Но по сути дела никого, кроме небольшой команды поваров и их помощников больше не было. Всего нас было два десятка, и судя по всему, я был одним из последних. Поэтому я сразу направился к своим коллегам "по оружию".

-Макс! - крикнул кто-то в толпе, как только я подошел достаточно близко.

Из группы высочил молодой тощий лис, и сразу заключил меня в свои объятия. Мне оставалось только сочувственно похлопать его по спине.

-Я очень рад, что ты все же решил выбраться в эту поездочку! - и он принялся отряхивать мои лапы от пыли. - А ты изменился, Макс!

-Ну, а сколько же мы с тобой не виделись-то? - подмигнул я ему.

-Да я уже со счёта сбился считать месяцы! - весело ответил он.

-А что, года ещё не прошло?

-Прошло, прошло... как будто ты сам не думал о встрече со мной! - он обнял меня за талию, и повёл к остальной команде.

-Хех... ещё как считал! Но мне интересен твой результат...

Лис как-то устало и грустно посмотрел на меня.

-Макс, тебя не было полтора года. Где ты пропадал?

-Путешествовал, - спокойно соврал я, и принялся знакомиться с остальной командой. Все звери оказались довольно приветливыми, даже шеф повар - большой, толстый, но удивительно шустрый олень. Пока я со всеми знакомился, сходу ввязавшись в спор о вреде морепродуктов, я краем глаза заметил, что мой новый друг как-то загрустил, и вообще старался держаться подальше от толпы. Зато я успел познакомиться и с двумя самками, которые тоже плыли с нами - две кошки, очевидно сёстры, серо-белого и серо-голубого окраса. Мне их представили как специалистов по сладостям, и кулинарным сюрпризам. Собственно, именно к ним под командование я и попал, так как заведовал сладкими закусками.

Когда предварительное знакомство с командой закончилось, капитан подозвал всех к себе, и начал долго и муторно рассказывать про предстоящую работу: каждый вечер мы должны кормить наших охранников как почётных гостей, относиться к ним как друзьям, даже если будут хамить. Как оказалось - приёмы пищи будут происходить в две смены - по пятьдесят зверей (шеф называл их просто ртами) на смену, между которыми мы должны успеть всё прибрать и накрыть заново - в общем, поработать придётся, но сообщили нам и хорошую новость: за переработок платить будут отдельно, и довольно щедро. Что ж, это была неплохая цена за подавленную гордость, и превращение в официанта. Ничего другого, кроме кормёжки, от нас делать не требовали. Как ни странно, команду моряков должны были заменить те же стражники.

Это лишь упрощало мою задачу. Осмотрев всех поваров, я понял, что напугать их всех, и увести с корабля будет проще пареной репы.

-Построение! Команда, быстро все по росту! - зашептал олень, и все двадцать поваров выстроились в одну шеренгу. Лис встал рядом со мной, и пока ничего не происходило, недовольно зашептал мне на ухо:

-Макс, ты чего ушёл-то?

-Куда я уходил? - удивлённо спросил я, стараясь смотреть в точку перед собой.

-Обычно ты не такой общительный... со всеми остальными.

Я замолчал, так как к нам как раз подходили барсук и гепард, сверяясь со списком.

-Повара... - констатировал барсук, как только подошёл к нам и сверился с блокнотом.

-Я так и не понял, зачем они нам. Мы могли бы и сами справиться с кораблём! - самоуверенно заверил гепард, оглядывая разношёрстную толпу боязливо притихших зверей.

-Ну, у нас в договоре было сказано, что кормить мы вас будем.

-Мы способны прокормить себя сами.

-Но не так, как они. Они - лучшие. Так что готовить будут по-настоящему вкусно... - недовольно пробухтел барсук, переворачивая листок, - Перекличка! Так... Маррисон!

Вперёд шагнул толстый олень. Барсук перечислил все наши имена, и спокойно отреагировав на своё "Максимильян!", я так же как все вышел из строя. Последним в списке был, как ни странно, мой новый друг.

-Ренедин Конольский! - лис отличился из всех даже простым наличием фамилии, а я тихо обалдевал от похожести наших имён. Когда он встал назад, барсук зачитал нам инструкцию о том, чего на корабле делать не стоит, ознакомил с капитаном, двумя боцманами, командиром охраны и, естественно, собой. Наконец я узнал, как его зовут - Норвин де Лисс. Фамилия меня очень удивила, но тут уж я никак не мог возразить - я-то был простым енотом.

Перед тем как разрешить отправиться на корабль, нас всех тщательно обыскивали. По старой привычке я оглянулся, посмотреть на прощание на причал, будто ожидал увидеть там каких-то провожающих.

-Эй, чего встал? Давай, пошли! - подтолкнул меня в спину новый друг, и мы все перебрались на борт маленького судна сопровождения, которое довезло нас до основного корабля. Там мы быстро забрались по лестницам на палубу, и сложив свои вещи у носа, начали ожидать новых приказов.

Пока на казну поднимались все стражники, прошло около двух часов - вместе с последней группой кошаков на палубу загрузили еще какие-то ящики. Я мало интересовался судьбой "лишних" предметов, которые не погрузили раньше - всё, что мне было нужно, на корабль попало задолго до отплытия. А в наличии бомб на судах сопровождения я убедился лично. Всё должно сработать чётко. Я ведь один среди сотен врагов...

Наконец две исполинские цепи вытащили при помощи парового механизма, и все три корабля выстроились в походный ордер. Нагруженное золотом судно тяжело двинулось по своему неправильному маршруту.

Об этом никто не знал, но все компасы были уже подменены на неправильные. Блажен кто верует, но даже все карманные компасы показывали то направление, которое было нужно мне.

С этим, конечно, была небольшая загвоздка - сначала я хотел менять компасы прямо на судне, - в тот момент, когда мне понадобится смена направления, - но не получилось. Во-первых, оставались суда сопровождения, во-вторых, круглосуточное дежурство...

Пока я и двадцать моих коллег прохлаждались на палубе, охранники действовали по военному строго: Арр быстро расставил своих подопечных, и принялся им что-то строго разъяснять. Прошло ещё минут двадцать, прежде чем он отпустил пять десятков восвояси, а вторая половина заняла свои места на палубе. Некоторые сразу полезли на мачты поднимать паруса. У котов это получалось особенно эффектно: сильные, гибкие леопарды при помощи когтей забирались на огромную высоту, и там совершенно спокойно, словно и не опасаясь падения, разворачивали паруса. Два десята кошек управились с этим всего за пять минут, и вскоре на всех четырёх мачтах натянулись огромные белые полотнища.

Утренний ветер быстро согнал с команды дрёму. Наконец к нам подошёл капитан, и снова велел построиться.

В воцарившейся на короткое время суматохе я подобрал свой узелок с личными вещами, и занял место рядом с двумя кошечками. Никто не возражал.

Трое капитанов остановились перед нами, окидывая унижающими взглядами. Дёрнув ушами, я расслышал как гепард, согнувшись чуть ли не вдвое, шептал на ухо барсуку:

-Зачем нам эти оборванцы? Давайте просто высадим их! Мы сами можем готовить себе!

Ответа я уже не расслышал, перед нами появился капитан. Он был довольно большим чёрным волком, смолившим трубку. Казалось что все черты, присущие настоящему капитану, присутствуют в его облике. Но чего-то все же не хватало...

-Всем занять места в кубриках, и немедленно приступать к работе! Не забывайте, у нас сегодня приём. Не обещаю, что это путешествие станет для вас лёгкой морской прогулкой, но вас тут достаточно, чтобы накормить всех наших гостей.

Голос у волка был хриплый, и очень тихий. Наверно потому никто из команды поваров даже не шелохнулся. Слова капитана пришлось повторить гепарду, и лишь тогда они заимели должный эффект: все повара похватали свои пожитки, и побежали вниз.

Как выяснилось, располагали нас всех в отдельных каютах по двое. Всё было довольно просто, минимализм во всём: две простые кровати, две тумбочки. Пол, стены, потолок - деревянные, и совершенно не обработанное - загнать занозу можно было просто опершись на стенку. Окон нет, зато есть пара масляных ламп. Пристанище на пять дней - вполне терпимо, особенно ради поставленной цели.

Расселяли нас по заранее подготовленному плану, и вместе со мной в каюте оказался молодой, довольно энергичный тигр. Он отличался от остальных тем, что у него было больше всего багажа. В каюту он втащил две сумки и рюкзак.

-О, привет! - весело приветствовал он меня, располагаясь в комнатушке, - никак мы с тобой будем делить это жилое пространство? Ну что ж, рад такому соседству, полосатый!

-На себя посмотри, образец, - я поднялся с кровати и протянул ему свою серо-чёрную лапу. - Меня Максом зовут, если что. Но если тебе так приятнее, то называй как хочешь, я не обижусь.

Тигр с размаху пожал мою лапу, и улыбнулся:

-А я Ракшас! Не знаю, о чём думали мама с папой, когда назвали меня так, но больше я никого с таким именем не встречал, оттого я такой уникальный! - он быстро присел рядом со своим рюкзаком, и раскрыл его.

Я с удивлением увидел внутри хитросплетение трубочек, большую колбу с водой, еще какой-то змеевик в стеклянной колбе, и пакет угля. Порывшись во всем этом, тигр вытащил из нёдр рюкзака какой-то мешочек, и вдохнул запах содержимого.

"Алхимик наверно" - сделал вывод я. Тигр довольно зажмурился.

-Шикарная вещь... вечерком я тебя угощу, обязательно.

-А что это?

-Узнаешь, - загадочно ответил тигр, и убрал все пожитки. - Ну что, соседушка, пойдём! Не успела наша смена начаться, а мы уже опоздали!

Я щёлкнул часами, которые достал из кармана жилетки Макса, и уверил тигра в нашей небывалой пунктуальности. Ракшас сразу повеселел, и мы с ним пошли на кухню, где нас ждала первая смена.

Пока всё шло по моему плану; никто ничего не заподозрил. Конечно, поначалу готовить у меня не очень получалось, иногда пропускал какие-то ингредиенты, но, понаблюдав за остальными, я убедился, что такие оплошности в нашем деле неизбежны...

Это был первый и последний раз, когда ужин готовила вся команда поваров сразу. Далее мы будем меняться по десять зверей на смену. Но приготовление первого ужина для всех охранников корабля прошло успешно, и необычайно весело. Среди поваров я чувствовал себя как в большой семье: все шутили, помогали друг другу, и вели себя вообще предельно расковано. Все, кроме Ренедина. Мой рыжий собрат вообще ни с кем не разговаривал, и предпочитал всё делать сам, мотивируя это особой важностью работы. На деле работа очень важной не выглядела - он просто подбирал специи, а чаще вообще просто пробовал на вкус те блюда, которые мы готовили для кошаков. Я хотел было ему напомнить, что вкус у нас немного не такой, как у леопардов или гепардов, но лис, проходя мимо, вдруг погладил меня по хвосту. Вздрогнув, я чуть не выдал себя, но просто посмотрел через плечо на его рыжую морду: Ренедин улыбнулся, и даже слегка подмигнул мне...

Минуты три я вообще не мог сосредоточиться на работе. Что бы это означало? Он что-то задумал? Понял? Раскрыл? В первый же день?!

Я лихорадочно прокрутил в голове все свои действия с момента выхода из гостиницы, чтобы понять, где я совершил ошибку. Но ничего не нашёл. Что же имел в виду этот рыжий?

Отработав первую смену, повара превратились в довольных жизнью посудомойщиков. Стражники были полностью удовлетворены своим ужином, и покинули столовую в отличном настроении. Половина сразу отправилась спать, а остальные отправились нести свою вахту.

Наша же команда, наевшись от пуза, отправилась немного развлечься. Первый день прошёл, и всё оказалось не так уж тяжело, как я опасался поначалу, а Ракшас уже вовсю мучил меня своим секретом. Необычно хитрый тигр никак это не выражал, просто иногда выжидательно посматривал на меня.

Ночью, когда мы вдвоём завалились в нашу каютку, Ракшас первым делом зажёг масляную лампу, и поставил её на пол. С лампами нам велели быть предельно осторожными, без особой надобности не зажигать, а если зажгли, то держать подальше от сухих деревянных поверхностей.

Ракшас умудрился нарушить все эти нехитрые правила.

Помимо масляной лампы он достал из своего алхимического рюкзака немного угля, и небольшое железное сетчатое блюдце, которое он поставил на специальную подставку над огоньком лампы.

-Ракшас, ты что задумал-то?

-Тише, сейчас увидишь...

-Мне и услышать было бы приятно...

В ответ на мой вопрос тигр достал из рюкзака большую стеклянную колбу, и какие-то хитрые трубки. Разместив сё это на полу, полосатый послал меня за нашими соседями, которые, судя по едва слышимым разговорам, тоже не спали.

Когда я привёл в нашу комнату ещё четверых зверей, Ракшас уже успел разложить на полу шесть ковриков, а посередине каюты на полу стоял, и уже дымился большой кальян, на котором были изображения трех неразумных тигров.

Вот теперь было приятно. Рассевшись с гостями на полу, я поначалу не решался, но потом всё-таки принял трубочку, и неглубоко затянулся.

Мы просидели так до раннего утра, и отправились по каютам доспать оставшиеся часы...

Не знаю почему, но мне очень хотелось расстаться со своей командой друзьями...


Пять дней, пять ночей...

Все они пролетели удивительно быстро. Мне даже не понадобилось залезать в каюту капитана - всё шло идеально по плану. Зато в свободное время я успел побродить по судну, и хорошенько изучить его. В частности я нашёл несколько табличек с двадцатью двумя рунами. Они были прибиты в некоторых местах к корпусу - так казну защищали от магии. Они могли мне пригодиться.

И все эти пять дней ко мне приставал Ренин... Приставал настолько усердно, что моими стараниями его возненавидела вся команда поваров, и даже некоторые стражники. Чувствительный к таким делам Ракшас шепнул мне, что лис влюбился в меня. Я так и не понял, но признаться Ренину не мог. Он вёл себя так, будто мы с ним были ну очень старыми знакомыми, а как-то раз он сказал мне, что "Третья проблемой для меня не будет".

Через два дня до меня дошло, что он говорил о третьей жене. Значит, это он был убийцей...

Но ничто не волновало меня больше, чем безопасность моей команды во время моего приближающегося выступления. Всего за пару дней они стали для меня как семья, как самые лучшие друзья, в отличие от стражников - те только презрительно фыркали и задирали носы, когда я пытался завести с ними разговор. Ракшас вообще стал для меня лучшим другом, но я понимал, что скоро нам предстоит расстаться.


Как бы я этого не ждал, и как бы ни боялся - день кражи настал. Утром я проснулся, угрюмо свесил со своей койки лапы, и оглядел своё тело. Енот енотом, но скоро я наконец снова смогу стать прежним...

С самого утра день для меня задался просто отличный: работы было очень мало, и я больше помогал всем остальным, чем занимался прямыми обязанностями. На завтрак нашим охранникам подавали толстенный омлет - я сам точно запомнил, что на всех ушло больше тысячи яиц, зато все остались довольны. После завтрака, перед обедом у нас была пара часов свободного времени, и я провёл его сидя в одиночестве на носу огромного корабля...

Обед... Суп, что-то на второе...

Я не думал о том, что делаю, просто механически работал, не обращая внимания на ставшее уже традиционным веселье во время готовки.

Отсчёт начался с момента начала приготовления ужина...


-Макс! - прокричал мне наш шеф-повар. - Ты у нас по этому поводу главный. Меню ты знаешь - так что марш на склад за ирисками... если у наших кошаков зубы от него не склеятся, то бу-... Макс? Макс!

Лёгкое потряхивание за плечо быстро привело меня в чувство.

-Да, конечно... Можно Ракшас поможет мне?

-Безусловно. Ракшас! - он пошёл на другой конец ухни за тигром, а я просто прошептал себе под нос:

-Занавес поднимается...

Тигр довольно быстро подошёл ко мне со своей обычной улыбкой во всю морду, и повёл в трюм, за ящиком с ирисками. Он что-то говорил по дороге, много говорил...

Но я не слушал, и наконец перебил его:

-Ракшас, мне нужно оружие...

-И этот укурок... - Тигр остановил своё повествование и посмотрел на меня, - Макс, ты чего?

-Ракшас, не задавай лишних вопросов, потом. Ты очень скоро всё поймёшь, - я начал спускаться ниже склада, туда, где перед самим хранилищем был оружейный склад. - Прошу, помолчи.

Перед предпоследней дверью сидели два дюжих стражника, но я, надев свою самую обаятельную и безмятежную улыбку из всех, смело подошёл к ним.

-Парни! Эм... привет... - я фальшиво застеснялся под их стальными взорами, - тут одна проблемка... Не одолжите мечик? Ну, самый хреновенький, самый простой...

-Тебе зачем? - буркнул коренастый леопард справа от двери. - Гражданским не положено...

-Нам... - я оглянулся на непонимающе таращившегося на меня тигра, - мне бы только кое-что... отковырнуть...

-Когда вернёшь? - проворчал леопард, доставая ключи и отпирая дверь.

-Полчаса, парни, не более.

С этим проблем не возникло. Стражник вынес мне старенький, страшно тупой меч, - но мне и этого должно было хватить. Взяв его за рукоятку, я снова пошёл наверх.

-Слушай, я тебя не понимаю! - идущий за мной тигр начинал откровенно злиться. - Зачем тебе оружие?

Я не стал отвечать ему на этот вопрос. Мы поднялись на пару уровней выше, и взяли ящик с предполагаемыми ирисками; я еще раз убедился, что на нём была моя метка, - два верхних угла были обточены, - и мы с тигром понесли его наверх.

-Ракшас...

-Чего ты?

-Сейчас мы понесём этот ящик на палубу. Не на кухню.

-На палубу? На кой чёрт? Что мы там забыли?

-Увидишь.

Наконец мы поднялись с ним на палубу, и поставив ящик на сырые доски, уселись на него. Внутри начинали копошиться маленькие ящерки; они просыпались, и ели то, что оставили им в ящике. Тигр изумлённо посмотрел на ящик, и вскочил с него так стремительно, будто в нем была бомба.

-Ты не Макс... - только и сказал он. Мне ничего не оставалось, как грустно вздохнуть, и достать из жилетки свои карманные часы.

-Посмотри на корабли сопровождения, Ракшас...

-А что с ними...

В тот момент, когда он раздраженно развернулся, до моих ушей долетел звук первого взрыва. За ним ещё четыре громовых раската прокатились по морю.

Я просто сидел на ящике и смотрел, как на шедшем с правого борта корабле с громким треском падают мачты. Величественные белые паруса, огромные мачты... под натиском взрыва развалилось всё.

Трудно описать словами, какая паника сразу же разразилась на палубе нашего корабля. Вся сотня стражников выбежала посмотреть, что случилось, и перевесившись через борт, смотрели, как быстро отстают от нас два корабля, на которых трубили тревогу.

Ракшас посмотрел на меня испуганными глазами и начал пятиться, - а я встал с ящика, и приготовил тупой меч.

-На самом деле, Ракшас, меня зовут Ренар.

И пока никто из ближайших стражников не опомнился, я воткнул клинок между боковой стенкой и крышкой, хорошенько поднатужился, и разом разломал весь ящик.

Он развалился как бумажный кубик, и сотни ящерок, виляя хвостами, бросились на палубу, заполоняя её. Они разбегались из-под моих лап, судорожно и недовольно цокая, - а все стражники уже схватились за уши. Ящерки заполонили всё; некоторые стайки сереньких мышат будто специально подбежали к кошкам, цокая на них. Но и Ракшаса зацепило, а ведь он не был настолько стойким, как солдаты: схватившись за уши, он рухнул на колени и стал отползать от меня, - но ужасный для него звук шёл отовсюду, и он не выдержал. Вскочив, он разбежался и выпрыгнул за борт.

Поняв, что никак иначе избавиться от ужасного звука нельзя, стражники стали по одному выпрыгивать за борт. Некоторые цеплялись когтями за корпус корабля, но просмоленные доски оказались ужасно скользкими, поэтому все оказывались в воде.

Тем временем я подхватил чей-то валявшийся на палубе меч, и взяв из обломков ящика красную сумку - в ней было всё необходимое - бросился к каюте капитана.

Ворвавшись в нее, я сразу же бросился на старого волка, пинком повалил его на кровать, и приставив острие меча к его горлу, достал из сумки тонкую леску, уже скрученную в самозатягивающийся узел.

Пока опешивший от всего этого капитан надевал на свои лапы наручники, в дверь ворвался Арр, и попытался её запереть, но был ловко выпихнут мною обратно на палубу. Волк угрюмо посмотрел на меня, держа лапы у живота - он слишком сильно затянул леску, но ничем помочь ему я не мог. Положив меч на пол, я привязал капитана к его же кровати, и пошёл разбираться с барсуком.

С ним пришлось совсем немного побороться, но и тот в итоге был связан и обездвижен. Начальник королевской стражи орал на меня так, что пришлось запихать ему в пасть наволочку.

Когда я поднялся обратно на палубу, там уже безраздельно царили ящеры. Пара самых стойких гепардов стояли на коленях у самого бортика - я просто столкнул их, а потом обрезал все канаты спасательных шлюпок, что бы они могли забраться в них. Самое сложное было позади, но оставалась ещё одна проблема.

Придерживая звенящую сумку, я быстро спустился в трюм, и без всяких проблем пробрался в оружейную, за которой располагалась дверь в хранилище. Услышав взрывы, стражники поспешили наверх, и это их погубило...

Пройдя через две двери, я вытряхнул из красного мешка всё содержимое: восемнадцать ключей, добытых нелёгкими кражами, и одну маленькую стеклянную пробирочку, которая чуть не разбилась от удара.

Не теряя времени, я принялся сравнивать номера на ключах и замках, и вставлять их в правильной последовательности. Замочные скважины шли по спирали, от центра к краю. В описании замка говорилось, что механизм, проверяющий ключи, проходится по всем скважинам не одновременно, а по порядку, поэтому никакими инструментами взлома открыть такой сейф было невозможно.

Но у меня были ключи, и это существенно упрощало мою жизнь. Я быстро расположил их в нужном порядке, и повернул первый ключ, запуская механизм. Потом я поочерёдно поворачивал каждый ключ, и с каждым поворотом замок отпускал одну балку, удерживающую дверь изнутри. Когда же был повёрнут последний ключ, огромный люк скрипнул своими сочленениями, и приподнялся над поверхностью пола.

Конечно, поднять его вручную не было никаких возможностей, но для этого на корабле была предусмотрена большая лебёдка, которая через систему шарниров открывала тяжеленный люк.

Лебёдка оказалась заблокированной сложным механизмом, на которой висел тяжёлый амбарный замок, но он продержался недолго. С протяжным скрипом несмазанной двери дужка откинулась, и последнее препятствие на пути к золоту было устранено.

Подъём крышки занял не больше пяти минут, хотя пришлось попотеть. Когда же я вошёл в хранилище, я сразу же сжался от холода, который там царил. Всё вокруг было сделано из железа, которое было погружено в холодную океанскую воду, поэтому я не стал задерживаться. Отыскав в числе последних два своих ящика, проверил на них метки, и при помощи лёбёдки вытащил их наружу. Быстро опустил люк хранилища обратно, я разломал обе коробки. Шланги с взрывчаткой были в полном порядке, так что я поспешил вытащить из кучи небольшую шашку, и побежал наверх, к своей команде.

Мне сразу же стало ясно, что повара догадались о краже - я нашёл их на кухне, но испуганными они не были. Скорее наоборот - исчезновение охраны только воодушевила их на несметные подвиги во имя спасения того, что им даже не принадлежит.

-Макс! Мы думали, тебя захватили! - сразу же крикнул Ренин, но удостоился только лёгкого покачивания головой.

-Макс?

Я заметил, что рядом со мной стояла большая кастрюля, в которой отстаивалась вода для будущего бульона, и решил, что сейчас самое время принять свой прежний облик. Компания для этого не совсем подходящая, но какая разница, где я стану самим собой?

Выплеснув растворитель в кастрюлю, я помешал его лапой, и убедился, что шерсть из серой наконец стала родной, рыжей с чёрным. На глазах у изумлённой публики я облил себя водой из кастрюли и принялся отдирать с тела меховые накладки.

-Ты... - только и прошептал Ренин, когда я уже полностью перевоплотиться, и снова взял в лапы взрывчатку.

-Я. А теперь, господа кулинары, я бы просил вас комфортно уместиться в вашей шлюпке, и покинуть этот корабль. Не исключено, что скоро он взлетит на воздух, - я быстро подошёл к плите, и взяв щипцами тлеющий уголек, поднёс его к фитилю. - Надеюсь, я выразился достаточно понятно? Поверьте, я смогу не умереть, а вот большая часть из вас - умрёт. Если не будут выполнены мои требования, конечно.

Восемнадцати поварам ничего не оставалось, как под моим конвоем проследовать наверх, погрузиться в готовую для отправки шлюпку, а мне - просто опустить их в свободное плавание.

Итак - остались два последних персонажа - и можно будет приступать к минированию. Я уже направлялся к каюте капитана, как вдруг из-за угла на меня набросился разъярённый гепард, и мы с ним кубарем покатились по лестнице вниз.

Пока мы с ним боролись, он норовил перекусить мне горло, но к счастью я оказался сильнее, и смог оттолкнуть его в дальний угол комнаты, в которую мы скатились. Он быстро вскочил, а мне для этого потребовалось некоторое время - удар затылком об пол не прошел даром...

-Ты!! - гневно крикнул он, показав на меня пальцем, - Это ты был на носу корабля в тот день!

-А, так вот ты кто... - сделав вид, что приподнимаюсь с пола, я тут же кинулся на него, но реакция его не подвела: он отпрыгнул, а я пролетел мимо.

-Я знал, что ты вернёшься... Знал! - торжествующе начал он, но его слова ему не помогли: на этот раз мой бросок оказался удачным, и я не промахнулся. Схватив его за пояс, я что есть силы бросил его на пол. Гепард со всего маху грохнулся затылком об стенку, и потерял сознание. Не думал, что это будет так легко - с виду вроде бы опытный воин...

Я отволок тело гепарда к капитану, а потом усадил их вместе в одну шлюпку. Старый волк лишь угрюмо молчал, пока я аккуратно и заботливо усаживал его в лодку.

Когда я убедился, что оба служителя закона крепко связаны, я отправился за барсуком, и быстро приволок и его. Несчастный начальник стражи ругался, наверно, последними словами сквозь свой кляп, но я старался не обращать внимания на возмущённое рычание и фырканье.

Последнее, что я сделал - это отломал от корпуса корабля одну из рунных табличек, и кое-как приладил её к лодке, - но так, чтобы ни волк, ни барсук не могли избавиться от неё. Если Арр - маг, то это помешает ему колдовать...

Обычно я говорю что-то своим жертвам, насмехаюсь над ними и унижаю, но на этот раз делать этого не хотелось. Они действительно сделали всё что могли, но оставили одну-единственную щёлку, в которую я и пролез. Эти трое были достойными соперниками - но я смог перехитрить и их.

Молча, с извиняющейся улыбкой я опустил шлюпку с тремя пассажирами в воду, и наконец остался на корабле совершенно один...

И как только я это осознал, у меня от счастья перехватило дыхание: я раскинул лапы в стороны и пробежался по палубе из конца в конец, неистово крича! Под моими лапами находилась целая казна огромного государства! Она была моей! Целиком и полностью!!

Я рассмеялся, празднуя свою победу. Конечно, всё золото мне не достанется, но оно мне и не надо! Главное - я теперь самый величайший вор на всём этом свете! И это уже свершившийся факт!

Эйфория не могла продолжаться долго, но я воспользовался ею, чтобы завершить свой план: я спустился вниз и быстро, даже не используя лебёдку, захлопнул хранилище. Все восемнадцать ключей провернулись в своих скважинах, и сами выскочили из замка. Оставалось последнее...

Напевая под нос весёлую песенку, и вообще ведя себя почти по-детски, я взял первую бобину с взрывчаткой, и отправился развешивать её по периметру нижнего яруса корабля. Я просто вешал шланг на крючья, на которых держались факела, даже не беспокоясь о том, что факел вполне может спровоцировать взрыв. Этим днём меня преследовала неслыханная удача. Я быстро развесил провод, а вот с остальной взрывчаткой пришлось повозиться: некоторые блоки были направленного действия, поэтому их требовалось установить так, чтобы они не повредили обшивку хранилища, но снесли все толстые деревянные балки, которые его удерживали.

Больше часа работы - а эйфория всё не проходила, и даже когда я завязал последний узел на фитиле, я лишь засмеялся, как у меня всё хорошо получается.

Разматывая фитиль, я поднялся на палубу, и огляделся: когда я взорву всё днище, судно либо выпрыгнет из воды, либо повалиться набок. Чтобы уменьшить вероятность того, что остальной корпус пойдёт в ненужную мне сторону, я быстренько заминировал левую мачту, и подорвал её. Огромная мачта со страшным грохотом рухнула на правую сторону, и теперь я был уверен, что корабль повалится куда надо.

А вдалеке уже появились четыре корабля с чёрными пиратскими флагами. Они шли мне навстречу, и на самом первом я различил маленькую фигурку, стоящую на верхней рее. Рыжая лиса всматривалась в корабль, выискивая там единственного пассажира...

Я подождал, когда корабли подойдут ещё чуть ближе, и запалил фитиль. С громким шипением огонёк медленно пополз в трюм.

Времени у меня было более чем достаточно: спустившись в последнюю из шлюпок, я просто обрубил канаты. На мгновение мне показалось, что мои внутренности остались наверху, и вот-вот шмякнуться мне на голову, - но потом лодка мягко вошла в воду, и они вернулись на место. Огромный корабль-казна проходил свои последние мили самостоятельно...

Я взялся за вёсла, и всё так же весело погрёб к пиратам, которые уже выстроились в ряд, и ждали взрыва.

Когда я уже подплывал к борту первого, с его борта спрыгнула Эмерлина. Вот так, прямо в воду - и через пару секунд она забралась ко мне в шлюпку, и плача от счастья, начала обнимать и целовать меня. А я молчал, гладя её мокрую мордашку...

-Ренар! - через борт перевесилась Шанди, от волнения говоря без своего обычного шипения. - Ты всё сделал?

Я лишь молча кивнул, глядя на Эмерлину, и поправляя её растрёпанные волосы. Кобра тут же начала отдавать приказы по подготовке.

-Ты вернулся... - Только и сказала мне лиса, глядя мне в глаза.

-Как и обещал... Посмотрим фейерверк, любимая?

-В твою честь... Мой разбойник...

Я развернул шлюпку так, чтобы было удобнее смотреть на приближающийся корабль. Все пираты также высыпали на палубы, и разместились кто где мог, чтобы полюбоваться на такое зрелище...

Море сотряс гром, который заставил задрожать корпуса кораблей, и точно в том месте, где я планировал, днище корабля на миг озарила ослепительная вспышка. Ещё несколько десятков взрывов - и огромный корпус корабля медленно поднялся из воды, и с гигантским грохотом рухнул в море плашмя.

Волна, которую он создал, встряхнула все четыре корабля, а нашу с Эмерлиной лодочку вообще подбросило и чуть не перевернуло, если бы не усилия моей жены. Когда всё улеглось, основной корпус корабля, ломаясь от собственного веса, тонул, а все пираты вопили от радости. Даже Шанди, на радостях обнималась с каким-то волком; звери праздновали свою победу, которую устроил им я. Едва мы с Эмерлиной поднялись на палубу главного корабля, нас сразу же окружили восхищённые пираты. Свою жену я не отпускал, поэтому просто улыбался, и принимал поздравления.

Эйфория, которая охватила меня с момента овладения кораблём, теперь передалась всем остальным. Некоторые уже просто плясали на палубе, когда Шанди приняла командование, и закричала, чтобы все действовали согласно плану.

Четыре корабля подошли совсем близко друг к другу, окружив место падения хранилища. Сразу десяток ящеров спрыгнули с бортов, таща за собой верёвки, и поплыли вниз, пока наверху между кораблями наводились мосты. Огромные тяжёлые брёвна бухали то с одной, то с другой стороны, потом их закрепляли на обоих кораблях. Подгоняли те самые лебёдки; все четыре палубы были заполнены огромными мотками самых толстых канатов, которые я когда-либо видел. Ящеры действовали организованно - вынырнув, они отдавали верёвку обратно, и тут же взяли следующий конец, снова глубоко вдыхали, и ныряли обратно...

Ещё полчаса слаженных действий, за которыми я наблюдал, сидя на мачте вместе с женой - и огромное хранилище было поднято, и его потащили на мель. Постепенно команда снова начала обращать на меня внимание: до этого момента все сосредоточенно работали, поднимая этот огромный сейф со дна морского, - никто и не думал заставить меня работать вместе с ними. Теперь на меня смотрели с благодарностью.

Когда же все четыре судна кое-как затащили хранилище на мель, и из воды наконец выступил замок, все ждали только меня. Я отпустил лапу Эмерлины, и спустился с мачты. На крышу гигантского сейфа опустили лестницу, и через мгновение я оказался на нем. От взрыва и воды вся краска смылась, и теперь оно было чисто металлическим, - таким, каким оно должно быть.

И снова вся пираты собралась на палубах, глядя на меня. Я быстро и уверенно принялся вставлять ключи на свои места, и с лёгкой улыбкой проворачивать их. Крышка приподнялась, и ко мне спрыгнули шестеро огромных пиратов, которые помогли мне поднять её.

Когда хранилище было открыто, мне первым позволили спуститься вниз. Внутри царил кромешный бардак - почти все ящики развалились, и высыпали своё содержимое наружу, поэтому я взял первый попавшийся слиток и поднялся наверх.

-Ну что? Кто хочет попробовать?

Пираты замолчали, не понимая меня, а я лишь усмехнулся. Подбросив увесистый слиток в лапе, я швырнул его в толпу пиратов. Его поймал какой-то волк, и сразу же попытался прикусить.

-Золото! - громко подтвердил он, и все пираты сразу же закричали:

-Золото! ЗОЛОТО!!!


Ошейник для Лисицы 2. Глава двенадцатая. Групповая попойка.


-Ложись!

Я прижал уши и бросился на пол, закрыв голову лапами, как будто за моей спиной вот-вот раздастся взрыв. Под дружный хохот нескольких пиратов и моей любимой жены, пробка пролетела мимо, а мне на макушку полилось сладкое шампанское. Конечно же, я тоже рассмеялся и поскорее встал с сырых досок палубы нашего с Эмерлиной корабля. Мы его попросту купили вместе с наёмной командой, подойдя к порту в пиратском городе, куда мы приплыли сразу после ограбления. Как это было я вспоминал с улыбкой...

Уже пьяный в дупель, я, кое-как держась за свою жену, которую тоже нехило штормило, я подобрёл к одному из капитанов и сказал такое, что теперь не смогу воспроизвести даже под страхом смерти. Капитан лишь ругнулся матом, пробурчал что-то, и уже было замахнулся на меня. Эмерлина, моя красавица, отреагировала на это как настоящая Флёр (я тогда именно так подумал), выставила кулак прямо в морду капитану и не промахнулась. Когда капитана усмирили, я достал из жилетки небольшой сумки на плече пять слитков золота, и под дружный вдох всей команды, я погладил носик своей жены:

-Дорогая... Ты хочешь этот корабль? -- как я устоял на лапах, когда перестал держаться за неё, осталось загадкой, но удавалось мне это непросто.

-Ты пьяный! -- закричала Эмерлина и расхохоталась, чуть не сложившись пополам.

-Я знаю... Ик! Ты тоже... - Парировал я, продолжая смотреть на все её мордашки.

-Тогда хочу!

-Тогда я покупаю его! -- я весело обернулся к капитану и передал ему всю сумку, - Этого... и того что на полу, хватит на корабль и на то, чтобы вы нас довезли...

Капитан закатил глаза и рухнул без чувств.

На утро, когда я уже плыл обратно, я проснулся с дикой головной болью и сразу взялся за бутылку рома, которую потягивала Эмерлина. Получив весомый удар в глаз, я, превозмогая боль от каждого движения, кинулся в атаку.

В общем я пьянствовал уже три дня, из-за чего наше путешествие отставало от графика уже на три дня. Изредка во мне просыпалась былая страсть к трезвой жизни, но я умело превозмогал её с помощью моей лисички. Порой Эйфория заходила так далеко, что мы с ней вместе занимались любовью на глазах у смущённой команды.

А ещё с нами плыли два небольших грузовых корабля, нагруженных драгоценным металлом по самое «не могу». Кораблики даже не плыли -- они волочились за большим кораблём на буксире, и никакая, даже самая большая волна не могла ни перевернуть их ни как-то затопить. Просто они были как кубик -- закрыты со всех сторон и очень прочные. В прочности убедился лично, хотя корпус корабля, который я взрывал, был потолще... А да какая к чёрту разница! Главное не золото -- главное это моя репутация.

Мирумас, наш милый летун, слетал в Халин и рассказал что там творится. Паника, грабежи, хаос... Власть в том городе, говорил крылатый, потеряла всякое уважение. Даже городская стража отказалась работать -- ещё бы, ведь им больше не было чем заплатить за службу!

А ещё он побывал в том самом злачном пабе, на который я его навёл, и нашёл волка, который рассказывал мне легенду о шестнадцати алмазах. Развязав его и без того длинный язык крепкими напитками, он выпытал у него легенду новейшей истории -- практически двухнедельной давности. Летун всё тщательно записал на бумажечку и торжественно вручил мне, начиная смеяться уже в полёте. Ему было над чем угорать со смеху -- он-то знал как всё это делалось. Но из легенды выходило, что я куда более героичнее нежели есть на самом деле! Вот что примерно в ней значилось.

Я лично видел того лиса, который это сделал за три дня до того как всё произошло! В городе! В этом самом пабе, в которым ты стоишь. Он был ну просто очень самоуверен! Размахивал лапами, кричал что всё так и будет! И что ты думаешь -- всё так и вышло! Как я говорил -- ему вообще ничего не помеха. Короче. Корабль уже тогда отплыл и пройдоха выдумал план -- не поверишь! -- прямо на палубе, когда он там оказался! А знаешь как он туда попал? Ааа, не знаешь, ну да я тебе расскажу. Короче он у нас знает язык неразумных дельфинов! Вот! Представляешь -- лис -- и знает как с ними договориться! Да, он точно не просто так стал великим! Ну так вот, он короче с ними договорился -- и те, мягко скажем, любезно подбросили его прям до корабля, да-да! Залез он туда просто -- заточил когти как кошка. Говоришь больно!? Ха! Для него все способы хороши были! Ааа... как он команду распугал? Вот чего не знаю, того не знаю... Может он просто так всё взорвал, а все на корабле были? Не знаю, не знаю, но почему бы и нет? Кстати что странно -- ни одного убитого не было! Никто не пострадал. Он и шлюпки всем спустил -- много и не надо было... Ну да, некоторые простудились, но это лучше чем дыра в голове, как некоторые воры у нас работают... Ну а после этого... у нас теперь всё на перекосяк... Теперь не уживём...

На самом деле грустного конца слышно уже не было. Когда Мирумас всё это рассказывал, я чуть не задохнулся от смеха ещё на истории с дельфинами, а кошачьи когти меня окончательно добили. Мирумас сам с трудом сдерживал смех, но как ему удалось пародировать манеру волка -- это была умора.

Но самое странное, что меня удивило -- как это они все до такого додумались? Раз уж обычный завсегдатай какого-то затхлого паба мог придумать ёстреча -- как только мы войдём в воды нашего государства, нас, стараниями Арена, будут сопровождать целых три военных фрегата! Конечно, за такой кордон пришлось изрядно заплатить, но деньги для меня и всего клана сейчас не имели никакого значения!

Да, от общей кучи я получил небольшую часть, но она была огромна относительно всего, что я когда либо грабил. Я и представить себе не мог что бы я сделал со всей этой кучей золота, если бы она у меня была. Эмерлина же довольно уверенно строила планы на то, что уже было украдено. Она предлагала покрыть весь замок слоем золота.

Это были лучшие дни моей жизни, которые я проводил вместе со свой лисицей, по вечерам смотря вместе с ней на звёзды, море и пьяных матросов, которые то и дело норовили упасть за борт. Она попросила меня твёрдо завязать со всяким воровством хотя бы на пару месяцев. Я торжественно улыбался, клялся самыми страшными клятвами мира, что твёрдо не возьму ничего чужого целых полгода, но при этом всегда показывал Эмерлине два скрещенных пальца, которые я держал за спиной. Конечно, она всё мне прощала.

Мне не терпелось увидеть своих друзей, по которым я успел довольно сильно соскучиться, увидеть их морды и конечно похвастаться самой большой добычей за всю мою жизнь. Иногда я лежал в каюте, представляя как это будет: Флёр задумчиво приподнимет бровь, Арен нахально улыбнётся, глядя на меня. Дети... Ну Лима конечно поддержит маму и просто не будет обращать на это внимания, а вот Карл может разойтись по этому поводу, и нешуточно будет зол на меня. Хотя что я мог с ним сделать? Ведь он мой сын и я его таким воспитал -- наверно это было и к лучшему.


Плыли обратно мы больше недели. Ну так получилось. Точнее получилось, но немного криво -- нам пришлось сделать немалый крюк, потому что кто-то, а возможно даже я или моя жена, сбили все карты и разломали компас. Пришлось заплыть в порт кого-то городишки, и там приобретать новый и там же закупаться провиантом на команду. Но это всё пустяки, самое интересное началось, когда мы вплыли в воды нашего государства -- все три судёнышка сразу же окружили четыре огромных фрегата. Когда они подошли достаточно близко и на носу одного из них я увидел рыжее пятно с белым краешком у лап, я сразу же сдался. Демонстративно подняв лапы, я с улыбкой наблюдал, как Арен, поставив одну ногу на бортик, достал какой-то конус, через который он начал говорить.

-Вы нарушаете границу Королевства его величества! Поднимите руки выше и расставьте лапы на ширину плеч!

Я, будучи всё ещё немного пьяным, полностью подчинился приказу и спокойно встал как приказывал Арен, но тут же, сзади, с другого фрегата, раздался уже другой, женский голос:

-Начинаем нашу вечернюю зарядку!

Вся команда и мы с Эмерлиной медленно расплылись в улыбках и сразу же опустили лапы.

-Спасибо за поддержку! Арен!

-Ну где вы пропадали-то? -- проорал Арен в своей рупор, - Я уже хотел навстречу вам, говорили что на вас пираты напали.

-Мы просто немного перебрали по дороге...

-Какие пираты! Пираты все сидят довольные с таким же количеством золота!

-Поговорите на суше, - прервала нас Флёр, чувствуется, у вас есть много чего рассказать и показать...

-Флёр! -- сразу же закричала Эмерлина и перебежала на другую сторону нашего корабля, - Этот корабль теперь наш! -- лисица постучала по бортику, - Можно я себе его оставлю?

Когда Эмерлина выкрикнула последние слова, она чуть не свалилась за борт, но её поймал один из членов команды, что привело её в полный восторг.

Глава клана тем временем махнула на нас лапой и убрала рупор, давая отмашку капитану что бы они двигались к земле клана.

На причале меня встречали как героя: несколько красивейших представительниц клана что-то пели, эротично двигаясь в костюмах из одних пальмовых веточек. Я вспомнил, что это такая традиция в некоторых королевствах, но сейчас, спускаясь на палубу почти родного клана, я чувствовал себя...

Дома.

Что было в тот первый день, я не помню совсем. Хотя я был уверен, что смог бы придумать какой угодно сюжет и как угодно его интерпретировать, мне бы обязательно сказали, что так оно и было. Был огромный пир, ещё пуще того что был для эвов -- Флёр уже не скупилась на закуски и блюда, не говоря уж о выпивке. Эвы, конечно же, тоже присутствовали, но не принимали сильно активного участия. Весь клан праздновал мою победу вместе со мной и с моей женой, и я был только рад этому, ведь всё-таки клан стал для меня второй семьёй и почти все лисы, которые радовались за меня, были моими хорошими друзьями.

Но вечером того же дня, когда все усталые, но от того не менее счастливые, разошлись по своим домам, Эмерлина легонько потянула меня за жилетку в сторону спальни. Она была уже изрядно пьяна, но меня это совершенно не стесняло.

-Ренарчик, а как насчёт ещё... - Тут она наклонилась к моему уху, но её мордочка упала мне на плечо и она засмеялась, - Знаешь, а мне так надоело пить...

Я лишь рассмеялся и стал гладить её ушки, сидя во главе опустевшего стола. Бардак остался страшный, но убирать всё решили завтра, сегодня весь клан был не работоспособен.

-А ты помнишь... Помнишь как мы с тобой впервые сделали это?

-Ту ночь невозможно забыть. Ты ещё тогда боялась заблудиться в моём замке, и без моего сопровождения внутрь не заходила...

-Да. Всё тогда было в первый раз, всё...

Я гладил её упругие чёрные ушки и ворчал от удовольствия как объевшийся сметаной кот. Как же было хорошо, а как будет...

-Ты знаешь... Я вообще каждый день пью ТО вино... А сегодня я не пила...

Я лениво вздрогнул. Эмерлина говорила не о вине даже, а о каком-то совершенно другом напитке. В народе, в том числе и среди нас, оно называлось Вином Любви. Дело в том что употребление такого напитка самками полностью лишало их возможности забеременеть ровно на двадцать три часа. И если это вино не выпить после положенного срока -- всё восстанавливалось и самка снова становилась здоровой. Делали такой продукт в основном алхимики-неудачники, но всё равно стоила бутылка такого довольно дорого -- около десяти золотых. Но всё-таки я был богачом, и в подвале у меня стояло три ящика этого напитка, и каждую неделю я ставлю Эмерлине в прикроватную тумбочку две бутылки. И она всегда пила это, что бы мы с ней могли вдоволь развлекаться.

-Помнишь как ты был рад, когда Карл обнял твой палец и рассмеялся?

-Эм, я сейчас расплачусь от сентиментальности. А я пьяный, мне нельзя по состоянию...

-Нельзя что?

-Плакать...

-А всё остальное? -- она погладила меня по животу и тихо, похотливо заворчала.

-Всё остальное работоспособно...

-Знаешь, Ренар... По-моему мы поторопились тогда с детьми. Мы и сами были слишком молоды и воспитать их нормально не могли. Они росли почти без отца. Я учила их писать и считать, они почти не выходили из дома...

-Я знаю. По сути дела всё, что они сейчас есть дал им клан...

-Давай подарим этому клану ещё парочку... - Тут лиса замолчала, ожидая моей реакции.

-Соклановцев? -- предположил я.

-Да. Точно.

-Ты хочешь... ты снова хочешь детей?

-Лиииис... - Устало протянула она, - Конечно хочу. Карл и Лима уже совсем взрослые, а мы с тобой только начинаем жить... Жить как настоящая семья, Ренар...

-Но ты же понимаешь, что я всё равно буду пропадать на некоторое время?

-Никуда ты теперь не будешь пропадать, - усмехнулась жена, прижимаясь к моему телу, - Если надо будет уйти -- ты пойдешь со мной. А детей теперь есть кому оставить, и мы знаем что ничего с ними не случиться... К тому же Карл с Лимой...

Я взял её чуть пониже талии и придвинул к себе. Ей не надо было меня убеждать, потому что мы с ней даже думали зачастую одинаково. Я и сам понимал как это будет хорошо...

-Пойдём наверх. Ты... Как давно не пила вино?

-Почти сутки... - устало ответила лисица.

-А когда настанут полные двадцать четыре часа? -- уточнил я, глядя на огромные половые часы в главном зале.

И точно в этот момент минутная стрелка щелчком перепрыгнула на деление вперёд и часы тихо пробили три ночи.

-Вот теперь -- сутки. В последний раз это было ещё на корабле...

-Значит, - я встал и помог ей, - снова за семейное дело?

-Ага. Сейчас самое время...

Я лишь пощекотал ей носик и мы с ней устало пошли наверх, к спальне. Там она томно легла на кровать, совершенно обнаженной, а я присоединился к ней. И после долгой-долгой любви, когда всё было готово, она лежала рядом с обнажённой грудью, и лишь заходящая луна освещала её рыжую шерсть. И мы разговаривали с ней всю ночь, заснув лишь под утро...


Я точно был уверен, что прошло ровно шесть часов.

Хех. Ну конечно, после такого выспаться было сложно, но я всё равно чувствовал себя очень и очень бодро. Похмельный синдром, преследовавший меня каждое утро всю последнюю неделю, отступил и не думал появляться. Голова была чиста как душа младенца, а в желудке, несмотря на вчерашнюю пирушку, царила парящая пустота. Потрясающее ощущение просыпаться так, рядом с...

Я повернулся к Эмерлине и понял что она уже давно не спит. Повернувшись на бок, она подпёрла морду лапой и гладила себя по животу, смотря на меня.

-Доброе утро, Эм...

-И тебе доброе, соня...

-Да я вроде как спал недолго...

-Ты спал целые сутки, дорогой.

Вот тебе и шесть часов... выспался.

-Я что-то важное пропустил? -- я тут же, с неожиданной бодростью вскочил с кровати и выглянул в окно, которое выходило на посёлок клана. Все уже давно были на ногах, жизнь кипела, - вот так да, да сколько же времени?

-Времени уже пять часов. Скоро же ложиться спать, так что не беспокойся особо.

-Пять часов? Да быть того не может!

-Спокойно, спокойно, Ренар... Ты во сне умудрялся отдавать приказы и даже следить за их выполнением., Заметив, как я положил лапу на живот, она улыбнулась, - и мучиться от похмелья...

Все мои мечты о потрясающих способностях моего организма улетучились вмиг, хотя я не особо разочаровался в этом. Лучше уж так, чтобы я этого вообще даже не помнил...

-А какие приказы я успел отдать-то?..

-Всего два. И мы их выполнили.

-И что вы сделали?

-Перетащили всё золото в замок, сейчас Флёр решает куда это всё поместить, всё-таки оббьем огромный. Ну и Арен сейчас пересчитывает всё на королевские золотые...

-О. Оказывается даже во сне я неплохо соображаю... - я быстро набросил на плечи жилетку, довольно улыбаясь, - А ты как?

Тут я и понял, что не просто так Эмерлина гладит себя по животу. Чтобы определить будут ли щенки или нет надо немного -- всего пару часов после акта и всё будет ясно. И у Эмерлины было полно времени чтобы сходить к Хелин и попросить посмотреть...

-У нас снова будет двое, Ренар. Снова мальчик и девочка...

-О, Эмерлина... - я тут же встал на колени перед её кроватью и обнял её лапу, прижимая её к своей груди, - Это правда?

Лисица закрыла глаза и коротко кивнула в ответ. И сразу же я обнял её всю и томно, нежно поцеловал, радуясь таким новостям...


Спустившись в главный зал, я немного обалдел от состояния, в котором находилась главная комната моего замка. Хватало одних только строительных лесов рядом с проёмом от витража, по которому шныряли три кота, испуганно прижимая хвосты когда в главные ворота, которые открывались совсем не часто, входили Эвы, внося те самые ящики, которые я украл у другого королевства.

-Ну! -- тут же я увидел Флёр, которая шныряла под ними с ловкостью ласки, - не сюда, здесь уже скоро всё порушиться! Давай в тот угол!

Эв, явно подуставший за долгую дорогу от порта до замка, недовольно рычал и нёс ящик в другой конец замка, где раздавался грохот и страшные ругательства нескольких лис.

-Флёр! -- весело крикнул я, спускаясь к ней, но не успел я подойти к месту, где только что её видел, как она оказалась на другом конце зала вместе с недовольным эвом.

-О, наш герой проснулся... - недовольно проворчал громила.

-Ренар, иди сюда, полюбуйся!

-Ну что опять я во всём виноват!? -- закричал я через весь зал, размахивая лапами.

-Во всём! Ты весь зал своими ящиками забил!

-Я не виноват! Оно само!

Мой ответ так поразил главу клана, что та на несколько секунд замерла, смотря на меня. Эв тоже изумлённо почесал между ушей.

-Так он что, ничего не крал что ли? -- спросил он у Флёр.

-Крал он, будь уверен...

-Так чё он говорит что...

-Он врёт хорошо.

Наконец Флёр улыбнулась и пошла ко мне. Эв тихонько поправил один из ящиков, которые стояли друг на друге и пошёл вон за ещё одним.

-Эх, Ренар-Ренар... Зачем ты дуришь главу клана, а?

-Я не дурю. Оно само. Я не виноват.

Эти слова я произнёс, когда лисица была уже в шаге от меня, но подойти ближе после них она не смогла -- сложилась пополам от смеха. На звук пришёл довольно усталый Арен, держа в лапах деревяшку, на которой что-то писал. Он явно заканчивал расчёты, и довольно улыбался.

-Надо же, ты смог её рассмешить.

-Как же, ОНО! -- только и крикнула леер, продолжая смеяться.

-Что ты ей такое сказал-то?.. -- озадачено спросил Арен, не отрываясь от подсчётов.

-Да ничего особенного, само как-то получилось...

-Мда.... В общем вот твоя добыча... - Он сунул мне в лапы листок, - это не всё, я считал только то, что притащили...

-А притащили... -Флёр наконец просмеялась, -чуть больше половины... Эвы спят, будить их не хочется...

-Так что он один таскал что ли!? -- возмутился Арен.

-Всего пятеро. Но все какие-то такие подозрительно одинаковые...

-Флёр...

-Они сами!

Мы с Ареном переглянулись, пытаясь найти смысл в её шутке.

-Ну ребят, вы чего?

-Не мы чего, а ты чего, - я наконец посмотрел в листочек и сразу скривил брови, - Слушай, посчитай нули в последнем числе и скажи как оно называется...

-Ренар, я не знаю. Я как бы простой математикой руководствовался, полклана обошёл, у Хелин спросил... Она вообще предложила не узнавать, а самому придумать.

-И ты что-нибудь придумал?

-Ага. Ренаролион сойдёт?

Флёр, следившая за нашим разговором с внимательностью филина, снова согнулась от смеха.

-Да что с ней сегодня такое?

-Смешинка. Наверно сошла с ума от количества золота...

-Ну вас всех, - она посмеялась и махнула на нас лапой, - Пойду совет соберу, будем решать что с этой кучей золота делать...

-Да, это правильно...

-Так сколько тут нулей? -- я снова стал выпытывать у Арена заветную цифру.

-Ну давай посчитаем...


До позднего вечера мы с лисом занимались подсчётами и разгрузкой. Пару слитков сразу отнесли нашим ювелирам -- пусть сделают что-нибудь красивое. Нули посчитать удалось, но получилась такая баснословная сумма, что никому говорить количество мы не стали. Пересчитывали мы на обычные золотые, и судя по всему получилось куда больше, чем я хотел. Несколько раз к нам заходили самки, Эвы постоянно приносили новые и новые коробки с золотом, и некоторые особо наглые купцы уже полезли прямо в замок, желая по-честному украсть у нас всё, что я нажил своим не честным трудом. Вечером, часов в девять, когда всё золото перекочевало с кораблей ко мне в замок, собрался совет клана, уселся прямо посреди ящиков и лисы, во главе с Флёр, стали решать судьбу золота. Я участия не принимал, лишь следил за ними, сидя на лестнице вместе со своей женой. Да и куда бы я дел всё это богатство, если бы не клан? А Лисам Полной Луны нужно было много чего: расширить старую территорию, отведённую для военного дела, построить несколько новых зданий, в том числе и бараков, продолжить строить забор, по крайней мере там, где он был нужен, просто докупить земли к клану у соседнего феодала и многое-многое другое. Спор разгорелся нешуточный, но Флёр лишь улыбалась, глядя как лисы из её клана кидаются в друг друга бумагами, соревнуясь за ту или иную дотацию из общей казны клана. Лишь наш казначей, которому доверили тайну суммы, сидел с широко открытыми глазами, глядя на штабеля ящиков.


Но как я и предполагал, вместе с большими деньгами, приходят и большие проблемы. Именно поэтому я никогда не хотел быть богатым, а если и был им -- то никогда не пользовался своими деньгами. Я и сейчас ими не пользовался, но как всегда они были не самым главным. Главное теперь моя репутация. И как оказалось, она была совсем не положительной...


Ошейник для Лисицы 2. Глава тринадцатая. Пиратские долги.


На утро, после совета я спустился в зал счастливый и довольный жизнью. Эмерлина всё равно не дала спокойно поспать, да и какой-то дятел под утро решил, что в моём замке водятся исключительно самые лучшие и самые вкусные букашки. Учитывая то, что простора для своих действий у него было много, надоедливая птица перескакивала с одного места на другое, то и дело начиная долбить стену моего замка с внешней стороны. Кончилось всё чьим-то криком и пролетевшей мимо дятла стрелой, пущенной откуда-то с земли. Это была не Флёр, определённо -- Глава клана могла и пьяной подбить птицу в глаз, причём на лету, а тут стрела пролетела в локте от дятла, который даже не шелохнулся. Стукнув ещё пару раз, он принял тонкий намёк к сведению и наконец улетел.

Но сон был безнадёжно испорчен. Я выбрался из под одеяла и протёр глаза, устало потягиваясь. Кончились приключения, осталась спокойная, рутинная жизнь.

Попросив на завтрак какой-нибудь рыбы, я накинул жилетку, расчесал шерсть и пошёл вниз, где вчера посиделки затянулись за полночь.

Но они и не думали кончаться: за столом сидели два лиса и Флёр. Причём бодрствовал только один -- мой старый знакомый Вулин. Я честно не знал чем он занимается и что делает в совете клана, но его все уважали и иногда боялись. Поговаривали, что он алхимик и учёный, один из тех, кто помогал Клитусу восстановить зелье и вообще при Чаке был его основным заместителем. С приходом Флёр к власти изменилось немногое, статус советника он не потерял, но поговаривать о второй личности в клане перестали. Сейчас иерархия была простая: если с Флёр что-то случится, власть берёт Арен, если с ним что-то происходит, то я сам становлюсь главой клана, ну а если и мне придётся отойти от дел, в бой идёт моя жена. Что будет дальше никто, по-хорошему, не знает.

Как только я спустился в зал, Вулин сразу поднял голову и улыбнулся мне. Перед ним лежали какие-то расчёты, а рядом лежали огромные счёты, на которых он время от времени передвигал костяшки. Я никогда не понимал, как можно пользоваться такими счётами, зато на них можно было кататься. Кощунство, но хоть какая-то польза.

- Утро доброе, ворюга, - тихо, буквально еле слышно поприветствовал меня Вулин, кивая на двух других спящих членов совета, - Не разбуди их, это была тяжёлая ночь.

- Моё почтение, Вулин, - я присел рядом и окинул взглядом все его бумаги.

- Ты не обязан ко мне так обращаться, ты такой же член совета, как и я, - послюнявив палец, лис передвинул несколько бумаг в мою сторону, - Будь добр, посмотри эти документы и скажи, что ты думаешь.

Взяв бумаги, я немного растерялся, но виду не подавал. Это были счета на огромные суммы, которые надо было потратить на благоустройство клана. Пунктов было огромное множество, напротив каждого цифры, в конце сумма. Прикинув разницу между награбленным и суммой расходов, я лишь легонько улыбнулся Вулину.

- Мы старались свести расходы к минимуму, - тихо пояснил лис.

- Не стоит того. Денег и так много, так что есть резон ни в чём себе не отказывать.

- Я понимаю, что денег много, Ренар. Но ты не думал, какие это будет иметь последствия для нас? Конечно, мы можем дать отпор почти всем, кто пойдёт на нас войной, чтобы отобрать всё это богатство. Но ты обокрал целое государство, лис. А у государств есть армии. Настоящие армии, против которых весь наш клан, даже если вооружить женщин и стариков, ничто.

- А как же Арен?

- Уже ближе. Но всё равно, если это лишь малая часть того, что ты украл, то я могу предположить без тени сомнения, что те, кого ты обокрал, раз в десять сильнее нашего государства...

- Вулин, ну не разводи панику...

- Ренар, они могут вернуться за своим. За тем, что законно принадлежит им. Уже весь мир знает кто и когда обокрал это королевство.

- Но они не знают как!

- Это не важно. Важно то, что только глупец не знает, где ты живёшь. Я бы советовал тебе сегодня же... - Тут Вулин замолчал, склонив голову и посмотрел на спящую Флёр. Положив морду на лапы, она тихо посапывала на столе, дёргая ушами.

- Посоветовать что, Вулин?

- Уйти из клана. Ты поступил глупо, сразу же объявив о своей победе и теперь за тобой охотиться не кто-нибудь, а целое королевство, лис.

- Ты что, совсем что ли? -- возмутился я, привстав со стула, - да только благодаря мне этот клан поднялся на ноги! Моей земле!

Флёр лениво заворочалась и что-то недовольно промычала.

- Не ори так. Я не гоню тебя и даже не прошу. Ты сам принял решение о грабеже, прими решение о том что бы залечь на дно. Я только советую тебе. Указываю на ошибки, которые ты совершил!

- Я не совершал ошибок. Всё прошло как нельзя лучше.

- Ошибаешься, Ренар. Ещё ничего не прошло. Всё только начинается.

Разгневанный лис резко отодвинулся от стола и решительно вышел из замка, не закрыв за собой дверь. От сквозняка на столе зашевелились листки бумаги, некоторые вообще полетели и один из них попал точно в нос Флёр. Накрыв её, лист лишил её воздуха, из-за чего Флёр тут же вскочила и принялась ругаться -- уже на автомате, похоже она не поняла, что всё закончилось.

Я же, фыркая от негодования, поспешил удалиться из главного зала вслед за Вулином. Мне посчастливилось сегодня проснуться достаточно рано, чтобы увидеть клан в предрассветном состоянии и получить замечательную возможность прогуляться по своей живописной земле. Не дожидаясь, пока меня заметят, я свернул на восток, где на краю владений начинался огромный обрыв, где я часто сидел с Мирумасом. Быть на краю гибели, в одном шаге от неё для меня уже стало естественным делом, я не боялся сидеть на обрыве, несмотря на сильный ветер, который зачастую пытался столкнуть меня с края пропасти. Но сегодня, снова за много лет, я не стал подходить к краю, и сел на землю чуть подальше от края и сложил лапы, любуясь восходом. Солнце медленно и лениво выползало из своего укрытия, пока я размышлял о словах мудрого лиса.

Конечно он был во многом прав, но одного не учёл: Мирумас рассказывал что в Халине сейчас царит паника и разбой, власть потеряла былую силу и уважение -- как раз из-за того что лишилась своей казны. Регулярные армии встречались в нашем мире очень редко, почти все воины были наёмными, поэтому у того злосчастного государства не было шансов собрать против нашего хоть какие-то силы. Может и наберётся тысяча, от силы две, фанатиков, безропотно преданных своему королю, но не более того. Никто не станет рисковать своей шкурой просто так, если это не безропотный фанатик.

Скорее всего государство просто растащат на куски соседи, а если Арен поторопиться сообщить эти известия королю, то и нам достанется. Лев конечно же узнает кого благодарить за такую заслугу, а он был довольно справедливым правителем, так что вполне возможно ещё немного земли нашему клану достанется просто даром, в часть вознаграждения за мои поступки и по сути дела -- уничтожения одного из противников. А почему бы и нет? Надо будет спросить у Арена были ли они нам врагами или союзниками.

В спину подул ветер, и хвост, доселе лежавший на земле безвольной верёвкой, чуть шевельнулся и ветер потащил его в сторону обрыва. Я дёрнул им и переложил на другую сторону, прижав кончик лапой. Думать насчёт других королевств, войн и огромной куче золота в замке уже не хотелось, и я начал перебирать в голове те темы, о которых мне хотелось бы подумать, и одна из них захватила меня настолько, что я перестал обращать внимание на рассвет, ветер и всю окружающую природу. Мне вдруг подумалось: а для чего я живу? И вообще как? Все эти лапы, хвост, морда... Всё моё тело. Я же живу и теперь сижу и думаю как я это делаю.

Не буду вдаваться в подробности, такие мысли наверно раз в жизни уж точно посещают всех разумных существ. Главное - я просидел в одиночестве около часа -- мне даже никто не побеспокоил. Я успел поразмыслить о именах для детей, которые скоро появятся на свет, об Эмерлине и о благополучии клана. Обо всём. Я приходил на обрыв целую неделю, каждый день, каждое утро -- и каждый раз я был в гордом одиночестве наедине со своими мыслями...


Со дня моего возвращения в клан прошло чуть больше недели, а со дня грабежа -- чуть больше трёх недель. Некоторые мои друзья уже разделили мою жизнь на «до ограбления» и «после ограбления». Замечали что «после» я стал чуть потише, наверно потому что до сих пор не совершил ни единой кражи. Всю неделю я из клана не выходил -- это было некое подобие следования совету Вулина, я решил, что клан будет одним из лучших мест, чтобы вполне успешно залечь на дно и не появляться некоторое время на публике, чтобы не шокировать их своим величием. Это раньше я был своим в некоторых королевствах, а теперь мне прислали несколько десятков писем, в которых говорилось, что находиться в каком-либо государстве мне отныне запрещено. Письма вообще стали приходить ко мне сотнями -- почтовые голуби уже на третий день получили свою личную комнату отдыха в замке, а крыша дома летунов была переоборудована в своеобразную посадочную площадку, где все письма и оставлялись. Каждое утро, всю неделю Мирумас или Альтер приходили в замок с очередным мешком писем, которые я читал от скуки. Некоторые были довольно оригинальными, некоторые приходили с предложениями кого мне ещё ограбить, а некоторые были с угрозами. Все прочтённые письма я раскладывал по разным стопкам, некоторые сразу отправлял в камин. Чаще всего туда летели всяческие хвалебные отзывы о моей работе и предложения лапы и сердца. Стремясь найти хоть что-то оригинальное, я ответил одной из лисичек, что с довольствием возьму у неё печень, так как после двухнедельного загула меня стало немножечко заносить влево. Эмерлина смеялась, говорила что это из-за непривычки и вообще скоро пройдёт. Мне бы её оптимизм на этот счёт...


Всё шло своим чередом в клане Лис Полной Луны. Флёр постепенно растаскивала золото по хранилищам, Арен выделил ещё десяток бойцов из своих стражников, чтобы те помогли нам с охраной. Усилили и охрану главной, уже скорее символической, ценности клана -- красной жемчужины. За все те годы, пока я был в клане на неё покушались и не раз, но ни разу не собирали ради такого целый клан, как это сделал в своё время Тардиф.

Стоило заметить, что Флёр, после того как я ограбил целое королевство, стала чаще вспоминать о своих врагах, и об ошейнике. В частности однажды я застал её, сидящей у камина с огромным, но изысканным мундштуком в лапе. Над камином, по её личной просьбе повесили две половинки её ошейника, который мы когда-то разломали напополам с Энзо. Решив присоединиться к ней, я сел рядом.

- Ностальгируешь? -- тихо спросил я, посмотрев на огонь.

- Что-то вроде этого... - Она стряхнула пепел с сигареты в большую пепельницу, которая стояла у её сапог. Курить, как она и обещала, она бросила, но до сих пор могла иногда, не чаще раза в месяц, покурить просто для своей солидности, особенно в те моменты, когда надо чем-то занять себя. Арен, некоторое время протестовавший против этого, и сам попробовал и с тех пор он со своей женой тоже иногда курит что-то очень вкусное и мягкое.

- О чём думаешь? -- Желая поддержать не начатую беседу, спросил я.

- Об огне.

- Так просто?

- А зачем мне сейчас думать о чём-то ещё? Я спокойно смотрю на огонь в камине, и пока он не погаснет, я буду это делать. И буду отгонять всякого, кто посмеет подложить туда ещё дров, я тут уже порядочно сижу...

- Флёр, но...

- Замолчи и смотри на огонь. Больше тебе сейчас ничего не надо, поверь мне.

Я уставился на потрескивающие головешки в глубине камина и некоторое время наблюдал за ними, но делать это долго не позволяло настроение. Я перевёл взгляд на надкаминную полку и два крючка, на которых, зацепившись шипами, висели две половинки ошейника Флёр. Это позволило мне на время окунуться в воспоминания о давно минувших приключениях...

- Ты знаешь, я скучаю по нему... - вдруг произнесла Флёр, а когда я посмотрел на неё, то сразу понял куда она смотрит, - теперь он словно убитый страшный зверь, шкуру которого повесили на стенку и периодически выбивают из неё пыль. А я его даже не протирала, с тех пор как я повесила его туда...

- Я протирал, - признался я Флёр, - Однажды он упал на голову одному лисёнку...

- Та история про чёрного рыцаря... я помню. Как ты смог привязать её к половинке ошейника?

- Не помню. Я импровизировал, честно.

- А жаль ты не рассказал им правду. Рано или поздно они её всё равно узнают. Особенно Фирия с Ариной...

- А что с ними? -- поинтересовался я у Флёр. Её дочерей я видел довольно редко.

- Да ничего. Тренируются с эвами, вопросов не задают. Говорят, что стреляют так же как я, но в каждой лапе могут держать по арбалету, который я даже не подниму, - Флёр устало рассмеялась, - но это будет, только когда они вырастут. Хотелось бы мне самой воспитать своих девочек, но этот клан... Он изматывает. Мой отец основал его, правил, когда нас было всего-то три сотни. А теперь... весь этот совет, деньги, куча воинов, купцы...

- Ну а почему ты не поручишь это дело кому-нибудь ещё?

- Тебе что ли? -- она выразительно на меня посмотрела, и я не смог определить, каким был её взгляд. То ли она говорила с сарказмом, то ли совершенно серьёзно? Но видел в её взгляде я только грусть.

- Нет, спасибо, - деликатно отказался я, - Лучше вон Вулину или ещё кому-нибудь... просто. А вы с Ареном куда-нибудь смотаетесь, отдохнете, на песочке полежите...

- Спасибо за заботу, Ренар...

- Да обращайся. Мне бы самому сейчас расслабится, а меня со всех сторон то пугают, то возносят в ранг божества. А ещё эта война...

- Какая ещё война? -- тут же подсуетилась лиса.

- Скорее всего, маленькая и победоносная. Мне тут некоторые умники предрекают поход обиженного государства на наш клан.

- Ну вот ещё! -- фыркнула лиса, выбрасывая сигарету в камин, - Эвы разнесут кого угодно, а у нас только прибавление в клане будет.

- А если на нас пойдёт целая армия? -- спросил я.

- Тоже не резон волноваться. Особенно если ты про армию того, кого ты ограбил -- они сейчас вообще не боеспособны, поверь.

- Почему ты так уверена?

- Арен рассказал, у него же всё-таки есть разведчики. Докладывали, что король тамошний своё место потерял, и чуть было не лишился головы, но оперативно скрылся в неизвестном направлении. Сейчас трон пустует, в королевстве полное безвластие.

- А трон может кто-нибудь занять? -- я подумал вслух, но Флёр была готова и к этому вопросу.

- Конечно, может, но кому надо управлять разорившимся государством? Разве что кто-то придёт со своими деньгами и сам...

Тон Флёр постепенно понижался к концу предложения, а последние слова она произносила уже почти шёпотом. Мы с ней переглянулись.

- А у неё был кто-то... при королевском дворе? -- немного обеспокоенно спросила лисица.

- Ага. Любовник.

Флёр повернулась к камину, глядя пред собой.

- Она займёт трон... - тихо сказал я, осознавая, что я наделал.

- Может всё ещё не так плохо. Ты всё-таки ей помог, зачем ей иди на тебя войной?...

- Потому что ограбил всех я. И все думают, что у меня сейчас вся казна. Никто не знает, что она забрала себе большую часть всего золота...

- На которую она может снова собрать армию...

- И пойти на нас только что бы показать народу, как она мстит обидчику...

Мы с Флёр замолчали, и некоторое время просто смотрели на огонь. Наверно каждый из нас прокручивал в голове возможные варианты развития событий, но я надеялся на лучшее, в частности на честь королевской кобры.

- Надо предупредить Арена. Пусть скажет королю.

- Ты с ума сошла, королю? Да он меня повесит сразу, не задумываясь о нашей, так называемой, дружбе!

- А ты ползи вон отсюда. И как можно дальше, на как можно дольше время. Год или два, - спокойно отвечала Флёр, заправляя в мундштук новую сигарету.

- Какой год, Флёр? О чём ты говоришь?

- О том и говорю, Ренар! Ты подставил нас всех, и сейчас тебя выдадут с потрохами тем, кого ты ограбил! Я же говорила тебе не делать этого!

- Но я уже сделал!

- По-твоему мы должны рисковать своими жизнями ради твоего хвоста!? -- сорвалась Глава клана, но я не собирался отступать:

- Я буду рисковать с вами! И пойду на войну, если та состоится! Наравне со всеми!

- И бесславно погибнешь! Неважно как, но если ты хочешь, что бы тебя заплевали и пустили кому-нибудь на корм, то скатертью дорога! Но прежде подумай об Эмерлине и о ваших детях, в том числе и будущих!

- Что? Откуда ты...

- Не делай такие глаза, лис! Мы с ней подруги уже семь лет, всё-таки живём под одной крышей, конечно, она мне всё рассказала.

Я осел в кресле, переваривая всё это. Выход действительно вырисовывался только один.

- Я должен буду оставить её здесь? Я не смогу без неё два года...

- Решай сам, а лучше спроси у неё. Тут я тебе не советчик, - она решительно встала с кресла, - я к Арену. Решение тебе лучше принять сейчас.

- Я не хочу говорить Эмерлине, что покину её...

- Тогда уходи завтра. Я объясню, - пообещала Флёр, поправляя сапог.

- Ты не сможешь...

Флёр уже не ответила мне. Взмахнув своим хвостом, она пошла к выходу из замка -- Арен всё ещё был на службе, а я снова остался наедине со своими не самыми приятными мыслями...


На следующее утро, посоветовавшись с Эмерлиной, я принял довольно волевое решение публично извиниться перед ограбленным государством. Конечно, это им бы ничего не вернуло, но некоторые меня хотя бы перестанут ненавидеть, и я избегу участи жертвы охотников за головами. Сразу же, за обедом, я обсудил это решение со своими друзьями.

- В общем, так вот... - я только что изложил все доводы и ждал решения Флёр и Арена. Но лисы были заняты -- сегодня опять готовила Флёр и пасть Арена была забита едой. Прошло минуты три, прежде чем удосужился мне ответить:

- Ренар, ты конечно тот ещё урод -- сначала тырить у государства казну, лишая его боеспособности, а потом предсказывать войну. Решение ты принял хорошее, но ты уверен, что тебя не закидают тухлыми помидорами?

- Даже если закидают, и даже если тухлыми, то это лучше чем лишиться головы...

- Раньше надо было думать, - ещё раз буркнула глава клана.

- Флёр, хоть ты меня не пили! Мне сейчас самого себя хватает, причём с лихвой! - прикрикнул на неё я.

- Да что ты? -- спокойно отвечала лиса, не обращая внимания на крик, - А где же угрюмый вид, сжатая в лапах морда и бухтение «что я наделал, что я наделал, что я наделал»?

- Очень смешно, мисс! Но я не сожалею о своих поступках, и точно знаю, что нет ничего на свете, чего нельзя исправить.

Вилка замерла в сантиметре от пасти Флёр. Она посмотрела на меня.

- Уверен? -- спросила она.

- В чём?

- В том, что всё поправимо?

- Ещё как! -- уверенно отрезал я, махнув на неё лапой, - Так что скажете? Я советуюсь только с вами...

- Извинений, скорее всего, будет недостаточно, - тихо сказал Арен, - к тому же, то что ты их тут сделаешь ничего не меняет...

- Нет, тут это бестолку, - перебил я его, - придётся снова поплыть туда и извиняться публично.

- Если тебя не убьют сразу же, как сойдёшь на землю... - тихо добавила лисица.

- Флёр! -- удивлённо крикнула моя жена, - это ты, может быть, убиваешь всякого, кто на тебя косо посмотрел, но не все же такие!

- А ты думай почаще, что говоришь, - Флёр поставила мою жену на место, продолжая спокойно есть, - Я просто констатирую факт. Его там ненавидят, и не просто абы как, а очень сильно ненавидят. Сейчас приплыть туда -- всё равно что засунуть голову в пчелиный улей, лечь на муравейник и провалиться в змеиную яму. Причём всё сразу.

Аппетит она отбила даже Арену. Но Эмерлина как всегда оставалась спокойной, как и Флёр.

- Удачное сравнение. Ничего не забыла?

- Не беспокойся, Эм. В любом случае, попробовать стоит.

- И что тогда? -- я развёл лапами, - Будем сидеть здесь, и ждать пока они к нам сами придут?

- Возьмём яхту и поплывём, Ренар, - Эмерлина положила лапу мне на плечо, одобрительно погладив мою шерсть.

- Чтобы вас там встретил враждебный флот и разнёс в щепки? -- заявил лис, отодвигая пустую тарелку, - Прости, Ренар, ты хоть и гад и подлец и вообще... - Арен приостановился с ругательствами, когда на него выразительно посмотрела его жена, - но ты всё-таки наш друг. Я дам вам сопровождение, а поплывёте на фрегате, который вы купили...

- Сопровождение? Было бы неплохо... - тихо сказала Эмерлина.

- Эм, ты со мной не плывёшь. Это опасно, а ты... - начал было я, но жена была в этом плане категорична и возражений не терпела.

- Даже не думай. И не думай отговаривать. И вообще не думай что может быть как-то по-другому. Я плыву с тобой.

- Но слишком опасно, а ты же...

- Если со мной что-то случится, то тебе будет меньше хлопот...

- Может и мне с вами? -- попросилась Флёр.

- А как же клан?

- Что он, без меня неделю не проживёт что ли?

- Не стоит рисковать, Флёр, - посоветовал Арен, - если у нас война на носу, то лучше остаться и подготовиться к этому.

- В этом ты прав... - Устало сказала лисица, уперев морду в кулаки, - а ты знаешь, я бы хотела уехать, отдохнуть чуть, - она выразительно посмотрела на Арена, взяв его за лапу, - отдохнуть, повеселиться... Может даже чуть пострелять... Бумажная работа меня совсем избаловала...

- Я понимаю. Давай, как только всё уложится, мы сразу же поедем отдыхать. Король и мне давно предлагал, но я всё как-то отказывался...

Они бы говорили так ещё очень долго, но я деликатно кашлянул, перебивая их.

- Ближе к делу. Думаю, всё стоит сделать как можно быстрее. Арен, когда ты сможешь выделить сопровождение?

- Если сейчас встану из-за стола, то сегодня вечером. У меня уже всё давно готово...

- Тогда нам с Эмерлиной лучше заняться сборами прямо сейчас. Флёр, если ты не против, поговори с Ренреком...

- А что с ним?

- Мне бы хотелось что бы на нашем корабле была пара эвов... Или сколько он там даст...

- Нет проблем, Эмерлина. Начинаем сейчас же.

И так было окончательно решено, что мне предстоит вернуться в Халин и там публично извиняться перед ограбленным народом. Конечно, это будет не легко, но врать я умею, и думаю, что запудрить мозги паре сотен зевак я сумею.

Когда мы собирались в поход с моей женой, мы молчали. Уже как три недели мы вели мирную, спокойную жизнь, а теперь снова я брался за ножи а Эмерлина за плеть. Не могу сказать, что ей это не нравилось, она была даже немного рада тому, что снова нарядилась в пиратку и снова была со мной. А вот мне уже не хотелось держать в лапах оружие -- я всё равно не часто им пользовался и оно в основном только занимало место. Ничего из воровского арсенала я не взял, за исключением перчаток-кошек и ботинок из того же комплекта. В общем отправлялись мы налегке и не планировали ничего масштабного.

До порта мы дошли пешком. Корабль, на котором мы вернулись в клан, был уже полностью снаряжён, и команда, которую затесались и десять эвов, немного угрюмо собиралась к отправлению. Вдалеке, на самом горизонте, где кончались морские владения нашего королевства, уже маячили два военных фрегата. Ничто не предвещало беды -- мы быстро погрузились на корабль и отчалили. Флёр и Арен, сидя на двух ездовых волках, буквально в последний момент прибежали проводить нас.

Мы быстро вышли в открытое море, и капитан -- довольно угрюмый, уже не молодой лис -- взял курс на Халин, недовольно смоля трубку. Команда корабля была наша, клановая, так что подчинялись они всем нашим приказам, хотя в воздухе буквально чувствовалось повисшее напряжение.


Эмерлина почти сразу же после отплытия, забралась на мачту и глядела по курсу корабля, не обращая на меня внимания. Наступила тихая, почти безветренная ночь -- паруса еле трепыхались под редкими порывами ветра, и вся команда отправилась спать. Меня самого давно клонило в сон и держать глаза открытыми становилось всё труднее и труднее. Но Эмерлина всё сидела на верху, и я, пересилив себя, полез к ней.

- Эм?

- Вечер добрый...

- Мы, вроде как, и не прощались, любимая.

- Я знаю. Просто вечер... действительно добрый.

Я уселся рядом, на перекладину, свесив хвост. Поймав равновесие, я зацепился за один из многочисленных канатов, которые были натянуты на мачте. Эмерлина говорила правду -- всё действительно было как в старой, доброй сказке: на чёрном небе были рассыпаны мириады звёзд, сплетаясь в причудливые узоры и картины. Будто невидимый художник моё воображение соединяло святящиеся точки линиями, и в небе появлялись причудливые картины. Постепенно мы подходили под великий звёздный путь, как называли это астрономы. В небе будто разлили молоко, которое постепенно собралось в одну полоску из самых ярких и самых красивых звёзд.

- Красиво, правда? -- тихо спросила Эмерлина, не отрывая взгляда от неба.

- Спрашиваешь... Ради такого... ради такого мы с тобой и живём.

- Какая разница ради чего... У меня есть ты, Ренар. И я живу ради тебя, - она положила свою лапу поверх моей, прижимая её, глядя мне в глаза.

- А я -- ради тебя...

- Я бы хотела, что бы это продлилось вечность...

- Я тоже...

Мы медленно сблизились и поцеловались, сидя на мачте. Никто, кроме этих самых звёзд на небе, нас не видел.


- Неопознанный флот, три корабля, прямо по курсу! Капитан, флагов нет!

Один из матросов торопливо спустился с мачты и доложил это лису у штурвала. Бывалый в таких делах, лис, сразу нахмурился.

- Пираты... Только их нам сейчас и не хватало...

Мы с Эмерлиной, стоящие рядом, сразу же посмотрели на главного.

- Пираты? Странно, я думал уж кто-кто, а они на меня сейчас точно не в обиде, - прошептал я.

- Их целый эскадрон...

- Будите эвов! Вполне возможно что драка будет та ещё... - приказал капитан и молодой лис убежал вниз, будить наших громил, - и передайте соседним кораблям чтобы готовились к бою. Просто так, на всякий случай...

- Эти корабли только поэтому за нами и плывут, что всегда готовы бою, - тихо сказала Эмерлина, а капитан хмыкнул.

- Надеюсь, ничего не будет. Нам не нужны потери...

- Я тоже, кэп...

Ранним, безоблачным утром три корабля были отлично видны без всяких подзорных труб, но лис всё равно разглядывал их с помощью этого устройства.

- Их немного. На каждом корабле, но те явно чем-то обозлены...

- Что могло произойти?

- Ренар... Капитан, дайте трубу, - попросила Эмерлина, и прильнула к окуляру.

- Эм? -- настороженно спросил я, пытаясь разглядеть что-то самостоятельно.

- Так я и думала... пираты никогда не уживутся вместе. Никогда...

- Что там?

- Эти три корабля... Я видела их. На одном из них... - она чуть понизила голос, - на одном из них я плыла к тебе.

- Не понял?

- Левый корабль. Он был одним из тех четырёх, которые тащили всю нижнюю часть судна...

- Ты хочешь сказать...

- Похоже, всё пошло по не самому лучшему плану.

- Им не заплатили? -- предположил капитан.

- Хуже. Им заплатили, в этом я сама лично убедилась -- Шанди умеет держать своё слово, но, похоже, они передрались... Все пираты одержимы богатством.

- Почему?

- Кораблей только три, а было их шесть, седьмой принадлежал кобре. Значит, не поделили на шестерых, зато поделили на троих...

- Соревнование какое-то...

- Именно. Победителю достаётся всё, - наконец лисица оторвалась от трубы и закричала на весь наш флот, - Им уже нечего терять! Они будут сражаться до последнего, сейчас ими движет только месть и жажда некой справедливости!

Я удивлённо посмотрел на свою жену, удивляясь, до чего она меня любит, если предаёт даже своих бывших соратников.

- Выбора не будет! Убейте их! -- крикнула жена и запрыгнула на нос судна.

Особого вдохновения от её слов не было, но команда зашевелилась и стала вооружаться. На двух фрегатах по бокам появились пушки -- на нашем корабле их не было.

Флотилия пиратов всё приближалась. В подзорной трубе я смог различить даже несколько знакомых пиратских морд. Но сейчас они были не друзьями...

Вытащив все свои метательные ножи, я встал рядом с Эмерлиной, на самом видном месте. Меня тут же увидели и над мачтами кораблей взмыли чёрные флаги.

- Приготовились! Они пойдут на абордаж почти сразу! -- прокричала Эмерлина. Я уже видел, как из бортов пиратских кораблей выдвинулись чёрные стволы пушек. На двух соседних кораблях наши союзники готовились дать отпор. Все пираты уже достали свои сабли и топоры, а эвы, зарычав, обнажили своё исполинское оружие. Тут я заметил что среди нашей команды есть и тот лис с молотом, который уже сумел потопить корабль.

- Ты! -- сразу же бросился я к нему, - Слушай, как тебя зовут?

Лис не ответил. Низко зарычав, он посмотрел на меня сверху вниз, и оскалился.

- Слушай, сейчас некогда враждовать из-за размеров. У меня к тебе будет всего одна просьба -- центральный корабль надо будет потопить.

- А какие проблемы? -- пробасил лис, покачивая молотом.

- Ты сделаешь это? -- в надежде спросил я.

Эв кивнул и сделал пару сигналов своим товарищам. Их языка жестов я не понимал, но то что они были воинственными, осознал бы даже ребёнок.

Корабли всё приближались, но как только носы выровнялись по одной линии, пираты сразу взревели на своих кораблях и спустили паруса, снижая ход. И как только тройка кораблей сошлась наполовину -- началась бойня.

- Огонь по правому борту! -- закричали где-то неподалёку, но тут же эти команды повторились у пиратов, и грянул гром множества выстрелов. Чугунные ядра с огромной скоростью пробили корпус нашего корабля, но ни одно не взорвалось. Наши матросы оскалились, и встали в штыки, готовясь встретит абордаж, и в тот же миг два эва буквально взлетели на центральный корабль, снося всех зверей на своём пути как тряпичные куклы. С диким рёвом их молоты обрушились на палубу, проламывая её насквозь, и эвы тут же пошли в глубь. Вылетела из корпуса целая пушка, будто её саму выстрелили из ствола. Но пока корабль держался, пираты похватали верёвки и сразу же вся палуба была заполонена ими.

Выхватив ножи, я пригнулся, разворачиваясь, всадил первое же лезвие в горло какого-то барса, который бежал на нас с поднятой саблей. Буквально у уха просвистел хлыст Эмерлины, разрывая своим наконечником грудь какого-то несчастного. Спрыгнув на палубу, она раскрутила его и принялась нещадно убивать пиратов.

Я не оставался в долгу за такое вероломное вторжение, хотя и не был настолько результативен, как моя вторая половина. На палубе было ужасно тесно, но все наши матросы превосходили пиратов техникой, поэтому палуба быстро заполнялась их трупами. Несколько наших тоже полегли в страшной бойне, но она всё равно продолжалась: некоторые вступили в схватку в рукопашную, некоторые просто уже ничего не могли делать -- настолько были изранены. Продолжали греметь выстрелы, два крайних враждебных корабля уже почти стали щепками, но и союзникам было не проще. Неожиданно из корпуса центрального корабля, выломав доски молотом, вылетел и эв -- корабль уже уверенно шёл ко дну. Лис выпрыгнул в воду, отплывая подальше.

Но мы выигрывали, и никто в этом не сомневался. Пиратов на нашем корабле осталось от силы десяток, столько наших уже погибло...

Я потерял счёт времени, счёт ножей и убитых мною... Эмерлина чуть отдалилась от меня, чтобы сбить с мачты пирата, который забрался туда в страхе за свою шкуру, но и там он не избежал хлыста моей любимой. Как только он упал на палубу мёртвый, время для меня остановилось...

Из живота Эмерлины вырвалось огромное, тупое лезвие, покрытое алой кровью лисы. Не успела она удивлённо на него посмотреть, как кто-то позади неё, силой вырвал его из тела моей жены, и она рухнула на палубу.

Весь мир вокруг меня потерял краски. Всё стало чёрно-белым. Исчезли запахи. Вкусы. Исчезла усталость в теле. Остался только он.

Какой-то замызганный, ободранный волк, держал окровавленную саблю, которая горела для меня красным пламенем. Он только посмотрел на меня, думая что я буду следующей жертвой, но этому не бывать...

Первый, второй, третий нож... Я не думал что делаю, делал это на автомате. Мышцы лап будто сами понимали что и как надо делать, метая ножи в обидчика, и только на шестом, последнем ноже, который воткнулся ему в глаз, я позволил ему упасть.

Сердце бешено колотилось в груди, а всё оружие выпало из лап, будто не нужное. Битва вокруг меня перестала существовать. Эмерлина лежала передо мной и не двигалась.

- ЭМЕРЛИНА!!! -- заревел я, останавливая драку. Почти все оглянулись на мой крик.

Я бросился к ней, ободрав колени, сел перед ней и перевернул на спину, держа её мордочку. Её глаза еле-еле, чуть-чуть двигались, ища меня. Пасть, дрожа, приоткрылась.

- Нет, нет, нет! Эмерлина, нет, живи, не умирай, нет! -- я прижал её к своему животу, гладя её ушки, - Сражайся, не оставляй этот мир... Потерпи, прошу тебя...

Я лихорадочно искал в жилетке белый кристаллик, который когда-то передал мне Мирумас. Нащупав его в потайном кармане, я вырвал его из жилетки, сжал его в кулаке и что есть мочи заорал:

- АРЕН! ФЛЁР!!!

Эмерлина, прижатая ко мне, моргнула, и зашевелила пастью, будто что-то говоря мне. В тот же миг два оставшиеся корабля взорвались от огромного взрыва, а остатки пиратов попадали, схватившись за стрелы в их телах. На корме, широко расставив лапы, стояла Хелин, а в лапах у неё горел тьмой длинный посох. На носу стояла Флёр.

- ГДЕ АРЕН!? ХЕЛИН! -- Я орал на них, орал что есть мочи, надрывая голос.

- Ренар, что произошло!? -- Флёр бросилась ко мне, садясь рядом, - О нет...

- Арена нет! Я не смогла достать его! -- отвечала Хелин, продолжая топить корабли.

- ТАК ДОСТАНЬ ЕГО! ЕГО ФЛЕЙТУ!!!

Неожиданно Хелин сама схватилась за спину, и какая-то сила отбросила её на другой конец корабля. Эмерлина лишь тихо закрыла пасть, но я тут же ударил её по щеке -- она закрывала глаза.

- Нет! Ты выживешь! Ты выживешь, любимая! -- прокричал её я, а она снова начала шевелить пастью.

- У них маг! -- Хелин вскочила на ноги, крутанулась вокруг посоха. Рядом с ней появился какой-то лев, с похожим посохом, и они вступили в бой. Флёр кинулась помогать Хелин, но всё было бесполезно -- у неё не было никакой защиты от магии...

- Арен, чёрт возьми, где тебя носит...

Зрачки лисицы сузились, и поискали мои глаза. Я встретился со своей женой взглядами, и понял...

- Эмерлина, нет... Прошу, не надо... - на мои глаза навернулись слёзы. Я прикрыл лапой огромную рану в её животе, и приблизил к ней своё ухо, что бы услышать её слова... Последние слова... Всего два слога, после которых она закрыла глаза и перестала двигаться:

- Жи... ви...


Ошейник для Лисицы 2. Глава четырнадцатая. Глубина потери.


Вода держала его не хуже земли, хотя он не прилагал никаких усилий, чтобы удерживать себя на поверхности моря. Он просто стоял, опираясь на посох, смотря на шесть огромных кораблей, обменивающихся выстрелами.

А мимо него пролетали, не прекращая стонать от боли, они. Некоторые ещё не поняли что случилось, у некоторых на морде застыло благодарное выражение, а некоторые скалились и рвались назад...

И только одна пролетела с огромным удивлением в глазах, будто не понимала и не хотела...

- Подожди... - тихо сказал он и выставил лапу, хватая её за ускользающие кончики пальцев. Удивление в её глазах увеличилось, но неожиданно они блеснули огоньком жизни, и лисица как-то совершенно спокойно всосалась в кулак шакала.

- Где это я?

- Не беспокойся. Это далеко не самое худшее место. - Он отвечал ей безэмоционально и холодно.

- А как же... Ренар?

- Он жив.

А потом для него настала тишина. Она всё поняла.


***

Слёзы?

Кто-то ещё говорит, что самцы не плачут?

Наверное, я был хуже девчонки в тот момент.

Но сейчас мне было на всё и на всех плевать. Горе настолько заполонило всё моё существо, что не было сил держать хоть каплю в себе.

Я орал, надрывно орал, стоя на коленях рядом с телом своей возлюбленной. Не было ничего, кроме неё, её лёгкой головы, которую я прижимал к своему животу и продолжал гладить. Не было ничего кроме...

Она же всё для меня! Моя жизнь, дети, этот клан -- всё это показалось настолько не важным без неё, что я ощутил себя семилетним лисёнком, который только-только встаёт на лапы и начинает чего-то добиваться. Вся жизнь вернулась назад в своём развитии. С ней я достиг звания величайшего вора этого мира, с ней я остался жить в клане с Флёр и с моими друзьями.

Конечно, я был не один -- моряки из команды тоже скорбели, но не по ней, а больше по членам экипажа, которые пали в бою. Для кого-то это было обычным делом -- терять друзей и партнёров -- но не для меня.

Всё что я понял уже потом -- не было у меня готовности к такому шоку, который я испытал тогда. Я был готов сделать всё что угодно, но понимал что уже поздно. Даже Арен, даже заклинание разделения смерти, которое он использовал со своей любимой -- ничего бы уже не помогло. Эмерлины больше не было, но такая простая мысль не желала укладываться у меня в голове очень долгое время...

Первое, что я помню -- это как рядом со мной села Флёр, положив лапу мне на плечо. Второй лапой она сняла мою лапу с окровавленного живота лисицы.

- Ренар... Прошу тебя...

Я ничего не смог ей ответить -- это были первые слова в другом для меня мире.

- Я понимаю тебя... - тихо и ласково начала Флёр, и я готов был поклясться -- на её глазах я увидел слёзы. Еле заметные, но они были. Я ни разу не видел Флёр плачущей. Даже на похоронах своего родного отца она сохраняла спокойствие. Слёзы -- были для неё самым явным напоминанием о четырёх месяцах в плену у гиен, как она когда-то рассказывала.

- Флёр, я не верю... - сквозь судорожные вздохи ответил я, - Это сон, Флёр...

- Пусть лучше это действительно будет так, Ренар, - предложила лиса, отрывая меня от тела любимой.

- Нет... - я вцепился в её тело, будто оно всё ещё было живым, и ничего не произошло. Мне хотелось в последние минуты просто насладиться её теплом. Таким родным и таким далёким теперь.

- Ренар, всё... Пойми же ты, прошу тебя... - она нежно взяла меня за плечи и довольно уверенно стала отводить мои лапы от неё. Но мне не хотелось терять её, казалось что если просто перестать её касаться -- она исчезнет уже навсегда... Но глава клана была довольно сильной, поэтому она пересилила меня и буквально заставила меня перестать касаться её мордочки. Голова Эмерлины легла на доски палубы и открыла пасть.

Перед тем как встать, я, еле-еле совладав с собой и переборов сильнейшую дрожь в лапах, закрыл её рот и ещё поплотнее прикрыл глаза. Снова осознание её потери схватило меня за горло -- дышать стало тяжело, и я опять разрыдался. Флёр похлопала меня по плечу и отвела в капитанскую каюту, где быстро напоила меня до беспамятства.

Теперь я буду всегда извиняться перед своей женой за то, что я предал её и позволил плыть со мной. Плевать что она настаивала. Ошибку допустил я и виноват в её смерти только я и никто другой...

На следующее утро, когда мы с Флёр выползли из каюты, первое что я увидел - закрытое белой скатертью тело. Я снова заплакал, но Флёр, сохранявшая самообладание гораздо лучше меня, просто отвернула меня от этого.

- Куда править будем? -- ко мне подошёл окосевший на один глаз капитан, чуть прихрамывая на правую лапу, пожал мне лапу, - Я сочувствую и сожалею, Ренар.

- Домой, - тихо сказал я, а до его сочувствий мне особого дела не было, он всё равно ничего не понимал, - После такого я не то, что извиняться, - я выразительно посмотрел на Флёр, - я и сражаться не смогу...

- Ренар, прошу...

- Чего ты ещё можешь просить?

- Просто... не отчаивайся хорошо? -- как-то совсем скромно попросила меня Флёр, взяв меня за лапу, но я выдернул пальцы.

- Не отчаиваться? Мне жить теперь незачем. И мир мне этот ни к чему.

- А как же остальные?

- Кто остальные?

- Я, Арен, твои дети. Ты их бросишь?

Это заставило меня задуматься.

- Ты сильно поменялся за восемь лет, лис. Прошу...

Ещё раз оглянувшись на тело, я понурил голову.

- Всё равно, её последним желанием было то, что бы я жил. Я не посмею его нарушить.

- Конечно. Ведь она сейчас должна быть счастлива...

- Не говори сентиментальных вещей, Флёр! Её нет.

- Рада хоть что ты принял это...

- Нет! -- я бросился к бортику палубы, сел на ободранные колени у самого края, и, поставив локти на перила, обхватил ими морду, тихо заплакал, - этого не может быть, Флёр... Этого просто не может быть! -- делая ударения на каждом слове, я повернулся и посмотрел на белую простыню...

- Ренар... - начала было Флёр, но её перебил капитан:

- Так куда правим-то? Что делать теперь будем? -- прогнусавил капитан, - Мы и так целую ночь стояли...

- Туда же, куда и... - начала Флёр, но я вовремя крикнул лису:

- Домой! У нас и так много потерь, не хватало ещё пары трупов на моей совести!

- Есть... - буркнул он и начал раздавать приказы.

- Ренар, но почему?

- Какая разница... Шанди не такая. Если она заплатила пиратам столько что они из-за этого передрались... Она найдёт другой способ показать свою верность. Может она вообще не занимала трон, а купила себе остров, выстроила на нём замок и живёт со своим альбиносом! Чего ты от меня хочешь, Флёр!? Извинений!? -- я уже кричал, - Так вот извините меня! Извините -- и убейте к чертям собачьим! Пожалуйста!

Я дёрнул её лапу и раскрыл её арбалет -- силой, она даже вскрикнула от боли.

- Ренар, какого?

- Ты однажды меня чуть не убила! Так сделай это! Сейчас! Я знаю, ты можешь! Ты всё ещё такая же беспощадная убийца, палач, который не знает никакой пощады! Сделай это!

- Ренар, ты бредишь! -- она вырвала свой арбалет из моих лап и быстро сложила его, поставив на предохранители -- раньше она этого никогда не делала.

- Я брежу? Да, чёрт возьми! -- кричал я, маша перед ней лапами. Но стоило мне снова уткнуться взглядом в белую простыню...

- Ренар, прости, но ты... - она снова попыталась положить мне лапу на плечо, но я отбросил её.

- Конечно, ты можешь это понять, даже представить. Но меня только что лишили самой большой части души. Настолько большой, что больше ничего не осталось внутри!

Я снова сел у бортика, стараясь не смотреть на тело Эмерлины. Флёр тихо развернулась -- капитан всё ещё стоял рядом.

- Мисс, тело надо убрать с палубы...

- Уберите ко мне в каюту... - тихо сказал я, упираясь носом в поручень.

- Что? Но... всё-таки нам плыть ещё день обратно и труп...

- Не называй её так! -- вскипел я, вскочив с колен, - Не говорить этого слова! Это приказ!

- Есть... Но...

- Я сказал, уберите ко мне в каюту. И положите на вторую кровать!

Капитан коротко кивнул двум матросам, которые аккуратно взяли Эмерлину и потащили ко мне. Как только её тело оторвали от досок палубы, я зажмурился и отвернулся, глядя в океан -- всё под тканью было красным от её крови.

Она так любила море и океан...

- Правьте домой, - тихо сказала Флёр, и только сейчас капитан стал действительно разворачивать корабль.


Конечно, все удивились моему быстрому возвращению, и поэтому нас никто не встречал. Приплыли мы утром, и как только мы пришвартовались, я сразу же взял тело Эмерлины на лапы и понёс её вниз. Флёр сразу же пошла за мной -- такой нежной и заботливой я никогда не видел, казалось, она была готова ради меня на всё. То же самое случилось и с Хелин -- она всегда помогала мне и давала всё, что нужно.

Только когда я ступил на землю клана, я впервые посмотрел на окружающий мир, подумав, что ничего не изменилось. Всё было серым, бесцветным, даже зеленеющие листья деревьев потускнели, настолько, что казалось, их вообще не было. За две ночи Эмерлина всё-таки стала трупом -- как я не старался, но я не мог остановить её смерть. Однако же я всё равно держал на лапах её обескровленное холодное тело. На месте был только один встречающий, к которому я сразу и направился. Её тяжести в этот миг я почти не чувствовал...

- Почему ты не отозвался?..

- Я не слышал, Ренар, извини...

- Почему ты не слышал? Как ты не мог услышать Хелин, Арен?

- Я не знаю, Ренар. Когда она смогла достать меня -- она уже сказала, что было поздно...

Я, не задерживаясь, прошёл мимо него. Пешком до замка было больше двух часов ходьбы... Но её тяжесть была самой приятной...

- Ренар, ты же не собираешься идти пешком? -- подбежавшая Флёр быстро поцеловала Арена и потупила глаза куда-то ему в грудь.

Мой решительный вид и пустой взгляд был им ответом, так что им ничего не оставалось, как пойти со мной. Даже Хелин, не применяя волшебства, пошла за мной.

Когда я дошёл до посёлка -- всё, кто знали меня с Эмерлиной, смотрели на меня с ужасом. За два часа я измотался почти до полного бессилия, хотя все, даже Флёр, предлагали мне свою помощь. Но я, превозмогая дрожь в лапах и дикую боль в спине, всё равно нёс её до самых дверей замка. В последний раз она входила в свой дом, который я когда-то подарил ей без остатка, вместе со своим сердцем и душой. Положив её на кровать, до которой я сам еле дотащился, я погладил её по изуродованному животу.

- Отдохни, дорогая.

Я просто стоял перед кроватью на коленях, гладя её тело. Всё, что пока осталось у меня от неё. Все мои друзья и все те, кто прибежал посмотреть что случилось, все стояли в дверях, осознавая что больше никого нет.

У меня не было чувств. Эмоций. Желаний. Была только пустота. И желание выполнить последнее, прежде я расстанусь с ней навсегда.

Весь день прошёл никак. Я ничего не делал. Сидел у камина, не двигаясь, смотря на огонь, и иногда помешивая угли.

Я не хотел делать из похорон Эмерлины чего-то, что обычно делали в клане. Обычно с ушедшими прощались чуть ли не всем кланом, а для таких высоких лис, как я и Эмерлина, вообще могли устроить чуть ли не месячный траур. Я же понимал, что Эмерлина, живя в клане, старалась не привлекать к себе внимания.

Ночью, когда всё более менее улеглось, я вытащил из подсобки замка лопату и отправился к тому месту, где были похоронены мои отец и мать. Она была достойным членом нашей семьи, потому что она носила мою фамилию. И я сам хотел этого.

Определив лопатой прямоугольный участок, я воткнул остриё лопаты в сырую землю, и начал потихоньку, в одиночку, копать могилу на нашем, семейном кладбище. Тихо и без боли -- я просто поднимал землю наверх, углубляясь туда. На весь свой рост.

Плотная, сырая глина поддавалась с трудом, но как только я пробился через её слой, сырая чёрная земля стала осыпаться на лапы сама собой -- мне оставалось лишь поднять её над поверхностью земли и откинуть её в намечающуюся кучу.

Постепенно, уходя вглубь, я понимал что уже не могу сдерживать свои слёзы. Они начали падать всё чаще и чаще, капая мне на лапы и черенок лопаты. Но я не останавливался и даже не пытался вытереть их.

- Ренар? - нечёткий, из-за пелены слёз на глазах, силуэт, появился совсем рядом, держа в лапе ещё одну лопату.

Ко мне, в еле начатую яму, спустилась Флёр, воткнув лопату в землю. Ничего не говоря, она надавила на неё лапой, и обрушила ещё один пласт земли, и стала накидывать землю в кучу рядом.

- Спасибо, - тихо сказал я ей и продолжил копать.

Я бы мог попросить кого угодно -- мне бы никто не отказал, но внутренне понимал, что только я могу сделать это правильно. Неважно насколько криво это получалось -- всё было неважно в этот момент. Даже в последнее пристанище своей любимой лисицы я вкладывал всю свою душу, а точнее то, что от неё осталось.

Вместе с Флёр мы вырыли половину, то есть уже стояли по пояс в яме, когда нас нашёл немного взволнованный за Флёр Арен. Конечно же, он тоже нам помог и я, втроём со своими лучшими друзьями, вырыл могилу для своей жены. Потому что так было надо. И Флёр и Арен -- все они не только были с ней хорошо знакомы -- вместе нас свёл злой рок, общий, местами, злодей. Все мы боролись плечом к плечу во многих драках и битвах, вместе с ней мы встречали праздники и провожали горе. Мы все. Четверо. Идеальный квартет -- два самца, две самки. Мы были во многом похожи -- именно парами. За многие годы мы сблизились настолько, что отдали бы друг за друга жизнь.

Но теперь наш квартет превратился в трио.

И теперь мы копали могилу моей жене вместе. Не важно сколько я бы копал её в одиночку, главным была поддержка моих друзей. Они не заменят мне её, но помогут мне просто пережить это.

Когда яма была готова, мы втроём сели на её края, свесив лапы вниз -- Арен и Флёр с одной стороны и я один с другой. Посмотрев по правую лапу, я понял, что оставил место для Эмерлины...

- Ренар, ты меня прости, что так всё... - начал Арен, но я покачал головой, останавливая его:

- Уж ты-то точно ни в чём не виноват. Это мне надо было узнать у тебя заклинание разделения смерти, я бы спас её...

- Там имя надо произносить, - напомнил мне лис, натягивая на плечи свой плащ, - полное причём...

- Ради такого...

Флёр, сидящая рядом с ним тихо смотрела куда-то мимо. Я положил лапу на её коленку.

- Флёр, не волнуйся. У вас с Ареном всё в порядке, - подбодрил её, похлопав по коже её сапога. Глава клана не снимала свой костюм, и изрядно его запачкала.

- Ренар... - она посмотрела на Арена, заглянула ему в глаза, - Не всё у нас в порядке. Мы своего члена семьи потеряли...

- У вас вдвоём. Вы есть друг у друга... У меня так же была Эмерлина...

- Лис, она была у всех. И у нас с Флёр тоже, - сказал Арен, понизив голос, - По правде говоря -- я всегда завидовал тебе, Ренар. В Эмерлине было кое что, чего...

Договаривать он конечно не стал, понимая что его любимая сидит рядом, но Флёр всё отлично понимала. Она кивнула, положив лапу на лапу Арена.

- Мы любили её так же как ты, Ренар. Никак иначе. И ты не представляешь, как мы сожалеем о её потере...

Я лишь поднял голову, и сказал им, глядя в глаза Арена.

- Представляю. Ведь наверно вы сейчас чувствуете то же самое, что чувствую я. Но сейчас я... просто ничего не чувствую.

- Понимаю, Рен...

- Если вы не против - подождите здесь. Я пойду за... ней.

- Нет проблем, друг, мы ждём.

Я вылез из ямы, и даже не отряхиваясь, твёрдым шагом пошёл за телом лисы. В последний путь...

Весь день она пролежала в спальне, и видели её очень многие. Но двоих гостей я опасался больше всего.

Открыв дверь, я сразу же услышал надрывный плач, очень похожий на её. Я редко слышал, как плачет Эмерлина, но я чувствовал это. Почти её голос, тембр... У кровати, положив лапу на рукоять меча, стоял Карл, а на коленях рядом с ней рыдала моя дочь.

Её-то я и не хотел сейчас видеть. Лучше бы она узнала об этом через день, неделю, месяц, год... Через любое время, за которое я хоть немного оправлюсь от потери.

Лис, немного похожий на меня, строго посмотрел мне в глаза, но увидев там что-то, стыдливо опустил взгляд, утирая слёзы. Я сделал пару шагов к Эмерлине и Лима обернулась ко мне.

Я тут же остановился -- мне стало страшно. На меня смотрела практически копия моей жены -- такие же глаза, мягкие ушки и бело-чёрные недлинные волосы... Но мы молчали, глядя друг на друга. Она всё-таки была другой...

Не говоря не слова, я погладил Лиму по спине, и отстранил её от кровати. Встав на её место, я поднял тело своей жены над кроватью. Подойдя ко мне, Карл помог мне положить её лапу на грудь, чтобы та не болталась в воздухе, пока я её нёс.

Неожиданно к глазам снова подступила волна слёз -- нахлынули старые воспоминания. Перед глазами, будто это было день назад, стали проноситься картины. Как я, пыхтя от усталости и удовольствия, с трудом распахнул дверь пинком и сразу же, вбежав, буквально бросил её на кровать, сразу же рухнув рядом, как потом мы провели ночь...

С той, которая сейчас лежала у меня на руках мёртвым грузом.

Аккуратно толкнув двери плечом, я пошёл вместе с ней в последний путь по моему фамильному замку. И как только я вышел с ней в коридор в сопровождении детей, на улице грянул гром такой силы, что во всём замке зазвенели в рамах хрупкие стёкла. Лёгкое шелестение листьев, переросшее в довольно громкое, известило меня о начале дождя. Но путь должен был быть пройден -- и ничто меня не остановит на пути к последней цели в жизни.

Выйдя на улицу, я посмотрел вверх, смывая потоками воды слёзы с моей морды. Сразу же я намок и даже почувствовал ещё большую тяжесть на своих лапах -- Эмерлина тоже намокла и потяжелела из-за подсыревшей шерсти.

Хлюпая лапами по стремительно сыревшей земле, на которой сразу же стали собираться лужи. Карл и Лима, не говоря не слова, шли за моей спиной, а как только я обошёл замок, я увидел, что Флёр и Арен всё так же сидели на своих местах...

Встав рядом с могилой, я кивнул своим друзьям, и они кивнули мне в ответ. Повернулся к детям.

- Прощай, мама... - всхлипывая, прошептала Лима, а Карл так же мужественно промолчал. Он держался молодцом -- почти не плакал, хоть и задирал нос вверх, чтобы не было так тяжело сдерживать слёзы.

Но ничьих слёз не было видно в последние моменты. Ни Флёр, ни Арена -- всё смывал ливень.

Я спрыгнул в яму держа её, понимая что вылезу на поверхность один. Я не хотел этого делать, но понимал, что нельзя по-другому. Мне надо было остаться одному, чтобы проститься с ней, примириться с потерей... И я уложил её на землю. Четверо лис стояли наверху, смотря на меня, но я не стеснялся. Встав на одно колено в узкой могиле, я низко наклонился и поцеловал её холодный, мокрый чёрный нос...

Наверху кто-то взял лопату, и Арен, сев на колено, протянул мне лапу, помогая выбраться. Схватившись за него, я оставил Эмерлину в прошлом. И сам остался один.

Как только я поднялся, Флёр и Арен сразу же взяли лопаты, но я взял их у них и попросил:

- Оставьте меня. Все, - я посмотрел на детей. Карл кивнул и, взяв Лиму за плечо, пошел к замку. Флёр посмотрела на меня.

- Пообещай не делать глупостей.

- Я обещал это ей.

Взявшись за лапы, Арен и Флёр пошли вслед за моими детьми. Я остался с ней.

Дождь заливал водой глиняную яму, но она не накапливалась на дне. Потоки грязи сплывали по стенкам вниз, к её телу.

Воткнув лопату в гору земли, совсем рядом с могилой, я перенёс первую горку земли, обрушив её на лапы. Мои руки сразу же объяла невероятная дрожь, будто я был пьяным калекой, который полгода не использовал их. Но я пересиливал себя, и вторая порция земли постепенно завалила её колени.

Снова слёзы. Снова безразличие ко всему окружающему миру, снова... Снова прощание с ней.

Когда земля покрыла её грудь и шею, я занёс лопату над её мордой. Над её глазами, носом...

Я просто отпустил черенок, и сырая чёрная земля упала на неё, закрыв её глаза. Навсегда.

В тот же миг меня охватила дикая истерика -- я расплакался как никогда в жизни, упав на колени, я схватил себя за уши со всей силы и от боли заревел на весь посёлок клана. И сильнейший раскат грома вторил мне.

Сегодня ночью в клане никто не спал. Рыдая и крича от своего бессилия, я что есть силы старался побыстрее засыпать яму землёй. Чтобы не мучить себя, чтобы понимать, что назад ничего не вернуть.

Я справился за час. Всего за час я грубо закидал всё то пространство, что было над ней и сделал аккуратный холм над её телом. Собрав камни от уже рассыпавшихся и потерянных могил, я наметил ими могилу и...

А потом от бессилия и дикой усталости, я просто рухнул перед ним на колени. Дождь пошёл ещё сильнее, и сырая земля опускалась, принимая прежнюю форму...

Колени утопали в жидкой грязи. Никаких чувств. Эмоций. Только осознание своего бессилия...

Про меня часто говорили, что я не сдаюсь, что иду до конца и исправляю ошибки, которые совершил. Что я никогда не опущу лапы, буду продолжать бороться или просто не замечать этого...

Но сейчас я опустил лапы.

Я сдался.


Ошейник для Лисицы 2. Глава пятнадцатая. Другая история моей смерти.


Восемь дней, девять ночей я простоял на коленях перед могилой своей жены. Я просто больше ничего не мог делать - ни жить, ни есть, ни спать с осознанием того, что Эмерлины больше нет. Много раз меня пытались уволочь от могилы силой, но понимая, что мне другого не надо - оставляли меня и я просто шёл обратно. Приносили мне еду, но я не прикасался к ней - кусок в горло не лез. Несколько раз я засыпал, стоя на коленях, но когда просыпался, на меня накатывали воспоминания и снова силы покидали меня, не давая встать. Я ничего не ел, очень проголодался. Я пил собственные солёные слёзы, точнее они сами затекали мне в пасть, увлажняя пересохшее горло. Два или три раза со мной спали Арен и Флёр - просто, улёгшись на земле. Рядом со мной, рядом с Эмерлиной. Лишь на девятый день, когда я в очередной раз проснулся у её могилы - я понял, что с меня хватит. Я поднялся с колен и повернулся к могиле спиной, пошёл в замок.

Все только-только начинали просыпаться, и я, наевшись на кухне остатков вчерашнего ужина, нашёл в себе силы дойти до обрыва, на котором я часто придавался своим мыслям. На этот раз я просто сел на обрыв - довольно небрежно и плюя на всё. Если рухну - буду наслаждаться полётом до последнего, перед тем, как встречусь с Эмерлиной...

Но ни закат, ни величественные леса под лапами не бодрили ни дух, ни тело. Мыслей не было. Одна лишь изредка проскакивала у меня в голове - "это я виноват в её смерти", но я уже к ней привык. Что ж, если я виновен - то её отсутствие лучшее наказание для меня.

- А ведь я предупреждал... - раздался у меня за спиной низкий, мягкий голос, - Наверно трудно стоять девять дней на коленях. Что ты хотел этим показать?

Я обернулся, сидя на краю пропасти, и увидел шакала в старой коричневой мантии. Посоха у него не было.

- Уходи, - попросил я его.

- Ты опять дерзишь богу, лис, - строго сказал Селкер, подходя ко мне.

- Это опять сон и я не умру, если спрыгну с обрыва?

- С чего ты взял, что ты вообще когда-нибудь умрёшь? - ехидно отвечал шакал.

- С того, что ты сейчас закроешь пасть и оставишь меня одного. - Я тут же получил чувствительный удар по затылку каким-то тяжёлым и тупым предметом. Удар пришёлся чуть выше виска, почти в ухо, но его было недостаточно, чтобы сбросить меня с обрыва. Потирая голову, я гневно обернулся, оскалившись на шакала - в лапе у него был тот самый посох...

- Не хами, лис...

- А что ты мне сделаешь? Стукнешь ещё раз?

Бог зарычал, оскаливая клыки:

- Я сделаю так, что когда ты умрёшь, будешь мучиться ещё больше...

Я замолчал. Он ведь мог.

В мире, где есть магия и боги спокойно спускаются чтобы поговорить со смертными, существование потустороннего мира было просто неоспоримо. Существование душ тоже было доказано, причём при помощи обычных смертных - не магов. Маги же умудрились доказать, что душа есть у всего, даже у камня.

- Как там Эмерлина? - спросил я у него.

- Поверь, она не скучает сейчас. Видит тебя...

- Я верю, значит видит...

- Не просто видит, лис. Чувствует. Поверь, она может быть ближе, чем хочется...

- Не выйдет, бог, - в тон ему, как он называл меня лисом, назвал его я, - Если ты не вернёшь её.

- А если это было суждено?

- А если я возьму палку и побью тебя?

Конечно же шакал рассмеялся. Не просто рассмеялся - он практически расхохотался, глядя на мою грязную спину.

- Ты что, не сражался с магами, лис? Я могу показать тебе что это такое...

Пока он рассказывал что со мной будет и что после всего этого от меня останется, моя лапа сама нащупала какой-то камень и сжала его.

- А ещё я читаю мысли, лис. От меня не скроешься...

И в тот же момент, когда он говорил эту фразу, я с рёвом бросился на него, вскочив с края обрыва. Я знал, что простых магов можно ошарашить, никакие простые чувства им не чужды - страх, шок, удивление... Но я действительно не на того напал.

Камень пролетел сквозь его глаз, будто шакал был приведением. Я махнул ещё пару раз, на автомате, но кулаки пролетали сквозь его нос так же, как и через воздух. Шакал улыбался, держа свой золотой посох.

Отойдя от него на пару шагов, чуть не свалившись с обрыва, я протёр глаза. Нет, он был материален, то что не было его следов понятно и так - боги явно не любят пеших путешествий. Но ветка ели, раскачивающаяся на ветру, гладила его иголками по спине, и сгибалась, касаясь его тела!

Я ещё раз разбежался, но как только понял, что кулаки не встречают никакого сопротивления, затормозил, чтобы не пройти через него всем телом. Шакал заулыбался шире.

Я протянул лапу и потрогал его плечо. Именно потрогал - немного тонковатое, мягкое от шерсти, которую скрывала мантия, плечо. Я ткнул его пальцем в грудь - шакал покачнулся.

- Тебя не учили, что тыкать пальцами в бога смерти не хорошо?

- Меня учили не показывать, а я... Ты бог смерти!? Каким образом!? - вдруг дошёл до меня смысл этих слов, - Я думал что ты наш покровитель!

- Покровитель... Волков, лисов, всех собак, шакалов... - последнее он произнёс с особым смаком, - и вообще всех, кто имеет нашу кровь. Крови собаки, пусть и разные - но вы все похожи...

- Но бог...

- Смерти, лис. Я видел твою любимую - она была крайне удивлена такому повороту событий. Конечно, ведь не многие умирают так быстро... Она почти не успела сказать тебе что-нибудь...

- Оживи её! - крикнул я, но снова воинственный выпад встретил лишь невесомый воздух.

- Нет, - твёрдо ответил шакал, убирая мою лапу из своей груди, - Что было, то прошло, лис, и этого не изменить. Я пришёл лишь сказать тебе, чтобы ты не делал глупостей и смирился с этим. Всё остальное может тебя погубить.

- А что мне с того, что меня якобы погубит? Да я об этом сейчас мечтаю!

- Тогда вот тебе ещё одно предупреждение: ты её там не увидишь! Я лично об этом позабочусь!

- Только попробуй...

- И попробую.

Селкер наконец растворился в воздухе вместе со своим посохом. Постепенно я приходил в себя.

Опять бог и опять со своими советами. Если он может видеть будущее и если он такой всесильный -- почему всё зависит только от меня?

Неужели наш покровитель, и всемогущий бог смерти просто не может сделать так чтобы я умер? Подстроить любой несчастный случай или просто пихнуть острым концом посоха в спину -- и я бы полетел с обрыва, у него бы больше не было со мной проблем. Зачем столько сложностей с моей жизнью и судьбой?

Я снова подошёл к краю обрыва. Настолько близко, что кончики когтей на лапах уже не чувствовали земли. Смотря вниз, я подумал о самоубийстве...

Но если я брошусь вниз -- ничего не останется и мне придётся потом долго объясняться перед всеми, кого я так люблю ещё здесь, в этом мире. Казалось бы, что может быть проще? Но вспомнив Арена и Флёр, эту счастливую пару, я понял что если их брошу я -- с ними обоими случится тоже самое, что случилось со мной.

Чувствительный к таким вещам Арен никогда не переживёт потерю такого друга как я. Как он мне признавался, его всё ещё терзает чувство долга передо мной. За Флёр. Он понимал, что если бы не я -- никогда он бы не нашёл своё истинное счастье в виде лисицы с двумя арбалетами. А Флёр просто не смогла бы примириться с моей потерей, как смирилась она с потерей отца.

Я отошёл на шаг назад и взялся за левое ухо, продев указательный палец в свою серьгу, которую носил не снимая уже много лет.

Избавиться надо от всего.

Прости, Эмерлина...

Зажмурившись и сжав зубы до скрипа, я силой дёрнул золотое кольцо. Против всех сил логики вместе с ним оторвалась и часть уха. Дикая боль заполнила всё тело, я сразу же прижал ухо к голове и зажал рваную часть лапой, не давая себе скулить от боли. В правой лапе у меня осталось кольцо с куском тонкой плоти, болтающимся на нём.

Оглядев кольцо, которое раньше я видел только в зеркале, я потрепал часть своего уха. На кольце осталось немного чёрной шерсти на куске нежной, тонкой кожи.

Наверно так моё тело отказывало признать потерю. Я думал серьга просто порвёт ухо, но оно оторвалось только вместе с его частью. Это было больнее, чем я предполагал, но обрывок чёрного треугольника быстро поднялся на прежнее место. Проверив, как оно двигается, я пощёлкал пальцами у самого его основания -- слух немного испортился, но совсем незначительно.

А потом я вытянул лапу над обрывом и, размахнувшись, бросил кольцо вниз, в лес. Сверкнув начищенным боком, серьга исчезла на фоне листвы.

- И пусть тому, кто её найдёт, повезёт больше чем мне... - попросил я у неба и побрёл в замок.

Несколько дней после этого, прошли в трауре. Никто в замке не говорил громко, никто никогда не смеялся. Я почти ни с кем не разговаривал и топил своё горе в тяжёлом вине, сидя у камина в центральном зале. Началась осень -- дожди почти не прекращались и зелень деревьев впервые подёрнулась желтизной. Природа завершала свой круг, чтобы потом вступить на новый виток, но на всё это мне было плевать, как и на всё остальное. Рядом со мной зачастую сидели и мои друзья, иногда наши дети. Мы просто размышляли о том, кого мы потеряли.

Но вот с Флёр происходило что-то странное. Почти сразу, как я вернулся, пропали две части её ошейника над камином. Периодически они появлялись, и три раза я видел в её лапах напильник или ножовку, но интересоваться её намерениями я не решался. Но способы, которыми она порой помогала мне, превосходили даже самые смелые ожидания.

В ту ночь я спал неспокойно -- впервые за всё время после её смерти, Эмерлина явилась ко мне во сне. Снилось совсем не плохое, скорее наоборот -- самые счастливые и прекрасные моменты, но потом раздавался её крик и её слова -- «Живи...» Потом сон кончался. И всё начиналось заново -- наша с ней встреча, любовь, два года поисков, дети... И снова её просьба и снова темнота. Не выдержав, я кричал, звал её и бежал куда-то... И как только почувствовал лапой её живот, я прижался к её спине, уткнувшись мордой в плечо, плакал, гладя свою потерянную любовь...

А когда я проснулся, понял, что действительно лежу не один. Но вместо белых волос с чёрными кончиками, я увидел длинные и чёрные...

- Флёр?! -- тут же вскрикнул я, отодвигаясь от неё. Она лежала со мной совершенно голая и плакала.

- Прости... Но мне пришлось...

- Что ты делаешь? Зачем? -- спрашивал я, извиняясь и натягивая одеяло повыше.

- Ты не спал... Кричал и звал её... Весь замок не мог заснуть...

- И ты...

- Когда я легла -- ты успокоился. Стал гладить меня и плакать в плечо...

- Флёр, прости... Но что скажет Арен, когда узнает об этом?

- Он...

Лис в белом плаще поднялся с пола и отряхнулся, глядя на свою жену.

- Я это предложил, Ренар...

- Ты с ума сошёл! Ты же её любишь!

- Разве ты не попросил Эм сделать это, если бы я потерял Флёр?

Я замолчал и понял, что попросил бы. Причём настоял бы на этом...

- Ренар, я не обижаюсь, - сказала Флёр, поднимаясь и закутываясь в одеяло, - я просто помогаю тебе.

- Я не знаю, что и сказать...

- Можешь даже не говорить, - тихо посоветовал Арен, - Я ведь тоже самец, Ренар. Я понимаю, что значит потерять жену, особенно ту, которую действительно любишь... - Флёр, укутанная по подбородок в одеяло, отошла к нему, и лис сразу обнял её и поцеловал. Флёр томно посмотрела на меня, и я вспомнил тот поцелуй в лесу, когда я набросился на неё после совета Клитуса встать на четыре лапы... Не успел Арен открыть пасть, я уже перебил его:

- Я не буду изменять...

Арен сразу закрыл пасть, но всё-таки сказал:

- Ни я, ни Флёр против не будем, - лисица в его объятиях кивнула, - если тебе потребуется...

- Мне не потребуется! Я не такой...

- Вы же с Эмерлиной...

- Это я с ней! Я люблю её. И мы с ней этим занимались только по любви, а не просто ради какого-то удовольствия.

- Ренар... - Флёр подняла глаза, - а я ведь люблю тебя. И любила.

- Это не так...

- Это так, Ренар, - подтвердил Арен, - Так же как я любил и Эмерлину.

- Вы совсем сбрендили. Вы должны быть друг с другом и быть счастливы!

- Но мы несчастны без Эмерлины. Мы все были семьёй, Ренар, прошу, признай это...

Как я мог это не признать? Когда Эмерлина уходила к Арену и передавала мне свои проблемы через него, а Флёр матом ругала своего мужа, я не мог не признать этого...

- Флёр, спасибо за твою заботу... Но это зайдёт слишком далеко.

- Просто знай -- я не против. Просто...

Арен и Флёр покинули меня, оставив в одиночестве, а я погладил место на кровати, где совсем ещё недавно лежала Флёр. Матрас сохранил её тепло, даже её очертания...

Не выдержав пустоты, я лёг на это место и сразу вспомнил, как мне было хорошо с Эмерлиной...

Прошёл ещё месяц без неё.

Я отрёкся почти ото всех, ни с кем не говорил. Лишь с Флёр или Ареном я перебрасывался парой слов, а все остальные начали даже говорить, что я онемел от горя. В чём-то они были правы.

Самый тяжёлый разговор за весь месяц был с моим сыном Карлом. Мы как обычно ели за общим столом, какую-то утку, а Карл смотрел больше на меня, чем на еду, и поэтому часто промахивался мимо рта, и часть еды вообще сыпалась на пол. Когда все разошлись и поблагодарили Флёр за чудесный ужин, Карл остался на месте. Поняв намёк, я сел обратно, смотря в его глаза.

- Ты убил её, - без вступлений и церемоний начал мой сын.

Ему было всего 14 лет, а он уже понимал такие вещи. Мне иногда становилось стыдно за себя -- он отчитывал меня на очень жестокие темы, но сейчас я точно знал, что ему сказать. Я кивнул и сложил лапы на груди.

- Если ты хочешь поговорить об этом, то ты выбрал неподходящее время и место.

- А у тебя теперь всегда будет неподходящее время, не так ли?

- Карл, окстись! -- крикнул я, не дожидаясь, пока он перейдёт к обвинениям, - Ты обвиняешь меня в её смерти? Обвиняй, я тебе не запрещаю! Но говорить такие вещи я тебе не позволю, и если ты продолжишь, то я покажу тебе, щенок, кто тут главный.

Сказал я довольно резко и грубо, но Карл оставался спокойным.

- При матери ты никогда не называл меня так.

- Как так? -- гневно бросил я.

- Щенком, отец.

Я оглядел Карла. Конечно, на щенка он не тянул, вымахал с меня и теперь доживал свою сознательную жизнь. Взрослеем как звери -- стареем как люди...

- Тебе четырнадцать лет, а мне уже под тридцать. Я за свой век повидал куда больше чем ты и куда опытнее тебя.

- Ты учил меня честности, оставаясь вором и лжецом! Отец, я действительно не понимаю как такое возможно!

- А вот так, Карл. Возможно настолько, что мой собственный сын обвиняет меня в вещах, которых я не совершал никогда.

- Это всё из-за тебя. Не было бы тебя, сейчас бы было всё хорошо! -- начал Карл.

- Не было бы меня, ты бы со мной сейчас не разговаривал.

- Да какая разница! Ты что, никогда не видел как несчастлива мама, как она плачет?

- Видел. Много раз я видел её слёзы и всегда утешал её.

- Ничего подобного! Ты не утешал её, когда её слёзы видели мы с Лимой! Потому что плакала она потому, что тебя не было рядом!

- А сейчас её нет рядом со мной и сил реветь у меня уже не осталось, Карл, - парировал я.

- Ты, отец, был очень эгоистичен! Ты всегда думал о себе, а потом уже о маме! Не говоря уж обо мне или сестре!

- Я делал всё чтобы вы могли выжить и нормально получить образование.

- Нас всему учила наша мама! Всему! Ты хоть чему-нибудь меня научил за всю мою жизнь, а?

- Чему ты хочешь научиться от меня? Воровству? Научиться умело лгать, глядя в глаза тем, кого любишь?

- Да ты и сейчас лжёшь!

- А может быть и да. Я тебе скажу правду сейчас: этот разговор мне не приятен и я хочу его закончить. Ты говоришь о вещах, которых не видел, так что не верь никому.

- Я видел мёртвую мать, которую ты принёс на лапах в этот замок. А потом я видел, как ты закопал её своими же лапами!

- Да потому что так должно было быть! -- я ударил кулаком по столу, - Потому что это было правильно!

- Было правильно что?

- Я люблю её, Карл! Запомни это раз и навсегда! Я люблю твою маму больше жизни -- и она всегда понимала это! Отвечала мне взаимностью! Чего тебе непонятно, Карл!?

Вот тут лис и опешил, откинувшись на спинку стула.

- Если бы я убил её вот этими лапами, - я поднял руки и потряс ими, - в тот же день я бы отгрыз их сам себе, но я этого не делаю. Если бы я попросил её убить -- я бы вырезал себе язык! И вырезал бы его любому, кто только бы посмел заикнуться об этом! Но её убийца сейчас плавает в море с шестью ножами в теле! Потому что сейчас я уже достаточно наказан, Карл, так что перестань меня мучить и занимайся своими делами!

Из жилетки я достал небольшой значок командующего разведывательным отрядом клана и бросил его перед сыном.

- Ты...

- Вот тебе. Займись делами.

- Отец...

- Я поговорю с Флёр. И не спорь, обратно я это не возьму.

Решительно встав, я отправился в спальню, где снова упёрся носом в подушку и разрыдался.


День за днём, час за часом, проходили минуты и секунды без Эмерлины. Проходило только время, но мне не становилось легче, даже наоборот -- я всё больше и больше скучал по ней. Стремясь хоть как-то занять себя, я шпионил немного за Флёр и вынес все цветы Эмерлины из спальни, в которой из-за этого стало необычайно пусто и тоскливо. Всё равно спал я теперь там довольно редко -- чаще на кушетке в главном зале или прямо в кресле, в котором засыпал, сидя перед камином. Результаты шпионажа дали довольно интересные, но непонятные результаты: Флёр спиливала шипы со своего ошейника. Зачем она это делала, я не понимал, но сил на то что бы поинтересоваться не было.

Приключения, казалось бы, кончились, но всё-таки во мне загорелся былой огонёк азарта, когда одним поздним дождливым вечером ко мне подошла Флёр. Заговорщически осмотревшись, она присела на край кресла и, не смотря мне в глаза, закурила.

- Что-то произошло? -- тихо спросил я.

- Пока нет. У меня к тебе один вопрос.

- Задавай.

- Где последний кусок ошейника?

Я вздрогнул так, что Флёр чуть не упала с подлокотника. Я удивлённо посмотрел на её затылок.

- Ошейника? Зачем он тебе?

- Нужен.

- Ты хочешь собрать ошейник обратно? -- предположил я, - Но зачем?

- Кто тебе сказал такую глупость? Скажи мне и он получит стрелу в глаз прежде чем успеет сказать «это не я».

- Флёр, последний тебе может быть нужен только в одном случае -- ты хочешь собрать ошейник снова и я боюсь, что вынужден буду тебе помешать...

- И не пытайся. Во-первых ты мне ещё нужен живым, а во-вторых у меня и так много тех, кто хочет остановить меня.

- Арен-то знает?

- Нет. И знать не должен. Так что держи язык за зубами, или я сделаю так, что ты больше никогда не откроешь свою пасть.

В этот момент она напомнила мне ту Флёр, которая уже очень давно спрыгнула на палубу яхты моей жены. Говорила она грубо, тоном не терпящим возражений. Ему было довольно сложно противостоять.

- Кусок лежит у меня в той жилетке, в которой я ходил тогда. Я не вынимал часть с тех пор, как ты сняла ошейник.

- Хочешь сказать восемь лет он лежал у тебя в жилетке?

- Ну, у меня же не одна жилетка... - немного смутившись, ответил я.

- Хорошо. Ты не возражаешь, если я пороюсь в твоих вещах?

- Никаких проблем, ройся.

- Спасибо, Ренар, - она похлопала меня по плечу и пошла наверх, в мою спальню. Но мой хвост сам собой дёрнулся за ней...

Всё-таки нельзя было вечно скорбеть о своей потере -- моя жизнь ещё продолжалась, и мой характер ещё не совсем изменился. Я оставался таким же любопытным и хитрым лисом, как и раньше. Поэтому я решительно встал с кресла и последовал за ней, чтобы в тайне от неё узнать, что она хочет.

Как в старые добрые времена, я, перебираясь по стенам, прижал ухо к двери и чуть приоткрыл его, рассматривая свою спальню. Щель открывала мне прекрасный вид точно на гардероб, в котором висела верхняя одежда. Флёр методично перебирала жилетки и проверяла все карманы, даже секретные. Кусочек ошейника она нашла в самой последней. Покрутив его в лапах, она достала из юбки (как она туда их запихнула, я так и не понял) две оставшиеся половинки, и сложила ошейник.

- Прекрасно... - тихо прошептала она, и убрала всё обратно, оставив себе ошейник. Я лишь успел вжаться в стенку и слиться с фикусом, за которым я так любил прятаться, как Флёр распахнула дверь и решительно пошла вниз.

Когда я шпионил за своими детьми, мне надо было идти к Эмерлине, но сейчас спешить мне было некуда, поэтому я поспешил вслед за главой клана.

Не особо удивившись моему отсутствию в главном зале замка, Флёр распахнула двери на улицу и пошла сквозь ночь куда-то в клан. Глаза перестроились на ночное зрение практически сразу, и мне не составило труда следить за лисицей.

Будто стараясь запутать след, Флёр петляла через лес некоторое время, а потом повернула в сторону старой территории и направилась туда. Шла она около получаса, я держался на порядочной дистанции, следя чтобы я оказывался с подветренной стороны, не забывая о её нюхе. Ночью, в лесу, мы полагались не столько на зрение, сколько на все остальные чувства -- слух, нюх и осязание. Флёр топала в лесу на каблуках, но при этом умудрялась двигаться почти бесшумно и совершенно незаметно -- как маленькая мышка. Она то и дело совершала разнообразные акробатические этюды, ловко перелетая через большие поваленные деревья и овражки. Я же только пачкался, с диким грохотом преодолевая подобные препятствия.

В результате она дошла до старой территории, там где её не заняли Эвы. Их тут не было по очень простой причине: на опушке леса стояла небольшая, еле заметная землянка кланового мага...

Флёр направлялась к Хелин, сомнений не было. Но как только она подошла к земляному валу, она не стала никак подавать какие-то сигналы, извещая о своём прибытии. Зато у меня за спиной раздался совсем тихий хлопок, от которого, впрочем, зазвенело в ушах.

- Кажется, великого хитреца всё-таки перехитрили...

Я рывком обернулся и конечно уткнулся носом в бюст Хелин. Одета она была как всегда откровенно.

- Не такой уж я и великий... - я сделал пару шагов назад, посмотрев на Флёр.

- Великий-то великий... Хитрецы всегда погибают от недостатка хитрости, - тихо рассмеялась Хелин.

Я посмотрел ещё раз на Флёр -- она пошла в нашу сторону, а потом на Хелин, немного угрюмо. Смех мне сейчас казался совсем неуместным.

- Ренар, нам надо поговорить, - начала Флёр, подходя к нам, - зайдём?

- Зачем тебе ошейник?

- Я подловила тебя на твоё собственное любопытство, Ренар. Ошейник ещё понадобится.

- Подловила, да? А что было бы если бы я не вышел за тобой?

- Ты же вышел.

Я гневно фыркнул и посмотрел на двух самок. Хелин улыбалась, а Флёр явно волновалась о чём-то.

- О чём вы хотите поговорить?

- Это очень личный разговор, Ренар. Хелин оставит нас.

Волшебница серьёзно кивнула и буквально растворилась в воздухе. Флёр взяла меня за лапу и повела к жилищу Хелин.

- Флёр, но почему именно у неё?

- Землянка неплохо заколдована, и нас никто не услышит, даже если очень захочет.

- А Арен об этом...

- Не знает! И тебе бы это знать не стоило, но сейчас я предлагаю тебе узнать это и хорошенько подумать.

- О чём?

Флёр, не ответив, втолкнула меня в землянку и сразу же спрыгнула за мной, закрыв за собой дверцу. На ощупь она нашла керосиновую лампу и поставила её на стол.

- Присаживайся, - велела она мне, кивнув на небольшое кресло посреди единственной комнатки.

Я уселся и немного поелозил в нём, устраиваясь поудобнее. Флёр чуть убавила свет от лампы и села передо мной в другое, точно такое же кресло. Мы с ней долго сидели друг перед другом, смотря на собеседника. Сложив пальцы перед носом, лисица молчала.

- Так о чём ты хотела поговорить, Флёр? -- начал я, стараясь прервать неловкую паузу.

- Не поговорить. Рассказать, - Флёр явно волновалась, даже дыхание у неё участилось, она нервничала перекладывая лапы то в одну, то в другую сторону.

- Ты знаешь, я умею хранить секреты.

- Дело не в секретах, Ренар. Дело в тебе.

- А чего во мне такого необычного? Мне нельзя и по жене своей поскорбеть?

- Тут опять-таки дело не в этом... - Она глубоко вдохнула, - пообещай что будешь верить мне.

- Я всегда тебе верю, - честно ответил я.

- Тогда я начну с общего. Ренар, ты отлично знаешь что такое судьба. Некий путь, предначертанный нам сверху, по которому мы все идём. Некоторые верят в это, некоторые -- нет. Лично мне безразлично во что верить, потому что верю я только своим глазам.

Я наклонился вперёд, внимательно слушая лисицу.

- Судьба никем не определяется. Она есть -- и её нет. Зачем она, откуда и кто ей управляет -- никто не знает, даже боги.

- Мы сами управляем своей судьбой, - вставил я и Флёр сразу показала мне указательный палец, будто пытаясь этим что-то сказать.

- Именно. Сами и только сами. И так иногда получается, что мы сворачиваем с дороги и идём наперекор. Тогда может случится что-то плохое, а может и что-то хорошее.

- Я всё это знаю, Флёр.

- Это радует. Но скажи мне, если ты так много знаешь, то можешь ли ты сказать, была ли предначертана смерть Эмерлины, или это произошло из-за того что она свернула с пути?

- Я свернул с пути. И потянул её за собой... - грустно ответил я, - жаль что на той дороге не оказалось места на двоих.

- Печально, лис. А теперь та история, которую я тебе расскажу... Она может показаться тебе фантастической и нереальной, но я прошу тебя просто поверить. Произошла она примерно восемь лет назад, но говорить о времени в моём случае довольно сложно. Начну я с небольшой легенды... - Она замолчала и понурила морду.

- Начинай же, Флёр... - попросил её я.

- Многие тысячи лет назад, Ренар, этот мир был создан. Именно создан -- сразу таким, какой он есть сейчас. Кем и зачем -- сейчас не важно, но создан он был с определённой целью. Он кому-то понадобился и кому-то он нужен, чтобы хранить здесь одну очень важную вещь. Вещь эта называется временем.

- Как это? -- не понял я.

- Смотри. Мы с тобой живём, двигаемся, дышим -- перемещаемся во времени в одном единственном направлении. Время вроде бы бесконечно -- оно никогда не закончится. Точнее не должно закончится, но ведь когда-то оно началось, ведь так?

- Логично...

- И чтобы начать время понадобилось что-то. То, что сейчас двигает стрелки часов в нужном нам направлении и позволяет нам жить, развиваться. Это что-то на самом деле живое...

Я постепенно осознавал весь тот бред, который несла Флёр. Бред бредом, но что-то логичное в этом было.

- Этот кто-то был назван Демоном Времени. По крайней мере у нас. Как его называют другие -- я не знаю, но нам другого и не нужно. Так вот, демон этот был заключён в некий артефакт, который, для сохранности поместили сюда, в наш мир. Его конечно надёжно запрятали, и хорошо охраняют, но пробиться к нему можно и в принципе, если оно того стоит, взять его. Обладатель артефакта наделяется могуществом большим божественного, подчиняет себе все стихии этого мира и самое главное -- у него есть всего один шанс управится с временем.

- Что за детские сказки, Флёр? -- я уже собирался встать, - Я думал, что ты серьёзнее...

- Сиди и слушай, Лис... - велела мне Флёр и понизила голос до шёпота, - Легенда легендой, но в любой легенде есть доля правды, не так ли?

- Да, в любой. Кроме тех, в которых рассказывается обо мне.

- Так вот артефакт существует. И я держала его в лапах однажды.

- Что? -- я вскинул брови. Если Флёр не врала...

- Всё очень просто, Ренар. Мне надо было исправить свою ошибку. Очень грубую, но маленькую ошибку, которую я совершила в своей жизни.

- Что за ошибка? -- сразу поинтересовался я.

Лисица тяжело вздохнула и откинулась в кресле.

- Как я и говорила, восемь лет назад я встретилась с вами. С тобой, Ренар, и с Ареном. Это была моя судьба, но это произошло не сразу.

- То есть как это не сразу?

Свет почти померк, и тьма закрыла глаза Флёр. Я видел только её пасть.

- Когда на меня надели ошейник, это было большое горе, но всё было терпимо. Спустя полгода мне пришлось мириться с потерей своего любимого, а потом снова бежать за жемчужиной в клан гиенам. Выкрав её, я побежала к морю...

- И попала к нам на яхту, - продолжил я за неё. Флёр подняла глаза.

- ...Но свернув кое-где в сторону клана, я побежала вдоль берега и даже не увидела вас. Потом, когда я добежала до клана сама, я поняла, что гиены добрались туда вместе со мной. Их было немного, всего десяток, но четверо постовых не смогли дать отпор одними стрелами, потому что они выбежали мне навстречу. Наши враги тогда подстрелили всех четверых, а потом вошли в клан и смогли всё разузнать -- где лежала жемчужина, главный дом и много чего, чего никогда они не смогли бы рассмотреть с воздуха. Конечно, у нас поднялась тревога и шестерых мы убили -- но четверо ушли. Война началась не 14 августа, а за две недели до этого -- конечно мы ничего не знали. Они застали нас врасплох и перебили почти всех, но часть клана, около пятидесяти лис, остались в живых, и рассосалась кто куда. Мой отец погиб, а без своих братьев я была почти беззащитна. Я побрела к тебе, Ренар, - она посмотрела на меня и снова глаза скрылись в темноте, - Тебя, конечно же, не было, но я смогла пробраться в замок и там ночевать пару дней, пока ты не вернулся обратно, с водой из тайного города. Застав меня у себя в замке ты не стал поднимать шум -- я бросилась на тебя и быстро связала, но ты выбрался и с помощью Арена смог связать и меня. Но как только я была беззащитна -- Арен вырубил тебя, ударив стулом, и тогда пришёл Изенгрин со своими расчудесными наручниками. Увидев меня, он обрадовался неслыханной удаче -- за меня, если ты помнишь, тогда давали очень большую сумму денег, и у него были все основания, делать со мной что он хотел. И он сделал, - она пару раз кивнула, подтверждая мои догадки, - Но к сожалению, он решил оставить меня, и не вешать сразу, а сдать потом, живой... а тебя он повесил. И Эмерлину и Карла и Лиму. Тебя выставили убийцей, и моим сообщником, и это Изенгрину удалось как нельзя лучше.

Я сидел и молчал, слушая такую историю с огромными глазами. Это было похоже на плохой сон Флёр.

- А пока я отсиживалась в камере у Изенгрина -- он пользовался мной, так же как и гиены. Лишь благодаря своему опыту я смогла не сойти с ума опять, да и условия у него были получше. Но выбраться оттуда я снова не могла. Через три недели за мной пришёл Арен. Бедняга так сожалел обо мне, но так как мы с ним виделись второй раз в жизни, он ещё не совсем разобрался в своих чувствах, поэтому, как только я получила свои арбалеты обратно -- я убила его. Да. Никакого прощения он от меня не дождался и отправился в речку около замка кормить рыб. Флейту его я забрала себе и довольно быстро выучилась играть на ней, так что стала... ну почти неуязвимой, да. Хех, - Флёр усмехнулась и снова переложила сапоги с одной стороны на другую, - В общем, в гордом одиночестве я металась по свету несколько лет. Изенгрин довёл это государство до ужасного состояния, и занял королевский престол. Как только он стал королем -- стало немного лучше, но это всё делалось, чтобы наше государство смогло потихоньку подминать под себя другие. В результате он нашёл меня в Феланоксе, где я пряталась от его преследования. Но, перед тем как он сумел найти меня там, я узнала легенду о некой жемчужине времени, которая якобы меняет судьбу там, где ты совершил ошибку. Тот, кто мне об этом рассказал, погиб на следующий день, - дополнила лисица и продолжила, - В общем, мне было всё ясно. Я выяснила у кое-каких магов, куда мне идти. Путь лежал через пустыню, на восток. К самому-самому морю. Там, где море и пустыня сходятся в одно, стоит величественный, прекрасный город. Но когда я пришла туда, там было уже пусто. Я нашла жемчужину.

Флёр замолчала, смотря на меня. Но её удивительная история так ошарашила меня, что я через две минуты смог открыть рот:

- И... Что потом?

- У меня была цель, Ренар. Цель, к которой я шла и ради которой я натерпелась всех этих несчастий. Я следовала только ей. И Демон вернул меня точно в тот момент, когда я совершила ошибку.

- Что это был за момент? -- спросил я, поняв, что она опять замолчала.

- Тогда... Когда я убегала от гиен. Да. Демон рассказал мне, что смерть моих братьев была нужна. И ошейник тоже. Но мне надо было всего лишь встретиться с вами на яхте. И построить другую жизнь, Ренар. Просто, убегая от гиен, я свернула в другую сторону. Попала к вам. И сейчас у тебя и Арена есть жизнь. Благодаря мне.

Я смотрел в её глаза и боялся её слов. Мне не хотелось верить в такое, но она не лгала мне, я был уверен.

- Ты... ты... - начал я, но Флёр заговорила уже решительней.

- Предложение у меня простое, Ренар. Завтра мы с тобой собираемся и идём на восток.

- Чтобы снова найти жемчужину... Чтобы...

- Но Ренар, запомни одно, - перебила меня Флёр и наклонилась поближе, - Если Эмерлине суждено было умереть -- тебе уже никто не поможет. Но если ты совершил ошибку...

- То Эмерлина вернётся...


Ошейник для Лисицы 2. Глава шестнадцатая. Ненужные прощания.


-Но на такие методы идут только тогда, когда терять уже нечего, Ренар, - напомнила мне Флёр, но в моей голове ураганом крутились мысли об открывшихся возможностях. Я месяц провёл без своей любимой и понимал, что не проживу ни дня больше, если не попытаюсь вернуть её к жизни. Тем более теперь, когда...

-А разве мне есть что терять в своей жизни?

-Клан. Своих друзей. Жизнь. Этот мир в конце концов.

-А что мне этот мир? Раз он повернулся ко мне хвостом -- я дам ему пинка, и уверен, что друзья мне помогут!

Флёр задорно улыбнулась, блеснув металлическим кончиком сапога в темноте. Её желание раздавать пинки проглядывалось огромный чёрный волк в лисьей толпе.

-Кажется, моя идея была поддержана... - предположил я.

-Ну так что ты решил, Ренар?

-А что я ещё могу решить, Флёр? Ты -- мой лучший друг и я могу на тебя положиться.

-Друг не друг... Какая разница, Ренар?

-Такая, что это всё, чем я рискну в этом путешествии.

Лисица снова кивнула и закрыла глаза. Её смирение тоже было довольно необычно.

-Даже если я погибну -- это ничего не будет значить...

-Так зачем откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня, Флёр? -- спросил я, намекая на то, что можно уже начать собираться. Но вдруг на столе рядом с креслом Флёр зазвенел маленький механический будильник. Его стрелки показали полночь.

-Затем что мы все решили.

Немедленно лисица встал и подошла к одной из многочисленных полок в хижине Хелин. С неё она взяла два набора разноцветных пробирок и кинула один мне.

-Не знаю, смотрела ли Хелин будущее, но она это знала. Она приготовила это нам, два комплекта. Поможет нам в дороге.

-Что здесь? -- поймав пробирки, я стал разглядывать надписи на них. Они были довольно лаконичны, но информативны: «ЯД», «ПРОТИВОЯДИЕ», «НЕВИДИМОСТЬ», «ПОЛЁТ» и ещё много других, около пятнадцати штук. Каждой можно было воспользоваться только один раз, это было ясно по порциям.

-Там всё подписано. Кристаллик Хелин при тебе?

-Да, вроде бы... - я пощупал рваный карман жилетки и убедился, что драгоценность, несмотря на дырку в жилетке, всё ещё на месте.

-Она попозже его заколдует немного по-другому. Может быть. В любом случае, Ренар, у тебя есть... Пять часов на сборы. Советую провести их с толком, а не просто стоять на коленях перед могилой Эм, - довольно цинично бросила Флёр, а я недовольно фыркнул. Хотя в чём-то она была права.

-Как мы туда дойдём-то, Флёр?

-Пешком. Почти. Если нам очень и очень повезёт и дорога, которую я знаю, до сих пор не завалило, то доберёмся туда за неделю-две. В противном случае -- месяц. Мне брать с собой деньги? -- спросила она меня, забирая ещё какие-то безделушки у Хелин.

Я, естественно, отрицательно покачал головой и встал со своего насиженного места, рассовав по карманам пробирки.

-Думаю, с ними у нас проблем не будет, а вот с то... Ренар, подожди, ты что... - Флёр уставилась на меня немного удивлённо.

-Я что? -- спросил я, разведя лапами.

-Ты вырвал серьгу? -- пояснила она, подходя ближе и трогая обрывок уха.

-А, это... Да. Решил что так будет попроще.

-Что ж, я тебе ещё не говорила что ты у нас умник, но сейчас ты очень сильно облегчил нам жизнь.

-То есть? -- ещё раз спросил я, не понимая, к чему она клонит.

-Тебя же теперь никто не узнает. Без серьги-то ты и не Ренар! Ха-ха! -- порадовалась Флёр, а я лишь пригорюнился. Вот так вот, без Эмерлины я и себя потерял...

Наконец мы с Флёр вышли из сторожки. У выхода нас уже поджидала Хелин. Сухо кивнув нам, она чуть улыбнулась и зашла к себе, очевидно досыпать то, что не доспала ночью...

Я отправился пешком в свой замок, Флёр же поджидал её белый ездовой волк. Когда она умчалась вперёд меня, я, прокашлявшись от дорожной пыли, которую она подняла, подумал что неплохо было бы взять этих волков с собой...

До замка я дошёл уже ближе к утру, так как не бежал за Флёр коротким путём, а просто прошёл по длинной дороге от старой территории до новой. Утром, часов в пять, когда я дошёл до замка, меня приветствовали несколько удивлённых стражников, но, распознав во мне Ренара, пустили внутрь и сдали пост следующей паре. Охранники менялись у ворот замка регулярно и ни на секунду не оставляли свой пост. Он считался одним из самых важных в клане -- охранять покой главы клана и её друзей, но далеко не самым престижным. Некоторые даже отказывались.

В любом случае я долго не собирался -- взял всего пару самых необходимых вещей в свой путь и ещё одну связку метательных ножей -- предыдущую я удачно потратил, сражаясь с пиратами.

Конечно Флёр была права, когда говорила о том, что мне надо собираться, а не стоять у могилы жены, но я не мог не прийти к ней ещё раз, чтобы попрощаться. Обогнув, как обычно замок, я зашёл на небольшой отгороженный невысоким кованым заборчиком участок, и снова взгляд упёрся в невысокий надгробный камень, который сделали в клане специально для неё -- как моя жена Эмерлина, конечно же, носила мою полную фамилию.

-Здесь покоится Эмерлина первая Конфонская... - тихо прочитал я, и вдруг сам, неожиданно для себя, улыбнулся, и сказал себе и земле, под которой лежала моя жена, - Я верну тебя, даже если мне придётся зубами грызть горы...

Смело развернувшись, я уверенным шагом направился к сторожке Хелин. Времени было ещё много.


Придя к клановому магу, я убедился, что пришёл гораздо раньше, чем договорились. Пошаркав немного лапой у порога волшебницы, я не решился постучать, и решил было прогуляться, но лисица сама появилась за моей спиной.

-На улице холодно. Ты заходи, у меня чай есть, горячий, - говорила она совсем как обычная лисица без всяких замашек, которые у неё обычно бывают, то есть почти человеческим языком, на котором разговаривал я. И по всем традициям, я улыбнулся ей и поблагодарил:

-Спасибо, Хелин, я с удовольствием, - и полез в землянку. Как обычно согнулся в два раза, пролез в низенькую дверку и спрыгнул на земляной пол. Хелин, конечно же, была там уже, не утруждая себя физическими упражнениями.

-Располагайся, - она кивнула на ту самую пару кресел и небольшую кровать у дальней стенки, а сама провела ладонью по воздуху, образуя столешницу и четыре ножки под ней.

-Знаешь, Хелин, - начал я, усаживаясь в кресло, - всегда хотел узнать, почему ты живёшь здесь?

-Здесь уютно, - объяснила Хелин, извлекая из небытия уже горячий чайник, - никогда не любила чересчур просторные закрытые помещения, особенно те, в которых надо жить. По мне лучше жить так, упираясь головой в потолок и с трудом разворачиваться, чем в огромной комнате с высокими потолками и с огромными окнами.

-Да ну? Довольно странное желание. Наверно свойственно оно только магам, а? -- я наблюдал как из воздуха появились чашки и заварка, - а чай настоящий? -- на всякий случай спросил я.

-Да, чай у меня всегда настоящий, я не делаю. Я знаю одно дикое место, где он растёт в изобилии, оттуда я его и тащу, - объяснила волшебница, и продолжила беседу, - Дело не в магии, Ренар. Дело именно в любви к уюту. Мне здесь хорошо, как бы узко не было. Не была бы я магом -- всё равно жила бы так, просто тут бы было вообще не развернуться из-за всех вещей, которые я сюда натаскала бы.

Волшебница уселась напротив меня, взяв в лапу чашку чая, который она только что заварила. Я тоже попытался это сделать, но обжёгся, как только дотронулся до чашки -- ручкам на чашкам я никогда не доверял -- и отдёрнул лапу, тряся ею. Хелин посмотрела на меня с небольшим удивлением, и моргнула.

-Теперь не горячий, - заверила она.

-Знаешь, верни его в предыдущее состояние, а я лучше подожду, пока он остынет сам.

-Как хочешь, -она завела глаза к потолку и от чашки снова пошёл лёгкий пар.

-Не так часто ест возможность попить чая с магом...

-Ренар, как видишь, во мне нет ничего страшного. Мне триста с лишним лет и я умею отличать врагов от друзей, так что ты можешь заходить ко мне сколько угодно.

-Триста лет... Тяжело наверно?

-Нет. Если ты про отношения, то у меня их никогда не было, и хочется верить что не будет.

-Почему это? -- я обнял чашку, грея лапы.

-Ну... Несмотря на то что живу я три сотни лет, я отношусь к очень редкому классу магов, - она тряхнула роскошными волосами и посмотрела мне в глаза, - обычно нас называют детьми.

-Плохо колдуете? -- я скривил брови, вспоминая, как мастерски Хелин обращается со всеми самыми опасными артефактами.

-Нет, скорее наоборот. Мы впитываем все знания как губка, можем творить почти всё что угодно. Но есть одна... особенность, которая связана не с магическими способностями, а как раз с личными отношениями.

-Какая? -- что и говорить мне стало безумно любопытно узнать секрет нашей клановой волшебницы, - я никому не скажу! -- пообещал я.

-Конечно, не скажешь, - лисица улыбнулась, - ты знаешь такой интересный факт, что маги перестают стареть и остаются в возрасте, в котором открыли себе магические способности?

-Оу... - удивлённо потянул я, глядя на неё, - нет...

-Хочешь посмотреть, как я выгляжу по-настоящему? -- спросила она, помешивая пальцем чай. В этом было что-то детское, и как только я это понял и кивнул, я увидел, что на кресле передо мной сидит и задорно болтает лапками лисичка, совсем ещё маленькая -- наверно ей было меньше даже десяти лет. Я был недалёк от истины:

-Мне -- шесть лет, - пояснила маленькая лисёна, - и порой я себя на эти шесть лет чувствую...

А я лишь усмехнулся и полюбовался маленьким чудом. Сильнейшая волшебница, носящая исключительно самые откровенные наряды из тонкой кожи, на деле оказалась маленьким, невинным существом.

-Хелин, если не секрет, сколько самцов у тебя было? -- неожиданно я похлопал по коленке, как когда-то делал это с Карлом и Лимой -- и это сработало! Хелин сразу же перелезла через стол и уселась ко мне. Я снова почувствовал себя отцом.

-По-настоящему -- ни одного! -- как-то гордо сказала маленькая лисичка, и всего за секунду она выросла, потяжелела, чуть не отдавив мне лапу, и вот на моей коленке сидит уже окрепшая, красивая лиса в невероятно возбуждающем костюме, - а так.... Очень много...

Я по инерции гладил её бедро -- так близко к ней я ещё ни разу не оказывался. Пока у меня была Эмерлина -- я и думать не смел о других, но она же велела мне жить... А Хелин была невероятно красива, в своём фальшивом теле -- наверно даже красивее Флёр. Даже не в том дело, что у неё были ещё большие формы -- они были скорее меньше, но с пропорциями маленькая лисичка подгадала на все сто -- всё было идеально.

Но перед глазами мелькнула старая картина: на своей яхте, в лучах заходящего солнца стоит моя жена. Сзади Флёр и Арен, а я радуюсь...

Я быстро оттолкнул Хелин с коленок и решил быстро перевести тему разговора:

-Знаешь, мне всегда было интересно, как работает магия... - начал я, а Хелин тут же подхватила:

-Это интересно многим и я вполне могу тебе рассказать.

-А времени ещё много осталось?

-Достаточно, - заверила меня Хелин и села передо мной. Столик между нами растворился, зато моя чашка осталась висеть в воздухе. Потрогав её лапой, я поднёс её к пасти, и отпил пару глотков бодрящего напитка, приготовившись слушать. Лисица закинула лапу на лапу -- жест, который был свойственен больше Флёр, но у волшебницы получался куда более изящно.

-На самом деле всё просто, и много времени это не займёт, - Лисица подвигала лапами перед своей грудью и между её ладоней образовались тонкие, белые грани небольшого куба, - начнём с азов. Мир, что вокруг нас с тобой, состоит из мельчайших частиц. Эти частицы двигаются, меняют форму, в общем живут своей жизнью. Каждая такая частица имеет свои свойства -- вес, плотность, цвет -- и именно из них складывается мир.

Волшебница отпустила грани и подтолкнула куб ко мне. Я поймал его за одну из сторон и оттолкнул к лисе.

-Вот, например, частица воздуха. Она увеличена в тысячи, если не миллионы раз, да и на самом деле это не частица вовсе, а просто плавающие белые точки, которые складывают грани куба.

-И что ты сделала?

-Вот. Самое главное умение мага -- менять эти частицы так, как ему надо. Менять их свойства, - она поймала грань куба, - смотри. Белые рейки, которые ты видишь -- на самом деле тот же воздух, только я придала его частицам нужные свойства. Они перестали быть прозрачными, подвижными и хаотичными, но сохранили свой вес. Поэтому грани так легко плавают в воздухе.

-Ух ты... - зачаровано проговорил я, глядя на полоски, которые лиса крутила в лапах.

-Не тебе это говорить, Ренар, ты видел на что я способна по-настоящему...

-Да, но когда начинаешь понимать... - я попросил у Хелин это куб и стал уже сам крутить невесомые грани в лапах. Стоило отпустить их, и куб начинал медленно и беспорядочно крутиться в воздухе перед моей мордой.

-Так магия и работает. Я могу, например придать граням свойства метала, но лишить их веса -- получится тоже самое, только железное, плавающее в воздухе.

-Да... Но как ты их меняешь?

-Это уже другой вопрос, Ренар. Во-первых, ты, как вор, должен был бы сначала поинтересоваться, откуда я беру все те свойства, которыми наделяю частицы. Из воздуха, как видишь я ничего не беру, хотя это выражение как нельзя лучше подходит ко всем этим чудесам.

-Да? И как же? -- я не переставал любоваться кубом.

-На самом деле -- чтобы повысить плотность, надо просто набить больше частиц, а за ними придёт и нужный вес. Цвет я могу взять из частиц любого окружающего мира -- просто отобрав у них некоторую часть их... частиц.

-И много их требуется?

-И целого мира мало, Ренар. Закон сохранения -- где-то что-то убыло, значит в другом месте чего-то прибавилось. Так и работаем.

-А как же ты? Тебя ведь что-то делает магом? -- Я посмотрел на неё через кубик.

-Да. Что -- непонятно. Одно доказали некоторые маги-экспериментаторы -- вокруг меня с огромной скоростью крутятся самые разнообразные частицы -- ты этого не видишь и не чувствуешь, потому что я их искусственно скрываю. Но если я перестану это делать -- весь мой милый домик, вместе с тобой разнесёт на части. Говорят, что может и расщепить на частицы, и будешь потом кружится вокруг меня вместе со всем барахлом.

-Ого...

-А пока мне приходиться отдавать часть своей силы на то, чтобы делать их невидимыми и настолько не плотными, что их никто не чувствует...

-Так значит...

-Быть магом -- довольно тяжело. Приходится постоянно себя контролировать --даже во сне.

-Невесело наверно.

-Веселюсь я потом. Например вот так...

Как только она это сказала, воздушный кубик, висевший у меня между лап, вырвался и помчался вниз, став целиком каменным. Я успел среагировать и отпрыгнуть от тяжёлого сюрприза Хелин прямо в кресле, а она засмеялась.

-Ну разве не смешно? -- спросила она, когда я отдышался от пережитого. Но я сказать ей ничего не успел -- в землянке появилась Флёр и сразу стала ставить свои правила игры.

-Была бы я тобой, я бы посмеялась. Но пока в издевательстве над обычными смертными нет ничего смешного.

Когда Хелин посмотрела на Флёр, она сразу же отпрянула, и попятилась на другой конец сторожки. Когда я внимательно рассмотрел главу клана, я понял, в чём дело...


***

Флёр.


Мне предстояло снова сделать это.

Спустя восемь лет. Без него.

Я пришла в замок куда раньше, но всё равно не могла решиться на это. Нужен был кто-то, с кем можно было нормально поговорить об этом, но я понимала, что любой, к кому бы я ни подошла, сразу бы начал отговаривать меня от этого. Хотелось просто решиться и привыкнуть к нему. Иначе потом могло бы быть тяжело.

Я сгребла три части в небольшой холщевый мешочек, повесила его на юбку, сразу ж ощутив его тяжесть. Я никогда не понимала, как он может быть таким тяжёлым, хотя по идее метал сам по себе был довольно лёгким.

Сборы я уже давно закончила -- взяла совсем немного: четыре объёмные фляги, которые понадобятся в пустыне, пару накладок на каблуки... в общем всё самое необходимое. Во дворе меня уже ждал Вулин.

Лис стоял у дверей, держа за поводья пару ездовых волков, для которых сделали специальные удобные уздечки и сёдла. Кузнецы, которые сделали это, отмечали, что они доставляют больше удобства самому волку, нежели ездоку.

-Вот и всё, Флёр. Ты опять пойдёшь туда, - напомнил мне Вулин, когда я взяла из его лап поводья.

-Я знаю. Но это буду не я на этот раз -- всё должен сделать Ренар, - подойдя поближе к волчице-альбиносу, я погладила её мордочку, смотря ей в глаза. Волчица, будто понимая, кто перед ней стоит, смотрела на меня совершенно беззлобно, понимающе, и искренне радовалась моей ласке.

-Если это сделаешь ты, последствия могут быть необратимыми.

Я повернулась к старому, мудрому лису и посмотрела на него.

-Ты многое знаешь, Вулин, - он поклонился мне в ответ, - И никто никогда не спрашивал у тебя -- откуда такая мудрость? Может, ответишь главе клана?

-Флёр, боюсь что... Этот клан значит для меня больше, чем его некогда самоназваный лидер...

-Чак хотел, чтобы им была я, - строго напомнила я зазнавшемуся лису, - Ты сам видел его письмо.

-Я не смею оспаривать его Решения, Флёр...

-Ладно... Но что тогда для тебя этот клан? -- я посмотрела на восходящее солнце, - Времени немного. Объясни в двух словах.

-Всё просто. Это семья, - слегка улыбнувшись, ответил Вулин.

-Я поняла.

Развернувшись к волчице, я поставила сапог в стремя и запрыгнула в седло, чуть натянув поводья. Альбинос тихо фыркнула и гулко зарычала, тихонько завибрировав подо мной.

-Ты знаешь дорогу, Флёр! На восток!

-Спасибо за напоминание, Вулин. И... Последняя просьба.

-Я слушаю тебя.

-Передай Арену... Чтобы не случилось я всё равно люблю его.

-Обязательно. Прощайте!

Волчица зарычала и развернулась, сразу же побежав в сторону леса. Её серый друг не отставал от меня, таща на себе ещё и большую часть моих вещей.

Но мешочек всё ещё колотил по бедру, не давая покоя. Казалось, он уже начал колоть меня...

По дороге я только зашла на обрыв, на котором любил сидеть Ренар. Я просто проверила нет ли там кого.

Волчица затормозила у землянки нашего кланового мага, и стала довольно фыркать. Волк позади тоже фыркал, но недовольно -- ему не так нравилось бегать как его подружке-альбиносу. Оставив их у входа обмениваться любезностями, я хотела было постучать, но услышала разговоры Ренара с лисицей. Вдруг что-то бухнуло и я услышала его вскрик, сразу же ворвалась внутрь, на лету открывая свой мешочек с юбки. Хомут был уже готов -- осталось только вставить три части в нужном порядке и одеть его...

Дрожащими лапами я быстро сделала это. Три части. Две большие я сложила сразу и быстро вставила между них третью, ломаную.

-Была бы я тобой, я бы посмеялась. Но пока в издевательстве над обычными смертными нет ничего смешного, - тихо сказала я, надевая ошейник.

Ренар, взглянув на меня просто открыл рот от удивления, а вот Хелин сразу же отползла на в другой угол землянки. Она вспомнила что я могу делать, когда ношу его.

-Флёр... - тихо прошептал Ренар, вставая со своего кресла.

-Ничего не говори! -- рявкнула я на него, пока он не начал меня отговаривать, - Я делаю это ради тебя, лис, потому что так надо.

-Надо? Что надо? Опять истязать себя, как семь лет назад?

-Я не истязаю... Я могу снять его сейчас...

-Так сними!

-Нет! -- сразу же крикнула я, - Так должно быть.

Ренар и Хелин ошарашено смотрели на меня, не веря что это снова происходит.

-Это мой ошейник, Ренар. Ошейник для лисицы. И я -- его лисица.


Ошейник для Лисицы 2. Глава семнадцатая. Побег.


С этим было нелегко смириться, даже мне.

Могу представить, чтобы сказал Арен, когда узнал бы об этом, и готов был биться об заклад -- он об этом не знал.

Но этого просто не могло быть.

Это было так же неожиданно как потеря Эмерлины.

Семь лет подряд Флёр изменялась на моих глазах. То, кем она была, какой её сделали за четыре месяца... Все последствия уходили семь лет, и до сих пор не прошли до конца.

Как она тогда хотела от него избавиться, ходила в нём чуть ли не год, без шанса избавиться. Шипы...

Сейчас она молчала как рыба. Чтобы я не говорил, как не начинал бы свой разговор -- я натыкался буквально на каменную стену молчания. После того как она заявила что якобы это её ошейник -- она ни слова не проронила. Всё делали молча -- собирались, одевались, седлали волков и уже половину дня ехали в полнейшей тишине. Только хрипение бегущих под нами зверей разбавляло общую напряжённость.

Подпрыгивая на спине своего волка, я чётко видел как ошейник, закреплённый на её шее хомутом, царапает её. Я догадался, зачем ей был нужен напильник, когда я потерял Эмерлину -- она пыталась сточить шипы внутри ошейника. Но видимо, ей это не удалось. Отсюда я сделал вывод, что у неё всё было распланировано заранее, потому что тупить шипы на ошейнике она начала ещё за неделю до отбытия на восток и всё это время никто её не мог раскусить.

Желая хоть как-то отвлечься от всех грустных мыслей о потере жены и о решении Флёр, я разглядывал уши огромного волка подо мной. Серый зверь бежал довольно быстро -- куда быстрее, чем если бы мы с Флёр бежали на своих двоих, и совсем не уставал. Казалось для огромного эв-зверя это была не больше, чем развлекательная прогулка. Вещей Флёр взяла немного, лишь самое нужное. Никакой провизии кроме самой экстренной -- вяленое мясо и сухие, жёсткие печенья. Никакой воды, зато были две огромные фляги -- я пока не понимал, зачем они были нужны.

И пока мы шли через лес -- никаких проблем с пищей не было. Практически на ходу наши волки ловили диких кроликов и тут же съедали. Казалось звери, которых мы использовали для езды, жили своей жизнью и были вполне разумны, наравне с нами. Они постоянно рычали что-то друг другу, иногда громко гавкали и даже прыгали друг на друга. Удержаться в такие моменты в неудобном седле могла только Флёр -- а когда мой серый зверь попытался запрыгнуть сзади на альбиноса Флёр -- я выпал из седла и плюхнулся на спину.

Волк, оставшийся без своего наездника, было обрадовался и предпринял ещё пару попыток залезть на волчицу, но как только обе самки обернулись и буквально гавкнули на него, серый, виновато понурив морду, подошёл ко мне и даже чуть присел чтобы я мог забраться на него.

Флёр решила, что поход должен быть максимально быстрым, поэтому остановок было минимум. Только когда наши волки охотились на кроликов -- мы не мешали им, понимая, что всем тут хочется есть. Во время очередной такой мини-охоты, Флёр нежно почесала волчицу за ушком -- и та к моему огромному изумлению, повернула морду и поделилась с Флёр свежепойманой добычей. Флёр без всякой брезгливости оторвала у кроля изрядный кусок мяса и стала совершенно спокойно есть его. Я хотел тоже попросить своего волчару поделиться, но подумал что есть то, что ещё сохранило естественное тепло тела, я не смогу. Во Флёр было куда больше дикого и первобытного, чем во мне.

Первый привал. Снова гробовое молчание лисицы, которая подстрелила мне пару уток -- стрел у неё было в избытке. Я и без слов понял, что съесть надо быстро -- скоро двигаться дальше. А Флёр пошла вместе с волками на недалёкую речку -- волкам надо было напиться и восстановить силы, а ей -- отмыть белую шерсть на морде от крови кролика.

Снова в пути с довольными волками и снова молчание. Я уже начал привыкать к этому и даже нашёл в этом свой положительный момент. Ничто не мешало мне снова вспоминать свою потерянную жену.

Быстро пришла ночь -- мы ехали ещё в темноте, когда Флёр впервые за первый день похода, открыла пасть и тихо скомандовала:

-Привал на ночь. Разведи костёр.

Мы остановились у небольшого ручья, текущего с высоких гор к западу от нас. Флёр почти сразу спрыгнула с волчицы и похлопала её по бокам, выражая свою благодарность за поездку. Волчица тихо зарычала и лизнула морду Флёр, задев языком и её ошейник.

Конечно лисица не стала злиться на неё - ведь волчица ничего не знала, но, строго посмотрев на меня, отправилась в лес на охоту. Я расседлал своего серого собрата и тоже погладил его по морде, подтолкнув к белой волчице. Волк угрюмо посмотрел на меня, лизать не стал, и отправился к белой с повинной мордой.

Ну как ещё можно отрицать, что даже у таких зверей как они, нет чувств?

Костёр я развёл довольно быстро, и как только вернулась Флёр, он уже полыхал вовсю, согревая меня и пару волков, которые присели поближе к огню. Лисица, немного задержавшись, вышла из леса, волоча за собой целую тушу дикого кабана.

-Ого! - я сразу бросился к ней, и помог доволочить добычу до костра, - Флёр, зачем так много? Мы столько и не съедим и волочить будет тяжело...

-Не думай только о себе, Ренар. Нашим волкам тоже надо много есть, - пробурчала Флёр.

-Думаешь, они не наелись кроликами?

Но по выражению голодных морд наших волков, я сразу догадался, что они съедят не только этого кабана, но и ещё троих таких. Прокормить эва - непосильная задача для большинства...

Флёр достала свой старый нож из сапога и стала свежевать тушу. Серый волк сразу же подполз поближе, улёгся рядом с лапами Флёр и стал жалобно поскуливать, глядя на мясо. Легонько улыбнувшись, лисица стала подкармливать волка тем, что оставалось от основной массы мяса. Наблюдать за таким зрелищем было очень забавно, но главное, что я отметил для себя - Флёр наконец-то улыбнулась.

-Рен, тебе сколько? - Спросила она, отделяя самую мясистую часть и разрезая её на куски.

-Вот помнишь, ты мясо готовила... на прутиках? Вот столько же. Кстати неплохо было бы снова сделать это...

-Не думаю. Готовить его довольно долго, да и ни одной нужной приправы нет.

-А что для этого нужно? - поинтересовался я, беря свою порцию сырого мяса.

-Уксус, лук... Перец-соль по вкусу, как говорится... - Она насадила пару кусочков на прутик и поставила мясо над огнём, а сама поделила остатки туши надвое и отдала на растерзание волкам.

-Уж что-что, а вкус у тебя отменный...

-Много сырого ем. И когда готовлю... хочется чего-нибудь особенного.

-Понимаю...

Разговор был закончен. Мы молча сидели и ждали пока приготовится наша еда, а волки, наевшись и напившись воды из ручья, который они нашли неподалёку, свернулись клубочком и заснули. Мы с Флёр остались одни и долго сидели молча, пока лисица не сказала, глядя на меня:

-Не хочется разговаривать об ошейнике...

-Я тебя понимаю.

-Нет, не понимаешь...

-Думаешь, я не помню, как остался без единой целой кости в теле, только за то что остановил тебя?

-Наверно это тяжело забыть.

-Ха. Более чем. Как вспомню - так кидает в дрожь. Ощущения очень хорошо запомнились...

-А мне запомнилось как самый мелкий кусок, - она постучала по ошейнику пальцем, - пробил мне шею насквозь.

-Ты чуть не умерла тогда, - напомнил ей я, - Если бы не Арен...

-Я тогда умерла, Ренар...

-Да... Ну тебя же спасли. Наверно было бы гораздо хуже без тебя...

-Ренар, мы вернём твою жену, обещаю, - приободрила она меня, видя что я перестал есть. На глаза опять навернулись слёзы, но я быстро утёр их лапой.

-Лис... Только не плачь, прошу, - она подсела ближе, - когда тебе плохо мне тоже плохо...

-Это была глупая затея... извинения... Так и не извинился, а ничего не произошло. Ни войны, ни угроз - ничего.

-Лучше было бы... В любом случае, Ренар, - строго сказала она, - Это твоя ошибка. Ты же сам мне говорил, что неисправимых ошибок не бывает - так чего ты унываешь?

-Слишком тяжело терять...

Флёр села ещё ближе и приобняла меня за плечо.

-Вот тут я тебя понимаю.

Её тепло лучше костра разлилось по моему телу и мне стало теплее. Я вспомнил как мы сидели так с Эмерлиной, как наслаждались уютом друг друга... Но Флёр... У меня с языка сорвался вопрос, который давно крутился у меня в голове:

-Флёр, ты любишь меня?

Лисица даже не удивилась. Только вздохнула поглубже.

-Смотря что ты вкладываешь в понятие Любить, лис.

-Ну... Как Арена. Я не знаю... ну вот так вот... нежничать, ласкать...

-Наверное да... Есть самое главное, чтобы любить тебя...

-Что?

-Доверие, Ренар. Пусть ты неисправимый лжец, но я знаю, что я от тебя ничего плохого не дождусь. И всё всегда будет хорошо...

-Да? Спасибо, Флёр... - я расчувствовался от таких слов - доверяла мне только Эмерлина... и Арен.

-Да конечно же... Ты ведь тоже доверяешь мне, ведь так?

-А я бы сорвался с места, вместе с тобой неизвестно куда и неизвестно зачем? - я решил рискнуть и чуть-чуть почесал её под ошейником. Лисица ответила взаимностью, прикрыла глаза и улеглась головой на мои колени.

-Конечно... тебе нечего терять, Ренар...

-Как это нечего? А тебя, Арена?

-Лисёнок... - она захихикала, - Глупый и романтичный...

Я улыбнулся ей в ответ, и почесал за ушком. Что уж говорить - может она не была такой постоянной как моя жена, но всё равно могла быть ласковой и нежной...

-В тебе столько секретов, Флёр...

-Да. Я такая. Не святая... - Она широко зевнула.

Так она и заснула. Прямо у меня на коленях. Это было немного необычно - поглаживать её треугольные чёрные ушки, слушать как она сопит во сне, периодически зевая. А я всё думал - любить её или нет. Я не испытывал к ней никаких чувств, но хотел найти в своей душе хоть какие-то зачатки к ним. Она была такой разной, и чувства к ней можно было испытывать тоже разные, но хотелось, отчаянно хотелось, любить её такой, какая она есть.


Немногие понимают, что такое путешествие. Для некоторых, например для Мирумаса, это беззаботный полёт без каких-либо ограничений. Для кого-то ещё это трудный, опасный и неизвестный, а иногда даже ещё не проложенный путь. А для нас с Флёр это была череда дорог, лесов, рек и населённых пунктов. Пока мы неукротимо приближались к своей цели, в душе постепенно таяла скорбь по потерянной жене. Даже несмотря на то, что я вспоминал её каждую ночь, днём я всё чаще улыбался и разговаривал с Флёр. Запретных тем теперь не было - разговаривали обо всём, что приходило в голову. Даже о чувствах и отношениях. Но спросить у неё главное - о её чувствах ко мне - я не решился.

Неделя в пути - мы почти не останавливались, лишь один раз Флёр решила переночевать в хорошей придорожной гостинице и наконец-то наесться про запас. Волкам тоже понравилась большая остановка - они выспались и хорошо отдохнули.

С нашими ездовыми зверями тоже происходили изменения: если в начали они вели себя как щенки - гавкали, бросались друг на друга - то теперь они спокойно бежали вместе, неся на себе своих наездников. Мой, серый, стал гораздо послушнее и позволял дёргать себя за уши. Парочка вообще проявляла к нам куда большую терпеливость, чем в начале поездки.

На второй неделе путешествия, климат начал довольно быстро меняться. Мы с Флёр наконец покинули хвойно-лиственную зону и теперь наш путь всё чаще и чаще пересекался с бескрайними степями. Становилось так жарко, что мой организм начал невольно реагировать на это - я начал линять. Менялся и контингент торговцев и местных жителей, которые встречали нас в больших городах: теперь преобладали в основном жёлтые ящеры и пустынные шакалы со светло-золотистым оттенком шерсти. Встретились нам по дороге и парочка лисов-фенеков, тоже путешественники. Такая же пара - самец и самка - но лично я не мог смотреть на них без смеха. Конечно, внутренне я понимал, что ничего смешного и в помине не было, но их уши приводили меня в неописуемый восторг. Огромные и малоподвижные, я помню, как сидя на волке перед ними, я тайно издевался над ними, шевеля своими ушами. Феньки, как их ласково окрестила Флёр, смотрели на меня с откровенным смехом. Смешить совершенно незнакомых зверей мне нравилось.

В пятом по счёту степном городе, Флёр снова решила сделать большой привал. Как только мы вошли в город, нам поклонились два кота, закутанных в балахоны по глаза, и пропустили в город.

Надо сказать, что так было почти везде: воинственный вид Флёр и наличие двух ездовых зверей говорили о высоком достатке и положении в обществе, из которого мы приехали. Ни в одном городе во мне не распознали величайшего вора, несмотря на то, что жилетка всё ещё была на мне, да и по откровенно рваному уху можно было догадаться о том, кто я.

Мы приехали в довольно богатый, торговый город. Наше государство давно было за спиной, и мы принялись изучать существующие в городе порядки. Первое, что бросилось в глаза - работорговля. Она процветала здесь, а значит нужно было быть осторожным, особенно Флёр. Ели нас смогут поймать, то только я могу выбраться из кандалов, а вот то что я могу помочь ей - совсем не факт. Проходя через окраины города, в поисках подходящей гостиницы или просто таверны, мы с ней увидели даже невольничий рынок. Флёр, фыркая от негодования и подобной дикости, развернула свою волчицу в обратном направлении и пошла к центру города. Как только я лишился поддержки грозной воительницы, сразу ко мне набежали всевозможные торговцы, нагло предлагая свой живой товар. Я с трудом смог удержаться от того чтобы не выкупить и не отпустить одну ящерку, которую подвели ко мне на цепи. Посмотрев на меня снизу вверх, она тихо шепнула что-то и снова опустила глаза в землю, пока её владелец вовсю нахваливал её способности.

Спасла меня Флёр, которая силой оттащила меня от рынка, крепко взяв за рваное ухо. Как только я был на достаточно расстоянии от рынка, она напомнила мне:

-Не поддавайся рабам. Они актёры те ещё, сделают всё, чтобы выбраться и сбежать от торговцев.

-Я просто хотел помочь, Флёр...

-Чем ты ей хотел помочь, а? Купить и отпустить?

-Ну да... - неловко сказал я, понимая что лисица моментально раскусила меня.

-Запомни тогда ещё кое что: это звери, которых водят на цепи, они безвольны и беспомощны на воле. Они ничего не могут решить без слова хозяина. Чаще всего ничего не умеют. И отпустив такую на волю, ты скорее всего обречешь её на то, что её снова поймают и приведут обратно.

Я быстро запомнил эти слова, пообещав себе больше не быть таким слабовольным.

Гостиницу мы нашли быстро, но возникла проблема: Флёр потратила все свои деньги ещё на первом привале, так что добывать их пришлось мне. Выполнять скучные задания торговцев и ремесленников за мизерную плату я не обирался, но и грабить особо было нечего. Побродив по городу в одиночестве, я незаметно и быстро обчистил пару магазинов, но разжился только кучей меди и парой серебряников. Золота не было и в помине. Делать ничего не оставалось - в городе поживиться было нечем, и я пошёл на тот самый невольничий рынок.

На этот раз никто со своими предложениями не приставал, что неимоверно меня радовало. Мне ничего не мешало высмотреть в огромном количестве ларьков свою потенциальную жертву, и сделать одно из работорговцев куда более несчастным, чем его рабы.

Зайдя вглубь рынка, где народу было немного меньше, я незаметно проник в один из закрытых ларьков, в котором торговали железными принадлежностями для рабов, я принялся искать золотую жилу, но вдруг меня отвлекли короткие мычания со стороны.

Оглянувшись, я увидел у стены ряд клеток, в которых томились самые разнообразные звери. Мычала в основном козочка, которой заткнули рот, но один тигр привлекал моё внимание, подманивая пальцем.

-Эй! Лис! Ты, ты! - он увидел, что я смотрю на него, - Слушай, помоги! Я же вижу, что ты не самый честный парень, ну же...

Я тряхнул ушами, вспоминая слова Флёр: всем я всё равно не помогу. Но тигр не прекращал:

-Слушай, ну открой клетку, прошу. Я же не раб вовсе, меня поймали и посадили сюда, я много чего умею...

Стиснув зубы, я перекатился под прилавком в глубину палатки и там быстро отыскал заветный тяжёлый сундук.

-Ключи здесь висят, чего тебе стоит, лис? - продолжал клянчить тигр, при поддержке козочки, - тебе ничего не будет, если что я тебя защищу!

Я старался не слушать его. Он не понимал, какими проблемами мне грозит то, что я вожусь тут с сундуком...

-А ну лапы за спину! - в спину мне упёрся арбалет, и я немедленно повиновался.

-Я... Просто товар разглядывал, - попытался оправдаться я.

-Сундучок не продаётся... Знаю я, как вы разглядываете... - пробурчал торговец за моей спиной, - Давай лапы за спину...

Я сжал кисти в кулаки и свёл их у поясницы. Сразу же на запястьях сомкнулись лёгкие наручники, чему я улыбнулся про себя.

-Теперь развернись... - велел мне голос, и я снова повиновался. Передо мной стоял жирный, уродливый кабан грязно-бурого цвета, одетый в какие-то лохмотья, - А, лис... Лисы здесь очень ценятся... редко вы к нам заглядываете, очень редко... - он говорил медленно и тихо, но наглости в его голое было хоть отбавляй. Он, конечно не видел, что я выбрался из наручников, и поэтому так же нагло улыбался ему, глядя на его хряк сверху вниз.

-И что, думаешь, поймал и сразу раб? - спросил я у него.

-Ты уже в наручниках, а значит ничего не сделаешь... Сейчас подберу тебе ошейничек... - он мерзко захехекал, - покрасивее. Надейся, что тебя купят на сегодняшнем аукционе...

И стоило ему отвернуться к принадлежностям, как я сразу же натянул цепь наручников на его шеи, душа его. Свин жалостно завизжал, попытался дёрнуть цепь, но как только почувствовал мою силу, сдался, жалобно хрипя и задыхаясь.

-Наручники говоришь? А лапки-то, вот они! - прошептал я ему на ухо, затягивая цепь. Но ожирение и плохое здоровье взяли своё - он задохнулся и обмяк в моих лапах. Отпустив цепь, я бросил её на его морду и пнул его пару раз, для остатки. И заметил взгляды зверей в клетках, которые молча смотрели на меня с удивлением и восхищением.

Поддев нижней лапой связку ключей у его бедра, я откинул ключи им. Тигр, сообразивший что всё не просто так, потянул ключи к себе и спрятал их в клетке. Получив мою утвердительную улыбку в ответ, он молча поблагодарил меня. Я же извлёк свой любимый инструмент взлома и вскоре уходил с рынка с полными карманами золота и тяжёлым кошельком, оттягивавшим моё плечо.

Встретились с Флёр как и договаривались: в той же таверне, в которой снимали два номера. Лисица, в ожидании меня уже успела плотно покушать, выпить и даже немножко захмелеть. Без стрельбы тоже не обошлось - входя в таверну я увидел стрелу от её арбалета, торчавшую в ручке двери. Вытащив её, я проследовал к столику, за которым меня уже ждала глава клана. Примечательно было ещё кое что: в таверне народа было довольно много, но все соседние с Флёр столики были не заняты.

-Опять пытались подрезать кошелёк? - я сел напротив неё, положив на стол стрелу из двери. Лиса сразу взяла её.

-Ты как всегда удивительно догадлив, Ренар, - Она зарядила стрелу в левый арбалет и пододвинула мне пару блюд, - ешь, пока не остыло. Рыба, я надеюсь тебе понравится.

-Тебе ли не знать, что я люблю рыбу... - я взялся за приборы и начал аккуратно есть. Флёр сложила пальцы вместе и с умилением смотрела на меня.

-Ну что, много взял? - наконец спросила она.

Жуя пресное мясо, я порылся по карманам жилетки и начал вываливать на стол всё, что принёс. Место быстро кончилось, а у меня ещё оставался полный кошелёк, и это сразу заметили все посетители таверны, а её хозяин лично сорвался к нам, и потребовал свою плату. Флёр любезно отсчитала ему пять золотников и ещё один кинула, когда он уже собирался уходить. За беспокойство.

-Я же говорила ему, что заплачу... - она стала собирать золото в свой кошелёк, - у кого ж ты столько добыл?

Вот тут я призадумался. Говорить ей что я снова ходил к работорговцам, я не хотел.

-У работорговцев что ли? - прищурившись, спросила Флёр, и мне ничего не оставалось как застенчиво кивнуть. Не стоило так затягивать с ответом, - А, ну тогда это нормально...

-Да? А разве ты не будешь поучать меня по поводу того как опасно с ними связываться?

-С ними? Ели сможешь сбежать то ни разу не опасно. Они только и умеют, что брать пленных. Убивать - нет.

-Это, конечно, радует, но по-моему они всё-таки меня теперь убьют...

-Неважно, - отрезала Флёр и кивнула мне на еду, - Доедай, а я пока объясню почему.

Я снова принялся за еду, а Флёр стала отсчитывать золотые.

-Деньги нам очень понадобятся. Завтра, с утра пораньше, мы собираемся к последнему пути. Для этого нам надо будет взять пару, а лучше тройку верблюдов. Одежду тоже надо будет сменить. Нам три дня идти через пустыню...

-Волков оставим здесь? - предположил я с набитым ртом.

-Скорее всего, да. Продавать их кому попало, мне не хочется, но больше они не смогут нам помочь - на такой жаре они просто спекутся со своей шерстью. Возможно, я оставлю их здесь на хранение... - Тут Флёр замолчала и немного понурила взгляд, - Ведь всё ещё есть шанс, что у нас ничего не выйдет. Должен быть и путь назад.

Я отложил вилку, хотя на тарелке оставалась одна из самых вкусных частей блюда. Я боялся этих слов.

-А может не получится?

-Всё может, лис, - коротко ответила Флёр, - Мы же сделаем всё, чтобы это... случилось, да?

-Конечно... Так что с пустыней?

-Ляжем спать прямо сейчас. Утром, до рассвета, Ренар, я тебя разбужу. И мы отоваримся нужными средствами.

-С утра?

-Как только выйдем к пустыне.

Всё было чётко и предельно понятно, но внутри нарастало гнетущее ощущение чего-то неправильного. Довериться такому плану... только тогда, когда нечего терять.


Наступило утро. Я поднялся сразу, как солнце показало свой краешек из-за горизонта и стало медленно подниматься ввысь. Флёр не успела меня разбудить, но, проверив её комнату, я убедился в том, что она уже давно бодрствовала. В номере был наведён идеальный порядок - как будто в нём и не ночевал никто.

Я спустился вниз, сразу же пошёл к волкам - но не было и их. Лишь сёдла и уздечки, оставленные на заборчике и две дорожки следов, уходящих назад, в родные леса, свидетельствовали о том, что Флёр отпустила их. Но самой лисы всё ещё не было видно. В раздумьях о её местонахождении, я погулял немного по городу, купил себе немного вяленого мяса и с удовольствие его съел. Как сказал хозяин гостиницы - номера были оплачены и я уже туда не вернусь. Это не слабо меня удивило - сколько же Флёр спала, если успела сделать почти всё и бесследно пропасть?

В гордом одиночестве я вышел на центральную улицу спящего города, будто там мы договорились встретиться. Но там было пусто.

Я прошёл пару раз взад-вперёд, подумав о том, что Флёр меня бросила. Такие мысли хотелось выбросить из головы - столько лет дружбы, столько пережитого вместе...

И всё-таки я правильно сделал, что вышел на центральную улицу. В лучах восходящего солнца на другом конце города появился небольшой караван - три верблюда, на первом и сидела лисица. Она приближалась медленно и уверенно, и как только я поравнялся с верблюдом, на котором сидела лиса, она просто кивнула мне на соседнего парнокопытного. Третий вёз огромный запас воды. Вскарабкавшись на двугорбого, я кое-как угнездился в седле, и стал наматывать на голову все тряпки, которые мне кинула Флёр. С ними сразу стало прохладно и хорошо, а с просторным белым плащом я стал окончательно похожим на странника пустыни. С тяжёлым сердцем я отправился вместе с лисой дальше по своему пути - через пустыню в приморский город Феланокс...


Ошейник для Лисицы 2. Глава восемнадцатая. Кошки.


Всё-таки у Флёр были от меня секреты.

Она утаила от меня название пустыни, и сказала его только на третью ночь, когда я грелся у костра, уже жалея о том что начал экстренно линять.

Пустыня, как оказалось, называлась великой.

Трое суток песка, палящего солнца над головой и редких кактусов. Днём - идём, изнывая от жары и жажды, ночью с трудом согреваемся, закутавшись в плащи, либо, если повезёт, разведя костёр. Я никогда бы не подумал, что в пустыне может быть холодно, если бы не попал туда ночью. В тёмное время суток температура опускалась до осенней, если мерить по нашему королевству. Даже Флёр в такие моменты жаловалась на всю землю, что всё так сложно. Вечно строгая и натренированная лисица днём куталась в белые тряпки и жару переносила совершенно спокойно, но к вечеру начинала с непривычки жаловаться на холод.

Но слава богу, которого я видел уже много раз, ничего в дороге с нами не приключилось, и, как предсказывала Флёр, на утро четвёртого дня мы вышли на финишную прямую.

Наши верблюды, забравшись на высокую дюну, остановились как вкопанные, а я открыл пасть от изумления. Перед нами лежал огромный, красивый и богатый город, в центре которого высилась традиционная для пустынь пирамида из белого известняка. И несмотря на солнце, в городе было огромное количество зелени, всё цвело и пахло свежестью, а всё потому что сразу за городом начиналось море, раскинувшееся до самого горизонта. Вдалеке были видны несколько кораблей под белыми парусами, а чуть в стороне от города - огромный порт. Но ещё кое-что мне не давало покоя, будто я помнил, что был здесь.

-Я бы пожила здесь, - подошедшая Флёр отвлекла меня от созерцания Феланокса, - Город богатый, устроится в нём просто. Но никто из лис в нём долго не живёт...

-Почему это?

-У нас, Ренар, шерсть не та, чтобы жить здесь, - пояснила мне Флёр и показала пальцем в направлении пирамиды, - Не будем терять времени.

Я кивнул и чуть толкнул своего верблюда задними лапами. Обычно это заставляло его идти вперёд, но сейчас он заупрямился и пошёл вниз только после третьего пинка. Копытный опасливо ступил на противоположный склон, который был куда круче подъёма. Верблюд Флёр вёл себя так же, а третий, водовоз, вообще не пошёл никуда. Пришлось нам с Флёр спешиться: лисица сняла сапоги и спрыгнула на песок, а мне ничего снимать не надо было, поэтому я сразу спрыгнул на склон дюны.

Пожалеть об этом я смог сразу же, как скатился кубарем к основанию, и кое-как затормозил своё падение. Песок оказался необычайно скользким на этот раз, оттого я быстро потерял опору и свалился с лап. По дороге от вершины к низу я потерял всю одежду, которая прикрывала меня от солнечных лучей, оттого мне стало крайне жарко. Сев на песке, я посмотрел наверх, и понял что Флёр там уже не было. Забежать обратно я не смог, поэтому решил подождать Флёр у подножия.

Так и приветствовал меня город Феланокс - обидным падением и песком, забившимся в шерсть. Ходить теперь было неприятно, отряхивание не помогало, да и шуточки Флёр в мою сторону чести не делали. Отвлекшись от этого, я снова стал разглядывать город.

Со стороны пустыни всех путников приветствовала огромная аллея, высаженная пальмами - растение, которого здесь было больше всего. Точно между ними шла идеально ровная, вымощенная белым кирпичом дорога, упирающаяся в ворота Феланокса. Лишь пройдя этот путь, я увидел что у ворот стоит хорошо вооружённая стража - снова два кота, но на этот раз одеты они были так, что сливались с огромной стеной, окружавшей город. Примерно за пятьдесят шагов от них, Флёр сняла с себя всё тряпьё, одела сапоги и пошла сама, блистая на солнце железными частями своего чёрного костюма и своими арбалетами. Стражники снова пропустили нас без вопросов и мне представилась возможность изучить этот город ещё и изнутри.

Он сразу напомнил мне Тайный город - жизнь, даже днём, в жару, била ключом. Торговцы, ремесленники и простые горожане, спешащие по своим делам - здесь чувствовалась государственность и организованность. Сразу же нам предложили оставить своих верблюдов на местной "стоянке", как называли это торгаши, сразу - гостиницу. Местные звери, казалось, пытались сделать всё, чтобы вытянуть из нас все деньги, что им неплохо удавалось. Провести нас пытались провести, но всё решалось строгим взглядом в глаза наглеца и тычком арбалета в живот. Но, по мере приближения к пирамиде, Флёр заметно нервничала.

-Слушай, нет, - она остановила меня и взялась за ошейник, - давай на утро. Ещё рано...

-Рано что? - удивлённо спросил я.

-Рано... ещё не готова...

-Флёр, но ведь всё должен буду сделать я!

-Нет, - отрезала она и развернулась, - Без меня у тебя ничего не выйдет.

-А если попробую?

-Скорее всего тебя разорвёт на части, - холодно заявила Флёр и пошла в ближайшую гостиницу.

-Ого! А там что, магия?

-Это один из величайших артефактов в мире, Ренар. Там не только магия.


Пришлось нам снова остановиться, причём перед самой-самой целью. Флёр, сняв для себя номер, сразу же заперлась там и велела мне гулять. Я, естественно, обрадовался такой возможности лично познакомиться с городом и его обитателями. Быстро узнав где в городе находился рынок, я пошёл туда и решил подрезать парочку кошельков - только для поддержания формы.

Как и весь город, рынок был очень богатым, хорошо организованным и цивилизованным. Торговые ряды располагались чёткой сеткой, на больших открытых площадях висели карты и проходили аукционы, зачастую с очень дорогими лотами. Что я заметил - никакой работорговли, несмотря на то, что находились два разных города в одном государстве. Побродив по рынку и купив для вида что-то зажаренное на палочке, я начал потихоньку обворовывать прохожих. Пристроился пару раз в очереди, спокойно залез в чужой карман и выудил оттуда пригоршень монеток. Ещё один попался мне, когда я тихо обворовал его у ларька с леденцами: бедняга так засмотрелся на сладости, что не заметил вообще ничего. Подрезал кошелёк и у огромного мула, с шагающего с важным видом по центральной аллее, но вдруг увидел ещё одного интересного клиента.

У прилавка табачной лавки стоял высокий тигр, и нервно крутил хвостом, перебирая в лапе какие-то мелкие монетки. Скандал был в самом разгаре: продавец не желал отступить перед клиентом, тигр упрямился из последних сил, не желая отдавать последнее. Стоило заметить, что он нёс на спине довольно солидный ранец странной формы, а от продавца отбивался шутками и честным видом везучего неудачника. Хихикнув про себя, я подошёл к нему и незаметно опустил лапу в карман его плаща. Глаза чуть меня не выдали, потому что я чуть не выпучил их прямо перед продавцом - в кармане у тигра было немало денег, и прибеднялся он театрально. Я сразу же вытащил немного, но стоило монеткам перекочевать в мою жилетку, как тигр повернулся на звук и сам выпучил глаза.

-Макс? - очумело спросил он, но тут же потряс ушами, отгоняя видение.

-Что? Эээ... - я растерялся, отступив на пару шагов, - Вы ошиблись... Я не Макс...

Но полосатый уже вовсю разглядывал меня своим пристальными жёлтыми глазами. Потом он легонько улыбнулся.

-Нет. Ты Макс, я не могу ошибаться. И то что ты вырвал свою серьгу не делает тебя кем-то другим.

И тут же его манера речи выдала его с потрохами. Я поднял уши и с трудом поверил своим глазам.

-Ракшас? Это ты что ли!? - громко спросил я, отходя ещё на шаг.

-А кто ещё по-твоему! Думаешь я единственного в мире лисоенота не узнаю что ли!? Ха-ха! - он рассмеялся и мы сразу же с ним обнялись. Я не думал что когда-нибудь ещё встречу его, но не очень-то этого хотел этого. Ведь как-никак я предал его и бросил...

-Слушай, ну ты был крут! - начал он, - Я видел всё, что происходило потом! Ящерки, прыгающие в воду охранники... Как ты всё так спланировал?

От радости тигр кричал довольно громко, и все окружающие звери сразу же заинтересовались прыгающими в воду охранниками. Я деликатно покашлял в кулак, взял тира за плечо и отвёл подальше от ларька - продавец уже смотрел на нас как на прокажённых.

-Давай-ка потише, Ракш... Об этом я... не хочу вспоминать.

-Как это? Что-то пошло не так? У тебя же всё получилось! - полосатый всё же понизил голос и толпа потеряла к нам всякий интерес.

-Да, всё, но потом... потом я очень сильно испугался и в результате всего этого потерял... - сказать это было довольно сложно, но я проглотил ком в горле и продолжил, - Эмерлину... Это моя жена.

-О, Макс... Я понимаю...

-Да и меня зовут не Макс, я Ренар...

-Да-да, я так и понял! Без серьги тебя тяжело узнать.

-Я вырвал её когда умерла она. Серьга было моим обручальным кольцом.

-Мак... Ренар, я понимаю. Ты давно уже без неё? - сочувственно спросил он, уводя меня с рынка.

-Почти два месяца.

-Да... Тяжело наверно привыкнуть.

-Я не привыкаю, Ракшас. Я пришёл сюда чтобы всё исправить, и мне в этом помо...

Закончить я не успел - тигр встал как вкопанный и посмотрел на меня, потом на пирамиду.

-Ты пришёл сюда за сердцем, да? - совсем тихо спросил он.

-Ты тоже знаешь о нём?

-О нём знают очень многие, поверь мне. Чёрт, не думал что встречу смельчака который осмелиться туда сунуться.

-Смельчака? - пришло моё время пугаться, - а чего там надо бояться такого?

-Много чего... Я пока не видел ни одного, кто вернулся оттуда. Может у них всё получилось... А может и нет...

-Вот так да... Ну ладно, по крайней мере я знаю лисицу, у которой действительно всё получилось, и она пойдёт туда со мной во второй раз.

-Рисково, - заключил Ракшас.

-Мне нечего терять. А ты сам как? И какими судьбами в Феланоксе?

-А, Ренар-Ренар... - Он махнул лапой,- я думал мы с тобой получше познакомились на корабле.

-Ну вроде как неплохо...

-Ну и сам подумай: когда ты меня... мягко скажем, выбросил, я остался без оплаты, доплыл кое-как до берега. А там нашёл себе ещё работёнку, поплавал, побыл шеф-поваром в какой-то забегаловке, но ты лишил меня самого главного!

Я усмехнулся, догадавшись чего. Удивительно, что он не выбил мне зубы за такую тяжёлую долю.

-Кальян, Ренар! Мой любимый походный кальян, и ты его уничтожил! - прокричал он мне на ухо, что я покорно стерпел.

-Извини. Сколько тебе должны были заплатить?

-Около тысячи, но не в этом суть. Это был мой любимый кальян!

-И ты приплыл сюда купить себе новый любимый кальян? - расправив уши, я нагло посмотрел на морду тигра и понял, что попал в точку.

-Хм... Ну вообще да. Тот тоже был неплох, но я думаю что это не так важно, важнее - новые друзья! - он ткнул меня кулаком в плечо, - правда, а?

-Ты не представляешь, насколько ты прав, Ракшаc, - поддержал его я, - И знаешь... в честь нашей дружбы и такой неожиданной встречи, пойдем, выберем тебе новый кальян. Я всё-таки ограбил целое королевство, так что плачу я.

-Неслыханная щедрость со стороны великого жадины! - Посетовал он, - Но всё равно пойдём.

-Я не жадина. Да и... подожди минутку, только не пали меня! - попросил я тигра и побежал в толпу, выискивая зверя побогаче.

Уже через несколько минут я вернулся к нему с огромным кошельком, который я свистнул у одного слона. Огромный, неповоротливый зверь не заметил бы и шила, воткнутого в его бедро, поэтому всё прошло как нельзя лучше. Вместе с тигром мы отправились в город, где выбрали ему новенький кальян, который можно было носить в рюкзаке и курить на ходу. Тигр от увиденного пришёл в полный, неописуемый восторг и сразу же, как только мы вышли из магазина, профессионально раскурил его и всю дорогу до гостиницы дымил как печка. В таверне я снова оплатит тигру шикарный ужин, который он раскритиковал в пух и прах, так как сам был поваром. Тут же ему предложили поработать на эту таверну, предложение было немедленно отвергнуто, а нам принесли бутылочку вина и пару фужеров. Вот тут-то я поставил зазнавшегося тигра на место, вспомнив все свои навыки по дегустации вина. Отпив десятую часть бокала, я рассказал тигру о том и какого винограда это вино сделано, как приготовлено и все добавки, которые в него намешали. Хитро прищурившись, Ракшас смело догадался о винограднике у меня во владениях, и попросился в клан. Пожав плечами, я сказал что решать это не мне.

Несмотря на то что вино было не самым крепким, хорошая компания и приятная обстановка способствовали быстрому захмелению. Мы с Ракшасом переходили на всё более и более откровенные темы, несмотря на окружающих. Развязав язык полосатому другу, я узнал что он мне завидует и считает лисиц очень неплохими партнёршами, как он сказал "по жизни". И только мы уже закончили говорить об этом, он сразу открыл рот и уставился мне за спину:

-Неее, я определённо завидую лисам.

-Не завидуй. Большинство из нас - хитрые, подлые и бесчестные гады. Хе-хе-хе... - Разглядывая отражение в своём бокале, я засмеялся, радуясь неудачной шутке.

-Зато самки у вас... - он подпёр край морды лапой, разглядывая кого-то за моей спиной, - А ты же теперь вдовец, да?

-Ну да...

-Хватит грустить! - он сразу же воспрял духом, - давай ты соблазнишь вон ту лисичку и устроим с ней...

-Ракшас, заткнись. На других и смотреть не буду.

-Да ладно тебе! Ты хотя бы повернись, посмотри на неё... пышечка... - любовно произнёс он. Казалось ещё чуть-чуть и будет капать слюной.

-Не буду смотреть. Сам иди и скажи ей что ты хочешь с ней... - я запнулся и в отражении бокала увидел о какой лисице говорил тигр. Ну конечно, Флёр, - Сделать...

-А вот ща встану! - пригрозил мне пьяненький тигр, - и расскажу.

-А я умру от смеха, на твоих похоронах... - предупредил я его, разглядывая Флёр. Она была немного необычной сейчас: окончательно распустила волосы, юбку надела как-то совсем низко, а пара верхних пуговиц на её топике были расстёгнуты, обнажая верхнюю часть её груди с молочно-белой полосой шерсти...

Но тигр вдруг встал и решительно зашагал в её направлении.

-Ракшас, нееееееет.... - пьяно протянул я, но найти в себе силы на то чтобы остановить его, я не нашёл.

Развернувшись, я смог кое-как наблюдать за стремительным развитием событий в пабе. Подойдя к лисе, тигр нагло что-то заявил ей, смотря в глаза...

Такого сильного удара я ещё никогда не видел. Удивительно, как она не снесла ему голову, но факт оставался Фактом - тигр отлетел в мою сторону и проломил спиной соседний стол. Куда она его ударила, я не видел, но он держался за челюсть и глаз налился кровью.

-С локтя... Это ж надо так... - посетовал он, забираясь на своё место обратно. Хорошо, что соседский столик пустовал.

-Флёр! - позвал её я, - Иди сюда! - я начал махать ей.

Немного удивившись, глава клана громко прошла к нам и быстро сообразила себе стул. Как только Ракшас забрался на своё место, я представил его Флёр:

-Ракшас, знакомься, это Флёр, глава клана Лис Полной Луны, - из-за некоторого количества алкоголя в крови, я представил её полностью, - Вот. Если ты хотел в клан, то прошу... Можешь поговорить с ней об этом. Хоть прямо сейчас! - я рассмеялся.

-Если я услышу хоть слово про хвост, то я тебе обещаю - вырву все зубы ржавыми клещами, - Флёр не угрожала, нет. Просто информировала.

Ракшас некоторое время молчал, но хмель брал своё. Просидев с минуту, тупо уставившись на её грудь, тигр рухнул мордой в стол и блаженно заворчал.

-Флёр, это Ракшас, - начал я, - мы с ним встретились, когда я... Ну ты знаешь, там, на корабле, - я подмигнул ей, намекая на плавающую казну. Говорить напрямую не хотелось.

-Ааа... - торжественно потянула лиса, - на корабле, да. Я поняла. И как вас угораздило?

-Он был енотом! - заявил тигр, не отрывая своего носа от столешницы, - очень неплохим, кстати!

-Ено-о-отом... - Снова протянула она, явно издеваясь.

-Флёр не прикидывайся дурочкой... - попросил я.

-А меня только что просили прикинуться кое-кем другим. И вообще, Ренар, не думала что у нас будут посторонние...

-Мне уйти? - сразу же спросил Ракшас, поднимаясь над столом. Флёр быстро прижала его затылок к столу.

-Лежи уж. С тобой мы ещё разберёмся...

-А я всё равно знаю, куда вы идёте... - глумливо заявил Ракшас и засмеялся.

В этот момент я подумал, что сейчас так же как и тигр отлечу на пару шагов и сломанный столик станет ещё и многострадальным.

-Это радует, - спокойно ответила лиса, - надеюсь у тебя хватит мозгов не идти с нами?

Тигр неуверенно помотал головой.

-Не хватит, или не пойдёшь? - уточнила Флёр.

-Не пойду с вами. Ты бяка... - заявил Тигр.

-Я!? Ты чё, совсем голову потерял? Тебе ещё одним ударом мозги вбить на место, полосатый? - поинтересовалась Флёр.

Тигр поднялся и посмотрел Флёр. Я был уверен, что это невозможно, но так и было - на глаза тигра навернулись слёзы.

-Я всегда мечтал переспать с лисой. Вы такие нежные, такие страстные, такие... любвеобильные. Говорят, вы думаете не только о себе, но и партнёре, в отличие от кошек. А всё дамы, с которыми я спал были такими... Гадинами! - Ракшас всхлипнул и сделал ещё более жалостливый тон, - А лисицы... они другие...

Я выпил ещё бокал, причём залпом, наблюдая за потрясающей актёрской игрой тигра. Я был уверен, что Флёр слезами не пронять, но Ракшас сам не думал отступать.

-Флёр... Ты даже не представляешь насколько ты красива и обаятельна... Вот Ренар подтвердит, да, дружище? - он пихнул меня острым локтём в бок.

-А? - я очнулся от мечтаний и предсказаний исхода этого поединка, - Да-да, он прав.

-Ренар, ты чего? - спросила лисица.

-Я ничего. Просто вспоминаю, какой ты была прекрасной, когда я впервые тебя увидел, тогда, на палубе.

-Вот видишь, Флёр... - продолжал тигр, - Ты прекрасна, спору нет... Но зачем в тебе вся эта строгость, власть...

Вот тут тигр попал в десятку. Флёр сразу понурила взгляд, застеснялась...

-Это всё из-за ошейника... - попыталась оправдаться она.

-Ну так давай снимем его... - предложил Ракшас.

-Нет! - сразу же встряла Флёр, - снимать его нельзя. Так положено!

-Ну хорошо, хорошо... - Тигр хитро улыбнулся, - Можно ведь надеть ошейник и на меня...

Флёр подняла взгляд, и внимательно осмотрела битую морду тигра, явно о чём-то думая. Ракшас сидел молча и ждал её ответа, а я сидел и тихо выпадал в осадок...

-Ошейник, говоришь? - переспросила Флёр, положив лапы на стол.

-Ради тебя, надену ещё что-нибудь этакое...

У него получилось. Я так и не понял как, но прямо при мне, тигр развёл моего друга на ночь вместе. Победы ещё не было, но Флёр улыбнулась так, как ещё никогда не улыбалась. Возможно, этот оскал видел Арен, когда она хотела от него чего-то особенного, но я-то уж точно такого не видел. Но даже после победы некоторые совершают ошибки: Ракшас попытался улыбнуться так же...

-Пока Ракшас... - сказал я ему, наблюдая как Флёр, продолжая хищно скалится, сгребла тигра за шкирку и силой утащила его куда-то наверх, очевидно в номер. Полосатый, волочась за ней как половая тряпка, помахал мне лапой на прощанье.

-Вау, - Тихо сказал лис-фенек за соседним столом, - И как это у него получилось...

Сам того не понимая, я допил остатки вина и закусил всё массивным куском какого-то синего сыра...


Об меня споткнулись. Ещё бы об меня не споткнулись, когда я свернулся клубочком на самом проходе в коридоре у нашего с Флёр номера. Как оказалось, он был общим. Но не в этом суть. Суть в том, что об меня споткнулись.

-Ух, мамочки... - пробормотал споткнувшийся, уползая от двери нашего номера как дикий зверь - на четырёх лапах, - да чтоб я... Да чтоб никогда...

-Доброе утро, Ракшас... - сонно приветствовал я его, подняв голову, - как всё прошло?

-Изыди, рыжая бестия! - закричал он и пополз интенсивнее. Уже через две минуты он пропал из виду. Ещё через пару минут я позволил себе развалится на ковре в позе морской звезды и посмотреть на открытую дверь нашего номера. В проёме как раз появилась Флёр, застёгивая последние пуговички сверху, но ещё без сапог.

-Кошааак... - довольно потянула она, - Шипастый, гад.

-Какой-какой? - переспросил я её, понимая, что каждое слово причиняет боль моей голове.

-О, Ренарчик! - она пошевелила лапой мой хвост, - Ты ещё жив?

-Если бы я был мёртв, то было бы намного лучше...

-Поверь, не всё так плохо... - она положила мне на живот банку, в которой плавало несколько солёных огурчиков.

-Что!? Опять закусывать!? - от похмелья и раннего утро голова работала плохо.

-Рассольчику попей, рыжая бестия, - она хихикнула и удалилась в номер приводить себя в порядок.

Кое-как придав себе вертикальное положение, я залпом выпил всё, в чём плавали огурцы и сами огурцы съел. На вкус они были просто ужасными, хотелось чего-нибудь более питательного, но после первичной проверки, я обнаружил что у меня пропал кошелёк. Хорошо, что деньги там были не мои...

Но у Флёр было побольше опыта в похмельных делах и уже через минуту я смог подняться и даже пройти пару шагов в номер, где уселся на кровать и тупо уставился на довольную лисицу, которая расчёсывалась перед походом к пирамиде.

-Флёр, а почему ошейник нельзя снимать? - спросил я.

-Придёшь туда - узнаешь. Кстати, возможно это вообще не поможет и придётся потратить пару недель на поиски нужного пути.

-Обнадёживает...

Флёр долго стояла перед зеркалом, расчёсывая волосы и шерсть на животе. Несколько раз, слюнявив палец, она оттирала с шерсти какие-то пятна, один раз даже обозвала Ракшаса "нечистоплотным". Всё это было очень интересно, но пока отходило веселье, у меня снова к груди подкатывало осознание смерти Эмерлины...

-Всё, я готова, - Флёр повернулась ко мне, но я уже плакал, сидя на кровати и положив лапы на колени. Слёзы просто катились из моих глаз, когда я вспоминал всё, что мы с ней пережили...

-Её нет... - тупо сказал я, но Флёр уже всё поняла. Она и сама отбросила своё хорошее настроение и села рядом.

-Рен...

-Её всё равно нет...

Флёр решила не спорить дальше. Она не стала уговаривать, мямлить и бить меня. Она просто встала и подала мне лапу, чтобы я встал, наконец с кровати.

Встав, я твёрдо посмотрел ей в глаза и увидел только уверенность в успехе.

Мы с ней вышли на центральную улицу, освещаемую лучами восходящего солнца. Флёр - в своём традиционном наряде, налегке - только куча стрел для арбалетов и совсем немножко денег. Я в своей обычной жилетке, набитой золотом...

И всё. Наконец наше путешествие подходило к концу и все наши приключения должны были кончиться. Мы подходили к стене, окружающей пирамиду.

И тут меня как громом поразило: мой сон! У ворот в заборе стояли два огромных обелиска, украшенных огромными изображениями шакала. Уж теперь-то я знал кто это такой! Пирамида, а может и не только она была построена как храм, для поклонения Селкеру. Чёрный шакал, как и во сне, смотрел на меня со всех своих изображений, даже разглядывал, рассматривал. Это ощущалось чуть ли не кожей...

-Вот так да... - промямлил я, глядя на огромные ворота. Но Флёр не выражала особого восторга по этому поводу. Она упёрлась в них плечом и велела:

-Толкни.

-Чего? - не понял я.

-Толкни ворота.

-Куда? И зачем? - я продолжал не понимать её.

-Как будто хочешь их выбить! Давай, не медли!

Не особо надеясь на успех, я сделал разбег в два шага и с прыжка стукнулся об каменную плиту плечом. Эффект превзошел все мои ожидания: огромная каменная створка, стоявшая на этом месте не одну сотню лет, рассыпалась на маленькие гранитные глыбы, как будто между ними и не было никакой связи. Проход был открыт и мы вошли внутрь. Я не стал задавать вопросов, потому что понимал - не ответит.

Как и во сне, перед нами оказался огромный бассейн в форме креста. Но в отличие от видения, сейчас всё было куда менее радужно: огромная чаша была пуста, а в место белого мрамора, облицовывающую её, местами остался только чёрный от грязи или мха. Всё остальное давно отвалилось и осыпалось.

-Вот и пришли... Где-то здесь он и будет обитать...

-Кто!? - сразу же вскрикнул я. Опять секреты!

-Страж. Не бойся, я его беру на себя. Пойдём ближе... Но держись рядом.

Старательно обходя края бассейна, мы отправились к подножию пирамиды. Пока мы шли, Флёр несколько раз брала меня за лапу, сжимала её. Один арбалет был наготове постоянно, другой, от волнения она то раскрывала, то убирала обратно. И стоило нам подойти к огромным воротам в пирамиду, слева от нас раздался довольно громкий, дикий рёв. Я сразу же отпрыгнул, а Флёр наставила оба арбалета на звук. -

-Назовите пароль, чужие... - прорычал неизвестный зверь.

-Я не знаю пароля, - коротко ответила Флёр, взводя оружие.

-Тогда вам нельзя идти... - сказал голос, а я истерично крутил головой в поисках источника звука.

-Боюсь, нам надо... - Флёр уже приготовилась к бою, и только сейчас я заметил говорящего: на крутом склоне пирамиды, уцепившись когтями в известняк, сидел огромный эв леопард.

-Боюсь, я не позволю вам...

-Флёр, сверху! - успел крикнуть я, но леопард уже прыгнул на неё и повалил на спину. Испуг и удивление мелькнули в её глазах, леопард уже заносил лапу чтобы нанести ей смертельный удар, но я, собрав всю силу и мужество в кулак, разогнался, и что есть сил оттолкнул леопарда в сторону.

Толкнуть такого зверя было равносильно боданию со стенкой, но этот удар оказался решающим: он отвлёкся на меня, и Флёр успела изогнуться под ним, сгруппироваться и что есть силы пырнуть его острыми каблуками в грудь. Взвизгнув, леопард вскочил с неё и отпрыгнул в сторону. Флёр поднялась рывком, а огромный леопард, встав на четыре лапы, зарычал на неё.

-Эв! - крикнула она, и сразу же повернулась ко мне, - Ренар, спасайся!

Но эв перебил её и бросился на неё и полетел вместе с ней вниз, в чашу бассейна, сопровождаемый криком Флёр. Я бросился к краю бассейна и лёг у края, смотря на разворачивающуюся внизу битву.

Под дикий рык леопарда, Флёр ещё в воздухе успела наставить в его лоб арбалет, но времени полёта не хватило, чтобы взвести арбалет и выстрелить. Они вдвоём упали на дно чаши, при этом Флёр упала на спину, а леопард, как всякий кошак, приземлился на четыре лапы. Вышло так, что он упал совсем близко от неё, хотя лиса, покачиваясь, встала почти сразу. Как только она поднялась, эв принял её за достойного противника, и стал медленно отходить в бок. Флёр взвела оба арбалета и направила их на стража, двигаясь в другую сторону. Как два свирепых охотника, они начали кружить по дну, то и дело оскаливаясь и рыча друг на друга. Лисица держала арбалеты наготове, но почему-то не стреляла. Это начинало меня раздражать и волновать - неужели она хочет подраться с огромным зверем по-честному?

Подумать об этом я не успел: огромный кошак прыгнул на лисицу, оттолкнувшись от земли всеми четырьмя лапами, но Флёр, проявив неслыханную ловкость, бросилась под него. Огромные лапы попытались схватить её, но лиса со всей своей силой развернулась и с локтя ударила леопарда точно под рёбра. Пятнистый был не очень упитан, и поэтому сильный удар возымел свой эффект: леопард пропустил свой выпад и на землю упал уже скорчившись от недостатка воздуха. Но эв и был эвом - быстро отдышался и сразу же бросился на Флёр во второй раз. На этот раз он не стал прыгать, и выпад удался на славу - встав на четыре лапы совсем близко от лисы, он наотмашь дважды ударил её по плечам и груди. От второго удара Флёр буквально отлетела на пару шагов и зажала плечо, дико рыча на леопарда. Когда она отпустила лапу, я увидел, что на её плече красовались три огромные царапины. Другая лапа Флёр уже почти не шевелилась, и ей было явно очень больно поднимать арбалет снова. Но не смотря на это, она вдруг закричала и сама бросилась на леопарда и наконец-то начала стрелять. Две стрелы были огромному эву были как иголки, но как только она подошла к нему вплотную, они сцепились в адской драке. Сколько раз Флёр получила от него чувствительные удары, сколько стрел Флёр оказалось в его теле - не счесть. Две минуты, три... Я отчётливо видел что Флёр была жива, но ей надо было перезарядить арбалеты, а леопард даже не думал отпускать её. В страхе за её жизнь, я подобрал с края бассейна довольно большой обломок плитки и бросил его в леопарда. Мне повезло и плита ударила его точно по темечку, попав своей острой частью. Взвизгнув, леопард отпустил лисицу и гневно посмотрел на меня. Флёр тем временем успела мастерски перезарядится, и встав в трёх шагах от стены, громко свистнула в четыре пальца. Нагло улыбнувшись, лисица поманила леопарда пальцами и расставила лапы, будто готовилась встретить его стрелами. Леопард сразу же отвлёкся от более далёкой цели и рванул на Флёр с другого конца чаши. Расстояние между ними сокращалось с каждой секундой, леопард начинал вставать на две лапы, но Флёр тоже придумала что-то новое. Развернувшись, она побежала на стену позади себя и, не сбавляя скорости, забежала прямо на неё. Два или три шага по вертикальной поверхности, она оказалась наравне со стоящим эвом, и тут же развернулась, в полёте сложила арбалеты вместе, удваивая их силу, и выстрелила. Я не разглядел куда полетела стрела и куда попала, но леопард только дёрнул головой и со всего разбегу врезался в стену, вызвав небольшой обвал. Край бассейна обрушился, но Флёр уже успела откатится в сторону и её не задело. А потом леопард с огромным грохотом рухнул на пол со стрелой точно в его глазу.

Лисица молча встала и кое-как проковыляла к телу убитого стража. Наставив на него арбалет, она сделала ещё пару выстрелов - опять же в глаза. Когда было ясно, что он не поднимется, она воспользовалась обвалом чтобы подняться обратно ко мне. Я пребывал в полном недоразумении: обычная, на первый взгляд, лисица смогла убить огромного эва, да при том по ловкости превосходящей её в сотни раз! Это было что-то из ряда вон выходящего и уникального. Случаев, когда эвы были побеждены обычными зверями, не было вообще, но сейчас Флёр своим примером доказала, что возможно абсолютно всё. Когда она забралась на поверхность, она тут же рухнула на спину и стала лизать раны, до которых она могла дотянуться. Я немедленно подбежал к Флёр, но было ясно что та была буквально еле жива: огромный зверь не только исполосовал почти всё её тело, но и пытался придушить несколько раз. У неё явно было сломано одно или несколько рёбер.

-Флёр... ты... - начал я, но она отрицательно захрипела.

-Помоги лучше... - она подставила мне разорванное когтями плечо.

-Помочь? - не понял я.

-Ренар, ты же лис... помоги зализать...

Старый метод, но оттого не менее действенный. Вспомнив всю свою собачью натуру, я начал вылизывать раны Флёр, пока она сама отдыхала, лёжа на песке. Вдруг ко мне в голову пришла одна мысль, и я не спеша её озвучил:

-Флёр, а с ним нельзя было просто... договориться?

-Не-а. В прошлый раз я на это трое суток потратила. Он ужасный зануда, - вяло ответила она и осталась лежать, отдыхая перед самым последним броском.

Прошло несколько часов, прежде чем Флёр смогла более-менее уверенно встать.

-Флёр, если... - начал я, как только она направилась ко входу в пирамиду, - если тебе плохо может я пойду один?

Лисица остановилась и поглядела на меня.

-Не выйдет. Для этого тебе надо надеть ошейник.

-Так какие проблемы, Флёр? Я готов! - сразу же встрял я и подбежал к ней, - Шипы шипами, но это же не надолго?

-Нет... Понимаешь, тут другое. Возьми меня за лапу, - она сняла перчатку и протянула мне руку.

-Зачем? - на всякий случай спросил я, но ухватил её за запястье.

-Внутри - магия настолько сильная, что тебя размажет по полу быстрее чем ты скажешь слово Маг. Ошейник нас от неё прикроет. Более того - ловушки. И в конце совсем страшное... Ренар, запомни - всё, абсолютно всё в этой пирамиде - иллюзия. Ловушки и все, кто придут... Только магия. Магия настолько абсолютная, что убивает сразу же. Но пока ты со мной, а я в ошейнике - нам ничего не грозит.

-Почему ошейник должен быть на тебе?

-Потому что он мой! - уверенно сказала Флёр, - надо не просто иметь защиту от магии, Ренар... Надо быть ею.

Она сделала пару шагов и потянула меня к золотым воротам. Никто не тронул их за многие века существования пирамиды, и они покорно раскрылись перед нами. Тот же самый коридор - но как только мы вошли внутрь - меня будто что-то толкнуло в грудь и попыталось вытолкнуть из пирамиды. Это ощущение не проходило, идти тяжелее стало даже Флёр.

-Держи лапу! - прокричала она мне, будто мы шли против сильного ветра, - не верь ничему!

Идти с каждым шагом становилось всё труднее. Меня выталкивало всё сильнее и сильнее, как вдруг из стены и сверху, с потолка, посыпалась каменная крошка. Казалось она должна была сразу залететь в глаза, но она пылью легла на пол - встречный поток чувствовали только мы с Флёр. Ещё пара десятков шагов - теперь ветер уже не усиливался, но вместо этого из стен начали выскакивать копья, с потолка падали огромные каменные глыбы. Всё как и предсказывала лисица - копья призраками пролетали сквозь моё тело, не нанося ни малейшего вреда, а глыбы рассыпались в невесомую пыль как только касались кончиков моих ушей. Флёр шла чуть впереди меня, как вдруг упала и тут же вскрикнула т боли - она задела сломанное ребро. Я помог ей подняться, и она снова встала впереди, помогая мне идти.

Наконец тронный зал и огромный маленькая бездонная купальня посередине. С водой, но всё такая же бездонная. Как только мы прошли её - выталкивающее чувство ушло. Как будто ветер стих и теперь мы чувствовали только спёртый воздух вокруг себя. Флёр уверенно тянула меня дальше, за трон, но вдруг я остановился как вкопанный. У стены, опершись на огромную мраморную колонну, стояла...

-Эмерлина... - потянул я и сразу же потянулся к ней, потащив за собой Флёр.

-Ренар, стой! - сразу же запротестовала живая лисица, - Это обман!

-Она не может быть обманом, Флёр... - зачарованно протянул я.

Она стояла и улыбалась мне, такая живая и довольная жизнью, но Флёр не верила в Это. Она обошла меня и остановила, закряхтев от боли.

-Ренар, как же ты не понимаешь... Это мой отец, а не Эмерлина. Там же все мои братья стоят... - она расплакалась, - не подходи к ним... - Она покрепче сжала мою лапу.

-Братья? - я посмотрел ей за плечо - нет, только одна лисица. Но она говорила о семерых...

-Вот именно! Там каждый видит что-то самое дорогое... Давай возьмём сердце, Ренар...

-Я... Но...

-Мы потом вернёмся, - хитро пообещала мне Флёр.

Опустив глаза, я отвернулся, пойдя за трон. Я уже видел сердце демона - маленький чёрный шарик, лежащий на идеально ровной подставке из белого мрамора. Подойти к нему было делом всего-то двух шагов.

Когда мы оказались совсем близко от него, Флёр чуть не отпустила мою лапу, поднесла лапу к нему.

-Он даёт огромную силу, Ренар. Больше, чем сила любого бога, любого мага... - зачарованно проговорила она, водя лапой над ним, - Я помню её... Но теперь - твоя очередь.

Она подтолкнула меня к шарику и я занёс над ним лапу, думая что всё будет просто. Но как только я приблизился к нему - вся уверенность пропала. Огромная сила - огромная ответственность. Если с ним что-то пойдёт не так, то даже не знаю что будет потом...

-Не смей! - прогремел чей-то громоподобный голос и меня снова оттолкнуло от пьедестала. Невидимый ветер усилился в тысячи раз, меня отбросило от подставки. Всё, что я увидел - позади меня стоял шакал с золотым посохом.

-Опять ты! - закричала Флёр, уцепившись всеми лапами за колонну. Я не удержался и лишь кое-как смог ухватится за её сапог. Видимо только это спасло меня от убийственной магии.

-Я сказал, не смей! - он взмахнул свой палкой и ветер усилился.

-Так надо, ты! - она закричала на шакала, который стоял неподвижно.

-Я лучше знаю что вам надо... - проговорил он, но вдруг ветер прекратился.

-Флёр Филонская... - Тихо произнесла лисица.

-Нет! - закричал шакал и бросился к нам.

-Я помогаю другу... - продолжала так же непонятно отвечать кому-то Флёр.

-Отбери у неё жемчужину! - кричал мне Селкер, но я только смотрел на лисицу. В кулаке она сжимала чёрный шарик.

-У меня нет...

В этот момент неведомая сила без всяких сопротивлений смела меня от постамента, а Шакал остановился как вкопанный буквально в двух шагах от лисицы.

-Вы не нужны мне.

После этих слов нас, вместе с Селкером смело сильнейшей магией. Даже бог не смог противостоять ей, хотя некоторое время пытался, выставив свой посох перед собой. Но потом его, как и меня, словно тряпичную куклу выкинуло из пирамиды.


Ошейник для Лисицы 2. Глава девятнадцатая. И боги...


Пролетев всю пирамиду спиной вперёд, я наконец-то коснулся земли и покатился кубарем к краю чаши огромного бассейна у входа. Чёрному шакалу досталось не слабее, но он умудрился сразу же встать на лапы, немудрено, обошлось не без магии. Я же, докатившись до самого конца, зацепился пальцами за кромку чаши, чтобы не упасть туда, вниз к мёртвому стражу. Только когда я повис, я понял, что он охранял.

-Беги отсюда! -- тут же раздался грозный рёв шакала, -- Беги, я сказал!

Я кое-как выбрался на поверхность и быстро огляделся: погода постепенно менялась. Небо заволокло тучами, собиралась гроза. Земля начала дрожать под лапами.

-Чего стоишь!? -- с надрывом закричал мне Селкер, но вдруг его снова отбросило со своего места. Будто ядро он пронёсся над всем бассейном и врезался спиной в противоположную, дальнюю стенку. Я же, дрожа от страха, не понимал что происходит -- и какая сила разбрасывается богами смерти как игрушками?

Из чёрного коридора прямо передо мной уверенно вышла лисица. Её морда не выражала совершенно ничего, а тело, несмотря на раны, было совершенно неподвижно. Но самое главное -- её лапы не касались земли.

-Чужой, -- тихо сказала она, -- Ты уйдёшь отсюда.

Говорила она тихо и уверенно, но это был не её голос. Не успела эта мысль промелькнуть в голове, как ещё один ураган настиг меня и я присоединился к Шакалу на другом конце двора. Селкер сам с трудом поднимался, опираясь на посох, немного подрагивал.

-Я сказал... беги... -- прохрипел он -- удар вышиб из него воздух. И тут же ещё один вихрь забросил меня наверх, к забору. Но пока я добежал до ворот, увидел, что Флёр шла прямо по воздуху, точно по центру над крестом. С каждым шагом она поднималась всё выше и выше, будто идя по огромной невидимой лестнице. Шакал встал точно на её пути, но не поднимался. Взмах золотым наконечником посоха -- и от него оторвался целый вихрь молний, сплетённых в один маленький шар. Ещё взмах -- огненный. Оба полетели точно на лису, и что-то подсказывало мне -- не спасёт её ошейник от магии бога, но лисица лишь лениво отмахнулась от заклинаний. Разбросанные по разным углам двора заклинания спровоцировали два сильнейших взрыва, от которых заложило уши. Я всё стоял как вкопанный, не решаясь бросится наутёк: всё таки не каждый день увидишь схватку таких сил...

Но была ли у Флёр сила -- я ещё не понимал. Раз она говорила, что сердце даёт её, значит, так и было -- она сейчас была намного сильнее бога смерти. Шакал между тем собрался и, взяв посох за его конец, обернул его вокруг себя, создавая неслыханное по мощности заклинание. От конца оторвался совершенно пустой, прозрачный шар. Но вот то, что происходило в нём, вселяло несусветный ужас в душу любого смертного: в прозрачной сфере не было пространства, которое там должно было быть. Все объекты, которые я успел увидеть сквозь него, были перемешаны, разбиты и исковерканы в свой сущности. Лишь солнце не претерпело изменений, оставшись таким же круглым, как и было, но стало на миг чёрным. И если это была лишь зрительная часть этого заклинания, то воображение отказывалось показывать мне то, что случиться с тем, кто его на себе испытает.

Флёр встретила шар с лёгкой улыбкой и выставленной вперёд ладонью. Он разбился об неё как хрустальное яйцо...

Вот тут-то мне стало не до шуток. Я сразу бросился бежать к окраине города, потому что шакал сразу после неудавшегося заклинания исчез -- очевидно, просто сбежал с поле боя. Где-то позади меня, за спиной громыхнула молния, и вспышка озарила удивлённые лица прохожих, которые смотрели на всё это с улиц своего города.

-Бегите! Спасайтесь! -- закричал я, но слова не возымели своего эффекта. Меня пытались остановить, расспросить, но я расталкивал зверей локтями, удирая из этого города. Земля под ногами дрогнула ещё сильнее -- это ощутили все. Вдруг все, кто был вокруг, закричали что-то, и я поспешно обернулся. Пирамида, в которой хранилась жемчужина, раскололась надвое до самой верхушки и намеревалась обрушиться. Ещё один толчок из-под земли и забор, окружавший двор с ней, обрушился.

Вот тут и началась паника. Все сразу же потеряли всякий интерес ко мне и к пирамиде, и за мною бросилась бежать целая толпа испуганных горожан. Звери вырывались из домов, успев забрать лишь самое ценное, матери тяжело бежали, держа на руках своих малышей. Вокруг меня воцарилась паника, начинался хаос. Несколько самых предприимчивых зверей уже начинали грабить брошенные лавки и магазины, на дороге стали появляться трупы...

Вдруг ещё один толчок заставил всех остановится. Такого сильного ещё не было. Некоторые упали, начали рушиться здания города. Но странное, непонятное чувство страха заставило всех горожан остановится и посмотреть на расколотую надвое пирамиду.

В ту же секунду, как я устремил свой взор на верхушку, её разнесло на мириады мельчайших камней, которые разом накрыли весь город -- от центра, до самых окраин. Самые крупные куски бывшей пирамиды попадали в море и улетели в город, разломав несколько зданий, а известковая пыль, поднявшаяся из-за взрыва, через несколько секунд заволокла весь город.

Кто-то завизжал, но я понял лишь одно -- надо разворачиваться и бежать. Но я был заворожён другим зрелищем: прямо из-под земли, на месте пирамиды вырастал огромный роскошный дворец, сделанный целиком из неизвестного мне чёрного камня. Это было только начало -- огромный длины, его крыша давно покинула пределы бывшего двора и теперь огромная часть города разрушалась из-за идущей снизу опасности.

Вот теперь стоило начинать бежать как от смерти. Развернувшись, я прикрыл нос лапой, чтобы дышать через шерсть, и бросился по улице к границе города. Пыль летела в глаза, с неба до сих пор падали обломки, зачастую довольно большие. На улице царила паника, но некоторые всё равно заворожено смотрели на огромный и роскошный замок...

Наконец я выбежал из центра города и только тогда понял, что теперь можно было бежать спокойно -- пыли не было, а из-за широких улиц толпа не так сильно мешала быстрому передвижению.

Помогать кому-либо я даже не пытался, жертв с каждой минутой становилось всё больше и больше, а мне приходилось постоянно смотреть, чтобы мне на голову не упал какой-нибудь кирпич. И вдруг я увидел, что на окраине города, точнее точно над ней, стоит лисица и делает лапами какие-то пассы, будто поднимая что-то. Сейчас она свела их вместе и медленно поднимала их к подбородку. Обернувшись назад, я увидел, что огромный дворец уже полностью поднялся над землёй. Он был выше пирамиды в двое, и раз в шесть её шире -- с огромным куполом точно посередине. Всё было чёрным -- и ни одного окна. Но как только я посмотрел на Флёр снова, она успела закончить с ним и обратить свой взор на другую часть города -- левую, если смотреть от неё -- часть города, соприкасающуюся с морем. Указав туда пальцем, она легонько дёрнула другой лапой и в том месте, куда она показывала, в одну минуту выросла огромная, чёрная и высоченная башня, украшенная множеством шипов и бойниц. Она поднялась сразу же -- меньше чем за минуту и с неё долго осыпался песок и разные тела. На них Флёр конечно было наплевать.

Я продолжал бежать со всех лап, иногда оглядываясь назад. Феланокс рушился весь, до основания. За моей спиной поднялась вторая такая башня, но уже с другой крайней точки города и моря. Жители бежали вместе, но всё равно -- я был буквально первым -- все остальные были за мной. На окраине города только-только начинали догадываться о происходящем, некоторые просто запирались в домах. Некоторые охранники наоборот бежали назад, к пирамиде, будто не понимая, что происходит, и тем самым создавали ещё большую панику и хаос. Лишь меня это не затрагивало -- я опережал всю толпу шагов на тридцать, если не больше.

Неожиданно за спиной появилась вторая пара башен -- теперь они появлялись по двое, но вместе с ними вырастала и огромная чёрная стена, отделяющая город от пустыни. Паника усиливалась.

Но вдруг меня кто-то похлопал по плечу, и сразу же прицепился к жилетке. Развернувшись, я приготовился дать обидчику отпор, но увидел лишь испуганную тигриную морду. Не думал, что отыщу его, но Ракшас отыскал меня сам.

-Ренар! -- начал было он, но я уже сбил дыхание и заплетающимся языком попытался ему ответить:

-Ракш, по дороге объясню! Бежим, бежим! Всё что угодно, не оставайся здесь!

-Границы города! По ним вырастает огромная стена! -- закричал он, но всё же побежал вслед за мной.

-Значит надо успеть убежать из города! Быстрее!!!

Тигр рванул вслед за мной. Он побежал даже быстрее меня и тоже непрерывно смотрел на небо. Не прошло и минуты, как он увидел над городом и Флёр.

-О чёрт, это она устроила!?

-Похоже на то, беги! -- кричал я.

-Неужели это всё из-за меня? -- зачем-то спросил Тигр, но я оставил его вопрос без ответа. Я, собирая все свои силы в кулак, бежал из последних сил, Ракшас -- побыстрее, но постоянно притормаживал, чтобы я не отставал. Мне пришлось изрядно поднатужиться чтобы выдержать этот бешенный темп и мы с Ракшасом смогли выбежать из города первыми, вместе с десятком

Самых быстрых горожан -- в основном, правда, гепарды. Но были и исключения. Когда за нашими спинам земля взорвалась, и вырвалась одна из чёрных башен -- на её крыше оказался не один десяток зверей, среди которых были самки и детёныши. Вместе с пологой чёрной крышей к небу понеслись горожане. Большинство успело слезть с возвышающейся крыши сразу, но некоторые, уцепившись за выступающие архитектурные излишества, пытались сохранить свою жизнь так. Я рванул ещё быстрее, но Ракшас резко развернулся и побежал к подножию башни.

-Ракш, стой! -- закричал я, останавливая тигра, -- Времени на геройства нет!

Но полосатый толи делал вид, то ли действительно меня не слышал -- вытянув лапы вперёд, он стал бегать под башней, и неожиданно прямо на него свалилась какая-то незнакомая, юная лисичка. Она уже распрощалась с жизнью, падая с огромной высоты, но её спас мой новый друг. Поставив её на лапы, он уверенно потащил её за собой, спасая от неминуемого заточения в стенах образующейся цитадели. Я к тому времени успел выбежать из города -- слева и справа от меня появились последние две башни, между которыми образовались створки гигантских ворот. У них, несмотря на размер, началась паника, сильная давка, в которой Ракшас умудрился потерять свою новую избранницу, но благодаря этому успел выбежать сам. Через ворота спаслось совсем немного зверей -- Флёр хлопнула в ладоши, и они с сильным треском захлопнулись, запирая всех жителей бывшего Феланокса в западне. Лисица медленно и надменно развернулась в воздухе лицом к беженцам, но предпринимать ничего не стала. Сотня спасшихся спокойно разбежались по пустыне, обречённые на медленную, голодную смерть. На много миль вокруг Феланокса невозможно было встретить никого, кроме редких караванов...

Понимая это, я остановился перед аллеей, ведущей к уничтоженному городу. Обернувшись назад, я увидел только чёрные монолитные стены с огромным дворцом посередине. Рядом со мной остановился Ракшас и тоже оглянулся.

-Чёрт меня дери, что это было? -- задал он риторический вопрос. Огромный, цветущий город в одночасье превратился в чёрную цитадель, бастион высшей силы, и одновременно с этим -- в тюрьму для тысяч совершенно невинных зверей. Это с трудом укладывалось у меня в голове, но хуже всего было непонимание того, что же собственно произошло в тот миг, когда меня и сильнейшего бога смерти вынесло из пирамиды вихрем сильнейшей магии. И была ли это магия вообще?

-Лис! -- Ракшас потрепал моё плечо, но я не реагировал на него. Я смотрел на Флёр, которая стояла на огромной высоте в воздухе и смотрела вниз. На нас.

-Ты не тот... -- как-то неуверенно сказала она со своего положения. Несмотря на то, что между нами было довольно большое расстояние -- всё было отлично слышно.

-Ренар, по-моему, она... -- начал Ракша, но сразу же перед нами появился Селкер и закрыл нас своим плащом. Через всё тело пробежала волна дрожи, я услышал какой-то взрыв, а потом шакал позволил нам встать. Мы оказались на том самом обрыве, на котором мы с ним впервые поговорили...

-Какого чёрта ты туда полез!? -- закричал на меня бог, оправляя свою мантию, -- Что!? Ты!? Там!? ЗАБЫЛ!?

Мне сразу же стало страшно -- бог лёгко внушал мне страх перед собой, но я как мог не показывал его. Я пятился к краю обрыва.

-Я не понимаю о чём ты... -- начал было оправдываться я, но бог спокойно прочёл все мои мысли как открытую книгу:

-Идиот! Ничего другого я о тебе не скажу, никогда! -- Он бросился к краю обрыва, но остановился у самого края, -- Ты хоть понимаешь, что ты натворил!? Просто дотронуться до этой жемчужины не может вообще никто -- даже я! -- он резко повернулся ко мне и Ракшасу, -- Это конец...

-Объясни, что произошло, наконец... -- устало сказал Ракшас и чуть поклонился Шакалу, закрыв глаза, -- И спасибо за спасение... Я честно не знаю, как тебя называть и кто ты...

Шакал дёрнул ушами и чуть успокоился.

-Я Селкер-Ари. Покровитель Шакалов, Лис, Волков и Собак, и вообще всех собачьих. И бог смерти... -- Скромно добавил он, отчего у Тигра расширились глаза.

-Селкер, прошу, объясни что происходит... -- устало попросил я, понимая, что у меня вот-вот начнёт болеть голова от постоянного воздействия бога.

-Ничего себе...

-Ракшас, помолчи! -- крикнул я, -- Ну бог смерти, ну стоит, ну потрогай его, он вполне себе осязаем! -- я уже сорвался.

-Ренар, это лучше ты помолчи, -- поставил меня на место Селкер.

-А кто сделал тебя главным!? -- наехал я на него, на что он спокойно отреагировал.

-Лучше тебе не знать.

-Что ещё мне лучше не знать, говори сразу... Но я хочу знать одно -- что случилось с Флёр и почему даже Т не можешь её остановить? Какого чёрта произошло, что случилось со всеми, кто оказался в городе... -- Я остановился, переводя дыхание -- вопросов накопилось слишком много за слишком короткое время.

-Всё до идиотизма просто, мой рыжий друг, -- начал шакал, -- Твоя подружка поучила несметную силу, больше моей в два раза. Это конечно невозможно, но теперь она далеко не Флёр, которую ты помнишь. Так что я тебе советую сразу забыть о ней и не вспоминать, потому что теперь твоя жемчужина -- недоступна. Никак.

-Объясни почему... -- попросил я, устало садясь на поваленное дерево. За небольшим лесом слышался негромкий шум и гам -- Клан Лис продолжать жить своей обычной размеренной жизнью. Шакал глубоко вздохнул.

-Тот... Демон -- он не хочет, чтобы его трогали, беспокоили. Вообще. Просто любое желание, которое ему загадывают -- это нарушение времени, которое он хранит. Желание должно быть достойным. Желающий тоже должен быть достоин того, чтобы он исполнил его... И прочее, прочее, прочее....

-Что прочее, Селкер? Что происходит!? -- я уже расплакался и хотел было вцепиться ему в грудки... Но Шакал лишь отмахнулся от меня и закрылся плащом:

-Смирись с тем, что ты потерял не только свою жену, но и её. Флёр ты уже не вернёшь.

С этими словами Селкер растворился в воздухе. Я сел на поваленное дерево и вцепился в уши, оттягивая их до сильной боли и скуля, но это помогало слабо. Смириться? Шакал предлагал мне смириться с тем, что Флёр жива, но я больше никогда её не увижу и не услышу?

Передо мной появились чёрные полоски на рыжем фоне -- это я уткнулся Ракшасу в живот.

А может и смириться. А может и оставить всё как есть, в конце концов -- какая разница? Эмерлины нет, и жить мне как-то не особо хочется... Теперь. Когда Флёр мне уже ничем не поможет. И что с ней случилось? Удя по словам шакала -теперь жемчужина не поможет мне вернуться во времени... Флёр, похоже не даст с собой просто так поговорить.

-Ракш... Ты, наверно, можешь остаться в клане, если хочешь.

-Остаться где? Ренар, где мы вообще? -- взволновано спросил тигр.

-В клане. Мы сейчас в нём, и в принципе можем дойти до замка... Комнатку я тебе найду...

-Я вообще-то не очень осёдлое существо, лис...

-Но...

-Но пару месяцев у тебя поживу, Ренар, -- сразу же сказал Ракшас, -Могу даже... поготовить для тебя что-нибудь, я вижу ты у нас хороший любитель плотно покушать...

-Флёр просто обалденно готовила... -- тихо прошептал я и решительно встал с бревна, -- Пойдём, Ракш, познакомлю тебя с кланом.

Мы вышли из лесочка и пошли с ним по новой территории клана. Проходя через поселение клана с маленькими, уютными домиками, Ракшас только и делал что восхищался их уютом и комфортностью. Как истинный кот, он отметил, что главное не размеры и роскошь, а комфорт и уют в доме. Мне было плевать на его разговоры, пока я тащился к моему замку. Иногда ко мне подбегали обеспокоенные жители, иногда командиры и даже некоторые члены большого кланового совета. Всех их интересовал один единственный вопрос -- куда пропала Флёр. Не то что бы они сильно по ней скучали, но было видно, что не хватает им её строгости. Пока эту пару недель кланом правил Арен -- все приуныли и наши дела медленно пришли в несильный упадок. Оно и понято -Арен не мог справится сразу с королевской гвардией и целым кланом одновременно. Несмотря на то, что при короле у него был не один заместитель, а в клане главным был он и только он -- все шишки валились на него.

Мы дошли до замка, и я нашёл Ракшасу уютную комнату и попросил его остаться хотя бы до утра, когда я смогу оформить его на постоянное пребывание в клане.

Так и прошла неделя. Я даже не вылезал из своего замка, снова впав в депрессию, и днями сидел у камина, выпивая лучшее вино из своих запасов. Видя это, Арен не стал перекладывать на меня обязанности руководителя клана, хотя сам потихоньку сходив с ума от огромного количества работы, выпавшей на его долю. Фактически кланом правил большой совет и главным считали меня -- так велела Флёр.

И каждый день меня мучили вопросами о ней, предлагали спасти, но я лишь лениво отмахивался, а то и вообще не слушал. Но вот единственный, кто не сдавался в этом плане был... Ракшас. И однажды, когда я в очередной раз отбился от нападок со стороны соклановцев, тигр подошёл ко мне и сел в кресло напротив меня. Долго молчал, глядя как и я на огонь, но вдруг заговорил так громко, что я чуть не выпрыгнул с кресла.

-И долго ты собираешься так сидеть?

Кое-как уняв дрожь в лапах после такого испуга, я успокоился и с трудом смог ему ответить:

-Сколько надо... Скорее всего всю жизнь.

-А как же твоя жена и Флёр? -- не прекращал тигр.

-Да никак, Ракшас, отстань, -- снова стал отмахиваться я.

-Никак, да? Ты по ней скучаешь! -- настаивал он.

-Я ей вообще не нужен. У неё теперь совсем другая жизнь, в которой ей никто не нужен.

-А она уж точно скучает по тебе, Ренар! -- он встал и подошёл ко мне не с самыми добрыми намерениями.

Подняв глаза на тигра, я увидел, что тот довольно нагло улыбается. Решимости в нём было хоть отбавляй.

-Я знаю, кто нам поможет...

-Да ты что? И кто же?

-Сам подумай. Ты общаешься с БОГАМИ как со старыми знакомыми, хамишь им и делаешь одолжения...

-Селкер? Да иди ты... -- устало сказал я, отталкивая тигра, но тот только наклонился к моему уху:

-Фа...

Оборвав его на первом слоге, кто-то распахнул главную дверь ударом ноги. В главный зал влетел Арен, злой как тысяча пчёл, которых только что лишили улья. Его белоснежный плащ еле поспевал за его стремительными движениями, то и дело поднимаясь параллельно полу, а сам лис выглядел крайне рассерженным.

-Ренар я так больше не могу! -- показав на меня пальцем, с порога начал он, -- Либо ты возвращаешь Флёр на её законное место, либо управляешь кланом сам, либо убираешься восвояси! Ты и так однажды взвалил на меня охрану целого королевства, но нельзя всё время спихивать свои обязанности на кого-то другого! -- Одним движением он отцепил плащ и сбросил его со своих плеч. На нём остался только пояс, который он носил постоянно. Так, совершенно голым, он подошёл ко мне и Ракшасу, ткнув полосатого в нос.

-И я знаю, что ты сделал с Флёр! -- крикнул он ему в морду, -- Твоё счастье, что сейчас её здесь нет, иначе бы я сунул тебя кое-куда головой вперёд! -- И неожиданно для меня лис оскалился и зарычал на него. Тигру это показалось смешным, хотя я понимал, что так рычат только лисы, пусть и довольно... пискляво.

-Слушай, она сама предложила, да и к тому же... -- он начал было оправдываться, но вдруг получил по морде. Отойдя на пару шагов, он ошалело посмотрел на Арена. Лис, превышающий его размеры раза в два, накачанный и очень сильный уже совсем обезумел от своей ярости, и надвигался на Ракшаса. Тигр тоже был очень силён, он демонстрировал мне это несколько раз, но против такого лиса как мой лучший друг ничего не мог.

-Я порву тебя на шкурки... -- прошипел сквозь зубы лис, приближаясь к тигру.

-Арен, остановись! -- я вскочил с кресла, боясь за полосатую шкуру моего друга, -- Поверь, ему и так уже досталось! -- Я встал между ним и тигром, но Арен оттолкнул меня в сторону одним движением лапы. Его глаза сфокусировалась на шее Ракшаса, но тигр неожиданно рванул прямо на него и ловко перепрыгнул лиса, оставив его с носом.

-А ну стоять! -- со всей своей властностью рявкнул Арен и побежал за ним. Вслед за ним я выбежал из своего замка и погнался за парочкой в лес. У тигра только пятки сверкали, а Арен почти сразу перешёл на четыре лапы, удвоив свою скорость. Где-то на опушке он нагнал тигра и уверенно повалил его, но он уже не был Арен. Я попытался оттащить его с отчаянно брыкающегося Ракшаса, но лис огрызнулся на меня, отбросив в сторону. Силы были явно не равны, и мне ничего не оставалось, как издать высокий гортанный звук, на который я был способен как Лис. Арен узнал его -- так наши предки вызывали друг друга на бой.

Арен дёрнул мордой, смотря на меня, но как только увидел своего старого друга, разочарованно потупил глаза и довольно рыкнул. Понимал, что всё равно победит. Тигр стал ему не интересен, и он отпустил его. Ракшас остался лежать на земле, наблюдая за ревнивым мужем. Арен в свою очередь разворачивался ко мне и готовился к прыжку. Но вдруг где-то глубоко в лесу раздался спасительный для меня свист. Дёрнув ушами, Арен развернулся и на четырёх лапах убежал в сторону звука.

От пережитого страха у меня подкосились ноги, и я с трудом добрёл до ближайшего дерева, опершись на него спиной. Ракшас быстро поднялся и подошёл ко мне.

-Откуда он узнал? И какого чёрта она не говорила мне, что у неё такой муж?

-Она не говорила? А я не предупреждал тебя, что я переживу тебя?

-В каком смысле? -- не понял тигр.

Я оттолкнул его и подошёл к тропинке, по которой убежал одичавший в одночасье начальник королевской стражи. Я сразу же взял курс обратно, на замок, благо до него было недалеко. Тир старался не отставать:

-Эй, ты куда?

-Надо сказать совету... и сказать эвам чтобы поймали его!

-Ты уверен, что это необходимо? Может, обойдётесь? Он и так свой родной дом обрёл!

-А кто стражниками командовать будет!? -- парировал я.

Быстро добежав до замка, я отдал все нужные указания стражникам клана и побрёл на самую высокую точку замка, чтобы наблюдать за поимкой лиса. Выйдя на балкон, я взялся за перила и оглядел раскинувшийся под моим замком огромный лес. Конечно его не было видно, но от распиравшего меня азарта, я решился крикнуть на всю округу:

-Селкер!!!

Мой крик разнёсся по всему клану, почти все прохожие повернули головы и остановились, смотря на меня. Я свесился с края балкона, смотря вниз, ожидая что там появится чёрный шакал в потрепанной старой мантии цвета детской неожиданности, но голос сзади меня доказал мне что ждать долго не надо. Боги действительно спускались, чтобы поговорить со мной с глазу на глаз.

-Не стоит так орать. Ты у меня особый клиент, так что приду... когда это будет нужно.

-Ты не поверишь, но я впервые РАД тебя видеть! -- съязвил я, даже не поворачиваясь к нему. Я видел и так, что шакал расположился в небольшом шезлонге, который очень любила Эмерлина, -- Любишь комфорт?

-И уют. Я чувствую, что ты не хочешь чтобы я сидел на это месте... -- он был прав. За оскорбление памяти моей жены я очень хотел набить ему некоторые мягкие места, но помня чем всё это закончится, развернулся в нему, прыжком усевшись на перила лоджии.

-Нет, можешь сидеть. Если чувствуешь, то может, сразу ответишь мне на все вопросы?

-Я предпочту обычное общение, лис.

-О ком говорил Ракшас? -- задал я первый вопрос.

-Кто такой Ракшас? -- наивно поинтересовался шакал, крутя в лапах свой посох. Скрестив лапы, он расслабленно валялся на шезлонге как последний смертный.

-Тот тигр, которого ты спас вместе со мной. Не прикидывайся, я знаю, что ты знаешь всё, -- я постарался прибавить жёсткости в голос.

-Прости, кошачьими не интересуюсь, -- лениво отвечал мне Селкер, -- Я могу идти?

-Нет, не можешь! -- крикнул я, но он обратил на это внимания меньше чем на шелестение листьев, -- Он говорил о ком-то, кто может помочь мне! О ком-то...

-Кто тебе ещё поможет, кроме меня, лис? -- самодовольно отвечал он, запрокинув морду назад, -- Никто, конечно... а я помогать тебе не буду, потому что не послушал меня в самом начале...

-Теперь-то я тебя послушал, бог ты хренов!

-А почему бы тебе самого Ракшаса не спросить об этом, а?

-Мне интересно получить ответ от тебя. Ты же знаешь кого-то ещё, я точно знаю... О ком-то на буквы Фа...

-Фа? Ты что, об этом выскочке?

-О ком? Я вообще никого не знаю, но хочу! Скажи мне! Хочешь, паду ниц и помолюсь? -- теперь пришла моя очередь язвить.

-А лапку поцелуешь? -- Селкер перебрал когтями на задней лапе, которая торчала из под его мантии. Оглядев её, я понял, что к такому я не готов, пусть он хоть три раза бог.

-Не дождёшься, -- хмуро ответил я и отвернулся. Сзади меня раздался глумливый смех, а потом Селкер опёрся на посох и одним движением встал с насиженного местечка.

-Он говорил о покровителе всех кошачьих, лис. Стыдно богов не знать.

-Я не особо верующий. Я и в тебя-то не верил, пока не увидел во плоти.

-Ну ничего, скоро все узнают, кому надо... вот я вам устрою...

-А я всё равно не буду знать. Мне не надо.

Шакал хмыкнул позади меня и стукнул посохом по плитке на лоджии. Тут же раздался лёгкий хлопок и удивлённый голос рядом со мной:

-Какого беса рыжего, Ренар?

-Скорее чёрного, Ракшас... -- я кивнул через плечо на шакала.

-Оу... -- потянул тигр, -- Я же говорил что ты с богами на «Ты».

-Это ему ещё аукнется, Ракшас, -- пообещал шакал,- Ну что, готовы оба?

-Готовы к чему?

-Готов...

Вспышка, звон в ушах... и необычайная усталость. Будто я несколько часов плавал в молочно-белой пустоте, болтаясь в ней как кукла. Ракшас, похоже, ощущал тоже самое.

-А нельзя было как с плащом, а? -- недовольно пробухтел я. Селкер, судя по виду, ощущал себя более чем хорошо.

-Слишком интимно, господа. Прошу за мной.

Выступив вперёд нас, шакал уверенно пошёл по извилистой тропинке среди сплошных джунглей, в которые он нас перенёс. Многовековые деревья возвышались над нами на сотни, если не тысячи футов, переплетаясь между собой огромными, толстыми лианами. Что это за место я не знал, и не особо хотел узнавать, но оно меня поражало до глубины души. Здесь всё было огромным, высоким и на редкость живым. Мой замок в дереве казался образцом издевательства над природой, здесь же всё было естественно. Город кошек...

Я заметил обителей не сразу -- казалось все попрятались, как только мы здесь появились, но потом я увидел несколько любопытных морд, косящихся на нас с огромной высоты. Рыси, тигры, леопарды, простые коты... Все они спокойно перебирались с ветки на ветку, прыгая и ходя по огромным лианам, которые даже не качались и не шевелились, когда на ней умещалось по два-три жителя. Постепенно начинались и жилища -- сделанные прямо на деревьях, висящие или собранные прямо на огромных ветвях. Ярусы... Вот как всё тут было устроено. Город не располагался на земле одним ярусом -- их было много, даже очень. Это производило огромное впечатление на меня, но не на Селкера или Ракшаса. Первый, естественно всё это уже видел, а тигр воспринимал это как естественное положение вещей. Но я не мог закрыть пасть от изумления -- как удивительно всё было устроено. Дорожка на земле была только одна -- по ней-то нас и вёл Шакал. Что меня удивляло -- его тут явно знали. Некоторые замирали, смотря на него, некоторые просто прижимали голову к любой поверхности, которая оказывалась у кошек под ногами, некоторые в страхе убегали. С не меньшим удивлением смотрели и на меня -- явно не очень хотели видеть в своём городе пса, а уж тем более лиса. И как только стало светлеть и стало ясно, что лес вот-вот закончится, шакал повернулся к нам.

-Вы всю историю знаете? -- спросил он.

-Я её вообще не знаю, так что рассказывай.

-Значит, слушай внимательно. Сначала был я. Первый бог среди всех зверей. Кто меня сюда послал я вам не скажу, скажу лишь что сила, которой обладает Он, способна разрушать не то, что миры -- галактики. Галактика, Ренар, это бесчисленное количество солнц, вокруг которых крутятся планеты типа этой... -- пояснил шакал, заметив мой недопонимающий взгляд,- Ну ладно, не будем углубляться в астрономию с философией, оставим всё как есть. Но я не обладаю и сотой частью той силы. Так вот я на этой планете... в этом мире, Ренар, не много не мало две тысячи лет. Если бы ты поинтересовался, который сейчас год, то узнал бы что две тысячи восьмой, и мне ровно две тысячи восемь лет. Но мне было немного лень управлять всем этим делом в одиночку, поэтому уже через восемь лет я нашёл одного мага и предложил ему стать богом. Он согласился, но я поставил условие -- тысячу лет без магии вообще. Ни одного заклинания, ни одного пасса, ни вообще ничего. Поначалу я хотел, чтобы он и молчал тысячу лет, но понимал, что так недолго и свихнуться от скуки. В общем, он, как маг, был уже бессмертным, и спокойно прошёл это испытание. Вёл себя как обычный зверь, успел даже пару семей завести... В общем, сейчас он бог. Такой же, как и я, только по кошкам.

-И бог смерти тоже? -- вставил вопрос я.

-Нет, это только моя прерогатива, -- довольно ответил Селкер и вывел нас к огромному дворцу прямо посреди леса. В шикарном задании было что-то и от моего замка и от цитадели, созданной Флёр. От лисицы дворцу досталась архитектура, а от меня -- природное происхождение. Весь огромный замок был покрыт растениями и дикими лианами, опутывающих его в диком порядке. Перед дворцом, по всем законам жанра, был забор и ворота с двумя спящими охранниками из смертных. Мимо них мы прошли вообще без проблем -- Селкер продлил их сон ещё на пару часов. Зато во внутреннем дворе я понял, зачем они были нужны -- всё было вытоптано. Кто-то явно хотел сделать себе большую красивую лужайку, а вместо этого получалась только голая поляна с редкими кустиками травы, которые старательно оберегались. Двор не был таким большим, как перед пирамидой, и мы быстро дошли до большого входа. Рядом с ним стояла глумливая табличка с большой красной надписью: «если вы пришли просить чего-либо -- ударьтесь головой об стену. И помните -- чем сильнее удар, тем больше вероятность того, что ваши желания сбудутся!». Чувству юмора оставалось только позавидовать, потому что рядом с надписью оставались засохшие следы крови...

Селкер подвёл нас к самой двери и пропустил вперёд.

-Ну-с, господа, моя миссия на этом закончена?

-Подожди, а ты нам не поможешь? -- всё-таки с ним я был знаком куда лучше, чем с неизвестным мне богом-котом. А вдруг тот окажется ещё большим...

Селкер пригрозил мне кулаком за такие мысли и с размаху ударил торцом своего посоха в дверь. Удар произвёл сильнейший звук и потом шакал отошёл на два шага назад, будто хотел спрятаться.

Внутри замка послышалось глухое шипение, перемешанное с рычанием, и какие-то неуверенные шаги. Ещё один звук -- явно магией отперли гигантский засов на двери. Потом гигантская створка удивительно мягко и легко приоткрылась и в образовавшуюся щель просунулась побитая, нечесаная морда тигра с кисточками на ушах.

-Мяу?

Я и Ракшас опешили, но тигр сообразил первым:

-Мяу! -- крикнул он с довольной улыбкой.

-Эээ... Мяу... -- тихо сказал я, понимая что любой лис засмеёт меня за такое приветствие.

Морда зажмурилась, разглядывая нас, а потом устало полезла внутрь.

-Смертные. Ну сколько можно, табличку же повесил...

-Фаэрт.

Селкер строго выступил на шаг влево, оказавшись в поле зрения тигра. Тут же его морда преобразилась и уши встали торчком.

-О, кто пришёл! Давно не виделись... Подожди, я только в порядок себя приведу...

Дверь захлопнулась.

-Он всегда не в порядке... -- посетовал Селкер, но тут же обе створки распахнулись на всю ширину и перед нами предстал покровитель всех кошачьих во плоти. Им оказался довольно большой, мускулистый тигр с выразительной мордой и довольно чёткими кисточками на ушах. Сравнив это с образцом тигра -- Ракшасом, -- я понял, что что-то в нём не так и на обычного тигра бог не тянет.

-Приветствую! -- крикнул он, разводя лапы, -- проходите, если вам надо, но у меня тут... немного неубрано.

Заглянув за Фаэрта, я понял что «немного» -- это сильное преувеличение. Исключая тот факт, что даже внутри его замка росли эти огромные лианы, в главном зале валялось такое огромное количество всевозможно барахла, что создавалось впечатление, будто всё ненужное в этом городе, попадало в этот зал. Барахло в замке Фаэрта местами концентрировалось настолько, что собиралось в огромные, зачастую неприступные, горы. Аккуратно войдя внутрь, я тут же споткнулся об какую-то странную, изогнутую железку, выкрашенную в красный цвет. Она представляла собой букву С, с одной стороны которой располагался большой винт, закручивающийся до другого конца железки.

-Эм, прости, Ренар, это... -- тигр быстро наклонился и подобрал железку,- Я так и не понял что это. Какой-то инструмент, судя по всему, но зачем он нужен, я не понимаю...

Фаэрт развернулся и кинул железку в другой конец зала, где она вызвала небольшой обвал. Прижав уши от грохота, Я и Ракшас поклонились тигру. Ракшас заговорил первым:

-Это честь для меня, приветствовать тебя, великий...

-Для меня это честь не меньше.

-А, Ренар, Ракшас, перестаньте... Это вон можете этому кланяться, мне не надо.

-Забыл, как меня зовут, божество? -- строго спросил Селкер, но тигр нашёлся что ответить:

-Тебя попробуй забыть, а то ещё явишься во сне.

-Надо же. У тебя всё ещё есть сны...

Фаэрт проигнорировал его замечание и вернулся к нам, смертным.

-Я вижу, что вы пришли за помощью. Ты! -- он указал на меня пальцем, -- Тебе-то помощь и нужна, и явно не простая, раз ты уговорил бога смерти провести тебя ко мне.

-Он сам не соглашается...

-Значит он просто не может этого сделать... Подожди.

Прищурившись, тигр посмотрел на мой лоб, а через секунду я понял, что он уже всё знает. Отойдя на пару шагов от меня, он с испугом уставился на меня, а потом на Селкера.

-Сердце... неужели это действительно случилось? -- тихо спросил он у бога смерти.

-Да, и на этот раз всё крайне сложно. План я оставляю на вашей совести. Придумывайте что хотите, а пока... В общем этот, -- пренебрежительный кивок в мою сторону, -- знает как меня позвать.

-Крикнуть погромче?

Дав мне лёгкий подзатыльник, шакал снова исчез и явно появляться больше не собирался. Тигр между тем отвернулся и пощёлкал пальцами, разгребая себе дорогу в слое хлама, покрывающем пол его дворца.

-Отдохните наверху, если хотите. Мне нужно подумать над твоим предложением, Ренар...

Он удалился, и мы остались с Ракшасом одни посреди огромного особняка бога. Ракшас от этого пришёл было в восторг, но быстро угомонился, спросив у меня:

-Слушай, а чего ты ему предложил-то?

-А вот чёрт меня знает...


Ошейник для Лисицы 2. Глава двадцатая. Самые грандиозные планы.


Торжественно пообещав что-нибудь придумать, бог всех кошек удалился в самую высокую часть своего дворца, где, скрестив лапы в непонятном положении, уселся и заснул. Я так подумал, потому что он закрыл глаза и не шевелился, более того не реагировал ни на какие позывы проснуться. То что он о чём-то размышляет верилось с большим трудом.

В общем я остался один на этот раз в огромном замке, полном всевозможных артефактов. Ракшас отказался погулять, нашёл себе место помягче и потеплее и улёгся спать. Я же тем временем решил побродить по городу, который расположился вокруг прибежища всяческих паломников. Но сначала мне предстояло найти совсем не короткий путь из замка - а он был не проще моего собственного, за исключением того, что в моём замке всё устроено куда более логично.

В замке, или точнее сказать во дворце, Фаэрта бардак творился не только на полу но и в головах архитекторов, которые возвели это сооружение. В частности первое, что было мною отмечено - полное отсутствие коридоров. Только залы и комнаты, сложенные в бесконечную мозаику гигантского многоэтажного лабиринта. Петлял по комнатам я довольно долго, пытаясь найти хоть один указатель, но натыкался лишь на горы всевозможного мусора, зачастую очень интересного. Нашлась даже горка артефактов для воров - по счастью у меня их было куда больше и они были эффективнее, чем те, которые я нашёл у тигра.

К счастью я не страдал пространственным кретенизмом, бьющее в окна солнце подсказало мне верный путь, и наконец я встретился с главным выходом и двумя сонливыми охранниками. Ленивые кошаки спали даже днём и опять же не создали мне никаких проблем - я вернулся в странное царство кошек и чужих законов. Во мне снова заиграло лисье любопытство: уж очень захотелось мне узнать этот город поближе, выучить его порядки, понять чем он живёт и вообще как.

Первое, что бросилось в глаза - отсутствие какого-либо центра или площади. По крайней мере на земле. Снизу были заметны некоторые сборища жителей, но то были какие-то мелкие магазинчики или собрания. В городе не было никакой централизованной власти, никаких стражников - это безмерно веселило меня как вора, но некоторых вооружённых и подготовленных воинов я всё-таки встречал. То, что они что-то охраняли, было видно с первого взгляда.

Но как бы я не старался рассмотреть город снизу, сверху всегда было интереснее и живее - на землю, то есть ко мне, почти никто не спускался. Но и подняться было делом нелёгким - естественно я не нашёл ни одной лестницы или площадки, где можно было спокойно подняться хотя бы на фут от земли. Но я всё-таки не спроста вор.

Я нашёл какую-то толстую лиану, опускающуюся почти до земли и смог залезть на неё. Далее пришлось опуститься на четыре лапы и, перебирая ими, забраться на соседнюю, потом ещё на одну и ещё на одну - и вот я уже на порядочном расстоянии от земли. Жители города, которые видели меня, только удивлённо подняли брови. Ещё бы - без нормальных, острых когтей ни одной собаке просто так не забраться на такую же высоту, и я почувствовал себя первопроходцем. Как я выяснил - я забрался на первый ярус города, всего их было восемь. Жители, хоть были немало удивлены, оказались вполне дружелюбными и даже показывали как мне можно было забраться выше. Ещё я смог хорошенько рассмотреть самих обитателей вблизи - проживание в таком городе предполагало большие физические нагрузки, поэтому не было ни одного толстяка или слабого - всё были отлично сложены и развиты, несмотря на беспробудную лень. То и дело встречались мне висящие хвосты и спящие кошки. Дневной сон был обязательной частью каждого дня для каждого гражданина. Я как раз попал в окончание тихого часа, но спящих никто не будил - только если они были кому-то нужны. В таком темпе и текла жизнь в этом городе, и потихоньку я вникал в неё, как дикий лис в ещё необжитую нору.

И как бы я не хотел оставить о себе хорошее впечатление у жителей этого чудесного города, своим любимым делом я захотел заняться на автомате - всего пара подрезанных кошельков меня не удовлетворила, горожане при себе денег особых не держали, зато в домах я зачастую видел довольно большие богатства. Всё-таки я был хорошим вором, поэтому пробраться внутрь какого-то дома не составило труда - не составило труда и вынести оттуда пригоршню алмазов. Но больше всего меня удивило - никто меня не преследовал. А я это сделал среди бела дня.

Я некоторое время стоял прямо на "улице", сплетённой из толстых лиан, ожидая что кто-то окрикнет меня или хотя бы потребует вернуть. В голову закралось подозрение, что меня могут и просто пристрелить - мало ли какие здесь порядки! Но ничего не происходило. Сунув россыпь алмазов в карман, я отправился дальше, таинственно озираясь по сторонам - не следит ли кто за мной?

Но у кошек всё строилось несколько иначе, чем у нас - атмосфера всеобщей свободы и безмерной лени царила п