Yanurt
«Заслуженный отряд Анфелум. г.1»
Скачать
#NO YIFF #волк #кот #песец #разные виды #война #приключения #фентези

Глава 1


Легкий моросящий дождь. Печально колышется золотистая листва на деревьях. Живые бульвары, толпящиеся звери. В столь же хмуром и сером, как погода, форте проходит съезд.

На него приехали разного чина главнокомандующие и высокопоставленные лица: генералы, старшие и младшие офицеры, чиновники и лорды. В толпе синих, расшитых золотом, мундиров не трудно заметить белую ворону, или точнее – песца. Он сидел прямо, чуть наклонившись в сторону лектора – льва-маршала. Не моргающий взгляд улавливал каждое его движение, изредка глядя в заполняемый дневник. Он дышал так тихо, что больше напоминал не интеллигентного рунока, а дикого, готовящегося к прыжку зверя. Монолог маршала завершился фразой «возвращайтесь к своим обязанностям», тихие переговоры наполнили зал, песец же собрал вещи и вышел. Старенькая кладовая, больше похожая на курильню: пара решеток под потолком, пустующие полки, где меж коробки гвоздей и пары колб столь удачно затесалась пепельница. Опершись спиной на стену, песец с вниманием разглядывал каменную кладку напротив. Тишину комнаты нарушал лишь стук сердца, разбавляемый отбиванием синкоп сапогом. Но, наконец, раздались заветные шаги. Песец повернул голову, вдохнув мокрый и холодный запах. Вот он!

- Лорд Готье, наконец-то вы тут, - обратился песец к пришедшему чиновнику. Строгий черный костюм подчеркивал светло-рыжую окраску пса напротив.

- Прошу прощения за свою задержку. Лайд, - Готье положил лапу на плече песца, последний перестал отбивать синкопы - завтра ты отправляешься в седьмой форт.

- Я знаю, потому и ждал Вас. Я должен был отправиться на северный фронт, в шестой, где благополучно бы привел план в действие. Но теперь пойду в леса, равнины, на юг… - последнее песец сказал с особой неприязнью.

- Увы не нам решать свою судьбу… сейчас точно не нам. Я лишь дал маршалу сводки на твой счет, подметив, что ты родом с севера, и что ты как никто другой знаешь маневры своих соотечественников. Но вернуть западный берег стало задачей номер один, потому Ниль и Фирен лежат на тебе.

- Еще когда я не служил тут, я был наслышан о юге. Что уж говорить о моем недолгом пребывании там во время войны…

- Что было, то было. Попробуй расслабиться и принять это как вызов. Все что нас не убивает – то нас делает сильней.

- Это то, с чем мы боремся. Взгляни страху в лицо и ухмыльнись. Возьми, - пес передал Лайду запечатанный конверт, песец поспешно убрал тот за пазуху – тут я оставил… всякое. Нам пора, адьюо.

Руноки разошлись. Дойдя до главных дверей зала, Лайд был остановлен. Шакал и рысь в мундирах преградили путь.

- Здравствуйте, генерал Лайд, - глядя сверху вниз, обратился шакал – До нас дошла весть, что Вас отправили не на север, а на юг…

Слегка сведенные брови и прищуренный, смотрящий прямо в душу взгляд – так можно было описать этого высокого генерала. Лайд стоял посреди зала, будто на сцене театра. Он поднял морду и посмотрел в глаза шакала:

- Здравствуйте, генерал Лоуренс. Вы неплохо выглядите после востока. Хотя без вашего чуткого руководства сейчас там не так… захватывает.

Шакал свел брови сильнее, после чего задрал нос и ушел в другом направлении. Лайд же сжал крепче ручку чемодана и поспешил наружу. Выйдя в дождь, он запрыгнул в первую повозку, скомандовав «К западным вратам», тем же временем вскрыв конверт. Прочтя уже первую строчку, песец повернул взгляд в окно, глядя на печальное хмурое небо.

Через пару часов песец ехал уже на другой, подготовленной для него карете. Особо неприметная, в которой компанию генералу составили лишь кучер и двое солдат. В таких потемках и при таком окружении письмо тайного ордена не прочитаешь, и потому Лайд стал развлекать себя наблюдением за пейзажем в окне. Золотая осень покрасила все деревья в теплые и светлые оттенки, и лишь небо было серым и холодным. Казалось, что запах сырых листьев был ощутим даже внутри кареты, или молодой нюх песца был столь чуток. Вокруг почти никого не было, кроме пастухов, пасущих своих коров, а вдали мелькали маленькие крестьянские домики. Вскоре поля сменились густым лесом, где дороги были не так ровны и чисты, от чего экипажу вскоре пришлось привыкать к небольшой тряске.

Неожиданно карету окружили, группа налетчиков перекрыла дорогу спереди и сзади. Попросив охрану проследить за его безопасностью, Лайд вышел, попав в окружение бандитов. Десятка два глаз смотрели на него, на его неспешные шаги вперед. Он встал перед публикой, посреди поляны, напоминая зайца, окруженного гончими. Никто не смел открыть огонь. Вперед вышел рысь, держа пистолет в опущенной руке. Взгляды «жертвы» и «хищника» пересеклись:

- Ты кто, снежок? – с ухмылкой спросил бандит.

- Я – Лайд Реян, генерал армии Далерис, - спокойно ответил песец, внимательно, слегка прищурившись, глядя на рысь.

- Армии Далерис? Давно ли северян начали брать на войну с северянами?

- Наш враг – не народ, наш враг – монарх, - слегка повысив голос, ответил песец – Пропусти нас, негоже генералов останавливать.

- На войне все средства хороши… Если ты барелец (Барелия, Барельские земли – враждебное северное королевство), то отдадим местной армии, а если же нет – отправим в Ниль, к твоим соотечественникам, - рысь начал медленно приближаться.

- В любой войне главное оставаться руноком, на чьей бы ты не был стороне, - Лайд дошел до кареты, глядя на рысь. Недолго пререкаясь, кучер отдал генералу мешок золота, с которым тот подошел к бандиту – Если ваша цель – выжить, то забирайте, вам нужнее. Но если вы пришли за наживой и грабежом, то прочь с дороги.

Рысь нахмурил морду, с подозрением глядя то на мешок, то на песца. Генерал был непоколебим, глядел не в глаза, а в душу. Недовольно рыкнув, бандит с характерным щелчком включил предохранитель, забрав из лап песца золото. Бросив то в лапы товарища, он повернулся к генералу. Взгляд его был недовольным, но спокойным:

- У нас – воров – тоже есть свои правила и порядки. Твой поступок оскорбил меня, и потому перед твоим отбытием я вызываю тебя на дуэль.

Медленно выдыхая, Лайд сжал кулак. Лапа легла на рукоять клинка, который песец начал напоказ вынимать. Рысь без лишних слов копировал действия оппонента. Приняв боевую стойку, двое встали посреди поляны. Секундантами, не смотря на нелепость, выступили кучер со стороны песца и разбойник со стороны рыси. Лайд сделал первый выпад! Звон клинков эхом раздавался на опушке. Сабли заплясали в боевом танце. Шаг, шаг, удар! Рысь обнял живот лапой, бандиты окружили своего лидера. Все произошло так быстро. Лайд вытер кровь с клинка, убрал тот в ножны и вернулся в карету. «Вперед, нам нужно прибыть до заката» - скомандовал песец, провожая взглядом неожиданных попутчиков. Дыхание было тяжелым, томным, а глядел он будто не на желавшего сдать его бандита, а на возможного отца, брата, друга, попавшего не в лучшую жизненную ситуацию. «Война…» - тихо молвил он. Скупая слеза пробежала по щеке, заставив Лайда отодвинуться от окна.

Деревья мелькали за окном, сливаясь в одну черно-золотистую палитру. Под впечатлением от недавнего происшествия, один из охранников обратился к песцу:

- Господин генерал, разрешите обратиться.

- Разрешаю.

- Ваш поступок мне, как охраннику, кажется беспечным. Почему Вы подвергли себя такому риску?

Медленно вдохнув и выдохнув, песец со скромным энтузиазмом начал свою речь:

- Знаешь, на дальнем юге - на нынешнем западном фронте - живёт одно племя диких ящеров. Они питаются, воруя пищу у львов. Знаешь, как они это делают? Они приходят ко львам как себе домой, смело забирая их еду прямо у них из-под носа. И это они делают без доли страха, иначе их порвут.

Почесав затылок, охранник возразил:

- Но фурри отличаются от диких львов, они могли и напасть.

В ответ на это Лайд достал из-за пазухи небольшой свиток с некой рунической печатью:

- Рискуя, нужно иметь запасной план. И да, что за «фурри»?

- Разумные прямоходящие звери, как я и Вы.

- Видимо, очередной диалект, что я еще не слышал. Солдат, в образованном обществе «фуррей» называют «руноками» от корня «руна» - разум.

- Хорошо, сэр. Но что насчёт дуэли? Где опаска умереть от трюков бандитов? Я сомневался, что фехтование будет по правилам.

- К такому я тоже привык, - с долью печали ответил песец. На этом диалог оборвался. Что охранник, что генерал, оба вернулись к рассмотрению пейзажа за окном. Осенняя природа внушала уверенность в Лайда, ибо деревья становились все голее, и вести бои в лесах будет куда успешнее. Хоть это и была самая короткая дорога, но до седьмого форта был еще минимум день пути. Из-за деревьев проглядывали лучики уходящего солнца, а ветер начинал раскачивать ветви.

- Господин генерал, - обратился кучер – явно намечается буря. В такую погоду лучше не ехать. Давайте остановимся в ближайшей деревне.

- Хорошо. Я уже чую что-то вдали, - песец, как ему и полагает, имеет чуткий нюх, потому особо выделяющиеся запахи он способен уловить и на больших расстояниях. Обоняние не подвело Лайда, через пару десятков метров располагалась деревенька. Россыпью, образуя три небольшие улочки, расположились деревянные домики. Около деревеньки было два пустующих пастбища, вдали же, на холме, стояла часовня с серым куполом и крестом. В центре, рядом с подобием ратуши, расположился постоялый двор. Именно тут остановился генерал и его товарищи.

Войдя вовнутрь, песец ощутил тепло и запах свежего мяса совместно с запахами тлеющих угольков в камине, недавно заготовленной соломы и чего-то обыденного и спокойного. Попутно с тем новоприбывших встретили коза и волк.

- Барельцы! – вскликнул владелец двора, хватаясь за кинжал.

- Бог с вами! Это генерал армии Далерис. Что это вы тут хотите устроить? – выступил охранник, схватившись за рукоять револьвера.

- Далерис? Да вы еще скажите, что у вас ручной дракон есть! А ну… - начал волк-постоялец, но подошедший охранник предоставил документы. Увидев имперскую печать, глаза волка округлились, сердце замерло, а кинжал выпал из лап. Проскулив, тот покланялся:

- Ах, как неловко! Прошу прощения, просто я… эм… никак не ожидал увидеть… северянина в чине генерала.

Лайд, с слегка задранным носом, бросил колкий взгляд в адрес волка, молча глядя тому в глаза. Постоялец поспешил отвернуться, частыми движениями стараясь уложить поднявшуюся шерсть.

- Ох, вы не подумайте… ээ… Вы устали, позвольте оказать вам почетный прием, - волк повернулся к козе – Чего стоишь? Давай на кухню! Проходите, господа, мы не часто встречаем таких гостей. У нас, обычно, все крестьяне да купцы… - волк начал экскурсию для гостей, стараясь показать высшее качество их заведения. Лайд же с привычно спокойным, слегка задумчивым выражением морды, наблюдал за окружающими: местные сплетники из-за угла косились на него, и лишь только он к ним повернется, они улыбаются, кланяются. Уборщица тихо взвизгнула от вида иноземца, но волк ей быстро объяснил расклад, после чего та повернулось спиной к компании и начала тихо убираться. И лишь повара спокойно глазели на прибывшего, без какого-либо зла.

Вскоре показ закончился, волк и коза проводили компанию до их комнат и поспешили удалиться. Лайд вошел в хоромы, с масленой картиной и протекающим потолком. «Изобилие» личных вещей было разложено в прикроватной тумбе, стража уже договорилась о патруле генерала, а тот уселся за письменный стол:

- Здравствуйте, Лорд Готье.

Сегодняшний день был насыщен событиями: схватка с бандитами и встреча с деревенскими шовинистами. Сколько раз не видел эти ухмылки со стороны южан, все равно не могу привыкнуть. Мое сердце так и загорается от их шепота за спиной. Даже сейчас я могу подслушать у форточки, как постоялец обсуждает «светлошерстного» где-то в своей комнате. Но на то мы и орден, чтобы стремиться к изменениям в лучшую сторону. Я ознакомился с вашим письмом, и меня гложет вопрос: неужели мы должны отдать юг императору? Я крайне редко имел возможность видеться с его сыном, можем ли мы рассчитывать на его хладный ум? Сможем ли мы оставить там свои ячейки при нем? Попросите Лорда Байрона отправить в Фирен, при его освобождении, пару наших.

С уважением – Лайд Реян.

На следующий день компанию ждала спокойная, слегка ветреная погода. Встав пораньше, Лайд поднял сослуживцев, позавтракал, оплатил визит, после чего продолжился путь к форту. Несмотря на осень, леса тут были густые и редели неохотно. Этот факт заставил Лайда хмуро покоситься, продолжая глядеть вдаль. На очередном поле грезы песца были прерваны:

- Генерал, - обратился охранник, достав записку – в деревне мне, как члену армии, дали эту записку. Она адресована служащим в регионе седьмого форта.

- Мм? Прочти, пожалуйста, - песец приподнял уши, карими глазами глядя на небрежный сверток бумаги.

- «Всем тем, кто причастен к службе в форте на западе. Я стал свидетелем убийства в лесной чаще близь вашей территории. На моих глазах был разорван мой товарищ, что пошел собрать хвороста для костра. Мы остановились на лугу, но как та тварь порвала его, я тут же сел на коня и дал деру. Пару дней назад я возвращался туда: от его конины осталось лишь седло, а его я найти не смог. Если вы можете – найдите и убейте то существо, оно же может то ли к вам пуститься, то ли к нам. С уважением – П»

- Тварь из леса? – морда Лайда приняла задумчивый вид – Звучит… страшно. Сомневаюсь, что крестьянин стал искать пишущего человека, чтобы тот записал его историю, да еще и адресовал ее нам. Может волки, или кто еще?

- В этом районе не часто бывают волки. Наверное, с южного леса перешли сюда, сейчас у них голод.

- В любом случае автор прав, оно «либо к ним, либо к нам». На месте разберемся, - Лайд взял письмо у охранника и продолжил смотреть в окно.

Пейзаж блистал редкими болотцами, оголевшими полями, покосившимися указателями. «Форт №7 – 20 км» - оставленная заметка вселила уверенности кучеру, от чего тот начал активно погонять лошадей. Осенью темнело рано, потому Лайд уже в пять часов вечера мог лицезреть закат. Он напоминал целый сад нераспустившихся алых маков, что виднелись над дремучим лесом вдали. «Господин, форт» - окликнул песца кучер, подъезжая к каменным стенам.

По прибытию уже окончательно стемнело. Мрачное кирпичное укрепление жило своей ночной жизнью: стража копошилась на стенах и во дворе, из тренировочной доносились лязги и боевые выкрики. Везде царила тьма, и лишь в глубинках тлели огни жаровен, зачастую окруженные греющимися и курящими стражниками. Оставив карету и распустив свою компанию, генерал отправился вовнутрь. Тут и там стража отдавала честь, а у самых ворот выбежал сиамский кот:

- Здравствуйте, господин генерал! Я – старший офицер – майор Сайман Фишер. Позвольте проводить вас в форт, - Лайд начал оценочно осматривать солдата. Это был черно-белый кот с большими, блестящими во тьме, голубыми глазами. Возраст был то ли младше, то ли старше генерала, тенор (высокий мужской голос) и атлетическое телосложение не давали точного ответа. Пах пылью и сухими ветками.

- Здравствуйте, майор. Я – генерал Лайд Реян, проведите меня в форт.

Кот скромно и довольно улыбнулся, проведя песца внутрь. В Саймане Лайд не видел ни грамма презрения, скорее даже подлинную радость. Может это из-за схожести цвета их меха? Может и его любят притеснять? Тем же временем генерал второй день подряд очутился на экскурсии, не увидев ничего нового. Военный быт был ему знаком как собственный хвост: все эти холодные стены, душные помещения, треск угольков в жаровнях, строгие и спокойные морды вояк. А Сайман, соблюдая военный этикет, редко и емко вставлял фразы. Наверное, он понимал, что перед ним не деревенский новобранец, а бывалый и закаленный генерал. Мысли об этом заставляли Лайда скромно улыбаться, глядя в затылок майора.

Сайман окончил свою экскурсию в зале офицеров. Это была просторная комната с большим столом по центру. Без особого энтузиазма на стене располагались два трофея: голова горного оленя, кончики рог которой были из хрусталя, и шкура какого-то зверя, темная, с перьями на гриве. Тут же Лайд встретил и других офицеров: подполковника Скотта и подполковника Гюстава.

- Здравствуйте, господин генерал, - обратились они, после чего выступил рысь Скотт:

- Спешу доложить обстановку, - подполковник Скотт достал учетный дневник – Провизия последний раз пополнялась… - песец сел и начал слушать. Лапы в форме замка лежали на столе, корпус был слегка наклонен в сторону говорящего, уши были подняты, а слегка прищуренные карие глаза следили за губами рыси.

Выслушав доклад об обстановке дел, песец достал небрежный сверток бумаги. Это было письмо из деревни, где говорилось о монстре в лесу. Скотт, прочтя текст, не был особо заинтересован, ибо «Чего у этих крестьян не случается, все к нам лезут. Если бы волки и были в окрестностях, мы бы нашли их следы». Гюстав, медведь с бережным белым париком, отреагировал крайне бурно, сначала подняв брови, а после надев очки и перечитав текст.

Л – Господа, есть ли у нас в форте гончие или друиды? – спросил песец, глядя отливающими золотом глазами то на майора, то на подполковников.

Ск – Друиды? Господин генерал, я крайне сомневаюсь в том, что эти язычники хоть раз пытались хотя бы пообщаться с цивилизованным обществом руноков, - рысь нахмурил брови, жестикуляцией показывая свой скепсис к происходящему. Но вот Гюстав отреагировал более заинтересовано:

Г – У нас есть небольшой отряд овчарок, как раз из рода гончих. Вы затеваете охоту?

Л – Да. Моей целью является проверить готовность форта, совместный осмотр прилежащих лесов будет очень кстати.

Са – Господин генерал, - выступил кот – может нам отправить посла в деревню, где Вы получили письмо? Подробный доклад очевидца «П» может помочь вашему начинанию.

Л – Вы соображаете наперед, Сайман. Можете прямо сейчас заняться этим, - кот глухо хмыкнул от удивления, слегка приоткрыв пасть. Но он не растерялся, взял дневник и, отдав честь, пошел в казармы. Скотт так же удивился, ограничившись приподнятой бровью.

Ск – Господин генерал, когда нужно известить состав о готовящейся операции? Какие силы готовить? Могли бы вы подробно изложить это? – рысь макнул перо в чернила, открыв пустую страницу в учетном дневнике.

Л – Да, конечно, можете писать с моих слов. «Я – генерал Лайд Реян, начинаю кампанию по обследованию прилежащих лесов с целью…» - говорящий Лайд и искусно быстро записывающий рысь смотрелись как слаженная команда. Второй изредка переводил взгляд на первого, ловя жесты лап и морды, и будто откладывая в дальний ящик сознания.

Через полчаса сбор главнокомандующих был окончен. Лайд вновь очутился в небольших, но уютных хоромах, с мутным окном и очередной картиной. С улицы несло холодом и сыростью в купе с легким табачным дымком и запахом неухоженной шерсти. Молодой нюх прекрасно все это различал, от чего в душе вновь ощущалось чувство обыденности и чего-то родного.

- Здравствуйте, Лорд Готье.

Я прибыл в форт и приступил к своим обязанностям. Сегодня мне попалось странное письмецо, прямо из лап охранника. В нем говориться о страшном существе, что обитает в соседних лесах. Я не сильно верю в это, но осторожность не помешает. Я собираюсь устроить общую охоту, где приму главное участие. Надеюсь, что воины, увидевшие такое дружелюбие и близость к простым солдатам со стороны северянина, изменят свое мнение о столь ненавистных им барельцах. Даже мой запах выделяется на их фоне, будто я кошка на волчьем базаре. Моя миссия трудна, но если я не смогу тут, то как мне идти на юг?

С уважением – Лайд Реян.

Следующий день не предвещал спокойной работы: ветер гнул кроны деревьев, а дождь превращал дороги в грязь и распутье. В ворота форта заехал всадник, везший с собой еще кого-то. Лайд поспешил вниз, чтобы встретить долгожданных гостей.

- Здравствуйте, господин генерал! – обратился только слезший с коня всадник, приставляя мокрую лапу к виску. А сзади был странный, невысокий и мокрый силуэт, укутанный в черный дождевик. Тот нерешительно шагнул навстречу, приставляя к голове ладонь, стараясь так же отдать честь.

- Здравствуйте, господин генерал! – незнакомец неуклюже поднял с морды капюшон, и песцу открылся вид на мокрую, старую морду пса. Тот приоткрыл пасть, издав удивленный вздох, после чего начал пялить на северянина. Но после того, как лапа стражника огрела деревенщину по затылку, тот быстро вспомнил манеры и начал кланяться, «Простите, простите».

- Господин генерал, это автор письма, согласился дать показания.

- Спасибо, солдат, можешь возвращаться к работе. А ты, - песец спокойно посмотрел на пса - пойдем со мной, - от слов генерала тот вздрогнул, но пошел следом. Уже скоро незнакомец сидел в комнате для допросов, в простой деревенской рубахе. Он всматривался в старинные узоры на стенах и темное, отражающее блеклый свет лучины, стекло. Вошел сам генерал:

- Итак, уважаемый «П», представься, - песец сел напротив, сложил лапы в замок и устремив деловой взгляд на собеседника. Тот сглотнул, слегка вжавшись в стул:

- Я - Пирр, простой пастух.

- Хорошо, Пирр, - Лайд аккуратно пододвинул к псу свернутый лист бумаги. Тот его поднял – Это твое?

- Да, это мое. Я утром узнал о вашем визите, потому решил отдать первому встречному воину. Вот и встретил на пороге постоялого двора одного, он из ваших.

- Гм. Расскажи мне подробнее о том случае, что случилось в лесу?

Пес отвел взгляд, скребя когтями по стулу. Сделав вдох, он начал тихо пересказывать произошедшее:

- Почти неделю назад я и Бод – мой друг-торговец – возвращались из Летней деревушки, это севернее форта. До деревни еще километров 5-6, да и мы были уставшие. Мы как раз в поле остановились, там место хорошее, просторное. Поставили коней, я уже спать предложил, ибо вечер тихий, ни ветерка, ничего, а его сам черт дернул развести костер! Он пошел за хворостом, лес то близко… Я сижу, пью воду из фляги, гляжу... – на глазах пса начали наворачиваться слезы – А Бода что-то схватило, он и крикнуть не успел! Издали было видно, как тварь его пополам порвала и в лес утащила! Я на коня и… - Пирр тихо завыл, утирая слезы с щек. Лайд, видя искренность чувств пастуха, сам был готов завыть, но не стал.

- Ты скорбишь по своему другу? Тогда давай вместе попробуем отомстить за него.

- Вместе? – пес приподнял брови, моргая мокрыми глазами.

- Да. Расскажи все, что ты запомнил о твари, где ты ее видел, может ты чуял запах…

- Да-да! Запах! Что-то такое едкое, пахучее… как травяная настойка или что-то подобное. Воняло так, что даже кони наморщились. Но запах такой обыденный… резкий, конечно, но он будто не выделялся.

- То есть ты его отчетливо чувствовал, но даже не обращал особого внимания?

Пес почесал затылок и глубоко задумался. Генерал тоже:

«Если там был такой запах, то и друг, и сам Пирр заметили неладное. Выглядит как магия или алхимия, да и тем более запах трав… История приобретает новые и новые черты»

- Хорошо, Пирр, что ты видел? Опиши тварь.

- Большая, челюсти такие, что она Бода как палку пополам переломила…. Шерсть как у волка – серая, да и вся в листьях и ветках, будто тот только извалялся на земле. Глаза злющие, так и думал, что на меня побежит, но нет. Схватило Бода и обратно в лес. Но оно Бода не проглотило, а прямо в зубах утащило, как… как птица червяков своим птенцам таскает.

«Если оно имеет потомство, то это еще более жутко и…»

- …на коня не вскочил, то и меня бы слопало!

- Хорошо, Пирр. Спасибо, за твои сведенья, пор… - начал песец, но глаза пса сверкали, тот вскочил со стула, опираясь передними лапами на стол.

- Но я могу помочь! Я один бы ни за что в лес не пошел, но если с вами, то я готов отомстить твари за Бода!

- Гм. Поспеешь ли ты за юркими и молодыми воинами?

- Бог с Вами, я еще с гутинами воевал в молодости, сам прошел через Бриян!

- Война с гутинами была почти тридцать лет назад, не потерял ли хватку? – песец добродушно и хитро улыбнулся.

- Никак нет, господин генерал!

- Хорошо, пойдем. Покажешь, на что ты способен.

Песец проводил Пирра в тренировочный зал, поручив испытать того по боевым нормам. После Лайд отправился в зал офицеров, где его уже ждали Сайман, Скотт и Гюстав.

Л – Здравствуйте, господа, мне удалось получить от очевидца более подробную информацию.

Ск – Что же это оказались за волки? – спросил рысь, заполняя деловые бумаги.

Л – Волк, но может и волки. Очевидец предположил, что это существо – самка, и что у нее есть потомство.

Реакция зала была смешанной: Сайман выглядел несколько опечаленным и напуганным такой новостью, Гюстав усмехнулся и перевел взгляд на стену с трофеями, а Скотт лишь слегка вздрогнул, даже не отрываясь от письма.

Г – Уверен, стена форта обзаведется не одной новой шкурой.

Л – Лучше хранить уверенность в готовности воинов. Сайман?

Са – Все войны готовы и полны решимости. Дождь уже почти закончился, овчарки готовы к поиску врага.

Г – Смогут ли они учуять что-нибудь кроме вони солдат, - усмехнулся медведь, показывая жестом несвежий запах.

Л – Не у всех из них есть гребень и духи, - покосился песец – да и похлебку без шерсти тут не едят. Подполковник Гюстав, попрошу не унижать честь армии.

Медведь удивился, но скоро извинился, явно оставшись недовольным. Но на подобное времени не было – дождь уже утих, и отрядам можно было готовиться к выходу.

Через полчаса погода окончательно нормализовалась. У ворот стояли три отряда: первый - гончий отряд под командованием Гюстава; второй – стрелковый отряд под командованием Скотта; третий – авангардный отряд под командованием Лайда. Песец сидел верхом на дуэхорне – магическом собрате лошадей. Фиолетовая, будто спеющий виноград кожа и грива, а также два желтоватых рога на голове, что внешне роднили этих существ с козами. Данный вид редок, и на весь фронт нашлась лишь одна кобылка.

Лайд вдохнул полной грудью и протяжно завыл. Зов эхом прошелся по округе форта, быстро сменившись топотом лап и копыт о мокрую землю. Подобно своим диким родственникам звери бежали на четвереньках, вслед за гончим отрядом. Это дозволялось только армии, в целях увеличения скорости и мобильности. Солнце оставалось в зените, изредка прячась за облаками – отряд пришел к злосчастному привалу. Гончие начали тщательно обнюхивать все вокруг. Быстро нашлись и седло, и часть припасов, и вещи купца… След вел в чащу. Гюстав вел гончих вперед, открывая путь вглубь леса. Следом шел Лайд с его авангардом – группа рыцарей и три мага. Заграждали Скотт с его стрелками. След завел фуррей в глубокую чащу. Сосны-великаны скребли небо, под ногами были сплошные заросли кустарников. Небольшой ключ со свежей прохладной водой, бивший из-под полукруглого валуна, стал для команды ориентиром. След был свеж и чуялся совсем рядом…

Солдаты уже приняли стоячее положение, готовясь к нападению. Лайд кивнул Гюставу и Скотту, а после достал из-за пазухи небольшой свиток. Сорвав печать, песец бросил тот в воздух. Бумага рассыпалась в пыль и преобразовалась в парящую сферу. Из той раздался душераздирающий крик, а воздух наполнился запахом свежей крови. «К оружию!» - скомандовал песец, в нос ударил запах свежих трав. Секунда, две… Почти бесшумно на отряд выпрыгнула огромная тварь! Большое волкоподобное существо, покрытое листвой и ветвями, оно стояло в боевой позе. Оценочно окинув своих врагов, тварь прыгнула на сосну, потом на вторую, третью! «Взрыв!» - скомандовал Лайд, и маг сделал огненный выстрел прямо в сферу. Та с грохотом разлетелась и обратилась в синеватое пламя! Существо потеряло равновесие и упало. «Залп!» - стоящие двойками стрелки открыли огонь! Ощутив боль, тварь отпрыгнула. Ее лапы окрасились в бардовый, превратив часть гончих в груду мяса. Взмах массивной лапы пригвоздил оставшихся к булыжнику. Тварь опять наверху! Но стволы елей накренились от частых прыжков. Рыцари подняли копья, оградив стрелков от юркого зверя. «Гремучий газ!» - крикнул песец. Почти над макушками руноков произошел взрыв, покрыв стволы огнем. Тварь снова пала – шерсть и листья на ней сверкали золотыми языками пламени. «Огонь на поражение!» - и второй бок существа покрылся дырами от пуль. Раздался оглушающий рев – тварь лбом пробила линию обороны, убегая в чащу.

- Гюстав – позаботься о раненых. Рыцари – на четвереньки и за мной! – Лайд и солдаты побежали за волком. Разводы крови быстро вывели на след – тварь бежала меж деревьев на восток. «Отряд 1 – бегите с левого бока, отряд два – с правого. Дистанция от твари 10 метров». Лайд быстро поравнялся с существом. Быстрая скачка меж деревьев, волк был всего в пяти метрах справа! Нос песца что-то учуял, его брови поднялись. «Туда!» - указал он жестом, гоня тварь. Песец быстро достал на ходу из-за пазухи свиток. Порвав тот на две полосы, он обвязал ими рога кобылки. Впереди виднелся свет, и вот! Погоня выгнала тварь в поле. «Тут тебе и конец» - Лайд злобно ухмыльнулся. Существо бежало вдоль поля, не сводя глаз с песца. Оно вмиг развернулось! Прыжок! «Фокья!» - громко выкрикнул самец. Меж рог дуэхорна появился заряд, который выстрелил лучом прямо в грудь твари. Скакун отпрыгнул в сторону, а песец спрыгнул с дуэхорна, обнажил саблю и побежал к обездвиженному. Волк тяжело дышал, его обгоревшая шерсть окрасилась в красный, а запах трав почти исчез.

- Не могу – прохрипело существо. Лайд вздрогнул, схватив саблю обеими лапами и приставив ее к самой шее.

- Что?! Кто ты? Откуда?

- А какая разница… Мой путь окончен… - тело существа начало уменьшаться. То приняло форму простого рунока, укутанного в обгоревшую шкуру с руническим черепом на голове. Лайд сипло выдохнул, быстро сбив костяшку с морды незнакомца. Под ней была немытая, с засохшей кровью и грязью морда. Чувствовался легкий аромат ладана и каких-то трав.

- Ты друид. Откуда ты? Что ты делал?

- Я пришел из природы, туда я и уйду… - издав последнее издыхание, незнакомец замолчал. Постояв еще пару секунд, Лайд убрал саблю в ножны, закрыл глаза умершего и погрузил на дуэхорна.

Песец прибыл к месту битвы. Воздух был наполнен запахом гари, пороха и крови. Стволы сосен обгорели. У валуна сложили останки погибших, около 20 солдат. В горле снова застрял ком – Лайд вспомнил и о другом обыденном виде – виде мертвых товарищей, запахе крови и пороха. Взгляд прошелся по мордам погибших, генерал с грустью отдал честь. «На войне по-другому не бывает», шепнул он себе, двинувшись дальше. На свалившейся сосне сидел Гюстав. Глаза его округлились, зрачков было почти не видно. На шерсти и вылизанном мундире застыла кровь. Плечи ели заметно дрожали.

- Теперь и ты знаешь значение слова «воевать». Дальше больше, – холодно отрезал песец, пробираясь вперед. В паре десятков метров от места стычки был обнаружен Скотт. Он обследовал старый заросший курган. Лежак из сена, столик с деревянной посудой и парой склянок. Стены разукрашены черным – смесью засохшей крови и каких-то реагентов. Вокруг витал запах мяса и трав. Рысь склонился над грудой костей в углу.

- Эти останки… Они принадлежат рунокам. Они обглоданы... —с отвращением и злостью в голосе говорил Скотт. Лайд отворил небольшой шкафчик. Внутри располагались свечи, магические камни и череп на пьедестале. Глаза сохранились, но почти вываливались из ссохшихся глазниц. Увидев такое, рысь отвернулся к углу, и содержимое его желудка вмиг оказалось на полу.

- Чертов ублюдок! – воскликнул он – Ел руноков ради своих языческих обрядов! Как такие твари оказались среди нас, кто породил такую безумную и ужасную веру?! – слышно злое агрессивное рычание.

- Этот… мы поговорим об этом в форте. Давай упокоим останки с честью.

Рядом с горящим курганом песец и рысь закапывали кости в братскую могилу. Череп на пьедестале было решено сжечь, ибо какие чары он в себе таит? Управившись с работой, Лайд снова посмотрел на Скотта. Невысокий рост, он выше песца всего-то на пол головы, серо-белая шерсть с редкими темными пятнами, по-детски злые золотые глаза, шрам на ухе.

- Только я тебя увидел, сразу понял, насколько ты ответственный, - начал песец – Все бумаги были строго оформлены и заполнены, в форте царил порядок и дисциплина. Мы похожи, мы стремимся к порядку. Но Скотт, есть вещи, которые не зависят от нас. Как бы ты не строил планы, не выстраивал стратегии, у судьбы всегда может оказаться козырь в рукаве. Ни ты, ни я не можем придумать такой план, в котором бы все были счастливы, все были бы живы и здоровы. Но если бы не твоя подготовка, если бы не мой план, если бы не сама идея пойти в лес, ради безопасности форта… тогда бы было куда больше жертв. Мы не способны спасти каждого, но искусство лидера – искусство подстроиться под удар судьбы, чтобы спасти как можно больше, - после слов песца рысь стер выступившие слезы. Он тяжко выдохнул, а после поднял золотые глаза на Лайда.

- Эти слова… ты… - рысь попытался что-то сказать. Песец задумчиво улыбнулся.

- Думаю, нас ищут. Пойдем скорее, курган уже потух. Форт ждет нас…

Тихий вечер. Погода снова нахмурилась, и тихий ветерок раскачивает крону леса. В зале офицеров снова собрались главнокомандующие, а стену украсила подпаленная шкура и рунический волчий череп.

Л – Это был друид. В лесу было его логово, а это – его обрядные вещицы.

Ск – Самого язычника было решено сжечь. Удостоверяющие личность документы отсутствуют, как и любая письменность на нашем языке. Только магические руны, сохраненные только на стенах кургана.

Са – Да и по описанию битва была ужасной.

Л – Так и есть. Послезавтра объявлен съезд генералов в Бастионе, будет рассматриваться вопрос о Ниле и о Западном береге.

Са – Последний раз барельцы предпринимали попытки напасть за неделю до вашего приезда. По сообщениям дозорных, враг расположил гарнизон в лесу и держит оборону.

Л – Спасибо. Еще вопросы?

Ск – Да. Где подполковник Гюстав?

Л – Он отказался от участия в собрании под предлогом неотложных дел, - ответил песец. Минута молчания, - господа, я знаю, что способно укрепить наш воинский дух, - рысь и кот вопросительно посмотрели на генерала.

Л – Вспомните себя в более низких чинах. Военные походы, компания других воинов, как вы поднимали дух?

Са – Разговаривали?

Л – Да. Годы идут, и сейчас мы одни, сидим не у костра, а за офицерским столом. Вместо казарм большой и прохладный зал, - песец обвел задумчивым взглядом потолок – Я хотел сказать, что разговор поможет нам более легко общаться друг с другом. Военный этикет важен, но важнее его – понимание.

Кот и рысь переглянулись, не зная, что ответить. Песец решил взять ситуацию в свои лапы:

- Я могу начать. Пусть моя открытость вам поможет, - старшие офицеры кивнули.

- Мне интересно, чем бы каждый занялся после этой войны? Считаю должным сразу же после того, как вражеские штандарты лягут к ногам короля, посетить могилы моих товарищей. За три года скольких мы успели потерять? – песец задумчиво устремил взор на окна, мутные от барабанящих капель дождя. Брови его привычно приняли задумчиво-хмурое выражение, уши слегка опустились, как и продолговатая морда, а мурлы (область на морде, откуда растут усы) слегка задергались – После этого посещу тех, кто жив. В первую очередь – родных, а после уже и товарищей. Хотя как родных... одна сестра у меня, несколько хороших друзей по военному делу и больше особо то никого. А там, с ними... весело провести время. Устроить Реннэ – северный обычай встречи родных, при котором те собираются, чтобы отведать оленины за общим столом. А потом я хочу на военное пособие заняться одним делом. На севере бывают такие холодные зимы, что туго приходится даже обладателям густого меха и толстой жировой прослойки. Я хочу организовать производство одежды: ватников, шуб, валенок и всего другого, что пойдет на благо моим соотечественникам. А что дальше уже не знаю, там уже и решу. А теперь я хочу передать слово тебе, Скотт, - лис с добродушной улыбкой посмотрел на товарища, навострив уши. Вытянутая мордочка слегка наклонилась, открывая глазам взор на всего кота. Тот, задумчиво и слегка нахмурившись, перевел взгляд на свой дневник.

- Если и доживу, то так же сначала помяну своих товарищей, а там уж уеду в Неймир (столица империи Далерис), там почти вся моя семья сейчас. У нас нету особых традиций, просто будет приятно понять, что все тут, все живы, здоровы. А потом я хочу сначала закончить обучение в колледже и устроиться в имперскую типографию. Буду прилежно работать, быть может даже газету открою! Да, и буду писать про то, про се. А на вырученные деньги могу... школ построить, да. Особенно на западном берегу, мои предки не одно поколение жили там. Как-никак колыбель всей империи, я горд, что занимаюсь освобождением столь важных земель. Кстати, Сайман, ты тоже из рода кошачьих, ты случаем не с Западного берега?

- Хоть и кот, но родом с острова Мирина.

- Мирин… не тот ли, на котором вампиры водятся? Не особо люблю верить слухам, потому спрошу у очевидца? – рысь заинтересованно обвел взглядом Саймана, чеша когтем свой висок.

- Вампиров не видел, а вот большой горный массив – да. Обычно на него ссылаются при упоминании о вампирах, мол в этих пещерах и поселились кровопийцы. Уж прости, тут я не эксперт. А так же, как я понял, и мой черед пришел? Хорошо, - несмотря на достаточно теплую обстановку в компании, младший по званию кот вновь застеснялся. Он постарался сделать серьезную и мужественную морду, слегка приподняв кончик носа и расправив кошачьи усы, войти в образ ему удалось – После войны я хочу стать священником. Я столько ездил по империи, это ремесло меня впечатляет. Строгая одежда, строгий образ жизни, обязательное следование слову Господа. К таким рунокам всегда можно прийти, чтобы снять тяжелую ношу вины с плеч. Семью заводить не собираюсь, так что туда мне самая лучшая дорога, - песец прекрасно видел легкую нервозность Саймана, хотя вот Скотт, кажется, за мимикой не следит. Лайд подпер голову кулаком, устремив морду прямо на собеседника.

- Я рад, что наше знакомство поближе прошло так успешно. У всех вас достойные цели, да и говорили вы, как я вижу, от чистого сердца. Я уже чувствую, как наш боевой дух стал крепче, и это прекрасно. Еще день, и состоится съезд. После его, кто знает, может и начнем действовать. А сейчас я объявляю заседание оконченным, можете спокойно отправляться в свои комнаты. Завтра будет тотальная проверка форта, боевых частей, оборудования, провизии. Нужно выспаться, - песец встал и пошел в сторону двери. Скотт так же ушел, а Сайман, как младший по званию, остался для тушения свеч.

Генерал Лайд зашел в свою комнатку, сел за стол у окна, зажег лучину и взялся за перо:

- Здравствуйте, Лорд Готье.

За последние сутки мы смогли прикончить друида, затаившегося в лесу. В облике волка тот крал руноков для своих обрядов, но сейчас на месте его кургана уже дотлевают угли. Командная работа помогла сплотить коллектив воевод, а для лучшего эффекта вечером была проведена беседа. Чую, что дела идут в гору. Следующее письмо я пришлю после съезда в Бастионе. Так же хотел бы добавить, что нашел рунока, подходящего для вербовки. Это подполковник Скотт, по духу он близок к нам.

С уважением – Лайд Реян.

С момента убийства зверя прошел один день. В форте были проведены все плановые осмотры, с результатами которых генерал Лайд и отправился в Бастион – самый крупный и самый старый замок в этих землях. Уже с первыми лучами солнца карета песца стучала по размытой дороге, пробираясь сквозь дымку тумана. Небо было чистое, и Лайд принял это как хорошую примету. «Сегодня будет теплый день с хорошими вестями», утвердительно сказал он Скотту, который в этот ответственный день принял на себя бремя писаря. Путь лежал неблизкий и лишь через пару часов состав прибыл к Бастиону. Старинные каменные стены, башни, своими шпилями режущие небеса, узкие оконца на зданиях комплекса. Большой замок, будто скала среди поля, приветствовал гостей скрипом громадных ворот.

Оставив кареты на стоянке, все военачальники Западного фронта двигались по широкой лестнице прямо внутрь здания, а откуда уже в впечатляющий своими габаритами зал. Военачальников было мало, но все они плотно держали ряд, сливаясь в полоску синих мундиров. Лайд, как замыкающий собрание, сел рядом с главой армии. Два генерала перекинулись приветствиями, после чего провозгласили начало съезда. Будто по прописанному сценарию, главнокомандующие зачитывали общий рапорт о состоянии назначенных на них областей: нападал ли враг, были ли прецеденты, озвучивались цифры по поставкам оружия, продовольствия, техники, по прибывшим солдатам и командирам. Сразу после сдавались письменные копии доклада, которые тут же шли в обработку ряду писарей. Пока же подводился общий итог о состоянии фронта и готовился отсчет в столицу, слово было передано главе армии. Тот встал к кафедре, поправив свою фуражку:

- Мы все прекрасно понимаем, что состояние на нашем фронте далеко не радостное. Целый год враг держит западный берег, пустив корни в лесах на окраинах земель. Пусть серьёзных попыток нападения и не было пару месяцев, враг и нам не дает нам сдвинуться вглубь. Помимо этого, печально все и с поставками боеприпасов и техники, которые в сложившихся обстоятельствах чуть ли не на вес золота. Я гордо нес звание главы армии Западного фронта весь этот год, но с сегодняшнего дня я передаю полномочия генералу Лайду Реяну, направленному сюда. Уверен, под его началом успехи гарантированы. Прошу любить и жаловать, - бывший глава армии публично передал свою фуражку нынешнему главе. Та тяжело легла на пушистую голову песца, будто вместе с ней на голову легли полномочия и ответственность за дела армии. Лайд окинул взглядом весь пустой и темный зал. Взор пал на непоколебимые морды главнокомандующих – слегка наклоненные уши, слегка приподнятый нос, распушенные усы. Несмотря на войну, звериные инстинкты принуждали ухаживать за шерстью, пусть та все еще и была с комьями грязи, с блохами, линяла и уже давно стала сливаться с мундиром.

Вскоре съезд был закрыт. Все стали разъезжаться, вместе со всеми и Лайд со Скоттом. Последний держал при себе целый чемодан документов, которые тому теперь следовало обработать. За окном моросил дождь, а по карете гулял легкий ветерок. Песец снял с себя фуражку и начал вертеть и осматривать ее в лапах. Аккуратно выполненная, потрепанная временем, в строгом черном цвете с золотым гербом Далерис. Не успел Лайд приехать на новое место, как вступил на положенную должность. С этого дня в его лапах весь фронт… и этот факт лишь вызывает у песца ухмылку. «И снова я пришел в час кризиса, и снова мне решать судьбы» - думал Лайд, одевая фуражку обратно. Голова его быстро заполнилась деловыми мыслями, начав, будто машинка, обрабатывать услышанное на съезде. Пара часов и форт номер семь встретил своим хмурым видом генерала. На входе уже поджидал Сайман, который надеялся поднятой над головой лапой укрыться от дождя:

- Поздравляю вас с назначением, глава армии генерал Реян, - в голосе так и читался оптимизм, а голубые глаза смотрели на фуражку.

- Вольно, - добродушно ответил песец и последовав внутрь. За обеденным капитанским столом уже ожидал свежий мясной обед, вызвавший у генерала бурный аппетит. Товарищи же в привычной строгой манере поздравили Лайда, а тот лишь успевал поправлять слегка великоватую ему фуражку. Обед прошел незаметно, уступив место трудовому дню, забитому документами, осмотрами, тренировками и письмом под самый вечер. Песец размял свои лапы и, сев за столик, макнул перо в чернила и принялся писать:

- Здравствуйте, Лорд Готье!

Сегодня на съезде было два важных события. Первое, это назначение меня главой армии Западного фронта, а второе, создание отсчета по состоянию этого самого фронта. Если кратко – результаты удручают. Поставки на фронт то ли из-за бюджета, то ли из-за нужды другим областям, были сведены к паре пушек в месяц и недельной поставке трех мешков муки на форт. Прошу вас, как более влиятельного в аристократичных кругах, изучить этот вопрос и дать мне сведенья и совет по улучшению положения. Мною активно ведутся работы по мобилизации и поддержанию боевого духа на фронте.

С уважением – Лайд Реян.

Генерал был очень удивлен, когда на следующий же день в окно его кабинета влетел конверт. Магическое письмо, которое при определенных процедурах летит прямо к адресанту. На обороте написано «Лайду Реяну». Слегка прикусив нижнюю губу, песец вскрыл конверт, достав из него сложенное письмо и… приятную на ощупь бумажку. Очень дорогая, будто бархатная бумага, украшенная алыми узорами по окантовке. На ней, как и на конверте, указано имя песца и место, куда он приглашен. Приглашение, приглашение в богатое поместье некого аристократа Вальтера. Поняв, что ответом на возникшие вопросы будет письмо, песец принялся читать:

- Здравствуй, Лайд Реян.

Ты тот, кого я уважаю и кому могу доверится, потому за твой вопрос я взялся почти сразу. За поставки на Западный фронт ответственен лорд Вальтер, скупой и старый кот. Я знаком с ним и его манерами, потому могу с точностью сказать – он не воюет, он зарабатывает. Я связался с ним и оказался прав, кот с опаской, но согласился на мою помощь в его бизнесе. Я сказал, что ты мой верный знакомый и что ты с радостью поможешь ему заработать на военных закупках. Ты так искусен во лжи, что с легкостью сможешь обвести Вальтера, подстроить несчастный случай и уйти, забрав парочку документов для меня. Я позаботился так же и о карете для тебя, пересядешь на нее в столице. Адрес указан ниже.

С уважением – Готье.

Песец в привычной ему манере ухмыльнулся, а после взял свою расческу и принялся вычесывать линяющую шерсть. Вскоре стук отвлек песца, заставив с долькой растерянности буркнуть «Войдите».

- Генерал Реян, - обратился Скотт, сверкая золотистыми глазами в комнате, освещенной лишь лучиной, - вы куда-то собираетесь?

- Да, завтра мне снова в столицу. Нужно сделать пару благих дел для фронта, да и бумаги заодно завезу. Кто знает, сколько они идти будут, - расческа вычесывала комья белой шерсти, усеивая ими подставленную корзинку. Такая процедура заставила комнату наполнится запахом песца, который и без того контрастировал на общем фоне.

- Хорошо, генерал. Я же смею доложить, что подполковник Гюстав перевелся на другой фронт.

- Гюстав? Что же, не велика потеря. Спасибо, Скотт, свободен.

Рысь кивнул покинул комнату, а Лайд же с легкой улыбкой посмотрел на лучину. «Завтра будет удивительный день» - прошептал он, решив очередной раз ощупать приглашение.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: https://vk.com/lemiriafПохожие рассказы:
Rainbow_Demon «Сол. Свет во тьме.»
Народное творчество «Роман о Лисе»
Александр Сильварг «Вынуждающие Обстоятельства»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Рассказ: Заслуженный отряд Анфелум. г.1
Сообщение: