Хеллфайр
«Большое Приключение Оливии Моунвилл»
Скачать
#NO YIFF #гиена #единорог #пони #разные виды #MLP #война #дружба #приключения #фентези #конкурс



Пролог



Когда кто-то хочет начать интересную историю, он часто пишет о событиях, которые произошли давным-давно. Мой же рассказ — о том, что происходит сейчас. Конечно же, когда-нибудь и про него скажут, что «здесь описаны события, столь далёкие от нашей эпохи, что мы и не знаем, насколько они правдивы». Но я пишу не ради исторической справедливости, а описываю всё, как есть — может, я упущу кое-какие детали, или приукрашу иные события, но, клянусь своим хвостом, что попытаюсь оградить истину от лжи, а если где-нибудь и допущу неточность, то только в том случае, если события в истинном свете будут выглядеть слишком мрачно.


Перед тем, как я приступлю к рассказу, мне стоит поведать вам о тех существах, которые станут героями моей истории. Я собрал коллекцию различных фактов о пони и объединил их специально для читателей. Хотя они никак не повлияют на дальнейшее повествование и даже могут показаться вам несколько скучными, я всё же советую их прочитать и запомнить, что сделать не так уж и трудно, ибо я взял только самые важные факты и отсеял всё лишнее. Итак…


Народ пони — это вам не низкорослые лохматые лошадки, несмотря на всю свою выносливость и силу обычно удостаивающихся только насмешливых улыбок от взрослых и счастливых — от детей. Общим словом «пони» называют обычно три подвида — единорогов, наделённых способностью к самой разнообразной магии, земных пони, лучше всех других живых существ взаимодействующих с землёй и растительностью, и пегасов, которым подвластны небеса.


Все виды пони обладают своей особой «внутривидовой» магией. Пегасы способны очень быстро летать, собирать тучи и облака, поднимать и усмирять ветер. Земнопони могут на песке и глине взрастить прекрасный сад, а с кусочка плодородной земли снимать урожаи в несколько тонн. Единороги — маги и колдуны, и их способности можно перечислять до бесконечности. Кроме них, есть ещё могучие аликорны и фестралы — ночные пегасы. Но, независимо от подвида, всем пони свойственен копытокинез — возможность брать вещи специальным полем, которое появляется перед копытами, и не исчезает, даже если пони лишить всей остальной магии.


Кроме копытокинеза, пони объединяет схожесть внешнего вида — они достаточно крупные, но низкорослые, человеку едва достанут ушками до живота, хотя среди них и встречаются настоящие великаны, а некоторые вырастают с лошадь и даже больше. Понятно, что такие особи встречаются в основном среди земных пони или, как их чаще называют, «земнопони». Форма головы у пони очень разнообразна, но у кобылок мордочка более округлённая, а у жеребцов — притуплена, и глаза у жеребцов часто меньше по размеру, чем у кобыл, хотя и у тех и у других они всё равно о-о-очень большие, словно блюдца. Свои яркие, разноцветные хвосты и гривы пони убирают в причёски или распускают, некоторые стригут коротко, некоторые отращивают — в зависимости от собственного вкуса и моды. Так же поступают и с шерстью, которая зачастую бывает ещё более необычных цветов, чем гривы-хвосты. Кстати говоря, пони пушисты, но не слишком, до обычных, неразумных пони по лохматости не дотягивают. И уж тем более отличны они от наших копытных тем, что ноги всех пони очень подвижны — они могут их сгибать в «коленях» и «локтях», а ещё в «запястьях» и «стопах», могут заводить за спины, крутить, даже в сторону выставлять!


Быт пони не слишком интересен — для земнопони и единорогов нет в жизни ничего лучше, чем жить в деревянном домике у леса, реки или в окружении садовых деревец. Пегасы предпочитают селиться на облаках и вообще любят открытые пространства, хотя многие превосходно чувствуют себя на земле. В домах обычно насчитывается всего два-три этажа, потому что лестницы обладатели копыт недолюбливают, зато в каждой комнате по окну, а то и по два. Кухни заставлены буфетами с продуктами, в комнатах стоит удобная мебель и много шкафчиков и секретеров для личных вещей, для одежды и для книг. Живут семьями, обычно целыми табунами в одном доме, при этом стараются, чтобы места хватило всем — у каждого, даже самого юного жеребёнка, должна быть своя комната, ещё обязательна общая комната, пара-тройка кладовых, ну и комната для нежданного гостя, а лучше — парочка. Потому что принимать гостей пони очень любят, и ходить в гости тоже.


Письменность у этого народа существует в двух видах — знапонь и перорун, одна для копыт и перьев, другая печатная, для книг, а вот говорят они на общем языке. Технологий низкорослики не признают — раньше знали, но забыли, потому что они им не особо стали нужны. Поля вспахиваются вкопытную, продукты собирают тоже своими силами, мельницы у пони водяные или ветряные. Из продвинутой механики пони разве что швейными машинками пользуются, да без хорошего водоснабжения жизни не признают. Во всех остальных делах копытные привыкли полагаться на магию, копыта и голову.


Несмотря на заботы о саде, подрастающем поколении, доме, урожае наконец — а они выращивают фрукты и овощи, пекут хлебные изделия, в то время как фестралы ловят рыбу — пони ещё не забывают и об отдыхе. Прогулки по паркам, походы за покупками, рыцарские турниры, ярмарки, многочисленные представления от кудесников-единорогов, выступления талантливых пегасов и земнопони случаются каждые выходные. Хотя пони по натуре домоседы, они не прочь пускаться в путь по многочисленным рекам своей земли, а также не позабыли, как поднимать воздушные шары, которых особенно много в окрестностях Кантерлота — они курсируют между Городом-на-Горе и Клаудсдейлом, обеспечивая связь крылатых и не-крылатых.


Вы можете подумать, что народ пони очень миролюбивый, однако это не совсем так. До Эпохи Дружбы три подвида пони жили в постоянной вражде между собой, после разъединения Эквестрии — с недоверием к другим землям, так что за себя низкорослики постоять могут. Даже во время правления Селестии и Луны им приходилось отражать набеги самых разнообразных противников, особенно часто воюя с насекомоподобными чейнджлингами, а потому знания войны не были позабыты, в отличие от знаний мира. Порох, правда, копытному народу не известен, луками тоже почти не пользуются, но при этом выковывают мечи отличного качества, и с копьями вполне умеют обращаться. Военная наука тоже не была позабыта. На поле брани в шашечном порядке вышагивали единороги, одни прикрывая магией задние ряды, а другие стреляя боевыми заклятиями. Стоило врагу сблизиться с войском, защищённым от дальних ударов единорожьими магическими щитами, как из-за линии обороны выбегали земные пони с копьями или боевыми молотами. С неба воинов прикрывали пегасы и фестралы. Аликорны, конечно, участия в битвах не принимали — да ведь их мало, за всю историю пони не насчитать и десятка, причём все были кобылками. Но если уж кому удавалось разозлить аликорна, то мало не казалось! Впрочем, об этом ещё пойдёт речь позже…


Время, как известно, течёт неумолимо. На смену таинственным и неизведанным временам Созидания пришла Эпоха Начала. Миновали кровавые битвы, прошли распри, закончились сражения — и Эпоха Начала сменилась Эпохой Дружбы, самой благословенной для мира. Это было прекрасное время… Но после него наступили тёмные времена, ибо началась Третья Эпоха, Эпоха Раздора. Селестия и Луна, а также все остальные великие аликорны покинули этот мир, отправившись в запредельные дали звёздных глубин. Восточное море Селестии обмелело и высохло, и тогда народ грифонов поселился на его территории. В то же время западные моря Луны вышли из берегов и затопили города пони, которые вынуждены были переселиться к центру страны. Кантерлот теперь лишь формально считается столицей; город пегасов Клаудсдейл живёт собственной жизнью, изгнанные злом с севера и востока пони основали королевство Мэридолл, а ушедшие с запада заняли Понивилль и Эплузу.


Флаттершай, одна из последних пони, живших в Прежние Времена и помнящих их, удостоившаяся огромного жизненного срока за свою доброту и любовь, стала последней же пони, в полной мере сохранившей в сердце идеалы дружбы. Через год после её смерти ранее бесплодные земли юга покрылись цветами и травами, и туда пришли волконы, кристальные лисы и ещё много других народов. Одни из них искали место, где могли бы спокойно осесть, другие неосознанно пытались найти на обломках Эквестрии те крупицы света, которого недоставало им в оставленных ими родных землях. Но солнечный свет меркнет, когда сгущаются тучи — низкорослики давно уже имели по соседству собственное зло, к которому ныне присоединился и мрак чужой земли… Ушли аликорны, угас свет дружбы — и пробудилось оно, скаля грозные клыки и сверкая красными глазами во тьме…


Но давайте пока позабудем о плохом…


Глава первая


Для начала, представьте-ка себе город, в котором самое высокое здание состоит всего из трёх этажей — первого, где обычно принимают гостей и варят себе обед, второго, на котором располагаются комнаты для сна и отдыха, и погреба-хранилища, где в холодке лежат прекрасные вина, стоят бочонки яблочного сидра, припасены закатанные в банки овощи и разложены на блюдах булочки с корицей, спрятанные от юных любителей мучного. Каждая комната в таких домах отличается от другой, а сами домики совсем не похожи на соседние. Стены этих зданий выкрашены в самые разнообразные цвета, да к тому же увиты прекрасными растениями, иногда скрывающими под собою весь дом. В этом городе нет скучных прямолинейных улиц — вместо них бегут замысловатые песчаные тропки или вымощенные камнем дорожки. Нет тут и заборов-изгородей, а зелень сада одного соседа зачастую сливаются с садом другого.


Представили? А теперь дорисуйте в своём воображении широкую речку, что проходит через весь город, разделяя его на две неравные части, а в восточной части делает поворот на север — и вот именно здесь стоит небольшой домик нашей героини. Стены его расписаны небесно-голубой краской, из кирпичной трубы поднимается лёгкий дымок, а дверь всегда распахнута для гостей. Вытерев копытца о ворсистый коврик и пройдя внутрь, вы сразу попадаете в большую комнату, обставленную мягкой мебелью, на которой приятно лежать или сидеть с томиком стихов и чашкой чая. Хозяйка дома в любое время суток встретит вас со стаканом газировки, если на улице жарко, или горячего чая, если дует ветер, идёт дождь или падает снег, причём что к чаю, что к газировке обязательно прилагается вкусный кексик.


Хозяйку же зовут Оливия — это ещё совсем молодая, почти юная земная пони серого окраса с длинной тёмно-зелёной гривой, уложенной в причёску, и коротким хвостом такого же цвета, что и грива, подвязанным чёрной ленточкой. Иногда она может встретить вас в халате, особенно если только-только встала с постели. Иногда — в тёмно-красном жилете, который сама она называет «янтарным». В этом жилете у неё много карманов, в которые всегда легко сунуть копыто из любого положения и достать кисет отличного табачку и недлинную курительную трубку. Да, Оливия курит — но курит превосходный табак, от которого у собеседника, не подверженного этой пагубной привычке, разве что чуть защекочет в носу, в то время как чудный аромат изгонит из души Оливии страхи и сомнения, позволив настроиться на разрешение важного вопроса — или просто передохнуть ото всех мыслей. Правда, она не начнёт это, делать, прежде чем спросит у вас, курите ли вы тоже. И если ваш ответ - «да», то вместе с Оливией вы выйдете в сад (если позволит погода), сядете на скамейку, которой вот уже больше двухсот лет, а она не потеряла даже яркости краски, и будете вместе пускать колечки в небеса, если умеете, а нет — так просто дымить, наслаждаясь видом зреющих яблок, распускающихся цветов или сиянием снега. И вы даже не подумаете, что в жилах этой весёлой и беззаботной хозяйки течёт кровь самих Моунвиллов — единорога Харда и пегаски по имени Флейми, когда-то вставших на защиту тогда ещё только строящегося города под названием Понивилль. Много лет минуло с тех пор, сменилось не одно поколение, но память о великих предках, чьи статуи до сих пор стоят в парке Понивилля, не стёрло время, пусть их потомки не покрывали себя неувядаемой славой великих подвигов, а предпочитали жить размеренной жизнью в своём чудесном крае.


Но что это? Слышу я в этот утренний час скрип колёс, весёлый смех и перестук копытц жеребят, а это значит, что через мост перебирается старший брат Оливии — Хард Моунвилл. Да-да, этот черношёрстный единорог был назван в честь своего знаменитого предка. А унаследовал он от него не только имя, но и непоседливый характер — всё время его тянет в приключения на свой ярко-зелёный хвост, имеющий, в отличие от однотонной гривы, широкую белую полосу, такую же белоснежную, как и его копыта. Неплохо сложенный для земнопони, он легко тащит за собой небольшую двухколёсную тележку, на которую помещён старинный сундук, ящичек с яблоками и — к чему бы это?! — лежит на зелёном походном плаще острый клинок, убранный в серебряные ножны. Это старый, но добрый меч — на его кольцевой копытоятке видны тиснения, оставленные кузнецами-пегасами, что выковывали этот клинок из лунного света и закаляли в радужной Спектре — древний меч, некогда принадлежавший самому Харду Моунвиллу, а теперь доставшийся его потомку с тем же именем. Правнук же шёл, улыбаясь жеребятам, и пел своим приятным, но по-жеребцово сильным голосом странную песню:


В далёкий край, сквозь ночь и жаркий день,

Ведёт дорога в даль чужих земель...

Так что же встал? Опасен, труден путь -

Бери свой плащ, меч острый не забудь!

Поскачем мы быстрей! Вперёд, скорей, с весельем!

И пусть нам свою дверь откроют приключения…


Тем временем Оливия всё ещё сидела на своей скамейке, придерживая одним копытцем трубку, а другим роясь в кармане жилета в поисках камня-зажигалки — маленького красного кристалла, который надо прокрутить между копытц, чтобы на его остром кончике появилось пламя. Вытащить она его попыталась копытокинезом, свойственной всем видам пони особой магией, притягивающей и удерживающей вещи в копытах, но даже при её помощи красный цилиндр было не так-то легко достать!


- Эй, Оливия! - крикнул Хард, прерывая песню и ускоряя шаг. - Сестрёнка! Встречай же меня!


- Доброго утра, дорогой братик! Рада тебя видеть! - громко, но не слишком, ответила ему Оливия. Как вы можете понять, она была куда более воспитанной и сдержанной. - Каким же образом твои копыта снова направили тебя ко мне? Ты же гостил у меня всего месяц назад!


- Месяц — это долгий срок, за него может многое перемениться! - воскликнул Хард и остановился перед её домом. Тут он освободился от ремешков, связывающих его с телегой, и поскакал к Оливии. Та предусмотрительно положила трубку на скамейку и успела расставить в стороны передние копыта за секунду до того, как чёрный вихрь обрушился на неё, заключив в крепкие объятия.


- Ну же, Хард, отпусти! - рассмеялась Оливия, в шутку пытаясь вырваться из передних ног брата. - Я же сейчас лопну, как воздушный шарик! Придётся тебе меня сшивать и закачивать побольше воздуха!


- Ещё три секунды, - шепнул Хард. - Раз, два… Всё!


Он отступил на шаг назад и наклонил голову, рассматривая сестру, чтобы затем ступить на полшага вперёд и копытцем убрать спавшую на её носик гриву. Оливия заметила, что притупленная мордочка его чем-то опечалена, а изумрудные глаза смотрят необычайно серьёзно.


- Что-то случилось, Хард? - беспокойно спросила она. - Дядя опять подвернул заднее правое копыто?


- Нет-нет… - рассеяно покачал головой Хард и натянуто улыбнулся. - Неужели ты не слышала ту песню, что я пел, когда подъезжал к тебе? Я знаю, что не умею сочинять песни, но мне казалось, что смысл я смог передать.


Оливия и сама переменилась в мордашке. Она увидела вещи брата и особенно сильную заинтересованность в ней вызывал меч. Длинный, с полторы ноги пони величиной, он считался в их семье реликвией, которую нельзя было доставать просто так, не по делу. Этим славным оружием их предок сбил много голов алмазных псов и зарубил самого Кровавого Рыцаря — страшное существо, подобные которому становились во главе тёмных войск, когда-то нападавших на земли пони, пока правительница Кантерлота, принцесса Тилуна, не объединилась с королевствами Фарленда и не изгнала врагов на далёкий север.


- Какой же смысл в твоей песне? - удивилась пони, чуть склоняя голову и поворачивая голову как будто бы для того, чтобы лучше слышать брата. - Не хочешь ли сказать, что пел о том, как будешь собираться в дальний путь?!


- Нет, - Хард потупился на месте. - Я пел о том, как МЫ собираемся с тобой в дальний путь. Я уверен, Оливия, в нашей семье никто не сможет понять меня лучше, чем ты. Только тебя я могу позвать с собой, и только ты наверняка ответишь мне согласием!


Как становится ясно из этих слов, Хард очень хорошо знал свою сестрёнку. Впрочем, его уверенность объяснялась просто — опытом общения с сестрой, которая зачастую показывала себя большим храбрецом, чем многие из её сверстников, даже жеребцов.


- О, пресвятые аликорны…Так что же произошло?! Пойдём быстрее в дом, ты мне всё расскажешь!


А последние слова показывали, что в Понивилле вы можете со спокойной душой оставить вещи на улице и не бояться, что их кто-то украдёт или возьмёт на память. Но Хард не дал Оливии утащить себя в дом, лишь слегка наклонил голову и выставил вперёд копыто, останавливая сестрёнку.


- Позволь, я тебе всё расскажу прямо сейчас.


Он присел на скамейку, по счастью, заметив и сначала передав сестре курительную трубку. Взяв её в зубы, та машинально сунула свободное переднее копыто в карман — и вытащила кристалл-зажигалку безо всякого труда. Тогда она встала на задние, прокрутила кристаллик между передних и глубоко затянулась, чтобы затем пустить в воздух большое серое колечко. А Хард наполнил свой рог зелёным светом, сорвав цветок чайной розы, чтобы затянуться её ароматом, и начать свой рассказ:


- Как известно самому юному жеребёнку, во времена, когда Хард Моунвилл был одним из стражей самой принцессы Тилуны, на земли пони часто нападали войска злого мага Мэджера. В своём северном королевстве Фолдарк, населённом жуткими существами, он собрал армии алмазных псов и теневых скакунов, наслав их на пони. Храбрые воины Тилуны отражали их нападения, отводя удары от Понивилля, от Клаудсдейла и Эплузы, но однажды врагам удалось осадить королевство Кантерлот. Несмотря на то, что город-замок расположен на горе, Мэджеру удалось поднять туда целую армию, осадить столицу и натворить немало бед. Другое войско, размещённое под горой, мешало пришедшим на помощь армиям отвоевать город — и надежда начала угасать в сердце Тилуны, потому что осада стала казаться ей нескончаемой. Мэджер привёл не только чейнджлингов и алмазных псов — ему служили северные драконы, разбойники и негодяи со всех наших земель, с Запределья и даже из Заморья.


И тогда Тилуна обратилась за помощью к Фарленду, послав феникса Милона с просьбой спасти земли пони. Волконы, разумные волки, и рубиновые лисы Фарленда могли ответить отказом на эту просьбу, что и было предложено на совете Королей, но тогда вышла вперёд королева Лилия, правительница Каменного Города, когда-то бывшего столицей теперь разрозненных земель Фарленда. Она сказала, что даже если Мэджер и является врагом пони, это не значит, что однажды он не нападёт на остальные народы. Собрав войско рубиновых лисов, она выдвинула их к Кантерлоту, призвав и других зверей пойти за ней. Вскоре объединённая армия с юга пришла к горе Кантерлота и началась битва, подобной которой ещё не знал наш мир…


Оливия обладала очень хорошим воображением. В раннем жеребячестве она проводила свободное время в удивительном мирке, сокрытом под листьями их семейного сада, где жили добрые драконы с белоснежной чешуёй, пони с крыльями бабочек порхали над головой, а храбрые рыцари спасали из плена прекрасных принцесс. Позднее к фантазиям она обращалась не так часто, но умела мысленно украсить любой рассказ. Вот и сейчас в её голове раздалось пение стрел и треск копий, звон мечей и озлобленные крики… Вон идёт войско лисов — на их телах сверкают золотом прочные латы, а в лапах зажаты двухклинковые мечи, которыми они действуют с поразительной ловкостью, обрушивая на плечи врагов или поражая их в животы. Вот шагают волконы — металл их доспехов сверкает не так ярко, но им не занимать смелости и силы. Выставив вперёд копья, волки серой рекой двигаются на армию теневых скакунов, чьи устрашающие раздвоенные копыта топчут землю под Кантерлотом, алые глаза гневно смотрят на зверей, а искривлённые пары рогов сверкают магией. Чудища срываются с места, грохоча своими доспехами, но натыкаются на острые мечи, их разят копьями и боевыми топорами, лавины стрел огненных барсов падают на их головы. А там, невдалеке, уже скачут во весь опор единороги, магией прикрывая друзей и обрушивая заклятия на врагов, пока земнопони ударами молотов сносят с ног отвратительных алмазных псов, а пегасы сразу взмывают вверх, на помощь защитникам Города-на-Горе, поражая врага из морозных луков. Страшная битва! Стоны раненных и умирающих, крики живых и невредимых, вспышки магии и грохот оружия — всё смешивается в жуткую мелодию боя.


– ...И вдруг, когда до победы оставалось только протянуть хвост, увидели они, что вышел на поле брани Мэджер, едва держась на дрожащих ногах. Закричал он от боли и разлетелось его тело в прах, выпуская из себя создание, злее которого не знал мир ни до, ни после сотворения — древний бог тьмы Аркнайт, чёрно-красный дракон, чьи малые размеры не отражают его истинной мощи. В лапах его были зажаты два меча, которые он слил в один и вступил в бой. Никто не мог выстоять перед ним. Взмах — и пали храбрые воины, удар — и лежат на земле мертвецы. Воспрянуло духом его войско и медленно, но уверенно стали пятиться пришедшие на помощь. Тогда Тилуна, обрядившись в боевые доспехи, слетела с горы Кантерлота и лично вступила в бой против Аркнайта. Белизну её шерсти скрывало золото крепких лат, а синяя магия рога удерживала чудесный меч, что создан был в пламени солнца ещё во времена Первых Аликорнов. Долго сражались два предводителя, и никто не мог взять верх, как не могли одолеть друг друга их войска. И тогда Лилия мечом расчистила путь ко врагу и поспешила на помощь Тилуне. Как раз в этот момент меч Аркнайта отрубил ей крыло — и пала перед ним наша правительница, не в силах отразить смертельный удар, когда Лилия загородила её своим мечом. Сломалось лезвие в её лапах, но отступил Аркнайт, а Лилия подняла меч Тилуны и встала вместо неё. Первым ударом опрокинул Аркнайт её на землю, но поднялась храбрая лисица и в ответ поразила дракона в крыло, разодрав перепонку и ранив тело, рассекая его чешую волшебным клинком.


Оливия поморщилась. Чёрный, словно сама ночь, дракон с яркими красными полосами на гребне позади головы, на крыльях и на спине, вздымается над молодой рыжей лисицей, что согнулась перед ним, удерживая в лапах меч пони, а позади неё Тилуна стонет от боли и пытается подняться с земли. Дрожь пробила тело Оливии от этой картины, а в следующий момент страх охватил пони, потому что рассерженный своей раной Аркнайт обрушил левое крыло на Лилию и повалил её на землю. Поставив заднюю лапу на грудь несчастной, повернул он меч и направил его прямо на алый кристалл в груди лисицы — и разбил его, пронзив Лилию насквозь. Тогда ярость и горечь придали сил Тилуне — в один миг поднялась с земли, схватила свой меч и поразила им врага ещё до того, как последнее дыхание покинуло тело королевы.


- И едва пал Аркнайт, как бросилось врассыпную его войско, и тем самым были спасены наши земли, хотя ещё много времени войска пони и зверей гнали прочь остатки вражеской орды. А Тилуна собрала осколки кристалла Лилии и создала из них амулет, в который заключила дух Аркнайта, чтобы никогда он не смог восстать в этом мире. Амулет этот был отправлен в Каменный Город, где и находится до сих пор на венце нынешнего правителя рубиновых лисов, короля Вербены.


- И что же ты задумал? - нахмурилась Оливия. - Ты рассказал мне древнюю историю, а не то, что ты собираешься делать сейчас…


Вместо ответа Хард тяжело вздохнул.


- Вчера мне снился странный сон, который просто не может быть просто сном. Я видел Северные Горы и остатки Фолдарка, я видел руины Ледяной Крепости — и огни на ней. Я видел отвратительных существ, одевающих доспехи и затачивающих острые мечи, я видел алмазных псов, идущих на север, драконов, летящих в облёт чистых земель. А когда сегодня я услышал весть, что пегасы из Клаудсдейла видели, как стая драконов ночью и вправду летит к горам, я испугался… Что увидел настоящее.


Оливия секунду рассматривала его, а затем засмеялась, искренне, но осторожно, чтобы не слишком обидеть брата.


- Ты просто перечитал сказок на ночь!


Жеребец оставался серьёзен. Он подождал, пока Оливия умолкнет, что произошло очень скоро, и объявил:


- Не совсем так. В нашей семье ведь ходит предание, что Хард Моунвилл обладал даром предвидения, что передаётся в нашей семье по линии единорогов. Как ты знаешь, за последние три поколения я — единственный единорог. Кроме того, я разговаривал с одной пони, она… Впрочем, не суть важно, кто она. Главное, что она видела перелёты драконов сегодня ночью, и я могу поклясться хвостом, что во сне мне была показана правда! А потому я намереваюсь отправиться к принцессе Тилуне и рассказать ей обо всём!


- Ни к чему тревожить Её Величество, - заметила Оливия, в отличие от брата не придавая особого смысла её снам. - А с другой стороны, Кантерлот всего в двух днях ходу от Понивилля — неужели ты опасаешься в одиночку преодолевать такой недолгий путь?


Но насмешка в её голосе ничуть не смутила Харда, он и хвостом не повёл, и копытом даже не притопнул.


- Отец учил тебя владеть этим мечом, - жеребец кивнул на оружие своего знаменитого предка. - И ты показала, что умеешь фехтовать гораздо лучше меня. А дороги в Кантерлот стали опасны, потому что вблизи королевства появились банды бродячих алмазных псов. Потому я собираюсь пойти через Вечнодикий лес. Так будет даже быстрее, намного быстрее!


- Через Вечнодикий лес! - с ужасом повторила Оливия. И ужас её понятен! - Братик, ты сошёл с ума! Ни одна пони в здравом уме не сунется в это жуткое место! С тех пор, как Древняя Эквестрия разъединилась, он стал по-настоящему опасен!


- По счастью, я нашёл проводника… Ту самую пони, о которой тебе говорил. И она согласна пойти, если только я найду кого-нибудь, кто будет прикрывать наши крупы.


Любую девушку такое предложение не только испугало бы, но и оскорбило — идти неизвестно куда и защищать не только брата, но и неизвестную проводницу! Но дело в том, что кобылки-пони всех видов зачастую ничуть не слабее жеребцов, хотя их и неохотно принимают в ряды Королевской Стражи, не говоря уже о настоящем войске. Однако Оливия была не просто храброй пони, она и вправду умела обращаться с мечом, тогда как её брат едва освоил пару самых простых оборонительных заклинаний, а фехтовать при помощи копытокинеза так и не научился. Кроме того, как уже говорилось, Харду было известно, что Оливия не меньше него любила пускаться в сомнительные мероприятия, хотя и делала вид, что спокойная жизнь в Понивилле ей по душе. Но нет, тот, в ком течёт кровь Моунвиллов, не может быть довольным только яблоками за окном и тёплым домашним очагом! Пусть даже такая жизнь и очень нравилась Оливии, и пони очень хотелось жить так и дальше, но и огонь приключений лизал её копытца. Пожалуй, сам Хард не столько думал о плюсах совместного путешествия, сколько желал вытащить сестру из уютного гнёздышка и как следует встряхнуть ей пёрышки!


- Ладно, если ты говоришь, что с нами будет ещё кто-то — я рискну пойти с тобой, - решилась Оливия и затянулась в последний раз. Поскольку она взяла трубку в зубы, её следующий вопрос прозвучал не слишком внятно. - Так кто эта пони-проводник?


- Её зовут… Нет, ты не поверишь, а поверив… Нет, не поверишь… А, ладно! Так вот… - Хард выдержал многозначительную паузу, откашлялся и внезапно выкрикнул на весь сад. - Её зовут Твайлайт Спаркл!


Твайлайт Спаркл! Сердце Оливии забилось с потрясающей скоростью, ведь об этой знаменитой волшебнице она слышала столько занимательных историй, что и не сосчитать! Говорят, что эта единорожка жила ещё в Древней Эквестрии, и ей уже больше нескольких сотен, а то и тысяч лет. Обучившись владению самой разнообразной магией, она странствует по миру, принося свет, даря радость и скидывая приключения на головы всем, кто встретится ей по пути. Но ходили о ней не только подобные слухи — говорили, что Твайлайт Спаркл немного сошла с ума, перейдя степень разумности, когда мир вокруг неё стал наполняться злом. Поняв безуспешность своих попыток восстановить добро на разобщённой земле, Твайлайт стала жить в отшельничестве, что наверняка сказалось на её душевном состоянии. Вот какого проводника добыл себе Хард Моунвилл!


- Твайлайт Спаркл будет ждать нас в трактире «Три подковы», надеясь, что к полудню мы уже пустимся в путь, - добавил жеребец, радуясь произведённому впечатлению. - Она идёт в Кантерлот с посланием от кристальных пони из Мэридолла, что на востоке, но захотела поглядеть на Понивилль. Там она не была с тех пор, как город стал наращивать южную часть, мэром которой выбрали её подругу Флаттершай. Ей так и так пришлось бы проходить через Вечнодикий лес, а через него всегда лучше пробираться компанией! Вот я и осмелился предложить ей себя в спутники!


- Странно, что Твайлайт Спаркл пошла через Понивилль. Она могла бы плыть в Кантерлот по реке, которая течёт рядом с Жеребячьими Горами. Хотя путь против течения труден, но плыть всё же гораздо легче и не в пример безопаснее…


- А чего бояться древнему магу? - верно подметил Хард. - Да, я ведь сказал, что ей захотелось посмотреть на город. Представь, сколько лет минуло с тех пор, как она побывала здесь в последний раз! Мне просто сногсшибательно повезло, что я её встретил!


В душе Оливии шевельнулось маленькое подозрение, которое она поспешила озвучить:


- Надеюсь, про свой странный сон ты ей не рассказывал?


- Ещё как! И она подтвердила мои опасения. Сны для единорогов — это не то же самое, что сны для простых пони! Она ещё догадалась, что с утра у меня болел рог — а это верный признак того, что я пользовался магией мира Грёз!


- Лучше бы ты родился пегасом! - рассмеялась Оливия и сунула трубку в карман. - Ну, раз ты так хочешь провести остаток своих дней в сырой и грязной камере за то, что досаждал принцессе своими глупыми фантазиями — что же, будем сидеть вместе! По крайней мере, я своими глазами увижу Твайлайт Спаркл, а, может, и саму повелительницу Тилуну!


С этими словами она направилась к дому, чтобы собрать все необходимые вещи. Хард Моунвилл зевнул, разлёгся на скамейке и подставил морду лучам летнего солнца, дав приятный отдых усталым копытам и дожидаясь возвращения сестры.


Глава вторая


Когда через полчаса Оливия снова возникла на пороге своего дома, её было просто не узнать! Приподнявший голову единорог изумлённо вытаращил большие глаза — да и вас наверняка удивила бы перемена в кобылке, которая только что являла собой самого рядового жителя Понивилля. Теперь же… Впрочем, всё стоит описать постепенно.


Сестра Харда была одета в ярко-красный, с широкими жёлтыми полосами походный жилет, поверх которого кобылка набросила травянисто-зелёный плащ. Грива она убрала под широкополую зелёную шляпу с большим вороньим пером, на ногах у пони сверкали золотыми застёжками высокие кожаные накопытники, на правом боку висела удобная седельная сумка, набитая едой, двумя котомками с водой, несколькими необходимыми вещами и неприкосновенным запасом табака. Это преображение прекрасно демонстрировало истинное отношение Оливии к жизни в Понивилле и её готовность к приключениям: у менее ловкой пони на такие сборы ушло бы не менее двух часов. Но главная перемена была не в одежде — переменилось выражение её мордашки, взгляд стал более сосредоточенным и решительным, походка — уверенной и статной.


- Великолепно выглядишь! - воскликнул Хард и зелёной магией поднял меч своего предка, торжественно вручив его сестре. - Но кое-чего тебе точно не хватает!


Оливия и секунды не раздумывала:


- С этим я соглашусь!


Сказав так, Оливия нацепила меч на левый бок, спрятав его под плащ. Копытоять годилась не только для того, чтобы просунуть в неё копыто — обитая с двух сторон резиной, она могла раздвигаться и превращалась в замечательную зубоятку. Пока пони пристраивала ножны поудобнее, Хард занёс в дом всю свою тележку, по-хозяйски заглянул на кухню и в ванную комнату, проверил, не оставлен ли где огонь и не позабыта ли вода, закрыл окна и выбежал из дома к нетерпеливо постукивающей по земле сестре. Оливия же ограничилась тем, что встала на пороге, взглянув во тьму оставленного дома, закрыла дверь на ключ, а сам ключ спрятала под коврик — два дня он полежит и так, никто его здесь не тронет.


- Ну что, готова? - Хард, к слову, взял свой плащ, который уже нацепил поверх жилета. - Табачок взяла?


- И запасную трубку! Так что не волнуйся, я в полной готовности! Ну что, в путь?


- А то как же! - воскликнул жеребец и прыгнул на дорожку. - Вперёд — и с песней!


Слова у него с делом не расходились! Гимн «крылокопытов» в его исполнении зазвучал необычайно сильно, прямо боевой песней:


Выше хвост поднимай!

Гордо в стороны махай

На прощание перед своим домом!

Ну, вперёд! Слава ждёт!

И пускай нас позовёт,

И поманит волшебная дорога…


- Нет уж, никаких волшебных дорог, троп и обходных путей! - рассмеялась Оливия, вышагивая к мосту. Соседи, привлечённые пением, удивлённо посматривали на пару пони из окон. - И вообще, Хард, вот увидишь — тебя даже не пустят к принцессе!


- Ещё как пустят! Принцесса Тилуна всегда рада принять у себя подданных, а уж мой доклад она точно захочет выслушать!


Оливия оглянулась на брата и прыснула от смеха — таким важным и надутым он сейчас выглядел.


- Пожалуй, мне стоит остудить твой пыл! Неужели ты возомнил, что являешься единственным единорогом на свете? Наверняка у принцессы Тилуны табуны придворных магов, которым уж точно известно то, что привиделось тебе!


Не успела она ещё закончить, как тут же пожалела о своих словах. Что стало с Хардом! Он уже успел возомнить себя спасителем всех пони, великим властелином снов, такая мысль ему и в голову не могла прийти — что его сон, правдивость которого он под сомнение и не ставил, мог увидеть ещё кто-нибудь из единорогов. Но мир Грёз — загадочное место, а потому Хард вернул себе невозмутимость достаточно быстро.


- Ну и что? Во-первых, даже если они и видели подобное, кто знает, вдруг что-то упустили? Во-вторых, разве тебя не прельщает путь с самой Твайлайт Спаркл?!


- Ты лучше любого мага знаешь, как вытащить меня из дома, - усмехнулась Оливия. - По крайней мере, посмотрю на Кантерлот. Никогда не хватало времени на экскурсии, потому что кое-кто вечно опаздывал на балы!


- Ездила бы одна, - предложил Хард и тут же сам отменил своё предложение. - Тебе же без меня скучно!


- Да уж! Откопал старый меч, нашёл древнего мага… Слушай, может тебе надо было археологом стать? Тебя прямо тащит в старину!


- Вся жизнь пони состоит из приключений! А приключения всегда сопровождаются опасностями, старыми артефактами и магами!


Непринуждённо болтая подобным образом, коснувшись перспектив Оливии, Харда, Тилуны, десятка знакомых и не очень знакомых им пони, кобыла и жеребец перешли почти всю южную часть Понивилля и оказались возле здания, выделявшегося среди других своей архитектурой — это была трёхэтажная коробка скучного цвета сырого дерева, со множеством не менее скучных квадратных окошек и прямоугольной дверью, над которой была прибита выцветшая вывеска с изображением трёх подков и двумя рядами символов — название на знапони и пероруне. Поднявшись по трём ступенькам, пони прошли вовнутрь и оказались в одном огромном зале, потолок которого поддерживался деревянными столбами, покрытыми истёртой, но ещё привлекательной резьбой. Между столбами были натыканы круглые столы с замызганными столешницами и табуреты с углублениями под копыта. Сумрак, царившей здесь по той причине, что окна всегда были закрыты ставнями, немного рассеивали свечи на столах, самая большая из которых едва ли превышала длиной дюйм. Под потолком висели три люстры, в которых горели тусклым светом давно отработавшие своё осветительные кристаллы. Посетителей было немного - «Три подковы» считались не очень подходящим местом для доброго путника, потому здесь останавливались личности, предпочитавшие тёмные дела и ночное время. Впрочем, не такой была пони, что сидела за дальним столиком в углу зала и удерживаемым фиолетовой магией ножиком разрезала на кусочки салатные листья.


Оливия ожидала увидеть один из образов Твайлайт, нарисованных угодливым воображением. Первый — это была бы очень молодая пони с весёлым или чуть грустным взглядом, в изысканных одеждах или даже древних латах. Второй — морщинистая старуха с тонкими ногами, одетая в видавшие виды плащ с капюшоном. Но она совсем не ожидала узреть иную Твайлайт, ведь обычно в легендах передают только великие подвиги, забывая рассказать даже о внешности главного героя. А Твайлайт на вид была явно не молода, но и старость ещё не изгнала её красоты своим гнилым дыханием. Она была цветком, давно расцветшем, однако пока хранимым от увядания. Она была деревом, чья листва из светлой зелени весны перешла в тёмную зелень лета, но и не помышляла о том, чтобы начать опадать. Приятная, чуть вытянутая мордашка со строгими, умудрёнными глазами, опрятная фиолетовая шёрстка, тёмно-фиолетовая с ярко-фиолетовыми полосами грива, в которой звёздными искрами серебрилась редкая седина. Коротко стриженную спереди и спадающую до самых плеч сзади гриву покрывала остроконечная широкополая шляпа, старая, с заплаткой на левой стороне конуса. Задние ноги пони были обуты в чуть грязноватые, посеревшие, но добротные металлические накопытники, на передние ноги она натянула поножи — согнутые в полукольца полосы металла, защищающие ногу выше копыта и до самого «локтевого» сгиба от грязи и ударов, от колючек и ножей. Из одежды на Твайлайт и вправду оказался чёрный плащ с капюшоном, относительно чистый, застёгнутый на горле пряжкой в виде раскинувшей крылья серебряной птицы, и вкупе со шляпой придававший ей вид истинной чародейки, а не просто единорожки, изучившей несколько сложных заклятий.


- Приветствую вас, мои маленькие пони, - улыбнулась она подошедшим Моунвиллам, и голос её, тихий и спокойный, но таящий в себе огромную внутреннюю силу, заставил задрожать огарок свечи, что рассеивал мрак вокруг её столика. - Я как раз раздумывала, не стоит ли мне уговорить вас пуститься в путь пораньше. А это, как я понимаю, Оливия? Простите мне мою нетактичность. Рада буду служить вам.


- Моё копыто — ваше, - традиционно ответила Оливия, хорошо понимая, кто кому должен служить. Склонив голову, она выждала ровно три секунды, после чего осторожно добавила. - Я многое слышала о вас.


Всегда стоит быть осторожным, если говоришь с древним магом, видевшем, как осушается Восточное Море и перешедшие посуху звери занимают ранее бесплодные и безжизненные земли Юга!


- Пожалуй, рассказы о моих сражениях с драконами и то, как я умудряюсь посылать пони на верную погибель, а они возвращаются с золотом в копытах? - улыбнулась Твайлайт. - О, если первое — ложь, то второе — лишь крупица истины, поскольку и пони, и звери, что я посылаю по своим делам или на общее благо, приобретают нечто большее, чем никчёмный металл… А ещё я помню времена, когда золото вообще не ценилось — времена, когда пони не позабыли знания веков, лишь увеличивая их, а Эквестрия тогда была в шесть раз больше, чем все королевства пони вместе взятые ныне… Но что говорить о прошлом! Присаживаетесь! Сейчас я позавтракаю — и мы можем трогаться в путь!


- Тогда нечего и садиться, - улыбнулся Хард, потому что Твайлайт уже преступила к салату, кусочки которого исчезали с поразительной быстротой. - Я бы только с удовольствием выпил сидра, но не думаю, что это может быть полезно по пути через Вечнодикий лес.


- О, у меня есть прекрасный, но немного перебродивший тыквенный сок, - заметила Твайлайт и в доказательство этого её рог ярко сверкнул. В поле магии прямо перед носом жеребца повисла кожаная фляжка, мгновение назад вылетевшая из-под плаща единорожки.


- Нет-нет, благодарю, лучше мы его оставим на потом, - тактично отказался Хард. - Путь будет неблизким!


- Что неблизким! Опасным, пусть и не так, как обходные дороги! Раньше Вечнодикий лес был втрое меньше и вчетверо безопаснее, в него можно было ходить и жеребятам — правда, недалеко. Но за тысячи лет всё меняется. Теперь Вечнодикий тянется от Понивилля почти до самого Кантерлота — печально, право!


- Что же тут печального? - спросила Оливия. - Пони рубят деревья леса на дрова, собирают фрукты и ягоды, лекарственные травы…


- А также страдают от монстров, бандитов и врагов, которых раньше пони не могли и представить! - с жаром заметила Твайлайт. Потом вдруг улыбнулась и доела последнюю часть листика. - О, простите мне мой тон. Я иногда бываю несдержанной, особенно когда вспоминаю о прошлых эпохах. Вы, наверное, правы, мисс Оливия. Когда войска Аркнайта-Поглотителя атаковали наши земли, его воинам устроили достойную встречу в Вечнодиком лесу, защитив территорию Понивилля и не дав врагам натворить в нём бед. А Понивилль что в прошлые времена, что в нынешние не слишком подходит для войны — он создан для мирной жизни и для того, чтобы пони лопали яблоки, пока у них самих животы не лопнут! - и она добродушно рассмеялась.


Оливия с Хардом переглянулись. Твайлайт же положила прямо на тарелку три золотистых монетки и поднялась с места. При этом на миг из-под её плаща выглянул зубохват клинка, спрятанного у правого бока — похоже, Твайлайт Спаркл не только на магию надеялась в своих странствиях.


- Коль вы спешите в Кантерлот — нечего ждать, - произнесла она. - Принцесса Тилуна должна получить те сведения, что вы поведали мне, Хард. Может, они помогут отвести беду.


Хард деликатно кашлянул. Вместе с кобылками направляясь к выходу, он на шестом или седьмом шаге набрался храбрости и наконец задал мучивший его вопрос:


- Мисс Спаркл, а что, если мой сон был просто сном? Или… Может, придворные единороги Тилуны уже видели нечто подобное?


Твайлайт ответила не сразу — она зажмурилась, выходя на улицу, как и её спутники. Оливия и после нескольких минут пребывания в полутьме отвыкла от света — а Твайлайт провела весь завтрак в копытотворных сумерках! Так что единорожка сначала подставила мордашку солнцу, прикрыв глаза и улыбаясь, а потом посмотрела на Харда. Тот почувствовал, как от одного её взгляда развеваются сомнения на его душе.


- Что касается первого, об этом мы уже говорили, мой юный друг. А что до второго… Я в своё время очень внимательно изучала различные аспекты магии. Уверяю тебя, что после того, как под конец Эпохи Дружбы принцессы Селестия и Луна оставили нас, нет и больше не будет того, кто смог бы повелевать миром Грёз. Я уверена, что твой вещий сон был лишь твоим — и скорблю об этом, иначе у пони было бы больше времени на подготовку, а у нас не было бы нужды так спешить.


Оливия решилась подать голос. Впоследствии она долго ругала себя за несдержанный язык, хотя вопрос был самым невинным, а ответ на него ей всё равно пришлось бы узнать, скорее всего — в иных обстоятельствах, и это уж точно не пошло бы ей на пользу. Смею заметить, что задавать вопросы — великое умение. Спросишь не в то время или не в том месте — и можно лишиться многого, начиная от уважения и заканчивая своей же головой. Так вот, Оливия и спросила в момент, показавшийся ей наиболее подходящим:


- Подготовку — к чему?


Твайлайт Спаркл не спешила с ответом. Между прочим, отвечать тоже нужно уметь. Скажешь не так — тебе не поверят или не поймут, скажешь не то — и слушатели с визгом убегут. Но и правду скрывать она не могла, ведь Твайлайт Спаркл была честной пони, и то относительное бессмертие, что она получила в награду за свои магические успехи — относительное, говорю я, ибо только по сравнению с обычными пони её жизненный срок мог показаться бессмертием — научило её тому, что правду всё равно приходится сказать, какие бы последствия она не принесла.


- К войне, моя милая пони, к войне, - негромко произнесла Твайлайт. Но и этого было достаточно, чтобы Оливия и Хард уставились друг на друга в испуге. А потому фиолетовая пони решила продолжить. - Увы, но это уже неизбежно.


- А с кем? - трепеща в ужасе, что было видно по беспокойно бившемуся хвостику, спросила Оливия. Теперь Твайлайт не стала медлить с новым ответом.


- Всё с тем же врагом. Аркнайт, он же Главный Умбра, он же — дух Вендиго. Пока мы ещё не вышли из Понивилля, позволь, я расскажу тебе о врагах, что живут рядом с пони всё время с тех пор, как копыта древних поселенцев вступили на эту землю.


И снова воображение Оливии принялось рисовать тени из прошлого, приобретавшие всё более явные очертания по мере неторопливого рассказа Твайлайт Спаркл. Она так была поглощена ими, что наверняка споткнулась бы на любом камушке по дороге, но, по счастью, пони делали свои дороги ровными.


- Во времена, когда ещё не было Эквестрии, а три главных расы пони — пегасы, властелины небес, единороги, властелины магии, и земные пони, властелины земли — жили в постоянных распрях и ссорах, носились над землёй и снегом духи Вендиго. Это были страшные существа, созданные холодом и мраком, но не природы — а душ; возникшие из первичного сумрака, когда добро и зло впервые разделились. Их нельзя назвать особенно злыми — они совершали то, что было в их природе. Но действия Вендиго становились всё более чудовищными, потому что злоба и недоверие среди пони действовали на них, притягивали и наслаждали, словно хорошее вино или вкусная еда. И они делали всё, чтобы поддержать существующий порядок вещей.


Оливия видела их очень отчётливо — страшные призрачные существа с гривой, выглядевшей как бледные языки ледяного пламени, с уродливыми мордами и выпученными глазами, они парили над землёй, вонзая в небеса призрачные копыта.


- ...Шло время. Вендиго были свергнуты пылающими сердцами шести пони, но покинув территорию зародившейся Эквестрии, они ушли на Север, туда, где было достаточно зла. Там первый из Вендиго поссорился со вторым и убил его, использовав материю… Скажем так, магической сущности второго для того, чтобы создать расу умбр. Умбры должны были отвоевать у пони страну для Вендиго, покорить их, заставить дрожать в страхе и снова сходиться в кровавых стычках друг с другом — за еду, за тёплые дома, за драгоценности, за любовь или за власть, не так уж и важно. Главное, что тогда дух Вендиго стал бы не менее силён, чем в былые времена, а для пони навечно настали бы времена тьмы и зла.


Но умбры потерпели поражение и были заточены за пределами нашего мира, как и дух Вендиго. Тогда-то он и вошёл в сговор с тем, кого вы знаете, как Аркнайт. В наше время, потерпев поражение от меча Тилуны, он потерял лишь своё физическое тело — но дух его жив и обязательно вернётся, когда придёт время, став ещё сильнее, чем прежде. Если нам повезёт, то это случится не сейчас — ибо мир стал слишком слаб перед его древней мощью. Пони забыли магию дружбы, а звери никогда ею и не владели. Свет королевы Лилии угас, и Вербена не обладает такой же выдержкой, чтобы собрать волков и лисов вместе, не говоря уже о других расах. Каждый сейчас живёт сам по себе — и погибнет сам по себе, не достигнув единства…


Оливия представила себе нескончаемые толпы уродливых чудовищ, назвать которых «пони» у неё не поворачивался язык. Закованные в броню, они шли стройными рядами, неся устрашающие клинки, длинные копья, морозные луки, сверкали боевыми заклятиями на кончиков рогов. Земля дрожала от топота их копыт, но ко грохоту громоподобного шага вражеской армии примешивались шаркающий перестук когтей, утробные рычание и злые выкрики. Дай-доги, алмазные псы, взращённые в глубинах пещер; и мондоги, жители равнин, страшные, грубые морды, всклоченная шерсть, безумный или, наоборот, отсутствующий взгляд. Крепкие латы на могучих телах, под грязной шкурой перекатываются мышцы, с острых клыков капает тягучая слюна… Зачарованная фантазиями, Оливия даже не заметила, как пони миновали её домик, видневшийся чуть в стороне от их пути.


- Но постой! - внезапно воскликнула кобылка. - Как же ему удастся вернуться, если его сущность заключена в короне Вербены?! Аркнайт не возвратится без неё, ведь так?


- В этом ты права, в короне теперь заключена большая часть его силы… - Твайлайт Спаркл чуть помедлила с ответом, её мордашка приняла задумчивое выражение. - Но не стоит забывать о том, что Вендиго или Аркнайт уже не раз терпел поражение — и всё равно возвращал себе могущество. Он найдёт способ вернуться и в этот раз, мисс Оливия, а раздробленность южных земель лишь поможет ему в этом. Злоба и ненависть на наших землях напитают ту часть его духа, что осталась на свободе.


- Пожалуйста, обращайтесь к ней просто «Оливия», - попросил Хард. - Также, как и ко мне. Мы же не старые ворчливые пони, чтобы добавлять «мистер» или «мисс»!


Земнопони ощутила стойкое желание ударить себе копытом по мордашке.


- Как вам будет угодно, мистер Хард, - улыбнулась Твайлайт. И тут же указала жеребцу на его ошибку. - А как, по-вашему, нужно обращаться ко мне? Я ведь уже старая пони… Хотя и не ворчливая!


Но Моунвилла было не так уж легко смутить. Он и секунды не помедлил с ответом, хотя загляни понибудь в его голову, он бы увидел, какое смятение там началось.


- Вы?! Ничуть! Клянусь хвостом, обращение вы заработали не благодаря прожитым годам, а через уважение к вашим великим свершениям, мисс Спаркл!


- Лестно, - произнесла Твайлайт и внезапно улыбка сошла с её мордашки. - А теперь, друзья, оставьте лишние разговоры и почаще смотрите по сторонам. Мы входим в Вечнодикий лес, а он и в моё время был опасным местом. Теперь здесь живут не только древесные волки, гидры или кокаликсы, но и бандиты, и грабители. Я вижу у тебя меч, Оливия — позволь мне взглянуть на него.


Кобыла остановилась и копытом, чтобы не слюнявить зубоятку, вытянула меч из ножен, передав его Твайлайт. Та приняла клинок своей магией и поднесла к глазам, рассматривая острое лезвие.


- Его выковывали пегасы и единороги, - произнесла она, отдавая оружие обратно. - Это очень хороший меч из давно прошедших времён. Пожалуй, он даже не из этой эпохи, или, по крайней мере, пришёл к нам из её начала.


- Мой предок Хард Моунвилл жил очень давно, - вставил жеребец. - Этот меч раньше принадлежал ему и передавался в нашей семье из поколения в поколение, пока не достался мне. Но Оливия всегда лучше меня справлялась с холодным оружием. Пожалуй, эта черта присуща всем земнопони.


- Да, ты прав, - улыбнулась Твайлайт. - Земные пони во многом уступают другим видам, но и зачастую способны на то, что другим недоступно. Так повелось ещё со времён Созидания.


- Откуда вы всё это знаете? - удивилась Оливия, за торопливым вопросом скрыв своё смущение. Хард уж слишком её нахваливал! - Я имею ввиду не про Эквестрию, а про времена Созидания?..


- Я много читала, Оливия. Книги — это бесценное материальное сокровище, а сокрытое в них богатство куда реальнее звонких монет или сверкающих камней… На данный момент мы живём в Третью Эпоху нашего мира — в эпоху распрей и раздоров, которые куда сильнее прошлых. До неё на смену временам Созидания прошли Эпохи — а как раз между окончанием Созидания и Эпохой Начала и была создана раса пони. Не мне рассказывать вам о том, что пони внесли в этот мир — скажу лишь, что Эквестрия была лишь частью их труда, но, пожалуй, лучшим его порождением. С её возникновением мир вступил в Эпоху Дружбы и несколько тысяч лет не знал ни серьёзных войн, ни кровавых конфликтов. Теперь-то всё изменилось. Я своими глазами видела, как Эквестрия распалась на отдельные земли, как на юг пришли звери и создали там свои царства, обмелевшее восточное море заняли грифоны и чейнджлинги, а на севере стали появляться чудовища, о которых ранее не имели понятия даже Селестия и Луна. Постепенно пони забыли даже то, что знали до этих мрачных времён. Даже обычная жизнь — долгий срок, и если не заботиться о сохранении знаний, то под старость они либо забудутся, либо затеряются. Так же и с миром — пони не позаботились о сохранении былого, а потому и в будущее вступили, многое растеряв…


Внезапно она замерла, смотря перед собой. Оливия и Хард тоже остановились, удивлённо посмотрев на свою проводницу — а на мордочке той возникло какое-то странное выражение, смесь самых различных чувств, зазвучавшая в её голосе тоской и надеждой, грустью и радостью:


- Но Вечнодикий лес потому и Вечный, что не изменяется, несмотря ни на что. Оглядитесь по сторонам!


Оливия последовала её совету. Да, здесь было на что посмотреть! Вообще-то Вечнодикий лес виден из любой части Понивилля — только вот обычно пони смотрели на передний край леса, то есть на невысокие кустики и самые обычные сосны-ели, не вызывавшие особого интереса. Но за разговором с Твайлайт, брат и сестра и не заметили, как прошли черту кустарников и теперь стояли перед проходом вглубь леса. Эта относительно широкая, но чуть заросшая дорога, вытоптанная копытами и уложенная колёсами повозок, пролегала меж деревьев с причудливо искривлёнными стволами, стоявшими так плотно, что вкупе с кустиками превращались в настоящую стену растительности, пробираться через которую было бы трудно и великану, вооружённому мечом. Чем дальше уходила дорога, тем плотнее стояли друг к другу деревья по обеим её сторонам; ветви их переплетались друг с другом, листва одного дерева безо всякой границы внезапно переходила в листву другого, так что даже сейчас, когда солнце стояло в вышей точке небосвода, под деревьями царил полумрак. И не только — стоило пони сделать несколько шагов по дороге, как они носами ощутили, что попали в удивительное место. Три дороги огибали лес с востока и запада, и путешествуя по ним, Оливия никогда не вдыхала столь странный воздух: он был тяжёлым, пропитанным ароматами листвы, травы, смолы, сырости и грибов, и ещё, ещё чем-то. Для пони с их острым обонянием вдыхать такой воздух всё равно, что нам с вами дышать над тарелкой свежего супа, на который хозяйка не поскупилась продуктов.


- Этот лес выбивался ещё из-под снега тёмных времён, - заметила Твайлайт. - И даже я не знаю, сколько ему лет на самом деле. Раз уж вы выбрали этот путь, что достаточно мудрое решение, то во всём слушайтесь меня: идите не спеша, смотрите под ноги и по сторонам, будьте готовы ко всему. Надеюсь, до ночи мы достигнем озера Инлейк — а до него нам лучше не останавливаться даже на краткий привал, во всяком случае, если я не найду безопасного места. Что же… За мной, друзья!


Глава третья


В дни, когда больше нечем было заняться, Оливия очень любила сидеть в саду и слушать шелест листьев — а здесь, в Вечнодиком лесу, он звучал чарующей музыкой, под которую и шагать было веселее. Скрип старых стволов, стук веток, шуршащая трава под копытцами, пение птиц над головой, шум играющих белок и других лесных зверушек… На дорогах в обход Вечнодикого такого и не услышишь, иди себе под стук собственных копыт, скрип колёс и под смех-ругань, доносящуюся с постоялых дворов. Да и путь через лес был короче — часов на шесть-восемь, но короче. К тому же, благодаря лесу можно было избежать очень неприятных встреч — пусть Понивилль и оставался спокойным местом, но вот на дорогах, связывающих его с другими королевствами пони, часто встречались и воры, и грабители… И убийцы, особенно алмазные псы, всей душой ненавидящие пони.


По правде говоря, «королевствами» у пони могли считаться только сам Кантерлот, Город-на-Горе, под которым раскинулись деревушки; Мэридолл, земли на востоке; и Клаудсдейл, парящий город пегасов. Эплуза и Понивилль представляли всего-навсего большие города, живущие своей собственной жизнью, но всё же и по народонаселению, и по своим размерам никак не дотягивающие до статуса королевства. Но слова столь же податливы, как и тесто в копытах пекаря — и потому издавна повелось говорить именно о «королевстве Понивилль» или «королевстве Эплуза»… Но мы отвлеклись.


Наша Оливия в этот час меньше всего думала над языковыми ошибками и противоречиями — она просто шла за своим братом и едва ли не самой знаменитой единорожкой на свете, наслаждаясь звуками леса и позабыв о наказе почаще озираться. Даже сумрак, не понравившийся ей поначалу, теперь казался ей вполне уместным, нет, даже необходимым для такого места… Он придавал ощущение полузабытой сказки, старинной легенды, передающейся из поколения в поколение и всё равно цепляющей за хвост и проникающей в сердце. В глубине души Оливия вообразила себя участницей подобной истории — они идут не в Кантерлот, нет, они шагают вглубь неизведанной страны, «в даль чужих земель», их ждут подвиги и опасности, блистательные победы и поражения, которые только укрепят их дух и закалят характер.


- Ой, что это?! - внезапно воскликнул Хард, и его рог озарил сумрак леса. Оливия мигом покинула мечты и взглянула туда, куда со страхом взирал её брат. Слева от тропы из глубин леса на пони смотрели два жёлтых глаза, которые словно пламенели пугающими огнями в чаще…


- Это всего лишь древесный волк, - сказала Твайлайт Спаркл, не удосужившись даже прибегнуть к осветительной магии. - Давным-давно стаи этих созданий населяли почти половину Вечнодикого леса. С тех пор он разросся, но волков стало гораздо меньше, чем прежде — причиной этому служит появление других, более страшных существ. Он не причинит нам вреда.


- Откуда такая уверенность? - нервно спросил жеребец. Голос его был таким от неожиданности встречи, а вовсе не от страха. - Он что, разумный, как волконы?


- Нет, но он сам боится нас. Идёмте спокойно — нам предстоит ещё долгий путь.


Глаза вспыхнули и погасли — древесный волк ушёл к своей стае, негромко треща телом-бревном. Похоже, это был старый дозорный или просто одиночка, но его появление всё равно обеспокоило и Оливию, и Харда. Теперь пони держали уши востро. Слова Твайлайт о существах пострашнее древесных волков подстегнули внимательность. Теперь ушки стояли на макушке, а глаза улавливали малейшее шевеление травинок — в пони словно пробудились древние инстинкты, спасавшие их предков до того времени, как первый единорог магией поразил преследовавшего его волка.


Они шли уже часа два, когда эта настороженность наконец-то была вознаграждена, но вовсе не опасностью, а весёлым журчанием воды. Немного погодя пони вышли к быстрому ручью шириной всего в ногу пони, столь же глубиной, но с очень быстрым течением. Чтобы случайные путники не замочили копыт, через него были переброшены несколько осиновых стволов, заботливо обработанных топором и связанных крепкими верёвками. Деревья чуть отступили, ручей окружал лишь кустарник да немного молодых ещё деревец. Оливия и Хард попросили Твайлайт об отдыхе — кто знает, что встретится им дальше?


- Я предупреждала вас, что идти придётся без привала, - заметила единорожка. - Не обманывайтесь видимостью этого места. Безопасных уголков в Вечнодиком лесу маловато, и это — не один из них. В Инлейк вливаются воды кантерлотских водопадов, потому к водам этого озера не осмеливается приблизиться ни одно злобное существо, будь оно дико и безумно или даже обладай разумом. Откуда черпает свои силы этот ручей — мне неведомо.


- Но ведь на нас никто не нападает, - заупрямилась Оливия. - Я, конечно, не устала, но не прочь восполнить запас сил! В конце концов, что нам может здесь угрожать?


- Вы не видите того, что вижу я, и не чуете то, что ощущаю я, - произнесла Твайлайт и кивнула на шумевшие позади деревья. - Вот уже с получаса как нас преследует существо, о намерениях которого я не могу пока догадаться, что тревожит меня гораздо больше, чем если бы я знала о том, что он собирается нас сожрать.


Брат и сестра переглянулись. Холодок пробежал под их шкурками от таких слов.


- Это пони? - спросил жеребец.


- Не знаю, - честно ответила Твайлайт. - Оно не позволяет мне увидеть себя. Остаётся надеяться, что когда мы перейдём ручей, оно будет вынуждено или явиться на свет или скрыться во тьме.


Конечно же, после этого путники поспешили перейти мост. Явно успокоившаяся Твайлайт Спаркл всё равно некоторое время оглядывалась назад, пока не объявила о том, что опасность миновала. Но это мало утешило Моунвиллов — пони входили в самую старую часть леса. Здесь толстые стволы деревьев вздымались до самых небес, причём навряд ли хватило бы трёх пони, чтобы обхватить хотя бы одно такое дерево. Воздух загустел ещё больше, теперь к нему примешивался запах перегноя и ещё какие-то странные ароматы, не плохие и не хорошие, которые свойственны лишь самым древним из лесов. Дорогу основательно замело палой листвой и жёлтыми иглами, приходилось магически разгребать её — или пинать в случае Оливии — чтобы разглядеть саму тропу. Листва почти прекратила шуршать. Столь густой была крона, что ветер не мог расшевелить её, а уж о том, чтобы взглянуть на небо, не могло идти и речи. Тут и там по сторонам стали встречаться заросли белого и красновато-бурого мха, громадные стволы оплетали толстые бледно-зелёные вьюны, распускавшиеся совсем небольшими розоватыми бутончиками. Птицы почти замолкли, лишь изредка что-то ухало или с карканьем улетало прочь, гремя ветвями. Ещё изредка пробегали белки, но уже не весёлыми игривыми прыжками, а с беспокойным шумом, как будто спасаясь от чего-то или стремясь побыстрее выбраться из чащи. Теперь уже магический свет приходилось поддерживать постоянно, без него и шага нельзя было ступить, как тут же какой-то серый сумрак окутывал путника.


Так они шли достаточно много времени, остановившись лишь пару раз для краткого отдыха и лёгких перекусов яблоками и помидорами, захваченными предусмотрительной Оливией. Ей на этом отрезке пути приходилось очень трудно — пони вообще по своей природе любят открытые пространства, и пусть земные даже психически вынослив других видов, им всё равно становится не по себе в подобных местах… Да что уж говорить, тут любому станет не по себе — везде одни тёмные стволы, окутанные сумеречным покрывалом. Жуткие мотыльки размером с галстук-бабочку, не меньше, слетались на фиолетовый и зелёный свет, кружились, настойчиво лезли в морды, причём не только единорогам. Хуже всего было, когда кто-нибудь из них залетал в гриву и шевелился в ней…


- Фу, мерзкие насекомые, - поморщился Хард, чья грива тоже страдала, а мотыльки становились всё упрямее, тыкаясь в самую морду. Не выдержав, он отстегнул плащ и поднял над собой, чтобы зелёная магия привлекала мотыльков к нему. Идти стало немного полегче.


- Не волнуйтесь, скоро выберемся к озеру! - объявила Твайлайт. - Осталось недолго идти!


- В этом ты права! Вот только ни к какому озеру вы не выйдете!


Даже если не вникать в смысл сказанных слов, один только хриплый, режущий по ушам голос мог бы выдать намерения фигуры, что преградила пони проход. Оливия подняла голову и вскрикнула, потому что фигур прибавилось — их теперь стало три. Короткие задние лапы и огромные передние, грубая, рваная одежда, ржавые клинки, которые осветила двойная магия, квадратные головы с узкими глазами и острыми ушами, в общем — уроды, так лучше всего охарактеризовать алмазных псов. Двое кобелей были вооружены мечами, третья, сука, стояла, широко расставив лапы, и держала в передних небольшой лук. Тетива его была натянута, стрела грубой работы, с оперением из вороньих перьев и костяным наконечником, была направлена в грудь Твайлайт. Не стоит говорить, что от вида этих бандитов Оливию бросило в мыло.


- Эй, пони! Скидывайте оружие, одежду, вещи — и убирайтесь, пока живы! - приказал серый кобель, бывший больше своих сообщников и выглядевший гораздо более мерзким, чем его собрат. - Здесь путь закрыт!


- Что-то вас больно мало для передового отряда и уж совсем немного для кучки стражей, - хмыкнула Твайлайт. - Кто вы такие?


- Не твоё дело, низкорослик! - зарычал вожак. - Ты единорог? Тем лучше! Я слышал, горные гноллы с удовольствием покупают рога единорогов! Даю последний шанс — оставляйте всё и уходите!


- А на меня — ноль внимания? - озлобилась Оливия. Страх словно волной смыло — ей ли бояться каких-то бандитов! - Почему вы не пропускаете пони?


- Пропускаем. На костёр! Ату их! - взвизгнула самка и выстрелила в Твайлайт Спаркл. Зря.


Стрела не пролетела и метра, как её окружило фиолетовое поле. Дерево и перья вспыхнули, почерневший наконечник упал на землю. Ещё до того, как Оливия успела вытащить из ножен меч Харда Моунвилла, единорожка скинула капюшон. Её рог полыхнул ярким светом, от которого все мотыльки закружились в бешеном танце. Магический луч врезался в грудь вожака, отбросив его далеко в кусты. Хард тоже не стоял на месте — он бросил свой плащ прямо на голову второму кобелю, подскочил к нему и ударом копыт отправил в кусты, при этом телекинезом вырвав лук из лап самки. Оставшись без оружия, она повернулась к врагам спиной, опустилась на все четыре и бросилась в кусты.


- Не дай-доги, - решила Твайлайт, смотря ей вслед. - Даже горные гноллы куда смелее мондогов!


Но то ли в вожаке была кровь пещерных алмазных псов, то ли ярость затмила его разум, но он уже был на лапах и снова с мечом. Издав чудовищный рык, он кинулся на пони, прямо напрашиваясь на неприятности. Хард выпустил короткий зелёный луч, но не попал, и вожак прыгнул на Твайлайт. Хотя волшебница была готова к встрече, Оливия решила действовать — и встала перед псом с мечом в зубах. Ржавое лезвие встретилось с его сверкающим остриём и прежде, чем пёс успел что-либо понять, Оливия развернула клинок и рубанула врага по пальцам.


Кобылка и сама не поняла, как это случилось. Всё происходило словно на уроке с отцом — тот показывал неправильный удар, держа меч в копытокинезе, а Оливия легко проводила обезоруживающий приём, держа меч в зубах. Пони часто приходится драться с противником, который куда выше их, и потому знают слабости прямостоящих. Но страх и злоба внесли свои коррективы в приём, а случайность довершила остальное — взвывший вожак, схватившийся за окровавленную лапу, ринулся в кусты. Выпутавшийся из-под плаща мондог понял, что остался в одиночку против трёх, а потому поспешил последовать его примеру. Но где же радостные крики? Нет, только взгляните на Оливию — она вся дрожит, едва стоит на своих копытах!


- Я… Я не хотела… - произнесла земнопони, выронив меч и сев на круп. - Он сам…


Хард быстро подскочил к ней и потёрся мордашкой о мордашку.


- Ты всё сделала правильно, сестрёнка! Он мог зарубить Твайлайт!


- Ну, это вряд ли… - сказала фиолетовая единорожка бесчувственным голосом. - Однако ты избавила меня от траты энергии на этого негодяя. А мои силы ещё могут нам понадобиться. Так что — спасибо, Оливия. И не проливай слёзы над его кровью — он сам виноват в случившемся.


- Да, да… - прошептала пони и снова подняла меч, поморщившись при этом от вида крови, пусть та и была только на лезвии.


- Держи, - брат магией передал ей плащ. - Всё равно этот урод его порвал.


Благодарно кивнув, Оливия вытерла лезвие об ткань и убрала меч обратно в ножны. На душе у неё стало гадко — лёгкая, но в то же время кровопролитная победа не принесла ей радости.


- Странно, что эти твари пришли в лес… - услышала она голос Твайлайт. - Теперь нам придётся быть ещё осторожнее. Видимо, твой сон и вправду оказался вещим, Хард — хотя я в глубине души и надеялась, что это не так.


Хард с сожалением скомкал уже совсем ни на что не годный плащ и зашвырнул его подальше в кусты.


- Вы мне не поверите… Но я тоже.


Оставив место битвы, троица продолжала путь в молчании. Вопреки их худшим опасениям, алмазные псы больше не появлялись, но магию единороги на всякий случай уменьшили почти до предела, чтобы не привлекать внимания. Вернувшиеся мотыльки продолжали свой полёт над их головами. Оливия же шла позади всех, стараясь выбросить из головы яркую картинку и крик врага. Пусть пони и прожили в столь не радушном мире тысячи лет — они до сих пор терпеть не могут причинять кому-либо боль. И уж тем более — простые пони, не воины и не стражи… Всё ещё погружённая в воспоминания, Оливия внезапно почувствовала приятный освежающий запах воды — но не лесной сырости, а настоящей, прохладной водицы…


- Вы чувствуете? - внезапно спросила она. Твайлайт Спаркл весело помахала хвостом ей в ответ.


- Я же говорила, что осталось нам недолго шагать! Ещё полчаса — и мы будем в безопасности. Так что двигайте копытцами побыстрее, друзья!


Подгонять пони не потребовалось — они и так поскакали с большей скоростью. Лесной пейзаж по сторонам менялся стремительно — деревья приобретали нормальные формы, мотыльков становилось всё меньше, под ногами стала появляться самая обычная трава. Даже листва поредела — и когда Оливия в третий или четвёртый раз задрала голову, она увидела тёмное небо с россыпью белых звёздочек.


- Что? Неужели настал вечер?!


- Уже наступила ночь, - последовал ответ от Твайлайт, и он удивил не только Оливию, но и Харда. - Да-да, друзья, в этом лесу не так-то просто уследить за временем. Мы шли размеренным шагом, потому вы не слишком устали, а того немногого, что мы съели, оказалось достаточно, чтобы вы расхотели обедать и ужинать, пока лес держал вас в клешнях волнения и страха.


- Зато теперь я умираю с голоду! - заявил Хард, и урчащий живот подтвердил его слова, заставив при этом смущённо прижать уши. - Простите…


- Ничего страшного! - махнула хвостом Твайлайт. - Скоро ты сможешь дать отдых усталым ногам и пищу желудку, Хард Моунвилл!


Её слова не пропали даром — вскоре пони с удивлением заметили, что лес сильно поредел, а затем и вовсе отступил от берегов красивого озера, пусть и не слишком большого. Последние кустики закончились метров в ста от него. Теперь вокруг пони лишь шумела под лёгким ночным ветерком густая трава. Свет поднятого Тилуной ночного светила озарял серебристые воды озера, спокойные и величавые, в отличие от реки, шумевшей неподалёку.


- Инлейк, - представила озеро Твайлайт. - Расстели свой плащ поближе к воде, Оливия. Не волнуйся, мы не замёрзнем — воды этого озера вбирают солнечный свет днём и отдают его округе ночью.


- А как же псы? - нахмурился Хард. - До леса не так уж и много. Им даже не потребуется подходить к озеру — они поразят нас стрелами!


- Мы вот уже как полчаса в полной безопасности, - покачала головой Твайлайт. - Не беспокойся, Хард, к этим водам не смеют приблизиться не только порождения тьмы, но и те, в ком живёт злоба. Только вот что — ни в коем случае не разводите огня.


- Совсем?! - воскликнула Оливия. - А я вот уже несколько часов мучаюсь от невозможности набить трубку! А испечь помидоры? У меня даже картошка есть с собой!


Твайлайт погасила магию — света луны и звёзд вполне хватало. И в этом свете Оливия разглядела улыбку на мордашке пони.


- Трубку выкурить можно, а вот без печёной картошки нам придётся обойтись. В этом озере живут водяные пони — по правде говоря, благодаря им здесь самое безопасное место во всём лесу. Ночью они выходят из озера и собирают лунный свет, и горе тому, кем движет злоба и тьма. Нас они не тронут, не волнуйтесь.


Харда её слова не слишком убедили. Он поёжился, с опаской поглядывая на воду озера. Его можно понять — не каждый отважится ночевать с водяными под боком!


- Бр-р-р… Вы в этом уверены, мисс Спаркл?


- Абсолютно, мистер Хард! Вы даже можете залезть ночью в озеро и убедиться в моих словах! - сказав так, Твайлайт сняла с себя плащ и уверенно направилась к воде.


Выбрав себе место у берёзки, склонившейся над озером, Твайлайт расстелила плащ, скинула меч и достала фляжку. Передав её Харду, фиолетовая пони порыскала по карманам плаща и вытащила длинную трубку. Оливия поделилась с ней табачком, а разыскивать зажигалку не пришлось — рог пони сверкнул яркой магией, и вскоре дым от двух трубок стал подниматься в небеса. Хард же сел в стороне, вытащив из собственных запасов пару сухарей и вдобавок взяв помидор от Оливии. Закусывая тыквенную брагу, он всё с тем же подозрением смотрел на озеро до тех пор, пока поужинавшая Оливия не улеглась на бочок и не заснула. Тогда, вдохновлённый примером сестры, единорог подложил под себя копыта и тоже заснул. Твайлайт, отпившая немного сока, выбила табак из трубки, посидела пару минут и сама завернулась в плащ, при этом положив меч рядом с собой.


…Посреди ночи Оливия услышала шорохи и посвист. Она зевнула и осторожно приоткрыла глаза — и как же они у неё округлились, когда она увидела голубошёрстную пони, чья грива казалась сотканной из зеленоватого тумана. Она шла по траве на раздвоенных копытцах, держа задранным самый обычный хвост, и своим раздвоенным рогом ловила лунные лучи, передавая ей другой пони — та по пояс находилась в воде и держала в копытах глубокую деревянную плошку. Когда плошка была наполнена белым светом, пони в воде вдруг перевернулась, ударила по глади озера похожим на рыбий хвостом и скрылась в глубине. Пони-сборщица тоже подошла к озеру — её хвостик внезапно обвил вытянутые задние ноги, превратив их в такой же хвост, что и у её напарницы, после чего озёрная пони скрылась в воде. Лишь круги разошлись в стороны, переливаясь искрами иных миров...


- А их тут много… - шепнул Хард, который проснулся куда раньше Оливии. Он осторожно вытянул копыто и указал на поле с другой стороны озера — там ходили десятка два озёрных пони, собирающих лунные лучи, в то время как ещё пять плавали в воде, а другие пять или шесть стояли по периметру, держа в передних ногах изысканные копья с длинными, волнообразно искривлённым наконечниками. Несколько бело-голубых искр сверкали в лесу по обеим сторонам озера.


- Спите спокойно, - негромко произнесла Твайлайт сквозь сон. - Они не причинят нам вреда…


Последовав её совету, Оливия положила голову на копытца и прикрыла глаза. Но спокойно поспать сегодня ей было не суждено.


* * *


Лязг! Гром! Стучи топором!

Молотом бей! Сильнее, сильней!

Бич свистит, металл кипит!

Нынче в Фолдарке пламя горит!

Лязг! Гром! Рычи! Кусай!

Бей врагов, кровь проливай!

Пламя войны, разожжённое нами,

Мир поглотит и покроет костями!


Жуткая песня, запевая нестройным хором под звуки барабанов, заставляла Оливию чувствовать себя совсем-совсем маленькой и беззащитной. Хотя она и понимала, что ей ничего не угрожает, ведь это только сон, и всё происходящее ей только кажется: ведь не может она и в самом деле парить над Фолдарком!


Внизу, под кобылкой, раскинулись зловещие Кристальные Горы, покрытые никогда не сходившим снегом. В ложбине между ними стояла древняя крепость. Полуразрушенные зубчатые башни и обвалившиеся стены, тем не менее, сохраняли величественный вид, а ворота, закрывающие проход, были совершенно новыми. Створки их распахнуты — по широкому мосту, поднятому над бескрайним морем лавы, проходят ровные ряды самых различных созданий. Вот идут чейнджлинги — похожие на пони и насекомых существа, закованные в чёрные доспехи. Гремят их копья в такт копытам. Грифоны, одетые в серебристые плащи, шагают кто на четырёх, кто на двух лапах: первые вооружены острыми саблями и дротиками, вторые — короткими луками и раздвижными металлическими копьями. Мондоги следуют за ними, их на взгляд больше всех, они одеты в ржавые или просто нелепо скреплённые доспехи, многие без шлемов, некоторые со щитами, но все до одного вооружены мечами с плоскими лезвиями, или палицами, или большими тяжёлыми луками. Дай-доги замыкают шествие, доспехи на них лучше, а вооружение составляют большие двуручные мечи и копья. Несколько драконов кружат над ледяной пустыней, над разрушенной крепостью, и летят дальше, к самой горе, на уступе которой стоит небольшой чёрно-красный дракон, облачённый в кроваво-красные латы. Он взирает прямо на Оливию и ту внезапно пронизывает страх — столько злобы в глазах этого чудовища.


- Вернись и покорись, - звучит его рык. Весь сон земнопони внезапно прерывается вспышкой алого света, через который всё чётче проступал силуэт огромного чёрного дракона. Он вырастал до тех пор, пока не заполнил собой всё…


* * *


От таких неприятных сновидений Оливия проснулась очень рано — с первыми лучами солнца, заласкавшими её мордашку, пробежавшими по шёрстке, гривке и хвостику. Зевнув широко и сладко, пони встала на копытца и оглянулась на спутников — Твайлайт тоже встала и разминала копытца, а Хард, преодолев недоверие и страх, забрался в озеро по грудь и проделывал водные процедуры.


- А вода и вправду очень тёплая! Надеюсь, озёрные пони не рассердятся за то, что я ею умылся?


- Кантерлотские воды смывают грязь не только с тела, но и с души, Хард Моунвилл! - Твайлайт зевнула и провела копытцем по глазам. - Так что нам всем не помешает умыться и набрать этой воды во фляжки! Поверьте, такой вы ещё никогда не пили!


Она была права. Когда за завтраком — опять пришлось есть помидоры, которые поделили поровну, по одному на пони, и закусывать сухариками — путники испили воды, Оливия совершенно позабыла и о вчерашних расстройствах, и о странном пугающем сне. По единогласному решению наполнили не только фляжки для воды, но и ту, что была с соком, а затем ещё раз искупались и немного посидели на солнышке, высыхая. Ветерок и солнце сделали своё дело, быстро обсушив их шёрстку, после чего путники смогли продолжить поход.


Следующие несколько часов выдались самыми что ни на есть обыкновенными, если только отмести в сторону тот факт, что пони шли по Вечнодикому лесу. Деревья снова росли густо, но не слишком, лесной сумрак был вполне терпимым, и жуткие мотыльки не появлялись. Ближе к полудню пони устроили привал на поляне, сплошь поросшей земляникой — Хард и Оливия вспомнили жеребячество и разнообразили свой рацион ягодками, пока Твайлайт сидела под стволом ели и пускала в воздух дымовые кольца, придерживая трубку не магией, а на копыте. После привала пони снова пустились в дорогу, не сразу заметив, что лес снова начинает редеть — и только когда через стволы стали видны просторные поля, Оливия осознала, что они прошли весь Вечнодикий лес.


- Взгляните на запад, друзья! - вдруг зычно произнесла Твайлайт. - Мы взяли немного правее, но уже на месте! Смотрите!


Оливия и Хард одновременно повернули головы — слева от них, там, где уже не было деревьев, вздымалась огромная одинокая гора, с вершин которой скатывались сверкающие водопады, а на краю горы виднелись аккуратные башни с позолочёнными острыми куполами. Внизу, через реку, насыщаемую водопадами, находился Нижний Город — собрание множества домиков, окружённых невысокими стенами и башенками, в котором жили фермеры и рабочие. Но сам Кантерлот пока не был виден, как и дорога к нему — потому пони со всех копыт перебежали на проторенную дорогу, ведущую к Нижнему Городу, чтобы побыстрее обогнуть утёс и вновь узреть бывшую столицу во всей её красе.


Глава четвёртая


- Добро пожаловать под Кантерлот, друзья! Века проходят — но он будет стоять здесь, пока ещё живы свободные пони!


С такими словами Твайлайт обратилась к своим спутникам, что стояли, задрав головы и опустив крупы. Глаза Оливии и Харда приковали к себе белые каменные стены, грозно вздымавшиеся над всем миром, над землёй и облаками, непоколебимые твердыни, охранявшие покой древнего города. Кантерлот! Даже жителей Нижнего Города, которым стоит только поднять взгляд, чтобы увидеть его стены, завораживает вид Кантерлота. Его многочисленные башни, потерявшие былую яркость, сияют в лучах заходящего солнца благородной сединой в гриве умудрённого старца; лучи светила отражаются от начищенных до блеска копий и щитов, доспехов и мечей стражей, что замерли на высоких крепостных стенах. Многочисленные катапульты и морозные луки неимоверной величины готовы смести прочь любого врага, который осмелится осадить город. Над разноцветными крышами, над парками и садами, над обзорными башнями главенствуют Две Сестры — самые высокие башни королевского дворца, шпили которых увенчаны золотым солнцем и синим полумесяцем. Им по размерам намного уступает луковичный купол Башни Созвездий, ещё сохранивший золото и синеву своей краски, нанесённой столетия назад. В многочисленных оконцах и бойницах горит свет, придающий городу вкупе с солнечными лучами величественный вид. К решётчатым воротам, в которые мог свободно пройти и дракон, и к мосту, лежащему через Облачную Реку, ведут всего две дороги — одна внутри горы, другая — по одному из её склонов, и это единственные пути в Кантерлот, что делает город ещё более защищённым. Ни одной армии не удастся подняться по отвесным склонам горы, в то время как на дороги будет сыпаться дождь из стрел, камней и заклинаний, сокрушая любые попытки взять город приступом. Многочисленные склады Кантерлота набиты всякой снедью, лавки торговцев ломятся от продуктов, парки стараниями всех трёх видов пони могут превратиться в огороды, а чистейшую воду, срывающуюся с вершин горы, не отравить и не закрыть — потому даже самая страшная осада не страшна столице. Кантерлот! Всех богатств мира стоит один вид его каменных домов, аккуратных улочек и вымощенных булыжником мостовых, его величественных башен и прекрасных садов, его грозные стражи и всегда весёлые жители! Великолепное место, подобного которому не существует в мире! За второй, внутренней стеной Кантерлота находится королевский дворец, в тронном зале которого восседает принцесса Тилуна, мудрая правительница, справедливо управляющая своим королевством и всеми соседними, несмотря на то, что они лишь формально признают её власть. Даже гордые пегасы Клаудсдейла склоняют перед ней головы, не говоря уже о посланцах из других земель.


Путь в гору показался пони легче, чем дорога через лес — земляная тропа, покрытая отпечатками копыт и колёс, легла между радующих глаз кустарничков, меж деревьев, стоящих на значительном расстоянии друг от дружки, но вовсе не выглядевших одинокими. По правый бок шумела небольшая речушка, по левый — открывался превосходный вид на зелень Вечнодикого Леса, на домики Нижнего Города, на озеро и на далёкий Понивилль, находившийся почти у самого горизонта. А ещё был виден Клаудсдейл — скопление облаков и каменных бастионов, замысловатых башен и красивых домиков, чья красота особенно видна на рассвете и закате. По пути наконец-то стали встречаться пони, да и не только: вот едет тележка, запряжённая парой земнопони, везущих товары, а вон шагает, опираясь на посох, рубиновый лис средних лет, а вот на ящиках сидит добродушный толстый ящер и призывает всех родителей закупить воздушных шариков для своих жеребят. Чем ближе подходили путники к городу, тем больше становилось таких торговцев, к которым обычно обращались те, кто уже покидал Кантерлот и хотел добавить к покупкам какую-нибудь безделушку, вроде фигурки Тилуны для маленькой кобылки или украшенного драгоценными камнями кинжала для жеребца постарше. Но, конечно же, эти торговцы не могли соперничать с теми, кто торговал в Кантрелоте. По сути, это были бедные перекупщики, те, кто желал побыстрее и подешевле сбыть товар, или просто не получил права торговать в самом городе, а потому и устроился у его стен; стражи обычно прогоняли их, но сегодня защитникам Кантерлота почему-то было не до таких мелочей.


- Как бы здесь не нашлось шпионов… - негромко сказал Хард, когда они прошли мимо очередной лавки, грубо сколоченной из досок. За ней стоял лохматый пони, разложивший какие-то не слишком хорошие ткани, видимо, остатки, не принятые продавцом от поставщика. - Столько торговцев у самых стен!


- Завтра утром здесь уже никого не будет, - предрекла Твайлайт, сняв капюшон и приковывая к себе всеобщее внимание, которое ничуть не изменило выражение её мордашки. - Торговцам вне стен Кантерлота редко удаётся устроиться больше, чем на сутки. Однако странно, что стража не прогнала их. Идёмте же. Что-то обеспокоило принцессу Тилуну, раз она допустила торговлю.


Солнце как раз своим нижним краешком коснулось земли, когда пони оказались возле ворот. Они были распахнуты, но их встретил едва ли не десяток стражей — пегасы, единороги, земнопони, один кристальный пони и один фестрал. Последний шагнул вперёд — в отличие от других, одетых в золотые латы, он был облачён в тёмно-синие доспехи и синий же шлем, а перепончатые крылья его закрывали светло-синие пластины.


- Кто вы и куда держите путь? - спросил он.


- Моё имя — Твайлайт Спаркл, - весомо произнесла Твайлайт и стражи переглянулись. - А это мои спутники, Оливия и Хард Моунвилл. Мы идём с вестями для принцессы Тилуны.


- Для принцессы? - фестрал прищурился, в его кошачьих вертикальных зрачках вспыхнуло недоверие. - Принцесса не ждёт гостей в столь поздний час.


Твайлайт даже шагу не сбавила.


- Может, она не ждёт и новостей с севера, но ей стоит их узнать, иначе потом будет поздно. С дороги, иначе мне придётся смять вас!


Такая решительность могла бы закончиться плохо для любого другого пони, но перед Твайлайт Спаркл стражи спасовали. Они разошлись в стороны, освободив проход, и вся троица вступила в Кантерлот. В сопровождении пегаса и единорога они быстрым шагом направились прямо ко дворцу — к разочарованию Оливии, потому что по всему городу уже зажглись фонари с осветительными кристаллами, и Кантерлот засверкал почти дневным светом. Пони на улицах с наступлением темноты поубавилось, но их всё равно было ещё очень много, работал рынок, жеребята ещё не покинули специальные площадки для игр. Сейчас бы побродить здесь, заглянуть в магазинчики и ресторанчики… Но ничего, сказала себе Оливия, после того, как принцесса Тилуна получит сведения от её брата и Твайлайт Спаркл, можно будет устроить себе небольшой отдых. После Вечнодикого леса будет полезно закупить что-нибудь в здешних магазинчиках или хотя бы просто полюбоваться видами Города-на-Горе. Они не приедались даже тем, кто жил здесь постоянно, что уж говорить о гостях города!


Миновав красивейший парк и очередную торговую площадь, обставленную по периметру невысокими домиками, пони вышли к ещё одной реке, мосту и вратам — теперь всё это преграждало им путь в замок, как и шестеро стражей: четверо на стенах и двое на входе. Пара гвардейцев, пегас и земнопони, отошли в стороны, а Твайлайт смело вступила на мост и подошла к воинам, чуть наклонив голову. Ей даже не потребовалось ничего говорить: молодой единорог громогласно поприветствовал мисс Спаркл и её спутников, открывая им дорогу во дворец. Сердце Оливии в этот момент забилось, словно заведённое — их ведь впустили! И сейчас она своими глазами увидит Тилуну — ещё не разу, сколько она не бывала в Кантерлоте, ей не удавалось хоть украдкой взглянуть на принцессу, лишь её изображения и статуи попадались ей.

Следом за Твайлайт Спаркл брат и сестра поднялись по бело-жёлтым ступеням и вошли в коридор королевского дворца. Мягкий алый ковёр ласкал её копытца, многочисленные статуи правителей Кантерлота, гобелены знаменитых пони на стенах радовали глаза. Вот и Селестия с Луной — две громадные каменные кобылицы, поднявшиеся на задние ноги и расправившие копыта, держат флаги Эквестрии, скрещённые над проходом в тронный зал. Оливия всё же остановилась на секунду, чтобы получше рассмотреть мордочки пони — Селестия смотрела на входивших в зал умудрёно и ласково, Луна — с весёлым прищуром, но не теряя достоинства.


Представившись ещё двум стражам, охранявшим тронный зал, пони присели прямо на ковёр и стали терпеливо дожидаться, пока принцесса Тилуна не разрешит им войти. Наконец, долгожданные слова прозвучали — и сначала Твайлайт, за ней Хард, а потом и Оливия прошли через двери. Последнюю так восхитил вид тронного зала, что она чуть не забыла поклониться великолепной белой кобылице с синей эфирной гривой, восседавшей на золотом троне посреди зала, между двух искусственных водопадов. Высокие колонны, увитые гирляндами живых цветов, поддерживали свод зала, казавшийся в своей голубизне чистым летним небом; на стенах сверкала мозаика, изображающая Кантерлот, Понивилль, Клаудсдейл, Эплузу и Мэридолл, дневные и ночные пейзажи королевств пони. Ещё два огромных гобелена за троном показывали Селестию и Луну во всём их великолепии, а под ними находились портреты других аликорнов и знаменитых пони, среди которых были как принцесса Фларри Харт, последняя правительница кристальных пони, так и Твайлайт Спаркл в шестиугольнике из своих друзей, и даже Тилуна, помещённая как раз под гобеленом Луны.


- Добро пожаловать во дворец, - важно произнесла хозяйка трона. Оливия, посмев поднять взгляд, была околдована блеском её золотых лат и белой мантии, диадемы, полыхавшей на голове аликорна светом солнца и луны, прекрасными хрустальными накопытниками, в которые были обуты её стройные ноги. Но когда кобылка увидела, что из-под мантии высовывается лишь одно большое крыло, а от второго остался лишь небольшой обрубок, скрытый накидкой, Оливия похолодела. Раны, нанесённые воплощениями Тьмы, не заживают даже на аликорнах...


- Мне сообщили, что вы принесли вести — а хорошие или плохие?


- Увы, вести ныне приходят только мрачные, - произнесла Твайлайт Спаркл, тоже теперь глядя на Тилуну. - Но прежде чем я начну, выслушай этого жеребца, - она кивнула на Харда. - Между прочим, он из семьи Моунвиллов.


- Моунвилл? Дай догадаюсь — ты ведь Харт?


- Хард, Ваше Величество, - нашёл в себе силы улыбнуться жеребец, хотя перечить принцессе — да, для этого нужно быть либо очень храбрым, либо очень глупым! - И я готов служить вам до скончания веков! Пусть меч моего предка и принадлежит моей сестре больше, чем мне, но я клянусь, что свой рог и свои копыта не задумываясь отдам вам.


Тилуна звонко рассмеялась.


- О, лучше бы ты перешёл под мою власть целым, а не по частям! Но что же за вести ты принёс, Хард Моунвилл?


Единорог оглянулся на сестру, Оливия медленно кивнула ему в ответ. Как бы она не относилась ко сну брата, но ведь они проделали такой путь сюда, чтобы рассказать его. Сейчас Харду была нужна вся её поддержка — и он получил то, что ему было необходимо. Его рассказ, неторопливый и спокойный, немного более короткий, чем поведанный сестре, но при этом содержащий эпизоды, о которых Оливия ранее не слышала, произвёл впечатление на принцессу. Она нахмурилась и постукивала передним копытом по подлокотнику трона.


- А чтобы у вас не оставалось сомнений… - произнесла Твайлайт, когда Моунвилл кончил свой рассказ и отошёл назад на три шага, поклонившись Тилуне. - Кристальные пони Мэридолла четыре дня назад сообщили мне о том, что видели, как корабли грифонов уплывают по Старым Рекам на север, а с юга шествуют ряды горных гноллов, впервые за много веков терпящие рядом присутствие алмазных псов. Даже герцог Хуфхолл послал своих воинов на север.


- Это дурные вести, особенно когда пони переходят на сторону врагов… - изрекла Тилуна. - И вы почти опоздали со своим сообщением. Я сама почувствовала на Севере что-то… Необычное. И собиралась отправить туда фестралов сегодня ночью.


- Теперь необходимость в этом отпала, - заметила фиолетовая единорожка. - Я ничуть не сомневаюсь в том, что сон Харда был правдив… Так же, как и твой, Оливия.


- Что?! - воскликнула пони, забыв о приличиях. Три пары глаз взирали на неё, две — удивлённо, а вот Твайлайт смотрела сочувственно. - Я… Я не… Как вы узнали?


- Я видела, что происходило с тобой прошлой ночью, - ответила Твайлайт. - Поведай нам обо всём. Возможно, от этого сна сейчас зависит всё будущее нашего мира.


- Нет, нет… Это просто сон… - понятно, что последнее предположение совсем смутило Оливию. - Ну… Я тоже видела Фолдарк, грифонов и алмазных псов, а ещё чейнджлингов и драконов… И, кажется, я видела Аркнайта — по крайней мере, так я его себе представляла.


- Невозможно! - воскликнула Тилуна, тоже позабыв о своём статусе принцессы. На её крик мигом в зал вбежали почти полсотни стражей, но все они повелительным жестом копыта были отогнаны обратно, причём так быстро, что Оливия даже не поняла, исчезли ли они где-то в боковых ходах или телепортировались из зала.


- Всё возможно для изначального зла, - бросила Твайлайт. - Хотя я теперь и не уверена, с одним ли Аркнайтом нам предстоит иметь дело. Но важно иное… У вас не найдётся места, чтобы расположить на отдых моих друзей?


Внезапная перемена как темы, так и тона подсказала Моунвиллам, что дальнейший разговор пойдёт без них. Противиться воли волшебницы и повелению принцессы они не посмели, потому что Тилуна уже кивнула и звучно позвала:


- Капитан Эвенджер! - в вспышке магии рядом с троном возник белоснежный единорог с рубиновой гривой. - Проводи моих гостей в комнаты на втором этаже. Им нужно передохнуть с дороги, они проделали долгий и трудный путь в Кантерлот. Спокойной ночи, пони.


- Благодарим за гостеприимство, повелительница, - ответил ей Хард и поспешил следом за единорогом, который прошёл к одной из двух лестниц позади Тилуны, а точнее к правой, и стал подниматься по ней. Моунвиллы последовали за ним. Когда Оливия оглянулась, она увидела, что Твайлайт и Тилуна вместе уходят к левой лестнице, проходя в отдельное помещение. Похоже, им нужно побыть наедине, чтобы обсудить «дурные вести».


- Ваши покои, мисс, - объявил Эвенджер, когда пони прошли почти до конца коридора второго этажа. Магией страж открыл тяжёлую дверь и отошёл в сторону, галантно взмахнув передней ногой.


Его копыто указывало внутрь достаточно уютной спальни, обставленной разнообразной мебелью, которая заполоняла большую часть помещения. По правде говоря, большую часть комнаты заставляла роскошная кровать с красным балдахином, а также дубовый письменный стол и шкаф для одежды. Простенько, но со вкусом — так решила Оливия и прилегла на кровать.


Но напрасно пони возомнила себе, что её роль в быстро меняющейся истории завершена — природное любопытство звало её в тронный зал. О чём там сейчас разговаривают волшебница и принцесса Кантерлота? О тех ли сведениях, что пони доставили в Кантерлот — или о чём-то ином?


Нельзя сказать, что Оливия была очень любопытной пони. И уж точно она не решилась бы на столь безумный поступок — тихо отворить дверцу и выйти из своей комнатушки в коридор, а затем осторожно и тихо пойти по этому коридору к лестнице. Сама Оливия в этот час объяснила бы свой поступок просто: выращиваемые с древних времён растения для набивки трубок вызывают привыкание, и ей захотелось выкурить трубочку, тем более, после всего пережитого. Курить в такой прекрасной комнате было бы просто неправильно, открывать на ночь окошко не хотелось, вот потому она и пошла в коридор. Чтобы не мешать другим пони дымом, она решила пройти в другой его конец — может, найдётся тупичок, где можно открыть окошечко? А шагала она тихо вовсе не потому, что скрывалась, а затем, чтобы случайно не разбудить кого-нибудь — ну, своего братца, например. Как видите, у Оливии не было никакого желания подслушивать разговор принцессы Тилуны и Твайлайт Спаркл… Просто так получилось.


Из тронного зала кобылицы удалились за позолоченную алую дверь, чуть раскрытую, а лучше сказать — неприкрытую. И Оливия наверняка бы прошла мимо, если бы не рассерженный голос Твайлайт.


- ...Как — Вербена не наследник короны?!


Оливия насторожила ушки и тихо, словно мышка, подкралась к двери.


- Более того — его корона не несёт в себе камня Лилии, - ответила Тилуна, и голос её был печален. - Этот кристалл остался здесь, в Кантерлоте. Неужели ты могла подумать, что я доверю его зверям?


- Наверное, ты позабыла о том, о чём никому вокруг не известно! - Оливия даже содрогнулась, такой ужасающей силы звучал голос Твайлайт, и так грозен он был. - Аркнайта убила не ты — а Лилия! Она смертельно ранила его ещё до того, как ты смогла подняться. Только обладатели её крови могут держать в узде ту силу, что сокрыта в кристалле, сущность Аркнайта, его главную силу и главную слабость! А Вербена — что? Почему ты не отдала ему кристалл? Это ведь наша последняя надежда! Аркнайту нужен кристалл, в нём — вся мощь Вендиго, и он чувствует его! Селестия, да он же пошлёт на Кантерлот всё своё войско, чтобы его отобрать!


Оливии пришлось напрячь слух — так тих был голос принцессы.


- Мне пришлось так поступить, Твайлайт. У Лилии не было собственных детей. Вербена — приёмный сын.


На несколько минут в зале повисло молчание. Затем снова послышался голос Твайлайт — и как же слаб он был! Казалось, что за эти мгновения пони нагнала свой многовековой возраст.


- Но… Но что же тогда? Кристалл нельзя оставлять в Кантерлоте — его должен получить наследник Лилии! А если нет наследника… - послышался тяжёлый вздох. - Я боюсь, что в этом случае нам всем грозит гибель! Аркнайт — лишь отражение истинного зла, живущего в других землях! Ты знаешь историю Заморья — там, на земле Пяти Народов, и зародилась тёмная сила, заключившая союз с Вендиго и породившая Аркнайта! А Эквестрия не защищена от неё более силой аликорнов! Её и самой-то больше не существует! Если даже мы одолеем нынешнюю сущность Аркнайта нашими силами — тьма придёт к нам через море, и тогда страшно подумать, что ждёт нас, когда она объединится с ним!


- Ещё есть надежда, Твайлайт Спаркл. Да, у Лилии не было ни сына, ни дочери — но у неё был брат!


Оливия вздрогнула — так неприятно заскрипел пол под копытами Твайлайт. Похоже, она быстро развернулась на месте.


- Брат?


- Люпин, - было слышно, как принцесса Тилуна прошлась по комнате. - Он влюбился в равнинного гнолла, самку по имени Нора. Люпин отрёкся от престола и ушёл вместе с ней на восток — но ветвь Люпина не прервалась! Его далёкий потомок по имени Кровоглаз возглавляет сейчас всё племя равнинных гноллов, потому-то они и не вступили в войну, если верить снам Моунвиллов. Ведь равнинные гноллы — храбрые и жестокие войны, и они наверняка бы вышли в бой против нас, не сдерживай их порывы вождь, который не забыл о долге дружбы.


- Возможно — и более того, скорее всего — ты права, - задумчиво произнесла Спаркл. Голос её окреп. - Но это не облегчает нашего положения, принцесса. Кристалл нужно унести из Кантерлота, потому что Аркнайт знает, где он находится, и отправит сюда все свои войска. Если же ты пошлёшь меня к королю Вербене, то он вынужден будет повременить с ударом, потому что сначала попытается схватить меня, чтобы отобрать Кристалл.


- Но… Как я понимаю, отправишься ты вовсе не в Каменную Крепость?


Оливия прижалась ухом к щёлке.


- Сначала — в Мэридолл, а затем на восток, под грифоньи земли и к равнинным гноллам… Постой-ка!


- Ай! - только и вскрикнула земная, когда её тело охватило фиолетовое сияние и внесло внутрь комнаты. Внезапно магия прекратила держать пони — и та упала на пол, заскользив прямо к накопытникам принцессы Тилуны.


- Ты? Что ты слышала?! - гневно спросила она, и Оливия зажмурилась, уж очень страшной выглядела принцесса. Нет, это была уже не принцесса — а могущественная королева, возвышающаяся над своей оступившейся верноподданной.


- Т-только о короне, о том, что у Лилии не было жеребят… - выдавила кобылка из себя.


Твайлайт Спаркл посмотрела на неё так, что пони почувствовала её взгляд — у неё шёрстка дыбом встала.


- Этого уже достаточно, - чётко произнесла фиолетовая кобылица и повернулась к принцессе. - Эта пони очень много знает. Так же… Как и её брат.


Рог Твайлайт вновь ярко полыхнул. Охваченный фиолетовым свечением Хард, тщетно бивший копытами по воздуху, вылетел из-за гардины и предстал перед Тилуной. Оливия коротко взглянула на него с неодобрением — и снова утопила мордочку в передних копытцах.


- Принцесса, простите-простите-простите нас! - взмолилась она за обоих. - Мы… Мы нечаянно!


- Не могу лгать вам принцесса, а потому признаюсь — я подслушивал специально, - прижал уши Хард.


Принцесса фыркнула и прошла между братом и сестрой — единорог, к слову, тоже склонился, но при этом посматривал настороженным взглядом на двух могущественных кобылиц.


- Любопытство — не лучшее качество пони, - заметила Тилуна. - И что же нам с ними делать?


- Хард умеет неплохо колдовать, а его сестра знает, для чего нужен меч, - задумчиво произнесла Твайлайт. - А мне понадобятся помощники в моём путешествии.


Глава пятая


- Это мы ещё дёшево отделались… - произнёс Хард, покручивая в воздухе копытом. - Всего лишь маленькое путешествие, причём вместе с Твайлайт Спаркл. Что может быть лучше?


- Просто вернуться в Понивилль, - хмуро заметила Оливия, пожёвывая табак — не слишком приятное занятие, но закуривать в комнате земнопони не решилась. Может, потому, что она не выспалась, а может и от желания закурить, она и была такой раздражённой. Пони провели ночь в комнату на нижнем этаже дворца под усиленной охраной. Гости, ставшие почти что пленниками, почти не спали, так, Хард немного вздремнул, а Оливия закрыла глаза и почти сразу же открыла их вновь. Вещи остались наверху— пони вернули только меч и седельные сумки. Изредка попивая чай, угодливо принесённый стражами, Оливия раздумывала о словах Твайлайт Спаркл, сказанных ею в ответ на вопрос Тилуны, зачем же ей нужны эти пони.


«Я давно убедилась в доблести жителей Понивилля. Оливия вынослива и храбра, как все земные пони, Хард силён и честен — что же ещё нужно? Кроме того, они привлекут гораздо меньше внимания, чем стражи или послы. Аркнайт чувствует кристалл, но его слуги — нет, а потому у простых пони больше шансов скрыться от их взора». Оливия слишком устала, чтобы вникать в смысл этих слов, хотя кое-какие неясные сомнения в ней всё же зародились. Пока что для них не было времени и места, лишь позже они покажут себя во всей красе.


Против всяких ожиданий пони вскоре к ним пришла сама Твайлайт. Она принесла Оливии и Харду серые плащи — на вид самые обычные, кажущиеся старыми и потрёпанными, но на самом деле новые и удобные. Всю сонливость пони как копытом сняло.


- Прекрасное средство для того, чтобы провести кого-нибудь, - улыбнулась единорожка, показывая изнанку плащей. Она была сделана под цвет листвы и коры. - Они заколдованы так, что подстраиваются изнанкой под цвет растительности. А в обычном виде хорошо скрывают вас на фоне земли и скал, да и в городе мало кто обратит внимание на пони в подобных одеяниях. Это пригодится нам, когда мы будем пробираться через земли грифонов к равнинным гноллам.


- Расскажи нам о гноллах, пожалуйста, - попросил Хард. - Я слышал об этой расе… Но не очень приятные вещи.


Твайлайт прошла к кровати и села на её уголок, поправив свою седельную сумку.


- Гноллы пришли к нам как и другие расы — во времена падения Эквестрии и последующего заселения Юга народами волчьих и кошачьих. Гноллы — это помесь волка и гиены. Они плохие строители, но храбрые воины («кажется, её величество Тилуна говорила о том же», подумала в этот момент Оливия), только чересчур жестокие к врагам и пленникам. Правда, равнинные отличаются от горных — те гораздо свирепее и злее. Я никогда бы не подумала об этом, но оказывается, что всё дело в брате Лилии, Люпине. Он усмирял своих подданных, как это делают сейчас его потомки. И как это делает Кровоглаз.


- Кровоглаз? - Харда даже передёрнуло. - Жуткое имя!


Да, для пони такое имя действительно звучало очень и очень плохо, если не сказать больше — очень неприятно.


- Таковы традиции гноллов, называть детей столь грозно, - пояснила Твайлайт, вставая на копыта. - Но на самом деле их имена гораздо более страшные, чем их дела. Я провела в одном из их племён несколько дней. Конечно же, они едят мясо и враждуют с некоторыми своими соседями, но не проявляют того, что творили на своих землях.


- Так значит, этому Кровоглазу и принадлежит кристалл Лилии? - жеребец помотал головой. - Вот уж не подумал бы…


- В мире много легенд и сказок, Хард. Одни из них правдивы, другие — всего лишь выдумка, но есть и те, где правда и ложь переплетаются так, что и не распознаешь, где же одно, а где — другое. История Лилии была изменена специально. Но я и не подозревала, что Тилуна оставит его в Кантерлоте. Как не знала и о том, что Вербена — не родственник Лилии.


Оливия убрала меч в ножны.


- Но зачем же Тилуне нужно было оставлять кристалл?


- Затем, чтобы его защищать. В Кантерлоте он был в безопасности… Как думала Тилуна. Однако, сейчас ситуация изменилась. Аркнайт собирает войска. Ему нужен кристалл, и он пойдёт за ним, причём пойдёт во главе армии, с которой пони в одиночку не справиться. Но он не станет гоняться всем войском за нами — а значит, унося кристалл из Кантерлота, мы если и не предотвратим, то хотя бы отсрочим его нападение!


- И привлечём внимание к себе, - поморщился Хард.


Вот только не подумайте, что он испугался. Хотя… Кого тут обманывать? Когда ты узнаёшь, что за тобой будут охотится слуги ужаснейшего монстра-колдуна, да ещё их и очень, очень много — тут уж любой испугается.


- По счастью, вы — простые пони. Как я уже говорила, Аркнайт чувствует кристалл. А вот его слуги — нет, и потому в тебе, Оливия Моунвилл, они признают посыльного в последнюю очередь.


С этими словами Твайлайт вытащила из-под собственного одеяния небольшой фиолетовый кристалл с розовым облачком внутри. Он был вмонтирован в золотой браслет, который Твайлайт застегнула на правой передней ноге ошеломлённой Оливии.


- Я? - земнопони с удивлением рассматривала этот «подарок». - Но… Но почему я?


- Вроде бы только что был дан ответ? - усмехнулся Хард. - Неужели ты его забыла?


- А теперь — хватит сидеть на крупах, - твёрдо заявила Твайлайт. - Идёмте. Мне нужно показать вам наш путь и набить наши сумки.


С этими словами она вышла из комнаты и вместе с Моунвиллами прошла в тронный зал. Там пони ждала не только принцесса Тилуна, но и капитан Эвенджер. На широком столе, принесённом в зал стражами, лежали необходимые в путешествии вещи — фляжки, сухие пайки, пара кисетов, две трубки, два кинжала, запасные накопытники, сферы заклинаний и ещё много, много чего… Пока Хард при помощи магии наполнял свою сумку и сумку сестры, Твайлайт объясняла будущий путь, показывая его на большой карте, которую развернула Тилуна, удерживая своей магией. Стоит отметить, что подобной карты Оливия ни в жизнь не видела — мало того, что она оказалась очень подробной, так на ней можно было магически увеличить или уменьшить любой район, чтобы рассмотреть его во всех деталях, не исключая даже раскачиваемых ветром деревьев или точек-пони, расхаживающих по вполне настоящей земле. Твайлайт, не стесняясь, провела своё копыто от Кантерлота к Мэридоллу, ведя его через горы и к реке. От реки она изогнула копыто, заскользив вниз и влево, направив его к землям грифонов, но обошла их по границе и стала опускаться на юг до тех пор, пока не остановилась на мрачноватой жёлтой равнине.


- Здесь мы найдём гноллов и наследника Лилии.


- А что дальше? - спросила Оливия.


- А дальше Кровоглаз отправится на земли Фарленда и пройдёт в Каменную Крепость. Хочется надеяться, что Вербена оставит престол без пререканий. Аркнайт осознает, что кристалл ускользнул от неё, и двинет своё войско на Фарленд. Тогда и начнётся война — но в этой войне мы выступим вместе, звери и пони, и вместе остановим армию Аркнайта. В лапах наследника Лилии кристалл будет служить не злу, а добру — и если нам повезёт, то Аркнайт будет разгромлен. Как и любое зло, его не удастся уничтожить окончательно, но, по крайней мере, мы на время обезопасим наш мир от тьмы.


Оливия утопила свою мордочку в копытах.


- В кристалле заключена огромная сила, а мы — всего лишь маленькие пони? Разве мы сможем справиться с ней?


- Наша задача — отсрочить нападение на наши земли и доставить кристалл тому, кто справится, - ответила Твайлайт. - Не больше и не меньше…


В этот момент её слова прервал осторожный стук в дверь.


- Войдите! - приказала Тилуна.


Неожиданным гостем оказался высокий красивый пегас песочного окраса. Он кивнул Моунвиллам и Эвенджеру, слегка поклонился Твайлайт Спаркл, а перед Тилуной наклонил голову так низко, что его золотая грива коснулась пола.


- Лайншир, к вашим услугам, - представился он приятным сильным голосом и посмотрел в упор на фиолетовую единорожку. - Её Величество принцесса Тилуна повелела мне отправляться с вами и вашими друзьями для того, чтобы хранить и оберегать Дар Лилии.


Твайлайт была такой спокойной, что каждому стало бы ясно — она ожидала, что Тилуна выберет ей ещё одного спутника. Даже не посмотрев на принцессу, единорожка стала разглядывать пегаса. Оливия тоже повнимательнее пригляделась к нему и слегка нахмурилась. Странно! На вид этому жеребцу было немногим больше, чем ей самой! Да и не выглядел он таким уж заправским стражем, чтобы идти вместе с ними. Кто же он такой?


- Я простой пони по сравнению с несравненной Твайлайт, но надеюсь, что всё же могу быть полезен вам, - тем временем ответил сам Лайншир.


- Он всего лишь ученик здешнего оружейника, но показывал неплохие способности к фехтованию, а его отец был отличным погодным пегасом, и он кое-что у него усвоил, — заявил Эвенджер. — Потому Её Величество принцесса Тилуна и решила отправить его с вами — Лайншира мало кто из посторонних знает по шерсти и в морду. По правде говоря, я и сам не сразу его отыскал.


- Решать Тилуна может что угодно, а брать тебя с нами или нет — моя забота, - напустив на себя важный вид, заявила Твайлайт. Она обошла крылатого жеребца кругом, высокомерно задрав нос и оглядывая его от копыт до крупа, да так, что несчастный пони даже слегка задрожал. Хард и Оливия тоже напустили на себя маски ледяного спокойствия — этот жеребец и вправду был очень молод, их возраста, и он явно пылал желанием отправиться с ними!


- Беру, - вдруг негромко сказала Твайлайт и пегас, не поверив своим ушам, обернулся на неё, посмотрев с таким выражением жеребячьей наивности, что фиолетовая единорожка не выдержала и захихикала. - Чего же ты удивляешься, Лайншир? Беру! Только теперь мне придётся искать третий плащ!


- Тогда — решено, - кивнула Тилуна. - Вы отправитесь вчетвером. Берегите себя.


- А вы — готовьтесь к битве, - вместо прощальных слов предостерегла Твайлайт. - Даже если мы отвлечём внимание врага от Кантерлота, война всё равно разразиться. И очень скоро.


* * *


Ах, как же было хорошо выйти на улицу! Утренняя прохлада смыла с Оливии последние остатки растерянности и волнений — она, слегка сощурившись, быстро зашагала от дворца, постоянно крутя головой и разглядывая просыпающийся город. Крыши и стены многих зданий теперь словно бы выкрасили золотой краской; сиял и дворец, залитый лучами восходящего солнца, переливающийся блеском мозаики и многочисленных стёкол, сверкая доспехами стражей. В небесах уже появился первый отряд пегасов-погодников, перегонявших небольшие облачка к видневшемуся вдалеке Клаудсдейлу, тоже разукрашенному солнечными красками. Красота! Приподняв копытце и залюбовавшись игрой солнца на браслете, Оливия подождала спутников — Хард шагал за Твайлайт Спаркл, а Лайншир взлетел над ними. Проверить его на правдивость по поводу способностей погодного пегаса пока не представлялось возможным, но держался он в воздухе безо всякого труда. Хотя Оливию и удивляло — почему именно он? Неужели не нашлось куда более способных стражей, чем этот оружейник? С другой стороны… Не судите пони по кьютимарке, как говорили древние. Только что это за марка такая, и почему по ней не судят — об этом могли бы сказать только пони Прежних Времён.


- Эй, Лайншир, а ты был в Клаудсдейле? - поинтересовался Хард, бодро выскакивая вперёд, нагоняя волшебницу. Пегас кивнул ему в ответ.


- Конечно же бывал! Там дом любого пегаса и фестрала! С тех пор, как мы изгнали Сумеречных Валькирий, в Клаудсдейле мир и благодать!


- Это были жуткие существа, - пояснила Твайлайт, заметив непонимание в глазах земнопони и единорога. - Они сеяли страх на грифонов, но когда те примкнули к Аркнайту, Валькирии перешли на Клаудсдейл, оставив грифонов в покое. Сражаться с ними было тяжелее, чем с драконами. Надеюсь, что больше и не придётся — ведь наверняка Аркнайт соберёт не только разумных существ для своей армии.


- Давно пора бы объединиться и надавать ему по ушам! - сощурился Хард. - Неужели нет возможности взять штурмом Холодный Север?


Твайлайт едва слышно вздохнула.


- Теперь никому нет дела до старых союзов. Все заботятся только о самих себе. Возможно, кристалл Лилии как-то повлияет на ситуацию, заставив вспомнить былую дружбу, но даже с ним Кровоглазу будет тяжело собрать воинов для противостояния войскам Аркнайта. У нас одна надежда — сокрушить его самого.


- И нет никакого другого способа? - удивилась Оливия. Чтобы пони, которые в этот утренний час уже спешили по своим делам, не подслушали их разговор, кобылка подошла поближе к Твайлайт. А та вдруг стала очень задумчивой.


- Когда-то существовали аликорны, которым было под силу усмирять зло. Но давно уже прошли их времена. Так что — нет, иного способа не существует. Сейчас весь наш мир зависит от наследника Лилии. Его жестокость сыграет нам на копыто — он станет злом на службе хорошему делу. «Добро должно быть с когтями», как говорят сами гноллы.


- А если он решит объединиться с Аркнайтом? - спросил Хард. Твайлайт так быстро обернулась к нему, что жеребец ойкнул и пожалел о своём вопросе.


- Нет. Во-первых, равнинные гноллы могли уже присоединиться к Аркнайту. Во-вторых, наследник не может знать о кристалле — ведь и мы не знали о нём.


Оливия предпочла умолчать, что Кровоглаз мог знать о своём родстве с Лилией. Слишком Твайлайт была убеждена в том, что существо с таким страшным именем окажется другом для народа пони и остальных рас, заселивших территорию минувшей Эквестрии. Но эти мысли тут же были вытолкнуты иными — и они появились у неё в прямой зависимости от цели их путешествия. Все дурные предчувствия отступили, когда Оливия захихикала себе под нос.


- Что такое? - удивился Хард.


- Ничего-ничего, пылинка в нос попала, - быстро ответила Оливия, беря себя в копытца. Но ситуация и вправду выглядела забавной: Твайлайт Спаркл, знаменитый древний маг, не разрешила Тилуне посылать своих гонцов с кристаллом Лилии к гноллам, решив отправить в путь трёх самых обычных пони, но сама пошла с ними! Да уж, этот отряд будет очень незаметным! И если Аркнайт и вправду ощутит, что кристалл Лилии покидает пределы Кантерлота, то ему не составит труда определить, кто именно его уносит. Впрочем, свои соображения Оливия высказывать вслух не стала. Кто знает, что на уме у Твайлайт? Может быть, у простых пони и вправду больше шансов донести кристалл на равнину гноллов, чем у специальных гонцов?


Подумав так, Оливия повернулась и посмотрела на север. Там, за зелёными травами и бушующими реками, высились Кристальные Горы. Небесно-голубые гиганты с белыми снежными шапками на своих вершинах, они поднимались тут задолго до прихода пони, они видели расцвет их расы и закат Эквестрии, они были знакомы с предательством и чистейшей дружбой, пережили великих правителей и целые народы, высились над землёй тысячелетиями и будут вздыматься до самого конца света. Но кроме великолепия гор глаза Оливии увидели и ещё что-то… Что-то мрачное, тёмное, собравшееся тучей над самой серединой горной цепи. Что-то зловещее.


Мир, казалось, в один миг потемнел. Оливия воочию узрела отстроенные бастионы, зубчатые стены и башни, зловещие врата с обитыми металлом створками, лишённые снега поля, на которых не росла трава, но высились шатры и палатки, а между ними сновали прислужники тёмных сил. Алмазные псы и гноллы, грифоны и чейнджлинги, существа, о которых не стоило рассказывать ни в ночной теми, ни при свете дня — она увидела их всех, одетых в крепкие доспехи грубой работы и в сияющие латы, вооружённых оружием, годящимся разве что для музея, и оружием, перед которыми трепещут в страхе лучшие клинки. Драконы и птицы ужасающих размеров летали над мрачной цитаделью, на вершине которой стоял чёрный дракон и разглядывал раскинувшийся перед ним цветущий мир, представляя себе, как горят дома и льётся кровь, как дерево пускают на дрова, металл лопат и кос переправляют в металл копий и мечей, а пони либо встают под власть истинного повелителя, либо примеряют на себя цепи и уздечки. Содрогнувшись, Оливия вдруг ощутила резкую боль в правой ноге, но эта же боль породила свет — нежно-лиловый свет, он разливался над тёмным королевством… И до ушей земнопони донёсся полный ярости вопль Аркнайта.


- Вот и всё, - разрывая видение, прозвучал голос Твайлайт. Оливия мотнула головой, возвращаясь сознанием на улицы столицы. - Теперь Аркнайт увидел, что кристалл Лилии покидает Кантерлот. Городу нечего бояться осады, пока Аркнайт не убедится в том, что не сможет добраться до кристалла без использования своей армии. Даже если северное войско перейдёт в наступление, все помыслы его будут направлены на кристалл и Наследника.


- Будем надеяться, что мы найдём его первыми! - воскликнул Хард. - Раз Аркнайт нашёл нас — не стоит ли нам поспешить?


- Ты прав, - согласилась Твайлайт. - Идёмте к Дальним Водопадам.


- Путь по рекам — не самый лёгкий, зато самый быстрый, - заметил Лайншир.


Фиолетовая единорожка на ходу покачала головой.


- Мы не воспользуемся им. Пока что, по крайней мере. Мы отправимся к Жеребячьим Горам, но посуху, чтобы обмануть предчувствия и ожидания наших врагов. Не думаете, что только Аркнайт мечтает получить кристалл и что только он угрожает жизни мирных пони. В нашем мире всегда хватало зла, вот только на фоне добра оно выглядело не так явственно.


Они прошли в молчании до конца улицы, когда опустившийся на землю Лайншир восхищённо выкрикнул что-то радостное и, схватив Оливию за круп копытом, развернул мордой назад. Такое грубое обращение не прошло бы для него бесследно, если бы увиденное не стоило того — на улицы Кантерлота со стороны дворца вышел целый табун стражников. Крепкие жеребцы и кобылы в золотых доспехах скакали ровными рядами. Их было не менее сотни. Большинство оказалось вооружено копьями, которые даже единороги пристегнули к своим доспехам, но кроме копейщиков отряд сопровождали и лучники, и меченосцы. Командир, высокий красивый земной пони, тоже был вооружён мечом. Стуча копытами, отряд бодро поскакал по улице, и один вид этих стражей говорил о том, что они идут вовсе не разгонять бедных торговцев. Вёл воинов великан-единорог светло-оранжевого окраса.


- Нордхерд, - кивнул на предводителя Лайншир. - Имя отражает суть — он предводитель северного охранного табуна. Однако, как их много!


- Тилуна беспокоится о безопасности границ, вот и выставляет усиленные дозоры, - пояснила Твайлайт. - Но можно надеяться, что пока главную угрозу мы от пони отвели. Аркнайт не посмеет двинуться на Кантерлот и допустить того, чтобы кристалл Лилии оказался у её наследника. Он понимает, что в этом случае даже всей мощи его армии будет недостаточно, чтобы обезопасить его от поражения. А значит, он попытается перехватить нас и это даст время народу пони подготовиться к новым испытаниям. Идёмте, друзья, время не ждёт. Теперь от нашей быстроты зависят не только наши жизни, сколько дальнейшая жизнь всех народов нашего мира.


Она развернулась и нырнула в какой-то переулок. Моунвиллы и Лайншир последовали за ней, решив, что Твайлайт знает, куда их ведёт. А пони легко ориентировалась на улицах столицы, выведя их к Кантерлотской горе, с вершины которой срывались водопады — одни переходили в реки, текущие через город, а другие падали вниз и сливались с водой текущей с севера реки, широкой и куда более бурной, чем городские речушки. Кружась по горе, возле водопада к реке спускалась длинная каменная лестница, при одном взгляде на которую у Оливии задрожали ножки. Она с надеждой посмотрела на Твайлайт, но волшебница уже зашагала вперёд — и ступила на верхние ступеньки каменной лестницы, остановившись на несколько секунд. На фоне блистающего водопада, она смотрелась просто великолепно — не просто единорожка с нестандартными магическими качествами, а принцесса из древних легенд, даже куда более величественная, чем Тилуна. Гордо подняв голову, фиолетовая кобылица оглядывала драгоценную землю, что растилась под нею — от зелени Вечнодикого леса до расплывающихся облачной дымкой гор, от суетящегося Нижнего Города до любимого Понивилля. А затем кобылица поправила седельную сумку и стала медленно спускаться вниз.


Оливия с тяжёлым вздохом убрала трубку обратно в карман.


Глава шестая


По дороге от вершины Города-на-Горе до его подножья пони не останавливались даже на краткий отдых, хотя спускаться по каменной лестнице оказалось куда сложнее, чем подниматься по проложенной и хорошо утоптанной копытами дороге. Конечно же, Твайлайт хотела избежать лишних глаз, но, кажется, она переборщила с безопасностью. Из всех четверых только Лайншир не расстроился такому длительному спуску, но ему-то что — он пегас, который вовсе не пользовался лестницей, а летал над спутниками, нетерпеливо выписывая в воздухе пируэты. Ему-то хорошо, крылатому, а им приходилось соблюдать осторожность, ступая по скользким ступенькам. Да ещё сумки иногда перевешивали равновесие. Всё же ступеньки — не для копыт, это дар традиции зодчим-грифонам, которые когда-то помогали древним пони обустраивать свой быт. За звонкое золото, конечно же. Хотя Оливии и казалось, что грифоны смогли бы выручить гораздо больше, если бы придумали нечто более… пологое.


- Да уж, ну и спуск… - пробормотал Хард, когда до земли оставалось не больше полсотни ступенек. К этому времени единорог, как и кобылки, основательно вымок — лестница несколько раз проходила под водопадом, и хотя капли и струи были скорее приятными, всё равно вся причёска Харда сбилась в нечто невообразимое. - Никто не хочет передохнуть?


- Сначала переберёмся через реку, - безапелляционно заявила Твайлайт, первой — после Лайншира, конечно же — коснувшаяся твёрдой земли своими копытами. - Нам не стоит задерживаться вблизи Кантерлота. Пусть Аркнайт потеряет нас и поручит поиски своим слугам! В лесу Вудфолл мы уже будем недоступны для его взора.


- Но разве он не чувствует кристалл? - удивился Лайншир. - Ему ведь тогда не составит труда выследить нас! Или через он деревья не видит?


- Ещё как чувствует и видит, - улыбнулась Твайлайт. Рог её засиял, и шерсть Моунвиллов мигом высохла. - Но земли пони наполнены самой разнообразной магией, а потому он попросту не сможет найти нас в её переплетениях. Всё, на что Аркнайт будет способен — лишь назначить своим приспешникам обширный район, где он более-менее ощущает присутствие кристалла, так что можно надеяться, что мы нескоро встретимся с врагами. К Кантерлоту же он примерился давно, так что чем дальше мы окажемся от города — тем лучше.


- Хорошо, - согласился Хард. - Но мы доверились тебе, как проводнику, по этому случаю мне хотелось бы узнать, куда мы направимся в первую очередь.


- К Жеребячьим Горам, - ответила Твайлайт. - На восток, а затем на юг и снова на восток. На это путешествие у нас уйдёт не меньше шести-семи дней, и нам придётся держаться подальше от больших городов и деревень. Не стоит ни привлекать внимание к себе, ни привлекать внимание Аркнайта к поселениям, где нам придётся останавливаться.


- Долгий же это будет поход… - Оливия засунула копытце в карман и достала трубку. - А ведь нам ещё столько же идти назад… Это что же, я вернусь домой через две недели? В лучшем случае…


- И никак не раньше, - глумливо заметил Хард.


Оливия наверняка бы отвесила ему подзатыльник, если бы рядом не находились другие пони. Если вы помните, она была очень воспитанной кобылкой. И не хотела портить впечатление о себе.


- Главное — вернуться бы, - тихо произнесла Твайлайт Спаркл себе под нос. Так тихо, что её никто не услышал. И, беззаботно переговариваясь, трое её спутников пошли следом за нею к реке, через которую был переброшен деревянный мостик с резными перилами. Если от Кантерлота до него пони шли по невысокой траве, то на другом берегу до мостика с одной стороны доходили кусты Вечнодикого леса, а с другого росли вишнёвые деревца. И их не просто было очень много — каждое украшали спелые ягоды, хотя время для сбора ещё не подошло.


- Ух ты… - восхищённо проговорил Хард. - Я и не знал… Про это место.


Оливия, сбросив с себя удивление, подошла к нему.


- Потому что мы никогда не смотрели на то, что находится за горой, братец, - пони перевела взгляд на Твайлайт. - Но кто их здесь высадил? И зачем — так много?


- Ответ несложен, - слегка потускневшим голосом, будто бы сожалея о чём-то, произнесла фиолетовая единорожка. - Эти деревья были высажены в память о жертве пони, принесённой в те годы, когда мы сражались с Аркнайтом. Много тогда жеребцов и кобыл отдали свои жизни, и в память о мёртвых по приказу Тилуны были высажены эти деревья. С годами их становилось всё меньше, весною после нашей победы всё вокруг было усеяно вишнёвым цветом… Но и сейчас их ещё очень и очень много. Специальные заклятия защищают их, поддерживают и питают, так что теперь они цветут в любой сезон. И ягоды приносят тоже круглый год.


Среди вишнёвых деревьев пони увидели жеребят под присмотром одного взрослого, который не позволял юнцам подходить близко к лесу, впрочем, отсечённого от территории вишен неглубоким рвом. Жеребята собирали ягоды в корзинки, носимые на спинах, орудуя специальными устройствами, которые держали во ртах, копытах или же в магическом излучении. Подцепив достаточно ягод, они стряхивали ягодки из сачков и наполняли корзинки. Вот только пока что работа шла медленно — попробуй, подцепи каждую вишенку!


Увидев это, Лайншир взлетел в воздух и взмыл над деревцами. Поднятый его крыльями ветер срывал спелые вишни, но они не падали на землю, а летели за ним, по временам срываясь вниз и мягко опускаясь точнёхонько в корзины. Орудия ветром, пегас то взмывал вверх, то спускался вниз, подцепляя или отпуская новые ягоды, и делал так до тех пор, пока не наполнил корзинки каждого жеребёнка.


- Спасибо, мистер! - запищали они. Пони ничего не ответили, лишь улыбнувшись в ответ, но не успели они пройти мимо жеребят, как те посовещались, и маленькая розовогривая кобылка-единорог преподнесла Твайлайт одну из корзинок.


- В благодарность, - заявила она, настойчиво суя корзинку. - Возьмите, пожалуйста! Вы нам очень помогли!


- Спасибо, - сдалась единорожка. - Правда, столько мы не возьмём — нам всё равно нести не в чем, а съесть — не съедим.


- Тогда возьмите половинку и корзинку, - предложила пони. Так и решили — корзинку Хард ловко приспособил на спине, после чего группа наконец-то смогла продолжить свой путь, попеременно уменьшая груз жеребца. Вишни оказались чуть более кисловатыми, чем ожидала Оливия, но всё равно достаточно вкусными. И они поднимали настроение, отодвигая на задний фон мысли о том, куда, как надолго и зачем шли пони. Поплёвывая косточки, четвёрка миновала границы Кантерлота и вышла на дорогу, ведущую к Жеребячьим горам. Но Твайлайт не воспользовалась ею — вместо этого она свернула к северу и углубилась в хвойный лес, увлекая спутников за собой.


- Вот здесь как раз и можно передохнуть с часик, - возвестила она, когда пони вошли в молодой и очень густой ельник.


Оливия огляделась по сторонам. Старых деревьев здесь было немного, а вот их потомство разрослось настолько, что отлично закрывало путешественников не только с земли, но и с воздуха. И хотя тут нашлось множество муравьёв, ползающих по земле в поисках добычи и стройматериалов для своих муравейников, пони всё равно устроили привал под засыхающей елью, росшей в полукольце из своих дочек. Прислонившись к ней спиной, единорожка магией вытащила свою трубку и стала набивать её — Оливия последовала её примеру.


- Хороший сегодня будет денёк, - Лайншир вытянул заднюю левую ногу, расправил до хруста крылья и затянулся лесным ароматом. - Как думаете, когда мы доберёмся до Гор?


- К завтрашнему утру, - ответила Твайлайт, выпуская маленькие колечки. - Я не хотела бы ночью оставаться на одном месте, так что на краю леса мы остановимся на ужин и вздремнём, а при свете луны перейдём поля и выйдем к подножью Жеребячьих Гор. Может, и преодолеем их, если ночь будет достаточно светлой.


- Значит, потом мы повернём к Мэридоллу, но в него не пойдём, так? - Хард стряхнул с себя нахального муравьишку и снял корзинку, на дне которой ещё оставалось несколько ягод. - А вместо этого двинем на восток, к грифонам?


- Почти что так, - Твайлайт приподняла ягоды магией и разделила их между жеребцов. - Конечно же, к самим грифонам нам наведываться нет смысла. Мы обойдём их по границам, а к ночи переберёмся через их землю и выйдем прямо к равнине гноллов. Но давайте не будем так далеко заглядывать в будущее, друзья. Живите настоящим! Вдыхайте глубже — какой здесь чудесный воздух! День прекрасен, а туч, способных испортить его, пока и не видать! Так что наслаждайтесь отдыхом!


Оливия последовала совету Твайлайт и расслабилась. Придерживая трубку копытом, она затянулась и сама выпустила пару колечек — они были слабыми, почти прозрачными, рассеивались быстро и не шли ни в какое сравнение с дымовыми кольцами Твайлайт, но тоже вышли весьма недурными. Хард, прилёгший рядом, закутался было в плащ, но затем раздумал и просто-напросто сотворил слабое защитное заклинание, которому, впрочем, хватило сил отогнать насекомых от пони. После этого он сорвал еловую веточку и принялся разжёвывать зелёные иголки, задумчиво смотря на небо. Лайншир тоже устроился на отдых. То ли не доверяя заклинанию Харда, то ли просто так, по своей прихоти, он устроился на плаще, расстелив его под собой. Подтащив сумку, пегас от нечего делать занялся проверкой запасов продовольствия. Он никогда не терял времени даром.


- Если у вас такие же наборы, то нам не хватит даже на неделю, - объявил он, переведя взгляд на волшебницу. - Так и так придётся пополнить запасы.


- Пополним, - спокойно ответила единорожка. - Хотя мы и будем держаться необжитых мест, по пути мы найдём несколько придорожных трактиров, постоялых дворов и просто хороших мест для отдыха. Так что не волнуйтесь, будет где и чем запастись.


- Ну и хорошо, - улыбнулся Лайншир. - Не люблю путешествовать на голодный желудок.


Земнопони улыбнулась.


- Я слышала, что когда-то пони ели траву. Так что голодными не останемся.


- Нет уж! Ненавижу сено! - пегас громко фыркнул. - Меня им в жеребячестве обкормили!


Он ещё раз фыркнул, видимо, чтобы подтвердить своё заявление, и положил голову на копыта. Оливия успела сделать всего одну затяжку, как громкий храп пегаса разнёсся по всему ельнику.


- Ну вот… Теперь Аркнайт нас точно услышит! - хихикнула Оливия. Зажав трубку в зубах, она потянулась до хруста в ножках и едва сдержала зевоту. Всё же беспокойная ночь давала о себе знать.


- Ты бы тоже прилегла, - неожиданно предложила Твайлайт. - Вы с братом плохо спали этой ночью, а сегодня нам предстоит переход в тёмное время суток. Через час я вас разбужу.


- Я совсем не… Хотя можно… Немножко.


С этими словами кобылка почесала за ухом, после чего вытряхнула трубку, побила ей об копыто и благодарно кивнула Твайлайт. Единорожка тоже ничего не ответила, лишь снова принялась пускать колечки, провожая их полёт взглядом. Кольца её очень долго не исчезали, даже взмыв к верхушкам деревьев, и смотрящий за их полётом Лайншир тоже почувствовал зевоту. Моргнув раз и другой, жеребец и сам не заметил, как погрузился в сон. Неподалёку от него мерно засопела и земнопони.


* * *


Это тоже было видение. Оливия не знала, почему так решила, но чувствовала — происходящее с ней не могло быть простым сном. Перед пони предстало стремительно мелеющее Море Луны. Вдруг воды вернулись в него, наполнив до предела, и тут же на волнах появилось множество кораблей с чёрными парусами, идущих к берегам Эквестрии. На их палубах толпились кони, грозно что-то выкрикивая, но на берегу коней ждали пони — небольшой отряд во главе с белоснежным жеребцом. Его синяя грива была убрана под фиолетовый с золотым шлем, тело закрывали фиолетовые доспехи, которые засияли солнечным светом, когда жеребец повёл своих воинов в бой, и от ударов его синих копыт задрожала земля. Внезапно картина сменилась. Оливия увидела под собой высокие стены и крепостные валы какой-то крепости. Их осаждали орды страшных созданий, чьи крупные тела кое-как защищали самодельные доспехи, но Оливия легко узнала в них алмазных псов. Картина сменилась ещё раз — и пони увидела земли волконов, переходящие в луга Мэридолла. Во всяком случае, такими их описывали рассказчики из этой земли. У самой границы, проходящей по бурной реке, в кругу хорошо вооружённых серых и чёрных волков сидела стройная белая кобылица-единорог с такой же синей гривой, как и у жеребца из первого видения. Облокотившись на здоровенный камень, она пела, а слушатели внимали ей, навострив уши:


Восславим, пони, Короля!

При нём страна его цвела.

Он целый мир бы покорял,

Но только вотчина мила.


При нём вся мощная держава

Жила в достатке и любви.

Наш реял флаг - враги бежали,

Склонялись чуждых стран цари.


Король с женою-Королевой

Верховодили много лет.

И сыто пони песни пели,

Сиял в стране той счастья свет.


Тогда всё было по-иному.

Король другой - сменён закон.

Теперь от горя только воем:

Беда, поборы и раскол.


Иссох Король наш - Солнце село.

Правитель чахнул и слабел.

Его копыта онемели,

А силам наступил предел.


На место дня спустилась темень.

Жена ушла за Королём.

Зло захватило наши земли,

Теперь мы тьме дань отдаём.


От света искры лишь остались,

И те угасли в скорый срок.

Добра не помнит даже старец,

И песен глас навек умолк.


* * *


- Вставай, соня! - Хард Моунвилл носом ткнулся в плечо Оливии, и та открыла глаза. Сна как не бывало. Оливия так и не поняла, закончилась ли песня или это брат не дал ей досмотреть сон до конца.


Зевнув, она поморгала и поднялась на копыта, какие-то ватные после сна. Лайншира нигде не было видно, а вот Твайлайт стояла в полном походном облачении у ели и высматривала что-то в небе.


- Наш крылатый друг улетел на разведку, - пояснила единорожка, заметив удивление Оливии. - как только он вернётся, мы продолжим путь через лес.


Чувствуя, что никак не может проснуться, Оливия вытащила фляжку. Вода озёрных пони удивительно быстро привела её в чувство — земнопони совсем немножко плеснула себе на мордашку, но эти капли словно рекой смыли все остатки сна. Обрадовавшись, Оливия поправила сумку и меч, расправила плащ и стала полностью готовой к любому, даже самому длительному походу. Лайншир тоже не заставил себя ждать — сделав круг над засыхающей елью, он приземлился перед Твайлайт и гордо объявил, что путь свободен.


- Только дальше лес меняется, - добавил он. - Становится смешанным.


Твайлайт такое известие ничуть не расстроило.


- Что же, листва нас ещё лучше скроет. Вудфолл — молодой лес, так что идти по нему нам будет нетрудно.


- Тогда хватит сидеть на месте! - обрадовался Хард. - Идём! Чем быстрее доберёмся до следующей стоянки, тем больше сможем отдохнуть перед ночью! И… ужинать ведь тоже там будем?


Оливия едва сдержала смех, а вот Лайншир не удержался и фыркнул.


- Теперь-то понятно, что тебя подстёгивает! Никакого дела до задания, главное — ужин!


- Ужин — важнейшая еда вечера! Как завтрак — утра, а обед — дня! - без какой-либо насмешки объявил Хард.


Твайлайт ничего не сказала, но улыбнулась. И первой нырнула между мохнатых еловых лап, выдерживая путь строго на восток. Следом за ней пошла Оливия, а жеребцы замыкали шествие, всё ещё переговариваясь насчёт еды. От ленча они перешли к вечернему чаю, от чая — опять к завтраку, от него к ужину и ночному перекусу… И ведь Оливия никогда не замечала, чтобы Хард страдал от обжорства, да и Лайншир не выглядел набитым бочонком. Одно слово — жеребцы… Только бы поспорить!


В целом, путь по лесу проходил безо всяких неприятных приключений. Да и вообще — без приключений. Просто обычная прогулка, разве что обещающая надолго растянуться. Оливия старалась и из неё извлечь максимум пользы — она затягивалась чудным лесным ароматом, прислушивалась к пенею птиц, которых в Вудфолле хватало с избытком, разглядывала звериные тропы. Правда, последним она занималась редко — тогда её глаза попадали на браслет, а кристалл Лилии пробуждал воспоминания о последнем сне. Кем были те пони? О каком Короле пела белая единорожка? Твайлайт наверняка бы сказала ответ, но беспокоить её Оливии не хотелось, а потому земнопони оставила вопросы на потом и лишь шла следом за проводником, стараясь позабыть и о кристалле. Вдруг фиолетовая остановилась на месте. Оливия только чудом не воткнулась ей в круп.


- Что там? - забеспокоился Хард.


Рог Твайлайт Спаркл засиял яркой магией, и с земли взлетела золотая подкова. Немного погнутая и запылённая, она всё же не была покрыта лесным сором, а значит, её здесь оставили недавно.


- Чья она? - спросила Оливия, заметив, что Твайлайт пристально рассматривает подкову, поворачивая её и так, и эдак. Вопрос Оливии заставил Спаркл встрепенуться.


- Она с копыта пони, что ждёт нас впереди, - был ответ. - Что же, это хорошо. Если это не происки наших врагов, в чём я сомневаюсь, то завтра наше путешествие станет чуточку более безопасным.


- Хотел бы я знать, что это значит, - недовольно сказал Хард Оливии, когда четвёрка снова двинулась в путь. - Такие вещи на дороге просто так не валяются, сестрёнка. Более того — я не знаю пони, которые подковывались бы по доброй воле. Бедняки и путешественники так защищают копыта, но зачем пускать золото туда, где лучше послужит прочное железо?


- Может, это знатный путешественник? - предположила Оливия.


- Золота у нас в стране хватает, но всё равно… На подковы… - Хард был полон сомнений.


- Неужели ты в чём-то подозреваешь Твайлайт? Хард, не сходи с ума!


- Ладно-ладно! - торопливо проговорил единорог. - С тобой лопнуть можно, Оливия!


- Лопайся, только нас не зацепи! - засмеялась пони. - А мы потом тебя соберём!


- В чём-то он прав, - неожиданно произнесла Твайлайт Спаркл, давая пони понять, что давно прислушивалась к их перешёптыванию. - Та, кому принадлежит эта подкова, действительно происходит из некогда знатного, но уже увядшего рода. Но встреча с ней не несёт угрозы нам. Наоборот, если нам повезёт догнать её до ночи, то наш путь через Жеребячьи Горы станет в несколько раз безопаснее.


- Если она ходит в золотых подковах, то значит, не совсем обеднела… - начал было Хард, но умолк, поймав на себе взгляд Твайлайт.


- Можно обеднеть и духовно, Хард Моунвилл, - строго произнесла фиолетовая единорожка. - Даже у самых благородных пони могут быть не слишком хорошие дети. Времена менялись для её семьи стремительно, но всегда только к худшему. Сейчас она — пожалуй, последняя из своего рода, кто ещё несёт в себе истинное понимание добра и зла. Её братья — убийцы, её сёстры — воровки, но она сама никогда не вступала на дурной путь.


- И кто же она? - нетерпеливо спросил Лайншир.


Вместо ответа Твайлайт только углубилась дальше в лес, своей магией отодвигая ветки с дороги. Пони ничего не оставалась, как молча последовать за ней. Да и разговаривать им вскоре расхотелось — копыта начали утопать в лесной сырости, деревья совершенно скрыли солнечный свет. Приходилось прилагать некоторые усилия, чтобы в этих лесных сумерках не запнуться об корень или не влететь в колючий куст. Плащи пони неплохо защищали их шерсть от сора, но всё равно то и дело кто-нибудь останавливался, смахивая с мордашки сухой лист, пожелтевшую сосновую иголку или снимая веточку.


- Твайлайт, а ты уверена, что мы правильно идём? - обходя очередные заросли, через которые прорываться можно было только с обнажённым мечом, спросил Хард. - Дороги тут никакой нет и солнца не видно!


- Если ты не видишь тропы, это ещё не значит, что её нет.


Сказав это, Твайлайт добавила магию в свой рог. Яркое фиолетовое сияние разлилось по лесной подстилке, высвечивания невзрачные шестилепестковые цветочки, растущие под копытами пони. Отзываясь на магию единорожки нежно-лиловым светом, они почти ровной линией протянулись между стволов деревьев и кустов, по-видимому и служа Твайлайт ориентиром. Но стоило единорожки слегка уменьшить свечение магии, как цветы затерялись в подстилке, как будто бы их и не было.


- Красивая магия… - восхищённо проговорила Оливия. В душе ей иногда очень хотелось колдовать, как единороги.


- Ну что ты, самое обыкновенное путеводное заклинание, - немного смутилась Твайлайт. - Главное только знать, когда его применить. Например, когда идёшь по дороге, проложенной в незапамятные времена и известной всего нескольким пони на свете.


Хард ничего не сказал, но по его мордашке было видно, что сомнения жеребца окончательно рассеялись.


Глава седьмая


Путь через Вудфолл подходил к концу. Постепенно промежутки между стволами деревьев становились всё больше, а вот сами деревца — всё ниже. Лайншир, выпорхнувший в первый же просвет между крон, вернулся с довольной мордой и объявил, что до Гор оставалось копытом подать. Вскоре и остальные пони увидели их — три западные вершины и две гряды, протянувшиеся на восток, почти что до самого обмелевшего моря Селестии.


- Эти горы назвали так, потому что по ним легко мог бы перебраться даже жеребёнок, - объявила Твайлайт. - Сейчас путь стал намного опаснее… Но нам сегодня и вправду везёт, друзья. Мы всё же встретились.


У осины на самом краю леса, впрочем, окружённой пока что ещё очень густым кустарником, сидела на крупе пони. Это была достаточно молодая единорожка белого окраса, имевшая тёмно-синюю гриву и тёмно-синий хвостик. На земле пони расстелила плащ, такой же, как у спутников Оливии, а справа от неё в землю был воткнут грозный меч без ножен. Стоит отметить, что Оливия не очень хорошо разбиралась в оружии, но по части мечей кое-какие познания она имела. И их хватило на то, чтобы заключить: по сравнению с этим мечом то, что она носит в ножнах — просто кочерга.


- Твайлайт, - белая единорожка подняла голову и посмотрела на волшебницу. - Рада видеть тебя вновь.


Оливия заметила, что их проводница в ответ как-то странно смотрит на эту пони. Словно бы с печалью о чём-то, но печалью светлой.


- Я не ожидала увидеть тебя до самого Шедоса, Шайнинг, - произнесла фиолетовая единорожка. - Но когда наткнулась на твою подкову, то поняла, что до нашей встречи остаётся немного времени.


- Дела призвали меня в более спокойные земли, чем Мэридолл, - кобылка поднялась с земли и подошла к пони. Если удивительней это встречи что-то и было, так это то, что на крупе у этой кобылки находился замысловатый рисунок: пять пятилучёвых золотых звёзд и скрещенные синие крылья. Оливия постаралась отвести взгляд от знака отличия этой пони, но всё равно смотрела на него — он словно притягивал к себе её взгляд, не давая оторваться.


- Это что же, кьютимарка?! - воскликнул Хард.


- Нынешних пони они удивляют, потому я прощу твою неучтивость, - покачала головой Шайнинг. - Хотя прежде, чем спрашивать о знаках отличия, культурные пони привыкли знакомиться.


- Ой, простите… - опомнился единорог. - Меня зовут Хард Моунвилл. Это моя сестра, Оливия…


- Лайншир, - перебил его пегас, склоняясь перед белошёрстной. - Твайлайт Спаркл успела поведать нам о вас.


Синегривая посмотрела на Твайлайт. И в этом взгляде читалось веселье — Оливия едва сдерживала смех, когда сказала:


- Навряд ли всё.


- Я даже не начинала рассказывать, - покачала волшебница головой. - Всего-то пару слов высказала, а они подумали, что о тебе мне больше и сказать нечего.


Внезапно Оливия, наконец-то вышедшая из-под гипноза кьютимарки, по-новому взглянула на пони и обомлела. Это была та самая единорожка, которую она видела в своём видении! Но ведь с нею ещё сидело столько народа — где же они все? И как она так быстро добралась до леса, если во сне она находилась в Мэридолле? Но если в чём-то Оливия и была уверена, так это в том, что песню о Короле пела именно эта пони.


- Так кто же она такая? - спросил тем временем Хард.


- У нас много времени до вечера, - произнесла Твайлайт, посмотрев на звёзды. - Давайте отдохнём и поговорим.


Совет был принят пони с воодушевлением, потому они и расселись под прикрытием всё того же кустарника. Как оказалось, Шайнинг тоже курила — из внутреннего кармана своего плаща единорожка вытащила самую простую деревянную трубку, прикусила мундштук и послала со своего рога синюю искру. Оливия тоже вытащила свою трубку, но копытце, нащупавшее кисет, замерло, когда пони втянула дымок.


- Какой чудесный запах… - произнесла она.


- А, это? - Шайнинг оценила комментарий земнопони. - Согласна, запах и вкус приятный. Жаль только, что уже заканчивается. Но если пожелаешь… - магией единорожка вытащила на свет синий кисет, перевязанный алой лентой. - Попробуй.


Не дожидаясь согласия Оливии, пони взяла её трубку и набила её, затем передала Оливии и так же зажгла магией. От первой затяжки по всему телу земнопони разлилась приятная лёгкость, а вот в голове наоборот, все мысли собрались и перестроились, выдвигая главные вперёд и всякие мелочи — назад.


- Действительно, прекрасный табак… - сказала кобылка. - Но чем мне тебя отблагодарить?


- У тебя есть кантерлотская вода, - подсказала Твайлайт.


- Ой, точно! - Оливия сжала зубки, чтобы не выпустить трубку, и передала фляжку Шайнинг. - Ис Весновикопо лефа.


- Это равный обмен, - улыбнулась Шайнинг. Обернувшись, она вытащила из-под корней дерева фляжку и безо всякого сожаления вылила на землю содержимое — всего-то немного воды, так, маленькую струйку. После этого Шайнинг взяла фляжку Оливии, встряхнула её и стала осторожно переливать воду в свою, разделив поровну.


- Так может теперь ты расскажешь о себе? - спросил Хард после того, как пони отдала фляжку обратно.


- Сначала вы расскажите о себе, а потом уж я. Как это Твайлайт Спаркл взяла с собой обычных пони?


При этом Шайнинг смотрела именно на волшебницу, как будто бы ожидая ответа только от неё. И Твайлайт не заставила себя долго ждать — только раскурила собственную трубку.


- Обычные пони ничуть не хуже стражей или гонцов, а может, даже и лучше. Потому что незаметнее, - пояснила она. - Увидела кристалл Лилии на ноге у Оливии?


Шайнинг кивнула.


- Я так и думала, что это он, но решила, что не стоит кричать об этом перед столькими пони.


- Ты можешь доверять им всем. Хард — способный малый, и кроме того, его посещают видения о происходящем в Фолдарке. Как когда-то посещали и его предка, - Твайлайт снова затянулась. - Оливия — его сестра, она храбрая пони и, пусть и является земной, но тоже унаследовала этот дар. А Лайншир — неплохой кузнец, хороший воин и верный друг. Я знала его ещё жеребёнком, и поверь мне, этому пони можно доверить и меч, и даже свою собственную жизнь. Его предком была сама Рейнбоу Дэш, и Элемент Верности остался в сердцах каждого пони из его рода.


- Жаль, что мой элемент давно угас и остался разве что во мне, - скорбным голосом изрекла Шайнинг. - Моунвиллы берут свою ветвь от Элемента Честности, если я не ошибаюсь?


- И Смелости, - не удержался Хард. - А также Элемента Нахождения Приключений на Мягкие Части Тела.


Синее дымовое колечко взмыло вверх.


- Если Твайлайт Спаркл взяла вас с собой, да ещё и доверила такую миссию, то нет сомнений — в вас живут и собственные Элементы, - следя за его полётом, сказала Шайнинг. - И это меня тоже радует.


- Эти пони действительно способны на многое. И не трусят в бою, - Твайлайт с уважением посмотрела на Оливию. - Но и с головой они дружат, так что лучших хранителей я бы навряд ли нашла, даже будь у меня в два раза больше времени.


- А времени у нас как раз и нет. Я была на Востоке, Твайлайт. Мэридолл готовится к войне — его воины укрепляют стены и точат оружие. В крепость Лунамэйн перешли двенадцать тысяч копыт — то есть, три тысячи воинов. И это не просто воины, это лучшие воины на просторах Мэридолла. Наши друзья тоже не сидят, сложа лапы. В Фарленде заключены несколько союзов и войска наполняют Каменный Город, словно во времена Лилии, хотя в этом и нет заслуги Вербены. Волконы и кристальные лисы снова готовы биться лапа об лапу, но пока что не согласны принимать помощь пони. В то же время Гриффостоун направил свои войска на север, я думала — к Фолдарку. И твоё письмо подтверждает это. Но есть кое-что, что ускользнуло даже от твоих провидцев… С Запада неисчислимые толпы арабийских лошадей сбиваются в табуны, готовясь вступить в бой на стороне Аркнайта.


У Оливии отчего-то пробежал холодок под шерстью. Арабийцы… Лошади, сходящие на берег Эквестрии со своих кораблей и разрушающие всё на своём пути. Вот и Твайлайт мигом стала очень серьёзной.


- Мрачная новость, пожалуй, одна из самых худших, что только я могла услышать. Арабийцев не остановит даже падение Аркнайта, они уже давно зарятся на наши земли. А теперь, в союзе с Фолдарком и Гриффостоуном… Мы не просто между молотом и наковальней, нас зажимают с трёх сторон.


- Теперь только вторжения с Заморья не хватало! - опрометчиво бросил Лайншир и тут же оказался под прицелом четырёх глаз — Твайлайт и Шайнинг смотрели на него просто убийственными взглядами.


- Мы можем только молиться, чтобы этого не случилось. Иначе нам не выстоять, - тихо сказала Твайлайт и тряхнула головой, будто бы пытаясь избавиться от лишних мыслей. - Нет, не будем ждать до ночи. Отдыхайте час и выходим — попытаемся за вечер преодолеть Горы и к рассвету выйти к границам Мэридолла. Остановимся на день в какой-нибудь харчевне, пополним припасы и к вечеру рискнём сунуться к грифонам. За два дня мы пройдём их территорию, ещё за два выйдем к гноллам. Чем быстрее Кровоглаз займёт трон, тем лучше.


Шайнинг потушила трубку и убрала её обратно под плащ.


- Никогда бы не подумала, что наши надежды будут зависеть от гнолла. Но Кровоглаз — достойный потомок Лилии. Я чувствовала в нём какую-то особенную стать, но не думала, что это связано с таким родством!


- Спать я не хочу, а отдыхать просто так скучно, - произнёс Хард. Его прямо-таки съедало нетерпение. - Расскажи о себе, Шайнинг! Мы же о себе поведали!


Оливия зажмурилась. Ну почему Хард всё время был таким неугомонным!


- Ты настойчив, - как-то грустно улыбнулась белая кобылка. - Я родилась в семье на берегу Северного Моря Луны. Мой отец был единорогом, работал он рыбаком и ловил рыбу для фестралов и хищников, тем и зарабатывая себе на хлеб. В семье нас было семь жеребят, и все мои братья и сёстры росли негодяями. Конечно же, не сами по себе — нужда заставляла нас обманывать и красть, воровать и даже убивать. После того, как одного из моих братьев повесили, моя мать умерла от горя, и меня, ещё молокососа, выкармливала добрая фестралка. Молоко у неё сильно отдавало рыбой, но зато позже она научила меня многим важным вещам. В первую очередь — чести. Я не могла быть такой, как мои родные, я решила зарабатывать на жизнь честным трудом. И стала Путеводной пони. Я распутывала звериные следы и изучала позабытые тропы, пока в один прекрасный день не встретилась с Твайлайт. И тогда моя жизнь совершенно изменилась.


Тут Твайлайт посмотрела на своих спутников заблестевшими глазами и пропела слова, которые уже слышала Оливия:


«Восславим, пони, Короля!

При нём страна его цвела.

Он целый мир бы покорял,

Но только вотчина мила.


При нём вся мощная держава

Жила в достатке и любви.

Наш реял флаг - враги бежали,

Склонялись чуждых стран цари.


Король с женою-Королевой

Верховодили много лет.

И сыто пони песни пели,

Сиял в стране той счастья свет.


Тогда всё было по-иному...

Король другой - сменён закон.

Теперь от горя только воем:

Беда одна, поборы и раскол.


Иссох Король наш - Солнце село.

Правитель чахнул и слабел.

Его копыта онемели,

А силам наступил предел.


На место дня спустилась темень.

Жена ушла за Королём.

Зло захватило наши земли,

Теперь мы тьме дань отдаём...»


Тут она умолкла и Оливия против своей воли закончила за неё:


«От света искры лишь остались,

И те угасли в скорый срок.

Добра не помнит даже старец,

И песен глас навек умолк»


- Ничего себе… - восхищённо присвистнула Шайнинг. - Откуда ты знаешь слова? Эта песня кристальных пони, они пели её о светлых днях правления короля Армора и принцессы Каденс!


- Я видела тебя в своём сне… - стыдливо призналась Оливия, понимая, что должна была рассказать Твайлайт о своём видении. Та же посмотрела на неё скорее с удивлением, чем с осуждением, хотя и оно почувствовалось в её вопросе:


- И ты об этом молчала?


- Я и не представляла, как расценивать этот сон, - оправдывалась земнопони. - Но мне действительно стоило поведать тебе о нём.


- Оливия, - строго сказала Твайлайт. - В тебе говорит тот же дар, что и в твоём брате. Единороги острее видят происходящее, они способны предугадывать главные события эпохи, но поверь мне, что и мелочи зачастую оказываются очень важны, ибо только из мелочей складывается нечто большее! Если ты ещё раз увидишь такие сны — ты должна рассказывать их нам.


Земнопони уставилась на свои копыта, избегая смотреть на проводницу.


- Простите.


- Ничего, - ласково улыбнулась Шайнинг. - Только, пожалуйста, рассказывай нам о своих видениях. Я тоже кое-что смыслю в этом. Припомни, может, ты и ещё что видела?


Оливия рассказала. Если первое и третье видение не вызвали у пони особого удивления, то слушая второе, Твайлайт и Шайнинг насторожились. Они несколько раз попросили Оливию повторить видение, припоминая различные мелочи, вплоть до доспехов алмазных псов и числа бойниц в стенах крепости, которую они осаждали.


- И снова плохие вести, - выговорила Твайлайт. - Да, друзья, всё хуже, чем я думала. Если новости от Шайнинг только навевают страхи, то видения Оливии их укрепили. Мы спешим, но всё равно везде опаздываем!


Лайншир потянулся до хруста в ногах.


- Тогда незачем и спешить. Выйдем через час, преодолеем эти ваши горы и направимся на поиски гноллов. Всего-то!


Пусть его самодовольный тон и мало успокоил Твайлайт, которая в задумчивости по-новому раскурила трубку, его слова в основном сбылись — ровно через час Шайнинг, спрятав золотую подкову под плащ и повесив меч на бок, прошла через кусты, между которых обнаружился узкий проход, и первой вышла из леса. Остальные пони последовали за ней, воспользовавшись тем же походом, и по одному высыпались на луга, тянувшиеся до самого подножья Жеребячьих Гор. Все разом повеселели — идти по открытой местности не то же самое, что пробираться по лесу, который уже успел им надоесть. Хард теперь шёл рядом с Оливией, мурлыкая себе под нос какой-то мотив, а Твайлайт и Шайнинг вышли вперёд, проверяя дорогу, а больше для того, чтобы спокойно поговорить друг с другом. Лайншир снова шагал в хвосте, не утруждая полётом крылья, потому что в горах помощь пегаса наверняка пригодилась бы.


Пока они шли, Оливия несколько раз оглядывалась по сторонам. Вокруг тянулась лишь высокая трава, доходящая до самого горизонта на севере и прерывающаяся широкой рекой на юге. Твайлайт мимоходом рассказала, что этот поток берёт начало от судоходной реки, ведущей к Мэридоллу. Но своё начало она берёт из северного региона, и даже воды Кантерлота не в силах очистить эту воду. Что в себе несёт река, Оливия поняла из того, что трава у неё была пожухшей, а кустарники стояли лишёнными листвы чёрными силуэтами, как будто бы их опалил огонь. Может, когда-то здесь и правда был пожар, но Оливия позволила себе в этом усомниться. Земнопони так засмотрелась на реку, что потом ей пришлось прибавлять шагу и нагонять Твайлайт.


- ...В горах теперь опасно, - услышала она отрывок негромкого разговора перед тем, как врезалась в круп Шайнинг.


- Ой, прости-прости-прости! - защебетала земнопони, когда та обернулась к ней. Кобылка только добродушно усмехнулась и покачала головой.


- Твоим Элементом может быть всё, что угодно, исключая Внимательность, - объявила Шайнинг.


Оливия потупила взгляд и сбавила шаг, снова вышагивая рядом с ухмыляющимся Хардом. Но зато она переключилась на разговор единорожек — а говорили они о дальнейшем пути.


- Мы потеряем много времени, обходя их, - говорила Твайлайт, подразумевая Горы. - Какая бы там нас не ждала опасность, наши клинки и магия справятся с ней.


- Я тебя предупредила, - заметила Шайнинг. - По моему мнению, мы не в праве так рисковать. Если кристалл Лилии достанется Аркнайту, то у нас не будет ни единого шанса на победу.


- Если нападения с Востока и Запада произойдут одновременно с атакой Аркнайта, то никакой кристалл нам не поможет. Мы должны ликвидировать эту угрозу и приготовиться к новым испытаниям.


- Получится ли? Не слишком ли много на себя берут пони?


Оливия не видела мордашки Твайлайт, но ей показалось, что фиолетовая кобылица прикрыла глаза.


- А кому же, как не нам? Друзей у нас не осталось, а вот врагов — хоть отбавляй. Вся надежда на то, что под властью Кровоглаза соберутся звери и придут к нам на помощь. Они должны осознавать опасность, но Вербена… Теперь я не слишком доверяю ему. Он способен стать препятствием на пути потомка.


- Тогда ему придётся иметь дело со мной, - грозно зарычала белая единорожка. - Ты знаешь, чья кровь течёт в моих жилах, Твайлайт. Вербене придётся подчиниться Кровоглазу. В ином случае я подчиню её.


- Твой путь опасен, Шайни, - голос волшебницы заметно потеплел. - Ты уже свернула с предначертанной тебе дороги и пытаешься вернуть то, что уже предано забвению. Это очень трудно.


- Но не невозможно, - возразила единорожка. - «Но придёт час злу платить по счетам, в Кантерлоте Наследник явится нам». Разве не это ты мне сказала при нашей встрече?


- Наследник. Но не наследница.


- Знапонь витиевата и в основном зависит от почерка того, кто ею пишет.


- Но слова смысл не поменяли даже после сотен лет. Я не могу сказать, что ждёт тебя, Шайнинг. Слава, как короля Шайнинг Армора, или же гибель в неизвестном месте, без могилы и похоронных песен.


Синий хвост взметнулся вверх.


- Песни по мне не пойте. Лучшей похоронной музыкой для меня будут вопли умирающих врагов!


- Не позволяй злобе охватить тебя. Даже арабийцами движет всего лишь желание расширить свою территорию. А у подданных Аркнайта просто нет выбора. Уже нет.


- Они выбрали смерть и тьму. А мы избираем путь к свету, покою и процветанию. Вот и посмотрим, кто ступил на верную дорогу.


Они замолчали и как по команде вскинули головы, смотря на Жеребячьи Горы, что приближались с каждым шагом. Вблизи вершины их казались ещё более величественными, чем издали — как и Кристальные Горы, они внушали благоговение одним своим непоколебимым видом. Поставленные здесь на века вечные стражи давно забытой страны, оберегающей её сердце от напастей с дикого и тогда ещё малоизведанного востока. Не все горы были покрыты снежными шапками, а только две — Западный Рог и Центральная. Впрочем, оказалось, что и вершин не пять, а гораздо больше: главную гряду окружали возвышенности поменьше, сокрытые своими старшими братьями. За них уже начинало заходить солнце, ведомое магией принцессы Тилуны, и оно окрашивало горы закатными красками, несравненно увеличивая их великолепие.


- Тилуна могла бы ради нас и подольше его попридержать, - заметил Хард, наблюдая за опускающимся светилом.


- Некоторые законы мироздания не стоит нарушать даже тогда, когда ты можешь это сделать, Хард Моунвилл, - произнесла Твайлайт. - Итак, вперёд. Ступайте тихо и будьте начеку — давно прошли те времена, когда здесь можно было опасаться только редких лавин. Будьте начеку и в случае опасности не бойтесь отступить, а главное — берегите кристалл и нашу дорогую Оливию. Лайншир, на тебе теперь будет лежать двойная задача. Сегодня ночью ты должен будешь и разведывать наш путь, и оберегать Моунвиллов от падения, поскольку им эти места неизведанны, а в горах может произойти всё, что угодно. Идти придётся быстро. На рассвете мы должны покинуть горы и укрыться в высокой траве Холлфилли, свободной земли к северу от Мэридолла. Оттуда мы и продолжим наш путь. Я надеюсь…


Глава восьмая


Жеребячьи горы! Пусть они не слишком высокие, но каждый пони, которому довелось побывать в них, не забудет этого путешествия. Какой прекрасный здесь воздух! Какой вид открывается с их склонов! Правда, не так-то легко сюда добраться!


В Жеребячьих Горах не было ничего похожего на ту утоптанную дорогу, что вела к Кантерлоту. Пусть даже Центральная едва достигала трети высоты кантерлотской горы — а сама столица располагалась чуть выше половины — и взбирались пони не на неё, а на восточную соседку, всё равно подъём был очень труден. Привал сделали уже через полчаса — чёрные камни оставляли странную пыль на копытах, дышать было трудно, хотя воздух должен быть гораздо более чистым и приятным, чем на земле, а поднялись пони ещё не так высоко, чтобы он принёс им какой-либо дискомфорт. Объединив запасы озёрной воды, пони опустошили одну из трёх фляжек, ополоснув копыта и мордашки. После этого идти стало легче, пыль к копытам больше не приставала, а плащи удивительным образом не пачкались, что Оливия заметила ещё в Вудфолле.


- Что-то мне не нравится это тишина, - заявил сверху Лайншир. Он теперь летел над отрядом, то вылетая вперёд, на разведку, то возвращаясь к пони. Один раз он даже поймал Харда, который оступился на камне и едва не съехал вниз. - Обычно на такой высоте ещё можно встретить птиц. И туман какой-то под вечер сгустился — я не вижу огни Кантерлота!


- Что-то не так, - тревожно взглянув на темнеющее небо, затянутое тучами, сказала Шайнинг. - Твайлайт, может, мы откажемся от этого пути? Или хотя бы подождём до утра?


- Утром нас будет легко заметить, - фиолетовая единорожка добавила магии в рог. - Мы должны продолжать подъём! Подождите, вот перейдём на ту сторону — и вы сразу почувствуете себя лучше!


Она бодрилась и подбадривала их. И вправду, не ночевать же им на склоне, когда можно подняться и перейти горы, не рискуя днём попасться в копыта врагам! А что касательно туч… Дождик бы им немного помешал, но он же скрыл бы их от крылатых прислужников Аркнайта.


- Стойте! - вдруг воскликнула белая кобылица, и синяя магия ярко осветила сгустившуюся было тьму. - Впереди стоит странное существо, и это точно не пони!


- Все назад! - закричал и Лайншир. - Это горная мантикора!


Оливия вглядывалась в тьму впереди, но не увидела там ничего. Зато Хард зажёг рог и послал яркий луч, врезавшийся в что-то огромное и срикошетивший в сторону. Тут же раздался ужасный рёв — так мог кричать только смертельно раненный дракон, но только вот мантикора не получила даже царапины, а оттолкнулась от земли и прыгнула на группу пони.


Магия Твайлайт сверкнула куда более ярким, ослепляющим светом. Оливия зажмурилась, а когда снова обрела способность видеть, то увидела зависшее в небе чудовище, удерживаемое магией волшебницы. Шайнинг действовала стремительно. Её аура перекинулась на рукоять меча, а сама пони пробежала вперёд и прыгнула в воздух. Клинок полыхнул синим свечением и вонзился в шею мантикоры, отсекая ей голову с поразительной лёгкостью. Тут же Твайлайт напряглась и отшвырнула обезглавленное тело прочь с дороги. Чёрный ком головы мантикоры зашумел, скатываясь по склону.


- Это ещё не конец, пони! - вскричала Шайнинг. - Клинки к бою!


Подтверждением её слов стал цокот копыт. Оливия и Хард выхватили оружие, Лайншир спустился с небес и встал круп к крупу с жеребцом, приготовив и свой клинок. Твайлайт сотворила щит, окружая магией и себя, и друзей, за исключением Шайнинг, которая встала перед отрядом, высоко держа меч.


- Моё имя — Твайлайт Спаркл! - крикнула волшебница. - Кто смеет задерживать меня и спускать с цепи голодных котят?! Покажитесь! Atlesia movol!


Её рог полыхнул магическим пламенем, высветив несколько силуэтов, выступивших из тьмы. Чейнджлинги. Оливия поняла это по острым мордам и блестевшим клыкам, по дырявым конечностям, по грубым доспехам и оружию — коротким копьям, половину длины которых занимали с двух сторон острые лезвия, а венчал длинный трёхгранный наконечник. Всего врагов было семеро — шесть обычных тварей и их предводитель, чейнджлинг больших размеров, одетый самой природой в крепкий синий панцирь, а потому не нуждавшийся в доспехах. Он что-то прошипел, и тут же его воины сорвались с места, выставив копья.


Но врагов они избрали себе не по силам, в чём и убедились через мгновение.


Яркий луч магии Твайлайт ослепил их. Один из нападающих запнулся и полетел вперёд, а развернувшаяся на месте Шайнинг ударила его мечом, увеличив количество голов, скатившихся по Жеребячьим Горам. Второй выставил зелёный щит, собравшийся из магии, заструившийся с кончика его кривого рога, но светло-фиолетовый луч Твайлайт со свистом пробил его защиту и отшвырнул чейнджлинга прочь. Хард Моунвилл сокрушил третьего, подняв тело врага магией и лягнув его так, что хитин панциря противно хрустнул, а горящие зелёные глаза чейнджлинга закрылись. Четвёртого подхватил ветер, поднятый Лайнширом, и пегас доказал, что умеет драться, пронзив врага. Пятый достался Оливии. Земнопони кинулась ему навстречу, приняла верхний удар своего противника и резко двинула головой, пронзая мечом шею чейнджлинга. С шестым расправилась Шайнинг, отскочившая в сторону с пути противника и распоровшая ему бок мечом.


Оливия как раз выскользнула из-под мёртвого тела, когда предводитель чейнджлингов сам бросился в бой. Его копыта грозно стучали, рог сверкал изумрудным пламенем, а красные глаза угольками светились во тьме. Ведомый яростью, скакал он на Шайнинг, и Оливия, позабыв наказ Твайлайт, прыгнула к ней на помощь, выставив меч лезвием вперёд. Чейнджлинг налетел на него, и снова повторился треск панциря, только теперь куда более громкий. Но прозвучал он ещё до того, как враг напоролся на меч Моунвилла — Шайнинг магией развернула клинок и наколола на него врага, словно букашку.


- Подлая это была засада, - назидательно сказала Шайнинг, вставая с земли и вырывая меч из груди врага. Вытерев его об прозрачное крыло чейнджлинга, единорожка убрала оружие в ножны и оглядела поле битвы. - Но я уверена, что не единственное. С ними была мантикора, а она не стала бы служить чейнджлингам.


Оливия поморщилась и тоже провела лезвием по телу врага, возвращая ему отнятую кровь. Это стремительное нападение было похоже на схватку в Вечнодиком лесу, вот только теперь пони пришлось сразиться не с бандитами, а с настоящими воинами. Жалости к чейнджлингам Оливия не чувствовала — эти жуткие твари питаются любовной энергией пони, их магией, похищая их и запирая в коконы, пока не высосут всю жизнь без остатка… Но при мысли о том, что это нападение было подготовлено по её душу, земнопони становилось не по себе.


- И никакой чейнджлинг не обернулся мантикорой, иначе он принял бы свой истинный вид после смерти, - тем временем добавила Твайлайт. - Только злая воля могла направить эту неразумную тварь в услужение дырявым.


- Но знал ли о нас Аркнайт или просто выставил воинов, чтобы следить за горами? - задал вопрос Хард. Рог жеребца светился теперь тусклой, едва различимой магией.


- Это больше похоже на сторожевой заслон или лазутчиков, только вот мантикора… - Твайлайт оглядела горы. - Стоять на месте нельзя, а дороги назад нет. Будем уповать на нашу удачу, внимание и силы. Оливия, иди рядом со мной, а ты, Хард, прикрой сестру и не отступай от неё ни на шаг.


Лайншир с сожалением посмотрел на небо.


- Жаль, что я не фестрал. Но постараюсь предупредить об опасности, если только увижу её в этих сумерках.


- Идём прямиком в ловушку… - вздохнул Хард, окончательно погасив магию и позволив мраку скрыть его и друзей. - Надеюсь, у тебя есть в запасе найдётся пара фокусов, Твайлайт.


- И не только у меня, - бросила кобылица, прибавляя шагу. - Поспешим. Может быть, мы успеем выскользнуть из этой мышеловки до того, как она захлопнется!


Они сорвались с места, оставляя поле схватки. Лайншир не взмывал высоко, летя всего в метре над головами пони, но именно это позволило ему вовремя увидеть на вершине зелёные огоньки и предупредить остальных. Шайнинг взглянула вверх и резко развернулась на месте.


- За мной! - только и приказала она, выскакивая куда-то влево. Оливия, видевшая перед собой только силуэт кобылки, инстинктивно держалась рядом с братом, который ориентировался гораздо лучше. Вместе они пробежали с тропы, ведущей на вершину, и по команде Шайнинг прилегли на склоне, накинув плащи так, чтобы совершенно скрыться под ними. По правде говоря, Оливия решила, что это им мало поможет — даже у чейнджлингов достаточно хороший нюх, чтобы почувствовать рядом пони, а уж их любовную энергию они обнаружат точно! Но делать было нечего — не бежать же вниз! Да и навряд бы их это спасло, потому что зелёные огоньки лавиной скатывались с Гор, и не только с вершины, на которую взбирались пони. Вскоре тяжёлый стук копыт и негромкое шипение возвестили о том, что чейнджлинги проходят совсем близко — Оливия скрючилась под плащом, закрыв глаза, словно маленькая кобылка под одеяльцем.


- А ну, не топчитесь на месте, тараканы! - прорычал совсем рядом скрипучий голос. - Где этот болван Бладби? Клянусь памятью Королевы, если он нарушил приказ…


- Хватит зудеть, - строго сказал другой голос. - Мы все видели внизу вспышки магии. Бладби нарвался на засаду пони… - послышалось громкое шипение, не принадлежащее говорившим чейнджлингам. - Да. И судя по всему, он погиб.


- Если он погиб, то где же пони? Здесь были по крайней мере два единорога! Мы все видели фиолетовые и синие вспышки!


- Скорее всего, они уже спустились с Гор. Ещё бы, убить мантикору и семерых воинов Роя! Наверняка среди них есть раненные и убитые, а потому мы ещё можем их нагнать! Вперёд!


Топот копыт усилился и звучал теперь много чаще, сливаясь в единый дробный стук. Прижавшей ушки Оливии показалось, что мимо проходят десятки, сотни чейнджлингов. И ни один из них словно не обращал внимания на пони, что находились от них всего лишь в нескольких шагах! Земнопони ещё не верила в свою удачу, но стук копыт постепенно стал стихать, говоря о том, что отряд дырявых так и не заметил врагов.


- Уходим, - услышала она шёпот Твайлайт. - Нам сильно повезло, но нельзя слишком часто испытывать удачу. Старайтесь ступать как можно тише. Я не уверена, что все чейнджлинги прошли мимо нас, да и зазывать их обратно на гору не стоит.


Оливия откинула плащ и поднялась на копыта. Тьма поредела — она увидела своих друзей так, как и должна была видеть ясным вечером. Задрав мордочку к небу, Оливия углядела звёзды — россыпь звёзд, сверкавших в запредельной вышине. С гор они казались совсем близкими, казалось, протяни копыто — и достанешь. Но пони заставила себя оторваться от их созерцания и больше смотреть себе под ноги. Снова начался подъём, только теперь где-то позади пони находились враги, и им нужно быть очень осторожными, чтобы не дать себя обнаружить. Но в час такого напряжения не могло не произойти досадной ошибки. Кто её совершил — так и осталось тайной.


Внезапно торжественную тишину ночи нарушил стук камня, вылетевшего из-под копыта идущего впереди. Оливия разглядела, как камешек быстро прокатился рядом, словно торопясь рассказать чейнджлингам о том, кого они упустили. Нужды скрываться больше не было — снизу раздалось шипение, стрекот и отрывистые команды.


- Бежим! - вскрикнула Твайлайт, переходя на бег. В отличии от неё, Шайнинг не поскакала, а дождалась Оливию и побежала бок о бок с ней. Ненамного опередил их и Хард, который всё время оглядывался на сестру. Лайншир взлетел было в воздух, но вокруг него тут же сверкнули зелёные лучи, и пегас поспешил опуститься обратно на землю.


- Бегите, пони! Шевелите копытами! - подгоняя их Твайлайт.


- Держите их! Хватайте их! Бейте их! - раздавалось снизу.


Даже если бы кто из команды Оливии и приписал поспешность фиолетовой единорожки страху, то теперь того ждало разочарование — фиолетовая кобылица всего лишь скакала к нужному месту, куску скалы, слегка выдающемуся к северу и поросшему моховыми подушками. Вскочив на них, кобылица зажгла свой рог — на миг пони показалось, что рядом с ними взошло фиолетовое солнце, а затем магия Твайлайт обрушилась на чейнджлингов световой лавиной. Она не причинила им вреда, но ослепила их на время и сбила нападающих с толку, позволив пони продолжить бешеную скачку на вершину. А перевалив через неё, пятёрка с удвоенной скоростью поскакала вниз, предпочитая кубарем скатиться с горы, чем попасть в копыта чейнджлингам. Хард сделал попытку упасть — он запнулся и пролетел вперёд, но сам себя подхватил магией и поставил на копыта.


- Огни слева и близко! - воскликнул Лайншир. - Нас сейчас схватят!


Действительно, с соседней вершины вниз бежали зелёные огоньки, предупреждая пони о том, что им недолго оставалось скакать. Скоро на них должен был обрушиться ливень, состоящий из магии дырявых. Кажется, этой ночью большая ватага чейнджлингов решила перейти через Жеребячьи Горы… Но для чего — это мало волновало наших пони, изо всех сил пытающихся спасти свои жизни. И жизни своих родных, потому что не приходилось сомневаться в том, кому служат чейнджлинги. Однако было ясно — от беды не уйти. Слишком много зеленело рогов слева и гораздо больше спускалось за ними по горе. Даже если бы пони и успели спустится, у подножья им не спрятаться! Шайнинг, держа меч над головой, лихорадочно искала спасения, но единственным возможным вариантом было задержать чейнджлингов, пока Лайншир выносил бы Оливию из боя.


Но спасение пришло так же неожиданно, как и опасность. Высоко в небесах раздался звонкий звук рога. Пони остановились, поражённые мелодичностью его звучания, в котором скрывалась устрашающая врагов мощь — чейнджлинги тоже прекратили спуск и закрутили головами в страхе, пытаясь понять, откуда исходит опасность.


- Это не Кантерлотские воины, - произнёс Лайншир, беспокойно оглядываясь.


- Конечно же нет! Но в нашем положении выбирать не приходиться! - счастливо рассмеялась Шайнинг. - Слушайте, пони, слушайте! Это летят фестралы! Их крылья поднимают ураганы, а доспехи сверкают светом полной луны! Вот они! Вот они!


Действительно, в разом прояснившихся небесах появились крылатые тени. Их было не так уж и много — никак не больше трёх десятков — и они не произвели бы на чейнджлингов особого впечатления, если бы эти воины не принадлежали к расе властелинов ночи. Сохраняя строй перевёрнутого клина, перепончатокрылые рухнули вниз, обрушившись на дырявых с громкими яростными воплями. Клинки, прикреплённые к их расправленным крыльям, запели свою боевую песню, срубая головы и пронзая тела с такой же лёгкостью, с которой коса валит траву; их закованные в тяжёлые, но красивые накопытники ноги сокрушали головы врагов, разрушали белыми молниями воздвигаемые щиты, били по телам и крыльям. Не потеряв ни единого бойца, фестралы в полном безмолвии взмыли вверх, перевернулись через головы, крутанули и снова помчались вниз. На этот раз засверкала магия — пара ночных пони кувыркнулись с небес, но от доспехов остальных лучи отразились безо всякого вреда. Отряд снова врезался во врагов, воплями и клинками обращая чейнджлингов в позорное бегство куда угодно, только не к подножью горы. Второй отряд дырявых принялся палить магией, но и на этот раз им удалось сбить лишь двух пони, да ещё одного пронзили копьём на земле. К этому времени команда Оливии уже прекратила наблюдать за битвой — жеребцы и кобылы уже скакали к подножью и вступили на землю как раз тогда, когда немного поредевший отряд фестралов взмыл в ночную ввысь, где его уже не могли достать ни копья, ни магия. Несколько чейнджлингов рванулись в погоню, но остальных удержали командиры, и вскоре с гор покатилось ещё несколько обезглавленных тел. В воздухе у дырявых против фестралов было ещё меньше шансов, чем на земле.


Счастливо избегнув опасности, пони всё равно скакали на полной скорости, перебегая залитые лунным светом луга и спеша к границам Мэридолла. Горы за их крупами всё уменьшались и уменьшались, небеса ещё больше просветлели и силы уже покидали их, когда пятёрка добежала до первых деревьев небольшого леса, раскинувшегося от обратившихся в долину холмов исчезнувшей Филлидельфии до самого Мэридолла. Здесь они и упали, совершенно измождённые, тяжело дыша и не чуя собственных ног, почти сразу же провалившись в глубокий сон. Даже Твайлайт со всей её магией не выдержала и успела сотворить лишь слабенькое охранное заклинание, прежде чем закрыть глаза. А едва она смежила веки, как сон навалился на неё плотным покрывалом.


Глава девятая


Знай, мой юный милый друг,

Что не враг тебе фестрал,

Не испытывай испуг,

Если ночью повстречал...


Оливия разомкнула глаза. Детский стишок, который она запомнила ещё будучи жеребёнком, затерялся в памяти на много лет и вспомнился именно сейчас. Земнопони перевернулась на спину, посмотрела в небеса и обомлела — уже настало позднее утро! И хотя пони почувствовала себя отдохнувшей — за вычетом пустого желудка - её наполнил страх. Ведь любой мог бы расправиться с ними! Или просто украсть драгоценный кристалл!


Оливия схватилась за браслет и выдохнула. Они живы и не в плену, а кристалл при ней! Кобылка развалилась на спине, смотря в небо, и вдруг увидела знакомое дымчатое колечко — перекатившись на бок, пони посмотрела на Твайлайт Спаркл, которая сидела совсем рядом и курила, не смотря на спящих.


- Доброе утро, Оливия Моунвилл, - подмигнула вдруг она земнопони. - Хотя правильнее было бы сказать «добрый день».


Поняшка зевнула и огляделась по сторонам. Да, почти что день… Жеребячьи Горы виднелись далеко-далеко позади и казались не выше куличика, слепленного маленьким жеребёнком, а вокруг тянулась лишь трава, да стоял старый лес. Неподалёку от пони с протяжными криками кружились стрижи, пролетая на малой высоте и тем самым предрекая дождь. Погода в новую эпоху не зависела от пегасов, они могли лишь слегка подправить её.


- Мы долго проспали?


- Так долго, что нас могла бы загрызть и белка, - фиолетовая единорожка снова затянулась. - Но этого не случилось, хотя и я поддалась усталости и быстро уснула. Мои отводящие чары рассеялись часа три назад, но, по счастью, наш сон так никто и не побеспокоил. Видно, этой ночью фестралы показали, что границы Мэридолла снабжены надёжной охраной.


- Что бы им тут делать? - несколько ворчливо спросил Лайншир. Он проснулся от говора кобылок, чем и был недоволен. - Из Клаудсдейла сюда не послали бы такой отряд без причины.


Шайнинг, которая, как оказалось, тоже проснулась и всего лишь лежала, наслаждаясь теплом солнца на шёрстке, повернулась к нему. Её грива красиво смотрелась на зелёной траве — словно бы кристальная, она мерцала в солнечном свете, блестела ярчайшими драгоценными камнями, а глаза пони и вовсе пламенели таинственными артефактами.


- Они и не из Клаудсдейла, Лайншир. Мало кто из вас заметил, но их лунные доспехи были выкованы недавно. Свет от них исходит куда более тусклый, чем от лат старой работы, которыми пользуются в Клаудсдейле. Кроме того, их было ровно тридцать шесть — а это два отряда ночных дозорных, которые оберегают границы Мэридолла. Я думаю, они завершили свой облёт и летели домой, когда заметили вспышки магии в Горах. Фестрал в небе уступит пегасу в чём угодно, но только не в скорости — они долетели до нас и произвели налёт, выясняя численность противника и нанося ему кое-какой урон. Всё вполне в духе перепончатокрылых.


- Но откуда же здесь взялось столько чейнджлингов?! - воскликнул Хард, потирая копытами веки. - Их было очень много!


- Не слишком, всего-то около трёхсот, - заметила Твайлайт. - Но ты прав, даже такое количество странно выглядит для центральных земель.


Лайншир развёл крыльями в стороны — один из жестов, означающих у пегасов удивление.


- Непонятно, зачем они шли через Жеребячьи Горы — может быть, намеревались перехватить какой-нибудь корабль, идущий по реке?


- Может быть, они просто отбились от основного отряда, - предположила Твайлайт, задумчиво выдув колечко, проплывшее через другое и расправившееся над ним. - Может, хотели разведать местность перед нанесением удара по нашим поселениям. Но я уверена в том, что их послала воля Аркнайта. Мантикора уж точно не будет идти в одном строю с чейнджлингами, если только ей этого не приказал тот, кто имеет власть даже над чудовищами, - она встала на все четыре копыта и размяла их, затем магией вынула трубку и оглядела спутников. Те тоже стали подниматься. - Идём. Мы не так уж и близко к Мэридоллу, чтобы ощутить себя в безопасности.


- Это верно, - согласилась с ней Шайнинг. - Скачите за нами, пони, но размеренно. Быть может, силы ещё пригодятся нам. Путь не такой уж и близкий.


- Как? - ужаснулся Хард. - Без завтрака?


- Припасы нам беречь ни к чему, а мы вчера сильно устали… - Твайлайт на миг задумалась. - Ладно. Поедим, но без изысков.


Пони уселись в полукруг и быстро перекусили. У Шайнинг из еды нашлись только солёные хлебные корки какого-то странного цвета, чёрного, словно они были подгорелыми. От другой еды единорожка отказывалась, только взяла у Твайлайт помидор и съела его вместе с несколькими корками. Запивали водой озера Инлейк, быстро восстановившей общие силы и прогнавшей сонливость. Фляжки хватило на всех — вода отлично утоляла жажду с первых глотков. Окончив завтрак, пятёрка побежала по краю леса, не выходя из-под прикрытия деревьев, но и не углубляясь в чащу, опасаясь встречи с её обитателями. После убитой мантикоры сомневаться не приходилось — даже дикие звери могли служить врагу. Кто знает, что, например, какой-нибудь дикий кролик не окажется шпионом? Звучало с одной стороны смешно, но с другой… Не хотелось бы, чтобы эта шутка оказалась горькой правдой. Впрочем, когда на дорогу перед пони приземлились две трясогузки, Шайнинг рассмеялась и подскочила к птицам. К удивлению Оливии, те не улетели, а единорожка быстро поклонилась им пропела:


- Привет-привет-привет! Мои милые друзья, покажите-расскажите, где здесь светлая тропа — нам в несчастье помогите!


Трясогузки в свою очередь потрясли хвостиками, взвились вверх и полетели в лес.


- За ними! - всё так же весело выкрикнула белая единорожка, от возбуждения даже подскакивая на месте. Её хвост взвился синим флагом. - Вот теперь можно и пробежаться!


- Мы что, бежим за этими птахами?! - возмутился Лайншир. - Может, попросим указать дорогу стрижей или мудрых воронов?


- Ворон не мудр, он просто важно выглядит, а сам дурак дураком! Дятел слишком много стучит, у него голова болит, у стрижа — ветер в голове, а сорока растрезвонит о нас по всем ближайшим землям! - прокричала Шайнинг, не сбавляя скорости. - Так что умей выбирать друзей, Лайншир, а лучше — больше слушай старших!


Оливия не спорила с решением единорожки, тем более, что и Твайлайт послушалась её приказа. Пегас тоже не стал продолжать спорить, а просто побежал следом за Хардом, хотя скепсис и читался на его мордашке. Трясогузки в свою очередь необычайно ловко лавировали между веток, то складывая крылья и резко ныряли вперёд, то снова взмахивая ими и поднимаясь выше. Пони не отставали. Наконец, птицы снизились и приземлились на лесную тропу, изрядно заросшую, но всё же пока вполне сохранившуюся.


- Вот спасибо! - снова поклонилась птицам Шайнинг. - Пусть легки будут ваши крылья и здоровы птенцы, пусть всегда вы спасётесь от орла и лисы!


- Навряд ли лисы охотятся на трясогузок, - фыркнул Лайншир, проводив взглядом упорхнувших птиц. - И где мы?


- Это — дорога на Мэридолл, - объяснила Твайлайт. - Лесная тропа выведет нас к одной из приграничных застав — к крепости Сантар, одной из первых крепостей Мэридолла. Создана она была кристальными пони, хотя сейчас там больше живут выходцы из других земель, которые зарабатывают себе право жить внутри королевства. Мэридолл формально подчинён Тилуне, но сейчас им управляет Совет Трёх Подков.


- Мы там пополним наши запасы? - в голосе пегаса прозвучала надежда на отдых и безопасный сон. Оливия поняла это, потому что сама желала того же. Кантерлотская вода поддерживала их, но одной фляжки надолго не хватит… Вот только ответ Твайлайт был категоричен.


- Нет, Лайншир. Нельзя вносить кристалл Лилии в обжитые земли. Они может и прикроют нас лучше, но тем самым привлекут внимание Аркнайта, и тогда он двинет свои войска на них. Мы должны сторониться больших поселений, а потому завернём по дороге и придём в трактир «Семь когтей». Тамошний хозяин, Гриз, один из немногих моих друзей среди грифонов. Ему можно довериться.


- Раз уж мы доверились птицам, то почему бы не поверить грифону… - Лайншир скорчил мордашку, но его уже никто не слушал. Спаркл и Шайнинг поспешили по дороге, а Моунвиллы вместе поскакали за ними.


- Ну и занесло же нас… - вполголоса сказал жеребец. - Неужели мы сами в это ввязались?


- Нечего было подглядывать, - тихонько рассмеялась Оливия. - Но странно всё это, Хард. Мне кажется, что Твайлайт обманывает нас.


- То есть? - удивился единорог.


- Посуди сам — разве нам не безопаснее было бы отправиться без неё, особенно сейчас, когда мы нашли себе нового проводника в виде Шайнинг? Неужели пятеро пони во главе с волшебницей привлекают меньше внимания, чем послы? И ещё, сама Шайнинг… Твайлайт ведь явно ждала встречи с ней!


- Теперь и ты её в чём-то подозреваешь, - усмехнулся пони. - Наверное, у неё есть свои соображения. Твайлайт не просто великая волшебница, у неё ещё есть огромный жизненный опыт. И наверняка имеется какой-то план, в которой мы вникать не должны. Да и зачем? Ты — носитель кристалла, а я твой верный страж. Дорога — это их забота, - и он кивнул на единорожек. Оливия поразмыслила и согласилась с ним. Им-то что…


Постепенно лесная тропа расширялась и становилась всё более явственной. Здесь уже ходили пони или ещё кто, потому бежать стало легче, а вот оглядываться по сторонам приходилось чаще. Впрочем, Шайнинг и Твайлайт никаких опасений насчёт пути не высказывали, а потому и остальные пони быстро успокоились. Ещё несколько минут бега — и тропа резко завернула влево, открывая кобылам и жеребцам вид на бескрайнее зелёное море, раскинувшееся перед ними. Вдали над этим морем вздымалась высокая башня, окружённая зубчатой стеной, на которой стояли, задрав вверх носы, большие стреломёты.


- Крепость Сантар, - объявила Шайнинг, копытцем указывая на стены. - Древний страж земель Мэридолла.


Пони задержались, разглядывая крепость. У её стен стояла небольшая деревушка, окольцованная речкой, за которой зелёной цвет травы сменился на жёлтые колосья. По полям перемещались разноцветные точки, некоторые подтаскивали за собой телеги, другие что-то колдовали, а третьи вдруг взлетали в воздух и носились вокруг перистых облаков, занимавших поднебесье. Там точно можно было бы отдохнуть, но тут Оливию страх до мыла прошиб: именно эту крепость, объятую пламенем, видела она в своём сне. На этот раз кобылка не стала стесняться и быстро рассказала всё друзьям.


- Быть может, не всё так плохо, Оливия, - без тревоги пояснила Твайлайт. - Ты видела прошлое, будущее и настоящее, но крепость цела, а Шайнинг встретилась с нами после твоего видения. Никто не отменял того, что сон окажется сном.


- Наверное… - согласилась кобылка. - Я же не единорог.


- А это как раз и не важно, - добро улыбнулась волшебница. - Единорог ты или нет, но ты — потомок Моунвилла. Вы с братом видите различные события, важные как для страны, так и для отдельных пони. Но только благодаря отдельным пони когда-то появилась Эквестрия, только благодаря им был воздвигнут Мэридолл.


- И только благодаря обычным пони Эквестрия просуществовала так долго, что ознаменовала собой начало, расцвет, закат и конец целой эпохи, - закончила Шайнинг. - Я тоже знаю старину Гриза. Если мы и не будем там в полной безопасности, то, по крайней мере, на ночь не нужно будет выставлять часовых.


Об обеде, время которого уже прошло, не было и речи — пятёрка перешла на лёгкий галоп, теперь приминая копытами путь на упомянутый трактир. На пути им попались только два или три пони, отдыхавших в тени деревьев и не проявивших к путникам ни явного, ни тайного внимания. Шайнинг задержалась, запоминая окрас всех троих, но и у неё эти пони не вызвали подозрений, так что дальше шли, особо не таясь. Хотя на Севере и зрела ужасная сила, Мэридолл не опасался выйти на битву с Фолдарком. Кристальные пони и беженцы, основавшие его, уже много времени считали Мэридолл своим единственным домом, и были готовы защищать его от любой беды. Это уже показали фестралы, это же подтвердили табуны воинов в чёрных доспехах, проскакавших по полю достаточно далеко в стороне. На компанию они внимания не обратили, так что и после этой встречи пятёрка продолжила свой путь без каких-либо препятствий.


Оливия, всю дорогу оглядывавшуюся по сторонам, удивила схожесть Мэридолла с окрестностями Понивилля. Здесь тоже были аккуратные дорожки, поля и сады, виднелись крыши деревенских домов в обычные для пони два-три этажа. В небесах Лайншир заметил собратьев, транспортирующих дождевую тучу к границам страны. Хотя поблизости пони не встречались, дорога, на которую вышла пятёрка, была покрыта следами копыт и подков, отметинами колёс телег и карет. Шайнинг иногда распутывала их, но озабоченность на её мордашке появилась только через ещё пару часов, когда впереди пони увидели небольшую деревушку, ощетинившуюся частоколом.


- «Семь Когтей» находятся здесь, - произнесла Твайлайт, но её рог загорелся вовсе не приветственной магией. - Но я не помню, чтобы когда-либо здесь запирали ворота…


Шайнинг и Лайншир вызвались добровольцами — проверить, что вызвало у пони такой страх, что они закрыли ворота. Оливия с сожалением следила, как пегас и единорожка медленно идут по дороге, готовые в любой момент или кинуться назад, или вступить в бой. Ей было нестерпимо мучительно сидеть на крупе, пока другие работали, а уж тем более — рисковали собой! Но приходилось мириться с тем, что кристалл Лилии нужно было оберегать, как и его носительницу.


- Кажется, всё спокойно… - проговорил её брат, наблюдая за тем, как пони подходят к воротам.


Шайнинг не ожидала особых неприятностей, потому не испугалась, когда в воротах открылась широкая щель и на путников уставились внимательные глаза.


- Кто такие?


- Нам назваться поимённо или хватит того, что мы — обычные пони, ищущие постой? - спросила единорожка таким сильным голосом, что Лайншир едва удержался от того, чтобы не попятиться. А вот глаза из щели исчезли, ненадолго правда. Они появились вновь и тут же загремели тяжёлые засовы.


- Входите! - бросил охранник.


- Идёмте, пони! - обернулась Шайнинг к спутникам. - Здесь нет никого и ничего, что угрожало бы нам!


Твайлайт не колеблясь приняла её приглашение. Моунвиллы доверились ей и вместе троица прошла через ворота, оказавшись на территории сравнительно небольшого поселения. Домики здесь стояли близко друг к дружке и на дома пони походили мало: здесь были норные землянки — здания, по окна утопленные в землю и принадлежавшие кристальным лисам; стояли неказистые с виду, но очень уютные внутри логовища волков; поднимались вверх остроконечные башенки грифонов, достаточно комично смотревшиеся на фоне других домов. Впрочем, пони в деревне тоже жили — в основном земные, а также множество кристальных, сразу приковавших к себе взгляды Оливии и Харда. В Понивилле кристальных пони жило мало, причём им куда больше нравилась его западная часть. Здесь же они были основными обитателями, во всяком случае, нашлись и закованные в броню воины, и мирные жители, жеребята и старики. Волконов тоже нашлось множество, причём большая часть самцов оказалась закована в красивые чёрные доспехи с серебряными полосами и серебряными либо золотыми изображениями крылатой подковы на груди.


- Простите. Служба, - всё ещё объяснялся молодой единорог, да какой там молодой — почти жеребёнок. Шайнинг сдержанно ответила, что всё в порядке, но этот жёлтогривый клещ присосался к ним до самых «Семи Когтей».


Трактир этот выглядел самым обычным зданием с покатой крышей. Деревянные стены были выкрашены достаточно давно, но потускневшая зелёная краска пока ещё неплохо держалась. В широких окнах блеском отвечали на солнечные лучи чистые стёкла, под козырьком на входе стоял старый лис и покуривал трубочку, разглядывая небо. Территория перед трактиром, хотя и была изрядно побита копытами и когтями, но выглядела вполне ухоженной, у стен росла трава и покачивались белые шарики одуванчиков — приятный вид для глаза пони, лучше вычурных цветочных клумб. И само здание выглядело достаточно опрятным — старым, но опрятным.


- А, мисс Спаркл! И мисс Шайнинг! - воскликнул хозяин, светло-коричневый грифон, едва пони вошли в зал. - Очень рад встрече!


- Тише-тише, Гриз! - замахала копытцами фиолетовая единорожка. - Мы вовсе не хотим афишировать наше присутствие здесь!


- Так не получится, - беззаботно ответил грифон. - Вы уже всё вокруг себя переполошили!


- Тогда просто дай нам комнаты — мы очень устали!


Последние слова Твайлайт подействовали каким-то заклятием — Оливия вдруг ощутила, что и вправду очень устала. Действительно, трудный переход и бессонная ночь отняли силы, и даже за утренний сон их не удалось восполнить.


- Займите второй этаж, - Гриз мигом перевоплотился в настоящего хозяина трактира. Даже во всём его образе почувствовалась какая-то особенная важность. - Там как раз есть две комнаты рядом, для кобыл и жеребцов — отдельно. Поднимитесь по лестнице и идите в самый конец этажа.


- Кто ещё остановился на отдых? - быстро спросила Твайлайт.


- Да всего лишь несколько пони, - пожал крыльями Гриз. - Пара моих собратьев и один кристальный лис с Запада.


- Хорошо… - Твайлайт обернулась к друзьям и ободряюще улыбнулась. - Нам всем нужно будет отдохнуть, прежде чем пускаться в дальнейший путь. Вы поднимайтесь, а я поговорю с Гризом о припасах.


Шайнинг кивнула, соглашаясь с Твайлайт, и повела всех пони наверх. Старая и скрипучая лестница вывела их в длинный коридор, в который открывались двери боковых комнат. Две из них находились в самом конце и вели в хорошо обставленные и достаточно большие помещения. Оливия, поначалу опасавшаяся за постельное бельё, с радостью отметила, что все комнаты выглядят чистыми, а большие окна пропускали внутрь очень много света. Вот только именно они не понравились Шайнинг — единорожка подошла к ним и сотворила небольшое заклинание, от которого окна затянули ледяные решётки.


- Так будет надёжнее, - сказала она Оливии. - Это место кажется не угрожающим, но попробуй сейчас отыскать по-настоящему безопасное место!


Оливии на безопасность было уже всё равно. Кобылка выбрала одну из трёх кроватей, занимавших помещение, и прилегла на неё, оставив меч и сумку у изголовья. Твайлайт так и не приходила, и кобылка почувствовала, что ей очень хочется спать — она расстегнула плащ и закрыла глаза. А когда открыла их, за совсем тонкими ледяными решётками уже вечерело.


- Самое время, Оливия, - радостно сказала Твайлайт. Она сидела на табурете у окна, подложив под себя три ноги, а четвёртую положив на подоконник. В комнате стоял щекочущий запах табака. - Я уже собиралась тебя будить.


Оливия потянулась и сладко зевнула. Даже если она не выспалась, то сон точно сбила, так что к ночному пути кобылка была готова полностью.


- Я долго спала? - спросила пони.


- Достаточно, чтобы продолжить бодрствовать, - Шайнинг лежала на второй кровати, запрокинув копытца за голову и смотря в потолок, будто раздумывая о чём-то. Её меч, лезвие которого то расширялось ромбом, то снова становилось прямым, лежал в ногах белой кобылки. - Мне что-то не нравится, Оливия. Я попросила Твайлайт тронуться в путь пораньше, но нам всё равно пришлось ждать до вечера.


- Я тоже чувствую нечто… Нехорошее, - призналась Твайлайт. - Но не хотела вас пугать.


Оливия поморгала, но её мысли целиком были заняты словами волшебницы. Если этой фиолетовой единорожке что-то не нравилось, значит, дело действительно плохо.


- А мне ничего не снилось, - невзначай сказала она. Но её слова заставили Твайлайт встревоженно встрепенуться.


- Ты была права, Шайнинг, - обратилась она к синегривой. - Нам нужно было уходить раньше. Но теперь делать нечего. Иди, разбуди Харда и…


- А мы уже здесь! - возвестил единорог, входя в комнату. - Так что будить нас не надо. А что, мы уже уходим? А как же обед… Ужин, то есть?


Твайлайт обеспокоенно взглянула на окно, и оба Моунвилла поняли, что она очень сильно встревожена.


- Поедим по дороге, - нервно сказала волшебница. - Уходим. Соберите вещи, закутайтесь в плащи и приготовьте мечи. На всякий случай.


Тревога Твайлайт подгоняла остальных. Пони быстро приготовились к походу — одевшись, они спустились на первый этаж, где Гриз уже приготовил для них съестные припасы и по большой фляге с водой. К ней он добавил также флягу с яблочным сидром.


- Первое средство на дальней дороге, - постучав когтем передней лапы по этой самой фляге, он вздохнул. - Может, вы хоть на ужин останетесь?


Хард снова взглянул на Твайлайт Спаркл, но единорожка покачала головой.


- Мы очень спешим. Будь добр, если кто станет спрашивать о нас — скажи, что мы отправились прямиком на юг.


- Так и сделаю, - пообещал грифон. - А всё же, что за спешка?


- Тебе лучше не знать, - Твайлайт нацепила свою сумку и поспешила к выходу. Пони поблагодари хозяина трактира и побежали за ней, но на улице Оливия остановилась в изумлении. На улице был вечер, конечно же, но темнота сгустилась до такой степени, что вокруг словно бы воцарилась ночь. Ни ветерка не дуло, ни звёзд на небе не было. Жители города, тоже почувствовавшие неладное, поспешили запереться в домах и улицы опустели.

Гриз, вышедший провожать пони, неожиданно для самого себя вернулся в трактир. Пятёрка на улице встала поближе друг к другу, оглядываясь по сторонам и то ли пытаясь понять, куда идти, то ли гадая, откуда на них нападут.


- Твайлайт… - тихо позвал Хард.


В этот момент кобылица резко направила магию в рог, и фиолетовый свет заставил тьму отпрянуть. Но не так уж и далеко — потому что ко входу в трактир направлялась зловещая фигура. Размеренная поступь существа не порождала звука, хотя заковано оно было в крепкие латы и носило высокие стальные накопытники. Ростом оно было несколько больше обычного пони, а голову скрывал шлем с удлинённым решётчатым забралом, похожим на драконью пасть. Гриву существа скрывала под собой широкая пластина в виде загнутого вперёд гребня, хвост был опутан переплетениями цепей и увешан внушительной булавой. Оливия прижалась к земле — от этого создания исходила такая волна ужаса, что шерсть пони зашевелилась. Хард и Лайншир прижались друг к другу, но Шайнинг и Твайлайт остались стоять на месте, одна — обнажив меч, вторая продолжая удерживать тьму светом своей магии.


- Стой, - повелительно произнесла фиолетовая единорожка. Чёрный пони замер на месте. - Меня зовут Твайлайт Спаркл. Назовись и ты!


Из-под шлема раздалось не то шипение, не то скрежет, в котором с трудом угадывалась изощрённая донельзя речь пони. Страх, сковавший Моунвиллов и пегаса, вдруг отступил, зато к сиянию рога Твайлайт добавилась синяя магия Шайнинг.


- Твой хозяин не объяснил тебе, кто я?! - добавила в голос угрозы волшебница. - Убирайся отсюда, проклятое создание!


- Твоя сила недостаточна для этого! - вдруг рассмеялся чёрный пони. - Эту ночь никто из вас не переживёт.


- Ты в этом так уверен? - рог Шайнинг сверкал теперь почти так же ярко, как и рог Твайлайт.


Существо махнуло своим хвостом, а хвост-булава ударила по земле.


- Вы умрёте ещё до полуночи, - пообещал чёрный пони и отступил во тьму. Страх теперь уже окончательно улетучился, но зато в глазах Твайлайт вспыхнуло беспокойство иного рода.


- Мы и вправду задержались, - сказала она, обернувшись на своих спутников. - Скачите за мной. Хотя мне и не хочется ещё раз встретиться с ним, ни стражи, ни маги этой деревни нам не помогут. Он скоро вернётся, причём навряд ли в одиночку. Он почувствовал…


Твайлайт не договорила, но Оливия перехватила её взгляд, направленный на кристалл Лилии.


- Кто это был такой? - спросил Лайншир.


- Порождение злой воли врага и тёмной магии земных пони, вот что мне о нём известно, - ответила за Твайлайт Шайнинг. - Но я вовсе не горю желанием узнать ещё что-нибудь.


Глава десятая


Когда Гриз рискнул снова выйти на улицу, пони и след простыл. К этому времени они выскакивали по дороге, спеша как можно дальше уйти от деревни. Твайлайт теперь скакала позади отряда, доверившись Шайнинг, и постоянно оглядывалась назад. Кобылица хорошо понимала тот факт, что они оказались в ловушке, но пока что ещё не могла придумать ни одного способа, чтобы из неё спастись. Опасность подстерегала их отовсюду. Поскольку оставаться в деревне было нельзя, а лес не внушал пони доверия, им стоило бы броситься вглубь страны, надеясь обрести укрытие в какой-нибудь крепости Мэридолла, но Твайлайт и не сомневалась в том, что в этом случае их как раз и будет поджидать засада. Куда же скакать?


Вдруг Шайнинг остановилась, и весь отряд замер за ней. Оливия, едва не врезавшаяся в круп белой пони, отошла на шаг назад, и в этот момент её чуткие ушки уловили какой-то шорох совсем рядом. Земнопони выхватила из ножен меч знаменитого предка, намереваясь продать свою жизнь подороже, но Шайнинг не позаботилась об оружии — вместо этого она направилась прямо к источнику шума.


- Эй, кто там притаился во тьме?! - воскликнула она, прибавляя магического света.


- Тот, кого ты не ожидала встретить! - ответил сильный, но беззлобный голос. Шайнинг чуть на месте не подпрыгнула, его услышав.


- Вульфанг! Вот так встреча!


Из кустов выбрался высокий статный волк — в неярком свете магии Шайнинг Оливия увидела на его защитном панцире белый герб в виде расправившей крылья птицы. Волка сопровождали несколько собратьев, выглядевших куда хуже — шерсть в колючках и репейниках, в мусоре и соре, длинные плащи вконец истрепались, зато мечи в их лапах сверкали прекрасной сталью. Но угрозы от них не исходило, и кобылка убрала меч обратно в ножны.


- Мы следим за вами от самых Жеребячьих Гор, - сказал их предводитель, оглядываясь в ночную темноту. - Если коротко, то я покинул берега Северной, когда заметил, что на наших землях появились чейнджлинги.


- Мы с ними сталкивались… - поёжился Лайншир.


- Это так, - бросил Вульфанг. - Ночью мы увидели вспышки и налёт фестралов, а утром нашли и вашу компанию. Вы устроились на самом видном месте, и из вас всех только Шайнинг заметила наше приближение. Хотя и не поняла, что это друзья.


- Напротив, - возразила единорожка. - Я услышала странные звуки, но ничто не говорила мне, что это — опасность.


- Потому ты безмятежно заснула вновь, а мы стали вас охранять. Когда мы поняли, куда вы направляетесь, я повёл отряд обратно в чащу, но… - тут волк поморщился. - Уже под вечер мы увидели так много причин вернуться к вам, что не могли не отреагировать. С гор сошёл большой отряд чейнджлингов под предводительством мерзкого создания. С ног до головы оно заковано в латы... И я отчего-то уверен, что под доспехами у него от пони ничего не осталось.


- Мы его встречали, - сказала Твайлайт. - Именно из-за него и бежим. И, по-видимому, правильно делаем.


Волк усмехнулся. Конечно, к нему-то не относилось злое пророчество чёрного пони!


- Правильно, если бы не засада, с которой разбираться пришлось нам. Впрочем, это не было трудным делом. А теперь идите за нами, если вам дорога жизнь.


- Идёмте, - согласилась Шайнинг. - Оливия, Хард, бегите первыми. Не волнуйтесь, этим волкам можно довериться. Они — Серые Воители Мэриленда.


- Я о них слышал, - на ходу заметил единорог. - Но и в жизни не мог представить, что мы с ними встретимся!


- Главное, что встретились, да ещё так вовремя, - быстро произнесла Твайлайт, оглядываясь и замирая. Оливия прислушалась — ей кажется, или со стороны покинутой деревни раздаётся стук копыт? Очень частый и очень быстрый, говоривший о том, что действительно пора было сойти с дороги. Что пони и сделали.


В темноте бежать по лесу было трудно, но единороги не осмеливались светить своей магией. Лайншир, привыкший к полётам, не отставал только благодаря тому, что Твайлайт и Шайнинг то и дело указывали ему на правильную дорогу. Моунвиллам было легче — они скакали прямо за волками, которые умело выбирали тропу. Правда, их фигуры приходилось постоянно удерживать перед глазами — удивительно, но характерного волчьего запаха от их шерсти вообще не ощущалось.


- Осторожней, здесь спуск, - предупредил Вульфанг. Он приостановил вырвавшегося вперёд Харда и спрыгнул вниз, приземлившись между корней огромной сосны. Оливия остановилась — попробуйте-ка, прыгните в ночной темени в неизвестность! В конце концов, волк приземляется совершенно иначе, не так, как пони!


- Что застыла? - не слишком громко, зато прямо в ухо спросил Хард. - Прыгаем!


Он взмахнул хвостом и исчез во тьме, мягко приземлившись рядом с волками. Оливия вдохнула поглубже и прыгнула сама. Приземлилась она легко, а Вульфанг мягко взял её за переднюю ножку и потянул за собой, освобождая место для слетевшего Лайншира и единорожек.


- В лесу враги, - предупредила Шайнинг. - И их много. Если у нас сейчас не вырастут крылья, то мы окажемся в земле!


- Крылья не помогут, это же чейнджлинги, - волк потёр челюсть. - Есть у меня один план, но придётся бежать быстро… Редтайлз! Я с остальными останусь здесь и попробую отвлечь негодяев. А вы — бегите к реке!


- Я тоже останусь, - быстро сказала Твайлайт. - Им нужно показать, что у вас в команде есть пони.


- Тебе лучше идти с Оливией, защищать её! - возразила белая единорожка. - Я останусь.


- Нет! Если с ними тот чёрный пони, у тебя не хватит сил против него! А провести их до гноллов сможешь и ты! И нет у нас времени на споры! Я догоню вас, если смогу!


Вульфанг уже сорвался с места, Твайлайт побежала за ним. Редтайлз подозвал оставшихся и бок о бок с Шайнинг стал углубляться в чащу; побежавшая следом Оливия оглянулась и увидела вдалеке фиолетовую вспышку. Полыхнув, магия Твайлайт угасла, но спустя пару секунд в другом месте забила уже синим цветом — волшебница создавала иллюзию, что не только она бежит вместе с волками. А неподалёку от неё уже заискрила зелёная магия, ярко выделявшаяся на фоне какого-то чёрного полотна. В этот момент земля ушла у Оливии из-под копытц, и пони кубарем покатилась с горки.


- Осторожнее! - остановил её копытами Хард. Он же помог сестре подняться — и в тот же момент ночное небо озарила ярчайшая фиолетовая вспышка. Пони и их проводник замерли на месте, задрав головы: всполох повторился снова. А затем третья искра сверкнула совсем рядом с пони и прежде, чем Шайнинг успела обнажить меч, объявилась Твайлайт. Она была без сумки.


- Надеюсь, теперь не только мы, но и Вульфанг сможет уйти, - сказала она. - Редтайлз, вы встретитесь с ним у Извилины. А нам пора — полночь ещё не наступила, потому предсказание нашего железного недруга ещё может сбыться!


- Опять бежать, но куда?! - возопил Лайншир. - Я в этой темени и на крыло не вижу!


- Зато я неплохо разбираюсь! - ответила ему Шайнинг. - Не теряйте мой хвост! Спасибо за помощь, Редтайлз! Если вам удастся встретиться с вожаком, передай ему мою благодарность!


Больше пони ничего не говорили — они опять скакали через ночь, но теперь Оливия не испытывала такого чувства страха. Им удалось оторваться от врагов и они были все вместе, чего же ещё желать? Следуя за Шайнинг, пони проскакали ещё с несколько километров, но вдруг лес кончился, путь им преградила река. На Шайнинг это не произвело никакого впечатления — она быстро подбежала к воде и посмотрела на другой берег.


- Переплывём, тут неглубоко! - воскликнула она. - Снимайте сумки и оружие, я переправлю их телекинезом!


Пони послушались. Оливия сбросила сумку, осторожно положила меч Харда Моунвилла и потянулась к плащу, но тут за её крупом снова заполыхали зелёные вспышки. Пони обернулась — враги были не близко, но и не так уж и далеко. Похоже, волки ещё сдерживали их, потому что вспышки магии сверкали в чаще, не приближаясь к пони. Пока что.


- Всё, поплыли! - приказала Шайнинг. В отличие от остальных, она сняла только сумку, а меч и плащ оставила — и со всем этим прыгнула в воду, быстро заработав копытцами. Твайлайт последовала за ней. Лайншир же подлетел к Оливии, и, сжав зубы от натуги, подхватил её копытцами, потащив на другой берег.


- Эй, я же умею плавать! - попробовала протестовать кобылка, но пегас быстро перенёс земнопони через реку и опустил на траву.


- Умеешь, но кристалл мне потерять не хочется, - ответил пегас. Подняв с земли сумку Оливии, он протянул её кобылке. - Кажется, твоя.


Единороги как раз выбрались на берег и потряслись, сбрасывая с шерсти капельки воды. С плащей она слетела, словно дождевая влага по водосточной трубе.


- Все в порядке? - поинтересовалась Шайнинг. - Отлично. Текущая вода — не слишком сильное, но всё же неплохое средство от тёмных сил. Будем надеяться, что теперь мы сможем уйти от преследования.


- Хотя бы от тех преследователей, кого действительно стоит бояться, - добавила Твайлайт.


- А как же волки? - Оливия кивнула на другой берег. - Они… Смогут выбраться?


- Охота за нами, - заметила Шайнинг. - Но не волнуйся. Ты видела, как фестралы справились с чейнджлингами? Волки не хуже, только у них крыльев нет. Зато в этих лесах им знаком каждый кустик!


Пока они разбирали вещи, Оливия всё же изо всех сил вглядывалась в лесную стену. Зелёной магии видно не было, но кто знает, что происходит там, под прикрытием деревьев… Так или иначе, долго стоять на месте они не могли — и продолжили скачку, держа направление на восток. По счастью, даже простые пони не только выносливы, но ещё и быстры, потому за ночь они успели отбежать подальше от лесов и рек Мэридолла, оказавшись в холмистой местности, на которой некогда располагалась территория Филлидельфии. Теперь же эти земли были заброшены всеми, а потому — безопасны, и с первыми лучами восходящего солнца Твайлайт объявила привал. В ложбинке между холмов развели костёр и плотно позавтракали, после чего легли отдыхать, кто спать, а кто — покурить, наблюдая за всё просветлевшим небом.


Оливия не уснула. Бег вымотал её, но она уже достаточно отоспалась в таверне и потому лежала, лениво пожёвывая свежий огурец. Твайлайт сидела у самого костра и как будто дремала, зато Шайнинг устроилась неподалёку и не спала. Так и не скинув плащ, воткнув перед собой меч и положив копыта на его крестовину, единорожка неторопливо покуривала, смотря не на восток или юг, куда и лежал их путь, а обратно на Мэридолл. Или… Ещё дальше?


- Кантерлот — красивый город, - как бы невзначай сказала Оливия. Сказала просто так, но тут глаза Шайнинг сверкнули каким-то внутренним огнём:


- Кристальная Империя была красивее. Представь, вся страна — один огромный город, окружённый садами и полями. В центре — великолепный замок, возвышающийся над всем городом, сверкающий кристальными стенами. На трети высоты — балкон, с него Король взирал на свой народ, а народ любовался Королём и его семейством. А почти под самым шпилем — площадка, на которую Король поднимался, чтобы обозреть всю Империю. Хотя формально она и считалась частью Эквестрии, на деле это было независимое государство.


- Но ведь сейчас на месте Империи… Фолдарк.


- Да, - Шайнинг устало прикрыла глаза. - Король и Королева правили много лет, но даже великие аликорны смертны, как ты могла понять на примере Тилуны, чьё крыло так и осталось обрубленным. Король старился, а его жена от горя старилась вместе с ним. И пришёл тот час, когда она добровольно отказалась от дара необычайно долгой жизни аликорна и вместе со своим мужем вступила под смертную тень. Король умер. Его дочери не смогли возглавить Империю и уберечь её от беды, а когда тёмные силы нанесли свой удар, им не оставалось ничего иного, кроме как уводить свой народ. Империя же отражает то, чем живут её жители — она сверкает, когда в их сердцах живёт свет и добро, и темнеет от злых умыслов и желаний. Постепенно Империя стала превращаться в Фолдарк, пока не приобрела тот вид, который имеет сейчас.


- Ты видела её? - спросила Оливия. Кобылка кивнула.


- Видела, хотя и издали, - ответила она с отвращением в голосе. - Это ужасное место, где нечего делать добрым пони.


- Бедные кристальные пони… - огорчилась Оливия. - Какого же было им — оставлять такой прекрасный дом!


- Да, не от хорошей жизни они основали Мэридолл, - согласилась Шайнинг. - Но они же превратили свой новый дом в замечательное королевство! Филлидельфия отдала ему свои плодородные земли, Мэйнхеттен — технологии, кристальные пони — магию любви… Она же и притянула себя зверей, она же стала на некоторое время щитом от грифонов. А технологии… Оливия, понимаешь, наследие пони прошлого не исчезло — оно здесь, здесь сохранено то, что забыто по всему остальному миру. Только сейчас эти знания не важны и не нужны. Но когда-нибудь! когда-нибудь…


- Ты много знаешь, - земная пони прочертила копытом бороздку в изумрудно-зелёной траве. - Эти легенды про Империю рассказала тебе Твайлайт, или ты вычитала их где-то?


- То не легенды, а воспоминания минувших дней, - Шайнинг погладила рукоять своего меча. - И более того — мои воспоминания. Великим Королём кристальных пони был Шайнинг Армор, муж Ми Аморе Каденции, а я — его далёкий потомок. Наш род создал любовный союз единорога и аликорна, магия любящего и волшебство храброго сердца. Тысячелетия отразились на нас не лучшим образом — мы пали на самое дно и копошились там, пока я не встретилась с Твайлайт Спаркл. Многие пони считают её просто великой волшебницей, но кроме того она приходилась родной сестрой Шайнинг Армору. Она ощутила во мне связь со своим братом и быстро вернула на истинный путь. Изучая тайные тропы, я познавала не только искусство следопыта, но и по крохам собирала собственную историю. А этот меч был выкован кристальными пони, остужен ветрами Холодного Севера и пришёл ко мне в тот час, когда я больше всего в нём нуждалась.


Белая единорожка магией подняла клинок и перенесла его к земнопони. Оливия осторожно приняла оружие на копыта и изумилась его лёгкости. На рукояти она увидела странный знак — синий щит и малиновое сердце на нём. А лезвие, которое издали она приняла за металлическое, на самом деле сделано было из какого-то невиданного кристалла.


- Очень хорошее оружие, - заметила земнопони. - И просто изумительная работа!


- Не самое плохое, какое может быть, - ответила Шайнинг. - Хотя это просто меч, без особой доли волшебства. Но головы он срубает не хуже любого другого.


Пони слегка улыбнулась и протянула оружие владелице. Та снова подняла его магией и перенесла к себе, убрав под плащ. Посидев ещё немного, она взглянула на небо и встала.


- Пора снова идти. Путь наш был труден и опасен, а дальше будет ещё хуже, но медлить нельзя. Гноллы — не только недружественные существа, они ещё и постоянно воюют между собой. Не хотелось бы, чтобы Кровоглаз погиб до того, как мы доберёмся до него.


- Ты не очень-то рада, что наследником оказался не Вербена?


- Это так, - согласилась пони. - Гноллы не слишком мне нравятся. Они храбрые вояки, но горные перешли на сторону Аркнайта… Кто знает, к кому мы несём кристалл Лилии — к другу или к предателю.


- Не надо так говорить… - вдруг сказала Твайлайт. - Кровь Лилии в нём, а это многое значит. Иначе и равнинные гноллы напали бы на нас.


- А что, если Аркнайту известно больше, чем нам? - нахмурилась белая единорожка. - Что, если это ловушка? Потому я и настаивала, чтобы ты пошла с нами. Будем надеяться, что ты сможешь отличить ложь от правды.


- Не волнуйся на этот счёт. Но я верю в то, что Кровоглаз поможет нам… - Твайлайт встала и стала потягивать копытца. - Иначе у нас останется всего одна-единственная и очень слабая надежда.


Она не стала продолжать, но Оливия вдруг поняла, что прячется за её словами про «очень слабую надежду». Да, может, надежда эта и была слабой, но глядя на мордашку Шайнинг, а больше — в её горящие глаза, земнопони в эту надежду поверила.


Вскоре они продолжали свой путь. К вечеру без особых приключений пони вышли почти к самому морю — а точнее, к границам Гриффонстоуна. Здесь Твайлайт задержалась и с каким-то странным выражением на мордашке стала разглядывать поднимавшиеся слева скалы, поросшие красивейшим вьюном.


- Что там? - поинтересовался Лайншир.


- То, во что превратился Мэйнхеттен, - ответила волшебница и отвернулась. Оливия вглядывалась в красивейшие скалы и вдруг содрогнулась. Мэйнхеттен! Знаменитый город Эквестрии! И, в отличие от Кантерлота, мало изменившегося с прошлых времён, теперь он выглядит как горная гряда, изрядно заросшая многочисленными растениями. Они опутывали обратившиеся в горы здания, окаменевшие то ли от магии пони, то или от таинственных природных процессов в умиравшей стране. Оливия не испытывала особого сожаления, когда они двинулись прочь от пусть и красивого, но в то же время пугающего зрелища. Город-на-Горе — куда не шло, но Город-Гора…


Граница Гриффостоуна — полоса совершенно пустой земли, ни кустика и ни травинки — никем не охранялась. То ли пони везло, то ли грифоны ушли в Фолдарк и совершенно не заботились о безопасности покинутого дома, но копытные без проблем перешли на их территорию. Ландшафт обнажившегося морского дна изменился давным-давно, теперь он порос настоящими лесами, повсюду зеленела трава… Но пони не любовались красотой этой земли, их больше беспокоило то, что сейчас их могли увидеть с лёгкостью… И схватить. Лайншир подлетел повыше, уделяя внимание небесам — грифоны навряд ли бы устроили засаду на земле, но вот слететь с небес вполне могли бы. Остальные просто старались быть осторожными и наблюдательными.


Привал сделали у поднимавшейся на добрых пять метров скалы. Пони устроились под ней на дневной привал. У грифонов было острое зрение, потому днём они становились куда опаснее, чем ночью. Да и природная ленивость заставляла пернатых в ночные часы совершать облёты не так рьяно, как при свете солнца. Впрочем, ещё до захода солнца пони продолжили поход — Твайлайт напомнила всем, что не только грифоны представляли для них опасность. Это вскоре подтвердилось — едва сгустилась темнота, как Лайншир предупредил о тенях в небе и пони затаились в молодом березняке, провожая взглядами тройку фестралов. То, что они залетели на территорию грифонов, казалось по меньшей мере подозрительным. Может быть, они пытались понять, чего ждать от ближайших соседей, а может, уже служили им…


Ночь Оливия провела на копытах, а потому под утро её, как и шагающего рядом Харда, мучила зевота. Моунвиллы настолько вымотались, что, когда Твайлайт предложила остановиться на привал, просто упали в траву и заснули, как только услышали согласие Шайнинг. Спали пони не слишком долго, потому что охранное заклинание Твайлайт и зоркие глаза Шайнинг в очередной раз выручили их из беды.


- Поспать нам сегодня долго не удастся, - шепнула фиолетовая единорожка, мягко поднимая Оливию своей магией. Кобылка встряхнулась и помотала головой, просыпаясь.


- Что случилось…


Твайлайт молча кивнула на небо, и кобылка прижала ушки от страха — с севера к пони летел огромный чёрный дракон — впрочем, он был обычного размера, только вот Оливия ни разу в жизни драконов не видела. Лишь изредка взмахивая крыльями, он летел прямо к стоянке пони. Оглянувшись по сторонам, Оливия увидела, что Шайнинг уже встала на копыта и тормошит Лайншира. А храпящего Харда фиолетовая единорожка просто подняла своей магией и потащила в кусты за собой. Они успели скрыться от глаз дракона и спрятаться под кустами.


- Разве пернатые в союзе с ящерами? - шепнул Лайншир, зажимая единорогу рог копытом — он так и не проснулся.


- Они в союзе с Аркнайтом, - коротко ответила Твайлайт.


Больше неприятностей не было. Избегая поселений пернатых и стараясь не слишком часто появляться на открытом месте, а придерживаться зарослей, пони скакали ночь и весь следующий день. При такой гонке сложно было оглядывать достопримечательности, но они не слишком-то манили Оливию. Да и, по правде говоря, не было в стране грифонов ничего, что заслуживало бы особого внимания. Города их стояли в центре страны и ближе к горам на северо-востоке, а вся остальная территория принадлежала грифонам только потому, что когда-то они отобрали её у пони и не собирались отдавать обратно. Впрочем, даже патрули пернатых встречались им редко — алчные и жадные негодяи отправились в Фолдарк, и, увы, среди грифонов их было очень много, гораздо больше, чем добропорядочных. В целом же путешествие по их стране выдалось чрезвычайно скучным — отряд Оливии просто скакал, прятался и выжидал, пока, в конце концов, не пересёк южные границы Гриффонстоуна. Это случилось на третий день после того, как они покинули Кантерлот.


Остановившись на броде через реку, окаймлявшую грифоньи земли, Оливия с тоской смотрела вперёд. Если то, что некогда было Морем Селестии, цвело и зеленело, то впереди пони ждала лишь равнина, поросшая невысокой жёлтой травой. Равнина до самого горизонта, от северных гор Гриффонстоуна до давно потухших вулканов Драконьего Края. Но Твайлайт повеселела, да и Шайнинг тоже — теперь не нужно было ежеминутно ожидать нападения врагов.


- Смотрите, всепони, смотрите! - воскликнула белая кобылица, забив в воздухе передними копытами. Когда она ударила ими по речной воде, во все стороны брызнули сверкающие капли. - Мы добрались! Перед нами — равнина гноллов!


Глава одиннадцатая


- Еды у нас не так уж и много осталось, - с печалью в голосе заметил Хард, разделяя напополам с Оливией последний помидор. - Не знаю, хватит ли на обратный путь. Наверное, придётся нам вспомнить привычки первобытных пони и пощипывать траву.


- Не придётся, - заверила его Шайнинг. - Если ты повернёшь голову налево, то увидишь границы Фарленда.


Пони расположились на берегу реки — не той, что отделяла равнину гноллов от Гриффостоуна, а другой, совсем небольшой речушки, петелькой заползавшей на эти земли с запада. Действительно, вдалеке за рекой виднелись низкие скалы, за которыми находилось королевство волков и лисов Фарленда, а ещё дальше на юг — другие земли, освоенные в основном хищными видами зверей, пришедшими из своих далёких королевств.


- Мы бежали достаточно быстро и успеваем раньше моих сроков, - заметила Твайлайт, покуривая трубку. - Не скажу, чтобы это была приятная прогулка, но… Первую часть нашего пути мы прошли.


- По-моему, это уже вторая, - Лайншир тряхнул крыльями и завёл их за голову, после чего прилёг на слабо-зелёную траву — видно, река давала ей сил, но недостаточно для того, чтобы зазеленеть поярче на этой почве. Оливия не видела старых карт, но и без них понимала, почему эта территория моря Селестии, граничащая к тому же с драконьей, с её вулканами и прочими драконьими радостями, стала теперь такой неплодородной.


- Вторая или пятая — без разницы, главное, что теперь нам нужно искать Кровоглаза, и желательно — побыстрее, - заявила Шайнинг. - Мне не нравится, что к нам ослабили внимание. Твайлайт, ты ведь не убила того чёрного пони?


Фиолетовая единорожка заметно вздрогнула. Дымовое колечко распалось, едва поднявшись на уровень кончика её рога.


- Нет, - как-то хрипло ответила она.


- И навряд ли волки остановили всех чейнджлингов. А грифоны нам и вовсе не мешали, - продолжала единорожка. - Мне всё это не нравится, очень и очень не нравится! Вдруг всё это — лишь ловушка? Да и Аркнайт навряд ли сейчас стоит на месте! Я уверена, что его войска уже готовы нанести удар по нашим землям, не зря же его пособники объявились даже в Мэридолле!


- Потому чем раньше мы найдём Кровоглаза — тем лучше, - закончила Твайлайт и потушила трубку. - Идёмте. Уже недолго тебе осталось носить кристалл Лилии, Оливия Моунвилл.


- Я уже к нему привыкла, - смущённо ответила земнопони. Встав, она поправила меч и следом за остальными поскакала вглубь равнины. Но на этот раз пони далеко уйти не удалось.


- Стойте! - неожиданно воскликнула Шайнинг и резко затормозила. Пони сгрудились вокруг неё и все услышали, что воздух вокруг них наполнился каким-то стуком. Твайлайт торопливо наколдовала вокруг себя и своих спутников фиолетовый купол, Оливия и Шайнинг схватились за мечи, Лайншир взлетел над пони, а Хард пустил в рог боевую магию. Стук приближался одновременно с разных сторон, и вдруг пони увидели то, чего совсем не ожидали: гигантские чудовища, похожие на помесь гиены с медведем, выскочили прямо на них! А на спинах этих монстров сидели существа, несколько похожие на волков, но несущих на своих мордах черты гиен и шакалов. Пятнистые шкуры замелькали повсюду, копья с острыми, чуть загнутыми наконечниками-лезвиями были направлены на пони.


- Araay firnd! - выкрикнула Твайлайт гортанным голосом. - Мы друзья! Мы ищем Кровоглаза, вожака равнинных гноллов!


Медвегены остановились. Оливия, завертев головой, насчитала двадцать монстров и тридцать наездников — самцов и самок. Большинство из них были вооружены копьями, но задние наездники и несколько одиночек сжимали в лапах большие луки, а красивая высокая самка, грациозно соскочившая со спины громаднейшего медвегена, держала в лапах короткий меч... нет, не меч, а изогнутую саблю. Стоявший рядом с сестрой Хард присвистнул красоте гноллихи и стыдливо опустил глаза — как и большинство гноллов, самка оказалась совершенно нагой, только шерсть её украшали жёлтые и коричневые завитушки, а в роскошную чёрную гриву были продеты разноцветные ленточки.


- Говорите на общем языке, - употребив тот самый язык, который предложила, самка строго посмотрела на копытных. - Кто вы и как оказались на нашей земле?


Твайлайт не ответила. Вместо этого она многозначительно посмотрела на Шайнинг и погасила щит, а белая единорожка шагнула вперёд и высоко подняла над собой меч.


- Меня зовут Шайнинг, я — та, в ком течёт кровь самого Короля Армора! - громогласно объявила она, и от звука её голоса даже медвегены присели. - Я имею честь сопровождать послов принцессы Тилуны, которые принесли вашему повелителю великий дар и право — право назвать себя Правителем Каменного Города, королём Фарленда и вожаком всех жителей этой земли!


Самка глубоко вдохнула и прикрыла глаза.


- Я уверена, что нашему вожаку понравились бы твои слова, и он бы принял твоё предложение без сомнений, - тут она посмотрела на пони таким взглядом, что Оливия сразу поняла — хороших новостей не будет. - Но я вынуждена вас огорчить. Четыре дня назад отряд копытных, похожих на оборотней, - так гноллы называли чейнджлингов, - совершил нападение на нас. Кровоглаз встал на защиту наших детёнышей, но пал в бою…


Твайлайт ахнула. Шайнинг, широко раскрыв глаза и, опираясь на внезапно выпавший из телекинетического поля меч, посмотрела на самку и покачала головой.


- Этого не может быть… Этого не может быть… Этого не может быть!


- Кровоглаз мёртв, - повторила гноллка. - А вам предстоит теперь пройти к тому, кто его замещает на посту вожака. Я представлю вас повелительнице Рвирви.


- Это уже не имеет никакого значения… - тихо произнесла волшебница. - Нам нужен Кровоглаз.


- Если он вам так нужен, то попробуйте убежать, - нетерпеливо бросила самка, забираясь обратно на свою зверушку. - И тогда мы живо отправим вас на встречу к нему.


- Из огня да в полымя… - шепнул Хард. - Похоже, зря Твайлайт затеяла весь этот поход…


На саму Твайлайт было жалко смотреть. Фиолетовая единорожка шла, низко опустив голову и, кажется, совсем не понимая, что же ей делать дальше. Шайнинг молча шагала рядом, поглядывая на конвоиров, что ехали справа и слева от пони, не направляя на них, но и не опуская оружия. Так они прошли на север и завернули на дорогу, оставленную медвегенами в траве.


- Неужели у Кровоглаза не осталось родственников? - вдруг услышала Оливия голос Твайлайт. Кажется, волшебница слегка оживилась. - Ни родителей, ни братьев или сестёр?


- Нет, Кровоглаз был единственным сыном своего отца. Так же, как Мракодрав является единственным его сыном.


- Что?!


Несмотря на всю серьёзность ситуации, Оливия едва не расхохоталась — такой забавной сейчас выглядела Твайлайт, ошарашенная, обозлённая и обрадованная этой новостью. Она остановилась, магией схватила направленное было на неё древко копья, скинув наездника, и магией же подняла вверх самку-предводительницу.


- Где он? Сколько ему лет?


- Две… Двенадцать… - прохрипела пятнистая. - Отпусти или…


Она не договорила, а Твайлайт уже посадила её обратно на гиену и обернулась к остальным.


- Вот он, наш шанс! - после чего единорожка развернулась к самке и повелела. - Веди нас к нему!


- Вы отправитесь к Рвирви… - как-то неуверенно пробормотала та. Словно понимала, что сейчас будет.


Рог Твайлайт выплюнул магическое пламя в воздух. Фиолетовое свечение охватило всех всадников и всех медвегенов без исключения, поднимая их в воздух.


- Я сказала — мне нужен Мракодрав! - голос Твайлайт ударом приливной волны заставил всех гноллов дёрнуться и замереть, позабыв об оружии. - Немедленно!


Магия ослабла, опуская всех на землю. Оливия, которая только слышала о возможностях волшебницы, наконец-то получила возможность увидеть её силы воочию. Твайлайт была ужасна, и на гноллах её магия произвела должное впечатление.


- Мракодрав — сын вожака и сам будущий вожак, а Рвирви всего лишь наместница… - произнесла пятнистая ошалевшим голосом. - Потому не будет нарушением правил, если мы проводим вас прямо к нему, а не ко мне.


Оливия удивлённо посмотрела на самку, жеребцы посмотрели друг на друга, а вот Твайлайт и Шайнинг признание главы гноллов не удивило.


- Тогда — вперёд, - просто сказала Твайлайт, и отряд снова двинулся в путь.


Пони по-прежнему шли в самой середине, но, кажется, теперь они вели гноллов. Рвирви увела своего медвегена вперёд и вскоре свернула на ещё одну дорогу, уводящую к югу. Всего через полчаса лёгкого бега перед пони предстало логово равнинных гноллов — деревянный частокол, обрамлявший множество хижин, над которыми высился дворец, больше похожий на избу чрезвычайно бедного пони. Это было длинное деревянное строение, крыша которого оказалась выстлана простой соломой. Бревенчатые стены украшала резьба и редкая позолота, но в целом ощущения королевского двора здесь у Оливии при взгляде на этот дворец не появлялось.


- Что это ты так развеселилась? - на ходу шепнула Шайнинг, обращаясь к Твайлайт. - Нам был нужен Кровоглаз, а не какой-то щенок!


- Когда больше не за что хвататься, пони хватается и за собственный хвост, - парировала фиолетовая единорожка. - Будем надеяться, что Мракодрав — тот, кто нам и нужен. Прямой наследник Лилии.


- Двенадцать лет… Он же ещё совсем жеребёнок!


От Оливии не укрылось, каким взглядом Твайлайт одарила свою спутницу. От него Шайнинг даже споткнулась, а мисс Спаркл уверенно произнесла:


- Такое ощущение, как будто бы ты не знакома с гноллами.


Всадники оставили их — за исключением Рвирви, которая направила своего медвегена прямо к воротам. Те отворились почти сразу, впуская гостей, хотя взгляды охранников, вооружённых большими луками, особой теплотой не отличались. Впрочем, какое им было дело до охраны — пони больше беспокоил один из детёнышей, что резвились во дворе. В отличие от взрослых, некоторые из них были одеты в лёгкие штанишки и кожаные жилетки, причём эта одежда была общей и для самочек, и для самцов. Один из которых готовился броситься в бой, пока другой стоял в оборонительной позе, замерев с поднятым мечом.


То, что это был именно Мракодрав, Оливия поняла по одному только клинку. Юный песочно-жёлтый гнолл держал в лапах немного длинноватый для детёныша меч изысканной работы, с отличным лезвием и рукоятью, украшенной несколькими золотыми кольцами и парой драгоценных камней. Выделяла Мракодрава и стать — худощавый, но не тощий, он замер в внушительной позе, в то время, как его противник, бывший на две головы выше и державший в лапах уже знакомую пони кривую саблю, танцевал перед ним какой-то замысловатый боевой танец, а не готовился к бою.


- Ну что же ты, Радрак! - крикнул песочный юнец. - Для рекорда мне остаётся одолеть только тебя. Или может, ты сбежишь с поля боя и дашь мне победу без сопротивления?


- Слишком ты много болтаешь, Мрак! - воскликнул гнолл и бросился вперёд, замахнувшись на Мракодрава саблей. Тот легко уклонился от изогнутого лезвия, поднырнул под противника и ударил рукоятью тому в живот, опрокинув гнолла на спину.


- Сдаюсь! - прохрипел проигравший, ощутив укол меча, направленного ему в глотку. - Сдаюсь!


- Стоило сопротивляться, чтобы потом сдаваться… - покачал головой песочный, убирая меч.


Его ухо дёрнулось. То ли он услышал стук копыт, то ли, быть может, почувствовал запах пони в порыве ветра, но он немедленно повернулся, скользнул взглядом по приближающимся пони и посмотрел на Рвирви.


- Вот он, Мракодрав, - подтвердила та догадку Оливии и поклонилась до земли. - Ваше Клыкачество, вас хотят видеть эти пони.


- Пони? - сталь, звучавшая в голосе Мракодрава, уступила место удивлению. Воткнув меч в землю и положив на него лапы, он пристально стал разглядывать копытных. - Но откуда вы здесь взялись? Мой отец говорил, что пони живут на Западе и никогда не приходят в наши земли…


- Без нужды — не приходят, владыка Мракодрав, будущий вожак пустынных гноллов, - Твайлайт тоже преклонилась перед юнцом и остальные последовали её примеру. - Мы искали вашего отца, Кровоглаза, но…


- Он погиб, да, - Мракодрав только оглянулся на остальных юнцов, а те поспешили отправиться по своим делам. - Но зачем же вам был нужен мой отец?


- Это большая тайна, владыка, - Твайлайт кивнула во дворец. - Могли бы мы с вами поговорить наедине?


В зелёных глазах щенка сверкнули искры веселья.


- Можем, если вы перестанете обращаться ко мне так, как будто я уже перевалил за возраст острых когтей! Моему отцу точно не понравилось бы, обращайтесь вы к нему так!


- Ваша земля — ваша воля, - ответила Твайлайт и обернулась к остальным. - Подождите меня снаружи. А ты пойдёшь со мной, Оливия.


Мракодрав уже направился ко своему дворцу. Как и у всякого дворца, здесь возле ворот тоже стояла стража — два крепких самца, пропустив юнца, скрестили было копья на пути пони, но Мракодраву нужно было только махнуть пушистым хвостом, доставшимся ему, наверное, от лисьих предков, как кобылок пропустили внутрь.


Изнутри обитель вожака или владыки равнинных гноллов тоже не слишком походила на дворец — шкуры каких-то животных на полу и в стенах для Оливии этому месту добавляли схожесть с кладбищем, а вместо трона здесь поднимался на возвышении деревянный стул, правда, достаточно хорошей работы. Внутри обнаружились ещё стражи, а также несколько самок и самцов с мечами сидели и трапезничали за столом справа от трона. Похоже, это были военачальники — прямые мечи у гноллов явно носили только важные личности. Они неодобрительно посмотрели на пони, но Мракодраву ничего не сказали, а тот ловко запрыгнул на трон и обернулся к земнопони и единорожке.


- Так что же вы принесли?


Твайлайт, в свою очередь, неодобрительно посмотрела на военачальников, но ничего не сказала насчёт них, а кивнула Оливии. Та медленно подняла копытце и сняла браслет — какое-то странное чувство шевельнулось в её груди, когда она протянула браслет юнцу.


- Владыка Мракодрав, - торжественно начала Твайлайт, - это — кристалл Лилии. Он ваш по праву. Посол Кантерлота Оливия Моунвилл передаёт его вам, а я прошу принять не только его, но и ваше право называться принцем Фарленда.


- Он… Мой? - гнолл очень осторожно принял браслет из копыт Оливии. - Неужели это тот самый… Постойте, а как же Вербена? Он ведь сейчас царствует в Фарленде!


- Вербена — не потомок Лилии, и потому кристалл не мог принадлежать ему, как и престол, - терпеливо отвечала Твайлайт. - Тилуна решила сохранить его для того, чтобы отдать истинному наследнику тогда, когда тьма вернётся в наши земли.


Лапы щенка дрогнули.


- Так значит… Она и вернулась?


- Да. И теперь вам придётся оставить эту равнину, - Твайлайт ударила копытом. - Вас ждёт Фортрок, Каменный Город, столица Фарленда.


- Но… - юнец явно был ошарашен этой новостью. - Я слышал об отца нечто похожее… Но разве… Я же обычный гнолл!


- А я — обычная земная пони, - вставила Оливия. - Но мы те, кто мы есть, Мракодрав.


Вольное обращение к повелителю заставило гноллов зашептаться, но вот сам юнец широко улыбнулся.


- Да, конечно, ты права. Но разве я не слишком юн, чтобы занять престол?


Твайлайт негромко вздохнула.


- Главное сейчас — не трон и не власть. Аркнайт и его орды, которые готовы обрушиться на нас. Они сомнут армию пони, обратят в прах Кантерлот и Понивилль, захватят Мэридолл и обрушатся на земли зверей, уничтожая всё вокруг. Аркнайту нужно не так уж и много рабов, мой юный друг, а его подчинённые вдоволь натешатся с теми, кого заполучат в свои лапы.


- Тогда… Я должен ехать!


- Это порыв неразумного щенка, - вдруг заявил крепкого вида самец с исполосованной шрамами шкурой, подходя к Мракодраву и опускаясь на одно колено. - Ваш отец не одобрил бы это решение.


- Мне лучше знать, что бы мой отец одобрил, а что — нет, - резко ответил Мракодрав.


- Какое нам дело до этих пони и их врагов! Вы — единственный сын Кровоглаза! Если в результате авантюры этого говорящего бифштекса вы погибните, кто же возглавит нас?


Оливия обратила внимание на то, как сощурился Мракодрав, свысока оглядывая своего советника.


- Если я погибну, престол перейдёт к Рвирви, которая и сейчас управляет вами, - Мракодрав задумчиво посмотрел на браслет, после чего просунул в него левую лапу… И в тот же миг самец сорвался с места, прыгнув на щенка с мечом, направленным ему в грудь. Оливия вскрикнула и бросилась вперёд — и, несмотря на то, что Твайлайт уже схватила негодяя магией, земнопони врезалась в него, выбив из поля единорожки и повалив на пол, прижав всем своим весом. Гнолл попытался вырваться, но тут остальные самцы и самки бросились к нему, подняв с пола и обезоружив.


- Едем, - Мракодрав не удостоил предателя и взглядом, зато тепло взглянув на Оливию.


- Это поспешное решение, - осторожно произнесла Твайлайт. - Но если вы так пожелали, то на то ваша воля.


- Я ещё не объявил о своём решении, а меня уже попытались убить, - Мракодрав наконец-то кивнул на предателя, кивком головы повелевая убрать его прочь. - Так что же начнётся, если я приму кристалл и останусь здесь? Едем!


- Тогда самое время познакомить вас с той, кто будет сопровождать вас в этому пути. Её дорога лежит в Мэридолл, а ваша — в Фортрок, - волшебница всё же любила эффекты. Не успел Мракодрав отойти от одной новости, как она тут же ошарашила его другой. - Её имя — Шайнинг. Она — прямой потомок Короля Шайнинг Армора и Королевы Каденс, и в её жилах течёт кровь аликорна, - а следом Твайлайт телепортировала на пол белую единорожку. Та или заранее обговорила такой выход, или же просто не показала виду, но ничуть не растерялась. Наоборот, взметнув полы плаща, она вытащила меч и положила его на колени Мракодрава.


- Это будет честь для меня, владыка, - негромко сказала она. Мракодрав, хотя и был удивлён подобным, поднял меч и протянул его обратно Шайнинг.


- Большей чести, чем идти с тобой, мне не заслужить, - ответил он, и единорожка приняла оружие.


- Вот и всё, Оливия Моунвилл, - Твайлайт обернулась к земнопони. - Теперь твоя миссия выполнена. Хотя нам и пришлось пережить много неприятных моментов, но всё же я уверена, что кроме тебя не нашлось бы пони, что смогла бы доставить Мракодраву кристалл Лилии. Теперь вы с братом можете спокойно возвращаться в Понивилль через Мэридолл или как вам угодно. Лайншир проводит вас. Большего от Моунвиллов я не вправе потребовать.


- Как же я могу покинуть вас, когда угроза только сгущается? - возразила Оливия. - Если мы и возвратимся домой, то через Мэридолл, а значит, наш путь и ваши дороги совпадают!


Фиолетовая единорожка звонко рассмеялась и повернулась к Мракодраву.


- Отчего-то я думаю, что её брат, Хард Моунвилл, будет согласен со своей сестрой! Не откажете ли вы этим пони в желании сопровождать вас, владыка Мракодрав?


- Только если вы не перестанете обращаться ко мне таким образом! - Мракодрав с щенячьей решительностью поднялся с трона. - Любой может сопровождать меня.


- Тогда позвольте и нам! - воскликнула одна из самок, своей пятнистой шкурой и мордашкой очень похожая на Рвирви.


- Мы не можем оставить наш дом без защиты, - мягко отказал Мракодрав. - Но я возьму тебя, Бейрви, а ты отбери немного воинов для моей личной защиты. Не меньше двух десятков, но и не больше полусотни.


- Будет сделано, владыка, - поклонилась Бейрви.


- Тогда отправляйся, а заодно скажи оставшимся снаружи пони, что они могут войти, - он метнул взгляд на остальных военачальников. - И вы расходитесь. Я отобедаю с этими пони, наверняка этот путь был для них изнурительным.


- Мы шли быстрее, чем думали, но нас подгоняли острые мечи и боевая магия, - Оливия сказала эти слова таким тоном, что и Шайнинг, и Твайлайт с уважением посмотрели на неё. - Потому мы не откажемся от отдыха, и уж тем более — чести отобедать с тобой.


Мракодрав поднял вверх лапу с браслетом и залюбовался сиянием кристалла.


- В таком случае — я прикажу поискать в наших кладовых еду, которая придётся по вкусу пони. Надеюсь, вы простите меня, если я предпочту мясо траве?


Оливия улыбнулась в ответ на искреннее смущение гнолла.


- Простим, тем более, что и мы траву не любим.


Глава двенадцатая


Если Рвирви ездила со своими подчинёнными в боевые походы и всячески заботилась о безопасности своего правителя, не сразу дав ему встретиться с «опасными пони», то Бейрви проявила завидную педантичность в выполнении приказов. Не успели пони закончить обед, состоявший из зелени и печёной картошки — гноллы выменивали её у пони Мэридолла — как пятнистая самка явилась во дворец и доложила Мракодраву, что пятьдесят воинов собраны и ждут приказаний владыки. Пока же шёл обед, Оливия успела кое-что узнать о повседневной жизни гноллов.


Жили они стаями, по тысячу, пятьсот и триста особей, но на большом расстоянии друг от друга. Каждая стая имела своего вождя-вожака, но без исключения все гноллы подчинялись владыке, каким должен был стать Мракодрав через два года. Рвирви, бывшая приближённой Кровоглаза, исполняла роль вожака, хотя Мракодрав был волен в любых своих решениях. Это-то и позволяло ему отправиться в путь вместе с пони, приказывая своим слугам даже в столь раннем возрасте. Кроме вожака стаи, существовал отдельный совет воинов и охотников, который мог в исключительных случаях повлиять на вожака, но только не на владыку. Обустройство равнинных гноллов было несколько иным, чем у горных — во всяком случае, равнинные куда более миролюбивы и больше занимаются охотой, чем войной. Впрочем, и они могут в короткие сроки собрать достаточно большую армию для отражения любой вражеской атаки — или же для совершения собственной.


Вооружение равнинных гноллов, в отличии от горных, составляли в основном копья и луки, тогда как горные большее предпочтение отдавали мечам и молотам. Разнилась и защита — равнинные пользовались только небольшими круглыми щитами, налапниками, шлемами и кожаными доспехами. Горные предпочитали доспехи и большие щиты. Луки у горных мощнее, но у равнинных куда легче, а стрелы, покупаемые у пони, летят дальше и зачастую снабжены зачарованными наконечниками. Торговля для равнинных имеет большее значение, чем для горных, которые привыкли отнимать и грабить. Дело здесь не только в правителе — равнинные имели связи с Мэридоллом и Фарлендом, а горные — с разве что с грифонами, да ещё с алмазными псами. И если в случае с равнинными связи были дружеские, то гноллы гор друзей не имели. Оливии почему-то подумалось, что и Мракодрав понимает поддержание союза своей страны с пони и зверями Фарленда, и это была ещё одна причина, чтобы он принял решение о поспешном выезде.


Пока пони собирались снаружи, терпя взгляды гноллов, которые перешёптывались между собой, разглядывая копытных, Мракодрав переодевался. Как оказалось, его отец позаботился о том, чтобы сын в любом случае мог принять послов из далёких земель в подобающем виде. Когда щенок появился на улице, он был одет в чёрные штаны, расшитые витиеватыми золотыми витками диковинного растения, белую рубашку с золотыми же переплетениями на горле и лёгкий защитный жилет из блестящего металла, прикрывающий его грудь, бока и спину. Судя по знакам пероруна, доспехи эти были сделаны пони, причём юному гноллу они оказались слегка великоваты, но не настолько, чтобы доставлять неудобства. На лбу у щенка был простенький обруч с тремя остроносыми пиками, обрамлявшими только переднюю часть обруча до ушей, а к богато украшенному поясу цвета грозового неба Мракодрав пристегнул ножны с коротким мечом. Браслет с кристаллом Лилии он так и носил на левой лапе.


- Все готовы? - совсем по-взрослому обратился он к Бейрви. Та кивнула.


- За воротами нас ожидают пятьдесят всадников — тридцать с копьями, двадцать с луками, владыка. А медвегены побегут быстрее наших гостей, - она кивнула на пони.


- Вышлите десятерых в разведку, пусть едут впереди, - приказал Мракодрав. Этими словами он произвёл должное впечатление на Лайншира — сначала тот только ухмылялся при виде юнца, но тут же посерьёзнел и повернулся к Твайлайт.


- Гноллы познают военно искусство с молоком матери, - пояснила та. - Не суди о нём по возрасту.


- Я и не сужу… - смутился пегас.


- Идём перевёрнутым клином, - продолжал отдавать приказания Мракодрав. - Отбери шестерых воинов, чтобы прикрывали нас с тыла и держались в отдалении. Пони пусть бегут рядом со мной. Выносливости им не занимать, а их магия всегда пригодиться. Только пегас пусть прикрывает нас сверху.


- Да! Это я могу! - гордо воскликнул Лайншир и от перевозбуждения крутанулся в воздухе. Оливия подумала, что пегас рад исправить свою оплошность, поспешное мнение по поводу Мракодрава. А ей самой его идея пришлась по душе — в случае битвы она предпочла бы находиться рядом с Твайлайт и Шайнинг. Вот только сама Шайнинг выступила вперёд.


- Если ты не возражаешь, я бы хотела скакать с передовым отрядом, - сказала она. - Если появится опасность, то я сумею её распознать и предупредить вас, а в случае засады — телепортироваться и принести сведения о врагах.


- Не мне приказывать тебе, так что поступай, как знаешь, - с этими словами Мракодрав перестал играть во взрослого и мигом стал обычным щенком. - Ну, а мой рысак где?


По приказу Бейрви из своеобразного стойла вывели невысокого, но явно выносливого и крепкого медвегена с густой чёрной гривой, стоявшей торчком. Мракодрав без чьей-либо помощи взобрался на него и кивнул стражам ворот. Сопровождая юного владыку, Оливия и остальные покинули территорию крепости гноллов и сначала поразились тому, в какие ровные ряды были выстроены пятьдесят воинов, ожидающие приказа от Бейрви. Та не замедлила их отдать — после чего Шайнинг попрощалась с друзьями и поскакала вместе с отрядом разведчиков.


- Кажется, всё выходит как нельзя лучше? - спросил Хард, смотря ей вослед. - Мы так скоро уже будем дома!


Твайлайт ему не ответила. Пока гноллы выстраивались, она всё смотрела на север, и в её глазах замелькала тревога, угасшая было при встрече с Мракодравом. Оливия заметила быстрый взгляд пони, обращённый к щенку, и подумала, что Твайлайт всё же сомневается в кандидатуре юного гнолла. Конечно же, будь здесь взрослый правитель гноллов, она бы волновалась меньше, но… Кто знает? Пылкий разум щенка толкнул его на глупую и опасную авантюру, на которую мог бы не согласиться взрослый гнолл. Оливия предчувствовала, что для Мракодрава всё только начинается. Кто знает, согласиться ли Вербена так просто уступить престол, быть может, он уже свыкся со своей ролью короля?


Земнопони не знала, что сейчас творится на Севере. В Фолдарке распахнулись отремонтированные ворота, из них стали выходить могучие армии — грифоны в чёрных плащах и лёгких доспехах шагали вместе с закованными в броню существами, похожими на пони. Их вёл уже знакомый Оливии чёрный пони, шлем которого получил значительную вмятину после столкновения с Твайлайт, но сам его владелец ничуть не пострадал, поскольку представлял собой сосредоточение злобы самого Аркнайта. С северо-востока через горы переходили орды алмазных псов и гноллов, разделившиеся на две реки, текущие к Мэридоллу. С северо-запада подходили большие парусники, с которых на землю сходили кони в устрашающих доспехах, а из глубоких нор выползали чейнджлинги и скапливались в легионы, выстраиваемые против Клаудсдейла и Кантерлота.


Тилуна тоже предчувствовала передвижения врагов. Из Нижнего Города пони переходили в Кантерлот, который избавился от торговцев у стен, а сам ощетинился баллистами и спешно понастроенными катапультами. У Клаудсдейла крутились тысячи пегасов, возводя облачные бастионы, окружая город бурями и ураганами, завесой шторма и стенами молний. Гром Клаудсдейла раскатывался по Понивиллю. Пони мирного города трудились днём и ночью над сооружением простеньких, но надёжных за счёт этой простоты укреплений, возводя земляные валы, копая длинные рвы и устанавливая частокол. Гремел разбуженный Мэридолл, его многочисленные деревушки оставляли жители, унося всё ценное в большие города, способные выдерживать даже длительные осады. Коменданты этих городов велели наполнять хранилища и запасать воду, что и было сделано. Готовился и Фарленд. В Каменном Городе гремел древний проржавевший бур, вспарывая плоть земли и добираясь до подземных источников. Волконы усилили дозоры. Некоторые из них пользовались сообщениями Вульфанга, который теперь держался поближе к дому, со дня на день ожидая вестей. Кристальные и земные пони, единороги, фестралы и пегасы Мэридолла выскакивали в Фарленд и всюду разносили вести о готовящейся войне. Несмотря на разрозненность, мало кто из Правителей зверей отказывался верить этим слухам. Все видели, как по ночам небо на Севере вдруг пронзают зелёные и красные лучи, а днём ползут тяжёлые тучи, надвигаясь на свободные земли Юга. Именно их и видела Твайлайт. Именно они и беспокоили пони.


Но оказалось, что опасность куда ближе, чем представлялось. После того, как послы Тилуны перешли границы равнины, наблюдавшие за ними враги рассеялись вдоль реки, ожидая, когда же пони выйдут за её пределы. А увидев отряд гноллов, лазутчики немедленно сообщили о нём. И ловушка Аркнайта захлопнулась.


* * *


В вечерних сумерках отряд добрался до первого большого леса. Он ещё не покинули ничейную землю меж равниной гноллов и Фарлендом, но решил устроиться на ночёвку, несмотря на то, что Твайлайт предложила всем ехать дальше. Группа уже подходила к первым деревьям, когда впереди сверкнула магия Шайнинг.


- Стойте! - вскричал Лайншир, ещё находившийся в воздухе. - Впереди что-то происходит!


- Мечи к бою! - крикнула Твайлайт. Её рог запульсировал магией. - Это засада!


Она была права. Впереди показался отряд разведчиков — только пятеро гноллов и Шайнинг, уносившая на спине шестого. А за ними в сумерках зашевелились какие-то тени и быстро двинулись навстречу гноллам.


- Алмазные псы! Лесные! - крикнула издали белая единорожка. - Их уже меньше сотни!


Последние слова показывали, что убитые не обошлись псам даром.


- Мы справимся с ними! - воскликнула Бейрви. - Двенадцать остаются с владыкой! Остальные — за мной!


Лайншир тоже сорвался в бой, а вот Твайлайт и Моунвиллы остались возле Мракодрава. Гноллы слева и справа бросились вперёд, медвегены наполнили сумерки жутким воем. Шайнинг, уложив раненного, развернулась и обнажила клинок, вместе со своим отрядом бросившись в контратаку. Тени в сумраке растерялись, не ожидая такого напора. Некоторые из алмазных псов вскинули луки, но их дрянная работа и плохие стрелы были неэффективны, а разрозненная стрельба не устрашила гноллов, некоторые из которых ответили куда более прицельными выстрелами. Не успела последняя стрела просвистеть в воздухе, как Шайнинг бок о бок с Бейрви ворвалась в передний ряд атакующих. Их мечи тут же нашли себе головы, вгрызлись в неказистые доспехи, отбили вражеские клинки и впились в вонючие грязные тела. Рядом с десяток гноллов просто снесли такое же количество алмазных псов, поднимая их на копья, пока медвегены раздирали уклонившихся от атаки. Раздавшийся в темноте звучный лай перешёл в хрип, когда Шайнинг наискось вонзила свой меч в брюхо громадного кобеля, и тот повалился на землю, а шлем с его головы укатился под лапы гноллам. Потеряв всего только трёх-четырёх воинов, они развернулись и принялись колоть и рубить врагов, не позволяя им восстановить боевой порядок. Лайншир довершал дело, падая сверху и внося не столько смерть, сколько страх в проклятых псов.


Но оставшийся отряд Мракодрава тоже был атакован. Со стороны леса с глухим рычанием к нему ринулось множество фигур, часть из которых тут же полегла от фиолетового луча, вылетевшего в их стороны. Шестеро всадников устремились на врага и без потерь принялись гонять врага, но некоторая часть псов прорвалась и к Мракодраву. Тот взмахнул клинком и сам поехал во главе оставшихся шести воинов, прикрываемый с боков Моунвиллами. Оливия, сжимая меч в зубах, скоро нашла себе противника — уклонившись от атаки гноллов, невысокий пёс с бульдожьей мордой кинулся было на Мракодрава, но на его пути вдруг встала земная пони. Она с лёгкостью отразила удар зазубренного палаша, развернула клинок остриём к псу и прежде, чем тот успел понять, что происходит, ткнула им прямо в наглую морду. Хард не отставал. Поймав меч врага магией, он пропустил свой по длине вражеского клинка и воткнул в брюхо, как раз под латы. Не ожидавшие такой расторопности псы попятились, а Мракодрав врубился в их толпу, нанося удары налево и направо. Оливия, не будучи жестокой, не стала преследовать отступающих врагов, но всё же старалась держаться поближе к Мракодраву, вокруг которого сгрудились ещё десятеро гноллов.


В довершение всех бед алмазных псов, Твайлайт обратила отступление врага в бегство: её рог сверкнул ярчайшей магией, что ослепительно сверкнула для врагов и показалась просто яркой вспышкой для друзей. Скулящие псы, закрывая глаза, бросились в ночную темень, и ещё долго слышался стук, треск и проклятия, когда кто-то из врагов врезался в ствол дерева, спотыкался или падал. Но преследовать их не стали — гноллы отошли к своему владыке, который уже вложил меч в ножны.


- Этой ночью нам поспать не удастся… - произнёс он, тяжело дыша. Отыскав глазами брата и сестру, Мракодрав кивнул им. - Спасибо вам за помощь, пони.


- Рассчитывайте на нас! - с готовностью ответил Хард. - А ещё лучше — послушайте. Я не думаю, что нам стоит соваться в лес. Кто знает, что там таится?


- В этом ты прав, - согласилась Бейрви. В отличие от пони, обошедшихся без царапин, самочка получила лёгкую рану в левую лапу и сейчас сама делала себе перевязку. - Объедем его по западной стороне.


- Что делать с убитыми? - спросил один из всадников.


- Я перенесла бы их, но у меня уже не хватает магии… - Твайлайт с сожалением посмотрела на поле боя. - Мы не можем останавливаться, Мракодрав. Алмазных псов уцелело много, а на нас ведут охоту не только они. Мы не можем взять с собой наездников, это лишний груз для ваших зверушек.


- Да, я знаю… - голос щенка зазвучал с хрипотцой. - Делать нечего, мы оставим их.


Возражать ему никто не стал. Шайнинг снова встала во главе передового отряда, а Бейрви повела самых сильных самцов справа от Мракодрава, оградив его от леса. Лайншир сошёл на землю, опасаясь стрелы, которую мог послать лучник, засевший на дереве. По счастью, псы получили хороший урок и пока что оставили гноллов в покое. Тем не менее, бдительность они не ослабляли. И не зря. В лесу шумели кусты и ветки хрустели под чьими-то лапами, изредка слышались чьи-то приказания, а шорох выдал врагов, перемещающихся параллельно с отрядом. Оливия с опаской посмотрела на небо — а вдруг врагу служат грифоны или ещё что-то ночное, но похуже? В памяти всплыла атака ночных воителей — фестралов — на чейнджлингов. Нет ничего лучше, чем нападать с воздуха на наземные мишени! Пусть гноллы и не чейнджлинги, но бой с летающим противником и для них будет тяжёлым испытанием.


Но даже если Аркнайт и располагал воздушными силами, сейчас они были сосредоточены в иных местах. Зато шум в лесу стих и это совсем не понравилось Шайнинг. Та вернула разведчиков к остальным и перебросилась парой слов с Мракодравом. Оливия не смогла разобрать, о чём они говорили, но зато увидела последствия этого разговора — кобылка проскакала к лесу, но, не доходя до кустов, остановилась, наклонила голову… И выпустила магию по деревьям! Могучая сосна, наклонившись, стала падать вниз, во все стороны забили искры, яркие вспышки высветили в лесу заметавшиеся силуэты. Лучники сработали быстро — стрелы пролетели между стволов деревьев, и даже пары павших хватило, чтобы образумить врагов. Они отпрянули в гущу леса и оставили отряд в покое.


Лишь к рассвету лес наконец-то закончился и показались просторные поля. Отряд выехал на них и пересёк травяное море, выбравшись к границам Мэридолла в час, когда Оливия обычно завтракала. С полей гноллы и пони сошли к реке, гораздо более широкой, чем пограничная речка гноллов. На другую сторону можно было перебраться по широкому мосту. Перед ним стояла каменная статуя поднявшегося на задние ноги пегаса, расправившего крылья и державшего копытами копьё, а на противоположном берегу поднимался единорог, сурово глядевший на южные земли. Чуть дальше к западу река делала изгиб и вдалеке виднелись горы Фарленда.


- Ещё один день пути, - оценил расстояние Мракодрав. - Но близкий путь сейчас не самый безопасный. Я предлагаю всем перейти в Мэридолл, чтобы ввести врага в заблуждение, а затем найти переправу к Фарленду. Тогда же мы и расстанемся с нашими добрыми друзьями.


- Мне это решение по душе, - поддержала его Шайнинг. - Я иду в Мэридолл, но хотела бы как можно дольше сопровождать тебя. На землях Мэридолла мы сможем отдохнуть, не опасаясь нападения.


- Лучше бы нам сразу двигаться в Каменный Город, но я соглашусь с тобой, - вставила и Твайлайт. - Воинам нужен отдых, а нашим храбрым пони будет безопаснее добираться до крепостей Мэридолла с большим отрядом.


Под «храбрыми пони» она явно имела ввиду Моунвиллов. Хард совсем смутился, а Оливия сделала вид, будто бы осматривает свои копыта. Час расставания был близок, но перед ним отряд всё же сначала должен был перебраться на ту сторону реки — чем он и занялся. Сначала Бейрви расположилась там с небольшим отрядом, затем перешёл Мракодрав в компании с Шайнинг, а уже потом — остальные пони и замыкающие воины. Оглянувшись на негостеприимный лес, гноллы и пони повернули на запад, пройдя краем осинника. К полудню вконец уставший отряд обнаружил и новую переправу — ещё один мост, на этот раз уже, и охраняемый уже фигурой земного пони с мечом в зубах. После этого отряд ушёл в осинник, чтобы отдохнуть в последний раз перед долгим переходом.


Гноллы расположились широким кольцом, развели костры и стали готовить еду для себя и медвегенов. Пони и Мракодрав расположились внутри этого кольца и прилегли отдохнуть. Оливия, выкурив трубочку и закусив мягким яблоком, уснула. Сон её снова был без сновидений — может, пони слишком устала, а может, тень из Фолдарка уже не позволяла даже провидцам заглядывать в будущее. Но зато и проснулась Оливия легко — от шёпота Твайлайт и Шайнинг.


Единорожки лежали неподалёку от неё и тихо разговаривали. Сопел во сне Хард, негромко храпел Лайншир, Мракодрав, прилёгший на бок своего медвегена, дремал и изредка подёргивал ухом, над которым вилась назойливая муха. Солнце сдвинулось ненамного, может, на час или полтора. Оливия уже хотела снова закрыть глаза, но что-то заставило её прислушаться к разговору единорожек:


- Ты не можешь уйти сейчас, Шайнинг, - говорила Твайлайт. - Это слишком опасно!


Оливия удивилась. Шайнинг же собиралась уйти, зачем Твайлайт её останавливает? А с другой стороны, почему она собралась именно сейчас? Не могла подождать её и жеребцов?


- Твайлайт, мой путь лежит в Мэридолл, а оттуда — прямиком в Кантерлот, - шептала белая. - Я чувствую, что враг рядом. Хард видел во сне войска, идущие на эти земли!


И ничего не об этом рассказал Оливии?! Ну, это было уж слишком! Земнопони взглянула на брата с презрением — проснётся, получит пару ласковых! А он спит и только копытом двигает, соня!


- Если всё будет так, как в его видении, то тебе грозит огромная опасность. Я не для того искала наследника Армора, чтобы потерять его!


- Твайлайт, Мракодрав должен прийти в Каменный Город. На этом строятся все наши надежды! - единорожка заметно прибавила силу голоса. - А я должна отправляться в Мэридолл! Раз во мне кровь Шайнинг Армора, то это — мои пони!


Волшебница молчала. Оливия вся обратилась в слух — какое же решение она примет?


- Мой брат был бы рад, если бы знал, какая искорка вспыхнет в его роду… - тепло произнесла пони. - Иди, Шайнинг.


- Но я пойду с тобой! - неожиданно объявил Хард и поднялся с земли. Так он и не спал!


- И я! - добавила Оливия. На секунду она встретилась взглядом с братом, но потом оба Моунвилла посмотрели на Шайнинг и синегривая рассмеялась.


- Да уж, от вас мне так просто не отделаться! - она помрачнела. - Но мой путь очень опасен. Если ты слышала нас, то должна понимать, Оливия — Хард увидел то же, что и ты. Горящий Мэридолл. А потому путь со мной опасен.


- Но ведь мы возвращаемся домой! - возразила земнопони. - И если нам суждено вернуться… то мы и вернёмся, а нет — погибнем с тобой вместе!


- Слишком мрачные мысли для такого светлого дня, - решительно оборвала её Твайлайт. - Да, Аркнайт силён, но кристалл Лилии уже у Мракодрава, а скоро он взойдёт на престол в Каменном Городе! Уж Вербену я смогу уговорить! Но вам нет нужды отправляться в Мэридолл, навстречу опасности. Это путь Шайнинг.


- Мы уже достаточно долго идём вместе, - решительно возразил Лайншир. Что же, он тоже не спал? - Так что я пойду с вами. А Твайлайт Спаркл пусть сопровождает Мракодрава к его законному месту.


- Да будет так, - вздохнула фиолетовая единорожка. - Значит, ваш путь лежит в Мэридолл, а мой — в Фарленд. Но пока что мы ещё вместе, а потому — спите, пони. Мы не должны спешить, потому что потом у нас может не быть времени на отдых.


В этом она была права. Оливия зевнула и снова положила голову на копыта — с таким образом жизни она скоро станет ночной пони… Так лениво подумала кобылка, прежде чем погрузилась в сон.


* * *


На этот раз перед земной пони развернулась картина Кантерлота. Город-на-Горе блестел в лучах закатного солнца, сверкали стёкла, шпили башен, доспехи воинов и их оружие. Перед городом подковой выстроились ряды золота и серебра — защитники столицы. Они твёрдым шагом шли на север, неся развевающиеся на ветру знамёна. С севера же двигалось пёстрое войско — грифоны, пони, чейнджлинги, алмазные псы и гноллы, кони и ещё какие-то твари, даже древесные волки и множество мантикор. Над армией Аркнайта веяла пара драконов. Они-то и сорвались первыми в атаку на защитников Кантерлота, но идущие в передних рядах единороги воздвигли щиты, а пегасы несколькими клиньями полетели навстречу огромным, но неповоротливым врагам. Они облепили драконов, словно слепни, нанося им удары копытами, клинками на крыльях, мечами и копьями. Одна из ящериц выдохнула смертоносный огненный вихрь и сожгла с десяток крылатых, но остальные не ослабили натиск, и вскоре изуродованные тела драконов уже летели на головы наступающим из Фолдарка. Но в небо поднимались чейнджлинги, а кони, выставив копья, кинулись в бой под прикрытием их зелёных щитов.


В небеса взметнулись стрелы — чёрная стена от лучников Фолдарка и мерцающая бело-золотая волна от Кантерлота. Стрелы ещё не достигли предельной высоты, а следом за ними уже спешила боевая магия, теперь зелёная от Фолдарка и всех цветов радуги — от Кантерлота. Это было устрашающее, но поразительно красивое зрелище. А в следующий миг стрелы и магия обрушилась на войска. Щиты и купола единорогов заискрились, покрылись трещинами и полопались, но спасли жизнь пони, в то время как враги принялись падать, пронзённые стрелами, разлетаться в стороны от обрушившейся на них магии. Кое-где появились ледяные панцири — это стрелы из морозных луков замораживали воинов Фолдарка, обращая их в ледяные статуи, рушившиеся от случайных прикосновений. Но то было лишь началом боя.


Мимо единорогов проскакали земные пони. Их волна неслась вперёд, не обращая внимания на сыпавшихся сверху пегасов и чейнджлингов, живых и мёртвых. Кони, бывшие в два раза крупнее даже самого большого земного, в последний момент замедлили свой бег и это решило их судьбу — земнопони врезались в них, пробив первые ряды, испугав последние и принявшись рубить средние. Следом в бой ввязались и единороги, заменив боевую магию на телекинез, подняв мечи и копья. Луки уже стали бесполезны, боевые заклятия больше вредили тем, кто их применял; войска Юга и Севера встретились, содрогнулись и начали ужасную битву. Если бы Оливия могла бы выбирать, она бы обошлась и без этого зрелища. Но сражение действительно стоило того, чтобы на него посмотреть.


Не успели спасть последние магические сполохи, а уже войско Фолдарка дрогнуло и начало медленно откатываться назад. Клинья пегасов смяли нападавших, отбросив чейнджлингов и упав на мантикор, ещё не успевших вступить в бой. Чудовища в свою очередь взмахнули крыльями и бросились на пегасов, и успели натворить немало бед, прежде чем оставшийся внизу отряд единорогов дал по ним залп из морозных луков. Проклятые твари летели слишком близко друг к другу, у них не было никаких шансов спастись: лёд сковал их тела вместе с несколькими несчастными пегасами. Они сверкнули в последних лучах солнца и упали на землю, разбившись на мириады осколков.


А вот появился и Нордхерд. Он скакал во главе большого отряда и рубил врагов длинным мечом, держа его в зубах. Магией жеребец пользовался для того, чтобы отбрасывать с пути врагов, а бежавшие бок о бок с ним земные пони, вооружённые молотами, сокрушали тех, кто пытался пробиться к полководцу. Оливия не могла не залюбоваться им — тогда, у Кантерлота, она лишь мелком взглянула на оранжевого жеребца, теперь же он предстал ей во всём своём великолепном виде. Этот пони явно был не только сильным, но и храбрым, а также очень упорным. Ведомый им отряд смял выстроившихся под защитой своей магии чейнджлингов и принялся создавать бреши в рядах алмазных псов, отгоняя их прочь. С другой стороны золотистый пегас обрушил крыло из десяти своих воинов на горных гноллов, и видения сконцентрировалось на них.


Оливия содрогнулась. Если равнинные гноллы напоминали волков, то эти больше походили на алмазных псов. Квадратные морды, пепельная шерсть, злобные горящие глазки и мускулистые тела. Они встретили пегасов стрелами, но золотой предводитель не обращал на них внимания, а упал на грудь вожаку гноллов и ударом четырёх копыт опрокинул его на землю, к которой и пригвоздил коротким клинком. Ряды горных гноллов дрогнули, они стали отступать, тем более что сверху на них падали всё новые и новые отряды пегасов. Войско Фолдарка развернулось и стало отступать, но если защитники Кантерлота вскричали от радости, то Оливия ужаснулась. Во сне она проплыла над отступающими войсками врага и увидела Северные Равнины, раскинувшиеся за красивейшими водопадами и бурной рекой. Когда-то здесь всё покрывал снег, потом, когда изменилась погода, здесь оголилась чёрная земля, на которой никогда ничего не росло… Но сегодня на ней раскинулось могучее войско. От самой реки до Кристальных Гор стояли воины Фолдарка, на фоне которых силы, сражавшихся с пони, выглядели разведывательным отрядом. Десятки драконов и сотни мерзких крылатых тварей летали над армией, ряды которой всё росли — с запада подходили кони, с севера шли чейнджлинги, с востока грифоны. Это войско раз в тридцать превосходило пони и обещало ещё больше увеличиться! А у самого Фолдарка выстроилась ещё одна армия, гораздо меньше по численности, но столь же могучая.


Вдруг картинка изменилась. Солнце по небу скатилось на много часов назад, и Оливия увидела знакомый осинник. На его берегу безмятежно спала она сама, отдыхали гноллы, выстроив бдительную стражу. Но эта стража не увидела белую единорожку, которая, почти не таясь, прошла меж деревьев и направила свои копытца в Мэридолл. Тени лишь ненамного удлинились, отряд Бейрви перешёл мост и поехал на разведку, как вдруг Оливия увидела, что со стороны первого моста, но по земле Мэридолла к ним движутся сотни псов. Земная пони хотела закричать, чтобы разбудить своих друзей… и проснулась от собственного крика.


- Они идут! - выпалила она прямо в мордашку Твайлайт, мигом оказавшуюся рядом с пони. - Мисс Спаркл, они идут!


- Кто «они»? - тревожно спросила единорожка.


- Алмазные псы! Они переплыли через реку в другом месте и догоняют нас!


При её словах и так уже проснувшийся Мракодрав вскочил на лапы.


- Тебе приснился кошмар… - неуверенно сказал Лайншир, сам поднимаясь с земли. - У нас там выстроены дозорные…


Может, Оливия ещё бы и согласилась с ним, но тут она увидела, что Шайнинг нет рядом. Грива земной зашевелилась — ведь если она увидела её уход, то…


- Шайнинг ушла в Мэридолл, да? - торопливо спросила земнопони у Твайлайт. Та нахмурилась и быстро повернулась к Мракодраву.


- Враг близко. Мы должны уходить, владыка.


Не успела она это сказать, как с востока донеслись яростные вопли и вой алмазных псов. Без труда расправившись с дозорными, они хлынули в бой, вереща то ли от слишком яркого для их глаз солнца, то ли просто от ярости. Мракодрав рванул клинок из ножен.


Глава тринадцатая


На этот раз псов оказалось так много, что никто из них и не подумал об отступлении, несмотря на то, что десять или двенадцать нападавших были убиты лучниками, а первую добежавшую пятёрку Твайлайт отправила искупаться в озере, что этим вонючим тварям было просто необходимо. Хард, пустив блеклый луч, сбил ещё двоих, но остальные прорвавшиеся гноллы вступили в бой. Всадникам удалось пока отбить удар, но медлить было нельзя — и Мракодрав направил своего медвегена к мосту, вместе с компанией пони успев перебраться через него до того, как между сражающихся прорвутся псы, нацеленные именно на юного владыку. На другой стороне отряд Бейрви выстроился позади Мракодрава.


- Бегите! - крикнул один из воинов. - Мы их задержим, сколько сможем!


Мракодрав и пони ничего не ответили. Вместе с Бейрви они поспешили в сторону Фарленда, торопясь убраться подальше от злосчастной реки. Оглянувшись на скаку, Оливия увидела на оставленном берегу такое скопление сражающихся, что от страха у неё едва не подкосились ноги. Хотелось думать, что Шайнинг удалось избежать встречи с псами и добраться до Мэридолла! А им пока нечего думать о возвращении домой — слишком много врагов преграждало путь.


- Слева от нас — лес! - воскликнул Лайншир; пегас держался сверху, над Мракодравом. - Давайте попробуем затеряться там!


- Если я не ошибаюсь, это Солдрейк! - воскликнула Твайлайт. - Через него проходила дорога от Фарленда до Эплузы!


Бейрви с надеждой оглянулась на единорожку.


- То, что надо, если только враг ещё не успел до неё добраться! Владыка, что скажете?


- И решать нечего! - ответил Мракодрав. - К лесу!


Четвёрка пони и двое гноллов пересекли отделявшую их от леса равнину ещё до того, как алмазные псы наконец-то смогли перебраться через реку. Солдрейк оказался лиственным лесом — здесь вздымались удивительно толстые стволы высоченных деревьев с густой кроной и кустарники, превратившиеся в настоящие зелёные стены. Надёжное укрытие для тех, кто спешит скрыться от недружественного взгляда! Вот только медвегены здесь были бесполезны — они почти сразу застряли в кустарнике, и гноллам пришлось отпустить их. Пони же выхватили мечи. Только клинки и плащи они и взяли с места стоянки, позабыв обо всех припасах и седельных сумках, но сейчас ничего более им не было нужно: мечами они прорубали себе путь, а колючие ветви и жгучая крапива, доходившая здесь до роста гнолла, не могли тронуть их благодаря плащам. Лёгкие доспехи Мракодрава тоже сослужили ему хорошую службу. Наконец они прошли первую густую стену и оказались на свободном от кустов пространстве. Между исполинскими стволами — и в темноте…


- Как будто ночь наступила! - изумился Хард, оглядываясь по сторонам. - Оливия, ты где?


- Неподалёку! - ответила пони. Хард дёрнулся от звука близкого голоса — сестра и вправду стояла рядом с ним, но казалось, что тьма между деревьев загустела, в ней ничего нельзя было увидеть и на расстоянии протянутой ноги. Лишь что-то более тёмное выделялось на фоне такого же мрака. Рог Твайлайт, вспыхнувший в нём, засветился слабой свечкой, не разгоняя, а только усиливая мрак. Оливия сразу почувствовала себя неуютно... да что там, все её спутники ощутили то же самое. Радовало только то, что в этой темени и преследователи не смогли бы их обнаружить.


- Не потеряйтесь… - Твайлайт осветила морды своих друзей, выступившие из черноты пугающими масками, порождёнными темнотой и светом. - И идите за мной. Если я права, то мы выйдем как раз на дорогу. Только старайтесь особо не шуметь, не только алмазные псы могут грозить нам в этих дебрях.


- Откуда ты знаешь дорогу? - удивилась Бейрви.


- Мне много пришлось попутешествовать, да и как мне не знать свою же страну? - искренне удивилась Твайлайт. - К северо-западу от нашей стоянки я увидела очертания Холмов Макинтоша, а значит, мы теперь находимся на тех землях, что некогда назывались Мистическим Югом. Если сейчас мы пойдём на север, то в конце концов выйдем к Эплузе, только сейчас я этим путём не воспользуюсь.


Она огляделась по сторонам и фиолетовым светлячком своей магии повела всю компанию через лес. Хард тоже добавил света — теперь и Оливия, и идущий рядом с ней Лайншир могли видеть, куда ступают их копыта.


- А куда подевалась Шайнинг? - вдруг спросил Мракодрав. Он и Бейрви шли прямо за Твайлайт, впереди остальных пони. - Она ведь успела убежать к границам Мэридолла?


- По правде говоря — не знаю, - ответила Твайлайт. - Её путь для меня скрыт. Она и вправду прямой потомок моего брата, а потому она испытывает тёплые чувства к кристальным пони. Мало кому сейчас известно о том, что когда принцесса Каденс решила последовать за своим мужем, она вдруг ощутила, на какие беды обрекает свой народ. Тогда принцесса позвала к себе писаря и повелела ему записать пророчество — о том, что искра их любви когда-нибудь одолеет тьму и вернёт кристальным пони утерянный дом. Но она не знала, что Селестия и Луна оставят Эквестрию, а сама Эквестрия вскоре окажется поглощена злом, а её пророчество позабудут на долгий даже для аликорна срок.


Аркнайт, бывший тогда в иной форме, знал о предсказании Каденс и употребил все силы, чтобы уничтожить потомков Шайнинг Армора. Он думал, что это должны быть самые благородные пони, сохраняющие в себе идеалы дружбы, и был недалёк от истины. Но он не мог и помыслить, что на увядающем древе вдруг зацветёт давно засохшая ветвь. Эта ветвь — гнилое яблочко в роду Армора, ветвь воров, убийц и негодяев, предателей и клятвопреступников, выродков, берущих начало от эгоистичной принцессы. Но именно на этой ветви и расцвёл тот самый цветок — родилась Шайнинг. В те дни я находилась на берегу Моря Луны и увидела, как в небе поднимается необычайно странная звезда — она была больше остальных, светила ярким фиолетовым светом и имела шесть лучей, как звезда на моей кьютимарке. Я скакала без устали. И нашла наконец ту, кого вы знали. Это была необычайная для их семейства пони — она никогда не стала бы такой, какими были её родители, братья и сёстры.


В конце концов, я представилась Шайнинг и взяла её в обучение. Она не знала о нашем родстве, но почувствовала его, а потому слушала все мои поучения и не роптала против уроков. Я беспокоилась о том, что Аркнайт прознает о потомке моего брата, а потому в первую очередь научила её убегать и прятаться, научила сражаться, атаковать и защищаться. Она проявила огромные способности к боевой магии, что ещё раз подтвердило родство. Вскоре я рассказала ей обо всём… И о том, что ей нужно будет возглавить кристальных пони, Мэридолл, а, быть может, и Кантерлот.


- Кантерлот? - переспросил Лайншир. - Но как же Тилуна?


Твайлайт сбавила шаг и понизила голос, но в лесу стояла такая тишина, что ни пони, ни гноллам не пришлось напрягаться, чтобы расслышать каждое её слово:


- Тилуна создана светом солнца и блеском луны, она — Нерождённая. Когда Селестия и Луна решились оставить наш мир, они создали её для того, чтобы Тилуна управляла светилами. Но не было в Кантерлоте никого, кто мог бы принять титул и страну, и тогда Тилуна сама назначила себя королевой. Но близок час её гибели… - единорожка горестно вздохнула. - Аркнайт — это Тьма, а Тилуна — Свет. И если Тьма пожрёт весь Свет, то Тилуна умрёт. Это будет даже не Вечная Ночь, потому что ночью ещё светят звёзды и луна. Нет, это будет полная тьма, темнее самой тёмной ночи, чернее черноты.


- Как та, что окружает нас сейчас, - попробовал разрядить обстановку Лайншир. Но голос Твайлайт был настолько тусклым и безжизненным, что мигом вогнал её спутников в апатию.


- Нет. То, что кажется нам тьмою сейчас, в случае победы Аркнайта покажется светом. Самые страшные твари из глубин земли и огня выйдут тогда на землю, а пони придётся зарываться в норы, скрываясь от них. Не будет ни воды, ни травы, а почва станет источать зловоние. Не будет небес для пегасов и фестралов, не будет песен и рассказов, лишь крики ужаса и боли, лишь стоны, реки, реки крови…


Оливия почувствовала, как внутри неё расселся грязный старый паук и стал скрести, скрести лапками её сердечко, пробуждая страхи. Но рядом с ней шёл Хард Моунвилл, и копыто ужаса, прижавшее доблесть и отвагу остальных, не смогло справиться и с ним.


- Вот жуть! - высказал он, и его голос, прозвучавший необыкновенно громко и уверенно, прогнал все страхи. Оливия улыбнулась, хотя и сама не поняла, чему.


- Да, неприятные это мысли, и нечего их озвучивать в таком месте, - Твайлайт, судя по голосу, тоже успокоилась. - Ну, ничего! Мне кажется, лес редеет, а значит, сейчас мы выйдем на дорогу. Лайншир, эта темнота сбивает меня с толку! Не дашь ли ты нам немного света?


- Один момент! - ответил пегас и с готовностью взмыл вверх.


Оливия задрала голову — сложив крылья, пегас пролетел между двух старых деревьев, перевернулся и закрутился на месте. Его крылья вновь расправились, теперь во всю ширь, и воздушная волна склонила деревья, открыв пони вид на небо — закатное небо, рассечённое золотом! Пони и гноллы замерли, закрыв глаза: свет ласкал их мордашки и тела, словно бы кто-то специально направлял солнечные лучи. А затем снова наступила тьма, но она уже не могла сломить дух путников. Все приободрились и зашагали за Твайлайт веселее, ненадолго позабыв о минувшей битве и преследователях, о разразившейся войне. После того, как свет омыл их, чуткие носы путников стали ощущать лесные запахи. Это была не просто смесь ароматов, которая встречается в обычных лесах; нет, запахи здесь совсем иные, которые не почувствовать больше нигде. Лесные цветы и хвоя, палая листва, вода и сырость, но не гнилые, а наоборот, освежающие. Под ногами пони росли грибы, на кустах стали встречаться ягоды, некоторыми из которых путники, посоветовавшись с Твайлайт, и подкрепились. Мракодрав тоже съел несколько чёрных крупных плодов и заметно повеселел. Пусть голод мясоеда они и не утолили, но притупили, а пони почувствовали себя гораздо лучше, набив животы.


Словно желая вознаградить их за все невзгоды, удача снова улыбнулась пони. Деревья вдруг расступились, и Бейрви едва не кувыркнулась вниз, на стелющуюся меж деревьев дорогу. Твайлайт успела поймать самку магией.


- Вот и нашли мы заветную тропу! - объявила она, вытянув копыто. - Теперь уже не заблудимся.


Оливия, впрочем, посмотрела не на дорогу, а на небо. Вот это да! Там уже блестела россыпь ярких звёзд, сплетаясь в созвездия, что образовывали замысловатые рисунки. Мерцание звёзд вдруг напомнило копытной, что, если верить её видениям, совсем недавно отгремела первая битва Кантерлота и Фолдарка, первая, но не последняя. А где же сейчас Шайнинг? Перед мысленным взором пони снова взметнулись высокие стены, отблески пламени, ночная темнота и армия алмазных псов, штурмующих Сантар, приграничную крепость Мэридолла. Мысли о белой кобылице испортили поднявшееся было настроение Оливии, и погрустневшая пони безо всякой радости слезла на тропу. Мракодрав, вставший рядом с Твайлайт, осмотрелся по сторонам.


- Эта дорога выведет вас к Эплузе, - сказал он волшебнице. - Не лучше ли нам отпустить наших друзей? Они и так слишком много сделали для меня.


- Это решать уже им, - ответила фиолетовая единорожка и повернулась к Моунвиллам и пегасу. - Друзья! Наш путь лежит в Фарленд, но по этой дороге вы ещё можете вернуться в Мэридолл, а обойдя его, выйти к Понивиллю.


- Какая разница, где мы сейчас будем! - воскликнул Лайншир. - Чейнджлинги напали на нас в Жеребячьих Горах, алмазные псы ходят поблизости от южных границ Мэридолла! Я предпочту защищать тебя и Мракодрава, и я уверен, что моя помощь вам понадобится!


- В этом Лайншир прав, - согласился с ним Хард. - Я тоже не хотел бы оставлять тебя, Мрак. Твоя свита осталась позади, - гнолл с сожалением вздохнул от этих слов единорога, - потому тебе нужна наша защита. Но если Оливия пожелает… - и он с сомнением посмотрел на сестру.


- Вот ещё! - возмутилась та. - Мне хватает и храбрости, и разума, чтобы понять — Мракодраву нужна наша помощь! Так что я не оставлю его в этот час! Вот только… - она всё же посмотрела в сторону Эплузы, на север. - Я очень беспокоюсь за Шайнинг.


- У неё своя дорога, а у каждого из нас — своя, - заметила Твайлайт. - Я предупреждала её, но надеюсь, что это приключение завершится для Шайнинг благополучно. Так или иначе, навряд ли мы поможем ей — она опережает нас почти на день. Потому, если ты действительно желаешь помочь, я буду рада видеть тебя и твой меч рядом с Мракодравом. Навряд ли нам встретятся здесь враги — Фарленд знает, как защитить себя. Но всё равно, осторожность не помешает.


- Я готов идти с вами куда угодно, друзья, - юный гнолл с уважением посмотрел на каждого пони. - И надеюсь, что этот поход не будет напрасным.


- Тогда — вперёд! - решила Оливия.


Закончив обсуждение, они все пошли по дороге на юг — гноллы быстро, а пони размеренным шагом, экономя силы. Но перед тем, как двинуться в путь, Твайлайт посмотрела на север и что-то прошептала. Оливия увидела это, но не спросила, что проговорила себе под нос волшебница — скорее всего, это касалось только её и Шайнинг.


* * *


А следующей ночью сама Шайнинг вскочила от тревожного звона колокола и громких криков. Она добралась до крепости Сантар засветло, отыскала небольшой трактир и без сил развалилась на кровати, проспав без копыт до глубокой ночи. Долгий переход по этой земле отразился на ней, и хотя пони успела передохнуть, переправившись через треть Мэридолла на грузовом корабле, поднимающемся вверх по реке, сон её был тревожным. Белой единорожке чудились орды противников, подступающих к крепости с разных сторон, мерещился Лунамэйн, в который она так и не зашла. Видела она и Мракодрава, всего израненного, и Оливию с Твайлайт, бредущих по странному лесу. Впрочем, всё время её сны возвращались к битве у стен крепости. И как же удивилась она, когда разобрала через сон слова «Враги!» и «Идут!».


Выхватив меч и удерживая его магией у бока, единорожка выбежала в коридор, на лестницу, а после — на улицу, уже охваченную смятением. Во все стороны бежали звери и пони, торопливо разбирая доспехи и оружие, многие уже поднялись на крепостные стены. Этой ночью разрозненные стаи алмазных псов соединились в лесах Мэридолла и осадили крепость Сантар, подойдя к ней по ночной темноте. Вооружённые боевыми молотами, алебардами, копьями и длинными луками, эти алмазные псы несли чёрные знамёна с изображением фиолетового кристалла. Здесь были представители разных стай, объединённые волей Аркнайта. На западе уже горели подожжённые ими крепости, но вглубь страны пока орды псов двигаться не решались, ожидая подкреплений от грифонов и гноллов. Не было и чейнджлингов, треть из которых увязла в сражении с ратями Клаудсдейла, а четверть оставшихся погибли под Кантерлотом. Но Сантар представлялся псам не слишком сильным противником, а потому свыше трёх тысяч воинов приготовились к штурме крепости.


Шайнинг раздобыла себе доспехи стража и взобралась на стену. На лишнего воина никто внимания не обращал, и так почти все самцы и жеребцы в городе приготовились отражать нападение. Были выстроены лучники, приготовлены баллисты. В Башне Восхода, возвышавшейся к югу от крепости и называвшейся так благодаря изображению солнца на шпиле, собирались фестралы. Они же и вылетели первыми, когда псы с воплями и криками бросились к стенам крепости. Сверху на них посыпался ливень стрел, от которых не могли спасти уродливые, неказистые доспехи. Стрелы вонзались псам в горла, в морды и под животы, били в бока и шеи. Тем не менее, не считаясь с потерями, они добрались до стен и голыми лапами стали рыть землю, уходя на глубину необычайно быстро. Другие ставили осадные лестницы, доводимые до нужной высоты прямо на поле боя, связываемые друг с другом.


Шайнинг избрала стену для того, чтобы встать в строю с её защитниками. И не зря. Пока одни псы только рыли подкопы, другие уже взлетели к лучникам. Те ещё не успели схватиться за мечи, а меж их рядов уже пробежало городское ополчение и приняло удар врагов на себя. Шайнинг рубанула своим мечом по брюху громадного пса, а пока тот падал, кобылка магией подхватила второго и скинула его на друзей, мигом очистив половину лестницы. Не довольствуясь результатом, пони вскочила на край стены и пробежала по нему, врезавшись в тройку псов, спрыгнувших с другой лестницы на камень крепости. Один получил мечом, второй был сбит телом Шайнинг, третий познакомился с её копытами и последовал за вторым. Обернувшись, единорожка отправила в полёт четвёртого, дай-дога, перебросив его магией через стену — прямо на голову первому из многочисленных «подкопщиков».


Если стрелы со стороны псов летали редко, то защитники не жалели смертоносных снарядов, осыпая врагов раз за разом. Но когда лестниц стало слишком много, лучникам пришлось схватиться за клинки, и здесь уже преимущество было на стороне врагов. Крепкие псы сбивали пони, сокрушали зверей, и мало кто мог противостоять их натиску. Магия, бившая со стен, тоже скоро иссякла — противники заполняли стены, и теперь заклятия уступили место телекинезу. Шайнинг и сама перешла к этой магии, подобрав обломанное копьё убитого ей пса и работая его наконечником и клинком меча. Но даже отвага белой единорожки не могла спасти крепость. Постепенно защитников стали теснить.


Отчаянно сопротивляясь натиску врагов, пони и звери Мэридолла стали отступать к двум большим лестницам, где защитники стен организовали оборону. Сражавшаяся бок о бок с двумя кристальными лисами, Шайнинг отступила только тогда, когда двух рыжих воителей сразили копьё, а её саму удар мохнатой лапы сбил на землю. Выронив копьё, единорожка схватила меч в зубы и вонзила его во врага, как раз намеревавшегося нанести ей удар. Вытащив чёрный от крови клинок, единорожка встала на копыта и отошла назад, всё равно сопротивляясь нападавшим. Ей на помощь пришли несколько пегасов и земных пони. Вместе копытным удалось потеснить противника и пройти к лестницам, а затем начать спуск — на стенах уже было полным-полно псов.


Впрочем, и на земле их в скором времени стало не меньше. Они лезли их-под стен и прыгали с них, убивая всех на своём пути, а ощущение того, что защитники выдыхаются, придало им сил. Хотя из десяти тысяч псов, перешедших границы Мэридолла, сейчас не уцелело и половины, захват нескольких крепостей придал им сил и злобы, чтобы теперь справиться и ещё с одной. Доблестная храбрость защитников крепости Сантар тоже не оставалась без награды. Многочисленные детёныши, жеребята, самки и кобылы, жеребцы, которым было ещё рано умирать на поле боя, собранные для защиты беженцев, смогли выйти через тайный подземный переход и поспешили на юг, в Лунамэйн, возле которого уже собиралась пятитысячная армия, намеревавшаяся прийти на помощь приграничным крепостям. Но эта помощь запаздывала.


Шайнинг рубилась без устали. Враги отступали под её натиском, союзники подхватывали контратаки единорожки. Но и её напор не мог продолжаться вечно. Энергия пони пошла на убыль, она уже не могла так рьяно сражаться, а враги уже поняли, кто вдохновляет защитников крепости на сопротивление. И голова Шайнинг становилась избранной целью для многих врагов. Но кто-то из военачальников псов приказал брать пони живой — и этого приказа враги не ослушались. Собрав силы, они обрушились на защитников, ударили по ним, отбросив прочь. Шайнинг оказалась перед несколькими врагами сразу. Она дралась, как могла, но сильный удар по голове сбил с неё шлем и опрокинул на землю, а следом десятки хищных лап протянулись к пони. Она ещё пробовала отбиваться, но её доблесть не могла сравниться с грубой силой. Удар по голове рукоятью страшного искривлённого меча отключил сознание единорожки, и она повалилась под лапы врагам.


Глава четырнадцатая


Фарленд произвёл впечатление на Оливию. Она знала, что когда-то на этом месте была пустыня, и лес был отличным доказательством того, как изменился рельеф Эквестрии, но… Дорога вывела пони к холмам, взобравшись на которые, они увидели множество деревень и посёлков, раскинувшихся в нескончаемом море растительности. С запада, за фермерскими угодьями, деревья образовывали настоящую стену, стволы их росли так близко друг к другу, что ветви образовывали надёжный заслон. На юге же вздымались стены пока ещё далёкого города.


- Нам туда, - перехватив взгляд Оливии, сказала Твайлайт. - Это и есть Каменный Город. От него дороги расходятся на земли кристальных лисов и волконов, не говоря уже о других народах Юга.


- Надеюсь, что теперь-то мы можем не озираться по сторонам, - произнёс Мракодрав. Он поднял лапу и посмотрел на кристалл Тилуны. - И что Вербена не станет препятствовать мне. Отец не учил меня обращению с наместниками.


- Учитывая, как ты показал себя в последнее время, я больше волнуюсь за Вербену, чем за тебя! - улыбнулась единорожка. - Его-то уж точно не обрадует появление нового претендента на престол!


Переговариваясь таким образом, пони и гноллы спустились с холмов и по дороге направились прямо к крепости. Но вскоре их разговоры поутихли, а в душах зашевелилось волнение: деревни оказались покинуты, урожай никто не собирал, а в небесах не было видно ни одного пегаса, хотя по договору крылатые пони обычно управляли погодой в Фарленде. В молчании путники подходили к Каменному Городу.


Оливия долго думала над тем, чем это так отличается Город от Кантерлота. Тот вполне мог называться как Городом-на-Горе, так и Каменным Городом. Но подходя поближе, земнопони увидела разницу. Столица Фарленда представляла собой и вправду огромный город, все здания которого были выполнены из белого камня. Их окружали три стены — низкая, но и она достигала десяти метров в высоту, за ней поднималась стена в два раза выше, а затем и ещё одна, очень высокая. Между стенами было открытое пространство, которое могли простреливать лучники другой стены, если первая падёт. Кроме того, каждая стена имела несколько башен — шесть первая, двенадцать вторая и тридцать шесть — третья. Башни были остроконечными и зубчатыми, но каждая из них имела площадку для катапульт. В город вели всего три дороги, две широкие и одна узкая, но подходившая именно к главным воротам. Это было неудобно для торговцев, зато обеспечивало более надёжную оборону, тогда как широкие дороги на время осады завалились камнями, висящими в огромных сетях на башнях первой и второй стены. Завалы из этих камней оградили бы Каменный Город от прямого нападения не хуже крепких стальных ворот, которые открывались благодаря энергии пленённых молний, захваченных магами Каменного Города. Если гроз недоставало, то их намеренно создавали пегасы. Энергия молний пускалась также на обогрев жителей, грея воду в трубах, проведённых в жилые здания.


Но всего этого Оливия не знала, а, по правде говоря, не знала и половины. Она просто была восхищена этими стенами, блеском доспехов стражей, крепкими воротами и бойницами. Шестёрка путников не вызвала опасения у стражей и их пропустили через две стены без досмотра, но вот у ворот третьей несколько стражей спросили, кто они и зачем пришли. Твайлайт объясняла и повелела проводить их к Вербене, что стражи и исполнили после недолгого совещания.


В центре города находился замок. Он произвёл на Оливию куда меньшее впечатление — в его башнях и стенах угадывалось умение мастеров из Кантерлота и Клаудсдейла. Замок, конечно, был красивым, но не необычным. У ворот его стояли стражи-единороги и волконы, они же и стали сопровождать Мракодрава и его спутников в коридор замка. Вступив на мягкий ковёр, Оливия покрутила головой — как же тут мрачно! Серый коридор, у стен выстроены пыльные доспехи на постаментах — латы лисов, волков, пони… Громоздкие люстры на потолке давали мало света, потому что уставлены они жалкими огарками свечей. А ковёр, такой мягкий и ворсистый, вдруг перешёл в грязную, всклоченную и во многих местах рваную… У Оливии слов не находилось для той гадости, на которую ступили её копыта.


- Кажется, в последние годы Вербена совсем забыл о своём доме, - нахмурился Мракодрав.


- Это уже твой дом, - негромко напомнила Твайлайт. - Но ты прав. В прошлый раз я была здесь пять лет назад и тогда замок сиял чистотой и светом. Что-то не так.


Под конвоем они прошли в тронный зал. Оливия ожидала многого, но увиденное удивило даже её — в пустом помещении стоял один-единственный каменный трон. На спинке его поднимались фигуры драконов, державшихся за лапы, взлетающих или лежащих на животах и разглядывающие входящих. Сам Вербена оказался самцом серого цвета шерсти, тощим и словно бы сморщенным. Хотя он должен был оставаться ещё достаточно молодым, казалось, что на трон уселся изнурённый годами старик. Тусклые глаза смотрели из-под обвисших, грязных волос, жёлтые зубы были оскалены в не предвещавшей ничего хорошего ухмылке. Одет он был в грязный чёрный жилет, чёрный плащ и чёрные штаны, протёртые на коленках. Даже на расстоянии Оливия увидела, как по одежде и шерсти правителя Фарленда прыгают паразиты.


- Приветствую тебя, Вербена, - Твайлайт вышла вперёд, но на её морде застыло брезгливое выражение. - Что произошло с тобой и твоим королевством?


- Что произошло? - чёрные когти вонзились в подлокотники, оставив на них глубокие царапины. - Может, ты расскажешь мне? Земли мои атакуют враги, а в доме завелись предатели и глупцы!


- Предатели и глупцы? - возмутилась Твайлайт. - Что же, тогда самое время помочь тебе уйти со службы. Ты стал королём Фарленда, но пора тебе оставить эту должность. До сих пор тебя считали правителем, но ты — лишь наместник, Вербена. В Каменный Город пришёл истинный король.


- Да, я слышал об этом! - оскалился волк. - Ты несла мне кристалл Лилии, но я-то не её потомок, и знал это давно. Но это не повод мне оставить престол! Я управляю Фарлендом с давних пор и не собираюсь просто так оставлять этот пост только потому, что ко мне явилась какая-то жалкая принцесска с её сынком!


Твайлайт удивлённо уставилась на волка, Бейрви лишилась дара речи, но вспыхнувший Мракодрав шагнул вперёд и вытащил меч. Стражи дёрнулись, но Хард и Лайншир развернулись и сами обнажили клинки, готовые защищать Мракодрава. Оливия не колебалась — рванув меч из ножен, она широко расставила копыта и встала рядом с пони.


- Ты то ли слеп, то ли сам стал полным глупцом! - не обратив внимания на стражей и свиту, Мракодрав шагнул к трону. - Я — Мракодрав, сын Кровоглаза, владыка равнинных гноллов и прямой потомок Лилии!


- А значит — и правитель Фарленда! - закончила Твайлайт. - Ты слишком засиделся на своём престоле, Вербена, но ты был верным подданным! Не знаю, магия или глупость движут тобой сейчас, но оставить распри и уйди со своего поста достойно!


- Достойно? - глаза Вербены злобно сверкнули. Он выпрямился, упираясь трясущимися лапами в подлокотники. - Достойно?! - повторил волк глухим голосом. - Воры! Убийцы! Пираты! Стража! Взять их!


Но его призыв остался без ответа. То ли стражей пугал вид пони, то ли они поверили Мракодраву, но никто не сдвинулся с места. Кроме самого юного владыки — он шагнул вперёд и показал волку свой браслет.


- Это — кристалл Лилии. Последний раз говорю тебе, Вербена — верни трон тому, кто…


Он не закончил. Вербена вскочил с места и с диким воплем выхватил серебристый клинок. Оливия ахнула — это был изумительной красоты меч. Глаза пони легко разобрали почерк мастеров Клаудсдейла, сковавших клинок из тёмного предгрозового неба, разбавив его снежным бураном и дополнив вспышками молний. В металл рукояти мастера-единороги вставили изумруды, гранаты и сапфиры, озолотили и посыпали серебром звёзд, отчего меч переливался в лапах Вербены всеми цветами радуги. Клинок Мракодрава по сравнению с ним казался просто работой рядового кузнеца, когда меч Вербены выковывал настоящий мастер. Но в тот миг, когда два клинка устремились навстречу друг другу, кристалл Лилии вспыхнул и засиял розовыми переливами. Это сияние скользнуло по запястью щенка, переместилось на его меч, и тот в один миг преобразился — лезвие удлинилось почти вдвое и стало многогранным, и каждая грань была острее любого другого клинка. Рукоять засверкала вспышками умирающих звёзд и рождающихся солнц, гарда покрылась многочисленными рунами, которые вспыхнули при столкновении двух мечей.


Оливия вскрикнула. Клинок Вербены дёрнулся в его лапах и разлетелся на сотни мерцающих обломков, а меч Мракодрава без всякого сопротивления продолжил смертоносную дугу и отсёк голову взбунтовавшемуся наместнику. Пролетев по воздуху, та упала в углу трона и вдруг разлетелась стаей летучих мышей — что повторилось и с телом волка.


- Аркнайт! - воскликнула в гневе Твайлайт и принялась палить магией по мышам. От попаданий её лучей те рассыпались в ворох чёрных мотыльков, но тут уже и ошарашенные стражи вспомнили о своей работе. Лучи забили во всех направлениях, пронзая тёмную тучу, и ни один мотылёк не покинул пределы тронного зала, разлетевшись в пыль.


Надолго повисло тяжёлое молчание. Стражи и пони переживали неприятную кончину Вербены, Бейрви с изумлением смотрела на Мракодрава, а Мракодрав, в свою очередь, разглядывал изменившийся клинок. Он перевернул его клинком к себе и увидел, что грани образовывают рисунок шестилучёвой звезды, но не успел ничего сказать — его опередил Хард.


- И что это было?! - изумлённо спросил единорог. - Мы что, победили?


- Нет, мой юный друг, - ответила ему Твайлайт. - Магия Аркнайта отравила бедного Вербену, и с недавних пор он обратился в его верного слугу и помощника. Не знаю, каким образом это произошло — но мне известно одно. В повсеместном запустении был виноват всё тот же враг.


Она посмотрела на стражей.


- Созывайте народ, друзья. Как бы не был страшен конец Вербены, это начало царствия владыки Мракодрава. Он вступает на престол в тёмный час, и ему понадобится вся помощь, которую вы можете ему предоставить, служа своему королю.


- Кристалл Лилии и вправду принадлежит ему, - сказал один из стражей. - Значит, он имеет право на престол.


Его слова подхватили другие. Быть может, они не столько были удовлетворены победой Мракодрава, сколько радовались гибели Вербены. В последнее время король их становился всё более и более безумным, не предвещая своим правлением ничего хорошего для Фарленда. Правда, при нём здесь собралась объединённая армия зверей, но никто так и не узнал, готовил ли Вербена её для защиты — или же для присоединения к Аркнайту и нападения на земли пони.


В целом, коронация Мракодрава прошла без осложнений. Некоторые из стражей отказывались признавать юного гнолла своим правителем, но в большинстве своём подданные присягнули Владыке. Здесь всё сошлось — и слухи, которые принялись распространяться по городу со скоростью полёта птицы, что-де пришёл потомок Лилии, и гнев на прошлого Короля, который в последнее время обложил народ податями и настолько всем надоел, что его гибель приняли с воодушевлением. Оливия боялась за юного Мракодрава — быстрая смена обстановки - два дня от будущего вожака стаи до правителя Каменного Города и всего Фарленда - не могла не повлиять на него. Осуждать земнопони не стоит, ведь она не знала, какой крепкий народ воплощает в себе Мракодрав. Действительно, она не знала о том, что для гноллов бесконечные войны или охота — весь смысл жизни, что власть среди их племён сменяется часто, и, чтобы оставаться вожаком, предводитель того или иного племени должен уметь быстро приноравливаться к окружающей обстановке. Не знала она и о прошлом Мракодрава. Кровоглаз любил его, но обучал сына в лучших традициях равнинных гноллов, закаляя характер юного щенка и приготовляя его к управлению диким и своенравным народом. Эта школа пригодилась сейчас.


Мракодрав не был жестоким. Он с сожалением вспоминал погибших, и на привалах его терзали раздумья о том, удалось ли пошедшим с ним гноллам вырваться из ловушки алмазных псов. Но одно он усвоил точно — нельзя быть хорошим королём, если ты высоко ценишь жизнь каждого подданного. Пони с ним бы поспорили, великие аликорны прошлого, такие, как Селестия и Луна, доказали бы ему, что он неправ в своём мнении. Но сейчас другая философия позволила Мракодраву подойти к управлению королевством, несмотря на то, что опыта в подобных делах у него было не так уж и много.


Ни о каком пире не шло и речи. Гонцы из дальних краёв приносили вести, что Фолдарк начал наступление и земли пони приняли на себя первый удар. Первый — но не последний, и далеко не самый сильный. Мракодрав, не успев даже занять престол, уже был вынужден встать с него и склониться над картой, пытаясь предугадать, откуда ждать удара. Пони он разместил во дворце и впервые после выхода из Кантерлота (Оливии эти несколько дней показались годами) пони наконец-то заснули не только в мягких и уютных постелях, но и в полной безопасности. Даже видения Оливии уступили место приятным снам, в которых светило солнце и зеленела трава.


Но вечер рассеял надежды на спокойствие. Оливия проснулась сама и несколько минут лежала в постели, когда дверь в её комнату отворилась и с глуповатой улыбкой на морде в её проёме появился Хард Моунвилл. Он явно хотел пробудить сестру каким-нибудь необычным способом и очень расстроился, увидев, что она уже проснулась.


- Добрый вечер, Оливия. Твайлайт ждёт нас внизу вместе с Владыкой, - сказал он несколько уныло.


- Я сейчас спущусь, - кивнула земнопони.


Поскольку на приём к королеве или королю полагалось являться при полном параде, Оливия вновь надела вычищенный и выглаженный жилет, повесила на бок ножны с мечом, прицепила плащ, который и стирать не пришлось, так как никакая грязь не приставала к чудесной ткани, и следом за братом вышла на лестницу, соединявшую гостевые комнаты, что располагались в одной из башен замка. Когда они прошли в тронный зал, то кроме Бейрви, Твайлайт и Лайншира застали там множество зверей и пони, большинство — самцов и жеребцов в летах. Они смотрели на Мракодрава с ожиданием, а тот не сводил глаз с Твайлайт, нетерпеливо стуча когтями по подлокотнику.


- Вы вовремя, - обратилась фиолетовая единорожка к Моунвиллам. - Я как раз заканчиваю свою речь.


Хард пробурчал что-то. Брат и сестра решили не вмешиваться в этот совет и присели прямо на пол, навострив уши.


- Теперь осталось сказать совсем немногое, - Твайлайт обвела всех присутствующих долгим взглядом. - Фолдарк атакует города Эквестрии, если вы помните, чем была Эквестрия, или города пони, если вас устроят эти слова. В первую очередь опасности подвергается Кантерлот, но, кроме того, есть Мэридолл, есть Эплуза. Я думаю, здесь никто не питает надежд, что Аркнайт остановится на победе над нами. Я обращаюсь к наследнику Лилии с просьбой вспомнить, кем была та, чей кристалл он теперь носит в своём мече, - Оливия зажмурилась, слишком уж высокопарными показались ей слова волшебницы. - Мэридолл уже в огне. Он выдержит эту атаку, но за ней последует другая, более сокрушительная.


- И что же ты предлагаешь? - спросил седогривый жеребец-единорог из первого ряда слушателей.


- Собрать силы и нанести такой удар по Фолдарку, чтобы Аркнайт и не подумал более соваться на наши земли. Сейчас ещё не все союзники пришли к нему, ещё не было у него крупных побед, чтобы удерживать не слишком ретивых воинов. Если мы выдвинем войска Фарленда, Мэридолла и Кантерлота — он не устоит. Мы разгоним его воинов, а самого Аркнайта вынудим закрыться в Фолдарке. Конечно же, это будет не победа — но передышка перед будущими войнами.


- Ну, а если сам Аркнайт решит выйти на бой?


- За тем я и разыскивала наследника, - Твайлайт понизила голос, чтобы слушатели напрягли слух и вникли в её слова. - Мне и в голову не могло прийти, что Вербена не является потомком Лилии, зато и Мракодрав жил в полной безопасности. Аркнайт узнал об обмане моей повелительницы совсем недавно. Быть может, он даже непричастен к гибели Кровоглаза, хотя я в это и не очень-то верю. Но он явно затевал войну давно. Кто знает, кого ещё ему удалось подкупить и извратить так, как Вербену! То, что наместник погиб так скоро, радует меня — Аркнайт мог и не узнать о возвращении наследника, он лишь чувствует кристалл и часть своей души, заточённой в ней. И быть может, он захочет вернуть её! Тогда он встретиться на поле брани с Мракодравом…


Волшебница повернулась к владыке, напрягшемуся от этих слов.


- ...И тогда только от тебя будет зависеть судьба всего нашего мира. Хотя она уже и сейчас зависит от твоего решения. Вербена собрал армию — войска лисов, волконов и котов, тигров и леопардов, пони, а ты способен призвать даже гноллов на нашу сторону. Но это — путь крови, и я не стану твоим советчиком сейчас. Я привела тебя в Каменный Город, но с этого момента ты волен выбирать свой путь.


Мракодрав откинулся на спинку трона и задумался. Ему наперебой стали предлагать различные решения, кто-то наоборот, отвернулся, презирая свалившегося как снег на голову короля. Мракодрав не повёл и ухом даже когда к нему обратилась Бейрви. Но лапа его вдруг сжалась на рукояти меча, и щенок поднялся с места. Оливия увидела его как в первый раз — он казался повзрослевшим на несколько лет, но решение его ещё долго называли решением глупого щенка, заигравшегося в короля.


- Нужно быть верными старым союзам и установленным обязательствам, - сказал он, и по залу разнеслись горестные вздохи пополам с ликующими воплями. - Вербена сделал то, что должен. Он дал мне острые когти, а я уж использую их, чтобы остановить агрессию Фолдарка. Пони всегда были и остаются нам верными друзьями. Я хочу, чтобы так было и впредь — потому мы выступим им на помощь. Аркнайт — угроза всем нам, а значит, и бороться с ним нужно всем вместе!


Оливия вдруг явственно услышала голос Шайнинг. Тихий напев разносился по тронному залу, отражаясь от холодных каменных стен:


«Восславим, пони, Короля!

При нём страна его цвела.

Он целый мир бы покорял,

Но только вотчина мила.


При нём вся мощная держава

Жила в достатке и любви.

Наш реял флаг - враги бежали,

Склонялись чуждых стран цари...»


Глава пятнадцатая


Шайнинг с трудом разлепила глаза. Перед её взглядом прыгали яркие точки, словно искры фейерверка, и взрывались шутихи, но сама пони почему-то не почувствовала духа праздника. Наоборот, единственное, что она ощутила — тупую ноющую боль в затылке. Пони зажмурилась и попробовала подняться, но её передние копыта были крепко связаны под грудью, а вытянутые задние стягивала всё та же колючая и злая верёвка. Она вновь провалилась в беспамятство — и это странное пограничное состояние между сном и явью, между забытьём и памятью продолжалось для неё несколько дней. К этому времени произошло много всего: алмазные псы бесчинствовали в городе, но их собратья получили болезненные удары от ратей, вышедших из Лунамэйна. Вскоре побитые и повизгивающие псы отступили в Сантар, как единственную крепость, оставшуюся под их контролем. А из семи тысяч отборных воинов, покинувших Лунамэйн, к городу уже приближалось свыше трёх тысяч — в два раза меньше, чем псов, собравшихся в городе к моменту, когда Шайнинг наконец-то пришла в себя.


Пони так и не узнала, кому была обязана своим спасением. Один из молодых псов, ростом и телом похожий больше на гнолла, чем на алмазного урода, проникся сожалением к отважному воину. Стражи Шайнинг не возразили, когда он через силу запихивал ей в рот кашицу из травы и овощей, поил, а под конец — правда, уже тайно — влил в пони добрую меру обжигающего алкогольного отвара, который делали алмазные псы… Лучше и не говорить, из чего и как. Жидкость, заставившая внутренности Шайнинг, отродясь не принимавшие ничего крепче сидра, болезненно сжаться, в то же время привела её в чувство. И как нельзя вовремя… Через пару томительных минут, пока её разум приходил в себя, пони осознала, что висит, распятая на перекладине, которую поднял громадный пёс, похожий на одну из разновидностей дай-дога. Вонь от его длинной шерсти была нестерпимой, но после того, как Шайнинг провела несколько дней на грязных улицах горящего города, она не показалась ей такой уж отвратной. Так, средняя…


Почему-то эта мысль показалась ей смешной. То, что она потерпела поражение, то, что сбылись предостережения Твайлайт, ничуть не повлияло на её дух, и единорожка уже начала раздумывать над тем, как бы выбраться из этой передряги. Впрочем, она явно себя переоценивала. Под ней колыхалось настоящее море алмазных псов; они покидали горящий Сантар, распевая песни, хвастаясь трофеями и боевыми успехами, не думая о том, что на хвост им наступают воины Мэридолла. Настроение у псов было приподнятое — их-то вдохновляли победы, а поражения, получаемые от табунов Лунамэйна пока ещё не омрачили их торжество. Шайнинг вскоре снова впала в то пограничное состояние, в котором пребывала последнее время — удушливый дым и вонь шерсти алмазных псов смешались для неё в один неприятный запах. Отблески пламени в ночной тьме кружили ей голову, рваные покачивания вызывали тошноту, ноги заломило от верёвок. Кобылка обвисла на них, уронив голову и уже почти погрузившись во тьму…


Но тут её ухо дёрнулось. Единорожка разом вернулась к пламенному свету — она уловила чистый звук боевого горна, и теперь она с надеждой смотрела туда, куда со страхом взирали её враги. С востока, сопровождаемое лучами восходящего солнца, приближалось войско Лунамэйна. Жеребцы и кобылы в золотых доспехах с серебряными полосами несли длинные и короткие копья, мечи и морозные луки. Земля дрожала от стука их накопытников, сотрясались от лязга их доспехов неспокойные небеса. Туча дыма и ночной темноты попятилась от наступавших лучей, сопровождавших каждый шаг предводителей воинства, выдвинувшегося навести порядок на своей земле. Гордо реяли белые знамёна с голубыми кристальными сердечками, от которых в разные стороны расходилась россыпь звёзд. Табуны земнопони, пегасов и единорогов выстроились в идеальном порядке и изготовились к сражению, снова приветствуя врага звуками боевых труб.


Алмазные псы забеспокоились. Лучники отходили назад, вооружённые копьями — вперёд. Пока они меняли порядок, войско Лунамэйна приблизилось, но не атаковало, а лишь сомкнуло ряды, пропуская вперёд единорогов. Те зажгли рога магическим сиянием и подхватили короткие копья, оставив длинные висеть на боках, остриём вперёд. Снова прокатился звук рога — на этот раз отрывистый, но и более высокий, и табуны вдруг бросились вперёд. Шайнинг, которой только что было столь плохо, что из глаз лились слёзы, собрала последние силы и радостно вскрикнула, приветствуя пони Мэридолла.


Навстречу им взлетели стрелы. Несколько просвистело рядом с Шайнинг, одна даже зацепила гриву, но пони даже не вздрогнула. И в этот момент единороги дали залп! Их магия испепеляла стрелы прямо в воздухе, и не одна из них не упала на землю, даже не достигла воздвигнутых кое-где магических щитов. Зато со стороны пони сверкнули ослепительной белизной ледяные стрелы, выпущенные из морозных луков, и кое-где пламя факелов алмазных псов замерло, превратившись в такой же блестящий лёд. Не успела упасть последняя стрела, а единороги уже достигли первых рядов нападавших и как один двинули копьями, магией толкнув их вперёд — копейщики псов взмыли и захрипели от вонзившихся в их тела наконечников, а единороги перепрыгнули через их трупы и ударили длинными копьями, сминая вторые ряды противника. И не просто сминая — единороги расходились перевёрнутой подковой, заставив врага попятиться и одновременно открывая путь земным пони. Среди них засверкали кристальные гривы, когда сердца многочисленных кристальных пони наполнились яростью к врагам.


Они вонзились в войско псов разящим кинжалом. Шайнинг снова закричала, увидев, как пони без особых потерь сокрушают своих многочисленных и сильных врагов, колют и рубят попадающихся на их пути негодяев, сносят головы и отрубают лапы. Её восторг подкрепил силы пони — но она ещё пребывала в опасности… До тех пор, пока с неба не упали пегасы. Один из них усмотрел привязанную пони, развернулся в воздухе и пустил стрелу из странного устройства, выглядевшего как сочленённый с длинным накопытником маленький лук — стрела, имевшая длину не больше вязальной спицы, вонзилась в затылок псу, нёсшему Шайнинг, и тот потянул к ней лапу со скрюченными от боли пальцами. Рана была смертельной — стрела вонзилась точно в крохотный мозг алмазного пса, и через мгновение тот уже повалился на землю. Шайнинг оказалась прямо перед глазами двух единорогов, которые защитили её магий и перерубили путы, взвалив раненную пони на спины.


Вокруг них полыхала битва — псы ещё пробовали оказать сопротивление, но уменьшившиеся едва ли на две сотни голов табуны Мэридолла продолжали битву, обратившуюся в бойню. Никто не мог выстоять против их стремительных атак, и вскоре псы принялись разбегаться кто куда. Часть из них побежала в сторону горящих руин крепости — и каков же был их ужас, когда из нехотя уходившей тьмы вышли ещё несколько сотен воинов Мэридолла, теперь уже лисов и волконов. Эта малая часть воинов завершила поход алмазных псов на земли королевства — пони умеют быть злыми, если их сильно разозлить, и безжалостными, если враги того заслуживают. Из многих тысяч псов лишь паре-тройке сотен удалось покинуть земли Мэридолла. По счастью, самки почти не участвовали в походе, и их виду не грозило вымирание, но Аркнайт лишился одних из самых свирепых и безрассудных союзников. Их безумная вылазка на земли королевства закончилась гибелью и воодушевила его защитников, а что важнее всего — показала даже самым упрямым глупцам, что Аркнайт не оставит их земли в покое.


* * *


- Лунамэйн! - Мракодрав, восседавший на красивом скакуне — так называется порода белоснежных созданий, похожих на оленей — смотрел на высокие стены и зубчатые стены одного из главных городов Мэридолла. Рядом с гноллом справа ехала на медвегене Бейрви, слева шла Твайлайт Спаркл. Моунвиллы и Лайншир тоже были в свите владыки, состоявшей теперь из десятков лисов и волков. А за их крупами двигалась могущественная армия — пешие и всадники, всех видов и рас. Среди них были даже сотни две чейнджлингов и не менее сотни алмазных псов. Шли гноллы, преимущественно пешим ходом, но и с кое-какой частью на медвегенах. В небесах летали пегасы, фестралы и грифоны, обеспечивая прикрытие с воздуха войску и разведку.


День назад они перешли реку, разгромив небольшой отряд грифонов. Статуи были разрушены и мосты сожжены, но Твайлайт магией завалила деревья, а волконы и кристальные лисы сделали из них временные мосты, наведя их через реку. Через два часа вся двадцатитысячная армия Фарленда уже была на другом берегу. Никогда ещё со времён Лилии в Мэридолле не видели столько зверей, и потому поход Мракодрава не был тайной для врагов, точнее, для одного врага. На ночном привале Оливия, которую брат всё-таки уговорил сменить жилет на позолоченные доспехи, увидела ярость Аркнайта — над Фолдарком били сотни молний, крепость гремела барабанами, и свист бичей разносился по округе, когда предводители вражеского войска выгоняли струсивших воинов на поля перед крепостью. Но она не видела ни спасения Шайнинг, ни то, как защитники Кантерлота вынуждены отходить на Гору, спасаясь от врагов. Дар предвидения Моунвиллов затихал по мере того, как рос гнев Аркнайта.


Поражения не ослабили его, но он видел слишком много тревожных признаков за пределами своего королевства. Он чувствовал, что кристалл Лилии перешёл в Фарленд и вдруг стал от него двигаться по направлению к ненавистному им Мэридоллу. Кристальные пони разгромили алмазных псов и сквозь известия об этом проступил образ белого единорога с синей гривой, которого Аркнайт тоже помнил, хотя и не встречался с ним непосредственно. И горестная песня вдруг перестала распеваться до конца. «Восславим, пони, Короля!» - слышал он и всё больше склонялся к тому, что ему придётся покинуть Фолдарк и самому заняться насущными проблемами.


Но когда до него пришла новость о том, что некий Мракодрав, юный гнолл с Равнины, пришёл в Лунамэйн и был принят там с почтением, он пришёл в просто неописуемую ярость. Потому что он уже знал, что Мракодрав ведёт могучую армию Фарленда, и теперь к его войскам прибавились табуны Мэридолла.


* * *


Ярость Аркнайта была бы в стократ сильнее, если бы он узнал, какая встреча произошла в Мэридолле и к чему она приведёт. Ибо услышав о Мракодраве, Шайнинг, достаточно оправившаяся после плена, поспешила встретиться с ним и едва не завопила от радости, когда к ней подскочила Оливия Моунвилл и крепко прижала к своей груди. Даже эта земная пони могла поступиться своими принципами и правилами этикета, увидев ту, кого считала погибшей в плену у ужасных алмазных псов!


Хард по поводу их встречи сочинил песню, которую и пропел, заставив кончики ушей обеих кобылок покраснеть, а копытца смущённо забить по земле. Не стоит её повторять — мало того, что она длинна, так ведь и Шайнинг пообещала, что любому, кто повторит её, она устроит страшную и очень медленную смерть. Кто-кто, а Шайнинг умела держать обещания, и лучше мы не станем испытывать судьбу.


Разговоры во дворце Совета заняли немало времени. Так всегда бывает, когда старые друзья собираются вместе — беседа льётся и льётся, словно весёлый ручеёк ранней весною. Шайнинг рассказала о битве за крепость Сантар и своём плену, о том, как её спасла гвардия Лунамэйна. Твайлайт поведала ей о том, что произошло с Вербеной. Тут Шайнинг и высказала предположение, что Вербена как-то раз вынужден был покинуть свой город и был захвачен в плен, а позже его душу подменил тьмой сам Аркнайт. Впрочем, проблемы павшего наместника уже никого не заботили, а саму Твайлайт больше беспокоило нынешнее положение дел, чем туманное прошлое.


Единороги Совета доказали, что кристалл Лилии подлинный и Мракодрав и вправду её потомок и наследник. Теперь строптивые успокоились, а вот Твайлайт помрачнела — эту весть должен был в скором времени узнать и Север. Оставшись в городе-крепости на два дня, Мракодрав стал ожидать подхода войск Мэридолла. Эти дни Оливия неожиданно для себя провела за картами — её уж очень заинтересовали земли Юга, которые она едва-едва затронула. Перед пони от Каменного Города вниз по карте раскинулись десятки городов и больших деревень, и Оливия решила, что когда-нибудь она снова пуститься в путешествие в эти края. Хард и Лайншир играли в мяч или устраивали шутливые поединки, а она всё проводила время за картами, заглядывая и на восток, и на север, и на запад. В её крови вскипала страсть к приключениям, и мысли об уютном домике в Понивилле ни разу не посетили её даже тогда, когда Оливия рассматривала родной город. Жажда приключений Моунвиллов охватила кобылку, ведь вся жизнь пони — это сплошные приключения! Правда, пока что ей предстояло главное испытание и приключение в жизни. В жизни, спокойной, сытой и мирной, как из той древней песенки, в жизни, которую она хотела сохранить.


Теперь их компания снова собралась вместе и ранним утром вышла в поле, где стояли бивуаки войска. Мракодрав с гордостью и уже совершенно жеребячьим восторгом разглядывал ту мощь, которую он обрёл за эти дни. К двадцати тысячам воинов Фарленда подошли пять тысяч из Мэридолла и ещё пять выделял именно Лунамэйн. Не считая их, к войску прибилось ещё тысячи три воинов из разрозненных отрядов и отдалённых областей. Военачальники сами знали свою работу и Мракодрав мог теперь сосредоточиться на более обширных задачах, чем просто управление такой силой.


Выбрав из всех путей дорогу на Кантерлот, он двинул войско вперёд, и снова задрожала земля. Ради скорости пони поступились гордостью — звери не брали с собой много провизии, зато пересели на копытных союзников. В результате всего через день войско уже увидело вдали Вечнодикий Лес, возле которого жители Понивилля выстраивались для битвы с лошадьми — те обогнули город с юга и зашли с востока, откуда жители меньше всего ожидали удара. По счастью, лошади только готовились к битве — две тысячи голов насчитывали их табуны, и все две тысячи обратились в бегство, увидев войско Мракодрава. Вскоре ещё пятьсот воинов из Понивилля и полторы тысячи из Эплузы влились в ряды воинов Мракодрава.


На последний привал пони и звери остановились у Вечнодикого леса. С Понивилля и по реке доставили припасы и каждый отдыхал, но всё же с тревогой поглядывал на север. Там на фоне чёрных туч ни на миг не утихало зарево — сверкал Кантерлот, подверженный осаде армий Фолдарка. Оливия, которая свободно могла бы проведать свой дом, не уходила с невысокого холма, всё-таки служившего хорошей площадкой для того, чтобы наблюдать за древним городом. Перед закатом пони увидела воздушное сражение пегасов и фестралов с какими-то жуткими тварями и не выдержала, направившись прямо к Мракодраву.


- Твои переживая терзают и меня, - признался тот в ответ на пылкую речь пони. Но не Оливии, а Шайнинг, опередившую земнопони, но пришедшую к Мракодраву с той же просьбой. - Но я жду подкрепления из Клаудсдейла. Да, Кантерлот в опасности — но пони должны пережить эту ночь. Завтра в полдень мы должны будем добраться до города.


- Завтра в полдень от Кантерлота может ничего не остаться, - возразила Шайнинг.


- Может, - согласился Мракодрав. - Но мы все устали. Спешка не решит наших дел. Отдыхайте и набирайтесь сил — они нам скоро понадобятся.


Белая единорожка и зелёная земнопони покинули шатёр владыки в расстроенном настроении. Каждый пони испытывает тёплые чувства к столице, к Городу-на-Горе, одному из последних обломков Эпохи Дружбы, и то, что враг стоял у его стен, не могло не волновать двух кобылок.


- Как бы я хотела оказаться там и помочь! - сокрушённо покачала головой Шайнинг, посмотрев на Кантерлот. Оливия кивнула.


- Я тоже. Мой далёкий предок Хард Моунвилл защищал Тилуну. А кому, как не мне, его прямому потомку, сейчас встать на стражу нашей правительницы?


- Я всей душой ненавижу Фолдарк, - продолжала Шайнинг. - Мой предок был королём и во мне течёт королевская кровь, и Кантерлот для меня не просто город, пусть и правили им другие. Я должна быть там, должна защищать жизни своих… Пони.


Оливия представила на месте Тилуны Шайнинг. Королеву Шайнинг… Или нет, принцессу. Ей бы пошла небольшая серебряная корона и голубоватый плащ…


- Мы будем там завтра, - попробовала кобылка утешить свою рогатую спутницу, но Шайнинг покачала головой.


- Я должна быть там сейчас.


- Только пожалуйста, не сбегай! - вдруг засмеялся кто-то позади них, а обернувшиеся пони увидели Твайлайт Спаркл. Волшебница вышла к ним, ласково смотря на обеих. - Мне тоже невмоготу сидеть здесь, пока Кантерлот штурмуют. Но ведь сейчас там слишком опасно, не так ли?


- Какие могут быть разговоры об опасности! - возмутилась Шайнинг. - Это Кантерлот! Каждый пони смотрит на него и думает о том, что когда-то были времена, когда нам не приходилось бояться собственных соседей, когда зло побеждалось добром, а пони пели и веселились, а не воевали и страдали! Но прошедшие эпохи не вернуть!


Твайлайт вмиг стала серьёзной.


- Зато корону можно. Тилуна — не королева, она такой же наместник, как Вербена. И ждёт возвращения настоящего правителя.


- Такого, как ты, - сказал Шайнинг, но Твайлайт покачала головой.


- Нет. Я не королева, не принцесса. Во мне течёт кровь Шайнинг Армора, но не аликорна. У меня свой путь, Шайни. А у тебя — твой.


Оливия вдруг почувствовала, что её сердце затрепыхалось, забилось от слов Твайлайт. Шайнинг же взглянула на неё тяжёлым взглядом.


- Я не готова. Я проиграла битву… Битву в Мэридолле.


- Потому что ты играла роль воина. Но своим примером ты вдохновляла пони на борьбу, ты знаешь, как обороняться и защищаться, как нападать и сокрушать! - Твайлайт пристукнула копытом. - Тилуна не справиться с ответственностью, что легла на неё, она согнётся и сломается под нею. Но она знает, что когда-нибудь сможет снять с себя эту непосильную ношу и передать другому. Или другой. Твоё время пришло, Шайнинг, время возвращаться домой.


- Мой дом — Мэридолл, с моим народом, - возразила Шайнинг и добавила. - С кристальными пони.


Кажется, в этот момент Твайлайт оказалась глубоко-далеко в прошлом — взгляд её глаз потускнел и пони уставилась в одну точку, а голос её стал тих и тускл:


- Мой брат заботился не только о Кристальной Империи. Он любил её так же, как свою жену, как своих дочерей. Любил со всем её народом. Со всеми пони. А потому и ты будешь любить и заботиться о своих подданных, слушая мудрые советы Тилуны, но управляя страной только по своему желанию и своей волей.


Шайнинг вздрогнула. Оливия сделала шаг в сторону и посмотрела на пони — и почему сейчас ей на миг показалось, что у кобылки выросли белоснежные крылья, а рог удлинился в два раза. Кобылка моргнула — и видение спало, но белая кобылица уже шагнула вперёд.


- Да, Твайлайт. Я готова, - заявила она. И Твайлайт кивнула, будто бы не сомневалась в ответе.


- Тогда готовься. Я перенесу тебя в Кантерлот. Сейчас ты там нужнее…


- А я?! - вдруг опомнилась Оливия. - Я тоже хочу туда! То есть… Ну, я хочу помочь Шайнинг! Нельзя же отпускать её одну!


- А тебя — тем более! - воскликнул Хард Моунвилл, напугав своим неожиданным появлением даже Твайлайт. - Вы как хотите, а я иду с вами!


- Ну уж нет! - фыркнул и Лайншир, теперь напугав только одного Харда. - Вы что, решили сбежать, а меня с собой не возьмёте?


- Увы, мой друг, но я могу перенести только троих, - остановила его Твайлайт. - Не больше и не меньше, если только Шайнинг не возражает.


Белая кобылица покачала головой.


- Я ещё не Королева и не Принцесса, чтобы что-то запрещать пони. Я могу лишь попросить их образумиться, но, думаю, это бесполезно.


- Бесполезно! - в один голос вскричали Моунвиллы.


- И безумно, - снова заулыбалась Твайлайт. - Но кто бы научился отличать доблесть от безумия… В Кантерлоте найдите Тилуну. В её тронном зале храниться та вещь, которая сейчас нужна Шайнинг так же, как нам — кристалл Лилии в мече Мракодрава. И удачи, мои маленькие пони.


Ответить ни единороги, ни земнопони не успели. Магия Твайлайт образовала на полу светящий круг, покрытый множеством магических символов, которые в призрачном свечении поднялись вверх — и исчезли вместе с тройкой пони, в мгновение ока очутившиеся в Кантерлоте. Прямо во дворце Тилуны, что не стало сюрпризом для принцессы, восседавшей на троне.


Многое пережила Оливия за прошедшие дни. Времена ей бывало страшно, временами — очень страшно, но сейчас пони переживала самые неприятные минуты своей жизни. Правительница восседала на троне, но взгляд её был пустым и тусклым, а шерсть… Шерсть Тилуны посерела, так же, как и глаза кобылицы. Казалось, будто бы её околдовали, хотя на самом деле причастна здесь была магия иного рода. Тилуна умирала, не в силах сопротивляться тьме, пришедшей из Фолдарка.


- Я рада, что вы вернулись, - слабым голосом сказала она пони. - Жаль только, что в печальный час. Враги пришли несколько дней назад, и наша победа в первой битве не могла отвратить неминуемое. Кантерлот вот-вот падёт.


- Нечего предаваться отчаянию, когда помощь близка, - Шайнинг огляделась по сторонам. - Вы знаете, кто я?


- Знаю. Вопрос только в том, кем ты считаешь себя.


- Её зовут Шайнинг, - влез в разговор Хард. - Она является потомком самого Шайнинг Армора, Короля Кристальной Империи.


- И Королевой Кантерлота, если на то пошло, - сказала сама Тилуна и сошла с трона. Пони невольно отступили — теперь они увидели, что она из себя представляет. Сплетения света и солнечных лучей, лунного сияния и звёздной белизны.


- Целую Эпоху я занималась не своей работой — правила страной, вместо того, чтобы переносить солнце и луну по небосводу, - она с печалью посмотрела на своих уже бывших подданных. - Раз ты предъявляешь права на престол, Шайнинг, я уступаю его — и с большим удовольствием. Но моих сил уже не хватит на мои прямые обязанности.


- Вы заслужили отдых, - склонила голову единорожка.


- Нет. Пока нет, - аликорн закрыла глаза и её рог засверкал магией. - Я не могу помочь тебе в битве с Аркнайтом. Я уже неспособна залечить даже собственные раны, моя магия иссякает слишком быстро. Потому я предпочту отдать её, чтобы она не пропала зря, - вдруг голос её стал в десять раз сильнее и громче. Казалось, он проник даже за стены дворца и разнёсся по всему городу. - Слушайте, пони! С этого момента по праву крови и моего повеления единорог Шайнинг становится вашей правительницей!


Рог Тилуны засиял, и на один краткий миг перед пони предстали три фигуры. Высокая белая кобылица улыбалась, синяя кобылка пониже кивала пони из солнечного и лунного света, а за их спинами явственно были видны зелёные холмы, фруктовые деревья и белые стены красивейшего замка из тех, что когда-либо видела Оливия. А затем фигуры пропали, но сияние не исчезло — оно перелетело по воздуху и опустилось на кончик рога Шайнинг, охватывая его золотым чехлом и разливаясь по телу. Но не всё — часть солнца и луны поднялась и превратилась в золотую и серебряную диадему на голове единорожки.


- Ничего себе… - удивился Хард. - Постойте, а… Где Тилуна?


- Уже не здесь, - не менее ошарашенным голосом произнесла белая единорожка и тронула свою диадему. - Я себе представляла возможную коронацию по-иному… Совсем по-иному.


Оливия решила, что пора вмешаться. Тем более, что в тронный зал стало набиваться всё больше и больше любопытных. И не только их — появились пони в почерневших, помятых доспехах, спешащие с донесениями с поля боя. Призыв Тилуны они услышали и теперь пытались сообразить, кто здесь Шайнинг и что же произошло.


- Эм… - земнопони подняла копытце, привлекая внимание рогатых. - Мне бы не хотелось вас отвлекать… Но у нас тут война идёт.


Глава пятнадцатая


Только сила Твайлайт могла забросить в Кантерлот трёх пони, минуя защиту. Но у врага было достаточно магов, наделённых иными способностями. Окружённый врагами Город-на-Горе защищал малиновый купол, который с каждой минутой покрывался всё большим числом разрывов, стремительно теряя цвет под ударами сотен заклятий. Щит бледнел всё быстрее по мере того, как усиливалась атака. Крылатые тени летали над самым барьером, обрушивая на неё удары зачарованных наконечников и лезвий, пробивая бреши и падая на защитников Кантерлота. Жители Нижнего Города и обыватели укрылись во дворце, единственном месте, куда ещё не добрались сражающиеся. Со стен Кантерлота вниз летели массивные камни и стрелы, снаряды сгущали ночную тьму до непроницаемой, но это не могло остановить орды врагов, штурмующих столицу. Они не считались с потерями, волнами накатывая на укрепления, и с каждым разом защитникам становилось всё труднее отражать их атаки. Битва складывалась не в их пользу, слишком крупные силы направил Аркнайт на штурм города.


Тилуна уже почти сутки не могла руководить обороной, и пони были очень удивлены, когда она направила на стену генерала-единорога (как они подумали) с белоснежной шерстью и синей гривой. Не сразу они поняли и приняли, что Тилуна передала Шайнинг свои силы и управление страной, но слишком опасная создавалась ситуация для города, так что умение Шайнинг подбадривать обороняющихся воинов и её храбрость играли свою роль. Появляясь там, где бушевали самые горячие схватки, она быстро завоевала симпатию у пони. Телепортируясь в вспышке золотистой магии, Шайнинг обнажала клинок во время атак многочисленных врагов, затем появлялась рядом с лучниками, отдавая приказ стрелять, сопровождала повозки с раненными, которых увозили прочь от стен.


Оливия и Хард участия в битве почти не принимали. По совету и приказу Шайнинг они остались во дворце и стояли на балконе одной из его многочисленных башен, наблюдая за ходом сражения. К полуночи защитников потеснили от стен, но и здания Кантерлота стали отличными укреплениями. Враги продвигались в город, но медленно, позволив мирным жителям укрыться во дворце или уйти в тайные ходы внутри самой горы. Моунвиллы тоже могли сделать это, сбежать и укрыться под землёй и камнем, но предпочли оставаться во дворце и защищать город, как когда-то Хард Моунвилл оставался подле Тилуны. В молчании они ожидали приближения врагов, но почему-то никакого страха брат и сестра не испытывали. Впрочем, как и особой надежды на благоприятный исход сражения.


- Покурить, что ли… - Оливия вытащила из-под доспехов трубочку, которая вместе с ней прошла все приключения — даже во время нападения алмазных псов она оставалась у пони. Хард помог сестре прикурить, и опёршаяся передними копытцами на перила балкона кобылка стала выпускать в небо колечки. Они были не такими ровными, какими выходили у Твайлайт, но всё же достаточно красивыми и долго не рассеивались, поднимаясь к самым тёмным небесам.


- И кто же теперь будет поднимать солнце и луну? - как бы про себя спросил Хард, но всё же обращаясь к Оливии.


Пони удивлённо посмотрела на него.


- Ты здесь единорог, тебе лучше знать.


- В этих видах магии я не слишком разбираюсь, - признался Хард. - Тилуна использовала оставшуюся у неё энергию, отдав её Шайнинг, но передала ли она ей власть над светилами — не знаю.


- Узнаем, - земнопони вытряхнула трубочку и снова убрала её под доспехи. - Быть может, эта ночь и не прекратиться никогда…


Но она зря так думала. Потому что, наблюдая за битвой от самых ворот дворца, Шайнинг тоже размышляла о том, какой силой она теперь наделена. Пони чувствовала, как энергия заполнила всё её тело, она уже могла телепортироваться на невообразимое расстояние и стрелять такими лучами, что те пробивали в рядах противника не просто бреши — сквозные дыры. Но если Тилуна и опасалась, что её энергия теперь угаснет, она выбрала не то время и места, чтобы ею поделиться.


- Какой толк сражаться в темноте! - горестно сказала сама себе Шайнинг. Эти слова заставили её призадуматься, а затем пони вышла из круга охранявших её стражей и закрыла глаза. Рог её захватила двойная спираль из синей и жёлтой магии, грива встала торчком, а диадема вдруг ярко засияла. Шайнинг ощутила, как что-то очень тяжёлое и одновременно необычайно лёгкое оказалось подвластно её воле, и тогда пони двинула это «что-то», всё выше и выше, вверх и вверх. Битва, казалось, остановилась — воины Кантерлота и Фолдарка задрали головы и уставились на небо, которое стремительно светлело на востоке и западе сразу. С каждым мгновением солнце и луна поднимались на небосвод всё выше, и ночная тьма нехотя стала отступать перед их светом. Шайнинг, упираясь копытцами в землю, с негромким стоном рванула луну и солнце, установив их почти по центру неба, друг напротив друга, окончательно осветив Кантерлот необычным, нежным светом.


- Вот это да! - воскликнула Оливия, едва не подпрыгнув на месте. - Я готова отдать хвост на отрубание, если это сделала не Шайнинг!


- Принцесса Шайнинг, - поправил её Хард. - А хвост побереги, здесь найдётся много желающих его отрубить!


Они одновременно взглянули на стены, уже заполненные чёрными телами чейнджлингов, среди которых угадывались фигуры грифонов и гноллов. По улицам Кантерлота снова пошла чёрная волна, пожирая искорки сопротивления и приближаясь к дворцу, перед которым выстраивались последние силы города. Нордхерд, чья шерсть покрылась как собственной кровью, так и кровью многочисленных врагов, убитых им, стоял рядом с Шайнинг, которая взяла на себя командование оставшимися защитниками. Оба светила она оставила висеть в небе, решив не опускать их до тех пор, пока это ещё возможно.


Но как раз тогда, когда пони изготовились к последней контратаке, волна нападающих неожиданно начала трястись, замедляя свой ход. Передние ряды вместо того, чтобы бежать вперёд, принялись выскакивать в разные стороны, разворачиваясь к тому, что приближалось к ним с тыла. Фигуры со стены посыпались вниз, причём не по своей воле; а затем всплески магии появились в разных местах, разбрасывая нападавших в разные стороны. Синие, зелёные, красные, оранжевые, в общем, залпы магии всех цветов радуги обрушились на орды Фолдарка. Пони Кантерлота ещё не поняли, что это означает, а Шайнинг уже радостно вскричала и побежала вперёд. За ней рванулся Нордхерд, а за ним — и все табуны стражей. Оливия тоже кричала — так кричала, что не сразу увидела старого знакомого.


- Эй, друзья! - Лайншир описал над ними полный круг и приземлился на балкон. - Как вы тут, заждались нас?


* * *


Мракодрав прекрасно осознавал бедственное положение столицы пони. Город-на-Горе выдерживал уже не первую осаду в своей истории, но сейчас он подвергался той же опасности захвата, как и во времена Лилии. Потому щенок собрал совет, на котором его пылкий язык полностью затмил малый возраст. Военачальники зверей и пони приняли решение Мракодрава немедленно выдвигаться к столице, что и объяснило его появление ещё до утра — настоящего утра, а не созданного Шайнинг. Кроме того, войскам с юга помогли пони озера Инлейк: Твайлайт привела к Мракодраву закутанную в чёрный плащ пони, с которой тот долго разговаривал, а затем вдруг повёл своё войско прямо через Вечнодикий лес. Многие удивились такому решению, но благодаря ему воины Мракодрава намного сократили свой путь. А некоторые из них были готовы поклясться, что следы странной пони мгновенно заполнялись водой, а когда войска переходили через реку, фигура в плаще незаметно отошла в сторону и нырнула в воду. Плащ исчез, и на миг пони предстала в полупрозрачном платье цвета морской волны.


Появление Мракодрава в Нижнем Городе стало большой неожиданностью для нападавших. Видя разрушения, причинённые этому месту, пони пришли в ярость и первыми атаковали врагов по приказу Мракодрава. Табуны Мэриленда обогнали отряды Понивилля и оказались в окружении, потому противник не сразу понял, что его ждёт. Ну а потом появились воины Мэриленда. Устоять против их натиска было невозможно, и дело завершилось ещё до того, как подоспели гноллы. Воодушевлённые лёгкой победой и малыми потерями войска Мракодрава продолжили продвижение вперёд и вскоре вышли на поля перед городом. Здесь и разыгралось основное сражение.


Пока единороги обменивались залпами магии с чейнджлингами, волконы развернули наступление с запада. Их фактически возглавила Твайлайт, магия которой сметала с пути горных гноллов вместе с их молотами и саблями, пока волки не врезались в противника, прорубая себе дорогу вглубь вражеского войска. Неподалёку от них Бейрви провела медвегенов сквозь строй алмазных псов и дорвалась до грифонов, пытающихся стрелами остановить наступление. Те, кто успел взлететь, считали, что им повезло, до тех пор, пока на них не рухнули клинья фестралов. Оказалось, что грифоны не слишком-то отличались от чейнджлингов в плане защиты от перепончатокрылых пони — вниз полетели их отрубленные головы, а немногие уцелевшие обратились в бегство. Войско Фолдарка дрогнуло, отступая от города и освобождая войскам Юга проход на гору. Пока звери сражались на равнине, гноллы и пони поспешили в город и появились как нельзя вовремя.


* * *


Конечно же, это был не конец сражения. Оно продолжилось, но гораздо позже — рассеянным войскам Фолдарка требовалось собрать отряды, Шайнинг же наконец смогла поприветствовать Мракодрава так, как и полагается принцессе встречать равного ей по статусу. Впрочем, для пира и отдыха времени не было — отхлынув от Кантерлота, чёрное море Аркнайта собиралось на севере, и оно ненамного уменьшилось, потому что от гор подошло подкрепление. Мракодраву ждать поддержки было неоткуда, но и он вывел свои войска, располагая их у подножья горы.


После того, как первая часть сражения была выиграна, пони уделили внимание тому, кто теперь восседал на троне Кантерлота. Доблесть, показанная Шайнинг в битве, её талант полководца и продемонстрированная ею магия аликорна сделали своё дело. Кроме того, кобылица просто не дала времени на толки. Она собрала в тронном зале всех полководцев, пригласив также Оливию, Харда, Лайншира и, конечно же, Твайлайт Спаркл.


- Враг у наших стен, - заявила кобылица, когда в зале наконец установилась тишина. - Потому самое главное сейчас — подумать о следующих нескольких часах. Кантерлот пострадал от осады, но мы ещё можем укрыться за его стенами и ждать. Возможно, мы сможем продержаться достаточно долго, чтобы к нам пришли другие подкрепления — из Клаудсдейла, из Эплузы и Мэридолла, из Фарленда. Но они не смогут прорвать кольцо осады, более того — наши враги могут воспользоваться слабостью других городов. Тот же Понивилль сейчас в опасности! А потому я предлагаю выйти на бой за стены Кантерлота и разгромить войска Фолдарка, отогнав их обратно на север!


- Но это очень опасно! - заметил Нордхерд. - Наши воины устали, а у врага появились свежие силы.


- И они будут прибывать, чем дольше, тем больше, - напомнила Твайлайт. - Сейчас мы ещё можем вступить в битву и победить. А через пару дней это уже будет невозможно. Не питайте надежды, что кто-либо окажет нам помощь — даже если это и так, то больше нескольких тысяч нам ждать не приходиться.


- Несколько тысяч могут решить всё дело, - вставил один из генералов Кантерлота, пегас с короткой редкой гривой.


- А за стенами крепости мы можем выдерживать атаки! Сейчас у нас достаточно сил, и припасов хватит! - добавил другой единорог.


Шайнинг не обратила на них внимания. Поверх голов своих подданных она посмотрела на Мракодрава, который устроился в углу тронного зала, как будто бы чувствовал себя здесь лишним.


- Что скажешь, владыка? - спросила пони.


Юный гнолл ответил не сразу. И этой паузой решила воспользоваться Оливия. К удивлению Харда она выступила вперёд и громко пискнула - волнение сдавило ей горло:


- Послушайте! - земнопони откашлялась и продолжила своим нормальным голосом. - Послушайте! Сейчас вы обсуждаете, спрятаться ли нам за стенами Кантерлота или нет. Укрыться ли за этими высокими, крепкими стенами! А подумайте, что делать тем, у кого стен нет? Совсем неподалёку Вечнодикий лес, в котором мы видели алмазных псов, за ним — Понивилль, пославший сюда лучших воинов! На землях Мэридолла мы тоже встречали врагов, и кто знает, не подвергаются ли сейчас города и деревни опасности? А что, если враг осадит нас и пойдёт уничтожать наши дома, поджигать, грабить и расчленять? Кто мы — трусы или предатели? Я не стратег, я просто мирный житель мирного города, разве что умею владеть мечом! А потому я хочу обрушить этот меч на нашего врага, сокрушить его и выгнать прочь! Так давайте выйдем на бой!


- Слишком смелое заявление для той, кто всю осаду отсидила на балкончике, покуривая трубку под крики умирающих соотечественников. А ты подумала о том, что будет, если мы потерпим поражение? - спросил генерал-единорог.


- Тогда мы постараемся так ослабить врага, чтобы он и не подумал сунуться на наши земли! - воскликнул Хард. - Мне, как и вам, хватит прятаться, теперь я буду биться до последнего!


- И я, - вдруг сказал Мракодрав. Он встал со своего места и положил лапу на рукоять меча. - Мы слишком долгое время позволяли врагам бесчинствовать на нашей земле. Я не буду требовать от вас невозможного — пусть раненные и слабые духом остаются в Кантерлоте, пусть они защищают город, если мы потерпим поражение. Но даже если это и произойдёт, то тогда те, кто пойдут со мной, заберут с собой так много врагов, сколько только смогут! Пойдёшь ли ты со мной, принцесса Шайнинг, правительница Кантерлота?


Этим обращением Мракодрав не только подчеркнул статус Шайнинг, но и обозначил своё отношение к ней как к равной. Никто не знал, что говорил он словами Твайлайт, но выражал он собственные чувства, и все в тронном зале поняли это.


- В этот час наши народы выступят против зла вместе, - ответила принцесса. - А мы вместе обнажим наши клинки, владыка.


На том совет и кончился. План битвы обсудили лишь в общих деталях — полководцы прекрасно знали свои обязанности и не нуждались в поучениях, а враг находился на расстоянии протянутого копыта. Не следовало беспокоиться о том, что копьям, мечам и стрелам сегодня не достанется работы. Чтобы не тратить магию, Шайнинг опустила луну, но зато подняла солнце на максимальную высоту. Его яркий свет залил поля на севере от столицы.


Вскоре войска уже были выстроены. Почти все фестралы, из которых при солнечном свете были плохие бойцы, остались в Кантерлоте вместе с раненными. Трусов нашлось немного — все, и пони и звери, понимали, что эта битва либо лишит Фолдарк войска, либо принесёт гибель всем землям к югу от Кристальных Гор. Оставаться под защитой стен было просто невозможно.


Оливии пришлось решать, кого она будет защищать в этой битве. С Мракодравом оставались Твайлайт и Лайншир. Но Хард выбрал Шайнинг, и Оливия в конце концов решила, что вместе с братом войдёт в состав свиты новой принцессы. Белая единорожка была только рада этому. По её приказам были выстроены единороги, меж них — кристальные и земные пони, над ними — пегасы. Мракодрав выдвинул вперёд свою кавалерию, медвегенов и скакунов, но сам занял пеший строй во главе кристальных лисов и волконов. Твайлайт не стала ни с кем делиться своими мыслями, но отметила, что в целом построение соответствовало тому, как стояли войска во время битвы Тилуны и Лилии с Аркнайтом много лет назад. Только теперь сорока тысячам воинов Мракодрава и Шайнинг противостояло свыше семидесяти тысяч, пришедших из Фолдарка. Перевес был на стороне врага, и перевес немалый. Правда, драконы, которые должны были прийти на помощь подданным Аркнайта, в последний момент передумали. Они и так потеряли множество своих сородичей и не собирались ещё больше умножать потери.


Глава шестнадцатая


Шайнинг и Мракодрав взирали на вражеское войско. Если зверей и пони было примерно поровну, то у врага наблюдался перевес по части чейнджлингов и коней. Горных гноллов тоже было много, а также наблюдалось просто огромное количество странных созданий — они походили на доспехи пони, ожившие и живущие собственной жизнью. И то, что их возглавлял чёрный пони, никого не удивляло. Только Твайлайт следила за ним с удвоенным вниманием.


- Вот и мой враг, - сказала она Оливии. Волшебница обходила войска, подбадривая всех своим видом. - Маги во все времена сражались отдельно от воинов. Пехота — отдельно от кавалерии, а кавалерия — отдельно от пегасов.


Земнопони посмотрела на врагов.


- И короли обычно сражались с королями, - кобылка слегка нахмурилась. - Но навряд ли мы увидим Аркнайта сегодня.


Она ещё не договорила, когда произошло нечто необыкновенное. На этот раз видение нахлынуло на неё во время бодрствования — пони даже зажмурилась от неожиданности, увидев перед собой залитое кровью поле. Никто не стоял в стороне — пони и звери, чейнджлинги и эти страшные порождения тёмной магии Аркнайта сражались между собой, засыпая землю убитыми и раненными. Но вся битва осталась в стороне, когда внимание пони сосредоточилось на эпицентре сражения. Твайлайт боролась с чёрным пони — магия ударяла врага, однако не причиняла тому вреда, а противник махал хвостом-булавой и пытался добраться до кобылы. Та отпрыгивала и снова применяла магию, но доспехи чёрного надёжно защищали его. Другие сражающиеся выглядели ещё интереснее — Мракодрав и Шайнинг скрестили мечи с созданием, отвратнее которого Оливия не видела. Высокое, мохнатое, с копытами на задних лапах, волчьей мордой, двумя бараньими рогами и перепончатыми крыльями. На груди у него рос щит из чешуи, расходившийся к плечам. Вот он взмахнул длинным мечом и отбил удар Мракодрава, ударом хвоста опрокинул его на землю… Шайнинг бросилась на помощь, но монстр поймал её свободной лапой за горло и занёс меч над поверженным гноллом. Видение прервалось на том моменте, когда меч пригвоздил щенка к земле…


- Вперёд!


Оливия очнулась. Принцесса Шайнинг повела свои войска в наступление и направила удар пони в самый центр развернувшихся рядов врага. Оливия и Хард, подхваченные общим потоком, тоже поскакали дальше, и оба Моунвилла ощутили странный восторг, наполнивший каждого пони, идущего в атаку. Над ними реяли пегасы, по бокам бежали земнопони, чуть впереди — единороги. Мракодрав тоже начал атаку, после чего и воины Фолдарка двинулись вперёд. Чёрный пони выбежал из общего ряда, и многие из войска юга не удержали общий выдох — чёрный щит защитил его воинов. Но тут и Твайлайт возвела фиолетовый щит, который растянулся перед первыми рядами. Его укрепило золото и серебро принцессы.


Обе армии выпустили магические лучи. Единороги выдержали этот удар, но следом за магией ударили стрелы, и множество пони покатилось по земле. Впрочем, первые смерти не остались безнаказанными. Магия пони пробила щиты чейнджлингов и разбросала их в разные стороны. В то же время, лучники юга выпустили свои стрелы. Ещё дважды повторились залпы с обеих сторон, но скоро луки должны были уступить своё место мечам и копьям. Так и произошло — кони, чейнджлинги и пони сошлись первыми, звери — за ними. Как бывало и раньше, единороги и земные пони просто уничтожили первый ряд, но теперь завязли во втором. Враги были слишком сильны и сцепились с пони, не позволяя им продвинуться дальше, выдерживая натиск и сводя на нет первый успех. По счастью, Мракодрав не замедлил с ударом, и дрогнул второй ряд.


Оливия быстро нашла себе врага, хотя будь её воля, она бы сделала иной выбор. По иронии судьбы, её вынесло прямо на ожившие доспехи. Пока они сближались, земнопони разглядела костяной череп и уродливую морду, иссохшие копыта и горящие угольки глаз. А потом кобылка мотнула головой и вонзила меч своего предка в нагрудную пластину врага, выбив из-под неё гнилостный запах. Угольки-глаза угасли. Рядом Хард снёс второго монстра, врубив удерживаемый магией меч ему в морду, выдернул оружие и, развернувшись, прикрыл сестру от удара какого-то грифона. Оливия, распластавшись на земле, крепко вцепилась в зубоятку и ударила грифона по лапе, отрубив её напрочь. Вскрикнув от боли, пернатый повалился перед ней, но Оливия не сжалилась над искалеченным противником.


Первая стычка завершилась в пользу пони. Отступившие противники напряглись, сосредоточили силы и принялись медленно наступать на пони, но сверху на них упали пегасы, внеся разброд и помешав контратаке. Единороги, шедшие под командой Нордхерда и сумевшие сохранить строй, применили свою магию для того, чтобы поднять в воздух врагов и отправить их в непродолжительный, но очень болезненный полёт. Пегасы же приземлись на землю чуть впереди и стали прорубать себе дорогу навстречу основной части войска. Им это удалось — но врагов оставалось ещё слишком много.


Всполохи тёмной магии расшвыряли зверей и пони с пути чёрной фигуры. Этот чудовищный пони продолжил шагать вперёд, не обращая внимания на стрелы и луки. На миг он остановился — сверху на него спикировал пегас, в котором Оливия узнала Лайншира. Но не успел достигнуть врага, как тот подхватил пони магией и обрушил его на землю, буквально впечатав в неё. Лайншир замер.


- Нет! - Оливия наотмашь рубанула по чьей-то морде, выронила меч и прыгнула к пони, но тут её поймало фиолетовое сияние и отодвинуло назад, а Твайлайт Спаркл, наоборот, шагнула ко врагу. Единорожка даже не обратила внимания на пару чейнджлингов, кинувшихся к ней — лишь её рог полыхнул энергией, и вокруг двух магов образовалось фиолетовое кольцо. Лайншир исчез.


- Смотрю, ты после нашей встречи так доспехи и не сменил! - потешалась Твайлайт над своим противником.


- Молчи, глупая пони, - ответил тот и взмахнул хвостом. - Теперь никто не помешает мне уничтожить тебя.


- Ты уже пробовал один раз. Как-то не получилось, - так сказала единорожка, и с кончика её рога сорвался яркий луч. Он врезался в доспехи чёрного пони, но отлетел прочь, не причинив ему вреда и вызвав лишь взрыв издевательского хохота.


Оливия моргнула. Всё было как в её видении — две армии уже сошлись в чудовищной схватке, Твайлайт вышла против чёрного пони. Но где же то чудовище, которое она видела?


- За мной, волки! - прозвучал знакомый ей голос Вульфанга, и сам волк появился рядом. Он со своим отрядом прорывался к Шайнинг, которая бок о бок с Хардом сражалась против множества врагов. Оливия подхватила меч и пришла на помощь. Не обратив внимания на толчок копья, прорезавшего боковую пластину её доспехов и зацепивший пони, она взмахнула мечом и отшвырнула от единорожки очередного врага.


- Держись! - загремел Мракодрав, его доспехи сверкнули неподалёку. - Помощь близка, друзья!


«Какая помощь?» - подумала Оливия, но ответ пришёл сам собой. Пока на земле разворачивалась битва, недосуг было смотреть на небо — а потому никто не заметил пегасов из Клаудсдейла и фестралов из Кантерлота, прилетевших на помощь. Хотя последних и слепило яркое солнце, они всё равно атаковали врагов. Пара-тройка тысяч крылатых воителей довершили всё дело — испуганным подданным Фолдарка показалось, что подошла целая армия, а потому многие из них ломали строй и разбегались кто куда. Мракодрав радостно вскричал, его гноллы, собравшиеся вокруг владыки, повторили вопль щенка, им ответили волконы и лисы, затопали пони. Собравшись с силами, объединённое войско снова ударило, и на этот раз силы Фолдарка превратили отступление в бегство.


Победа казалась уже близкой, когда всё и произошло. Оливия и Хард, прикрывая друг друга, соединились с волками Вульфанга и продолжили сражение, а Шайнинг пробилась к Мракодраву и два правителя вместе бились с врагами, когда появился он. Сражение поутихло — владыка и принцесса увидели мерзкое создание, вживую показавшееся Оливии ещё хуже, чем в видении. В своих лапах оно держало длинный меч. Чёрная сталь межзвёздного пространства, закалённая в пламени дракона - отрешённо отметила Оливия. Прекрасное оружие.


- Преклонитесь! - зычным голосом приказало создание. - Ибо я — Вендарк, тот, кого вы знали, как Аркнайта! Правитель Севера, Востока, Запада и Юга, повелитель…


- Заткнись! - оборвала его Шайнинг и подняла меч над собой. - Как бы тебя не звали, зря ты не стал отсиживаться в своём замке, глупец! Сегодня мы покончим с тобой!


- У вас есть то, что необходимо мне, - Аркнайт-Вендарк взмахнул мечом. - Но я рад, что вы выбрали путь через смерть. С ваших тел я возьму то, что давно потерял!


- Так сейчас ты получишь всё, что требуется, и сполна, - Мракодрав повторил его жест и двинулся на врага.


Оливия больше не смогла отвлекаться — ей пришлось скрестить клинок с копьём наседавшего на неё чейнджлинга, но пони всё отвлекалась и смотрела на сражающихся правителей. Меч с кристаллом Лилии засверкал всеми цветами радуги, ударившись об чёрный клинок Аркнайта. Шайнинг подскочила с другой стороны и попробовала поразить это чудовище, но оно отбило её выпад. Аркнайт орудовал своим мечом умело, иногда прикрываясь крыльями, перепонки которых звенели, словно металлические. Рядом Твайлайт пускала заклятие за заклятием в чёрного пони, но и тот выдерживал её атаки, сам иногда бросаясь на пони и пытаясь либо затоптать её копытами, либо поразить булавой. Оливия наконец-то избавилась от врага и осознала, что уже видела эту картину — вот Аркнайт ловко отбил удар принцессы и пони была вынуждена отступить. Мракодрав, оскалившись, атаковал в одиночку, но Аркнайт выбил меч из его лап и щенок упал на землю. Шайнинг перепрыгнула через него, но телекинетическое поле, удерживающее меч, исчезло, когда Аркнайт левой лапой схватил пони за горло. Она забила в воздухе задними ногами, пытаясь вырваться, но пальцы монстра крепко держали её.


- Славная была попытка! - прогремел Аркнайт-Вендарк, занеся меч над Мракодравом. Лезвие было направлено щенку в грудь. - Но бессмысленная.


Он не успел опустить меч. Оливия уже во весь опор скакала к ним. Её никто не успел остановить — земная пони подпрыгнула в воздух и опустила меч на его лапу чуть пониже локтя. Под рёв врага Оливия покатилась ему под задние, выронив меч, а Аркнайт схватился здоровой лапой за культю, выронив оружие. Его магия была сильна — прямо на глазах отрубленная лапа стала исчезать и появляться на своём месте, но ещё до того, как Аркнайт успел залечить свою рану, Шайнинг зубами схватила меч Мракодрава и наискосок ударила им в живот чудовища.


Войско Фолдарка замерло. Лишь ещё одна вспышка сверкнула — это Шайнинг обрушила на чёрного пони такой мощный магический удар, что на месте его доспехов осталась лишь воронка с дымящимся шлемом. А Аркнайт схватился лапами за рукоять меча и захрипел от боли. Его тело поменялось — теперь перед пони предстал низкорослый чёрно-красный дракон. Кровь стекала по его чешуе, хлестала из пасти, крылья раскрылись и тут же прижались к телу. С глубоким стоном Аркнайт повалился на колени, а поднявшийся Мракодрав схватился за рукоять обеими лапами и дёрнул меч вверх. Многогранное лезвие с лёгкостью разрезало грудь дракона, и тот завалился на спину, широко расставив лапы. И взорвался — в буквальном смысле, полыхнув пламенем и разбросав во все стороны чешую и пепел. Ослеплённые, ошарашенные правители зачихали и закашляли вместе с Оливией и всеми, кто находился рядом, но яркое солнце пронзило своими лучами поднявшуюся было тёмную тучку, а тёплый южный вечер окончательно развеял её. Над полем боя повисла тишина, которую разорвал в клочья радостный вопль многих тысяч победителей. Этот вопль заглушил звон оружия, которое бросали побеждённое, и скрежет доспехов гнилых пони, которых уже не поддерживала злая воля Аркнайта.


- Победа! Победа! - вскричал Хард, пробиваясь к Мракодраву. Тот встал рядом с Шайнинг и огляделся по сторонам, ещё не веря в произошедшее — дрогнувшее войско севера не смогло продолжать битву после гибели своего верховного правителя. Казалось, рассеялись чьи-то безумные чары — и враги оставили поле боя.


* * *


Так и вышло, что обычная земная пони по имени Оливия Моунвилл не только выполнила задачу, которую на неё возложила Твайлайт Спаркл и принцесса Тилуна, но и стала самой настоящей героиней, защитив свой дом от ужасного зла. Остатки души Аркнайта или Вендарка, а попросту говоря — духа Вендиго — оказались в Фолдарке, где без телесной оболочки он будет вынужден провести многие столетия, прежде чем окажется достаточно силён, чтобы угрожать миру. Грифоны, горные гноллы, чейнджлинги, кони и другие сдались и поклялись в вечной дружбе. Веры им не было, но суровый урок, полученный от войск Мракодрава и Шайнинг, эти народы забудут не скоро. Алмазные псы ввиду своей малочисленности больше не беспокоили пони, дороги на просторах бывшей Эквестрии снова стали свободны и безопасны.


Шайнинг уже по-настоящему короновалась в Кантерлоте. Силы Тилуны она сохранила и с этих пор следила за солнцем и луной сама. Кровь Шайнинг Армора сыграла свою роль и белая единорожка быстро освоила управление страной, а небольшой совет, куда вошли ослепший на один глаз Нордхерд и лишившийся крыла Лайншир помог ей на первых порах. Хотя пегас больше и не мог летать, позже он получил под свою команду большой отряд единорогов и продолжал служить Шайнинг. Поскольку Фолдарк ещё существовал, принцесса не смогла выполнить заветное желание — вернуть пони в их страну, зато она повелела построить ещё один Нижний Город — Крисдар, подарив его кристальным пони.


В Мэридолле восстановили сожжённые крепости и приняли власть Шайнинг, хотя Совет и остался, мудро управляя этой страной. Вульфанг, тоже получивший в битве тяжёлые раны, оправился и стал одним из генералов в крепости Лунамэйн, а также личным представителем принцессы на Совете. При нём Мэридолл стал менее независимым, что пошло ему только на пользу. Та же судьбу постигла Понивилль, Эплузу и Клаудсдейл — Шайнинг объединила их под своим копытом. И отправила группу исследователей в Мэридолл, чтобы разведать технологии пони прошлого.


Владыка Мракодрав поселился в Каменном Городе. Его малый возраст не помешал ему совершить великие дела, а с годами он стал одним из самых мудрых и сильных правителей за всю историю Фарленда. Кристалл Лилии он оставил в мече, а меч вмонтировал в спинку трона, поставленного в вычищенном и отремонтированном замке. При новом короле звери окончательно объединились в одно королевство. К нему присоединились равнинные гноллы и грифоны. Коней Мракодрав отослал обратно в их искомые земли, но большую часть кораблей захватили пони, что и перегнали их на юг, поставив рыболовство и судоходство на поток. Теперь через море Луны появилась связь между пони и зверями.


Оливия и Хард вернулись в Понивилль, щедро вознаграждённые принцессой. Харду Шайнинг предложила стать её личным телохранителем, но пони отказался, сказав, что не тяготеет к службе. Вместо этого единорог, оставив свою весёлость, засел за мемуары, в которых ему помогала Твайлайт. Волшебница решила осесть в Понивилле — ей хотелось быть поближе к Шайнинг, но она ещё очень любила этот город. Да и в Вечнодиком лесу у неё имелись настоящие друзья.


Сама Оливия вернулась домой и в первую очередь избавилась от засохших цветов. Затем она убрала меч и доспехи, оделась в жилетик, закурила трубку и села в своём саду, отдыхая после своего приключения. Но что-то в ней переменилось. Теперь пони больше не волновали счета за отопление и дырки в старом кресле-качалке. Её манили дальние земли и неизведанные страны, её везде ждали друзья и знакомые. Ей хотелось посетить отстроенную крепость Сантар и побродить по Жеребячьим Горам, проскакать по равнине гноллов и сплавать по реке на юг, на дальний и малоизвестный юг. Харду всё-таки удалось растормошить дремавшую в ней жажду приключений, вот только и ему придётся отправиться вместе с ней в очередное путешествие. Но пони решила, что перед тем, как отправляться в новый поход, ей стоит немного передохнуть. «Пусть жизнь пони и состоит из приключений, но и без приключений иногда пожить хочется» - так думала Оливия, раскуривая трубочку в своём саду. Пели птицы, светило солнышко и нагретая им скамейка так и шептала пони — останься, посиди на мне, зачем тебе неприятности на свой собственный круп!


Оливия прилегла на скамейку, закинула копытца за голову и закрыла глаза, наслаждаясь спокойствием и теплом. А приключения… Приключения могут подождать. Никуда они от неё не денутся!

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Хеллфайр «PONY-S.T.A.L.K.E.R.: Добро пожаловать в Зону»
Мирдал, Хеллфайр «Через миры»
Коллектив авторов Фикбука и Фуртейлза «Fallout: Equestria: Виват, Литтлпип!»
Сюжет Стиль Грамотность Фуррность
Средняя оценка 0 0 0 0
Хеллфайр
19:28 04.07
ShrabNickWall пишет:
слов-паразитов,


То же, что лапохват, агась?
ANDRoidFox
01:05 04.07
О мой лысый мех, разбор от Кнюта божественен! Всем бы такие разборы писать.
ShrabNickWall
00:33 04.07
Попытался прочитать, но дропнул по итогу в начале первой главы. Читать невозможно, я уже с пролога знал, в какую сторону будет развиваться история, примерное течение и финал. Ах да, я ещё в процессе получил дезориентацию и лёгкую тошноту.

Теперь об оценках. Сюжет - 1, банальщина на банальщине, клише на клише. Так ещё и раскрыто в прологе, господи.
Стиль - 8. По-хорошему, за чересчур громоздкие описания надо было больше скинуть, но чувствую, что в таком случае сожрут меня живьём
Грамотность - 8. Ставил наобум по причинам выше
Фуррность - 6. Пони как пони, что тут ещё сказать. Снизил за использование слов-паразитов, навроде копытокинеза, которые так защищает товарищ хеллфайр
ANDRoidFox
23:40 03.07
Комментарий анонимного автора
Все рассказано в самом начале про всех пони, про весь мир, про все абсолютно, очень хорошо вводит читателя в тему, насколько могу судить - все по канону. Правда про письменность видела что у них только две клавиши на печатных машинках, видимо двоичная система письма? Стиль повествования чем-то похож на сказку, навроде Толкиеновских и сюжет похож, зло, армия зла, отрубание руки. Радуют слова типа копытоять, зубоятка, лишь хвост протянуть и прочее, до мыла - очень к месту. Прикрывать наши крупы, вот это ведь не аналог "наши задницы" нет, это аналог "наши спины" очень классно! Правда иногда автор перегибает палку, ну что Ваше клыкачество, а? Или проспала без копыт. Слишком явная калька с привычных фраз частенько вызывает обратный эффект, тут главное не переборщить в погоне за необычностью. Очень много описаний внешности, мира вокруг, здорово! Знакомые герои, которые понравятся фанатам особенно, а тем кто читает про пони первый раз просто понравятся. Да вы просто перечитайте описание Искорки, про зелень лета, без желтизны осени, шикарно, я ни разу не фанатка МЛП, но читаю с удовольствием! В рассказе много песен и стихов! Забавный момент про водопони, они берут лунные лучи, а зачем? Есть? А чем они какают тогда? И вообще пить воду в которой кто-то живет, фе! И почему там все курят? Ну ладно Оливия, но Искорка? Она же никогда не курила в каноне и вообще она аликорн, разве нет? И где ее дракон Спайк? Не вижу смысла в курении. И да, мне кажется приключений в вечнодиком лесу было мало. Но все как в сериале - там всегда в лесу только одно приключение и потом они у цели. А описания по-прежнему хороши! Очень здорово читать их, как описан Кантерлот и прочее. Здорово. Шайнинг тоже курит? Да что такое! Одни курильщицы! Повествование идет ровно, гладко, нет скучных мест, все интересно. Бои с отрубленными головами перемешиваются с историей, путешествием и рассказом о мире и его прошлом. Странно только, что пони стесняются наготы гнолихи, они ведь сами в основном ходят голые, да есть хвосты, но они же махают, да и в полете задираются. Странно. Хм, так их и встретила та самая гнолиха-вожак? А почему сразу не сказала? странно!

Сюжет очень напоминает какого-то властелина колец, путешествия, орды врагов, жаждущие убить все живое, проклятые злыми силами короли, которые легко побеждаются героями, сами при этом совсем не нагадив, например убрав балисты со стен или что-то в этом духе. Рост подати не в счет. В итоге большой, самый большой рассказ, интересный не только фанатам. Очень хорошо соблюден жанр повествования как в каноне.


Оценка
Сюжет - 7 Классический такой Толкиеновский сюжет, ходим, бродим, выполняем. Наверно, не будь так много пафосности во всем этом, я бы поставила большую оценку.
Стиль - 9 Хороший стиль, держит в напряжении, показывает все что надо
Фурри - 6 Он есть, продуман и в меру хорош, но не идеален


Вопросы
1) Хард Моунвилл. Да-да, этот черношёрстный единорог ....... Неплохо сложенный для земнопони, он легко тащит за собой
(дык единорог или земнепони?)
2) большую часть комнаты заставляла роскошная кровать (так и имелось в виду?)
3)Только что это за марка такая, и почему по ней не судят — об этом могли бы сказать только пони Прежних Времён. (Но искорка же как раз Прежняя пони и кьютимарка у нее есть, разве ее не видели Оливия и ее брат?)
4) Хард видит сны рогом (он болит у него) а как видит сны Оливия?




Похоже текст плохо вычитан, много повторов слов и несуразностей
- чуть склоняя голову и поворачивая голову как будто бы
- который просто не может быть просто сном.
- и своим раздвоенным рогом ловила лунные лучи, передавая ей другой пони
- лишь одно большое крыло, а от второго остался лишь небольшой обрубок,
- что этот поток берёт начало от судоходной реки, ведущей к Мэридоллу. Но своё начало она берёт из северного региона,
- наблюдая за всё просветлевшим небом.
- устремились на врага и без потерь принялись гонять врага
- деревья образовывали настоящую стену, стволы их росли так близко друг к другу, что ветви образовывали надёжный заслон.
- Твайлайт объясняла и повелела проводить их
- разглядывал изменившийся клинок. Он перевернул его клинком к себе и увидел,

и ошибок
уже преступила к салату
увидит Тилуну — ещё не разу, сколько она не бывала
оглядывала драгоценную землю, что растилась под нею
Орудия ветром, пегас то взмывал вверх, то спускался вниз
и разделила их между жеребцов.
и смотрящий за их полётом Лайншир тоже почувствовал зевоту. (там должен быть Харт)
воспользовавшись тем же походом
у тебя есть в запасе найдётся пара фокусов
Да и навряд бы их это спасло
подгоняя их Твайлайт.
Оливия, всю дорогу оглядывавшуюся по сторонам,удивила схожесть
но ничто не говорила мне, что это — опасность.
Какого же было им
Я слышал об отца нечто похожее…
а горные — с разве что с грифонами,
познают военно искусство
а их магия всегда пригодиться
Кто знает, согласиться ли Вербена
вылетевшего в их стороны.
И ничего не об этом рассказал Оливии
двух рыжих воителей сразили копьё
их-под стен
но оставить распри и уйди со своего поста достойно!
которые защитили её магий
она снова пуститься в путешествие
нам ждать не приходиться.
которое бросали побеждённое
Та же судьбу постигла Понивилль
отослал обратно в их искомые земли
Хеллфайр
14:15 08.06
Horlamir пишет:
Нравятся тебе пони, пиши про них, но оставь в покое Хасбро. Тем более не смешивай несовместимое


По счастью, сам МЛП Лорен ставила, опираясь на мир Властелина Колец.
Horlamir
09:35 08.06
Полностью поддерживаю членов жюри и посетителей форума. Остальные авторы, если откуда-то заимствовали сеттинг или сюжет, то я не знаю, откуда. Тут плагиат лезет изо всех дыр. Если ты писатель, придумай хоть что-то своё. Нравятся тебе пони, пиши про них, но оставь в покое Хасбро. Тем более не смешивай несовместимое. И, очевидно, своровал какую-то картинку из Сети, выставив её как иллюстрацию. Это вишенка на торте из помоев. Может быть в отдельности вышли бы хорошие (для своей аудитории) фанфики по мультику и книге, но если сливать всё в одну кучу, получится вот это. Мне страшно представить, что бы сказали Джон и его сын Кристофер, если бы чудом наткнулись на шедевр своего фаната.Текста много, а толку мало. Если хотите почитать что-то на эту тему - читайте "Властелин Колец" и смотрите "Дружба это чудо-шоколад". За чтением первого точно не потратите время. Я не буду тратить баллы за желание выехать на чужом успехе и чужом воображении.

Сюжет 1/10, Стиль 1/10, Фуррёвость 1/10
Хеллфайр
06:51 08.06
Что можно сказать? Пони-роман, сюжет которого сильно переплетается с произведениями Толкиена... Впрочем, и в сериале переплетается, так что за это я минусить не буду. Проблема только в том, что это - обычное фэнтези, ничем не примечательное, да и тема конкурса скорее поверхностна. Впрочем, плюс за объём произведения и время написания, ну и за пони.

Сюжет - 7. Достаточно неплох, но такое ощущение ,что работа или недописана, или же ещё не отредактирована?
Стиль - 7. Согласен с замечаниями некоторых критиков.
Фуррность - 10. Я чувствую пони.
Мирдал
06:42 08.06
Тут конечно сложный вопрос, считать ли пони субъектом фурности, но если таким субьектом считаются драконы, то, положим, да. Тут я буду оценивать не первоначальную фаустовскую задумку (в которой, с точки зрения отличия от человека, так себе фурность), а то, что привнёс автор. То же самое и с точки зрения сюжета — не буду сравнивать с оригиналом, тут не Толкины выкладываются, полагаю даже самовлюблённейший автор признает, что нам до него далеко.

Ни надбавлять, ни минусить за кроссовер вместо собственного мира не буду. Порою читателю хочется прочитать нечто знакомое, а не влезать в новые миры. Главное, чтобы количество «помотивок» не переваливало за определённую границу, но до этого ещё слишком далеко. Какие-то читатели привлекаются, какие-то отпугиваются.

Стиль мягкий, автор хоть и нагружает проблемами героиню, но давить на неё не желает, часты моменты, когда героиня почти что гуляет по пасторальным пейзажам, уплетая вишни. Ладно, объём большой, никто бы не выдержал чтение, подвергайся Оливия постоянному стрессу. Зачем одевать корону с душой врага себе на голову — тоже никогда не понимал, поэтому поступок принцессы, хранившей у себя кристалл, считаю даже оправданным. Единственное — мне кажется, что сюжету не повредила бы смерть какого-нибудь значимого положительного героя, даже если книга рассчитана на ребёнка, а не на взрослого читателя. Причём смерть без воскрешения, аки тот же Гендальф у Толкина. Всё же надо показать опасность приключения — то, чем оно отличается от поездки на американских горках.


Сюжет — 5 — я бы завернул лучше!

Стиль — 6 — До идеала не хватает более полного раскрытия эмоций — и не только в мыслях, но и в окружении, а так же попробовал бы быть чуть оригинальнее в описании новой магии и новых культур. Возможно, это приходит с опытом, но, учитывая скорость графомании автора, у него должно быть больше писательского опыта, чем у всех нас вместе взятых.

Фурность — 3 — В оригинальном мире есть нечто самобытное, но желание продавать игрушки загубило мир, который мог бы быть более свежим и новым. Многое исправлено… но на многое просто положили копыто, вроде ступенек. Всё же за две тысячи лет могли бы эволюционировать и использовать нечто более подходящее. Плюс рассказ можно переписать, используя только людей. Даже пегас там не особо и летает, и на сюжет тут ничего не завязано.
I7PedVesTniK
17:00 07.06
Kontra пишет:
I7PedVesTniK пишет:
К чёрту. За подобное издевательство я ничего поставить не могу.


Когда испытание неоправданно, не имеет смысла его проходить.
Kontra
16:30 07.06
I7PedVesTniK пишет:
К чёрту. За подобное издевательство я ничего поставить не могу.
Ещё 8 старых комментариев на форуме
Ошибка в тексте
Рассказ: Большое Приключение Оливии Моунвилл
Сообщение: