Даймон
«Огнехвостые химеры»
Скачать
#волк

Наска был счастлив. И одновременно – готов был дрожать от страха, если бы не выучка. Первый вылет в составе Небесной флотилии, и не в роли рядового матроса или гребца.

«Голос Капитана по правому борту», - в очередной раз проверяя снаряжение, волк ожидал остальных. Полированный медный панцирь, с чеканным узором, в который вплетались магические руны. Наручи и поножи, соединённые с панцирем тонкими, но прочными позолоченными цепочками, украшал похожий узор и несколько драгоценных камней-накопителей. Ещё несколько вёсен назад комплект довершал шлем, но теперь его заменяла ажурная диадема. Ходили слухи, что и остальные части защиты заменят браслеты, ожерелья и пояса. Но все упиралось в традиции – в боевой поход идти без брони нельзя. И пусть теперь от неё больше вреда, особенно в уходе за шерстью, менять все разом никто не желал.

Камни, как и позолота, несли практичный смысл. Выращенные в лабораториях алхимиков, они презирались ювелирами. А алхимическое золото покрывало узоры столь тонким слоем, что едва ли перекрывало стоимость изготовления самого защитного комплекта, даже без магии.

«Это – ваш шанс выжить там, в небесах!» - Пожилой волк-ветеран, с разорванным ухом и несколькими заметными шрамами на морде, поправил разложенный на столе защитный комплект. Выкрашенный светящейся краской коготь указал на несколько цепочек рун.

«Это самая важная цепочка в защите, сберегающая и восстанавливающая драгоценный наверху воздух. Вот эта не позволит вам зажариться. А вот эта сохранит ваши прекрасные мордашки в целости. Да-да, все это, и намного мощнее, укрывает наши небесные корабли. Но что будет, если с кораблём что-то случится? Вот и не пренебрегайте защитой»

Голоса новых товарищей по команде вернули Наска из воспоминаний. Волк замер, не ожидая ничего хорошего. Слухи о довольно жестоких испытаниях для новичков окружали любую профессию. Тем более – такую таинственную и знаменитую, как служба на кораблях Небесной флотилии.

«Главное – не опозориться и никого не перепутать»

Шиш и Беш, на полторы головы ниже новенького, но в полтора раза шире его в плечах, казались ожившей иллюстрацией к детской истории о подземных жителях. Гладкая, словно пылью притрушенная, шерсть, выкрашенные знакомой светящейся краской когти, и ритуальный узор из полос выкрашенной шерсти на голове, что заменяла им шлем или диадему, довершали образы. Они почти весь полет проведут под палубой, присматривая за гребцами.

Селен, красноглазый альбинос, полная их противоположность по комплекции. Высокий, тощий, все время с массивным посохом. Казалось, только этот грубый посох не даёт ветру унести тщедушного мага. В его обязанности входило следить за состоянием артефактов, что двигали корабль в воздухе. Сопровождали его двое подмастерьев, в чьи обязанности входило лазить по борту корабля и заменять разряженные или повреждённые артефакты.

И сам Наска, чей статус, несмотря на громкую должность, был не так высок. Кроме обязанности передавать приказы от старших офицеров, и ежедневного доклада, он был обязан следить за небольшим ящиком. Установленные в нем камни-индикаторы сообщали о правильности действий десятков гребцов. Стоило кому-то в десятке сбиться с ритма хоть на шерстинку – и камень вспыхивал тревожным красным.

- Да будет ваш путь прям и светел, - Наска поприветствовал подошедших первым, стараясь, чтобы голос не дрогнул от волнения.

- Да не перечеркнёт твой путь тень, - ответил ему Селен, Шиш и Беш просто кивнули. Голос альбиноса был на удивление мягким.

- Ты смотри, хвостом не завиляй от восторга, когда увидишь «Найру», - Шиш попытался ткнуть новенького кулаком под ребра, но тот увернулся. Как раз под лапу его брата, со звоном отпустившего ладонь тому на спину. Специально для этой цели он нацепил на пальцы боевые кольца чуть пораньше. Звон внимания не привлёк – со всех сторон сновал народ, экипажи направлялись к ангарам, грузчики продолжали торопиться, стараясь загрузить трюмы, шум и гам. У переулка стражник, в прямом смысле поймавший за хвост мелкого воришку, готовился пустить в ход плеть, что собирало небольшую толпу охочих до зрелищ зевак.

Взлёт кораблей уже стал чем-то обычным, и не собирал праздных зевак. Не объявлялся праздником. Но все же оставался величественным и захватывающим зрелищем. И большинство незанятых горожан приходило на это поглядеть.

«Не думайте, что работы у вас будет невпроворот», - рассказывал уже другой инструктор, совсем ещё молодой самец во франтоватом наряде. Большинство сокурсников Наска он раздражал не только идеально сидящим камзолом и прочей одеждой, но и привычкой носить все полученные за прожитые годы награды и знаки отличия. Все быстро сошлись во мнении – иного способа привлечь внимание самочек, даже самых «слабых на передок», он не мог. Довершала образ трость, и многие спорили – какой в ней скрыт клинок. Стилет или полноценная рапира? В простого помощника при ходьбе совсем не верилось.

«Гребцы – это совсем не тупые рабы и преступники на каторге. Каждый из них проходит отбор, и получает жалование. И следить за ними почти не надо. Эта работа, по сути, одна из самых простых. Стой и смотри за сигнальными камнями, да покрикивай командирам, кому надо выпивки меньше давать».

За очередным воспоминанием он не заметил, как прошёл последнюю сотню шагов. Огромное, вымощенное гранитными плитами, поле служило для взлёта и посадки кораблей. Которые уже покинули внушительные ангары. Всего их было пять.

«Карум» - Око, самый важный в эскадре. Длинный, почти сохранивший красивые пропорции древних кораблей, бороздивших водную гладь, он не нёс дальнобойного вооружения. Два ряда по три десятка весел с каждого борта, что были сейчас спрятаны в корпус, и три мачты. И только одна из них могла нести алхимический парус, способный улавливать «ветер света». Передняя несла магические глаза – «Сферы Драма». Те самые, легендарные, артефакты, что даровали видеть недруга так далеко, как не способна ни одна увеличивающая труба или зоркий глаз. На задней, что на «Каруме», что на других кораблях, поднимали полотнище-взор, отображающий увиденное «глазами».

Еретики что-то вещали о мельчайших частицах и волнах. Волнах, якобы как морские, отражающихся от предметов и своим возвращением заставляющие полотна светиться и показывать «видения».

«Найра» и «Айрат» - Охотники, главная ударная сила. Стремительности и классической красоты Ока в них не было. Но была угроза. В два раза шире, почти два десятка шагов в ширину, и шесть десятков в длину, он больше походил на торговца, чем на воина. Да и смотрелся он, как два поставленных борт к борту, корабля. Два тарана впереди, две носовых фигуры, между которыми был выложен мозаичный глаз, два ряда мачт. Диски, установленные сверху на мачты, должны были защищать экипаж там, наверху.

Главная ударная сила была спрятана как раз в этих таранах и фигурах. Первые просто выстреливали, с помощью пара, алхимические снаряды, что летели к цели. Самым грозным оружием был «Глаз Бездны» - способный, по слухам, сжечь за один раз небольшой город. Внутри фигур скрывались «младшие братья» боевые артефакты, устройство которых непосвящённые не знали. Но они могли уничтожать врага взглядом, разрезая и сжигая того. Дополняли вооружение установленные по бортам стрелометы с менее мощными алхимическими зарядами.

«Замах» - Пращник. На первый взгляд он отличался от Охотника лишь отсутствием «Глаза Бездны», и был слабее. Но это было обман – вместо магии его основным оружием была алхимия. Ряд катапульт между мачтами, пусть бил не так далеко, как оружие «Найры», при сближении был грозной силой. Выстреливая, каждая, за раз по десятку снарядов, что способны были сами найти противника, по указаниям магов с верхушек мачт, Пращники сжигали все перед собой.

«Робур» - Флагман. На треть длиннее Охотника, он нёс по полсотни весел в каждом ряду. Выдающиеся вперёд три тарана, над которыми была изображена голова Паука, придавали ему грозный вид. Шесть «Глаз Паука», пусть и уступали «Глазам Бездны» в силе, брали количеством. Весь экипаж Флагмана, даже гребцы, были Одарёнными. Ходили слухи, что на каждом его весле тоже есть Глаз, только поменьше.

Всё это всплыло в памяти буквально за миг. Состав флотилии надо было вызубрить, как и всех Старших по должности, чтобы в бою не думать, как к кому обратиться. Язык должен помнить все сам.

- Думаю, пора немного поспешить, - спокойный голос Селена вернул в реальность. И правда – команды уже приступали к подготовке. Самые мелкие, по комплекции, лазали по канатам и проверяли такелаж. Внутри корпуса гребцы проверяли весла, ведь вверху заменить его будет не то, что нечем – просто некогда.

Единственная часть команды, что сохранила шлемы – маги Ока. Их броня, пожалуй, была самой старомодной. Куполообразный шлем с широкими полями, что защищал голову и плечи. Наплечники, наплечья, набедренники – полный комплект без всяких поблажек. Особенно выделялся панцирь, с клювообразным выступом перед шеей, для защиты морды. Голову надо было лишь наклонить вниз, и морда была под защитой металла, а щель между шлемом и панцирем – оставляла обзор. Раньше шлем ещё и застёжки дополнительные имел, для фиксации.

- Традиции, традиции, - ворчал Беш, поднимаясь по прислонённой к борту «Найры» самой обычной доске. Ни тебе вычурного трапа, ни помоста – будь добр покажи, что не наел брюхо, и доска под тобой не переломится. Да и навык свой продемонстрируй, ни разу той пальцами не коснувшись.

Суеты на палубе не было. Их группа быстро направилась к кормовой надстройке, в которой им предстояло провести два ближайших месяца. Дверь, короткий коридор, и их кубрик. Три гамака с одной стороны, для мага и подмастерьев, три с другой – для самого Наска, Шишаи Беша. Крючки на стенах, и ещё одна традиция. Две жердинки, торчащие из палубы-пола. Раньше в них была нужда – перевёрнутая мокрая обувь быстрее сохла. А теперь – ещё один повод для шуток и недовольства.

Закрепив мешок с вещами на стене, Наска отправился наверх, где ему предстояло делить вахты с собратом, который будет спать за стенкой. Остальные тоже торопились – кроме гребцов, при взлёте на палубе должна быть вся команда.

Заняв положенное ему место позади собрата, ведь отправляющегося в первый рейс не поставят на вахту при взлёте, волк замер. Раньше звучали торжественные напутствия, теперь же была рутина. Доклады, несколько команд, и взлёт.

Показавшиеся из бортов весла замерли параллельно земле. Маги, выстроившись вдоль бортов, подняли лапы, и резко их опустили. Молча. Весла засветились, и «Найра», одновременно с остальными, оторвалась от земли. Несколько пар весел с носа и с кормы повернулись и двинулись , замерев в момент, когда их лопасти оказались на одной высоте. И двинулись, верхние вперёд, нижние – назад.

«На кораблях имеется две линии движения. Одна – выше первой гребной палубы. Вторая – ниже второй. И если гребцы нижней, как и раньше, двигают корабль движением весла вниз и против хода, то для верхних – наоборот. Вверх, и тоже против хода», - движущаяся иллюзия показывала сам процесс.

Вот нижний ряд, как на любой лодке или корабле, опустил весла «в воду». У верхних гребцов весла тоже опущены вниз, но повторяют движения зеркально и с отставанием на пол хода.

«Когда лопасти нижнего ряда покидают создаваемую артефактом область, в неё входят лопасти верхнего. Этим и достигается плавный ход корабля в небе. И это требует долгих тренировок гребцов».

Волк, пока что, был зрителем. Пусть и ящик с камнями-сигнализаторами был ему виден. Внешне все было просто – два ряда по шесть камней. Каждый показывал синхронность работы группы из пяти гребцов. Плавные переливы света, что показывали время совместной работы двух артефактов. Лопасти весла и артефакта на борту. Все камни в ряду должны были начинать светиться и гаснуть одновременно. И свет словно переходил с верхнего ряда на нижний, и наоборот.

Но это в полете – сейчас «искры» света перетекали лишь в паре крайних камней. Восемь средних светились равномерно. Это позволяло кораблю подниматься почти вертикально вверх. Несколько мгновений – и ещё четыре пятёрки гребцов сделали движение вёслами, ускоряя корабль. Эскадра теперь двигалась по дуге, удаляясь от земной тверди.

Самый волнующий, и короткий, этап пути. Привычная плоская «тарелка» выгибалась, постепенно превращаясь в перевёрнутую миску. Внизу был день, но небо постепенно темнело, и на нем проявлялись звезды. Как неподвижные, коих было меньше, так и движущиеся – их было в разы больше. Над палубой развернулся слабо мерцающий купол. Потом, в пустоте, он станет похож на текущую воду. Тренировочные полёты не снимали волнения первого «настоящего» взлёта.

«Движущиеся звезды – как это звучит красиво, внизу. А вскоре нам придётся проходить через сонм этих камней».

Лапы уже немного ныли от нескольких часов неподвижности. И ведь он был молод – что ощущали остальные, постарше, он не хотел представлять. Ведь ноющие лапы и покалывание в пальцах отвлекали внимание. Потом, за границами воздуха, можно хоть лапами перебирать во время вахты. А теперь – традиции, от которых не отступить.

Сигнальные камни на кормовой надстройке вспыхнули. Сам Наска этого не видел, но услышал облегчённый вздох стоящего по правую лапу волка. И, подняв взгляд от камней, увидел расслабившуюся команду. Они вышли в пустоту, и все нормально. Волки принялись сходить с определённых традициями мест, кто-то уже направился в свои кубрики. Во время прохода между камнями лишние помехи на палубе не нужны. Просто прижаться к борту не выйдет.

Корабли все так же шли строем. Вот идущий первым «Карум» сменил курс, уходя вверх и влево. Повинуясь указаниям, поступившим с Ока, остальная четвёрка так же изменила курс. Определять «на нюх», как меняют курс, было опасно. А по указаниям, что регулировали даже скорость движения весел, это было элементарно. Уже в кубрике волк, прислушиваясь к ощущениям, уловил ещё четыре изменения курса.

Теперь можно вернуться на палубу, чтобы увидеть ещё одно незабываемое зрелище. Учебные полёты не выходили так далеко. Палубные маги несколькими пасами развернули парус. Синхронное это действие повторилось на остальных кораблях. Вёсла замерли, и Голос, непроизвольно задержав дыхание, обернулся. Миг – и родной мир исчез. Теперь вместо него было лишь бесформенное облако из камней и пыли.

- Каждый раз пугаешься этого зрелища, - Селен смог подойти к нему незаметно. – Вдруг это окажется правдой, и наш мир и правда исчезает. И нам некуда будет возвращаться…

- Не пугай парнишку своими идеями, как ты с ними не улетел отсюда вниз пока? – Рефлекторно вытянувшись, Наска замолчал. Правая лапа Капитана – выше его лишь сам Капитан на борту. Тройной витой серебряный браслет на левой лапе подтверждало звание.

- Прошу простить, - спокойно ответил Селен, от чего морда подошедшего искривилась в гримасе недовольства.

- Сколько раз я уже слышал эту фразу от тебя, ты даже дыхание не перевёл, - тон был далёк от одобрительного, и маг прижал уши, ожидая продолжения разноса. Пока его спасал лишь опыт, но всему был предел. И этот поход, и правда, мог стать последним для него.

- Так что придержи язык, пока хвост не отрубили.

- Как пожелаете, коротко кивнул маг, казалось, не испытывая перед стоящим никакого почтения или даже уважения.

- Ты не меняешься, Селен. А ты послушай, - последнее явно относилось к Наске, и тот замер, внимая. – Не слушай его разговоры, особенно за ужином. Иначе окажешься там, на Тверди, до конца дней. И, поверь, это самое страшное наказание, что смогут придумать – не видеть больше этого неба и звёзд, не ощутить под лапами палубу корабля.

Волк кивнул, припоминая все рассказы и слухи о том, какие проверки жрецы Всевидящего устраивают после возвращения. Ведь принести с собой врага – самое страшное, что можно придумать, ведь противник не знает жалости и морали.

- А сейчас пойди отдохни, твоя смена через две… - Договорить он не успел, так как купол с одного борта вспыхнул россыпью вспышек, а затем ещё одной.

- По местам! Сбор! – удары гонга торопили команду, занимающую места. «Найра», по какой-то причине, прошла слишком близко от парящих камней.

Строй кораблей был закреплён Традициями. Впереди – Охотник. Позади него и чуть ниже – Пращник. Над Пращником, на уровне Ока – два охотника по бокам. И Флагман, чуть позади и выше всех кораблей.

И как раз правый, внешний борт «Найры», сейчас полыхал куполами, пытаясь спасти корабль. Через мгновение на палубе и бортах вспыхнули руны, показывая, что энергия на исходе, и времени на раздумья нет. Но все оказалось не так страшно – по бортам засветились иная вязь символов, и мерцание стихло.

«Активировали боевые щиты», - едва сдерживаясь, чтобы не стукнуть себя по уху, догадался волк.

«Каждый корабль окружён четырьмя типами щитов.

Первый – воздушный, его нельзя отключить даже намеренно. Он защищает вас при полете от ветра, и в небе даёт вам возможность дышать.

Второй – защитный. Птицы, камушки и прочее сжигается им. Всем хорош, но в бою больше отвлекает.

Третий – боевой, самый мощный и надёжный, но потребляет много энергии, и активируется только при прямой опасности.

Четвёртый – внутренний. Про его остальные названия не буду говорить, но он не даёт вам упасть с корабля, а так же возможность ходить по нужде. И прочие мелочи, которых вы тут, внизу, не цените.»

Ещё пара минут, и строй снова выровнялся, отдаляясь от родного мира.

Потекли рутинные дни, очень быстро ставшие для Наски скучными. Стоять вахту у ящика, наблюдать за индикаторами. Ему ни разу не удалось даже указать гребцам на ошибку – они были действительно мастерами своего дела. Доклады очень быстро стали обыденными.

Посиделки в отведённой им комнате оказались совсем не такими. Обсуждать дом было непринято, службу – тем более. Дежурные фразы и приветствия, и отдых. Самое важное, что требовалось в полете.

Так было до выхода в то место, где проходила их служба. Два дня пути, и потом ещё месяц на посту. Именно тут появляются монстры, что пытаются пробиться к их родному миру. Именно для этого они и несут службу.

Самой большой тайной, которую хранили все, побывавшие в небе, была ложная мощь кораблей. Они могли отпугнуть монстров, но убийство монстров было в далёком прошлом, когда противники ещё не умели противостоять мощи кораблей. Теперь же все удары отражались их щитами, всего лишь заставляя монстров отвернуть.

«Какой маг создаёт их и нападает на нас?» - Это теперь был основной вопрос, ответ на который искал Небесный флот.

***

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://samlib.ru/d/dajmon_d_u/ognehvost-1.shtmlПохожие рассказы:
Даниэль Пеннак «Глаз волка»
Никишкин Станислав «Красная Шапочка и серый волк»
Елена Борискина «СЛУЧАЙ В ЛЕСУ»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Рассказ: Огнехвостые химеры
Сообщение: