Юрий Арис
«Проект "Звери"-7»
#NO YIFF #водные обитатели #существо #приключения #фантастика #дружба
Своя цветовая тема

Пролог


Это был скорее не сон, а легкая дремота - то особое состояние, когда понимаешь, что спишь, хотя на самом деле сон не ощущаешь. Нет мыслей, но нет и сновидений. Вообще-то я не люблю так отдыхать, но в нынешней ситуации у меня не было выбора, а почему... Когда дремлешь, над причинами не задумываешься.

Сначала я проигнорировал высокий пронзительный крик, больше похожий на свист - решил, что это дельфины развлекаются или чайка пролетела слишком близко к поверхности воды. Но крик повторился, и мое просыпающееся сознание даже распознало его как крик Штуковины.

Штуковина - это нечто вроде моего ручного зверька. Самоназначившегося. Вообще-то это существо - мутант, оно просто увязалось за мной после одного из заданий, а потом уже не отпускало, считая то ли покровителем, то ли другом.

Тогда я думал, что эта мелкая паразитка будет помехой, но оказалось, что Штуковина более чем полезна. Во-первых, она ядовита и одним уколом может за раз убить кита... никто еще не проверял, но есть все основания предполагать. Во-вторых, опасность она предчувствует лучше, чем я, и оповещает о ней криком.

Вспомнив об этом, я сразу же распахнул глаза, и как раз вовремя - прямо на меня двигалась... грудная клетка! Ну, или то, что мне ею показалось. Светлый каркас из костей, темная плоть между ними, и все это - огромных размеров. Да эта штука в состоянии проглотить меня!

Я резко подался назад; не то чтобы я испугался, но все же ничего подобного я раньше не видел. Существо продолжало все так же размеренно двигаться вперед, видимо, я не был его главной целью, а просто случайно оказался на его пути.

Сбоку я получил возможность рассмотреть его и, если бы под водой можно было свистеть, я бы присвистнул. Гигантская рыбина была очень похожа на акулу, общую картину нарушала только эта несоразмерно огромная пасть. Впрочем, клыков там я не заметил, все указывает на то, что эта тварь - не хищник. Она из тех миролюбивых гигантов, что жрут планктон и прочую мелочь.

Очаровательно. Я чуть не оказался на месте планктона.

Штуковина подплыла ко мне, вопросительно пискнула. Я позволил ей сесть на мой хвост, потому что сама она держалась на плаву очень плохо, ей проще было перекатываться по дну. Проблема заключалась в том, что до дна здесь пара сотен метров.

Поэтому я и тренировался спать на весу. На такой глубине даже я, обитатель моря, чувствовал себя неуютно, неизвестно, что творится в этой пустоте. Да и потом, там холодно.

- Все в порядке, - под водой мой голос звучал непривычно и странно. - Выберемся!

По правде говоря, я не был в этом так уж уверен. Позавчера люди вроде как вогнали мне нож в спину - не буквально, конечно. Меня обвинили в каком-то наспех сфабрикованном преступлении, хотели забрать, но не на базу, а неизвестно куда. Да оно и понятно, я же один из двух зверей второй серии, не хочу даже думать о том, сколько я по их представлениям стою.

Моя смотрительница решила, что мне лучше будет убежать, скрыться, пока все это не разрешится. А сама она осталась. Этот момент пугал меня больше всего. Я не знал, что после моего бегства стало с Литой, где она сейчас и что с ней будет.

Да и вообще, как она найдет меня в океане?

Я усилием воли отгородился от этих мыслей; не было необходимости вгонять себя в депрессию. От меня требуется выжить - и я выживу. Несмотря ни на что.

Штуковина снова пискнула, но вроде как подбадривающе. Хотя кто ее разберет? Я был рад, что эта мелочь прицепилась ко мне, одному было бы еще хуже.

- Ничего, сейчас поплывем.

Мы-то поплывем, без проблем, но куда?



Часть первая. Легенда о драконе


Только теперь я начинал понимать, насколько безграничен океан. Когда-то давно я мечтал о том, чтобы жить здесь, потому что это мой дом, но теперь иллюзии развеивались. В океане меня никто не ждал и никто не собирался уступать мне свою территорию.

Люди думают, что только наземные создания имеют охотничью территорию, что воду нельзя разделить. Ошибаются, как и во многом другом. Нет, конечно, на определенном участке обитает не одно существо, просто хищники редко уживаются рядом, особенно крупные.

Нам, водным существам, не нужно драться, чтобы понять, кто сильнее - мы чувствуем это по тому, что я условно называю "аурой". Конечно, во мне немало человеческого, но все же на уровне инстинктов я в первую очередь животное, поэтому прекрасно знаю, с кем лучше не связываться.

На суше основной закон природы звучит примерно как "Выживает сильнейший". Здесь, в воде, немного другие порядки. Основной закон океана - "Одно убивает другое". Жестоко и просто в обоих случаях: кто сильнее, тот живой.

Во время своего путешествия через незнакомые, еще не освоенные людьми воды я миновал немало чужих территорий. С их хозяевами я не встречался, но чувствовал их, а они, скорее всего, чувствовали меня. Некоторые были слабее меня, другие - намного сильнее. Я не стремился драться ни с кем и побыстрее уплывал из охотничьих вод. Не то чтобы я струсил, нет. Просто драки со слабейшими не имеют смысла, мне не нужна их территория, я не планирую здесь оставаться. А драки с сильнейшими могли кончиться для меня весьма печально.

Когда-то давно я был на задании со зверем первой серии, Кингом. Тогда мы совершенно случайно наткнулись на логово очень сильного хищника - вполне возможно, самого сильного в океане, потому что никого более могущественного я пока не встречал. Я не видел саму рыбину, но видел ее глаза, белые и сияющие, как звезды... не хотел бы я оказаться у нее в пасти!

Я знаю, что когда-то давно, в моей прошлой жизни, меня убил быстрый и жестокий хищник. Поэтому я боялся, что здесь, в этих далеких водах, я встречу кого-нибудь из его сородичей, но, к своему счастью, ошибся. Похоже, род того хищника растворился в истории вместе с моим родом.

Нам со Штуковиной приходилось двигаться очень быстро и осторожно, по окраинам охотничьих территорий. Ну, двигался-то я, а она просто висела у меня на хвосте и попискивала. Судя по ауре, сил у зверька нет вообще, но этот ее яд... неизвестно, насколько мой "питомец" будет полезен в драке.

Я надеялся, что никогда не узнаю это, потому что вот уже три дня нам удавалось избегать любых столкновений. Я держался как можно дальше от крупных хищников, справедливо полагая, что цивилизация в той стороне, где их нет.

А цивилизация была мне ой как нужна! Нет, по людям я не соскучился, просто мне хотелось есть. Жрать сырую рыбу и водоросли я просто не мог - противно! Я привык к человеческой пище, а ее здесь, понятное дело, не было.

Выяснилось, что мой организм может держаться без еды достаточно долго, но все же с каждым днем я терял силы. Хорошо еще, что я могу пить соленую воду, а то бы давно на дно пошел.

Голод становился все сильнее. Я знал, что некоторое время еще смогу держаться, а потом... потом придется пересилить себя и есть сырое мясо, а то еще, чего доброго, Штуковину за хот-дог приму!

Я бы попытался приготовить что-то, хоть и не умею, но суши поблизости не было. Даже маленького острова, на котором можно передохнуть! Только глубокий, бесконечный океан. Бездна.

Была и еще одна проблема, не менее важная: моя связь с Литой; не только эмоциональная, но и инстинктивная. Я и раньше сталкивался с этим: чем дальше я находился от своей смотрительницы, тем хуже себя чувствовал. Создавалось впечатление, что я привязан к ней сотнями невидимых нитей, которые на расстоянии натягивались и резали меня.

Надеюсь, в ближайшее время хоть что-то изменится, потому что долго я так не продержусь!

***

- Ты тоже это чувствуешь? - нахмурился я.

Штуковина свистнула. Не то чтобы она поняла вопрос, просто она и правда почувствовала это и спешила предупредить меня.

То, что уловили и узнали мы оба, было страхом. Причем в воде он чувствовался чуть слабее, чем в воздухе. В эти дни я иногда поднимался к поверхности, чтобы погреться на солнце и потренировать легкие; вот и теперь я вынырнул из воды для разминки, а в итоге ощутил чужой страх.

Но не это так насторожило меня, потому что в океане многие боятся. Даже безмозглая сардина, оказавшись перед акулой, чувствует нечто похожее на страх, это нормально. Но тут боялись люди! Я даже думал, что мне показалось, но мои инстинкты раньше не обманывали.

Только... что здесь делают люди? Мы уже покинули самые дальние воды, но до суши еще далеко! По крайней мере, до большой суши, потому что мелкие островки стали попадаться нам еще вчера, на одном я впервые за долгое время нормально отоспался. Правда, поесть так и не смог, но надеялся на удачу сегодня.

А тут - люди! Напуганные чем-то до состояния животного ужаса. Но чем?

- Надо проверить, - сообщил я Штуковине. В последнее время я разговаривал с ней все больше, хотя она по-прежнему ничего не понимала. Очень надеюсь, что это не первая стадия сумасшествия.

Я поплыл в том направлении, откуда исходил страх. Чем ближе я находился, тем четче ощущал ауры присутствующих там существ.

Людей четверо, один человек ранен, состояние тяжелое. Остальные очень измотаны, но в целом в порядке... временно. Потому что вокруг них кружится штук десять акул.

Ну понятно: акулы приплыли на запах крови, даже я его чувствую. Вернее, в воде это не запах, а ощущение крови, но суть та же. Любопытно, что хищники еще не напали. Наверное, ждут, пока трое здоровых вымотаются из сил!

А напрасно. Если бы напали сразу, давно бы уже расплылись сытые, а так я прибыл, и обед отменяется. Подумаешь, десяток акул! Да в тот день, когда я не смогу набить морды большим белым, меня можно сажать в аквариум и сыпать мне корм для золотых рыбок!

Для начала я позволил акулам почувствовать меня. Это, как я и ожидал, отпугнуло большую часть - шесть штук уплыли, не желая связываться со мной. Осталось четверо самых тупых, но скоро и с ними будет покончено.

Проще всего мне было выпустить в воду заряд электричества, но это не могло не задеть людей - вон они, плавают над поверхностью. Поэтому пришлось действовать более традиционными методами.

Оставив Штуковину в стороне, я подплыл к наматывающим круги акулам. Одной бесцеремонно вспорол живот, и она почти сразу пошла ко дну в весьма неромантичном окружении собственных внутренностей. Остальные трое сразу же кинулись на меня. Дуры все-таки.

Я резко ушел на глубину, и акулы посталкивались безмозглыми головами. Еще один небрежный взмах хвоста, и вода вокруг стала мутной от крови - я снес рыбине башку. Вот после этого любое нормальное существо сообразило бы, что пора шевелить плавниками, и одна из акул оказалась тем самым нормальным существом. Вторая - нет.

Она бросилась на меня с разинутой пастью. Если бы могла рычать - рычала бы, но жуткий рык акулы издают только в человеческих фантазиях. Я не стал даже уклоняться, просто выставил вперед хвост, на который акула и нанизалась. Правда, успела царапнуть меня клыками, но мне, покрытому броней, от этого ни горячо, ни холодно.

Удравшую акулу я преследовать не стал, вместо этого сосредоточился на людях. И вовремя - они паниковали. Справедливости ради скажу, что у них были на это все основания: часть акул, круживших вокруг них явно не первый час, вдруг уплыла, остальные вообще исчезли, а теперь вода стала алой и непонятно, что творится у них под ногами! Если прибавить к этому все фильмы ужасов про морских чудовищ, которые явно были знакомы этим человечкам, представить себе их мысли было нетрудно.

Я уже знал, что надо мной две девушки и два молодых человека, один из которых серьезно ранен - ноги у него порваны неслабо, причем одна рана была нанесена раньше, чем другая. Все четверо были в костюмах для подводного плавания, но без оборудования, да и никакого судна поблизости я не видел.

Я подплыл к поверхности; пока облако крови надежно скрывало меня, и я мог прислушаться к их разговорам.

- What the hell was that? - у парня голос дрожал, как желатин. У здорового парня - раненый только стонал, не похоже, что он в сознании. - Something is out there...

- We"re gonna die, - всхлипывала одна из девиц. - We"re all gonna die here...

Вторая была относительно спокойна:

- Shut it, will ya? Noone"s gonna die! Maybe... maybe that thing is gone!

Твою же ж мать! По-английски говорят! Это проблемка. Язык я знаю весьма поверхностно, на нем Лита очень хорошо говорит, но Литы здесь нет, придется разбираться самому.

Уплыть я, понятное дело, не могу - без меня они умрут. Надо найти способ как-то наладить контакт.

Я всплыл метрах в пяти от них, показался над водой по грудь и, как и следовало ожидать, был встречен волной визга. Визжали как девушки, так и парень. Я закрыл уши дополнительными перепонками и спокойно ждал, пока они выдохнутся, параллельно рассматривая их.

Одна из девушек была довольно полной блондинкой, в обычной время светлокожей, а сейчас, от крика, пурпурно-красной. Глаза у нее были заплаканные, но все же различимо синие, длинные волосы образовывали вокруг плеч причудливое облако.

Вторая девушка была отдаленно похожа на жену Женьки и - от этого сердце болезненно дернулось - на Литу. У нее были тонкие черты лица, бледная кожа, миндалевидные глаза, но не такие большие, как у моей смотрительницы, а зауженные, как и полагается людям ее расы. А вот волосы такие же - длинные и черные, как ночное небо.

Парень, находившийся в сознании, напоминал апельсин: круглый и рыжий. Вопил он похлеще девчонок, и мне даже захотелось дать ему хвостом по башке, как той акуле. А раненый был похож на блондинку, только худющий и бледный, последнее - от потери крови. Должно быть, родственники.

Очень скоро мне надоело их слушать и я рявкнул:

- А ну успокоились! Отставить истерику, я еще не начал никого есть!

И тут девушка, похожая на Литу, мне ответила:

- Ты говоришь на русском?

Удивлению моему не было предела, как, впрочем, и ее. Меня поразило то, что даже здесь, на краю земли, я встретил кого, кто говорит на наиболее знакомом мне языке. Девушка же не ожидала появления из глубин вод русского чудовища.

Ладно, признаю, у нее причина для шока посолидней. Я бы выглядел эффектней только если бы всплыл в валенках и с балалайкой.

- Говорю, а также читаю и пишу, - фыркнул я. - А ты, получается, тоже?

- Я... учила это много лет назад, - девушка продолжала опасливо коситься на меня, остальные двое заткнулись, раненый стонал. - Кто... кто есть ты?

Ответил я не сразу, потому что не так-то просто было подобрать ответ. Как ни крути, я - секретный проект, вряд ли начальство обрадуется, если мое существование станет известно обывателям. А к этому начальству я пока что планирую вернуться!

Поэтому я пошел на компромисс между совестью и необходимостью:

- Я Кароль, больше вам ничего не нужно знать.

- Ты... человек? Мутант?

- Are you a monster? - всхлипнула блондинка.

Да, умом не блещут.

- Я кому сказал, что больше вам не нужно знать? Нет, я не человек - это же очевидно! Но и не монстр, и даже не мутант. Слушайте, если хотите, чтобы я вам помог, не задавайте лишних вопросов. Потому что если я уплыву, акулы не заставят себя долго ждать! Для вас важно только то, что я могу вас защитить.

Я подождал, пока темноволосая переведет это остальным, а потом - пока они посоветуются. Люди! Даже в такой ситуации они думают, что у них есть альтернатива! Нет, ну она, конечно, есть - утонуть!

- Ты прав, - наконец сказала темненькая. - Извини нам... нас. Спасибо, что прогнал акул. Меня зовут Вильгельмина, это Джин, это Роберт, - она указала на раненого: - а это Остин.

- Как вы здесь оказались?

- Мы отплыли далеко, потому что хотели снимать море на глубине, - было видно, что ей тяжело подбирать слова. - Были на лодке, но... мы не смогли узнать заранее шторм. Шторм потопил лодку, а мы остались здесь.

Я решил оставить фразу вроде: "Ну и зачем вы так далеко поперлись?" при себе, вместо этого я спросил:

- Когда это было?

- Вчера вечером.

О, неплохо, они смогли продержаться тут ночь без потерь! Хотя... Я посмотрел на раненого:

- Его погрызли акулы?

- Не лишь, - покачала головой Вильгельмина. - Когда мы плавили... дайвинг... что-то напало из камней, укусило в ногу, была большая рана... но когда мы выбрались, был шторм... Мы не успели перевязать... потом еще - акулы! Мы отогнали, но было поздно...

Конечно, акулы всегда кидаются в первую очередь на раненых и слабых. А к настоящему моменту слабыми были уже все четверо.

Я подплыл поближе, подвел хвостовой плавник под ноги Вильгельмине. Смешное имя.

Она вскрикнула, но я поспешил успокоить ее:

- Не бойся, это всего лишь мой хвост! Становись на него, отдохнешь.

- А ты... не утонешь?

Как мило.

- Нет.

Стоять так ей было гораздо проще, чем держаться на плаву своими силами, и я это знал. Так что пусть отдыхает, а я пока подумаю, что с ними делать.

Можно было бы помочь им добраться до того острова, на котором я ночевал, но это бесперспективно: остров крохотный, там укрыться негде, а им нужны еда и вода. Да и мне тоже.

К сожалению, неодушевленный предметы я чувствую гораздо хуже, чем живых существ, поэтому найти подходящий остров мне не удастся. Повезло хотя бы в том, что есть кое-то, чьи способности превосходят мои.

Я вытянул вперед руку с открытой ладонью, и очень скоро на нее взгромоздилась Штуковина. Вид у нее был скорее любопытствующий, чем настороженный - она не очень любила чужаков, но в этих людях не чувствовала угрозы.

- Веди нас к земле, - тихо произнес я. - Как привела меня раньше.

Вчера именно Штуковина нашла остров, на котором я ночевал. Если у малявки такой талант, глупо им не воспользоваться!

Я не был уверен, что Штуковина поняла мою просьбу, и все же она скатилась с моей руки и поплыла вперед довольно уверенно, а это хороший знак.

Я обратился к Вильгельмине:

- Я попытаюсь довести вас до суши. Я смогу нести двух человек, а еще двоим придется плыть рядом со мной и не отставать! Понятно, что вы перекинете на меня раненого. Кого еще мне нести - выбирайте сами.

Я был уверен, что мне придется помогать темноволосой девушке, но ошибся - она уступила это право своей спутнице, хотя измотаны они были одинаково. Я по этому поводу ничего не сказал, хотя мне было бы приятней тащить на себе кого-то похожего на Литу.

Одной рукой я держал Остина, заранее убедившись, что он не хлебнет по пути воды. Вторую руку я протянул Джин, велев ей держаться. Блондинка все еще боялась меня, но от помощи не отказалась. Кто б удивился!

Для того чтобы нормально плыть, мне руки не очень-то и нужны, главное, чтоб хвост был свободен и ноги. Даже с таким грузом, как двое людей, я был способен развивать очень неплохую скорость, но приходилось сдерживаться, потому что остальные двое за мной просто не успевали.

Я мог бы доставить на остров сначала двоих, а потом вернуться за остальными - я бы их не потерял. Но поблизости все еще кружили акулы, разгоряченные многочасовым ожиданием. Мое присутствие их отпугивало, но, если бы я уплыл, они бы напали - без вариантов. Так что приходилось плестись.

Штуковину поражала моя медлительность, и она возмущенно свистела издалека. Хорошо еще, что говорить не умеет, а то я бы такого наслушался! Меня и самого раздражало медленное продвижение, но я вынужден был терпеть. Они люди, да к тому же еще и усталые - что с них взять?

И все же в глубине души я радовался, что встретил их. Надеюсь, все это отвлечет меня и ослабит ноющую боль в груди - там, где я всегда чувствовал связь с Литой.

Первый час на мне висела Джин, потом она поменялась местами с Вильгельминой. Их вес меня не беспокоил, а вот руки от неудобного положения затекали, и я надеялся, что мы доберемся до острова достаточно скоро.

Но надежда надеждой, а реальность оптимизма не внушает. Когда мы, наконец, добрались до мелководья, солнце клонилось к закату.

- Здесь дно близко, - заметила Вильгельмина. - Можно нам идти?

- Нет, - отрезал я. - Тут кораллы, а в кораллах - фигня.

- Что такое "фигня"?

- То, на что лучше не наступать.

Дорога меня неслабо вымотала - сказывалось долгое голодание. Так что когда мы добрались до пляжа, я обессилено повалился на белоснежный песок вместе со всеми остальными.

Радовало только то, что Штуковина подыскала нам шикарный остров. Не специально, конечно, так получилось. Большая территория, отличные пляжи, лазурные воды, зелень. Я даже начал надеяться, что здесь есть люди, но просчитался: быстрая проверка показала, что мы по-прежнему вдали от цивилизации.

Минут через двадцать я счел нужным напомнить, что мы не на курорте:

- Так, не расслабляться! Сейчас ночь придет, быстро поймете, что на пляже не так уж хорошо! Роберт, ты строишь укрытие, Вильгельмина, ты разводишь костер, Джин следит за раненым. Я валяюсь на пляже и наблюдаю за вами. Вопросы есть?

Вопросов не было, хотя вряд ли известие о моем безделье сильно их обрадовало. Просто я - их единственная надежда на выживание, вот они и не выпендриваются. Но это пока, скоро сил наберутся и хамить начнут. Ладно, будет проблема - буду разбираться.

Лежать на теплом песке после такого долгого нахождения в воде было необыкновенно приятно. У меня даже появилось желание снять броню и позволить теплу коснуться моей кожи, но я сдержался. Я слишком плохо знаю этих людей, чтобы позволить себе такую слабость.

Немного отдохнув, я поднялся, чтобы проверить, как обстоят дела у моих подопечных. Как и следовало ожидать, дела у них обстояли неважно. Как всегда, без меня люди не справляются!

Роберт далеко в лес не пошел, что похвально - там много опасных для человека существ. Вместо этого он пытался перепилить ножичком ствол молодого дерева с широкими листьями. Наивный какой, он бы еще пилочку для ногтей с собой притащил!

- Отойди! - велел я.

Человек понял не столько слово, сколько характерный жест, и посторонился. Я выпустил хвостовой плавник и снес шесть деревьев; Роберт мрачно покосился на меня, но ничего не сказал. Похоже, я парню не нравлюсь. Он мне тоже не особо.

У Вильгельмины дела продвигались намного лучше. Она насобирала веток, а вот с получением огня как-то не сложилось: не было даже дымка. Я видел, что девушка готова расплакаться, и невольно пожалел ее. Ладно уж, помогу, хотя на голодный желудок выполнять такие трюки тяжеловато.

- Убери руки, я сам зажгу.

Она послушалась.

Я прижал хвост к горке веток и сухой травы и выпустил заряд электричества. Делать это не в воде было крайне неприятно, но оно того стоило: огонь вспыхнул в ту же секунду, я едва успел одернуть хвост, хотя жест это скорее инстинктивный - пламя мне не вредит, если оно настолько слабое.

Вильгельмина смотрела на меня широко распахнутыми глазами; к моему разочарованию, они были не серыми, как сталь, а медово-карими. Хотя почему это меня разочаровало - не знаю.

- Кто же ты такой, Кэрол?

- Ну, для начала я не Кэрол, а Кароль. Ты не глупые вопросы задавай, а костер поддерживай, а я скоро вернусь.

К Остину я старался вообще не подходить - в его ауре уже чувствовалась смерть. Конечно, это вовсе не означало, что он умрет прямо сейчас. Просто... его организм перешел тот рубеж, после которого возврата нет, он уже не оправится. Понятное дело, я не собирался сообщать об этом его друзьям - сами узнают, когда время придет.

Я вернулся в воду, потому что только там я пока мог найти еду. Среди кораллов сновало немало пестрых рыбок, но их я решил не трогать - то, что пестрое, вполне может оказаться ядовитым, у природы предсказуемое чувство юмора. Так что я отплыл подальше, а вернулся уже с небольшой акулой.

На берегу чувствовался прогресс: Роберт соорудил неряшливый, но все же довольно крепкий шалаш из срубленных мной деревьев, Вильгельмина исправно поддерживала костер, а Джин перевязала ноги раненого листьями. Не то чтобы это сильно поможет, но выглядит успокаивающе, а это для людей главное.

А еще они более-менее разобрались с одеждой: обрезали костюмы для подводного плавания, чтобы прикрыто было только то, что нужно. Вот и правильно, а то в этих штуках кожа совсем не дышит.

Я положил акулу возле огня. Вильгельмина с подозрением покосилась на серую тушу:

- Это что?

- Ужин. Сможешь приготовить?

- Думаю, да.

- Вот и займись, а я пока осмотрю задний двор.

Меня мало интересовал сам остров, нужно было срочно найти какие-нибудь сладкие плоды. Штуковина тоже не ела все эти дни, и ей акулье мясо не сгодится, ей сахар нужен. Без него она долго не протянет.

Усадив зверька на плечо, я направился в лес. Или уместнее назвать это джунглями?

Растительность на острове была впечатляющей: высокие деревья и густые кустарники у земли, и цветы - очень много цветов. Наверное, это и есть следствие того, что люди здесь не бывают.

Пробираться сквозь спутанную траву было сложновато, и я в очередной раз порадовался, что я не человек, а покрытый непробиваемой броней зверь. До моей кожи не добирались насекомые, меня не пугали колючки, а парочка змей, уже успевших кинуться на меня, только клыки обломали да на поток писклявых ругательств от Штуковины, которую они чуть не скинули, нарвались.

Возможно, человек бы сравнил это место с потерянным раем, но у меня не было таких романтичных ассоциаций. Слишком много агрессии в здешних обитателях, надо будет предупредить людей, чтоб не совались в заросли. Держу пари, как минимум половина растений ядовита, а змеи так все поголовно.

Штуковина запищала, задергалась у меня на плече. Я воспринял это как намек и спустил ее на землю, откуда существо тут же покатилось к кустарнику, покрытому мелкими оранжевыми ягодами. Я не пошел следом, потому что Штуковина защищена не хуже меня, с ней все будет в порядке.

Она, как и любое животное, инстинктивно чувствовала пригодную для себя пищу. Честно говоря, способность этого создания к адаптации просто поражала - Штуковина родилась на большой глубине, однако в считанные часы приспособилась к жизни на воздухе. Подозреваю, что все мутанты запретной зоны были так же совершенны, так что хорошо, что их уничтожили.

Хотя не всех, вряд ли всех. На территории океана, куда люди сбрасывали отслужившие свое космические корабли, развилась новая биологическая система, ее не могли просто стереть - а следовало бы! Какой-нибудь умник поймал пару мутантов для изучения, но изучить их не удастся, они сбегут, а ловить их придется кому? Правильно, мне.

Я не стал ждать, пока Штуковина наестся, пошел дальше. Она не потеряется - это существо определяет направление лучше, чем спутниковый навигатор. А вот мне не мешало бы осмотреть остров.

Я пробирался сквозь заросли, пока не оказался на небольшой поляне, а там остановился. Потому что увидел человеческий труп.

Вернее, скелет с висящими на нем тряпками - в прошлом одеждой. Он болтался на лиане, подвешенной к ветке высокого дерева, и смерть его явно не была случайной - лианы сами по себе в петлю не скручиваются.

Тут одно из двух: либо его убили и бросили здесь, либо речь идет о самоубийстве. Скорее всего, второе, кто в наше время убивает через повешение? Да и нога сломана. Видимо, он тоже случайно попал на этот остров, но помощи так и не дождался. Потом сломал ногу и понял, что самостоятельно выживать не сможет... нервы сдали.

В любом случае, это было очень давно - человеческое тело не превращается в скелет за один час. Так что нет смысла думать об этом.

Я пошел дальше, надеясь найти убежище этого человека - если он и правда жил здесь, что-то должно было остаться. Не то чтобы это сильно интересовало меня, просто мне не хотелось пока возвращаться обратно и снова чувствовать смерть в воздухе.

Скоро я услышал шум океана, и минут через десять вышел на берег. Вот и весь остров! Часов у меня нет, но думаю, что я прошел это расстояние меньше чем за час.

Дрянь дело. Это вам не остров Робинзона Крузо, здесь долго не проживешь. Конечно, с моей помощью люди какое-то время продержатся, и все-таки нужно вывозить их отсюда. Только как?

Я побрел вдоль берега, намереваясь так выйти к моим спутникам, а наткнулся на то, что раньше было убежищем повесившегося человека. Ну правильно, находишь только тогда, когда перестаешь искать!

Возле массивного дерева была закреплена деревянная лодка, служившая крышей от дождя; пробоину в днище закрывали листья. Под лодкой валялись какие-то полусгнившие тряпки, видимо, на них он спал. Я заметил несколько тарелок, сделанных из черепашьих панцирей, небольшой котелок, нож.

Мне не хотелось самому копаться в вещах погибшего. Не знаю, почему, просто неприятно было, хоть это не воровство. Завтра пришлю сюда кого-нибудь из людей - должен же быть от них толк!

Становилось темно; я в таком свете видел прекрасно, просто понимал, что мои спутники будут волноваться. Они-то не знают, что на острове нет крупных хищников! Правда, я забыл найти для них источник пресной воды. Ну да ладно, потом с этим разберусь. Раз повесившийся человек жил здесь достаточно долго для того, чтобы построить себе укрытие, пресная вода должна быть.

Когда я вернулся, они уже собрались у костра - все, за исключением раненого. Было заметно, что акулье мясо, хоть и неплохо прожаренное, не вызывает у них восторга. Гурманы! По мне так нормально. Наконец-то приготовленная еда!

Этим вечером я не стал рассказывать им ничего об острове, а они слишком устали, чтобы спрашивать. Со всем можно будет разобраться завтра.

***

Под утро очнулся Остин. Я, честно говоря, надеялся, что он пробудет в отключке до самого конца. Понимаю, это немного цинично, но ему так было бы лучше. А теперь... Он, правда, не жаловался, но не чувствовать эту боль он не мог.

Остальные собрались вокруг него, что-то объясняли, а он пытался улыбаться. Наверное, хороший парень был. Я уже воспринимал его в прошедшем времени и ничего не мог с собой поделать.

Через некоторое время ко мне подошла Вильгельмина:

- Он говорит, что у него очень болят ноги. С этим можно что-то сделать?

А я что, на врача похож?

- Нет.

- Ну а если как в фильмах... Отрезать?

Какие фильмы они смотрят?!

- Тогда он будет мучаться больше и умрет раньше.

- Раньше... - как эхо повторила девушка. - А можно сделать так, чтобы он не умирал?

Я собирался ляпнуть что-то про то, что все мы смертны, но быстро передумал. Есть ситуации, в которых шуточки неуместны.

- Нет.

Я ожидал, что она начнет спорить и обвинять меня, но Вильгельмина только опустила взгляд к земле:

- Я так и думала. Но не нужно говорить об этом другим, хорошо?

Да они меня просто не поймут.

- Хорошо. Послушай... я кое-что нашел на пляже, в той стороне. Когда у вас будет время, идите вдоль линии воды, пока не доберетесь до лодки. Не радуйся сильно, она пробитая! Судя по всему, здесь когда-то жил человек, но теперь его нет. Посмотрите, может, найдете что-то полезное для себя. А в джунгли не суйтесь, там очень опасно!

- Но вода...

- Воду я вам сам найду.

Я решил не рассказывать про скелет. Зачем запугивать их? Положение и так не из приятных.

Все утро я бродил в поисках воды, пока не нашел небольшой ручеек - этого им хватит, а там разберемся. Я прорубил тропинку в зарослях, хотя людям все равно придется быть осторожными - возле воды любят собираться змеи.

Мне нравилось занимать себя этим. Подобные простейшие занятия отвлекали... от всего.

Когда я вернулся, Вильгельмина уже сортировала тарелки из черепашьих панцирей, а в стороне валялся горшок. Джин не отходила от раненого, а Роберт куда-то испарился.

- Ну как, нашла что-нибудь полезное?

- Посуду, - отрапортовала девушка. - Но остальное... похоже, это очень старые вещи. И лодка старая.

- Да уж, она никуда не поплывет. А где рыжий и толстый?

- Поплавать пошел, здесь жарко.

Он что, вчера не наплавался?!

- Кэрол... Ты очень хорошо плаваешь, да?

Опять Кэрол. Поправлять ее, похоже, бесполезно.

- У меня и жабры есть, - я указал на свою шею. - Разве это не очевидно?

- Да. Ты можешь привести нам помощь?

- Если бы я знал, откуда! Я здесь один. Так получилось, что мне пришлось временно покинуть свой дом. А вы-то откуда?

- Из Австралии, но отплывали из Нью Зеландии... хотели приключений! Я из Аделаиды.

Насколько мне известно, Аделаида - это женское имя. Мать ее, что ли?

- Сколько вы плыли, прежде чем попали сюда?

- Примерно сутки, потом стали на якорь, плавали. Когда начался шторм, и Остин был ранен... Мы хотели вернуться на лодку, но она начала тонуть. Я не знаю, почему, это была очень хорошая лодка!

Жалко только, что на ней плыли не очень умные люди.

Так, они добирались до того места, где я их подобрал, сутки, значит, я преодолею это расстояние быстрее. Теоретически, мне ничего не стоит добраться до Австралии, но где я там помощь найду? Как? Вылезу на берег и обращусь к спасателям? Бред! А без моих непосредственных указаний люди никогда в жизни не найдут этот остров, координаты я не знаю, у меня иная система ориентации в пространстве...

Вильгельмина отвлекла меня от размышлений:

- Кэрол, ты не мог бы сплавать к нашей лодке?

- Это еще зачем? И я Кароль, сколько можно повторять!

- Произнести тяжело, - примирительно улыбнулась она. - А лодка... ты ведь плаваешь глубоко, так? Сможешь до нее добраться?

- Допустим, а что?

- Там были лекарства Они лежали в специальном ящике, думаю, вода не повредила им.

А ведь это мысль! На лодке вообще много полезного понаходить можно.

- Сейчас проверю, - я поднялся на ноги. - Кстати, о воде. Я нашел для вас источник, к нему тропинка ведет.

- Спасибо, - она посмотрела на меня странно. Но это было хорошее "странно". - Кэрол, почему ты помогаешь нам?

- А почему бы и нет? - фыркнул я и направился к океану.

Ей не обязательно знать, что я помогаю не только им, но и себе самому, мне так нужно.

Штуковина все это время старалась держаться поближе ко мне. Не то чтобы она не доверяла этим людям, просто чужих не любила. Правда, к Вильгельмине она присматривалась дольше, чем к остальным, но в итоге отвернулась и от нее - потому что поняла, что это не Лита.

Да я и сам это прекрасно понимал. Однако внешнее сходство оказалось довольно сильным, да вдобавок я безумно скучал по своей смотрительнице - до физической боли. Согласно законам природы, я должен быть рядом с ней, раз уж выбрал ее своей самкой, а я вынужден торчать тут. Надеюсь, мне хватит сил справиться с этим. Я ведь даже не знаю, где искать Литу!

Так что хорошо, что на моем пути подвернулись эти люди. Спасая их, я смогу отвлечься.

Расстояние, которое вчера просто измотало меня, я преодолел до смешного быстро. Правда, с лодкой этой пришлось повозиться - она оказалась не совсем в том месте, где я подобрал людей; наверно, они отплыли от нее из-за акул. Да и вообще, это была вовсе не лодка, а яхта приличных размеров.

Штуковина нашла ее первой и призывным свистом стала подзывать меня. Под водой все звучит иначе, и ее свист напоминал визги дельфинов. Бр-р, ненавижу дельфинов! Литу это всегда удивляло, потому что к акулам я отношусь более чем спокойно, а вот дельфины пробуждают во мне необоснованный гнев. Почему - сам не знаю!

- Да уж, - я покосился на затонувшее судно. - Либо для Вильгельмины это не яхта, а так, младший брат надувного плотика, либо ее просто подвело знание русского языка.

Мне-то было без разницы, что я найду: лодку или яхту, лишь бы вещи нужные обнаружились. Поражало только то, что такая махина с легкостью затонула в шторм, да еще и не очень сильный - я под этот дождичек тоже попал. Я, конечно, плохо разбираюсь в кораблестроении, но что-то тут не так!

Я подплыл ближе к яхте, но никаких повреждений не увидел. Почему она вообще затонула? Перевернулась, что ли? Скользнув внутрь, я начал осматривать каюты.

Многие вещи были на месте, потому что яхта принадлежала океану относительно недолго. Но странно, что тут такой порядок! Если бы судно переворачивалось, бардак творился бы еще тот. А ведь вещи лежат на своих местах, как будто затопление произошло за считанные минуты и... и яхта просто аккуратно опустилась на дно так, как держалась на воде, вертикально.

Я не верю в мистику, всему должна быть причина. И я найду ее - не потому, что надо, а из чистого упрямства! Пусть мне от этого ничего не будет, но я докопаюсь до сути. Поэтому вместо того, чтобы собрать вещи и плыть обратно, я занялся внимательно-дотошным осмотром яхты.

И я кое-что нашел. На самом днище обнаружились четыре полосы продолговатой формы - широкие отверстия, ведущие прямо в трюм. Похоже, с них и началось затопление. Но отверстия эти - не след повреждения, они обработаны, судя по всему, они - часть яхты. Предусмотренная конструкцией часть. Только кто будет делать дырки в дне?

Я заплыл в трюм и увидел нечто среднее между крышкой и люком, расположенное прямо над отверстиями. Видимо, эта крышка раньше блокировала их, не позволяя воде попасть внутрь, а уже когда ее отодвинули, яхта начала тонуть.

Ерунда какая-то. Зачем проектировать яхту, которую так просто затопить? Мне доводилось бывать на разных моделях яхт, в том числе и на таких, где был люк в днище - для удобства работы зверей. Но те яхты не тонули! Да и вообще, эти отверстия - не люк, через них человек не полезет, от них вообще никакой пользы нет!

Все это было очень странно, но у меня больше не было времени оставаться здесь - люди ждали лекарства. Да и вообще, возле яхты не найти следов, способных указать на произошедшее, даже если бы они были, океан бы их не сохранил.

Ясно одно: кто-то из людей намеренно затопил яхту. Но кто? Ведь все четверо, если верить словам Вильгельмины, были в воде, когда это случилось! Да и зачем вообще топить собственную яхту? Чтобы стать приманкой для акул? В этом нет никакого смысла!

Кого я умудрился подцепить посреди океана? Психов-самоубийц? Такое возможно только с моей удачей!

***

- Есть хочешь?

Я настолько глубоко задумался, что не заметил приближение Вильгельмины. Правда, поводов корить себя не было - если бы от нее исходила угроза, я бы почувствовал. А так... что мне может сделать человеческая самка?

Исключение - Лита. Она может довести меня до такого состояния, что я на собственный хвост нанижусь.

- Не откажусь.

Основным блюдом, как всегда, была пойманная мной рыба, а роль десерта вполне достойно исполняли оранжевые плоды, столь любимые Штуковиной. Люди решили, что раз зверек их ест, значит, они не ядовиты. Интересно, рассматривали ли они как аргумент то, что Штуковина сама ядовита?

- Вот, держи.

Вильгельмина на этот раз развлеклась: она нарезала мясо такими тонкими ломтиками, что они прожарились до хруста. Учитывая, что иного способа придать рыбьему мясу хороший вкус без приправ не было, ее фантазия заслуживала похвалы.

- Выглядит отлично!

- Спасибо, - бледные щеки девушки окрасились в розовый. - На ужин будет черепаховый суп, там даже будут специи - ты их принес с нашей лодки!

Ага, черепаху тоже я поймал.

С затонувшей яхты я натаскал немало вещей, но не разбирал их, предоставил людям сомнительную радость копаться в мокром барахле. Девушки были несказанно рады одежде, Роберт - продуктам в пластиковой упаковке. Остин не радовался вообще, ему не до того было.

Сейчас я сидел в отдалении от их мини-лагеря, на камнях у самой воды. Здесь меня и нашла Вильгельмина, и вовремя: я с самого своего возвращения хотел поговорить с ней с глазу на глаз.

Прожаренное рыбье мясо оказалось на редкость приятной штукой, на какой-то момент я даже забыл, о чем хотел спросить девушку.

- Ну как? - Вильгельмина попыталась заглянуть мне в глаза. Напрасно, когда на мне броня, мой взгляд невозможно прочитать.

- Шикарно, тебе поваром надо быть!

- А я и есть повар, у меня свой ресторанчик в Аделаиде.

У нее в собственной матери ресторан?! Нет, однозначно, Аделаида - город.

Раз уж она сама вышла на тему личной жизни, надо пользоваться случаем.

- А твои друзья кто? Тоже с тобой работают?

- Нет, конечно! - рассмеялась Вильгельмина. - Им вообще работать не надо! Джин и Остин - брат и сестра, дети очень богатого судоторговца. У них работа такая - наследники. Их отец и дед столько денег наколотили, что на десять поколений вперед хватит! Но ты не пойми меня неправильно, они замечательные ребята, вовсе не снобы! Джин - моя лучшая подруга, так всегда было, с самой школы!

- А Роберт?

- Роберт - их двоюродный брат, он с ними уже лет пять живет, с тех пор, как погибли его родители.

- Похоже, у вас хорошая компания.

- Самая лучшая! - с готовностью подтвердила девушка. - Мы постоянно гуляем вместе, путешествуем. Это не первый наш такой заплыв на яхте!

Вот и получил ответ. Ну и кто из такой милой и доброй компании мог проделать дырки на дне яхты? Смысла нет! Вильгельмина, похоже, обеспечена, у нее нет причин для зависти, а остальные трое и вовсе семья.

- А вы все время на этой яхте плаваете?

- Нет. Это был испытательный заплыв и он, как ты можешь видеть, сорвался. Хотя это наша ошибка, нам не следовало пускаться в такое рисковое путешествие на новой лодке!

Да уж. Особенно если в ней дыра.

Логики нет! Я видел конструкцию этого люка, он явно был спроектирован для намеренного затопления яхты! Но кто мог его открыть, когда все четверо были в воде? Акулы, что ли? Ага, решили лишить свой обед транспортного средства!

Я знаю, что такое дружба. Если дружишь с кем-то много лет, нет желания топить его, да еще и на своей яхте. Может, я где-то ошибся или что-то просмотрел?

- Кэрол, о чем ты думаешь?

- О закате и зеленых лангустах, - буркнул я.

Она рассмеялась... красивый смех, но совсем не такой, как у Литы. И почему я все время сравниваю их?

Некоторое время мы сидели молча, рядом. Ветер играл с волосами Вильгельмины, иногда насмешливо бросая их девушке в лицо. У Литы тоже всегда были такие проблемы, и она много раз хотела постричься коротко, как многие другие смотрительницы, но я отговаривал. Я любил ее волосы.

- Кэрол, почему ты не хочешь сказать, кто ты?

- Потому что нельзя.

- А хочешь, я угадаю? - в красивых глазах Вильгельмины мелькнул вызов.

- Попытайся, но сразу предупреждаю: я не морское чудище. И не водяной. И не русалочка!

- Я так и не думала. Когда я была маленькой, мой отец рассказывал мне одну легенду... о драконе. О том, что много веков назад в море жили драконы - прекрасные, умные и гордые.

Начало довольно предсказуемое. В другое время я бы совсем неромантично поржал и ввинтил пару грязных шуточек, но сегодня просто не было настроения. Наверное, пляж забытого Богом острова - лучшее место для таких вот примитивных историй. И вообще, я ведь не могу однозначно сказать, что к прекрасным, умным и гордым не отношусь!

- Однажды благородный дракон увидел на берегу молодую человеческую девушку, - продолжила Вильгельмина, - и полюбил ее. Он так хотел быть с ней рядом, что изменил свое тело, сделав его близким к человеческому, и вышел на берег. Девушка тоже любила его, однако уже была обещана другому - доброму человеку, но нелюбимому. Чтобы не опозорить честь семьи, но и не предать дракона, она в отчаянии бросилась со скалы в море и погибла.

Ну и дура.

- Дракон тосковал по ней день и ночь. Его семья звала его вернуться к ним, но он просто не мог забыть. Он остался среди людей и своей мудростью и силой защищал и помогал им. Однако люди оказались неблагодарны, они прогнали дракона, назвав его порождением зла. Он, оскорбленный, ушел в море, и больше его никогда не видели.

- И ты думаешь, что этот дракон - это я? - полюбопытствовал я, откидываясь на песок. Ну, меня неблагодарные люди тоже поперли!

- Ты очень похож. Ты добрый, сильный, и ты спас нас!

- Не надо меня идеализировать. Начнем с того, что я, оскорбленный, не ухожу в море, а сворачиваю пару шей, пока передо мной не извинятся. Или, минимум, бью по наглым мор... лицам.

- И что, разве ты никогда не полюбил бы человеческую девушку?

Литы здесь не было, так что, теоретически, я мог и соврать. Но... боюсь, это только усугубило бы тоску по ней.

- Я уже люблю.

- Вот видишь! - победоносно улыбнулась Вильгельмина. - Значит, ты дракон!

Гениальный вывод. Из той же серии: песок желтый, поэтому он - солнце.

На самом деле никакой я не дракон. Я - коктейль, если задуматься. Смесь ДНК древнего зверя, человека и электрического ската. Не хватает только вишенки на макушке и трубочки в... Так, ну у меня и мысли пошли!

К нам подкатилась Штуковина, но остановилась где-то в метре от меня. Видимо, ее отпугивало присутствие Вильгельмины.

- А это что такое? - девушка кивнула на существо с непроницаемыми черными глазками.

- Питомец мой. Ты удивишься, если узнаешь, сколько всего обитает на дне, о чем вы, люди, и не подозреваете!

- Я догадываюсь. О море сложено много легенд, и я всегда чувствовала, что все они не могут быть выдумкой, что-то должно быть правдой! Я хотела понять, где эта грань. Занималась подводным плаванием специально, ездила в такие путешествия. И вот к чему это привело! Наверное, людям просто не дано. Нам не место в океане.

Я почувствовал прилив симпатии к этой девушке: немногие представители рода человеческого способны признать свою слабость.

- Не переживай. Не нужно пытаться покорить океан и вырвать у него все тайны, как делают некоторые. Просто... Иногда заходи к нему в гости.

Вильгельмина рассмеялась, но без особого веселья.

- Ладно, мне пора. Нужно поставить суп вариться, дело долгое!

- Сильно не затягивай, - я посмотрел на линию горизонта, пока еще безоблачного, - скоро будет ливень.

- Серьезно? Откуда ты знаешь?

- Чувствую. Дождь уже есть в ветре.

- Тогда пусть будет так. Спасибо за предупреждение.

***

- Прости меня, - я попытался выдать свою лучшую улыбку, но получалось плохо. Тут еще настроение нужно. - Мне не следовало убегать.

- Следовало, - покачала головой Лита. - Ведь это я тебе приказала! Я знала, что делаю. Но теперь все в порядке.

Мы были в ее кабинете на базе, только в нем почему-то было в разы меньше мебели: куда-то исчез стол вместе с компьютером, полки. По сути, осталась только кровать да пара стульев. И еще в стене откуда-то появилось окно, из которого лил яркий свет, причем настолько яркий, что я не мог различить, что находится за стеклом. Вообще странно это, учитывая, что кабинет Литы расположен на одном из подземных уровней.

Я не помнил, как добрался сюда, но это, наверное, от усталости или от радости. Какая разница? Главное, что добрался! И она теперь передо мной.

- Тебя не было слишком долго, - моя смотрительница подошла ближе, положила руки мне на грудь. - Я скучала!

А уж я как скучал! Мое тело среагировало на ее присутствие мгновенно, пришлось в срочном порядке убирать броню. Все эти долгие дни я чувствовал расстояние между нами и теперь, наконец, все закончилось.

Поцелуй начал я, но и Лита не осталась без инициативы: мягко толкая ладонями в плечи, она довела меня до кровати. Что ж... традиционно, но не скучно.

Моя смотрительница наклонилась надо мной, снова прижалась губами к моим губам. Я же тем временем избавлял ее от пиджака, от блузки, а мой хвост выигрывал войну с ее юбкой. Я уже чувствовал ее тепло, ее запах был повсюду...

И тут какая-то скотина вылила на нас ведро воды!

От неожиданности я подскочил, широко открыл глаза и натолкнулся на темноту. Не кромешную, конечно, но контраст с только что окружавшим меня светом был неприятный. Обычная темнота южной ночи.

Дьявол! Такой сон сорвался! Даже если это просто сон... он мог бы принести хоть какое-то облегчение! А так что? Я оказался под холодным проливным дождем, с учащенным сердцебиением, разочарованный в ноль. Ненавижу ливни!

Я ночевал в значительном отдалении от людей, потому что знал, что рядом с умирающим не засну. Так что я помог им подготовить их шалаш к буре, а сам потом обустроился в зарослях кустарника. Человеку такие условия показались бы спартанскими, а мне нравилось. Пока дождь не полил!

Сам дождь меня мало беспокоил, даже наоборот, мне в таких условиях дышать легче. А вот за прерванный сон "спасибо" не скажешь. Проклятые гормоны, успокаивайтесь уже!

Ливень грохотал по всему острову, сливая воедино прочие звуки и временно уничтожая запахи. Именно поэтому я заметил приближение Вильгельмины не сразу, а только когда она стояла совсем рядом со мной.

Испугалась, наверное. Люди боятся сильных ливней, это я уже давно заметил. Сейчас угомоню, объясню все популярно и выпровожу обратно в шалаш.

Но когда я открыл глаза, все слова успокоения разом вылетели из памяти.

На девушке не было ничего, кроме белой мужской рубашки, да и та, вымокшая, значительной защиты собой не представляла. Я успел неплохо рассмотреть точеное гибкое тело и бледную кожу, прежде чем мне хватило силы воли отвести взгляд.

- Я могу поинтересоваться, что ты здесь делаешь? - вопрос прозвучал вполне спокойно. Да я просто монстр самоконтроля!

- К тебе пришла, - указала Вильгельмина.

Я решил не притворяться клиническим идиотом и не спрашивать, зачем она пришла. Не читать же монолог Гамлета! В таком наряде выбор действий невелик.

Вместо этого я поинтересовался:

- Зачем тебе это нужно?

- Потому что ты дракон, - ответила она. Я не смотрел на девушку, но чувствовал, что она улыбается. - Нет, прошу, не отрицай, этим ты ничего не добьешься. С первого взгляда на тебя я почувствовала, что ты и есть тот самый дракон, в которого я верила столько лет.

Она подошла поближе, и я почувствовал запах возбуждения, исходивший от нее... сильный, уверенный. От этого у меня закружилась голова, давление в нижней части тела нарастало, хотелось снять броню, но я терпел. У животной части меня были вопросы по поводу того, какого хрена я делаю, но человеческая часть старалась думать о той, другой.

- У дракона из легенды была любимая.

- И у тебя есть. Я помню, ты говорил. Я знаю, что не смогу ее заменить - никогда. Я и не пытаюсь! Пожалуйста! Я прошу у тебя только одну ночь.

Она верила в то, что говорила, я инстинктивно чувствовал это - животное не обманешь. Возможно, мне и следовало ей отказать, но тут слишком многое навалилось: ощущение отдаленности от Литы, этот сон, дождь и ночь...и то, что Вильгельмина до дрожи похожа на мою смотрительницу.

Я убрал броню под кожу, приподнялся на локтях. Вильгельмина не стала рассматривать "нового меня", вместо этого почти сразу прильнула ко мне, будто боялась, что я передумаю. И напрасно, потому что чтобы передумать, надо сначала думать.

Нет, в какой-то момент я попытался контролировать ход ситуации, честно. В смысле, сохранять здравый рассудок и все такое. Но потом, когда мы уже были вместе, были единым целым, и я чувствовал только запах ее волос, да еще цветов, что росли рядом с нами, я понял, что не выдержу так. Либо отталкивать ее, либо подчиняться этому моменту полностью.

Я выбрал второе.

***

По всем законам - природным и человеческим - я сделал гадость. Сходство двух девушек не оправдывает меня, я ведь прекрасно знал, на что соглашаюсь, кто со мной. Ну, поначалу, потому что кульминацию ночи я помню весьма смутно.

Теперь совесть, в моем случае представленная человеческой половиной, не оставит меня покое. А что если о случившемся узнает Лита? Что если я потеряю ее из-за этого? Нет, моя смотрительница не должна узнать, любой ценой!

Единственным преимуществом случившегося, пожалуй, было то, что я частично избавился от напряжения, не покидавшего меня все эти дни, хотя тоска по Лите и моя связь с ней никуда не исчезли.

Так, стоп, а почему я не чувствую никакой связи с Вильгельминой?

Я покосился на девушку, лежащую рядом со мной; она по-прежнему спала, подрагивая во сне от холода. По идее, то, что было между нами этой ночью, должно было стать причиной связи! Но не стало. Значит, между Литой и Вильгельминой есть какое-то очень существенное различие.

Да уж, не думал, что докачусь до измены! С другой стороны, Лита была с другими самцами, правда, до меня, но это подробности. Так что мы, можно сказать, квиты.

Липовая отмазка, в которую даже я сам не верю.

Вильгельмина вздрогнула, начиная просыпаться. Я скользнул взглядом по ее телу, все еще обнаженному, все еще красивому, но мое собственное тело не отреагировало. Любопытно.

Увидев меня рядом с собой, девушка улыбнулась:

- Я уж думала, ты мне приснился!

- Вильгельмина...

- Думаю, после того, что случилось, ты можешь смело называть меня Вилли!

Она поцеловала меня, но я не ответил. Не то чтобы намеренно, просто так получилось. Я больше не хотел ее. Это можно было бы объяснить животными инстинктами: самец, покоривший самку, теряет к ней интерес. Одна только загвоздка - Литу я хотел снова и снова.

Вильгельмина все поняла, отстранилась:

- Это ведь из-за нее, да? Из-за Литы?

- Откуда ты знаешь ее имя?

- Трудно не запомнить слово, которое тебе кричат на ухо в самый прекрасный момент твоей жизни! Ты ведь все это время о ней думал, да?

Выходит, что так... Самый прекрасный момент, значит? Я крут! Жалко, рассказать никому нельзя.

- Прости меня.

- Не извиняйся, - Вильгельмина отвернулась, но недостаточно быстро, я все равно успел увидеть закипающие в ее глазах слезы. Прекрасных, чудесных медовых глазах. Проблема только в том, что мне нужны серые. - У меня с самого начала не было иллюзий! Мы ведь говорили об этом. Просто я думала, надеялась.

Надеялась, что когда я буду с ней, я просто не смогу думать о другой. Напрасно... я не знаю, что есть такого особенного в Лите, что заставляет мое сознание возвращаться к ней в любых ситуациях.

- Но ты не переживай, - девушка попыталась как можно незаметней смахнуть слезы. - Я свое слово сдержу, я не буду к тебе приставать, напоминать об этом. Даже если я когда-нибудь встречу эту Литу, я ни слова не скажу ей, клянусь! Я и так виновата перед ней, что украла ее дракона на одну ночь.

Девочка склонна все романтизировать.

- Вильгельмина... Вилли...Мне очень жаль.

- А мне - нет. Я очень рада, что пошла на это, потому что... Потому что это лучшая ночь в моей жизни! - выпалила она на одном дыхании. - Никогда еще... ни с кем... не было так. И если Господь позволит мне носить твоего ребенка, я буду счастлива! Ты лучше всех мужчин, с которыми я была. Никто не сможет тебя превзойти!

Да, я такой. Куда уж человеческим самцам тягаться со мной? Можно обойтись без ложной скромности, я лучший. Подождите, она только что сказала...

Какого еще ребенка?!

Мысль о том, что Вильгельмина может забеременеть, ни разу не приходила мне в голову. Я просто отвык беспокоиться об этом, потому что о бесплодии Литы знал достаточно давно. Но я должен был сообразить, что далеко не все человеческие самки бесплодны!

Девушка продолжала говорить что-то напыщенное и не в меру романтичное, а я сосредоточил все свои способности на ее ауре. Если она уже беременна, я почувствую, это отражается на состоянии организма.

Хотя, если она беременна, что я буду делать? Устрою ей аборт методом протыкания хвостом? Сама она избавиться от ребенка не согласится, она просто помешана на этом драконе! А человеческая женщина вообще может забеременеть от зверя второй серии? От любого зверя? Случаев вроде не наблюдалось.

Я проверял ее снова и снова, до головокружения, однако никаких перемен, никаких следов зарождения новой жизни не находил. Повезло-то как! Но в будущем надо быть поосторожней.

- Мне нужно возвращаться к остальным, - сказала Вильгельмина.

Ливень давно прошел, над островом сияло солнце, и только мокрые растения напоминали о ночной буре.

- Как ты думаешь, они еще спят?

Мне об этом и думать не надо, я проверить могу.

- Сейчас узнаем.

Мне казалось, что это будет обычная проверка, но то, что я почувствовал, заставило меня вздрогнуть всем телом.

Вильгельмина заметила это:

- Что случилось?

- Джин и Роберт спят. А Остин умер.

***

- Don't you dare to come near him, you freakin' lizard!

Джин и так не была красавицей, а истерика так вообще никого не красит. Кожа девушки стала синевато-бордовой, покрылась непонятными пятнами, глаза совсем опухли от слез и превратились в две узенькие щелочки. Ее уже два раза рвало, да и дрожь, больше похожая на судороги, не прекращалась с того момента, как она поняла, что ее брат мертв.

- It's all your fault! You brought us here, you were supposed to keep him alive! It"s all because of you!

Я не понимал каждое слово, но общая суть дошла до меня. Джин обвиняла меня в смерти Остина, вроде как я должен был его спасти. Меня подобные обвинения не радовали.

Я повернулся к Вильгельмине, которая тоже плакала, но при этом сохраняла здравый рассудок, и сказал:

- Значит так. Переведи ей следующее: я никого не убивал. Да, я привез вас на этот остров, вот такой я дурак. Если ей очень хочется вернуться на море, к акулам, то это вполне можно устроить!

Вильгельмина перевела. Вообще, она изменила свое отношение ко мне после той ночи. Теперь она всегда опускала передо мной глаза, старалась услужить, делать, как мне нравится. Пока еще прошло мало времени, но я уже уверен, что скоро это начнет меня раздражать.

Джин замолчала, хоть и продолжала испепелять меня взглядом, явно представляя мою медленную и мучительную смерть. Люди! Никакой благодарности! Я их от смерти спас, так я еще и виноват, что один из них где-то там ногу поранил!

Кстати, а трупа-то я и не видел. Когда мы с Вильгельминой пришли ко всем остальным, Джин и Роберт уже узнали о случившемся ночью и накрыли мертвое тело тряпкой. Честно говоря, скоропостижная смерть Остина меня заинтриговала, по моим подсчетам он должен был протянуть еще как минимум сутки. Так что мне любопытно посмотреть, как же он это так умирал.

Я направился к телу, но на моем пути стал Роберт. Он не плакал, но я чувствовал пылавший в нем гнев, и гнев этот был направлен на меня.

- Back off, freak!

Непонятно, но явно грубо.

- Ушел с пути!

- I said back off! Jean's right, he died because of you!

Я услышал знакомое имя, значит, толстяк поддерживает Джин. Да оно и понятно, сестрица ведь! Ну, или кузина.

- Я все равно осмотрю тело, но возможны неприятные последствия для тебя. Так что отодвинься сам, а если не можешь - я тебя отодвину!

Не думаю, что он был в состоянии понять хоть слово, но должен был распознать угрожающий тон.

- Robert, just let him do it! - вмешалась Вильгельмина. Она-то явно на моей стороне.

- You stay out of this! - прорычал Роберт. - I can"t believe you actually let this... this... thing fuck you!

Кажется, я понял, что он сказал. И пылающие щеки Вильгельмины подтверждают мою правоту.

В общем, быть корректным и дальше не имело никакого смысла. Я схватил Роберта за шкирку, да так, что даже рубашка порвалась, и швырнул в сторону океана. Судя по неловкому плюху, докинул.

Теперь уже никто не мешал мне осмотреть труп: Джин рыдала на плече у Вильгельмины, но молчала. Девушки предпочли остаться в стороне, не хотели видеть то, что видел я.

И правильно, потому что Остин оказался не самым приятным трупом. Я плохо рассмотрел его лицо, когда он был жив, но вряд ли он всегда так выглядел. Глаза его были широко распахнуты и, частично, выкатились из орбит. Полуоткушенный язык был окружен пленкой засохшей пены, мелкие сосудики полопались.

Так от заражения крови или от ее потери не умирают. Так умирают от яда - по крайней мере, других вариантов у меня нет.

- Вилли! Спроси у нее, кто обнаружил труп, - не оборачиваясь, велел я.

Ответ Джин не нуждался в переводе:

- Robert.

Ага, понятно. И его эта картинка не смутила? Что-то я не помню удивления в его ауре.

Я осматривал тело, пытаясь понять, как внутрь попал яд, и наконец нашел кое-что стоящее. На шее четко отпечатались два тонких клыка - змея, вне всяких сомнений. Но только... какого черта змея приползла сюда, к умирающему человеку? Ненормальное поведение. И вообще, почему она выползла в ливень?

В том, что отравление произошло в грозу, я не сомневался: такая смерть не проходит беззвучно, и ее бы услышали, если бы не шум ливня. Я бы уловил чувство смерти в любом шуме, но я в этот момент... был занят.

И еще: я не вижу следов на песке, даже там, где был навес. Так что одно из двух: либо на этом острове обитают летающие змеи-шизофреники с маниакальными наклонностями, либо змеюку кто-то принес. Но кто?

Роберт? Нет, не мог он убить своего собственного брата! И уж точно не Джин, такую истерику, как у нее сейчас, невозможно подделать. Тогда кто? Вильгельмина? Теоретически, возможно, она ночью не спала и даже "отвлекала" меня. Но практически... Когда она пришла ко мне, Остин был еще жив, а такой яд действует быстро.

Остается только Роберт, все, нет вариантов. Но... он убил собственного брата!

От понимания этого мне стало тошно. Один из главных законов природы - не убивай своего! Других убей, себя отдай, но своего родича спаси! Люди...

Хотя нет, не только люди. Ведь меня когда-то тоже предала моя родная стая. Меня бросили умирать, даже не попытавшись предупредить об опасности. Так что предательство, это, наверное, следствие ума.

Я снова закрыл труп куском материи, девушкам не нужно было это видеть.

- Кэрол? - нахмурилась Вильгельмина. - Ты что-то нашел?

- Да, есть кое-что. Не беспокойтесь об этом, я разберусь. А где Роберт?

Действительно, где эта рыжая вошь? В океане его не было, на обозримом берегу - тоже. Хотелось бы верить, что он утопился, но... такие не тонут.

- Where's Robert? - Джин рассеянно моргала опухшими веками. - Where... where did he go?

Конечно, она вполне могла бы и в этом обвинить меня, но девушка уже перешла в то состояние, когда наступает полное равнодушие ко всему. Сейчас за ней глаз да глаз нужен, а то, чего доброго, раздробит себе голову об камень.

Роберт мог думать, что он спрятался, но от меня скрыться невозможно: этот остров очень маленький, я тут каждую травинку чувствую. Сейчас посмотрим, куда он забился. Так, вдоль берега бежит, на другой конец острова, зачем - не понятно. Что, дальше поплывет, за горизонт? Странно...

Тут много странного.

- Следи за ней, - я кивнул на Джин. - Глаз не спускай, понятно?

- Да, - нерешительно кивнула Вильгельмина. - Кэрол... ты думаешь, Роберт причастен к этому?

- И не только к этому. Ждите здесь, я скоро вернусь.

На этом острове для них нет иной опасности, кроме Роберта, а за Робертом слежу я, так что все будет нормально.

Я не собирался ловить его и тащить обратно: были все основания полагать, что у него есть какой-то план. Возможно, этот план и есть единственная возможность вытащить девчонок с острова.

Я почти не сомневался в том, что это Роберт заказал яхту с люком на дне - яхту, которую можно затопить! Оставалось лишь понять, на что он надеялся и почему оказался в такой ситуации. Акулы-то вряд ли были его союзницами, они вполне искренне хотели сожрать всех четверых!

Короче, мои догадки не имеют большого смысла, есть лишь один способ узнать наверняка - добыть информацию из самого Роберта. Любыми способами.

Я не последовал за ним вдоль берега, потому что этого он и ожидал. Вместо этого я пошел напрямик, через остров. А что? Опасности нет, погода приятная - прогуляюсь!

Не могу сказать, что меня серьезно расстроила смерть Остина. Может, это и цинично с моей стороны, но я ведь едва знал парнишку! Нет, гораздо больше меня волновало знакомое мне пакостное ощущение, что я что-то упустил. А, неважно, все равно рано или поздно пойму! Хотя лучше рано.

Все то время, что я шел, Роберт оставался на одном месте, я прекрасно чувствовал его. Видимо, он решил, что погони не будет вообще и что здесь он в полной безопасности. Нет, а чего он ожидал? Что я побегу за ним с шашкой наголо и криками "Э-гэ-гэй, мерзавец, стой!"? Так ведь у меня даже шашки нет!

Я затаился в кустах, чтобы он не заметил меня; отсюда открывался прекрасный вид на пляж. Роберт сидел на берегу, не оборачиваясь... собственно, он ничего не делал. Но внимание мое было обращено не на него, а на странный предмет, лежащий на камнях.

Я видел этот предмет и раньше - это был браслет, который Роберт носил на руке и не снимал даже тогда, когда входил в воду. Только теперь этот браслет излучал странные сигналы, которые я, будучи существом электрическим, прекрасно чувствовал. Похоже, это довольно мощный маяк!

Вот сейчас многое проясняется. Роберт отлично все продумал: заказал яхту с функцией самоуничтожения, позаботился о маячке. Видимо, он собирался отвести яхту подальше от населенных островов и утопиться, а потом вызвать подмогу, но шторм вмешался в его планы. Думаю, люк открылся по чистой случайности, слишком уж неудачное время и место для Роберта.

Непонятно только одно: почему он сразу не вызвал подмогу? Хотел избавиться от родственников? Ха, а акулы бы избавились от него! Скорее всего, что-то в маячке не сработало, ему пришлось рисковать... и тут появился я.

У меня определенно талант ввязываться в подобные мерзкие истории. Ну и ладно, я ведь еще жив! Значит, призвание у меня такое.

Нападать на Роберта сейчас я не собирался, мне нужно, чтобы он дождался подмоги. Уже ясно, что своими силами мне девиц на сушу не доставить. Вернее, доставить-то можно, но это чревато неприятными последствиями - для меня. Надо дождаться того "такси", которое вызвал этот братоубийца.

Так что я вернулся к девушкам. Мне не было нужды следить за молодым человеком, я и так чувствовал его, а значит, почувствую и других людей. А Джин и Вильгельмине мое присутствие нужней.

Вернее, одной Джин, потому что Вильгельмины на берегу уже не оказалось. Впрочем, быстрая проверка показала, что она всего лишь пошла за водой. Блин, я же сказал ей, чтобы не оставляла Джин одну!

Я опасался, что при виде меня блондинка опять развернет агрессивные действия, но она казалась смущенной и бесконечно грустной.

Увидев меня, Джин сказала:

- I'm sorry I blamed you. I...I saw the body. My brother was bitten by a snake... It"s not your fault. I"m really, really sorry.

Я понял многое, хоть и не все. По словам и по ее наклоненной голове я понял, что девушка извиняется передо мной за то, что произошло раньше. И еще она сказала "снэйк", а это, вроде бы, значит "змея". Получается, Джин разобралась в причине смерти своего брата.

- But I think you should know something, - ее взгляд стал настороженным, очень серьезным. - Robert... he"s afraid of snakes. He has always been afraid of them, ever since his childhood! He would never have touched a snake... I think that"s important.

Как это ни странно, я понял все - и смысл сказанного, и то, почему она сказала это лично мне, а не попросила Вильгельмину перевести. На душе стало до жути погано.

Роберт очень боится змей.

Роберт не подкинул бы змею к Остину, даже если бы захотел.

- Кэрол, ты уже вернулся? - Вильгельмина шла к нам с полным котелком воды. - А где Роберт?

- На другом конце острова. Не переживайте, он пока для вас не опасен.

Я улыбаюсь. Я буду играть эту роль до конца.

- Почему ты не привел его сюда?

- В этом нет необходимости. Доверьтесь мне, я уже нашел способ вернуть вас домой. У вас еще есть еда?

- Да, немного жареного мяса и фрукты, а что?

- Просто не хочу уходить в море. Не хочу оставлять вас тут одних!

Ложь, конечно. На самом деле я не хотел оставлять их наедине.

***

Ночь прошла спокойно и в одиночестве. По правде говоря, я ожидал, что Вильгельмина снова явится, и я смогу красиво ей отказать - это несколько уменьшило бы мою вину перед Литой... надеюсь. Но после заката ко мне явилась только Штуковина, да и то просто погреться.

Проснулся я ранним утром, когда дальняя сторона океана начала едва заметно светлеть. Я сразу же понял, что разбудило меня чужое присутствие - не на острове, а рядом с ним. Прибыли!

Вильгельмина и Джин все еще спали, да оно и понятно, людям несвойственно просыпаться в такое время. Сначала я решил разбудить их, но, подумав, решил оставить все как есть. Не думаю, что существует угроза.

Сам я направился к противоположному концу острова, чтобы вместе с Робертом поприветствовать гостей. Штуковине строго-настрого было велено оставаться рядом с девушками, но эта шипастая пакость могла и не послушать.

Я пробирался через заросли с ловкостью и грацией, которой позавидовал бы леопард, если бы леопарды умели завидовать. В такие моменты я почти жалел, что меня никто не видит - сразу бы избавились от всех стереотипов относительно неуклюжести земноводных.

Как и следовало ожидать, Роберт не услышал моего приближения. И я тихий, и океан очень удачно шумит, и внимание человека направлено совсем не на джунгли, а на белоснежную яхту, остановившуюся недалеко от острова.

Я уже чувствовал, что на яхте пять человек. Двое были настроены очень агрессивно, но остальные трое просто волновались. А вот это уже интересно... может ли оказаться, что о плане Роберта знают не все?

От яхты отделился плот, на котором я видел - и чувствовал - двух мужчин; это только подтверждало мою догадку. Роберт, судя по ауре, радуется.

Мужчины были хорошо вооружены, двигались легко, видимо, это бойцы - не спасатели. Скорее всего, наемники.

- Are you alone? - поинтересовался один из них.

Роберт отрицательно покачал головой:

- No, Jean and Willie are still alive. But... on this island, here, lives some strange freaky creature from the ocean... it"s called Karol...

Про меня рассказывает, гад! Придется принимать меры.

Мужчины хмурились, один из них проверил, хорошо ли закреплены ножи у него на поясе. Видимо, история о чудовище из океана не вызвала у них сомнений, равно как и опасений.

Да ребятки без мозгов, хоть в чем-то повезло!

- We have to finish this quickly, the captain's worried already, - сообщил один из прибывших.

Так, если я правильно понял, капитан волнуется... получается, капитан ничего не знает! События складываются лучше, чем я ожидал, но это еще не повод расслабляться.

Они решили идти прямо через джунгли, так что я начал медленно отступать, ни на секунду не упуская их из вида. Роберт шел между своими охранниками, но все равно колотился и постоянно оглядывался по сторонам, он-то знал, с кем имеет дело. А вот мужчины не могли похвастаться такой осведомленностью и думали, что оружие их спасет. Знали бы они, что пули меня не берут! Ничего, всему свое время.

Я первым достиг поляны с повешенным, тут меня и осенило. Я со скоростью ящерицы забрался на дерево, затащил туда же скелет, который едва не рассыпался, и стал ждать. Все-таки очень удобно чувствовать чужие ауры - ты всегда точно знаешь, где твой враг.

Они вышли на край поляны, осмотрелись и смело пошли вперед; никому и к голову не пришло посмотреть наверх, а зря! Когда они были прямо подо мной, на них обрушился целый дождь из человеческих костей...

Думаю, такого крика этому острову слышать не приходилось. Орали все трое, да так, что листья на пальмах дрожали! А потом устроили стрельбу во все стороны, но я уже давно соскользнул с дерева и затаился в кустах. Не от страха, просто не хотел слишком рано раскрывать себя.

Вот тогда и произошло то, что я предвидеть не мог - один из этих громил подстрелил другого. Не одной пулей, а целую очередь по нему провел, но все случайно. Здоровенный мужчина рухнул, как подкошенный, не издав ни единого звука. А второй испугался.

- You fuckin' idiot! - прошипел Роберт, успевший проверить пульс мужчины. - He's dead.

Ага, мертв. Сразу умер, потому что, похоже, сердце задето. Я это почувствовал еще до того, как он на землю упал.

- What the hell was that? - второй мужчина, очень бледный, но абсолютно невредимый, указал на человеческий череп.

Что это было, что это было... Человек это был, которому жутко не повезло!

- That was Karol! - глаза Роберта мелькнули ужасом, граничащим с безумием. Да, слабые у парнишки нервы. - This monster is smart, really smart! He managed to set a trap for us!

Похоже, меня хвалят. Ну, в их понимании - оскорбляют.

- Let"s get back to the ship, - судя по тону, это было предложение. На корабль, небось, хотят вернуться и уплыть отсюда ко всем чертям.

- No, - Роберт как-то совсем по-звериному оскалился. - We have to make sure that Jean is dead!

Некоторые просто не знают, когда нужно сдаться!

Хотя что от него ожидать? Тот, кто убил своего брата. Кто отнял сына у людей, приютивших его. Может ли он в принципе проявить благоразумие и вообще что-нибудь, связанное со словом "благо"?

Они начали пробиваться дальше, так и оставив труп своего спутника на поляне. Да уж, этому острову суждено стать кладбищем...

У меня больше не было мест для засады, да и вообще, я остался позади. Это могло означать только одно: придется нападать самым традиционным способом.

Я рванулся за ними через джунгли, уже не пытаясь быть осторожным - я хотел, чтобы меня услышали. Наверное, такой бег был бы даже веселым, если бы не то, что мне предстояло сделать.

Я не люблю убивать людей. Вообще-то мне нетрудно убить человека, даже вооруженного, особенно если сравнивать с другими противниками, встречавшимися на моем пути. И все равно, убийство людей всегда будет отдельной категорией.

Меня встретили стрельбой, чего и следовало ожидать. Пули ощутимо колотились о мою броню, но вреда мне не причиняли, даже боль была мелкой. Примерно так бы чувствовал себя человек, которого расстреливают горошинками. Я только пониже опустил голову, чтобы они, по дурной удаче, не попали мне в глаза, и продолжил движение вперед.

Роберт вдруг взвыл и перестал стрелять, но у меня не было времени разбираться, что произошло. Я налетел на них и одним широким движением хвоста откинул старшего мужчину метров на пять, в кусты.

Понятно, что такой удар его не убил, так что я готовился добивать. Однако из кустов послышались дикие крики и змеиное шипение - похоже, змей там несколько. Крики затихли, а мужчина не поднялся. Что ж, одним трупом на моей совести меньше.

Я перевел взгляд на Роберта; он катался по траве, прижимая обе руки к огнестрельной ране чуть пониже левого колена. Да, стрелки из них неважные. Одного убили, другого ранили, а я стою невредимый.

- Да уж, ты точно не Вильгельм Телль, - проворчал я.

Роберт замер, испуганно покосился на меня:

- Please... please, don"t kill me!

Ну, начинается. Как других убивать, так они радостно потирают потные ручонки, а как перед ними чудовище появляется, так "донт кил ми". "Не убивай", значит. А я пока и не собираюсь.

Я забрал у Роберта оружие, перекинул дергающегося человека через плечо и направился к девушкам.

Все дорогу Роберт не мог заткнуться:

- Listen, I've got money! Lots of cash! I can give you whatever you want!

Я не понимал всего, но знал что "мани" - это "деньги". Подкупить меня пытается. Да уж, умом он не блещет ни с какой стороны. Что я буду делать с деньгами? Пойду в магазин и куплю себе "Бентли"? Или бриллиантовое колечко Лите? Только мне деньги не нужны, я ей побрякушки со дна океана таскаю, а толку? Она их все равно кому-то передает.

Джин и Вильгельмина, понятное дело, уже не спали - как тут поспишь при таком шуме! Обе были напуганы, но сидели в разных концах пляжа. Увидев меня, девушки вскочили на ноги.

- Что происходит?

Роберт угрюмо молчал, хотя был в сознании.

- Возле другого конца острова стоит яхта, на ней люди, которые понятия не имеют о случившемся, они будут рады всем вам. Переведи это Джин.

Вильгельмина перевела; Джин не спускала с меня умоляющих глаз. Ничего, не бойся, я знаю, что делать.

- А что с Робертом? - поинтересовалась Вильгельмина.

- Он останется здесь. Если Джин захочет ему помочь, она пришлет за ним корабль, но позже, с нами он не плывет. Его рана не смертельна, не опасная даже, так что протянет он довольно долго.

Моя собеседница, казалось, расслабилась.

- Это хорошо, мне бы не хотелось, чтобы ты убил его, мой дракон!

"Мой дракон"! Интересно, она уже с пальмы упасть успела или как? Совсем палку перегибает!

Джин подошла поближе ко мне, на руках у девушки сидела Штуковина. Это хороший знак того, что я не ошибся - мой самоназначенный питомец разбирается в людях лучше, чем я.

- Пойдемте быстрее! - Вильгельмина тоже приблизилась. - Мне до чертиков надоел этот остров!

- Говоря "мы", я имел в виду себя и Джин, - спокойно пояснил я. - Ты никуда не плывешь.

Выражение ее лица в этот момент было бесценно, я бы даже засмеялся, если б не было так тоскливо.

- Почему? - с трудом произнесла Вильгельмина.

- Потому что Роберт ранен и почти не может ходить, нужно, чтобы кто-то носил ему еду и воду, оберегал от змей. А ты змей не боишься, вот и займись.

- Но, дракон...

- Слушай, не надоело комедию ломать? - я поморщился от отвращения. - Знаешь, может, я и кажусь настолько тупым, но в твоей игре даже тупой разберется. Ты изначально была заодно с Робертом, ты даже сделала больше, чем он. Он, по сути, вообще ничего не сделал. Ему полагалось по твоему приказу открыть люк и затопить яхту, но это случилось из-за шторма, план сорвался. Вы четверо оказались на грани гибели, тут уж было не до убийства. А когда появился я, у вас снова появился шанс на жизнь, и, если Остин и Джин погибнут, на жизнь с деньгами. Так что план получил новую форму.

- Но... как ты понял? Я не лгала тебе той ночью!

Да уж, и только поэтому моя самооценка все еще на должном уровне. Так бы ходил баран бараном.

- Ты не лгала - но не во всем.

- И на чем же я прокололась? - как-то рассеянно спросила она.

- На излишнем обожании и причитаниях о возможном ребенке. Девушка, которая хочет ребенка от божества, не станет накануне принимать противозачаточные таблетки.

Про противозачаточные таблетки я знал от Юлии, она их постоянно с собой таскала. Потому не хотела рисковать, даже при том, что шансы забеременеть от зверя первой серии у человеческой самки ничтожно малы.

- Да, не смотри на меня так, я знаю, что это такое. Я уловил их запах сразу, но не хотел отказывать себе в маленьком развлечении, да и не нужно было тебя загонять в угол, потому что в таком состоянии люди, подобные тебе, творят еще большие глупости. Так что я решил продолжать этот фарс до нужного времени.

Я говорил очень уверенно, так, будто ни на секунду не терял контроль над ситуацией. На самом же деле я понимал это все по ходу речи, потому что только сейчас понял, что странный химический запах, примешивавшийся к запаху Вильгельмины, это и есть те самые противозачаточные таблетки, которые я сам и притащил с затонувшей яхты вместе с остальными лекарствами. Поначалу-то я реально испугался последствий!

Так что да, возможно, Вильгельмина и считала меня воплощением дракона из легенды. Но это не заставило ее отказаться от своих первоначальных намерений.

Джин вряд ли понимала, что я говорю, но она и так все знала - догадалась раньше меня. Внешне она казалась спокойной, но я прекрасно чувствовал, насколько ей больно сейчас. Еще бы, ведь ее предали двоюродный брат и лучшая подруга, а ее родной брат уже мертв! Жалко девчонку.

- И что теперь? - Вильгельмина низко опустила голову, подошла совсем близко ко мне. - Ты бросишь меня здесь, зная, что я могу погибнуть?

- Угу, - без тени сомнений ответил я. Она это заслужила.

- После всего, что между нами было?

- А то, что между нами было, понравилось и тебе, так что, считай, оплачено!

Она едва заметно усмехнулась, очевидно, считая, что я начал шутить и это дает ей какой-то шанс. Но я и в худших ситуациях прикалывался, характер у меня такой.

- Я не хочу оставаться здесь, Кэрол. А ты... ты мягче, чем кажешься, и гораздо нежнее.

Ну да, нежный, аки лютик.

- Не переоценивай меня.

- Я не останусь на этом острове добровольно. Я буду кричать, плыть за вами, если понадобится. И что ты сделаешь тогда? Изобьешь меня? Оставишь на съедение акулам?

- Не-а, я предпочитаю не гадать, а перестраховываться.

Прежде, чем она успела еще что-то сказать, я отвесил ей подзатыльник. Легонький совсем, по моим меркам, если б на ее месте стоял мужчина, я бы ударил хвостом, а так - рукой только. Но этого оказалось достаточно, чтобы Вильгельмина повалилась на песок и застыла без движения. Джин испуганно вскрикнула, а я остался безучастен. Я-то знал, что даже кость не пробил, и Вильгельмина скоро придет в себя... правда, с жуткой головной болью.

Роберт наблюдал за всем этим молча, хотя глаза его горели ненавистью. Но мне без разницы, меня и без того немалое количество народа ненавидит. Во главе с Костиком Стреловым.

- Пошли, - я улыбнулся Джин, чтобы подбодрить ее, хотя под чешуей это все равно осталось незамеченным. - Тебе здесь не место.

Мы шли вдоль берега, молча. А о чем говорить, если языка не знаешь? Впрочем, я чувствовал, что Джин успокаивается, и для меня это значило больше любых слов. Сейчас ей плохо, но она это переживет, ей ведь еще решать, что делать с этими двумя.

Я не мог идти с ней до самого плота, потому что не хотел, чтобы меня увидели люди на яхте.

- Джин... Видишь плот? Иди туда, плыви к яхте, я буду под водой и помогу тебе. Не бойся, все будет хорошо.

Учитывая, что у нее недавно умер брат, все уже нехорошо, но я должен был что-то сказать.

Кажется, она поняла меня, кивнула.

- Karol... will I ever see you again? I"d love to...

Вот тут я не совсем сообразил, о чем она, но на всякий случай предупредил:

- Мое существование - секрет. Это очень важно. Меня нет, никто не должен знать обо мне.

- Secret... I understand. Thank you very much... for everything...

Она вдруг подалась вперед и обняла меня. Без всяких намеков, без страха, так искренне, что я даже растерялся, а потом неловко обнял ее в ответ.

Надо же, как все обернулось. Изначально Джин боялась меня гораздо больше, чем все остальные, а тут... Времени-то немного прошло, а чудовищем я как был, так и остаюсь.

- I'm going to miss you, - в ее голосе слышались слезы.

Она что, плачет из-за того, что со мной расстается?!

- Да ладно, я же все-таки монстр.

- You're not a monster! - почти крикнула она. Ну вот, сейчас я получу за попытку оскорбить сам себя. - You're the kindest person I've ever met... Thank you once again.

Потом она пошла к плоту, привязанному у берега, а я начал заходить в воду. Сейчас я помогу ей добраться до яхты, чтобы убедиться, что команда нормально отнесется к ее появлению, но говорить мы больше не будем.

Мне тоже было немного грустно расставаться с ней. Вообще, все это было так странно. Я нашел четырех людей там, где людей быть не должно, и помог им продолжить свою жизнь. То, что Вильгельмина говорила по-русски, - еще одна странность, а про наши с ней "отношения" умолчу, тут и говорить ничего не надо.

Хотя чему тут удивляться? Такому существу, как я, и мечтать не следовало о нормальной жизни без странностей, это ведь и есть моя норма.

Теперь Джин будет решить судьбу двух людей, оставшихся на острове, я не собираюсь туда возвращаться. Для меня эта история завершена.

Все произошедшее не повлияло только на Штуковину. Она, как и прежде, крутилась вокруг меня и весело посвистывала, сытая и готовая к дальнейшему путешествию.

- Потерпи, - велел я. - Сейчас удостоверимся, что с Джин все будет в порядке, и поплывем дальше.

Осталось определиться, куда это - дальше.


Часть вторая. Семья


Деревушка была маленькая и жалкая, но не без следов цивилизации: я уже видел несколько машин, да и одну дорогу покрывал асфальт. Хотя все равно, это дыра. Провода протянуты не к каждому дому, я не заметил ни одного сотового телефона, хотя наблюдал за пляжем весь день. В общем, идеальное место для выхода на сушу.

Подобные вылазки я совершал редко, но все же они были мне необходимы. Я искал еду и разнообразие. По правде говоря, совсем одному мне было скучно и тоскливо.

Я держался ближе к обитаемой суше и уже не встречал в этих водах ничего страшнее акул, мне не приходилось отказываться от нормального сна из страха быть проглоченным хищником покрупнее. Одним словом, мое путешествие стало легче.

И все равно, оно затягивалось. Не знаю, сколько дней длилось мое изгнание, но определенно слишком долго. Мне хотелось домой. Забавно, я ведь совсем недавно стал ассоциировать базу со своим домом!

В общем, такие вылазки на берег, пусть и рискованные, отвлекали меня от мрачных мыслей.

Я выбрался из воды ночью, когда деревня окончательно затихла. Освещались здесь только некоторые участки главной улицы, а в целом домики погрузились во тьму - как по заказу.

Воровать у людей было неприятно. Не то чтобы их жалко, просто воровать что-либо - ниже моего достоинства. Чувствую себя крысой. Но что делать, если организм справедливо требует пищи?

Я направился к тому месту, где днем было большое скопление людей - я предположил, что там рынок. Штуковина была оставлена в воде, потому что это существо в приступе беспричинной жизнерадостности может развизжаться, а мне сейчас совсем ни к чему такой концерт.

Выбранное мной место и правда оказалось рынком, только большая часть товаров исчезла - видимо, их привозили откуда-то еще. Но кое-что осталось, и деревянные ограждения не были для меня помехой. Очень скоро я стал обладателем вяленого мяса, каких-то лепешек и большого плода, похожего на дыню - это для Штуковины.

Ели мы на берегу, в некотором отдалении от деревни. Я старался соблюдать хотя бы видимость приличия, а маленькая зараза бесцеремонно обустроилась прямо внутри плода, так, что оттуда выглядывала только довольная морда.

- Ты не поверишь, но у нас появился курс, - сообщил я.

Разговаривать со Штуковиной было бесполезно, потому что она не понимала ни слова. Но эти разговоры помогали хотя бы немного развеять мою тоску. А то вдруг говорить разучусь!

- Я все еще слабо ориентируюсь в пространстве, но, кажется, я чувствую места, где был раньше. На заданиях, то есть. Если так пойдет и дальше, я пойму, где мы.

Штуковина одобрительно свистнула, ей понравился тон моего голоса.

- Конечно, это не значит, что я решу, куда плыть, потому что наша база далеко от моря, да и нельзя нам пока туда. Но мы хотя бы перестанем напоминать бесцельно дрейфующий планктон!

Ответом мне были звуки, похожие на чавканье, хотя на самом деле Штуковина не ела, а просто выпивала сок.

Луна висела над черной поверхностью океана, огромная, желтая и круглая. На фоне ее яркого сияния почти не было видно звезд, что меня радовало. Звезды у меня почему-то ассоциировались с Литой...

***

Нет, такой наглости я никогда не видел. Понятно теперь, почему люди недолюбливают акул! Рыбина крутилась вокруг лодки минут сорок, а теперь вот решила перейти к активным действиям - начала биться мордой в мелкое суденышко.

Пока что лодка выдерживала, да и человек, сидящий там, барабанил по воде тяжелым веслом, иногда попадая по акуле. Но все равно, в лодке метра три длины, а в акуле - все четыре, и сомнений, кто сильнее, не остается.

Странно только, что такая лодчонка заплыла сюда, до ближайшей суши очень далеко! Да и люди на ней странные - пожилой мужчина и совсем маленький мальчик. До того, как явилась акула, они пытались ловить рыбу, и даже вытащили пару крупных экземпляров, но одному поранили жабры, и в воду пролилась кровь.

Хотя акула все равно дурноватая. Во-первых, акулам несвойственно охотиться на людей в лодках. Во-вторых, я рядом плаваю, а меня акулы боятся. Но это беременная самка, что делает ее поведение непредсказуемым до нелогичности.

Мне Лита когда-то дала почитать рассказ Хемингуэя "Старик и море". Сейчас у меня было ощущение, что я оказался в этом рассказе, только непонятно в какой роли. Моря, что ли?

Мое наблюдение закончилось, когда акула тряхнула лодку так, что пацан повалился в воду. Рыбина даже ошалела от собственной удачи, поэтому метнулась в сторону и не напала сразу, на разворот пошла. Потом, правда, опомнилась, но я был быстрее.

В большинстве ситуаций я убивал акул без жалости, но и без ненависти - так уж океан устроен. Но убить беременную самку... на такое не мог пойти даже я, очеловеченный. Пришлось расправить перед ней плавники и рыкнуть так, что звук разнесся по воде на десятки метров во все стороны.

На акулу это подействовало - сработал инстинкт сохранения потомства. Она уплыла, но в правильную сторону - там я совсем недавно чувствовал присутствие косяков рыбы.

Пацан уже успел отбултыхаться на приличное расстояние от лодки. Дед тянул ему весло, но без толку - ребенок был слишком напуган, он начинал захлебываться. Эх, придется и на этот раз открыть себя. Была бы у меня зарплата, меня б давно ее лишили. И премии.

Хотя, может, меня уже приговорили к смертной казни, откуда мне знать?

Я подплыл снизу и поймал мальчишку так, чтобы он не смог пораниться о мою броню. Хотя эта предосторожность была излишней - увидев меня, пацан просто застыл, будто превратился в живую куклу. Дед тоже не издавал никаких звуков, беспомощно переводя взгляд с меня на ребенка. Да оно и понятно: когда видишь морское чудовище, надо стрелять, а если стрелять не из чего - впадай в ступор. У деда не было даже рогатки.

Однако я не собирался играть у них на нервах - настроение не то. Я медленно, чтобы не травмировать малявку, подплыл к лодке и протянул ребенка старшему мужчине. Тот осторожно принял его и прижал к себе; мальчика начинало колотить от страха. Надо же, совсем недавно я так же прижимал к себе Литу, стараясь успокоить ее.

Мы с дедом посмотрели друг на друга. Неплохая у него аура, не зря помог... хотя я, в общем-то, всем помогаю, вот такой я добрый. Санта-Клаус прямо!

Ладно, поразвлекались и хватит. Я собирался уплыть, но дед поманил меня к себе.

Я подплыл - исключительно из любопытства. Опасности не было никакой: я не чувствовал агрессии, да и самое страшное, что пожилой мужчина мог сделать, это стукнуть меня веслом, а это даже на акулу не подействовало.

Дед с мальчишкой передвинулись на нос лодки, явно предлагая мне забраться на борт. Я немного посомневался, но лодка выглядела достаточно крепкой, хоть и мелковатой, должна выдержать.

Я ловко выпрыгнул из воды, чтобы суденышко не сильно накренилось, и сжался на доске, заменявшей сидение. Не от страха сжался, а ради баланса, потому что перевернуть лодку, на которую тебя пригласили, - это уже черный юмор.

Старик был почтенного возраста, лет, думаю, семидесяти, не меньше. При этом он был в отличной форме, и, судя по загару, нередко вот так выходил в море. Но больше всего мне понравились его глаза - темно-карие, спокойные и мудрые. Чем-то похожи на глаза доктора Стрелова, но не совсем то же самое.

Некоторое время мы сидели молча, разглядывали друг друга. Пацаненок несколько успокоился и тоже уставился на меня с любопытством.

Наконец дед указал на себя и произнес:

- Маршалл, - потом кивнул на мальчика и сказал: - Дэни.

- Кароль, - представился я.

Вот и познакомились.

Старик расстелил на просмоленных досках кусок материи, выложил на нее неровную буханку хлеба, несколько кусков жареного мяса, яблоки, сыр и копченого угря. Мой желудок предательски сжался, потому что мы с едой не виделись уже три дня. Да, удачно я попал.

Я опустил хвост к воде и тихо свистнул; мне на плавник тут же запрыгнула Штуковина. Яблоки - это для нее.

Шипастое создание привело мальчика в восторг, и накипающие слезы исчезли сами собой. Он уставился на Штуковину широко распахнутыми глазенками, а эта позерша еще и отряхнулась, от чего мелкие щетинки, обычно плотно прижатые к шипам, сделали ее похожей на пушистый шарик. Безумно мило, если не знать, насколько она ядовита.

Я был слишком голоден, чтобы дожидаться приглашения, да и дед не возражал. Он наблюдал за мной с полуулыбкой, но не насмешливой, а такой, которая появляется при возможности вернуть долг. В общем, кормили меня за то, что я не съел мальчика. Типа равноценный обмен.

Скоро старик не выдержал тишины и начал говорить. Долго так, медленно, красиво, глядя в морскую, вернее, океанскую даль. Он прекрасно знал, что я ни черта не понимаю, но все равно говорил - судя по тону, философствовал о жизни.

Меня не покидало ощущение, что где-то поблизости затаился Хемингуэй.

Приятно иногда встретить таких людей - особенно учитывая обстоятельства. Я просидел с ними около часа, мы уже сдружились, хотя не понимали ни слова из речи друг друга, в итоге я из симпатии притащил им пару огромных рыбин, больше лодчонка бы не выдержала.

Когда мы со Штуковиной уплывали, пацан рыдал в три ручья.

Не знаю, почему, но от этой мимолетной встречи мне стало намного легче. Вроде и поел совсем мало, меньше нормы, а сил прибавилось на много дней вперед. А ведь если бы мне когда-то давно удалось сбежать в океан и совсем не освоиться с людьми, этого бы не было - такого отношения.

Я таким образом пытаюсь себя убедить, что все, даже гадости, в моей жизни происходит не случайно. Только, честно говоря, сложно в это верить вдали ото всех, кто мне дорог.

***

Первой направление сменила Штуковина. Она сделала это впервые за все дни нашего изгнания, обычно она просто плыла рядом со мной. Но тут - рванулась в сторону, посвистывая, словно за собой меня звала. Это было настолько необычно, что я даже не стал возмущаться, а покорно поплыл за ней.

Я был более чем заинтригован, потому что знал, что Штуковина чувствует окружающий мир, а в частности ауры, гораздо лучше, чем я. Когда-то Лита даже использовала эту способность зверька, чтобы найти меня в подводном лабиринте.

Скоро и я почувствовал большой корабль, остров; люди были на обоих объектах, причем немало людей. И что такого? Мы уже давно держались близко к населенным берегам, что так повлияло на Штуковину? Люди ведь и ей не в новинку.

Но чем ближе мы подплывали, тем четче я чувствовал то, что давно уже распознала она. Поначалу я даже сам себе не поверил, но мои способности не могли обманывать. Ауры знакомые! Я даже знаю, кто это!

Но почему они здесь, на этом острове? Наверное, задание какое-то, у них ведь много работы, мне рассказывали. Это не так уж важно, я в любом случае не упущу возможность пообщаться с ними - сейчас это мне нужно больше, чем когда-либо.

И все-таки следовало соблюдать осторожность, потому что, если у них задание, есть определенные правила.

Они были на корабле, причем держались подальше от обитаемой части острова. Значит, не хотят, чтобы их увидели... хотя с таким громадным кораблем на это мало надежды. Я бы забрался к ним, но все-таки на судне хватало посторонних, а я этого избегаю - привычка такая.

Так что я подплыл к кораблю и закрепился когтями на его днище, как можно ближе к поверхности, но так, чтобы меня было не видно. Отсюда я мог отлично слышать голоса, доносившиеся с палубы.

- А давайте еще наденем пачки и станцуем тут танец маленьких утят, - ревел Облом. - Потому что иначе мы совсем уж бесполезны!

- Ай, не трави душу, - буркнула Рыбка. - Все равно ведь ничего не изменишь, а ты своими воплями только объявляешь им о нашем прибытии. Так что закрой пасть, солнышко.

- Она права, - Сержант остался спокоен. - Не нужно понапрасну вопить.

- Да они и так знают, что мы здесь!

- Знают. Но ничего делать не будут, потому что уверены, что мы не нападем. А мы еще и сами не знаем, сможем ли напасть.

Короче, угадал я, они на задании.

Я тренировал этих людей когда-то, учил плавать. Они были отрядом особого назначения, работали всегда вместе. У всех, конечно же, были имена, но они предпочитали пользоваться чем-то вроде прозвищ - такого я среди других людей не встречал.

- Раздавить надо это осиное гнездо и дело с концом, - в свойственном ему меланхоличном тоне предложил Дух.

- Если бы все было так просто. Надо все сделать по-тихому, чтобы не спровоцировать межправительственный конфликт. Придется ждать разрешения!

Знакомые проблемы: есть задание, есть способы его выполнить, но мешает какая-то бумажная волокита. И нужно ждать, пока чинуша в роговых очках заполнит сто двадцать копий разрешения на случайное убийство золотой рыбки, чтобы не придрались "зеленые", а враг, которому на документацию плевать, спокойно удирает.

Мне еще в меньшей степени приходится сталкиваться с этим, потому что официально считается, что писать я не умею, да и как можно доверить заполнение документов тому, кого юридически не существует? А вот смотрители, в том числе и Лита, стонут, им по двадцать отчетов писать приходится.

Правда, не так давно моя смотрительница нашла выход. Она стала писать отчеты в очень краткой форме, а чтобы не заставили переписывать, распечатывала их на кислотно-розовой бумаге, прыскала духами или пачкала губной помадой. После этого никто не рисковал требовать от нее большего.

Но я отвлекся, а люди тем временем продолжали ленивый спор на палубе:

- Может, нам еще и вежливо к ним в дверь постучаться? - Черт сплюнул в воду. Гад, я же тут плаваю!

- А так в итоге и придется делать, - ехидно заметил Облом. - С этими их дельфинами непонятно что делать. Так что предлагаю готовить приветственную корзинку с фруктами.

- Заткнись, сказала же! И без тебя тошно.

Штуковина пыталась прикрепиться к металлу корабля в явной попытке забраться наверх, но я удержал ее. Понятно, что она хочет к этим людям - они уже знали ее, работали вместе, когда помогали мне освободиться от контроля стаи. На том задании все они получили серьезные ранения, и мы давно не виделись. Приятно знать, что с ними все в порядке.

Но пускать к ним Штуковину и уж тем более подниматься сам я не мог, только не днем. На корабле кроме них присутствуют другие люди, которым видеть меня нельзя. Так что придется дождаться ночи, когда кто-то из них будет на дежурстве - они всегда кого-то оставляют.

А пока я решил посмотреть, что же за остров такой. Острова, я смотрю, стали моим основным профилем, на них приходится большинство моих заданий. И на озерах. Хотя... было бы странно, если бы меня послали в пустыню!

Территория этого небольшого участка суши не подходила для человеческого жилья, но жилья там и не было. Было только одно большое здание, укрытое ближе к берегу; внутри я почувствовал присутствие людей, собак и дельфинов.

Что за здание такое, интересно. А еще интереснее то, почему к острову направляется второй корабль, тоже военный, но с незнакомым флагом на борту, явно не наш. Думаю, этот корабль - и есть причина нерешительности моих старых друзей.

У людей все всегда сложно.

Несмотря на это задание, я не собирался просто уплывать, отказываясь от халявной еды и общения. Просто мне придется вести себя аккуратней, чем планировалось, но удирать я не буду. Посмотрим, вполне возможно, что я могу помочь.

***

Обожаю южные ночи, особенно такие, в которых нет удушающей жары, а еще нет луны в небе, и остаются только звезды. Свет, которые они дают, мне кажется очень ярким, а людям - нет, что дает мне неоспоримое преимущество.

Даже глубокой ночью спали далеко не все - на обоих кораблях и на острове. Я ожидал чего-то подобного, ведь на этот раз я приплыл не к деревне. Все складывалось очень даже неплохо, учитывая, что почти все бодрствующие люди на нужном мне судне находились где-то в трюме, на палубе остались только Облом и Генсек - этих двоих, видимо, и поставили наблюдать за окружающими водами.

С чем они, конечно же, справлялись отвратно. Нет, приближающуюся лодку они бы не пропустили, но у них не было ни шанса засечь меня. Так что я очень мягко, почти беззвучно добрался по борту почти до перилл и застыл менее чем в метре от того места, где стояли люди. Издалека я, полагаю, напоминал гигантскую морскую звезду. Хорошо еще, что этого никто не видит!

- У меня такое ощущение, что мы уже на пенсии, - продолжал ворчать Облом. За прошедшие полдня его настроение нисколько не изменилось.

- Ты так точно, - невозмутимо согласился Генсек. - Ведешь себя, как старый дед. Подгузник надеть не забудь, а то ведь изгадишь палубу!

- Да пошел ты... - без следа злобы фыркнул Облом. - Да уж, держу пари, Водяному скучать не приходится!

Водяной - это в прошлом их товарищ, а ныне Алексей Седых, смотритель Евы. Водяным он был до тех пор, пока ему акула ногу не отгрызла... лучше и не вспоминать об этом, ведь я не смог ему помочь.

- Скучать - нет, но и работать самому тоже мало. Ты вон можешь дурака повалять, в воде побултыхаться, а Водяной лишен теперь этого. Он уже не боец, а тренер бойца... это другая категория.

- Кто чей тренер - еще большой вопрос, зверюга ему с характером попалась!

- А то Кароль не с характером! - расхохотался Генсек.

Да, я такой. А прикольно вообще, что они меня обсуждают, думая, что я сейчас очень далеко. Интересно, как часто они это делают? Сплетницы перекачанные, блин.

Они двинулись с места, видимо, решили обойти периметр. Я двигался параллельно с ними, не очень грациозно, зато тихо. Штуковина закрепилась у меня на хвосте и молчала - знает, зараза, когда можно пищать, а когда нельзя! К сожалению, не всегда использует это знание, порой эмоции берут верх.

- Жаль, что мы больше с Каролем не работаем, - задумчиво произнес Облом. - С ним как-то повеселее было. Хотя и приводило обычно к телесным повреждениям разной степени тяжести!

- Чего нам с ним работать? Мы ему не нужны, признай, парень плавает раз в двести лучше, чем мы!

Может, это потому, что я наполовину морская тварь, а, дятлы?

- Да все равно! Даже тренировки с ним были лучше, чем такие задания.

Что верно, то верно, гонял я их без жалости, но это принесло результат!

- Как думаешь, удастся нам на этот раз сделать что-то или опять янки пошлют?

- Не знаю. Приперлись на нашу голову!

На палубе располагались два больших прожектора, но были участки, на которые свет почти не попадал. Вот такого участка я и дождался, чтобы выпрыгнуть прямо перед людьми. В темноте я, здоровенный, черный и блестящий от воды, и так смотрелся эффектно, а тут еще и клыки оскалил - не для устрашения, конечно, просто для полноты образа.

На меня в ту же секунду были направлены два пистолета, но, к чести этих двоих будет сказано, не прозвучало ни одного выстрела. В этом профессионал и отличается от макаки с ружьем: профессионал сначала смотрит, в кого стреляет, а потом только жмет на курок. Все остальные устраивают пальбу, а на свою жертву смотрят уже тогда, когда кончатся патроны и развеется дым.

Мы не шевелились несколько секунд, и я имел возможность наблюдать, как настороженность в их глазах сменяется узнаванием, а затем - удивлением и радостью. Первым опомнился Облом:

- Кароль? Ты ли это, тунец тюнингованный?

- Нет, первый вариант, который "Кароль", был правильный, - усмехнулся я.

- Да уж, уважения к старшим в тебе не прибавилось!

Смешно, учитывая, что части моей ДНК несколько тысяч лет.

- Ты тут тоже на задании? - поинтересовался Генсек. - Твою мать, да сюда всех поприсылали!

А вот теперь самое сложное.

- Я не на задании.

- А что тогда, в море убежал? - судя по голосу Облома, он считал все это шуткой.

- Вроде того. Я... мне нужно поговорить с вами. Со всеми, если возможно.

Сообразили быстро, не задавая лишних вопросов. Облом остался со мной, а Генсек отправился за остальными.

Я думал, он о чем-то спросит, но Облом молчал, что было ему несвойственно. Облом во многом похож на Женьку - такое же жизнерадостное трепло. И поэтому... поэтому я должен сделать все, чтобы его не постигла та же судьба за помощь мне. Никого из них.

На то, чтобы собрать всех, ушло меньше десяти минут, хотя мне было известно, что до настоящего момента они спали. Что ж, это многое говорит об их отношении ко мне. Люди стояли полукругом, а в центре был я и мог отлично чувствовать, что мне рады. После всех дней одиночества это было чертовски приятно.

Молчание нарушил Сержант, протянувший мне руку:

- Проклятье, Кароль, ты умеешь удивлять! Здесь тебя встретить...Надо же! Но мне уже сказали, что ты во что-то вляпался. Выкладывай, поможем!

Я убрал со своих рук чешую, потому что по-другому рукопожатие повредило бы людям, а потом рассказал - почти все. По крайней мере, главное. Им следовало знать, что против меня предъявлено липовое обвинение в измене, что, возможно, меня ищут и помощь мне может оказаться противозаконной. А вот о людях, которых я спас от акул, им не обязательно говорить - не жизненно важная информация.

Они не спешили комментировать, и это меня смущало. Честно говоря, я волновался, поэтому не мог даже четко проследить их эмоции через ауру. Больше всего мне не хотелось, чтобы они поверили в бред Костика про мое предательство.

- Да как у них только наглости хватило? - как и следовало ожидать, первой не выдержала Рыбка, она из всех самая эмоциональная. - После всего, что произошло, после того, как ты вернулся... Черт!

Далее она перешла на нелестные характеристики моего начальства и всех их родственников. Сержант был более сдержан:

- Кароль, если мы что-то можем сделать, что угодно... Только скажи. Независимо от законности.

Прям от души отлегло. Не знаю, что я делал бы, если бы они не поверили мне... в меня.

- Ну, кое-что вы точно можете. Для начала, не связывайтесь с Водяным. Да, мне хочется узнать, что происходит на базе, что думает Совет, но вы не должны быть втянуты в это!

Не так давно мне казалось, что я все отдам, лишь бы узнать, что стало с Литой. Но теперь, стоя рядом с ними, я понял, что не все. Если отряд окажется завязан в этой истории, их может постигнуть та же судьба, что и Женьку, а я этого себе не прощу.

- Но почему? - возмутилась Рыбка. - Он-то должен знать, кто за этим стоит!

- Кто за этим стоит, я и сам знаю, меня больше интересует реакция других людей. Но все равно, никто не должен знать, что я здесь, с вами. Водяной - мой друг, и Костик об этом знает, так что его телефон может быть на прослушке.

- Костик? - переспросил Дух. - Уж не Константин ли это Стрелов?

- Он самый. Думаю, вы успели пообщаться во время моего спасения.

- Недолго, но все равно, воспоминания остались, - усмехнулся Генсек. - Далеко не самый приятный тип. Угробил полчаса, втюхивая нам, что если ты нападешь, нам не только можно, а даже нужно стрелять на поражение. Похоже, он не сильно жаждал, чтобы ты вернулся.

- Да он и сейчас не жаждет. И в этом проблема. Я не останусь с вами надолго, но на ночлежку попрошусь, уж очень надоело спать в воде.

- Не скромничай, - покачал головой Сержант. - Ты ведь прекрасно знаешь, что получишь от нас любую помощь. И все же ты не доверяешь нам. Сомневаешься?

Я не сомневаюсь, я просто не хочу ставить под угрозу их жизни, а это разные вещи!

Но сейчас я слишком устал, чтобы что-либо объяснять, для этого еще будет время.

- Где тут у вас может прикорнуть странствующее чудовище? - сонно поинтересовался я.

***

Я никогда не мог крепко заснуть, если рядом со мной находится кто-то еще, независимо от того, зверь это или человек. Исключение составляли лишь два живых существа: Лита и Штуковина. С Литой я даже спал спокойней, чем один.

Но вот в комнате с тремя посторонними, пусть и друзьями, я точно не мог полностью расслабиться, так что сон мой в очередной раз напоминал полудрему. Хотя, признаю, спать на корабле, в безопасности, было приятно.

Когда я полностью не засыпаю, я не теряю способность чувствовать время, поэтому, проснувшись, я мог точно сказать, что прошло около двенадцати часов после прибытия на корабль. Еще не открывая глаза, я проверил, кто находится на одном судне со мной и на острове. Так, больших изменений нет, кроме того факта, что рядом остались только Рыбка и Облом.

- Ну что, проснулся? - Облому, видимо, не терпелось пообщаться.

- А даже если бы не проснулся. Ты любого проснешь, - мрачно отозвался я, хотя на самом деле не злился.

- Да ладно тебе дрыхнуть! Вы, беглые каторжники, долго спать в принципе не должны.

- Я пока что не каторжник.

- Вопрос времени, - широко улыбнулся он, но тут же получил по ребрам от Рыбки:

- Не слушай его, ему каской голову натерло. Есть хочешь?

- Еще бы!

- Держи, мы тут тебе насобирали.

Да уж, сразу видно, что скидывались всем миром. Тут креветки, и сыр, и крекеры какие-то, и овощи, и пиво.

- Пиво я по-прежнему не пью.

- Ой, да ладно тебе!

- Не ладно. Нам, беглым каторжникам, нельзя расслабляться. Так что притащи мне воды, а Штуковине - меда или сахара, если есть.

Облом, понятное дело, начал бубнить себе под нос что-то про трудовое рабство, граничащее с сексуальным, а в ответ от меня получил:

- Даже не мечтай, принцесса!

- Даже рыдать не буду!

Уходя, он демонстративно хлопнул дверью. Клоун, блин. Женька тоже так всех развлекал. Женьки больше нет...

- Вы с ним прямо дети, - заметила Рыбка, наблюдая, как я ем. - Но мы все скучали по тебе, Кароль. Да я так по мужу не скучаю, как по тебе!

У нее муж есть?! Да, остались среди людей рисковые парни.

- Очень лестно, но у меня есть девушка, - я показал ей клыки в том, что я зову улыбкой.

- Ты прекрасно знаешь, что я не об этом!

- Знаю, но не вижу причин быть серьезным.

- Никогда не видишь, - вздохнула она. - Но... это одна из лучших твоих черт.

Так, все, мне надоело обсуждать меня, пора менять тему.

- Вы здесь на задании?

- Ну... - Рыбка замялась, распространять служебную информацию она не спешила.

- Не обязательно скрывать от меня что-либо. Я ведь никому ничего не расскажу, потому что некому! Да и потом, свою тайну я вам уже доверил.

- Ты никогда не открываешь все тайны, - отметил Сержант, появившийся на пороге. - Только те, которые не считаешь особо важными, но даже их - узкому кругу. Раз уж мы оказались в этом круге, ты ожидаешь от нас ответной откровенности.

Слишком заумно, и охота ему слова лить?

- Полагаю, что я смогу вам помочь.

Предложение не было формальной вежливостью, я знал, что этот отряд высылают только на задания, связанные с подводным плаванием. А уж тут мне равных нет!

- Может, и поможешь. Может, ты как раз то, что нам нужно.

- Я не "то", я "тот".

- Не вредничай, - фыркнула Рыбка. - Это действительно серьезное задание, которое идет совсем не так, как должно было!

- Из-за того второго корабля? - догадался я.

- Именно, - кивнул Сержант. - Давай по порядку. На этом острове находится база торговцев наркотиками, большинство из которых - русские, поэтому нам и поручено было прикрыть это гнездышко. Но мы сразу поняли, что здесь что-то не так, уж слишком много охраны для лаборатории по изготовлению наркотиков, да и место могли выбрать попроще! А тут как раз пришли сведения о том, что там хранится "Семья".

- Чья? - резонно поинтересовался я, но наткнулся на неадекватный смех. Люди!

- "Семья" - это коллекция из пяти крупных бриллиантов, - пояснил Дух. - Их вроде как нашли в одно время и с тех пор они всегда продавались как коллекция. Кучу бабок стоят!

- Больше, чем весь этот прогнивший остров, - вставил Облом. - Камушки - мечта! Но выяснилось, что "Семью" хозяева этого магазинчика чудес сперли у американского наркобарона, а где он взял - история умалчивает. Поэтому янки вопят, будто камушки - их собственность, потому что их гражданином были добыты. Могли бы дать барону медальку, да вот незадача - почтенный гражданин скоропостижно скончался. От ветрянки.

- Издеваешься?

- Факты из дела выдаю! Короче, "Семья" не имеет сейчас официального хозяина и перейдет к тому, кто ее заберет - один из древнейших методов получения прибыли.

- Ага, хапает тот, у кого лапа больше. Так в чем проблема? Почему и вы, и эти янки, как ты их назвал, стоите тут и рыбку ловите, вместо того, чтобы действовать?

- Потому что все не так просто, - ответил Сержант. - Сейчас наше командование ведет с ними переговоры, хотя это пустая трата времени. Ни они не уйдут, ни мы, будет, как ты и сказал, гонка за прибылью.

Люди... Всего пять дорогих камешков на кону, а они уже свару устроили! Сражаться надо за то, что имеет реальную ценность... ну, за охотничью территорию, за еду, за самку...

Изгнание плохо на меня действует - я дичаю.

- Если вы знаете, что переговоры бесполезны, чего ждете?

- Звезды, - засмеялся Облом, хотя лично я шутку не понял. - Этот остров великолепно охраняется, дружище! Оружия там хватает, расположение зданий удачное, да и потом, остров недавно объявили заповедником и палить там сильно нельзя, лишнее внимание привлечем.

- Почему бы не подобраться с воды?

- Так нас для того и привезли, чтобы с воды подобраться, - заметил Черт. - Но мы пока не знаем, как это сделать. Видишь ли, со стороны океана базу охраняют дрессированные дельфины. Они не то что с человеком - с кораблем разберутся. Умные зверюги!

От этих верещалок одни проблемы. И ничего они не умные, дуры дурами! Независимо от пола.

- Поверить не могу, что вы испугались дельфинов, - я старательно изобразил глубокое разочарование в своих учениках.

- А, иди к чертовой теще, - отмахнулся Облом. - Самим тошно! Но пока приходится ждать, потому что большой шум мы поднимать не можем, янки распищатся.

- Я уже запутался. Вам нужно разгромить наркопритон или достать эту "Семью"?

- Это не притон, это лаборатория по производству наркотиков. И ее уничтожение само собой разумеется, но в ходе получения "Семьи". Мы начнем операцию, как только поймем, как разобраться с янки, они ж просто так не отстанут!

Судя по общему настроению, они в тупике. Что ж, пора платить за кормежку и ночлег:

- А у меня план есть.

***

"Семья" была обнаружена в самом начале двадцатого века. Пять алмазов нашли в Африке, там же и обработали, но вставлять в оправу не стали, камни были слишком хороши сами по себе. Их решили не разъединять, так и хранить коллекцией.

Из Африки кейс с камнями направили в Британию на пассажирском корабле, но в порту выяснилось, что "Семью" сперли вместе с сейфом. Кто и как - долгое время не знали.

Через двадцать лет бриллианты обнаружились не самым приятным образом. В доме богатого коллекционера были найдены трупы - хозяина и всей его семьи. Создавалось впечатление, что они убивали друг друга. Последней, согласно версии врачей, умерла младшая дочь, сжимавшая в руках два из пяти камней.

"Семью" передали на хранение в музей, но и там она долго не задержалась. Еще бы, ведь любителей побрякушек хватает, а здесь речь идет о побрякушках высшего класса! На музей напали посреди рабочего дня, в результате чего в перестрелке тогда погибла куча народу, но камни все-таки были украдены.

Последнее их появление зарегистрировано в аэропорту Лондона. Молодой женщине стало плохо перед самой посадкой в самолет, в медицинском покое она умерла. Во время вскрытия в ее животе обнаружили все пять камней. Точнее, тогда никто не знал, что это та самая "Семья", просто пять крупных бриллиантов и без названия выглядели впечатляюще.

Только забрать бриллианты обратно в музей никто не успел, они исчезли вместе с телом.

И вот поступили сведения, что бриллианты на острове, рядом с которым стоит наш корабль. Все это рассказал мне Генсек - ему было скучно и хотелось поболтать. Потом остальные велели ему убавить звук, потому что пришло время для отдыха. Скоро все люди спали, а мне не хотелось. Я думал обо всем этом.

То, что люди гоняются за ценностями, для меня не новость. В жизни у каждого свои ориентиры, чтобы не сойти с ума, надо хоть к чему-то стремиться. Так что для кого-то высшее достижение - бутерброд с колбасой, для кого-то - слиток золота, для кого-то - сотворение нового вида. Дело предпочтений.

Я знал уже немало людей, и для всех них деньги были одной из главных ценностей. Как цель или как средство. И только Лита на самом простейшем, инстинктивном уровне была абсолютно равнодушна к деньгам.

Вряд ли это потому, что она намного умнее и чище остальных. Нет, я конечно люблю свою смотрительницу, но все-таки признаю, что она не идеальна, недостатков у нее хватает. Однако откуда-то у нее есть способность не стремиться к деньгам, и этому должна быть причина.

- Кароль? - в комнату заглянула Рыбка, которая сейчас должна была находиться на дежурстве. - Ты не спишь?

- Абонент временно недоступен!

- Тише ты! Выйди сюда, не буди остальных!

Я вышел, потому что не спал и спать не хотел. Далеко уходить мы не стали, остановились в коридоре, поскольку по палубе сейчас сновали матросы. Они тут и так пуганные из-за присутствия чужого корабля, так еще меня не хватало увидеть!

- В общем, так, - она говорила тихо и очень быстро. - Мы с Водяным - хорошие друзья, раньше были большим, поэтому я знаю пароль к его электронной почте, у него на все один пароль! Короче, я влезла на его ящик, хотела найти информацию про тебя.

- Я же просил этого не делать!

- Спокойно! Ты не хотел, чтобы нас заподозрили в связи с тобой, а нас и не заподозрят! Если даже кто-то обнаружит, что я совалась на его ящик, что почти невозможно, я скажу, что делала это из ревности. Мол, мы раньше встречались, и я хотела проверить, появился ли в его жизни еще кто-то!

А ведь неплохо она придумала. Правда, я и предположить не мог, что здесь есть Интернет.

- Так ты нашла что-нибудь?

- Меньше, чем хотела, но результат не нулевой. Короче, папку "Входящие" он основательно подчистил, видать, были причины. А вот в папке "Отправленные" сохранилось одно любопытненькое письмо. Я распечатала его для тебя.

Она протянула мне листок бумаги, от которого еще пахло незасохшими чернилами для принтера.

Сообщение было коротким: "Продолжает твориться бардак, Совет мечется, как курица с отрубленной головой. Причем адекватной осталась только голова. На базе волнения, особенно среди зверей. На сей раз даже Ева не осталась равнодушной. Она требовала встречи с Советом, чтобы втолковать им, что Кароль не опасен. Пришлось объяснять ей, что дело тут не в опасности или предательстве, а во внутренних интригах. Кажется, это разозлило ее еще больше, но пока она молчит. От Литы вестей нет, но я не думаю, что она в опасности. Карманная Кобра сама о себе позаботится".

Тут мне пришлось делать паузу, чтобы сдержать смех. Я и подумать не мог, что у Литы такое прозвище! Правда, оно ей очень подходит - моя смотрительница, скажу без ложной скромности, сильна и опасна, но это все при неубедительных размерах.

"Мы с Литой говорили недавно, и она даже оставила мне послание для Кароля, если я вдруг встречу его на задании. Мне это послание показалось бессмысленным, но Лита знает, что делает. Надеюсь, эта проблема скоро решится, потому что иначе быть беде. Звери, вероятнее всего, примут в этом вопросе сторону Кароля, да и я не уверен, что останусь с начальством даже за огромную плату. Всему должен быть предел!"

Вот и все.

- Ну как? - заглянула мне в глаза Рыбка. - Помогло?

- Да, спасибо тебе огромное. Слушай... если не трудно, зайди на ящик еще раз и удали это письмо, не нужно, чтобы кто-то посторонний добрался до него.

- За кого ты меня держишь?! Я удалила это письмо сразу же, как только распечатала. Для Водяного это небольшая потеря, скорее всего, он сам просто забыл уничтожить данные.

- Ты не помнишь, кому предназначалось это письмо?

- Помню. Какому-то Артему, фамилия не была указана.

Даже так. Письмо от одного моего друга другому, да еще и какое письмо! За эту небольшую весть из дома я вечный должник Рыбки. Лита жива, с ней все в порядке, у меня есть союзники, которые не поверили, что я мог предать. Есть те, кто всегда останется на моей стороне.

Значит, все, через что я уже прошел, было не напрасным, начиная с моего побега. Приятно осознавать это. Теперь я выдержу все, потому что знаю, что это не бесконечно.

А еще Лита ищет меня, передала смотрителям, которым доверяет, послание. Очень умный ход, ведь многие команды теперь работают в океане. Нужно будет повнимательней проверять окружающие меня ауры!

- Кароль... это ведь не значит, что ты уплывешь прямо сейчас?

- Нет, конечно! Но и задерживаться я не буду. Я выполню задание вместе с вами, а потом продолжу путь.

- Ты уверен, что тебе не нужна наша помощь?

- Я вообще не говорил, что мне не нужна ваша помощь! По сути, я пользуюсь ею прямо сейчас. Просто я беру ровно столько, сколько мне нужно, и не хочу вредить вам.

- Суди сам, но если что - мы рядом.

- Я никогда в этом не сомневался.

Ну, для пущего эффекта можно и приврать...

***

Предполагалось, что это будет простая разведка. При всей моей нелюбви к дельфинам, мне нужно было сначала посмотреть на них, а уж потом нападать. Однако я не предполагал, что встречу возле острова людей.

В принципе, я сам виноват - подплыл так близко без проверки, потому что был уверен, что не встречу здесь посторонних. Человеческие ауры я почувствовал почти случайно, но тут же резко изменил направление, чтобы не столкнуться с чужаками.

Значит, они решили опередить нас... что ж, вполне объяснимо. Вряд ли они бы так спешили, если бы речь шла просто о разгроме лаборатории, так ведь бриллианты замешаны! Мне, честно говоря, не очень хотелось получать эти бриллианты, но раз надо, значит, надо.

В общем, конкуренты вмешались в мой план, на их появление я не рассчитывал. Пока я решил ничего не делать, а только понаблюдать за ними. Может, они тоже на разведке и скоро уплывут!

Хотя нет, слишком хорошо вооружены для простой разведки. Тут шестеро людей со всем оборудованием, а на корабле я почувствовал в разы больше хорошо подготовленных мужчин - не знаю только, умеют ли они работать под водой. Так что это, вполне возможно, не вся команда, а только те, кому приказали избавиться от дельфинов. Вооружены они хорошо, посмотрим, справятся ли они с верещалками.

А если справятся, что мне тогда делать?

Дельфины не заставили себя долго ждать, они появились со стороны острова, быстрые и ловкие, словно тени. На каждом из них была надета сложная конструкция из металла с укреплениями против гарпунов и лезвиями для атаки. Вся эта броня была громоздкой, не чета моей, но дельфины, похоже, чувствовали себя вполне комфортно и не пытались сбросить с себя лишний груз.

Вообще, дельфины умные твари, их легко дрессировать. Но люди заблуждаются, думая, что дельфины всегда дружелюбны, это ж не киты, которые только планктоном питаются! Просто дельфинам повезло - природа наделила их изогнутой мордой, поэтому создается впечатление, что они всегда улыбаются. Это, кстати, неправда - жители моря не улыбаются вообще.

У меня не было причин не любить их. Скорее всего, предки современных дельфинов были непосредственной добычей моего первого "Я", жившего много веков назад. А может, не добычей, а врагами, не суть важно. Главное, при таком раскладе я хотя бы перестаю чувствовать себя подводным расистом.

Дельфинов было восемь, людей - шесть. У людей были ружья, вернее, усовершенствованные гарпуны, а у дельфинов - броня и лезвия, самое страшное из которых размещалось на морде. Я бы на месте людей уплывал отсюда как можно быстрее, но конкретно эти люди оказались смелыми до глупости и решили остаться.

Ладно, посмотрим, что из этого выйдет.

Для начала они начали стрелять. Ружья у них и правда были неплохие: быстро перезаряжающиеся, дальнобойные, очень удобные. К сожалению, пластины, из которых была сделана защита верещалок, оказались гораздо толще. Только один гарпун был полезен: тот, что попал прямо в глаз.

Смерть одного дельфина разозлила остальных, заставила двигаться быстрее, наполнила несвойственной этим существам жаждой крови. Хотя я не был особо удивлен - от верещалок всего можно ожидать, даже противоестественного поведения.

Люди по-прежнему не соображали, с чем столкнулись. Они выхватили ножи и приготовились перерезать дельфинов вручную; это было настолько нелепо, что я даже хотел вмешаться... но не успел.

С этими животными работал великолепный тренер, потому что дельфины нападали очень слаженно, не мешали друг другу и никого не щадили. Они грациозно отплывали от ножей, чтобы потом развернуться и стрелой полететь на свою жертву. Если им удавалось вогнать лезвие на морде в тело человека, они на этом не успокаивались, а начинали вертеть головой, разрывая свою жертву на куски.

Они не могли всего этого знать инстинктивно, их кто-то научил. Мне уже хотелось оторвать этому человеку что-нибудь нужное. Знать бы еще, кто это!

Старания людей не были совсем уж бесплодными: им удалось найти слабые места в броне и отправить на дно еще двух дельфинов. Но в целом, исход битвы был предрешен еще до ее начала. Терпеть не могу такие сражения!

Последний человек был особенно хорош: он остался один, но не собирался сдаваться, отчаянно пытаясь отогнать от себя оставшихся пятерых дельфинов. Человек был совсем молодой и боялся их до смерти, но не позволял подобраться к себе. Мне понравилось такое отношение к делу.

Поэтому я и сделал то, на что не имел права - я вмешался. Я подплыл незаметно, потому что одурманенные кровью дельфины видели только оставшуюся жертву. Впрочем, после того, как я разрубил одного из них пополам, ситуация в корне изменилась.

Увидев меня, они замерли, не решаясь напасть, и я почувствовал в них страх - даже в них, натренированных убийцах! Если они боятся меня на уровне инстинктов, значит, одна из моих догадок была верна: не дружили наши предки. Вероятнее всего, жрали друг друга, причем мои выигрывали чаще, потому что я дельфинов не боюсь, просто не люблю. Забавно отметить, что ничего подобного в отношении акул я не чувствую.

Инстинкты велели дельфинам уплывать, а многолетняя тренировка - остаться. Эта нерешительность их и погубила, потому что тот, перед кем противник, уже не имеет права сомневаться. Сначала выживи, потом думай!

Мой хвост пробивал их броню без особого труда, а вот когти и дополнительные шипы оказались бесполезны. Но это неважно, я и так справлюсь!

Дельфины сопротивлялись: крутили головами, нападали с разгона, пытались резануть меня посильнее. Словом, они делали все, чему обучили их люди, но к битве со мной они оказались просто не готовы. Один за другим дельфины опускались на дно, разрезанные, порванные, одного я даже умудрился насадить на лезвие другого. Под конец в воде, мутной от крови, остались только я да человек.

Шок - это довольно распространенная реакция на меня. Человек, пусть и прошедший определенную подготовку, был совсем молодой, младше Литы. Его учили убивать других людей, акул, дельфинов, но уж никак не морских монстров, которые за пару минут до этого ему жизнь спасли!

В принципе, я допускал, что моя встреча с нашими конкурентами возможна - при похожих обстоятельствах. Поэтому я заранее выяснил у Генсека, знающего английский, нужную мне фразу, выучил и теперь произнес:

- Keep this secret.

Я не был уверен, что сказал все правильно. Теоретически, это должно было означать "Сохрани все в секрете", но все-таки Генсек - не переводчик, а вояка, он и в трех словах мог ошибку ляпнуть.

Однако человек судорожно кивнул и начал подниматься к поверхности, потом повернул в сторону своего корабля. Надеюсь, он все понял.

Вот ведь как странно жизнь устроена. Я больше никогда не увижу этого человечка и скоро забуду его, как забывал других, встречавшихся на моем пути. А он, вероятнее всего, будет помнить эту встречу до самой смерти.

У меня не было много времени на философские рассуждения. Неизвестно, как поведут себя наши конкуренты, когда узнают, что вся их команда мертва. Даже если парень не проболтается о встрече со мной, будет плохо, а если проболтается - еще хуже! Нам нужно было действовать быстро и слаженно.

Я показался над поверхностью там, где ждали остальные:

- Дело сделано, дельфинов больше нет, но там были эти ваши янки. Их почти всех перебили, одного я спас, сейчас он плывет на корабль.

- Паршиво, - оскалился Сержант. - Они сейчас еще больше обозлятся и наделают глупостей! Надо опередить их.

- Наделать глупостей первыми? - не удержался я.

- Отставить шуточки! Кароль, действуем по твоему плану, начали!

Они все отправились со мной, потому что атака с воздуха была поручена кому-то еще. Вообще, в таких ситуациях мелкая пальба в стену - не более чем отвлекающий маневр, основная работа на нас.

Под водой я повел их - так было когда-то на наших тренировках и так будет всегда при совместных заданиях. Моя звериная половина была в разы совершенней, чем все их оборудование и тренировки, этого не отнимешь. К счастью, они понимали это и не устраивали ненужную борьбу за лидерство.

Я думал, что прибил уже всех дельфинов, но на нашем пути появилось еще двое. Они вынырнули из-за скал так резко, что Дух поддался совсем несвойственному для него страху и выстрелил.

Попал, естественно, в меня, но моя броня выдержала - гарпун с глухим скрежетом отлетел в сторону. Я бросил в сторону Духа укоризненный взгляд, а тот лишь виновато развел руками. Дорвались дети до игрушек!

С парой дельфинов было легко разобраться. Эти животные оказались гораздо слабее всех предыдущих, поэтому их и держали в запасе. Через пару минут мы уже могли продолжить путь.

Дельфины содержались внутри здания в специальном бассейне, в океан они выплывали лишь тогда, когда чувствовали посторонних. Теперь через этот бассейн пробрались мы, потому что более удобного прохода в хорошо укрепленную постройку просто нет.

Люди пока еще не заметили, что их питомцы не возвращаются слишком уж долго, поэтому большого волнения не наблюдалось. Что ж, это нам на руку.

Сержант, Генсек, Облом и я выбрались из воды в углу бассейна, под прикрытием каких-то коробок. Люди скинули с себя оборудование для подводного плавания и достали из специальных футляров ружья. Нам четверым предстояло добраться до генератора, который я разрушу, и только тогда вылезут все остальные.

На таких островах всегда есть генератор, откуда же еще браться электричеству? А если учитывать, что мы находимся в самом центре здания, искать не придется, тем более что у нас чертежи есть. Откуда чертежи, мне так и не объяснили.

- Теперь ты за нами, Кароль, - едва слышно произнес Сержант.

Не поспоришь, я уже не в своей стихии. Если задуматься, я вообще занимаюсь не своим делом... так что лучше не задумываться.

Мы пробрались вдоль стены до прохода, чтобы не попасться на "глаза" видеокамерам, и скользнули в узкий коридор. Здесь были люди... через пару выстрелов уже не было. Меня удивило то, что оружие стреляет практически бесшумно. Я никогда раньше не видел пистолет с глушителем.

Странно было видеть, как мои друзья убивают себе подобных - очень быстро, без повторного взгляда, без раздумий. Я знаю, что это самая правильная стратегия любой битвы, но мне все равно как-то не по себе от этого зрелища.

Наверное, они чувствовали то же самое, когда я расправлялся с дельфинами.

Мне больше не пришлось никого убивать, обо всем позаботились люди, и я был благодарен им за это. Я бы не выполнил это задание так четко. С другой стороны, со мной бы они так не справились.

Мы достигли комнатки с генератором за считанные минуты, и тут снова всеобщее внимание было обращено на меня:

- Давай, Кароль, как договаривались!

Без меня им пришлось бы использовать взрывчатку, что небезопасно, а так... Я вогнал хвост в стенку генератора и высвободил электричество, живущее внутри меня. Эффект оказался впечатляющим: был шипящий звук, был целый дождь из искр, а потом стало темно.

Меня откинуло в сторону, но без повреждений.

- Кароль, живой? - быстро спросил Облом.

- Еще бы!

- Это было шикарно!

- А под водой еще лучше, - гордо сообщил я, вытаскивая себя из обломков стены.

- Ты остаешься здесь, - тоном, не терпящим возражений, сообщил Сержант. - Далее это наше дело, и мы не можем допустить, чтобы тебя заметили.

Теперь я понимаю, что они чувствуют, когда я отказываюсь от их помощи!

Но возражать я не стал, потому что понимал, что они правы; все это входило в мой план.

Обитатели острова были растеряны, из-за внезапного исчезновения электричества они остались в темноте. У моих спутников были с собой приборы ночного видения, что давало им серьезное преимущество. Я у меня прибор ночного видения, что называется, встроенный - я ведь не должен слепнуть даже на большой глубине, так природа задумала.

И все равно я остался возле бассейна, тогда как они поднялись на верхние уровни. Если бы я хотел пойти с ними, я бы пошел, и никто не смог бы удержать меня. Но я по собственному опыту знал, что геройство только рушит хорошие планы.

Чтобы отвлечься от стрельбы, гремящей наверху, я прыгнул обратно в бассейн. Мне предстояло ждать, когда люди найдут и принесут бриллианты - даже имея план здания, они не знали толком, где находится "Семья". А потом... потом все будет зависеть от меня.

А ждать скучно, особенно если совсем рядом гремит действие. Я нетерпеливо наматывал круги по бассейну, стараясь сосредоточить свое внимание не на том, что происходит наверху, а на чем-нибудь важном для меня, например, на Лите. О своей смотрительнице я могу думать часами - рассуждать, вспоминать, мечтать. Но при всем этом я постоянно следил за аурами моих друзей, чтобы прийти на помощь, если понадобится.

Тут в моей памяти всплыла наша с ней последняя ночь, и... В общем, я разогнался, не рассчитал свою маневренность и врезался в стену. Проклиная все на свете, - ну, кроме Литы, естественно, - я начал выбираться, и только теперь сообразил, что плитка не должна была поддаться так легко, удар был средненький, даже при моем весе. Так что либо бассейн строили на песке, что вряд ли, либо за стенкой что-то есть.

Я начал разгребать обломки, прикрывавшие нечто вроде ниши - не в человеческий рост, но все же довольно большой. Судя по всему, тут были спроектированы лампочки, которые зажигались, когда кто-то открывал скрытую дверцу. Однако я дверцу не открыл, а ненамеренно выломал, так что к лампочкам претензий нет.

Собственно, если бы не мое дурное везение, я бы никогда не обнаружил этот тайник - я мог ощущать живых существ, не пространство. У Штуковины еще были какие-то шансы, но ее из соображений безопасности оставили на корабле. В ящике...

Так что иногда для великих открытий не хватает только врезаться куда-нибудь, к такому выводу я пришел.

Внутри пролома находился большой серебристый кейс. Судя по резиновым вставкам, он был сделан так, чтобы внутрь ни при каких обстоятельствах не проникала вода. Вполне разумно, если учитывать условия хранения.

А ведь мы могли бы и догадаться, что самое дорогое спрячут рядом с теми, кто будет охранять без тени намерения спереть - дельфинами.

Я выбрался на борт бассейна и открыл кейс, на котором, к моему удивлению, не установили замков.

Тогда я и увидел "Семью". Пять камней были выложены в ряд по размеру, от большого к маленькому... хотя, в принципе, они все были большими. Даже самый маленький мог сравниться с грецким орехом!

А ведь они действительно красивые... Я взял их в руки, покрутил, обнаружил, что камни создают вокруг себя радужный ареол даже в скудных лучиках света. Красивые побрякушки... и очень прозрачные, думаю, если бы их кинули в воду, даже я не смог бы их найти.

И все же я не вижу причин умирать ради этих камней - или убивать за них. Я бы с этими бриллиантами поиграл, скажем, кинул их в бассейн и велел зверям первой серии искать. Но если бы меня попросили отдать "Семью", я бы отдал без сожаления. Ничего особенного.

Однако людям эти булыжники нужны, и я бы предпочел, чтобы они достались моим людям. Только как сообщить им, что камни уже у меня? Наверх мне соваться точно нельзя!

Пока я раздумывал, на охраняемой территории появились посторонние ауры. Что за...

Ну конечно! Ауры посторонние, но не незнакомые: команда с другого корабля не могла не заметить начало операции и решила присоединиться. Боятся, небось, что мы камни уведем. А мы уже увели!

Их присутствие казалось мне забавным и безобидным, пока я не почувствовал, что Дух ранен - не смертельно, но ощутимо, это не царапина. Сомневаюсь, что его могли подстрелить местные обитатели, их тут почти не осталось.

Первым моим желанием было рвануться наверх и показать им, что соваться сюда было ошибкой, но я сдержал себя. Если они меня увидят, мне точно придется убивать, а я к этому не стремлюсь. Посмотрим, как ситуация будет развиваться дальше.

Так, неплохо, мои отступают. Вернее, они-то, судя по состоянию аур, подавлены, но я ведь знаю, что мы уже получили то, зачем пришли.

Первой в зал не спустилась, а практически упала Рыбка; если бы я ее не поймал, она бы не была уже такой оживленной.

- Кароль, надо уходить! Чертовы янки воспользовались нашей работой и вперлись сюда всем составом! Если не уйти, они нас просто пристрелят, а потом будут заявлять, что приняли за силы врага.

- Ну так отступим, в чем проблема?

- В том, что эти выродки получат камни!

- Не кипятись, ничего они не получат, камни давно у меня.

- Что?! Но... как? Когда?

- Потом рассажу, надо убираться отсюда, созывай остальных!

Рыбка прижала руку к уху, на котором было закреплено переговорное устройство:

- Сержант, это Рыбка! "Семья" у Кароля!

Связь была настолько четкой, что я услышал ответ:

- Да когда этот стервец все успевает?! Мы тут кровь льем, а он все сделал! Ладно, ребята, уходим!

По его голосу я слышал, что он не злится на меня, а, напротив, очень доволен. Еще бы, я ведь выполнил их работу!

Они вернулись в зал всей группой, забаррикадировали за сбой дверь. Оборудование они натянули на себя секунд за тридцать, я даже глазом моргнуть не успел! Ну, хоть что-то научились делать хорошо.

- Уходим, тут все рвануть может!

Рвануть? Они ведь не собирались закладывать никакие бомбы, даже с собой не брали! Или это не они? Не принципиально, взрывы я крайне не люблю - один такой взрыв чуть не стоил мне жизни.

Я проводил их до лодки, помог забраться туда, а потом плыл под ними до самого корабля. Лишь под защитой массивного судна я рискнул вылезти из воды, чтобы поговорить с ними:

- Как Дух?

- Жить буду, - отозвался сам Дух. - Плечо прострелили, но не смертельно! Приперлись, гады, когда мы всю грязную работу сделали!

Со стороны острова послышался взрыв, в небо поднялся столп пламени.

- Варварский метод, - поморщилась Рыбка. - Мы же там и так все зачистили, зачем выжигать землю?

- Чтобы следов не оставлять, они всегда так делают. Наши, правда, тоже этим частенько грешат, - отметил Сержант. - Но это все не так уж важно. Кароль, камни правда у тебя?

Вместо ответа я поднял кейс над водой и открыл его. В ярком солнечном свете бриллианты искрились сотнями огней, приковывая к себе завороженные взгляды людей. Правда, дотронуться до "Семьи" никто не решился.

- Ну ты орел, - присвистнул Облом. - Пока мы мельтешили, ты быстренько камушки заграбастал!

- Ничего я не заграбастал, а будете хамить - скину эти побрякушки в морскую впадину!

- Лучше скинь в морскую впадину Облома, - попросила Рыбка. - Мало того, что стрелять не умеет, так еще и под ногами путается!

- Я стрелять не умею? Кое-кто, расстрелявший плакат с голой девкой на стене, вообще пусть молчит!

- Я хоть выбираю цели, похожие на людей! А ты, пока всех птиц в округе не перестреляешь, работать не начнешь!

- Заткнулись быстро оба, - прикрикнул на них Сержант. - Кароль, где ты нашел камни? И как?

- В бассейне они были, я случайно заметил.

О том, что я, замечтавшись, пробил головой плитку, этим злопамятным лучше не знать - заклюют ведь!

- В бассейне. Вот как! А мы пробирались к сейфу, да еще сокрушались, что он достался не нам!

- В сейфе, скорее всего, тоже что-то было, - сказал Генсек. - Наркота, деньги. Но я ожидал, что "Семью" спрячут отдельно.

- Если ожидал, то почему раньше не сказал?

- А чего говорить? Я искал.

Моя мокрая черная чешуя привлекала слишком много солнечных лучей, к тому же, мне надоело висеть на борту лодки и слушать их треп.

- Забирайте вы свои камни, а я пойду, поплаваю!

Сержант покачал головой:

- Пока оставь их у себя, Кароль. Нужно довести твой план до конца.

- Но я думал...

- То, что они тоже напали на лабораторию, ничего не меняет. "Семью" они не нашли и не найдут, значит, и от нас не отстанут. Мы рассчитываем на тебя!

- Даже слишком сильно, по моему скромному мнению. Штуковину не забудьте выпустить, потому что, если найдут ее, эффект будет покруче, чем от обнаружения "Семьи"!

***

Интересно, понравились бы Лите эти камни? Что бы она сказала, если бы я принес их ей? Это ведь не простое украшение, это, можно сказать, легенда. Хотя, вероятнее всего, вместо благодарности я бы получил необоснованные оскорбления и выговор в строгой форме.

Поэтому люди без страха доверяли "Семью" мне - они не сомневались, что я не стану красть бриллианты. Даже самый преданный солдат может соблазниться, если столкнется с такими огромными деньгами, ведь каждый из камней стоит целое состояние, но только не я. Не то чтобы я отличаюсь честностью, просто с чудовищем никто не будет иметь дело, даже если у него есть деньги. Поэтому я - самое бескорыстное создание на службе правительства... или на кого я теперь работаю?

Ай, не важно. Пока что я могу лежать на дне океана и наблюдать за причудливой игрой света в толще воды. На корабле, высоко-высоко надо мной, идет обыск, но меня это мало беспокоит. Людям нужна "Семья", а "Семья" у меня.

Требование об обыске поступило почти сразу после нашего возвращения на корабль. Вернее, возвращения моих друзей, потому что я-то из воды не вылезал. Они согласились на обыск - к немалому удивлению запрашивающей стороны.

Понятно, почему согласились! Пока камни у меня, можно ничего не бояться.

Штуковина плавала рядом со мной. Ей не нравилось большое скопление незнакомых людей, поэтому уплывать она не рисковала. У меня же не было настроения для разминки, я думал о том, что мне делать дальше.

Очевидно, что у Литы есть какой-то план, она уже придумала, как нам встретиться. Но я-то этого не узнаю, пока не найду смотрителей. К сожалению, я даже приблизительно не представляю, где их искать - мы работаем в самых разных частях света! Эх, ну хоть какой бы намек...

Когда в воду начали погружаться аквалангисты, у меня уже не было времени на размышления. Очевидно, наши конкуренты не нашли ничего на корабле и решили, что "Семью" сбросили на дно, чтобы потом достать. Как все-таки люди предсказуемы! Я знал, что они так поступят, когда составлял план операции.

Теперь они будут искать, но мои друзья не останутся на месте. Корабль начнет возвращение в порт, что еще больше убедит наших конкурентов в том, что "Семья" погребена под руинами лаборатории. Вот пусть там и копаются!

Мне же ничего не стоило догнать и перегнать корабль, опередив людей на много часов. В руке у меня был кейс с бриллиантами, от которых не отказался бы никто. Ради этих камешков погибло столько народу...

А вот интересно, есть ли какой-либо предмет, за который я отказался бы от жизни? Или убил? Нет, вряд ли, я могу отнять или отдать жизнь только ради жизни, а не ради сувенирчика!

Пожалуй, хорошо, что никто кроме моих друзей не будет знать, что "Семья" на корабле, а то в порт он прибыл бы с горой трупов.

В океане я плавал полдня - наматывал круги, гонял акул и сеял панику среди косяков рыбы. Эти воды были гораздо спокойней тех, через которые я плыл раньше - ни одного чудовища уже много дней. Как подумаю, что мне когда-нибудь придется встретиться с теми тварями, так и к людям возвращаться не хочется! Они же, если вдруг узнают, что и кто существует на глубине, обязательно пошлют меня исследовать.

После заката я вернулся на корабль, где меня уже ждали.

- Браво, Кароль, - Дух пожал мне руку здоровой рукой. - Видел бы ты их физиономии!

- Они там еще неделю копаться будут, - злорадно усмехнулась Рыбка. - Ну и пускай возятся, кроты!

- Фу, какая ты злая, - Облом изобразил могильную серьезность, что не предвещало ничего хорошего. - Готова приговорить бедных парней к году исправительных работ только за то, что они рылись в чемодане с твоими трусиками!

- А ну иди сюда, скотина!

Но Облом не был бы Обломом, если бы позволил учинить над собой расправу. Он специально сел поближе к дверям и теперь ловко выскользнул в ночную темноту. Однако и Рыбка медлительностью не отличалась, так что он все равно серьезно рисковал.

- Дети, честное слово, а ведь обоим давно не восемнадцать, - покачал головой Сержант. - Кароль, покажи нам камни!

Есть некоторые вещи, которые говорить очень неприятно, потому что они обидные сами по себе. Но не сказать их - еще хуже.

- Думаю, не стоит. Положите их в сейф вместе с кейсом и не трогайте до самого порта.

- Что, стырил уже парочку и не хочешь попасться? - расхохотался Черт.

Сержант не смеялся, он смотрел мне прямо в глаза, но и я не отводил взгляд.

У этих камней странная энергетика. Может, потому, что с ними связано столько смертей, может, по другой причине. В любом случае, они могут воздействовать на человеческую волю, хоть и не живые. Я-то монстр, мне это воздействие не страшно, а вот людям лучше себя не испытывать.

К моему немалому облегчения, Сержант все это понял:

- Пускай будет по-твоему. Я бы даже позволил тебе лично положить их в сейф, но он в каюте капитана, а тебе лучше не шляться по кораблю. Может, ты и прав насчет нас.

- Я не говорил...

- И не нужно было. Не чувствуй себя виноватым, и спасибо за все.

- Вы о чем? - нахмурился Генсек. - Чего там Кароль про нас уже надумал?

- Оперу в трех действиях, - фыркнул я. - Слушайте, а куда вообще направляется корабль?

- В Калининград. Путь неблизкий, но... давай-ка ты с нами! Цели у тебя нет, возможно, за тобой охотятся, а на военном корабле тебя искать не будут.

Заманчивое предложение. Путешествие на корабле означает, что я могу спать в безопасности, что у меня постоянно будет еда, да и общество здесь приятное. Я ведь все равно не знаю, куда плыть!

Почему бы и нет? Заодно прослежу, чтобы кто-нибудь ненароком не наложил свои потные ручонки на "Семью".

- Вы ведь понимаете, что, может быть, совершаете преступление, помогая мне? - счел своим долгом напомнить я.

- Плевать, - отмахнулся Черт. - Ты не виноват, что тебя подставили!

- Именно, - согласился Сержант. - Кароль... Есть преступления, а есть нарушения: закона, устава, приказа и так далее. Разница - исключительно в морали. Так вот, помогая тебе, мы идем на нарушение. Но если мы тебе не поможем, это будет преступление.

Как-то пафосно получилось, но от всей души, я не сомневался. Может, и следовало отказаться, не злоупотреблять их добротой, но сама мысль о том, что снова придется быть одному в океане, вызывала дрожь.

Поэтому я поплыву с ними. Не факт, конечно, что до самого Калининграда, но уж точно до тех пор, пока не придумаю, что делать дальше.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Скачать в формате .TXT, в формате .FB2
Ссылки: http://samlib.ru/j/jurij_aris/rey7_1.shtml
Похожие рассказы: Юрий Арис «Проект "Звери"-3», Даймон «Рудник», Юрий Арис «Проект "Звери"-6»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Рассказ: Проект "Звери"-7
Сообщение: