Михаил Самарский
«Невероятные приключения кота Сократа-1»
#NO YIFF #кот #хуман #юмор
Своя цветовая тема

Невероятные приключения кота Сократа-1

Михаил Александрович Самарский



Если бы человек мог быть скрещен с котом, это

улучшило бы человека, но ухудшило бы кота.

Марк Твeн



Вместо пролога



Ну, что, котаны, приготовьтесь! Вот что я вам скажу: кот – это символ цивилизации! Да-да, а вы что думали, я пришёл тут в кошки-мышки с вами играть? Нет, друзья, давайте всё по-честному, по-взрослому, и на полном-полном серьёзе. Признаюсь, надоело мне до чёртиков слушать все эти рассказы об отважных собаках, наглых поросятах, заумных гусях, гордых козлах, жадных баранах, косолапых медведях, трусливых бегемотах, всевидящих жирафах, заботливых мамашах-кенгуру, недальновидных страусах, ну и, в общем, обо всех остальных. А где коты? Где коты и кошки, спрашиваю я вас. Такое впечатление, что современные писатели совсем забыли о нас.


А ведь вспомните, раньше как было! Александр Сергеевич со своим учёным котом. Великий русский поэт! Вы никогда не задумывались над тем, почему у Пушкина «И днём и ночью кот учёный всё ходит по цепи кругом»? Заметьте, не собака, не конь, не козёл, не кенгуру, а именно кот. Учёный кот, который вам и песню споёт, и сказку расскажет. Да потому что только кот может быть учёным. Все остальные животные бывают хорошо дрессированными. Мы тоже иногда дрессированными притворяемся, но это для дела. Чтобы сильно не доставали и вовремя кормили. Обратите внимание, там в районе дуба на неведомых дорожках зверья полно. И только наш собрат, кот, бродит по золотой цепи. Во как!


А возьмите «Кота в сапогах» Шарля Перро! Сказка появилась почти триста лет назад, а читатель по сей день читает её и наслаждается историей о похождениях необычного кота. А почему? Потому что такие произведения учат человека настоящей дружбе, добру, благородству, и самое главное – не падать духом даже в самых сложных ситуациях. Сказка «Кот в сапогах» ещё раз доказывает, что человек силён не мышцами, а умом и смекалкой.


Идём дальше. Вспомним Льюиса Кэрролла с чеширским котом, Эдуарда Успенского с котом Матроскиным. А булгаковский Бегемот – это и вовсе из ряда Воланд, то бишь из ряда вон. Любо-дорого было почитать. А знаете ли вы, что единственному непобеждённому чемпиону мира по шахматам Александру Алёхину помогал выигрывать кот. Сиамец – красавец, хоть куда. Встречали вы собаку, помогающую хозяину выигрывать в шахматы? А тут ведь не просто шахматист, а гроссмейстер, целый чемпион мира! Шутка ли!


Но не станем драматизировать. Я принял решение рассказать вам всю правду о котах, о наших взаимоотношениях с людьми, да не просто о взаимоотношениях, а всю историю этих взаимоотношений.


Кстати, сразу предупреждаю, если вы не любите котов, отложите эту книгу в сторону, не портите себе нервы, вам лучше всего этого не знать.


Боже мой! Какая наивность! Неужели вы и впрямь поверили, что человек приручил котов и одомашнил их? Тот, кто имел дело с котами, тот никогда не назовёт настоящего кота (подчёркиваю – настоящего) одомашненным животным, ибо одомашненные животные так себя не ведут. Не верите? Хорошо, зайдём с другого боку: вы видели, чтобы кот вилял хвостом перед хозяином и бегал по команде «ко мне»? И никогда не увидите. Это удел прислужливых и угодливых собак. У них это в крови. Поманили пальцем, они тут как тут. Сказали «Фас!», порвут любого, если силы позволят. А мы коты не такие! Мы интеллигентные животные. И если виляем хвостом, то только от досады или когда готовимся к нападению.


Умный кот одним только словом «мяу» добьётся от человека всего того, за что собаке придётся бегать, прыгать, вилять хвостом, подавать голос, приносить тапки или дурацкую, никому ненужную палку, да ещё при этом охранять ваш дом. Кстати, никогда не понимал, почему хозяева собак так одержимы этими палками и командой «апорт». Неужели им и в самом деле нравится это занятие? Хочется побегать? Так побегайте, порезвитесь, разомнитесь, но… причём тут палка.


У нас сосед по загородному дому развалится в кресле качалке и полдня бросает палку, а бедный его Тузик трудится до седьмого пота. Язык на плечо и носится как угорелый. Ну, не дурачок ли?


Нет, вы только не подумайте, что я болен каким-то там животным шовинизмом. Нет-нет, я собак очень уважаю. Не всех, конечно, но собак-тружеников точно. Вот вам пример: у нас в посёлке живёт немецкая овчарка Смарта, она помогает старику. Ну, как же её не уважать, если она денно и нощно служит пожилому человеку? Водит его в аптеку, на прогулках никогда не натянет поводок, не дёрнет, не прыгнет в сторону, да и на нас почти внимания не обращает, иными словами, бережёт своего хозяина.


И в то же время, вы видели, сколько среди этих собак лентяев и откровенных мажоров. Не понимаю, какая от них польза? Вы согласитесь со мной, каким бы ни был кот, он всё равно в нужный момент остановит врага на вашем пороге (мышь там или крысу) и задаст тому такую трёпку, что тот навсегда забудет дорогу в ваше жилище.


А что полезного несёт в дом тот же йоркширский терьер? Хотя справедливости ради, нужно отметить, раньше – да, они были полезными собаками и тоже ловили грызунов. А что сейчас? При виде крысы этот, с позволения сказать, терьер будет бежать впереди планеты всей. Даже стыдно как-то становится. Но я не стану обижать эту крошечную собаку, она ни в чём не виновата. Это люди сделали из неё игрушку. Да, точно, собака тут ни при чём! Что-то заболтался я совсем. Итак, начинаю свой рассказ.



Глава 1


Как вы уже поняли, за время существования разумного человека на земле, им написано немало интересных и увлекательных историй о различных животных. Братья ваши меньшие, как вы нас называете, с древних времен являются неотъемлемой частью человека. Я как-то встречался с одним поводырем Трисоном, межу прочим о нем даже книги написаны, так вот он мне рассказывал, как он пытался научиться улыбаться, говорит: кривлялся перед зеркалом, всех людей перепугал. Так у него ничего и не получилось. А вот Чеширский кот не только умел улыбаться, но еще и исчезать в любое время и развлекать Алису философскими рассуждениями. Вот прямо вижу сходство со мной. Прошу не считать меня хвастуном. Просто я привык говорить правду. Я тоже, между прочим, философ и мыслитель. К чему я это пишу? Да к тому, что кот с древних времен считался символом мудрости и царственности. Еще в древнем Египте кот считался священным животным бога Солнца – Ра, способным исцелять. После смерти кошки, хозяин дома и все, кто в нем проживали, сбривали брови, это означало, что в семье траур, и заканчивался он тогда, когда брови отрастали. Умерших животных бальзамировали и хранили в течение длительного времени. А по мусульманскому приданию именно кошка спасла пророка Мухамеда от нападения ядовитой змеи. Он очень уважал этих животных и призывал людей брать кошек в свои дома.


В мифах древнего Востока котам приписывают силу и ум, на Тибете нас называют «небесным оком». В христианском фольклоре Дева Мария благословила кошку, которая убила ядовитую змею, посланную дьяволом, чтобы убить маленького Иисуса, спавшего в своей люльке.


Спустимся на родную землю! На Руси с давних времен кошка считается хранительницей очага. Дом, где живет кошка, там всегда уют и покой. В новое жилище первой должна войти кошка и где она уляжется, там хозяева и ставили кровать. К сожалению, славянские народы нередко связывают образ кота с темными силами, а в их мифологии кот – это воплощение нечистой силы. В рассказе Э. А. По, очень загадочная история произошла с черным котом. Представляете, фильм, снятый по этому произведению, стал классикой в жанре ужасов. Во как! Но, дорогие друзья, не надо нас пугаться, на самом деле, мы очень миролюбивые животные, любим ласку и внимание.




Глава 2


Прости, дорогой читатель, забыл представиться!


Зовут меня Сократ, родился я в 2014 году от Рождества Христова, то есть вы понимаете, что я уже далеко не желторотый котёнок, а настоящий кот в полном расцвете сил. Предки мои были, как говорят, великие коты. Об этом рассказал мне мой хозяин, он так себя называет, хотя это весьма спорный вопрос. Как-то вернулся он домой и за ужином с радостью начал рассказывать домочадцам, что я ни какой-нибудь подзаборный прохвост, а породистый кот. Его приятельница, оказывается она какой-то специалист по котам, увидев мою фотографию, сказала, что я из породы камышовых. Вы слышали, как звучит? То-то же! Я, конечно, всегда знал, что я не простой кот, что в моих жилах течет благородная кровь, но после этого объявления все сомнения отпали. Я в день десятки раз прохожу мимо зеркала, что висит в прихожей, и всегда рассматриваю себя. Вы бы видели меня! На моих ушах кисточки, такие знаете, как у рыси, не зря же нас называют болотной рысью, шелковистая шерсть серебристо-черного окраса, шикарный хвост, длинные лапы и мощная грудь. Иными словами, я вполне себе брутальный кот.


Коты семейства камышовых – это настоящие хищники, когда-то мы обитали более чем в двадцати пяти странах, а теперь живем в зоопарках и домах своих почитателей. Древние египтяне от знакомства с котами нашей породы получили много пользы, мы не только жили в их домах и оберегали жилище от всяких вредителей, но еще и ходили с людьми на охоту и помогали находить дичь. Но, надо заметить, что только египтянам удалось приручить наш хищный нрав, все дальнейшие исторические свидетельства говорят о том, что люди избегали общения с нами, опасаясь за свое хозяйство, особенно если оно было связано с разведением птицы. Люди, наоборот, стали устраивать на нас охоту, поскольку наша шкура пользовалась большим спросом. Негодяи.


Даже прирученный, камышовый кот остается хищником, предпочитает ночной образ жизни и отличается любознательностью, подвижностью и неутомимостью. Ну, вот, теперь у вас есть полное представление обо мне, и скажу без всякого бахвальства, что я соответствую всем этим характеристикам. Но все-таки немного отличаюсь от своих предков. Позже, Димка, ещё один наш домочадец, показывал мне фотографии моих предков на компьютере. Вы знаете, что меня смутило, хотя нет, скорее, не смутило, а поразило? Я намного красивее, чем они. На фотографиях мои предки выглядели, конечно, впечатляюще: большая голова, острые уши с кисточками, желто-зеленые глаза, длинные лапы, мощное тело с широкой грудной клеткой и короткая, гладкая и очень густая шерсть. Смотрю на своих прапрадедов, и гордость меня распирает! Это даже не коты, а целые котяры. Внешне я вылитый камышовый кот, особенно лицом, но только с длинной и красивой шерстью. Видимо, кто-то из моих предков согрешил с котами другой породы. Именно, это отличие делает меня гораздо красивее моих прародителей. Как сказал Димка:


– Сократ, ты у нас камышовый кот, но только улучшенной версии.


Когда Татьяна Михайловна, это жена моего хозяина, вычесывает меня, она всегда говорит:


– Сократ, до чего ты у нас красивый! А какой шикарный у тебя хвост!


Хм, кто бы сомневался!


Попал я в нашу семью совершенно случайно. Я был совсем маленьким и не совсем помню, как было, но все же кое-что в памяти осталось. Как рассказывает Александр Петрович, дело было так: однажды летом возвращались они домой от своих друзей, живущих где-то в Подмосковье. Это было теплым летним вечером, на улице уже смеркалось, дорога шла через лес. Остановились они по надобности на обочине. Первым меня заметил Александр Петрович:


– Тань, смотри, ежик дорогу перебегает, – кивнул мужчина в сторону дороги.


– Да нет, это белка, посмотри какой хвост, – приглядевшись, ответила Татьяна Михайловна.


Тем временем, как говорят они, я уже совсем к ним приблизился и тут они, оба рассмотрев меня, в один голос воскликнули:


– Так это же котенок!


Осмотревшись вокруг, Татьяна Михайловна спросила:


– Интересно, откуда он тут взялся, рядом нет ни домов, ни дач, и вообще никаких строений?


– Да, странно, – подтвердил Александр Петрович, оглядевшись вокруг.


– И что с ним делать? – женщина меня взяла на руки. – Мы же не можем его тут бросить, он совсем маленький, пропадет. Либо под машину попадет, либо зверье съест, – заранее догадываясь, что ответит муж, спросила Татьяна Михайловна.


– А что с ним ещё делать? Забирай, да поехали домой, – ответил, улыбаясь Александр Петрович.


Татьяна Михайловна положила меня к себе на колени, и я поехал в мой новый дом.


– Сань, – загадочно сказала женщина, – от него духами пахнет, да и весь он такой чистенький и ухоженный, он явно не беспризорник.


– Танюх, какая теперь разница, беспризорник он или во дворце жил, – засмеялся мой новый хозяин, – теперь пусть живёт у нас.


– Он, наверное, голодный, – предположила женщина, – давай остановимся у магазина, купим ему что-нибудь поесть.


– Ты хоть посмотри, кто он, кот или кошка, – сказал мужчина и улыбнулся, – а то мы все он да он, а может это она?


Татьяна Михайловна перевернула меня на спину, подняла лапу и восхищённо произнесла:


– Еще один мужик, теперь в нашей семье вас большинство, две женщины и три мужика, – засмеялась моя новая хозяйка.


– Да уж, дети будут рады, особенно Катька, – рассмеялся мужчина, – та весь мозг мне прогрызла котенком.


Проехав какой-то отрезок пути, мы остановились у придорожного магазина. Татьяна Михайловна купила сметану, положила мне немного творожной массы на крышку и подвинула ко мне. Как рассказывал Александр Петрович, несмотря на запах духов и ухоженность, голодный был я, как волк, поскольку вылизал все, что положили и еще попросил добавки. Что-что, а творожок со сметаной я запомнил.


– Ну вот, подкрепились, теперь можно ехать дальше, – улыбаясь, произнесла Татьяна Михайловна и погладила меня по голове.


Хорошо помню, как меня встретила новая семья.


– Смотрите, кого мы привезли, – с порога заявили мои новые хозяева.


– Это что еще за чудо? – воскликнул скептически молодой человек, на вид лет тринадцати, по имени Дмитрий. Парень был старшим ребенком в семье. Сначала он очень настороженно ко мне отнёсся, но потом мы стали с ним друзьями. Правда, иногда Дима поступал со мной не совсем по-дружески. Но, давайте, обо всем по порядку.


– Ой, какой хорошенький, – заверещала девчонка и от восторга запрыгала на месте. Я тогда сразу подумал: мой человек, подружимся. Девочке на вид было лет десять, звали ее Катя.


– Папа, папочка, дай мне его, – радостно воскликнула девочка, протягивая руки ко мне.


Она взяла меня на руки, прижала к себе и воскликнула:


– Мама, папа, спасибо вам, я так давно мечтала о котенке.


– Это мы знаем, – улыбаясь, ответил Александр Петрович и погладил девочку по голове.


– А как мы его назовем? – тут же спросила Катя.


– Я предлагаю Ежиком, – сказала Татьяна Михайловна, – мы, когда его увидели, то приняли за ежа, – и тут мама рассказала историю о том, как меня нашли.


– Таня, ну что ты? Какой ежик? Это не солидно, – фыркнул муж, – я предлагаю назвать его Максом.


– А почему Максом, – удивленно спросила женщина.


– А почему нет? – ответил хозяин, – солидно звучит – Макс. Я как-то фильм смотрел «Безумный макс» называется, – мужчина пожал плечами.


– А я предлагаю назвать Пушком, – весело произнесла Катя.


– Сама ты Пушок, – сердито произнес Дмитрий, все это время молча наблюдавший за спором домочадцев.


– Грубиян ты, Димка, – обиженно произнесла девочка, – хорошее имя и ласковое.


– Ты понимаешь, как корабль назовешь, так он и поплывет, – восторженно произнес парень и посмотрел на сестру, – Я читал, что коты с древних времен символизируют мудрость и независимость. Надо и имя ему дать соответствующее, например, Сократ. Так звали философа и мыслителя, я о нем много читал. Вот и у нас будет свой философ и мыслитель, – засмеялся Дмитрий.


– А что? Мне нравится, – согласился Александр Петрович.


– Ну и что хорошего, – нахмурилась Катя, – вот как ласково его называть, Сократик что ли? Смешно же!


– Катюш, ну почему же смешно? – вмешалась мама, – хорошее имя, мне тоже нравится, ласково можно и Сократиком называть, а почему нет? – улыбнулась женщина.


– Катька, маме с папой нравится, мне тоже, трое за, одна ты против, так что соглашайся, пусть будет Сократом, – улыбнулся Дима и потрепал Катю по голове, – ты привыкнешь, а потом и не сможешь представить другого имени для него.


– Ладно, – нахмурилась девочка, – пусть будет Сократом, я его все равно уже люблю.


– Вот и замечательно, – улыбнулась мама и прижала Катю к себе.


Ну что ж, Сократ так Сократ. Не мог же я им возразить. Могли назвать и Мурзиком каким-нибудь, и никуда бы я не делся, так бы и ходил Мурзилкой. Как я потом убедился, Димка был прав, когда говорил насчет важности имени. Вот поэтому я и стал мыслителем. Все домочадцы так и говорили мне: философ ты наш.


Жил и рос я, надо вам признаться, как в раю. Спал я исключительно либо в кровати Димки, либо Кати, они меня по очереди забирали к себе. Хоть у меня и была своя собственная кровать, купленную мне на следующий день родителями вместе со всякими мисками, чашками, щетками для расчесывания и т.д., но я в той кровати практически и не спал, разве только иногда, когда уставал от всяких тисканий и поглаживаний.


Для того, чтобы спать с детьми, мне приходилось терпеть кучу всяких косметических процедур. Как же я их ненавидел, особенно душ, брррр. После душа начинались вычесывания, подстригание когтей и прочая ерунда. До чего же люди любят издеваться над своими питомцами, они почему-то думают, что нам это нравится, и мы от этого испытываем удовольствие. А между тем, удовольствие я получаю от вкусного корма, от куска мяса, или, например, когда сам поймаю птичку и съем ее, ну или когда меня за ухом чешут. Вот вам нравится запах шампуня, а нас от него воротит. Я после очередной водной экзекуции, часа два не мог ничего есть, кусок в горло не лез. Стоит запах шампуня в носу, и хоть ты тресни, даже кажется, что еда им пахнет.


Признаюсь, я даже один раз прокрался в ванную и перевернул бутылку с этой отравой, благо она оказалась открытой. Шампунь весь вытек на пол. Я уж было подумал, что навсегда избавился от этого ненавистного запаха. Глупый кот! Недолго же я радовался, уже на следующий день появился новый пузырек, только теперь его стали прятать в шкаф, куда добраться до него было невозможно. И хранили его, как зеницу ока, за семью печатями.


Больше всех в семье меня любила Катя, чтобы я ни сделал, чтобы ни натворил, она смеялась и верещала от восторга. Она потакала всем моим прихотям. Даже разрешала есть вместе с собой в кровати. Это был единственный человек, который не ругал меня, когда я висел на шторах. Боже мой, грешен! Сколько же я их порвал! А сколько поломал жалюзей! Я же думал, что на них, как и на шторах можно болтаться. Разогнался, запрыгнул, а они возьми, да и прогнись под моим весом. Я хоть и маленький тогда был, но все же они меня не выдерживали. Татьяна Михайловна меня за это шваброй гоняла, а Катька всегда спасала и прятала в своей комнате в шкафу. Ну, я пока там сижу, тоже что-нибудь натворю, погрызу, порву, но девчонке всё это приносило только радость и веселье. Когда вихрем носился по дому, так, что пыль столбом поднималась, девчонка смеялась до изнеможения, держась рукой за живот и приговаривая: Сократ, я сейчас умру от смеха. А когда я перед Новым годом разогнался и запрыгнул на елку, и та с грохотом рухнула на пол, Катя смеялась так, что упала на пол и не могла встать, а я прыгал по ней, как дикий павиан. Но, когда Татьяна Михайловна увидела эту картину, мне пришлось в доме искать пятый угол. Ох и досталось же мне тогда.



Глава 3


Живем мы в частном доме. На первом этаже у нас расположена прихожая, кухня, кабинет хозяина, куда мне, между прочим, строго-настрого запрещено заходить. Тоже мне, помещики нашлись. Я, правда, будучи еще подростком, один раз туда пробрался и разодрал какие-то бумаги. Но я же не знал, что среди тех бумаг был паспорт хозяина. Он весь такой яркий, блестящий, вот и привлек мое внимание. Да и остальные бумажки тоже были интересные, шелестящие, ну, я и их попробовал на зуб и на коготь. Два дня безвылазно просидел в Катиной комнате, она даже еду мне туда приносила. Но и через два дня, хозяин при виде меня, грозил мне кулаком и говорил, что выкинет меня к чертовой бабушке. Что это за бабушка такая, я так и не понял, но уяснил одно, какая-то не очень хорошая женщина, раз меня туда хотят отправить жить. С тех пор, обхожу кабинет стороной, от греха подальше.


Еще на первом этаже есть ванная, в которой я принимаю душ. Но, несмотря на эту неприятную для меня процедуру, я люблю спать в этой комнате, потому что там теплый пол. Как же приятно растянуться и пофилософствовать на всякие житейские темы, например, чем отличаются комнатные цветы от уличных? Вот если я сходил по нужде на улице под какой-нибудь кустик, никто и внимания не обратит. А если в домашний цветок… Так было и в тот раз. Лежу я в ванной, размышляю о жизни и вдруг слышу истошный вопль Татьяны Михайловны:


– Сократ, сволочь, что ты наделал?


Поскольку я был в полудреме, то не сразу и понял, что это не совсем вежливое обращение относится ко мне. И только когда увидел перекошенное лицо хозяйки, то понял, что-то в этом доме снова пошло не так…


– Ты зачем, паразит, нагадил в мой цветок? – кричала обезумевшая женщина.


Вот беда-то. Ну, было дело, и что? Что будет твоему цветку? Я всю жизнь справляю нужду в цветы.


– Он же теперь пропадет, – кричала женщина, – выметайся, негодяй, из ванны, чтобы ноги твоей здесь не было.


Женщина схватила щетку для мытья окон и замахнулась на меня. Я зажмурил глаза, вся жизнь пролетела передо мной. Думаю, все, вот и пришел твой конец, Сократ! Мгновенно сообразив, что надо делать ноги, я пулей прошмыгнул мимо хозяйки и полетел наверх в комнату к своей спасительнице. Женщина не успела опомниться, а меня уже и след простыл. Только слышал пожелание нашей мамы:


– Не приходи, мерзавец, на кухню и не проси у меня еды. Не буду тебя кормить, заразу такую.


Мамулечка, милая, ну, успокойся ты ради бога! Ты всегда так говоришь, а потом все равно ведь кормишь. Знаю я тебя. Шумишь-шумишь, а в душе добрый человек. Прости меня, ежели что-то я сделал снова не так.


На втором этаже дома у нас находятся спальни: хозяйская, Катина, Димкина и ещё одна ванная. Катя, услышав мамин крик и, увидев испуганного кота в дверях, быстро схватила меня и спрятала в шкаф.


– Посиди пока здесь, Сократик, – прошептала девочка, чмокнула меня в нос и выбежала из комнаты.


Придется посидеть, а куда деваться. Услышав голоса внизу, я тихонько вылез из своей темницы, прокрался к лестнице, притаился и долго слушал, как Катя успокаивала маму внизу.


– Мамочка, прости, пожалуйста, Сократа, он больше не будет.


– Не будет? – сокрушалась мама. – Катя, лучше объясни мне, зачем он это делает? У него же есть специальный лоток, в нём наполнитель, ходи по своим делам кошачьим, кто тебе не даёт, так нет же, ему надо обязательно сходить в мои цветы, какой отвратительный и наглый кот! Я к нему всей душой, а он мне пакости делает, – продолжала ругаться женщина.


Странная ты женщина, Татьяна Михайловна, как же Катя может тебе объяснить, зачем я это делаю? Она что, экстрасенс что ли, умеет читать мои мысли?


Через некоторое время Татьяна Михайловна, видимо, немного успокоившись, сказала:


– Катерина, твой любимец, вот ты и следи за ним, иначе я его отправлю жить в гараж.


Ага, еще чего не хватало! Почему это я должен жить в гараже? Что за дискриминация такая? И все из-за какого-то цветка, дался он вам. Не пойму, кто важнее, я или этот вонючий плющ. От него какая в доме польза? Абсолютно никакой, а я все-таки какой-никакой, а сторож. Охраняю дом от всяких грызунов и вредителей. Я, например, летом как-то поймал мышь, охотился между прочим, как барс. Принес и положил ее на крыльцо, так сама же Татьяна Михайловна хвалила меня:


– Сократик, какой же ты молодец! Мышку поймал, ты прям настоящий охотник.


А ты что думала, я буду даром ваш хлеб есть?


Вот и пойми вас, людей, то хвалите, то в гараж жить отправляете.


– Хорошо, мамочка, я ему объясню, чтобы перестал портить твои цветы – кивнула девочка.


Я вернулся в комнату, забрался в свое укрытие и стал ждать возвращения Кати.


Вернувшись, она закрыла дверь и, открыв шкаф, взяла меня на руки.


– Сократик, ну пожалуйста, прекрати портить мамины цветы. Ты когда-нибудь ее расстроишь до такой степени, что она точно отправит тебя в гараж. Тебе оно надо? – жалобно обратилась ко мне девочка.


Катя всегда за меня стояла горой, в знак благодарности я мурлыкнул, и потерся об ее руку. Девочка села за письменный стол, меня усадила рядом с собой на столе и принялась что-то писать в тетради. А я тем временем думал о ненавистных мне цветах.


Что в них ценного? За какие-то листочки-лепесточки люди готовы члена семьи отправить в ссылку. Человеческая жестокость не знает границ. Если уж совсем честно говорить, то я же не просто так подпортил цветочки. Татьяна Михайловна, между прочим, сама виновата. Я вам все, как на духу расскажу. Прихожу я как-то утром на кухню, все уже разъехались по своим делам, дети в школу, Александр Петрович на работу. Признаюсь, я в тот день немного проспал, спал плохо, все какие-то мысли одолевали. У меня такое часто бывает, когда ночью брожу по дому. Татьяна Михайловна говорит, что это из-за моего пересыпания днём дескать много дрыхну. Наивная женщина, она не понимает, что, если я лежу с закрытыми глазами, это не говорит о том, что я сплю, в этот момент думаю. А она, как всегда, делает скоропалительные и обидные вводы:


– Сократ, опять ты всю ночь шастаешь по дому, выспишься за день, а потом, как лунатик, бродишь по ночам.


Вечно она меня сравнивает, не пойми с кем, что еще за лунатик такой? Кто это вообще?


В тот день проснулся я от умопомрачительных запахов, доносящихся с кухни. Я спрыгнул с Катиной кровати, последнее время я почти всегда спал у нее, и бегом на кухню. На плите дымилась кастрюля, хозяйка что-то нарезала на столе, при этом мурлыча себе под нос знакомую мелодию. Я по традиции потерся об ее ногу и говорю:


– Мяу, – что означает, пора, мол, завтракать.


А она мне в ответ бросает грубость:


– Заткнись, Сократ.


Я, честно признаюсь, даже присел от обиды, просто опешил от такого обращения и еще раз, но уже более уверенно и настойчиво, говорю:


– Мяу.


В отчет тишина, как будто я пустое место. Я сижу возле миски, жду, когда она соизволит заполнить её едой. Мама ходит по кухне, абсолютно меня не замечая. Нет, ну это же уже какой-то произвол!


Я спустя какое-то время, снова повторяю:


– Мяу.


И вы представляете, она мне раздраженно отвечает:


– Сократ, ты очень много ешь, посмотри на себя, ты уже еле в дверь проходишь.


Я от возмущения чуть язык не проглотил. Что значит, много ем? Вы и так меня уже на диету посадили, кормите всего два раза в день. По-вашему, Татьяна Михайловна, я должен святым воздухом питаться?


– Понимаешь, Сократ, нельзя так халатно относиться к своему здоровью, – продолжила свои нравоучения хозяйка, – если мы тебя будем кормить по первому твоему требованию, то ты так разъешься, что будешь похож не на кота, а на поросенка и к тому же заработаешь себе кучу болезней, а преждевременно умрешь. Слышал, люди несут ответственность за тех, кого приручили.


Нет, вы слышали, что она говорит? Я от голода уже чуть ли в обморок не падаю, а она о каком-то поросенке мне рассказывает. Я вон по телевизору слышал, как диетолог говорил, что надо кушать часто, а я ем всего лишь два раза в день. Правда, он еще говорил, что кушать нужно понемногу, но, тут я с ним не согласен. Немного – это понятие относительное. Что это за мера такая «немного»? Каждый по-своему это понимает. Вот, Димка наш, как-то пришел вечером домой, Татьяна Михайловна спрашивает его:


– Сынок, ты голодный, кушать будешь?


– Нет, мама, не хочу, я немного перекусил, – отвечает парень.


– Перекусил чем? – спрашивает хозяйка. Она у нас в этих вопросах дотошная, следит за питанием всей семьи.


– Да в Макдональдс с ребятами зашли, ну я гамбургер съел и мороженое, – улыбнулся Димка.


– Сынок, Макдональдс – это хорошо, но в крайних случаях, когда нет возможности поесть здоровой еды. Ты же идешь домой, зная, что дома есть прекрасная еда, а ты перекусываешь всякой ерундой.


И вот скажите теперь мне: гамбургер и мороженое – это немного? А, по мнению Александра Петровича, закинуть пару котлет, как он говорит в топку, это тоже называется немного перекусить. Мне одной вашей котлеты хватит на неделю. Ну ладно, согласен, не на неделю, на два приема пищи. В любом случае, это гораздо меньше, чем пару котлет на один перекус.


А, по мнению Татьяны Михайловны, немного перекусить – это съесть пучок какой-нибудь травы. Точно хотят моей погибели! Чувствую, заморят они меня голодом. Тебе, Татьяна Михайловна, дай волю, ты всех с утра до вечера будешь сельдереем кормить.


И вот скажи мне, дорогой читатель, что бы ты сделал на моем месте после такого обращения? Зачем же так унижать несчастного кота? Пришел кот поесть, так накормите, зачем вы мне лекции читаете о каких-то мифических толстых поросятах? Домочадцы мои пользуются тем, что я не могу им ответить на их противоправные действия, поэтому я отвечаю своими. Как могу. Вот и ответ на твой вопрос, Татьяна Михайловна, зачем я это делаю? Хозяйка говорит, что я делаю пакости, так вот это не пакости, это, если хотите, это мой ответ на ваши заблуждения.


Завтрака я все же добился, но через какие унижения мне пришлось пройти и сколько клеветы выслушать в свой адрес. Это же надо такое сказать: в двери я не прохожу! Да в ваши двери десять таких котов, как я, пройдет. Похож на поросенка! Совсем не похож, если шерсть сбрить, так я у вас костями греметь буду. И в конце концов погибну от недоедания!



Глава 4


Через два года моего проживания в доме, в нашей семье появился еще один житель. Я, надо сказать, не очень был рад его появлению, но моего мнения, увы, никто не спрашивал. Да, даже если бы и спросили, я всё равно не смог бы ничего ответить. Впрочем, я всем своим видом показывал, что мне не нравится новый жилец и домочадцы видели мое отношение к нему.


– Сократик, дорогой, я вижу тебе не нравится наш щенок, – как-то вечером лежа со мной на кровати грустно сказала Катя.


– Мяу, – отвертил я. Ну, вы, конечно, догадались, что в нашем доме появилась собака.


Катя улыбнулась и погладила меня по голове.


– Потерпи немного, ты к нему привыкнешь, вот увидишь, вы с ним еще подружитесь, – улыбнулась девочка.


Хм! Еще не хватало мне таких друзей! Я сам себе лучший друг. А таких друзей, за ухо и в музей, как говорит Александр Петрович.


– Он хороший, милый щеночек, – не унималась Катя.


Ага! Этот наимилейший щеночек загадил весь дом. Это надо же быть таким глупым. То ли дело я, мне один раз показали, куда я должен справлять нужду и все, этого было достаточно. Цветы не считаются, как я уже говорил, это моя, так сказать, альтернатива за недокорм. Помимо всего прочего, хороший щеночек изодрал валенки Александра Петровича и даже прогрыз в моем диване дырку. Да он даже умудрился съесть кроссовки программиста, который пришел к хозяину для наладки компьютера. Александру Петровичу пришлось давать компьютерщику дополнительно денег еще и на новую обувь. Да на фига нам такой жилец?


Как оказалось позже, щенок был не он, а это оказалась она.


Впрочем, давайте по порядку.


Как-то в начале ноября Александр Петрович уехал по делам на строительный рынок, с утра разговор на кухне шел о какой-то пене, которой нужно замазывать щели. Что это за пена и какие щели, я так и не понял, а потому не придал разговору серьезного значения и продолжал дремать на своем диване в прихожей. Спустя время хозяин вернулся домой, неся что-то под курткой. Это был выходной день, поэтому вся семья была дома. Дети смотрели на кухне телевизор, мама, как всегда, готовила что-то вкусное, запахи стояли на весь дом. Я спал на диване и мне снился сон: Татьяна Михайловна подходит ко мне, в руках у нее тарелка, а на ней дымится смачный кусок курицы. Она говорит: Сократ, я вам принесла еду. Извольте отобедать. Потом хозяйка исчезла и осталась только тарелка, которая летала передо мной, словно ковер-самолет. От звука хлопнувшей двери, я открыл глаза, и увидел, как вошел Александр Петрович в дом и громко произнес:


– Семья, вы дома?


Дети вышли к отцу в прихожую, за ними пришла и Татьяна Михайловна. Хозяин громко объявил:


– Народ, принимайте нового члена семьи, – хозяин присел на корточки, распахнул куртку и посадил на пол щенка.


Катька завизжала от восторга и стала хлопать в ладоши. Димка радостно улыбнулся, мама ахнула, и, всплеснув руками, сложила их на груди.


Я спрыгнул на пол с дивана, выгнул спину, потянулся. Затем подошел ближе и посмотрел на ушастое чудо, которое прижалось к стене и дрожало, как осиновый лист. Рыжий щенок с большими ушами смотрел на меня испуганными глазами. Дети присели рядом с ним на пол, девчонка радостно лепетала:


– Малыш, какой ты хорошенький, – она гладила его по голове.


Хм! Что она нашла в нем хорошего. Катя, ты посмотри на него внимательно. Он же страшный, как кошмарный сон. Впрочем, для Кати все животные были миленькими и хорошенькими.


Щенок переминался с ноги на ногу и озирался по сторонам. По взгляду его можно было понять, что он не совсем понимает еще, что с ним произошло, и куда он попал.


– Папа, ты где его взял? – удивленно спросил Димка. – Купил, что ли?


– На рынке, – признался отец, – но не купил, а пришлось отбить у уличных собак, иначе они бы его загрызли. Я собак отогнал, взял малыша, положил на коврик в машину и пошел на рынок за пеной. Прихожу, а он спит. Что было делать? Не выбрасывать же его на мороз и на верную смерть? Вот и принял решение забрать.


На улице действительно стоял жуткий холод и морозы, словно был февраль, а не начало ноября. Я едва высовывал нос на улицу.


– Правильно сделал, – поддержала мужа Татьяна Михайловна, – он же совсем маленький еще, ему, наверное, и двух месяцев нет, нельзя его было оставлять, пропал бы.


– Пока ехал в машине домой, слушал новости, ну а там все говорят о выборах президента в Америке, о Трампе, ну я и подумал, пусть у нас будет свой Трамп. Не возражаете? – засмеялся Александр Петрович.


– А что, прикольно даже, – улыбнулся Димка, – необычное имя для собаки.


– А как ласково называть? – поинтересовалась Катя, – Трампик что ли?


– Катя, тебе обязательно надо ласково, – засмеялась мама, – вот и называй Трампиком.


Я встал, демонстративно прошел мимо «президента», даже не глянув на него. А он так испугался, что даже напрудил от страха на пол. Вы посмотрите на него, еще собакой называется. Трусишка какой!


Так прожил у нас новый жилец Трампом два месяца, до тех пор, пока в гости к Димке не пришла подруга.


Даша, так звали девочку, была еще та собачница. Родители ей не разрешали завести собаку, а девчонка просто бредила щенком. Увидев Трампа, девочка от неожиданности открыла рот, потом на ее лице расплылась счастливая улыбка.


– Ой, кто это у вас такой? – она присела перед Трампом на колени и стала гладить щенка, – какой замечательный малыш. – Дима, почему ты не говорил, что у тебя щенок появился?


– Я как-то не придал этому значения, ну появился и появился, – рассмеялся Димка.


– Если бы появился у меня, я бы всей школе рассказала, – заявила Даша. Восхищению девчонки не было предела. Она его взяла на руки, как ребенка, и поцеловала в нос.


Фу, какие нежности телячьи. Что они все в нем находят, щенок, как щенок, таких тысячи по улицам бегает.


Дети все вместе отправились к Диме в комнату, а Трамп на своих еще неуклюжих ногах еле поспевал за ними, постоянно спотыкаясь на лестнице, чем приводил подростков в восторг. Я, конечно, тоже пошел с ними, не мог же я оставить компанию без контроля. Кто-то же должен знать, что творится в этом доме. Девчонки играли с Трампом, Даша пыталась учить щенка выполнять команды. Когда она ему говорила сидеть, тот, видимо не понимая, что от него хотят, наоборот вскакивал на задние лапы, а передними колотил по воздуху, словно по барабану. Потом он ложился на спину и задирал лапы вверх. Дима тоже не остался в стороне от игр, он пытался научить щенка ловить на лету печенье. Но, эта задача оказалась еще не под силу Трампу. Он постоянно промахивался и потом ел печенье с пола.


Я пристроился на комоде, сделал вид, что сплю, а сам держу ухо востро и все запоминаю, о чем говорят подростки. Даша вдруг погрустнела, села на край Димкиной кровати и сказала:


– Везет вам, ваши родители такие классные и понятливые. Кот у вас есть, теперь еще и щенок появился. А мне никого не разрешают завести.


– А почему? – удивленно спросила Катя.


– Говорят, в квартире будет неприятный запах, и шерсти много от животных. Я им сказала, что буду ухаживать, выгуливать, вычесывать. Да все бесполезно. Нет и все! Даже слушать не хотят – грустно вздохнула Даша.


Не понимаю таких людей. Да мы гораздо чище, чем некоторые из вас. Я в день по несколько раз умываюсь. Вот вы, люди, только и думаете о своем комфорте. Вот и родители Даши тоже, они даже не пытаются понять собственного ребенка. Для них важно, чтобы не было лишних проблем в виде шерсти и какого-то запаха. Для них животное в семье – это хлопоты, причем не малые. За зверьми нужно ухаживать, кормить, лечить, наконец, нести ответственность. И вы находите себе оправдание: ведь и так забот хватает, жизнь тяжелая, денег вечно не хватает, так зачем еще искусственно создавать себе лишние проблемы?


– Да, без животных плохо, – ответил Дима, – наш отец говорит: дом не дом, если в нем нет животных. Скучно без них, они делают нашу жизнь ярче. Я вот, например, прихожу из школы, настроение отстойное, посмотрю на Трампа и Сократа, сразу обо всех тревогах забываю, – улыбнулся Димка.


– А я так мечтаю о щенке, – вздохнула Даша, – что у меня для него даже имя уже есть. Недавно читала книгу, называется «Радуга для друга»*, там главный герой пес-поводырь по кличке Трисон. Я в него влюбилась, он такой умный, смелый, рассудительный. Поэтому я решила, если у меня когда-то появится собака, я непременно назову ее Трисоном, а если будет девочка, то Триша.


– Даш, а у тебя есть сестра или брат? – поинтересовалась Катя.


– Нет, я одна у родителей, – тяжело вздохнула Даша, – прихожу домой, в квартире тишина, и так каждый день. Мама с папой работают с утра до вечера, да еще постоянно в командировках. Я, когда дома, всегда включаю телевизор. Не потому, что люблю смотреть какие-то передачи или сериалы, а для того, чтобы кто-то говорил, чтобы было ощущение чьего-то присутствия, что я не одна. А когда совсем невмоготу становится, иду в приют.


– Что ещё за приют? – удивленно спросила Катя.


– Для бездомных животных, ответила девочка и добавила: – там и кошки и собаки есть и даже хорька видела, говорят, хозяин выбросил на улицу, вот люди его подобрали и принесли в приют.


– Да, я знаю о нем, – сказал Дима, – мы туда тоже с друзьями ходили несколько раз, помогали собак выгуливать.


– Там одна собачка есть, чем-то на вашего Трампа похожа, – улыбнулась Даша, – мы с ней очень дружим, гуляем вместе, я ей всегда приношу что-нибудь вкусненькое. Я бы ее забрала, но об этом даже не может быть и речи. Как-то заикнулась родителям, так отец меня даже не дослушал, говорит: Ты в своем уме, Дарья? Мы породистую не хотим заводить, а ты о какой-то беспризорной шавке говоришь. Нашла кого в дом тащить, может она больная или бешенная? – и объяснять им, что она привитая и совершенно здоровая, бесполезно. Все равно не поймут.


Я слушал историю Даши и не понимал, почему такие отношения между родителями и дочерью. Разве такое возможно? Или я привык, что в нашей семье между детьми и родителями полное взаимопонимание? Неужели нельзя найти общий язык со своим ребенком, выкроить время, чтобы сесть и поговорить по душам. Работа, деньги, все это, конечно, нужно, но не в ущерб же собственному ребенку. Девочка живет практически одна, предоставлена сама себе, удивительно, что она не попала в сомнительную компанию, или не начала заниматься какой-нибудь ерундой, а остается подростком с чистым и любящим сердцем. А когда случится беда с вашей дочерью, кого вы будете винить, уважаемые родители?


Трамп лежал на полу, скрестив передние лапы, ну прямо словно вылитый лабрадор. Даша посмотрела на щенка и сразу улыбка озарила ее лицо. Она опустилась на колени, перевернула Трампа на спину и стала гладить его по животу. Потом наклонилась чуть ниже над щенком, раздвинула его лапы и, громко рассмеявшись, спросила:


– А с чего вы решили, что это Трамп?


– В каком смысле? – не понял Дима и недоуменно посмотрел на Трампа.


– Я имею ввиду, с чего вы взяли, что щенок ваш мужского пола?


– Когда папа привез его, он сказал, что это Трамп, – ответил Димка, – мы и не выясняли, кто он, мальчик или девочка.


– Ты хочешь сказать, что это не мальчик? – удивленно спросила Катя, села на пол рядом с собакой и перевернула его на спину.


– Конечно не мальчик, это же девочка. Посмотри, – Дашка еще раз раздвинула лапы щенка и показала Катьке, куда надо смотреть, – так что у вас, ребята, не Трамп, а Трампуха, – захихикала Дашка.


Катя вскочила с пола и побежала на лестницу:


– Мама, папа, идите сюда скорей, – закричала она, – оказывается Трамп, это не Трамп.


– Катя, зачем ты так кричишь? – подойдя к лестнице, и глядя наверх, спросила мама.


– Мама, оказывается Трамп – это девочка, – повторила Катя, – Даша сейчас это случайно выяснила.


– Вот тебе раз, – улыбнулась мама, – а мы даже и не выяснили, кто это. Папа нам объявил, что Трамп, ну мы и приняли его как парня.


Папа, услышав шум, присоединился к хозяйке и, взглянув наверх, спросил:


– Что тут у вас происходит?


– Саша, а ты с чего решил, что Трамп – это мальчик? – спросила Татьяна Михайловна у мужа.


– Да ни с чего, просто показался похожим на парня, – улыбнулся хозяин.


– Папочка, оказывается это не Трамп, а Трампуха, – смеялась Катя.


– Да какая теперь разница? Ну, будет Трампуха, – хмыкнул Александр Петрович.


Вот так наш Трамп перевоплотился в Трампуху, а в последствии имя еще не раз интерпретировалось. Катя иногда называла его Пуховиком, Димка – Пухлым, папа звал Пухляш, мама Пуховичка, в общем, кто на что горазд. В конечном итоге все стали называть нашу собаку просто Пуха. Я, конечно же, изначально знал, что это был щенок женского пола, но я же не мог им этого объяснить, да и мне какая разница, мужик он или женщина. Главное, чтобы не путался под ногами, не покушался на мой диван, не прикасался, нет, не так, не то, что не прикасался, даже не приближался к моей еде. Я, конечно, кот добрый, но за свою миску могу и морду поцарапать!



Глава 5


Отношения с Пухой сначала складывались у меня не очень хорошо. Эта глупая собака все время пыталась ко мне приставать, то схватит за хвост, то не дает пройти. Перегородит дорогу и смотрит на меня. Я ей по-своему спокойно говорю:


– Не доставай меня, отойди по-хорошему.


Она вертит хвостом и не уходит. Я пытаюсь ее обойти с одной стороны, она передвигается в ту же сторону, я – с другой, и она туда же. Я повторяю, грозно, но без показной злости:


– Отвали или получишь в нос.


Но эта «дикая собака Динго» и ухом не ведет. Ложится передо мной и делает вид, что сейчас на меня нападёт. Я молча смотрю на нее и делаю своё лицо равнодушным. Вы представляете, эта наглая собака лизь меня в нос. Вот тут я уже не выдержал и съездил ей лапой по морде. Она от неожиданности так жалобно заскулила, что даже Татьяна Михайловна прибежала и спрашивает меня:


– Сократ, зачем ты собаку обижаешь?


Нет, вы посомотрите, она сразу обвинила меня, даже не разобравшись. А где презумпция невиновности? Может это она меня обижает? Я всегда подозревал, что в нашей семье нет демократии, здесь диктатура Татьяны Михайловны.


Я пропустил ее вопрос мимо ушей, прошел мимо «милого щенка», и запрыгнул на свой диван.


Ох и тяжелая это работа – воспитание. Сколько мне пришлось объяснять и воспитывать Пуху, прежде чем поняла и перестала ко мне приставать. Вот смотрю я на своих хозяев и удивляюсь, а сколько же им нужно иметь терпения, чтобы воспитывать Димку с Катькой, а тут еще мы с Пухой. Я маленький был – «оторви и выбрось», а теперь вот и Пуха не лучше.


С собакой у нас была настоящая бойня за мою миску. Я вам уже рассказывал, что Татьяна Михайловна посадила меня на диету? Она считает, что я слишком толстый кот и постоянно мне об этом напоминает. Я уже слово «толстый» на нюх не переношу и как только его слышу, у меня начинается нервная дрожь. Так вот, несмотря на мою диету, я все равно очень сдержан в еде. Я же не дворняга какая-то, чтобы набрасываться на еду, словно первый и последний раз ее вижу. У меня такое правило: я всегда аккуратно подхожу к миске, нюхаю продукт, а уж только потом приступаю к еде. Хозяйка иногда даже возмущается:


– Что ты там нюхаешь? Положили, ешь, а то в следующий раз вообще ничего не получишь.


Я от этого хамского обращения прямо иногда дар мяукать теряю.


Правило второе: я немного поем и отхожу от миски. Говорят же диетологи, что надо есть понемногу, вот я и рассуждаю, сейчас немного съел, чуть позже еще поем. Растягиваю, так сказать, удовольствие. Прихожу через какое-то время, а в миске пусто. Тут и следователем не надо быть, чтобы понять кто вор. Не хозяин же с хозяйкой и не Димка с Катькой на мою миску покусились. Конечно же, это ушастая, наглая собака. Как вы думаете, что делает это животное? Пухе на кухню заходить категорически запрещено, чему я несказанно рад. Но, когда никого рядом нет, и все разошлись по своим делам, собака втихаря проникает в кашеварню и прямиком мчится к моей миске, ибо знает подлая воровка, что там лежит вкусняшка. Ну, и, естественно, Пуха все вылизывает одним движением языка, при этом загоняя мою посудину за холодильник. Потом, когда наступает время моей трапезы, хозяйка, конечно же, обвиняет меня и говорит:


– Сократ, зачем ты постоянно миску загоняешь за холодильник?


Я вам что, Валерий Харламов или Павел Буре? Нашли хоккеиста. Скажу вам честно, я так устал от этих наветов! Но как, скажите, как бороться с вами, люди? Вы сами все время врете и меня обвиняете незаслуженно.


У меня созрел план мщения: я поставлю тебя на место, коварная собака. В следующий мой прием пищи, я уже нарочно оставил в миске еду. Как обычно отошел, сел под батареей и сижу, умываюсь. А сам наблюдаю за извергом. Вижу, она лежит на границе между кухней и прихожей. Это ее место. Александр Петрович ее выдрессировал и когда она будто случайно заходит на кухню, он в этот момент начинает петь:


– На границе тучи ходят хмуро ….


Она слышит слово «граница» и сразу возвращается на место.


Как-то у нас в гостях был коллега хозяина по работе, он, услышав и увидев это действо, долго-долго смеялся, прямо, что говорится, до слез.


Пока домочадцы заканчивали свой ужин, я растянулся на полу и притворился спящим. Как только все разошлись, эта воришка на полусогнутых лапах направился прямиком к моей посудине, проходя мимо меня с наглой мордой, и даже не смутившись моего присутствия. В тот момент, когда она открыла рот и приготовилась смести языком остатки моего ужина, я зашипел, словно змей-горыныч. Не хватало только пламени изо рта. Пуха от страха подпрыгнула, взвизгнула и пулей вылетела из кухни. Я, для большего эффекта, побежал за ней и по-кошачьи прошипел ей:


– Запомни, в следующий раз поцарапаю нос.


Пуха оказалась сообразительной собакой, следующего раза больше не было. И после этого инцидента наши отношения постепенно начали налаживаться, даже появилось некоторое взаимопонимание. Но, правда, это только касалось территории внутри дома, на улице же действовали другие правила. Тут Пуха бесчинствовала и творила, что хотела, буквально не давая мне проходу. Хорошо, что она не обладала даром лазанья по деревьям, заборам, запрыгиванием на окна, иначе, мне бы и там покоя не было. Я заберусь на ветку и наблюдаю за хулиганкой, а та волчком крутится, прыгает, гавкает, а сделать ничего не может.


Глава 6


Самое тусовочное место в нашем доме – это кухня. Вечерами в будние дни семья собирается за обеденным столом, и обсуждает события, случившиеся за прошедший день. Я тоже всегда присутствую на этих посиделках, куда без меня. Да и интересно послушать, что происходит у людей, о чем говорят. Я обычно занимаю место на тапочках хозяйки, очень мне нравилось на них лежать. Правда, Татьяна Михайловна, иногда забывала, что я на них лежу и, как бывало не раз, случайно на меня наступала. Я, конечно, возмущаюсь, мол, неужели нельзя запомнить раз и навсегда, что это мое коронное место. Так нет же, еще на меня накричит и, в итоге, я остаюсь виноватым. Разве это справедливо?


Как-то вечером за чаем, Катя спросила у отца:


– Папа, а как устроено государство?


Я от удивления даже глаза приоткрыл, думаю, с чего это девчонку такие вопросы интересуют.


А она, как будто, почувствовав мое удивление, говорит:


– Нам в школе на уроке обществознания учительница рассказывала об устройстве государства, но, я, если честно, ничего не поняла.


Александр Петрович улыбнулся и говорит:


– Дети, чтобы вам было понятно, как устроено государство, давайте рассмотрим этот вопрос на примере нашей семьи. Слушайте внимательно. Поскольку я в нашем коллективе самый старший и несу ответственность за всех вас и, самое главное, за вашу жизнь, то я являюсь президентом. Наша мама отвечает за наше питание, следит, чтобы все были одеты, обуты, чтобы вы, дети, вовремя сделали уроки и т.д. Кем её назвать? Всё просто – она является министром экономики, образования, финансов. Тань, какие еще министерства ты у нас возглавляешь? – рассмеялся хозяин и отпил чай из кружки.


– А министерство здравоохранения забыл? Кто вас всех лечит? – улыбнулась в ответ Татьяна Михайловна.


– Точно! – воскликнул Александр Петрович. – Такой важный аспект и забыл. Прости, дорогая.


– А кто же тогда мы с Катькой? – поинтересовался Дима, поедая конфеты одну за другой.


– Вы, дети, наш народ, – торжественно ответил хозяин, отрезав солидный кусок халвы и закинув его в рот.


– А кто Пуха? – засмеялась Катька, отщипывая кусочки от булки и отправляя их в рот.


– Наша Пуха – это министр обороны, ведь она нас охраняет, когда мы спим? – мужчина кивнул в сторону собаки, лежащей на границе. Татьяна Михайловна посмотрела на мужа и произнесла:


– Извини, дорогой, что перебиваю, – женщина обратилась к дочери, – Катюш, положи булку. Я тебе сто раз говорила, не ешь на ночь мучное. И ты, Дима, перестань метать конфеты. Несмотря на то, что ты стройный, как кипарис, все равно вредно есть много сладкого.


Катька от обиды поджала губы, но булку все-таки от себя отодвинула подальше.


– Да уж, из Пухи охранник, как из меня танцор, – весело заметил Димка и потянулся к вазе со сладостями, но, заметив грозный взгляд матери, отдёрнул руку.


Нашли министра обороны. Она, как говорит Татьяна Михайловна, собственной тени боится. Я вам уже рассказывал, как она напрудила от страха, когда я всего лишь мимо нее прошел. Ладно, согласен, она тогда была ребенком. Но, она и сейчас такая же трусиха. Стоит только кому-то на нее чуть голос повысить, у нее уже лапы дрожат, скорей бежит за диван или прячется за ногу хозяйки. С такими министром обороны особо не пообороняешься.


И тут я услышал своё имя.


– А для Сократа есть должность? Даже и не могу предположить, какое он у нас министерство возглавляет? – улыбнулся Димка, – жалко нет министерства сна, а то он непременно бы его возглавил. Семья дружно засмеялась.


Любите вы потешаться над бедным котом. Не понимаете вы, что я и во сне работаю, только мозгами. Вам кажется, что думать это легко? Нет, это тяжелая умственная работа.


– А если бы было министерство по питанию, – весело заметила Катерина, – то мог бы сразу два возглавить. Народ продолжал веселиться и подтрунивать надо мной.


– Нет, ребятки, у Сократа должность особая, он у нас депутат государственной думы, – засмеялся Александр Петрович и посмотрел под стол, где я лежал и слушал их колкости.


– Почему депутат? – не понял Димка.


– А потому, что никто никогда не знает, где и чем он занимается, за что отвечает, – заметил Александр Петрович, – но живёт лучше всех, хотя не перед кем не отчитывается.


Все члены семьи дружно рассмеялись. Мне показалось, даже Пуха покачала головой. Я сначала обиделся, чего это меня в депутаты записали, а потом поразмыслил и пришел к выводу: а должность-то неплохая. Да и не обязан я вовсе отчитываться, где я и чем занимаюсь. Я свободный кот и живу в свободной стране.



Глава 7


Иногда я устаю от человеческого общества, и в такие моменты, когда хочется побыть одному, я прячусь в ванной. Ванная комната на первом этаже нашего дома – это даже ванной не назовешь, скорее, это прачечная. Тут и машинка стиральная и сушилка для белья. На подоконнике стоит разная химия, на полке под большим зеркалом на стене находится всякая всячина, тут же и утюг, и коробка с нитками, в молодости я немало с ними пошалил. Вытащу катушку и гоняю по полу, пока она вся не размотается. Вообще, в детстве я был очень не спокойным котом, признаюсь, семья натерпелась от моих шалостей немало. Сколько туалетной бумаги испортил, сколько салфеток изорвал. Все двери от меня закрывались, везде мне был ограничен доступ, кроме детских комнат, там я был всегда желанным гостем, особенно у Катьки.


А однажды, я даже утюг умудрился сломать. Татьяна Михайловна что-то гладила, и кто-то ее отвлек. Она поставила утюг на гладильную доску и ушла. Я в тот момент носился по дому как угорелый, прыгал с одного окна на другое. Увидев, что хозяйка отошла, я разогнался и, представив себя человеком пауком, с разбегу запрыгнул на гладилку. Утюг пошатнулся и рухнул на кафельный пол. Что-то там у него откололось, и он перестал работать. Когда Татьяна Михайловна вернулась, утюг лежал включенным на полу, из-под него шел дым, а меня, разумеется, уже и след простыл. Хозяйка быстро выдернула шнур из розетки, неизвестно, что было бы, если бы она вернулась не так скоро. Никто даже и не сомневался, чьих это лап дело, поэтому я спрятался так, что никто не мог меня найти до тех пор, пока все в доме не успокоилось. В таких случаях я использовал кладовку на втором этаже или котельную, никто в доме не знал, что это мои тайные места укрытия. О них даже Катька не знала. Там я какое-то время отсиживался, а потом потихоньку выходил и, как ни в чем не бывало, показывался перед семьей.


До сих пор не могу понять, зачем люди гладят белье? Сколько времени на это тратят, а для чего? Оно же все равно потом помнется. Мне один знакомый кот рассказывал, он живёт в Израиле, а к нам приезжал со своей хозяйкой по делу к Александру Петровичу. Так вот он говорил, что в их стране люди не гладят вещи, достали из стиральной машины, надели и пошли. И все нормально, никто никому не сказал: а почему у тебя футболка или шорты не глаженные? Там просто никто на это не обращает внимания.


Почему еще я люблю спать в ванной, потому что монстру Пухе туда заходить запрещено. Она, конечно же, нарушает запреты, но только когда никто не видит. Бывало ночью зайдет, увидит меня, я голову подниму, шикну на нее, а она же трусиха еще та, быстрей убегает и прячется за диван, «министр обороны» хренов.


В прихожей она регулярно покушалась на мой диван, всё-таки пришлось ей даже разок по морде лапой съездить, чтобы больше не пыталась на него залезть. Однажды смотрю, улеглась на диване, лапы свесила и лежит, похрапывает. Думаю, вот это наглость. Я подкрался к ней сзади головы, наклонился и хрясь ее лапой по башке. Она взмыла в воздух, словно баллистическая ракета. А когда приземлилась на лапы, смотрела на меня такими испуганными глазами, словно у меня не одна голова, а три. Честно говоря, я никогда не сделаю это больно, неожиданно да, но без всяких травм.


Так вот, сплю я как-то ночью под сушилкой в ванной комнате, слышу, на втором этаже дверь чьей-то комнаты отворилась, и кто-то спускается по лестнице, я прислушался и по шагам понимаю, что это идет хозяин. Хоть он и называет себя хозяином дома, но я с ним не согласен. Вот скажите мне, ну какой он хозяин? Рано утром уехал, поздно вечером приехал, что в доме творится, что с кем приключилось, у кого какие проблемы, он же ничего не знает. Первым все узнаю я. А он только спустя какое-то время и то, уже от Татьяны Михайловны. Она, конечно же, всем делится с Александром Петровичем, хоть и говорит детям, что о разговоре между ней и ними никто не узнает. Мы как-то общались с ней на кухне, и она мне это объяснила таким образом:


– Понимаешь, Сократ, мы ведь муж и жена и у нас не может быть секретов друг от друга, особенно если это касается наших детей. Он их отец. И воспитанием их мы занимаемся вместе. Ты не смотри, что он рано уезжает и поздно приезжает, он в курсе всех событий, – хозяйка сидела на диване, я лежал рядом с ней и наслаждался ее поглаживаниями меня за ухом, – он все свое свободное время уделяет общению с ними.


– Хорошие и добрые отношения в нашей семье между нами и нашими детьми очень важны для нас, – продолжала женщина, – и мы с Александром Петровичем придаем этому большое значение. Мы стараемся быть с нашими детьми на одной волне, не отставать от современной жизни, быть в курсе их взглядов и интересов.


Татьяна Михайловна теперь поглаживала мой живот. Люблю, когда меня гладят, но только когда я позволяю это делать. С моего, так сказать, молчаливого согласия.


– Понимаешь, Сократ, – продолжала рассуждать хозяйка, – у нас людей, семья это основа нашей жизни, это родные и близкие люди, которые в случае чего поддержат и в радости, и в горе, на которых можно опереться, зная, что тебя не предадут и поймут в любой ситуации. Без семьи, без близких людей человек одинок. И очень важно, какая атмосфера в семье, какие отношения между родными людьми. Если любовь и согласие, тогда и жизнь в семье в радость, и домой хочется возвращаться, – женщина вздохнула и продолжила. – Вот вы коты, вы же не знаете о своих отпрысках вообще ничего, сделал дело и гуляй смело, – Татьяна Михайловна подняла мою голову и посмотрела на меня, – вот скажи мне, у тебя же наверняка уже где-то есть дети, а что ты о них знаешь? Да ничего, – хозяйка потрепала меня по голове.


Да откуда я знаю, есть у меня дети или нет? Ну, встречался раньше с кошками, теперь вот Бэллу полюбил. Но семьей-то я ни с кем не жил. Имею в виду, семьёй кошачьей.


– В отличие от вас, котов, – продолжала хозяйка, – для нас, людей, важно, не только родить и вырастить наших детей, но еще и показать им пример, указать дорогу в будущую жизнь, – у меня в детстве была кошка, так она рожала котят и уносила их со двора и больше их никто никогда их не видел. Не кошка, а кукушка какая-то. Знаешь, птица есть такая? – Татьяна Михайловна вновь посмотрела на меня. – Так вот она подбрасывает яйца в чужие гнёзда и сама никогда своих птенцов не выводит и не растит. Такие кукушки, кстати, и у людей есть, и у животных.


Ох, Татьяна Михайловна, куда тебя занесло сегодня. Ты часом, чаю или кофе лишка не употребила? Я тоже люблю пофилософствовать, но ты прямо сегодня в ударе, с людей на котов переключилась.


Простите, отвлекся немного. Так вот хозяин зашел в ванну и говорит:


– Кот, вставай, пошли чего-нибудь куснём.


Я, конечно, от такого предложения никогда не откажусь. Я вскочил и засеменил за хозяином.


Он открыл холодильник, смотрит в него и говорит:


– Чего б такого употребить? Голодный я, Сократ.


Наблюдаю за членами своей семьи и всегда удивляюсь: откроют холодильник и смотрят в него. Как будто от их взгляда, там может появиться какой-то деликатес. Особенно дети, те могут бесконечно открывать и закрывать холодильник, высматривая, чтобы там такого вкусного выудить. Я так понимаю, если ты голодный, то какая разница, что есть. Открыл, взял, закрыл и сиди трапезничай.


– Танька замучила меня своей диетой, – тяжело вздохнул Александр Петрович. – Салатом накормит на ночь, а мне бы жареного мяса, да еще с кровью, – он вынул из холодильника вареную колбасу. Отрезав приличный кусок, Петрович положил кусок колбасы в мою миску.


– Будешь? – спросил он.


Никогда не понимал, зачем спрашиваешь, если уже положил? Я заметил, люди иногда задают такие наивные вопросы, просто диву даюсь.


– Танька, она, конечно, правильно говорит, – сказал хозяин, накладывая на хлеб сыр и колбасу, – надо правильно питаться, вести здоровый образ жизни, но, понимаешь, котейка, иногда так хочется сожрать чего-нибудь вредного, чем-то отравиться. Жена ругает меня за лишний вес, говорит похудеть надо, что от этого и давление скачет. Она сама, ты видел, какая стойкая, не женщина, а кремень, – мужчина сжал кулак в воздухе, – Поражаюсь ее силе воли. У меня вот и сила есть, и воля тоже есть, а силы воли нет, – засмеялся мужчина, набив полный рот колбасой. Не в обиду, конечно, – продолжил ночной кухонный гость, – но я заметил, что женщины в вопросах касающихся самодисциплины и уж тем более еды, сильней нас и гораздо выносливей. Понимаешь, кот, если я на работе целый день буду салатами питаться, то мой мозг перестанет функционировать, – заметил Александр Петрович, – а это не допустимо. Кто ж будет семью кормить?


Мужчина проглотил бутерброд, запил соком и сказал:


– Ты, конечно, Сократ еще та заноза, но, знаешь, за что я тебя люблю? – хозяин пристально посмотрел на меня и погладил по голове.


Я оторвал голову от миски, расширил глаза от такого признания и уставился на мужчину.


– За то, – продолжил Александр Петрович, допивая сок из стакана, – что по ночам жрешь вместе со мной, не воспитываешь и не критикуешь меня, какой толщины я колбасу отрезал и сколько сыра положил.


Согласитесь, приятно же слушать признания в любви!



Глава 8


А ещё ночью я любил ночевать в комнате у Кати. Она ложилась на бок, прижимала меня к себе, укрывала одеялом и начинала мне рассказывать истории из своей жизни. Больше всего мне нравилось, когда она приносила что-нибудь вкусное, и мы с ней лежа на кровати поедали лакомства. Я, пока девочка не засыпала, терпел, но как только слышал, что она засопела, выбирался из-под одеяла и устраивался в ногах. Как можно спать в такой бане? Под одеялом же дышать нечем. А она еще укроется чуть ли не с головой. Задохнуться можно, пока дождёшься, когда она уснет. Девчонка спала тихо, как мышка, в отличие от своего брата. Несколько раз я спал у Димки в ногах, о чем очень сильно потом жалел. Парень так вертелся во сне, что несколько раз меня скидывал с кровати, и я кувырком летел на пол. А один раз он так меня саданул пяткой по голове, что у меня искры из глаз посыпались. Я тогда не сразу сообразил, что произошло, только когда очнулся на полу, понял, что попал под атаку Димкиных ног. Думал, что сотрясение мозга заработал. Но, слава богу, все обошлось. Пришлось остаток ночи провести на полу, поскольку дверь была закрыта, и попасть к Катьке я уже не мог.


А днем мне нравилось находиться у Димки в комнате. Признаюсь вам, там у меня был наблюдательный пункт. Дело в том, что окно спальни выходило на соседний дом, и со второго этажа было хорошо видно окно кухни соседей, расположенное на первом этаже. Сверху открывался отличный обзор, и я практически видел все, что там происходило. Но, наблюдал я не за тем, чем занимаются соседи на кухне или что они там едят. Это меня меньше всего интересовало.


Была у меня другая забота. У них в доме жила очаровательная блондинка, вся такая из себя, краля голубых кровей, красивая до умопомрачения кошка. Она-то и привлекала мое внимание.


Познакомились мы с ней давно, еще летом. Сижу я как-то на заборе, солнышко светит, птички поют, наслаждаюсь жизнь. Вдруг вижу, по соседнему участку идет кошка, ослепительно белая, хвост распушила, ушки торчком, на шее поблескивает ошейник, красивая, нет слов, чтоб описать. Она невероятно грациозно запрыгнула на забор и села чуть поодаль от меня. Сидит, головой крутит, делает вид, что меня не замечает. Меня это задело, что за неуважение такое к соседу. Я чуть придвинулся ближе и пристально смотрю на нее. Надменная мадам разворачивается и садится ко мне хвостом. Сзади тоже вид, конечно, красивый, но все-таки хочется посмотреть ей в глаза. Я по своему, по– кошачьи говорю:


– Может, всё-таки познакомимся, соседи как ни как.


Она обернулась через плечо и так презрительно на меня посмотрела, что я почувствовал себя каким-то неполноценным.


И вдруг из дверей ее дома выходит толстая тетка и визгливым голосом говорит:


– Белла, ты зачем туда забралась, быстро спускайся с забора. Ты же испачкаешь шерсть, – и, увидев меня, еще громче закричала, – что этот дворняга делает рядом с тобой? А ну-ка, марш домой. Я сначала не понял, кому она сказала марш домой, мне или своей кошке, но, увидев, как Бэлла мгновенно спрыгнула с забора, я понял, что это была команда ей.


Честно признаюсь, от такого хамского обращения я очень сильно расстроился. Что это ещё за классовая дискриминация? Какой я тебе на фиг дворняга? Да я не просто кот, я кот камышовой породы. Мои предки, между прочим, были самыми настоящими хищниками!


Белла скрылась в дверях дома. А я остался сидеть в одиночестве. Да, не дай бог такую хозяйку иметь, лучше уж сразу котомку на плечо и идти бродяжничать.


Потом мы с Бэллой встречались еще несколько раз, и она также продолжала меня игнорировать. Высокомерная такая кошечка. Но, тем не менее, каждый раз, заметив меня, она тут же появлялась рядом со мной на заборе. Такое впечатление, что она следила за мной, но делала вид, что не замечает. И как бы она ни старалась изображать равнодушие, все равно поглядывала в мою сторону.


Хм, и кого ты обманываешь, принцесса? – мысленно вопрошал я. – Я же вижу, что тоже нравлюсь тебе. Просто гордость твоя не позволяет тебе со мной заговорить.


Однажды я сидел на окне в спальне Димки и увидел ее в соседском окне, она грелась на солнышке на подоконнике. На улице было еще тепло, окна были открыты и я, чтобы привлечь ее внимание, громко мяукнул. Она подняла голову, покрутила ей по сторонам, потом ее взгляд сместился наверх, и тут она увидела меня. Наши взгляды встретились. Она села на задние лапы и долго смотрела в мою сторону. Вы не поверите, но с тех пор, мы стали регулярно проводить такие свидания через стекло. Мы с ней никогда ни о чем не договаривались, у нас просто существовала какая-то своеобразная традиция. Когда я появлялся в Димкином окне, то буквально через некоторое время появлялась и она. Такое чувство, что она меня всегда поджидала. Увидев меня, она начинала выделывать невероятные вещи, от которых у меня буквально захватывало дух. То она становилась на задние лапы, а передние ставила на стекло, то выгибала спину, то начинала кувыркаться, то просто ложилась и смотрела на меня. Я же в этот момент не мог даже пошевелить лапой. Смотрел на неё, словно завороженный. И это реалити-шоу за стеклом могло продолжаться несколько часов подряд, пока одного из нас не сгоняли с окна.


Как-то раз в такой момент открылась дверь, и вошел Димка, бросил рюкзак на стул. Я знал все его движения наизусть, мне не надо было поворачиваться и смотреть на него, чтобы понять, что он делает.


– О, Сократ, ты, как обычно, здесь – поприветствовал меня парень.


А где же мне еще быть в такой момент.


– Тяжелый день сегодня был у меня, – сказал Димка, – устал сильно. Ты как? – спросил меня юноша, как будто я мог ему ответить.


Да, как? Нормально. Вот шоу смотрю, глаз не могу оторвать от своей красавицы.


Парень снял с себя одежду, натянул шорты и, растянувшись во весь рост на кровати, закинул руки за голову и уставился в потолок.


В кого он такой длинный уродился? – мысленно спросил я сам себя. – Хозяин, правда, тоже не маленький, но Димка его уже перерос. Татьяна Михайловна у нас невысокого роста, Катька в нее пошла. А Димка лицом похож на маму, волосы такие же темные и волнистые. Правда, у хозяйки всегда нормальная прическа, а у Димки на голове вечно все торчком.


– Сократ, поделиться с тобой хочу кое-чем, – как-то неуверенно сказал Димка.


Хочешь, так делись, – мурлыкнул я.


– Понимаешь, у нас в классе есть одна девчонка, – юноша тяжело вздохнул, – красивая, умная, но ужасно высокомерная. Она новенькая, первый год у нас учится, откуда то из Сибири приехала. Я несколько раз заговаривал с ней, ну. на предмет дружбы, а она нос воротит, представляешь? Пытаюсь заговорить, а она разворачивается и уходит. Я даже ей нагрубил один раз, говорю, ты чего себя так некрасиво ведешь? С тобой человек хочет пообщаться, а ты демонстративно уходишь. Потом пожалел об этом, она вообще перестала меня замечать. Другие девчонки сами липнут, но мне они не интересны. А эта интересна, но она, как неприступная скала.


Ох, Димон, у меня такая же история. Вон краля моя в окне крутится, а к себе не подпускает.


– Понимаешь, она не такая, как все, – продолжал Дима.


Очень хорошо понимаю, моя тоже редкий алмаз.


– Девчонки наши в школу надевают такое декольте, будто на дискотеку собрались. А она одевается скромно. Я видел ее на физкультуре, фигура у нее потрясающая. Правда, она такая маленькая, как дюймовочка. И она не делает эти бесконечные селфи с выпячиванием губ. Меня просто воротит, когда девчонки кривляются перед камерой, неужели они не понимают, что выглядят пошло. И еще плюс ко всему она и учится хорошо.


А как зовут твою ненаглядную?


– Настей зовут ее, – ответил Димка, словно услышал мой вопрос, и продолжил: – Понимаешь, Сократ, не знаю, как расположить ее к себе? Я как-то заступился за нее, есть у нас один хулиган в классе, он прицепился к ней, то батаном назовет, то белой вороной, ну, я и наехал на него, говорю: – еще раз обзовёшь ее, получишь в глаз. Это было в классе, при всех, пацаны после этого давай хихикать. Ну, ты понимаешь, начались все эти подколочки: Смирнов, ты че влюбился что ли? Я, конечно, не ждал похвалы от девчонки, но хотя бы спасибо можно было сказать, пусть не при всех, но на перемене лично мне. Но, она не то, что спасибо не сказала, а повернулась в мою сторону и таким взглядом на меня посмотрела, как будто хотела сказать: кто тебя просил за меня заступаться, я и сама могу за себя постоять. Получается, что я еще хуже сделал. Тот болван от нее отстал, я после школы еще раз объяснил ему, что к чему, вроде бы все понял.


Да, Дима, женщины они такие, порой не знаешь, как себя с ними вести. Хорошо делаешь – неправильно, плохо делаешь – тоже не хорошо. Где золотая середина? Наверное, правда мудрость гласит: чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей.


– Но, я не могу не думать о ней, вот в чем вопрос, – отчаянно воскликнул парень. – Сначала думал, это потому, что вижу ее каждый день в школе, а потом понял, что она постоянно находится в моей голове. Она поселилась в моем сердце, понимаешь? – парень похлопал себя по груди, – на уроке сижу, учителя не слышу. Понимаю, что нужно об уроках думать и все такое, что ЕГЭ на носу, – продолжал Димка, – но ничего не могу с собой поделать.


Э, да ты, дружок, влюбился. Все мысли о ней – это первый признак того, что ты попал! Знаю, что говорю.


– Сократ, ты не представляешь, какие у нее губы, как гляну на них, сердце замирает. Все бы отдал за возможность к ним прикоснуться!.


Понимаю, тебя, друг. Я вон своё шоу через стекло смотрю, и дух захватывает так, что не могу лапой пошевелить.


Димка поднялся с кровати, подошел к окну и встал рядом со мной. Положив руку мне на шею, начал меня поглаживать.


Гладь, пока я добрый.


– Ты, Сократ, мой личный психотерапевт, – улыбнулся парень, – есть вещи, которые могу рассказать только тебе, потому что знаю: ты никому моих секретов не выдашь.


Не ты один, Дима, такой! Я знаю все сокровенные мысли и секреты каждого члена семьи. Ты думаешь, что мне Катерина по ночам сказки рассказывает? Да нет, у нее тоже свои тайны. И родители твои тоже делятся со мной своими мыслями. Лучшего психотерапевта, чем я, вам не найти, поскольку все, что вы мне рассказываете, не узнает никто и никогда, все ваши секреты так и останутся со мной до конца моих дней.


Димка облокотился на подоконник двумя руками, посмотрел в окно в одну сторону, потом в другую, и вдруг взгляд его упал на соседний дом, опустился ниже. Димка пристально посмотрел на меня, перевел взгляд на окно соседнего дома, где лежала Белла во всей красе, и вдруг громко засмеялся:


– Так вот почему ты здесь зависаешь, – воскликнул парень, – а я-то думаю, на что он там смотрит часами, думаю, может птичек высматривает, а он вон какую птичку присмотрел. Да, у тебя, брат, тоже муки любви?


Я повернул голову и пронзительно посмотрел в глаза парню.


– Сократ, честное слово, я не насмехаюсь над тобой, без обид, брат, – увидев, видимо, в моих глазах, расстройство, произнёс парень, – просто понял, почему ты тут постоянно сидишь, и стало весело. Слушай, а она красивая, – Димка кивнул головой на соседнее окно.


Хм, я и сам это знаю.



Глава 9


С Татьяной Михайловной у нас отношения особые. Мы с ней свободные художники и очень часто проводим время вдвоем на кухне. Она занимается домашними делами, а я, как всегда, лежу у ее ног. Она, правда, иногда на меня ругается:


– Сократ, ну зачем ты мне под ноги ложишься, я же не замечу и наступлю на тебя, будешь потом орать, как резаный.


Я в такие моменты, от греха подальше, ухожу и ложусь в стороне. Имеется печальный опыт, не раз мне уже наступали то на лапу, то на хвост. А еще я очень люблю лежать под батареей, особенно зимой, когда приходишь домой с улицы весь замерзший и с льдинками на шерсти. Мои родственники выпустят меня погулять, а назад позвать иногда забывают. Вот и приходится запрыгивать на окно и махать им лапой, чтобы запустили домой. Татьяна Михайловна потом еще бранится и грозно спрашивает:


– Сократ, зачем ты лапы ставишь на стекло? Ты разве не видишь, что на стекле остаются твои следы?


Конечно, не вижу, сдались мне эти следы, Татьяна Михайловна. А вы если не хотите, чтобы я окно вам пачкал, так запускайте вовремя. А то бросят бедного кота на морозе и сидят свои сериалы смотрят. А я как пингвин в окно ломлюсь.


Пуха – та хитрая шельма. Ее если вовремя не запустить домой, особенно зимой, она такой вой на улице поднимает, что волей-неволей пойдешь и откроешь ей дверь. Я же не могу так выть, вроде мяукаю, настойчиво прошусь домой, но меня, к сожалению, никто не слышит. Пуха однажды так выла, что сосед позвонил хозяину и говорит:


– Александр, вы что там с собакой делаете?


– Да ничего мы с ней не делаем, выпустили погулять и вовремя не запустили домой, – ответил хозяин, – вот она истерику и закатила.


Скажу вам честно, я таких наглых собак еще не встречал. Голос на нее повышать нельзя, она сразу делает вид, что обиделась и уходит или отворачивается, мол, я с вами не разговариваю. Наверное, если бы могла, то надула бы губки. Подумаешь, цаца какая!


Димка говорит: Пуха у нас еще та актриса, достойна высшей кинопремии! Надеюсь, Оскар по ней плачет.


Видели бы, что она вытворяет во дворе. Татьяна Михайловна как-то говорила, что надо сирень постригать, а то, мол, сильно разрослась, кусты смородины и крыжовника перед зимой обрезать. Но, с появлением Пухи необходимость в этом как-то сама по себе вдруг отпала, собака эту обязанность взяла на себя. Она просто все обгрызла. Перетаскала все дрова из гаража, для чего она это делала, никто не знает. Только домачадцам приходилось регулярно выходить и собирать поленья по двору. В семье ее стали называть дровосеком. А я удивляюсь, как она их вообще поднимает? У нее довольно узкая пасть, а поленья все толстые и тяжелые. Кости, видите ли, она грызть не может, а поленья таскает без проблем. Какая-то совершенно бесшабашная собака, нашкодит, напакостит, а потом такими невинными глазами смотрит, ну, прямо ангел во плоти. Скажу вам, хитрющая и очень упрямая, сразу видно – дворняга.


С Татьяной Михайловной мы разговариваем на разные темы. Сейчас она временно не работает, в смысле никуда не ездит, но постоянно что-то печатает на своем компьютере. А раньше трудилась в одном благотворительном фонде одного очень богатого и известного человека. Отработала там год по контракту и сбежала оттуда. Потом делилась со мной:


– Устала я, Сократ, понимаешь. Не физически, в морально устала. В таком коллективе работать невозможно. Вроде одни женщины работают, казалось бы, должны поддерживать друг друга, помогать, так нет же, как змеи друг на друга шипят. Ни у кого ничего нельзя спросить, никто никогда ничем не поможет. Меня туда пригласили работать, я не сама напросилась, пришла, а на меня, как на врага народа смотрят.


Да, женщины народ непредсказуемый, со своими тараканами в голове, причем иногда эти тараканы бывают неестественных размеров, по своему опыту знаю.


– Представляешь, приняли на работу девчонку молоденькую юристом, так довели ее до слез, – продолжила Татьяна Михайловна, – приезжаю я из командировки с Дальнего Востока, меня две недели не было, а она мне жалуется, говорит: – когда захожу на кухню обедать, все демонстративно встают и уходят, мимо проходят не здороваются. Ну вот, скажи мне, Сократ, как можно так себя вести? – возмущалась хозяйка. – Кто воспитывал этих женщин? Как бы ты не относился к человеку, но элементарные правила приличия необходимо соблюдать.


Да, понимаю, со мной вон тоже мадам не здоровается. Ее воспитателя я видел, верещала, как безумная, боясь, что Белла шерсть испачкает, а меня дворнягой обозвала. И ваших коллег воспитывали такие же, как они, воспитатели. Яблоко от яблоньки далеко не падает.


– Девчонка эта несколько раз порывалась уйти, да все никак не решалась, работа нужна была очень. Ипотеку они с мужем оформили на квартиру в строящемся доме. Деньги уже платят, а дом еще не сдали, не могут в свою квартиру заехать. Да и куда заезжать – голые стены и ремонт еще надо делать. В общем, жить было негде, приходилось снимать. Вот из-за денег и терпела это отношение, – вздохнула Татьяна Михайловна.


Я же говорю, что у людей все сводится к деньгам. Я, конечно, понимаю, что без них никуда, даже корм мне не купишь, но терпеть такие унижения? Это же немыслимо.


– Сократ, но, вся беда в том, что это все шло от руководителя. У нее в коллективе были любимчики, которым позволялось все. И вся ситуация с девушкой юристом была по сути спровоцирована самим директором фонда, потому что приближенные к ней сотрудницы позволяли себе хамское отношение не только к юристу, но и к бухгалтеру и другим сотрудникам.


Я слышал, как Александр Петрович говорил супруге: Всякий дом хозяином хорош. Видимо, ваш хозяин был не совсем хорош.


– Руководитель сама молодая еще, да и стала она директором случайно, предыдущий начальник внезапно уволился, а она у него была секретарем. У нее сохранилоась доверенность подписывать документы, вот она и осталась И.О. директора, ну а потом стала директором. По сути, ни опыта, ни образования как такового у нее для этой должности не было, да и людьми управлять оказалось ей не по силам. Вот поэтому и такой разлад в этом фонде. Да и благотворительностью они сомнительной занимаются. Этот олигарх, возможно, и не подозревает, как расходуются его средства, – грустно улыбнулась Татьяна Михайловна, – а скольким людям, которым реально нужна помощь, они отказывают в ней.


Я слышал, как по телевизору говорили: что раньше благотворительность была добродетелью, а теперь стала отраслью экономики. Нет души больше в благотворительности.


– Но, ты знаешь, Сократ, я не жалею нисколько, что ушла, теперь у меня есть возможность больше времени посвящать детям. Последнее время они меня очень тревожат. Вижу, с Димкой что-то происходит, пытаюсь завести с ним разговор, а он упирается, наверное, стесняется со мной поделиться.


Да, что с Димкой происходит? Влюбился твой парень, места себе не находит. Все мысли у него о ней!


– Может, влюбился? – словно услышав мои мысли, спросила женщина. Ты не знаешь случайно?


Конечно, я все знаю, что происходит в этом доме.


– Раз молчишь, значит, точно влюбился. Да и возраст сейчас у него такой влюбчивый, кто в семнадцать лет не влюблялся? – Татьяна Михайловна покачала головой.


Она знает, если я молчу, то я согласен. А если нет, то я бы мяукнул.


– Ты, Сократ, у нас умный кот. Думаешь, я зря с тобой всегда разговариваю, делюсь своими мыслями, просто знаю, что ты меня поймешь. Ведь так? – спросила женщина и посмотрела в мою сторону.


Пойму, конечно, я вас всех понимаю. Все-таки странная женщина моя хозяйка, разговаривает со мной, как с человеком.


– Вот видишь, я и не сомневалась, что ты меня понимаешь, – улыбнулась Татьяна Михайловна, присела рядом со мной и погладила меня по голове. Я звмурлыкал и потерся об её руку.


В этот момент в дом вошел Димка. Он бросил рюкзак на мой диван, скинул обувь и прошел на кухню.


– Мам, как у тебя вкусно пахнет. Я такой голодный, – улыбнулся Димка, – как лев.


– Смотрю, сынок, у тебя неплохое настроение. Как день прошел? – спросила мама.


– Все хорошо, – усмехнулся парень.


– Иди мой руки, садись, покормлю тебя и заодно поговорим, – женщина махнула головой в сторону ванной.


– О чем ты хочешь поговорить? – насторожился Димка.


– О жизни, сын, – улыбнулась женщина, – ты чего так напрягся сразу. Все хорошо, просто давно не общались с тобой с глазу на глаз.


Через какое-то время Димка вернулся на кухню, сел за стол. Татьяна Михайловна поставила перед ним тарелку с супом, по запаху я мог определить, что это был гороховый супчик с копчёностями, я всегда его чувствовал и улавливал запах Мне не надо видеть блюдо, я определяю его по запаху.


– Ну, сынок, давай рассказывай, кто она, как зовут? – улыбнулась мама.


Димка замер с ложкой в руках, – а ты откуда знаешь? – спросил парень.


– Вижу, ты последнее время слишком серьезный, задумчивый ходишь, а тут с Сократом пообщались, он мне подтвердил мои предположения, – произнося эти слова, женщина улыбнулась и посмотрела на меня, – В смысле, я у него спросила:– как думаешь, может Дима влюбился? А он молчит. Ты же знаешь, молчание знак согласия, – засмеялась хозяйка и пожала плечами.


Женщина, ну что ты такое говоришь? Я ей подтвердил! Это же надо такое придумать? Ты только никому постороннему об этом не говори, а то тебя примут за не совсем здорового человека.


– Мам, вот не говори ерунды: Сократ, молчание, что ты напридумывала? Кто-то тебе что-то наговорил? – Димка положил ложку в тарелку и откинулся на спинку стула, потом перевел взгляд на меня. Я растянулся на полу, лежу и ухом не веду, слегка постукиваю хвостом по полу.


Парень, ты же знаешь, я могила!


– Клянусь, сынок, никто ничего не говорил. Сама догадалась, – Татьяна Михайловна широко улыбнулась, – я же не первый день на свете живу. Я тоже когда-то была семнадцатилетней.


– Настей зовут ее, она моя одноклассница, – буркнул Дмитрий, – но ты ее не знаешь. Она только в этом году к нам в класс перешла, они из Сибири переехали, – вздохнул Димка и принялся за суп.


– Красивая? – спросила женщина и улыбнулась.


– Да, очень, – задумчиво ответил Димка и опустил взгляд в тарелку.


– А что не так? Вижу, что-то тебя тревожит? – насторожилась Татьяна Михайловна.


– Даже не знаю, как объяснить. Сложно все. Понимаешь, мам, она не такая, как все. Девчонки читают модные любовные романы, а она Братьев Карамазовых, все слушают рэп, а она Шопена и Рахманинова, да еще и на скрипке играет. Вот поэтому ее в классе все называют белой вороной.


– Значит хорошая девочка, – заключила хозяйка.


О «Братьях Карамазовых» я уже слышал от Татьяны Михайловны. Она как-то делилась с Александром Петровичем:


– Саш, ты знаешь, я тут перечитала Достоевского, «Братьев Карамазовых», и совершенно по-новому взглянула на этот роман. Помню в молодости, он мне казался таким нудным, а сейчас прочитала на одном дыхании, абсолютно другое восприятие. Я где-то читала, что это произведение обязательно для изучения в 5-11-х классах в соответствии с Государственным образовательным стандартом по литературе, утвержденным Министерством образования и науки РФ. Но, это же глупо, требовать от детей школьного возраста читать такие серьезные произведения.


– Тань, ничего не вижу глупого. Наоборот, чем сложней литература, тем лучше развивается мышление. Понимаешь, человек учится рассуждать на таких книгах.


Дмитрий продолжал делиться с матерью:


– Не могу никак добиться от нее внимания, пытаюсь заговорить, она отводит глаза и убегает, – грустно заметил парень, – мне иногда кажется, что она меня просто избегает.


– Значит, она в тебе увидела мужчину, – улыбнулась Татьяна Михайловна, и ты ей явно нравишься.


– Ты думаешь? Откуда ты это знаешь? – Димка заметно оживился.


– Говорю же, что не первый день на свете живу, – засмеялась женщина, – на самом деле, сынок, все просто. Это чистейшей воды психология.


– В смысле? – не понял Дима.


– Сынок, если женщина при разговоре с мужчиной отводит взгляд, это первый признак ее неравнодушного отношения к тебе. Если бы ты ей был безразличен, она смотрела бы прямо тебе в глаза и вела бы с тобой, как со всеми остальными. Вот скажи, как она ведет себя с остальными мальчишками? – спросила мама.


– Да вроде нормально со всеми, кроме меня, – задумался парень, – и что мне теперь делать, мам? – спросил сын.


– Если хочешь завоевать симпатию девушки – улыбайся, когда подходишь к ней. Флиртуй, не бойся, девушки любят флирт. Не стесняйся сделать комплимент, только не грубый, не навязчивый, – мать подошла к сыну и ласково погладила его по голове. – Прояви внимание к девушке и увидишь, как все изменится.


– Мам, как хорошо, что мы с тобой поговорили, – улыбнулся Димка, – теперь я знаю, что делать.


Он встал, вышел из-а стола и, крепко обняв мать, поцеловал её в щеку – спасибо, мамуль, ты у меня самая лучшая.


Я всегда знал, что моя хозяйка мудрая женщина. Это ж надо, в два счета парня расколола, да ещё и наставления дала.


Димка уже хотел было убежать к себе в комнату, но Татьяна Михайловна его остановила.


– Сынок, еще пару минут удели мне, я еще не закончила, – Татьяна Михайловна присела на стул.


– Слушаю, мам, – Димка сел напротив хозяйки.


– Сын, любовь это прекрасное чувство, оно окрыляет, дает силы и веру в себя. А я чувствую, что ты влюбился в эту девушку. Береги это чувство, оно может оказаться единственным. Некоторые легкомысленно рассуждают, мол всё ещё впереди, будет любовь, да не одна. Нет, дорогой, бывает первая любовь остаётся настоящей любовью на всю жизнь.


Димка задумчиво посмотрел на мать.


– Первая любовь – это волшебство, и скажу прямо, в ней не всегда есть место логике, – осторожно продолжала Татьяна Михайловна, – самое главное, не теряй голову. Не забывай об учебе, это очень важно. Ты мужчина и в будущем тебе придется нести ответственность за твою будущую семью, будет с тобой Настя, или другая женщина, но, именно ты должен будешь заботиться о ней, о семье, детях и близких тебе людях.


– Мам, здесь ты можешь за меня не переживать, я все держу под контролем. В школе проблем нет, в спорте тоже, – уверенно заявил парень.


– Это очень хорошо, – улыбнулась мать, – сынок, я всегда знала, что ты умный мальчик. Я горжусь тобой, мой малыш, – женщина засмеялась, а Димка закатил глаза.


– Мам, ты меня только при друзьях не называй малышом, а то меня засмеют, – хмыкнул Димка.


– Смею тебя заверить, сын, что твоих друзей их мамы тоже наедине называют малышами и мальчиками. Конечно же, Дмитрий, я никогда при людях тебя так не назову. Ты у меня уже настоящий мужчина.



Глава 10


Как-то вернулась моя Катерина из школы грустная, смотрю, на девчонке лица нет, думаю, кто-то обидел. Она скинула на ходу обувь, и, проходя мимо кухни, буркнула:


– Привет, мам.


И прямиком направилась к лестнице, ведущей на второй этаж.


Татьяна Михайловна, едва заметив дочь, крикнула уже ей вслед:


– Катюш, ты что так быстро ушла? Даже не поздоровалась с матерью нормально.


Катерина ее уже не слышала или сделала вид, что не слышит, поэтому вопрос остался без ответа.


Мы с хозяйкой практически всегда были дома, она иногда отлучалась либо в магазин, либо по каким-то семейным делам. Поэтому хозяйство все было на нас. Такое положение дел мне очень даже нравилось. Я постоянно крутился рядом с ней и мне частенько что-нибудь перепадало. Иногда что-то вкусное, а порой и нагоняй прилетит, как мне всегда казалось, из ниоткуда и из-за ничего. Мы с хозяйкой частенько вели философские беседы, правда, она иногда забывалась и вдруг ни с того ни с сего начинала меня воспитывать или читать мне лекции о здоровом образе жизни. Это была ее любимая темя. В этот момент я всегда вставал и демонстративно уходил из кухни, а она мне вслед говорила:


– Вот видишь, дорогой котик, ты тоже не хочешь вести здоровый образ жизни, вы с Александром Петровичем, два сапога пара. Вам бы только поесть. Ты думаешь, я не знаю, что вы вдвоем ночами на кухне промышляете? Кухня, между прочим, – это моя территория и я здесь знаю все: что, где и как лежит.– Татьяна Михайловна стояла, уперев руки в бока и качала головой из стороны в сторону.


Надо же, а я об этом как-то и не подумал. Она, оказывается, все запоминает, куда что положила. Хитрая женщина. Я думаю, что она там печатает на своем компьютере, а она, видимо, заметки делает. Вот и попробуй стащить что-нибудь со стола, сразу вычислит.


Я, если честно, горжусь своей хозяйкой. Когда она работала, то каждый день вставала в шесть утра только из-за того, чтобы час потратить на спорт. Вы представляете? Если это было лето, она занималась на улице, а зимой в доме. У нее все для этого было, гантели, гири, турник, различные тренажеры, скакалки. Как она всегда говорила, что ее любимый магазин, тот, где продается все для спорта.


Я всегда думал, ну что женщине не спится, нет бы, лишний час поваляться в кровати, так нет, надо вставать и мучить себя и свое тело. Вот я бы на это не за что не согласился. На фиг мне это надо! Но, вы, люди не можете жить в свое удовольствие. Вам непременно надо устраивать себе вами же выдуманные испытания. То голодные марафоны устраиваете, то спортивные состязания. Как говорит Татьяна Михайловна: это закаляет характер. При чем здесь характер, не пойму. Я не скажу, что я бесхарактерный кот, но, такой ерундой заниматься никогда не буду. Еще чего не хватало! Надо же голодный марафон! Это что получается, вы испытываете себя, отказываясь от употребления тех или иных продуктов, то есть, кто кого одолеет, вы еду или она вас? Но все-таки мне кажется, тут дело не только в характере, зачастую люди идут на какие-то испытания, например, ради денег или славы.


Я как-то смотрел по телевизору передачу, не помню названия точно. Вы бы видели, что там делают участники? Лазают по каким-то канатам, бьются об перекладины, падают с высоты в воду и все это за что? За главный приз, то есть за деньги.


Правда, в таких шоу, участнику, получившему главный приз, достается еще и слава. Представляете, человек на протяжении долгого времени не вылезает из телевизора, естественно его будет знать вся страна. Не зря же вы говорите: деньги и слава всегда идут рядом.


Я заметил, что у вас, у людей, все сводится к деньгам, какой разговор не заведи, он непременно перейдет к теме денег или их нехватки. Вам вечно их не хватает. Сколько не дай, все равно будет мало. Вот и мои хозяева тоже о них говорят. Слышал как-то разговор Александра Петровича и Татьяны Михайловны:


– Саш, Димке кроссовки нужны, они у него прямо горят, не успеешь купить, уже порвались.


– А как ты хотела, отвечает супруг, – это мы с тобой на машине ездим, а дети пешком ходят. Ты посмотри на наши дороги, зимой снег и слякоть, осенью дождь и грязь непролазная. Ты видела, что творится возле нашей школы, там, на бульдозере не проедешь, а как детям в кроссовках пройти? Хоть бы тротуар сделали, а то дети ходят по проезжей части, куда только администрация смотрит? Сколько жалоб писали, все бесполезно. Ждут, пока президент приедет и наведет порядок.


– Коммуналка опять подорожала, какие то налоги пришли, не пойму, с чего они их рисуют? – вздохнула женщина, – где на это все денег взять?


– Ты заметила, зарплата вроде стала больше, а денег все равно не хватает. И чем больше появляется денег, тем больше появляется проблем, – заметил хозяин.


Татьяна Михайловна, почувствовав, что с Катей что-то не так, пошла за ней. Я тоже не остался в стороне, кто-то же должен знать, что в доме происходит. Я вместе с хозяйкой прошмыгнул в комнату, потихоньку пробрался под письменный стол, свернулся клубком и притаился, чтобы меня случайно не обнаружили, а то еще выгонят. От них что хочешь можно ожидать.


– Катюша, что случилось? – озабоченно спросила мама.


– Мам, все хорошо, ничего не случилось, – девочка раздраженно отмахнулась рукой.


Ага, по тебе видно, что все просто замечательно. Сидишь, голову опустила, глаза от слез еще не просохли.


– Катя, не надо меня обманывать, – сказала мама, – ты моя дочь и я прекрасно понимаю, когда все хорошо, а когда что-то случилось. Меня не обманешь, – твердо заявила Татьяна Михайловна и, присев на кровать, предложила: – давай поговорим!


Катя сидела молча на стуле возле рабочего стола и опустив взгляд, смотрела на свои руки.


– Доченька, ты же знаешь, что мне можно говорить все, я тебя пойму и всегда поддержу. Не бойся, поделись и мы вдвоем найдем решение твоей проблемы, – Татьяна Михайловна подвинулась ближе к Кате, так что они оказались друг напротив друга и взяла ее руки в свои.


– Мы же с тобой подруги, а подруги всегда всем делятся, тем более ты знаешь, что от меня никогда никто ничего не узнает, – Татьяна Михайловна большим пальцем поглаживала Катю по руке.


– Задолбали они меня все, – с гневом в голосе вскрикнула девочка и из глаз брызнули слезы, – сколько можно меня обзывать? Ну, да, я толстая, так что мне теперь не жить что ли?


Вот оно в чем дело? Нашла из-за чего плакать. Да и не толстая ты вовсе, так, слегка упитанная.


– Катенька, милая моя, во-первых успокойся, а во-вторых, чтобы я больше от тебя таких разговоров, о жизни-нежизни, не слышала, – серьезно произнесла Татьяна Михайловна, – мы решим с тобой эту проблему, вот увидишь. Тебе сейчас четырнадцать лет, многие девочки в твоем возрасте имеют лишний вес. Я тоже была упитанной, сейчас смотрю на свои школьные фотографии и смеюсь, неужели это была я. Ты не видела мои детские фотографии? Женщина взяла дочь за подбородок, приподняла ее лицо и посмотрела ей в глаза.


– Нет, – девочка, глядя на мать, мотнула головой из стороны в сторону.


– Я тебе как-нибудь покажу, у нас в кабинете лежит мой школьный фотоальбом. Это у вас сейчас все в телефоне, а у нас раньше фотографии были только на бумаге, – улыбнулась хозяйка.


– Они меня, как только не дразнят: и жирдяй, и поросенок, и хряк, и толстуха. Я ненавижу эту физкультуру, только выйду в спортзал, и начинаются идиотские смешки, хихиканья, издевательства, подколки. Я больше не буду ходить на физ-ру, пусть ставят мне двойку, мне наплевать, – отрезала Катя.


Говорила же тебе Татьяна Михайловна: Катя не ешь конфеты, ешь поменьше сладкого. Ты же не слушалась, даже ночью вставала и втихаря ела на кухне. Это же надо, встать ночью, чтобы намазать бутерброд маслом, наверх вареньем и съесть его. Даже я ночью не ем, верней стараюсь не есть, разве только иногда, и то за компанию с твоим папой.


– Девочка моя, запомни одно: те, кто оскорбляет – это недалекие люди и зачастую у них полно своих комплексов, они сами в себе не уверены. Умный человек никогда не опустится до оскорблений. Ему просто не до этого, – Татьяна Михайловна погладила Катю по голове.


– Получается, у нас в классе нет умных людей, потому что обзывают меня все, – грустно заметила девочка, – кроме Верки.


– Ну. и Бог с ними! Со временем, твои одноклассники изменят свое мнение о тебе и будут относиться с уважением, – сказала мать, – а сейчас тебе просто надо перестать реагировать на их выпады. Все эти клички и прозвища прилипают к тем, кто на них реагирует. Если ты перестанешь слышать их, вот увидишь, у них пропадет интерес тебя оскорблять.


– Легко тебе говорить, мама. Ты стройная, красивая. Еще говорят, что я на тебя похожа. Чем? Совсем не похожа, посмотри на себя и на меня? Я какой-то гоблин, – грустно вздохнула Катя, – и как я могу не реагировать, когда весь класс хихикает.


– Не какой ты не гоблин, прекрати говорить ерунду. А на меня ты похожа, еще как похожа. И ты, между прочим, такая же упрямая, как и я, – женщина улыбнулась, – Катюш, мы решим твою проблему буквально за несколько месяцев, но при одном условии, – сказала Татьяна Михайловна.


– Каком? – вздёрнула брови дочь.


– Условия очень простое: ты будешь выполнять все, что я тебе буду говорить. Согласна? – спросила женщина.


– А что я должна буду делать? – поинтересовалась Катя и посмотрела матери в глаза.


– Все, что я скажу, – ответила мама и погладила Катю по щеке, – я не потребую от тебя ничего сверхъестественного, все будет в меру твоих сил, но при условии полного подчинения. Если ты мне даешь свое согласие, то начнем работать прямо с этого момента.


– Хорошо, мама. Я согласна! – твердо ответила девочка.


– Мы изменим твой образ жизни, питание, вкусовые привычки и через три-четыре месяца ты будешь любоваться, и гордиться собой. Но, если ты даешь свое твердое согласие, то я не приемлю никаких споров, нытья, хныканья и т.д. Ты уже взрослая девочка и пора привыкать трудиться над собой. А работа над собой, это самый тяжелый труд. На свой выпускной вечер ты будешь самой красивой девочкой в школе, обещаю, правда, тебе до него еще далеко, – Татьяна Михайловна улыбнулась и встала с кровати, а сейчас переодевайся, мой руки и приходи обедать.


– Мам, ты как думаешь, я справлюсь? – спросила девочка и грустно вздохнула.


– Если у тебя есть сомнения, то считай, что ты уже проиграла, – ответила мать, – отбрось все сомнения и у тебя все получится. Ты знаешь, как говорил Эрнест Хэмингуэй: «Человек не для того создан, чтобы терпеть поражения. Человека можно уничтожить, но его нельзя победить».



Ох, умеешь же ты, Татьяна Михайловна убедить. И какого-то мужика сюда приплела. Вон и Катьку уже на свою сторону перетянула. Чувствую, скоро и до меня доберешься. Все, Катерина, конец пирожкам, булочкам и вечерним конфетам. Готовься к утренним пробежкам, тренировкам и здоровому образу жизни. Это ж надо, угораздило меня попасть к такой хозяйке. Живут же некоторые коты, посмотришь, такие толстые, холеные. Только мяукнул, уже еда в миске. А тут, чтобы покормили, приходится чуть ли не польку бабочку танцевать.



Глава 11


В тот день Татьяна Михайловна и Александр Петрович были дома вдвоем, Димка ушел с друзьями по своим делам, Катя с Дашей отправилась в приют для животных. В выходной день, когда Александр Петрович был дома, они с хозяйкой все домашние дела делали совместно. Такое у них было правило, и я считаю правило это дельным и полезным. Мужчина пылесосил, женщина следом мыла пол, на кухне они что-то сообща готовили, а потом объявляли детям, что авторами блюда являются Смирновы Александр Петрович и Татьяна Михайловна. Дети отмечали, что совместные блюда всегда получались намного вкуснее, чем когда готовились по одиночке, на что родители отвечали: это потому, что они приготовлены с удвоенной любовью.


После всех переделанных домашних дел, хозяева заваривали чай и устраивались на диване:


– Саш, я думаю, может тебе стоит в школу сходить, поговорить с учителями? Не нравится мне вся эта история, боюсь, доведут подростки девчонку до беды, – Татьяна Михайловна тяжело вздохнула, – ты же знаешь этот возраст, какие необдуманные поступки они могут совершать.


– Татьяна, если люди с педагогическим образованием сами не додумались прекратить эту вакханалию, неужели ты думаешь, что мой визит что-то поменяет в их сознании? Это вызовет обратную реакцию, понимаешь? Еще больше всех настроим против Катерины, еще больше будут дразниться. Подростки могут быть безгранично жестоки и самое печальное, что они не умеют останавливаться и не понимают, когда наступает предел. Мы с тобой грамотные люди и только мы можем и должны ей помочь. Самой ей будет тяжело, она еще молодая и не совсем правильно все понимает. Тут нужно учитывать еще ее возраст, хочется погулять, поспать, что-то вкусненькое слопать. Ты у нас психолог и непременно справишься, – Александр Петрович прижал жену к себе и поцеловал в щёку, – а я буду тебе помогать, всячески поддерживать и подбадривать нашу Катерину.


– У тебя такая же проблема, как у Катерины и ты тоже должен своим примером показать ей, что все можно изменить. Прошу тебя, будь сдержан в еде, я за твое здоровье тоже переживаю. Ты думаешь, что твоё высокое давление это случайность? Нет дорогой мой, в основном это напрямую связано с неправильным питанием и лишним весом. Ты не Катя, ты взрослый человек, и прекрасно понимаешь, к чему может это привести, – Татьяна Михайловна посмотрела в глаза мужа. – Ты вроде при мне ешь то, что я даю, а ночью с Сократом колбасу тайком едите на кухне, – смеясь, продолжила Татьяна Михайловна, – говорю тебе, не покупай колбасу, ничего в ней нет хорошего и полезного. Ты думаешь, я не слышу, как ты ночью ходишь на кухню?


– Танечка, каюсь, грешен, – улыбнулся мужчина, – обещаю, возьму себя в руки. Курить бросил, пить бросил, есть бросить оказалось тяжелей, но, и с этим справимся.


Открылась входная дверь, и Катя с порога закричала:


– Мама, папа, вы дома?


– Мы здесь, на кухне, – хором ответили родители.


– Вы не представляете, где я сейчас была, – радостно объявила девочка, скидывая обувь.


– Так рассказывай, мы слушаем, – улыбнулся отец и подмигнул жене.


– Нет, сначала небольшой перекус. Мам, ты должна мной гордиться, меня Дашка сейчас в Макдональдс тянула, а я гордо заявила, что я такую еду не ем, – с улыбкой заявила девочка.


– Я всегда горжусь своими детьми, – сказала мама, – с этого и начинается работа над собой, вот с таких маленьких побед.


– Да и зачем мне есть не понятно что, если дома меня ждут котлетки на пару и мой любимый греческий салат, – потирая руки, сказала Катя.


– Я, пожалуй, тоже котлетку закину, – засмеялся Александр Петрович.


Если бы ты, Александр Петрович, отказался от котлетки, я бы очень сильно удивился.


– Ну, давай, рассказывай, – сказала мама, когда все уселись за стол.


– Я сегодня с Дашей была в приюте для животных, – сообщила девочка, хрустя салатными листьями.


– Это очень хорошо, – утвердительно сказал отец, – молодцы вы, девчонки.


– Вы знаете, какие там классные собаки, кошки, я бы их всех забрала домой, – засмеялась Катя. – Там был один алабай, такой огромный, у него голова, как наш телевизор. А еще немецкие овчарки, разные дворняжки всех мастей.


– А чей это приют, кто хозяин? – спросила Татьяна Михайловна.


– Ой, я даже не знаю, говорят, какая-то известная женщина им помогает, – ответила Катя.


– Так давайте и мы поможем, – предложил Александр Петрович.


– Пап, это ты здорово придумал, – воскликнула Катерина, подбежала к отцу и обняла его за шею.


– Осторожно, задушишь, – отец улыбнулся дочери, – предлагаю завтра купить корм для собак и кошек и отвезти им, – предложил хозяин, – они же наверняка принимают и такую помощь?


– Конечно, принимают, – закивала дочь, – мне девушка-волонтер сказала, что если есть возможность, можно приносить с собой корм для животных, лекарства, витамины и тому подобное. Они только рады будут.


– Вот и замечательно. У них там только кошки и собаки? – спросил мужчина.


– Еще хорек есть, – засмеялась девчонка, – его нашли возле мусорных баков. Он такой классный!


За что я люблю Катьку, так это за ее душу и сердце. Она всех любит, всех ей жалко. Не представляю, как можно обижать такого человека.


– Значит, купим корм и для хорька, – улыбнулся Александр Петрович.


– А у Даши там есть своя любимица, собачка, так на нашу Пуху похожа, как будто, они сестры, – Катька тарахтела без остановок, – она часто её посещает, носит ей всякие вкусняшки. Та уже привыклв к ней и от нее не отходит, даже ревнует к другим собакам, если Даша с кем-то играет. Дашка мечтает ее забрать, она даже имя ей дала Триша и собачка на него откликается. Но родители ей не разрешают завести собаку, – Катька вздохнула и продолжила, – она, как только их не уговаривала, все бесполезно.


Татьяна Михайловна и Александр Петрович переглянулись между собой. Я знаю, что мои хозяева любят животных и не представляют свой дом без них. Оказывается, по исследованиям ученых из разных стран, дети, которые выросли в обществе домашних животных, обладают заметно лучшим здоровьем: как физическим, так и психическим. Они более уверены в себе, менее агрессивны и лучше приспосабливаются ко взрослой жизни. Во как! Это я из телевизора услышал.


– Мы же не знаем, почему не разрешают? – хозяин пожал плечами.


– Да, потому что, по их мнению, в квартире будет неприятный запах, – возмущенно ответила Катя. – Сами целый день на работе, а девчонке даже поговорить не с кем.


– Разные ситуации бывают, не нам судить, – уклончиво ответил хозяин.


Я-то знаю, что на самом деле хотел в данной ситуации сказать хозяин. Если бы он со мной разговаривал, то сказал бы, что родители девочки в деле воспитания детей абсолютно безграмотные люди, раз не слышат собственного ребенка.



Глава 12


Хозяин мой еще тот юморист. На дрессировке Пухи он не остановился, ему этого показалось мало, и он решил свои инструкторские способности испробовать на мне. Надо отдать ему должное, Пуху он воспитал, та стала понимать различные команды: сидеть, лежать, можно, стоять (на задних лапах), граница и т.д. Теперь ее стало проще угомонить, когда на нее вдруг нападала чрезмерная игривость, особенно если это было в доме. Представляете, Пуху которая носится по дому, как сумасшедшая? Она хоть и небольшая собака, но все равно, не сравнить же ее размеры с моими. Я один раз наблюдал за ее играми. Правда, Катерина тоже принимала участие, она-то и организовала всё это безумие. Я знал, что добром игры не закончатся, сужу по собственному опыту. Сколько бед я натворил, сколько я всего испортил и разбил. Стыдно до сих пор!


В день их игрищ Пухи и Кати была разбита напольная ваза и, самое обидное, статуя кошки. Как же она мне нравилась. Очень напоминала мне Бэллу, такая грациозная, сидит на задних лапах, охватив лапы хвостом. Мне когда было грустно, когда долго не видел свою подружку, я ложился у ног этой статуи и мечтал о любви. Не знаю, как уж так у Пухи получилось, но при падении ваза и скульптура кошки стояли рядом на полу, они столкнулись и обе разлетелись на куски.


Что касается моего воспитания, тут Александр Петрович решил меня приучить есть по его команде. В молодости, когда я был очень голодным, я начинал хватать куски из миски, еще до того, как хозяин все выложит. Ему это очень не нравилось, и он раздраженно корил меня:


– Сократ, ну, неужели нельзя секунду потерпеть? Ты за еду и Родину продашь.


Продам Родину за еду или нет, я как-то не задумывался над этим вопросом. Надо подумать на досуге. А вот когда хочется есть и урчит в животе, тут уж не до терпения.


Расскажу вам историю своего позора. От воспоминаний и стыдно, и горько, и обидно.


В тот день с утра на кухне велись приготовления к приезду каких-то важных гостей. В гости к хозяевам должны были приехать их старинные друзья, семьи связывала давняя дружба, как говорил в шутку Александр Петрович, дружба со времен Ивана Грозного.


Кто такой Иван Грозный я узнал потом. Димка как-то читал книгу об этом герое и поведал мне такую историю:


– Представляешь, Сократ, Иван Грозный с малых лет очень любил читать и читал все подряд. Он обладал самой крупной в Европе библиотекой, был очень образованным человеком и мог по памяти цитировать Евангелие. А еще одним из его любимых увлечений была охота.


Надо же, прямо как у меня. Оказывается, Иван Грозный был царем всея Руси и правил очень-очень давно. Раз мы с ним оба любим охоту, значит я тоже царь, правда, кошачий.


Александр Петрович с утра уехал на рынок и, спустя какое-то время, появился дома с кучей пакетов. Через некоторое время с кухни потянулись головокружительные запахи.


Я, лежал на своем диване с закрытыми глазами и представлял смачный кусок мяса, даже чувствовал его вкус во рту. Мне всегда покупают либо «Вискас», либо «Ките-кат». Я все думал, неужели нет других кормов, разве в магазине только два вида корма продается? «Вискас» еще ничего, а «Ките-кат» бывает просто отвратительным. Ешь его и давишься. Чуть ли слезы не текут, а ведь приходится есть, иначе ходить полсуток голодным – кормят-то меня строго по часам: в семь утра и в семь вечера. А хозяин, словно издеваясь, стоит над душой и приговаривает: ешь, дружочек, ешь! Потом я увидел рекламу по телевизору, «Ките-кат», оказывается-то, дешевле «Вискаса». Вон оно в чем дело, так вы значит, господа Смиронвы, экономите на мне? Ничего себе дружочек, с друзьями так не поступают. Пришлось хитрить, а что делать? Иначе с вами людьми нельзя. Так вот, когда мне накладывали дешёвый «Ките-кат», я подходил к миске, нюхал корм и демонстративно с гордо поднятой головой уходил в сторону. Татьяна Михайловна возмущалась:


– Сократ, ты почему не ешь? Тебе что не нравится корм? – потом обращалась к мужу – Саша, надо перестать покупать ему «Ките-кат», он ему не нравится, я уже давно это заметила.


А когда мне накладывали «Вискас» я нарочно с показным аппетитом уплетал за обе щеки и облизывался.


– Вот видишь, этот корм, значит, хороший, кот ест его с удовольствием, – в другой раз обратилась хозяйка к Александру Петровичу.


– Жрать захочет, все съест, – резко ответил хозяин.


Понятно, когда сильно есть хочется, можно что угодно употребить. Я даже слышал историю на эту тему, как-то приятель Александра Петровича рассказывал про своего кота:


– Представляешь, уехал я как-то спонтанно в командировку, времени до поезда оставалось впритык, я торопился и забыл коту положить еды. Вспомнил, что кот мой голодает только когда в поезде спать ложился. Так стыдно стало, ты не представляешь. Обычно соседку прошу зайти покормить кота, когда уезжаю, а тут все вылетело из головы, еще неприятности всякие на работе были в тот день, вот и закрутился. Лежу на полке и сам себя успокаиваю, мол, ну ладно, через два дня домой, за два дня ничего не случится. Животные долго умеет обходиться без еды и воды. Второй день командировки подходит к концу, уже собрался было домой. Звонит шеф и говорит, что нужно задержаться. Я ему попытался какую-то отговорку придумать, но вижу, что бесполезно. Шеф орет, говорит, уволю, если не задержишься. Серьезные вопросы пришлось решать, ну, никак не мог бросить. Да и работа мне эта важна и интересна. Понимаешь, я этим проектом занимался несколько лет, бросить, означало поставить крест не насекольких годах жизни. Я, естественно, остался, а за кота всё равно душа болит. Спать ночами не могу. И ключа от моей квартиры нет ни у кого, кто бы мог прийти покормить моего зверя. В общей сложности пробыл я в командировке почти две недели. Назад не поехал поездом, поменял билет на самолет. С аэропорта лечу домой, таксиста подгоняю. Сам думаю об одном: жив или уже умер мой кот. Сердце разрывается от боли. И что ты думаешь, – тут рассказчик рассмеялся во весь голос, – открываю дверь, захожу, а мой Веня жив, здоров, сидит на задних лапах, в одной лапе луковицу держит, куснёт лучок, а другой слезы вытирает. Возле холодильника на полу стояла корзина, в ней лежал лук.


Хозяин мой долго смеялся над этой историей, но, я, если честно, не очень поверил рассказчику. Ерунда какая-то. Хотя и не исключаю возможности произошедшего. Еще не известно, что я ел бы, находясь две недели в квартире без еды?


Ну, а мне пришлось идти на хитрость, чтобы приучить хозяев покупать мне более– менее нормальный корм.


Какой бы «Вискас» не был хороший, а все равно иногда хочется, как говорит хозяин, употребить чего-нибудь вредного. Особенно сырого мяса, здесь видимо сказывались гены моих предков хищников.


К приезду гостей все было готово. Во дворе дымился мангал, осталось только положить мясо на решетку и пожарить. Даже не могу спокойно говорить об этом, представляю кусок мяса на решетке и появляется обильное слюноотделение. У Татьяны Михайловны уже был накрыт стол, расставлены бокалы, тарелки, приборы, все было так красиво и со вкусом. Моя хозяйка весьма трепетно относилась, как она выражалась, к культуре питания, и всегда ругала детей, если те ели без ножа и вилки. Еда на столе была настолько аппетитной, что я бы с удовольствием снял пробы с некоторых блюд. Ближе к вечеру раздался звонок в домофон, и хозяин пошел встречать гостей. На пороге появился седой мужчина и рядом с ним, улыбающаяся во весь рот, женщина. Если бы я не знал, что они муж и жена, то подумал бы пусть не брат и сестра, но, во всяком случае, родственники. Настолько они походили друг на друга. Я поднялся с лежачего положения, уселся на диване на задние лапы и наблюдал за всеми человеческими любезностями, поцелуйчиками, обнимашками и т.д.


– Дети, какие вы большие выросли, – воскликнула женщина и обняла по очереди Димку и Катю. Давно не виделись, встретила бы вас на улице – не узнала бы, – Танюша, – гостья обратилась к хозяйке, – ты как всегда красавица, – она обняла подругу и похлопала ее по спине.


– Коля, Оля, – Татьяна Михайловна обратилась к гостям, – проходите, чего же мы в прихожей стоим.


Я не раз замечал, что люди, долго проживающие вместе, часто бывают похожи не только внешне, но и жестами, мимикой. Недаром в России есть такая пословица: «муж и жена – одна сатана». Но, я думаю, такое происходит только у счастливых семей, где отношения складываются благополучно, где есть любовь и взаимопонимание. Пары, живущие совместно волей-неволей начинают копировать повадки, манеры друг друга, подражать, и это происходит на подсознательном уровне, не осознано. Надо же, а у этой пары еще и имена созвучные. Кстати, мои хозяева, как мне кажется, тоже словно брат и сестра.


– Подождите, мы не одни к вам приехали, – сказала женщина и достала из кармана…. вы не поверите….. собаку.


Я от удивления чуть язык не проглотил. Собака, которая помещается в кармане. Вы видели таких? Лично я увидел такое чудо впервые.



Катя, естественно, заверещала от восторга:


– Ой, какой хорошенький.


Другого комментария я от девчонки и не ожидал. Это же добрейшей души человек, у нее все хорошенькие и сладенькие.


– Это девочка, ее зовут Фрэнсис, – гордо заявила гостья.


Катька с Димкой принялись наглаживать «великана»


Офигеть можно! Что творит природа-мать! Если это собака, то я, выходит, целый леопард! Да еще и имя у нее, умереть и не встать – Фрэнсис, это же надо такое придумать. Его и не сразу выговоришь, язык можно сломать.


Компания расположилась на диване. Я вам уже говорил, что кухня у нас самое тусовочное место в доме. Так вот она поделена на две зоны, одна зона для приготовления пищи, вторая – это можно сказать гостиная, здесь стоит большой угловой диван, кресло и телевизор.


– Оля, ну присаживайся, рассказывай как поживаете? – спросила хозяйка. – Какая у вас удивительная собачка, – Татьяна Михайловна погладила дрожащее чудо по голове. – Она еще маленькая, в смысле возрастом? – поинтересовалась хозяйка.


– Нет, она уже взрослая, ей два года, это порода такая, – улыбнулась женщина, – сейчас очень модно таких собачек иметь.


Я как-то слышал такое выражение: выдумал черт моду, а сам в воду. Вот уж точно. У людей на все мода и даже на домашних питомцев. Мне любопытно другое, а если бы было не модно, она бы завела ее?


– У нас тоже собачка появилась, – сказала Татьяна Михайловна и улыбнулась.


О нашей собачке могла бы и промолчать, чего говорить об обыкновенной дворняжке.


– Какой породы? – спросила Ольга.


– Двортерьер, – рассмеялась хозяйка, – Сашка на улице подобрал, она совсем маленьким щенком тогда была.


– Да ты что? – удивилась женщина, – это же, наверное, опасно брать бродячую собаку в дом? Мало ли какие у нее гены?


– Да брось, ты Оль, – махнула рукой Татьяна Михайловна, здесь не гены важны, а в какой семье она воспитывается. Если собаку обижать, она и вырастит жестокой и злой, а если с любовью к ней относиться, то тут никакие гены не повлияют, она будет души не чаять в своем хозяине и своей семье.


– Впрочем, ты права, – заметила женщина, – ты знаешь, когда у нас появилась Фрэнсис я поначалу, не воспринимала ее. В моем понимании собака – это алабай, такая, как наша Дуся, ну или на худой конец, какой-нибудь пудель, а это что? – она погладила по голове своего питомца и улыбнулась, – потом привыкла, а сейчас даже очень рада ее появлению. Знаешь, с ней очень удобно, можно взять её с собой куда угодно, хоть в магазин, хоть на выставку, даже в театр. Никто ее не заметит, сидит себе в кармане и сидит. Она же у нас тоже случайно появилась. Наши знакомые уезжали в длительную командировку за границу, и что-то у них там было все как-то не определенно. В общем, собаку взять с собой не получалось. Они уже хотели ее отдать в приют. А их дочка с Машкой нашей в одном классе училась. Так вот та девочка рассказала нашей о том, что не знают, как быть с собакой, куда ее пристроить? Ну, Машка наша, добрая душа, возьми да и ляпни, давайте ее к нам. Пришла домой, поставила нас с Колей перед фактом, и что нам было делать? Вот так и появилась у нас эта Фрэнсис. Имя, конечно, они дали ей непонятное для нас, но мы не стали переименовывать, да и вряд ли бы получилось, собака уже привыкла к нему. Но, я ее уже полюбила, и теперь не представляю жизнь без нее.


– Кстати, а как Маша поживает? Почему не приехала с вами? – спросила Татьяна Михайловна.


– Нормально поживает, поехала к подруге на дачу на выходные. Она же, как Димка твой, в этом году школу оканчивает. С учебой вроде все хорошо, музыкальную школу окончила в прошлом году. Все вроде неплохо, да вот любовь нагрянула нечаянно, – грустно улыбнулась женщина.


– Возраст у них сейчас влюбчивый, – сказала Татьяна Михайловна, они вдвоем сидели на диване, дети, потеряв интерес к беседе, ушли к себе, а мужчины переместились на мангал жарить мясо, – ты, как я поняла, не очень рада этой любви? – спросила хозяйка.


– Да чему же радоваться, любовь то виртуальная, – ответила женщина.


– В смысле? – не сразу поняла хозяйка, а потом добавила, – через интернет что ли?


– Да. Он иностранец, из другой страны. Она часами сидит в интернете, общается с ним по скайпу. Я случайно узнала о ее увлечении. Она как-то не выключила компьютер и ушла, видимо торопилась, обычно она никогда не оставляла компьютер включенным. Зайти в ее компьютер я не могу, он запаролен. А тут вытираю пыль, случайно двинула мышку, экран засветился, и я увидела их переписку. Они общаются на английском, но я-то язык немного знаю. Читаю и понимаю, что там уже не увлечение, а любовь. Он ей пишет, что жить без нее не может, она ему тоже. В общем, всё уже запущено… не дай бог! Не нравится мне все это. Он ее зовет к себе, говорит: приезжай, денег ей обещает на дорогу выслать. И ты знаешь, что она ему ответила: экзамены сдам и приеду. Кать, я не знаю, что делать? Но у меня какое-то нехорошее предчувствие. Что-то подсказывает мне, что это никакая не любовь. Он ей дифирамбы поет, а девка уши развесила. Она же такая доверчивая, верит всем на слово. Как ты думаешь? Может, зря я паникую?


Я вот не понимаю девчонок. Что им своих парней не хватает? Как-то смотрел передачу на эту тему, так вот там ведущий рассказывал: оказывается, это генетическая предрасположенность любить чужих. Происходит у женщин это на подсознательном уровне, с целью смешения кровей, что ли, если по кошачьи, то пород. А это приводит к рождению более жизнестойкого потомства. Еще в древние времена, девушки из одного села стремились выйти замуж за парня из другой деревни.


– Ольга, а вдруг это и правда любовь? Мало ли таких случаев? – ответила хозяйка, – поговори с ней, я думаю, пообщавшись, ты все поймешь. Расскажи ей о своих опасениях, что тебя тревожит, посмотришь, что она тебе ответит, а потом сделаешь выводы. Может это просто флирт? Может, ты зря волнуешься? – предположила Татьяна Михайловна.


– Хотелось бы, чтобы это был просто флирт и ничего серьезного. Ты же знаешь, какое сейчас тревожное время? – вздохнула Ольга.


В этот момент в дом вошли мужчины, Александр Петрович нес решетки с шипящим мясом. Кухня мгновенно заполнилась фантастическим запахом.


Все собрались за столом, и вы представляете, Фрэнсис весь вечер сидела на руках у хозяйки. Я думал, что хоть за стол ее не посадят, но я ошибся. Она сидела за столом и как-то уж слишком высокомерно смотрела на меня сверху вниз.


Я однажды смотрел по телевизору одну передачу, показывали какую-то певицу, у которой была маленькая собака. Так вот она сидит с гостями за столом пьет чай, а собака рядом с ней на столе и ест из ее тарелки. Вы представляете? Я честно сказать, даже представить не могу себя лежащего на столе и питающегося с хозяйской тарелки. Даже страшно подумать, чем бы это для меня закончилось, как минимум, ссылкой в гараж на постоянное место жительства.


Застолье было в самом разгаре. Александр Петрович, как всегда, рассказывал какую-то веселую историю. Я заметил, мой хозяин всегда был душой любой компании и всегда становился ее центром. Все гости с огромным вниманием слушали его весёлые рассказы и громко смеялись. Мне всегда было интересно, откуда он столько всего знает. Хотя, иногда


мне казалось, что многие истории он сочинял на ходу. Из него бы получился неплохой сценарист.


Время моего приема пищи уже давно прошло, поэтому голодный был я, как стая волков. Я потерся об ногу хозяйки. Она наклонилась ко мне и спрашивает:


– Сократ, ты кушать хочешь?


Да уж пора бы. Сами то вон сколько уже за столом сидите. И все едите и едите, если бы я столько съел, я бы уже лопнул, как воздушный шарик.


Тут Александр Петрович, услышав, что сказала Татьяна Михайловна, решил взять инициативу в свои руки.


– Николай, Ольга, хотите посмотреть, какой у нас воспитанный и дрессированный кот? – спросил хозяин.


Ну началось, зачем же при людях эти унижения?


– Конечно, хотим, – ответил гость за себя и свою жену.


– Он у нас не просто кот, а кот учёный, смотрите, – хозяин кивнул головой в сторону миски.


Он подозвал меня к моей посудине и суровым голосом командует:


– Сидеть!


Если бы не было гостей, я бы сопротивлялся, а тут думаю: ладно, пусть будет по-твоему. А то начнешь кричать, еще больше меня опозоришь. Всегда, когда я его не слушался и не подчинялся его командам, он начинал так громко на меня кричать, что я боялся не столько за свой обед, и что могу его лишиться, сколько за свои ушные перепонки. Кому нужен глухой кот?


Я сел и жду. Он наложил в тарелку корм и молча смотрит на меня. Новоявленный Куклачев нашелся. Я же не актер театра кошек. Я тоже молчу, а сам, поглядывая в миску, переминаюсь с лапы на лапу, невольно сглотнул, голод все-таки не тетка.


– Надо же, какой умница! – воскликнула Ольга – сидит спокойно и ждет. Первый раз вижу такого умного кота.


В том то и дело, что умный, поэтому и подчинился. Был бы дураком, начал бы спорить и в конечном итоге лишился бы ужина. Чистой воды психология, как говорит Татьяна Михайловна.


И тут мой инструктор так нехотя говорит:


– Можно, – и двигает ко мне миску.


Я, чтобы уж совсем не упасть в грязь лицом, подошел, понюхал и отошел от миски. Хозяин удивленно посмотрел на меня и уже, более мягко, произнес:


– Ешь, Сократ, уже можно, кушай, не стесняйся.


Ладно, так и быть, сделаю тебе одолжение, съем твой корм, хотя в тот момент, он мне уже и в горло не лез. Столько стыда натерпелся. Кот – это свободолюбивое животное, а вы пытаетесь загнать меня в какие-то рамки. В тот вечер я не получил от приема пищи совершенно никакого удовольствия. Надо же, так унизить мое кошачье достоинство, на глазах всех присутствующих. Позор! Но самое обидное, что все это невероятное беззаконие творилось на глазах дрожащей Фрэнсис и насмешливой собаки Пухи, которая лежала на границе и ехидно мне по-собачьи улыбалась. Небось, в душе думала: а ты думал, что тебя минует эта участь?



Я все снес, все стерпел. Но, понял одно, что я непременно отомщу Александру Петровичу, правда я не знал, каким это случится образом, но знал точно, что месть моя будет неизбежна.



Глава 13


После разговора матери с Катериной прошла неделя. Жизнь девчонки кардинально изменилась, теперь она вставала на час раньше. Татьяна Михайловна строго контролировала процесс ее питания, постоянно общаясь с девочкой:


– Катюша, в правильном питании нет ничего страшного и сложного, – говорила она, – это такая же привычка, как и многие другие, только это хорошая привычка. Буквально два месяца такого образа жизни, и ты втянешься, а потом уже не сможешь жить по-другому. Это я тебе по своему опыту говорю. Я тоже первое время пыталась найти себе отговорки, чтобы не заниматься спортом, то тело болело у меня, то плохое настроение, то депрессия, – Татьяна Михайловна усмехнулась, – или, к примеру, я думала, ну съем я одно пирожное, ничего же не произойдет. А потом прочитала состав этого десерта и думаю: а что полезного получит мой организм от его употребления? И сама себе отвечала: ничего. И вот тогда я поняла: зачем есть бесполезные продукты, если пользы от них ноль. И ты это тоже в конце концов поймешь.


Теперь по утрам Катя ела овсяную кашу на воде и без масла, брррр. Я видел, что девчонке все это тяжело давалось, но она, нужно отдать ей должное, стойко переносила все лишения и тяготы. Но Татьяна Михайловна не просто запрещала есть тот или иной продукт, а она убеждала, обосновывала пользу или вред, и Катя с ней соглашалась. Когда мы забирались в ее кровать на ночлег, девчонка больше не ела шоколадки или конфеты и перестала ночами спускаться на кухню, чтобы слопать бутерброд. От этого мне, конечно, было грустно, потому что когда мы шли на кухню, мне тоже всегда кое-что, хоть и малость, перепадало, а теперь, клади зубы на полку. Чувствую, скоро и меня на турник повесят.


Как-то ночью, лежал я у Катьки на кровати. Девчонка неожиданно со мной разоткровенничалась, и мы потом ещё долго-долго болтали.


– Ты же слышал, Сократ, – начала Екатерина, – мама сказала, что умные люди не будут оскорблять? Так вот я думала, что в нашем классе такой умный человек есть, но я в нём ошиблась. Да-да, есть один мальчик в нашем классе, – Катька тяжело вздохнула, – Артем Григорьев. Раньше он всегда оставался в стороне от подначек, от обзываний, и никогда в них не участвовал. Но, потом, я увидела, как он смеялся вместе со всеми после того, как Стёпка Дубов назвал меня «кабанидзе». Я сдержалась, не заплакала при всех, успела выйти из класса. Закрылась в туалете и просидела там весь урок, – с грустью в голосе рассказывала мне Катя свою историю. – Я маме не рассказала об этом мальчике, – девчонка пожала плечами, – но после его хихиканий, я даже думать о нем не хочу. Он упал в моих глазах навсегда, и я никогда не прощу его. Самое печальное, Сократ, что все это происходит с молчаливого согласия учителей, – продолжала Катя, горько вздыхая, – они прекрасно всё знают и слышат, как меня оскорбляют, обзывают, но никто никогда не остановил их. Понимаешь, доходит до того, что я ненавижу свою школу, учителей и одноклассников, и даже когда окончу ее, у меня не будет хороших воспоминаний. Ты знаешь, чем больше меня оскорбляют, тем больше меня это заводит, тем больше мне хочется стать лучше, сильнее. Сейчас всю эту ситуацию я воспринимаю, как вызов самой себе, мол, на что я способна, что я из себя представляю, что я могу. Я знаю одно: моя твёрдость и сила находятся внутри меня, и никто не решит, что меня может обидеть и что способно причиняет боль. Только я сама решаю, какой я хочу быть. Поэтому, Сократ, торжественно тебе обещаю: я начинаю новую жизнь. Я изменю себя, вот увидишь.


Ого, вот это Катька загнула! А что, молодец, мне понравилось, как она рассуждает. В девчонке проснулся настоящий боец. Только вот почему такое равнодушие со стороны учителей? Или всем все по фиг? Работают по принципу: моя хата с краю, ничего не знаю.


– Моя подруга, Верка, – продолжила Катя, – единственно нормальный человек в классе, говорит мне: чего ты паришься, подруга, из-за них? Обезьяны они и в Африке обезьяны. Что взять с приматов? – девчонка засмеялась и продолжила, – а ты знаешь, Сократ, ведь мне Артем нравился. Мне даже казалось, что и я ему нравлюсь. Он смотрел на меня по-другому, понимаешь? – девчонка погладила меня по голове. – Но оказался таким же пошляком, как и другие.


Катя замолчала, продолжая гладить меня по голове, пока я не почувствовал, как ее рука замерла на моей шее. Девчонка уснула. Я аккуратно, чтобы не разбудить её, выбрался из-под одеяла и, устроившись в ногах, задумался. Все-таки не могут люди жить без любви. Вот и Димка влюбился, теперь Катька, по-моему, неровно дышит к этому своему Артему, хотя и заявляет, что не любит его. Да и я тоже влюбился в соседку Бэллу, только о ней и думаю, правда, в основном, когда сытый. А когда голодный, там уже не до любви. Поесть бы чего сытного.



Глава 14


Все члены нашей семьи очень любили читать книги, у каждого были свои предпочтения. Александр Петрович в основном читал литературу историческую или связанную с бизнесом. Они с друзьями всегда очень оживленно спорили на всякие исторические темы, и порой дискуссия так накалялась, что казалось еще немного и они подерутся. Я уже давно заметил, что, если у взрослых людей речь заходит об истории или политике, всё – туши свет, дискуссия закончится на повышенных тонах. Хотя нужно признать, в нашем доме все споры-разговоры всегда завершались относительно спокойно.


Татьяна Михайловна последнее время увлеклась и перечитывала заново классиков. Как она утверждает, есть книги для чтения, а есть для размышления. Видимо, сейчас у нее настал такой период в жизни, когда хочется размышлять. Помню, как они с мужем обсуждали роман «Обломов», как Татьяна Михайловна с восхищением рассказывала об умственных и нравственных качествах главного героя, но при этом очень его жалела за его бесхарактерность и неуверенность в собственных силах и говорила, что мужчина не имеет права быть таким беспечным и слабым. Мне очень нравилось наблюдать за своими домочадцами, когда они все вместе собирались на кухне за столом и что-то обсуждали. Каждый рассказывал о новой прочитанной книге, все делились своими впечатлениями или советовали какую книгу необходимо обязательно прочесть. А вы думаете, почему я такой умный? В такой семье не только философом и мыслителем станешь, еще и книги научишься читать. Я бы, между прочим, с удовольствием читал книжки. Слышал, как одна бабулька в нашем посёлке однажды говорила: книжки только лодыри читают. Я не согласен, по-моему, наоборот, книги читают люди любознательные и совсем не ленивые.


Димка мой, парень разносторонне развитый, причем не по годам. Не только внешне, но и духовно. Мне всегда казалось, что он старше своих лет. Парень был капитаном и одним из игроков юношеской сборной города по волейболу. Надеюсь, вы понимаете, что роста он был немалого и хорошо сложен атлетически. Их команда регулярно участвовала в соревнованиях различного уровня и, как правило, они занимали призовые места. У него в комнате на стене висели грамоты, медали, а на полке над столом стояли кубки за победы в различных турнирах.


Одной из самых излюбленных тем для него был космос и все, что с ним связано. От него я узнал о всех планетах в солнечной системе, на каком расстоянии каждая из них находится от Солнца, на каком расстоянии они находятся от нашей планеты, что такое скорость света, скорость звука, о существовании черных дыр и еще много-много, на мой взгляд, всякой интересной информации. Димка мог говорить на эту тему часами, смотреть целыми днями научные фильмы, читать исследования ученых и различные научные статьи. Если он начинал мне что-то рассказывать, я сначала слушал, но потом, правда, меня начинало клонить в сон, и я сам не замечал, как засыпал. Ну, что я могу поделать? Для меня рассказы о космосе почему-то являются снотворным. Димка, обнаружив, что я сплю, всегда журил меня:


– Сократ, я тебе рассказываю, а ты спишь. Тебе что не интересно?


Еще как интересно, Дим, но вот так вышло – случайно уснул.


Если говорить честно, Димкины рассказы меня утомляли, уж больно научно они звучали, поэтому я никогда не мог дослушать их до конца. Но, в то же время, сам я очень любил наблюдать за звездами. Летом, когда были погожие и солнечные дни, а ночное небо ясным, я забирался на крышу гаража, ложился на спину и часами мог смотреть на звездное небо. Смотришь на звезды и, кажется, что они так близко, протяни лапу и дотянешься до них. На деле же, чтобы добраться до ближайшей звезды и моей кошачьей жизни не хватит. Да что там моя жизнь, такое расстояние даже человек-долгожитель, при всем желании, пока не способен преодолеть. А еще Димка рассказывал удивительные вещи, оказывается, звезда, которую мы видим, может быть уже и не звезда вовсе, а свет от давно погасшей планеты. Но больше всего меня интересует, кто это все создал? Не просто так же появилась планета, на которой мы живем, небо, солнце, без которого Земля погибнет, моря, океаны, люди, звери. Димка говорит, что у всего есть свой создатель и он один – какой-то высший разум. Вот этого я не понимаю, это каким же должен быть разум, чтобы создать такое величие? С ума сойти.


Катя любила читать всякие фантастические романы и любовные истории. И тут без любви никак! Зачитывалась до глубокой ночи, пока Татьяна Михайловна не приходила в ее комнату и не укладывала дочь спать:


– Так, Катерина, выключай планшет и ложись спать. Ты, наверное, забыла, что завтра рабочий день? – строго говорила хозяйка.


Катя не спорила, потому, ибо понимала, что мама была права.


Часто случалось так, когда я спал в прихожей на диване, прибежит Катька, схватит меня спящего на руки и говорит:


– Сократик, пошли спать ко мне, а то мне страшно одной.


Люди не понимают, что мы, коты, терпеть не можем, когда нас берут на руки. Мы можем вам залезть на руки или колени, но, мы должны захотеть этого по собственному желанию.


Я вот и думаю, это что же ты такое читаешь, что тебе одной страшно спать? Зачем нужны такие книги? Я думаю, что человек должен получать от чтения пользу, не утрачивать способность мыслить, рассуждать, развивать память. Ведь чтение это тоже труд, только труд для ума, приносящий удовольствие. Согласитесь, не от каждого труда вы получаете удовольствие?


После моей показательной дрессировки перед семейной парой Николая и Ольги, с их дочкой-собакой Фрэнсис, прошло уже больше недели. Честно признаюсь, злость моя ослабла, я уже более-менее спокойно вспоминал о том вечере и своем позоре. Первое время, как вспомню, даже аппетит терял. Потом отлегло, как говорит Татьяна Михайловна, время лечит! Наверное, так и есть. Но, все же обида из моей души окончательно не исчезла. Никак я не мог смириться с той показушной дрессурой. Для собаки это естественно, поскольку они стайные животные и привыкли доставлять удовольствие вожаку, в нашем случае, членам семьи. А мы, коты, склонны доставлять удовольствие только самим себе. Конечно, при огромном терпении можно и нас выдрессировать. Однако, первое, что должен запомнить инструктор, мы не запоминаем наказания, так что не пытайтесь нас наказывать за непослушание – это бесполезное занятие, второе – мы понимаем только дружелюбное отношение к себе. И если вы не будете забывать нас хвалить и давать лакомство, тогда, может у вас и получится воспитать кота.


Открою вам один секрет: мы очень не любим, когда на нас пристально смотрят, так что не пытайтесь силой взгляда заставить нас подчиняться вам, будет обратный эффект.


Помню, в тот день я был в прекрасном настроении, и ничего не предвещало беды. На диване почему-то было жарко мне, и я растянулся на полу, как делал неоднократно. Поскольку все были по своим комнатам и ушли наверх несколько часов назад, в прихожей было темно, не кому было включить свет, да и не зачем, если там никого нет, а мы с Пухой и в темноте ориентируемся прекрасно. Хозяину зачем-то (хотя я-то знаю зачем, наверняка хотел что-то съесть) понадобилось пройти на кухню и он, как слепой, шел на ощупь. Случайно споткнулся о меня, подвернул ногу и рухнул на пол. Вот скажите, в чем здесь моя вина? Вот и я думаю, что моей вины здесь нет. Вы, наверное, представляете, что было дальше:


– Сократ, негодяй, ну зачем ты развалился тут, как тюлень? Я же мог и убиться из-за тебя, – возмущался хозяин.


Сам ты тюлень! Тюлень и странный человек! Ты бы, Александр Петрович, хотя бы фонарик включил на своем телефоне. Ты же современный человек, а ведешь себя, как будто только из пещеры выбрался.


Я, конечно, от греха подальше спрятался за диван. А что было делать? Не нарываться же на веник.


– Тебе дивана мало, котяра? – продолжался несправедливый наезд. – Развалился, как бревно посреди дома. Не объедешь, не обойдешь тебя, – не унимался мужчина.


Поросенком был, теперь бревном стал, тюленем. Кем еще назовут?


Слава богу, все обошлось, нога осталась цела и невредима.


Под лестницей, ведущий на второй этаж, стоял диван. Это было любимое место Александра Петровича. В выходные дни он частенько там отдыхал с книгой в руках. После падения, мужчина развалился на диване и «утонул» в своем ноутбуке. Я решил, чтобы не маячить лишний раз перед глазами хозяина пробраться к Катьке в комнату и там залечь на дно.


Я прошмыгнул к лестнице и начал потихоньку на полусогнутых лапах подниматься наверх. На лестнице у Татьяны Михайловны стояли небольшие горшки с какими-то цветами. Я на них никогда не покушался, потому что уж очень мало места было в них, негде копать. То, что она их держала именно там, она объясняла тем, что эти растения не любят прямых солнечных лучей. Надо же, какие капризные.


Проходя мимо одного горшка, внезапно в моей памяти всплыли и тюлень, и бревно, и унижения перед гостями, стыд, иными словами весь тот позор, что недавно мне пришлось пережить. Недолго думая, я как бы невзначай толкнул лапой горшок, и он полетел вниз. Раздался истошный крик, хозяин вскочил с дивана, держась за голову. Он посмотрел на лестницу, но, видимо, увидел уже только мелькнувший хвост.


– Сократ, – вскрикнул Александр Петрович, – ты ещё пожалеешь об этом. – Он, потирая рукой голову, стал подниматься на второй этаж.


Я заметался по второму этажу. Куда, куда же спрятаться? К Катьке не вариант, там он меня найдёт легко и сразу. Все, чувствую, ссылки не избежать. Я заскочил в чулан, маленькая комнатка на втором этаже служила кладовкой, где хранились всякие мыльно-рыльные принадлежности, швабры, стоял пылесос и прочая хозяйственная утварь. Там была небольшая тумбочка и дверка ее оказалась приоткрытой. Я нырнул туда и замер.


Татьяна Михайловна и дети выскочили на крик мужчины:


– Саша, что случилось? – изумлённо спросила женщина.


– Что случилось? Этот диверсант Сократ скинула на меня цветочный горшок, – неистово ругался хозяин, одной рукой держась за голову.


– Он, наверное, случайно, Александр, – воскликнула хозяйка.


– Не знаю-не знаю, – раздраженно ответил хозяин, – я в такие случайности не верю!


– А что ты ему сделал? – спросила женщина.


– Ты спрашиваешь, что я ему сделал? А ты не хочешь спросить, что он сделал? Он меня сегодня дважды чуть не убил, – возмущался Александр Петрович.


Но вот тут ты врешь, дорогой хозяин. Первый раз я не виноват, ты сам себе чуть шею не сломал. Нечего по потемках шастать. А второй раз, да, каюсь, виноват. Но мое действие обосновано, не просто так я тебе травму нанес. Заслужил!


– Ты же, наверное, его обидел? – спросила женщина.


– Да на фиг он мне нужен, обижать его, – вспылили хозяин.


Опять говоришь неправду! Тюленем кто меня назвал, бревном? Перед гостями кто мою на честь покусился? Я, между прочим, униженный и оскорбленный кот.


– Катя, – мужчина обратился к девочке, – где этот… ? Найди мне его. Я вышвырну эту наглую кошачью морду в гараж.


Катя заглянула в свою комнату, потом к Димке. Походила по второму этажу, зашла в кладовку, и, не догадавшись поискать меня в тумбочке, вышла и говорит:


– Пап, не могу его найти.


– Хитрый кот, – пробубнел Александр Петрович.


– По-моему, он просто так ничего не делает, – сказала женщина, – это еще тот неуловимый мститель.


– Негодяй он, а не мститель. Смотри, какая шишка вскочила, еще этого мне не хватало, – потирая голову, произнес Александр Петрович.


– Пойдем приложим лед, – женщина спустилась вниз, взяла мужчину за руку и повела на кухню.


Катька меня тихонько позвала, но я сидел, как мышь. Думаю, не буду выходить, не дай бог, увидит хозяин, точно прибьет или выкинет в гараж. Надо переждать бурю. Чувствую, придется мне сегодня ночевать в чулане.


Всю ночь я не спал. Совесть замучила, стыдно стало за свой поступок. Я и не подумал, что мог хозяину травму нанести. Пусть он меня оскорбляет и унижает, но это все слова, он же меня не травмирует. А я, поступил, как неблагодарный кот.


Выбрался я из своего укрытия только на следующий день к обеду. Слышал, как утром все разъехались по своим делам, ну, думаю, можно выбираться. Потихоньку пришел на кухню, сел в дверном проеме и смотрю на Татьяну Михайловну. Она что-то пишет за столом, склонив голову, меня не видит. Я вздохнул, но подойти боюсь. Хозяйка, почувствовав мое присутствие, подняла голову и говорит:


– Ну, что, бандит, пришел?


Какой я на фиг философ, оказывается, бандит я. Во как!


– Голодный небось? – спросила женщина


Мяу, говорю. Голодный не то слово.


– Иди, покормлю, бедолага, – женщина по-доброму улыбнулась, и у меня сразу отлегло от сердца. Я когда шел на кухню, думал, сейчас набросится на меня, как хищница будет защищать своего самца. Раз улыбается, значит, не держит зла. Хорошая ты женщина, Татьяна Михайловна, повезло мне с хозяйкой.


– Отомстил за обиды? – спросила меня Татьяна Михайловна, – молчишь? Значит, я правильно расценила твои действия, – женщина кивнула головой.


Татьяна Михайловна, да ты обладаешь даром читать мои мысли.


– Сократ, я понимаю, тебе не нравится, что Александр Петрович тебя пытается дрессировать, но ты все равно, в следующий раз думай, как мстить. Хорошо, что горшок маленький был, а если бы большой? – спросила женщина.


Да большой я бы не сдвинул с места, я что, тигр что ли?


– Ты же уже взрослый кот, вот и веди себя по-взрослому, а то все, как ребенок шалишь, – сказала Татьяна Михайловна.


Когда вечером Александр Петрович вернулся домой, я припал к его ногам и долго-долго терся об них.


– Ладно, прощаю, – улыбнулся хозяин, наклонился и, погладив меня по голове, чмокнул в лоб. Шишка на голове хозяина была размером с куриное яйцо. После того случая меня в семье стали называть цветоводом.



Глава 15


Зима разошлась не на шутку. Снега навалило столько, что, выйдя на улицу, я тут же с головой провалился в сугроб, мне показалось, что я попал под снежную лавину. На мое счастье, хозяин пытался пробраться к своей машине и, заметив, как я барахтаюсь, вытащил меня из снежного плена за загривок. А то, наверное, так и погиб бы под толщей снега.


Смотрю на людей, как они радуются снегу и думаю, что хорошего они в нем нашли? А они каждый год твердят одно и то же: красота, чудо, зимняя сказка. Детей-то я понимаю, те считают, что снежинки – это звезды с волшебным вкусом, но вы-то, взрослые, должны ведь понимать, что это просто замерзшая небесная влага. Нет, не понимают! Взрослые, как и дети, тоже хотят чуда и праздника. Еще я заметил, что люди любят зиму до Рождества, а после праздника она им надоедает, и они начинают звать весну. А все потому, что праздники закончились, от зимы ждать чудес больше не приходится.


Слышал, как Татьяна Михайловна однажды говорила:


– Для меня зима всегда пахнет чудом! Это самое сказочное время года.


Да уж, сказочнее некуда, холод звериный, снегу, столько, что не пролезть, не пробраться. Где она, эта сказка? Аууу!


– А для меня зима – это мармелад, какао и теплые варежки, – улыбнулась Катя.


Я бы сюда еще добавил теплая батарея и вкусный корм.


– Для меня зима – это снеговая лопата и каникулы, – хмыкнул Димка.


Это точно, больше всего чистить снег приходится Димке. Мужчины запрещали женщинам заниматься этим тяжелым физическим трудом, правда, Татьяна Михайловна не обращала на запрет внимания и, когда была не занята, тоже помогала мужчинам:


– Самый лучший фитнес, – смеялась женщина, – работают все группы мышц.


В выходные дни Александр Петрович тоже присоединялся и помогал Димке в уборке снега.


– Пойду, косточки разомну, – говорит он обычно, – а то совсем засиделся. На работу еду сидя, на работе сижу и домой тоже сидя передвигаюсь. Так и в тюленя можно превратиться.


Для Александра Петровича зима ассоциировалась, как он сам утверждал, с нарядной елкой и подарками для своих родных.


Только вот у меня при упоминании елки шерсть встает дыбом. Серьёзно, прямо беда у меня с ней. Никак не найдем общий язык с этим колючим деревом. Я вам уже рассказывал, как я однажды уложил ее на пол? И это случается у меня каждую зиму! И смех, и грех. Вроде и не желаю это делать, а она всё равно падет. Однозначно людям необходимо изобрести какое-то антипадучее устройство. Слышал, такая проблема присутствует почти во всех семьях, где живут мои лохматые собраться.


Люди, конечно, сами виноваты, навешают на нее всяких шелестящих, блестящих, сверкающих, гремучих игрушек. И как тут пройдёшь мимо? Скажу вам честно, я даже отворачивался от неё, но всё равно тянет на дерево словно магнитом. Вроде, и кот я уже взрослый, но видя это нарядное новогоднее чудо, впадаю в детство и ничего не могу с собой поделать. Любопытство разбирает, тянусь лапой потрогать, попробовать на вкус и обязательно случайно, конечно, что-то сломаю, разобью или еще хуже, в конце концов, повалю это треклятое дерево.


В этот Новый год опять случилась со мной елочная болезнь. Мои домочадцы в этом году решили обновить наряд елки и купили новые украшения, ссылаясь на то, что в прошлый новый год я побил все игрушки. Согласен, побил, но ведь не все! Зачем возводить на меня напраслину? Можно было вполне обойтись и оставшимися, зачем деньги тратить, лучше бы сэкономили, да купили мне корма хорошего. Татьяна Михайловна с Катькой в выходной день перед Новым годом решили нарядить эту свою, как они говорят, новогоднюю красавицу. Я вот никак не пойму, что в ней красивого? У вас у людей какие-то искаженные представления о красоте. На мой взгляд, это просто мохнатое, колючее чудище с длинными лапами. Вот вы говорите, как ёлка чудесно пахнет! Тут я тоже с вами не могу согласиться, для меня, например, хорошо пахнет жареная курочка или кусок мяса. Пока девушки вешали на елку игрушки и всякие блестящие ленточки, мигающие лампочки, хозяйка постоянно приговаривала, глядя в мою сторону:


– Сократ, даже не вздумай покушаться на елку. Ты меня понял?


Да понял, понял. Постараюсь, но ничего не обещаю.


– Тронешь елку, оторву лапы, – Татьяна Михайловна грозно посмотрела на меня, а Катя украдкой подмигнула, дескать, не бойся, котик, мама шутит.


Вот это шуточки! Вы заметили, что ей гораздо важней какие-то растения, а не я. То за цветы грозится меня в гараж отправить жить, теперь вот из-за какой-то ёлки-палки лапы оторвать.


Предупреждений я получил миллион, поэтому у меня даже мысли не было на нее покушаться. Скажу больше, я даже на нее не смотрел, от греха подальше. И все вроде шло хорошо. До Нового года оставалось совсем мало времени, это я понял по утренней суете на кухне. Димка ушел поздравить Настю с наступающим праздником и вручить ей новогодний подарок. Он даже со мной советовался, что девчонке подарить. Что он купил ей, я не знаю, так как видел только коробку, завёрнутую в красную блестящую обертку коробку и перевязанную шёлковой лентой. Подарок стоял у Димки на столе, и я даже попробовал ленту на зуб, но, увидев, что я кручусь возле упаковки, Димка пригрозил:


– Сократ, дотронешься еще раз до коробки, больше в мою комнату не зайдешь. А за твоей подружкой буду наблюдать я.


Вы слышали? Тут надо быть поосторожней, а то и правда перестанет пускать меня в комнату, как же я потом буду встречаться со своей ненаглядной.


Катя тоже убежала к подружке, а Петрович с супругой занимались каждый своими делами. В духовке запекался гусь с яблоками. Как же вы любите испортить мясо всякими никчемными добавками. По дому плыл аппетитный запах жареной птицы, ох, чувствую, доведут они меня до обморочного состояния своими ароматами. Я, как обычно, лежал на диване, глотая образовавшийся ком в горле, затем спрыгнул на пол и пошел доедать свой корм. Пусть и не гусь, но хоть что-то. Проходя мимо елки, вдруг из ниоткуда раздался громкий голос: джингул белс, джингул белс!Я потом понял, что это была песня, но сначала мне показалось, что кто-то с криком на меня нападает. Я от страха подпрыгнул на месте чуть ли не до потолка. А что произошло дальше, я, честное слово, даже не помню, видимо, был в состоянии аффекта. Я отступил шаг-два назад и, со всей силы оттолкнувшись от пола, запрыгнул на дерево. Как потом оказалось, это были мигающие лампочки с такой мелодией. Они то вспыхивали, то гасли, то мерцали, и происходило это всё как бы в разнобой, иными словами, сразу не сообразишь, что происходит. И вот когда огни внезапно вспыхнули, запел невидимы певец, скажу вам, мелодия отвратительная, испугался я жутко. Придумают же, всякую ерунду. Но, клянусь вам, я не знал, до чего дошел ваш прогресс. Недолго пел этот невидимый «джинглик», ёлка закачалась под моим весом и вместе со мной рухнула на полк. Звезда с макушки свалилась и разбилась на мелкие стекляшки. Только после того как я очутился на полу под елкой, я понял, что натворил что-то ужасное. Думать о последствиях было некогда, я быстро убежал в укрытие и уже там размышлял едва ли не до самого нового Года. Спрятавшись за котел, отряхнувшись от колючек и всяких блестяшек, я надолго замер. Сижу и думаю: неужели нельзя как-то покрепче елку установить? Ну, в самом деле, что это за дерево, которое не может выдержать обыкновенного домашнего кота. Не знаю, сколько прошло времени, но я успел задремать. Эх, жалко, не успел корм доесть, сколько придется здесь сидеть неизвестно. Так и с голоду можно опухнуть. И вдруг слышу голос Татьяны Михайловны:


– Сократ, ну. почему ты такой бестолковы? Я же тебя предупреждала! Господи, да за что же мне это наказание в виде кота!


Ничего себе! Теперь, оказывается, я наказание.


Слышу, пришел Александр Петрович:


– Что опять? – спрашивает он у Татьяны Михайловны.


– Что с ним делать? – тяжело вздохнула женщина, – достал он меня уже, что ни день, то сюрприз. Когда-нибудь он станет нормальным котом?


Я даже не сомневался, что буду, как всегда, виноват. Я ведь рассказал вам всю правду, вы же знаете, что я не собирался бодаться с этой проклятой елкой. Все этот Джингул Белс виноват, и откуда он взялся на мою голову. Если бы он меня не испугал, то и елка бы ваша осталась не тронутой. Из засады я слышал, как хозяева вновь ставили елку, а Александр Петрович мечтал о новом моём наказании.


– Сократ, сдалась тебе эта елка, – бурчал он, – ведешь себя, как подросток. Нам что елку в клетку ставить из-за тебя?


Смеется что ли надо мной, как такое возможно елку в клетку ставить? Но, оказывается, возможно и такое. Раньше мне казалось, что я один такой кот на земле, который не дружит с елками, а потом Димка показал мне в своём ноутбуке фотографии, как люди оберегают свои ёлки от беспокойных животных. Представляете, что придумали? Ставят елку, нижние ветки все обрубают, оставляют только верхние и их наряжают. Как будто мы не умеем лазать по деревьям. Или, например, прикрепляют елки к потолку вниз головой, но ведь при желании и туда можно запрыгнуть. А еще наряжают вместо елки большой кактус, вот это, конечно, великий подвох, на такую елку я бы тоже не покусился, имею печальный опыт общения с этим отвратительным растением. А некоторые граждане действительно ставят ёлку даже в клетку. Увидев это фото, я понял, что Александр Петрович не шутил. На той фотографии звери сидят под клеткой с тоской глядя на блестящее дерево: вот уж точно – видит око, да зуб неймет. Признаюсь честно, до сих пор, когда слышу песню Джингул Белс, у меня шерсть встает дыбом.


А вообще, зиму я люблю, правда, из окна теплой комнаты. Пробираюсь в Димкину комнату, занимаю позицию на окне и жду пока появится моя королева. Люблю смотреть, как идет снег. Снежинки, кажется, летят не вниз, а вверх, ложась пуховой периной на ветки елей, забираются на заборы, крыши домов. На улице сразу становится светло и как-то нарядно. Но, правда, скоро этот вид из окна надоедает. Хочется разнообразия, движения, а зимой, увы, вся природа спит.


Татьяна Михайловна однажды рассказывала детям:


– Помню, в детстве, возвращаясь из школы домой, мы с подружкой нарочно шли по сугробам, да выбирали такие, которые были поглубже. А еще катались с горки до посинения губ, приходили домой и прятали от родителей под батареей штаны с кусками намерзшего льда, потому что знали, в следующий раз не отпустят. А самое смешное, пытались лизнуть на морозе санки и ели мороженое из снега, – улыбнулась женщина.


– Мама, а я помню, как мы с тобой катались на ватрушке, как она перевернулась, и мы с тобой кубарем летели с горы, – засмеялась девочка.


– Да, весело было, – улыбалась Татьяна Михайловна, – вы, когда маленькие были, мы постоянно куда-то выбирались, то на каток, то на лыжах ходили, а сейчас вы выросли, мы все в делах, заботах, времени на совместный досуг не хватает. Это неправильно, надо всем вместе куда-нибудь сходить, например, на коньках покататься. В нашем парке такой огромный каток открыли, с музыкой, с горячим чаем.


– Да, знаю, мы с девчонками иногда ходим туда, там правда, очень здорово, – согласилась девочка.


В окошке напротив появилась моя зазноба, такая же белоснежная, как и зима. Я любовался ею, почему то именно зимой она мне казалась еще красивей. Смотрел на нее и мечтал о лете, кода я смогу увидеть ее и почувствовать ее запах. А пахла она невероятно, никогда раньше я не чувствовал такого благоухания от других кошек. Я зимой всегда с тоской вспоминал теплые летние дни. Как бывало, выйду на улицу, душа поет, солнце светит, птички щебечут. Я хоть и охотился на них, но все же любил слушать их песенки.


Растянусь на травке и наблюдаю за происходящим вокруг. Вдруг слышу шорох, притаюсь, к земле прижмусь и лежу тихо-тихо. А это птички стаей слетели с ветки, ходят по траве червячков выискивают. Жду, когда ближе подойдут. И вдруг, прыжок и вот она добыча. Когда охотился на мышей, я их не ел, почему то брезговал, приносил их на порог дома, тем самым показывая домочадцам, что я тоже тружусь, отрабатываю свой корм и охраняю дом от всяких вредителей.


С птичками дело обстояло иначе, от этого лакомства я никогда не отказывался. Вот вы, например, любите курочку, а это, между прочим тоже птица. Так что не корите меня сильно. Природу не обманешь. Коты обладают разными наследственными инстинктами и один из них – охота. Все-таки инстинкты удивительно сильная вещь. Даже будучи сытым, я всегда реагировал на звук или вид возможной добычи, и никогда не упускал шанс поймать ее. Честно сказать, я скорее охотился ради удовольствия и никогда не планировал охоту заранее, просто действовал по обстоятельствам. После охоты моя хозяйка сразу определяла, где я был:


– Сократ, опять на птичек охотился? Морда довольная и вся в перьях, – говорила женщина, – тебя что дома не кормят?


Дорогая моя женщина, ну, как же ты не можешь понять, это совсем другая пища, добытая своими лапами, когтями, зубами. Я же, как ни крути, потомок хищников, и охота для нас это философия жизни.



Глава 16


Пока я смотрел свое любимое реалити-шоу за стеклом и любовался снежинками из окна Димкиной комнаты, парень вернулся из школы. По бодрому голосу и радостной улыбке, я понял, что жизнь у него налаживается. Вообще, я в последнее время заметил, что он стал реже вздыхать и грустить.


Я, как всегда, сидел на подоконнике. Юноша подошел ко мне и ласково погладил меня за ухом. От удовольствия я закрыл глаза и замурчал. Я иногда позволяю домочадцам меня гладить, поскольку мне это нравится, если, конечно, без фанатизма.


– Ну, как твоя девушка поживает? – спросил Димка и кивнул в сторону соседского окна.


Жива, здорова. Сам же видишь. По вопросу, понимаю, что парню есть, что мне рассказать. Я весь – внимание.


– Ты только так с ней видишься? Она что, на улицу совсем не выходит? – как мне показалось, язвительно спросил Димка.


Хм, она летом то под надзором гуляет, а ты хочешь, чтобы ее зимой выпустили на улицу. Если Белла шерстку запачкает, ее толстая хозяйка такую новость не переживет. Давай уже говори, как говорит твой папа: не тяни кота за хвост. Первый раз я услышал это выражение от Александра Петровича. Они с Димкой разговаривали на кухне о какой-то поездке. Парень все никак не решался сказать отцу, что он желает, хозяин усмехнулся и говорит ему:


– Дима, да говори уже, что ты тянешь кота за хвост?


Вы не поверите, я даже по сторонам посмотрел, думаю, может еще какой кот есть, которого в этот момент тянут за хвост. Потом я долго мысленно смеялся над собой, надо же такое подумать, это же просто очередное людское выражение. Со временем я понял, так говорят человеку, который не может решиться, что-то сделать или произнести.


Дима опять обратился ко мне:


– Да, брат, тяжело тебе, наверное, любить через окно, – предположил парень. Смотри, какой догадливый.


Чего греха таить, конечно, мне хочется пообщаться вживую, да у нас, котов, все гораздо сложней, чем у вас людей.


Димка вздохнул:


– А я Настю сегодня пригласил на кофе. Представляешь, Сократ, и она согласилась, – Димка улыбнулся, глаза его заблестели, – признаюсь тебе, котейка, я не ожидал, думал, опять отошьет меня, но… нет. Последнее время она стала меня замечать, я ведь раньше был, словно пустое место для нее. Стеснительная она до чертиков. Поймает мой взгляд, сразу краснеет и глаза опускает. А мне это нравится и хочется еще больше на нее смотреть. Понимаешь, смотрю на нее, вроде маленькая, худенькая, но есть в ней какая-то невероятная, могучая сила, притягивающая, словно магнит.


Димка мечтательно вздохнул и продолжил:


– Рядом с нашей школой есть маленькая кофейня, вот туда мы вместе с ней и отправились, там тихо, народу мало, можно спокойно общаться. Я помог ей снять пальто в кафе и случайно коснулся рукой ее волос. Взял прядь в руку, волосы оказались такими же мягкими и шелковистыми, как я представлял. Я опасался ее напугать, потому быстро одернул руку, но все время, что мы сидели, я ощущал покалывание на пальцах от прикосновения. Мы не заметили, как пролетели два часа. Там в кафе, я вдруг почувствовал, что мне не хочется с ней расставаться, хочется постоянно быть рядом, защищать ее. Она такая хрупкая, словно сделана из хрусталя. Я пригласил ее в субботу в кино, и она снова согласилась. Я даже заметил, что она с радостью приняла моё приглашение. У нас с ней, оказывается, есть общие интересы – книги, – улыбнулся Димка, – и музыка. Она окончила музыкальную школу в Сибири по классу скрипки, вот поэтому в ее плэйлисте Шопен, Рахманинов, Прокофьев. Пообещала мне сыграть как-нибудь. Говорит, что ей нравится играть современные произведения, на скрипке получается совершенно иное звучание мелодии. Никогда не встречался с девушкой-музыкантшей, – хмыкнул парень, – я в ответ пообещал пригласить ее на игру. Сказала, что обязательно придет за меня болеть. Ты знаешь, кот, очень она мне нравится, скажи, может это любовь? Как думаешь?


Парень, разуй глаза, ты тоже ей нравишься. Конечно, любовь, тут и психологом быть не надо и так все понятно. Скрипачка и волейболист! Он большой, а она маленькая, он раскрепощенный, а она застенчивая. Говорят же люди, что противоположности притягивают друг друга. Возможно, это как раз тот случай. Мы с Беллой тоже совершенно разные, я большой кот, а она маленькая, изящная. Я тоже, конечно, грациозный кот, но по своему, по-мужски. Я полосатый, а она ослепительно белоснежная. Мне вот интересно, а верно ли это утверждение о притягивании противоположностей, может это заблуждение?


Слышал, как однажды за чаем друг Александра Петровича говорил:


– Понимаешь, Саня, совместимость, как основа отношений между людьми это большой миф, придуманный самим же человеком. На самом деле, совместимость ведет к скуке, нет эмоций, нет искры, и отношения быстро сходят на нет.


Александр Петрович наоборот утверждал:


– Тут я с тобой, Володя, не согласен. Сходство характеров это залог хорошего брака и крепкой семьи. Вот, к примеру, существует такая пословица «рыбак рыбака видит издалека». О чем она говорит? О том, что люди похожие тянутся друг к другу. Психологи утверждают, что противоположности в браке часто конфликтуют из-за разногласий во мнении, мировоззрении. Ничего в этом хорошего нет.


Да уж, вопрос спорный. Я так думаю, что в отношениях надо, прежде всего, слушать свое сердце. Вот я же не слушал психологов, когда полюбил свою Беллу. В доме моих хозяев часто собирались компании, и за чаем велись разговоры на различные темы, читали стихи, спорили на исторические темы. Как же интересно было их слушать, именно из таких бесед я много узнавал для себя нового, потом было о чем пофилософствовать. А еще я заметил, что люди очень любят говорить о любви. Колбасой из не корми, дай только возможность поболтать о любви. Вот взять, например, литературу, практически в каждой книге есть любовь. Мои хозяева постоянно обсуждают на кухне прочитанные книги. И везде это чувство, но, правда, где любовь, там же рядом идут предательство, измены, ложь. Есть такие люди, которые утверждают: что любовь взаимная бывает редко, в основном любит кто-то один, а другой страдает. Такие отношения строятся на жалости, и долго существовать они не могут, кто-то рано или поздно устает. Исход у таких отношений всегда один – пары в конечном итоге расстаются. Если взять наши с Беллой отношения, то на начальном этапе можно было допустить, что любовь была однобокой, когда она нос воротила, но сейчас, видя, как она себя ведёт у себя на подоконнике, с какой тоской в глазах смотрит на меня, я понимаю, что чувства наши взаимны. Почему-то абсолютно в этом убеждён. А есть люди, утверждающие , что любви вообще не существует, дескать, ее выдумали писатели и поэты. Оказывается, по их мнению, все гораздо проще и банальней, на самом деле, в какой-то момент просто возникает симпатия к противоположному полу, которая со временем проходит. С такими высказываниями я совсем не согласен. Любовь есть и это потрясающее чувство. Вот я, смотрю на свою красавицу и у меня сердце готово выпрыгнуть из груди. Вот и скажите мне, разве это не любовь? Или вот, возьмите моего Димку! Я же вижу, как парень за последнее время изменился, словно на крыльях летает. Тут и к бабке не ходи, сразу видно пацан влюбился.



Глава 17


Эх, опять я пострадал из-за человеческой несправедливости. Что мне больше всего не нравится в людях, так это то, что они не умеют признавать свои ошибки. И даже, если в душе признают и понимают, что поступили неправильно, все равно никогда не сознаются.


Тот выходной день, выглядел, как будний. Димка с утра пораньше уехал на тренировку, у них, как он говорит, на носу был какой-то чемпионат, и ребята почти все свободное время проводили в спортзале.


Ближе к обеду на пороге нашего дома появилась Даша, Катькина подруга. Они с ней договорились, что девчонка придет к нам, и они вместе с Александром Петровичем поедут сначала в магазин за кормом для животных, а оттуда в приют. Пока отец и дочь собирались, Даша общалась со мной и Пухой.


От чая с бутербродом, который ей предложила Татьяна Михайловна, она отказалась:


– Спасибо Татьяна Михайловна, я не голодна. Я пока с вашими животными пообщаюсь, – ответила девочка.


Ладно, от чая отказалась – это вода. Я вообще не понимаю, что в нем люди находят. А вот зачем отказываться от бутерброда, это мне сложно понять. Положи в карман, потом съешь. Я, например, никогда от еды не отказываюсь.


Увидев Пуху, Дашка присела перед ней на корточки и давай ее наглаживать, целовать в нос, прижимать к себе и проявлять прочие телячьи нежности. Не прошла, правда, и мимо меня, хотя я не был предрасположен ко всякого рода нежностям, но разве Дашу можно остановить. Если ей позволят завести собаку, я думаю, она ей своими поглаживаниями плешь протрет на голове и зацелует до смерти.


Девочка меня почесала за ухом и стала приговаривать:


– Сократик, ты такой мягкий, как будто плюшевый. Так и хочется тебя гладить и гладить.


Я показал девчонке, что умею быть благодарным котом и промурчал ей в ответ.


Благотворители уехали, а мы с Татьяной Михайловной остались одни дома, Пуха, конечно, не в счет.


Я вошел на кухню, устроился под батарей и стал наблюдать за происходящим. Татьяна Михайловна в этот момент колдовала над аппетитной, розовой курочкой. От этого вида у меня обильно выделилась слюна, я сглотнул и смотрю с тоской дальше. Все мысли о ней, о курочке. Думаю, что же она будет с ней делать? Не собирается же она сырой кормить семью? Ведь люди не едят сырое мясо! Это мы, животные – любители полакомится свежениной. Хотя, как-то видел по телевизору, в кулинарной программе, что вы тоже едите сырое мясо, очень мудрено оно у вас называется, сразу и не вспомнишь, кажется гаспачо. Нет, по-моему, не гаспачо, а мучачо? Вот голова дырявая, забыл. О, вспомнил: карпаччо. Ну и названьице, язык сломаешь. Умеете же вы так завернуть, что даже кошачий мозг начинает закипать.


Татьяна Михайловна натерла курицу какими то специями, внутрь ей засунула яблоки. Я лежу и думаю: опять продукт испортила, такая славная птица была, и на тебе Но пахнет, скажу я вам, все равно изумительно.


Женщина положила птицу в миску, поставила в духовку и говорит:


– К приезду наших товарищей курочка будет румяной и золотистой.


Мое буйное воображение тут же сработало, перед глазами на тарелке возникла золотистая курочка. Я закрыл глаза, и вы не поверите, почувствовал головокружительный запах. Я был на грани потери сознания.


– Сократ, ты любишь курочку? – спрашивает меня Татьяна Михайловна.


Даже не знаю, что тебе ответить, женщина. Я от одного вида и твоих слов, чуть в обморок не упал, а ты спрашиваешь, люблю ли я курочку. Наивнее вопроса в своей жизни я не слышал.


– Ты не переживай, и тебе достанется, – улыбнулась Татьяна Михайловна, – и Пухе тоже.


Тут я не согласен, зачем Пухе давать курицу? Пусть свой корм ест. Нечего разбазаривать деликатесные продукты налево-направо. Экономней надо быть, Татьяна Михайловна.


– Сейчас еще салат сделаем, и ужин наш будет готов. Салат я знаю, – обратилась ко мне хозяйка, – ты, Сократ, не любишь, хотя зря. У моей приятельницы кот очень любит морковку и ты знаешь, у него шерсть – чистый шелк.


Это ж как надо было кота голодом заморить, чтобы он морковку начал есть? Бедный кот, хоть я его не знаю, но мне его очень жаль.


– Ты же, Сократ, травку на улице кушаешь? – спросила Татьяна Михайловна и тут же вместо меня ответила: – значит, хочется иногда растительной пищи покушать.


Травку мы едим для профилактики организма, и то не всю подряд, для того, чтобы очищать желудок или предотвратить несварение пищи. Вы же экономите на нас, покупаете корм подешевле. Вот вы часто употребляете витамины, а почему думаете, что нам они не нужны? Травка это травка, а морковка это уже другое дело, вам дай волю, вы из нас кроликов сделаете.


– Пухе я иногда добавляю в корм овощи, а вот тебе бесполезно, ты их все равно не ешь, – сказала женщина.


Да Пухе ты можешь хоть что добавлять, ей все равно, что есть и когда, она может есть 24 часа в сутки. А ты Татьяна Михайловна еще говоришь, что я жадный до еды.


У женщины зазвонил мобильный телефон, положив трубку, она объявила:


– Наши домой едут, голодные. Давай, Сократ, стол накрывать, сейчас будем ужинать.


Домочадцы вернулись домой довольные и счастливые. Девчонки принялись наперебой делиться впечатлениями:


– Мама, как хорошо, что мы сегодня поехали в приют. Ты не представляешь, как сотрудники были рады, что мы привезли корм для животных, – счастливо улыбаясь, сказала Катя.


– Молодцы, я вами горжусь, – улыбнулась женщина, – вы очень хорошее дело сделали.


– Татьяна Михайловна, – обратилась Даша – мы, когда приехали, в приюте было очень много людей, и они видели, как мы выгружали корм из машины. Многие из них сказали, что они тоже в следующий раз привезут животным питание, спросили, что еще нужно и девушки-сотрудницы попросили привезти какие-то лекарства, витамины, средства по уходу.


– Выходит, вы еще и хороший пример показали, – улыбнулась женщина.


– Пока мы помогали выгуливать собак, один мужчина съездил в зооаптеку и привез все необходимое, – улыбнулась Катька, – а потом забрал к себе домой алабая с огромной головой, о котором я вам рассказывала, помнишь?


– Конечно, помню, – подтвердила женщина, – это замечательно. Только вот все-таки пес взрослый и большой, он не побоялся его забирать?


– Я у него тоже об этом спросил, – заговорил Александр Петрович, – но, оказывается, он уже не раз приезжал в приют и давно познакомился с кобелем. Гулял с ним, подкармливал, в общем, они присматривались друг к другу и успели подружиться. Он тоже в своем доме живет, говорит, охрана нужна. А собачники считают, что алабай – это лучший охранник.


– Я рада, ребята, что все у вас хорошо прошло, – сказала мама, – идите мойте руки и за стол.


Девчонки побежали наверх, Александр Петрович зачем-то вышел в гараж, прихватив с собой Пуху на прогулку, Татьяна Михайловна тоже поднялась к себе в комнату.


Я остался один на один со столом…. и с дымящей курочкой. Невольно сглотнул слюну, посмотрел по сторонам, никого нет, стол накрыт. И мысли вольными птицами залетели в моей голове. Как иногда поёт Александр Петрович «мои мысли – мои скакуны»! Не знаю, что со мной произошло, видно рассудок помутился от запахов и разговоров или «мои скакуны» сошли с ума., но я вдруг забрался на хозяйский стул, встал на задние лапы и потянулся к желанной курочке. Просто хотел прикоснуться, без всяких шалостей, ну. чтобы лапка подольше мяском пахла. И, разумеется, по закону полости, я зацепился когтем за румяную тушку, и в этот самый момент открылась дверь, и вошел хозяин. Почему он так резко вошёл на кухню, я не знаю. Но случилось то, что случилось. Я хотел соскочить со стула и удрать, но не смог, вы не поверите, поскольку я зацепился когтем за курицу, я вместе с ней спрыгнул на пол. Она, словно прилипла ко мне, не отцепляется, хоть тресни. Я пячусь от хозяина вместе с курицей, словно с громадным баулом. От увиденного у хозяина чуть глаза на лоб не вылезли. А я не могу убежать, потому, что эта дичь оказалась слишком тяжелой. И тут раздался дикий крик:


– Сократ, где твоя совесть, подлец, что ты наделал?


А что тут скажешь? Я и сам не знаю. Изо всех сил трясу лапой, пытаюсь скинуть жареного птеродактиля, он же вцепился в мою лапу мёртвой хваткой, и даже, как мне показалось, зарычал на меня. Но это, конечно, мои неуемные фантазии после Димкиных динозавров. Он о них может сутками смотреть кино, мультфильмы, слушать аудиокниги. И я там обычно рядышком пристраиваюсь. Вот и встретил своего динозавра… Но, слава богу, птица наконец-то отцепилась. Я, весьма ловко маневрируя между ног хозяина, проскочил в прихожую и заметался по ней, не зная, куда дальше бежать, где найти спасение? На мою беду, дверь на второй этаж оказалась закрытой. Я повернул в сторону кабинета и услышал:


– Даже не думай, там ты точно без хвоста останешься, – пригрозил мне хозяин.


Не видя выхода, я забился под свой диван. На крик прибежала Татьяна Михайловна и девчонки.


– Папа, папа, что случилось? – испуганно спросила Катя.


– Вот, полюбуйся, – Александр Петрович кивнул головой в сторону кулинарного шедевра, – наш философ стащил со стола курицу. Накрылся ужин медным тазиком, – сквозь зубы добавил хозяин.


Катя ахнула и прикрыла рот ладонью.


– Папочка, только не ругай его сильно, – взмолилась она.


– Да я не знаю, что сейчас с ним сделаю, – Александр етрович наклонился и, заглядывая под диван, громко произнёс: а ну-ка выходи из под дивана, подлый кот!


Ага, сейчас. Я что, самоубийца?


Татьяна Михайловна рассмеялась и все повернулись в ее сторону.


– Что смешного, Тань? Я так хотел курочки поесть, а это наглейшее животное все испортило, – зло произнес хозяин, – извалял ее по полу. Это называется «и сам не ам, и другим не дам».


В том-то и обида – и опозорился, и курицу стащил, и сам даже кусочка не попробовал, и чувствую, что теперь весь день придётся под диваном коротать. Попробуй выйди, что у них на уме, действительно можно и без хвоста остаться. Эх, несчастный я кот. Одно радует, всё это безобразие, весь этот позор моя любимая Белла не видит. И на том судьбе спасибо.


– Он целый день со мной на кухне был, – сделала вывод Татьяна Михайловна, – видимо, запахи и вскружили ему голову, – рассмеялась женщина, – ладно ребята не расстраивайтесь, найдем курочке замену.


– Достал он меня, не кот, а какой-то вредитель, – Александр Петрович продолжил хмуриться, – какая от него польза? Пуха та хоть охраняет, а этот лоботряс только проблемы создает.


Какой отвратительный поклеп! Ну, зачем из-за любой мелочи во вредители меня записывать? Быстро же вы все забываете, неужели от меня нет никакой пользы? Забыли всех пойманных мною мышей? А в случившемся, скажем прямо, вы сами виноваты, зачем все ушли из кухни? Бросили меня одного. Вы сами же меня и спровоцировали на этот необдуманный, спонтанный поступок. Вы настоящие провокаторы! Сначала создали все условия для похищения курицы, а когда я предпринял попытку просто об неё лапку потереть, теперь обвиняете меня во всех грехах. Вот скажите мне, чья здесь вина. Вы думаете, я от нечего делать, так сказать, из хулиганских побуждений, покусился на ваш ужин, да нет же, просто хотелось насладиться фантастическим запахом… Ну, возможно, кусочек бы и откусил. Попробуй тут удержись!


Татьяна Михайловна и девчонки быстренько сообразили другой ужин – и кстати, ни чем не хуже, румяной птицы – поджарили докторскую колбаску с яичницей. Все собрались за столом, девчонки тихонько хихикали, Александр Петрович все еще недовольно бурчал. Я сидел под диваном, хотя это сиденьем вряд ли можно назвать. Диван был до того низкий, что меня буквально расплющило. Но лучше плоским стать, чем остаться без шикарного хвоста.


Зачем так было кричать из-за какой-то несчастной курицы? У вас вон еды море. Нашли же, что поесть. Татьяна Михайловна вам, как в той сказке, и щи сварит из топора. Зря та волнуетесь! Интересно, что теперь они сделают с несчастной крицей?


Вернулся Димка, и люди еще долго смеялись, вспоминая потерянный ужин. Курицу, в тот день я не получил, зато получил новую кличку – кот-птицеед. Признаюсь, не такая уж и обидная кличка для кота. Её можно дать любому моему собрату.


На следующий день меня всё-таки помиловали! У нас в семье не принято долго держать зло и обиду. Татьяна Михайловна, к моему удивлению, угостила проблемным лакомством, и очень приличный кусок достался Пухе. Я подошёл к ней и напомнил: «Жуёшь мясо, хоть бы спасибо мне сказала, я, можно сказать, вчера жизнью рисковал». Пуха молча жевала мясо и в знак благодарности просто кивнула мне.


К обеду к нам в гости заехала подруга Татьяны Михайловны, с ней моя хозяйка дружит со школьной скамьи. Правда, Татьяна Михайловна была на год младше Ленки, так хозяйка называла подругу. В школе, как выяснилось, они страшно враждовали, оказывается Татьяна Михайловна в школьные годы, была упитанной девушкой и ее, так же как и теперь Катерину, постоянно дразнили толстухой и издевались над ней. Теперь понятно, откуда ноги растут и в кого пошла Катька.


В случае с Татьяной Михайловной, зачинщицей насмешек была эта самая Ленка, которая в то время в школе была первой красавицей, и все парни сходили по ней с ума. Но, прошли годы, школьные обиды забылись. Девушки, уже будучи студентками, случайно встретились, Ленка попросила прощения, и Татьяна Михайловна великодушно простила, она, ктсати, никогда не умела держать зла. И даже потом призналась подруге, что благодарна ей за то, что та заставила её себя изменить. С тех пор они подруги, что говорится, – не разлей вола.


Надо же, сейчас посмотришь на них и не скажешь, что когда-то хозяйка была толстухой, а Ленка стройной. Сейчас все наоборот. Татьяна Михайловна стройная, как балерина, а Ленка, как продавщица в булочной.


Женщины наполнили чашки кофе и удобно расположились на диване. Вот этого напитка я совсем не понимал, он так дурно пахнет, что и у меня от него кружится голова. Но, несмотря на это, я пристроился на тапках хозяйки. Надо держать ухо востро, встретились две женщины, разговоры могут быть на совершенно непредсказуемые темы.


– Лена, ну, рассказывай, как тебя занесло в наши края? – спросила Татьяна Михайловна, – ты, как ясно солнышко среди нашей зимы, появишься, а потом можешь и на год исчезнуть.


– Да по работе приезжала, – улыбнулась женщина, – вот и решила к вам заскочить. А ты что, одна дома? – удивлённо с просила женщина.


– Дети в школе, Саша на работе, одна я бездельничаю, – засмеялась хозяйка, – а что это за работа такая у тебя в наших краях?


– Здесь недалеко от вашего посёлка есть производственные склады, наша компания арендует площади для хранения товара. Я же коммерческий директор, кому, как не мне контролировать процесс, – улыбнулась Ленка.


– Отлично, – обрадовалась Татьяна Михайловна, – теперь, надеюсь, почаще будем видеться.


– Я только «за». Ты же знаешь, как я люблю вашу семью, – рассмеялась Ленка.


– А ты знаешь, что мы тебе всегда рады, – улыбнулась Татьяна Михайловна и погладила подругу по руке, – а то общаемся в основном либо по телефону, либо в соцсетях.


– Танюша, да хорошо, что сейчас есть возможность так общаться, а ты помнишь нашу молодость? Домашний телефон был редкостью, ходили друг к другу звонить.


– Помню-помню, у нас был телефон, и мои одноклассники бегали ко мне. Развлечение у нас было звонить по чужим номерам и всякие глупости предлагать. А теперь на своих детей ругаемся, что такие, мол, сякие, а мы, вроде, лучше были. Иногда вспомнишь, и стыдно становится, – махнула рукой моя хозяйка.


– Молодость, что тут поделаешь, много ошибок совершали. Да что там молодость и сейчас еще порой такое наворочаешь, что ладу потом не дашь, – заметила Ленка.


– Ну, давай рассказывай, как поживаете, как семья, – предложила Татьяна Михайловна.


– В общем, вроде все нормально, – как-то вдруг грустно улыбнулась Ленка, – слава богу все живы, здоровы.


– А если не в общем? – спросила хозяйка.


– Ой, Тань, натворила я дел, теперь не знаю, как все исправить, – тяжело вздохнув, сказала подруга.


– Да говори уже, не томи. Знаешь же, что легче станет, – Татьяна Михайловна опустила ноги на пол и поставила чашку на стол.


– С Антохой у меня беда, не знаю, что делать, – вздохнула Ленка.


– Что-то случилось? – вздёрнула брови Татьяна Михайловна.


– Помнишь, я тебе рассказывала, что приезжал тренер, хотел забрать Антоху в школу олимпийского резерва? – спросила женщина.


– Да, конечно, помню, мы с тобой по телефону говорили и чем все закончилось? – спросила Татьяна Михайловна.


– Да чем? Мы с Петькой подумали и не отпустили его. Побоялись, что мальчик в четырнадцать лет будет жить без родителей, что это может плохо отразиться на его образовании, да и вообще, он же еще был совсем ребенком, как без мамы и папы. Тренер нас долго нас убеждал, говорит у вашего парня отличное будущее, у него серьёзный потенциал, он непременно добьется успехов. Ты же сама знаешь, он у меня плаваньем с пяти лет занимается, сколько выигранных соревнований, чемпионатов. Вся комната в кубках, медалях и грамотах.


– Где эта школа находится, далеко? – спросила Татьяна Михайловна.


– В соседнем городе, от нас тридцать километров, – ответила Ленка.


– А сам то, Антон, хотел поехать? – спросила Татьяна Михайловна


– Конечно, хотел, но чокнутые родители не отпустили! – Ленка отчаянно покачала головой, – он тоже нас уговаривал, но не послушали мы его? Все сделали по-своему. А ему объяснили причину отказа, он вроде, как согласился, видимо, вынуждено, первое время продолжал ходить на тренировки. Все шло хорошо. Потом начал пропускать, раз, другой, и пошло-поехало.


– И что теперь? – спросила хозяйка.


– Все, Танюша, нет больше плаванья. Как бабка пошептала. Год уже прошел, забросил он совсем спорт. Вижу, потух огонь в глазах, потерял парень интерес. Понимаю, что это наша вина – бестолковые родители. Корю себя, ругаю, а как исправить не знаю. Как опять зажечь в нем искру? Вот скажи мне, подруга, почему мы родители такие беспардонные, слушаем только себя, делаем и поступаем, как хотим мы. Ведь я могла тогда и мужа убедить, отпустить сына. Но родительский эгоизм перевесил все аргументы.


– Я помню, с каким он восторгом всегда говорил о плаванье, – покачала головой Татьяна Михайловна.


– А теперь что, учиться не хочет, какие-то сомнительные друзья появились, грубит, хамит, в школе постоянно дерется. Где драка, значит, там непременно мой Антон. Приходит домой то нос разбит, то губа. Ой, Танька, вижу, что теряю парня, – женщина смахнула со щеки слезу.


– Лена, не плачь, а то я сейчас тоже разревусь, – Татьяна Михайловна обняла подругу.


– Ну, а твои-то как, Танюша? – спросила Ленка, – а то я с порога огорошила тебя своими проблемами, а о вас и не спросила. Не обижайся на меня.


– Да какие обиды. У нас все относительно хорошо. У Димки любовь, – женщина улыбнулась, – ты же знаешь, семнадцать лет возраст влюбленностей.


– Любовь – это замечательно, мой Антоха хоть бы в кого влюбился, что ли? – заметила Лена, – а Катерина как?


– У Кати та же беда, что и у меня была, – вздохнула Татьяна Михайловна.


– В смысле? – округлила глаза подруга.


– Помнишь, какой я в школе была толстухой? Вот и Катерина моя такая же, наследственность чтоб ее, – засмеялась Татьяна Михайловна.


– Ничего, перерастет, – успокоила Лена¸– станет такой же, как ты красавицей. Есть в кого.


– Мы работаем над этим, и уже есть результаты, – улыбнулась Татьяна Михайловна, – даже гардероб обновили, покупали уже на два размера меньше.


– Я догадываюсь, Катя, такая же упорная, как и ее мать, – засмеялась Ленка.


– Это есть, она вся в меня, – хмыкнула хозяйка и вдруг спросила: – слушай, Лен, а может, Антохе твоему собаку завести или кошку? Ты знаешь, собака для подростка, это же не просто собака – это друг.


– Мы уже с Петром подумали об этом, – сказала женщина, – хотим лабрадора черного подарить ему. Это такая порода, которая не даст Антохе скучать.


– Мы, к примеру, не представляем свою жизнь без Пухи, а кот у нас, так это вообще семейный психотерапевт, – засмеялась хозяйка и наклонилась, чтобы погладить меня.


Я лежу, закрыв глаза, делаю вид, что сплю. А как приятно слышать такую характеристику. И ведь так оно и есть: не могут они жить без меня! Ругают, оскорбляют, грозятся выкинуть, а чуть что бегут мне душу изливать.


– Правда, недавно Сократ получил нагоняй, – продолжала, смеясь, Татьяна Михайловна.


– А что натворил то? – спросила Ленка.


– Я решила угостить своих домочадцев аппетитной курочкой. Ну, ты знаешь, как готовит это блюдо в духовке. Я приготовила так, что хоть натюрморт пиши. И что ты думаешь? Этот разбойник стащил её прямо со стола, зацепил ее когтем и тянет за собой, как бурлак на Волге, всю извалял по полу, – женщины дружно рассмеялись, – оставил нас, негодяй, без ужина.


Вот скажите мне, зачем было рассказывать об этом постороннему человеку, пусть даже и подруге? Стыдно же. Это наши внутрисемейные дела. Зачем трезвонить нра всю Ивановскую? Даже как-то неудобно стало. Лена чёрт знает что подумает обо мне.


Она вдруг перестала улыбаться и говорит:


– Вспомнила, в моем детстве такой примерно такой случай был. До сих пор не могу забыть, как вспомню, так слезы на глаза наворачиваются. Жил у нас кот, я его обожала, души в нем не чаяла, и спала с ним, и завтракала, в школу иду, он за мной выходит на улицу, провожает, вечером из школы встречает. И вот он тоже однажды стащил курицу со стола, а ты же знаешь, что такое курица была в наше время, это сейчас пошёл в магазин да купил без проблем, а раньше ведь покупка любого мяса была чуть ли не войсковой операцией по захвату безымянной высоты. Так вот мой батька разозлился, схватил кота за шиворот и выбросил в окно. А мы жили на третьем этаже, ты же помнишь, вроде, для кота и не высоко, но он когда летел вниз, ударился об газовую трубу и сломал себе хребет, – Ленка замолчала, прижала ладони внутренней стороной к глазам, спустя некоторое время, тихо продолжила, – я похоронила своего любимца как полагается, и еще долго не могла простить отца, даже не разговаривала с ним. Он, правда, сам сильно переживал, и после того случая больше курицу не ел ни в каком виде. Вроде как сам себя наказал.


– Ой, аж мурашки по коже, – Татьяна Михайловна смахнула слезу.


Я слушал с замиранием сердца и мысленно говорил богу спасибо за моих хозяев. Как бы меня не оскорбляли, не унижали, но в окна меня еще не выбрасывали. Оскорбления – это слова, людей же ценят не за слова, а за поступки. А поступки моих хозяев говорят, что я живу в хорошей и доброй семье.


– Татьяна, что-то мы с тобой совсем расклеились, – улыбнулась Лена, – спасибо тебе, подруга, что выслушала меня. Поеду я, пора мне уже. А то пока домой доберусь, уже ночь будет.


– Леночка, все будет хорошо, вот посмотришь, не грусти. Все непременно наладится! – женщины обнялись, и Татьяна Михайловна проводила гостью.



Глава 18


В детстве моим любимым занятием была игра в прятки. Очень занимательное занятие, скажу я вам. Бывало, заберусь куда-нибудь, все меня ищут, а я наблюдаю из своего укрытия и веселюсь. Они меня не видят, а я их вижу. Еще до моего происшествия в кабинете, когда я изодрал в клочья хозяйские документы, я любил там прятаться в библиотеке. Вы бы видели, сколько книг у моих домочадцев. Целая стена отведена под полки с книгами. Корешки книг все разноцветные, среди них не то, что меня не найдешь, там даже Пуха при желании могла бы спрятаться и остаться не замеченной. Но, эта неуклюжая собака никогда бы до такого не додумалась, да и не заберётся она туда. А на полках с книгами стояли еще всевозможные картинки, фотографии, статуэтки. Я забирался на верхние полки, прятался за какой-нибудь картиной и оттуда сверху из-за укрытия наблюдал за своими сожителями. Когда в доме становилось непривычно тихо, это означало, что, во избежание дальнейших неприятностей, пора меня искать. Свое книжное укрытие я случайно сам и раскрыл. Толкнул однажды картину, за которой прятался, она с грохотом упала, кстати, картина была под стеклом, оно разлетелось на мелкие кусочки, и тут нарисовался я, весь, как на ладони. Иными словами, беда за бедой. А потом еще и это недоразумение с документами, и все – доступ в кабинет для меня был закрыт раз и навсегда. Когда был совсем еще юным котом, я очень любил наблюдать за стиральной машиной, особенно когда в ней барахталось белье. Очень завораживающее зрелище, я мог наблюдать за ним часами. Особенно мне было интересно, как же там внутри все устроено? Моё неистребимое любопытство к стиральной машине было до определенного случая. За своей хозяйкой я буквально ходил по пятам, Татьяна Михайловна называла меня «мой хвостик». Куда бы она ни шла, я всегда был рядом. В тот день женщина занималась стиркой. В ванной она загрузила белье в машинку, захлопнула дверцу и ушла, а я не смог оторваться от захватившего меня зрелища и остался смотреть свое кино. Когда на машинке начала мигать синяя кнопочка, хозяйка вернулась в ванну, открыла дверцу, вытащила белье и начала его вешать на сушилку. Я, пока она отвернулась, быстро нырнул во внутрь и притаился. Женщина, закончив с бельем, захлопнула дверцу машинки, выключила свет в ванной и ушла. Интерес мой к внутреннему убранству машинки пропал вместе с выключенным светом. Мне вдруг стало так страшно, что шерсть начала подниматься дыбом. Я вспомнил, как хозяин рассказывал историю о своем сослуживце, страдавшем клаустрофобией и панически боявшемся пользоваться лифтом. Если лифт был пустой, он никогда в него не садился, ждал следующего, чтобы в нем ехали люди, в компании не так было страшно. А однажды, рано утром у них в офисе было назначено какое-то важное совещание. Он сильно опаздывал в тот день, и очень боялся опоздать на собрание, иначе было не миновать взбучки от начальства. Всех сотрудников заранее предупредили, что за опоздание – выговор. Поскольку до начала рабочего дня еще было два часа, то сотрудников в здании было мало, и когда подъехал лифт, он оказался пустой. Мужчина посмотрел на часы и понял, что ждать, когда подъедет лифт с сотрудниками уже поздно, а по лестнице бежать на десятый этаж вообще не вариант. Он решительно зашел в лифт, нажал кнопку нужного этажа, закрыл глаза, вздохнул и замер. Как потом он рассказывал Александру Петровичу, говорит: думал, что сердце выпрыгнет из груди. На совещание он не опоздал, но в кабинет вошел с лицом белы, как скатерть. Во время собрания пришлось вызывать скорую, с мужчиной, совершившим лифтовой подвиг, случился сердечный приступ. Вот такая она, эта клаустрофобия.


По телевизору однажды видел в передаче о животных, как белки бегают по колесу и оно крутится. Так вот я в тот момент был, как кот, бегающий по барабану. Голова закружилась, и я потерял сознание. Очнулся, когда барабан остановился, мне вдруг стало не хватать воздуха, я начал метаться, мяукал до потери пульса. Кричал так, что на следующий день совсем потерял голос. Но, увы, меня никто не слышал. Не знаю, сколько времени я там просидел, но когда меня нашла моя спасительница Катя, я запрыгнул на нее, как кенгуру. Девчонка потом рассказывала мне, что когда увидела меня, мои глаза были размером с пятирублевую монету. После этого случая мой интерес к чуду техники пропал навсегда, даже скажу вам больше: я стал держаться от нее подальше, мало ли что может произойти?


И вот ещё один случай, я спрятался в кастрюле, правда, тогда я был совсем ребенком. Татьяна Михайловна поставила большую кастрюлю на стол, уж не знаю, что она собиралась готовить в этом ведре, крышка была закрыта не плотно, но мне хватило небольшой щели, чтобы проскользнуть вовнутрь. Залезть-то я залез, а вот выбраться не могу. Стенки скользкие, когтями не за что зацепиться. Я тогда так сильно испугался, думаю, а вдруг меня не увидят и сварят, вместо курицы или того, что она там собиралась варить. Думаю, ну, надо же, неужели жизнь моя закончится вот таким образом. Какая нелепая смерть! Через какое-то время хозяйка меня нашла, и, видимо, увидев мои испуганные глаза, не стала меня ругать, а наоборот, рассмеялась и даже погладила. Но, в семье надо мной еще долго смеялись и называли странным прозвищем – кок. Кто такой кок, я узнал позже, когда Димка читал мне вслух книгу Джека Лондона «Морской волк». Оказывается, кок – это повар на корабле. Вот вы видели когда-нибудь летающих котов. Я уверен, что нет. А я видел, да что там видел, я сам летал. Уверен, вы сейчас, наверное, думаете: Сократ, ну ты и врунишка. Я клянусь честью своих породистых предков, что летал.


Я же вам уже рассказывал, как я от Пухи прятался на деревьях, Эта наглая собака на улице не давала мне прохода. В тот день Пуха носилась по двору, как сумасшедшая. Какая-то бешенная игривость напала на нее, может что-то не то съела. Я запрыгнул на уличный подоконник в надежде спрятаться от монстра в собачьем обличии, но эта шельма заскочила на стоящую под окном скамейку и начала на меня гавкать, словно с цепи сорвалась – у собак иногда бывает такой настрой. Ей все-таки удалось меня согнать с окна. Я соскочил с подоконника и помчался по двору в сторону березы. Пуха нападала на меня сверху, пытаясь прижать к земле. Я вырвался, заскочил на ветку и начал быстро карабкаться вверх. Я подумал, может Пуха заболела бешенством, так вроде ее регулярно к ветеринару возят. Что-то уж больно она была активной в тот день. Я испугался, думаю, мало ли, вдруг еще меня заразит, и решил забраться повыше. Взбирался до тех пор, пока не понял, что я почти у самой верхушки дерева. Наверху ветка была тонкая, и я раскачивался на ней, словно маятник. А когда посмотрел вниз, мне стало плохо, и сразу в голове возник вопрос: как же теперь спуститься? Пуха бегала вокруг дерева, затем садилась и начинала отчаянно лаять, глядя на меня снизу. На ее душераздирающий лай сбежались все домочадцы, это было воскресное утро, и все были дома. Александр Петрович подошел к Пухе и спрашивает:


– Ты на кого так лаешь? – заметив, что собака смотрит вверх, он тоже поднял голову и увидел на ветке меня – Ты что там делаешь? – это уже был вопрос ко мне.


Да так, ничего, всего лишь залез отдохнуть на макушке дерева.


– Сократ, ты зачем туда забрался? – посмотрев на меня, спросила Татьяна Михайловна.


Еще одна любопытная! Может вы думаете, я туда добровольно забрался? А кто меня сюда загнал? Сразу во всем виноват кот.


– Слезай, – хозяин кивнул головой, указав.


Слез бы, если мог. Да только как это сделать?


– Сократик, слезай, пожалуйста, – жалобно произнесла Катя и спросила: – тебе там не страшно?


Да нет, что ты, мне тут весело, словно в цирке.


– Кот, ты зачем так высоко залез? – спросил Димка.


А ты у своей Пухи спроси, зачем она меня сюда загнала.


Мои родственники стояли внизу и, задрав головы, настойчиво требовали, чтобы я спустился с дерева.


Димка подошел к дереву и начал его трясти, я еще крепче вцепился в ветку, боясь упасть и жалобно произнес:


– Мяу.


– Ну чего ты мяукаешь? Спускайся, – сказал хозяин, – мы же переживаем за тебя.


Да как же ты не поймешь, Александр Петрович, не могу я, страшно мне.


– Дима, не тряси дерево, он еще больше испугается. Тащи лестницу из гаража, попробуем снять его, – предложил хозяин.


– И чего тебя туда занесло? – недоумевала хозяйка. – Не живется тебе спокойно, Сократ.


Ага, мне не живется спокойно, это Пухе вашей не живется спокойно. Чокнутая собака.


Димка притащил лестницу, мужчины приставили ее к дереву. Береза была тонкой, лестница стояла не устойчиво.


– Дима, я буду держать лестницу внизу, а ты аккуратно попробуй залезть, только смотри осторожно, не упади, – сказал хозяин.


– Сократик, сейчас мы тебя спасем, – девочка сжала кулаки и с тревогой смотрела на карабкающегося брата и качающуюся березу.


Димка добрался почти до конца лестницы, и понял, что до меня ему все равно не дотянуться. Он протянул ко мне одну руку, второй держась за ближайшую ветку и говорит:


– Сократ, прыгай, я тебя поймаю.


Легко сказать прыгай. Я же не самоубийца какой. Или вы и впрямь подумали, что здесь у нас цирк?


– Нет, Дим, так ничего не получится, слезай, – скомандовал Александр Петрович.


– Как же его оттуда снять? – спросила Татьяна Михайловна у мужа, – ему надо помочь, сам он оттуда не слезет.


Я жалобно мяукнул, подтверждая слова женщины.


– Надо подумать, – Александр Петрович почесал подбородок, – тут без машины с подъемником не обойтись. Только вот где ее взять в выходной день?


– Пойду в дом, попробую позвонить по поводу машины, может, удастся найти, – сказал Александр Петрович и направился в сторону дома.


Пока его не было, Татьяна Михайловна и дети обсуждали уровень моего интеллекта, не очень лестно отзываясь обо мне. Я, конечно, все слышал, но в тот момент думал только о своем спасении. Это ж надо, погибнуть из-за безумной собаки.


– Сегодня не получится найти машину, – вернулся Александр Петрович и сообщил печальную новость, – нужно ждать до завтра и то неизвестно, во сколько она завтра сможет приехать.


– Папа, а что же делать? – едва не плакала Катя. – Мы не можем его там бросить до завтра?


– Успокойся, дочка, – ответил папа, – что-нибудь придумаем.


– Ну что, кот, тогда вей гнездо, – пошутил Димка.


Как тебе не стыдно, так с другом разговаривать? Я что тебе, птица что ли?


Александр Петрович ушел в гараж, через какое-то время вернулся и радостно говорит:


– У меня появилась гениальная идея. Сейчас мы тебя спасем, Сократ.


– Как? – удивлённо спросила Татьяна Михайловна.


– Сейчас Дима вновь залезет на дерево и попытается перекинуть через ветку веревку. Мы ее привяжем к машине и попробуем наклонить дерево. Береза гибкая и ветка должна согнуться. Потом кот сам спрыгнет, или, на крайний случай мы его сами снимем.


– Папа, а у нас точно получится? – как-то неуверенно спросил Димка.


– Сынок, все гениальное просто, – засмеялся хозяин, – конечно получится. Все будет отлично.


Мужчина подогнал машину к дереву так, что ветку нужно было наклонять в противоположную от гаража сторону. Затем опять примостили лестницу и Димка начал свое восхождение. С первого раза веревку не удалось закинуть на ветку, лестница стояла не крепко, и парню приходилось одной рукой держаться за нее, а другой перекидывать веревку. С нескольких попыток все-таки удалось забросить веревку, теперь оставалось ее опустить вниз и привязать к машине.


Скажу честно, я с ужасом и абсолютным неверием в успех, наблюдал за происходящим. Но всё-таки решил довериться людям, что ни говори а ведь разумные существа. И что мне еще оставалось делать? Дима успешно спустил веревку, Александр Петрович подхватил ее внизу. Затем, когда «скалолаз» (скорее, в данном случае «дереволаз») спустился, они привязали верёвку к машине за задний бампера. Хозяин сел за руль и потихоньку начал двигаться в сторону ворот. Ветка действительно начала наклоняться, я намертво вцепился в неё всеми четырьмя лапами. Когда мы вместе с веткой были уже недалеко от земли, случилось самое ужасное, что можно только себе представить. Мой гениальный хозяин видимо не все рассчитал, он не учел главного – прочности веревки. Она лопнула в тот момент, когда я уже был почти спасен. И мы вместе с берёзой в одно мгновение превратились в средневековое орудие под названием «праща». Если быть точнее, берёза превратилась в орудие, а я – в снаряд. И этот снаряд летел, как реактивный самолет, сметая на ходу своим телом ветки и листья деревьев. Во время полета я на миг представил себя Юрием Гагариным, совершающим космический полет. Не знаю, сколько длился этот полёт, но мне показалось, что прошла вечность. К счастью, посадочной полосой для меня оказалась крыша гаража. Посадка была относительно мягкой, во всяком случае, я остался цел и невредим. Открыв глаза, я увидел звездное небо, несмотря на то, что на дворе был день. Полежав немного, я пошевелил лапами, все целы, покрутил головой из стороны в сторону, слава богу – жив! Пошатываясь, встал на лапы, подошел к краю крыши и увидел своих домочадцев с ужасом смотрящих на крышу гаража. Увидев меня, они радостно закричали.


– Сократик, ты живой, – Катька запрыгала от радости – я так рада!


– Ну, слава богу, – всплеснула руками хозяйка.


– Как, кот, долетал? – улыбаясь, спросил Димка и добавил: – космонавт ты наш.


– Я же говорил, что спасем тебя,– улыбаясь во весь рот, воскликнул Александр Петрович.


Да уж, гений, ты наш. Чуть кота не угробил. Тебе бы, Александр Петрович носить фамилию не Смирнов, а Королев.


С тех пор в семье меня называли космонавтом. Вы заметили, что почти после каждого приключения моя кличка менялась.



Глава 19


Александр Петрович очень любил рыбалку и к тому же был отменным рыбаком. В погожие летние дни, когда солнце поднималось рано, и день казался нескончаемым, они с Димкой вставали утром, еще до зари, и собирались на рыбалку. В такие дни я тоже любил просыпаться пораньше. Летнее утро восхитительно, есть в нем даже что-то магическое. Выходишь на улицу, тишина и покой, словно природа замерла в ожидании рассвета, и только треск цикад нарушает это спокойствие. А еще я заметил, что летом воздух имеет свой особенный запах – свежести, травы и …лета.


Мужчины грузили в машину удочки, всякие банки с приманкой для рыбы, червями, провиант, теплую одежду, длинные сапоги и прочие рыбацкие приспособления. Женщины с ними не ездили. Татьяна Михайловна терпеть не могла рыбалку, а Катьке просто было лень вставать рано утром. Как-то раз мужчины взяли с собой Пуху, но та подмочила свою рыбацкую репутацию раз и навсегда. Она начала носиться вокруг озера и громко лаять на всех, кто в тот момент там находился. Рыбаки возмущались, говорили хозяину успокоить свою собаку, грубо просили ее заткнуться, поскольку она распугала им всю рыбу, но разве ей объяснишь? Не заклеивать же ей пасть скотчем. В результате та рыбалка оказалась для нее первой и последней.


Нашли кого брать, взяли бы меня, я бы сидел тихо, как мышка и наблюдал за процессом ловли, ну, может, стащил бы рыбку-другую, должен же я попробовать, что там наловили. Но меня, к огромному сожалению, никогда не брали. Если бы вы знали, как я мечтал о рыбалке, уж очень мне хотелось самому поймать рыбку. Мне даже сны снились о рыбалке. Не поленюсь, расскажу вам один из них:


«Иду я по полю, как человек, на задних лапах, в высоких рыбацких сапогах, на плече удочка. В передней лапе у меня корзинка со всем необходимым для рыбалки. Подхожу к озеру, а оно такое большое, что не видно другого берега. Смотрю, а на берегу одни коты-рыбаки и ни единого одного человека. Я выбрал себе место в укромном месте, разложил на берегу все необходимое, закинул удочку и жду, когда клевать начнет. Час сижу, два, а клева все нет. Наблюдаю за другими котами, у них та же история. Думаю, что же делать? Не могу же я вернуться домой без улова, чем семью кормить буду?


И вдруг вспомнил, я однажды смотрел мультик с Катькой, в нем волк ловил рыбу на хвост. Думаю, дайка и я попробую такой способ. Подошел к озеру, закинул хвост и жду. Вы не поверите, не прошло и нескольких минут, чувствую, что-то прицепилось к хвосту, я поднял хвост вверх, а на нем карась висит. Я его снял с хвоста и положил в корзину. Закинул опять и дальше жду. И опять рыбка. Не прошло и часа, а у меня уже полная корзина улова. Коты-рыбаки, увидев мое ноу-хау, тоже принялись закидывать хвосты в озеро. Я был горд собой! Собрав свои пожитки, счастливый и довольный я отправился домой. Татьяна Михайловна, увидев меня с полной корзиной рыбы, всплеснула руками и воскликнула:


– Кормилец ты наш. Чтобы мы без тебя делали? – женщина прикрыла рот рукой и покачала головой.


– Да, Сократ, – Александр Петрович поддержал супругу, – весь дом на тебе держится. Если бы не ты, так мы бы с голоду померли.


А вы что думали? Я не только себя и вас прокормить могу. А вы все кричите на меня, что я бесполезное животное».


Надо же такому присниться. Хотя чего лукавить, сон хороший, приятный. Не знаю, как на хвост, а вот лапой я точно могу поймать рыбку. Вы никогда не видели, как медведи ловят рыбу? Я смотрел по каналу «дискавери», как они это делают. Медведь заходит в воду и высматривает добычу. Увидев рыбину, он с размаху лупит лапой ее по голове, та, конечно же, от удара тут же переворачивается вверх брюхом, рыбаку остается только вытащить добычу из воды и съесть улов.


Александр Петрович привозил с рыбалки невероятно вкусных карасей, окуньков, ершей, красноперок. Татьяна Михайловна готовила их в духовке, запекая каким-то необычным образом. Мне тоже перепадало, рыбу я люблю. А вот Пуха посему-то рыбу не ест. Подойдет, понюхает и отходит от миски. Говорю же, глупая собака. Разве можно отказываться от такого деликатеса? Иногда я не понимаю этих собак.


А вам снились когда-нибудь вещие сны? Мне однажды приснился.


«Был я на рыбалке и поймал необычайно красивую рыбину, каких я прежде не видел. Чешуя золотистого цвета, вся переливается на солнце. Я смотрю на нее и любуюсь, даже жалко стало есть ее. А она, словно услышав мои мысли, говорит мне:


– Не ешь, меня, Сократ, отпусти!


Думаю, где-то я это уже слышал.


А она продолжает:


– Давай договоримся: ты меня отпускаешь, а я исполняю одно самое заветное твое желание.


И тут меня осенило: так это же из сказки о рыбаке и рыбке. Александр Сергеевич Пушкин.


– Ладно,– отвечаю я рыбе. – Согласен.


– Сначала назови свое желание, а потом отпускай меня, – предложила рыбка.


Честно скажу, я растерялся, желаний много, а что заказать, когда тебя вот так неожиданно спрашивают, даже не знаю. Ну, я и ляпнул, что первое на ум пришло:


– Понимаешь, рыбка, я давно мечтаю на рыбалку попасть, а меня все не берут. Как бы сделать так, чтобы я мог ловить рыбу сам?


Рыбка хмыкнула и говорит:


– И это все твое желание?


– Да, а разве оно выполнимо?– сомневаясь, спросил я


– Для меня нет ничего не выполнимого, – заверила рыбка-волшебница, – иди домой и жди.


Я отпустил рыбку, она нырнула в воду, потом всплыла и на прощание мне сказала:


– Не переживай, я обязательно исполню твое желание».


Я проснулся и еще долго не мог отойти ото сна. Лежу и думаю, вот я глупый кот, растерялся какое желание загадать. Может, надо было, что посерьезней попросить? Вот сейчас попалась бы мне эта рыбина, я бы потребовал корм вкусный, да побольше, чтобы Белла меня полюбила так, что души бы во мне не чаяла.


Да, видно допустил я серьезную оплошность. Так вот хотите дам вам совет: приготовьте свое желание заранее, вдруг поймаете рыбку и растеряетесь, как я. А я так понимаю, что каждый день такие рыбки не попадаются. Так что надо быть готовым заранее. Спустя неделю, я уже и думать забыл об этом сне. Так один раз вспомнил, посмеялся про себя, думаю: кот, ну что ты повелся, как белый пони. Это все лишь сон, а ты давай советы раздавать желания придумывать. Сказки это все. Однажды хозяин вернулся домой в приподнятом настроении, позвал Димку и они пошли выгружать из машины какие-то коробки. Женщин дома не было, Татьяна Михайловна с Катькой в тот день отправились в магазин за покупками. Наставничество хозяйки и упорный труд Катерины принесли свои результаты, девочка заметно похудела. Это было видно даже мне, несмотря на то, что я ее видел каждый день. Коробки расположили в холле, где стоял любимый диван хозяина. Димка принес большой чемодан с инструментами, и они принялись что-то мастерить. Я быстро потерял интерес к происходящему, поскольку из коробок ничем вкусным не пахло и перспективы, что меня могут чем-то угостить, тоже не было. Поэтому я отправился на свой диван.


Когда женщины вернулись домой с покупками, Александр Петрович радостно приветствуя их произнес:


– Девчонки, у нас для вас сюрприз. Идите скорей смотреть.


– Сюрприз – это хорошо, улыбнулась мама, – я люблю сюрпризы.


– Как интересно, – воскликнула Катя, – что вы там приготовили?


С женщинами я был согласен, слово «сюрприз» у меня всегда вызывало живой интерес, потому что очень часто это слово сопровождалось чем-то приятным. Сон прошел моментально, я спрыгнул с дивана и направился за женщинами в холл. Даже не знаю, как передать словами мои эмоции. Но, вы не поверите, на противоположной стороне от дивана, у стены стоял … аквариум! Моя кошачья челюсть чуть не упала на пол. Представляете мои мысли? Тут сразу вспомнился сон. Ай да рыбка, ай да молодец! Значит, не обманула. А я, дурак, уже думал, что это сказка. А это самая что ни на есть реальность. Вот она моя долгожданная рыбалка.


– Ой, как здорово, – захлопала в ладоши Катя.


– Потрясающий аквариум, до чего же красивый, – воскликнула Татьяна Михайловна.


– Какие красивые рыбки, прямо золотые, – Катя наклонилась ближе к стеклу аквариума.


– А какая подсветка, – восхищенно произнесла хозяйка, – Дим, – обратилась она к сыну, – выключи свет, посмотрим, как в аквариум будет выглядеть в темноте.


В аквариуме плавали три рыбки, одна из них были оранжевого цвета с большими плавниками, вторая темно-синяя, а третья была точной копией моей золотой рыбки из сна, желтая и блестящая. Я прошел вперед, сел перед аквариумом и завороженно смотрел на обитательниц этого чудо-водоема, поворачивая головой за движением рыб. Заметив, как я внимательно рассматриваю рыбок, Катя спросила:


– Сократик, тебе тоже нравится аквариум?


Не аквариум, Катя, мне нравится, а его обитательницы.


– Смотрите, как он завороженно смотрит, – заметила Татьяна Михайловна.


Теперь место перед аквариумом стало моим любимым, я мог часами смотреть на рыбок. Это был самый лучший телевизор на свете. Но вот одного я не мог понять, как их ловить? Аквариум то закрыт со всех сторон.


Но ответ пришел неожиданно.


Теперь, с появлением аквариума, Александр Петрович с Димкой регулярно занимались его чисткой. Это, скажу вам, очень долгий процесс, который занимал несколько часов. Мужчины вытаскивали водоросли, камни, искусственные растения и все это промывалось. Затем очищалось дно, стенки аквариума, потом чистились фильтры. Иногда приходилось менять воду. Во время этих процедур рыбок пересаживали в банку, за которой я пристально наблюдал. Из банки было бы проще простого поймать рыбку, но об этом даже не могло быть и речи. Не мог же я это сделать при хозяине. Тогда уж точно не избежать мне наказания. Здесь, я думаю, ссылкой в гараж дело не обошлось бы. После всех этих процедур аквариум был, как новенький, блестел, сверкал, и рыбки вновь плескались в нем, радуя мои глаза. Когда уже было все закончено, Димка хотел было закрыть крышку, но Александр Петрович его остановил:


– Дим, оставь крышку, все равно не получится закрыть. Мы же с тобой установили навесные фильтра. Так что пусть стоит без крышки.


Я в этот момент навострил уши. Вот и ответ на мой вопрос, как ловить рыбу. Теперь осталось только выбрать момент. А это уже детали.


Ловить рыбу оказалось очень увлекательным занятием. Однажды, когда утром все разъехались по своим делам, я пробрался в Катькину комнату, спрятался на нижней полке книжного шкафа и притаился. Я там частенько прятался, то ли мой окрас сливался с книгами, то ли место было расположено ниже человеческого взгляда, но меня там никто никогда не замечал. Я услышал, как хлопнула входная дверь, и последний член семьи покинул дом. Звук выезжающей со двора машины стих, я вышел из своего укрытия. Спустился по лестнице, прислушался к звукам, убедился, что я в доме один и направился к аквариуму. Легко запрыгнул на подставку под водоем, затем на заднюю стенку и начал выслеживать добычу. Оранжевая рыбка оказалась самой смелой, и подплывала ближе всех к верхнему краю аквариума. Синяя тоже поднималась, но, как будто осторожничала, желтая же плавала понизу. Я ловил момент, пристально наблюдая за рыбками, когда сделать бросок. Вдруг оранжевая рыба подплыла к самому верху аквариума, замерла, я в этот момент резко опустил лапу, проткнул ее когтем и вытащил из воды. Затем спрыгнул с добычей на пол, спрятался за диван на всякий случай, вдруг кто-то внезапно вернется, и съел рыбину.


Такого удовольствия от приема пищи я еще не получал. Рыбка оказалась не просто вкусной, а божественной. Может, дело было вовсе не во вкусе рыбки, а том, что осуществилась моя долгожданная мечта? От этого и вкус рыбы показался нереальным!


Когда домочадцы начали съезжаться домой, я уже и забыл о рыбалке, да и все следы моего преступления давно высохли.


Александр Петрович перед отъездом на работу покормил рыбок, а когда вернулся, ему, видимо, было уже не до аквариума. Поэтому пропажу одной рыбки в тот день никто не заметил.


На следующий день утром я слышал, как хозяин говорил хозяйке:


– Надо же, одну рыбку съели. Спрашивал у продавца: едят эти породы друг друга? А он меня заверил, что нет, это мирные особи. Вот тебе и мирные. Одной уже нет.


– Жалко, – Татьяна Михайловна вздохнула, – ладно, не расстраивайся. Купишь другую.


Следующая моя рыбалка тоже прошла удачно. Выбрав момент, когда все опять разъехались, я поймал синюю рыбку. Она тоже оказалась восхитительной на вкус. То же самое, я заметил и с птичками, видимо, пища добытая своим трудом самая вкусная. Только вот в голосе хозяина, когда он заметил пропажу, было уже больше недовольства:


– Теперь понятно, какая самая агрессивная рыбка – золотая. Она всех остальных съела.


– Самая красивая, а оказалась самая не дружелюбная, – вздохнула женщина.


Хозяин с хозяйкой в обнимку стояли и смотрели на одиноко плавающую золотую рыбку. Она подплыла к переднему стеклу и ртом начала делать движения, словно пыталась что-то сказать.


– Ладно, – вздохнул Александр Петрович, – в выходной поедем с Димкой в магазин, выберем нормальных рыбок, которые не едят друг друга.


День последней моей рыбалки не удался с самого утра. Видимо, что-то пошло не так. Я попал под горячую руку хозяина, он накричал на меня, чтобы я не путался у него под ногами. А я всего лишь зашел на кухню, в надежде получить свой завтрак. Не знаю, что с ним произошло, но, встал он в тот день, явно не с той ноги.


Как потом выяснилось у него на работе случилось какое-то происшествие. Ему так и не удалось в ту ночь уснуть, поскольку подчиненные постоянно звонили и информировали его о ходе ремонтных работ. Работал он в компании, которая каким-то образом была связана с водой. Я никогда не вникал в детали его места работы, поскольку мне эта тема была неинтересна.


Татьяны Михайловны к тому времени тоже уже не было дома, они с Катей рано утром уехали к зубному врачу, а Димка ушел в школу. Хозяин был дома один, да еще в таком настроении, поэтому о моем завтраке даже не могло быть и речи. Я решил лучше потерпеть до приезда хозяйки, а то еще раз получу пинка. Тут же мелькнула мысль, что сейчас провожу хозяина и пойду, поймаю золотую рыбку. Вот ей и перекушу.


Когда входная дверь хлопнула, и шум мотора хозяйского автомобиля стих, я спокойно отправился на рыбалку. Как всегда занял позицию на заднем бортике аквариума и жду. Но, эта чертова рыбка плавает по самому дну и никак не хочет подплывать к верхнему краю. Я опустил лапу в воду, пытаясь до нее дотянуться. Не получается, слишком глубоко. Я проделал это движение еще несколько раз, ничего не получается. Эта хитрющая рыбина не хочет подниматься наверх, хоть тресни. Мысли мои бурлят в голове: что же делать? Как её выловить?


Я решил действовать решительнее, возможно, получится добраться до этой треклятой рыбины. Собрался духом, максимально низко наклонился над аквариумом и …. не удержавшись, рухнул в водоем. И в этот момент отворяется дверь в холл, и входит хозяин. Я даже не слышал, как он вернулся, как хлопнула входная дверь. Вы представляете картину, представшую перед его глазами: кот стоящий на задних лапах по пояс в аквариуме. Описать выражение лица хозяина в тот момент не могу, моего словарного запаса для этого не хватит.


Александр Петрович смотрит на меня круглыми глазами, и тут, видимо, до него доходит смысл всего происходящего, глаза становятся шире и шире, рот сжимается в тонкую линию. И вдруг раздается истошный крик:


– Ах ты, сволочь! Ты что сделал?


Он стремглав бросается к водоему, вытаскивает меня за шкуру, кидает на пол и продолжает кричать:


– Так вот кто сожрал всех рыб, а я, идиот, думал, что они сами друг друга поели.


Я, как космическая ракета, вылетаю в прихожую, вижу, входная дверь открыта. Понимаю, что хозяин вернулся случайно, наверное, что-то забыл, поэтому даже дверь оставил открытой. Ну, надо же было ему вернуться в этот момент. Хотя бы на пол часа позже, я бы выбрался из этого ящика, пусть весь пол бы залил, но зато хоть не на месте преступления был пойман, поди докажи, что я лазал в аквариум. Рыбина была бы цела, ну а вода, да мало ли откуда она взялась.


Мокрый, как рыба, я вылетел на улицу. Тут уж легче найти, где спрятаться. На улице я провел сутки, сидел безвылазно в кустах. Видел, как Татьяна Михайловна с Катей вернулись домой, потом Димка. К вечеру приехал и Александр Петрович. Наверное, собрались все на кухне и обсуждают мое поведение, какой я вредитель, не благодарный кот и прочие гадости про меня говорят. А ведь сами виноваты, закрыли бы крышку аквариума, и все ваши рыбы были бы целы, да и я не плавал бы в нем. Ночью я отправился спать в гараж. Примостившись на дровах, я закрыл глаза, и вдруг слышу какой-то шорох, я пристально вглядываюсь в темноту и вижу перед собой золотую рыбку. А она смотрит на меня с укором и говорит:


– Я же просила тебя, не ешь меня. Если бы не твой хозяин, не сдержал бы ты своего обещания.


Я от неожиданности открыл глаза и понял, что это был сон.


Моя амнистия случилась только на следующий день. Вечером, когда вся семья была в сборе за обеденным столом, я забрался на окно с улицы, встав на задние лапы, а передние поставив на стекло, жалобно замяукал. Александр Петрович обернулся и, увидев меня в окне, сказал:


– Катя, иди, запусти кота, наш рыбак домой вернулся.


Теперь я был какое-то время рыбаком.



Глава 20


Было раннее утро выходного дня, когда Димка вошел на кухню, одетый в спортивные брюки, куртку в руках он держал рюкзак. Татьяна Михайловна сидела на диване, с планшетом в руках, на маленьком столике перед диваном дымилась чашка кофе. Женщина всегда вставала рано, как она любила поговаривать: утро – это мое любимое время дня, когда еще все спят и можно спокойно выпить чашку кофе, проверить почту или просто помечтать.


Увидев сына, женщина подняла голову и изумлённо спросила:


– Доброе утро, сын. А ты куда собрался в такую рань?


– Привет, мама, – сын подошел к женщине и поцеловал ее в щеку, – у нас сегодня предпоследняя тренировка перед соревнованиями, опаздывать никак нельзя.


– Садись, надо обязательно позавтракать, – женщина встала, подошла к холодильнику и, открыв его, спросила, – яичницу с колбасой будешь?


– С удовольствием, – ответил парень.


Хозяйка суетилась у плиты, нарезая колбасу и взбивая яйца.


– Как твоя Настя? – спросила женщина.


– Все хорошо, – смущённо ответил сын, – мы подружились.


– О, это здорово, я рада за вас, – улыбнулась женщина, – ты воспользовался моим советом? Татьяна Михайловна поставила перед парнем тарелку с яичницей и вынула пахучий хлеб из тостера.


– Конечно, – признался Димка, – ты знаешь, это оказалось несложно. Улыбка сделала свое дело.


Я невольно сглотнул слюну, на кухне так изумительно пахло. Я бы тоже от яишенки не отказался. Себе всегда готовят всякие вкусности, а мне кинут корм, на мол, ешь, бесполезный кот.


– Я же тебе говорила, – Татьяна Михайловна улыбнулась, – когда твой отец первый раз подошел ко мне, он улыбался, как чеширский кот. Его улыбка и растопила моё сердце. Женщина налила Димке чай и поставила кружку на стол.


– И что он тебе сказал тогда? – спросил Димка.


– Сказал, что у меня невероятно красивые волосы, – ответила женщина и мечтательно закатила глаза. Татьяна Михайловна присела рядом с юношей за стол, облокотилась на руку и наблюдала за сыном.


– Да, отец у нас еще тот романтик, – хмыкнул Димка, – сколько лет живете, а он тебе все цветы дарит, – мальчишка отпил из кружки чай.


– Так за это я его и люблю, – улыбнулась женщина, – ты у него учись, сынок. Понимаешь, Дима, романтика в отношениях необходима всегда, она, как глоток свежего воздуха. Цветы без повода или простые ухаживания, например, пригласить жену на свидание, – это один из показателей того, что мужчина любит её. А для женщины очень важно знать и понимать, что она любима. Твой, несмотря, что мы вместе прожили уж почти сто лет, отец регулярно приглашает меня, на свидания.


– «Почти сто лет», – передразнил Дмитрий, как мне нравится это выражение. – Спасибо, мама, всё было очень вкусно. Мне пора бежать. Я сегодня поздно вернусь домой, так что вы меня не ждите и ужинайте без меня.


В выходной день семья всегда собиралась вместе на ужин. Это не обсуждалось, а происходило само собой. Так уж в нашей семье повелось. Если по каким-то причинам кто-то не мог присутствовать, то всегда заранее предупреждал других.


– Целый день будет тренировка? – удивилась женщина.


– Нет, мы вечером с Настей идем в кино, – немного смутившись, ответил Димка, – я после тренировки зайду за ней.


– Хорошо, только очень прошу тебя, в любом случае будь на связи. Мы тебя не будем тревожить, но и ты не теряйся, чтобы мы могли в любой момент с тобой связаться, – попросила Татьяна Михайловна, – а после кино приходите к нам с Настей, познакомимся.


– Хорошо, – расплылся в улыбке Дмитрий, – придем. Если, конечно, она не испугается к нам прийти, – парень засунул последний кусок яичницы в рот, запил чаем и встал из-за стола. Подошел к рядом сидящей женщине, поцеловал ее в щеку и сказал:


– Спасибо, мамуль. Ты у меня самая лучшая.


– Стараюсь, – женщина улыбнулась и посмотрела вслед уходящему парню.


Когда дверь за Димкой закрылась, Татьяна Михайловна обратилась ко мне:


– Ты заметил, Сократ, как мальчик вырос?


Еще бы не заметить. Когда я только у вас появился, с ним еще возможно было спать, а теперь он своими длиннющими ногами постоянно отправляет меня в нокаут.


– Ты знал, что Димка подружился с Настей? – спросила меня женщина.


Конечно! Я узнал в первый же день.


– Знал и, как обычно, молчал, – хмыкнула женщина.


Хм, вы знаете, я очень люблю свою хозяйку, но иногда она мне кажется немного странной. Неужели она и вправду думает, что я могу ей ответить новости?


– Ладно, – женщина вздохнула, – пора Катерину будить, режим нельзя нарушать, – хозяйка встала из-за стола и пошла наверх в комнату дочери.


Следующие два часа женщины занимались физическими упражнениями. Ближе к обеду к девочке в гости пришла подружка Вера, и они убежали наверх в комнату Катерины. Я тоже поднялся наверх, подошел к двери, но, к моему удивлению, дверь оказалась закрытой. Я поскреб когтями по двери, это был наш с Катей условный знак, кстати, она сама меня научила так делать. Говорит:– Сократ, если ты видишь, что дверь закрыта, поскреби коготочками, я тебе открою.


Дверь в этот раз открыла подруга Вера, Катька в этот момент надевала платье. Увидев меня, Вера воскликнула:


– Сократик, соскучился? – она наклонилась, взяла меня на руки и закрыла дверь.


Ну, вот не могут они без этих тисканий, обязательно надо взять на руки, я что сам не могу зайти?


Катька поправляла платье и крутилась перед зеркалом.


– Кать, ты и вправду очень сильно похудела, становишься прям настоящей красоткой, – Верка села на кровать, меня поместила у себя на коленях, наглаживая по голове так, словно хотела протереть дырку.


– Ой, Вер, ты же знаешь, каково мне это дается, – хмыкнула девчонка, – когда вокруг все пьют колу, лопают мороженое, шоколад, а ты смотришь и только облизываешься.


– Кать, на фига облизываться, ну съешь немного, это же не навредит, – сказала Вера.


– Нет, Вер, у меня цель и пока не достигну желаемого веса, ничего лишнего, – отрезала Катерина.


Молодец, Катька, горжусь тобой! Вся в мать.


– Я бы так не смогла, – вздохнув, призналась Вера.


– Смогла-смогла, если бы тебя так клевали, как меня, – рассмеялась Катя.


– Я же тебе говорила, не обращай внимания на придурков. Ты посмотри, как они себя ведут, настоящие обезьяны, друг друга копируют во всем, начиная от одежды до поведения, – сказала Вера, – как будто люди не имеют собственного мнения.


– Не так просто, Вер, не реагировать, – тяжело вздохнула Катя, – иногда так за душу цепляет. Я-то и сама понимаю, что толстая, знаю об этом знаю, но зачем постоянно напоминать.


– А потом, когда достигнешь своего результата, будешь есть все подряд? – Вера не стала продолжать разговор об отношениях с одноклассниками, она, видимо, понимала, что Катьке неприятно об этом говорить.


– Нет, все подряд я уже есть не буду никогда. Столько пройтти испытаний, чтобы потом опять растолстеть, да ни за что. Может быть, иногда буду позволять себе немного темного шоколада, но очень редко, а по особо большим праздникам, мороженое, – замялась Катя и мечтательно закатила глаза, – ты не представляешь, как иногда хочется съесть чего-нибудь сладкого и запретного. Но я понимаю, что нельзя поддаваться минутной слабости, моя мама всегда ограничивает себя в еде, и, между прочим, не страдает от этого. Наоборот, говорит, уже привыкла к такому режиму.


– Да, мама твоя стройняшка, – подтвердила Вера, – ее и мамой сложно назвать, она больше походит на твою старшую сестру. Наши пацаны все так и таращатся на нее, когда она приходит в школу.


– А ты знаешь, как ей это дается? – спросила Катька, натягивая джинсы. – Постоянным и упорным трудом, она каждый день встает рано утром, чтобы как минимум час посвятить зарядке.


– У тебя шмотки что ли новые? – заметила Верка, – смотрю, ты сначала платье примеряла, теперь джинсы.


– Да, пришлось гардероб обновлять, все джинсы стали большими, – девчонка развела руками, – издержки похудения. Это мама мне за мои труды платье подарила.


– Платье просто обалденное, и цвет синий тебе очень идет, – улыбнулась подруга.


– Ты знаешь, как приятно покупать вещи на два размера меньше. Тебе, Вер, этого не понять, ты и без всяких диет стройная, красивая, – грустно сказала Катя.


– Да, ладно, тебе Катя, не расстраивайся, с твоим упорством ты тоже скоро станешь такой, – Верка взяла Катино платье, подошла к зеркалу и приложила к себе.


Я заметил, что все девушки любят новые наряды. Может, они, таким образом, хотят выделиться, привлечь внимание парней? Вот и Татьяна Михайловна тоже частенько крутится перед зеркалом, примеряя то платье, то брюки, то какие-то кофточки. А если куда-то едут с Александром Петровичем то собирается, как на собственную свадьбу, пока хозяин не начинает ее критиковать. А вот мужчины, по крайней мере, в нашей семье, совершенно спокойно относятся к своему гардеробу.


Однажды Катерина заявила:


– Мам, надо Сократу купить красивый ошейник, а то ходит у нас, как бомж.


Ничего себе заявление: во-первых я не бомж, у меня есть место жительства, а во-вторых, на фига мне нужен ошейник? Любите вы навешивать всякие безделушки, оказывается, не только на себя, вот уже и до меня добрались. А подумайте, оно нам надо? Нет, ребята, это надо в первую очередь вам. И вещаете вы их на нас, чтобы повыпендриваться друг перед другом, смотрите, мол, какой красивый ошейник у моего котика или песика.


– Катя, – Верка повернулась к подруге, – а ко мне Григорьев подходил.


Я заметил, как Катя напряглась, хотя и старалась не подать виду.


– И что? – как можно равнодушней, спросила Катька.


– Что-что? – недоуменно спросила Верка, – о тебе спрашивал, говорит: Катя на меня обиделась что ли?


– И что ты ему сказала? – изумлённо спросила Катька.


– Ты же знаешь меня, Катя. Сказала ему: Григорьев, ты если хочешь что-то узнать о девушке, так спроси у нее. Чего ты к подругам идешь? – бойко ответила Вера и добавила: – мужик же он, в конце концов.


– Мне все равно, что он там спрашивал, для меня он пустое место, – отрезала Катя.


– Да, ладно, Катя, я же видела, что он тебе нравится, да и ты тоже ему очень нравишься, – девушка пожала плечами.


– Оставь, Вер, пустое это все и теперь уже не имеет значения, – махнула рукой Катерина.


– Это ещё почему? – удивленно спросила Вера. – Может, ты слишком категорична?


– Да потому, что он такой же грубиян, как все, я раньше думала, что он выше их, но видимо, я ошиблась, – ответила Катя.


– Да, объясни мне подробнее, я не понимаю, чего ты на него так взъелась? – пожала плечами Катина подруга.


– Помнишь, когда Дубов меня обозвал кабанидзе, Григорьев тоже был в той компашке и ржал вместе со всеми, – раздраженно ответила Катя.


– Кать, ну что ты сразу такие выводы сделала? Ты от обиды увидела то, что хотела увидеть. На самом деле он стоял в стороне с Сашкой Поляковым, они что-то обсуждали и он засмеялся. Но так получилось, что как раз в этот момент Дубов ляпнул про тебя. Со стороны это выглядело, как будто они все смеялись по одному и тому же поводу, – сказала Вера, – А Сашка мне потом рассказал, как все было на самом деле. По-моему, Артем не плохой парень.


Катя промолчала, давая понять подруге, что разговор окончен. Через минуту Катя предложила:


– Хватит, Вера, болтать о всякой ерунде, пойдем лучше погуляем, сейчас только родителей предупрежу, а то у нас сегодня семейный ужин.


Катька если вобьет себе что-то в голову, то это уже оттуда сложно выбросить.


Девчонки накрасили губы, нарядились и при полном параде отправились на прогулку.


Я никак не могу понять, на фига краситься, когда идешь всего лишь на прогулку?


Татьяна Михайловна вышла в прихожую проводить девочек и обратилась к Кате:


– Катюш, мы тебя ждем на ужин, смотри нигде не перекусывай, – женщина строго посмотрела на дочь.


– Мам, ты же знаешь, у нас договор, – девочка пошла к матери и чмокнула ее в щеку.


Вечером за столом собрались хозяин с хозяйкой и Катерина. Татьяна Михайловна приготовила потрясающую рыбку, правда, я не видел ее, но чувствовал запах. Хозяйка моя была просто кудесница в плане приготовления диетических блюд. Многие как думают, если диета, то это обязательно не вкусно, пресно, сухо. Но только не у Татьяны Михайловны. Я видел, как она готовит, так сказать, диетическую рыбу. Сначала выкладывает её на сковороду, затем сверху слоями украшает различные овощи, болгарский перец, помидоры, кабачки, баклажаны, лук, морковь. Иными словами, все, что было в доме или что любили члены семьи. Если бы я готовил это блюдо, то обошелся бы одной рыбой, не понимаю, зачем портить продукт всеми этими овощами. Потом она все это посыпала приправами, соль не использовала, так как считает, что соль – это яд, закрыла всю эту красоту фольгой и поставила в духовку. Потом, когда блюдо было готово, и она сняла фольгу, аромат стоял на весь дом.


– Мы сегодня втроем? – спросил Александр Петрович и, взяв тарелку, положил на нее кусочек рыбы, различных овощей и протянул жене. Всё таки наш мужчина джентльмен!


– Спасибо, – Татьяна Михайловна улыбнулась и добавила: – у Димы сегодня свидание.


– Я что-то пропустил? – спросила муж, накладывая вторую тарелку для дочери.


– Ничего не пропустил, – ответила женщина, – пока рано о чем-то говорить, это первое свидание.


– Спасибо, пап, – девочка взяла тарелку из рук отца, – уже второе свидание, – улыбнувшись, уточнила Катя.


Татьяна Михайловна повернулась в сторону дочери:


– Я не знала, – произнесла женщина, – Дима сказал, что они с Настей подружились и сегодня он ее позвал в кино, а что они уже до этого встречались, я не в курсе.


– Они как-то после школы ходили в кафе, – Катя пожала плечами, – мне Даша рассказала, она видела их там.


– Отлично, – произнес хозяин, – надеюсь, сын нас познакомит со своей девушкой?


– Когда я его утром провожала на тренировку, сказала, чтобы после кино пришел вместе с Настей, вот и познакомит нас со своей девочкой, – произнесла хозяйка, – надеюсь, что это будет не очень поздно. Татьяна Михайловна улыбнулась, откусив кусочек рыбы, сказала:


– Ммм, как вкусно. Сам себя не похвалишь, никто не похвалит, – засмеялась женщина.


– Мамуля, твоя рыбка – это самый лучший деликатес в мире, ничто не может сравниться с ней, – Катя с удовольствием доедала свой кусочек.


– Старалась, чтобы вам понравилось, – благодарно улыбнулась хозяйка.


– Я солидарен с дочерью, – закивал Александр Петрович, – рыбка класс.


Семейные разговоры прервала нарушительница спокойствия Пуха, она сначала зарычала, потом громко залаяла. Не видя еще, кто за дверью, заранее предупредила домочадцев о посетителях.


– Мам, пап, я вернулся, – раздался из прихожей голос сына.


– Сын, ты, как раз вовремя, иди мой руки и за стол, мы еще не закончили ужинать, – сказала из кухни хозяйка.


– Мам, я не один, – Дмитрий вошел на кухню с девушкой. – Познакомьтесь, это Настя, моя подруга, – представил её парень.


Девчонка оказалась и правда маленькой ростом, она едва доставала до плеча Димки. И очень худенькая. Золотистые волосы были заплетены в косу и доставали почти до поясницы. Глаза казались огромными, слегка вздернутый нос и пухлые губы придавали ей детский вид. Девчонка казалась подростком, но никак не выпускницей школы. Хотелось ли вам когда-нибудь смотреть на что-то долго, например, как мне на работающую стиральную машинку. Так вот на Настю хотелось смотреть бесконечно. Было в ней что-то притягивающее, словно она была золотой рыбкой в аквариуме. Я даже подошел ближе, сел перед ней и пристально посмотрел на нее. Теперь я понимал Димку, в такую девчонку нельзя было не влюбиться.


Татьяна Михайловна и Александр Петрович вышли из-за стола, подошли к молодым людям и по очереди представились.


– Александр Петрович, – сказал хозяин и протянул девушке руку. Она робко протянула руку мужчине в ответ.


– Татьяна Михайловна, – хозяйка подошла к девушке, обняла ее и поцеловала в щеку и предложила: – Настя, присаживайтесь с Дмитрием ужинать.


Татьяна Михайловна после водных процедур подвела девчонку к столу и сказала:


– Присаживайся, дорогая, не стесняйся, будь, как дома.


– А я Катя, – Димкина сестра протянула руку через стол, – ты, наверное, меня знаешь, в одной школе учимся, – Катерина улыбнулась.


– Знаю, конечно, – смущаясь, ответила девушка.


Татьяна Михайловна наложила в тарелку еды и поставила перед Настей:


– Ты просто обязана попробовать мою фирменную рыбу, – засмеялась Татьяна Михайловна.


– Спасибо, но я не очень голодна, – робко ответила девушка.


– Настя, уверена, что не пожалеешь, – Катя улыбнулась, – за фигуру можешь не переживать, рыба у нас диетическая.


Димка сел рядом с девушкой, поставил тарелку перед собой:


– А я голодный, как медведь-шатун, – парень засмеялся и посмотрел на Настю.


– Догадываюсь, – улыбнулась Татьяна Михайловна, – ты после своих тренировок всегда голодный.


– Где были? Какой фильм смотрели? – спросил отец.


– В Азимуте, смотрели «Движение вверх» – ответил Дима и перевел взгляд на подругу. Девушка сидела, сложив руки на коленях, поглядывая на Димку.


– И как впечатление? – спросил Александр Петрович. – Сейчас о нем много говорят.


– Очень понравился, – почти хором ответили молодые люди, – интересный, эмоциональный, захватывающий и красивый, – добавил Димка.


– Тань, – мужчина обратился к жене, – нам с тобой тоже надо сходить посмотреть фильм. Приглашаю, – хозяин улыбнулся жене.


– С удовольствием принимаю, – ответила хозяйка.


– Он основан на реальных событиях, чем фильм и интересен, история потрясающая, – сказал Дима, – кстати, можно уже посмотреть в интернете.


– Я читал, – ответил Александр Петрович, – но читать одно, а посмотреть другое.


Ребята поели, верней поел Димка, а девчонка лишь попробовала. Первым встал из-за стола Димка:


– Мама, спасибо за вкусный ужин, – сказал он, – мы с Настей пойдем ко мне в комнату, хочу кое-что ей показать.


Разумеется, это был предлог, чтобы уйти. Тут ведь и коту понятно, что молодые люди хотят побыть наедине.


Девчонка поднялась вслед за Димой, он взял ее за руку.


– Татьяна Михайловна, спасибо, было очень вкусно, – сказала девушка. – Спасибо за теплый прием.


Молодёжь пошла наверх. Я чтобы не пропустить самого интересного, быстро побежал за ними, чтобы успеть проскочить в дверь, иначе все прозеваю.


Димка открыл дверь, нащупал выключатель, и пропустил Настю вперед. Я прошмыгнул между ног девчонки, запрыгнул на книжную полку и приготовился слушать и наблюдать. Ребята меня не заметили, и это хорошо.


– Дим, сколько у тебя кубков! – восхищенно произнесла девушка и подошла к полке, на которой они стояли. Взяла в руки один, посмотрела, поставила на место. Затем подошла к стене, посмотрела грамоты:


– Ты с какого возраста занимаешься спортом? – спросила девушка.


– С десяти лет, – ответил Дима. – Здесь многие кубки нашей команды, просто я капитан и поэтому они хранятся у меня. А грамоты здесь не только за спорт, еще и за творческие успехи, – Димка смущенно пожал плечами. Парень сел за компьютер, и через мгновение в комнате зазвучала мелодия.


– Что за музыка? – спросила Настя.


– Кэти Мелуа – ответил Димка и улыбнулся, – я знаю, девчонкам нравится, как она поет.


– Впервые слышу, – улыбнулась Настя, – но, думаю, теперь и мне понравится.


– А за какое творчество грамоты? – не унималась девчонка.


– Да так, всякие рассказы в детстве писал, – хмыкнул Димка, видно, ему не очень хотелось говорить на эту тему.


– Ты всесторонне развитый человек, – улыбнулась девушка, – спортом занимаешься, еще и пишешь.


Это только часть его интересов, он тебе еще про планеты и черные дыры столько расскажет, что можешь и в космос не лететь за знаниями.


– Я сейчас пишу мало, тренировки занимают все свободное время, – парень подошел к девушке сзади и слегка дотронулся до ее руки, – Настя, я хотел тебе кое-что показать, – сказал Димка, – ты пока присядь.


Девушка села на край Димкиной кровати и сложила руки на коленях. Парень достал из рюкзака конверт, подошел к девушке, присел перед ней на корточки и протянул ей:


– Что это? – спросила девчонка.


– А ты открой и увидишь, – я видел, как парень затаил дыхание, в ожидании реакции девушки.


Настя открыла конверт, вытащила оттуда какие-то две цветные бумажки. Я не знал, что это такое.


– Это билеты в цирк? – удивленно спросила девчонка.


– Да, – ответил Димка.


– Но как ты узнал, – спросила Настя, – что я мечтаю сходить в цирк?


– Сорока на хвосте принесла, – засмеялся Димка, – а если честно, я случайно слышал твой разговор с Иркой Бережной в столовой. Ты говорила, что никогда не была в цирке, вот я и решил тебя пригласить. Парень сидел перед девушкой и смотрел в ее огромные глаза.


– Спасибо, Дим, – девчонка радостно прижала билеты к груди, потом наклонилась, обняла парня за шею и поцеловала в щеку. Димка на мгновение замер, потом улыбнулся и сказал:


– Я рад, что тебе понравился мой подарок. Парень взял руки девушки в свои, потом развернул ее ладони вверх и поцеловал каждую из них. Девчонка смотрела на парня и в этот момент ее глаза казались еще больше.


Вы знаете, что такое закон подлости? Так вот, в этот самый интересный и захватывающий момент на полке упала фотография в рамке. Везет же мне на все эти картинки и фотографии. Не понимаю я людей, полка предназначена для книг, ну и ставьте туда книги, так нет же, наставят всего, чего только вздумается. Я же вроде лежал, как мертвый. Ну, почему ей надо было упасть в этот момент? Как обидно, на самом интересном месте.


Димка обернулся на звук, его взгляд упал меня, парень поднялся и сказал:


– Сократ, а ты что здесь делаешь? И как ты сюда пробрался?


Парень подошел к двери, открыл ее и говорит:


– А ну, давай, друг, вали отсюда.


Я лежу и делаю вид, что это не ко мне обращаются. Еще чего! Почему это я должен валить?


Настя за меня заступилась:


– Дим, да пусть лежит, не гони котика.


Хорошая девушка. Вот за что я люблю девчонок, так это за то, что они всегда меня защищают. Так что, Дмитрий, прислушивайся к подруге и не гони меня.


– Не фиг ему тут делать, – Димка с вызовом посмотрел на меня, – я же сказал, дуй отсюда. Ты, что не русский что ли?


Да русский я, русский. Но валить не хочу.


И, что вы думаете, сделал этот человек? Он подошел ко мне, взял меня за загривок, как малолетнего котёнка, и выставил за дверь. Я приземлился на лапы, встряхнул головой, затем подошел к двери и жалобно мяукнул. Думаю, мало ли, вдруг, станет стыдно, совесть заиграет, сжалится, да запустит обратно. Но нет, стыд и совесть у парня в тот момент напрочь отсутствовали.


Я медленно спустился вниз, Александр Петрович с хозяйкой смотрели телевизор, Катя ушла к себе. Мне совершенно не хотелось находиться в человеческом обществе. Скажу больше, я в тот момент даже недолюбливал людей. Запрыгнул на свой диван, закрыл глаза и задумался. Никак не могу понять, зачем меня надо было выгонять из комнаты? Да еще таким образом, при девушке. Как вспомню, так становится стыдно, умел бы краснеть, точно превратился бы в помидор. Подумаешь, ручки он ей поцеловал. Да, даже если бы не только ручки, я что, не видел, как люди целуются. Миллион раз. Мне с крыши всё видно – кто кого целует, кто кого обнимает. Вон, хозяин каждый день хозяйку целует, да в день по сто раз. Правда, однажды я был у них в спальне и когда хозяин обнял Татьяну Михайловну и начал целовать, они меня тоже выгнали. Словно, я могу рассказать всему свету, что они там делают. Не люди, а сплошные комплексы.


Вот мы коты, совершенно не комплексуем по этому поводу, где хотим, там и целуемся, и совершенно не обращаем внимания на тех, кто рядом с нами. Главное, чтобы нам не мешали и не пугали в этот момент.


Так грустно стало мне, пойду поем что ли. В миске осталось немного еды после ужина, конечно, мне этого было маловато, но просить было бесполезно, у них снега зимой не выпросишь, не то, что лишнего корма. Эх, тяжела жизнь котовая.


Хозяева смотрели художественный фильм. Я заметил, что люди очень любят смотреть кино. Мало того, что они его смотрят дома, ходят в кинотеатры, так они его еще смотрят и в общественном транспорте. Димка сам говорил, как он в метро смотрит фильмы. А когда едет на соревнования, он скачивает себе фильмы на ноутбук, чтобы было, как он говорит, чем убить время в дороге. Странный мальчик, я бы, например, убивал бы его сном.


Слышал, как-то по телевизору, один умный телеведущий говорил: «Люди смотрят кино чтобы «пощекотать» свои нервы над фильмом ужасов, или поплакать над романтической историей любви, восхититься поступками смелого героя. А с хороших героев можно брать пример, что зачастую люди и делают. Фильм способен оказывать на человека и его эмоциональное состояние большое влияние. Не редко, после просмотра фильма у человека возникает желание изменить свою жизнь к лучшему, и он начинает это осуществлять. Благодаря фильмам, человек понимает, как нужно поступать или наоборот, как не нужно, к каким последствиям может привести то или иное действие».


А я думаю, что люди используют кино как своеобразную разрядку в своей жизни, чтобы отвлечься от повседневных мыслей и забот, чтобы побыть наедине, посидеть в обнимку, как это делают мои хозяева.


Я тоже люблю смотреть телевизор, хотя больше слушаю, но когда информация меня сильно заинтересует, могу и глянуть, что происходит на экране. Больше всего, мне нравится смотреть телевизор с Димкой, у него любимый канал Nat Geo Wild, это тот, где показывают разные передачи о дикой природе, об удивительных существах, обитающих на земле – это и птицы, и животные, и различные ползучие гады, бррр, как вспомню, так вздрогну. Особенно мне нравится смотреть про них передачи. По секрету скажу вам, что я их не люблю, может, даже побаиваюсь, но смотреть нравится.


Слышал, как телеведущий рассказывал захватывающую историю об одном таком экземпляре. У одного парня, родом из Вашингтона, живет полутораметровый удав. Грин, так зовут парня, страдает большими и частыми эпилептическими припадками. Он часто носит удава на шее и заметил, что удав умеет предчувствовать подступающий припадок и всегда вовремя предупреждает хозяина о наступающем приступе, немного сжимая его горло. Благодаря этому сигналу, мужчина всегда вовремя успевает выпить лекарство и принять меры, чтобы максимально смягчить удар. Но, оказывается, не всем нравится такой способ предотвращения припадков. Когда парень посещает магазин с удавом на шее, то сотрудники не в восторге от такого клиента. Несмотря на то, что удав является служебным животным и может беспрепятственно сопровождать своего хозяина куда угодно, мужчина никогда не противится, если его вежливо просят покинуть магазин. Но очень обижается, если люди пытаются утверждать, что удав не является настоящим служебным животным. Оказывается, что ползучие гады тоже могут быть средством реабилитации человека. Но, если честно, мне бы не хотелось жить с таким товарищем под одной крышей.


А еще я с удовольствием смотрю передачи про рыб или про зверей, которые, как и я, любят рыбалку.


Димка мой, это ходячая энциклопедия, смотрю на него и поражаюсь, откуда в столь юном возрасте парень столько всего знает. Спросите его, и он вам расскажет все о медведе гризли, или, к примеру, о белом медведе. Какие существуют в подводном мире акулы, где они обитают и какая из них самая опасная. В каких местах водятся те или другие змеи, или чем опасны носороги. Почему львы живут прайдами, чем занимаются самцы и самки в львиных семьях, кто является королем прайда и какую занимают территорию та или иная семья львов. Животный мир нашей планеты это одна из любимейших тем для общения Дмитрия, помимо космического пространства.


Возвращаясь на диван, я заметил Димкины кроссовки, стоящие рядышком с Настиными, ну прям сладкая парочка. В голове мгновенно промелькнула картинка моего позорного выдворения из Димкиной комнаты, стыд подкатил к горлу, я нервно сглотнул и подошел к обуви. Понюхал кроссовки девчонки, ничего так запах, потом нюхнул обувь парня. Фу, я поморщился, он, что забыл ноги помыть. У мужиков, я заметил, всегда обувь дурно пахнет. Я залез в кроссовок Димки, пристроился и, простите меня люди, справил нужду. Всегда думайте, прежде чем нас унижать и тем более беспричинно изгонять.


Спустя время, совершенно забыв о своем поступке, я сладко спал в ванной. Разбудил меня крик в прихожей:


– Сократ, негодяй, ты где? – кричал Димка.


Спросонок я не сразу понял, что за крик. Думаю, может, приснилось.


– Выходи, подлый кот, я все равно найду тебя, – повторил парень.


Я лежал в ванной под сушилкой, на ней висело белье, поэтому меня было не видно. Димка заглянул в помещение и, не увидев меня, направился в холл.


Я поднял голову, прислушался к разговорам. Парень позвал Катю:


– Катя, этот мерзавец у тебя?


На Димкин крик из комнат вышли все домочадцы. Катя, на ходу завязывала халат, перегнулась через перила и, глядя вниз на брата, спросила?


– Дим, ты че шумишь?


– Сократ у тебя? – вновь спросил парень.


Я мгновенно вспомнил свой грех, вскочил и спрятался поглубже.


– Нет, – ответила девчонка, – я его давно не видела.


– Я сейчас найду его и выброшу к чертовой бабушке, – ругался Димка внизу.


Опять эту бабку вспомнил, не пойму, кто такая, может это их родственница?


– Дим, ты можешь объяснить, что случилось? – спросила Татьяна Михайловна.


– Что опять натворил этот дормоед? – Александр Петрович встал рядом с женой и они оба смотрели вниз на Димку.


Почему сразу дормоед? Вот они люди! Сколько не делай вам добра, вы все равно его не помните. Теперь, Александр Петрович, лови мышей сам.


Я, заметив, что дверь в котельную приоткрыта, заскочил туда, спрятался за котлом и замер.


Слышу, как Димка отвечает:


– Этот оболтус нагадил мне в кроссовки, как теперь ходить, если от них воняет, как от уличного туалета.


Татьяна Михайловна рассмеялась:


– Сынок, не переживай, постираем.


Золото, а не человек моя хозяйка, она всегда сглаживала острые углы. Спасибо тебе, добрая женщина.


– Надо его поселить в гараже и пусть там мышам козни строит, – сказал Александр Петрович.


А ты, дорогой хозяин, только и мечтаешь, чтобы меня в гараж выселить.


Я слышал, как Татьяна Михайловна с хозяином спустились вниз. Настя в прихожей ждала Димку, парень собирался идти ее провожать, когда увидел, какой фортель я ему выкинул.


– Дим, – Настя обратилась к парню, – если хочешь, я сама дойду.


– Да ты что? – обратился к ней парень, – ты думаешь, что мои подпорченные кроссовки могут мне помешать тебя проводить домой?


Да, ладно тебе, подпорченные! Как будто они до этого у тебя пахли шанелью номер пять.


– На, обуй вот эти ботинки, – сказала Татьяна Михайловна, протягивая парню обувь.


– Настя, Димка и босиком пойдет тебя провожать, – сказал Александр Петрович.


Я слышал, как Татьяна Михайловна поцеловала на прощанье девушку и сказала:


– Настюш, мы очень рады были с тобой познакомиться. Приходи к нам в любое время.


Я все еще находился в своем укрытии, когда Димка вернулся домой. Слышал, как лилась вода в ванной, хоть повод появился кроссовки постирать. Точно говорят – нет худа без добра.


Перемирие мое с Димкой произошло на следующий день вечером. Я пришел на ужин, честно признаюсь, к тому времени я уже совсем забыл о происшествии. Парень сидел на диване. Увидев меня, он хотел было встать, но потом передумал, опять опустился на диван и сказал:


– Считай, что на этот раз тебе повезло, бессовестный! Камышовый кот еще называется, а ведешь себя, как обыкновенный бродяга.


Вы слышали? Всё, уже я не породистый кот улучшенной версии. Всё, нет кота! Надо же, оскорбил всю мою родословную, сравнял меня с каким-то бродягой. А о своём поступке забыл уже? Если хочешь, могу напомнить.



Глава 21


Однажды я попал на девичник. К Татьяне Михайловне приехали в гости подруги. Женщины знакомы с первого курса института, жили когда-то вместе в общежитии и продолжают дружить, и поддерживать отношения по сей день. Александр Петрович всегда с пониманием относился к, как он их называл, «девичьим посиделкам», тем более что женщины собирались крайне редко, один-два раза в год. Он прекрасно осознавал, что женщинам хочется поболтать о жизни, о детях, о мужьях без лишних ушей и оглядок на своих близких. Он в такие дни забирал детей, он уезжал с ними на целый день. Если это была зима, то они отправлялись за город кататься на лыжах, если теплое время года, то отправлялись в путешествие на теплоходе или просто гуляли в парке. В этот раз Димка отказался ехать с отцом, сославшись на свидание с Настей. Александр Петрович взял с собой Катерину, её подругу Веру, и они втроем уехали гулять в центральный парк.


Дома компания собралась из трех женщин, одна из которых была моя хозяйка. Женщины приехали на своих машинах, припарковали их одну за другой во дворе дома. Одна машина была красная малолитражка, а другая огромный черный внедорожник. Все, что касается машин, их размеров, названий, объемов двигателя и других вещей, это все я узнавал от Димки.


Татьяна Михайловна затворила ворота и вернулась к подругам.


– Таня, мы не с пустыми руками, – смеялась полноватая блондинка по имени Светлана, поднимая в руке пакет, – есть что поесть и выпить. Женщина подошла к Татьянне Михайловне, они обнялись и расцеловались.


– Ой, девчонки, – хозяйка моя улыбалась, – я так рада вас видеть.


– Танюша, красавица ты наша, иди я тебя обниму, – сказала стройная темноволосая женщина, доставая из машины какие-то банки. Девушка подошла к хозяйке, обняла ее и поцеловала в щеку, – я с гостинцами, привезла вам грибочков малинового варенья, мы сами собирали, варили и закрывали.


– Спасибо, Люба, мои домашние очень любят малиновое варенье, – сказала Татьяна Михайловна. – Девчонки, чего мы стоим во дворе? Пошлите в дом.


Я, конечно, наблюдал всю картину встречи. Эти женщины мне уже были знакомы, они приезжали в прошлый девичник, правда, тогда женщин было пятеро, в тот раз девушки очень хорошо провели время. Татьяна Михайловна потом еще долго рассказывала мужу смешные моменты с той встречи. В прошлый раз Светлана была похудей, и волосы у нее были другие, редкие и короткие, а сейчас роскошные и длинные. В тот раз ее привозил муж. Другая женщина, по имени Люба, осталась такой же, как и в прошлый приезд. Она, как и наша Татьяна Михайловна, следила за своей фигурой, занималась спортом, поэтому женщинам было о чем поговорить. Всегда, когда я видел Любу, ее губы были накрашены ярко красной помадой, видимо, женщине нравится этот цвет. К хозяйке приезжали разные женщины и многие из них красились красной помадой, но редко кому этот цвет шел, а Люба была исключением.


Женщинам не нужно был показывать, где туалет, куда что положить или поставить, в нашем доме они знали всё – на то огни и подруги.


– Ну, что девчонки, прошу! – Татьяна Михайловна махнула рукой в сторону стола.


– Тань, ты чего тут наготовила, мы что сюда объедаться приехали, – засмеялась Светка.


– Да ладно, девочки, с дороги-то надо перекусить, – ответила хозяйка, – тем более, здесь все диетическое, в основном салаты, так что ешьте смело.


– Светка, а что ты с волосами сделала? – спросила Любаша, – увидела бы тебя со спины, не узнала бы.


– Ой, – махнула рукой женщина, – ничего не сделала. Светлана немного покраснела, видимо, ей не совсем хотелось говорить на эту тему.


– Ага, а то не заметно, – улыбнулась Татьяна Михайловна, – давай, рассказывай уже.


– Ой, девчонки, да своих волос кот наплакал, хожу, как курица общипанная, вот и решила купить парик, – женщина взялась за волосы у корней и подергала их рукой.


При упоминании кота я оторвал голову от тапка и прислушался.


– Да, ладно! – удивилась Люба.


– Да, а что делать? – усмехнулась Светлана, – вам хорошо, посмотрите какие у вас кудри, а у меня мало того, что три волосины на голове, так еще и седые.


– Да не стесняйся ты, купила, смело носи, – сказала Татьяна Михайловна, – а ходить то в нем удобно? Татьяна Михайловна встала из-за стола, набрала в чайник воды и включила его.


– Ты, знаешь, Таня, летом жарковато, а зимой класс, вместо шапки, голову греет, – рассмеялась Светлана, – раз в неделю постираешь, высушишь и дальше ходи. Главное, купить хорошее средство по уходу за париком, и все будет отлично.


Женщины дружно засмеялись.


– Светка, годы тебя не меняют,– заметила Люба, – ты как была юмористкой, так и осталась.


– А зачем грустить, девчонки, жизнь прекрасна, надо наслаждаться каждым днем, – Светлана улыбнулась и подмигнула подругам.


– Света, с тебя сегодня все вытягивать надо, приехала на машине и молчит, – сказала Люба, – рассказывай уже, когда за руль села?


– Три месяца назад начала ездить. Раньше у меня Владимир был водителем, ну вы же знаете, как это постоянно мужа просить? Отвези туда, привези сюда, забери там, а у него свои дела, вечно некогда. В общем, устала я быть попрошайкой. Права-то у меня уже были, я их чуть раньше получила, да все никак ездить сама не решалась. В один прекрасный день Вовка пригнал мне вот эту красную букашку, вручил ключи и говорит: теперь сама решай все свои вопросы. И мне ничего не оставалось сделать, как сесть за руль и поехать, – женщина развела руками.


– Здорово, – Татьяна Михайловна поставила чай на стол, – девочки, кто хочет чайку, наливайте.


– Спасибо, Таня, – ответила Любаша.


– Когда только начала ездить, – сказала Светлана, – со мной произошёл один случай, до сих пор вспоминаю, ржу не могу, – женщина рассмеялась, – слушайте девчонки. Если будет плохое настроение, вспомните и улыбнетесь. Женщина вздохнула и начала свой рассказ:


– Едем с коллегой по работе на моей машине, я за рулем может быть третий или четвертый день. Подъезжаю к перекрестку, понимаю, что не успеваю затормозить, и с перепугу проехала на жёлтый-красный. Тут откуда ни возьмись, полицейский, я его даже не заметила, выскочил, как черт из табакерки. Смотрю, палкой машет. Остановилась, думаю, хоть бы права не забрал. Положила в права тысячу рублей на всякий случай, видела, так муж раньше делал. Полицейский подходит, представляется. Я выхожу из машины, даю ему в руки права, а они у меня в такой книжечке, там же и техпаспорт. Вижу, как он их посмотрел, замечаю, как купюра перекочевала к нему в карман, и он говорит: Ну что ж, вы, Кутикова Светлана Михайловна, нарушаете правила дорожного движения? У меня челюсть отвисла, думаю: откуда он меня знает? Может, дети вместе учатся и дружат.



Я, улыбаюсь и спрашиваю у него: ну как вы там поживает? Как семья, дети? Вижу, он как-то рассеянно, словно роясь в памяти, отвечает мне: да нормально вроде все. Я дальше продолжаю: Твоя-то не перевела ребенка в нашу школу? Он ошеломлённо смотрит на меня и спрашивает: а что, должна была? Девчонки, я вижу, что он отвечает. Точно, думаю, знает меня и продолжаю: Ну как же, она ж мне говорила недавно. Он, как-то уж совсем неуверенно отвечает: Да нет, в старой пока уимся. Я говорю ему: ну, ладно, вы если что, звоните. Он говорит: Хорошо, если что, позвоним. Потом достал из кармана мои тысячу рублей, вижу, кладет деньги обратно мне в книжечку и отдает права. Говорит: извините, сразу не узнал. Развернулся, и быстро ушёл к своей машине. Я села за руль, коллега спрашивает: твой знакомый? Я ей отвечаю, что никак не могу его вспомнить, но раз мужик знает мои имя и отчество, значит знакомый. Поворачиваюсь к коллеге и вижу, что она смеется. Спрашиваю ее: а что смешного-то? Она говорит: в твоих правах написано, как тебя зовут, а вот мужик, наверное, мучается до сих пор, пытаясь вспомнить, кто ты такая.


После такого рассказа Светланы женщины долго утирали слезы от смеха.


– Ну, ты Светка, даешь, – все еще смеясь, сказала Любаша.


– Ну вот, так однажды ступила, – Светка продолжала смеяться, – я даже и забыла, что в правах написано. Я в них что, каждый день заглядываю? Ой, девчонки, аж в жар бросило,


– Светка помахала перед лицом рукой, – вы не будете возражать, если я свою шапку сниму?


Девушки начали еще больше хохотать.


– Я забыла уже, когда столько смеялась, – сказала Татьяна Михайловна, вытерев тыльной стороной ладони глаза. Хозяйка поставила на стол вазочку с малиновым вареньем, которое привезла Любаша.


– Да снимай уже, – махнула рукой Люба.


Светланп подошла к зеркалу в прихожей, сняла парик, поправила, то, что было под ним. А свою, как она говорит, шапку, кинула на диван.


– И чего ты комплексуешь? Нормальная у тебя прическа, – Любаша посмотрела на Светку, – только надо голову привезти в порядок, покраситься да уложиться и все будет отлично.


– Такие водительские байки есть, наверное, у каждой женщины, – продолжила тему автомобилисток Татьяна Михайловна. Я, когда начинала ездить, была еще та курица, слушайте, расскажу свою историю. Представляете, как-то еду на работу, пробки, как обычно, ни проехать, ни пройти. Приближаюсь к светофору, думаю, успею проехать на зеленый. Наши автомобилисты, как всегда, забили весь перекресток. Тут начинает моргать зеленый свет, загорается желтый, я стою уже почти на середине перекрестка. Думаю, нет, не буду рисковать, и жму тормоз. В этот момент чувствую удар. Понимаю, что кто-то мне въехал в зад. Смотрю в зеркало заднего вида, выходит парень, подходит к нашим машинам и рассматривает место удара. Я тоже вышла из машины, подхожу к нему, а он мне говорит:


– Что ж вы девушка так резко остановились? Я думал, вы собираетесь проскочить перекресток, а вы на середине ударили по тормозам, – парнишка тяжело вздохнул.


– А вы что ж дистанцию не держите? – спрашиваю у него.


– Понимаю, что сам виноват, но, честно признаюсь, не ожидал, что вы так резко затормозите, – отвечает он мне.


Я обошла машину, смотрю, вроде все цело, не вижу никаких особых повреждений, так небольшая царапинка на бампере. У него тоже ничего значительного. А я страшно опаздывала на работу, понимаю, что если сейчас вызывать полицию, ждать, пока она приедет, а потом еще все оформлять, составлять кучу всяких бумаг, точно на работу уже не попаду. Недолго думая, я говорю:


– Может, не будем полицию вызвать? Я очень сильно тороплюсь.


– Если у вас нет ко мне претензий, то давайте не будем, – отвечает парень и протягивает мне руку. Но все же полицию нам пришлось вызывать. Мы пожали друг другу руки и разошлись по своим машинам. За то время, пока мы занимались осмотром повреждений наших машин, пробка заметно рассосалась. Загорелся зеленый свет, я включила передачу и резко надавила на газ. Опять чувствую удар, и тут я понимаю, что случайно включила передачу не на движение вперед, а задний ход. Девчонки, вы представляете, теперь я ударила его в нос машины. Сердце так и замерло. Смотрю в зеркало заднего вида, парень выходит из машины и идет ко мне:


– Девушка, зачем вы это сделали? – спрашивает он меня. – вы таким образом решили мне отомстить за мою оплошность?


А я, верите, не знаю, что сказать. Собралась духом и говорю:


– Извините, я случайно перепутала передачи.


– В тот день, я так и не попала на работу. Приехала домой поздно вечером, – Татьяна Михайловна развела руками, – Саша еще долго смеялся и подшучивал надо мной.


– Ты передачи перепутала, а есть женщины, которые лево с право путают, – засмеялась Светка, – Мой Вовка так попал в аварию, говорит: смотрю, впереди идущая машина, включила поворотник налево, ну я ее спокойно начал объезжать справа, и она в этот момент резко поворачивает направо. В общем, столкнулись. Муж пошел к машине, а там девушка сидит. Он ей говорит: вы что же, девушка, включили левый поворотник, а сами поворачиваете направо? А она ему отвечает: а я путаю лево и право, наверное, ошиблась.


Слышал, как по телевизору важный такой дядька в форме выступал и говорит: По статистике, женщины являются более аккуратными водителями и гораздо реже мужчин попадают в аварии. Не знаю, что у них там за статистика, но я согласен с ним. Я ездил в ветеринарку то с хозяином, то с хозяйкой. Так вот скажу вам, когда за рулем был Александр Петрович, меня в клетке качало так, будто я плыл по океану в десятибальный шторм, и даже приехав в клинику, я еще долго не мог прийти в себя. А с Татьяной Михайловной планировал, словно дельтаплан. Но, несмотря на статистику, бытующее среди мужской части населения мнение, что женщина за рулем – это обезьяна с гранатой, очень прочно утвердилось в их сознании.


– Ой, девчонки, ваши случаи еще цветочки, вот со мной история была, до сих пор вспоминаю, и краснею от стыда, – сказала Любаша, подливая в свою чашку чай.


– Было это, когда я только села за руль. Выхожу утром из дома, подхожу к своей машине, смотрю, колесо спустило. Что делать, не знаю, первый раз столкнулась с такой проблемой. Звоню мужу, спрашиваю, что надо делать, он мне говорит: – рядом с нами, называет улицу, есть шиномонтаж, езжай к ним они все сделают. Я спрашиваю: – я смогу доехать на таком колесе? Он мне отвечает: конечно, доедешь, это совсем рядом. Приезжаю на шиномонтаж, выхожу и говорю парню, который идет ко мне навстречу: мне бы колесо подкачать? Он начинает снимать мое колесо и спрашивает: чем колесо будем заполнять? Я впервые на шиномонтаже, откуда я знаю, чем их там заполняют, ну я с таким деловым видом и спрашиваю: а что у вас есть? Этот парень, я же не знала, что он еще тот юморист, говорит мне: воздух с разным запахом: персик, клубника, лимон. Я смотрю на него и думаю, наверное, так надо и спрашиваю: а сколько это стоит? Сама невольно смотрю по сторонам и вроде, как замечаю, что мужики подхихикивают, но я не придала этому значения. Парень отвечает: восемьсот рублей четыре колеса. Я и говорю парню: давайте мне с клубникой.


– Ой, девчонки, – Люба сжала переносицу, – стыдно то как.


Женщины смеялись до слёз.


– Так вот, я расплатилась и уехала, – продолжала Люба, – рассказала мужу только вечером. Когда он начал истерически смеяться, только тогда я поняла, что надо мной просто прикололись. А потом узнала, что муж поехал на этот шиномонтаж и заплатил тому парню ещё тысячу рублей за его тонкий юмор. И смешно, и плакать хочется от собственной глупости.


– Да ладно тебе, Любаша, с кем не бывает? – поддержала подругу Татьяна Михайловна, – что-то девчонки у нас с вами сегодня получился авто-девичник.


– Зато посмеялись от души, – сказала Светка, – а о семьях мы и по интернету можем поговорить.


Женщины пошли в наш спортзал, Татьяна Михайловна хотела показать Любаше новое супер приспособление для фитнеса.


– Девчонки, вы такие молодцы, спортом занимаетесь, – грустно произнесла Светлана, – стройные, одна я среди вас, как плюшка.


– А мы тебе давно говорим, бросай поедать булки, начинай заниматься спортом, – улыбнулась Любаша.


Я тоже последовал за женщинами, и, проходя мимо дивана, меня привлекло то, что там лежало. Вы, наверное, помните, Светлана туда кинула свой парик. Не знаю, что на меня нашло, видимо, рассудок помутился от женского общества. Я схватил парик и побежал с ним в ванну. Чем-то он мне напомнил кота, с которым я однажды подрался. Я принялся его нещадно трепать, рвать, кусать. Изодрав головной убор в клочья, я успокоился, видимо, снял стресс. Оставил его лежать под сушилкой, а сам, как ни в чем не бывало, пошел дальше слушать женские разговоры. Пропажу парика никто не заметил.


Женщины вернулись на кухню, еще долго пили чай, разговаривали о жизни, семьях и детях. Первой об отъезде заговорила Любаша:


– Девчонки, засиделись мы сегодня. Как гласит русская народная поговорка: поели, попили, пора и честь знать. Женщина встала из-за стола и потянулась, – а съедено-то прилично, придется завтра все это отрабатывать в спортзале.


– А что мы съели? Греческий салат, фрукты, да чай с малиновым вареньем, – сказала Татьяна Михайловна. – Нашла от чего беспокоиться.


– Люба, посиди еще пять минут, пойду шапку свою надену и вместе поедем, – обратилась к подруге Светлана и направилась к дивану. – Девчонки, а вы не помните, куда я парик свой положила? – спросила она.


Женщина осмотрела всё вокруг дивана, вышла в прихожую, проверила свою сумку. Потом вернулась на кухню и говорит:


– Помню, что на диван кинула, но его там почему-то нет, – Светлана развела руками.


Я, вспомнив, что натворил и, предчувствуя цунами, перешёл в прихожую, забрался с задней стороны в диван и забился в самый дальний угол.


– Да на диван-на диван, я видела, как ты его туда положила – подтвердила Любаша.


Я услышал, как хозяйка громко вздохнула и спросила:


– А где Сократ? Девчонки, вы не видели кота? – Татьяна Михайловна посмотрела вниз на свои тапки, не увидев меня там, она встала из-за стола и направилась в прихожую, – чувствует моей сердце, что это его лап дело.


Светлана и Люба последовали за хозяйкой. Татьяна Михайловна осмотрела мой диван, наклонилась и посмотрела под диван. Не обнаружив меня там, позвала:


– Сократ, ты где? Выходи, пожалуйста. Подскажи, куда ты дел парик?


– Ты хочешь сказать, что коту приглянулся Светкин парик? – спросила Люба, – может он его за кошку принял, – хихикнула женщина.


– Люба, кроме нас никого в доме нет. Пуха на улице целый день, я ее выпроводила, чтобы на вас не лаяла. Вы ведь уверены, что парик лежал на диване? Никто из нас его больше не брал. Кому он мог еще понадобиться? Только коту, наш философ постоянно какие-то козни строит.



Я обомлел. Ведь у нее нет доказательств, что я виновен, а она меня уже обвинила. Где презумпция невиновности? Я же говорил вам, что в нашей семье ее нет. Что бы ни случилось, априори виноват кот.


Женщины принялись искать парик и звать меня. Дудки вам, не выйду я, знаю, что несдобровать мне. Я слышал, как открывались и закрывались двери спален, шкафов, тумбочек. Словно я мог самостоятельно их открыть и забраться туда. Наивные женщины. Они заглядывали под диваны и кровати, на окна, за шторы, иными словами, везде, где, по их мнению, я мог спрятаться. Не обнаружив меня на втором этаже, женщины спустились вниз, зашли в ванну. Татьяна Михайловна, зная мое любимое место в этой комнате, сразу заглянула под сушилку и ахнула:


– Девочки, я его нашла.


– Кота? – хором спросили девушки.


– Нет, парик, – хозяйка наклонилась и вытащила его из-под сушилки, не парик, а то, что от него осталось.


Светлана, увидев свою шапку, ахнула и прикрыла рот ладонью:


– Что он с ним сделал? Женщина взяла в руки свою вещь и стала рассматривать ее.


– Сократ, какой же ты разгильдяй, – хоть меня и не было в поле зрения хозяйки, но она была уверена, что я ее слышу. Татьяна Михайловна заплакала.


Я даже поежился, мне вдруг стало не по себе, понял, что здесь я перегнул палку. Это не рыбки, не цветы, и даже не курица. Это была чужая вещь. Я вспомнил Пуху, когда она испортила кроссовки программиста, и пришлось за них платить. Понял, что, тоже самое, будет и с париком.


– Ох, ничего себе он его потрепал, – Любаша взяла из рук Светланы парик и зацокала языком.


– Свет, ты не переживай, я тебе верну деньги, – хозяйка вытирала ладонью глаза, – сколько он стоил?


– Танечка, милая, да брось ты, мелочи это все, – Светлана вздохнула и обняла подругу, – разве стоит из-за этого плакать? Светлана вдруг громко рассмеялась, – интересно, кого он представлял, когда трепал его – кота или кошку?


Я услышал, как женщины дружно стали смеяться. Раз смеются, значит, не так все плохо. И правда, сдался им этот парик, вот что в нем хорошего? Да ничего. Купила, а носить стесняется. Так зачем он тогда нужен?


– Свет, в любом случае, с меня парик, – улыбнулась Татьяна Михайловна.


– Ты знаешь, Татьяна, я больше не буду носить парик, передумала, – задумчиво произнесла Светлана, – Люба сказала, что нормальная у меня прическа, только нужно привести в порядок. Схожу в парикмахерскую, наведу красоту, и все будет хорошо.


И то верно, а то купила парик и думаешь, что теперь и за волосами не надо ухаживать. Люди, не ищите себе легких путей.


– Девчонки, а неплохой у нас девичник сегодня получился. Давно так не смеялись, – сказала Любаша.


– Это верно, – подтвердила Татьяна Михайловна.


Татьяна Михайловна ушла провожать подруг, а я продолжал сидеть в своем укрытии. Вечером вернулись домочадцы, и хозяйка рассказала им историю с париком. Меня радовало одно: люди смеялись, а это значит, что помилование близко. Вечером, когда все ушли спать, я без всякой надежды на ужин, пошел к своей миске, и каково же было мое удивление, когда я увидел в ней еду. Я же всегда говорю, что мои домочадцы самые лучшие люди на свете.


После истории с париком в семье меня стали называть цирюльником. Вы заметили, какая это по счёту моя кличка. Но я не обижаюсь. Всё в тему.



Глава 22


Однажды приходит моя Катерина домой снова вся слезах. Когда я вижу ее заплаканной, мне хочется броситься на ее обидчика и поцарапать его, ну или откусить ему ухо. Катя кинула рюкзак на диван, села и начала развязывать шнурки. Когда я был маленький, шнурки были моей самой любимой забавой. Катька махала ими из стороны в сторону, а я носился за концом шнурка, как сумасшедший. Сейчас вспоминаю себя в детстве и думаю, интересно, все коты такие глупые или только я таким был. Хотя Татьяна Михайловна говорит, что я и сейчас не подарок.


Я спрыгнул со спинки дивана вниз, подошел к девчонке и потерся об ее руку. Катя взяла меня на руки и прижала к себе:


– Сократик, я так тебя люблю, – девчонка погладила меня по голове. На голос Катерины пришла мама и, увидев заплаканное лицо дочери, спросила:


– Катюш, что произошло? Почему ты плакала? – Татьяна Михайловна села рядом с девочкой и обняла ее одной рукой за плечи, – опять одноклассники?


Девчонка всхлипнула:


– Нет, в школе все нормально, – девочка положила голову на плечо матери и тяжело вздохнула, – Дашка попала в больницу.


– А что случилось? – испуганно спросила Татьяна Михайловна, женщина отодвинулась от девочки и посмотрела ей в глаза.


– На неё собака напала, Дашка пострадала сильно, теперь вот в больнице лежит, – всхлипнула Катя.


– Да ты что? – вздрогнула хозяйка ,– как же это произошло?


– Я еще сама подробностей не знаю. Хотела попросить или тебя, или папу, съездить к ней в больницу, – ответила девочка.


– Папа будет поздно и наверняка к тому времени уже прием посетителей в больнице закончится, – сказала Татьяна Михайловна, – я могу с тобой съездить. В какую больницу ее положили?


– В нашу, городскую, – ответила девочка.


– Подожди минут десять, я быстро оденусь, и поедем, – женщина встала и пошла к лестнице ведущей наверх, – ты пока, может, что-нибудь перекусишь? – Татьяна Михайловна на ходу обернулась и посмотрела на дочь.


– Нет, мам, что-то нет совсем аппетита, – ответила Катерина.


Через некоторое время Татьяна Михайловна вернулась и они с дочерью вышли из дома.


Вечером, когда вся семья собралась на кухне, я услышал страшную историю, от которой у меня шерсть встала дыбом:


«В тот день Даша, как обычно, пришла в приют с полным пакетом вкусняшек для своей любимицы. Несмотря на то, что у собаки была кличка, которую ей дали в приюте, Даша называла ее Тришей и собака с удовольствием откликалась. Девчонка помогла сотрудникам приюта убрать в клетках животных, покормить зверей, а потом отправилась на прогулку с Тришей. Гуляли, как и всегда в близлежащем парке. Всюду были семьи с детьми, мамочки с колясками, собачники со своими питомцами, совершенно привычная картина. Даша бросала Трише палку, та ее приносила и опять бежала за палкой. Это была любимая игра собаки. Потом девочка сменила тактику игры, теперь они становились рядом, Даша бросала палку, и они вместе наперегонки бежали за ней и кто первый схватит ее. Дашка смеялась, Тришка от счастья волчком вилась вокруг своей подруги. В нескольких шагах от них проходил мужчина, рядом шел черный ротвейлер, без поводка и намордника. Как потом вспоминала девочка, она их видела первый раз в этом парке. Даша в очередной раз бросила палку, и они вместе с Тришей сорвались с места. В этот момент ротвейлер, как ракета прыгнул в сторону Даши, вцепился ей в руку и начал терзать ее. Дашка закричала от боли и, не удержавшись на ногах, упала лицом вниз. Как потом выяснилось, девочка от болевого шока потеряла сознание. Увидев нападение на свою подругу, Тришка разогналась, с разбега запрыгнула на кобеля и вцепилась ему в ухо. Пес завизжал и начал мотать головой из стороны в сторону, пытаясь скинуть с себя собаку. В конце концов, ротвейлеру все-таки удалось сбросить с себя Тришку, пес переключил свое внимание на нее и вцепился ей в горло. Хозяин бегал вокруг и пытался оттащить своего пса, но, тот видимо, совсем вышел из-под контроля и никак не реагировал на команды. Все, кто находился поблизости, замерли то ли от страха, то ли от шока. Вдруг откуда-то появился мужчина с палкой в руке, он подбежал к ротвейлеру и ударил со всей силы кобеля по голове, тот пошатнулся, разжал зубы, выпустив из пасти Тришку, и рухнул на землю. Началась потасовка, хозяин ротвейлера кинулся на мужчину.


– Козел, ты убил мою собаку, – взбешенный хозяин ротвейлера толкнул мужчину двумя руками в грудь.


– По-твоему, надо было дальше смотреть, как твой кобель разрывает собаку, а потом опять кинется на девчонку? Собаку надо выгуливать на поводке и с намордником, – мужчина в ответ толкнул хозяина ротвейлера.


– Посмотри вокруг, здесь все собаки без намордника, – брызжа слюной, свирепствовал хозяин пса.


– Что ты равняешь свою собаку с другими? Посмотри, здесь в основном болонки гуляют, а у тебя бойцовская порода. Ты не имеешь права гулять с ней без намордника. А если бы эта собака не помешала, – парень кивнул в сторону лежащей на земле Тришки, – что бы твой кобель сделал с девчонкой. Он же мог ее загрызть до смерти. Что бы тогда делал? – кричал в ответ мужчина.


Люди, выйдя из оцепенения, начали кричать, дети плакать. Вокруг хозяина ротвейлера и мужчины собралась толпа, народ гудел. Не известно, чем бы это закончилось для хозяина ротвейлера, но на его счастье подоспели полицейские. Они растащили мужчин, всем остальным приказали отступить подальше и попросили остаться свидетелей, всех, кто хорошо видел, что произошло. Кто-то из людей сообразив, позвонил в скорую. Женщины кинулись к Даше, помогли ей подняться. Девчонка все еще находилась в шоковом состоянии. Рваная рана на руке сильно кровоточила. Увидев свою Тришку, неподвижно лежащую на земле, Дашка кинулась к ней, упала перед ней на колени, взяла ее на руки и начала плакать:


– Триша, родненькая моя, ты только не умирай.


К девочке подошла женщина, опустилась рядом с ней на колени, пощупала пульс у собаки и сказала:


– Жива твоя собака, только надо срочно в ветеринарку везти. Иначе, может погибнуть. Даша, услышав эти слова, зарыдала еще сильней:


– Триша, я не дам тебе умереть.


Девочка дрожащей рукой вытащила из заднего кармана брюк телефон и позвонила в приют:


– Людмила Ивановна, это Даша. На нас с Тришей напал ротвейлер, помогите. Тришу нужно срочно в больницу везти, – девчонка плакала в телефонную трубку, – пожалуйста, умоляю вас скорее, иначе она умрет. Я нормально, за меня не переживайте, Триша меня спасла. Прошу вас, приезжайте скорей.


Рука девочки выглядела так, словно её укусил крокодил. Скорая и сотрудница приюта приехали почти одновременно. Даша сидела на траве рядом со своей любимицей. Собака была вся в крови, но радовало одно – она была жива. Тришка смотрела влажными глазами на свою подругу. Девчонка гладила собаку по голове:


– Тришенька моя, все будет хорошо, мы тебя обязательно вылечим. Вот увидишь, скоро мы с тобой опять будем играть в нашу игру, – девчонка грустно улыбнулась глядя на собаку.


Пока врачи осматривали Дашу, подошла Людмила Ивановна. Увидев покалеченную руку девочки и лежащую рядом собаку, женщина тяжело вздохнула:


– Господи, как же он вас истерзал! Сколько мы гуляем в этом парке со своими питомцами, никогда такого не было. Это тот ротвейлер? – женщина кивнула в сторону группы людей, среди которых были два полицейских. Ротвейлер оказался живой. Видимо, поводок все же был у хозяина, поскольку теперь ротвейлер был на привязи, сидел на задних лапах и с потерянным видом смотрел на людей.


– Да, – Даша кивнула, – я эту собаку и ее хозяина первый раз здесь вижу.


– Хозяина надо наказывать, он не имел права гулять с такой собакой без намордника, – женщина махнула головой в сторону кобеля, – а собаку жалко, она не виновата, просто досталась плохому человеку. Теперь, наверное, усыпят его.


– Как усыпят? – удивленно спросила Даша.


– А что делать с ней? Посмотри на свою руку, у тебя шрамы останутся на всю жизнь, – ответила женщина, – в следующий раз он опять на кого-нибудь нападёт. А если нападет на маленького ребенка, и не будет такой Триши рядом, он же его загрызет.


– Жалко собаку, – грустно вздохнула Даша, – может, все обойдется.


Убедившись, что девочка под присмотром врачей, женщина взяла на руки Тришку и пошла с ней к машине.


– Людмила Ивановна, пожалуйста, позвоните мне, когда выясните что с Тришей, – умоляющим голосом произнесла девочка.


– Даша, за Тришку не переживай, мы ее вылечим. Ты сама лечись. Поправляйся и приходи. Мы всегда рады тебя видеть. Даша грустно смотрела вслед уходящей женщине с ее любимой собакой на руках.


Я с замиранием сердца слушал эту историю. Надо же какой парадокс, девочка, которая души не чает в собаках, от них же и пострадала. Не дай бог встретиться с такой псиной. Мне даже страшно подумать, чтобы этот кобель сделал со мной. Это не наша Пуха, которой можно по носу лапой врезать. Пуха наша ангел, по сравнению с этим ротвейлером. Пожалуй, теперь буду более терпимо к ней относиться. Интересно, почему пес напал на девочку? Я думаю, тут дело в воспитании. Недаром же люди говорят, что все идет из семьи: любовь и доброта, злость и ненависть. Как сказала Татьяна Михайловна: если собаку обижать, она и вырастит жестокой и злой, а если с любовью к ней относиться, то и собака будет добрая и ласковая.


Потом спустя время, когда Даша уже поправилась, о ней даже передачу сделали на первом канале. Оказывается, нападение собак на человека – это очень серьезная проблема, которая волнует общество. По статистике, нападениям собак в мире ежегодно подвергается почти четыре миллиона человек. В той передаче участвовали разные люди, пострадавшие от четвероногих, но в основном это был дети. Многим из них даже пришлось делать пластические операции. У большинства были сильно изуродованы лица. Дашке повезло, если можно так сказать, она еще легко отделалась. Если бы Тришка не отвлекла кобеля от девчонки, не известно, что стало бы с Дашей. Собака спасла жизнь человека, рискуя собственной жизнью.


В той передаче принимал участие кинолог, он говорил, что собаки нападают по разным причинам. Дворняжки – если человек случайно вторгся на их территорию. Собаки бойцовских пород могут проявлять агрессию без видимых на то причин, это является следствием неправильной дрессировки и жестокости по отношению к животному. Но бывают еще и такие причины, когда собака нападает по команде своего хозяина. Оказывается, есть такие идиоты, развлекающиеся подобным способом. В Дашином случае, как говорил кинолог, возможно собаку спровоцировало движение девочки или громкие звуки. Но, потом он добавил, если бы собака была в наморднике, то не случилось бы этого несчастного случая.


Тут я с ним не согласен. Так что получается, дети в парке не могут бегать и прыгать из-за боязни, что на них нападет собака? Тогда в этом парке не должны гулять животные. Нет, тут дело все в хозяине, в воспитании собаки и соблюдении правил выгула питомца.


Собак таких пород в мире уже давно приравняли к опасному оружию, и оборот таких животных во многих странах находится под особым контролем. Александр Петрович говорил, что в нашей стране есть закон «О разведении и содержании собак агрессивных пород». В нем говорится, какие породы относятся к агрессивным, как должны содержаться такие собаки, кто имеет право на их разведение и содержание, что существует государственный учет и лица, приобретающие собаку опасной породы должны иметь лицензию, которая выдается органами внутренних дел.


Во как! Оказывается и в нашей стране к этому вопросу относятся серьезным образом. Но, получается, что только на бумаге. Вот я, почему-то уверен, тот хозяин ротвейлера слышать не слышал об этом законе. Иначе, будь у него лицензия на собаку, он никогда бы не вывел ее в общественный парк без намордника. Я думаю, таких нерадивых хозяев надо наказывать штрафом. К сожалению, люди, вас только рублем можно приучить к порядку.



Глава 23


Дашу выписали из больницы через неделю. Каково же было мое удивление, когда на пороге нашего дома я увидел девочку вместе с собакой. Тут не надо быть ясновидящим, чтобы понять, что это была та самая Триша. Наша Пуха, как гостеприимная хозяйка, зарычала так, что бедная собака, еще видимо не забывшая схватку с ротвейлером, прижалась к ноге девочки и жалобно заскулила. Катя, присела рядом с Пухой, погладила ее по голове и сказала:


– Пуха, не рычи на гостью. Посмотри, какая подружка к тебе пришла, – девчонка ласково уговаривала Пуху быть тактичной, – не злись, вы обязательно подружитесь.


Я наблюдая сцену знакомства со стороны, на всякий случай отошёл подальше, этих собак не поймешь, что у них на уме. Триша на самом деле оказалась очень похожа на Пуху, можно было подумать, что их родила одна мать.


– Даша, я так рада тебя видеть! – Катя обняла подругу и расцеловала ее в обе щеки, – как ты?


– Нормально уже, – девчонка подняла вверх забинтованную руку. – швы наложили, скоро поеду снимать, – Дарья улыбнулась, – главное, с Тришей все обошлось, я так за нее переживала. Даша наклонилась и погладила свою любимицу-спасительницу.


– Даша, проходите, чего мы тут стоим в прихожей, – девчонки прошли на кухню, – давай чаю попьем с малиновым вареньем? – предложила Катерина.


– С удовольствием, – кивнула девчонка.


Триша расположилась у ног своей подруги. Ради такого случая, Катя разрешила Пухе тоже зайти на кухню. Собака, глядя на гостей, легла рядом с Катериной, полностью копируя свою соплеменницу, дескать, мы тоже не лыком шиты. Собаки пристально рассматривали друг друга, не отводя глаз, ни на секунду.


Катя поставила на стол кружки с чаем, вазочку с вареньем.


– Ты одна, что ли? – спросила Даша, – где брат?


– На тренировке, – ответила Катя, – ты же знаешь, у них скоро чемпионат, а родители мои в магазин уехали.


– Я с этой больницей совсем от жизни отстала, – девчонка грустно улыбнулась, – теперь еще учебу придется наверстывать. Быстрей бы уже эту школу окончить, надоела она мне. Даша зачерпнула ложкой варенье, положила в рот и сказала: – Катя, какое вкусное варенье! Кстати, мое самое любимое, – девчонка широко улыбнулась, – а ты чего не ешь?


– Ты же знаешь, я на вечной диете, – рассмеялась Катя, – я уже даже чай научилась пить без сахара. Раньше и представить не могла, как его таким пить, а сейчас привыкла. Ты знаешь, а чай без сахара, между прочим, совершенно другой на вкус, чувствуется аромат самого напитка, а сахар весь вкус убивает.


– Катя, ты такая молодчина, тебя неделю не видела и прямо не узнала, когда ты вошла ко мне в квартиру, – девчонка улыбнулась, – классно выглядишь.


– Спасибо, Даша, я стараюсь, – смущенно ответила Катя.


Я заметил, когда ей делали комплименты, она всегда становилась, как румяное яблоко. Интересно, все девчонки так реагируют на комплименты или только наша Катя? Хотя Димка рассказывал, что и Настя точно такая же.


– Одноклассники отстали? – спросила Даша.


– Дарья, да я просто перестала реагировать на их выпады и дразнилки. Теперь другая беда, наши классные красавицы косо смотрят на меня, все шушукаются, хихикают, ведут себя, как идиотки. Как будто у них других забот нет, как обо мне поговорить, – пожала плечами девчонка.


– Катя, у нас в классе такие девочки есть, впрочем, и парни туда же. Димкину девушку Настю, как только не называли: и белой вороной, и ботанихой, и зубрилкой, пока твой Димка одному товарищу популярно не объяснил при всем классе, как надо с девушкой разговаривать. Пацаны, вроде, умолкли, а девчонкам она покоя не дает. Не такая она, как все, понимаешь? Не ту музыку слушает, не так одевается, косметикой почти не пользуется. Ты же знаешь, когда человек не такой, как все, то он начинает раздражать окружающих. С девчонками же Димка не будет воевать. А они бесятся, что он с ней встречается, считают, что она его не достойна, что обкрутила его. А ну ка, самый красивый парень в школе, – Дашка засмеялась, – и вдруг выбрал не кого-то из доморощенных красавиц, а невзрачную скрипачку.


– А мне нравится Настя, она же классная, одни волосы чего стоят. Мне кажется, что Димка из-за них в нее и влюбился, – Катя сделала глоток чая и улыбнулась.


– Вот из-за этого они, наверное, и бесятся, потому что сами, как курицы общипанные ходят и красятся, словно малярши, все, как под копирку, – девчонки дружно рассмеялись.


– Даша, а ты Тришу погулять взяла? – спросила Катя, – ты же раньше с ней только в парке гуляла, так далеко не уходила.


Дашка засияла, как солнечный зайчик


– Нет, – ответила девчонка, – Триша теперь моя собака. Навсегда! – Девчонка наклонилась, погладила собаку, та посмотрела в глаза хозяйки и лизнула ей руку.


– Да ты что? – воскликнула Катя, – а как же родители?


– Когда меня только привезли в больницу, сразу примчались родители, им позвонили врачи из скорой. Мне в машине неотложки сделали успокоительный укол и забрали у меня телефон, чтобы я не отвлекалась на звонки. В мою палату пришёл полицейский, он выяснял, как все произошло. Встретив моих стариков, он рассказал им о случившемся и сообщил, что если бы не Триша, то я бы пострадала гораздо сильней. Собака отвлекла внимание напавшего кобеля на себя. Мама, естественно, расплакалась. Отец начал успокаивать, чтобы не переживала за шрамы, что потом мне их лазером уберут. А я веришь, о них совершенно не думала, ну шрамы, да и шрамы. Живут люди со шрамами и не умирают. Подумаешь, велика беда. Я в тот момент думала только о Трише, чтобы с ней все было хорошо. Потом, когда ушел полицейский, мы остались одни в палате. Ну, я и заявила родителям:


– Мама, папа, теперь, надеюсь, вы понимаете, что я просто обязана забрать Тришу домой. Она меня спасла, я не могу оставить ее в приюте.


Отец, правда, начал старую песню:


– Дочка, ты понимаешь…


Я его резко оборвала и сказала:


– Я вас понимала семнадцать лет. Больше не хочу понимать. Не позволите забрать собаку, уйду из дома. Мне скоро восемнадцать лет, проживу и без вас. Они, конечно, опешили от моего заявления, но спорить не стали. Когда они ушли, мне позвонила Людмила Ивановна и сообщила, что Триша жива, здорова, ей наложили швы и она спит. Ты не представляешь, как я была счастлива. Это был самый лучший день в моей жизни, – Даша смахнула слезу со щеки. – Когда меня выписали из больницы, родители приехали меня забирать вдвоем. Надо же, даже работу бросили ради меня, – Даша ухмыльнулась, – видно, совесть проснулась, – и в машине сообщили, они согласны, чтобы Триша жила с нами, но, при условии, что я сама буду за ней ухаживать. Этого могли и не говорить, – добавила Даша, – я и сама об этом знаю. Кто же, кроме меня, будет за ней ухаживать?


– Даш, я так рада за вас с Тришей, – улыбнулась Катя. Девчонки одновременно посмотрели на своих собак. Те, одинаково положили головы на передние лапы и дремали нос к носу.


– Смотри, они, по-моему, уже подружились, – радостно воскликнула Даша, – ну точно сестры.


Вот такая произошла история любви между человеком и собакой, история Даши и Триши. Если бы я умел плакать, то непременно бы пустил слезу – слезу счастья.


Странные родители у девчонки, чтобы наконец-то понять своего ребенка, должна была случиться беда.



Глава 24


И всё-таки невезучий я кот. Вечно меня угораздит вляпаться в какие-то неприятности. Вроде, и стараюсь вести себя по-взрослому, как говорит Татьяна Михайловна, да не всегда получается. Каюсь, иногда планирую свои пакости, но это только тогда, когда мне хочется проучить кого-то из своих домочадцев. Но чаще это происходит само собой, как-то случайно.


Татьяна Михайловна всегда в прихожей ставит посудину с водой для нас с Пухой, но я оттуда не пью. Эта наглая собака пока напьется, напускает полную чашку слюней, как после нее пить? А я очень брезгливый кот. Поэтому я нашел способ, как употреблять чистую воду. Я запрыгиваю в раковину, что в ванной на втором этаже, там очень удобный смеситель, такой в виде рычажка, бью по нему лапой, и когда начинает течь вода, спокойно утоляю жажду. Все домочадцы знают, что там мой водопой. Правда, кран за собой не закрываю, за что регулярно получаю нагоняй. А хозяйка моя любительница на раковине наставить всяких банок, склянок, бутылочек и прочей женской ерунды. Знает же, что я там пью воду, и все равно ставит. Я, как ни стараюсь действовать аккуратно, все равно что-нибудь да зацеплю. Татьяна Михайловна говорит, что я, как слон в посудной лавке. А один раз так поскользнулся, что как олимпийский чемпион по фигурному катанию сделал тройной тулуп, рухнул на раковину и свалил все склянки. Они разлетелись вдребезги, поскольку хлопнулись о кафельный пол ванной. Как же тогда возмущалась Татьяна Михайловна! Она, оказывается, с зарплаты выделила себе средства на покупку каких-то молодильных кремов, о которых давно мечтала, а я все уничтожил. Но! Давайте по честному. Вот скажите мне, есть ли здесь моя вина? Я считаю, что Татьяна Михайловна сама виновата, халатно отнеслась к сохранности своей покупки. Любите же вы, люди, свою вину перекладывать на других.


И такие истории происходят со мной почти каждый день. Я даже стихотворение сочинил: «Мне дана судьба не та! Не спокойна жизнь кота!». Кроме елки, есть у меня еще одна беда – вазы. Мне вот интересно, тот, кто их изготавливает, думает о том, что у человека, приобретающего эту посудину, в доме живут животные. Так сделайте ее более устойчивой что ли? Или вы думаете, что у меня одного проблемы с этим сосудом? Пуха тоже отличилась в этом вопросе, умудрилась разбить не только вазу, но еще и статую моей любимой кошки, помните, эту историю я вам рассказывал ранее.


Вообще, я стараюсь от легко разбиваемых предметов держаться подальше. Когда ваза стоит пустая, она не привлекает мое внимание, а когда Татьяна Михайловна ставит в неё цветы, вот тут я не могу пройти мимо. Запах растений, манит, словно сочная котлета. С котлетами у меня тоже однажды случилась пренеприятная история, но об этом позже.


Александр Петрович, как будто нарочно, дарит постоянно хозяйке цветы. Не успеют одни засохнуть, как появляются другие. Следит он за этим что ли? Особенно Татьяна Михайловна любит лилии. Оказывается, в европейской культуре лилия считается символом печали, а в российской – символом невинности, на Востоке – символ радости. В древние времена лилии дарили людям знатного рода, дворянам и королям. Это значение приобрело со временем чувственный оттенок. Сейчас же, даря любимой женщине эти цветы, будет равносильно признанию: «Ты моя королева!». Во как! Наверное, поэтому Татьяна Михайловна их так любит. Королева ты моя ненаглядная!


Мне хочется понюхать цветок, попробовать на вкус листик, потянусь к нему, встану на задние лапы, а передними трогаю растение. Но, как назло, не удержусь, да и завалюсь на эту треклятую посудину, будь она неладна. Сколько я их разбил, теперь уже и не сосчитать. Но, честно признаюсь, чувства вины у меня нет. А за что я должен себя винить? Вы же тоже любите нюхать цветы? Представьте, что с вами произойдет такой случай. Вы как отнесетесь к этому. Разбил, да и разбил, всяко случается. А вот если я разбил, то все – наступил конец света.


Но вот когда случилась история с котлетами, долго же надо мной посмеивались мои домочадцы. Мужчины в нашей семье (да. наверное, в любой семье) очень любят котлеты. Я признаюсь, тоже не прочь котлетку другую проглотить. Хозяйка моя из чего только их не делает: из курицы, говядины, рыбы, моркови, капусты, каждый раз по-разному.


Мужики те любят мясные, а девчонки больше рыбные или овощные. Я же люблю мясные и рыбные, Пухе той вообще фиолетово, ест все подряд, как гусеница. А наблюдать за процессом их приготовления сплошное удовольствие. Боже мой, какие запахи стоят на кухне, с ума можно сойти! Татьяна Михайловна сначала кладет куски мяса в мясорубку, а оттуда оно выплывает такими длинными тоненькими колбасками. Скажу вам, зрелище завораживающее, можно часами смотреть и глотать слюну. Хозяйка, правда, иногда меня угощает:


– Сократ, хочешь фарша попробовать? – женщина, как всегда задает наиглупейшие вопросы.


А кто же его не хочет попробовать?


Кладет в мою миску небольшой комочек мясного лакомства, и я его проглатываю, как таблетку.


– Ты что его проглотил не жуя? – спрашивает меня хозяйка и смеется.


Хм, а зачем жевать его? Он уже, можно сказать, пережеванный. Фарш – это блюдо для очень ленивых котов.


Потом хозяйка делает из фарша шарики и выкладывает на сковородку. Я слушаю, как они чарующе шкварчат и издают сногсшибательный запах. В тот день я не отходил от хозяйки. Когда первые четыре шарика прожарились, и она переложила их на тарелку, раздался звонок в домофон. Татьяна Михайловна поставила тарелку на стол и пошла к звонящему устройству. Дальше все было, как во сне. И так всегда, словно какое то наваждение на меня находит. И тогда все произошло совершенно случайно и молниеносно. Я запрыгнул на стул, что стоял у стола, потянулся к тарелке, благо она стояла на самом краю, лапой скинул котлету на пол. Почувствовал, что котлета еще была горячая, поэтому сразу я ее проглотить не смог. Что же делать? Надо куда-то спрятать. И вдруг вижу, Татьяна Михайловна возвращается назад. Я, не зная как поступить, сел на горячий шарик и замер. Татьяна Михайловна перевернула котлеты на плите и говорит:


– Сократ, ты чего от меня не отходишь целый день? Котлеты не дают тебе покоя?


Я сижу, снизу меня печет так, будто меня покусала стая пчел. C пчелами у меня тоже приключилась ужасная история, но об этом расскажу чуть позже. Хозяйка смотрит на меня, а я самым преданным взглядом, смотрю ей в глаза.


– Ты чего ерзаешь на месте, так хочется котлетку съесть? – спрашивает меня женщина.


Эх, Татьяна Михайловна, дорогая, знала бы ты на чем я сижу, не спрашивала бы, почему ерзаю.


Она взяла тарелку и начала выкладывать на нее новую порцию ароматных шариков. Я, не в силах больше терпеть, сорвался с места и пулей вылетел из кухни. Запрыгнул на окно и прислонил разгорячённым местом к стеклу. Мне стало чуточку легче. И тут Татьяна Михайловна заметила, что, оказывается, я сидел на котлете.


– Ах, ты бессовестный кот, – раздался возгалс хозяйки, – я ему котлету предлагаю, а он ее уже спер.


Уважаемая Татьяна Михайловна, предлагать и спросить, хочу ли я съесть котлету это разные вещи!


Вечером за столом все долго смеялись.


– Ты, Сократ, прекращай воровать, воришка из тебя никакой, – хозяин улыбнулся и посмотрел в ту сторону, где я, растянувшись во весь рост, лежал.


– Помните, как герой Вицина в фильме «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» прикрыл своей туфлей украденную купюру? А наш кот под своим хвостом решил спрятать украденную котлету, – рассмеялся Димка.


За столом раздался громкий смех. Стыдно мне было и досадно. И котлету не съел, и опозорился, и проблему нажил – дня три не мог спокойно сидеть.



Глава 25


Один раз попал я к ветеринару уж совсем по неожиданной причине. Обычно возят меня к нему, как говорит Татьяна Михайловна, на профилактику. Прививку сделать, в ухо заглянуть или в рот, живот пощупать, каких-то капель в пасть накапать, не знаю, для чего все эти манипуляции, ведь я совершенно здоровый кот, мне это абсолютно не нужно. Но мои домочадцы считают иначе. Приходится подчиняться. В тот день мое любопытство сыграло со мной злую шутку. Наш дом окружен соседями с двух сторон. С одной стороны, дом, в котором живет моя ненаглядная Бэлла, а с другой стороны, еще один, в котором живут пожилые люди, мужчина и женщина. Обычно у них всегда тихо, я даже первое время думал, что в том доме никто не живет. Я частенько пропадаю на их участке. Люблю у них на травке поваляться, она у них высокая и густая, да и поохотиться там можно, за такой травой меня совсем не видно. На нашем же участке газоны постригают так, что от растительности остаются короткие колючки, в них не до охоты.


На выходные к тихим соседям приезжают дети с внуками, и тогда у них во дворе целый день стоит шум-гам. Летом они устанавливают бассейн, дети плещутся, как рыбы, чуть ли не до самой ночи. Только ближе к полуночи наступает долгожданная тишина. У них во дворе в самом конце участка стоит старая баня, по-моему, в ней уже давно никто не парится, по крайней мере, я никогда не замечал дыма из трубы. Если я сижу на крыше нашего гаража, мне открывается отличный вид на владения пожилых соседей и на баню. В тот день я заметил на крыше старой помывочной скопление разноцветных птиц. Присмотрелся, шем у них были золотистые, а грудка и брюшко зеленовато – голубыми. На первый взгляд мне показалось, что это были ласточки или стрижи. Потом понял, что яч ошибся, таких пернатых я еще не встречал. Но больше всего меня привлекло то, что они очень громко кричали. Птицы постоянно ныряли под крышу бани, и что-то оттуда вытаскивая, поедали на лету и даже выхватывали друг у друга из клюва. Любопытство взяло верх, я спрыгнул с крыши гаража на забор, оттуда на землю, как можно ниже пригнулся и украдкой стал пробираться к строению. Птицам было не до меня, поэтому я спокойно преодолел расстояние участка, запрыгнул на забор, что стоит за баней и притаился. Ограждение стояло вплотную к постройке, мне оставалось только выждать момент, сделать решающий прыжок и добыча будет в моих лапах. Такими диковинными птицами я еще не лакомился. Птицы не обращая на меня внимания, продолжали кружить под и над крышей бани. Между ними периодически случались перепалки, галдеж стоял такой, что когда я появился на крыше, они не сразу поняли, что случилось, но, как только, увидели меня, вспорхнули, словно по команде и разлетелись в разные стороны. Пока я соображал, в какую сторону, и за какой птичкой мне метнуться, их уже и след простыл. В общем, остался я с носом. Сам себе думаю, птицу не удалось поймать, может, тогда полакомлюсь тем, что там птицы клевали. Я подкрался к тому месту, куда ныряли пернатые, опустил лапу и начал на ощупь искать добычу. Но, каково было мое удивление, когда из-под крыши вылетел рой пчел. Они огромным облаком взмыли вверх, потом заметив меня, и посчитав, конечно, меня виновником нарушения их спокойствия, стрелой бросились на меня. Я почувствовал себя медведем из мультфильма Вини-Пух и закрутился, как Пуха волчком, начал отмахиваться от них лапами. Они кружили вокруг меня, как грозовые тучи. Тогда я, словно гепард, бросился к забору, спрыгнул на него, потом на землю и пустился наутек. Еще никогда я так быстро не бегал, прямо почувствовал себя Усэйном Болтом. Оказавшись в своем дворе, я спрятался в гараже за дровами и только тут, сидя в засаде, почувствовал, как сильно горит мой нос, будто объятый пламенем. Когда я показался на пороге дома, Татьяна Михайловна, увидев меня, всплеснула руками, и вопросы посыпались, как из рога изобилия:


– Сократ, что это с тобой? Ты видел свою морду? На тебя пчела напала?


Если бы пчела! Женщина, на меня напал громадный рой пчел, я еле лапы унес. Быстрей спасай меня, сделай что-нибудь. Льда что ли приложи. Боже, как же горит мой нос.


Женщина взяла меня на руки, внимательно осмотрела мое лицо и говорит:


– Собирайся, поедем к ветеринару. Надо вытащить жало.


А что мне собирать, все свое, ношу с собой.


Вот к чему может привезти любопытство. Точно говорят: любопытной Варваре на базаре нос оторвали. Мне его хоть и не оторвали, но вид подпортили. На следующий день после случая с пчелами, увидев себя в зеркале, я подпрыгнул, как ошпаренный. На меня смотрел не Сократ, а Конфуций. Глаза заплыли и превратились в узенькие щелочки, нос распух и выглядел, как московский пончик, морда стала похожа на воздушный шарик. Признаюсь вам, зрелище страшное.


В выходной день Татьяна Михайловна с хозяином наводили порядок за двором, постригали траву и убирали всякий мусор. Мне всегда было интересно, зачем люди, проходя мимо чужого дома, бросают на клумбу бумажки, бутылки, окурки? Я много раз ходил по этой клумбе и чего там только не находил. Даже, как-то стыдно за людей. Вы иногда бываете страшными засранцами.


Во время уборки, когда Татьяна Михайловна, вытаскивая из-под елки пустую бутылку, возмущалась, мол, как не стыдно, зачем на чужую клумбу бросать мусор, Александр Петрович ей ответил:


– Тань, понимаешь, человек, живущий в городе, не воспринимает его, как свой дом. Все, что за пределами его дома или квартиры, это чужая территория. Поэтому, там естественно можно мусорить, так рассуждают наши граждане.


Но, мне кажется, что все зависит от того в какой семье воспитывался человек, какой видел с детства пример от родителей и, конечно, в уважении людей друг к другу. А я заметил, что вы, люди, совершенно не умеете уважать друг друга. Иногда, за какой-нибудь пустяк, готовы горло друг другу перегрызть.


Недавно смотрел телевизор и узнал, оказывается, мусор и его утилизации является одной из главных проблем многих стран. Экологи всего мира бьют тревогу, ведь вопрос даже не в эстетической неприязни к разбрасываемому мусору, а в сохранении здоровой окружающей среды для себя и будущего поколения. По вине человека загрязнены тысячи водоемов, вы знаете, даже наша гордость – озеро Байкал – находится в серьёзной опасности. Неужели, живя в двадцать первом веке, изобретая современные гаджеты, роботов, летая в космос, делая наисложнейшие операции, пересаживая органы, изобретая лекарства от страшных болезней, вы не можете решить проблему отходов?


Увидев моих хозяев, к ним подошел пожилой мужчина, тот самый, что живет в доме с баней. В день пчелиного нападения на меня, он оказался невольным свидетелем моей неудачной охоты. Мужчина пожал руку хозяину и, поздоровавшись с хозяйкой, сказал:


– Видел на днях, как на вашего кота на моем участке напали дикие пчелы. У меня в бане под крышей они гнездо свили. Как их оттуда выжить я не знаю, спросил у одного пчеловода, а он мне таких советов надавал, что не знаю, как их осуществить. Ты говорит, оденься так, чтобы они тебя не покусали, дождись ночи, когда пчелы уснут, решительным движением вытащи гнездо и помести его в полиэтиленовый пакет, крепко завяжи, а потом сожги на костре. Вы представляете, какую нужно провернуть операцию, чтобы избавиться от пчел? – засмеялся мужчина.


– Может, лучше, чем-то вытравить их оттуда? – предположил Александр Петрович.


– Я тоже подумал об этом, но потом вдруг заметил, птички какие-то необычные стали летать над баней. Спросил у этого пчеловода, а он мне говорит, что это золотистая щурка или их еще называют пчелоедками. Если говорит, она появилась, то пчелы сами уйдут. Эти птички еще те охотницы за пчелами, они и шершней, и ос ловят, – продолжал сосед.


– Так наш кот, видимо, хотел птичку поймать? – засмеялся хозяин, – он у нас еще тот охотник.


– Да. Я сидел на крыльце и наблюдал. Смотрю, кот в засаде сидит на заборе. Потом прыг на крышу, а птички разом все вспорхнули и улетели у него из-под носа. Но, ему видимо, любопытно стало, что там птицы делали. Вижу, лапу запустил в самое пчелиное гнездо, а оттуда стая пчел вылетела и прямо на него. Он бился с ними, как тигр, – соседи дружно рассмеялись.


И чего тут смешного, не понимаю? А вы бы что делали, сидели и ждали, когда они вас искусают?


– Еле лапы он от них унес, – мужчина продолжал смеяться, – чего его туда понесло?


– Я, как увидела его, так и обомлела, – Татьяна Михайловна приложила руку к груди, – пришлось в ветеринарку везти, жало вытаскивали.


Теперь хоть буду знать, что есть такие птицы, которые охотятся на пчел. А то все раньше встречал любительниц червячков, да личинок всяких. Оказывается, среди птиц тоже есть благородные существа.



Глава 26


– Сократик, ты не представляешь, какая я сегодня счастливая, – Катька, словно вихрь ворвалась в свою комнату, кинула на пол школьный рюкзак, повернулась спиной к кровати и рухнула на нее. Матрас спружинил и я даже взлетел над кроватью. Я спрятался в ее комнате в надежде, что никто меня не потревожит и можно спокойно поспать, но и сюда влетел ураган, мой и сон как рукой сняло. Я, приподнял голову, открыл один глаз и посмотрел на девчонку. Она, лежа рядом со мной на кровати, повернулась ко мне, подперев голову рукой, и улыбаясь от уха до уха, спросила:


– Отгадай, что сегодня было?


Я что гадалка, что ли? Не томи, давай рассказывай уже.


– Сегодня на большой перемене подошел ко мне… знаешь кто? – девчонка сделала паузу и закатила глаза.


Тут не надо быть провидцем, чтобы понять кто.


Увидев, что я ее слушаю, Катерина продолжила:


– Артем Григорьев. И знаешь, что он мне сказал? – хмыкнула Катя.


Катя, как же ты любишь тянуть кота за хвост. Да, говори уже!


Катя, будто услышав мои мысли, сказала:


– Ладно, не буду мучить тебя. Он подошел ко мне на большой перемене и говорит: – Кать, не обижайся на меня, у меня даже в мыслях не было над тобой смеяться. Все произошло случайно. Я понимаю, что со стороны выглядело иначе, но могу поклясться чем угодно, что я никогда не хотел тебя обидеть, – девчонка загадочно улыбнулась и продолжила, – а потом попросил меня подождать его после уроков, чтобы со мной поговорить. Представляешь?


Говорила, же тебе Верка, что не такой уж и плохой он парень, этот твой Артем Григорьев.


– Я дождалась его после уроков, и он пошел меня провожать, по дороге пригласил вечером в кино, – девчонка вскочила с кровати и закружилась по комнате, – наши красавицы из класса видели, как мы вместе уходим, стояли на пороге школы, словно воды в рот набрали. А я, проходя мимо них, нарочно так мило им улыбнулась и говорю:


– Не грустите, девчонки, все будет хорошо, – Катерина засмеялась.


Да, ты еще та заноза! Но, именно такую я тебя люблю.


Последнее время Катерина сильно изменилась, похудела, её фигура стала спортивной и подтянутой. Теперь дома она носила исключительно шорты, короткую футболку, из-под которой был виден плоский живот. Я прежде никогда не видел, чтобы она носила такую одежду, в основном это были мешковатые спортивные штаны и майки, как будто с плеча Александра Петровича. А хозяин мой – парень не маленький. Катка признавалась: раньше я стеснялась носить короткие вещи из-за своих жирных ног. Я, конечно, пытался разглядеть этот жир, но ничего не замечал. Но, если она так считала, наверное, так и было. Вас, людей, трудно понять. А сейчас она даже на физкультуру стала надевать шорты. Когда одноклассники ее первый раз увидели в них, парни смотрели с открытыми ртами, а девчонки тихо перешептывались. Это Катька сама мне рассказывала, когда в очередной раз исповедовалась мне. Но Катерина моя уже научилась не обращать внимания на различные выпады в свой адрес, и ходила с гордо поднятой головой.


Надо же, вот и у Катьки появилось чувство влюбленности. Не могут без этого Купидона жить ни люди, ни звери.


Я не сразу узнал Катьку, когда ближе к вечеру она спустилась вниз, ожидая прихода Артема. Думал, может подруга к девчонке пришла, а я все пропустил. Она что-то сделала с волосами, они волнами рассыпались по плечам, девушка надела туфли на каблуке, отчего стала казаться еще выше и худей. Вот для чего женщины носят эти ходули, я никак не мог понять. При чем, я заметил, что почти всем женщинам нравится такая обувь. Мне кажется, что это страшно неудобно. Я же видел, как Татьяна Михайловна, возвращаясь домой, скидывала туфли и говорила: ой, вы ножки, мои ножки, как же вы устали. Вот и пойми вас, женщин, ноги устали, болят, а они все равно носят туфли на каблуке. Я понимаю, что это ради нас, мужчин, но мы же вас любим не за эти ходули.


От прежней девчонки Кати ничего не осталось, передо мной стояла девушка Екатерина. Видимо, не зря Катька отказалась от плюшек с маслом. Девчонка последнее время прямо вся светилась от счастья, словно солнечный луч.


А тем самым вечером к нам в гости заехала подружка Татьяны Михайловны, та самая Лена со своим мужем Петром. Когда они появились на пороге нашего дома, в руках у мужчины было не понятно что, даже не знаю, как описать словами, но накрыто оно было какой-то тканью. Татьяна Михайловна и Александр Петрович радостно встретили гостей и после всех обнимашек, поцелуйчиков, пригласили их в дом:


– Ребят, раздевайтесь, проходите, чайку попьем, – сказала Татьяна Михайловна.


– А мы к вам с подарком, – улыбнулась Ленка и кивнула в сторону мужа, державшего в руках нечто. Я не могу описать что это, поскольку еще не понимал, что за зверь такой под тряпкой.


Александр Петрович обнял за плечи жену и сказал:


– Подарки – это хорошо. Надеюсь, нам будет, куда это поставить. Мужчина кивнул в сторону предмета в руках Петра и улыбнулся.


– Петя, открывай, – скомандовала Елена. Мужчина стянул тряпку и… о боже, вы даже представить себе не можете, что это было. Это была клетка, а в ней сидел разноцветный, как радуга, попугай. Я потерял дар речи. Вот это да! Надо же, птица в моем доме и не надо на охоту ходить. Только как же я на нее буду охотиться, если она в клетке? Вот в чем вопрос. Но, она как-то же открывается? Ладно, поживем, увидим. Но, в тот момент, я и понятия не имел, кто на кого еще будет охотиться. Татьяна Михайловна закрыла рот рукой и воскликнула:


– Ой.


Александр Петрович кашлянул и спросил:


– А он говорящий?


В смысле говорящий, я не сразу понял, что хозяин имел ввиду.


– Пока только звуки издает, но со временем будет говорить, – ответил Пётр.


Что? Это что же получается, ни я, ни Пуха говорить не умеем, и никогда не научимся, а этот птеродактиль еще и говорить будет? Да где же справедливость? Всегда знал, что нет ее. Одним все, а другим ничего.


– Тань, ты не рада? – неуверенно спросила Лена, – я просто подумала… понимаешь… ты же мне помнишь посоветовала Антохе собаку купить, ну я прислушалась к твоему совету. Мы с Петей купили лабрадора, ты не представляешь, как он был рад, – женщина тарахтела без остановки, – Тань, он другой человек стал, я так рада. И чего мы раньше не додумались до этого, – женщина как-то виновато посмотрела сначала на хозяйку, затем на хозяина, – ну я, то есть мы и подумали, как-то тебя, Тань, в смысле вас всех отблагодарить, так чтобы запомнился наш подарок навсегда.


Да уж, подарок вы памятный преподнесли! Вижу, Татьяна Михайловна прямо ликует от радости.


– Лена, да ты с чего взяла, что я не рада, я просто не ожидала, – начала оправдываться хозяйка и посмотрела на мужа, – мы, наоборот, давно хотели завести попугая.


Ой, врешь, Татьяна Михайловна, что-то первый раз слышу, чтобы вы хотели попугая завести. Никогда прежде не слышал в семье таких разговоров.


Татьяна Михайловна подошла к подруге и обняла ее за плечи, – такой подарок не забудешь, – хозяйка улыбнулась.


– Если говорящий, то нам будет, о чем с ним побеседовать, – засмеялся Александр Петрович.


Вы слышали? Хозяин с ним беседовать собрался.


Все остальное, кроме этого пернатого субъекта, для меня перестало существовать. Все людские разговоры отошли на второй план и стали мне совершенно не интересны. Клетку поставили на подоконник. Я сел под окном, задрал голову и, не сводя глаз, смотрел на птицу. Мысли, будто торнадо, носились в моей голове. Как поймать? Что делать? Как открыть клетку? Я встал на задние лапы, передние поставил на подоконник, прижал морду к клетке и посмотрел на птицу. Она, в ужасе отпрыгнула и забилась в дальний угол. Я прямо кожей почувствовал ее страх. Слышу, как Татьяна Михайловна задает мне самый наиглупейший в жизни вопрос, какой я только слышал:


– Сократик, тебе нравится птичка?


Нравится не то слово, я ее уже люблю.


Хозяин тем временем спросил у Лены:


– А это парень или девчонка?


Женщина улыбнулась и ответила:


– Это парень, у него и имя есть уже, он на него даже откликается. Но, вы можете своим назвать. Правда, уйдет какое-то время на то, чтобы он стал на него реагировать.


– А как его зовут? – спросила Татьяна Михайловна.


– Жорж, – Ленка наиграно пожала плечами и улыбнулась.


Женщины прыснули от смеха. Мужчины переглянулись и тоже засмеялись:


– Жорж, – хозяин подошел к клетке и пальцем поводил по прутьям.


Попугай подскочил на месте и издал непонятный звук.


– Пусть будет Жоржем, – улыбнулась хозяйка, – а что, мне нравится. Будет у нас свой француз. Женщины вновь засмеялись. Потом пришел Димка с Настей и когда увидели клетку с птицей оба пришли в восторг:


– О, здорово, я давно хотел попугая завести, – заявил Дмитрий, – он посмотрел на свою подругу и улыбнулся. Чуть наклонился к клетке, рассматривая пернатого и что-то насвистывая ему, – Я читал, чтобы попугай быстрее заговорил, с ним надо постоянно разговаривать, – произнес Димка.


Со мной тоже все постоянно разговаривают, но я так и не научился говорить. Кроме мяу, ничего не выходит. Как же все-таки обидно!


– Он обязательно будет говорить, еще надоест вам, – засмеялся Петр, – мы его взяли у наших знакомых, а они занимаются разведением попугаев. Ребята дали нам сто процентную гарантию, что птица говорящая. Надеюсь, что к следующему нашему приезду, Жорж будет выступать, как Цицерон. Люди все дружно засмеялись.


Как впоследствии выяснилось, птица наша оказалась самой распространенной породы – обыкновенный волнистый попугай лилового цвета с полосками на голове. Этот вид пернатых очень хорошо обучается человеческой речи, кроме того легко запоминает и воспроизводит мелодии, а также с удовольствием обучается различным трюкам. Но это при условии, что вы им уделяете много внимания. Даже когда все разъехались, я, как заколдованный, смотрел на разноцветного узника. С этого дня жизнь нашей семьи поделилась на «до и после».


Татьяна Михайловна, видя мое пристальное внимание к птице, и, видимо, надеясь на то, что рано или поздно мы подружимся, ставила стул возле окна, чтобы я мог сидеть прямо перед клеткой. Но, женщина не учла того факта, что мы – коты, территориальные животные и тот, кто появляется в доме после нас, априори рангом ниже. Поэтому убедить меня в том, что у этого малорослого сокола такие же права, как у меня, бесполезно. Для меня он просто добыча.


Сначала от моего пристального наблюдения, птица забивалась в угол, иногда начинала метаться по клетке, видимо, ей нелегко было ощущать на себе мой постоянный пристальный взгляд. Я тоже, признаюсь, чувствовал себя не лучшим образом. Я постоянно находился в напряжении, возбуждении, одним словом испытывал стресс. Даже аппетит терял. Когда сильно уставал от бесконечного наблюдения, я уходил куда-нибудь подальше от всех, падал и засыпал мертвецким сном.


Через несколько дней проживания в нашем доме, мини француз Жорж научился издавать звуки, один в один копирующие звонок мобильного телефона или домофона, тем самым постоянно вводя в заблуждение домашних. Причем он повторял звуки мобильных телефонов всех членов семьи. Сколько раз Александр Петрович во время обеда срывался с места в поисках своего гаджета, а когда находил, удивленно смотрел на него, видя, что телефон все это время молчал. Когда произошел такой случай первый раз с домофоном, никто особо не обратил внимания. Татьяна Михайловна, как обычно, занималась домашними делами на кухне, вдруг раздался звонок в домофон, он подошла к нему, устройство молчит. Только она начинала отходить, опять звонок. Женщина хмыкнула и раздраженно произнесла:


– Наверное, дети балуются, звонят и убегают.


И так продолжалось несколько раз. А эта наглая птица сидела в клетке, как ни в чем не бывало. Вечером за ужином Татьяна Михайловна рассказала домочадцам о странных звонках в домофон, но ни хозяин, ни дети не придали этому значения и пропустили информацию мимо ушей. Даже когда домашние догадались, кто тут телефонный террорист, теперь им постоянно приходилось держать телефоны при себе, ведь никто не знал, когда звонит Жорж, а когда звонок настоящий. Так же и с домофоном, никто не понимал, когда кто-то на самом деле пришел, а когда это были выходки француза. Своими талантами соколик так вымотал домочадцев, что им пришлось отключить домофон и предупредить всех своих друзей, чтобы о своем приходе они сообщали по мобильному телефону. С домофоном решили, а вот как быть с мобильными телефонами?


Домочадцы постоянно разговаривали с попугаем, всем хотелось, чтобы птица быстрей заговорила. Но, они еще не представляли, что такое говорящий попугай и что лучше бы он вообще никогда не научился говорить. Заходя на кухню, каждый член семьи по-своему приветствовал Жоржа. Хозяйка, например, говорила:


– Здравствуй, Таня. Да, именно так она его приветствовала, поскольку женщине очень хотелось, чтобы птица научилась произносить эту фразу. Спустя какое-то время, не успела женщина появиться в дверях кухни, как этот сокол произнес:


– Здравствуй, Таня.


Хозяйка буквально прыгала от радости и была в таком восторге, что бросилась звонить по телефону мужу, чтобы сообщить радостную весть. Скажу, как на духу: как же тогда я завидовал этому наглому попугаю!


Со временем птица научилась говорить так, что ее невозможно было остановить. Действительно Цицерон и рядом не стоял. Я поражался способностям попугая. Он повторяла все разговоры домочадцев, какие-то фразы, услышанные по телевизору, песни, мелодии. Жорж тарахтел без умолку. А один раз, когда все собрались за столом, он выдал фразу из интимного разговора Александра Петровича и Татьяны Михайловны:


– Танюша, иди ко мне, поцелуй меня.


Хозяева испуганно переглянусь между собой, видимо опасаясь, что же еще может произнести Жорж, а дети, сообразив, что сказала птица, захихикали. И с тех пор, не только хозяева, но и дети перестали на кухне вести при птице-шпионе какие-либо разговоры. Слышал, как один раз, хихикая, Катя сказала Верке, когда та пришла к ней в гости:


– Вера, давай не будем здесь говорить, пошли лучше ко мне, а то у нас в доме чекист появился.


– В смысле? – не поняла Верка.


– Да попугая нам подарили, а он все повторяет за всеми. Достал уже. Лучше бы вообще он не говорил, – махнула рукой девчонка, – теперь нужно следить за каждым словом. Девчонки рассмеялись и убежали наверх.


Радость от того, что Жорж научился говорить, постепенно проходила. Бесконечная трескотня микро-сокола начала раздражать домочадцев и они все чаще стали клетку накрывать тряпкой, чтобы побыть в тишине.


А Татьяна Михайловна последнее время то и дело говорила мужу:


– Лучше пять котов иметь и три собаки, чем одного пернатого болтуна. Жили мы без него, вот надо было Ленке нам его подарить.


Но это не все неприятности, которые начались в семье с появлением Жоржа.



Глава 27


Жорж оказался редкостным засранцем. Ранее самое любимое и популярное место в доме, стало походить на курятник. В радиусе полутора метров все было усыпано пером и остатками корма. За день пыль толстым слоем ложилась на все кухонные поверхности, пылесосить приходилось по несколько раз в день. Теперь, заходя на кухню, Татьяна Михайловна постоянно ругалась на попугая:


– Жорж, какой ты на фиг француз, поросенок ты неумытый. Что ты опять натворил? Не птица, а свинья какая-то.


Женщина с досадой качала головой, тяжело вздыхала, брала в руки пылесос и начинала жужать.


Я, конечно, Татьяна Михайловна, в один миг могу помочь решить эту проблему, вы только откройте клетку. Я пытался сам ее отворить, но уж больно мудреный замок на ней.


– Я думала, что от Сократа и Пухи мусора много, но их шерсть по сравнению с тем, что ты здесь устраиваешь, это просто цветочки.


Потом Жорж стал повторять за хозяйкой:


– Птица свинья, птица свинья.


Это верное утверждение, тут я с тобой, Бонопарт, согласен.


Жоржу нашему было безразлично, выходной день или будний. Ровно в пять утра он начинал кричать:


– Жорж кушать хочет. Накормите Жоржа.


Этому его научила Катька.


Я последнее время совсем перестал спать на своем диване, потому, как этот наглый сокол кричал так, что я и на втором этаже подпрыгивал в Катькиной кровати. Девчонка накрывала голову подушкой и сквозь сон бормотала:


– Да заткнись уже, чокнутая птица!


Уму непостижимо, как такая вроде небольшая птичка, может так громко кричать. Хотя я уже слышал, как кричат охотницы на пчел. Как я скучал по тому времени, когда у нас не было Жоржа! Мы все собирались на кухне, вели беседы, мирно общались, теперь же на кухню все приходили, чтобы быстренько поесть и скорей убежать. Эта маленькая птичка построила всю семью и не только людей, но и нас с Пухой. Вы не представляете, что делал этот недоделанный француз. Он научился голосом Татьяны Михайловны говорить:


– Сократ, иди кушать.


Я как, дурак, бегу сломя голову на кухню, забегаю, смотрю никого нет, подхожу к миске, там тоже пусто. Я сначала тоже не сразу сообразил, что это птичий прикол. А он, как заезженная пластинка, только поднимусь на второй этаж, опять зовет. Опять бегу вниз, я и не туда, что это он, а вдруг хозяйка зовёт. Вы же знаете, что надежда всегда живет в душе. Думаю, мало ли, может, Татьяна Михайловна пришла да поесть предлагает. Прибегаю, опять ничего нет. Со временем я, конечно, научился различать голоса хозяйки и Жоржа, будь он неладен и перестал реагировать на его крики. Но, сколько же пришлось побегать. Гонял он меня, как пацана. До сих пор вспоминаю и не могу простить ему этого. Попадись он мне, только перышки бы остались. А с Пухой, что вытворял! Собака спит, а он ей хозяйским голосом поёт:


– На границе тучи ходят хмуро!


Вы же помните, так хозяин пел иногда собаке, чтобы та шла на своё место на между кухней и прихожей. Она вскакивает и бежит, падает на место, видит, что хозяина нет, но команда ведь поступила, а ослушаться нельзя. Жорж дальше командует: лежать! Пуха лежит, ждет, когда команду отменят. А отменять никто не собирается. Или еще хуже, говорит Пухе голосом Татьяны Михайловны:


– Кушать будешь? Так хозяйка всегда спрашивает у Пухи перед тем, как покормить ее.


Та, услышав вопрос, вскакивает, начинает радостно кружиться по прихожей, предчувствуя обед. Но не тут-то было, трапеза отменяется. Пуха в недоумении снова ложится на пол и ждет. И так этот наглый птенец могла издеваться над нами целыми днями.


Самое ужасное было то, что накрывая клетку тряпкой, нельзя было надолго оставлять его в таком состоянии, поскольку попугай мог умереть от нехватки воздуха. Но в то же время, нельзя было открывать окна, поскольку эти птицы боятся сквозняков. Прямо не попугай, а какая-то капризная барышня. И откуда ты взялся на нашу голову?


Однажды Димка на кухне заявил:


– Я прочитал, что попугая нужно обязательно выпускать из клетки, чтобы он размялся, полетал. Может, выпустим его? – предположил парень и посмотрел на родителей.


– Выпустить-то можно! А как мы его потом обратно загоним в клетку? – спросила Татьяна Михайловна.


– В статье написано, что он сам залетит обратно, – сказал Димка.


Я тут же уши навострил, думаю, вот он – момент настал. Александр Петрович, посмотрев на Димку сказал:


– Давай так, тогда ты ответственный за него.


Димка подошел к клетке, отодвинул задвижку и говорит:


– Выходи, Жорж. Птица даже ухом не повела, продолжая сидеть в клетке. Димка просунул руку в клетку, взял попугая и вытащил его на свободу. Сел с ним за стол и разжал ладонь. Наглая птица запрыгала по столу, наступая на тарелки и приборы. Потом клюнула кусок хлеба, расправила крылья, взмахнула ими и взмыла под потолок. На лету стукнулась об люстру, та закачалась, птица уселась на нее и оттуда смотрела на всех нас. Потом вспорхнула и стала перелетать с предмета на предмет. Носилась под потолком, словно сумасшедшая. Я не успевал крутить головой вслед за ее движениями. Думал, голова оторвется на фиг. Потом попугай стремительно полетел вниз, опустился на Димкино плечо, видимо, он принял его за своего ближайшего друга, уселся и стал перебирать волосы парня. Димка рассмеялся:


–Ой, Жорж, щекотно, – парень крутил головой из стороны в сторону, как бы уклоняясь от щекотки. И вдруг выражения лица Димки резко изменилось, и он закричал:


– Блин, больно же, – парень схватился за мочку уха и стал ее растирать пальцами.


– Что случилось? – спросила Татьяна Михайловна.


– Он клюнул меня в мочку уха, – мальчишка продолжать его тереть.


Жорж тем временем покинул Димкино плечо и направился в сторону прихожей. Там он порхал с вешалки на шкаф, оттуда сел на зеркало, потом на светильник. Покачался немного на нем, как на каруселях и перелетел на картину, что висела над дверью. Я все время был рядом и наблюдал за ним, глядя снизу вверх и вертя головой по сторонам. У меня даже голова закружилась. Потом этот летучий голландец полетел в сторону лестницы, ведущей на второй этаж, я, честно признаюсь, еле поспевал за ним. Один миг и он уже летал по второму этажу. Ему же не надо было, как мне подниматься по лестнице. Пока я взобрался наверх, он уже был в Димкиной комнате. Когда я прибежал, то увидел разбросанные по полу бумаги. А птица сидела на окне, на моем наблюдательном пункте, и клевала цветок. Жалко Татьяна Михайловна не видит, а то бы она поняла, что не я один покушаюсь на ее цветы. Я начал потихоньку подкрадываться к окну, но, по всей вероятности, птица почуяла мое присутствие, она быстро перелетела на стол парня, раскидывая на лету все, что там лежало. Затем Жоржу явно надоела эта комната, и он полетел дальше. Хозяевам повезло больше, дверь в их комнату оказалась закрытой. Я еще тогда подумал, наверное, они не случайно всегда ее закрывают, чего ожидать от таких вредителей, как я, да наш француз. Попугай залетел в комнату Катьки, сел на полку, на которой стояли мягкие игрушки, и принялся их клевать. Потом сбросил их на пол, перелетел на шкаф и замер. Смотрю, взгляд его устремлен на меня. Верите, он так носился по дому, что я даже не мог подобрать момент, когда бы я мог на него напасть. Вдруг, он как реактивный самолет, спикировал на меня, я аж отпрянул и скажу честно, испугался до чертиков. Думаю, сейчас как клюнет в нос. Но, этот Валерий Чкалов перед самым моим лицом резко ушла вверх, я даже опомниться не успел. Точно Катька сказала – чокнутая птица. Домашние тем временем, заметив, что попугай пропал из поля зрения, отправились на его поиски. Катька и Димка так и ахнули, когда увидели свои комнаты, которые еще полчаса назад были в полном порядке. Это был единственный раз в моей жизни, когда меня не обвинили в беспорядках. Птица металась под потолком, перелетала из одной комнаты в другую, садилась на перила лестницы, качалась на люстре. Катька не выдержав, закричала:


– Димка, ты сказал его выпустить, вот и лови теперь. Посмотри, что он наделал?


Дима пытался привлечь внимание француза, но тот не реагировал. Видимо, свобода так опьянила его, что он обезумел от чувств. Александр Петрович поднялся наверх, прошелся по комнатам и сказал:


– Да, не очень хорошая идея была выпустить Жоржа, – мужчина почесал подбородок, – оставьте его в покое, пусть угомониться, потом поймаем.


Птица тем временем залетела опять в комнату девчонки, домочадцы быстро закрыли дверь, оставив птичьего монстра наводить порядок в Катькиной комнате. Эх, закрыли бы меня с ним в комнате. Уж я бы поймал момент и разделался бы с наглой птицей.


– Я представляю, что он мне там натворит, – обреченно произнесла девчонка, вернувшись на кухню. Катька села за стол и налила себе в чашку уже остывший чай.


– Катюш, а что делать? – женщина так тяжело вздохнула, что я понял, попугай ей был уже далеко не в радость.


– Не знаю, – грустно вздохнула девчонка, – может, давайте его кому-нибудь отдадим, кто-то же любит попугаев? И зачем только тетя Лена нам его подарила?


– Она хотела приятное нам сделать, а оно видишь, как вышло. Кто же знал, что попугай может столько доставлять хлопот. У нас же никогда раньше не было птиц в доме, мы и не знаем, как с ними обращаться. Наверное, прежде чем заводить попугая, надо почитать какую-нибудь литературу на эту тему, пообщаться с опытными людьми, в конце концов, спросить владельцев птиц, как их содержать. И чтобы завести птицу, надо очень хотеть этого. А у нас все вышло спонтанно, мы и думать не думали о пернатом жильце, – женщина вновь тяжело вздохнула


– Как хорошо было раньше, когда у нас были только Пуха и Сократ. С ними никаких проблем, – улыбнулась Катька.


Меня прямо распирало от гордости, наконец-то, вы, дорогие мои домочадцы, поняли, что я самое лучшее домашнее животное, Пуха не считается. Помню, как ты, Татьяна Михайловна, сначала радовались его появлению, особенно когда он тебя первый раз поприветствовал, честно признаюсь, я даже ревновал тебя.


– Проблемы есть со всеми животными, просто мы к ним уже привыкли, а они к нам. Ты вспомни, сколько нам Пуха забот доставляла, да и сейчас еще иногда доставляет. Забыла, как лечили ее недавно, когда она отравилась. Это же любопытная Варвара, везде свой нос засунет, видать, что-то не то съела на улице. А Сократ наш, ты посмотри на него, он уже вроде и взрослый кот, но по сей день нам номера отчебучивает. То в аквариум нырнет, то посуду побьет, то с пчелами воюет так, что потом к ветеринару едем. Животные, они, как дети. За ними глаз да глаз нужен.


Вот тут я не согласен, никакой я не ребенок. Ну а пошалить люблю, а кто не любит? Вот вы скажите мне, вы любите подурачиться? Знаю, что любите. У вас, людей, свои приколы и шутки. Александр Петрович вроде тоже уже далеко не маленький мальчик, а взрослый солидный мужик. Я расскажу вам, что он недавно натворил. Они с Димкой летом часто ходят на футбольное поле, как они говорят попинать мяч. Причем стоит им только появиться на поле, как начинают подходить такие же любители погонять мяч, как они. Так постепенно набирается небольшой коллектив, они разбиваются на две команды и устраивают свой поселковый чемпионат по футболу. Один раз, вернувшись с местного мундиаля, они бросили свой футбольный мяч во дворе. Но, совершенно забыли, что в доме живет еще один любитель, только не попинать, а погрызть мяч. Пуха схватила его зубами и проколола в нем дырку. Пришлось покупать другой. Так вот, однажды хозяин вернулся домой с новым, еще пахнущим резиной, мячом. Поднялся к Димке в комнату, чтобы похвалиться покупкой. И вот эти два товарища, ну ладно Димка молодой, но другому то уже седина в бороду, начали пинать мяч в комнате. Пару раз снаряд влетал на подоконник, да чуть не повалил цветок, один раз случайно не разлетелось стекло в книжном шкафу, ну а следующий раз уже был не столь удачным, как предыдущие. Александр Петрович, видимо, не рассчитав силу, запустил мяч, тот полетел вверх и угодил в люстру. От удара разбился один плафон, люстра зашаталась, как лодка в океане, да и рухнула на пол. Остались под потолком только торчащие провода, походившие на рогатку. Мужики переглянулись между собой.


– Пап, ох и влетит нам от мамы, – сказал Димка, – надо что-то придумать.


Хозяин задумчиво молчал, при этом почесывая подбородок. Я все это время лежал в углу между дверью и шкафом и наблюдал оттуда за человеческими игрищами. А еще говорят, что мы им номера отчебучиваем. Видела бы ты, Татьяна Михайловна, что твои мужики наделали. Смотрю, Димка, увидев меня заулыбался. Сердце прямо сразу недоброе почуяло. А он говорит хозяину:


– Папа, может, на Сократа все свалим? – парень засмеялся, – все равно же никто не узнает, что было на самом деле.


Нет, вы слышали? Я же говорил вам, что у людей я всегда виноват, даже если и вовсе моей вины нет. Лежу и думаю, вот за люстру хозяйка меня точно отправит в места не столь отдаленные. Тоже мне, Павлик Морозов нашёлся.


– Катя в соседней комнате, она наверняка слышала, чем мы тут занимались, – ответил хозяин.


И тут, открывается дверь и на пороге появляется моя спасительница. Она, словно мой ангел хранитель.


– Ну что, доигрались? – спрашивает девчонка, – а я все сижу и думаю, чем же закончится ваш комнатный футбол?


Вы не поверите, мне прямо хотелось запрыгнуть на нее и расцеловать, если бы я умел это делать. Девчонка подбоченилась и сердито произнесла:


– Папа, я бы еще поняла, если бы Димка с кем-то из своих друзей мяч пинал в комнате, но с тобой?


Александр Петрович виновато посмотрел на дочь и произнес:


– Катя, не знаю, что на меня нашло. Видно детство вспомнил, – мужчина рассмеялся, – ладно, дети, не переживайте. Маму я беру на себя.


Лишь стечение обстоятельств, спасло мою кошачью честь. А вы представляете, что было бы, если бы Катьки не было в комнате? Но я почему-то абсолютно уверен, что мои мужики не пошли бы на такое коварство.



Глава 28


Жоржа в тот день все-таки изловили. Он, как и предположил Александр Петрович, успокоился, невозмутимо сидел на пальме в Катькиной комнате и щипал веточки. Димка осторожно подошел сзади, взял его в руку и отнес в темницу. Больше попугая решили на свободу не выпускать. Катька, возмущаясь и пыхтя, наводила порядок в своей комнате, складывала на место оставшиеся целыми игрушки, собирала разорванные бумажки, вытирала с окна разбросанную из цветочного горшка землю. В Димкиной комнате дела обстояли ещё хуже. Эта (скажем мягко) неопрятная птица, за тот короткий промежуток времени, что она там находилась, успела разорвать какие-то важные бумажки.


– Крошечный попугай, а устроил такой беспорядок, как будто по комнате Мамай прошел, – сердито бубнила девчонка, складывая в мусорный мешок следы птичьего баловства.


– Тебе хоть игрушки раскидал, а мне порвал примеры вариантов по ЕГЭ, – Димка стоял в дверях Катькиной комнаты, опершись на косяк, и, сложив руки на груди, чуть не плакал.


– Кто тебе виноват, – девчонка сердито посмотрела в его сторону и ехидно сказала: – это ведь твоя идея, Димочка, на фига ты выпустил его из клетки?


– Я думал, как лучше, – пожал плечами парень, – ему ведь нельзя долго в клетке сидеть, он должен летать. Это же птица, понимаешь?


– Да, понимаю я все, – девчонка села на край кровати, – надо постепенно это делать, да и летать он должен в одном помещении, а не по всему дому. Конечно, он обезумел от свободы и таких невероятных просторов. Вот и начал носиться по дому, как сумасшедший. – Катька улыбнулась, – почитай в интернете о попугаях, гугл тебе в помощь.


– Да читал я, только не учел, что он полетит дом исследовать, – засмеялся Димка.


Парень развернулся, собираясь уходить и спросил: – на игру завтра придешь?


– Конечно, мы с Веркой договорились пойти, а во сколько начало? – спросила Катька.


– В три часа, – ответил парень.


– Настя придет за тебя болеть? – с улыбкой спросила Катя.


– Должна, обещала, – ответил Димка и пошел в свою комнату.


Первая игра предстоящего чемпионата области по волейболу среди юношеских команд должна была состояться в субботу и проходить в спортивном комплексе нашего города. Поболеть за Димкину команду собрались не только Катька с Веркой и Настя, но практически все его одноклассники, но еще приехал приятель Александра Петровича с сыном. Мужчины тоже решили поддержать молодых спортсменов.


Утром в субботу на пороге нашего дома появился высокий мужчина в бейсбольной кепке и спортивной куртке с подростком, на вид лет десяти.


– Здорово, Олег, – хозяин протянул руку для рукопожатия мужчине затем поздоровался с мальчишкой: – привет, Кирилл!


– Проходите, пока чайку выпейте, я сейчас оденусь и спущусь к вам, – Александр Петрович проводил гостей на кухню, – Танюш, налей ребятам чай, – мужчина обратился к жене, а сам направился к лестнице.


Я проследовал на кухню за гостями и улегся под столом.


– О, привет ребята, – радостно приветствовала хозяйка гостей, – проходите, я как раз тоже собиралась выпить чашку чая, – Олег, ты чай или кофе? – женщина обратилась к мужчине.


– Давай кофейку, я сегодня всего одну чашку выпил, а это не дело, – мужчина улыбнулся, – обычно я за день три-четыре выпиваю.


– Кофейку, так кофейку, а ты Кирюш, что будешь? – женщина обратилась к мальчику.


– Ничего не буду, не люблю ни чай, ни кофе, – и тут взгляд парня упал на клетку с Жоржем. Парень толкнул отца и произнес:


– Папа, взгляни какой шикарный попугай. Мальчишка, как завороженный стоял у клетки и смотрел на птицу.


А Жорж, как нарочно, в этот момент говорит:


– Покормите Жоржа. Жорж кушать хочет. Порррра! Порррра!


Мальчик от восторга даже подпрыгнул на месте.


– Папа, папа, ты слышал, он говорящий? О таком попугае я тебе говорил.


– Первый раз вижу говорящего попугая, – мужчина улыбнулся, – давно он у вас? – Олег обратился к Татьяне Михайловне.


– Да уже месяца четыре, может пять, я уже и не помню, когда он у нас появился, – женщина вздернула плечами.


– А мне Кирилл все уши прожужжал, спит и видит попугая.


Я, от услышанного, даже приподнялся. Ну, давай, Татьяна Михайловна, тут уже все от тебя зависит. Вот он наш шанс, избавится от изверга.


– Он нам случайно достался, подруга моя подарила, а мы оказались не готовы к такому подарку, – Татьяна Михайловна улыбнулась и посмотрела на Кирилла, – не знаем, как с ним общий язык найти. У парня глаза засветились от восторга.


– Так давайте мы его себе заберем? – предложил Кирилл, – пап, ты как? – мальчик с мольбой в глазах смотрел на отца. Ты же знаешь, я давно мечтал о попугае.


Конечно, забирайте. Мы только за, всеми лапами.


– Да подожди ты, заберем. Может, люди не готовы тебе его отдать, – ответил отец сыну.


Готовы, дядя, еще как готовы! Ну, говори же, женщина, что ты молчишь? Слово за тобой.


– Кирилл, ты понимаешь, попугай это большая ответственность, – начала свою речь хозяйка.


Ну, началось, ты понимаешь… большая ответственность…. Ты что, не слышишь? Парень мечтает о птице. Исполни желание, побудь золотой рыбкой.


– С ним надо знать как … – хозяйка не договорила, мальчик ее перебил:


– Я все понимаю, тёть Тань, я знаю о них все, что они едят, как за ними ухаживать, как с ними обращаться. Вы не переживайте, он будет в надежных и заботливых руках, я, если хотите, даже буду вам звонить регулярно и докладывать о том, как он себя чувствует, как живет, могу фотки присылать через соцсеть, – мальчик, видимо, от переизбытка эмоций активно жестикулировал руками.


Вот это лишнее, не стоит утруждать себя, молодой человек. Зачем эти звонки, фотографии, мы и так вам доверяем.


– Папа, – мальчишка искал в глазах отца поддержку, – я обещаю и тебе и маме, что буду сам за ним ухаживать.


– Сын, я тебе верю, но ты вот с хозяевами птицы договаривайся. В этот момент на кухню вошел Александр Петрович одетый по-спортивному, в джинсы и толстовку Димкиной сборной с его номером семь.


– Санек, да ты прямо, как настоящий болельщик, – произнес Олег, указывая на одежду приятеля, – в экипировке сборной, все, как полагается.


– Да, – подтвердил Александр Петрович, – наша компания помогала ребятам в приобретении спортивной формы, вот мне и выделили комплект. У меня еще футболка есть с Димкиным номером. Мужчина оттянул край куртки, демонстрируя номер семь. – Ну, что, мужики, готовы ехать? – спросил хозяин.


– Саша, у нас тут такой вопрос возник, – произнесла Татьяна Михайловна, – Кирилл хочет забрать у нас Жоржа, – женщина посмотрела на мужа и улыбнулась, – ты как? Не возражаешь?


Конечно, не возражает. А чего возражать то? У вас мы с Пухой остаемся, хватит нам животных.


– А ты хочешь попугая? – Александр Петрович с улыбкой посмотрел на парня.


Вот что за люди, нельзя просто сказать: забирай пацан птицу и радуйся жизни. Нет, надо заехать через сорок седьмой километр.


– Да, дядь Саш, очень хочу, давно мечтаю. Отец мне все обещал поехать на «Птичку» и купить, да ему все некогда. А тут тетя Таня сказала, что вы не можете с ним найти общий язык, ну я и подумал, может, вы нам его отдадите. Я с ним быстро подружусь. Он уже ко мне тянется, видите, – мальчишка засунул палец в клетку, попугай подпрыгнул к нему и парень погладил птицу по голове.


– Кирилл, да я не возражаю, хочешь, забирай, – хозяин посмотрел на жену, та кивнула в знак согласия, – я думаю, Катька с Димкой тоже не будут против.


Совсем не будут против, я даже не сомневаюсь.


– А они дома? – спросил Кирилл.


– Нет, Дима рано утром ушел готовиться к игре, а Катерина с подружкой тоже пошли за него болеть, – ответил Александр Петрович.


– Я их увижу на соревнованиях и с ними тоже согласую этот вопрос, – деловым тоном произнес мальчишка.


– Договорились. – Александр Петрович подошел к парню и пожал ему руку.


– Ну что, поехали, – Олег посмотрел на сына и, увидев, что тот не может оторваться от попугая, спросил, – ты же сейчас его не собираешься забирать? – Мужчина улыбался, обращаясь к сыну.


– Да я бы и сейчас забрал, – засмеялся мальчишка.


– Сынок, думаю, что приехать в спорткомплекс с птицей не очень хорошая идея, – сказал отец и, взглянув на Александра Петровича, подмигнул тому, – тем более еще с ребятами надо решить вопрос. Если они дадут свое согласие, тогда после соревнований заедем, и заберешь Жоржа.


– Ура, – мальчишка подпрыгнул, подошел к отцу и крепко его обнял.


– Сынок, да ты не меня благодари, а вот тетю Таню и дядю Сашу, – мужчина махнул головой в сторону хозяев.


– Тетя Таня, дядя Саша, обещаю, с Жоржем все будет хорошо. Мальчишка подошел к хозяину и пожал ему руку, потом подошел к хозяйке, но та вместо пожатия руки, наклонилась, обняла мальчика и поцеловала его в щеку.


– Мы тебе верим, – хозяйка посмотрела на Александра Петровича, и они оба улыбнулись Кириллу.


Вечером домой приехала большая компания. У меня даже глаза разбегались, не знал на кого смотреть. Все были в хорошем настроении. Димка, обнимая Настю одной рукой за плечо, весь светился от счастья. Его команда выиграла свою первую игру на этом чемпионате. Я обратил внимание, что и Настя в последнее время стала раскрепощенной и улыбчивой. Находясь рядом, ребята всегда переглядывались и улыбались друг другу. Так смотрят только влюбленные люди. Вот и Александр Петрович также поглядывает на Татьяну Михайловну и при любом удобном случае всегда обнимает ее и целует. И я тоже смотрю на свою Бэллу влюбленными глазами. Скучаю по ней, сил нет, но только и довольствуюсь тем, что любуюсь ею через окошко, а так хочется увидеть вживую, понюхать свою ненаглядную. Не пойму, почему хозяйка ее не выпускает на улицу? Заперла ее в своем доме, словно рабыню. Катька с Веркой тоже сияли, как две звезды. Мужчины продолжали обсуждать игру, кто какую сделал подачу, кто поставил блок в нужный момент, кто промазал, а кто не смог принять мяч. Кирилл, скинув кроссовки, прямиком кинулся на кухню к клетке.


На предложение Татьяны Михайловны поужинать Олег с Кириллом отказались, видно было, что мальчишке не терпелось забрать Жоржа и, побыстрей поехать домой.


– Ну что, мы забираем Жоржа? – еще раз спросил Кирилл.


– Парень, ты чего? Уже все решено, от всех получил добро, зачем спрашиваешь? – Александр Петрович подошел к мальчишке и положил ему руку на плечо.


– Испугался, вдруг вы передумали, – мальчишка смущенно опустил голову.


Ты, парень, брось это – передумали. Все, Жорж твой, навечно.


– Да нет, друг, раз дали добро, то все, назад дороги нет, – хозяин улыбнулся мальчишке и подмигнул Олегу, – забирай свою мечту.


Вот это я понимаю разговор по-мужски. А то, Татьяна Михайловна начала нюни распускать, понимаешь…, обязанность…. Одним словом: женщина.


Мальчишка схватил клетку и направился к выходу.


– Кирюша, погоди, я сейчас соберу все его вещи, корма еще остались, витамины мы недавно купили специально для него, – Татьяна Михайловна пошла в кладовку, прихватив их кухни пакет, чтобы в него сложить все попугаевские пожитки.


Когда новые хозяева Жоржа вместе с ним уехали, все домочадцы собрались за большим столом. Татьяна Михайловна наготовила, как на свадьбу. Пока запекалось мясо в духовке, я чуть язык не проглотил из-за запаха. Но, надо отдать должное хозяйке, она в этот раз не издевалась надо мной, задавая глупые вопросы типа «Сократик, хочешь мяса?», а просто отрезала кусок сырого мясца и положила в миску. Наверное, настроение было хорошее. А чего ему быть плохим? Летучего голландца пристроили, опять начнется спокойная жизнь. Как было до появления Жоржа. На столе все выглядело, красиво и аппетитно. В сервировке стола моя хозяйка настоящая волшебница. Александр Петрович в честь победы команды сына по дороге купил большой, красивый торт. Татьяна Михайловна заварила в чайнике чай с мятой, разрезала торт и поставила на стол еще много всяких сладостей, варенье, мед, финики, конфеты. Я не понимаю, почему люди так любят сладкое? Я слышал, как диетолог по телевизору говорила, что сахар – это яд. Вам говорят, нельзя есть, а вы едите. Вы что, самоубийцы что ли?


– О Господи, мамуль, ты куда столько всего наставила? – Катя театрально закаттила глаза, приложила руку к груди и вздохнула, – как можно сидеть за таким столом и быть при этом на диете? Все за столом засмеялись. А Татьяна Михайловна сказала:


– Катюша, а ты на сладости не смотри, налегай на салатик, – мама посмотрела на дочь и подмигнула ей.


За столом еще долго и бурно что-то обсуждали, а я впервые за долгое время, лег на свой диван и уснул сном молодого кота, не боясь, что меня разбудит истошный крик: – Покормите Жоржа. Жорж кушать хочет.



Глава 29


Я вам уже рассказывал раньше, что наша Пуха научилась открывать почти все двери. Мало того, еще и всякие несложные замки. Она запросто могла отодвинуть щеколду на калитке, что вела на заднюю часть нашего двора. На той стороне у нас находятся всякие хозпостройки и мангал с теплицей. Александр Петрович строго настрого запретил собаке туда ходить, поскольку эта шельма, попадая в ту часть двора, творила там такие чудеса, что после нее можно вызывать бригаду по уборке территории. Один раз, пробравшись в запретную зону, она на мангале нашла пачку маленьких пакетиков для упаковки продуктов. Естественно, Пуха разорвала эту находку в клочья, потом ветер это все разнес и весь двор был усеян пакетами, словно снегом. Когда это все заметили, то и дня было мало, чтобы собрать весь мусор. Пакеты были везде: на всех кустах, деревьях, зацепились за забор, висели на дверях теплицы и даже в мангале. Если бы открывание дверей не коснулось меня лично, то мне было бы все равно, что она там делает со всеми этими дверями и замками. Но тут я случайно увидел, как эта наглая собака открывает холодильник. Вы можете себе такое представить? Я тоже не мог, пока не увидел собственными глазами. А когда увидел, то чуть не потерял дар мяукать. Когда на кухне никого не было, смотрю, собака пошла к холодильнику. Склонила голову, обхватила челюстью ручку холодильника и потянула на себя. Дверь приоткрылась, и в этот момент послышались чьи-то шаги. Трусливая собака, конечно же, испугалась и пулей вылетела из кухни, упала на свое место, закрыла глаза и притворилась спящей. Татьяна Михайловна, увидев открытой дверь холодильника, сказала:


– Что за безалаберность такая? Надо же, кто-то не закрыл холодильник, – женщина покачала головой.


Уж я то знаю, кто это. Лежит она, спящая красавица.


Вечером за ужином, когда вся семья собралась за столом, хозяйка сказала:


– Ребятки, кто-то из вас сегодня не закрыл холодильник. Это очень плохо, холодильник из-за этого может сломаться.


– Дети, мама права, – поддержал Александр Петрович жену. – Всегда внимательно следите и никогда не бросайте холодильник открытым. Еще не хватало нам, чтобы холодильник сломался, и пришлось покупать новый.


На следующий день история повторилась, только в этот раз помешал Димка, он и заметил, что холодильник открыт. Вечером, когда он сообщил об этом родителям, те переглянулись между собой.


– Странно, я всегда проверяю за собой холодильник, – хозяин пожал плечами.


– Я тоже, – произнесла хозяйка.


– И я, – Катька недоуменно хмыкнула.


– Может, это Сократ? – засмеялся Димка.


Нет, вы слышали? Опять они подозревают Сократа. Чуть что, сразу я. А вы не забыли, что у вас есть еще один член семьи. Она что, не в счет? Или вы на нее даже не можете подумать?


– Да, брось ты, – махнула рукой женщина, – как он его откроет?


– Да от него чего хочешь можно ожидать, – Димка подошел ко мне, присел передо мной на корточки и спросил: – Сократ, признавайся, ты лазаешь в холодильник?


Если бы я умел, я бы покрутил лапой у виска. Ну, что за глупые вопросы? Пораскинь чуток мозгами. Ты же знаешь, что Пуха открывает двери. Или забыли? Я не умею этого делать. Но верите, домочадцы об этом даже не вспомнили. А я что? Посмотрел на него, и дальше продолжил лежать, положив голову на лапы.


Но, честно признаюсь, с того момента, как я обнаружил Пухины способности, в моей голове появилась такая мыслишка – залезть в холодильник. Надо выбрать момент, когда никого не будет, подговорить Пуху, чтобы она открыла его, я туда запрыгну, что-нибудь стащу, а стащить там всегда что найдется, и живо убегу. Только надо провернуть эту операцию очень и очень быстро. Я выбрал день, когда дома была только Катька. Она даже если и застукает нас на месте преступления, то хотя бы не накажет. У девчонки в комнате гремела музыка, значит, в ближайшее время она на кухню точно не собирается приходить. Я, заранее подговорил Пуху провернуть это дело, пообещав ей половину всего, что мы добудем. Как только все остальные члены семьи покинули дом, махнул ей головой в сторону кухни. Мы, как два разведчика, на полусогнутых лапах подкрались к холодильнику. Я подал сигнал собаке, кивнув ей головой. А у самого так и крутилось на языке: «Сим, Сим, откройся!». Пуха, вцепившись зубами в ручку холодильника, потянула и дверь открылась. Я заранее знал, что все самое вкусное лежит на верхней полке, потому что не раз видел, когда кто-то открывал холодильник, что колбасы, сосиски и сыры лежат именно там. Вот чтобы делала без меня эта глупая собака? Ела бы только капусту, потому что наверх она бы не запрыгнула, а внизу лежали только всякие ненужные овощи. Поэтому я одним махом взлетел на верхнюю полку и, не удержавшись от соблазна, впился зубами в сочную сосиску и вспомнил, как же я завидовал Димке по утрам, когда он на завтрак уплетал этот деликатес. Пока я наслаждался мясным лакомством, что вы думаете сделала эта коварная собака? Она, якобы услышав чьи-то приближающиеся шаги, резко поставила лапы на дверь холодильника и захлопнула её. А, может, просто позавидовала мне, увидев как я, не отходя от кассы, тут же принялся за еду. Я остался в холодной кромешной темноте. Радовало лишь то, что с голоду не умру. Еды хватит, пока кто-то не вытащит меня отсюда. Мои зубы стучали друг об друга от холода, я начал мяукать. В ответ была тишина, подлая собака, конечно, бросила меня и убежала. Ну, думаю, Пуха я же просто так это не оставлю, в любом случае отомщу тебе, собака. Я, на всякий случай, мяукнул еще пару раз. И вдруг услышал звук скрежета зубов об ручку холодильника. Дверь чуть приоткрылась. Я молил бога только об одном, чтобы это глупое животное не захлопнуло ее опять. Она, видимо, потянув ручку сильней, распахнула дверцу. Я, недолго думая, схватил связку сосисек, выпрыгнул из этого холодильного устройства и пустился наутек. На бегу услышал, как грохнула дверца холодильника. Хоть здесь Пуха сообразила, как правильно поступить. Залез под диван вместе с добычей и думаю, фиг тебе, а не сосисок. Пуха под диван залезть то не может, легла напротив и смотрит таким жалобным взглядом. Ладно, я кот не жадный, оставлю тебе пару штук за твою работу. Как вы думаете, чем закончилась эта история? Я даже в мыслях не мог допустить такого конца. Вечером, когда сосиски уже давно были съедены, и даже привкуса во рту от них не осталось, вся семья собралась на кухне. Но, не ужинать, а смотреть телевизор. Позвали и нас с Пухой. Абсолютно ничего не подозревая, я устроился на хозяйских тапках, а Пуха в ногах у Катьки.


– Ну, посмотрим, что мы тут наснимали, – произнес хозяин, – Дим, вставляй флешку, – мужчина обратился к парню. Хозяин сел на диван рядом с Татьяной Михайловной и обнял ее за плечи. Димка проделал какие-то манипуляции с этой штукой, которую Александр Петрович сказал вставлять, и на экране появилась картинка…. вы не поверите …картинка нашей кухни. Я глянул на экран и обмер… Не буду вам описывать все, что было дальше в телевизоре, поскольку ранее я очень подробно рассказал вам эту историю. Госопди боже мой, что только не придумают люди. Ну, кто же мог подумать, что все наши похождения с Пухой запишут на флешку.



Глава 30


Думаю, в мире нет ни одного живого существа, которое бы не любило весну. Я всегда особо остро ощущаю ее приближение. Сижу на окне и наблюдаю, как тают сосульки и беспрерывная капель стучит по уличному подоконнику. Так и хочется протянуть лапу и поиграться с падающими слезинками. Кажется, что и солнце светит по-другому, не как зимой. Все висит и висит в небе и никак не хочет прятаться за горизонтом. Постепенно картинка за окном меняется, надоевший белый цвет меняется на нежно зеленый. Птицы трещат без умолку, и почему-то не хочется их ловить, а только слушать, и даже карканье ворон не раздражает. Весной всегда особенно хочется любви, внимания и ласки. Коты по всей округе начинают зазывать на свидания кошек. А я смотрю в окно на свою Бэллу и, кажется, что она тоже чувствует, что и я. Она прямо вся извивается, протягивая свои лапы ко мне. Ах, как же хочется оказаться рядом и потереться об ее белоснежную шубку. И однажды я ее увидел. Но не в окне, а на улице на заборе. Я тогда, как паркурщик спрыгнул с окна и полетел вниз. Я прямо как Жорж летел по лестнице. Подбегаю к двери и кричу, да, да, именно кричу:


– Мяу! Мяу! Мяу!


Никто не слышит. Татьяна Михайловна сидит на диване с планшетом в руках. Я заметил, если она в компьютере, то все, считай глухая. Она в этот момент вообще ничего не слышит, никого не видит. Атомная война начнется, а она будет сидеть в своем треклятом компьютере. Что она там делает? Опять свои записи ведет, кто, что съел и сколько. Я забегаю на кухню и опять кричу:


– Мяу!


И тут она так нехотя поднимает на меня глаза и говорит:


– Сократ, ты чего шумишь? Хочешь на двор?


Да какой на фиг двор, любимая там моя. Открывай быстрей, ждет же меня ненаглядная.


Вы представляете, а Татьяна Михайловна продолжает сидеть на диване и что-то строчит в свой планшет. Я подхожу к ней, заглядываю в глаза и так решительно говорю:


– Мяу!


– Подожди минутку, сейчас допишу, а то мысль потеряю, – говорит она мне, а сама пялится в экран.


Офигеть! Значит, она о мысли своей печется, а то, что я потеряю возможность встретиться со своей любовью, это ничего? Я и так ждал бог знает сколько.


– Ладно, – говорит хозяйка, кладет свой прибор на диван и идет к двери, – пошли, выпущу тебя, а то еще обделаешься.


Вот что за люди? Я что ребенок, что ли, чтобы обделаться. Если бы я сейчас не торопился, клянусь, я бы испортил ей все цветы. Злой я был, как цепной пес.


Выбежал и замер. Вы не поверите, не могу лапу сдвинуть с места. Залюбовался своей Джульеттой. Сидит она в лучах солнца, шерсть белая и пушистая, искрится, словно снег. И тут она поворачивает голову и замечает меня. Я встряхнул головой, очнулся и кинулся к ней. В миг влетел на забор и буквально крадусь к ней, боясь спугнуть. Я же не знаю, как она себя поведет. Представляете, а она сидит, не отворачивается и не уходит. Подхожу вплотную, и вы не поверите, она подвигается ко мне и начинает тереться об меня. Моя же ты королева! Я от счастья чуть с забора не свалился, еле удержался на трясущихся лапах. И вдруг мысль, словно стрела, пронзила меня: а что, если сейчас выйдет ее надзиратель, она же обломает нам всю малину. Я собрался духом и так по-мужски говорю ей:


– Бэлла, пойдем, прогуляемся.


А сам думаю, а что если отвернется и убежит, вдруг испугается? Я начинаю идти, мысленно прошу её следовать за мной. Оборачиваюсь посмотреть, идет она или нет. И о да, она идет за мной! Я самый счастливый кот на свете! Повел я ее на свое любимое место, на крышу гаража. Рассказал, что прихожу сюда смотреть на звезды и пригласил ее вечером вместе полюбоваться ночным небом. В тот день мы долго-долго гуляли по крышам домов, гаражей, сараев и бань, и очаровательная кошка ни на шаг от меня не отставала, все время прижималась ко мне и очень красиво мурлыкала. Когда я вернулся в тот день ближе к вечеру домой, хозяйка посмотрела на меня и говорит:


– Что это с тобой, Сократ? Ты такой довольный, влюбился что ли?


У меня, что на лбу это написано, как она догадалась?


Я поднялся наверх, Катерины дома еще не было, у Димки в комнате дверь немного была приоткрыта. Я заглянул туда, парень сидел за столом и что-то писал. Соревнования у него давно закончились, и на полке появился еще один кубок, а на стене почетная грамота. Теперь предстояло сдать экзамены и добро пожаловать во взрослую жизнь. Парень почти все свое свободное время посвящал учебе, они даже иногда с Настей вместе занимались. Хотя это трудно назвать учебой, когда они были вдвоем. В основном все заканчивалось тем, что меня вышвыривали из комнаты и закрывали перед носом дверь. Все, как обычно. Я зашел в комнату, прошел мимо него и запрыгнул на окно. Он оторвал голову от тетради и посмотрел на меня.


– Ну что, кот, где опять бродил? К белоснежке своей ходил?


Сегодня, Димон, я был самым счастливым котом на земле! .


Смотрю в окно, а день все не кончается, небо алого цвета, словно в огне. Димка встал из-за стола, подошел ко мне, сел на подоконник, спиной облокотившись на одну сторону окна, а к другой протянул согнутые ноги. Взял меня на руки и положил к себе на колени. Я не сопротивлялся, в тот момент мне хотелось человеческого внимания и тепла. Мы с Димкой молча смотрели в окно, наслаждаясь закатом. Парень, поглаживая меня по голове, спросил:


– Тоже любишь весну?


Хм, да кто ж ее не любит.


Потом его взгляд упал на окно соседского дома: – ну как, видел свою принцессу? –


Димка улыбнулся и посмотрел на меня.


Сегодня у меня было первое настоящее свидание, в полном смысле этого слова! .


– Сократ, а я сегодня первый раз Настю поцеловал, – признался Димка, – и ты знаешь, это было так здорово, я даже и представить не мог…


Все всегда бывает в первый раз! Смотрю на парня и понимаю, что он, так же как и я, вляпался, по самые уши. Или, может, это весна во всем виновата?


Александр Петрович пригласил хозяйку на свидание. Татьяна Михайловна в красивом платье и в туфлях на каблуках высотой с небоскрёб, под руку с хозяином вышли из дома, сели в автомобиль и укатили в неизвестном направлении. Солнце уже совсем село, а Катьки все не было дома. Я начал тревожиться, вылез под ворота, сел под елкой и жду. Я всегда встречал ее на улице, когда чувствовал ее приближение. На улице уже стемнело, когда я услышал смех и приближение шагов. К воротам подошла Катерина с парнем, они держались за руки, пальцы их были переплетены. Парень, одной рукой обнимая девчонку за талию, притянул ее к себе ближе, а другой погладил ее по щеке и сказал:


– Катюша, спасибо за вечер.


Девчонка встала на носочки и поцеловала парня. Потом развернулась, подошла к калитке, обернулась и произнесла:


– До завтра, Артем.


Так вот ты какой, Артем! Вот и скажите мне теперь, кто в доме хозяин? Александр Петрович с Татьяной Михайловной еще даже слышать не слышали о существовании парня по фамилии Григорьев. А я уже и поцелуй видел.


Я прошмыгнул под ворота и побежал за Катькой. Она, увидев меня, спросила:


– Сократ, ну как он тебе?


Я промолчал. Знак согласия в этом случае означал мое одобрение.


Теперь, когда все дети дома, и все под моим неусыпным контролем, можно и самому отправиться на свидание. Я забрался на забор, прошелся по нему, как канатоходец и запрыгнул на крышу гаража. Задрав голову, я залюбовался небесной картиной. Небо было ясным и глубоким, и казалось, что в нем можно утонуть. Усыпанное миллионами звезд, оно манило, притягивая своей таинственностью и бескрайностью.


Как же приятно, после долгой зимы, вновь наслаждаться небесным спектаклем. Я услышал легкий шорох шагов, обернулся и увидел свою ненаглядную. В свете луны она была еще прекрасней. Шерсть отливала голубым светом, и в тот момент она казалась мне сказочной принцессой. Она села рядом со мной и положила голову мне на плечо. И так мы просидели долго-долго, любуясь ночным небом.


И вдруг я подумал, люди всегда говорят о второй половине и стремятся ее разыскать. Как вы думаете, может, Бэлла – это и есть моя вторая половинка? Мне кажется, да!



Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Скачать в формате .TXT, в формате .FB2
Похожие рассказы: Александр Рудазов «Преданья старины глубокой», crazycat69 «Дневник одного кота», --- «Дневник кота Плинтуса»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Рассказ: Невероятные приключения кота Сократа-1
Сообщение: