Konan Kononov
«Сестренки на пляже»
Скачать
#NO YIFF

Посвящается

Единорожке ЕВЕ

и ее таким разным

единорогам

http://furnation.ru/user/unikorny/ http://img.furry.su/files/a_1200600403_unikorny_-_sestrenki_na_plyajee_.jpg http://img.furry.su/files/a_1220550698_unikorny_-_selena,novyi_obraz_.jpg

Не поторопился ли ученый мир успокоить мятущиеся умы, назвав несуществующими вещи, открывшиеся писателям и художникам в минуты прозрения?

Какофония звуков в огромном зале с колышущимися дымчато-розовыми стенами была воистину неописуема. Хаотичное движение мириад проклятых душ временно было заключено дьявольской волей в своды, основание, арки и колонны этого странного места… «Дьявольской?» – усмехнутся, возможно, скептики. Господа Берлиозы, поверьте хоть в то, что Он существует! О большем вас никто и не просит... Сотни и сотни существ, неизменно уродливых и внушающих отвращение, орали на тысячах языках, рычали и дрались между собой, желая лишь одного – занять место поближе к пролегшей вдоль центрального нефа

черной, покрытой множеством лезвий и шипов, базальтовой дороге. Крутившийся неподалеку от нее бочкообразный бес не успел вовремя увернуться от мощного удара пустотелой ноги ржавого катафракта . Пролетев несколько метров, он упал, напоровшись сразу на десяток остриев. На миг этот мелкий демон привлек к себе всеобщее внимание, – и вот от него осталось лишь облачко серного дыма да эхо истошного крика, еще некоторое время метавшееся меж кишкообразных сталактитов. Пожалуй, только так, вставши на пути своего Хозяина, и могла умереть плоть от его плоти, не дожидаясь Судного дня. Воплощения искушений человеческих, обожженные кострами инквизиции, заклейменные крестами и святой водой, изувеченные оружием святых собрались здесь получить благословение и исцеление из Его рук. Звук невидимого гонга наполнил пространство, и адские создания бросились на штурм первых рядов. Местная иерархия основана на силе и только на силе, так было, есть и будет  мигающие рядами налитых кровью глаз огромные туши мяса – предводители армий грядущего Армагеддона – хватали щупальцами более мелких своих сородичей и швыряли их далеко себе за спину. Их падение немедленно становилось причиной жесточайших драк между такими же, как и «прилетевший» демон, неудачниками.

За спинами слабейших из них стояла группа полумертвых от страха людей, окруженная причудливой линией пентаграммы. Здесь были пожилые европейцы, негры со сточенными приверженностью к людоедству зубами, миловидная китаянка и многие, многие другие, одетые в костюмы разных эпох, ибо Ад лежит вне земного времени. Измазанные в крови, срывающейся тягучими каплями с кончиков пальцев и трясущихся губ, они в первый раз за долгие годы поколебались в своей извращенной вере. То были чернокнижники, продавшие душу кому-либо из находящихся здесь демонов, а, возможно, и самому Хозяину. В награду за верное служение, заплатив немалым числом жизней невинных детей, они были удостоены чести увидеть Повелителя. Во второй раз ударил гонг – над базальтом проступили очертания огромных ворот. Все взгляды обратились на них, постепенно наступала тишина. Ряды демонов замерли в ожидании. В этот момент из водоворота удушливого дыма, разом возникшего рядом с группой проклятых людей, появилась Селена. И хотя она бросила на них лишь мимолетный взгляд, мужчины и женщины в ужасе отпрянули от нее. Ибо даже в их давно очерствевших сердцах жила память о единорогах – целомудренных и благородных животных из детских сказок, которые, впрочем, содержали долю правды. Тем страшнее им было видеть ее – высокую (выше любого из них) и стройную; с сиреневого цвета кожей, покрытой извилистыми линиями синих татуировок; с жидким пламенем внутри изогнутого сужающегося к вершине рога; позвонками, проткнувшими кожу и торчащими наружу заостренными шипами; раскаленными до красноты металлическими когтями на пальцах и каменными копытами, по которым то и дело пробегали язычки огня... Все здесь знали, кто она, кем была и каково ее положение сейчас. Первая среди равных, она должна была приветствовать Повелителя, и жгучая зависть созданий, жаждавших оказаться на ее месте, вырвалась наружу. Пятьдесят рядов тварей сомкнулись перед ней так плотно, что, казалось, можно было пробежать по их головам. Это показалось ей неплохой мыслью. Пылающие адским жаром тяжелые копыта одно за другим ставили выжженные клейма на стиснутой со всех сторон, едва способной пошевелиться спрессованной массе множества демонов. Дикий вой и смрад горящей шерсти, чешуи и шипящей слизи сопровождал Селену, спешащую навстречу своей цели. 47 шагов…48 шагов…

Гонг ударил в третий раз - стены, пол и своды дрогнули, створки ворот заскрежетали, распахиваясь. Испуганно пискнув, волосатый демон нырнул под ноги своих собратьев, спасаясь от ее безжалостной поступи. Угодив ногой в пустоту, Селена потеряла равновесие и упала под ноги монстру, чье тело было покрыто гигантскими ярко-красными кратерами прыщей. Он возвышался над ней подобно горе, сжатый с двух сторон своими огромными сородичами. Слезы брызнули у единорога из глаз, и тут же за ее спиной раздался оглушительный вой. Держась за обожженные, переломанные ее копытами, свои тела бесы радовались ее поражению. Ярость охватила Селену, когти ее многократно удлинились и вспыхнули бело-голубым пламенем газовых рожков. Кромсая кожу и мясо, обагренная кровью, покрытая сукровицей и гноем, она преодолела последнее препятствие, выбравшись наружу из оседающего, подобно проколотому мячу, чудовища. Из темноты между распахнутыми настежь створками ворот появился белокурый светлокожий обнаженный гигант. Под его ступнями каменные лезвия и острия рассыпались в пыль, бессильные причинить вред сияющей неземным светом коже. На его словно выточенном из мрамора идеальном лице заиграла улыбка. Восторженный рев стал ему ответом. Он проходил мимо своих слуг, и поток идущей от него темной энергии исцелял их раны и придавал им новых сил, призывая их на подвиги во имя Зла. Вот он увидел Селену и замедлил шаг. Подошел к ней, обнял, и прервал ее торопливую речь своим поцелуем – против воли она затрепетала в его объятиях. Произнеся слова, сладким медом пролившиеся ей в уши, он прикоснулся пальцем к ее плечу. Завистливый вздох прокатился по рядам демонов, ведь на плече Селены, распуская свои щупальца, выросла Его печать, отметив ее, единственную среди всех. Хозяин пошел дальше, милостиво кивая беснующейся толпе. Дойдя до края черной дороги, он повелительно произнес всего одно слово. Стены и своды в одно мгновение испещрили отверстия, служа началом пути на Землю, во все ее места и времена. Он прошел через одно из них, толпа монстров последовала его примеру, и через минуту Селена осталась одна. Скосив глаза, взглянула на Печать. То, что она задумала, было очень рискованно. У Селены не было, да и не могло быть опыта в том, что она сейчас собиралась сотворить. Отверстия туннелей стремительно увеличивались в диаметре, и очень скоро это место перестанет существовать, распавшись на бестелесные сущности, отверженные Небесами. Подойдя к еще уцелевшему участку стены, она положила на него ладонь и произнесла приказ. Туннель оказался узким, очень узким. Вонзаясь пальцами и копытами в безропотно дающие ей опору души людей, имевших глупость согласиться на предложение рая на земле, Селена не могла не видеть лица тех из них, что еще не растворились до конца в этом кровавом студне. До этого она не обращала на них внимания, а тут от них просто некуда было деться... Впервые она прислушалась к их невнятному бормотанию и, к ужасу своему, среди бессмысленных обрывков фраз услышала робкие мольбы о помощи...

Она тоже кричала, призывая своих соплеменников, когда ее выследили и похитили по странной прихоти Хозяина. Так она начала называть его много позже – своими словами, что были приторней самой густой патоки, он заглушил в ней совесть, волю и стыд... Нет, он не сделал того, чего бы она не избежала, похить ее мужчина – но как радовался, когда первые шипы ее вытянувшегося позвоночника показались над бессильно опадающим белоснежным волосом! Ведь разве мог этот нежнейший покров выдержать разожженный Им в ней жар адского пламени!? Сколько времени она, скованная непомерной тяжести золотыми цепями, провела в сырости и вечной темноте подземелий? Столько же, сколько и на роскошных балах, где Селена, уже почти забывшая себя, незримо танцевала, а затем рука об руку с Ним проносилась по ночному небу, окутавшись пламенем и подобная метеору... Она вспомнила как, затаив дыхание от ужаса и восторга, наблюдала за когтем, рисующим на ее дрожащем теле дымящиеся линии... Да, он любил ее так сильно, как только мог, даря ей все, что было в его власти. И все же Селена смогла сохранить свой разум и память, сыграв на Его себялюбии... – Поймать! – Громом прогремела по всей Земле Его мысль, напоенная нечеловеческой злобой и яростью. И столь велика была ее мощь, что эхо повеления, прогремевшего громом в каждой грешной душе, достигло ушей херувимов. Недремлющие шестикрылые стражи- охранители сжали рукояти мечей. Туннель сузился настолько, что она едва протискивалась сквозь него, извиваясь как змея, помогая себе локтями и коленями. Снизу донесся приглушенный рев, и единорог чуть было не ударилась в панику. Хозяин обнаружил, что она сбежала! И спустил всю свою свору в стремлении вернуть свою любимую игрушку! Она взглянула вверх и среди багровых сжимающихся стен разглядела маленькое пятнышко света. Она была так близко! Подчинившись внезапному порыву, Селена прижалась Печатью к стенке туннеля и закричала от боли – плечо словно облили кислотой, но Ад послушался своего Повелителя,  не зная, что идет против Его воли. Стены расступились. Собрав быстро тающие силы, она приготовилась к последнему рывку. Она сама не заметила, как мерзкую рыхлость и податливость туннеля Душ сменила осыпающаяся сырая земля. Протянутая, казалось, в миллионный раз вверх рука ощутила лишь пустоту. Липкое щупальце обвилось вокруг ее ноги и резко дернуло вниз. Селена закричала от боли, монстр едва не оторвал ей конечность, но единорог невероятным усилием удержалась от падения. Пламенеющим копытом свободной ноги она вслепую лягнула своего преследователя – в ответ раздался отчаянный визг. Казавшаяся мертвой хватка ослабла и она, подтянувшись в последний раз, выбралась наружу. Здесь ничего не изменилось с того самого дня, оставившего незаживающий рубец на ее сердце. Полоса пляжа, бескрайняя гладь океана и тысячеметровый отвесный обрыв, до сих пор надежно скрывающий от любопытствующих глаз одно из прекраснейших чудес на свете. Сотни лет медленно, исподволь, незаметно, тьма сгущалась над единорогами  безмятежными обитателями иных миров, изредка отдыхавшими тут. Как удалось Ему обнаружить их останется тайной – но однажды маленькая белая фигурка встала на краю утеса и, помедлив мгновение, принялась спускаться вниз. Прекрасный, как древнегреческий бог, Он покорил Селену своим сияющим взглядом. О, как она была глупа, дав коснуться себя могучим рукам... Туннель сжался в точку и растворился без следа. Селена с огромным трудом села, затем встала на колени. Шатаясь, оставляя черные дымящиеся следы на гальке, она побрела к кромке воды. Свобода! Само слово пьянило, хотя она понимала, насколько призрачны ее надежды. Возможно, Ему и нелегко было найти ее, приманить и взять в плен, но сейчас... Сейчас, когда в ней так много демонического, что стоит Ему просто приказать ей вернуться! Даже радужные ворота Миров скрыты теперь от ее взгляда! Сколько дней (лет? веков?) прошло со времени ее исчезновения, помнит ли кто-нибудь о ней? Невыразимое отчаяние сжало ее сердце. И в этот момент до ее ускользающего сознания донеслись звуки. Мелодия, нет, песня обняла ее, разбив вдребезги все ее сомнения. Словно в тумане она сделала шаг вправо, второй, третий и, наконец, побежала вдоль океанского прибоя к едва заметному пятнышку на горизонте. Опершись об обломок скалы, на камне пляжа сидела единорог. Волны прибоя едва-едва не добегали до нее. Селена замерла. Единорог оборвала песнь и подняла голову. Безмятежно сияющее Солнце освещало эту немую сцену. Страх мелькнул в глазах мучительно знакомого Селене единорога. Испугавшись, что она сейчас убежит, наполовину демон протянула к ней руку: – Сирина! – Произнесла она, вспомнив ее имя, и сама ужаснулась своему сухому, каркающему голосу, столь жуткому по сравнению с нежным напевом только что звучащей песни. Свежий морской ветер обвевал тело Селены, так долго лишенное этой прекрасной ласки. В глазах единорога зажглось понимание. Несмело протянув руку, она коснулась Селены. Погладила ее плечо, провела дрожащими пальцами по линиям татуировки, и прозрачные слезы хлынули из глаз сестер. А затем Сирина, взявшись рукой за уродливый вырост, легко отломила его.

Одиночка бессилен перед адскими кознями. Друзья способны померяться силами с Искусителем. А перед любовью Дьявол бежит без оглядки.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
AleksStory «Красная луна»
Надежда Федотова «Мой старый добрый враг "Вождей не выбирают-2"»
Aaz «Демиурги-2»
Ошибка в тексте
Рассказ: Сестренки на пляже
Сообщение: