Дмитрий Бондарев
«Прямой ход»
Скачать
#приключения #фантастика

Дмитрий

Бондарев












Прямой ход. Четверть первая.



Глава первая. Свободный космический хвост.

Как говорили другие расы - увидишь одного антропоморфного - увидишь всех. Да, так на самом деле и было. Потому антропоморфный кот не был никакой экзотикой, особенно учитывая то, что всем было плевать на породу и чистоту крови. А Коло был породистым. И, как у всех породистых, у него было семейное клеймо на левом ухе. Оно было его пропуском в хорошую жизнь сознательного существа со статусом.

Сам он был среднего для его лет роста, ему не хватало немного веса до нормы. Но он ухаживал за собой, следил за шерсткой и чистил ушки, чтобы не завелись бушующие на колониях паразиты. Черные перчаточки и носочки переходили в кремовый цвет, как и черных хвост. А выходящие когти были обрезаны, но остры, что было характерной чертой уважающего себя кота. В свободное время он даже занимался физическими упражнениями, когда появлялось время.

У парня были по девичьи широкие бедра, длинный хвост, а ноги заканчивались широкими лапами. На него весь день заглядывались мужики и девушки, желая поиметь. Кот держал себя в руках, игнорируя и освисты, поскольку не пристало ему реагировать на это.

Молодой кот сидел в кресле и потягивал тонкую трубку своего испарителя, выдыхая бирюзовый дым со вкусом давно пропавшей ягоды - черной смородины. Он не знал, как она выглядела, но с превеликим удовольствием поел бы настоящую ягоду. Хоть какую-нибудь.

Но, к сожалению, Коло родился во времена «Сообщества», а не разделенных стран довоенного распада. Хоть ему и было всего семнадцать земных лет, он отлично знал историю Сообщества. Как и то, что антропоморфы являются не самой привилегированной расой во всех известных колониях. А на Землю их и вовсе не пускали. Говорят, там до сих пор летоисчисление от рождества Христова. Четырнадцать тысяч пятьдесят четвертый год.

Коло посмотрел на свой испаритель, что удобно лежал в черной перчатке его ладони. Это был небольшой камешек с встроенным экранчиком. Внутри него был встроен элемент питания. Похож он был на каплю, на широком окончании которого располагался «бак», прямо как в старинные времена, чем Коло очень гордился, а уже из бака шел носик его длинного мундштука. Вещица изначально была совсем другой, но прямые руки кота поработали на совесть.

Псевдоплита стены отъехала в сторону, и в комнату вошел Стив. Дверной проем закрылся за ним, и комната вновь стала похожа на камеру содержания преступника. С той лишь разницей, что у заключенных не было удобств. Совсем. Вспомнив глупое имя человека, кот ухмыльнулся, а он ответил улыбкой на улыбку, решив, что антропоморф рад человеку. Навострив ушки, сиам встал и подобающе поприветствовал его, слегка поклонившись, прикрывая хвостом когти на лапах.

- Ооо, не смееей! – взмолился человек. Он не любил всей этой показухи Сообщества, ведь в свои сознательные годы они общались уже три месяца. – Ты что, своей дряни обсосался тут!?

Засмеявшись кот, пожав другу руку, плюхнулся обратно, потянув из мундштука. Аппаратик в руке отозвался тишайшим урчанием, пропуская через две нити накаливания электрический ток.

- Я тебя заждался, где ты бродил? – выдохнул кот, дернув хвостом, на который чуть не наступил Стив. Тот со злорадством шлепнулся на второе кресло. – Опять где-то попойка была?

Как и на всех выселках, в колонии Ветер- вольный все были простыми рабочими, сводящими концы с концами. Потому они косо глядели на Коло. Он, как и все антропоморфы, был не в чести. Да еще и такой молодой. Убивал остатки «животной» репутации тот факт, что он являлся свободным хвостом.

В силу своего благородного происхождения, Коло мог позволить себе не работать или работать на престижных местах, что рождало не просто зависть в глазах людей, а открытую ненависть к коту.

- Да, мужики вновь напились на глубинном трале. Придурки решили захватить его и запросить выкуп. Я попробовал упросить их одуматься, но когда они начали безбожно ругаться, просто отключил им кислород и дал приказ аппарату вернуться обратно. – Пожал плечами парень, начав снимать официальный низ-скафандр. Это был легкий костюм, но с ажурными, красными линиями, показывающими высокий статус. Обычные низ-скафандры были серыми и уж точно не из мягких тканей животного происхождения. – Мужики тут же семкнули, что они то очень даже заменимы, а приборные панели уехали за броне пластины. И извинились. Я включил им кислород, но их все равно отлучат от работ на неделю.

- Бедные придурки… - Усмехнулся Коло, вновь выпустив струйку пара в комнату.

- О, прошу, хватит загаживать чистый воздух! Разве твой нюх не улавливает и без того большой недостаток кислорода?! – Стив попробовал поймать, перехватить игрушку кошачьего, но тот ловко спасал безделицу.

- Все-все, не бухти! – спрятав наконец в кармашек игрушку.

Комбинезон Кола сильно отличался от комбинезонов всех колонистов, как костюм стражи отличается от домашней пижамы. Фиолетовая ткань кошачьего костюма говорила любому смотрящему, что он живой, не андроид. К тому же является антропоморфным животным. Богатые сословия колоний обычно зовут их просто пушистиками. Два ремешка на ногах говорят о его среднем и высшем образовании, а ошейник - о высоком уровне прикладных знаний, таких охотно брали следить за жилищем, кораблем, а так же в личные питомцы.

Эти комбинезоны выдавали только вольным. А вольными могли стать только породистые представители антропоморфов, или те из них, что были бесплодными гибридами. Их «совершенствовали», обучали и выдавали силовой костюм облегающего типа для постоянного ношения. А так же каждый вольный получал корабль…

Так же была одна деталь, что отличала его ото всех остальных, даже от других пушистиков. На его хвосте, ближе к его концу, было три вольфрамовых кольца, соединенных между собой цепочками, а с центрального списал шарик серебряного колокольчика. Он был вольным хвостом

Вольные хвосты служили инспекторами вольных колоний. Они должны были проверять эти «места обитания людей» на предмет деградации общества или иных происшествий. Благо, Ветер-вольный был местом спокойным, пусть сюда и провозили контрабандой алкоголь, что было запрещено. Люди и антропоморфы спокойно работали и проживали свои жизни, чтобы отправить своих детей на любую красную планету. Пусть и не у всех выходило.

Вспомнив обо всем этом, Коло потянул руку к клейму и с благодарностью потер его, углубляясь в себя. Полученное с двух лет и до шестнадцати образование быстро начало играть ему на руку, как и возможности его обширного семейства.

Заметив это, Стив засуетился. Хоть он и общался три месяца с этим зверем, но ни на секунду не забывал, что это инспектор Сообщества. Потому вскоре рядом с кошачьей лапой оказалась бутылка дорогого нынче коньяка. Ажурная бутыль из пластика, штамм, подтверждающий, что это не сгенерированное пойло.

Кот нахмурился. Он не любил алкоголь, как и тех, кто все норовил его подкупить. Суют свой яд ему чуть ли не в глотку. Но антропоморфы не любили алкоголь. Он слишком быстро разъедал их сознание, превращая в первобытных зверей.

Сыночек хозяина колонии заметил выражение кошачьей морды, то, как съехали его уши к затылку, то, как распушился хвост и сузились зрачки. Парень побелел, осознав, что промазал. Говорил ему отец, чтобы он не всех подбивал на алкоголь, но раньше у него все срабатывало.

Но не сейчас.

- Знаете, Стивви, я искренне собирался пожурить вас, а после взять одну- две платиновые пластины… Я понимаю, что для поддержания духа рабочих нужно что-то. А веры нет в целом. – начал Коло, взяв бутылку и поднявшись с кресла, отошел к центру комнаты. – Но теперь я уверен, что тут есть что-то еще. И это плохо только для вас. Алкоголь я изымаю. А ваша колония… Что ж, вам сообщат.

Парень стоял и не мог произнести ни слова. Он совершил совершенно недопустимую оплошность, но мысль шла туго, проходила по всем синапсам. В это время кот подошел к стене, где должна была быть дверь, но псевдоплита не сдвинулась. Кот понял, что его не собирались выпускать из колонии.

Вот так вот всегда. Какая-нибудь необразованная мартышка посчитает, что может спокойно позволить себе не только попытку подкупа вольного хвоста, но и запугать, а то и убить его.

- Я… Я вынужден… - попробовал оправдать себя человек, но он не успел взять из стенного шкафчика пистолет, поскольку кот подскочил к нему и точным ударом задней лапы отправил паренька в противоположную сторону.

- Да-да, можешь даже не начинать. – рыкнул Коло, идя к Стиву. Сейчас он впервые начал всерьез рассматривать паренька.

Он был толстощеким и приземистым. Руки, не знавшие работы, больше напоминали лепешки с маленькими сосисками пальцев. Его ажурный комбинезон хоть и подшивался под своего хозяина, но уже успел стать тесным, от чего некоторые швы с натугой растянулись. А по-поросячьи задранный носик шмыгал. Парень был зол и напуган. И Коло увидел настоящее выражение его лица. Коричневый взгляд горел ненавистью, но беспомощность заставляла его трястись от страха.

- Грязное животное! – зашипел он, отползая назад, прожигая взглядом дыру на черной морде сиамского кота. – Ты не можешь позволить себе вот так обращаться с сыном директора колонии! Тебя за это с великой радостью изнасилует и убьет любой колонист!

Коло дернул кончиком хвоста, и серебряный колокольчик запел, а после шарик в нем завращался, от чего в разрезе появилось характерное свечение. Кота постепенно накрыл купол защитного поля, состоящий из ячеек шестиугольника. Кот подошел к Стиву, и поле не пропустило его, упираясь в тело парня шестиугольными пластинами, отталкивая его с силой, пока он не оказался зажат между полем и стеной, вопя от сжатия. Вольному не нужно было прикладывать каких-либо усилий, а еще один шаг убил бы паренька.

- К сожалению, в ходе проверки вашей колонии были обнаружены значительные нарушения норм проживания. После моего отбытия к колонии Ветер-вольный будет направлена инспекция проживания и стражи. – Коло сделал шаг назад и парень получил возможность нормально дышать, откашливаясь и жадно ловя грязный воздух своей комнатушки. Кот завел руки за спину и сцепил их, приподняв хвост, что ускорило вращение шарика внутри и усилило поле личной защиты. - Прошу прощения, теперь мне необходимо удалиться на свой корабль для протоколирования.

Смысла что-то доказывать или выяснять не было, потому хвост спокойно подошел к креслу, где одиноко лежала бутылка коньяка. Забрав ее, кот развернул ладонь пустой руки к себе, перебрав в воздухе пальцами. На световой индикатор подушечки пальца пришло подтверждение. Корабль запустил двигатели и ждал своего владельца.

Стив что- то начал вопить в рацию, но они оба знали, что вольный хвост уберется спокойным шагом, не тронув никого. И его не смогут остановить. И дело не в его способностях или защитном поле, которое Коло, тем не мене, не собирался отключать, но в осознании людьми того, что они действительно нарушили многие уставы вольной колонии.

Алкоголь был одним из самых серьезных нарушений, которое, как ни странно, любили прощать хвосты в силу необходимости. Если условия планеты были крайне тяжелы, любому живущему на ней было жизненно важно как-то выпускать пар.

Кот открыл псевдопанель стены, вышел в коридор верхнего яруса колонии. Его встретило человек двадцать, среди которых были и антропоморфные, все озлобленные и вооруженные подручными инструментами, будь то кайло или резак породы с массивным генератором за спиной.

Коло поднял лапу в воздух и, пока длился момент неудобного молчания, выпустил стальную горошину над собой. Горошина выпустила вертикальную сетку сканирования и начала быстро вращаться, регистрируя все, что происходило сейчас вокруг кота. Опустив спокойно руку, медленно, чтобы никто не сорвался, инспектор спокойно и вкрадчиво начал говорить:

- Я понимаю ваше недовольство и осознаю ваши нужды. Пусть мой биологический возраст вас не смущает, я сознательное существо.

- Такие сознательные существа уже в пять лет насилуют девочек! – рявкнул кто-то из колонистов. Остальные оскалились в злобе.

- Но я уже зафиксировал вашу попытку помешать инспектору, выполняющему свою работу. Вы вольны не выполнять приказ этого сопляка. Он о вас и так не заботится. А его кара будет намного мягче ухищрений стражи. – Сделав акцент на последнем слове, кот остановился, внимательно оглядев присутствующий. Продержав паузу, он продолжил: - Но, если вы остановитесь и разойдетесь по комнатам, я отдам любому из вас, кому вы все доверитесь, протокол. Выберете того, кому каждый из вас доверится. Пусть он один останется предо мной.

Люди остановились. Задумались. У них появился выбор, к которому они не привыкли. Но каждый из них видел хотя бы одно наказание стражей по телевидению. У Сообщества есть выделенный канал, на котором постоянно демонстрируются экзекуции органа правопорядка, что подтверждало их существование и кару за нарушение законов. Катал так и назывался: «Экзекуция».

А после толпа зашевелилась, потолкалась и начала рассасываться. Кот терпеливо ждал, пока перед ним не остался лишь здоровенный кобелина, помесь мастиффа с трактором, поскольку, в целях производительности, его руки и ноги были заменены на громоздкие шахтерские протезы, что, однако, имели функцию замены клешни и резака на обычные пятерни. Он осмотрелся уверенно и сделал шаг стальной лапой к коту, что был на три головы ниже.

- Ну что, красавица, уховор соблюден или я зову парней обратно и мы веселимся? – говоря это, он часто собирал свои слюни обратно в пасть, явно стесняясь их изобилия. – А то нам не далеко, а я, как брихадир, имею возможность побрякать им всем хоть сейчас.

Коло и так все это знал. Проигнорировав оскорбление самца, он спокойно поймал шарик над своей головой и, выпустив руку из защитного поля, шестигранники которого распустились, как цветок, в своем сочленении, раскрыл ладонь с миниатюрным записывающим устройством.

- Э, нее, милашка, бросай в мою культяпку. Не хочу получить знатного разряда с твоего щита. – Псина знала эту уловку, что порадовало хвоста, а потому с металлическим громким щелчком его правая клешня превратилась в грубую лапу из железа, слегка поскрипывая от недостатка смазки.

Хвост с добродушной улыбкой явно улучшившегося настроения, развернул кисть и отпустил шарик в руку работяги, который, повернувшись в сторону, резаком оплавил его. Кипящая капля шлепнулась на пол, а псина размазала ее посильнее своим ножным протезом.

- Сообщи главе колонии, что инспектор лично хочет встретиться с ним на взлетной площадке. – Проговорил кот и, не дожидаясь ответа, пошел прочь, даже ухом не поведя на присвист рабочего. Он привык.

По пути он вновь достал свой испаритель и мягко потянул из него, выпуская облачка густого пара с запахом и вкусом черной смородины. Тут и там, за поворотами коридоров, больше похожих на стальные кишки какого-нибудь огромного эскалатора с ковшом в тридцать тонн, встречались те самые рабочие, что разбрелись по верхнему уровню, замолкая, когда мимо проходил инспектор, сверля его взглядом и провожая, пока он вновь не сворачивал по этому лабиринту.

Дойдя до ангара, Коло увидел свой корабль. Это был обычный корвет инспектора. Без лишних трюмов и с закрытыми иллюминаторами. Самый безопасный и смертоносный шлюп гражданской флотилии. По факту, единственная модель корвета, имеющая вооружение.

Внешне корабль напоминал огромный наушник, стоящий на огромной подушке амброшура. Черное матовое покрытие имело две характерные фиолетовые полосы по бокам, а на «спине» корвета была гравировка с изображением пушистого лисьего хвоста.

Подойдя к человеку лет тридцати, низкому и серьезному, как кирпич, кот, в знак почтения, отключил силовое поле, легонько поклонившись директору колонии, явно оторванному от важных дел. С двух сторон, в силовых доспехах, стояли наемники службы охраны, что внимательно следили за вольным хвостом, не желая лишиться такого мешка с деньгами.

Вернув хвост за свою спину, кот зелеными глазами внимательно осмотрел «выразительное» лицо человека. И, не дожидаясь, когда он закончит все формальности, начал говорить:

- Ваше чадо додумалось совершить глупость, достойную щенка. Мало того, что он подкупал меня алкоголем, так еще и склонял колонистам к расправе над инспекцией. – Говоря спокойно, Коло наблюдал за тем, как «кирпич» лица директора дал трещину, нахмурился. Но не дал возможности произнести и слова, не прекращая свой монолог: - И, если проблемы с поселенцами я решил, то ваш мальчик требует жесткой руки и воспитания. Поскольку не каждый станет преподносить жест дружбы и не сообщать о вас органам надзора, как я. – Лицо вновь исказилось. Сильно изумление и недоверие светились на коричневых радужках мужчины: - В подтверждение своих слов, я заберу этот коньяк в знак нашей дружбы. А вы пришлете в течение трех дней видеоотчет о том, как ваш мальчик получил свое наказание и какой вынес урок.

Не дожидаясь реакции человека, вольный хвост спокойно поклонился в необходимой манере, а после повернулся и начал подниматься на корвет, желая как можно быстрее оказаться в своем удобном кресле, ожидая прибытия на ближайшую станцию инспекции.

Дверь переборки открылась, впуская хозяина в «прихожую» корабля. Пропустив кота в небольшой коридор метр на метр на два, челнок закрыл внешнюю переборку. Там его обдуло дезинфекцией и просканировало на наличие отклонений. Когда корабль удостоверился, что это именно его хозяин, открылась вторая дверь переборки, впустившая Коло на его корабль.

- Я дома… - Привычно протянул он свой пин-код, отключая системы охраны и открывая доступ ко всему остальному, он привычно осмотрел свое жилище.

Как ни странно, он, как и многие члены инспекций, не только вольные хвосты, тоже начал жить на своем корвете, предпочитая его номеркам на станциях и планетах. Лишь в некоторых исключениях, когда ему предлагали целый дом на одну морду, он мог покинуть корвет.

Нутро же корабля представляло собой неплохое жилье. В его распоряжении было пять обособленных отсеков: правое крыло, где был вход, так же имел в себе склад и синтезаторы материй. В левом крыле располагалась каюта, где была удобная постель и гардероб с санузлом. В центральной части был «зал». Большая комната отдыха с круглым столом и круговым диваном, окольцовывающим его. Единственная лампа этой комнаты и была над ней. В хвосте располагался генератор и двигатель, от которого питались все системы, а так же системы жизнеобеспечения. А в рубке было любимое кресло, приборные панели и выход бортового компьютера.

В «амброшуре» корабля были баллоны сжатой воды и вооружение корвета, которое пряталось ближе к середине подушки, где был генератор щита корабля, который и обеспечивал, помимо защиты от прямых атак, защиту корабля от воздействия атмосферы, создавая угол обтекания корабля, снижая трение. Так же защитное поле помогало приземляться, смягчая процесс до максимума.

Каждый отсек имел свою псевдо панель, что была неотличима от основной стены, лишь оранжевый контур выделял места проходов, чтобы можно было без проблем обнаружить вход.

Кот прошел вглубь зала, развернув к себе левую ладонь, пальцами второй руки набрал внутренний код костюма, а после на память простучал по когтям, приказав своему костюму отцепиться от тела, а после, с помощью «ладони», стянул с себя комбинезон, который и бросил на спинку дивана, оставив там же бутыль. Обнаженным ушел в спальню, с наслаждением слушая шуршание синтезаторов и шорох откатывающихся панелей.

- Добро пожаловать на борт. – Пробубнил бортовой компьютер, пока кот забирался в душевую кабинку. – Мне отправить отчеты о контрабанде и нападении?

- Нет, отмена отчета. Удаление отчета. Допуск: прямой ход. – Устало и неторопливо проговорил он, зевнув и включив воду. Бортовой компьютер выдал «Принято. Данные удалены», а Коло быстро обмылся и вышел в зал.

В стекле переборки выхода отразилось его тело. Покрытый коротким мягким мехом, он был антропоморфным животным, что появились на заре выхода в космос. Общество додумалось, наконец, как взрослый человек может получить тело, какое хочет, а не какое дала ему природа. Люди начали наобум изменять себя, кто-то просто делал себе ушки, как у кошки или собачки, приобретая слух, кто то опускался до замены человеческих гениталий на животные. Очень были популярны конские. Но эпостасией ухода от человеческого стала полностью нечеловеческая оболочка.

Это все делалось за счет того, что человечество нашло в своем мозгу сознание. А создание клонов давным-давно не было для них проблемой. Новая оболочка стряпалась за пару недель, после человек платил немалую сумму, и его сознание и память переносили на новый мозг. Как ни странно, но большинство «научных гибридов» были бесплодны, потому опасность извращения до максимума человеческого генофонда было неопасным, все же оставалось огромное количество «нормальных» людей.

Изменивших же себя приписывали к калекам, выдавая им небольшое пособие, на которое, при желании, можно было спокойно прожить.

Однако полностью измененная оболочка, к примеру, породистого кобеля немецкой овчарки могла зачать ребенка с такой же породистой девушкой, что разродится щенячьим потомством антропоморфных детишек. Это уже объявили кощунством относительно человеческого рода. Новую расу вначале называли просто животными, но поняв всю сознательность и силу новых граждан, люди испугались.

Они быстрее приобретали сознательность, становясь полноценными гражданами страны в свои десять лет. Быстро обучались и имели преимущества в силе и скорости, естественно, если тренировали эти качества.

И как не протестовали люди, как не вырезали и не принижали зверей, те вскоре стали полноправными членами общества, а после раздора и становления Сообщества, им были даны права общих граждан, за исключением связи с землей и предтечи.

Так, поколения, сохранившие породу, могли похвастаться привилегиями, которые не были доступны многим людям. К примеру, по прямому именному приглашению от человека можно было попасть не только на орбиту голубой планеты, но и посетить ее поверхность, воспользовавшись всем тем, чем пользуются сливки общества.

А вольные хвосты, в силу своей должности, проходили, помимо обучения и тренировок, имплантацию особого оборудования. Так, на плечах Кола были медицинские военные имплантаты, постоянно диагностирующие состояние носителя. Все кости были усилены, а зубы и вовсе заменены на такие же. Но из специального сплава, дабы более никогда не заменять их, и покрыты белой керамикой, чтобы улыбка хвоста не беспокоила окружающих.

Остальные имплантаты, такие как база тактик и маневров и прочие боевые, были спрятаны под кожей и мышцами.

Все это делало кота немного отпугивающим. Со всей красотой тела, он имел характерные выступающие из плеч «рога» мед имплантатов, а глаза иногда отдавали стальным цветом, все из-за тех же изобилующих в теле «улучшений».

Взяв бутылку с виски, он подошел к приборным панелям и поставил ее в углубления. Аппарат ожил, забрав бутылку и высветив свободные ячейки склада на экране. Назвав ее «Ветреный», выбрал место рядом с остальным коньяком, который накопился у кота за последние четыре месяца беспрерывной работы.

Вздохнув, сиам, все так же обнаженный, прошел в рубку и удобно устроился в прохладном мягком кресле, посмотрев на очередь миров, в которые необходимо прибыть с инспекцией. Но он не выбрал никакого следующего задания. Напротив, он открыл вкладку и запланировал отпуск. Прикрепив к нему приглашение, что два месяца светится тусклой звездочкой в его почте, он довольно развалился в кресле, подтвердив команды.

Да, он волен был выбрать любой объект инспекции. Он волен был не выбрать ничего и ближайшее время слоняться по космическому пространству, бездельничая. А мог по приглашению явиться на одну из красных планет и пожить в личном доме. На самой малозаселенной и молодой из них, Бастилии. Он был волен делать то, что потребуется. Он был вольным хвостом.

Глава вторая. Свет красной Бастилии

Треск будильника заставил его вздрогнуть, от чего он дернулся и стукнулся больно локтем об стену рядом с постелью. Зашипев, прижимая ушки к голове, самец медленно сел на край кровати, поставив ноги на теплый пластик пола. Открыв, наконец, глаза, она понял, о чем пытается сообщить ему его корвет. Они приближались к станции телепортации.

На перелет от той вольной планетки до станции телепортации потребовал два дня и еще четыре часа сверху. И большее время перелета он блаженно спал, посапывая в синтетическую подушку и мурча во сне. Бывало, появлялось желание поесть или сходить душ. Не всегда, чтобы помыться. Но это был почти что отпуск и парень использовал его на полную, как он всегда любил.

Его дом контролировал температуру, поддерживая комфортную прохладу и чистоту воздуха. Комбинезон весел в спальне, на корабле Коло его не носил, введу обожания комфорта нагого тела. Хотя и сам навороченный костюм был столько комфортен, как и его собственная плоть.

По привычке погладив пальцами клеймо на ушке, он поднялся и побрел в санузел. Справив нужду, вымывшись и вычистив свою шерстку и когти, такого трепета от него добивались имплантаты, самец побрел в зал, где спокойно обратился к синтезатору, запросив еды, без разбору набрав побольше мяса, но заказав салат.

Пока машина выполняла заказ хозяина, он сходил в рубку и связался со станцией телепортации. Включилась видеосвязь.

- Станция Ветер. Корвет, мы вас пингуем. Говорите. – На экране появилось человеческое лицо. Он спокойно воспринял нелюдя на другом конце, ему не было дела до пилота.

- Говорит вольный хвост Коло. Я направляюсь к Бастилии, запрашиваю телепортацию. Проверьте, не висит ли на мне чего. – Привычно проговорил кот, почесав сонно за ухом и развалившись в кресле. – В случае подозрений паразитов или аномалий запрашиваю зачистку с обслуживанием персонала корабля. Плачу прямым переводом. Семнадцать, три, восемь.

Приняв оплатные реквизиты, оператор сообщил о начале сканирования, после дал направление на ангар чистки и телепортации, разорвав связь, когда кот уже, почесывая спину, выходил из рубки.

Эти парни, что сидят на телепортах, работают повахтенно и наверняка видали страсти посильнее обнаженного антропоморфа. Особенно учитывая нравы в какой-нибудь глуши. Там на экранах выходит такое, что люди после проходят курсы реабилитации в психиатрических колониях.

Пока корабль подлетал к заданным координатам, кот перебрался через низкую спинку диванчика и уселся перед столом, на котором уже стояли брикеты с едой, а так же небольшая плашка, накрытая листком бумаги, в которой были написаны препараты, необходимые к применению. Подняв бумажку и глянув мимолетом внутрь, он прочел препараты и большую надпись «Настаиваем» в конце. Пожав плечами, закинул их в свою глотку, открыв брикетик с соком и запив липнущие к горлу пилюли.

А после настала череда его обеда. Или ужина. Он не следил за временем, да и не было это так важно, когда ты не занимаешься чем то конкретным. Пока корабль сообщал о том, что происходит снаружи, выдавая что-то по типу «корабль взят на крюк» и «начата обработка поверхности корабля», кот начал быстро уминать мясо, закусывая его сгенерированным овощным пюре, которое в жизни бы не стал есть, не будь пары чипов в его голове.

Когда он с брикетом сока вышел в рубку, его на экране ждала молодая девушка. Она явно не ожидала, что кто-то поблизости красной планеты может оказаться обнаженным и отвела взгляд, охнув.

- П… Пилот, добро пожаловать в систему Бастилии. Вас ждут. – Девушка быстро взяла себя в руки, а когда кот уселся в кресло, повернулась обратно, вся пунцовая, на что он лишь поднял бровь, отпив сока. – Ваш платеж проведен успешно и подтвержден. Чем я… Могу вам помочь?

- Сообщите, пожалуйста, время суток на поверхности Бастилии, а так же передайте данные по главной станции и туннелю до него. – Проговаривая необходимые вещи, кот набирал на панели коды доступа, регистрационные номера и личные идентификаторы, что наперебой выскакивали на втором экранчике. Делал он это привычно быстро и одной лапой, потягивая сок и поглядывая на девушку.

Это была молодая особа, очевидно, проходившая стажировку, потому что время от времени было видно, как ей помогают правильно ввести данные и назначить маршрут. Все же выделить туннель в суматохе космических перелетов было достаточно трудно, ведь все время выходили новые шаттлы, а так же прибывали и убывали грузовые корабли.

- В населенном пункте, в который вас пригласили, сейчас раннее утро по всеобщему времени. На момент вашего прибытия будет обед. По местному времени вы прибудете в шесть утра. – Она очень напряглась. Мультизадачность на новом рабочем месте ей пока что давалась тяжело. Кот насторожился.

Тут вошел сигнал о получения маршрута. Я его тут же отклонил.

- Перепроверить и утвердить. Я не пилотирую данный корвет. – Спокойно ответил кот, предвосхищая вопрос оператора. – Одна ошибка и на вас лежит смерть всех, кто вмазался в мой корабль. Мне же нужно подготовиться к приему.

Не дожидаясь ответа оператора, он встал и вышел, бросив в доменную печь коробушку и поставив галочку на терминале, после чего машина сама все убрала со стола. Девушка превратилась в помидорку, но шлюз закрылся, отрезая ее от кота. Пройдя в спальню, кот вздохнул, его ждал неприятный процесс.

- Корабль, ожидать сертифицированный туннель. После проверки встать на маршрут. Сообщить мне о подлете станции. Связаться со станцией на сближении. Пароль подтверждения: прямой ход. – Закончив раздавать приказы, он лапами протер морду и тихо прорычал.

Сейчас он будет надевать свой костюм. Закрыв псевдопанель, самец подошел к нему и снял с вешалки. А после просто забрался в мешковатую одежку, что сейчас висела на нем. Подтянув его под ошейник, парень застегнул ремни на ногах, удобнее устроив хвост. Сейчас ему предстояло пережить то, что переживают все вольные хвосты. Пережить то, что единицы их них любили.

Повернув ладонь левой руки к моське, медленно и вдумчиво он коснулся указательным пальцем правой вначале мизинца, после подушечки под большим пальцем. Костюм отозвался и плотно обнял антропоморфа. Поправив особые места, Коло вздохнул, а после нажал на средний и указательный фаланги пальцев. И тут же костюм «потянулся» ко всем имплантатам, обжигая его тело болью проникновения тысячи иголок, забирающихся все глубже, присоединяющихся к нервам, а после и к аппаратам в глубине его плоти. Медицинские имплантаты тут же дали порцию обезболивающего препарата, тихонечко свистнув, торча из плеч.

Костюм обогнул выступающие «рожки», обтянул и повторил контуры тела вольного хвоста, а так же плотно обнял руки и ноги. Наружи, как всегда, остались лишь ладони и стопы по щиколотку, что, при необходимости, тут же обувались костюмом.

Проведя последние проверки удобств, таких, как возможность открыть доступ к ножнам, а так же просто убрав часть костюма ниже пояса. Так же он проверил поле второй кожи, чтобы оно ложилось поверх костюма. Потянулся и вышел из спальни. Хоть он и был сейчас под препаратами, настроение все равно испортилось, а потому он решил даже не попробовал подобрать одежду под моду планеты, решив оставить это дело пригласившему его человеку.

Рубка просигналила о наличие вызова, потому кот незамедлительно прошел внутрь и увидел на экране морду варана. Тот смотрел слегка исподлобья, явно недовольный тем, что его отвлекают всякие. Но, увидев фиолетовый комбинезон, выпрямил спину и постарался сделать максимально приветливую моську.

- С-служба стражи центральной кос-смичес-ской с-станции. Вы запрос-сили видеос-связь. Намечена инспекция? – Ящер часто шипел на всех «с» и «ж», а по морде было не совсем понятно, что заставляет его волноваться. – Мне подготовить для вас-с каюту?

- На связи Коло, я вольный хвост. Идентефикатор: семнадцать, три, восемь. – Сиаму было не до конца понятно, с каких пор служба охраны занимается расселением гостей. Хоть он и был «особым гостем», но им все равно должна заниматься служба расселения и администрация станции, а никак не служба охраны. – Подтвердите, что вы получили данные и они верны. Я на станцию транзитом. После будет спуск на планету. По приглашению.

- Ох… Да, да… - Охнул ящер и начал заниматься действительно своими делами, проверяя гостя станции. Кота насторожило все это. Сильнее, чем пистолет, направленный ему в лицо. – Вс-се верно, вы можете причалить на площадку семь, один, один С. Всего доброго. – Тут ящер резко отключился.

Коло все это не понравилось. Совсем. Потому, получив туннель, подтвердив его, кот пошел к приборной панели и набрал два пин-кода. Один открывал доступ к складу оружия, второй перекладывал ответственность на использование этого самого оружия, ведь никакого определенного задания с опасностью не было. После, хорошенько подумав, отменил заявку на энергетическое оружие, взяв лишь две фенечки, которые и надел поверх костюма. Комбинезон тут же подключился к тонким металлическим линиям, закрепив их на руках.

Это были два гравитационных манипулятора. Их мощность была чуть ниже, чем у грузовых манипуляторов промышленного типа. Этого должно было хватить вполне. А после закрыл рубку и запер ее, пройдя по залу, проверяя. Посмотрев в зеркальную поверхность переборки выхода, огладив свою голову, а после опустив руку по поверхности комбинезона, нахмурившись.

Он пришел в себя. Корабль сообщил о приземлении. А кот в очередной раз порадовался технологиям, что уже давно давали возможность жить максимально комфортно. Конечно, это не сравнится с жизнью на голубых планетах. Там жители могли позволить себе просто жить, поддерживая генофонд человеческой расы.

Взбодрившись, кот прошел к переборке и открыл обе сразу, получив доступ на посадочную палубу станции, но, стоило ему выйти, как его встретили два стража станционной охраны. Навострив уши, Коло внимательно осмотрел на них и запросил с помощью ладони их лицензии. Все было в порядке- это настоящие стражи.

- Вольный хвост Коло. Представьтесь мне. – Сказал кот, показав левую лапу, на основной подушке которой высветился идентификатор.

Стражи переглянулись и так же показали левые ладони, показывая свои номера.

- Сэр, позвольте вас сопроводить. У нас беспокойное состояние гражданского населения. Ваше появление могут воспринять неверно. Просим проследовать за нами. – Стражи развернулись и пошли вперед.

Их внешний вид, единый для всех, всегда удивлял, как будто кот видел их впервые. Он не знал как это объяснить. Но они были единственным гражданским подразделением, которому разрешалось носить доспехи, подстать военным. Выглядели они, как всегда, внушительно. На две головы выше любого человека, пластина лицевой маски, переходящая в корону с кольцами, всегда отображала на всеобщем прямой приказ, за ней был шлем, интерфейс которого сообщал информацию обо всем. Шейное сочленение было скрыто за пластинами нагрудника, массивные наплечники, из которых шли удлиненные костюмом руки, покрытые пластинами брони.

Ниже нагрудника были полосы защиты живота, переходящие в пластины поясных сумок, а далее в поножи. Ноги стражей имели четыре сустава, в отличие от обычного трехсуставного строения ноги у человека или антропоморфа. Еще один сустав был добавлен для устрашения. Именно еще одна «кость» в ногах этих здоровяков и добавляла им высоты. Так же это отталкивало обычных людей, делая стражей не людьми, что упрощало обычную жизнь служащих.

Нелюдимые и огромные, с написанными на лицах приказами, они несли за спиной огромный генератор силового поля, что мог защищать как самого носителя, так и целое здание, в котором находился бы страж. Его так и называли- купол. И оказаться под куполом, будучи преступным элементом, было сродни смерти.

По этой причине многие боялись стражей. И этот страх поддерживал в людях необходимость соблюдения всех законов. Все отлично понимали, что, если они нарушат что-либо, за ними придут. И не дай бог им оказаться под куполом, да еще и вооруженным чем-то серьезным.

Вооружены стражи были ростовыми щитами, что всегда были присоединены к левой руке их костюма. Против невооруженных преступников более ничего и не использовалось, ибо снять щит никто не мог, не оторвав его с рукой. А рука такого блюстителя правопорядка была очень тяжела.

Вооруженные же преступники могли схлопотать плазменного заряда, что, при попадании в слабенькое защитное поле, перегружал его, а в человека - сжигал огромной температурой сгустка. Но, чтобы получить пропуск на тот свет, нужно было совершить поистине серьезный поступок. Такой, как захват планетарной администрации, захват заложников, убийство или попытку захвата станции.

В любом случае преступнику будет предложено сдаться. Ровно три раза. После чего будет запротоколировано сопротивление и приняты меры.

Так или иначе, Коло не знал полного состава вооружения и защиты этих здоровяков, что грузно шагали перед ним, слегка покачиваясь от собственной массы. Каждый из них раз в пять был больше парня, и уж точно намного тяжелее, что, однако, не лишало их грациозности и маневренности.

Кот опустил глаза. У одного из стражей из костюма торчал хвост. Большой и пушистый волчий хвост покачивался в такт движениям владельца, завладев вниманием сиама, у которого от восхищения расширились зрачки и распушился собственный хвост. Все же волчий мех был просто потрясен…

Так они и шли через широкие и высокие коридоры станции, опускаясь по спирали вниз, пока не добрались до нижних уровней – охранный центр и центр телепортации. Этот уровень был заполнен народом. Один поток шел из телепортов через рамки, расходясь кто-куда. Кто-то уходил к лифтам, кто-то поднимался вверх по спиральной тропе, кто-то потерянно осматривался вокруг, как правило это были совсем еще дети.

Второй поток шел, как и наша троица, к телепортам. Однако, им предстояло пройти контроль, чистку и, прежде всего, проверку личности. Я же, в отличие всего потока зевающих граждан Сообщества, шел по выделенной дорожке, по которой и ходили все стражи. Они осторожно расталкивали зевак на своем пути щитами, удивляясь, как можно было не заметить приближающегося, громыхающего по стали сталью, блюстителя порядка.

Кот же, все так же наконец оторвавшись от хвоста, пытался осмотреть зал телепортации. Это был огромный ангар, вмещавший несколько десятков душ, постоянным потоком, протекающим через него. Весь заполненный информацией для прибывающих и отбывающих. Тут и направления к менее заполненным колоннам, и направления к туалетам, запасным и эвакуационным выходам, буфетам и отелям станции. На некоторых выходах стояли перевозчики, набирающий на свой борт всех желающих заплатить за более комфортный перелет, нежели общественная космофлотилия. Неоновые рекламные щитки освещали все происходящее лучше классических ламп. А одна из стен, внешняя, представляла собой панорамное окно, толщиной со стража, над которыми, в готовности свисали над ними, дабы быстро устранить любую брешь, закрыть выход в вакуум космоса.

Стражи остановились перед КПП охранной службы. Один из них приложил ладонь правой руки, и стальная переборка послушно отъехала, приглашая в чистое белое нутро контрольного пункта кота.

Да, еще одна формальность, необычные граждане обязаны были дополнительно регистрироваться и подтверждать допуск на каких-либо правах на планету. И, поскольку Коло был в рабочей робе, другой попросту не имел, он должен был объясниться.

Внутри его встретил страж высокого ранга. Он был в синем комбинезоне с красными наплечниками и сидел за столом, заполняя формуляры каких-то документов.

- Присаживайтесь, инспектор, сейчас я вас приму. – Спокойно проговорил он, не останавливаясь даже чтобы взглянуть на кота.

Это был немолодой человек, наверняка спокойный и рассудительный, поскольку все вещи в его офисе были на положенном им месте. Блюститель порядка. Ему было плевать на меня на столько же, на сколько было плевать на любого другого, будь то человек или антропоморф. А офисная работа, явно не приносившая удовольствия, никогда не была его мечтой, именно потому офис был столь стерилен.

Потому же этот мужчина никуда не спешил, игнорируя присутствие инспектора. И Коло начал заниматься разным бредом, лишь бы занять себя. Поскольку рассмотреть было нечего, он поднял свой хвост и принялся в миллионный раз рассматривать шар колокольчика его генератора поля. Серебряный полый шар. Со стенкой в пол сантиметра. Внутри проглядывался через единственную прорезь тускло светящийся генератор. Решив рассмотреть его получше в очередной раз, поднял хвост с колокольчиком над собой, чтобы генератор упал на прорезь.

Так кот и сидел, невольно начав помякивать, забираясь в прорезь когтем и звеня им, тряся им аккуратно. Потому сиам и не заметил, когда человек закончил со своими делами и с непониманием и легким призрением наблюдал за дурачившимся котом. После он просто постучал по столу, от чего Коло распушился и оставил хвост в покое, убрав его на пол и сев ровно, внимательно навострив уши, глядя в глаза человека.

- Мистер… Коло, верно? – Начал он, посматривая в экран старенького типа, на ровной стеклянной поверхности обоим сторонам показывалась одинаковая информация. – По представленным вами данным вы прибыли на красную планету по приглашению, в частный сектор. Пригласивший вас уже получил сообщение о вашем прибытии на станцию.

- Да, все так.

- Почему же тогда вы в рабочей униформе?

- В силу своей специализации мы можем не брать на борт ничего другого. Мое посещение планеты не входит в распорядок инспекций, но другой одежды у меня попросту нет.

Человек начал набирать пояснение, Коло постоянно сверялся с его словами, чтобы служащий не понаписал чего попало. Ведь, допусти он неосторожность, стражи начнут трясти за то, что он никогда не делал. Доказать это будет крайне сложно, ведь основной причиной не верить инспектору будет именно этот документ.

Так же дело было в том, что парень был молод. Учитывая, что на красных планетах жили более двухсот лет, а на голубых в несколько раз дольше, он считался совсем еще юнцом, хотя все различия в образованности были убиты чипом знаний, опыт лет все равно никто не отменял, пусть многие и убивали свои годы на утехи или еще на какое-нибудь пустое дело.

Или же какой-нибудь человек может прозябать на работе, поднимаясь по карьерной лестнице, что позволит ему развиваться и увеличивать возможности внутри Сообщества.

- Да, все верно, я посещаю друга по его приглашению. Пробуду… Не знаю сколько. – Кот потянулся и вновь сел ровно, внимательно глядя на инспектора через экран.

- Тогда все в порядке, приглашение проверено. Добро пожаловать на Бастилию – самую молодую красную планету. – Дописав заявку, служащий стражей взял вышедшую из терминала карточку и положил ее на столик выдачи. – Это ваш допуск на персональную телепортацию.

- Благодарю. Доброй вам службы.

Мужчина ничего не ответил, а потому Коло спокойно взял карточку и поднялся. За спиной служащего открылась переборка, в которую кот и прошел, выйдя в небольшую комнату. Она была пуста и чиста, лишь кабина телепортации у дальней стены, на стенке которого был разъем для карты.

Подойдя, сиам закрыл глаза, вдохнув полной грудью и приготовившись. Переборка закрылась.

Телепортация являлась безопасным, но крайне неприятным делом. Перенос осуществлялся с помощью скоростного переноса, но, чтобы не превратиться в кашу, использовались защитные поля. Они уберегали тело при резком перемещении, поглощая всю энергию сверхскоростного движения.

Войдя в кабинку, закрыл ее и включил свой купол, подергав хвостом. И, как только Коло удостоверился, что силовое поле в порядке, нажал кнопку запуска. Аппарат тихо заурчал, а после переборка открылась. Ноги кота предали хозяина, а он сам вывалился, встав на четыре лапы, но сдержал рвоту.

Голова его кружилась, а генератор отключился от перегрузки. Подошла служитель телепортационного центра, выйдя из-за псевдоплиты, а из-за переборки выхода вышел страж.

- Он в порядке? – Спросил служитель порядка, на его маске был большой знак вопроса.

- Да, чтоб развалился этот телепорт, я в порядке… - Просипел Коло, приняв помощь медика, что подала ему руку, а после вколола какой-то препарат.

Он не успел очухаться и рассмотреть медика, поскольку страж вывел его, усадив в кресло в приемной. Когда к нему пришел некто, кот показал, что он не в состоянии, но и просто так не дастся, откинувшись в кресле.

Но рука все равно взяла его за плечо, а личное защитное поле не сработало, пропустив кого-то. И это только потому, что этот «кто-то» был в белом списке.

Да и сам он был весь белый и очень пушистый. Выше кота на голову, обминающий и осторожно ведущий к выходу из центра, осторожно проводя между другими людьми и антропоморфами.

Уже в машине, Коло пришел в себя и внимательно посмотрел на водителя. Там сидел белый волк в просторной рубашке. Услышав движение за спиной, белый повернул моську и помахал коту лапой.

- Привет, Коло, вижу, тебя, как всегда, размазало после телепортации. Вот и решил, что будет получше в моей машине. – Мягким басом проговорил Ян.

Это был лучший друг кота. Породистый волчара, здоровый и накаченный. Его белоснежная шерсть была ухожена и чиста, а ровные ушки внимательны. Сиаму всегда нравилось спокойствие и готовность к действиям, которые он подхватывал, наслаждаясь обществом.

Он был в трое старше Коло. А познакомились они в начале кошачьей карьеры инспектора, когда он посетил серую планету, на которой был бунт. Ян тогда же был прислан туда стражем. И им на пару пришлось пережить очень многое, пока бунт не был подавлен, а они не разлетелись. За две земных недели они успели отлично друг друга узнали.

- Я-а-а-ан… - Протянул устало кот. – Выкрал меня таки, хитрая волчья задница… Где ты достал это старье? – Коло еле осмотрелся, разглядывая салон старого авто, обтянутого темной кожей.

Ехали они на старом автомобиле, что работал на небольшом ядерном генераторе, однако сам аппарат был модифицирован. Выхлоп теперь пропускался через фильтры, а КПД аппарата был поднят с десяти процентов до пятидесяти. Оставшиеся пятьдесят процентов расходовались на приборы автомобиля и аккумуляторы. В общем, непрактичный автомобиль, требующий дорог.

Благо дороги в Сообществе делали. Но все они давно стали пешеходными широкими зонами, хоть и регламентировались, как места для проезда транспорта. Потому волк и кот очень долго выезжали из города под какую-то спокойную музыку, так же из старых времен. Да, Ян просто обожал все это. Даже дом его был заделан под старину. Весь такой громоздкий, теплый и уютный.

- Да вот, нашелся один старик с голубой планеты. Сказал, мол, надоело все до чертиков, да по дешевке отдал целый агрегат. Я его доработал, довел до ума, а после опробовал. Пришлось регистрировать дополнительно, а так же пройти «водительские курсы». – Спокойно рассказывал волк, медленно проползая по широким улочкам. На автомобиль смотрели крайне удивленно, оборачиваясь вслед, а иногда и вовсе вставая перед ней, как вкопанные. Тогда волку приходилось останавливаться и ждать, когда до них все же дойдет. Благо, терпения у боевого стража было на них обоих. – Да, может это и не быстро, особенно в сравнении с лейсерами и телепортацией, но сколько удовольствия я от этого получаю!

- Да, многие тебя наверняка не поймут. Да и мне тяжеловато… - Кот явно начал приходить в себя, а, обернувшись, осознал, что они только выползли из района телепортационного центра. – Сколько мы будем выползать на ней из центра?

- Не менее получаса. Да, из-под башни еще ехать и ехать. Но ты не переживай, едем то с комфортом. – Включив кондиционер, Ян так же покрутил какой-то бегунок, и заиграла нежная мелодия из последних альбомов современной классики.

Пока они не выбрались из центра, ехали в молчании. Белый волк внимательно и осторожно вел транспорт, а кот разглядывал без особого интереса окружение.

Поскольку еще до Сообщества были приняты стандарты терроформирования, любой из граждан этой страны знал, как будет выглядеть любая из колоний, где располагается космопорт и бараки стражей, где телепортационный центр и администрация. Связано это было с шаблонностью. Было намного проще повторить то, что было уже создано, технология была отработана. Потому и создание новых колоний занимало крайне мало времени. Исключением были лишь фиолетовые планеты. Коло точно не знал, но в учебном курсе было сказано, что это единственные нетиповые колонии во всем сообществе.

Отличие фиолетовых планет было понятно любому - там все создавалось под определенные нужды и потребности. Потому и отличалось от всего обыденного, что было в Сообществе.

Сами же колонии представляли собой шпили. Точнее, это была остроконечная башня, плавно расширявшаяся к основанию, расходясь на радиус до десятка километров. Шпиль этот имел так же огромное количество и подземных уровней, а сам же разделялся на четыре зоны: На верхних уровнях были жилые комплексы, торговые и развлекательные центры. После шла огромная прослойка жизнеобеспечения, в которую входили и защитные поля верхних уровней. Там же были и двигатели, ведь в случае совершенно крайних обстоятельств жителей было необходимо быстро вывезти с планеты. Тогда жилой комплекс проходил быстрый процесс переоборудования в автономный космический шлюп, вылетая с колонии.

Ниже располагались производственные центры колонии, там штамповали все необходимое для строительства и модернизации, а многочисленные трубы, несимметрично торчащие круглой щеткой вокруг башни, выпускали огромные потоки водяного пара - единственного отхода, который проходил все фильтры. Этот пар оседал на самом шпиле за счет разницы температур и собирался обратно для повторного использования. То, что уносилось ветром, выпадало осадками на планету.

Под производственными центрами были административные здания, основной мед центр, телепортационный центр, а так же бараки стражей и небольшой размещение военных.

Все уровни были живыми, граждане Сообщества все время перемещались по ним, работая и отдыхая.

А вот подземные уровни всегда были беспокойным местом. Дело в том, что каждая колония в обязательном порядке потрошила землю под собой. Процесс это был тяжелый и емкий. Вначале создавались и вырабатывались туннели, после они укреплялись, через нутро проводили коммуникации. Строились новые жилые комплексы, а шпиль становился элитным центром.

На старинных красных планетах между шпилями можно было перемещаться на электромагнитных платформах, а сама планета больше напоминала ощетинившийся шар.

Не было ничего удивительного, что шахты, а именно так и назывался после этот улей, становились местом сосредоточения разнообразной швали, маргиналов и преступников. Там создавали новые наркотики, подпольное оружие. Там процветали синдикаты и проституция. В любой колонии шахты были местом, где стражам всегда находилась работа. А особо глубокие уровни и вовсе не контролировались.

По дальнему кольцу колонии располагались шлюпы спасения, они были в специальных ангарах, доступ к которым открывался только когда стража и администрация подтвердят возникновение экстренной ситуации. Как правило автоматика все сама определяла, людям оставалось лишь спастись.

Еще одним путем спасения был телепортационный центр, и, как правило, люди устраивали там настоящую давку и погибали, ведь они не могли дать ту пропускающую способность, что требовалась. В кабинки набивались по пять человек, да еще и без генераторов поля, от чего на той стороне, на ужас служащих станции, выходил мелкий фарш, в который, благо, если прибывал хотя бы один выживший из десяти телепортаций.

- Какой ты угрюмый каждый раз после телепортации, не передать… - Выдернул его из размышлений волк, глянув через плечо и, наконец, набрав скорость на пустой дороге. – Сейчас мы вылезем из этого муравейника, потерпи.

Коло улыбнулся. Ян знал, о чем говорит, они пережили все это тогда вместе. Видели и взлет шпиля, и ощетинившуюся башню, отбивающуюся ото всех, кто мог представить опасность, сбивая в суматохе и спасательные шлюпы внешнего кольца.

- Ничего, сейчас приду в себя, только дай выдохнуть. – Отозвался кот, натянув на моську улыбку и поддавшись вперед, положив моську на плечико водительского сиденья. Его нос тут же защекотал мягкий запах трав.

Вот по их глазам ударило бледно-голубое свечение местной звезды, а дорога вышла на равнину, чистое, выжженное некогда поле, на котором в начале сезона вырастят аграрные культуры, что послужат сырьем для питательных пайков и генераторов еды во всей колонии. Поскольку она была еще так молода, всего один шпиль на планете, многого не требовалось, а люди не могли нарадоваться свободе.

Именно из-за этой свободы и было дано разрешение на строительство огромного частного сектора все шпиля. Туда и переехали все те, кто мог позволить себе долгое время никуда не выходить. Ровные прямые дороги, чистые улицы и аккуратные домики частных владений, зачастую окруженные силовым полем, пропускающим лишь носителей определенного браслетика.

- Эта планета была пустынна и безжизненна, как первая красная, как Марс, но из серой ее сделали красной после того, как местные нашли что-то под шпилем колонии. Было много суматохи, а после вынесли решение. – Начал рассказ Ян, в то время как сиам начал заглядывать на небо то с одного окна, то с другого, вглядываясь в алый небосвод. – Пригнали сады, приземлили на первичную колонию шпиль, пригласили людей с других красных планет. Счастливчики перебрались из шахт мегаполисов в чистенький шпиль, красота!

Тут кот увидел его. Сад. Это был венец развития Сообщества. Станция атмосферного давления изначально была лишь структурой для метеорегуляции погоды, но ученые доработали его и создали на основе суборбитального спутника настоящую станцию по терроформированию. Вот и сейчас в атмосфере парила огромная платформа, отражающая каким-то покрытием солнечный свет. Там наверху было прекрасное произведение искусства. Их специально делали под абсолютную древность, украшая статуями и вечно зелеными лианами. С краев платформы срывались на планету водопады, а небольшой шпиль этого строения был снабжен маяком.

- Каждый сад, который я видел, не был похож на предыдущий. – Произнес Коло, наблюдая за прекрасным строением. – Этот сделан под готику, но со стенами из растений и настоящими водопадами.

- Да, их делают под каждую планету. Так сказать, дают выход художникам. А что там внутри… - Волк явно вспомнил один из садов, который посетил когда-то. Коту оставалось лишь с небольшой завистью посмотреть на друга.

Так они и мчались по дороге, рассказывая свои впечатления от произошедшего на той или иной колонии, наперебой обсуждая события двух последних месяцев. В силу своих профессий, каждый из них оказывался в передряге чуть ли не каждый свой вылет, от чего приходилось искать выход из сложной ситуации. Это давало им необходимые для жизни адреналин и радость того, что они смогут где-то там пожить спокойно, успев соскучиться по опасным и вредным условиям их профессий.

Как ни странно, за вредность им немало причиталось. Начиная от возможности получить жилье на время отдыха на любой колонии, станции или красной планете. Так же предоставлялась возможность хорошо провести время в угоду служащему Сообществу. Так, в зависимости от своих предпочтений, человек или антропоморф мог отправиться в бар, клуб или еще какое место, где спокойно занимался тем, чем хочется.

Была у этого и другая сторона. Обычные граждане не любили той свободы, что была не у них. Как правило, не сильно образованные норовили по выяснять отношения с тем или иным военным на отдыхе, спрашивая, на какой же он такой войне и чем отличился, что ему дали все, что он хочет, а, например, офисному служащему приходится пахать денно и нощно, стараясь заработать на ему одному ведомую мечту. И старался всеми силами разозлить свою жертву, самоутверждаясь за его счет.

Но военный на то и военный, что выказывает агрессию лишь по необходимости и лишь на работе, по-братски угощая расстроенного бедолагу, а после, продолжая веселиться, находя себе приятную особу, с которой и проводил остаток отпуска.

Вот автомобиль повернул на кольцо частного сектора и прижался к краю дороги, объезжая некоторые оставленные на дороге вещи и мусор. Кот наблюдал проходящие мимо дома, каждый из которых был построен по личным представлениям его владельца, отличаясь друг от друга порой очень сильно, а порой лишь цветом крыши.

Доехав до своего участка, волк припарковался на небольшой площадке, очевидно, выделенной именно под машину, и вышел первым. Коло, разобравшись, наконец, с ручкой двери, вышел следом, взглянув на уже знакомое ему строение.

Это был двухэтажный дом из красного кирпича. Окно первого этажа, где была кухня, выходило как раз на дорогу, со второго этажа выходил застекленный балкон, за которым проглядывалась люстра с вензелями. Всего в доме было три комнаты. На первом этаже был зал, кухня и санузел и выход в зимний сад, на втором этаже была спальня размером с зал, кабинет и душевая. Была так же лестница на чердак и просторный подвал, но Коло их не посещал.

- Ну, вот мы и добрались. – Заключил Ян и прошел к двери зимнего сада, открыв его дверь. – Приглашать особенно не буду, ты тут и так дома.

Кот последовал по бетонной дорожке за волком, оглядывая знакомые сады. Хозяин участка не любил стены, потому их и не было, а весь просторный участок был открыт, на заднем плане проглядывалось небольшое строение бани.

Следующий день они провели в доме, практически не спускаясь со второго этажа, проводя время вместе и выходя на кухню лишь, чтобы перекусить. На второй день они вытопили баню старым методом – вытопив глиняно-каменную печь, на которой стоял бак. Эти, невесть где откопанные волком технологии старого строительства, очень радовали кота, потому что найти что-то хотя бы отдаленно похожее было попросту невозможно.

На третий день он не хотел двигаться. Совсем. Было прохладное раннее утро, Коло один лежал в постели, развалившись в свое удовольствие. Но тело и разум говорили, что он отоспался и был полон сил. Наконец отдохнул.

Поднявшись с кровати и откинув одеяло, он прошел по теплому деревянному полу, вышел в коридор и спустился на первый этаж. Сходив по нужде, Коло зашел в зал, в центре которого стоял белый волк. Это был сильный и здоровый самец. На его левом ухе так же было клеймо породы…

Кот остановился, решив еще раз рассмотреть со спины сильное тело самца, что, как и сиам на своем корвете, ходил дома обнаженным или, максимум, в домашних штанах. Вот она, вотчина волка-одиночки.

Подойдя к нему сзади, отлично увидев, как шевельнулось на шорох мягких лап белое ухо, обнял друга, уткнувшись в длинную шерсть моськой, закопавшись.

- Кол, у нас большие проблемы… - Тихо проговорил он, не отвлекшись от экрана вещания.

А смотреть было на что. К планете опускался боевой крейсер другой расы. По новостям показывали в прямом эфире, как махина опускалась в нижние слои атмосферы, выжигая слои маневровыми двигателями. Вот он боком зацепил и разрушил сад, который кот видел, когда они ехали сюда.

Говорилось, что это были Греммы, раса гуманоидов, что больше всего общалась с Сообществом и была довольно дружелюбна. Но достаточно строго относилась к нарушениям их пространства и изучению чего-либо без их разрешения. Представляли они собой здоровых гуманоидов с гибким и очень стройным телом. Две ноги, пушистые выше колен, переходили в похожие на драконьи лапы, тонкие выше локтя руки переходили в широкие кисти, покрытые мехом. Длинный и крайне пушистый хвост использовался для выражения эмоций, а большая, похожая на приплюснутый мяч или яйцо голова, увенчанная большими ушами, имела огромную пасть. Их глаза и языки светились все время, а кончики шерсти в моменты крайней возбужденности.

Это были матерые хищники, познавшие много войн и раздора в свое время. С Сообществом же они общались в основном из-за того, что помимо людей, которых они открыто презирали, были еще и антропоморфы. Считалось, что в пушистых они видят собрата, а мимику лица не умеют понимать, определяя эмоции по хвосту.

- Нам стоит быстро убраться с планеты? – Решил он все же спросить Яна.

- Смотри…

Глава третья. Падение Бастилии

Корабль греммов висел перед ощетинившимся шпилем, верхушка которого готовилась к взлету. Вначале из производственных труб хлынул реактивный поток огня, разбрасывая пепел во все стороны, после засияло защитное поле, обнявшее сферой всю верхушку до самых двигателей. Спасательный шлюп начал подниматься, поравнялся с кораблем греммов, а из «подошвы» обезглавленного шпиля начали тут и там взлетать небольшие спасательные шлюпы.

Но вот от носа греммского корабля, и далеко за жилым корпусом появились ярко горящие звездочки энергии, а после, лишь на мгновение, появился и пропал прямой луч корабельного лазера. А в корпусе огромного шлюпа теперь зияла огромная оплавленная сквозная дыра. Его защитное поле осыпалось энергетическим следом.

До частного сектора донесся сильный порыв ветра, кто-то ахнул недалеко. Коло оглянулся и увидел: из ближайших домов вышли люди, все были обеспокоены и напуганы. Но тут, оборвав всех, зарычал громогласно Ян:

- Все быстро пошли в свои дома и включили аварийные генераторы силового поля! Передайте всем, кого увидите и сможете докричаться! – Люди, не понимая еще что происходит, смотрели на него, выпучив глаза. – Чего встали!? У нас теперь военное положение! Пошли! Пошли!

Увидев, как люди сорвались с места, волк спокойно повернулся к коту, улыбаясь. Коло непонимающе нахмурился, внимательно осмотревшись, и только после понял азарт, который и сам подхватил, распушившись от нахлынувшего восторга. Это было то, чего ему не хватало!

- Чего ждешь, поле! – Рыкнул кот, и волк, спохватившись, побежал в дом. Через минуту шестигранники ярко вспыхнули, встав на место.

В это время у «пораненного» шлюпа закончилась подъемная тяга. Он накренился, весь дымясь от бушующих внутри пожаров, а после рухнул вниз, вначале подмяв под себя производственный уровень, а после взорвавшись. Все генераторы подхватили эстафету, а после шпиль разнесло, как картонный домик от петарды из пороха, сноб обломков по дуге взмыл в воздух, а из центра взрыва начал подниматься ядерный гриб.

Спустя еще некоторое время дошла взрывная волна, прошла через поселок, обдувая купола и неся мусор по поселку. Пылевая волна прошла, шторм оборвался так же быстро, как и начался.

Из дома выше Ян, он уже успел надеть свой боевой экзоскелет, звучно топая к другу. Его костюм стража сильно отличался от костюмов органов правопорядка в колониях и на станциях. Основное отличие – отсутствие щита на левой руке, а так же окраска костюма: он был черным, с двумя красными полосами на наплечниках, на которых бал впрессован номер их подразделения.

На землю начали падать обломки шпиля, отскакивая от защитных полей, врываясь в землю и дорожное покрытие. Особо большой кусок улетел куда-то за крайние дома, проредив частный сектор, сминая под собой дома и дороги.

- Нам стоит уйти в убежище… - Произнес волк стальным голосом костюма.

Коло повернулся к нему и увидел на маске оскаленную морду волка, смотрящую на него пустыми глазницами. Коту стало не по себе от такого вида, при их первой встрече маску волка уже сорвало.

- Д… Да, пойдем, веди. – Пришел в себя сиам.

Они ушли в дом, опустились в бетонный подвал, а там открылся люк-затвор персонального убежища. Встав на небольшой лифт, они медленно покатились вниз, при этом механические руки костюма на удивление осторожно взяли кота за плечи, прижав к себе.

Они оказались в просторном зале. Это был второй гермозатвор, люк наверху закрылся. После изменилось давление в зале, от чего у Коло заложило уши. Открылась другая затворка, позволяющая пройти в основное убежище, куда и прошли друзья.

Убежище представляло собой три просторные комнаты их бетона и стали. Полы были устланы махровыми коврами, а на паре стен были мониторы. Основная комната, зал, имел так же небольшую кухоньку и стол с несколькими стульями. Во второй комнате располагался склад с припасами, основной и резервный генераторы, а так же встроенный в стену аккумулятор, что был независим от генераторов. Третья комната - санузел, в котором был так же доступ к цистерне с отчищенной водой.

Это был самый устроенный из частных убежищ, которые можно заказать. А зная связи волка, нетрудно было догадаться, как он получил этот элитный комплекс. К тому же, Коло был в этом уверен, имелось еще полно всего, о чем волк даже не вздумает сказать, ведь коту не обязательно знать всего.

- Ты… Отлично подготовленный представитель военных органов! – Чопорно, слегка с издевкой поклонился кот, показав махине свой язык.

Волк же закрыл переборку и включил систему охраны. А после встал в угол и вышел их спины костюма, что встал в режим ожидания. И кот невольно сглотнул, глядя на него.

Ян был в военном комбинезоне того же угольно-черного цвета, что и его экзоскелет, с теми же полосами на плечах. Облегающий костюм обнимал рельефное тело. Правда, костюм сильно прижимал мех, от чего шея, кисти и лапы начинались с резкого «распушения», что заставило кота улыбнуться.

В отличие от тела кота, которое было усеяно разнообразными имплантатами, тело волка такого не имело, потому все необходимые девайсы располагались на самом костюме, так на спине была пластина мед комплекса, который анализировал состояние волка, контролируя подачу разнообразных стимуляторов и препаратов. На плечах, выше локтя, находились два кольца. Первое было кольцом коммуникатора, позволяющим солдату общаться с другими солдатами отряда, а второе – комплекс управления-подтверждения.

По факту, именно второе кольцо позволяло автоматическим системам распознавать «своего/чужого» в суматохе боя.

На правой голени волка была кобура личного пистолета солдата, представлявшего собой небольшой плазменный пистолет.

На левой лапе, в завершении картины, был встроенный в ножны кинжал. Он мог как просто «выскочить» из ножен лезвием вперед, чтобы боец мог им проткнуть врага, а так же мог «раскрыться», вываливаясь в руки владельца.

Волк, явно смущенный, слегка поджал ушки, наблюдая за котом, что оценивающе разглядывал своего друга. Коло и так знал, насколько Ян трепетно относится к себе, но увидеть его в этом костюме было чем-то новым, что очень понравилось коту.

Такое спокойствие кота, его отстраненность от происходящего наверху обуславливалась постоянным контролем гормонального фона с помощью мед-имплантатов, что не позволяли инспектору выходить из себя. Вольный хвост должен быть непристрастен в любой ситуации, даже если он не хочет этого. Исключением были обыденные ситуации и некоторые предпочтения самого кота. В общем, был «белый список» на возбуждения в определенных ситуациях. К примеру, никто не был против влечений кота.

- Как думаешь, Ян, сильно потрепало жилой сектор? – Подал голос кот, обходя основной зал, сложив лапы на груди. Он знал устройство таких убежищ, но не знал, где узел жизнеобеспечения и охранные узлы. – Мы имеем доступ к поверхности?

Волк лишь молча пожал плечами и прошел к ближайшему к нему экрану, включив его. Где-то под крышей его дома проснулся дрон, быстро набравший высоту двадцати метров, направив объектив вниз. На мониторе была карта частного сектора, кольцами сходящаяся к небольшому постаменту в центре. Он был «перечеркнут» обломком колонии, что прошел со второго кольца домов и вылетел прочь, воткнувшись в мягкую почку в отдалении.

Так же досталось и разным домам тут и там: особо большие обломки пробивали щиты и проламывали крыши и стены домов, наверняка под завалами были и выжившие…

Волк, наблюдая эту картину, лишь вздохнул. Коло же посмотрел на него, не понимая немного, что заставила Яна так отреагировать. Ведь аппарат на его спине делал его так же непристрастным. Значит, было что-то еще.

Кот не успел развить эту мысль, поскольку к частному сектору подлетели несколько челноков греммов, приземляясь тут и там на свободные площадки. Из них вышли отряды вооруженных легионеров, начав расходиться по домам. Купола их не страшили, приближаясь к ним, один из отряда подходил в упор, и щит испарялся. После отряд врывался в дом и выводил людей наружу, всех собирали в группы, под охрану.

Кого-то сразу заводили в челноки, других принялись расстреливать, оттаскивая тела в сторону. В этот момент Ян начал спускать дрон ниже, но его быстро обнаружили и расстреляли.

Коло внимательно посмотрел на Яна. Тот в задумчивости рассматривал экран, показывающий «нет сигнала». И уже было сорвался к костюму, но сиам остановил его, отрицательно покачав головой. Волк понимающе кивнул. Они оба знали, что происходит.

Эти пушистые пришельцы зачищали людей. Не антропоморфов. Наличие хвоста даже у лысого антропоморфа спасет ему сейчас жизнь. И рваться в бой с ними, будучи представителями этого человеческого меньшинства- себе дороже, поскольку, помимо боя с самой подготовленной армией в известных приделах, смерть так же ждала всех представителей псовых и кошачьих соответственно, поскольку напавшие были котом и волком. А это подавляющее большинство антропоморфов практически во всех колониях.

Потому оставалось лишь ждать, когда дойдут до них. Первым на диван шлепнулся Коло. Он удобно устроился, заняв большую часть при своих малых габаритов, вздохнув. Ян же отошел к экзоскелету и вынул источник питания, поставив его рядом с лапой стального монстра. После волк пришел к сиаму и, приподняв его, уселся на диван, уложив кошачьи лапы себе на колени и откинув голову на спинку.

- Что ж мы всё в какой- то жопе… - Фыркнул он, не открывая глаз.

- Ну, почему в жопе то? Просто сейчас узнаем много нового. А еще такая возможность побыть вместе! – Говоря это, кот развернулся и лег головой на колени волка, специально устроившись к бугру волка, дразня самца. – А то носимся по космосу, а вместе даже побыть не успели. Три дня всего…

- Да, пожалуй ты прав. – Волк посмотрел на кота с азартом и улыбкой, наклонившись и чмокнув его.

- А еще они портят мне отпуск своими вторжениями… Не могли подождать, когда я свалю… - Начал было кот, но волк его остановил.

Яну не нужно было делать намеков и вообще что-то говорить. Он спокойно увлек кота еще одним поцелуем, а после все пошло само собой. Все же у них был отпуск…

Когда в убежище вдруг умер первый генератор, а после и второй, не успев даже начать работать, волк стоял к выходу спиной, положив руку на голову кота. Они были слишком заняты, чтобы резко отвлечься. А греммы встали, пофыркивая на родном наречии что-то.

После кот поднялся на ноги. Его бугор, как и бугор волка были больше, чем должны бы, а Коло странно облизывался, мурлыча под нос.

Вооруженные пушистые существа, каждый с экзоскелет волка, с характерными «масочками» респираторов на своих носах, внимательно смотрели светящимися глазами, оценивающе и не без желания. Как ни странно, их глаза были намного выразительнее человеческих, они не умели врать. Да и хвосты ходили довольно из стороны в сторону, пока их хозяева слегка переминаются в бронированных костюмах.

Один из них сделал шаг вперед. Он был крепче остальных, в его руках не было оружия или чего-либо напоминающего оружие. Он внимательно осмотрел друзей, оценил их. Подумав немного, послал забрать энергоячейку одного из пяти. Еще двое пошли проверять дверные проемы, действуя четко и быстро. Коло и Ян были под прицелами. Но гремм поднял четырехпалую лапу и что-то скомандовал.

После проверяющие тоже вышли из убежища, а «посол» обратился к людям:

- Без вражды. – Начал он с фразы, описывающей его настрой относительно тех, к кому он обращается. – Будет безопасно. Не сопротивляйтесь.

Существо сделало шаг в сторону, чтобы антропоморфы, в знак понимания и смирения сами прошли к выходу. Так они, собственно, и поступили. Ни Яну, ни Коло не хотелось проблем. Это были не их разборки. Не их война.

Наверху их проверили на наличие оружие, обсудили на своем наречии кольца на руках кота, решили, видимо, не трогать, сняли нож и кобуру с волка, а после отвели их в челнок.

Вся техника греммов была «зубастой» и «когтистой». Любовь к острым шипам на уровне расы создала ощетинившиеся длинными шипами корабли, что были похожи на ежей. Так и выглядели челноки, открывшие свои «брюшка», чтобы впустить в себя пассажиров.

Шипастость была их излюбленным делом, их мебель, дома и вещи, все, исключая боевое снаряжение, имело заостренные кривые рога и зубья. Потому их многие сравнивали со злодеями, хотя, подчас, именно люди нарушали договоренности, стараясь обмануть их.

Тогда они скалились на людей. И убивали без разбору «безхвостых», считая их лжецами введу отсутствия, собственно, хвоста.

Как ни странно, антропоморфов пускали и на колонии, и на планеты, а их ранг был немного ниже, чем ранг граждан этой расы. К слову, их государственное объединение называлось Ражжат. И управлял Ражжатом древний гремм, что был опытен во всем. Они жили тысячелетиями, потому, самые старые из них, что не впадали в безумие из-за возрастной деменции, могли спокойно прийти в управление колоний и, доказав свой опыт и благоразумие, встать за штурвал.

Внутренности же были, в противовес обшивке, были очень изящны. Изогнутые, грациозные линии переборок и шлюзов, казались произведением искусства, как будто внутри поработал древний скульптор. Не было там резких углов и заостренности, а стены украшали фрески и гербы их государства.

Пройдя внутрь просторного шлюза в сопровождении все того же гремма и остального, присоединившегося к ним, отряда захватчиков, два друга оказались в тесном помещении, где висели пристегнутые к подобию держателя другие антропоморфы. Все они были без сознания, на их мордах были маски, что пульсировали и напоминали живые организмы.

Волк хотел что-то сказать, но его прервали, за плечи подведя к раскрывшемуся держателю, что схватил Яна манипуляторами и заволок в свои объятия, обвив и подвесив в воздухе. С потолка спустилось щупальце с маской и налезло на его морду.

Коло ожидала та же участь, причем следом за волком: его так же подвели к держателю, что схватился крепкими манипуляторами, с невообразимой силой подтянув парня к себе и подвесив, как и Яна, в воздухе. Вскоре к морде полезла маска с небольшим язычком, обдавшая кота сладковатым дурманом анастезии. Коло было отвернул морду, но манипуляторы насильно повернули ее обратно, а маска налезла, забравшись языком в рот кота, раскрыв его и придержав шершавый язык.

Мир перед его глазами поплыл, а после растворился в нефтяном пятне глубокого беспамятства.


Сознание возвращалось к нему неохотно, лениво. Плечи очень болели, отдавая колокольным звоном, разносящим голову, в мозг. Со стороны разносился какой-то звук, больше напоминавший первые попытки малыша. Все звуки многократно повторялись, а после растворялись в голове.

Когда он второй раз что-то почувствовал, ему светили в глаза. Коло попробовал махнуть рукой, но ничего не вышло, лишь тихий стон раздался из его пасти. От этого свет дернулся, а после потух, убравшись куда-то.

Реальность нахлынула на него водопадом, резкость возвращения в себя вывернула его желудок наизнанку, а все органы чувств, вдруг всполошились, обжигая своего хозяина потоком информации, забивая ей и без того неработающий мозг.

Наконец уняв желудок, Коло обнаружил себя склонившимся с больничной постели, старающимся собрать легкими весь воздух. Но село дрогнуло, а сам он бессильно вернулся обратно. За ним уже убирал небольшой робот.

Сиам находился в палате мед учреждения Сообщества. Это была небольшая комната с шестью койками, три из которых, не считая постель Кола, были заняты. Остальные пустовали. И следующие полчаса он там и провел, слушая шорохи за переборкой выхода. Там были и голоса, и шаги, бывало, что-то провозили на гравиколяске.

А после в проеме оказалась медсестра. Он не успел понять, как она открыла так быстро дверь, ровно и то, как она оказалась рядом.

- Инспектор, здравствуйте. – Проговорил мягкий женский голос, раздражающий слух кота. – Вы, как и все пассажиры греммский челноков, получили огромную дозу анастезии и еще некоторых ядовитых веществ. Вам сделали переливание крови, долго держали на аппарате и системе дополнительного жизненного обеспечения. Через день вас переведут в отдельную палату.

Глаза пересохли, и кот решил моргнуть, но, когда он вновь открыл глаза, то уже был в другом месте. Как и говорила медсестра, его перевели в отдельную палату. Комната была меньших размеров, но уютнее. Тем более что-то так приятно грело, лежа рядом. От этого уютного чувства он вновь прикрыл глаза, провалившись во тьму, что теперь ласково обнимала его.


Коло почувствовал себя лучше. Хоть и была какая-то тяжесть, что дышать было сложно, ему было тепло. После накатило теплое ощущение ласкового и нежного поцелуя. Он приоткрыл один глаз, отвечая на него, и увидел милую черненькую мордашку, что самозабвенно прильнула губами к его губам.

Когда он замурлыкал, моська, наконец, осознала, что на ее поцелуй ответили, и разорвала его, удивленно отсранившись, навострив черные ушки с характерным клеймом, глядя на своего брата с немалым удивлением. После она потупилась и отвела взгляд.

- Шалишь, сестренка? – Муркнул Коло, глядя на свою сестру с нежностью. Она уже не в первый раз высказывала подобный интерес к нему. Но не всегда он подставлял ее, даже не расспрашивал.

- Т… Ты был таким милым во сне… Что… Я… - Начала она, все сильнее краснея, а после вздыбилась и тихо загудела от негодования.

Коло положил руку на ее лапку. Девочка, было, дернулась, но остановилась и успокоилась, улегшись на него вновь. Ее тихое смущенное ворчание доносилось до ушей Коло.

- Сил, чего это ты? – Уловил он нотку печали в ее словах и решил выяснить, поскольку ему очень полегчало, когда он обнаружил ее рядом. Они не виделись месяц.

- Ну… Ты опять пропал со своей работой… Тебя не было ни на нашей планете, ни в наших колониях, никто из родственников не знал, где ты… А тут опять, как в прошлый раз, приходит личное оповещение о том, что близкий мне человек в больнице… - Она шмыгнула носиком, посильнее прижавшись. – И ты опять попал в какую-то передрягу, а я одна знаю, что происходит.

- Н-ну… Родители еще вначале моей службы сказали, что не хотят знать…

- Ты дурак! Дело не в этом! Ты же мог погибнуть! Пятый раз за три месяца! – Она взвилась очень быстро, ее разорвало эмоциями, но Сил взяла себя в руки.

Сейчас она сидела на нем, прижимая руки к груди, а ушки к голове, слегка отведя взгляд. Стройная девушка, ниже Кола на пол головы, с той же окраской. Ее хвост был длиннее, чем у брата, а сама она была старше на год.

Будучи выходцем из знатного рода, она была питомцем на голубой планете у какой-то состоятельной женщины. Коло ни разу не приглашали туда, но он не особо то и хотел. По рассказам Сил, эта женщина не переносила людей, а потому завела себе антропоморфа, чтобы передать ей наследство. Это был очень тяжелый процесс, правлению голубой планеты не нравилось все это.

Кошечка мягко легла обратно, обняв брата за шею и, оказавшись носик к носу с ним, внимательно глядя своими зелеными глазами.

- Я не хочу потерять единственного из моих кровных братьев. Не смей так подставляться!

Коло хотел было объяснить ей, что произошло, но девочка вновь вцепилась в его губы поцелуем, не желая продолжать диалога. Он ответил. Ведь она нуждалась в этом.

После она просто улеглась на нем, а сам кот уснул, обняв ее одной рукой.

Он пролежал в больнице еще неделю, пока полностью не восстановился. Так же в больничном комплексе ему заменяли перегоревшие мед имплантаты, а так же обновили программное обеспечение.

Дело было в том, что греммы, сравнивая антропоморфов Сообщества с собой, дали всем тот же набор анастезии, что и своим сородичам, проявив небывалое уважение таким образом. Но этот «ядерный» состав убил большинство, поскольку у многих просто останавливалось сердце.

Кола спасли его мед имплантаты, что поочередно поддерживали жизнь в нем, заставляя сердце биться. Но они поочередно сгорели, а сам вольный хвост был уже при смерти, когда их отгрузили на станцию.

Он провел в бессознательном состоянии почти неделю, на пятый день приехала его сестра, а на шестой он пришел в себя.

Сил пробыла с братом неделю, много рассказывала о красоте голубой планете, о том, что люди смотрят на нее, как на животное в лучшем случае. Нередки предложения провести ночь за баснословные суммы, с кем то наедине. Но ее хозяйка отбивает девочку всеми силами, запрещая приближаться к ней. Так же сестренка похвасталась повседневным костюмом и несколько ночей спала в обнимку с братом, мурча во сне так громко, что Коло не мог выспаться.

После она улетела, оставив брата наедине с выздоровлением. И тогда началась скучная рутина повседневности. Он ходил на обследования, проводил долгие часы в камерах восстановления и диагностики, делал упражнения и доказывал чистоту рассудка.

Как ни странно, он так и не смог найти ничего про Яна. Он пропал. В списках погибших он не был найден, но медсестра сказала, что белый волк навещал его единожды еще в самом начале. Что ж.

После Коло начал изучать сводки происходящего. Нашел в базе инспекции полный разбор событий: выяснилось, что колония нашла под собой древний город греммов. Все знали о запрете на подобные раскопки, колонию должны были перенести. Но никому не нужны били такие затраты, да и технологии иной цивилизации были очень ценны.

Потому администрация серой колонии в лице ее директора начала проводить махинации. После долго убеждали совет в том, что стоит попробовать разработать этот город и достать все, что только можно было достать. Образовали рабочие места, долгое время откапывали все туннели и здания подземного города. Но нигде не было и следа высоких технологий, ни единого намека не на что, что могло бы пригодиться.

Однако колония быстро обогатилась на этом, закупив собственные сады, провела законное терроформирование, а после начала расти с удвоенной силой, оставив раскопки на втором плане. Желающих жить на красной планете было, хоть отбавляй. Потому, продавая землю и места по относительно низкой, вбросовой цене, администрация углубилась в город под колонией.

И наткнулась на защитное поле. Сработала система защиты, дроны перебили всех, кто был в подземном городе, а после, в тот же день, прибыл корабль греммов и разворотил колонию, в назидание угробив всех людей и большую часть антропоморфов, пусть последние и от простого недопонимания работы другого организма.

Никакой войны никто не стал развязывать, греммы были более, чем правы, а Сообщество открестилось тем, что разработка была незаконной. После выдало всех причастных чиновников другой расе, а Ражжат принес извинения за смерти антропоморфов, что было важным мало для кого. Все вернулось на круги своя.

После Коло выписали. Теперь из его плеч не торчало рожек, костюм облегал его тело. Была еще небольшая слабость после быстрого восстановления, но можно было спокойно выходить на работу.

Пришлось вернуться на центральную станцию Бастилии из другой системы, чтобы забрать свой корвет. Это была еще одна телепортация, после которой пришлось еще два дня приходить в себя в местном мед центре. Он был не загружен, как и вся центральная станция, ведь надобности в ней более не было.

Однако родственники всех тех, кто погиб и выжил, оккупировали посадочный ангар центральной станции, которую греммы так же не тронули, устроив палаточный городок в знак протеста. Стражи их не разгоняли, поскольку не было никаких нарушений, лишь не позволяя людям заполнять посадочные площадки во избежание аварий и жертв.

Потому Колу пришлось пробираться сквозь толпу уставших, воняющих от недельного проживания в этом ангаре, людей, оплакивающих своих родственников. В новостях говорили, что все началось с мальчика, что сидел там и просто ждал отца, что должен был прилететь и забрать сына.

Сейчас же это было похоже на резервацию. Многие из людей были озлоблены, все время слышались ругательства и рыдания, кто-то приволок туда ни в чем не повинных детей. Царила полная антисанитария, уборочные роботы не справлялись.

На входах и выходах стояли стражи, выпускавшие лишь по идентификатору, а пускавшие всех без разбору.

Тут же происходил и старинный бартер. Любители подешевле приносили чего-нибудь съестного и выменивали у людей на все, что захочется.

Корвет Кола же оказался настоящим жилым райончиком, его заселили, расставив навесы и палатки. И, стоило ему подойти, как навстречу вышли оборванные мужики.

- Слыш, инспектер! А чего это ты сюда приперся, пушистик? Здесь обитель веры в скорбь, убирайся, волосатое отродье! – Протяфкал, очевидно, самый главный из шайки.

Кот осмотрел толпу. Вокруг все затихли, а горлопан продолжил:

- Этих выродков вывозили пришельцы, тогда как всех нормальных людей порешили, разрушив дома и колонию! Они уничтожили все шлюпы и каждого ребенка застрелили! А теперь этот выродок пришел к нам!

Инспектор дернул хвостом, вокруг появилось защитное поле. Люди отшатнулись, охнули. На момент даже орущий заткнулся и был готов уже бежать. Но Коло лишь пошел вперед, расталкивая полем людей, не желавших пустить его к кораблю. Не было смысла устраивать разборки с иступленной человеческой массой. Об этом говорили все учебники инспекции.

- Ирод! Он игнорирует нас! Тех, кто является владельцем его жалкой жизни! – Продолжал вопить мужчина, зазывая всех вокруг.

Поднимающиеся в ответ люди были похожи на зверей: оборванная, грязная одежда, горящие чистой ненавистью глаза, оскаленные лица. Они бросались на защитное поле, колотясь в него изо всех сил.

Кот же спокойно поднялся к переборки входа, просканировав лапу и войдя внутрь. Кто-то попробовал проскочить за ним, но его выкинуло прочь разрядом электричества. Люди сразу же остановились, а после принялись закидывать корвет мусором. Переборка закрылась, отрезав сиама от вопящей толпы, ни один звук не проникал сюда.

Приняв душ прямо в комбинезоне, Коло вышел в рубку и запросил центр полетов. Но тот оказался недоступен. Тогда он поручил компьютеру самостоятельно оценить все зарегистрированные полеты и получить туннель на свободное космическое пространство. Дождавшись результатов, он продул манёвровые ветровые двигатели, распугав всех, кто был на корвете или рядом с ним.

Убедившись в отсутствии кого бы то ни было на корвете и рядом с ним, кот поднял свое судно над палубой и приказал выходить по туннелю. Благо теперь космических перелетов в пространстве не было. Автоматически включился дополнительный экран, показав блокаду планеты - корабли греммов четырьмя кольцами были вокруг красного шарика.

Потянувшись, Коло отключил видеоотчёт и открыл список инспекционных задач. Их было немерено, внимания требовали многие колонии. И, конечно, это было связано с произошедшим на Бастилии ужасом. И вольный хвост знал, что будет дальше. И это будущее не было таким уж светлым.

Глава четвертая. Добро пожаловать на Ирмис.

Эта приветствующая надпись находилась повсюду в зале прибытия колонии Ирмис-вольный. И на каждой надписи, на фоне, была обнаженная девушка, завлекающая к себе. Это был дешевый ход для услады глаз граждан, что вахтовым способом работали на этой шахтерской колонии.

Однако на колонии были не только вахтовые служащие. Ирмис-вольный был космическим гетто. Многие колонисты представляли собой жалкое зрелище: без работы, без образования, без нормального жилья и пищи.

Обусловлено это было тем, что, некогда девочки легкого поведения обзовелись детьми и стали не нужным грузом для «постовщиков». Они выживали, потомство вырастало, тоже желало плодиться. Итогом стал «Чистый рынок», который и был тем самым гетто.

Еще один фактор, сыгравший важную роль – это была планета, не требовавшая наличия садов. И, не имея двух основных оттенков, которые признает сообщество, стала неинтересна для людей.

Одинокая планета, вращающаяся вокруг тусклой звезды. Ее поверхность напоминала пустынную тундру северных широт планет. Коротенькая травка и пустоши до горизонта. Все воды находились глубоко под землей, за исключением нескольких гейзеров. Это был суровый край.

Но «Чистый рынок» давно разросся в достаточно большой город. Его жильцы не считали себя гражданами Сообщества, да и не являлись, так что системы обороны колонии самостоятельно отгоняли всех очередями из турелей. Да и надобность в колонии у них давно отпала. Они научились ухаживать за стадами местных травоядных – небольших ящероподобных смилов. Их можно было есть, их кровь можно было пить, а их кости шли на подделки.

К тому же контрабандисты облюбовали этот край. Отсутствие стражи, пригодная для жизни планета и целый город сброда, на котором можно спокойно провести время, получив пару венерических заболеваний и принять на борт несколько новых головорезов, что будет с радостью выполнять все приказы.

Хватало и разбойников. Отшельники и «нарушители порядка Чистого рынка» изгонялись, сколачивали банды. А после самостоятельно устраивали налеты на селения и сам Чистый рынок, с его обитателями.

Вся эта бурная деятельность не входила в надзор Сообщества, потому сброд спокойно построил город и так же спокойно живет на этой богом забытой планете. Они даже вспомнили древнее название работающих людей, что никак не влияли на жизнь. Звучное и емкое старое слово «роботяги» так и неслось со всех сторон, стоило появиться в любом чистом рабочем комбинезоне.

Это слово не было ругательством или принижением достоинства, просто обозначение человека, к которому приставали лишь ушлые ребята, жадные до жизни. Рабочих колонии, что порой ходили на Чистый рынок, разрешалось обманывать и завлекать на свою сторону, отправляя их по кривой дорожке. С них разрешалось брать деньги, но запрещалось трогать. То есть, рабочий колонии спокойно передвигался по Чистому городу, но, как правило, с ним общаться хотели только местные бабочки.

Даже все угроза расправы пугали только новичков, поскольку контрабандисты запрещали нанесение любого вреда рабочим, поскольку они были гражданами Сообщества. А любое нападение на гражданина любым иным лицом приравнивалось к нападению на все Сообщество.

Была пара случаев, когда работягу убивали какие-нибудь отморозки. Узнав об этом, все хоронились как могли, а уже на следующее утро прилетел корвет стражей-ликвидаторов, зачистивший все, чем был тогда Чистый рынок.

Этот урок быстро научил уголовников и пиратов действовать намного осторожнее. Как правило они крали с транспортов иных рас, совершая настоящие космические «плавания», в возвращаясь через несколько лет на рынок и сбывая все, что уже могло устареть в нормальной вселенной.

Как правило таких не отлавливали. Ведь обворовывали разных доходяг, что не могли обеспечить защиту собственного судна по тем или иным причинам, а искать реактивный след в космосе, от места ограбления и до места посадки было слишком долгим и никому не нужным занятием.

Все, кто знал, кто и что с ними сделал, являлся на Чистый рынок самостоятельно. И, как правило, никогда не возвращался, совершая несогласованное путешествие. За таких авантюристов никто не ручался.

Коло же прибыл на колонию для инспекции шахт, а так же для проверки состояния постоянного персонала. После работы на бунтующей планете хотелось чего-то спокойного и расслабляющего. Тем более что он хотел наведаться к своему дядюшке, отдав накопленный алкоголь, который он уже третий земной месяц свозит к нему.

- Здравствуйте, инспектор. – Произнес грубый голос, заставивший поднять Коло взгляд со скамьи на главы отделения локальной охраны, немолодого хаски с имплантатом вместо одного глаза. – Вы, как всегда, без предупреждения и стука.

- Работа у меня такая, пиратов стращать! – Произнес Коло, поднявшись и подойдя вплотную к нахмурившемуся псу, глядя ему в переносицу, поскольку леденящий взгляд главы вводил в ужас даже военных.

Псина напряглась до предела, казалось, даже на его ушках стали проглядываться вены, послышался нарастающий рык.

- Р-р-рад вас видеть, Кол!- Провозгласил Кхав, привычно схватив протянутую руку в приветствии.

Они давно были знакомы, еще до поступления Коло на службу, когда он был совсем котенком, Кхав приезжал с его дядей и играл с ним, невольно обучая мальчонку всем азам рукопашного боя. По мере взросления, Кол все реже виделся с дядей и его другом, пока не выяснилось, что они оба работают на одной колонии, в которую и стал наведываться сиам.

- Что ж, начнем. О чем мне стоит знать, дядя Кхав? – Спросил Коло с широкой улыбкой, поравнявшись с псом, отправившись с ним до комнаты охраны.

Кхав всегда полноценно и честно рассказывал обо всем, что происходит. А после прохода по всем уровням небольшой колонии, коту остается лишь утвердить его слова. Так было каждый раз, что очень упрощало жизнь.

- Да, у нас тут такие разборки. На Чистом рынке опять беспокойства, воюют какие-то барыги. Пару раз были налеты на колонию, но турели даже не запросили обслуживания после. На нижних уровнях был обвал, закрыли их, начали разрабатывать новую ветку. – Они шли медленно, пока хаски рассказывал все детали предстоящего обхода. – В колонии сейчас только постоянный персонал и пять человек на вахте, ветку бурят. Из постоянных Смив, самый молодой охранник, поперся на рынок. Системщики в своей башне, как обычно.

Коло внимательно все выслушал, а после поблагодарил кобеля, зайдя с ним в комнату и отметившись о прибытии и состоянии. А после начал обход «бункера». Шахтерская колония была приземистым зданием с единственным возвышением – серверно-ретрансляционной башней. Там находились «системщики», следящие за работой автоматики, приводящие в порядок турели и все системы. Само же здание напоминало военные укрепления, которыми и являлось очень давно. Сейчас же оно уходило на километры под землю и врывалось все глубже.

К ним и направился инспектор в первую очередь, решив, что эта спокойная братия, как обычно, не пустит его к себе. У них было такое право. Поскольку системщики плевали на то, что ты инспектор или вообще кто-то, в ком они не заинтересованы. А оформлять прямой допуск в их башню никто не будет, поскольку никому это не нужно.

В этот раз коту «повезло» наткнуться на открытый шлюз башни. Навострив ушки, Коло внимательно осмотрелся и заглянул внутрь, к востребованным, но не признанным рабочим. Однако ничего не услышал через мрачный коридор. Кот слыхал, что «непризнание» этой братии уходит в глубокую древность, став биологической нормой восприятия.

Стальной коридор без освещения был внутренним шлюзом колонии, отделявшим башню от основного здания. Внешне это выглядело как ров вокруг укрепления. А тут это был обычный коридор и две двери. Вот только отсутствие освещения вселяло суеверный страх. Потому Коло сделал первый шаг очень осторожно, как будто шагнул на тонкий лед. Так он и крался до второй переборки, как, вдруг, выход с грохотом закрылся.

От неожиданности он включил защитное поле, оставшись с жужжанием щита, генератор которого крутился в хвостовом колокольчике.

Но он стоял перед второй переборкой, протянуть руку, и она откроется. Решив, что стоит попробовать, Коло отключил поле, но тут же переборка открылась, и его схватили за грудь и втащили внутрь. От неожиданности он повалился на пол, на мягкий ковер. Развернувшись резко, включив личное защитное поле, он приготовился было к бою…

Однако стоящая перед ним акула широко улыбалась, уперев одну руку в бок, закрыв второй переборку.

- Что, котеночек, обделался? – Улыбнулась она оскалом резцов, повернув свою морду к коту. – Просто заметила, как ты крался и не выдержала.

Одетая в широкие штаны и мешковатую ветровку, она выглядела приятно. Ее довольная улыбка угрожающим оскалом смотрела на кота. Острые ушки, что всегда шли назад, слегка подергивались, а рыбий хвост довольно ходил из стороны в сторону.

Засмеявшись, она сделала шаг навстречу, протянув руку коту. Коло же до сих пор смотрел на нее: это была женщина лет тридцати, слегка полноватая, но с очень славной фигурой и игривыми глазами за линзами очков.

Коло не понял, почему она в очках. Надобность в них отпала тысячелетия назад. Помимо хорошего состояния медицины, уровня жизни и научных прорывов человечества, было внедрение в генокод, от чего плохое зрение перестало существовать. А все приобретенные болезни можно было вылечить обычными таблетками, что отпускались без рецепта.

Отказавшись от протянутой руки, Коло сам поднялся на лапы и оттряхнулся, недовольно ворча. Шутки над инспекцией задевали его самолюбие. И в долгу он точно не собирался оставаться. Потому, не ответив на приветствие и посмотрев на нее так, что улыбка у девушки тут же сошла на нет, достал шарик, окончательно убивший хорошее настроение акулы.

- Меня зовут Коло. Я прибыл к вам с полной инспекцией, что будет записана и отослана в инспекцию вольных хвостов для анализа. – Проговорил кот официальные, давно заученные слова. – Прошу сопровождать меня в ходе инспекции.

- Д… Да, инспектор. – Тихо проговорила девушка, обняв себя руками.

А после они отправились гулять по всей башне. Вся инспекция заняла несколько часов, в ходе нее Коло задавал вопросы, делал замечания и не забывал проверять терминалы. Все работало, некоторые вещи были отремонтированы совсем недавно. Другие запылились, поскольку не требовали никакого внимания и обслуживания.

В башне жило пятьдесят человек, для них было выделено несколько этажей в центре башни. И, проходя мимо личных комнат, Коло смог узреть разнообразие подхода к жилью. Редкая из открытых комнат имела первозданный вид. Разнообразная аппаратура, колекции фигурок и мягкие игрушки, разная мебель или превращенный в одну большую постель пол.

И это лишь малая часть возможной костомизации. Понимая это, Коло жалел, что не может посетить хотя бы парочку из них, увидеть, что еще может скрываться в личных комнатах обслуживающих башню людей.

Вернувшись обратно, инспектор объяснил девушке, которую звали Катей, что ее вызовут для разъяснений, как лицо, сопровождавшее инспектора. Что ничего особо страшного нет, но некоторые вещи необходимо привести в порядок, чтобы не получить штрафов и взысканий.

Девушка хранила молчание. Она молчала с момента появления камеры, робко обнимая себя руками, пока инспектор ходил по башне. Пару раз ей сказали, мол, нарвалась, дуреха, предупреждали ведь. Но не более. Очевидно, извиняться она будет после. И много.

Перед тем, как выйти, Коло удостоверился, какова численность штата на данный момент, а так же, что именно делают некоторые из работников. После поблагодарил девушку и направился к выходу, поймав шарик, что левитировал над его головой все это время.

Запись инспекции предстояло предоставить в офис вольных хвостов, потому сиам отправился в ангар, к своему корвету. Путь был близким, все же колония была совсем маленькой. И большая часть ее находилась вне планеты.

Собственно, только из-за того, что Ирмис был вольно колонией, инспектор смог приземлиться на площадку, а не телепортировался с орбитальной станции, что даже с виду имела плачевное состояние. Про себя он тогда подумал, что нужно будет сообщить инспекции об этом, пусть проверят, не разваливается ли она по швам.

И сейчас, помня об этом, Коло зашел на борт корвета и, не останавливаясь, прошел в рубку пилота, где шлепнулся в свое кресло, закинув лапу на приборную панель.

- Отчет номер восемьдесят три, дробь, семь, инспекция в колонии Ирмис-волный. Башня сервиса и ретрансляции. Все события и некоторые комментарии на видеозаписи, приложенной к отчету. – Почесав ушко, кот вложил шарик в приемник и вновь разлегся. – Так же довожу до сведений о, возможно, плачевном состоянии космической станции данной вольной колонии. Рекомендую выпустить заявку на проверку инспекцией. Конец отчета.

Замолчав, Коло замер на несколько минут, обдумывая свои дальнейшие действия. На нижние уровни, в пыль и копоть, лезть не хотелось, потому он решил наведаться к дяде. За одно и отдать ему все то, что накопилось за месяц работы.

Подойдя к консоли, кот запросил рюкзак и содержимое пятнадцати ячеек корабельного склада. Вначале из стены выехал фиолетовый рюкзак. Он представлял собой мешок с небольшими отделами по кругу и одним большим в центре. А так же с двумя широкими лямками. После вышла лента с бутылками алкоголя, всего тринадцать бутылок.

Коло осторожно загрузил их все в рюкзак, проверил надежность лямок, а после забросил поклажу на спину. Выйдя из корвета, кот направился по «проходной», длинному коридору, проходящему через всю колонию. Его закладывали при строительстве, как направляющую. А после создают сеть коридоров и комнат.

На выходе он запросил себе скутер, чтобы не пришлось шествовать самому. Выдали потрепанную старенькую модель гражданского скутера, что развивал небольшую скорость, представляя собой раму с двумя гравипадушками и небольшим штурвалом. Этот аппарат по удобству превосходил разве что камень, но выбирать не приходилось, ведь ничего другого для выезда колония не имела, потому Коло отправился на нем.

Дорога до Чистого рынка заняла несколько часов. За это время тусклая звезда начала клониться к закату, усложняя жизнь инспектору. На дороге, если накатанную гравиподушками землю можно было так назвать, порой начали попадаться местные ящеры, выбравшиеся на прохладу вечера, погреться на уходящем за горизонт свету. Как только они замечали транспорт, срывались с места, улепетывая либо в норы, либо вдаль, оставляя прижатый след травы за собой.

Атмосфера тут была мягкой, лишь ночью становилось холодно, поднимался ветер. Но к этому времени кот уже наверняка будет находиться на рынке.

Сам же рынок было хорошо видно издалека благодаря выстроенному над низкими зданиями космопорту. Огромная площадка, накрывающая небольшой городок под собой. На нее мог уместиться крейсер, но его надежность вызывала сомнения.

Но, на то это и был Чистый рынок – обитель воров, пиратов, контрабандистов и прочей швали. Как ни странно, именно в этом месте обосновался один гражданин сообщества, открыв собственный бар, обслуживая всех тех, кому охота смыть алкоголем кровь с рук.

И дядя любил это место. Искренне. Говорил, что более честного народа он не встречал, потому нигде более работать не хочет. А в случае беспокойств, что затрагивают его бар, он просто возвращался в колонию и пережидал все это.

В его же бар и шел Коло сейчас, оставив скутер за городом, чтобы не его не украли и не испоганили. И, как обычно, Чистый рынок одновременно сильно отталкивал и завораживал. Когда он впервые услышал об этом месте, то подумал, что тут полно полуразрушенных лачуг, антисанитария и прочие радости бедности за чертой порога.

Но все было иначе. Город бандитов был ярким и чистым. Улицы освещались лампами, ровные здания хоть и были изрисованы, но на них не было никакой похабщины. Лишь нечитаемые надписи местной молодежи. Иные же дома, что были под руководством кого-нибудь значимого, могли иметь целый дворик, в котором обязательно кто-то сидел, тихо общаясь о своем.

Поскольку свет звезды падал лишь на крайние улицы, вся «шляпа» космопорта была покрыта лампами, освещавшими круглосуточно чистый рынок. Лампы эти были установлены самими жителями данных районов. Так, в некоторых местах, они крепились на углу того или иного дома, освещая двор или перекресток.

Дорожная развязка была небольшой, покрытой каменной брусчаткой, сравнительно с жилыми колониями Сообщества, но достаточной, чтобы на ней могли разъехаться пара автомобилей, тех самых четырехколесных монстров, загрязняющих воздух. Оставалось место и для пеших, что, изредка появлялись на дорожках, медленно шагая по своим делам. Они, завидев инспектора, сверлили его взглядом, пока не уходили прочь.

Но, на то это и был «Чистый» рынок. В этом районе обитали лишь состоявшиеся люди, что достали достаточно денег, чтобы обеспечить себе жизнь в чистом районе. В противопоставление ему существовал и Чумной рынок, названный так в честь древней болезни, аналоги которой, бывает, встречаются на той или иной планете. Грязный, загвазданный, именно он олицетворял «гетто» в этом городе.

Был случай, когда в Чумной рынок прибыли с канала вещания, чтобы «рассказать про разнообразие» жизни в и рядом с Сообществом. Но они смогли провести лишь минут десять из часового репортажа, поскольку дальше на них обратили внимание. Репортера оглушили, снимавшего зарезали, а после, остаток эфирного времени, в рамках этой программы, показывали всю ту жестокость и извращенность тех мест.

Больше в Чумной рынок с идеями и рассказами никто не совался. Кроме военных, зачищавших группировки, что слишком рьяно атаковали колонию или станцию. Но все жители гетто давно привыкли к такому. А редкие выходцы оттуда даже переезжали на Чистый рынок.

Бар дяди же был одним из первых строений данного района. Он находился на местной площади, в центре которого был столб, украшенный разнообразными лампами, уходившими к самой шапке космопорта. Так, из любой части города можно было узнать, где площадь, найдя взглядом характерные лампы.

На площади всегда было людно, поскольку именно тут можно было найти ту или иную контору какого-нибудь пирата и «заказать» у него необходимые вещи. Так же найти себе охрану или девку на ночь. Воры из гетто, наемники и просто зеваки так и шныряли по площади, ища свои цели.

Коло же шел уверенно, к центру, чтобы оттуда увидеть здание на манер старинного театра, невысокое, вычурное. На стенах его не было никаких надписей, а ступени вели к резным деревянным дверям, настоящая редкость в этих краях. С двух сторон от дверей стояли бугаи, медведь и бык, следивших за тем, чтобы сброд не попадал внутрь, где отдыхали приличные люди.

Кот осмотрелся. Когда лампы не светили в его глаза, было приятнее наблюдать за этим оживленным местом. И, если не знать многие детали, может показаться, что ты попал в одну из первых колоний, что была открыта Сообществом. Старинные, но очень ухоженные здания, площадь, выложенная камнем, большое количество народу разных сословий этого рынка. С этого же места было видно и вход в бар, он назывался «Таверна хитрого лиса».

Хоть Коло и не знал, что значит слово «таверна», название говорило о том, что там могут и оболгать, и обмануть и еще бог весть что. Подстать всему Чистому рынку. В нее и направился инспектор, немного неуклюже пробираясь через активно бурлящую толпу. Пару раз ему наступили на лапу, немало в его сторону прилетело оскорблений и пошлых комплиментов, как от самцов, так и от самок.

У дверей «трактира» его, как и положено, встретила охрана. Бугаи явно были тут недавно, очень уж рьяно бык перекрыл вход. Медведь же довольно оскалился, глядя на инспектора сверху вниз, сложив руки на груди, едва не разрывая свой официальный костюм.

- Куда ломимся, киса? – Глухо пробубнил бык, покосившись на своего товарища.

- Внутрь, конечно же! – С улыбкой до ушек отозвался Коло, заглядывая за быка. – Там меня ждут.

- Такую милашку там ждут только проблемы. – Откликнулся медведь, сделав шаг к инспектору и нажав на его нос. – Инспектору нечего делать на Чистом рынке, особенно в хитром лисе. Там такие волки водятся, что от тебя и мокрого места не останется…

- Сэр, тут ломится какая-то киса с портфельчиком. На вид совсем молодая. Нет, от сообщества. Да. Да. Я понял, сэр. – Медведь же переговорил с кем-то по инкому, а после толкнул друга в плечо. – Велено пропустить. Это племянник хитрого лиса.

Глаза быка округлились, он сделал шаг в сторону и поклонился.

- Прошу прощения. Был указ сегодня никого не пускать, вот мы… - Начал было он оправдываться.

- Все в порядке. Каждый раз новички не пускают. Это лишь подтверждает вашу проф пригодность. Пропустили бы – вас завтра же тут не было бы. – Коло похлопал быка по плечу и дождался, когда медведь спохватится и откроет ему дверь. – Спасибо.

Пройдя по небольшому темному коридору, Коло попал в просторный зал первого этажа, где и находился основной бар. Стены зала были обиты вогонкой, пол так же был под старину - деревянным. Массивные столы были почти все заняты, клиенты восседали на креслах, общаясь и выпивая. Как и весь Чистый рынок, это место было ухоженным и по теплому старинным.

В конце заполненного зала находилась барная стойка с высокими табуретами, на которых восседали девушки легкого поведения и их основной доход – зажиточные, которых девушки умело ублажали, бывало, не отходя от стойки. Все зависело от того, сколько положил на стойку посетитель.

По правой стене от входа было две двери: одна вела на кухни, где готовили блюда, вторая - в небольшую квартирку, в которой жил сам лис.

В левой зиял лишь провал в небольшой коридор, где была лестница на второй этаж и две двери в раздельные санузлы.

Второй этаж этого заведения был зоной отдыха. Там же были все комнаты уединения, основная масса «товара» и множество удобств. На полу и стенах был красный ковролин, а красный свет почти не выгонял мрак из зала. Несколько кальянов были центрами, вокруг которых располагались самые лакомые из проституток, в практически обнаженном виде маняще лежащие на мягких мешках и скамьях, отделанных шелком или мехом, заманивая в свое общество всех, кто побогаче.

Идея была в том, что каждый кальян был заправлен афродезиаками и легкими наркотиками, что обеспечивало податливость клиентов на просьбы рассказать что-нибудь интересное. Так же обкуренных было проще затащить в комнату, чтобы он выложился, уйдя на утро с пустыми карманами.

Все это место было оживленным, но очень тихим, манящим, что всегда нравилось коту. Коло отправился к стойке, за которой его уже ждал дядя. Это был немолодой лис, высокий и широкоплечий. За его левым ухом выходил имплантат, содержащий в себе тысячи рецептов коктейлей, а так же помогающий лису быть красноречивым и внимательным со всеми.

Одивался он, как и все бармены: черные брюки и алая рубашка с небольшим вензелем, показывающим мастерство. Будучи полноправным гражданином Сообщества, он мог проходить как курсы повышения квалификации, так и тестирование мастерства, подтверждая свое мастерство. Делал это дядя сугубо для личного удовлетворения, посвятив всю свою жизнь этому бару.

Как и у всех благородных антропоморфов, у лиса было клеймо на ушке, но, поскольку ушко было угольно-черным, лис выделил его с помощью фосфоресцирующей краски, что светилась зеленым в темноте, а на свету просто выделялась ярко-оранжевым цветом. Все его конечности заканчивались черными перчаточками и носочками. Только кончик хвоста, как кисть, была белой.

По мере того, как Коло приближался, лицо лиса становилось, казалось, все ярче. Вот он обслужил еще одного клиента, подозвал кого-то из подсобки и подошел к пустому месту напротив свободного табурета. Из подсобки вышел гиен средних лет, заправляя рубашку в штаны и приводя себя наспех в порядок.

Кот уселся на табурет и по-хозяйски поставил рюкзак на стол, от чего бутылки зазвенели, заставив лиса сильнее навострить ушки. А после его как сорвало, он потянулся вперед и, уверенно подняв Коло, затащил его за барную стойку, прижав к себе, обнимая.

- Племяш! Наконец, а то я уже начал думать, что ты забыл про своего дядьку! – Заголосил он, крепко обнимая сиама, от чего половина зала притихла, наблюдая с легким испугом за происходящим.

Им было чего бояться. Хозяин этого заведения, лис Курт, был порой нестабилен. Он мог спокойно выгнать всех или пришить того, кто нарвался под его горячую лапу. И, как показала практика, лучше побаиваться его.

Идеи сместить лиса с поста владельца бара возникала у многих. Часть из них теперь работает в самом баре или на кухнях, часть кормит червей.

Но бароны уже давно поняли, что наглая рыжая морда заинтересована в сотрудничестве и охотно поддерживали дядю Курта в его начинаниях. Так же они очень часто пользовались услугами бара и девушек, с радостью пытающихся понравится какой-нибудь шишке. Бывали случаи, когда их оттуда забирали.

- Ну, рассказывай, как оно? – Наконец выпустил его лис, посадив на стул за барной стойкой и подтянув к себе портфель. – Открой эту гадость. Не хочу опять получить разряд, как в прошлый раз.

Он протянул рюкзак коту, Коло спокойно нажал на небольшую бляшку и протянул его обратно.

- Да вот, решил хорошо провести время, заработав на этом заодно. Привез вот тебе алкоголя, который набрался за это время. – Начал кот, увидев краем глаза, как из подсобки выскочила кошечка, направившись к гиене. У него она и осталась, потираясь о самца и довольно мурлыча. – Были некоторые напряги… Слышал о том, что сделали греммы?

- Да, слышал. Шакалы Сообщества раскопали какую-то важную для них лабудень, вот пушистые и разнесли там все. Говорят, из выживших только несколько антропоморфов, остальных всех похоронили.

- Так и было, колонию разворотили, генератор дал течь и взорвался. Остальные поселения они сами зачищали, отбирая, как всегда, хвостатых. Людей убивали на месте.

- Как я помню, в договоре с греммами было черным по белому написано, что лучше не соваться в их строения, даже если они давно заброшены. Мол, они наблюдают за всем этим делом, и каждая попытка приравнивается к вторжению и карается смертью. И Сообщество давно его подписала, не пробуя оспаривать.

Договорив, лис, наконец начал доставать бутыль за бутылью, внимательно рассматривая янтарным взглядом каждую, отставляя их в разные стороны. В итоге вышло три «группы» бутылок, на которые Курт внимательно смотрел. После он нажал на свой имплантат, а когда пришла волчица, что поздоровалась с Коло, сказал ей:

- Вот настоящий, дорогой алкоголь. Унеси его в хранилище. Вот этот – дорогой, но синтезированный. Его в вип зал. А это… даже не знаю, этим ядом только крыс травить. В подвал, может и пригодится.

Отвернувшись от них, дядя вернул Коло портфель и посмотрел на часы.

- Уже поздно, чтобы возвращаться. Напорешься еще на банду, будут проблемы и отчеты. Знаю, как вас там за каждое действие, порой, канают. – Лис не ждал ответа своего племянника, а сразу подозвал кого-то, подошла еще одна волчица. – Вот, черноухик, это Коло. Он мой племянник. Приличный молодой парень. Ты, как новенькая, его не встречала ни разу, но будь уверена, тебе нужен сейчас именно он.

Прежде чем кот хоть что-то сказал, его дядя толкнул Коло в объятия девушки, что слегка робко обняла парня за шею. Сиам сдался. Каждый раз происходило это. Самую неопытную девушку отпускали с ним, зная, что он не проявит наклонностей и не изобьет малютку.

- Ваша комната номер тридцать восемь, дробь, один. Чип в твоей лапке спокойно пропустит вас. Давай, не занимай свое время чем попало!

Молодая девушка, на вид чуть старше Коло, повела его к лестнице. Она была стройна, красива, вся ее шерстка была темно-серой, и только ушки черными. Девушка, очевидно, набравшись храбрости, почти тащила парня вперед, хоть тот и не сопротивлялся. Сказывался тот факт, что она была совсем зеленой, возможно, прибывшей на этой неделе. И ей очень повезло, что вольный хвост навестил своего дядю.


Глава пятая. Неплохое начало.

Коло проснулся очень рано от непривычного ощущения тепла под боком. Там сопела под его боком молодая волчица, чьего имени он до сих пор не знал. Коту оно и не нужно было. Он звал девушку «черные ушки», она была не против, очевидно привыкнув к этой кличке, что ей дал Курт.

Пришлось объяснять ей, почему его родной дядя не кот. Рассказывать, что антропоморфом можно стать не сразу, а в их семьях бывают и люди, и не люди. Вот и дядя Курт изначально был простым человеком. Кровь кошачья все же сказалась, но очень слабо, лишь в обострении всех чувств и немного увеличенных клыках.

А когда дядя подрос, то сам решил, что хочет измениться. И, поскольку все твердили, что он лис, он выбрал именно лиса. А за счет «первородности» его обращения, а так же из-за семьи антропоморфов, ему дали и клеймо.

Потянувшись, инспектор закрыл глаза, приобняв нагую девушку, прижимающуюся к нему во сне. Решив для себя, что все в порядке, Коло решил еще отдохнуть, ведь спешить не было причин. Так он и поступил, подтянув к себе девушку, побеспокоив ее, а после прижался губами к ее губам, мягко целуя спящее создание.

Она не ответила, явно досыпая самые славные свои сны. Потому кот отстал, положив голову на подушку и закрыв глаза, решив хорошенько подремать.

В баре сейчас было очень тихо. Посетители разбредались по домам, кто пристыженный, кто довольный, девушки прибирались и укладывались спать, чтобы к вечеру вновь встречать гостей с манящей улыбкой.

Кальяны потушили, а залы убирала прислуга. Как ни странно, весь персонал состоял исключительно из антропоморфов. Такова была политика этого заведения. Люди были тут лишь гостями, что щедро платили за услуги и алкоголь. А любой хвостатый мог прийти и попросить убежища, так что ни одна шишка не стала бы его искать и уж тем более угрожать лису в его владеньях.

Из раздумий Кола выдернула девушка, что, проснувшись, пошевелилась, а после поднялась и, сонной походкой, отправилась в санузел. Кот проводил ее взглядом, наслаждаясь гибкостью ее тела, грацией, что не покидала ее, даже когда самочка была только спросонья.

Облизнувшись невольно, кот улегся на спину, но грохот, раздавшийся на первом этаже, заставил его вскочить, как солдата по первой готовности. Дернув хвостом, инспектор включил защитное поле, а после, жестом остановив черноушку, быстро отправился вниз, по пути отправляя нагих девушек обратно в комнаты, прося их там закрыться. Включив камеру над своей головой, Коло спустился вниз по лестнице.

То, что он увидел, заставило парня выпустить содержимое своего желудка на ступеньки деревянной лестницы. Это была какая-то тварь, похожая на волка, полуразложившаяся. Обезображенная пасть была раскрыта, из нее торчал какой-то прут. Одежды на этом не было, а шерсть сползла почти везде, открывая взору кишащую опарышами плоть. Запах разложения был настолько силен, что закладывало уши, а желудок хотел выбросить то, чего нет.

Еле собравшись с силами, Коло перепрыгнул через тварь, размазав ее тонким слоем своим щитом по стене. Брезгливо чертыхаясь, он тут же встал, как в ступоре, узрев продолжение картины, малую часть которой он нашел на лестнице.

Двери ночного бара были раскрыты, и свет ламп врывался в них, освещая изуродованные тела охранников, след темной гнойной жижи тянулся к бару. По пути твари, очевидно, попадались все те столики, что были разбросаны, разбиты и заляпаны кровью охранников и выделениями пришлой твари. Зловонье, казалось, давало фантом в воздух, искажая то, что находилось за линией жижи. Тут в щит прилетел еще один штырь, расплавляясь о шестигранные ячейки, сползая по ним на пол струйкой металла.

Коло повернулся в сторону выстрела, там стояла, за барной стойкой, волчица, что вчера унесла дорогой алкоголь. Она обслуживала клиентов днем. Сейчас же она была очень сильно испугана. Шерсть на ее загривке вздыбилась, а сама она оскалилась, испуганным взглядом, полным желания жить, бегая по коту и его полю, не понимая из-за шока что происходит.

Инспектор, было, пошел к ней, но женщина попятилась, упала на пол, обо что-то запнувшись, и взвыла, постаравшись убраться в подсобку так быстро, как только смогла. Тут на лестнице ядрено выругался дядя Курт, быстро сбежав по лестнице и, прикрывая морду лапой с каким-то кусочком ткани, рванув к дверям. Он их захлопнул, а после, все так же тщательно обходя жижу, оставшуюся от твари, прошел к бару, перевалившись через который, нажал на какую-то кнопку, включив сирену.

- Эльза! Эльза, мать твою! Какого у нас не работала сирена все это время! – Разорвалась тишина от голоса Курта, что уже натянул на себя респиратор. – Безродная шавка!

Он продолжал ругаться, что-то делая за стойкой, а после резко поднялся, врезавшись взглядом в ничего не понимающего Коло.

- Так, мальчик мой, у тебя электроники в достатке, тебе не страшно. Но мы можем заразиться, будь добр, закрой люк на лестнице. Девочки и сами знают, что делать. – Как ни странно, он говорил спокойно, собирая, как, наконец, понял инспектор, огнемет. – Мне очень жаль, мой мальчик, но нам срочно нужно покинуть это место. Шатл у нас есть, но ты нам понадобишься. Это здание придется сжечь.

Вновь переступив через тухлую тушу твари, кот поднялся наверх, а после, обнаружив вышедшую из стеры стальную пластину и ручку с его стороны. Пара девушек смотрели на него, немного не понимая, что происходит, а заметив дохлую тварь, испуганно поспешили прочь. Навострив ушки, кот взялся за ручку и с силой потянул ее, но люк пошел легко, с большой скоростью вмазав в противоположную стенку. Потупившись от неожиданности, Коло пронаблюдал, как небольшой значок поменялся на красный крестик. Решив, что так и должно быть, он вернулся обратно в зал.

Лис уже вышел в центр зала, внимательно осмотревшись и подозвав к себе Коло. Из кладовой показалась волчья моська. Кажется, она успокоилась и пришла в себя, потому, она быстро взяла респиратор и надела его на моську, все еще швыркая своим носом.

- Я… Я растерялась… Эта дрянь ринулась ко мне. Так быстро и напористо. Только и успела, что всадить ей болт… - Она робко смотрела по сторонам, пока не наткнулась на злобный взгляд лиса.

- Вначале нажимаешь кнопку, после все остальное. – Рыкнул он, направив сопло огнемета на дохлую тварь и нажал на спусковой крючок, обдав тушу сильным пламенем. – Ты отвечаешь за них! Ты всего то и делаешь, что работаешь днем.

Проведя огненным языком по следу от твари, оставил огнемет на столе в стороне от пламени, а после, взяв Коло, чье силовое поле отключилось, введу спокойствия самца, и повел за собой.

- Понимаешь, это житель чумного рынка. Их там таких навалом. Ты не бывал на чумном рынке и это к лучшему. Туда, в резервацию Чистого рынка, отправляют всех зараженных болезнями, которые местная медицина не в силах излечить. Это же не Сообщество. – Он вел их в подвальные помещения, не останавливая рассказа. – И бывает такое, что некоторые болезни, помимо разъедания тела, уничтожает разум, превращая их в нечто худшее, нежели животное. Дикие ублюдки, что кусают всех подряд, желая лишь распространить болезнь.

- Нет, не понимаю. – Отозвался инспектор, все же не сопротивляясь физическим напутствиям дяди. Ему явно было виднее. – Почему из-за одной твари ты сжигаешь все здание? И почему вы в масках? Хотя мне такой не дали, да даже имплантаты не беспокоят по поводу чистоты воздуха.

- Мой милый, видишь ли, твои имплантаты все его болячки и за грязный воздух не воспримут, а мы вот можем заболеть чем-нибудь дрянным, да подохнуть, у нас ведь нет той медицинской помощи, которую имеют граждане сообщества. – Он провел всю группу через темный коридор, все вместе они спустились в узковатый туннель, где шествие возглавлял Курт, освещая все фонарем. – А то, что приползло в бар – скопище всяких болячек, что с превеликим удовольствием переберутся на всех, кто окажется рядом. На дезинфекцию ушла бы уйма времени, да и в целом, я уже давно хочу перевести свое заведение на новый уровень…

- А девушки?

- Девушки уже должны были вылететь на новое место. В лифт.

Все дружно вошли в лифт, Коло внимательно осмотрелся. Лис, довольный собой и всем происходящим, напевал какой-то мотив себе под нос, бубня в свою маску. Волчица немного потускнела, в упор рассматривала стенку лифта.

Коло уже не раз слышал о планах своего дяди. О том, чтобы открыть клуб на станции. Это позволило бы увеличить диапазон посетителей с преступной верхушки до любого достаточно богатого человека или антропоморфа. Да и оборонять и прятать подобное строение намного проще, чем здание на планетоиде. И дело не в том, что можно натыкать большое количество орудий, космические станции могут иметь собственный телепортер и порядка тридцати точек выхода.

Еще одним плюсом является возможность поставить щит-сферу. Замкнутая система этого щита позволяет поглощать энергию удара, перенаправляя ее на оборону объекта, затрачивая тем самым меньшее количество энергии. А, если противник вздумает применить энергетическое оружие, то и вовсе придется перенаправлять энергию, дабы успевать ее расходовать. Таким образом, зачастую, неопытные командиры подрываются на собственных щитах, что взрываются от перенапряжения и переизбытка энергии в сети.

Створки лифта раскрылись и они втроем оказались на ровной площадке «космопорта», что растянулась на километры во все стороны. На этой платформе и находятся все шаттлы и челноки Чистого рынка. Так же были и огромные корабли, что имели возможность не просто выходить в космическое пространство, но и совершать высокоскоростные перелеты между системами. Эти великаны загромождали своими тушами большие площади, оттеняя целые площади под собой. Однако это все было не то, что нужно.

Ведь их шаттл стоял совсем недалеко. Небольшой, относительно всего, что тут имеется, космический аппарат, что мог вместить в себя не больше пяти пассажиров. Облегченный до максимума, имеющий только прямые двигатели, этот старичок восхитил Коло. Такие были редкостью тех времен, когда человечество экономило.

- Он не взлетит. – Отрубила, как топором, волчица, сложив лапы на груди.

- Ну, значит, мы хоть упадем. – Расхохотался лис и, подойдя к переборке входа, нажал комбинацию клавиш.

Створка отошла в сторону, впуская троицу внутрь. Изнутри все было все так же минималистично, как и снаружи. Три кресла, расположенных в местах, не занятых компонентами шаттла, еще два перед стеклом носового иллюминатора, перед штурвалами. Каждое кресло имело ремни безопасности и кислородную маску. Никаких систем гравиконтроля, никаких удобств или запасов. Они служили одной цели - скорейшим образом доставить людей на орбиту или с нее.

Не думая долго, кот занял центральное кресло. Насколько он помнил с лекций по истории освоения космоса, это было единственное безопасное кресло, на котором умирали лишь в шестидесяти процентах случаев. Улыбнувшись этим воспоминаниям, кисло, он пристегнулся и прикрыл глаза, пока парочка запускала этот старый агрегат.

Тот засипел, зачихал, а после затрещал энергоячейками. После произошел сильный удар и толчок – это запустились двигатели. Лис победно засмеялся, рассказывая волчице что-то о «ласточках» и их возможностях, а после направил шаттл к пустому месту, чтобы там набрать там скорость для взлета.

Все, что было снаружи, как ни странно, не слышалось внутри, очевидно, из-за шума двигателей и генератора. Постоянно что-то скрипело, аппарат покачивался, передвигаясь на своих колесиках, что покажутся смехотворными сейчас любому пилоту. А после лис дал ускорение.

Всех их вжало в кресла, а шаттл, точно бумажная игрушка с реактивным двигателем, взмыл в небо после ста метров поверхности. Шум и тряска были такими, что Коло не осознавал, сколько по времени они движутся и как быстро.

Потому, когда тряска закончилась, кот удивленно зашевелил ушами, стараясь вернуть себе возможность ориентации. За стеклом была космическая тьма, шаттл вышел из атмосферы планеты.

- Через минут тридцать будем на месте, можете подремать. – Послышался добрый голос дяди в кислородной маске и в пространстве одновременно.

Но Коло не последовал совету, в отличие от волчицы, что склонила во сне голову и задремала. Коло же, отстегнувшись, поднялся в невесомость с кресло и подлетел к креслу дяди. Тот по приборам вел шаттл, но, пока что, не было понятно, куда они двигаются, поскольку в пространстве не было видно той самой станции, которая станет новым домом для лиса и его бара.

- Что ты задумал, дядя?

- О, это будет просто потрясающе. Хитрая морда твоего дядюшки знает нужных людей. У меня есть разрешение на телепортацию к одной из красных планет.

- Да? А как же твой друг?

- Он со следующего месяца выходит в отставку и отправляется к семье.

- Там остался мой корвет…

- Мы можем подождать, пока он прибудет к нам на корабль, а после отправимся.

- Спасибо. – Коло обнял дядю. Курт не был обязан ждать. В целом, он мог просто отправить племянника обратно на колонию, но он не станет этого делать.

Некоторое облегчение прошлось по коту. Он легонько оттолкнулся и, в несколько касаний, добрался до своего кресла, куда и уселся, вновь пристегнувшись к нему. Через еще минут десять в иллюминатор показалась станция.

Это был классический «бублик», вращающийся вокруг основного твердотельного штыря. На одном конце этой станции были ангары и склады, со второй стороны – отсеки повышенной комфортности, что не вращались, но имели приятную гравитацию, прижимающую лапки к полу.

Скорее всего, там и будет резиденция лиса, а так же элитные комнаты и бар. А все остальное будет одним большим отелем в космосе с личной парковкой. Так же был целый уровень, отведенный на генераторы и систему жизнеобеспечения. На самом деле уровень подготовки лиса поражал, поскольку было видно, что станция полностью функционирует и готова к своим гостям.

- Теперь понятно, почему ты десятилетиями не выходил с рабочего места больше, чем на неделю. – Выдохнул Коло, явно порадовав дядю, от чего лисий хвост начал довольно ходить из стороны в сторону.

Переговорив с ЦУП-ом своей собственной станции, Курт завел шаттл в ангар и встал на одной из пустых мест. После разбудил волчицу и вышел из шаттла. Ангар ничем не отличался от всех остальных ангаров. Хотя нет, он был на удивление пустым. Не считая шатла, на котором прибыл персонал клуба.

К троице подошли стражи. Настоящие стражи Сообщества, в своих костюмах, при оружии. Они внимательно осмотрели их, один пошел обследовать шлюпку.

- Курт? Вы прибыли на этом? Система не распознает этот аппарат. – Произнес старший, глядя внимательно на волчицу, что выглядела не совсем здоровой. – Инспектор. Ваша спутница выглядит нездорово.

- Да, вызовите для нее медика. Нас в дезинфекцию. – Произнес Курт, не обратив внимание на испуганный взгляд волчицы. – Вы проверили весь прибывший персонал? Все в порядке?

- Нам сообщили, что нескольких они потеряли при эвакуации. Еще одна в карантине с сильными симптомами. Остальные в порядке и отдыхают, заняв свободные комнаты. Прошу вас пройти на дезинфекцию и проверку. – Двое из трех стражей встали в двух сторон от Коло и Курта, а третий осторожно повел волчицу в ближайший мед пункт.

Дальше их ждал душ из антисептика, сдача общих анализов и два дня в палате, где они обсуждали происходящее на колонии и на Чистом рынке, в частности. Тогда же Курт объяснил, что главы картелей устали защищать людей и нелюдей от болезней и нищеты Чумного рынка за доброе слово. И, собравшись, свалили на своих кораблях, оставив людей и город, что не принадлежал Сообществу и теперь были без защиты.

Тварь же, что пришла в клуб лиса, была первым звонком. Раз дикие смогли спокойно добраться до центра Чистого рынка, то разбойники и нищие вскоре начнут зверствовать, если уже не начали на окраинах.

На утро третьего дня дверь загорелась зеленым, оповещая о конце карантина. Лис вышел ранним утром, вернувшись к своим обязанностям, дабы наладить начало работы собственной станции. Кот же спал, пока в палату не зашла мед сестра станции, львица, как и весь персонал, выглядящая прилично и возбуждающая.

Увидев, что один из пациентов не вышел, она потупилась, остановившись в двери. Кот лениво открыл один глаз и посмотрел на кошку. После сел и потер свою моську, зевая во всю пасть. Показалось, что она не ожидала, что в карантинной зоне кто-то может задерживаться.

- И…инспектор? – Неуверенно произнесла она.

- Да. Сейчас. Немного проснусь и покину палату.

- Хорошо. – Она взяла себя в руку и пошла к дальним стойкам. Коло не знал, что она делала, да ему, по большому счету, было все равно.

Он поднялся и вышел еще до того, как она нашла то, что ей необходимо. Выйдя в коридор, потягиваясь и отфыркиваясь от сонливости, кот осмотрелся по сторонам, определяясь, куда ему нужно податься и зачем. И решил, что нужно найти душ на этой станции.

На нижних уровнях не было никаких комнат, только склады, ангар и мед блок. Так что сиам подался по коридорам, покачиваясь и почесывая себя за ушком. После наткнулся на стража, что остановил инспектора.

- Инспектор, все в порядке? Вы выглядите… потрепанно. – На маске стража был большой зеленый знак вопроса. – Что-то случилось?

- Нет, все в порядке. Я только с карантина. Где лифт на верхние уровни? – Кот все пытался продрать свои глаза, прикрывая свою пасть. – Мне нужна комната и бар.

- Из каждой секции можно прийти к лифтам через основной коридор. Как вы знаете, он больше по размерам, так что вам не составит труда его узнать. С пробуждением, инспектор. – Сделав вежливый жест, страж пошел прочь, оставив кота в покое.

Как ни странно, Коло был очень спокоен. Его ничего не волновало, не было проблем и каких-то срочностей. Работа шла своим чередом, да и спокойствие станции дяди Курта на него действовало успокаивающе и завараживающе.

Пустые коридоры, спокойно проходящие мимо стражи и девушки, чистота. На станции не было людей. Даже среди стражей не было ни одного человека, каждый был отобран и являлся антропоморфом.

У лифта, как и в коридорах, никого не было. Коло подошел и спокойно вызвал транспорт, зевая и лениво потягивая свой хвост, брынча колокольчиком, что на хвосте.

Створки лифта раскрылись, впуская кота в нутро, наполненное полумраком. Лапы Коло ступали по мягкому ковру, а глаза ловили обитые красной замшей стены. Теплый красный свет ламп не напрягал глаза, заставляя, все же, сиама чувствовать себя неуютно, как будто на станции случилась авария, и включено резервное питание.

Нажав на клавишу «верхнего этажа», Коло прижался к одной из стен, довольно мурлыча себе под нос приятный мотив, все еще стараясь окончательно проснуться. Тихое, едва слышимое шуршание колес по направляющим рельсам, мягкая, теплая комната в полумраке, ковер, ласкающий подушечки лап – все это едва не убаюкало кота. Но ход аппарата затих, а створки ушли в стороны, выпуская инспектора в небольшой коридор, больше похожий на прихожую.

В конце коридора с черными стенами и полом, подсвеченными рассеивающими лампами, была одна единственная дверная створка, сейчас закрытая наглухо, о чем говорил красный индикатор на замке, да закрывшиеся за спиной кота створки лифта, что, как ни странно, отправился помогать кому то еще.

Коло подошел к двери и прижал свою ладонь к пластине терминала. Та отсканировала его руку, подумала немного, а после все же отказала в доступе, сообщив, что владелец комнат сам отказал открывать дверь. Вздохнув, кот прижался боком к ближайшей стене и, время от времени позвякивая колокольчиком, стал ожидать, когда дядя закончит свои дела и впустит его.

Ждать пришлось на удивление долго, Курт явно не спешил. Это слегка раздражало молодого кота, хоть тот и понимал, что дела требуют времени. За время ожидания, Коло исходил весь коридор вдоль и поперек, несколько раз дремал, усевшись прямо на полу, а так же слегка размялся, сделав несколько физических упражнений.

В общей сложности прошло больше полутора часов, пока индикатор на двери не переключился на зеленый, а створка не отъехала в сторону, открывая проход. За дверью был просторный зал, заполненный мебелью и имеющий огромное панорамное окно, открывающее вид на пустоту космического пространства.

В зале было несколько диванчиков, расставленных вокруг стола в углу, рядом с окном, за диванчиками была дверь. С другой стороны, так же у окна, был рабочий стол, за которым сидел сейчас лис. Его морда пряталась за непрозрачным экраном, но Коло видел сейчас его плечо и правую руку, что-то активно пишущую на электронной бумаге. Центр зала был пуст, там лежал ковер, края которого едва подходили к дивану и рабочему столу. По сторонам от входа ютились полки, набитые разными вещами: тут были и жесткие диски с терабайтами информации, и какие-то личные побрякушки лиса, например его любимый старинный барный шейкер, который он по дешевке выменял в камиссионке, и даже пара цветков, хотя дядя в жизни не умел с ними обращаться.

Курт не глядя помахал племяннику, подзывая его к себе, продолжив писать, сконцентрировавшись на этом. Кот послушно прошел к столу. Створка двери закрылась, и индикатор загорелся красным.

- Очнулся, наконец, соня? – Улыбнулся он в свой документ, дополняя его чем-то из фотографий или пакетом документов. После отложил планшет и посмотрел на сиама. – Я не стал тебя дергать. Выспался?

- Да, дядя, спасибо. Как ни странно, там очень удобные постели. – Улыбнулся Коло, позволив себе утонуть на мягком кресле перед столом.

- Да, тут твой корвет приплыл. Встал сам на прикол и сдал отчет о полете. Кается, инспектора - это приданное к этим заумным шаттлам.

- Они… Очень сложны функционально. Но не спорят со своим начальством, что меня очень радует. – Улыбнулся кот и расслабленно откинул голову на спинку кресла.

Лис промолчал. Он посмотрел вначале на своего племянника, после на монитор, поклацав когтями по клавиатуре. Что-то в этом молчании напрягло Коло, от чего он открыл глаза, глядя на белый потолок зала-приемной.

- Ты в курсе, что происходит в сообществе, Коло? – Начал лис, отвлекшись от экрана на своего родственника.

- Скорее всего, не совсем. После красной Бастилии я не следил за новостями. – Проговорил кот тихо, с неохотой вспомнив о том происшествии.

- А тебе следовало бы интересоваться. Ведь есть о чем беспокоиться. К примеру, стоит помнить, что теперь антропоморфы, что и так были не в лучшем свете последнее время, теперь персоны нонград на нескольких голубых и красных планетах, некоторые колонии, особо удаленные, вообще устраивают побои и убийства. Кажется, Сообщества начинает раздирать от злости за «чистых» граждан. – Лис говорил тихо, но вкрадчиво, так, что кот слышал каждое его слово. – В некоторых системах уже созданы и заполнены резервации. В пограничных антропоморфов просто выгоняют к греммам. При этом, от чего то, никого не волнует, кем был тот или иной гражданин. А власти не могут везде успеть, ведь они не резиновые. Вот и выходит, что всех более-менее хвостатых либо спасают пришельцы, забирая к себе, либо выселяют в адские условия колоний-резерваций, где власти нет. Хотя над некоторыми само Сообщество и хлопочет, стараясь обеспечить ни в чем неповинных граждан всем необходимым.

Лис остановился, явно одолеваемый эмоциями. Медленно поднялся и прошелся по залу, сходив до многочисленных полок и вернувшись оттуда с бокалом вина. Встав перед окном, наблюдая за планетой, на которой был Чистый рынок, он продолжил, иногда отпивая из бокала.

- Из захолустий доходят слухи о «чуме», что забирает жизни тысяч, в других колониях происходит полное беззаконие и геноцид. А антропоморфов называют животными и сажают на цепь или в клетки, всячески унижая и ставя миски перед калитками. Из-за всего этого я решил не телепортировать бар к красной планете. Явно будут налеты и разбой. Лучше пока тут посидим.

- Неужели люди поддались такой истерии из-за Бастилии?

- Люди? Ха, да а ты думаешь антропоморфы не поддались? Несколько знакомых присылали мне видеофайлы с судами над выжившими, которых нынче повсюду отлавливают, а так же с самоубийствами. И твоя голова, племянник, нынче дорого стоит. Ты, как лицо бездействовшее, по их мнению, в тот день, должен будешь предстать перед судом народа.

- Ты… Ты серьезно? – Коло с широко раскрытыми глазами смотрел на своего дядю.

- Я то? Да, не шучу, увы. – Лис подошел к столу и повернул монитор к коту. – Мне вот прислали.

На мониторе была моська Коло. А так же текс, что гласил: это животное радовалось убийствам и раздору на Бастилии, его следует посадить на цепь и казнить, как животное. Доставившему это животное живым к «гласу народа» будут приставлены почести рыцаря.

- Глас народа? – Удивился Коло, все еще не веря своим глазам.

- Это новый порядок, мой дорогой. Они организуют государство внутри Сообщества, а за основу взяты понятия еще до космической эры. Таким образом, тебя, мой дорогой, ищет инквизиция.

- Что же тогда с нашими родственниками!? – Коло подскочил с кресла, но лис поймал его за плечо, остановив.

- Ни к чему поддаваться истерике, они взрослые, наверняка позаботились о себе. По крайней мере, я никаких сигналов SOS от них не получал. Сядь обратно.

Кот послушно потупился, после отошел к креслу и сел в него.

- Отозвалась только твоя сестра. Она под защитой своей хозяйки на голубой планете. Сказала, что даже там бывают рецидивисты, поднимающие волнения. Но на голубых планетах, в основном, до сих пор Сообщество. Да и флот их надежно оберегает. А вот народ с разных колоний, скорее всего, будет активно искать убежища.

- И что нам делать? – Спросил кот, разглядывая левую ладонь, которая являлась пультом-манипулятором его систем.

- Нам? Не соваться, куда не просят. Тебе лично я предлагаю убежище у меня, в баре. Да и в целом тут на хороший такой городок места…

Лис вновь замолчал, сложив руки на груди, в одной все так же держа бакал, а второй помяв свой подбородок. А после он огласил свое решение.

- Пожалуй, это будет неплохим, да нет, отличным началом нового места. Я дам весточку, что наш бар будет прибежищем для всех ищущих. Можно будет настроить инфраструктуру с колонией на планете…

Отставив стекло, он сел за компьютер, а после начал быстро что-то делать на нем. Вспомнив о племяннике, лис быстро прошелся по ящикам стола. Было видно, что он еще совсем не привык к новому месту. Курт достал ключ-карту фиолетового, как костюм инспектора, цвета, а после протянул коту.

- Это ключ от этажа восемьдесят один. Поздравляю, у тебя есть своя резиденция в этом баре. Да, сам бар на третьем уровне. Первый – это ангары, второй закрыт для всех, кроме инженеров. Шуруй, у меня дула. – Как только Коло забрал ключ-карту, лис вернулся к делам, не обращая более внимания на кота.

Выйти из зала было проще простого. Казалось, сам уровень выгоняет кота, провожая его огоньками до створок лифта. Спустившись на восемьдесят первый уровень, Коло оказался в очередном коридоре-прихожей, где опять были лишь черные стены и пол, да тусклый свет. Но дверь любезно раскрылась, впуская кота на уровень.

Сам уровень представлял собой один автономный жилой комплекс. На нем было все, начиная от баров и переговорных и заканчивая несколькими спальнями. Похоже, дядя Курт собирался принимать у себя целые делегации или знатные семьи голубых планет, отдавая в их распоряжение огромное пространство.

Обходя свой второй дом, кот заглянул и на склады, где было огромное количество заготовок для генератора блюд, воды и консервов, даже заглянул в комнату, где бал резервная система жизнеобеспечения. Это было настоящее убежище, уровень мог самостоятельно просуществовать в космосе пару дней, сохраняя весь комфорт.

Обойдя так же и все спальни, каждая из которых имела собственный санузел, кот решил остановиться в той, где был собственный кабинет. Зайдя в который, Коло сделал эту спальню второй закрытой комнатой, чтобы иметь возможность заходить в нее по ключ-карте. Усевшись за компьютер, он отписался лису о своем решении и спросил, где черноушка. На что получил кучу насмешек, а после сообщение о том, что он переселит девушку поближе.

Вздохнув, внимательно прочитав все насмешки, кот поднялся и вышел с уровня в один из лифтов, их было пять в общем и в центральном не было гравитации, ведь он проходил через ось всей станции.

Спустившись в ангар, Коло зашел на свой корвет и сел за штурвал. Бортовой компьютер, поприветствовав инспектора, сообщил, что всех инспекторов просят воздержаться от инспекций и выйти на отдых в связи с нестабильным состоянием общества. А после искусственный интеллект попросил Коло оставаться вне зоны досягаемости новой фракции, именующей себе «Свециваль».

Решив, что лучше так и поступить, кот попросил корвет занять крайнюю ячейку, поскольку в ближайшее время, скорее всего, будет огромное количество гостей, а корабль вольного хвоста может их напугать или насторожить. А после вышел и отошел, оглянувшись на перелетающий с места на место аппарат. Тут же подошел страж.

- Все в порядке, инспектор? – Спросил он спокойно, видя, что ничего особого не происходит.

- Да, все в порядке. Просто перегоняю свой корабль, чтобы никому не мешать. Занимаю пустое место. – Сказал Коло, развернувшись к антропоморфу в костюме стража. – А теперь прошу меня простить, меня ожидает встреча с черноушкой.

- Эээ, доброго дня. – Проговорил в ответ страж, посмотрев в след довольному коту, что напевая и довольно виляя хвостом, вышагивал по коридору.


Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: https://drive.google.com/open?id=1_r-3DBX6rtniIHSgXY9txW8a-mtu5M8aПохожие рассказы:
White D «Убийца богов: Глава 2. Кто это?»
Golden Sparrow «Нерушимая связь... (Часть первая)»
Мирдал, Хеллфайр «Через миры»
Aaz
08:03 11.11
Redgerra пишет:
Автору даже теги вбить было лень...

И тут опять возникает вопрос: автор разместил, или нет?
Ведь не обязательно лень именно автору...
nightingale
07:35 11.11
Как это лень?
Их тут целых два )
Redgerra
20:07 10.11
Автору даже теги вбить было лень...
nightingale
06:58 04.11
Aaz пишет:
А как там с "не" и "ни"?

Как будто бы нормально.
Но я уже не вчитываюсь.

P.S. Автор, прежде чем применять к комбинезонам и бутылкам слово "ажурный", загугли что это вообще такое. И убедись, что это именно то, что ты хочешь изобразить.

P.P.S. Нет, с грамматикой и орфографией тут полный швах. Автор, ну хотя бы в "ворде" проверить, а?

ТраЛЛ (за Орду?), сЕмкнули (видимо вместо смекнули), канал через строчку эволюционирует в "каТал".
*смотрит на расположение кнопок "Н" и "Т" на клавиатуре*
А это вообще как умудриться надо было?
Aaz
06:30 04.11
Как хорошо, что есть комментарии!
Всегда можно заценить, читать или не читать.
А как там с "не" и "ни"?
nightingale
06:10 04.11
Автор, я тебя убедительно прошу, проверь грамотность.

Хотя кто разберёт, может "рождества ХрЕстова" и Земля с маленькой буквы - авторский приём?

Про "по девичьЕ широкие бедра" я сомневаюсь.

P.S. Не то что бы с остальным всё было в порядке, но тут я уже рискую начать быть не объективным.
Ошибка в тексте
Рассказ: Прямой ход
Сообщение: