Хеллфайр
«Фуртастика: "Свободный ветер"»
Скачать
#фентези #фантастика #приключения #магия #динго #NO YIFF #насилие #тавр #MLP #лис #копытный #конь #единорог

Остров Изумрудный. Когда-то он и вправду казался драгоценным камнем, парящим высоко над водой. Но в том-то и дело, что зеленел Изумрудный очень давно, ещё тогда, когда юный Вильям Аннаэр ди-Срогг вместе с братом, матерью и отцом сидел на расстеленной по земле простыне и смотрел в ночное небо. Они вместе пили чай со свежими ягодами и печеньем, болтали и шутили, оговаривали повседневные дела. Да слушали рассказы отца о том, как он на своём "Искателе" облетал далёкие земли, развозил товары, удирал от пиратов, любовался красотами природы... И наслаждался вольным ветром, так приятно лохматящим шерсть.


По правде говоря, лисы из рода Аннаэров не были Вильяму прямой роднёй. Просто однажды им под дверь подкинули завёрнутого в грязную тряпку жеребёнка, совсем маленького пони-единорога голубовато-серого окраса со светло-серой гривой и светло-серым хвостом. Сразу нужно сказать - обычный цвет, особенно если учитывать, что у большинства пони «палитра» совершенно разнообразна и удивительна. Малыш не был наделён ничем примечательным и даже несколько недотягивал в весе до средних показателей детёнышей своего вида, однако что-то в нём растопило сердце старого Джорджа Аннаэра и тот согласился оставить жеребёнка в своей семье. Хотя для бывалого воздухоплавателя в те времена было тяжело прокормить даже собственного сына... Но времена вскоре наладились и оба детёныша Джорджа ни в чём не нуждались. Даже в образовании - хотя пони на Изумрудном мало, а единорогов и вовсе раз-два и обчелся, Джорджу удалось договориться с одним пегасом об обучении Вильяма. Его взрослая дочь-единорог согласилась научить Срогга некоторым магическим премудростям. И да, довольно странная приставка «ди-Срогг» дана жеребцу вовсе не случайно - именно такая фамилия, правда, в немного удлинённом варианте, была у прабабушки Джорджа до её выхода за лорда Кларка Аннаэра.


Льюис, брат Срогга, рыжий лисёнок с белой грудкой, белыми ушками и белой полосой на хвосте, не испытывал к жеребцу никаких негативных чувств и всегда считал его родным. Нет, в их отношениях тоже имело место то детское соперничество, что характерно для всех детёнышей, однако это было именно соперничество, а не вражда, зависть или обида. От родителей они пользовались одинаковой любовью, в небольшой школе Изумрудного успешно обучались на высшие отметки, а уж рассказы отца всегда слушали вместе во все четыре уха. Иногда Вильям испытывал на брате свои магические способности, кои у него очень сильно развились в области левитирования предметов, так что Льюис по нескольку минут проводил в воздухе, удерживаемый магией жеребца. Жизнь налаживалась. Джордж Аннаэр получал всё новые заказы, «Искатель» летал во все концы Акватории, развозя товары в различные государства. И хотя работа в воздухе осложнялась как природными, так и не совсем природными пакостями - так говорил сам лис - всё-таки «Искатель» всегда возвращался к воздушным верфям Изумрудного в целости и невредимости.


Так было до тех пор, пока Морская Империя, могучее государство, раскинувшееся на просторах единственного материка Акватории, не начала утолять свои растущие амбиции. Остров за островом переходили под контроль Империи, либо добровольно, либо под действием экономического давления, а кто-то подписывал пожизненное рабство под дулами орудий. Никто не мог перечить воле материка, ибо Союз Свободных Островов тогда ещё и не существовал, а в одиночку никто не решался спорить с таким серьёзным противником. Но Изумрудный не захотел подчиняться Империи. Его маленький флот был не слишком сильным, но состоял из лёгких и быстрых кораблей, которые могли причинить серьёзные неудобства любому противнику, а торговая мощь острова крепа с каждым годом. Кроме того, у Изумрудного имелись достаточно могущественные друзья, которые вполне могли образовать военный блок и составить серьёзный противовес силам врага. И тогда Империя пошла на настоящее преступление, решив обманом захватить остров.


И вот, тринадцатого апреля две тысячи семьсот пятого года собравшиеся встречать своих родственников и друзей жители острова Изумрудного закричали от ужаса. Срогг навсегда запомнил, как завопила мать, вцепившись когтями в голову, как покачнулся брат, да и у него самого ноги подломились от увиденного. "Искатель", похожий на обгорелый кусок дерева, тащили к острову две баржи. Курс-мачт и мачт-плавников не существовало, верхнилий, из которого были сделаны «небесные паруса» корабля, оказался пробит в сотнях мест. Металлические борта, выкрашенные в золотой цвет, почернели и покрыты дырами величиной с Вильяма. Кормовые двигатели разбиты и вырваны из корпуса, нос уничтожен. Из команды не уцелел никто, хотя на судне нашли лишь четыре целых тела и около пяти уродливых остатков, по которым было невозможно определить, кому они принадлежат. Тела Джорджа Аннаэра среди них не нашлось. В тот же день Империя заявила, что это ужасающее нападение сделали пираты, и предложила правительству Изумрудного свою военную помощь. Когда сообщение пришло на Изумрудный, флот Империи уже кружил возле острова и всем быстро стало понятно, что на самом деле предложено под маской «помощи и защиты». Несколько военных кораблей Изумрудного покинули остров, предпочтя не сдаваться противнику, но остальные так и остались стоять на земле. И совершенно бездействовали, пока фрегаты Морской Империи пришвартовывались к воздушным верфям Изумрудного. Тогда уже многие догадались, какие именно «пираты» напали на «Искатель», но никто не посмел высказывать свои мысли вслух. По крайней мере, никто из знакомых Аннаэров. Мать тоже молчала, но спустя несколько часов после произошедшего Льюис всё-таки дал себе волю.


- Я клянусь, - громко рычал он в тот вечер, ложась в постель. Его ещё мокрые от слёз усы подрагивали и слюна играла на белоснежных клыках. - Клянусь, что ещё вцеплюсь в глотку тому, кто убил нашего отца! Клянусь всем, что у меня есть, клянусь лапами и хвостом, что сам его убью!


- Я тоже... - тихо сказал Срогг, который просто испытывал тупую боль и невыносимую усталость. - Знать бы ещё, кто это совершил. Какой пират...


- Пират... Пират?! Срогг, неужели ты этому веришь! - Льюис в отчаянии запустил когти в подушку, пробивая её в нескольких местах. - Враньё и бред! Все знают, что это корабли Империи атаковали «Искатель»! На борту его даже найдены осколки снаряда с их гербом! И это адмирал Сан-Дар отдал приказ убить нашего отца, он, больше некому! И я его убью, слышишь, Срогг, когда-нибудь я его убью! Убью! Убью!!!


ПЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ.


Нижние или теперь уже "океанские верфи" Изумрудного в отличие от верхних работали круглосуточно. С тех пор, как остров опустился на воду, сюда за год прибыло больше кораблей, чем за всё время их постройки. Поэтому все бедняки острова стекались сюда. Кто послабее старался выпросить милостыню или украсть себе обед. А вот фурри посильнее зарабатывали еду честным путём, помогая в разгрузке судов. Не всё могли сделать хитроумные машины, кое-где требовался и копытный труд. Неудивительно, что подростков из бедных семей прямо магнитом тянуло сюда... Правда, мест для них уже не было, ибо все прибывающие корабли делились между тремя портовыми группировками, в одной из которых находился и семнадцатилетний Вильям Аннаэр ди-Срогг. Признаться, единорог в команде разгрузки и погрузки - это очень хорошо. В порту вообще ценили тех немногочисленных пони, что приходили сюда на заработки, однако единороги выгодно выделялись среди них. Единорог может магией спокойно переносить множество тяжёлых вещей, не испытывая серьёзной усталости. Это ещё если не учитывать, что Вильям ещё и сам мог навьючить на себя две пары стандартных бочек с водой. А собратья-единороги, кои есть на каждом боевом корабле Империи, зачастую подкидывали ему лишнюю монету, которая спокойно оседала в кармане его старого жилета, который он перекроил себе из куртки Льюиса.


С братом в последнее время они совершенно не общались. В частности, потому что после смерти матери Льюис вдруг как-то быстро стал связываться с "хорошими" компаниями и начал разительно меняться под их влиянием. В сторону попоцелования крупа Империи. И даже пригрозил оборвать Сроггу уши, когда тот нелестно высказался об имперцах. Единорог, которого когда-то приютил сэр Аннаэр, продолжал работать в порту, помня обо всех бедах, причинённых Империей, а лис, который был вообще-то Аннаэром по крови, предал забвению свою клятву и даже записался юнгой на сторожевой фрегат Империи! Да, их пути разошлись, но у Вильяма не было времени горевать об этом. Нижние верфи тем и хороши, что здесь некогда засиживаться. Кто тут долго сидит, тот мало получает. А есть-то хочется каждый день!


Впрочем, деньги нужны Вильяму не только для пропитания. Это важно, но не так, как главная цель юного пони. А именно - накопить денег на билет, чтобы смыться отсюда. У него уже было около шестидесяти радинов и вся эта ещё не совсем большая сумма у него зашита в жилет и всегда при нём. Но этих денег хватило бы лишь на стандартный билет куда-нибудь на границы Империи. Однако Сроггу хотелось иного. Он мечтал не просто покинуть Изумрудный, а вообще уплыть или улететь с территории Империи, если не к Союзу Свободных Островов, то хотя бы куда-нибудь в нейтральную часть Акватории. Наняться юнгой на корабль - не выход, возраст не позволяет наняться легально, а нелегально его бы ещё не всякий взял. Единорогов ценят на земле, в море и в воздухе, но только единорогов взрослых и опытных в магии. А всю магическую силу пони обретает лишь в день совершеннолетия. Ждать ещё год Вильям не хотел. Вот бы найти какого-нибудь свободного купца и выбить себе место хоть на верхней палубе, только бы довезли куда надо... Что уж он будет делать, добравшись до ССО - совсем другое дело и признаться, Сроггу не хотелось об этом думать заранее. Можно наняться к кому-нибудь подмастерьем, ведь, повторяю, единороги везде нарасхват. А лучше - наняться на военный корабль и бить имперцев!


- Эй, ди-Срогг! - внезапно раздавшийся громкий голос вывел его из задумчивости. - Поднимай свой тощий круп и дуй сюда! Новый кораблик пришёл!


Вильям вскочил на ноги. Неподалёку от него стоял Виктор Кроун, молодой рыже-белый лисёнок, что всегда появлялся на нижних верфях в одних коротких штанах и старых павсах: специальных ботинках для пальцеходящих фурри, без носка, но с высокими каблуком, придерживающим лапу. Нельзя сказать, что они с Кроуном сильно сдружились, но в работе друг друга уважали.


- Что на этот раз? - спросил жеребец.


- Боевой корабль, только что пристал! Они заказали тут груз свежих овощей и фруктов, а также крупы и солонину, так что работёнка нам предстоит не из лёгких. Но старик Дженкинс обещал заплатить по десять радинов за погрузку.


- Отлично, - хмыкнул Срогг. - Ладно, беги, я тебя догоню.


Лисёнок кивнул и громко цокая когтями по доскам кинулся куда-то в сторону. Срогг же не спеша по-кошачьи потянулся и пару раз попрыгал на месте, сбивая лень. Затем тряхнул гривой и не спеша пошёл следом за товарищем. Он прекрасно знал, что перед тем, как начнётся погрузка, пройдёт ещё минуты две, так что бежать и выбиваться из сил заранее не следовало. Магия, конечно, хорошая вещь, но Срогг обычно нагружал продукты ещё и на себя. С одной стороны, это помогает держать хорошую форму, что пригодится в море или небе, а с другой - подобное рвение зачастую вознаграждалось.


Однако едва он увидел корабль, как сердце юного единорога на секунду замерло, а затем ударило со всех сил, бросая кровь к голове и копытам. Единорог сорвался с места быстрее молнии и поспешил к своим. Ибо к нижним верфям пристал не просто военный корабль - это был летающий военный корабль.


Летающий! Никаких сомнений! На двух мачтах едва шевелятся под напором ветра шесть серебристых курс-парусов, сделанных из металла под названием верхнилий. По металлическим бортам, выкрашенным под цвет дерева, раскинулись мачты-плавники с парусами из того же материала. Нужно сказать, паруса эти нужны кораблю вовсе не для похода, потому что верхнилий слабо ловит ветер, у него другая задача: он равномерно распределяет по корпусу судна магическую энергию, вырабатываемую специальным прибором, называемым антигравой. Именно эта энергия удерживает корабль в воздухе. А вот двигатели, приводящие судно в движение, наверняка находятся в специальных ложбинах или же и вовсе убраны в корпус. Вооружение корабля было не слишком сильным - с каждого борта по две поворотных башни со сдвоенными универсальными орудиями, две небольших автоматических орудийных установки, да ещё на носу один открытый «ствол» на поворотном лафете. Никаких бортовых или тяжёлых пушек не видно. Но судя по всему, корабль был достаточно скоростным и не нуждался в тяжёлой артиллерии. Да и размеры у него не такие уж большие. Такие суда создавались как идеальные охотники. По идее, экипаж такого корабля мог состоять не менее чем из десяти, но не более двадцати матросов. Один из них, рыжий динго в чёрном мундире, внимательно смотрел на собравшихся портовых.


- Эй, жеребчик, пошевеливайся! Погрузка сама собой не пойдёт! - прикрикнул вдруг он, обращаясь к Сроггу. - А вы тащите всё сюда! Мы отходим через полчаса, поторапливайтесь!!


Срогг магией схватил несколько бочек, стоявших неподалёку, после чего кинулся по сходне на борт корабля. Огромный плюс магии в том, что можно нести вещи и оглядываться по сторонам - пока Вильям нёс бочки, он успел осмотреться. Впрочем, ничего особенного он не увидел - палуба чистая, всё содержится в идеальном порядке. У поворотной башни находится пегасочка, молодая пони серовато-синего окраса с тёмно-синими крыльями и голубой гривой. Тряпочкой она протирает пластиковый колпак орудия, совершенно не обращая внимания на погрузчиков. Неподалёку седоусый тигр режется в карты с абсолютно чёрным волком, который, судя по отчаянной ругани, безнадёжно проигрывает. Больше у Срогга не оставалось времени на осмотр. Работа закипела.


По приказу динго, большинство ящиков отправилось в трюм, лишь некоторые разгрузили прямо на палубу. Срогг, ничуть не уставший, получил ещё немного времени детально рассмотреть корабль. Больше всего его привлекала принадлежность судна. Судя по тому, что на нём не было поднятого флага, Империи он не служил, корабли владычицы морей и воздуха всегда ходили под своим поганым полотном. Может, судно к Гильдии Торговцев отношение имеет... Или к Островам? От одной мысли о том, что это может быть корабль Союза Свободных Островов у Срогга начинало бешено колотиться сердце. Вероятно того, что корабль принадлежит ССО мала, но всё-таки это возможно, ведь Изумрудный дальний порт и хотя находится под юрисдикцией Империи, он считается нейтральным. Одно лишь плохо. Военные корабли пассажиров не берут, он это прекрасно знал. А судя по тому, что корабль нагружался продуктами для плавания, а не для продажи, он был именно военным. Что-то вроде охотника за пиратами или разведывательного судна. Да и опять же, нет никакой гарантии, что судно всё-таки не принадлежит Империи. Может, просто капитан решил не выдавать своей принадлежности, может, у него задание особое... К сожалению, капитана Вильям видеть не смог - из всех, кого он заметил на палубе, лишь динго больше всего походил на командира корабля, но навряд ли это был он, так как пёс поминутно бегал на корму судна и пробегал в щель между роскошными дверями, украшенными позолотой. Видно, капитан корабля по каким-то своим причинам погрузкой решил не командовать.


Наконец, последний ящик был поставлен на палубу и кучка оборванцев Изумрудного собрались на носу судна за своей зарплатой. Динго вручил каждому по десять-одиннадцать радинов и крикнул "Брысь!". Ничуть не обиженные на это детёныши разбежались кто куда. Уже сбежав с борта, Вильям бросил взгляд на нос корабля, запоминая название, выполненное золотыми буквами - «Закат». Мало ли что, вдруг он ещё когда-нибудь к ним зайдёт? Приятно иметь дело со щедрыми фурри!


- Отличный улов! - заметил Виктор, когда они с Вильямом шли в южную часть порта, позвякивая денежками. - Считай, на два дня завтраком, обедом и ужином мы обеспечены! Можно даже завтра в порт не идти. Ты как на это смотришь?


- Денег лишних не бывает, - заметил единорог.


- Смотри, рог отвалится.


- Ничего страшного, сила ещё в копытах есть. Давно хотел научиться твёрдо стоять на задних ногах.


Переговариваясь в таком духе, оба детёныша прошли до южной оконечности порта. Здесь находился небольшой бар и тянулись склады со всякой рухлядью. Рухлядью такой, что на десять деревянных строений выделялось всего двое охранников. Срогг один раз забрался в такой склад - оцарапался каким-то ржавым куском железа и потом ещё долго боялся, что получил заражение крови. На тот раз обошлось, хотя лекарств единорог никаких не принимал. Больше к складам юный пони и на метр не подходил. Впрочем, сейчас они направлялись пообедать, а ради живота можно и потерпеть неприятные воспоминания.


Однако пройти в бар оказалось не так-то просто. У складов находились два отряда имперцев - большинство лисы и волки в синих мундирах с красными полосами. Вооружены неплохо, ружья, пистолеты и шпаги, всё как полагается. Ещё здесь стояли двое офицеров-волков в белых мундирах и с саблями, эфесы коих украшены, а ножны покрыты искусной резьбой. Встречаться с солдатами желания ни у Вильяма, ни у Виктора не было и оба детёныша быстренько нырнули за ближайшую груду бочек, благо весь этот район порта был завален горами бочек, ящиков и прочей дребедени.


- Что им здесь надо? - прошипел Виктор. - Они явно что-то затеяли. Может, решили нас проверить?


- Пойду и узнаю, - ответил Срогг.


- Ты что, с ума сошёл?!


- Да ладно. В крайнем случае, я попробую магию телепортации.


- И мне потом собирать твои рожки да копыта по всему порту?


Вильям оскалился, показав, что оценил шутку. Зачем быстро прополз мимо ящиков и почти бесшумно перебежал за невысокую горку из бочек. На его счастье, солдаты что-то оживлённо обсуждали и цоканья копыт имперцы не уловили. Поднявшись на задние ноги и прижавшись спиной к днищам бочек, единорог навострил уши.


- ...Можно говорить - всё продумано до мелочей! Эта тупая кобыла даже не успеет отдать приказ, чтобы по нам начали стрелять!


- Это всё-таки сама Бурогривая! Она выбиралась из всех ловушек, что мы ей устраивали!


Срогг чуть-чуть выглянул из-за бочек. Спор шёл между офицерами.


- На этот раз ей не вырваться. Клянусь хвостом и усами, наша сегодняшняя операция повысит тебя в звании, дружище!


- Ладно. Мы начнём их обстреливать, а что потом?


- Если удастся очистить палубу - пойдём в атаку и сами захватим судно. Ты это не хуже меня знаешь, зачем переспрашивать сто раз?


- Нет, а если не получится? Если они отчалят?! Этот проклятый «Закат» слишком быстр!


- Ничего, их тогда встретят два наших патрульных фрегата, что сейчас парят над портом. Думаю, без двигателей кораблик долго не полетает, хе-хе!


- Ох, лучше бы я на сегодня взял себе отгул...


- Сан-Дар тебе за эту копытную гадину месяц отпуска предоставит, - волк достал из нагрудного кармана часы на золотой цепочке. - Ещё минута и начинаем.


Срогг больше не стал подслушивать. Тихо, как мышка (но с копытами), Вильям вернулся к Виктору.


- Ну, что там? - подёргивая усами от нетерпения, спросил лисёнок.


- Эти негодяи хотят напасть на "Закат".


- На что напасть?


- На "Закат". Это тот корабль, что мы только что загрузили.


- Жалко, - хмыкнул Виктор. - Я надеялся, что они ещё хоть раз к нам зайдут...


- Я предупрежу их!


- Чего?! - у лиса даже нижняя челюсть отпала. - Срогг, ты с ума сошёл! Зачем тебе это?


Однако жеребец уже со всех ног мчался прочь. Ненависть к имперцам у него была слишком сильна и любая возможность навредить этим негодяям для него желанней, чем билет отсюда. Жеребчик в пару минут покрыл расстояние, отделявшее его от «Заката», который продолжал мирно покачиваться на волнах. Команда судна неторопливо готовилась к отплытию, ещё даже сходню не убрали. Срогг влетел по ней на борт быстрее молнии. От такого марафонского забега у него сдавило горло и ноги подкосились, но зато он явно опережал имперцев.


- Эй, ты! - выкрикнул динго, поспешив навстречу жеребцу. Лапа его лежала на шпаге и пальцы с короткими загнутыми когтями крепко стиснули рукоять. - Ты что удумал?!


- Имперцы! - выдохнул Срогг. Он кашлянул, втянул в себя побольше воздуха и продолжил. - Два отряда готовятся вас атаковать, сэр!


- Как?! - выкрикнула пегасочка. - Как имперцы узнали, что мы здесь? Им доложил кто-то из вас, портовые крысы?


- На место, Аква! - прикрикнул на неё динго. - Они бы не успели! - он повернулся к Вильяму, устремив на него взор горящих жёлтых глаз. - Два отряда говоришь? А ты не врёшь?


- Клянусь честью, сэр! Я видел их в порту и побежал предупредить вас!


- Ты уверен, что это за нами?


- Да, они сами сказали, когда переговаривались друг с другом! И ещё, два фрегата парят над Изумрудным и ждут, когда вы выйдете. Они хотят сначала попробовать вас захватить солдатами, а если не получится - потопить или сбить!


К этому времени члены экипажа «Заката» уже собрались рядом с ними. Двое - волк, тигр, уже видимые Сроггом. Ещё рыжий лис в чёрных коротких штанах и чёрной рубашке с короткими рукавами, енот, едва достающий лису до пояса. И кошачий тавр, гепард. Самка, судя по мордашке.


- У, жалкие шкуры! - прорычала пегаска. - Они ещё поплатятся за это!


- Сейчас некогда сводить счёты! - прорычал динго. - Мистер Форт, мистер Риз - к орудиям! - волк и лис немедленно разбежались в разные стороны, по направлениям к своим башням. - Аква, проверь состояние парусов! Хвост-Задери, антиграву на полную мощность! Как только поднимемся - активируй двигатели! Может, удастся проскочить! Денни, - это уже к еноту. - К радарам, быстро! Не хочу, чтобы на нас упали их снаряды! Бад, морда полосатая, убирай трап и беги к носовому орудию! Всё, пошли по местам!


Внезапно он оборотился к Вильяму, продолжавшему стоять на месте. В этот момент в пони просто не было сил сдвинуться с места. И кроме того, кто-то невидимый, чей голос был похож на голос самого Вильям Аннаэра ди-Срогга приказывал жеребцу остаться.


- Ты ещё здесь? Что тебе нужно?


- Сэр... Сэр... - единорог даже не сразу понял, откуда у него взялась такая храбрость. - Сэр, возьмите меня с собой!


Кажись, динго опешил от такого предложения меньше, чем сам Вильям. Негромко кашлянув, он посмотрел на Срогга взглядом, в котором читалась смесь самых разных чувств, затем кашлянул и с хрипотцой выговорил:


- Ты с ума сошёл! Дуй на берег, жеребёнок! Беги к маме, пока не поздно!


- Сэр, у меня никого нет на берегу! Моих родителей сгубила Империя! Я сирота и у меня ничего нет здесь! Пожалуйста! Я молю вас, возьмите меня с собой, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!!!


В этот момент он был готов целовать динго задние лапы. А тот бешено крутил хвостом, прижал к голове уши и растопырил усы. Шерсть его поднялась дыбом, на зубах заблестела слюна - такое ощущение, что сейчас он кинется на пони и самолично выбросит с корабля.


- Дурак! - завопил он, едва сдерживая себя. - Какой нам от тебя прок? Какой тебе прок от нас? Вали отсюда, пока можешь! Нашёл, с кем в игрушки играть!


- Сэр!


- Брысь, я сказал! Это приказ! Приказ!


- Отставить агрессию, старпом!


Этот неожиданный возглас заставил самца вздрогнуть и обернуться. Да и сам Срогг подпрыгнул на месте от неожиданности.


За спиной динго вдруг появилась кобыла. Причём не пони, а хорс, лошадь рыжей масти с длинной бурой гривой и коротко обрезанным бурым хвостом. Она была одета в серые штаны с чёрными стрелками и короткую рубашку неопределённого серо-буро-малинового цвета. Рубашка не была застёгнута и хотя хорс принадлежала к совершенно другому виду копытных, Вильям всё-таки задержал взгляд на ложбинке между холмиками её грудей. Правда, он сообразил быстро отвести глаза и кобыла слишком пристального внимания не заметила.


- На этом корабле пока командую я, мистер Ричард! - громко сказала она. - Отчаливаем! У нас не осталось времени!


В этот момент корабль дёрнулся и стал медленно отплывать от Изумрудного. Кобыла же пристально посмотрела на Срогга.


- Так это ты хочешь с нами?


- Да! - выкрикнул единорог.


- Ну-ну. И что ты умеешь делать?


- Эм... Я могу исполнить приказ, если он будет отдан.


Вильям мысленно поздравил себя с такой красивой фразой. После своего внезапного порыва он на время вообще лишился возможности соображать, но способность ясно мыслить к нему вовремя вернулась. Хорс же улыбнулась ему в ответ, видимо, тоже довольная словами жеребца.


- Вижу, красиво говорить ты можешь. А стрелять умеешь? А блох нет?


- Нет, стрелять не умею, но и блох у меня нет!


Вильям и вправду следил за состоянием шерсти и тела.


- Проверим. Высоты боишься?


- Нет, мэм!


Это тоже истинная правда. Ещё в детстве они с Льюисом забирались на крышу их домика и играли в воздухоплавателей, дерущихся с пиратами. Хотя, конечно, высота дома и высота, на которую поднимается летающий корабль, несоизмерима, Вильям всё равно был уверен, что летать в облаках не так уж и страшно. Наверное.


- Капитан, вы ведь не собираетесь?.. - начал было динго, но кобыла словно не слушала его. Она с высоты своего роста смотрела на тощего жеребца, судьба которого была полностью в её руках.


- Добро. Значит, на берег тебе прыгать не придётся... - сказала она и вдруг расхохоталась невесёлым смехом. - О, кого я вижу! Это же наши друзья! Господа, поторапливаемся, они уже здесь!


Вильям бросил взгляд на пристань. Кучки солдат бежали к ним, бессмысленно паля из ружей. Бурогривая - то, что это именно она, сомнений у Вильяма не было - показала имперцам язык и помахала рукой.


- Трудитесь, трудитесь! - крикнула она. - Всё равно вы нас не достанете!


Несколько пуль пролетели над её головой, однако хорс на это даже внимания не обратила.


- А теперь, дамы и господа, о-о-орудия к бою! - она спокойно посмотрела на единорога. - Говоришь, два фрегата над нами?


- Так точно! - ответил тот.


- Отлично. Зададим им перцу, если вздумают сунуться! Мистер Ричард, принимайте командование над канонирами. Я к штурвалу, думаю, Владимиру сейчас понадобится моральная поддержка. А ты, пони... Как твоё имя?


- Вильям! Или Срогг... Меня зовут Вильям Аннаэр ди-Срогг.


- А вы, мистер ди-Срогг, спрячьтесь за фальшборт и не высовывайте носа! - приказала кобыла. - Ну, что встали?! По местам, клеща вам в круп! Сейчас нам будет жарко, как ужу на сковородке!


Бурогривая уже побежала на корму, когда под копытами Срогга пробежала золотая полоска, взвивалась по первой мачте и сверкающими молниями пробежала по небесным парусам. Судя по всему, заработала антиграва. «Закат», дрожа и раскачиваясь, стал взмывать над водой. Срогг подбежал к фальшборту и послушно прижался было к нему боком, но динго бесцеремонно схватил его за шкирку и отшвырнул к мачте.


- Совсем дурак? - поинтересовался он, впрочем, уже не злобно, а с какой-то иронией. - Стой между мачтами, а лучше ложись на палубу! Так не заденет случайным ядром! Если повезёт...


Воздух наполнился пронзительным воем - это заработали двигатели. Роняя капли в океан. «Закат» взмыл в воздух и теперь двинулся прочь от Изумрудного.


- Дик! - выкрикнула Аква. - Фрегат с левой скулы к нам заходит!


- Проклятие! - прорычал динго.


Он запустил лапу в карман штанов и вытащил оттуда небольшой передатчик, который немедленно закрепил на правом ухе.


- Канониры, меня слышите? - спросил он. - Отлично! Форт, пальни-ка по нему, как только подойдёт на расстояние выстрела! Целься в нос, у них там самая слабая защита! Эх, и больно же сейчас кому-то будет!


- Сэр, а флаг? - спросила пегаска.


- Флаг? Какой флаг... Ах, да! Немедленно поднять флаг!!!


Вильям запрокинул голову - Аква ринулась к мачтам, два быстрых виража - и единорог остолбенел. Пегаска ловко распустила чёрные флаги, на каждом из которых был намалёван череп хищника из вида псовых, под которым висели две скрещенные сабли с фиолетовыми клинками. И судя по этим флагам, «Закат» не принадлежал к Гильдии или к Островам... Впрочем, Вильяму сейчас стало абсолютно всё равно, на борту какого судна он оказался. Его внимание привлёк шум, который раздался при плавном повороте башни, управляемой волком по имени Форт. Оба ствола теперь смотрели на патрульный фрегат, спешащий развернуться бортом к ним, чтобы первым открыть огонь. Вильям знал, что у патрульных фрегатов Империи зачастую нет башенных орудий, лишь бортовые, зато эти пушечки могли с лёгкостью заставить «Закат» рухнуть в воду с одного-двух залпов. Да ещё и неизвестно, где находился второй противник! Но сейчас патрульный находился в менее выгодном положении, поскольку "Закат" не только успешно набрал высоту, но и сумел разогнаться и теперь был готов к бою. Застыв между мачтами, Срогг не без восхищения наблюдал, как с лёгким шипением стволы орудий правой башни «Заката» перевернулись, установившись вертикально, а не горизонтально. А затем прозвучал залп, причём с таким звуком, как будто треснуло небо.


Грохот орудия оглушил бедного единорога и тот неосознанно разлёгся на палубе, прижав копытами уши к голове. Тем временем из обоих стволов вырвался огонь и два смертоносных цилиндра устремились к противнику. Один из них вонзился патрульному фрегату в нос, пробив выкрашенный под цвет дерева металл и круша внутреннее устройство корабля. Обломки разлетелись во все стороны. Другой снаряд скользнул по борту фрегата, пробив ему парус-плавник, после чего полетел вниз и плюхнулся в океан. Вслед за ним в воду попадали куски корпуса. В этот момент повреждённый противник наконец-то завершил разворот и Срогг увидел, как на борту противника расцвели огненные розы. Внезапно палуба ушла у него из-под ног - неподготовленный фуррь вряд ли бы удержался, но Вильям всё-таки был пони и из-за того, что стоял на всех четырёх ногах, сумел устоять. Накренившийся "Закат" ушёл в сторону, избегая снарядов, и вот он вновь выправился. На этот раз Срогг не удержался и завалился на бок, в то время, как вновь заговорили орудия "Заката". На этот раз стреляла и пушка Форта, и вспомогательные орудийные установки. И даже носовая установка - Срогг, оглушённый, скользящий по палубе и больно ушибивший бок при падении не заметил, как тигр Бад провернул свою пушку и теперь поливал вражеский корабль огнём. Патрульный фрегат дорого поплатился за то, что бросился на них в одиночку: нос его был пробит, в корме одна под другой зияли уродливые дыры, часть команды, находившейся на палубе, снесло огнём вспомогательной пушки. Пока корабль пролетал мимо, Бад умудрился ещё и повредить один из четырёх его двигателей, очередью "отрубив" лист металла, из-за чего огонь из двигателя принялся бить во все стороны. К счастью для имперцев, их капитан оказался дураком, но не самоубийцей, и вовремя отключил подачу топлива к повреждённому двигателю. Теперь, дымя и вздрагивая, фрегат уходил к Изумрудному. Второй враг так и не рискнул сунуться к "Закату" - капитан его с высоты видел, как "Закат" разнёс его товарища и желание вступать в бой, даже имея преимущество в высоте, у имперцев как-то быстро исчезло.


Срогг осторожно поднялся и посмотрел вслед уходящему патрульному. Тот улепётывал к острову со всей возможной скоростью. Вдруг по шкуре Вильяма словно бы пробежал электрический ток - жеребчик кинулся к фальшборту и перегнулся через него. От увиденного у него захватило дух. Вода! Вода! Внизу вода, впереди вода, позади вода, причём они летят уже так высоко, что пушистая масса облаков затуманила голубизну океана! Изумрудный оставался за кормой маленьким возвышением, пожалуй, не больше игрушечной пирамидки, на которую маленький единорог когда-то нанизывал разноцветные колечки, развивая свои магические силы. А сейчас сам он был на корабле. На летающем корабле, который уносил его всё дальше и дальше от дома!


Только сейчас он осознал это в полной мере. Побег выдался слишком быстрым, чтобы Вильям мог его осмыслить, но понемногу ясность ума возвращалась к нему. И теперь он всё острее понимал, что совершил самый необдуманный поступок в своей жизни.


- Голова не кружится, парень?


За крупом Вильяма стоял Ричард, уже снявший передатчик. Положив одну лапу на фальшборт, динго другой поглаживал свои усы и смотрел на жеребца.


- Нет-нет, - ответил единорог. - Всё нормально... Здорово мы проучили имперцев... Сэр...


- Расправились с неумехой, который решил было нас атаковать на пару с жалким трусом? Невелика доблесть, юный ди-Срогг, - заметил самец. - Ты ещё не жалеешь, что отправился с нами? Учти, до Изумрудного ты ещё можешь добраться вплавь.


- Ничуть, - жеребец ещё раз посмотрел вниз, затем набрался духу и задал следующий вопрос:


- Кто вы, сэр?


- Кто я?


- Да. Кто вы, кто ваш капитан, кем являются члены вашей команды... Сэр.


- Оставь этот "сэр", ди-Срогг, я к нему непривычен, - фыркнул динго. - Да и просто раздражает. Зови меня по имени. А вот кто мы такие - ответ простой. Джентльфурри удачи, охотники за золотом, пройдохи и просто славные парни и леди! Провалиться мне на этом месте, если это не так! Ходим по морям и парим в воздухе под руководством капитана Бурогривой вот уже около трёх лет, топя и сбивая корабли Империи, Гильдии и всех, кто только появится на горизонте!


Пираты! Теперь он стопроцентно уверен, что это именно пираты. Осознание подобного очистило сознание Вильяма от тумана. Сомнений больше нет. Не каперы, не корсары, а именно пираты, самые настоящие пираты, а он на их корабле! Ещё час назад Вильям ещё бы сто раз подумал, прежде чем наниматься на пиратское судно... Но сейчас ему почему-то показалось, что это вовсе не плохо. Компания этих фурри не походила на группу оборванцев и негодяев. Хотя, конечно, первое впечатление зачастую обманчиво... Но с другой стороны, они пока не сделали ему ничего плохого. Не всё ли ему равно, каким способом вредить Морской Империи? Да и к тому же, у пиратов в чести единороги, что ему на копыто. Только вот один вопрос грыз Вильяма и он не стал с ним медлить.


- А... Вы атакуете корабли Союза Свободных Островов?


В ответ на это динго рассмеялся.


- Парень, мы пираты, а не идиоты, - он потрепал Вильяма по гриве, что единорогу очень не понравилось. Однако он сдержался. - Союз Свободных Островов борется за независимость и свободу, ровно как и мы, зачем нам его иметь во врагах? По правде говоря, некоторые из наших знакомых как раз и работают на Союз, только вот Бурогривая не из тех, кому есть дело до разборок с Империей. Мы ведь свободные акулы: подплыли, куснули и исчезли. Нам незачем вступать во флот ССО или получать от них помилование, поскольку казнить нас там и не собираются.


- То есть, Союз Островов... Можно сказать, ваш друг?


- Ну, друг не друг, а нейтральная сторона точно.


- Значит, я правильно сделал, что попросил у вас разрешения остаться, - заметил Срогг.


- Во-первых, ты не просил, а орал на весь порт. А во-вторых, насчёт правильности твоего выбора я бы поспорил. Столь юный пони и под командой пиратов...


- В команде пиратов, если быть точнее, сэр... То есть, Ричард.


- Ну, как хочешь, - нахмурился динго. - Ты хотя бы морскому делу обучен?


- Нет, но от отца кое-что знаю... И магией неплохо управляюсь.


Динго плюнул за борт.


- Управляешься магией - очень хорошо. Пригодишься.


- Очень рад этому.


- Не радуйся раньше времени неизвестным вещам, а то заставлю драить туалет, - назидательно сказал динго. - Вот сейчас отлетим подальше от наших милых друзей и устроим тебе смотр перед всей командой. Не найдём работу, с которой сможешь справиться - вышвырну за борт лично. Мне здесь блохи не нужны. Понятно?!


Вильям сглотнул и кивнул.


- Тьфу, ну ты и дурак! - бросил динго. - Шуток не понимаешь, необдуманные поступки совершаешь. Прыгнул на борт корабля! Скажи спасибо, что капитан наш решила тебя принять, а не прибить к мачте! Какой-то ты странный, Вильям Аннаэр ди-Срогг. Взбаламученный какой-то.


- Сам такой, - огрызнулся единорог.


- Ну-ну, ты мне это, не заговаривайся! А то за шкирку и за борт отправлю. И я теперь говорю без шуток.


Вильям поспешно кивнул.


- Ну вот и молодчина, - его тяжёлая лапа ударила единорога по спине так, что тот едва устоял на копытах. - Ладно, не боись ты. Раз уж капитан решила тебя оставить - значит, у неё есть на тебя какие-то свои планы.


Сказав это, Ричард развернулся и побрёл обратно на нос «Заката». Оставив бедного Вильяма раздумывать над тем, чем это он приглянулся Бурогривой? Ему очень хотелось надеяться, что капитан уготовила ему иную судьбу, чем продажа на рынке невольников где-нибудь на полудиком островке... Вроде того, что вырастал на горизонте.


* * *


Островок был небольшим и весь оказался покрыт зелёной стеной джунглей. Никаких строений, вообще никаких следов разумной жизни. Лакомый кусочек для тех, кому не хватает дерева. Но похоже, островок оказался одним из тех зелёных пятен, до которых ещё не добралась Империя, хотя находился он ещё в сфере её влияние. После небольшой разведки, проведённой Аквой, «Закат» вошёл в неширокую, но глубокую речушку, по которой вышел к озерцу, возле которого находилась группа угрюмых скал. Туда, под их защиту, и вошёл пиратский корабль. Скалы отлично закрывали его от глаз случайных патрулей Империи или судов другой принадлежности, а озеро оставляло достаточно места и для манёвра, и для того, чтобы в случае опасности «Закат» взмыл в воздух. Здесь корабль сбросил якорь и Срогг впервые смог увидеть всех членов пиратской команды.


Они выстроились в две шеренги, все, за исключением капитана, которая расхаживала перед ними. Форт и Риз, комендоры, канониры, пушкари «Заката» - называть их можно было как угодно, но одно ясно, как нынешний день. Стреляли они из своих орудий с поразительной точностью. Бад, он же Аслан Хужир Баддайр, оружейных дел мастер, который когда-то ходил под флагом знаменитого пирата Хана, пока того не выследили охотники за пиратами и не отправили на тот свет. Денни, енот-каторжник, подобранный Бурогривой относительно недавно. Наблюдатель, в установленном на корме центре управления сидит за личным столом и следит за показаниями радаров. Хвост-Задери, кошачий тавр, самка, механик «Заката». Аква, специалист по магии и кухне, способна приготовить отличную и вкусную еду. Причём, оставаясь упёртой вегетарианкой, без зазрения совести готовит мясо и рыбу для хищной части команды. Вильяму, который всю жизнь прожил с хищниками, это понравилось. Да, он был пони, но отнюдь не обычным копытным и рыбкой не брезговал, особенно мелкой.


Кто ещё состоял в команде пиратки? Пожалуй, самый примечательный кадр - это Ричард. Или Дик, как его ещё называли. Квартирмейстер, боцман, рулевой и «ещё понь знает кто», как метко выразилась Аква. Умеет абсолютно всё, начиная от стрельбы из орудий «Заката» и заканчивая приёмами боя на любых видах оружия, включая топоры, ножи, заточки, когти и зубы. Ну, и сама капитан Бурогривая, кобыла без какого-либо специального образования, зато грамотная, смелая и удачливая. Не зная ни одного названия из парусного вооружения своего корабля она и обычным языком так ловко управляет «Закатом», что с ней не сравнится никто из Адмиралтейства Морской Империи.


Сейчас были перечислены все, кого Вильям уже видел. Ещё с двумя членами экипажа Срогг познакомился как раз на этом «смотре». Владимир, громадный хорс грязно-серого окраса с чёрной гривой и чёрным хвостом. По виду - владимировский тяжеловоз, так что повезло ему с именем... Взгляд тяжёлый, но спокойный, стоит, как скала или статуя из чёрного камня. Первый помощник Бурогривой, штурман и рулевой «Заката», способен проложить курс и выдержать его, даже если придётся идти через бурю и трупы. Последний, но не по значимости член экипажа "Заката" - Йохан Гроу, судовой врач, волк-альбинос ростом пониже Форта, единственный из команды, кто явился на палубу без оружия. Тоже может быть и коком, но его кулинарные таланты уступают способностям Аквы по части кормёжки травоядной части команды. Кроме пяти видов салатов и трёх видов каш больше волчара ни на что не способен. Зато хищников кормит так же неплохо.


После обоюдных знакомств и стуканья по копыту Срогга кулаками - совместное приветствие для пони и обладателей пальцев - на палубу Риз принёс большой стол и два стула. На один опустилась сама Бурогривая, на другой, напротив кобылы, вскарабкался сам Вильям. Перед ним чёрный волк положил лист пожелтевшей бумаги. Пиратская команда, вполголоса переговариваясь, сгрудилась вокруг них


- Что это? - спросил Вильям.


- Обязательный договор для принятия в члены экипажа "Заката". Точнее, его копия. Ты ведь ещё не передумал вступить в нашу команду, юный ди-Срогг?


- Нет, мэм.


- Тогда прочти и подпиши.


Вильям посмотрел на буквы и сразу всё понял. Это был не просто договор - свод правил и обязанностей члена экипажа бравого судна «Закат». Там были пункты вроде таких:


1.1) Капитан всегда прав.

1.2) Каждый на корабле обязан подчиняться капитану, кроме случаев, описанных отдельно в пунктах 1.3. и 1.4.

1.8) Попойки на корабле с наступлением сумерек (...) перед боем (...) во время нахождения в состоянии «Готовности номер Два» запрещены и караются суровым наказанием...

2.1) В бою каждый член команды обязан...

2.3) ...Не щадить никого, кто поднимет оружие, но пощадить тех, кто оружие бросит...

4.1) Добыча делится согласно правилу старшинства 3:1, кроме случаев, оговорённых в пунктах 4.2. и 4.3.


И так далее, и тому подобное. Всего около полусотни различных правил и ещё с десяток обязанностей. Впрочем, достаточно легко запоминающихся и вполне понятных.


- Прочитал? - осведомилась кобыла минут через пять. - Теперь - прошу подписать оригинал.


Ему подали точно такой же документ, с той лишь разницей, что он был весь замалёван росписями. Затем выдали чернильницу и перо, которое благородно одолжила из крыла Аква. Подписывались в договоре везде, где только было место, поэтому Срогг тоже выбрал кусочек между словами «Добыча» и «Поровну» и оставил свою роспись в этом месте. Писал он по настоянию капитана копытом и роспись вышла немного корявой, но это ничуть не испортило торжественности момента. Нет, Срогг никогда не хотел стать пиратом, даже не думал об этом раньше. А став - почему-то обрадовался, словно маленький жеребёнок. Ведь возможность бить Империю - это вам не фрукты-овощи развозить на борту какого-нибудь "купца"! Пиратов не держат никакие законы, им никто не отдаёт приказы! Да о такой удаче можно только мечтать!


- Молодец. Поздравляю с официальным вступлением в нашу команду, - сказала Хвост-Задери, когда Срогг сунул перо обратно в чернильницу. - Нам лишний рог да пара копыт не помешает.


- Почему пара? Две пары! - заметил Ричард. - Теперь бы ему ещё работку подходящую найти...


- Найдём, - заверила Бурогривая. - Только одно условие, жеребчик - сейчас пойдёшь к дядюшке Йохану и получишь укольчик в попу, понятно? А заодно костоправ проверит тебя на наличие паразитов. Понял?


Срогг усиленно закивал.


- Затем поднимешься в центр управления и я решу, что с тобой делать. У тебя есть какое-нибудь специальное образование?


- Увы, нет. Всё моё образование - школа да порт.


- Ладно, разберёмся. Гроу, будьте любезны, проведите осмотр парня, - Бурогривая поднялась с места. - А то не особо-то мне хочется носить этот проклятый ошейник против блох. Он на мне не смотрится.


После подписания договора команда разбрелась по своим местам, а Вильям в сопровождении Йохана направился на корму "Заката".


Как должен выглядеть медпункт на борту пиратского корабля? Уж не так, как ожидал Срогг! Чистенькое, хотя не очень широкое помещение, разделённое на две части серой перегородкой. На одной стороне - две кушетки и шкафчик с лекарствами, на другой - большой стол и кресло с аккуратным прорезом для хвоста, в которое опустился Йохан Гроу. Жеребец сел на стул, аккуратно подобрав под себя ноги и хвост.


- Имя, фамилия? - спросил волк, доставая из ящика стола широкий лист бумаги и автоматическое перо. Срогга немного покоробил тот факт, что подписывать договор он должен был пером Аквы, но... Мало ли какие у этих фурри причуды?


- Вильям. Вильям Аннаэр ди-Срогг.


- Ди-Срогг - это фамилия?


- Ди-Срогг - это добавление к имени. Подобная приставка распространена на старых летающих островах, в том числе, на Изумрудном.


- А-а-а, понимаю, - волк, умело сжав перо в лапе, кривым почерком вывел имя. - Вид, как я понимаю, пони-единорог? А кьюти где?


Кьютимарка, знак отличия или просто «кьюти» - особый рисунок на крупе, каким-то образом появляющийся в тот момент, когда пони обретает своё жизненное предназначение. Обычно - какой-то предмет или природное явление. Кьюти имеет с десяток толкований, так что сама формулировка жизненного предназначения расплывчата. У Срогга подобный знак ещё не проявился, что, впрочем, было немудрено - работа в порту ему была вовсе не по душе. А может, здесь повезёт?


- Нету.


- Ладно. Это даже к лучшему, меньше особых примет, - волк ещё что-то приписал, затем сложил лапы перед собой и стал перебирать пальцами. - Чем-нибудь серьёзным болел, травмы какие-либо были?


- В жеребячьестве на меня шкаф упал, - признался Срогг. - Но просто придавил и сильно расцарапал спину.


Йохан насмешливо фыркнул.


- Это не страшно. Что-нибудь ещё?


- Да нет...


Вильяму уже становилось не по себе от такого допроса.


- Проходи туда, - волк указал кончиком пера в другую часть медпункта. - Скидывай одежду, ложись на живот и не вставай. Я сейчас.


Срогг подчинился, совершенно забыв про все свои деньги. Волк и вправду вскоре процокал когтями совсем рядом, направившись к шкафчику с препаратами. Из него он выудил небольшой шприц и баночку с прозрачной жидкостью.


- И что же потянуло юного жеребёнка на борт пиратского корабля? Жажда приключений, наживы или чего-то другого?


Будь у Вильяма пальцы, он вцепился бы ими в край кушетки. Но ему пришлось обойтись тем, что он просто соединил передние копыта.


- Я не знал, что это пиратский корабль. Я побежал предупредить вас о том, что имперцы готовятся на вас напасть. А когда понял, что у меня появился шанс сбежать с Изумрудного, то... - он умолк.


- И зачем тебе это было нужно, юный Вильям Аннаэр ди-Срогг? И да, хвост подними.


- Зачем? Не знаю, - признался Вильям. - Просто хотелось навредить Империи, сорвать их планы.


Он почувствовал прикосновение проспиртованного кусочка ваты.


- А если бы мы оказались работорговцами?


Срогг ойкнул, но вовсе не из-за этого вопроса - волк вводил в его правую ягодицу это... Средство.


- Этого быть не могло, - проговорил жеребец сквозь сжатые зубы. - Я же участвовал в погрузке! Ваш корабль больше подходил на роль охотника за пиратами.


- Это отчасти правда. "Закат" когда-то был таким охотником. И назывался он "Закат эры пиратства". Потом мы его... Зарезервировали. Так, теперь сядь.


Срогг сел. Как оказалось, сел не так - волк имел в виду сесть на круп, спустив задние ноги с кушетки. Единорог немного переменил своё положение, хотя место укола отозвалось далеко не приятным ощущением. Волк же прицелил к своему правому уху небольшой фонарик и начал лазить пальцами по шее и гриве пони, выглядывая паразитов.


- Сэр, а можно спросить?


- Спрашивай.


- Все, кто сейчас на борту, выполняют какую-то свою важную работу. Кроме Ричарда, он тут вроде как сто дел делает, но ни к одному не причастен полностью. Кто же идёт на абордаж?


- Абордажная команда присоединится к нам через час, когда мы прибудем на Золотую Черепаху, - ответил Йохан. Он ничего не нашёл и оставил шерсть Вильяма в покое, чему пони был очень рад. - Фа-Рык, лисотавр, наш лучший воин. Он в своих передних лапах удерживает по ружью и редко когда даже нашему капитану удаётся опередить его и прыгнуть на борт вражеского корабля первой. Джерри, леопард, коему левый глаз выжгли железом имперцы, пытаясь выведать, где потонул корабль, набитый награбленным добром. Его спасла Бурогривая, вытащив из тюрьмы форта Североснежного незадолго до того, как приобрела "Закат". Он в бою беспощаден, что мне лично не по душе, так что держись от него подальше. Мэри, ирбис, наша демонесса. Лучше неё саблей владеет лишь Владимир, но тот хорош в обороне, а не нападении, да и редко отходит от штурвала. Гард, беспородный пёс, бывший слуга богатого островитянина (здесь: хозяин острова, прим. автора). Он отлично владеет огнестрельным оружием, а вот с холодным слабоват. Ральф, лев, ударом лапы перешибёт стальную перегородку. Ну и твой собрат. Почти собрат, если быть точнее - терра-пони по имени Фанг. Уж не знаю, как его звали раньше, но сейчас он просит называть его именно Фангом. Бывший оружейник, сам сделал себе саблю с анатомически адаптированной зубояткой. И действует он ей неплохо, даже я не сошью, - Йохан довольно оскалился. - А седьмого члена абордажной команды ты сам назвал.


- Ричард?


- Именно. Ты не смотри на то, что он такой беспокойный. В бою он собран и расчётлив, а уж в схватке абордажной и вовсе сущий кошмар для врага. Я однажды видел, как он одной сломанной саблей сразил трёх противников, одного за другим.


- А абордажи... Они часто бывают?


- Нет. Мы атакуем обычно лишь воздушные корабли, а на них команда не особо жаждет боя. Стоит посбивать небесные паруса - так тут же все враги превращаются в пушистых котят, - он улыбнулся. - Но фехтованию тебе обучиться стоило бы. Я думаю, Аква тебе поможет. А на копытах ты как, силён?


- Ну... - Вильям помотал копытом.


Альбинос похлопал его по спине.


- Ничего, научишься, если не схватишь пулю, картечь или кинжал. А теперь - беги к капитану, она не любит ждать. Не забудь, ты ещё на «испытательном сроке».


- А где находится центр управления? - поинтересовался жеребец, с помощью магии застёгивая пуговицы жилета.


* * *


Центр управления располагался на корме и представлял собой широкое помещение, набитое электроникой. Если внешне судно, со всеми его металлическими бортами, выкрашенными под цвет дерева, небесными парусами, состоящими на деле из металла, с мачтами и «плавниками» больше походило на корабль начала эпохи полётов, то внутри это был сложнейший техномагический механизм. В широком центре управления находилась стойка навигации, за которой стоял хорс Владимир и властной рукой удерживал штурвал, с помощью которого он регулировал отклонение корабля и его разворот. За отдельным местом сидел Денни, подложивший на стул стопку толстых книг, и всматривался в зелёный экран локатора. Бурогривая же восседала за отдельным пультом. На экране перед ней висело трёхмерное изображение «Заката».


- А, пришёл! - сказала она, увидев Срогга. - Ну-с, как дела с блохами?


- Не одной, как и положено, мэм!


- Молодчина. Чистоплотный, - усмехнулась кобыла. - Так ты, значит, всерьёз надумал с нами остаться, раз подписал договор? Ну-ну. Я не буду спрашивать о твоих причинах, ты их громко прокричал ещё на пристани Изумрудного. Только вот для того, чтобы ты остался, тебе нужно найти подходящую работку.


- Я готов делать всё, что прикажете!


- Я это уже поняла, - кобыла сложила пальцы в замок и задорно взмахнула своим хвостом. - Но какой от этого прок, если я не знаю, что тебе приказать? Так ведь? Естественно, твоя помощь на кухне пригодится, но кок у нас уже есть. Чистка судна происходит согласно графику, да и притом, я не думаю, что ты согласишься на роль уборщика. Тебе нужно особое место.


- Я готов на всё, - повторил Вильям. - Даже уборщиком готов быть. Хотя не хотелось бы...


- Я понимаю. Поэтому у меня есть предложение. Не хочешь ли ты освоить должность артиллериста, канонира, если угодно? Наш незаменимый Ричард согласился тебе обучать. Признаюсь тебе, я давно хотела немного переоборудовать «Закат» и добавить кормовое орудие. Поэтому по прибытию на Золотую Черепаху мой друг и член нашей команды Фа-Рык, находящийся сейчас в увольнении, обещает подогнать двадцатимиллиметровое орудие, да вот только стрелка у нас нет. Как такое предложение вам, ди-Срогг, по душе?


- Я... Да... Да конечно же я согласен!


Конечно согласен! Вести огонь по судам Империи собственнокопытно - об этом же Вильям Аннаэр ди-Срогг мог только мечтать!


- Но я не особо разбираюсь в пушках, - добавил он.


- А я не отличу ют от форштевня и не назову тебе ни одного предмета из парусного вооружения, - бросила кобыла. - Но у меня есть хороший старпом, а у тебя будет отличный учитель. Мистер Бад освоил управление своим орудием за неделю, а ты что, хуже этого полосатого?


- Я согласен, согласен!


- Отлично. А пока я даю тебе разрешение походить по кораблю и осмотреться. С этого момента ты уже реально считаешься членом экипажа "Заката".


- Благодарю вас, капитан, - Вильям склонил голову, развернулся и пошёл к выходу из центра управления.


- Советую заглянуть в двигательный отсек. Полюбуешься на нашу гордость... Это я про Хвост-Задери, - крикнула ему вслед Бурогривая.


Вильям быстро махнул хвостом сверху-вниз, показывая, что услышал капитана. Пройдя между дверями, он вступил на верхние ступеньки лестницы стал осторожно спускаться по ней вниз. Всё-таки здесь позавидуешь тем, кто ходит на двух ногах - ступеньки узкие, а держаться за поручень у стены Вильям не мог. Всё-таки с горем пополам ему удалось спуститься и не упасть, хотя пару раз такая опасность над нам нависала.


Он прошёл по прямому и узкому коридору, достигнув тупика спустился ещё по одной лестнице и оказался у входа в двигательный отсек: по левому боку от него в стену была врезана железная дверь. Он без труда открыл её, провернув ручку-винт магией. Отец рассказывал о внутреннем устройстве «Искателя», который был каноничным в плане строения кораблей той эпохи, но за прошедшие пять лет мало что изменилось. Двигательный отсек - очень просторное помещение с бронёй, уступающей по толщине лишь броне порохового погреба. Здесь находился генератор, активирующий двигатели, тут же, в самом центре, стояла антиграва. Этот сложнейший техномагический прибор представлял собой один большой диск на полу, два маленьких на потолке, а между ними - многогранная фигура, в которую вставлены энергетические стержни, созданные из обычных магических кристаллов. Всего их было шесть: пять вспомогательных и один центральный, все разных цветов. От каждого кристалла внутрь фигуры уходили многочисленные провода, а толстые кабели тянулись вверх, к потолку. Да, Бурогривая вполне могла гордиться этим устройством. Мощности подобной антигравы хватило бы на то, чтобы в воздух взмыл линейный корабль, не то что "Закат".


- О, Вилл! Приветствую тебя здесь, в моей обители! Только, чур, копыта перед входом вытирать!


Вильям обернулся - позади него стояла таврийка. Хвост-Задери была в серой накидке со множеством карманов, в которых лежали различные инструменты. На всех четырёх нижних лапах вместо павсов у самки странная обувь, состоящая из соединённых вместе чёрных ремней. На верхних лапах тавра перчатки с вырезом для когтей.


- Привет, - улыбнулся Срогг. - Вот, по совету капитана решил заглянуть. Может, какая помощь нужна?


Тавр смерила его внимательным взглядом, скрестив верхние лапки на меховых холмиках груди.


- А ты понимаешь что-то в технике?


- М-м-м... Это спорный вопрос... Болт от гайки отличу.


- Лады, - сощурилась Хвост-Задери. - Подойди сюда, покажу кое-что интересное.


Оказалось, у одной из стенок двигательного отсека находились несколько плоских мониторов, на которые транслировалось изображение с носа, бортов и кормы «Заката» - это не считая ещё трёх мониторов, два из которых показывали текущее состояние двигателей и антигравы, а третий был «рабочим» и на нём сейчас виднелась морда Бурогривой. Она подмигнула Вильяму.


- Круто, - присвистнул единорог. - Решили похвастаться, капитан?


- Можно сказать и так. Это если и не сердце, то по крайней мере спинной мозг нашего корабля, - удовлетворённо ответила хорс. - Я хотела бы тебя сразу кое о чём предупредить, Вильям. Во время абордажа может сложиться ситуация, что на наш борт переметнётся противник. Тогда чем бы ты не был занят, ты должен бросить все дела и ринуться защищать именно этот отсек. Как и любой, кто окажется поблизости.


- Ясно. Что-нибудь ещё, капитан?


- Это всё. Просто продемонстрировала тебе возможности внутрикорабельной связи. Развлекайся.


Экран погас.


- Очень интересно, - заметил Срогг, оборачиваясь к тавру. - Вы, значит, ещё незаменимее Ричарда?


- Почему это? Наш старый дог прекрасно знает и техническую составляющую «Заката», так что может меня подменить в случае чего, - усмехнулась Хвост-Задери. - Ладно, хватит о нём. Давай лучше о тебе? Бурогривая послала тебя ко мне по моей просьбе, пони.


- По вашей?


- Я хотела узнать - чего это столь юный жеребец задумал присоединиться к нам? Ты прыгнул на палубу пиратского корабля, которых зачем-то предупредил о нападении имперцев... Это был продуманный план или...


- Да ничего я не продумывал! Просто остался на борту во время вашего отплытия из Изумрудного. Мне тогда соскакивать под пули как-то не хотелось.


- Нет-нет, это понятно. Но ведь ты подписал договор, находясь в более спокойной обстановке. Бурогривая не стала бы кидать тебя в море или перерезать глотку, если бы ты этого не сделал. Значит, ты совершил осознанный выбор! Почему?


- Скажем так - ваши слова о том, что вы не грабите суда Союза Островов, но дерётесь с Империей, послужили для меня хорошим стимулом. Мне незачем возвращаться на Изумрудный. Того Изумрудного, на котором я рос, больше нет. Империя поглотила его и выплюнула разжёванную оболочку, - он ударил копытом по палубе. - Я люто ненавижу Империю и всё, что с ней связано.


Таврийка прошла к своим экранам и дотронулась пальцем до того, на котором показывалась антиграва. Изображение дёрнулось и сменилось на карту-схему корабля. Почему-то Вильяму показалось, что она хочет отвлечься от собственных мыслей, но тавр всё равно продолжила разговор. Правда, голос её потускнел, а длинный хвост безжизненно повис.


- Я пошла в команду Бурогривой по схожим причинам. Правда, я бы предпочла нападать только на суда Империи и её ближайших союзников, но это не мне решать.


- Тоже? А... Каковы причины?


- Причин у многих из нас хватает, - с горечью в голосе ответила Хвост-Задери. - Имперцы убили моего отца, когда атаковали корвет «Би Арома» четыре года назад. Мой отец был капитаном этого славного судна и на его счету десятки захваченных и уничтоженных кораблей Империи.


- Он был пиратом?


- Он был свободным фурри. И дрался против Империи за свободу других.


- У меня отец тоже погиб от лап Империи...


Таврийка повернулась к единорогу.


- Тоже?


- Он был простым искателем приключений и торговцем, - бросил Вильям. - Но его смерть была нужна Империи, чтобы ввести свой военный контингент на нашу территорию без объявления войны. Вроде как защита от пиратов, а на деле оккупация. Мой... Моя мать считала, что в убийстве моего отца виноват лично адмирал Сан-Дар.


- Вице-адмирал Сан-Дар, - нахмурилась тавр. - Он и вправду убийца и последний негодяй, стремящийся набить собственное брюхо. Он даже Империи служит лишь затем, чтобы набивать собственные карманы. У него куча детей и у каждого по своей эскадре торговых судов, плюс ещё корабли охранения. А сам Сан-Дар островитянин нескольких десятков морских и пары летающих островов.


Вильям неопределённо махнул копытом. Всё это он прекрасно знал, да и самого Сар-Дара раза два видел. Его «Неустрашимый» заходил на Изумрудный в прошлом году, перед и после длительного похода на юг. Белоснежный тавр-ирбис, всегда появляется в своём кроваво-красном костюме с чёрными цветами на погонах. Увы, Льюис уже тогда позабыл о своей клятве вцепиться ему в глотку и Вильям в одиночестве представлял, как бы ему засадить копытом в наглую морду шестилапого. К сожалению или счастью, эти мечты оставались мечтами.


- Эй, а мы-то уже скоро будем на месте! - внезапно сказала Хвост-Задери, выведя единорога из задумчивости. - Советую подняться на палубу, ди-Срогг! Сейчас ты увидишь кое-что удивительное!


- Да ну?


По правде говоря, он бы предпочёл остаться, но тавр уже развернулась к экранам. Понятное дело, посадка - ответственный момент для двигательного отсека. Поэтому жеребец быстро выскользнул за дверь и помчался по лестнице наверх. Взбираться - не подниматься, уж с этой задачей он справился быстро.


На палубе уже воцарилось спокойствие. Форт сидел на какой-то бочке и дамской пилкой подпиливал когти на правой лапе. При этом волк ещё насвистывал какую-то весёлую мелодию. Риз и Бад разговаривали о чём-то на носу. Ричард же стоял у фальшборта, сложив передние лапы и скрестив задние. К нему и подошёл Вильям.


- Мы подлетаем? - спросил он.


Динго дёрнулся и повернулся.


- А, это ты, четырёхкопытник, - сказал он. - Ну да. Подлетаем. Смотри сам!


Он вытянул лапу, показывая куда-то вперёд. Срогг приподнялся на задние ноги и посмотрел в указанном направлении. То, что он увидел, оживило в нём воспоминания о не таком уж и далёком детстве - именно о таких чудесах говорил его отец, пока ещё был жив. Там, впереди, над водной гладью величественно парили десятки покрытых мхом или абсолютно безжизненных камней, оставшихся от огромного летающего острова. Неизвестно, что с ним случилось, но так или иначе, остров этот распался на сотни обломков. Одни из них были округлыми, другие превратились в причудливые фигуры, третьи изрыты дырами, четвёртые покрыты льдом. Однако и это ещё не всё. Та часть, которую не удерживала больше в воздухе магическая энергия, рухнула в океан и образовала десятки мелких, несколько средних и один большой остров. Нет, неправильно. Это был не просто большой остров, а огромный, гигантский остров, едва ли не больше Изумрудного. Золото песка его, растянувшееся на полмили, постепенно переходило в зелень полей, а потом и в ковёр настоящих джунглей, которые тянулись до высокой горы, поднимавшейся в самом центре острова. Интересно, что это такое - шутка природы Акватории или её великолепное творение?


Однако природа не имела здесь безраздельной власти. Остров был окружён защитными стенами и башнями, которые также были построены и на летающих глыбах, и на островах поменьше. Кроме того, с юга на запад главный остров пересекали линии домов в два, три, а то и больше этажей, связанных между собой линиями электропередач, что тянулись от расположенной на севере электростанции. Стояли там и различные строения нежилого типа, разве только больших заводов на острове Вильям не заметил. Зато на востоке вздымалась огромная морская пристань, а к горе - тоже с востока - была подстроена воздушная. И там стояли корабли. Признаться, Вильяма, несмотря на то, что он был пони, именно корабли и поразили больше всего. Какие тут только суда не стояли! Шнявы, бриги, корветы, ладьи, джонки, фрегаты, страшные и уродливые гребные лоханки, баржа, даже один линейный корабль - этот, естественно, относился не к летающим, а к мореходным судам. Единорог вытянул шею и вытянулся сам, до боли в глазах вглядываясь в эти корабли. Их стояло более трёх десятков, из них чуть ли не половина - летающие. И все до одного были военными или переделанными из "купцов" боевыми судами.


- Эй! Сейчас свалишься! - нахмурился Ричард, положив лапу на шею Вильяма. - Не забывай, ты всё-таки единорог, а не пегас.


- Это и есть Золотая Черепаха, да? - спросил жеребец.


- Она самая. Самый крупный пиратский остров, находящийся в нейтральной зоне. Всё здесь хорошо, но цены на продукты кусаются. На Черепахе выращивается мало продуктов, лишь для собственного потребления. Поэтому всё пригодное в пищу закупают у бродячих торговцев и перепродают. А это вызывает определённые накладки. На Изумрудном мы после долгого похода специально набили весь продуктовый склад, у вас всё-таки товары намного дешевле. А вот орудия, снаряды, запчасти и даже целые корабли - пожалуй, самые дешёвые в Акватории. Кстати, тут есть ещё одна пристань, она за горой, потому и не видна. Туда мы и направляемся.


- Класс, - только и сказал Вильям. - Так именно здесь нас будет ждать мистер Фа-Рык?


- Да. Он хотел тут подобрать нам кормовое орудие. Ты ведь уже знаешь, кем будешь на нашем борту?


- Да, сэр. А вы вправду согласились меня обучать сами, или это капитан вас заставила?


- Не умеешь ты держать язык за зубами, Вильям, - покачал головой динго. - А этому очень желательно научиться. Это плохой вопрос и другой на моём бы месте быстро показал тебе, насколько.


- Простите...


- Ничего страшного, учитывая, что я действительно сам вызвался тебя обучать, - улыбнулся Ричард.


- Но... Ведь управление орудия не запланировано на пони, да?


- И что? Слушай, доставят пушку - разберёмся, как тебя на неё посадить.


- А почему именно меня?


- Вообще-то Бурогривая хотела на неё поставить матроса с берега, которого бы мы наняли на Черепахе, а тут ты так удачно подвернулся...


"Закат" замедлил ход. Вильям увидел, что его раскрытые мачты-плавники начинают складываться и корабль стал медленно снижаться. В воздухе что-то блеснуло - это небольшой летающий шлюп сверкнул своими парусами, огибая "Закат". Так как никто из канониров не бросился к пушкам, Вильям предположил, что это был корабль из охраны острова и не ошибся. Шлюп несколько секунд летел точно над ними, видно, устанавливая связь. Затем он накренился и полетел вниз. В это время Аква вновь подняла на мачтах флаги, которые она спустила сразу после боя с патрульными фрегатами. Негромко рыча двигателями, "Закат" пролетел над городком, обогнул гору и увеличил скорость снижения. Внизу открылась ещё одна пристань, возле которой находилась небольшая деревушка. Там стояло всего пять кораблей и именно к ним стал спускаться "Закат". Когда до водной глади оставалось около ста метров, в глубине корпуса Хвост-Задери отключила двигатели и те убрались внутрь корабля. "Закат" более-менее плавно опустился на воду, подняв высокие волны и чуть-чуть накренившись - Вильям на этот раз устоял на копытах, а корабль, покачнувшись разок-другой, занял на воде устойчивое положение и не спеша направился к пристани.


В это время Бурогривая вышла на палубу. Она переоделась - на кобыле были синие штаны, белая рубашка и синий мундир, на голове - тёмно-синяя треуголка, как у заправского адмирала. На ногах у неё коричневые высокие павсы, только не такие, какие носят имеющие пальцы, а специальные, для копытных. Одну руку кобыла положила на рукоять красивой шпаги, другую заложила за спину.


- Ричард, Срогг, Риз - со мной на берег, - окинув взглядом своих подчинённых, приказала она властным голосом. - Переодеться и взять с собой оружие. Вильям, выпроси у Дика пояс и пистолет. На всё - семь минут. Пошли.


- Погнали, четырёхкопытник, - бросил Ричард, отходя от фальшборта.


Как позже выяснилось, Бурогривая, Владимир, Ричард и Йохан, то ест вся корабельная "элита", имели на "Закате" собственные каюты (правда, ещё Аква довольствовалась собственным небольшим помещением, совмещённым с кухней, ну или камбузом). Тогда хорошо рассмотреть внутреннее убранство каюты Ричарда Вильям не успел, но даже того малого, что он увидел, ему хватило. Книжный шкаф, набитый книгами так, что казалось, будто он сейчас лопнет. Стол, заваленный картами и дисками. Проигрыватель и небольшой телевизор, старый и громоздкий. Кровать, отлично застеленная, но заваленная кучей книг, которым, похоже, не нашлось места на полке. Стеной шкаф с достаточно большой коллекцией нарядов, часть из которых явно использовалась для пиратских целей: военные мундиры Империи и Союза Островов, мешковатые подобия платьев - одеяние воинов островов Тонга, роскошная одежда купцов Торговой Гильдии, доспехи рыцарей Ангорского Сектора... Именно от доспеха Ричард отцепил широкий ремень и кинул пони. Затем он переместился к тумбочке рядом с кроватью, выдвинул ящик и бросил Сроггу четырёхзарядный револьвер, который жеребец едва успел схватить магией. Правда, револьвер имел спусковой крючок и предназначался для лап или рук, но для владеющего левитацией пони подходит любое оружие. Вильям быстро затянул ремень, обмотав его вокруг пояса, и сунул за него оружие.


- Без приказа не доставай, - посоветовал Дик. - А теперь брысь на палубу!


Когда Срогг поднялся, Бад уже опустил сходню. Бурогривая и Риз, также переодевшийся в тёмно-синий костюм, стояли у фальшборта и ждали их.


- Хорошо выглядишь, ди-Срогг, - заметила пиратка, окинув взглядом жеребца. - Но жилет тебе стоит сменить. Напомни мне об этом.


Вильям кивнул, хотя менять жилет ему очень не хотелось. И не только из-за спрятанных денег. Всё-таки память...


- Сойдя на берег, мы с вами сразу же отправимся в бар "Три подковы", - продолжала кобыла. - Там нас будет ждать Фа-Рык со всей абордажной командой. А также один мой хороший друг, поэтому всем вести себя прилично, чтобы не получилось, как в прошлый раз! Слышал, Ричард? Ди-Срогг, тебе я советую держать язык за зубами и никуда от нас не отходить, понятно?! Здесь слишком много тех, кому нельзя доверить и старую пуговицу.


- Ясно, - кивнул жеребец.


- Пока мы прогуливаемся Владимир остаётся главным на "Закате". Остальные же будут готовить корабль к переходу на другую часть острова.


* * *


В представлении Вильяма обычный пиратский город должен выглядеть так: улицы, загаженные помоями, так как о канализации и водопроводе никто здесь толком не слышал; бары, кабаки и бордели на каждом углу; толпы пьяных, горланящих песни, десятки драчунов, подпарывающие друг друга ножиками и стреляющие из пистолетов; проститутки обоих полов и всех возрастов; никаких законов и правил.


Но единорогу пришлось поменять своё мировоззрение, едва отряд из четырёх фурри вошёл в городок. Улицы были не то, чтобы чистыми, но и не очень грязными. Мусор аккуратно собран в кучки, а всякие бумажки, бутылки, пустые пачки сигарет - они же лежат на земле в любом порту! Жилых домов немного, бары и бордели и вправду есть, зато кроме них имеется ремонтная мастерская, пара продуктовых магазинов, бутики с одеждой и оружием, два обшарпанных, но ещё привлекательных здания отелей. По улицам ходили местные жители, легко узнаваемые по богатой одежде, а также моряки и воздухоплаватели. Многие с оружием, но сабли в ножнах и пистолеты в кобурах, либо заткнуты за пояс. Толп орущих песни пиратов не было - лишь два раза им по пути попались мирно спящие алкоголики, волк, забившийся под телегу, и пегас, привалившийся к стене дома. Но эти спали крепко и если бы не храп, то их можно было бы принять за дорожную кочку и элемент декора соответственно.


- Как-то тут... Неестественно. Я имел о пиратах другое представление, - сказал Вильям, оглядываясь по сторонам. Его внимание привлекла к себе клумба с цветами, разбитая перед забором небольшого одноэтажного домика. Сначала Вильям подумал, что здесь живёт какой-нибудь пони, но когда они уже отходили от дома, из него вышла молоденькая хорошенькая лисичка с лейкой в передних лапах.


- А ты что, считал, будто мы только и умеем, что пить и убивать? - нахмурился Ричард. - Нет, сэр, это отнюдь не так. Правда, заслуга в этом не наша. Золотой Черепахой управляет адмирал Громов, он же Портов. Именно он установил здесь такие порядки. Попойки - только в специально отведённых местах. Драки - дуэли до пяти хвостов, тоже в специальных местах. Чтобы пресекать правонарушения у Черепахи имеется своя полиция. Но зато это самое безопасное место для пирата в данном районе Акватории. Флот Золотой Черепахи состоит из десяти быстроходных бригов, четырёх корветов и двух фрегатов, которые готовы в любой момент взвиться в воздух. Стены и башни защищают остров с моря, а на валунах, что парят над нашей головой, установлены дальнобойные пушки. Так что никакая Империя, никакой Союз здесь власти не имеют. Если какой-нибудь из кораблей, не принадлежащих пиратам, захочет зайти в порт, он сначала подвергается досмотру. Гарнизон Золотой Черепахи составлен из двух батальонов отборных солдат и сметёт в море любого, кто попытается штурмовать остров.


- Видно, безопасность здесь на уровне.


- Это действительно так, юный ди-Срогг, - отозвалась Бурогривая. - Ну, отставить разговоры. Мы пришли на место.


Бар "Три подковы" был расположен в небольшом одноэтажном здании. Стены давно не красили, окна не мыли. Крепкие железные двери исцарапаны, испачканы чем-то тёмным, да и вообще не слишком презентабельны. У Вильяма по спине пробежали неприятные мурашки и опустились по ногам до самых копыт. В таком местечке его могло ждать всё что угодно. Уж чего-чего, а умереть от ножа какого-нибудь пьяного пирата Вильяму хотелось меньше всего.


Внутри бар представлял собой расчленённый на три части широкий зал. Впрочем, простор не спасал от вони табака, которым помещение было наполнено. Большую площадь бара занимали круглые и квадратные столы, заставленные табуретами, стульями, креслами и всем остальным, на чём только можно было сидеть. Другая часть - сцена, где полуобнажённая самочка-лисичка как раз снимает поясок, прикрывающий низ её стройного тела, пока рядом кобылка-пегас кидает в толпу розовую юбчонку. И третья часть - барная стойка, за которой работают аж двое, статный немолодой единорог в строгом костюме и молодой леопард. За стойкой стояли лис, волк, тигр и кошачий тавр. Кстати, похоже, единственный шестилапый в баре. И где же Фа-Рык? Вильям огляделся по сторонам, ища его. Среди разношёрстной массы посетителей «Трёх подков» присутствовали пять-шесть хорсов, три волка и столько же лисов, немного представителей других видов хищников, четверо кошачьих, несколько терра-пони, два единорога и четыре пегаса. У стойки для стриптиза расселись двое чёрных волков, пёс и один бурый медведь, рядом с которым замерла тигрица, чей набор одежды был более чем скромен. Кроме посетителей по залу прогуливались четверо официантов - три самочки, из них одна кобыла-единорог, а также енот, который, видно, был занят обслуживанием особо богатых клиентов. Но Фа-Рыка не было видно. Зато как раз одним из богатеньких клиентов был рыжий лис с белой грудью и белой мордой. Он спокойной курил трубку, сидя за дальним столиком, однако внезапно его прозорливые зелёные глаза выхватили из толпы посетителей Бурогривую и хищник, отложив трубку, помахал ей лапой. Кобыла тоже заметила его и немедленно направилась к столику лиса.


- Мистер ди-Срогг, познакомьтесь! - весело воскликнула она, перекрывая гвалт, царивший в баре. - Сэр Джонатан Уайт, пиратский адмирал! Командир соединения из четырёх превосходных боевых кораблей, способных своими пушками разнести любой форт на просторах Акватории. Уайт, это мой новый стрелок, Вильям Аннаэр ди-Срогг.


- Очень приятно, - улыбнулся лис. - Присаживайтесь, здесь пока свободно.


- Нам некогда. Мы ищем моего...


- Фа-Рыка, не так ли? - перебил её лис. - Он сейчас придёт от барпони. И да, он видел ваше приводнение и отправил твоих абордажников обратно на «Закат». Надеюсь, ты не возражаешь против этого?


- Странно, мы их не заметили.


- Скорее всего, вы разминулись по пути.


- Ну, я спрошу у Фа-Рыка насчёт такой самовольности. Кстати, где он?


- Говорю же - у барпони.


Только сейчас, оглядевшись по сторонам, Вильям заметил, что у барной стойки стоит не лис, как он сначала подумал, а лисотавр. Он развернулся, углядел место Уайта и направился к нему, держа в обеих верхних лапах по деревянной кружке.


- Капитан! - крикнул Фа-Рык, подходя ближе. - Рад вас видеть... А это кто?!


"Задолбали" - подумал Вильям.


- Вильям Аннаэр ди-Срогг, новый член нашей команды, подобранный в Изумрудном. Стрелок того орудия, которое ты должен был достать.


- И достал, кэп! - Фа-Рык встал за стол. - Отличная пушка, универсальная, двадцать миллиметров, питание ленточного типа, так что мучится с зарядкой не нужно. Но зато придётся монтировать под палубой настоящий...


- Об этом позже, - мистер Уайт пробежал когтями по столешнице. - Я хотел встретиться с тобой не просто так, морская кобыла. И оставим ТТХ твоей пушки на потом, ага?


- И в чём проблема, адмирал?


Уайт бросил на Вильяма настороженный взгляд. Тот ощутил непреодолимое желание стать маленьким-маленьким, размером с паразита-параспрайта. Или ещё меньше. Хоть с блоху. На блоху хотя бы никто так не посмотрит...


- Я думаю, он умеет держать язык за зубами, - сказала вдруг Бурогривая. Уайт словно бы с облегчением вздохнул и продолжил.


- Тогда слушай. Наша с тобой затея столкнулась с неожиданными трудностями, кобыла. Каждый галеон сэра Бэрроу получил новейшую систему навигации, совмещённую с возможностями неслабого локатора. Чтобы поиграть с ним, нам с тобой придётся подвергнуться немалому риску.


Вильям едва на месте не подпрыгнул, услышав имя их противника. Сэр Бэрроу - островитянин крупного острова, находящегося в нейтральной зоне. Владелец около сотни кораблей. Владелец. А ещё совладеет примерно таким же числом. Да напасть на его торговые эскадры может лишь безумец!


- То есть, подкрасться к этой падали незаметно не получится? - как ни в чём не бывало спросила хорс.


- Только используя "Грозовое Облако", моя дорогая, только его.


Уайт приложился к своей кружке. За столом воцарилось тяжёлое молчание.


- Я чего-то не знаю? - осмелился задать вопрос Вильям.


- Наш капитан и адмирал Уайт придумали план нападения на галеоны Бэрроу, - ответил ему Риз. Голос его показался Вильяму пусть тихим, но несколько крикливым и неприятным. Может, это от волнения? - Его суда набиты золотом и серебром, поскольку Империя использует частный флот лорда для своих перевозок драгоценных металлов из дальних колоний. Это и безопасней и дешевле.


- Однажды команда одного из таких галеонов взбунтовалась, убила капитана и увела корабль сюда, - продолжил за лиса Ричард. - Из его трюма, переоборудованного в настоящую сокровищницу, мы извлекли семьсот килограммов золота и триста пять килограммов серебра. Плюс к этому магические кристаллы, за которыми-то и пойдёт наша совместная охота. Поскольку стоят они гораздо дороже презренного металла. Только видно, не суждено охоте начаться, да?


- Почему? - Уайт оставил кружку и вновь взял в пасть трубку. - Я собираюсь нанять ещё двадцать пегасов. Эти парни создадут самую большую грозу, которая только возможна на свете. Осветим путь нашему доброму другу вспышками молний!


- Молний? - оживился Срогг. - Вы что, собираетесь устроить грозу и атак... М-м-м!!!


Мощная лапа Дика обхватила его морду и сжала челюсти так, что единорог пискнул от боли.


- Молчи, дурак. То, что тут все орут, не означает, что нас никто не слышит. Кивни, если понял.


Вильям коротко кивнул и динго убрал лапу.


- Если и атаковать корабли с такой системой слежения и навигации, то только в том районе, где их приборы не будут иметь такой силы, - понизив голос, сказал Уайт. - Гроза - лишь часть плана, который мы начали разрабатывать. Но главное уже сделано. У "Заката" появится кормовой стрелок, и это может немного облегчить нашу задачу.


- Я ещё не стрелок...


- Это мы исправим, - заверил Фа-Рык.


- Эм... А какое орудие вы мне приобрели? - поинтересовался пони. - Просто... Как я буду управляться с ним?


Фа-Рык смерил жеребца внимательным взглядом, в котором Вильям разглядел некую заинтересованность. Наверное, тавру не терпелось похвастаться своим приобретением, но он не хотел портить «сюрприз».


- Не волнуйся, справишься. Пушка что надо, - он приложил два пальца к губам и отнял их, издав звук поцелуя. - Изюминка! Но ядовитая.


- У вас всё равно есть несколько дней на подготовку. Мне надо обсудить с Уайтом некоторые детали, а затем мы совершим боевой вылет и посмотрим, чему ты научился. Если всё пройдёт удачно, - она лихо откинула спавшую на глаза гриву. - Мы попытаемся сорвать крупный куш. И клянусь последним срезом копыта, что мы его сорвём!


Уайт не спеша закурил.


- Два крупных куша у нас будет, дорогуша. Два. А лучше - три.


- Смотря насколько повезёт.


- Про охранение что-нибудь известно? - спросил Ричард.


- Неизменно. Три фрегата и один корвет на два галеона.


- Сильная охрана, - заметил Вильям.


- Очень сильная. Но, думаю, мы с ними справимся, если нападём внезапно, - сказал Уайт. - У Бэрроу кишка тонка нанимать быстроходные корабли. Если наш план удастся, уйти от этого сборища недоумков не составит труда.


- Ну, это уже наше дело, - поднялась Бурогривая. - Что же, была рада вновь увидеть тебя, Уайт. Завтра в это же время в этом же месте. А нам пора.


- Эй! Я ещё ничего не заказал! - возмутился динго.


- Выпьешь на корабле. Фа-Рык, ты тоже возвращаешься! Нечего беспокоить сэра Уайта своими россказнями да пьяным голоском.


- Ну вот! Только собрался...


Он умолк, уловив на себе сердитый взгляд кобылы.


- А мы, Вильям, зайдём сейчас в магазин одежды и подберём тебе подходящую форму, - продолжила Бурогривая. - Не годится пирату щеголять в... В том, во что ты одет.


* * *


Признаться, во время встречи с Уайтом Вильям Аннаэр ди-Срогг был потрясён до дрожи в копытах два раза. Первый: когда услышал термин «пиратский адмирал». Ведь содержать даже один корабль пиратскому капитану очень тяжело - команда, особенно если она не принадлежит капитану душой и лапами, может поднять бунт при первой же неудачи. И отвернёт. А обеспечивать корабли порохом и продуктами, водой, небесными парусами, снарядами, кристаллами для антигравы, ремонтировать, экипажу платить?.. Это же сколько денег! Максимум, что могут позволить себе пираты - это два корабля, и то на второй ставят проверенного помощника, который проходил с тобой огонь, пот, воду, медные трубы и хладные трупы. На содержание четырёх кораблей нужно целое состояние и постоянные победы! А где набрать ещё трёх верных помощников? Второе потрясение Вильям испытал, когда Бурогривая и Уайт при команде начали оговаривать план нападения на галеоны сэра Бэрроу. Ни один капитан не должен распространяться о таких вещах перед командой. Это же неписанное правило! Всё равно, что показывать карту острова сокровищ! Нет, может быть Бурогривая уверена в Ричарде и Ризе, но ведь она говорила при Вильяме, которого и дня-то не знает!


Однако Вильям сам не знал двух вещей. Первое - Джонатан Уайт был островитянином, который держал в своих лапах два небольших, но вполне себе плодородных кусочка земли с парой сотен фурри и их продукцией. Так что даже неудачный поход был пиратскому адмиралу не страшен, команда не предаст того, от кого стабильно получает деньги. А Бурогривую не предали бы, даже если бы она на год отсрочила выплату радинов экипажу «Заката». Каждый в команде морской кобылы был чем-нибудь, да обязан ей. Понятие чести для всех этих фурри - не пустой звук. Так что бояться мятежа капитану "Заката" не следовало.


Впрочем, все вопросы быстро исчезли из головы пони, едва отряд вернулся в порт. Позади "Заката" стоял небольшой автокран гусеничного типа, уже опустивший на корму пришвартовавшегося корабля орудийную установку. Бурогривая, улыбаясь и заложив руки за спину, поспешила в сторону трапа и первой поднялась на борт своего корабля. Вильям успел вторым - и вновь ему пришлось пережить небольшое раздражение, когда Фа-Рык заставил его задержаться и по очереди представил каждого из пятёрки абордажной команды. Вильяму больше всего хотелось сейчас посмотреть на своё оружие, а затем спуститься куда-нибудь в недра корабля и достать из своего жилета радины. Он сказал про них Бурогривой, когда та приобрела ему дешёвую, но добротную и новенькую кожаную жилетку специального типа, предназначенную именно для пони. Признаться, реакция Бурогривой была сдержанной - она заявила, что единорогу не следовало скрывать свои деньги, так как никто отнимать их у него не собирается. Об этих словах и думал Вильям, рассеяно здороваясь с членами абордажной команды.


- Рад, что теперь у нас полный набор пони, - заметил Фанг, отнимая своё копыто от копыта Вильяма. Его голос вывел Срогга из задумчивости.


- Почему это?


- Ну как! Единорог, терра-пони и пегас.


- И вправду... А я, признаться, рад, что попал на корабль к таким фурри, - улыбнулся Вильям. - Если только вы не станете будить меня в два часа ночи и заставлять бегать по кораблю от носа до кормы с веником на голове.


- Хм... Хорошая идея. Спасибо, что подсказал.


Судя по ответной улыбке, такой ночной сюрприз Вильяму всерьёз не грозил и, наконец-то отделавшись от членов абордажной команды, единорог получил право поцокать на корму. Бурогривая, Ричард и Владимир его ждали, хвостами и мордами выражая своё нетерпение.


- Ты больно общителен, Вильям Аннаэр ди-Срогг! - недовольно фыркнула Бурогривая, как будто бы единорог сам решил разговориться с членами её команды. - Смотри уж, что тебе достанется!


Вильям посмотрел. Не то, чтобы он был удивлён - так, немного шокирован. Орудие, что ему досталось, принадлежало к классу скорострельных универсальных пушек. Открытого типа орудие на поворотном лафете, длинноствольное, в вытянутом эллипсе корпуса щель для ленты, с другой стороны отверстие для гильз. Позади орудия - этакое кресло небольших размеров, наверное под енота или горностая, но после определённой переделки вполне сгодится и для поя. Под креслом - две педали, две S-образные ручки, одна ручка Г-образной формы и пара кнопок. И всё?


- И всё, - ответил на его вопрос Ричард. - Управление максимально облегчено. Педали обеспечивают поворот орудия влево и вправо соответственно. Две ручки отвечают за соединение коррективы горизонтали и вертикали цели. Они же регулируют дальность. Вон та ручка, - он показал на Г-образную. - Продвигает ленту. Сегодня Форт и Риз закончат монтировать под палубой этакий небольшой пороховой погреб, откуда и будет подаваться лента. Всё на автоматике, кроме стрельбы, естественно.


- А это не опасно? - удивился Вильям. - Ящик же будет находиться прямо над капитанской рубкой! Одно удачное попадание - и всё!


- Опасно. Мы нарастим броню и толщину палубы. Даже если этот склад взорвётся, капитанская рубка пострадает минимально, - Ричард задумчиво почесал когтем нос. - Увы, но тебя это не спасёт.


- Прекрати пугать жеребёнка.! - нахмурилась Бурогривая. - Не волнуйся, парень. Скорее вражеские снаряды выбьют тебя из кресла, чем продырявят корму "Заката".


- Думаю, мне в любом случае будет очень неприятна подобная ситуация.


- Надеюсь, что ты останешься в живых, пони, - честно сказала морская кобыла. - Мне нужен кормовой стрелок. Всегда бесило, когда на хвост "Заката" опускался какой-нибудь быстроходный бриг и начинал безнаказанно сдирать нашу краску.


- Я постараюсь не подвести вас, капитан.


- Надеюсь, - Бурогривая посмотрела на орудие. - С завтрашнего дня приказываю начать обучение Вильяма Срогга стрельбе из данной пушки. Мистер Ричард, напомню, эта задача возложена на вас.


- Есть, капитан.


- Все могут расходиться по своим постам. Владимир - к штурвалу. Нам стоит подойти к главной пристани Черепахи, а не болтаться здесь.


Оба хорса поспешили на корму, в то время как Ричард подошёл к орудию и провёл лапой по его корпусу.


- Отличное орудие. Лента - двадцать снарядов, один выстрел в две секунды. Заряжание автоматическое. Дальность стрельбы - до тысячи метров без уменьшения силы снаряда. Максимальная убойная дальность - тысяча четыреста двадцать два метра. Впрочем, броню свыше ста миллиметров пробивает с дистанции не выше пятисот. Но для того, чтобы огрызаться от быстрых и мелких судов лучше пушечку не подберёшь. Ленточное питание, особенно сцеплённое, позволяет вести длительный огонь и не заботится о перезарядке. Если наши умельцы смогут, набьём тебе ленту снарядов на двести - и крой, сколько душа пожелает.


- Место управления мне не подходит, - вставил Срогг.


- Переделаем. В этом ничего сложного не будет.


- Надеюсь...


- Я сказал - не будет, значит, не будет, Вильям Аннаэр ди-Срогг! - уверенно сказал динго. - А будешь спорить - швырну за борт. Искупаешься.


- Ну спасибо, - нахмурился пони.


- Ладно, не принимай всё так серьёзно, четырёхкопытник. У нас так непринято. Наверное, мы покажемся тебе несколько странной компанией... Но я думаю, ты отлично в неё впишешься.


- Ага, - хмыкнул Вильям. - Слушай, а как из этой пушки стрелять?


- Без снарядов показывать не буду, дело пустое. Сам завтра всё увидишь. А теперь брысь! Я хочу сам проконтролировать работу наших канониров, а ты тут будешь только мешать!


- Не больно-то и хотелось! - обиженно заявил единорог, развернулся и резко взмахнул хвостом слева направо.


Оскорблённый до глубины души, он спустился с кормы, немного прошёлся и лёг на палубу, прислонившись спиной к одной из мачт. Прикрыв глаза и подставив мордочку под лучи солнца, он задумался над собственными проблемами. Итак, он полноправный член экипажа пиратского корабля с капитаном-кобылой, судя по всему, отнюдь не безызвестной. Другие тоже казались вполне нормальными фурри. Вот только Ричард явно не слишком ценил нового члена экипажа. Наверное, он считал, что это не такой уж и хороший способ отправиться в плавание - прыгнуть на палубу корабля. Да и возиться с ним, как с жеребёнок, он тоже навряд ли хотел... Да, динго не особо рад тому, что Вильям оказался на этом корабле.


Внезапно солнце что-то заслонило, по шерсти пони пробежал холодок от ветерка, поднятого взмахами крыльев, а затем раздался тихий стук копыт. Вильям разлепил веки - перед ним на задних ногах стояла Аква. На левом глазу у неё была чёрная повязка, точная копия той, что носил Джерри. Ну, разве что немного поменьше.


- Это зачем? - спросил Вильям.


- Что? А, ты про это? - кобылка дотронулась до повязки. - Да так, небольшой фокус. Тебе ведь должно быть известно, что к темноте зрение пони привыкает достаточно медленно?


- У всех, кроме фестралов.


- Ну да, - она с лёгкостью опустилась на все четыре копыта. - С ними всё наоборот... Так вот, у нас установлена слишком мощная антиграва и часто случаются перепады напряжения. Как побочный эффект, лампочки у нас летят каждый день. А без них внутри темно. Да и особые причины у меня есть...


"А она болтлива" - отметил Срогг.


- ...Например, совсем недавно мы сошлись в схватке с вражеским корветом. Мы разрушили его энергетические функции и заставили сесть на воду. Но капитан попался не дурак - увёл своих ребят во внутренние помещения. В ходе абордажа я оказалась в полнейшей темноте и успела схватить пулю в крыло и левую переднюю ногу. Теперь перед каждым выходом в море я надеваю эту повязку. На всякий случай... Правда, забыла, когда мы уходили с Изумрудного. Но тогда ты меня выбил из колеи.


- Я? - нахмурился пони.


- А ты морду не корчь. Свалился, как параспрайт на яблоко.


- Я нечаянно. Просто всё так быстро произошло...


- Старое вспоминать - вперёд не двигаться, - назидательно заметила пони. - Ты чего разлёгся?


- Да пушку-то ещё путём не установили, - махнул копытом пони. - Вот я...


- Пушку не установили, так что, других дел не найдётся? - Аква посмотрела ему прямо в глаза. - Мне тут наш доктор сообщил, что ты меч даже в зубы не брал. Так не пойдёт. Хочешь, потренируемся? У меня как раз свободное время есть.


- А где?


- Да прямо здесь. Палуба широкая. Подожди меня!


Она пулей умчалась на корму и, судя по всему, спустилась куда-то во внутренние помещения. Едва Вильям поднялся на ноги, как она уже вернулась, крыльями прижимая к бокам две сабли.


- Это - моя, - она показала Вильяму клинок, висевший у неё с правого бока. Да, признаться, тут было чему позавидовать. Дугообразная рукоятка совмещала в себе функции зубоятки и копытояти сразу - то есть, её можно было держать как в зубах, так и при помощи копытокинеза. Остро отточенное загнутое лезвие, на рукояти резиновая насадка, сразу видно, оружие под заказ. Второй клинок был обычной саблей, изготовленной, судя по всему, не для пони. Впрочем, для обладающего магией единорога и это оружие вполне подходило. Вильям сразу магией саблю и взял.


- Не так, - покачала головой Аква. - Зубами за рукоять.


- Зубами?


- Магию лучше оставить для других вещей. Хотя бы для пистолета, который при абордаже сослужит тебе добрую службу. Удерживать саблю магией всякий дурак сможет, но в умелом рту становится она может сразить и мага.


- Понял, - Срогг перехватил саблю в зубы, стараясь не думать о том, что брать в рот грязные вещи не особо-то хорошо. - Фот так?


- Фот так, - передразнила его Аква. - Зубы сильно не сжимай. А то без нормальной зубоятки их потерять легко.


Вильям чуть-чуть ослабил хватку.


- Слушай, а ты сколько весишь? Килограмм девяносто?


Вильям поднял правое копыто и покрутил им в воздухе. На деле он весил килограмм этак семьдесят пять-семь, не больше. Для пони семнадцати лет недовесок более чем в десять килограмм. Но жизнь в порту отнюдь не сахар даже для единорога.


- Я вешу девяносто три. Ладно. Запомни одну важную вещь. Сражаясь, пони должен пользоваться своим преимуществом в весе. Причём это преимущество может быть разносторонним. Ты явно не тяжеловес, зато более гибкий и изворотливый, вот и используй это. Противник-тяжеловес всегда бьёт сверху-вниз, стараясь вывихнуть тебе челюсть. Ты должен избегать подобных ударов всем телом, а не получилось - использовать собственный вес для противодействия. Давай-ка попробуем сразиться. Только смотри, не заруби меня.


Вильям кивнул.


Внезапно кобыла налетела на него и ударила сверху-вниз. Вильям изо всех сил вцепился в рукоятку зубами, за что и поплатился - рот его обожгло, словно огнём, рукоятка едва не вылетела из пасти. Он не успел и понять, что произошло, как новый удар вырвал оружие из его рта. И при этом рукоять, отскакивая, ударила его в один из зубов. Скорчившись, Срогг плюнул на палубу - крупный обломок зуба покатился по ней.


- На палубу не плевать, это первое, - как ни в чём не бывало сказала Аква, на секунду положив саблю на землю. - И второе. Ты слишком сильно сжимаешь рукоять, так что ослабляй хватку. Попробуем ещё раз?


- Что-то мне не хочется, - проговорил Вильям, ощупывая языком острый обломок зуба.


- Бери саблю в зубы и держись! - нахмурилась кобыла. - Не научишься драться - тебя убьют при первом же абордаже! А не будешь тренироваться - тебя убью я прямо сейчас, ясно?


- Куда ясней.


Вильям вновь взял в рот рукоять, стараясь оберегать повреждённый зуб.


- Не сжимай, - смягчившись, напомнила пони. - Держи нежно, но крепко.


Она вновь схватила саблю и налетела на него. Вновь ею был произведён чудовищный по силе удар. Но на этот раз он обошёлся без серьёзных последствий. Вильяму удалось сдержать лезвие, хотя пони навалилась на саблю всем своим весом. Широко расставив задние и передние ноги, единорог ещё секунд пять удерживал гневно скрипящие сабли, а затем быстро отпрыгнул в сторону. Пегаска только разворачивалась, когда он сам набросился на неё и ударил слева направо. В шее что-то хрустнуло, но зато и удар вышел неслабым - пегасочка еле-еле успела его блокировать.


- Неплохо! - выкрикнула она, перехватывая оружие в правое переднее копыто. - Ты хорошо сражаешься, Вильям Срогг! Береги зубы и держись!


Она двинулась на него, шагая на задних ногах. Сабля крутилась на её левом копыте, при этом пони лишь немного двигала им. Копытокинез всё-таки очень неплохая способность... Сначала Вильям подумал, что ему стоит вышибить клин клином, но затем решил сменить тактику. Он не мог стоять на задних ногах столь же твёрдо, как Аква. Поэтому единорог наклонил голову и ринулся в бой. Он успешно проскочил под замах пони и ударил, даже успев прицелиться: лезвие сабли скользнуло по боку пегасочки, не нанеся ей даже царапины, и ушло влево.


- Ты убита! - выкрикнул он, выпустив оружие.


- Надо же! - рассмеялась пони, которая, судя по всему, ничуть не расстроилась. - Что же, тебе повезло на первый раз. Только не думай, что так будет всегда! И да, очень не советую так атаковать тех, кто всегда передвигается на задних лапах. Получишь по спине мечом и разделишься на две половинки.


- Ладно, - подмигнул ей жеребец. - Но я всё-таки молодец, агась?


- Молодец-молодец. Который для овец, а для коров - нездоров, - она вернула саблю в ножны. - Если без шуток - на четвёрочку, победил лишь благодаря тому, что я тебя недооценила. Думаю, когда я тебя понатаскаю, ты ещё и Фанга будешь побеждать! А сейчас - зайди к Йохану. Пусть посмотрит, что у тебя с зубом.


Срогг, у которого от воспоминания о зубе по всему телу пробежала волна неслабой боли, быстро кивнул.


* * *


Порозовевшие облака медленно плыли по стремительно темнеющему небу. Первая из двух лун уже поднялась над горизонтом, спеша занять своё место на небосводе. Заметно похолодало. Золотая Черепаха озарилась светом факелов, фонарей и прожекторов. Стоявший на воздушных верфях "Закат" тоже включил бортовые огни, так что на корабле стало почти так же светло, как днём. На Черепахе, этом грозном оплоте пиратства в данном секторе Акватории, не нужно было маскироваться, прятаться и бояться, что тебя вот-вот накроют залпы какого-нибудь патрульного фрегата. Монтаж кормового орудия уже подошёл к концу - был сооружён и укреплён "пороховой погреб", откуда снаряды с помощью небольшого лифта подавались наверх, где их либо манипуляторы, либо умелые руки, лапы и копыта соединяли в ленту. Теперь оставалось лишь довершить крепёж самого орудия. С креслом тоже разобрались - с него сняли спинку и установили вместо неё погнутый лист металла, который обложили содержим двух подушек и обшили грубой тканью. Таким образом, Вильям мог спокойно сидеть в этом образце "очумелых лапок" и управлять орудием. Вспоров подкладку жилета, единорог отдал свои радины Фангу и тот вернулся из города, принеся отличную саблю: S-образная зубоять с резиновой насадкой, сбалансированный острый клинок и красивый рисунок, представлявший морского дракона. На следующее утро было решено продолжить занятия по фехтованию, но пока опробовать саблю Вильяму не удалось - он ощупывал языком место удалённого зуба и думал о словах Йохана, сказавшего, что "брать в рот нестерильные вещи" ему не стоит. Пока.


Небесные паруса "Заката" спустили, флаги убрали. На пару с Ризом Вильям почистил палубу, понаблюдал, как Форт чистит стволы своего орудия, без всяких приспособлений балансируя на фальшборте, затем единорог спустился в машинное отделение и стал свидетелем сцены поцелуев Фа-Рыка и Хвост-Задери. К счастью, тавры его не заметили и единорог поспешил покинуть двигательный отсек. Тут его заарканил Владимир и отправил к Денни - енот показал Вильяму небольшой каталог «угроз», посоветовав изучить изображения кораблей и флагов. Если с первой задачей Вильям справился легко - к пристани Изумрудного подходило множество судов - то флаги поставили пони в небольшой тупик. Морскую Империю он узнал сразу, флаги сэра Бэрроу тоже были вполне запоминающимися, но вот отличить флаг дружественных островов Киви от очередной шавки Империи, летающих Островов Средневосточной Гряды, оказалось достаточно сложно. Вильям провозился с этим занятием до того времени, как совсем стемнело и второй спутник, серповидное Перо, медленно выполз на небосвод. Даже забыл про ужин, попросив Акву оставить его порцию гречневой каши с кусочками овощей в столовой.


- Хватит, - решил наконец енот. Вильям оторвал от сенсорного экрана покрасневшие с непривычки глаза. - Пойдём, тебе нужно немного отдохнуть. Да и мне тоже.


Они вышли из рубки управления и поспешил на нос, где уже царило оживление. Ричард, Фанг, Гард и Мэри расселись на двух ящиках с надписью «Не кантовать» и играли довольно бойкую мелодию: Ричард на инструменте, напоминающем банджо, Фанг на дудке, Гард на гитаре и Мэри на скрипке. Судовой врач Йохан Гроу, подперев правой лапой челюсть и закрыв глаза, слушал их, при этом в такт махая хвостом. Под весёлую музыку танцевали всего две пары: Хвост-Задери и Фа-Рык, а также Бурогривая и Владимир. При этом хорс была совершенно обнажена и, естественно, взгляды всех зрителей-самцов оказались прикованы именно к ней. Вильям, чувствуя значительную долю смущения, примостился на палубе рядом с Ризом и постарался не думать о кобыле. Интересно, как вся команда «Заката» обходится без самок? Наверное, жёстко приходится самкам-представителям известной профессии, когда «Закат» пристаёт к берегу...


- Эм... Вильям.


Он был рад, что его отвлекли от таких мыслей и быстро обернулся. Аква стояла позади него, чуть-чуть распустив крылышки и наклонив голову. Повязки уже не было, зато на шее блестело ожерелье из десятка полудрагоценных камней.


- Ты бы не хотел... Потанцевать? - осторожно спросила она.


- Можно... - кивнул Вильям. - Только я не особо умею.


- Не умеешь - научим, - обрадовалась пони. - Поднимайся.


Встать на задние ноги неподготовленному пони непросто. Вильям встал, пошатнулся, но подошедшая Аква взяла его за передние копыта. Притянуло, словно магнитом - копытокинез это вам не шутка.


- Давай я поведу. Так, шаг вперёд, влево, плавный поворот... Ага...


Ричард коротко присвистнул и музыканты начали играть другую мелодию - более ускоренную и весёлую. Вильям полностью перешёл в подчинение пегаски, которая ловко вела его за собой, делая маленькие шажки. Удерживать равновесие оказалось не так уж и трудно и вскоре Срогг осмелился поменять стиль танца - теперь повёл уже он. Их пара, раскрутившись, пролетала мимо Бурогривой и Владимира. Вдруг пегасочка отцепилась от Вильяма - тот отлетел в сторону, однако ему удалось удержать равновесие. Как оказалось, это тоже был элемент танца - Бурогривая точно так же освободилась от своего партнёра. Лишь тавры продолжали танцевать чуть в стороне свой особенный танец.


Музыка ускорилась. Кобылки, пристукнув копытами, стали приближаться к ним. У Вильяма пробежал по спине известный всем неумехам холодок - он не представлял себе, что за дикую смесь вальса, краковяка, чечётки, стрита и «чего-то-там-ещё» они танцуют. И не знал, что делать дальше. К счастью, ход подсказал Владимир, вовремя пригнувшийся - Вильям повторил его действие, благодаря чему не получил по затылку рукояткой кинжала.


Кобылы подобрали брошенное им оружие и ловко схватили в зубы по одному сверкающему клинку. Крутанувшись на месте, они переместились к жеребцам и Вильям ловко успел поймать Акву. Взмахнув крыльями, пони встала перед ними и, продолжая ритмично постукивать копытами, двинулась на жеребца. Они вновь закружились в паре, причём клинок то и дело проносился в опасной близости от морды Вильяма.


Внезапно пони подкинула оружие в воздух.


- Лови! - выпалила она.


Вильям изловчился и сумел схватить кинжал за рукоятку, позабыв совет Йохана. Шаг влево, вправо - повинуясь команде пегаски, он сам бросил кинжал вверх. Кобыла схватила его за лезвие, что не могло не вызвать восхищения у единорога. Однако восхищение сменилось страхом, когда клинок вновь полетел в небо. На этот раз Вильям едва успел поймать его и послать обратно. Безумие с ножами повторилось ещё раза три, после чего клинок вдруг оказался на копыте у пони, крутанулся и влетел в палубу под её копытами. Сами пони подпрыгнула к Сроггу и, вдруг схватив его передними ногами, взмыла вверх - Вильям и опомниться не успел, как они закружились уже над палубой.


- Здорово, да? - выкрикнула ему прямо в морду пегаска. Признаться, единорог не мог ей ответить.


Наконец, безумие пришло к своему завершению - Аква мягко опустила Срогга на палубу и тот с глубочайшим облегчением опустился на все четыре ноги под одобрительные вопли пиратов.


- Молодчина, четырёхкопытник! - выкрикнул ему Ричард, продолжая играть. - Будешь продолжать в том же духе - может, она тебя в свою каюту пригласит!


- Лучше молчи, динго! - ответила ему кобылка. - Иначе в следующий раз со мной будешь танцевать уже ты сам!


Видно, эта угроза имела за собой нечто очень серьёзное, потому что Ричард послушно замолчал и не разжимая челюсти, просто кивнул головой. Вильям, мало обрадовавшийся подобной защите, сел подальше от динго и наблюдал за таврами - их пара осталась единственной, кто ещё танцевал под музыку. Впрочем, вскоре Бурогривая прекратила танцы и вся команда "Заката" отправилась на боковую, за ненадобностью даже не выставив дозорных.


Это была первая ночь, которую Вильям проводил не на берегу, а на борту корабля. Причём не просто корабля, а летающего пиратского судна. Для тех, кто не входил в "элиту" корабля, имелась одно-единственное широкое помещение с металлическими двухъярусными койками. Вильяму досталось место под Ризом, практически у самого выхода, что пришлось как раз кстати - переживания и волнения сегодняшнего дня не смогли пересилить усталость и после полусотни попыток уснуть, единорог встал, подал немного магии в рог и при его слабо-зелёном свете пошёл по едва освещённым коридорам заката.


Выйдя на палубу, он направился к фальшборту, но не успел пройти и пары метров, как вдруг споткнулся об пушистое тело. Поправочка - споткнулся об пушистое нижнее тело Фа-Рыка. Командир абордажной команды при этом даже не проснулся, лишь дёрнул лапами и свернулся в спираль. Вильям непроизвольно хихикнул, погасил рог и подошёл к фальшборту.


Золотая Черепаха погрузилась в сумрак. Уличное освещение работало и прожекторы тоже светили, но вот в домах окна уже погасли, бары закрылись, ремонтные ангары прекратили свою работу. На соседних кораблях максимум горели бортовые огни. Вильям изо всех сил втянул ночной воздух, пропавший не только обычными для морского острова запахами, но ещё древесиной, порохом и чем-то таким невесомым, непонятным, но настолько приятным... В ночном воздухе пахло Свободой. Не просто свободой, а именно Свободой. С заглавной буквы и красной строки. Вильям не смог переселить себя - он лёг на палубу, перевернулся на спину и стал смотреть в небо. Свет Черепахи не помешал ему увидеть в вышине звёзды - маленькие и большие, собранные в скопления и расположенные поодиночке, висящими и тут, и там. Оба спутника сверкали отражённым светом солнца и глядя на них, Вильям вспоминал давние времена, когда он вместе с отцом вот так же разглядывал звёзды. Святые аликорны, как давно это было...


- Наслаждаешься отдыхом, Вилл?


Единорог запрокинул голову. В лучшей кошачьей манере, то есть совершенно неслышно, к нему подобралась Хвост-Задери.


- Тоже не спишь? - спросил жеребец.


- Нет охоты. Ночь долгая, ещё успею, - ответила тавр.


Она прошла мимо жеребца и встала у фальшборта, положив на него нижние передние лапы. Вильяму показалось, что он тут совершенно лишний - видно, тавр хочет побыть наедине со своими мыслями. Поэтому он быстро перевернулся на живот и поднялся.


- Слушай, Вилл... А твой отец... Он когда-нибудь бывал на летающем острове Миро?


- Миро? - единорог напряг память. Отец много рассказывал о дальних землях, но это место он, кажется, не посещал.


- Нет, а что?


- Это мой родной остров, - с болью в голосе произнесла она. - Представь себе - огромная пирамида из камня и зелени, с которой вниз, в океан, обрушиваются воды четырёх водопадов... Я нежилась под солнцем, лежа на камнях на вершине нашего острова... В лесу всегда было много ягод и грибов, в озёрах резвилась вкусная рыба. И над всем этим надругались. Империя сначала ввела свои войска "в целях защиты от пиратов", а затем полностью подчинила себе Миро.


- То же самое произошло и с Изумрудным.


Она несколько удивлённо посмотрела на Вильяма.


- Империя расширяет своё влияние всеми доступными способами, - ответил на незаданный вопрос единорог. - И часто эти способы преступны и ужасны. Ну ничего, скоро Империя получит своё!


- Скоро грянет война.


Вильям кивнул.


- Законы политики. Когда создаются два военных блока - между ними всё больше накаливается противостояние, которое в конце концов выливается в военные действия. Союз Островов копит силы и готовится к началу войны.


Тавр продолжила разговор не сразу. Она стояла, смотря в тёмное небо и позволяя ветру лохматить её шёрстку. Срогг не торопил её, тоже подняв голову и разглядывая звёзды. Звёзды... Бескрылые виды пони редко любуются ими. А смотреть было на что - рядом с Пером мерцали восемь звёзд Далёкого Ковша, у другого спутника, Звездолёта, раскинулась Небесная Пирамида. Чуть восточнее от неё сверкала Путеводная звезда, самая яркая звезда на небе...


- Если война начнётся, то это будет самое крупное противостояние в истории Акватории, - наконец сказала Хвост-Задери. - Такого ещё не было.


- Может, войны ещё можно избежать...


- Ты сам только что сказал - противостояние будет неизбежно возрастать.


- Если только не будет найдено дипломатическое решение.


- Дипломатия... Пустой трёп, особенно если обе стороны конфликта жаждут вцепиться друг другу в глотки.


- Какая разница, начнётся война между Империей и Островами? У нас ведь собственная война, собственные противники и союзники!


- Бурогривая, - Хвост-Задери как-то нервно взмахнула своим хвостом. - Бурогривая ни за что не захочет присоединиться к Островам.


- Мы воюем с Империей и так.


- Незаконно. Мы даже не каперы.


- Ну и что? Даже каперов удерживают определённые рамки. Пиратов же может удерживать лишь благоразумие и военная стратегия! - Вильям ударил копытом по палубе, уже позабыв, что совсем недалеко храпит Фа-Рык. - Я хочу сражаться с Империей и мне всё равно, подчиняюсь ли я Союзу Островов, или нет. Главное - я борюсь с этим злом!


- Может, ты и прав.


- Иначе бы я не остался на вашем корабле, - улыбнулся жеребец.


- Союз тоже использует не совсем законные методы.


- Он хотя бы не захватывает острова силой или демонстрацией мощи своих пушек. Союз больше добровольное или полудобровольное объединение.


- Ну... В этом я могу с тобой согласиться. Союз всё же лучше Империи во многих отношениях.


- На том и закончим, - широко зевнул Вильям.


- Вилл, а можно ещё один вопрос? Только он может показаться немного...


- Задавай.


- А твой отец - каким он был пони? Ну, по виду, окрасу...


- Мой отец был пони, да. Скорее всего, - чуть оскалился жеребец. - Только я не помню и не знаю своих родных родителей. Меня вырастила семья Аннаэров, семья лисов.


- О-о-о... Прости.


- Ничего, - потряс головой Срогг. - Я предпочёл ничего не знать о своих родителях, чтобы не расстраиваться. Так или иначе, у них были причины избавиться от меня.


- А вдруг они хотели тебе добра...


- Может хотели. А может, просто выкинули, - хмуро ответил единорог. - Так или иначе, я их не помню и думать о них не хочу. Если бы они хотели и могли, то нашли бы меня.


- А вдруг они хотели, но не могли?


- Тогда зачем расстраиваться из-за этого?


Они вновь замолчали.


- Знаешь, - тихо произнесла Хвост-Задери. - Некоторые фурри похожи на наш корабль.


- Это как?


- У "Заката" металлические борта, но верхняя палуба практически полностью из дерева. И если её пробить, то получится нанести кораблю немалый урон... Также бывает и с душой - некоторые забиваются в панцирь, но у любой защиты есть слабое место... Знаешь, извини, что подняла эту тему.


- Я не в обиде, ты же просто спрашивала, - Вильям широко зевнул, даже не успев прикрыть рот копытцем. - Ладно, я дрыхнуть. Спокойной ночи.


- Спокойной.


Вильям снова перешагнул через мирно спящего Фа-Рыка, спустился в нижние помещения, пересёк пару коридоров и вошёл в «спальный» отсек. Заняв место на своей койке, единорог лёг, зевнул вновь, перевернулся на левый бок и засопел, магией накинув на себя лёгонькое одеяло. Сон пришёл к нему быстро, однако разворошенные разговором с Хвост-Задери старые раны дали о себе знать в его снах. Сначала ему приснилось, что старый Аннаэр выгоняет единорога из дома за вступление в ряды войск Империи, затем какой-то дурацкий сон, в котором он сражался с Льюисом на шпагах, и, наконец, совершенное безумие - как будто Бурогривая его мать, а Ричард стал отцом. Что походило на самый настоящий ночной кошмар...


* * *


- Управлять этой пушечкой - одно удовольствие, - говорил на следующий день динго, когда Вильям Аннаэр ди-Срогг забрался в кресло управления. - Ленточный тип питания не самый надёжный, зато обеспечивает скорострельность, а уж большой калибр тебе не нужен. Догнать «Закат» могут лишь маленькие корабли и линкоры, но если с последними мы и боя вести не будем, то первым твоих снарядов вполне хватит.


- Ясно.


- Теперь смотри управление, - Ричард пальцем указал на две педали, на которые Вильям спустил задние ноги. - Нажатие на них обеспечит тебе поворот влево и вправо. Синхронно с креслом разворачивается орудие. Для наведения вниз и вверх существует вот этот рычажок, - он указал на небольшой рычаг, находившийся с левой стороны орудия. - Сдвиг его вперёд означает наклон, назад - поднятие ствола. Кнопка, как ты видишь, отвечает за отключение автоматической подачи ленты. Это необходимо, если снаряд перекосит и её придётся расправлять вручную. В твоём случае - вкопытную.


- Понятно.


- Эта ручка отвечает за механизм стрельбы. Прокрутка её вперёд обеспечивает ведение огня, - продолжил Ричард. - В случае нахождения цели ближе пятисот метров можно стрелять, просто держа врага на прицеле. На случай удаления цели существует дальномер и система дальнего прицеливания. Эта кнопка её активирует.


Вильям внимательно следил за действиями динго.


- Рычагом выводим нижнюю планку - горизонтальное положение, - Ричард принялся вращать один из рычагов и орудие стало медленно поворачивать влево. При этом на педали динго не нажимал - двигался сам ствол. - Данная планка должна находиться на нуле. Так... Вот теперь выводим вертикальную на ноль и начинаем понемногу совмещать.


Ствол орудия принялся медленно опускаться. При этом горизонтальная планка поползла в сторону и кобель стал подкручивать рычажок, добиваясь совмещения.


- Как только градусы на двух планках совпадут, можно открывать огонь. Понял? Это достаточно просто, - единорог кивнул в ответ. - Тогда готовься. Попробуем с тобой пострелять.


Сегодняшним утром, прекрасным безоблачным тёплым утром, "Закат" вышел из "Золотой Черепахи" и по морю стал огибать главный остров, двинувшись на северо-восток. Там находилась ещё пара необитаемых маленьких островков, между которых застыли корабли: старые корабли, деревянные и железные, летающие и обычные. Часть из них привели к Черепахе пираты, да и бросили, потому что их стало невозможно восстановить после тяжёлого боя. Часть захватили, но сдали в очень плохом состоянии, так что администрация острова отказалась от их использования по назначению и сделала из них плавающие мишени. Кроме того, здесь качались плоты с деревянными мишенями, в воздухе висели баллоны, выкрашенные в ярко-красные цвета. Лучшего места для тренировки стрелков не найти.


Вильям поудобнее устроился в кресле - всё-таки пони непривычно сидеть на крупе. Приложившись к орудию, он положил копыта на ручки, посмотрел в кольцо дальномера и не смог сдержать улыбку - приставил себе, что ловит в прицел корабль имперцев.


- Сейчас мы развернёмся бортом неподалёку от корвета "Щедрый", что когда-то гонял нашего брата по всей Акватории. Он и будет служить тебе мишенью, - как будто откуда-то издалека услышал Вильям голос учителя. - Сначала попробуем тебя на дальней дистанции, а там и поближе подойдём.


Срогг с готовностью кивнул, кладя копыта на рукоятки.


Спустя полминуты "Закат" действительно начал разворот - корабль поворачивал медленно и величаво, что, впрочем, проделывал всегда. Охотники типа "Заката" строились именно воздушными кораблями и амфибии из них выходили не особо хорошие. Медленный разворот на воде был одним из минусов "Заката", но сейчас фрегату было нечего опасаться. Благодаря развороту кормовое орудие теперь получило возможность вести огонь по "Щедрому".


Вильям разглядывал корабль не без сожаления. Видно, когда-то это был славный охотник за пиратами (пусть и воевавший на стороне Империи), но времена и испытания орудий на его корпусе сделали «Щедрый» похожим на кусок дырявого сыра. Краска облезла с бортов, обнажив проржавевший металл. Курсовые мачты давно обрушились, мачты-плавники выдраны «с мясом» из корпуса, орудийные портики превратились в огромные дыры, весь нос разбит... Жалко, что такое прекрасное судно обречено на долгую и мучительную смерть, но увы, с этим ничего нельзя было поделать. Разве что приблизить трагическую развязку, расстреливая этот некогда прекрасный корабль.


- Как он сюда попал? - спросил Вильям.


- Его с трудом удалось захватить. Помогло несовершенство конструкции. Видишь ту широкую тёмно-серую полоску примерно в середине палубы? Место крепежа башен левого и правого борта. «Щедрый» имел вооружение двойственного типа. Но дело в том, что он обладал очень слабой защитой в области погребов, питающих башни. Все корабли его времени в таких местах защищены плохо, многие тогда сопротивлялись роли металла и вовсю отстаивали дерево, так что некоторые корабли только облицовывались железом, а внутри были сплошь деревянные. Нашего «Заката» так просто не взять, это представитель новой эпохи... Ну а вот «Щедрому» засадили снаряд в погреб прямо под левой башней. Броня там была - что волосок твоей гривы, её пробил выстрел со слабенького универсального орудия. А взрыв уничтожил половину корпуса. Уж потом с ослепшего борта взять его не составило труда.


- Жалко корабль.


- У каждого корабля своя судьба. У этого судьба несчастливая. Но он ещё может послужить во благо.


Вильям кивнул, хотя и сцепил зубы до боли.


- Итак, начинаем.


Подчиняясь командам Ричарда, единорог нажал копытом на педаль, разворачивая орудие. Левое копыто он положил на ручку, регулирующую высоту ствола, правое поставил на кнопку стрельбы. Вот здесь и сыграло свою роль владение магией - Вильям направил энергию в рог и стал крутить рычаг горизонтального прицеливания. Два раза планки скользили мимо друг друга, но наконец-то замерли на месте. Дальномер давал показания в семьсот семьдесят три метра.


- Отлично! - похвалил Срогга Ричард. - Сорок секунд на прицеливание для первого раза - очень неплохо. Ну, теперь нужно пристреляться.


Вильям с готовностью опустил копыто на кнопку стрельбы. От выстрела у него заложило уши и по шкуре пробежала волна энергии - не магической энергии, а энергии совершенно иного типа. Вильям неосознанно зажмурился, открыл рот и прижал уши, но тут же поднял их, потому что услышал крик Ричарда:


- Недолёт!


- Как так? - спросил Вильям, который и сам увидел фонтан поднятой воды у самого носа «Щедрого». - Я же прицелился...


- Пушка новая, не пристрелена ещё. Нужно разработать ствол. Попытайся взять на пару градусов выше.


- Есть, сэр! - рявкнул Вильям, раскручивая рукоятку. - Так?


- Стреляй!


На новый грохот уши Срогга отреагировали так же болезненно, но глаза он не закрыл. Снаряд плюхнулся в воду практически под днищем «Щедрого».


- Выше! Огонь! - разошёлся Ричард.


Третий снаряд перелетел над палубой «Щедрого».


- Да что же такое! - закричал Вильям, от переизбытка чувств ударяя по подлокотнику кресла.


- Отлично! Всё отлично. Орудие работает исправно - выводили на ноль и стреляй! Давай!


Неожиданная поддержка Ричарда сказалась на Вильяме лучше любого заклятия. Снаряд, выплюнутый орудием, чёрной осой пронёсся по воздуху и вонзился в корпус «Щедрого», оставив небольшую дыру. Новый залп - и ещё одно попадание, практически в то же место. Вильям не видел, как Ричард достал из кармана небольшую прищепку-передатчик и нацепил её на ухо. Единорог даже не услышал голоса динго, приказавшего Владимиру начать движение - «Закат» стал обходить «Щедрый», в то время, как Вильям посылал в него снаряд за снарядом. Ещё перелёт, попадание, недолёт, недолёт, попадание, попадание, попадание, перелёт, попадание, новый недолёт и снова попадание. Лента со звоном выползала из щели, пушка прожорливо чавкала, отрыгивала снаряды и выплёвывала гильзы, россыпью катившиеся по палубе. Ричард, стоя за Вильямом, не скрывал торжества - единорог успешно стрелял с дальней дистанции. Конечно, не каждый второй, а зачастую и не каждый третий снаряд достигал цели, зато другие успешно вонзались в «Щедрый», разбивая его многострадальный корпус.


- Всё, всё! - наконец сказал Ричард. - Побереги снаряды для ближней дистанции!


- Простите, я немного заигрался, - улыбнулся Вильям. - Представил себе, что это действующий корабль Империи.


- Знаешь что, Вильям... Заканчивай с такой ненавистью относиться к имперцам. Они по крайней мере этого просто не заслуживают.


- Империя...


- Империя - наш главный противник, хотя и не единственный. Злоба мешает сосредоточиться. Ты бы попадал чаще, если бы не отвлекался на фантазии.


- Да, сэр, - проговорил Вильям.


- Не раскисай, парень. Просто держи себя в лапах... В копытах, то есть.


«Закат» приблизился к «Щедрому» и вновь развернулся к нему кормой. Вильям развернул орудие и направил его ствол на корвет. Стрелять с близкой дистанции оказалось гораздо легче - Вильям пробежался очередью от кормы до носа корабля, выбивая новые дыры в его корпусе. Ричард, вполне удовлетворённый, стоял у фальшборта и наблюдал за тем, как разлетаются щепки от "Щедрого". Вильям вошёл в ажиотаж, медленно превращая и так изуродованное судно в решето, но тут его остановил Ричард:


- Всё. Закончили твои испытания. На первый раз хватит.


- Хорошо.


Вильям с трудом заставил себя отлипнуть от орудия и спуститься на палубу. Динго, следуя своим дурацким манерам, потрепал жеребца по гриве.


- На сегодня наши занятия окончены. Ставлю вам «Пять» и разрешаю отдохнуть, стрелок. А я пока схожу к капитану и доложу о твоих успехах.


- Есть, сэр! - выдал Вильям, прикладывая правое переднее копыто к голове. Ричард оскалился, дав понять, что оценил жест, и пошёл на корму. Единорог же отправился на середину палубы, чтобы прилечь около мачт и передохнуть. Неподалёку от него Бад и Риз уселись за игру в карты и их зачастую очень солёные выражения долетали до ушей жеребца. Впрочем, он мало внимания на них обращал.


Следующим делом ди-Срогга на сегодня стало фехтование, которое началось, едва картёжники разошлись по своим делам. Аква явно расхотела делать пони поблажки и хотя сабля была анатомически адаптированной, Вильяму с трудом удавалось парировать её удары. Изучать приёмы приходилось на ходу, в противном случае Вильям получал либо скользящий удар, либо насмешку от пегаски. Та ловко перехватывала оружие ртом и копытами, орудуя ими не хуже, чем Вильям своей магией. А может, даже лучше. Когда взмыленный Вильям всё-таки использовал телекинез, ситуация мало изменилась - клинок мелькал в опасной близости от пони и тому стоило большего труда отражать её удары. Понемногу ему удавалось приноравливаться к ритму пони и даже повторять некоторые её выпады, но владение магией тут играло против единорога - в конце концов, он зазевался и клинок приблизился к его горлу на опасное расстояние.


- Убит, - заметила Аква.


- Не повезло, - кивнул Срогг.


- Везение в бою важно, но и мастерство играет свою роль. Сражаешься неплохо, но саблю держи в зубах.


- Понял, - мрачно просипел Вильям. - Хотя магией драться легче. Кроме того, никто не запрещает мне удерживать несколько предметов одновременно...


- Вот только рассеивается внимание. И ещё невозможно использовать другие заклинания. Нельзя схватить кинутый тебе пистолет и применить его. Нельзя орудовать несколькими клинками одновременно с такой же ловкостью, как одним. Нельзя сбить противника магическим лучом. В конце концов, не поставить защиту.


- Я и так защиту не умею ставить.


- Научим.


- Для пегаса ты очень много знаешь о магии единорогов.


- Мой отец был единорогом, - улыбнулась кобылка. - А так - каждый вид пони обладает магией.


- Это мне прекрасно известно.


- Тот, кто знает два дела, тот ещё с десяток подхватит, - улыбнулась кобылка. - Ну, продолжим?


- Давай. Только сначала ответь мне на один вопрос... Почему ты мне не показываешь каких-либо приёмов, а сразу бросаешься в дуэльную схватку?


Кобылка поднялась на задние ноги и оперлась о саблю. Взгляд её глаз (повязку она не стала сегодня использовать) скользнул по Сроггу и Вильям вдруг ощутил себя лакомым кусочком на тарелке перед голодным драконом.


- А сам-то как думаешь? - она не стала дожидаться ответа и сразу же продолжила. - Во время боя все приёмы выбрасываются из головы. Ты всего лишь следуешь инстинкту. Отбил удар, значит, остался в живых. Не отбил - увы. Таким методом даже такого недоучку, как тебя, можно превратить в чемпиона мира по фехтованию. Что я и делаю.


- Понятно...


- Так что - саблю в зубы и дерись! Скоро мы выйдем на дело, так что советую схватывать всё на лету!


Вильям ловко поднял магией свою саблю.


- Уже схватил, - оскалился он, беря S-образную зубоятку в рот. - Продолжим?


Они вновь сошлись в схватке и сверкнувшие в лучах солнца клинки их сабель снова скрестились. Занятия продолжались до самого обеда. После тарелки достаточно вкусных щей из кислой капусты Вильяму вновь предстояло заниматься сначала орудием, а затем и саблей. Потом подходил час ужина, а затем пираты принимались веселиться и над Золотой Черепахой раздавался громогласный смех. Бурогривая раза три за день спускалась на берег и встречалась с адмиралом Уайтом. Вильям ещё не знал всех подробностей разрабатываемого плана, но было похоже на то, что готовилось нечто грандиозное. Так, в уроках пиратства, развлечениях, еде, сне и мыслей о будущем прошла почти неделя...


* * *


Время шло. Вильям успел облазить весь "Закат", сдружиться с членами команды, немного освоить процесс стрельбы, заряжания и чистки орудия, а также несколько приёмов для холодного оружия. Впрочем, из пистолета стрелять у него получалось гораздо лучше. Свободные часы он проводил в обществе Риза, Аквы, Хвост-Задери и Фанга, который к тому же обучал единорога некоторым стилям копытной борьбы.


Пиратская братия (и сестрия) быстро разрушила все мифы, слышимые когда-либо Вильямом. Особенно по части гигиены. Может быть, они справедливы для других кораблей, но на судне Бурогривой всегда царила чистота и порядок. В распоряжении команды находилось три туалета и две душевых, работала стиральная машина, благо опреснительная установка работала без перерыва. Два раза в день проводилась небольшая уборка дежурными, раз в три дня устраивалась генеральная уборка, в ходе которой промывалась палуба, чистились борта и заново красились в тех местах, где краска тускнела. Стрелки чистили орудия, что, впрочем, они делали каждый день. Каждый член команды приводил в порядок форму и личное оружие. Бурогривая, кстати, работала наравне с командой, что кое-кому могло бы показаться странным... Но лично Вильям не считал это занятие для капитана чем-нибудь унизительным.


Перед всеми этими делами, ещё с первыми лучами солнца, Денни и Аква карабкались на мачты и вдвоём снимали небесные паруса, расстилали их на палубе, а затем команда принималась чистить их. Паруса на мачтах-плавниках не снимались, но их пегаска промывала и так. Гард и Ральф занимались чисткой днища - несмотря на то, что корабль был воздушным, оно всё равно сильно загрязнялось, так что уборщики возились до самого вечера. А вечером на корме танцевали, пели, играли, причём не только в карты, но и в шашки с шахматами. Позднее от Ричарда единорог узнал, что ввести три этих игры было его идеей, так как все три способствовали развитию логики и стратегических способностей. В подкидной «Дурак» на «Закате» играли с такой же охотой, с которой раскладывали пасьянс или сходились в шахматных баталиях.


Но мирное время неожиданно закончилось. Утром шестого дня пребывания на Золотой Черепахе Вильям Аннаэр ди-Срогг был разбужен воем сирены боевой тревоги. Потянувшись, он зевнул, слез с койки и быстро надел свой жилет. С помощью двух ремней прикрепив к правому боку саблю, единорог галопом проскакал нижние помещения, поднялся по лестнице и выскочил на палубу. Там царило оживление - бортовые стрелки прокручивали башни, Ричард хлёсткими командами подгонял Акву и Мэри, которые распускали небесные паруса. Фа-Рык, Джимми и Ральф сидели в стороне на опустошённых ящиков из-под зерна и снаряжали магазины для своих длинноствольных винтовок системы Арлингтона. Бурогривая стояла в центре палубы и следила за всем этим карнавалом.


- Вильям! - крикнула она, увидев единорога. - Что встал? Бегом к орудию! Зарядить, проверить ствол и систему подачи лент! Мы выходим в море!


- В море? Вы хотите сказать...


- За дело, низкорослик! - со злостью выкрикнула вдруг хорс. - Хватит страдать ерундой! Мы не в игрушки играем! К орудию, пока я не затолкала тебе снаряд в задницу! Пошёл, пошёл, пошёл!


Вильям сорвался с места быстрее вихря и через секунду уже сел в своё кресло. В этот же момент в глубине корпуса Хвост-Задери рванула рычаги управления. Кристаллы, встроенные в едва работающую антиграву, засветились всеми цветами радуги, прибор задрожал, переходя на полную мощность, и испустил едва видимую слабо-красную волну. Эта энергия расплылась по всему корпуса «Заката», сосредоточилась на небесных парусах и от них пошла назад - корабль вздрогнул, раз, другой, небесные паруса вновь приняли и снова распылили энергию, и тут «Закат» двинулся вверх, возвышаясь над воздушной пристанью «Черепахи». Двигатели фыркнули, из сопел вырвались струи огня и корабль двинулся вперёд по небу. За кормой оставалась чёрная полоска неба - "Закат" взял курс на восток.


Вильям достал из кармана жилета передатчик-прищепку и зажал её на левом ухе. Неудобств это не причиняло, просто было немного непривычно. Подняв левую переднюю ногу, единорог дотронулся до небольшого рычажка: его передатчик был настроен лишь на внутрикорабельную связь и поэтому кроме рычажка с микроскопическими надписями "вкл." и "выкл." не имел больше никаких переключателей, а в уши Вильяма немедленно ударил голос Владимира:


- Скорость сорок шесть узлов, капитан. Ветер попутный, небо чистое.


- Хорошо. Держать так минуту, затем доводите до шестидесяти.


- Есть.


Чётко и быстро. Всё как положено.


Пока ещё Золотая Черепаха не скрылась за горизонтом, а значит, не было нужды озираться в поисках врагов, Вильям позволил себе отвлечься и полюбоваться красотами природы Акватории. Тёмный участок неба постепенно светлел. Лучи солнца блистали на воде далеко позади и пронзали тьму, изгоняя её прочь. Бледная луна практически опустилась под воду. Стая морских фениксов, сверкая голубизной своих перьев, стремительно летела к точке, в которую обратился пиратский остров. На юге в небесах крутился едва различимый камешек - на таком расстоянии Вильям не мог понять, обитаемый ли это остров или безжизненный обломок. Север же был абсолютно чист и лишь облака мирно плыли по той части небесного океана. Восточный ветер ударил Вильяма в морду, взметнув гриву и подняв шерсть - единорог старательно вобрал его в себя и шумно выдохнул.


- Стрелок, не создавать помехи! - немедленно раздалось в прищепке. Ричард, кто же ещё мог снизойти до такого комментария.


Вильям хихикнул про себя.


- Есть не создавать помех! - весело выкрикнул он.


"Закат" продолжал резать воздух. Мэри и Аква спустились с мачт, однако если ирбис отправилась на корму, то пегасочка продолжала сидеть возле мачт. На левом глазу у неё красовалась чёрная повязка. Пиратка... Вот она зачем-то приподнялась, встав на все четыре ноги и задрав хвостик...


Вильям вдруг понял, что смотрит совсем не туда, куда ему положено смотреть. Он быстро отвернулся и продолжал разглядывать океанскую гладь. Увы, но внизу, вдали, под ними и со всех сторон была лишь вода, вода, вода. И больше ничего. Единорог поёжился и от нечего делать поводил стволом орудия. Затем слез, проверил ленту и вновь забрался в кресло. И застегнул на груди привязной ремень.


- Внимание! - услышал он голос Денни примерно через десять минут. - Вижу цель! Дальность - четыре минуты тридцать секунд полёта, высота пятьсот и пять, скорость сорок. Координаты: три, семь, два, ноль, ноль, четыре.


Эти слова лишь одно дали Вильяму - они что-то обнаружили.


- Отлично! - подтвердила его догадку сама Бурогривая, чей голос разорвал воцарившуюся было тишину. - Значит, я не зря потратила двести радинов за эту информацию! Торговый корабль Империи!


- Это нам ещё неизвестно.


- Согласна. Пока высоту не набирать, но орудия приготовить к бою! Аква, по моей команде - поднимешь флаг! Готовность!


- Есть!


Вильям развернул орудие влево до упора, затем вправо. Пока что ничего не было видно. Значит, нужно ждать. Ещё четыре минуты.


Он заметил блеск вдали через три минуты тридцать семь секунд. Это солнце отражалось от небесных парусов. Если бы у единорога были пальцы, то он сжал бы их на рукоятках своей пушки. Но пальцев у пони нет, поэтому он всего лишь навалился на рукоятки всем весом и выгнул шею так, что раздался негромкий хруст. Пока «Закат» разворачивался носом к цели, сверкающая точка выросла в размерах. Затем ещё и ещё.


Бурогривая выбежала на нос и застыла там с подзорной трубой. Спустя пару секунд её голос прогремел в наушнике у каждого члена экипажа:


- Это корабль Империи! Поднять флаг!


Вильям увидел, как взметнулась ввысь Аква, застыла между мачт и со всех сил взмахнула крыльями. Чёрные флаги с черепами и скрещенными саблями затрепетали в воздухе.


- Скорость на максимум! - продолжала хорс. - Башенные орудия на изготовку! Стрелять по моей команде!


Видно, имперцы заметили их, потому что точка закрутилась на месте и даже немного уменьшилась в размерах. Впрочем, «Закат» не собирался так просто сдаваться и бросился в погоню. Пока в передатчике Вильяма звучали редкие команды, точка стала стремительно вырастать. Жеребец неосознанно сцепил зубы - вот оно, настоящее дело! Вот корабль Империи, Империи, разрушившей всё, что только было в жизни семьи Аннаэров. А вот он, Вильям Аннаэр ди-Срогг, семнадцатилетний единорог, сидящий за пушкой на борту пиратского корабля, который жалкую лоханку Империи может пустить на дно одним залпом!


"Лоханка" быстро увеличивалась в размерах. Это был торговый корабль с двумя курс-мачтами и двумя мачтами-плавниками. Вооружение его состояло лишь из бортовых орудий, три с левого борта и три с правого. Он был немногим больше "Заката" и четыре двигателя его работали на полную мощность, но всё равно судно намного уступало в скорости пиратскому кораблю. Вильям почувствовал сожаление по поводу того, что ему досталась роль кормового стрелка, а не носового. Бад наверняка первым всадит снаряд в борт этой летающей кочерги!


Но он ошибся. "Закат" занял позицию выше и чуть левее противника, после чего немного накренился на борт. Орудие, которым управлял Форт, до максимума опустило стволы. Этот приём достаточно опасен - корабль со слабыми бортами мог развалиться от первого же залпа. Для деревянного судна подобный фокус и вовсе был невозможен. Но не для "Заката".


- Они не остановились! - услышал Вильям голос Денни. Кажется, немного обиженный голос.


- Тогда огонь! - приказала капитан.


Вильям ощутил, как дрогнул корпус от отдачи. Ремень болезненно врезался в тело, грохот орудия стеганул по ушам пони, перекрыв вой двигателей. Снаряды с "Заката" устремились вниз и ударили в палубу имперского судна, по которой всё ещё бегали фурри. Листы металла прогнулись, во все стороны разлетелись обломки и повреждённый корабль, накренившись, помчался к воде. Вильям почувствовал, как сжалось его сердце. Да, эти фурри были его врагами, но...


- Останавливается! Останавливается! Отключил двигатели! - выкрикнул Денни. - Здорово мы по нему врезали, кэп!


- Отлично, - не изменив тона ответила Бурогривая. - Спускаемся за ним!


"Закат" выровнялся и стал медленно опускаться на воду. Имперский корабль уже сел и убрал паруса. Понял, что сопротивление бесполезно. Срогга это неожиданно обрадовало: не нужно будет проливать лишней крови. Да и сопротивления противник не оказывал. Вильям Аннаэр ди-Срогг люто ненавидел Империю, но не фурри.


Пока он наблюдал за вражеским кораблём, абордажная команда высыпала на палубу. Фа-Рык на пару с Ричардом, Джимми, Ральф, Мэри и Гард, все с пистолетами и саблями в лапах. Фанг появился последним, сжимая в зубах свой клинок. Весь отряд столпился у левого фальшборта, размахивая оружием и яростно крича. Ещё один крик донёсся с верхушки мачт. Это кричала Аква, размахивая свои накопытным револьвером.


"Закат" приблизился к кораблю Империи. Загрохотали абордажные мостики - специальные доски в метр шириной и в два длиной, снабжённые острыми крюками. Крюки вцепились в фальшборт вражеского судна и абордажная команда кинулась к мостикам. Но первой на мостик запрыгнула сама Бурогривая. Вильям даже не заметил, как она вышла на палубу. А кобыла ловко и быстро перескочила на борт вражеского корабля и её сабля взметнулась перед носом тигра в сером костюме.


- Где капитан?! - рявкнула она.


- Убит. Вы очень хорошо в нас...


- Тогда кто вы?


- Старпом.


- Почему не остановились, увидев наш флаг?


- Я...


- Вы идиот! - нахмурилась морская кобыла. - Если бы вы продолжили удирать, клянусь, я бы разнесла вашу проклятую доску в щепки!


Она двинула тигру в нос рукояткой саблей. Не слишком сильно, но этого удара хватило, чтобы тот отшатнулся, зажмурившись от боли и прижав лапу к месту удара. Кто-то из команды выхватил было из кобуры револьвер, но Фа-Рык внезапно выстрелила в смельчака и того отбросило назад с дыркой в груди.


- Любой, кто вздумает поднять оружие, отправится за борт! А следом за ним полетят его дружки! - выкрикнула Бурогривая. - А теперь, дамы и господа, кидайте оружие мне под копыта и спускайтесь в собственный трюм! Если через полчаса вы не перегрузите свой товар на мой корабль, я не отвечаю за предохранители на своих пушках!


- У нас нет товара, - ещё зажимая кровоточащий нос, прорычал старпом. - Мы сбросили груз, чтобы уйти от вас. Вы можете убедиться в этом, взглянув в проделанную вами дыру!


- А если найду? - усмехнулась кобыла, приблизив саблю к его морде.


Тигр молча смотрел на кобылу, однако хвост его слабо дрожал.


- Ладно. Мы поищем. Мистер Ричард, будьте так добры, загляните в трюм.


Вильям увидел, как динго вспрыгнул прямо в пролом, с минуту возился там, а затем вылез с такой широкой улыбкой, что Вильям со своего места прекрасно разглядел все его зубы.


- Старпом, когда в следующий раз будете перепрятывать груз - постарайтесь замаскировать потайной люк получше. Господи, вы никогда не встречались с пиратами, старпом? Или думаете, что все пираты - слепые одноногие однорукие кретины? - крикнул динго и расхохотался.


* * *


После того, как взмокшая от усилий команда торгового судна со сваленной шерстью, опущенными хвостами и обречённостью в глазах вернулась на свой корабль, Бурогривая дала приказ отчаливать. Вильям, отошедший от орудия, разузнал у пегасочки о грузе: им удалось захватить пятьдесят семь ящиков с сыром и сорок три ящика с маслом, каждый из которых весил десять килограмм. Приобретение не ахти какое, но сыр относился к разряду редких продуктов и на Черепахе за его продажу можно было выручить не такую уж и плохую цену, а масло по низкой цене раскупили бы довольно быстро, так как недостаток молочных изделий часто ощущается на кораблях. Да и лёгкость проведённой операции всех обрадовала. Да и Вильям немного пообвыкся с новой жизнью. На Черепахе он познал лишь светлую сторону пиратства, а вот короткая схватка с торговцем показала ему и тёмную. Нет, Вильям не изменил своему решению остаться на борту «Заката», но вот только он засомневался в том, правильно ли сделал, дав согласие на работу стрелком. Вильям не знал, сможет ли он стрелять в фурри, пусть даже в имперцев. Бить по кораблям - совсем другое дело...


Впрочем, всё шло к тому, чтобы Вильям смог определиться с собой. Пиратский адмирал Уайт за те дни, что провёл на Золотой Черепахе, собрал отряд из тридцати семи пегасов и четырёх фестралов: такой группе пони было по силам создать огромную бурю. А именно буря играла решающую роль в плане морской кобылы и морского лиса.


Конвои сэра Бэрроу двигались всегда одним и тем же путём, называемым «Ост-путь». Он вёл к берегам Империи, минуя опасные места и охотничьи угодья пиратов. Однако было на этом пути одно-единственное опасное место, а именно - группа безымянных летающих островов, окружённых сетью валунов, камней, обломков пород, да ещё и заселённые синими фениксами, которым очень не нравились пролетающие мимо воздушные корабли. Здесь вполне можно устроить засаду. Капитаны Бэрроу - не дураки, они прекрасно это понимают, поэтому к островам у них приковано повышенное внимание. Впрочем, ни один из капитанов не рискнёт повести сюда свой корабль, если не знает правильное расположение летающих препятствий. Приборы в этом месте работают с помехами и самый лучший радар уступает мастерству, да вниманию вперёдсмотрящего. Поэтому острова играли роль «выхода» в плане Уайта и Бурогривой. Именно в их скопление и должны будут ринуться корабли, захватившие богатый груз. Конечно же, за ними попытаются устроить погоню, но навряд ли она будет плодотворной. Впрочем, до побега ещё нужно дойти. Сначала, следуя плану, один из кораблей Уайта сделает вид, что атакует конвой - это заставит врага не только сплотить свои транспорты, но и послать хотя бы один корабль на то, чтобы отогнать пирата. В то же время в созданном неподалёку грозовом фронте будут ждать своего часа основные силы пиратов. И только после того, как один-два транспорта будут отогнаны к островам, придёт время отступления.


Всё это Бурогривая рассказала своей команде на второй день после атаки на торговца. К этому времени план атаки был продуман и добыча нашлась: ползли слухи о крупном конвое Бэрроу, который повезёт груз магических кристаллов на остров Серный, что неподалёку от берегов материка. А кроме того, взять хотя бы один транспорт Бэрроу - заветная мечта Бурогривой. В этом кобыла призналась Ричарду самолично, а тот передал Вильяму. Оно и понятно! Ведь тогда "Закату" не нужно будет больше заботиться ни о порохе, ни о еде, воде, ремонте! На него можно будет установить новые орудия и новую антиграву, укрепить корпус, поставить небесные паруса и при этом не потратить и трети суммы, которая таится в трюмах кораблей Бэрроу! Экипаж получит такие выплаты, что сможет покинуть борт пирата, пусть даже и теоретически - ибо у всех этих фурри был смысл оставаться на борту. Но зато... Зато! Да мало ли какое "зато!" может быть с деньгами! Даже если они захватят всего один корабль и отдадут часть добычи Уайту - денег будет столько, что "Закат" превратится в самый быстрый, хорошо вооружённый и отлично защищённый корабль Акватории, а команда станет самой богатой на просторах океана! Даже для Вильяма, успевшего за свою короткую жизнь познать все тяготы нищеты, мечта о деньгах заслонила мысли о мести Империи.


Выход был назначен на третий день после захвата торговца. С первыми лучами солнца Аква взлетела к мачтам и распустила флаги. "Закат" с вычищенными до блеска орудиями, расправленными мачтами-плавниками и работающими на всю мощь двигателями двинулся прочь от Золотой Черепахи, набирая и скорость, и высоту. Слева появился корабль Бэрроу - линейный корабль с множеством бортовых орудий и четырьмя башнями на верхней палубе. Одноствольные, не слишком большого калибра, но наверняка скорострельные. Распугав стаю чаек, летающий корабль расправил четыре мачты-плавника, поднял паруса на трёх курс-мачтах и устремился вверх. На полминуты его обширное брюхо загородило солнце, после чего исполин пролетел над «Закатом» и умчался вперёд. Именно его «Галактика» несла на себе отряды специально отобранных пегасов, которые должны будут устроить бурю для сокрытия пиратских судов.


- Ну что, Вильям, финальный экзамен? - внезапно услышал единорог. Пони обернулся - Ричард стоял позади него, пилкой аккуратно работая над когтями. - Теперь-то ты точно постреляешь.


- Знаешь, лучше бы нам обойтись без стрельбы.


- Возможно ты и прав, - покачал головой динго. - Ладно, парень, удачи тебе сегодня. Я на носу, если что - связывайся.


- Удача пригодится всем нам.


Ричард кивнул и зашагал на нос корабля. Пилку он сунул в карман небесно-синего мундира с чёрными стрелками на рукавах. Вильям немного провернул орудие и уставился в море. Всё-таки восход - красивое природное явление. Пылающее солнце только-только поднималось над водой, окрашивая весь мир, небо, землю и воду, даже облака по своему вкусу разукрашивая. Три синих звёздочки мелькнули там, где небеса ещё оставались тёмными: синие фениксы по большей части ночные животные, днём они высиживают птенцов или спят, а ночью охотятся, пролетая в поисках добычи неимоверные расстояния. Вильям вспомнил рассказы отца о мудрых морских драконах, любящих на рассвете всплывать с глубины и любоваться на солнце - единорог отцепил ремень и наклонил орудие так, чтобы хорошо видеть водную гладь, но увы, ни один дракон в этом районе Акватории решил сегодня из воды не подниматься. Ну и ладно! Всё равно денёк отменный...


- Стрелки, проверить оружие! - раздался в наушниках сухой голос Владимира.


Вильям со вздохом застегнул ремень и подвигал орудием.


- Разрешите дать пробный залп? - спросил он без удовольствия. Портить такое прекрасное утро как-то не хотелось...


- Пожалуйста. Форд, ты первый. Затем Риз, Бад и Аннаэр.


Вильям не стал оборачиваться на шум провернувшихся башен, взвизгнувших стволов и звука выстрела. После того, как стихло стрекотание носового орудия, Вильям привёл в действие своё. Грохот выстрела и дрожь отдачи немного развеселила Вильяма. Снаряд описал небольшую дугу и рухнул в воду, подняв красивый фонтанчик.


- Отлично. Дамы и господа, постарайтесь хорошенько и сегодня мы будем ужинать из золотой посуды! - выкрикнула Бурогривая. - Вперёд!


- Вперёд, дамы и господа! Надерём зад Бэрроу! - выкрикнул Вильям. По ушам ударило хихиканье Денни и громкий смех Ричарда.


Настроение у пиратов приподнялось. Этому поспособствовало и появление одного из кораблей Уайта - красивый фрегат разрезал облака неподалёку, водя по сторонам своими мощными орудиями. Вот он ушёл вверх и влево, стремительно уходя на северо-запад. Вильям несколько секунд смотрел ему вслед, после его вернулся к созерцанию океана. Впрочем, долго любоваться картиной моря не пришлось - в его передатчике раздался восторженный вопль Бурогривой. То, что вызвало это вопль, подействовало на Вильяма электромагическим зарядом, пронзившим всю шкуру до последней шерстинки! Ещё бы! Впереди в небесах летали звенья, "крылья" и целые эскадрильи пегасов, переворачиваясь и вертясь в воздухе. Их усилия даром не шли - сотни мелких облаков сконцентрировались в огромные полотнища, быстро разрастающиеся и не менее быстро темневшие. Огромные тучи заполонили небо, надёжно скрыв в своей глубине «Галактику» Уайта, на палубу которой то и дело опускались пони для короткой передышки, после чего вновь взлетали в воздух. Ряды единорогов-канониров, выстроившись по бортам, поставили магические щиты красного и малинового цветов: чтобы случайная молния не ударила в их корабль. А молнии били часто - некоторые из них пролетали в опасной близости от пегасов, но воздушные пони ловко маневрировали и избегали смертельных разрядов. Более того, некоторые из них сами приманивали молнии, направляя их в разные стороны и создавая тем самым своеобразный коридор для «Заката». Именно в этот коридор и направил корабль Владимир.


Снизив скорость, «Закат» полетел в сторону «Галактики». Вильям провёл копытом по носу и первый раз в жизни пожалел, что у него нет пальцев - в воздухе пахло не только грозой, но и чем-то... Вроде серы. И эта смесь ароматов породила довольно неприятный запах.


- О-о-о, ну и вонь! - прорычал Ричард, который, похоже, обладал ещё более чутким обонянием, чем пони. - Что это за гадость?


- Это - магия, - ответила Аква. - Точнее, фанталдегриз, вырабатываемое пегасами вещество, позволяющее им управлять погодой. Обычно оно конденсируется на копытах и такого запаха нет, но сейчас у моих собратьев фанталдегриз вырабатывается всей шкурой, да и к тому же их здесь очень много.


- Ты хочешь сказать, что это магия?!


- А ты что думал, магия только бабочки-цветочки и аромат любовных зелий? Наслаждайся, пока есть возможность!


- Это надолго?


- Нет. Как только гроза будет создана запах очень быстро рассеется!


Ричард издал нечленораздельный звук, явно выражающий большую степень недовольства. Вильям от комментариев воздержался, зато волю себе дал Фанг:


- Никогда, никогда, никогда не женюсь на пегасе! - громко выдал он.


"Закат" отключил двигатели и, продолжая движение по инерции, медленно развернулся. Сложив мачты-плавники, корабль завис у самого борта "Галактики" на уровне её ватерлинии. Вильям, сдвинув пушку, получил возможность хорошенько рассмотреть борт корабля. Ничего особого. Металл, выкрашенный под цвет золота, серебристые паруса... Ну и ещё - чёрные стволы недальнобойных, зато мощных орудий. Может быть, Вильям бы ещё что-нибудь рассмотрел, но в этот момент оглушительный раскат грома ударил по его ушам и в тот же момент из верхних облаков хлынул дождь. Вильям мигом потерял весь интерес к наблюдениям.


- Оставаться на местах! - неожиданно крикнула Бурогривая. - Недолго осталось!


"Сама оставайся", - подумал Вильям. Мигом намокшая грива спадала ему на глаза и он принялся копытом сдвигать её. От этого было мало толку - теперь смотреть ему мешал ливень. Чертыхнувшись, единорог стал рассматривать свои же задние копыта, предоставив дождю сколько угодно бить его по спине и затылку. Какие уж тут богатства! Зонтик бы хороший...


Внезапно где-то слева что-то блеснуло. Вильям, подняв копыто, всмотрелся в блеск - дождь немного поутих и единорог разглядел тёмные, почти призрачные силуэты летающих островов, их возвышенности и низины...


* **


...Водопады и джунгли, заполненные самыми разными птицами и зверьём, луга и поля - летающие острова, лежащие рядом с "Ост-путём" были хорошо знакомы командору Самсонову. Стоя на носу флагманского фрегата охранения «Гордыня», высокий бурый хорс приложил к правому глазу подзорную трубу и наблюдал за островами. Здесь вполне могли скрываться пиратские суда... Как то, что преследовало их вот уже полчаса - какой сумасшедший напал на них и командору даже пришлось выделить один корвет из охранения для того, чтобы отогнать наглеца. Но теперь этот негодяй следовал за их соединением и Самсонова не покидало ощущение, что этот кораблик - всего лишь пешка в начинающейся игре. Внимание жеребца привлёк грозовой фронт, растянувшийся неподалёку - вот уж точно подходящее место для засады! Только одно смущало командора: посланный на разведку шлюп так ничего не обнаружил. Если бы не годы службы, хорс бы расслабился, но выучка заставляла жеребца не терять бдительности. Слишком ценный груз они охраняют...


Груз этот покоился в трюме одного-единственного транспорта, охраняемого двумя фрегатами, двумя корветами, тремя бригами и тремя шлюпами, подчинёнными Самсонову. Конечно, охранение мощное, но расслабляться не следовало. Крупнейшая пиратская база всего-то в часу-двух лёта отсюда. И хотя на корабли Бэрроу пираты нападали крайне редко, терять бдительность не следовало.


- Сэр, разрешите обратиться?


Самсонов обернулся к стоявшему позади него гардемарину и расплылся в улыбке.


- Разрешаю...


Он отвлёкся и не заметил, как из-за островов внезапно вынырнул ещё один пиратский корабль: фрегат о трёх мачтах, помчавшийся прямо на эскорт. Вперёдсмотрящий к счастью не дремал, да и радары сработали - но пират явно был нахален. На полной скорости он пролетел между "Гордыней" и следовавшим за ней корветом "Песчаный Лев", открыв огонь с двух бортов. "Гордыня" содрогнулась, получив снаряд в корму, гардемарин и кое-кто из матросов повалились на палубу, но Самсонов устоял на копытах. Взревев, словно бы снаряды попали в него, а не в корабль, хорс приказал проучить наглеца. Но появившийся на сцене второй фрегат быстро изменил его решение.


- Уходим! - рявкнул он. - Это ловушка!


- Курс, сэр? - спросил стоящий позади него адъютант, в обязанности которого входило обеспечивать связь капитана с рубкой, канонирами и машинным отделением.


- На грозу! Обойдём фронт с севера! Туда они не сунутся. Пиратов не преследовать, только отстреливаться!


- Есть, сэр!


- Почему не идти тем же курсом? - спросил поднявшийся гардемарин, потиравший придавленный при падении хвост.


- Потому что эти чёртовы острова скрывают от нас их корабли! Я лично не хочу подставить двигатели, а вы? - фыркнул Самсонов. - Курс на грозу, быстро! Держите их с правого борта! На транспорт - "следуйте за нами, скорость предельная". Эскорту! Быть готовыми отражать нападение противника с кормы! Бригам набрать высоту!


- Есть, сэр! - вновь гаркнул адъютант, передавая команду.


Гардемарин тем временем бросился на нос и застыл на нём, смотря в сторону грозового фронта. Ему была не по душе идея капитана двинуться туда... Но может, ему лучше знать?


* * *


- Получилось! - раздалось в наушниках у Вильяма. Ричард орал так, что перекрыл гром. - Ну, держитесь, джентельфурри! Сейчас начнётся!


- Уайт поставил магическую защиту, - доложил Денни. - «Галактика» двинулась в атаку.


- Отлично, держать за ней! - приказала Бурогривая. - Наша цель - тот, кто вздумает нам помешать! Уайт займётся транспортом!


- Вам не кажется, что на нём что-то чересчур ценное? Такое охранение...


- Мистер Риз, прекратить разговоры! - и без всякого перерыва. - Да, кажется... Вот скоро и узнаем, что они там такое везут!


Вильям подвигал орудием, в сотый раз проверяя его работоспособность. Всё, кажется.


«Закат» вырвался из пелены туч настолько стремительно, что даже обогнал «Галактику». В то время, как их враги лихорадочно пытались понять, что им теперь делать, пираты фрегаты атаковали их с правого фланга и с кормы - сверху на хвост врагам опустился последний из помощников Уайта. «Закат» устремился вперёд, стрелой промчавшись мимо головного корабля и в тот же миг заработали его башенные пушки, полив огнём корвет и фрегат. Бад не отставал - очереди из носового орудия прошили один небесный парус транспорта. Вильям, следуя плану и приказу, по транспорту стрелять не стал - развернув орудие и наклонив ствол, он открыл огонь по корвету. Снаряды один за другим вонзились ему в нос, прошлись по палубе и попали в одну из бортовых пушек. Сверкнул взрыв и обломки металла разлетелись на много метров вокруг.


Вильям ещё не осознал того, что секунду назад лишил жизни по крайней мере одного фурри. Его душу и тело вновь захватил азарт драки. Пока корвет отваливал в сторону, а «Галактика», протаранив один шлюп и расстреляв бриг, рвалась к транспорту, Вильям перевёл огонь на флагманский фрегат. На этот раз его снаряды прошлись по карме, убив трёх или четырёх фурри. Их вид Вильям определить не смог - сцепив зубы и яростно крича что-то невразумительное, он перевёл огонь на паруса противника, разрывая их в клочья.


Но и враг не дремал. Едва «Закат» пролетел мимо, Самсонов приказал начать разворот и вот уже пират оказался в прицеле орудий фрегата. Выстрелы загрохотали без всякого промежутка. Часть снарядов пролетела мимо, часть ниже «Заката», но несколько вонзились ему в корму, едва не зацепив двигатели. Ремень пребольно врезался в живот Вильяму, в то время как корабль ощутимо тряхнуло. В передатчике раздалась солёная брань Хвост-Задери. И всё-таки своего дела Вильям не оставил: снаряды его ложились по палубе противника, сметая с неё всё живое и неживое. Выстрелил и Форт со своего левого борта - два снаряда ударили по носу вражеского корабля. Самсонову повезло - гардемарин схватил его за ремень и потянул на себя, откатившись достаточно далеко, чтобы только щепки пролетели над их спутавшимися телами.


- Стреляйте, стреляйте! - взвизгивала Аква, крутясь возле мачт.


«Галактика» тем временем налетела на транспорт. Вильям увидел, как море пегасов ринулось на палубу вражеского судна, но у него не было времени отвлекаться - на освободившимся от кораблей участке неба крутились «Закат» и «Гордыня», поливавшие друг друга снарядами почём зря. Вильям навёл орудие, выстрелил раз, другой... И вдруг услышал громкий щелчок. И явственно услышал звон упавшей гильзы. Снаряды кончились!


- Проклятие, - прорычал единорог.


К счастью, механика делала своё дело. Вильям крутанул рычаги, лента с каким-то чавкающим звуком всосалась в орудие и единорог уже магией привёл его в действие. Первые снаряды пролетели мимо, зато последующая партия опять прошлась по палубе. Одновременно Форт так удачно врезал по противнику, что его фок-мачта практически переломилась пополам. Теперь уже «Гордыню» затрясло. Удивительно, но в тряске комендоры не теряли прицела - ещё несколько снарядов ударили в фрегат, пробив в нескольких местах его днище. Будь дело на воде - и «Закат» был бы обречён, но в воздухе повреждения ниже ватерлинии были не так страшны.


Внезапно «Гордыня» применила странный манёвр, впрочем, увенчавшийся полным успехом - едва не перевернувшись, фрегат набрал высоту и теперь завис на одном уровне с «Закатом». Секунда! И с палубы противника полетели абордажные крючья. Они с глухим стуком падали на палубу и вцеплялись в фальшборт «Заката».


- На абордаж! - взревела Бурогривая.


Грохнуло орудие Форта, пробив нос фрегату - уже бессмысленно. Оба корабля стремительно сближались. Вильям увидел, как выбежавший на палубу Фа-Рык махнул лапой, подзывая его к себе. В тот же миг оба корабля столкнулись.


Ричард рыжей молнией вскочил на фальшборт, рванув из-за ремня два пистолета перепрыгнул на абордажный мостик и спустил курки. Тяжеловес-медведь и какой-то единорог повалились на палубу. Рядом опустился абордажный мостик «Заката» и Мэри, прыгнув на него, скрестила свой клинок с саблей самого Самсонова. Хорс двинулся назад и сделал ложный выпад, сам намечая удар в голову самки, но ирбис разгадала его приём и блокировала удар. В ответ она с такой силой рубанула по противнику, что тот едва устоял.


Фанг с диким хохотом поднялся на задние ноги и ударил копытом по спусковому винту своего карабина - пуля снесла полчерепа имперцу-далматинцу, отбросив тело назад. С мачт пальнула Аква, никого не убив, но зато сбив прицел вражескому стрелку. Леопард, собиравшийся пальнуть в Ричарда, скрылся за мачтой, а когда вновь выглянул, получил пулю в левую заднюю лапу сам. Застонав, он привалился к мачте. Неподалёку от него рухнул ещё один мостик и отряд из пяти имперцев ворвался на палубу «Заката». Их встретили Ральф и Гард, с ходу зарубив одного и ранив второго. Сам Гард почти сразу же получил шпагу в плечо от гардемарина - рыжего лиса с белыми ушами и белой полосой на хвосте, одетого в синий мундир...


У Вильяма помутнело в глазах. Схватив саблю магией, он ринулся к сражающимся, закричав изо всех сил:


- Льюис!


Льюис обернулся к нему.


- Вот это встреча! Поганая блоха, что, подался к пиратам?!


- Гардемарин Империи! И это мой родной брат! Не трогать его! Это наше личное дело!


- Как хочешь, падаль! Разберёмся! - взревел Льюис. - Только я тебе не брат, запомни!


- У нас был один отец!


- Ты пони, Вильям! Аннаэры - лисы!


- Я сын Джорджа Аннаэра, Вильям Аннаэр ди-Срогг! А ты кто? Кто ты, предатель, шкура или просто сволочь?


- Заткнись, тварь!


- Ты предал память нашего отца! Встал на сторону наших врагов! - продолжал кричать Вильям. Он находился в нескольких метрах от Льюиса и тот уже приготовил шпагу.


- Наш отец был подлец и лжец!


Вильям за секунду перехватил саблю в рот и они скрестили клинки. Шпага Льюиса оказалась выполнена на «отлично» и выдержала удар, а вот у Срогга по зубам пробежала волна боли.


- Наш отец, - скрежетал зубами Вильям. - Был пиратом... Все его рассказы - ложь! Россказни жалкие! Он грабил суда и убивал честных фурри!


Вильям отпрыгнул назад, перехватывая шпагу магией. Рядом с ним Фанг протаранил головой имперского солдата и тот полетел вниз. В стороне рухнул на палубу Ральф, слепо пошарил лапой в поисках сабли и затих, испустив изо рта струйку крови. Рядом с ним словно из ниоткуда возникла Бурогривая и её палаш обрушился на морду здоровенного волка, отрубив ему обе челюсти.


- Наш отец пиратом не был! Империя убила его, чтобы оккупировать остров!


- Империя спасла наш остров от пиратов! От таких, как Джордж! От таких, как ты!


Вильям в последний момент успел схватить саблю и принять удар. Сабля скользнула в опасной близости, остриём пошевелив гриву пони, но шкуру не зацепила. Зарычав, словно хищный фуррь, Вильям изо всех сил дёрнулся вверх - сабля Льюиса задралась в воздух и лис едва успел опустить её и отразить выпад Вильяма.


- Тебе конец, пират! - рявкнул лис.


В этот момент «Песчаный Лев» выстрелил по сцепившимся кораблям. Все его заряды принял правый борт «Заката». Корабль тряхнул, правая мачта-плавник сломалась, но Риз ответным залпом так удачно зарядил в борт врагу, что корвет отвалил в сторону.


Льюис вонзился когтями в резко накренившуюся палубу. Вильяму вонзаться было нечем, но он и не собирался останавливаться, всеми своими килограммами навалившись на врага. Лезвие шпаги обожгло ему щёку, оставив на ней длинную царапину, зато Льюис повалился на спину и пони со всех сил ударил его копытами в грудь. Лис захлебнулся. Вильям получил возможность ударить врага, но тут позади него появился имперец и единорогу пришлось скатиться с Льюиса, чтобы избежать удара по хребту. Над самым его ухом гаркнул пистолет, единорог мотнул головой и чуть было не пропустил удар от Льюиса. На этот раз шпага скользнула и ударила единорога в бок, пропоров шкуру. Вильям в ответ не размахиваясь ударил врага в бок и тут же отдёрнул шпагу. Синий мундир гардемарина окрасился кровью.


- Мерзкий! Ублюдок! Выродок! - орал Льюис, совершенно обезумев.


Вильям сражался молча, хотя мог свободно перехватить саблю магией. Но у него не было времени или желания отвечать Льюису и единорог обходился мыслями. В один из моментов, когда обессиливший лис перешёл в защиту, Вильям всё-таки зажёг рог и крикнул «Скотина!», но после вновь схватил саблю в зубы. Льюис, кажется, заболел бешенством - изо рта пошла пена, шерсть скомкалась и вздыбилась, усы торчком... Он налетел на Вильяма и вместе с ним опрокинулся на палубу. Сабля и шпага вновь скрестились, но Льюис уже позабыл все правила честного боя и вцепился Вильяму в переднюю правую ногу повыше копыта. Вильям, заорав, тоже решил не играть в благородство и его копыто вонзилось Льюису в пах. Учитывая, насколько тяжёлым был это удар, Льюис уже мог не помышлять о помёте - зажав лапами низ живота, он скатился с Вильяма.


Уайт уже унёс транспорт, словно хищный коршун цыплёнка - захватив его, «Галактика» скрылась в островах. Один из фрегатов Уайта последовал за командиром, тогда как двое других продолжали своё дело, расстреливая эскорт. Корабли охранения не заботились о транспорте - их больше теперь заботила собственная шкура. Пока творилась вся эта неразбериха, хладнокровный Владимир уводил «Закат» от охваченной огнём «Гордыни». Уже пал Самсонов - израненный Ричард проткнул ему горло и ловким движением отделил голову хорса от тела. Денни, защищавший капитанскую рубку, устало опустился на палубу рядом с телом зарубленного им фестрала. Бурогривая со своей немалой силой схватила за шкирку очередного имперца и перебросила на борт вражеского судна. Бад и Фанг вместе отцепляли абордажные мостки, один копытами, другой топором. Аква помогала Йохану прямо на палубе перематывать раны стонущего Фа-Рыка. И только Вильям с Льюисом не замечали того, что бой заканчивается. От борта они переместились на нос - лис не понимал, что остался один на один с целым пиратским экипажем, Вильям не осознавал, что уже мог бы прекратить сражаться. Они превратились в диких зверей, соперников, жаждущих крови друг друга. Единственное - никто из них пока не пустил в дело пистолеты, но это пожалуй лишь из-за того, что оба забыли про огнестрельное оружие. Наконец Льюис добился превосходства - его шпага пронзила переднюю правую ногу Вильяма и тот теперь мог работать лишь тремя копытами. Льюис насел на единорога и неминуемо зарубил бы его, если бы Вильям не собрал последние силы и с фырчаньем вместо крика ярости и боли боднул противника. Его рог вонзился в бедро лиса и тот попятился. Сабля Вильяма мелькнула в воздухе и шпага гардемарина улетела за борт. Следующим ударом Вильям пронзил левую заднюю лапу Льюиса и тот повалился на палубу.


- Нет! - закричал он. - Вильям, брат...


- Брат? - выкрикнул Срогг, перехватив саблю магией. - Кажется, ты отказался от меня? Отказался от меня, предал Аннаэров... Кто ты, Льюис?


- Я твой брат! Пощади!


Он вспомнил про пистолет и потянулся было правой лапой к нему. Но боль и злоба обострила все чувства Вильяма и сабля вонзилась прямо в подушечки Льюиса, прибив лапу лиса к палубе.


- Не брат ты мне! И не Аннаэр! Падаль! Корм для рыбы! - разошёлся Вильям. - За борт! Быстро за борт! - он выдернул саблю. - За борт!


Льюис вскочил на удивление быстро для израненного фурри и схватился уцелевшей лапой за фальшборт. Вильям, задыхаясь от ярости, не дал ему времени на размышление - сабля его ударила у самого основания хвоста Льюиса и тот упал на землю. Дёрнувшись и заорав, гардемарин перевалился через борт и полетел вниз.


Силы оставили Вильяма. Копыта пони подкосились и он рухнул, угодив носом прямо в лужу крови, возле которой валялся обрубок хвоста...


* * *


Он пришёл в себя в медпункте. Лёжа на полу - на кушетке лежал Фа-Рык. Бок пони был забинтован, на морде - пластырь, раненная нога также перебинтована. Рядом с ним сидела Аква.


- Очнулся? - спросила она. Единорог слабо кивнул. - Сейчас попить принесу.


- Что... С грузом?


- Уайт сработал молодцом. Торгаш здесь стоит.


- Где «здесь»?


- Северный остров. Здесь нас не достанут имперцы или Бэрроу. Впрочем, не думаю, что они сунутся. Прошло всего три часа.


- Нога не болит.


- Йохан вколол тебе лошадиную дозу обезболивающего.


- Тогда уж понячью....


Она улыбнулась, но тут же погрустнела.


- Ральф погиб. Фа-Рык и Бад тяжело ранены.


- А... Ричард?


- Этот на посту, - снова на хорошенькой мордочке пегаски возникла тень улыбки. - Ты думаешь, его так легко убить? Он и из мёртвых вернётся, если ему хороший ром или хорошую взбучку предложишь.


- Во как!


- Ага...


- Поможешь встать? Посмотрим, за что мы боролись.


Аква сначала сходила за ширму и поговорила с Йоханом Гроу. Затем вернулась и помогла Вильяму подняться. Прихрамывая на трёх ногах и оберегая четвёртую, пони пошёл бок о бок с пегаской к выходу.


На палубе их ждали. Бурогривая и перебинтованный, но жизнерадостный Ричард, Владимир, Хвост-Задери. Остальные расселись кто где, отдыхая после сражения. Был здесь и Уайт - этот тоже получил царапину, украсившуюся его морду от верхней челюсти и до самого правого глаза.


- Ну что, пойдём? - дрожащим голосом спросил Уайт. - Мы только-только вскрыли трюм...


- У вас потери велики? - спросил Вильям.


Уайт дёрнул хвостом.


- Много в живой силе. Корабли пострадали, но я надеюсь, что ремонт окупится. Пойдёмте.


Торговец стоял ровно между камней, посаженный днищем вниз, палубой вверх. Немногие уцелевшие из его команды стояли на коленях, охраняемые десятком пегасов и одним лисом-альбиносом.


Отряд поднялся на борт, где их встретили фурри из команды Уайта и проводили до входа в трюм. Вниз по лестнице - и перед ними встала тяжёлая металлическая дверь, вскрыть которую удалось с огромным трудом. Уайт вошёл первым, следом за ним - Бурогривая и Ричард, а потом уже прошёл Вильям. Прошёл и застыл, не в силах сдвинуться с места.


- С дороги! - проревела Аква. - Что встал?


Вильям отошёл. И лёг на пол.


- И... Что это? - спросила Аква.


В трюме не было золота, серебра, денег, металла, оружия, не было ящиков с продовольствием, драгоценностей и уж тем более магических кристаллов. Вместо них в трюме находились с десяток похожих на решёток штук, которые Вильям не мог охарактеризовать. На этих штуках покоились белые, похожие на большие копья непонятные предметы. Вильям на негнущихся ногах обошёл их - позади предметы были полые, а от носа до кормы имели треугольные крылышки.


- Что это? - повторила Аква, переходя на визг.


- Я знаю, что это... - Ричард сглотнул. - Я видел такие... Один раз. Это так называемые «ракеты». Снаряды огромной мощности и дальности. И их здесь около...- он быстро сосчитал. - Полусотни. И ещё две установки - это вон те штуки в дальнем углу.


- И мы охотились... За этим барахлом? Что с ним делать? "Закат" вооружить? - разорялся Уайт.


- Продать. Они стоят миллионы радинов. Только покупателя найди, - прорычал Ричард. - А нам корабль отдай.


- Да подавитесь... Что делать-то?! У нас по-новому эту заварушку устроить не получится!


- И не надо! - нахмурился Ричард. - Чую, что скоро нам вообще такие "заварушки" не понадобятся.


- Почему?


- Да потому что эти ракеты - разрушительное оружие, которое будет использоваться нашей дорогой Империей в войне.


- Что... Где будет использоваться?


Вильям лёг на пол, чувствуя себя так, будто внутри у него что-то оборвалось.


- В войне, - глухо проговорила Бурогривая.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Хеллфайр «PONY-S.T.A.L.K.E.R.: Добро пожаловать в Зону»
Хеллфайр «Фуртастика: "Свободный ветер II"»
Хеллфайр «Антифуррь»
triompher
09:43 04.06.2015
Классный рассказ! На минусы указывать не могу (не моё это дело, да и нет их страшных-то, с точки зрения обывателя). Так что аффтару - респект, детям - мороженое, миру - мир, а мне - литру храбрости выложить свой рассказ.
P.S. Герр автор явно интересуется военной стороной повествования.
Хеллфайр
07:27 29.05.2015
Господа, я, конечно, экстрасенс и отлично знаю, почему минус. Но может мне всё-таки дадут какую-то конкретику?
Хеллфайр
12:39 28.05.2015
Хорошо. Кстати, спасибо за правки. Проклятый Ворд и собственная невнимательность сделали своё дело. Надеюсь, следующая серия (или следующий рассказ данной серии) понравятся больше.
ANDRoidFox
11:07 28.05.2015
Из плюсов - написано на обычном для автора уровне, есть интересные словечки, чтение приносит удовольствие.
Из минусов - как по мне, так слишком много болтовни, не интересная лично мне тема магии, пони и прочего. Ну прости меня Хеллф, я не любитель солянок, где шпаги и дульнозарядное оружие соседствует с эм... техномагией, ракетами и прочим. Ну и сюжет какой-то... не знаю, невкусный.
Субъективная оценка 5,5/10 ничего цепляющего...
alps
15:04 27.05.2015
8,5 можно ставить смело, хоть я и не великий поклонник пони, но если рассказ написан красиво и раскрывает героев, его сложно не оценить.
Хеллфайр
05:11 27.05.2015
Дело в том, что и своё творчество (нормальное) я когда-то начал со Срогга. Вот и подумал, что было бы неплохо также начать и Фуртастику. Естественно, далеко не во всех рассказах данной серии героями будут пони. На данный момент всё складывается таким образом:
Серия "Свободный ветер" - приключения и фантастика, гг - Вильям Аннаэр (ди-Срогг), пони.
Серия "Ночные улицы" - "альтернативная реальность" и фантастика, гг - фуррь.
Серия "Новая Эра" - фантастика, боевик, гг - меняются.

Естественно, круг фурри в рассказах также будет схож - в любом случае будут пони, тавры и, собственно, сами фурри. Могут добавляться драконы и зооморфы. В любом случае, в каждом рассказе будет уделено внимание какому-нибудь аспекту их жизнидеятельности: в данном случае было немного про магию, в "Новой Эре", может быть, будет описана религия тавров, чем я очень давно хотел заняться.

Ну, а так - очень рад, что вам понравилось и надеюсь, что я всё-таки удержал хотя бы "восьмибалльную" фуррность.
alps
21:47 26.05.2015
Вышло неплохо и интересно. Пираты и сражения, долг и честь.
Ошибка в тексте
Рассказ: Фуртастика: "Свободный ветер"
Сообщение: