Charles Mattias
«Цитадель Метамор. История 16. Гильдия писателей. Часть вторая, боевая»
Скачать
#кенгуру #крыса #лис #хуман #фентези #магия

Цитадель Метамор. Год 705, вторая декада сентября

В очередной раз потрогав мех на спине, Мишель тяжело вздохнул...

Он уже давно проснулся и теперь лежа в постели, вспоминал удивительные встречи и невероятных личностей - Коперник, Маттиас, Паскаль... особенно Паскаль! Ой...


После завтрака и боевой тренировки Мишель снова отправился бродить по коридорам. Это занятие ему никогда не надоедало - разве может быть скучно в неизменно изменчивом и изменчиво неизменном месте, да еще с такими... хм... персонами... вот как эта... этот... это... Мимо юноши как раз прошествовал, или прошествовала почти семифутовая саранча.

Впрочем, знакомые морды и лица тоже попадались. К примеру, тот же Маттиас... А вот и он сам - вынырнув из неприметного отнорка коридора, придворный писатель едва не столкнулся с Мишелем. Неизменная обгрызенная палка, куча пергаментных свитков, серо-коричневая шерсть, голый розовый хвост и длинные зубы - крыс-морф Маттиас увидев Мишеля, насторожил уши и весело пропищал:

- Эй, привет, Мишель! Что у нас плохого?!

- О... Чарльз! Да нет, ничего, гуляю, вот...

Крыс подмигнул юноше:

- Все еще интересно? Спорю на свой хвост - расскажи тебе кто про Цитадель Метамор раньше, ни за что бы не поверил!

- Не знаю... наверное...

Маттиас поправил охапку пергаментов и легонько хлопнул юношу обгрызенной палкой по предплечью:

- Тогда, может быть, присоединишься ко мне? Я направляюсь на очередное собрание гильдии Писателей. Пойдем, посмотришь, познакомишься, себя покажешь!

- Да?... Спасибо. А мне можно? Я же не в гильдии... То есть не вступал... - Мишель почему-то заподозрил, что Маттиас пытается его туда заманить... странно...

- Поскольку тебя приглашаю я, проблем не будет. Идем!

- Ну... ладно, - пробормотал юноша.

- Отлично! Тогда помоги мне тащить вот этот хлам, он ужасно тяжелый! - с этими словами Маттиас подал Мишелю груду пергаментов.

Тот взял их и, рассматривая ровные и красивые (а кое-где - кривые и корявые) письмена, обратил внимание на один из свитков. Изящные, чуточку вычурные строки, тисненая бумага с гербом, рисованные буквицы... Кто-то очень постарался, оформляя этот свиток.

- Чарльз... а что здесь?

- О, это истории, написанные соискателями места в гильдии! Хлам полный, годится только на растопку каминов... но встречаются и интересные мысли! Правда, мало...

- А... вот тут, сверху, такой красивый...

- Ну-у-у... - крыс смутился, но ненадолго. - Это мой. Сегодня собираюсь представить на собрании Гильдии. Некоторые исследования, изложенные в нехронологическом порядке.  

- А... что значит «нехро... нехронололо-ги-чес-ком»? - спросил Мишель

Тем временем они уже вышли во внутренний двор, под теплые лучи утреннего солнца. Двор был наполнен жизнью и движением - бабочки парили над ближайшей клумбой с розами, лавандой, ноготками и бархатцами; дети играли с обручами и палками, гоняя их по булыжной мостовой; птицы чирикали в ветвях яблонь, что росли вдоль каменной стены... Ветерок мягкой лапкой тронул ноздри юноши, принес такие насыщенные и яркие, почти вещественные ароматы...

Запах зреющих яблок, теплых, нагревшихся на солнце, хрустящих, еще зеленых...

Запах земли, тяжелой, маслянистой, чуть сыроватой, пронизанной ходами дождевых червей и корнями...

Нежный запах плюща и камней, нагретых солнцем —  Мишель вдруг ясно вспомнил каменную арку, осыпанную яркими пурпурными цветами...

Юноша неожиданно осознал, что его нюх стал острее и... избирательнее? Да, именно так, избирательнее, точнее - Мишель смог различить оттенки отдельных ароматов, смог выделить отдельный запах самого плюща - чуть затхлый, совсем слабый и запах цветов и даже запах нагретых солнцем камней... Мишель подумал, - интересно, а может ли Чарльз различить разную каменную кладку по запаху? - но так и не решился спросить...

- «Нехронологически» означает, что все происходит не в том порядке, в котором это случилось.

- Что?..

Маттиас засмеялся:

- Ладно, это действительно немного запутанно! Дело в том, что события в этой истории описываются не в том порядке, в котором они происходили. Иногда говорится о событиях будущего, а иногда о том, произошло в прошлом... Улавливаешь мысль?

- Ага... ага, точно, - Мишель взглянул на крыса, который как раз стачивал резцы, грызя палку. - А зачем так? Разве не удобнее рассказывать от начала до конца?

- Чаще всего да, но иногда, для определенного эффекта или для усиления интереса читателя, лучше излагать события в ином порядке.

Тем временем они направились в сторону приземистого здания. Низкое, широкое, богато украшенное, оно вытянулось вдоль юго-западной стены Цитадели. Подойдя ближе, Мишель увидел грозный гранит толстых стен первого этажа, мраморные балюстрады второго этажа, смешные статуи курносых крылатых созданий с собачьими мордами на крыше и парадный вход, украшенный вычурной резьбой и серебряной чеканкой над дверью - перо, чернильница и свиток, символы гильдии писателей.

- А... как давно ты уже пишешь? - рассеянно спросил Мишель, рассматривая здание.

- О, с тех пор как оказался здесь, - признался Маттиас.

- Да... А до того, нет?

Маттиас смущенно прижал пушистые уши, куснул палку и сказал:

- Вообще–то, я всегда дружил со словом... правда, не относился к этому серьезно, пока не оказался в Цитадели Метамор...

- А почему...  в смысле, как... ну, в общем передумал?

- Ну, когда твое тело меняется, с сознанием происходит то же самое... - вздохнул Маттиас, и что-то тихо пробормотав про себя, принялся яростно грызть палку, пока отгрызенный кусок не упал на каменную дорожку...

Мишель почувствовал пробежавшую по спине дрожь, и понял, что прикоснулся к опасной теме. Даже больше - ему показалось, что он почувствовал в воздухе какой-то странный запах. Запах, заставивший шерсть на спине встопорщиться, как под порывом холодного ветра... Похоже, Цитадель наградила его не только мехом и тонким нюхом...

- Мы войдем здесь? - спросил Мишель, подойдя к парадной двери.

- Я уже несколько лет не входил через парадные двери... - опять вздохнул Матиас. - Я проведу тебя через мой вход.

- О-о... у тебя есть свой собственный вход?!

- Конечно! В конце концов, я ведь магистр гильдии!

- Я слышал... ты только один из трех... - растерялся Мишель.

- Технически да, но у меня есть право вето. А еще я могу отменить любое решение совета гильдии, если пожелаю, и это тоже мое право... право основателя гильдии... хотя должен признаться, пользуюсь я своими правами нечасто, - ответил Маттиас, подходя к боковой, куда менее внушительной двери.

Открыв замок маленьким ключом, он впустил юношу внутрь.

- Первоначально это была казарма гарнизона Цитадели, но дед герцога Хассана, отвоевав Метамор, построил другую, на противоположной стороне, а эту забросили. Организовав гильдию, я должен был подыскать для нее помещение. Мне предлагали комнату или две, в стенах главного здания, но я предпочел реконструировать это. Конечно, пришлось повозиться, но посмотри - какой простор! Сколько места! Какие стены, какие двери! Что, по-сравнению с этим, какие-то там пара комнат, пусть даже и под боком у герцога?!

Мишель тем временем осматривал вестибюль - зал, примыкающий к парадным дверям, окруженный маленьким альковами, в которых теперь стояли полки с книгами и свитками. Юноша представил на месте полок стойки с мечами, луками, и другими смертоносными инструментами... он даже разглядел пятна ржавчины на полу, там, где много лет стояли доспехи.

Альковы перемежались дубовыми дверьми. В торцовой стене - высокая, двойная, украшенная замысловатой резьбой с символикой гильдии и по две в боковых стенах.

- По бокам у нас кабинеты магистров гильдии. Доктор Шаннинг работает там, - крыс-морф указал на дверь с вырезанной звездой. - Правда, большую часть времени она проводит в башне и здесь ее застать очень трудно. Но на еженедельные собрания достопочтенная все же спускается. Фил работает вот тут, его дверь без украшений.

О, кстати... а может и некстати, но Фил сегодня на собрание не придет. Он сейчас в отъезде. Ну, да ладно, переживем... Третий кабинет, вот видишь, вырезанную головку сыра?  Мой. Торцевая дверь ведет в главный зал. И помни, - это место было просто казармой! - последнюю фразу Маттиас проговорил, уже распахивая двойные двери.

Помещение, когда-то предназначенное для проживания солдат гарнизона, теперь было полностью переделано. Посреди широкого зала, облицованного белым мрамором с черной отделкой, освещенного через потолочные окна-фонари, составлены в круг столы. Вокруг столов, придвинутые и отставленные, а кое-где и опрокинутые на пол кресла, самых разных форм и высоты. На столах высятся стопки пергаментов и бутылки чернил - напротив каждого кресла.

- Как видишь, члены гильдии уже начали собираться, - сказал Матиас, идя к столу.

И действительно - некоторые места были заняты, а публика собралась самая необычная. Хотя, как посмотреть. Для данного места, пожалуй, наоборот - самая обычная. С десяток морфов, самых разных форм и расцветок, перемежались женщинами, весьма и весьма женственными... иногда так даже чересчур... и детьми.

Однако Маттиас уже подошел к своему креслу и позвал Мишеля. Кресло крыса-морфа сразу привлекало внимание - узкое, но очень высокое, оно явно предназначалось специально для Маттиаса.

Чарльз залез на сидение, и кивнул сидевшей рядом гусыне-морфу.

- Привет, Чарльз! Цветешь и пахнешь?! - слегка склонила голову высокая и худощавая гусыня. Мишель прикинул - при всем своем росте, а она возвышалась абсолютно над всеми в зале, весила гусыня не более ста фунтов*. Ну, может быть, сто десять... и то вряд ли.

Однако гусыня, похоже, была очень рада видеть Маттиаса.

- Спасибо, достопочтенная! - улыбнулся Маттиас.

Бросив изгрызенную палку на стол, крыс-морф повернулся и увидел Мишеля, тот все еще топтался в дверях.

- Мишель! Раз сегодня Фила не будет, займи его место. И давай сюда свитки! Мне они сейчас понадобятся.

Мишель сел в кресло, думая, что выглядит он наверное нелепо. Аккуратно положив пергаменты, он откинулся на спинку кресла и вновь ощутил упругость меха на спине...

Маттиас кивнул:

- Прежде чем я продолжу, разреши представить тебе магистра гильдии писателей, доктора философских наук, почетного профессора Эльфквеллинского императорского университета достопочтенную Джохан Натаниэль Мельхиор Шаннинг Фрейдих Фернандес Себастьен (де ла Фонтейн)! Почтенная! Это Мишель, - с недавних пор обитатель Цитадели!

Гусыня-морф чуточку высокомерно склонила голову на тонкой шее:

- Можешь звать меня доктор Шаннинг.

- Да, мэм, - улыбнулся Мишель.

Эту даму юноша до сих пор не встречал. Большинство обитателей Цитадели и большинство из присутствовавших он видел как минимум однажды, но эта доктор Шаннинг была ему незнакома.

Незаметно для себя Мишель оказался вовлечен в неторопливую беседу - гусыня-морф оказалась весьма обаятельной особой, и умело направляла разговор. В то же время к собранию присоединялись все новые и новые существа. Отвлекаясь, Мишель замечал, любопытные взгляды в его сторону и тихие обсуждения - никто не проявлял назойливого любопытства, но посматривали на юношу почти все. Сидеть в центре всеобщего внимания и любопытства оказалось самую чуточку неуютно, как на сквозняке...

Тем временем Маттиас взял в руки серебряный молоток, ударил по столу и объявил заседание открытым.

Последовавшие два или три часа оказались самыми скучными в жизни Мишеля. Нет, конечно же, не скучнее кое-каких фермерских занятий, но все же, все же... Правда, стоит признать, некоторые из представленных историй были совсем неплохи, а пара коротких рассказов Маттиаса почти великолепны, но общее впечатление оказалось тягостным. Небольшое разнообразие вносили лишь комментарии магистров - зачитав или выслушав очередной рассказ, доктор Шаннинг или Матиас разражались потоком иногда смешных, иногда язвительных, иногда просто деловых замечаний, указаний и советов. Кроме того, иногда магистры спорили друг с другом - в основном о том, можно или нельзя представить данное произведение герцогу Томасу Хассану.

Все это было запутанно, монотонно и настолько далеко от повседневной жизни, что Мишель потихоньку начал клевать носом...

Внезапно шум голосов резко изменился и юноша поднял голову. Похоже, общее обсуждение уже закончилось, писатели разбились на отдельные группки и в одной из них назревал скандал. Толстоногий, с мощным хвостом и маленькой головой, весь какой-то треугольный писатель схватил со стола чернильницу и запустил ею в собеседника - черно-рыжего лиса...

- ТИХО! - рявкнул Маттиас. - Здесь вам не эльфквеллинский ученый диспут! Нечего друг друга за шерсть хватать, чернильницами лупить, и чернилами поливать! Хотите выяснить отношения - марш на ринг! Да чтоб без трупов мне!

Толстоногий, которого кто-то назвал словом «руу», одним гигантским прыжком оказался в отгороженном веревками квадрате - в конце зала. Остальные писатели потянулись следом.

Мишель вопросительно посмотрел на Маттиаса.

- Что такое?

Маттиас фыркнул и махнул лапой:

- А, так, литературная дискуссия! Если литературные аргументы кончаются, в ход идут кулаки. Мы ведь все бойцы, а форму надо поддерживать. Кстати, Хабаккук сейчас чемпион, победитель последних двух турниров. Ненавижу... это так бессмысленно!

Шаннинг наклонила клюв в сторону Маттиаса:

- Только потому, дорогой мой, что ты не способен оценить простую забаву и удовольствие, которое получают от этого писатели. Не обязательно стимулировать разум интеллектуальными вещами, чтобы дать ему пищу для работы.

- Но обязательно ли стимулировать его мордобитием?!.. - еще раз фыркнул Маттиас.

Тем временем Хабаккук уже вовсю разминался, боксируя с тенью.

Шаннинг пожала плечами:

- Ну что-ж, похоже жертва Хабаккука с тобой не согласна. Нахум почему-то решил, что у него есть шанс.

- Лис? Хм-м-м...

Черно-рыжий лис с пышным рыжим хвостом изящно перепрыгнул загородку, выпрямился и поиграл мускулами.

Маттиас еще раз осмотрел обоих бойцов и покачал головой:

- Нахум сильный и быстрый, но Хабаккук не просто так стал чемпионом гильдии... он справится.

Шаннинг хмыкнула, взяла со стола молоток и, ударив по столешнице, провозгласила:

- Начали!

Бойцы бросились друг к другу и обменялись первыми выпадами - пока еще разведочными, не в полную силу.

Оглянувшись, Мишель заметил, что Маттиас старается не смотреть бой, - он уставился в пол и яростно грыз палку, которая стремительно уменьшалась...

Зато Шаннинг глядела за двоих, восхищенно покрякивая и охая, когда Нахум и Хабаккук обменивались особенно мощными ударами.

Бойцы сперва казались равными по силе, но приглядевшись, Мишель обнаружил, что руу-морф Хабаккук сильнее, массивнее и мощнее бьет, а лис-морф Нахум бьет слабее, но берет свое скоростью и ловкостью - зачастую сильные удары противника приходились попросту в пустоту. Некоторое время исход боя колебался, но потом руу провел удачный удар и пока оглушенный лис приходил в себя, добавил еще парочку...

- Победа руу Хабаккука! - вторично ударив молотком, провозгласила магистр Шаннинг.

- А... Знаешь, Чарльз, ты был прав - руу победил! - сказал Мишель.

Маттиас снова взглянул на сцену; его глаза на мгновение встретились с глазами Хабаккука.

Руу оскалился:

- Эй, Чарльз, хочешь бросить мне вызов?

Маттиас яростно укусил палку:

- Нет!

- О, я не буду тебя калечить...

- Извини, Шупар, не в этот раз... - прошипел Маттиас, оскалясь и тяжело дыша.

- Ну пожалуйста! Я закончу ту историю, что ты заставлял меня писать прошедшие три года! - попросил Хабаккук, видимо очень желая вызвать главу гильдии на ринг.

Чарльз сжал кулак и грохнул по столу с такой силой, что столешница треснула пополам.

- Я СКАЗАЛ НЕТ!!! Найди себе  другого!!

Хабаккук кивнул, пряча зубастую усмешку:

- Прошу прощения, магистр... Вы в своем праве.

Маттиас кивнул, но ничего не ответил.

Шаннинг печально покачала головой и, наклонившись клювом к розовому уху крыса-морфа, прошептала:

- Почему бы тебе не принять вызов? Позволь ему побить тебя... а лучше, побей его сам!

- Ты же знаешь что я пацифист! - гордо ответил Маттиас.

- Да - в данный момент! - загадочно ответила Шаннинг.

Повернувшись, Чарльз зарычал на гусыню:

- Что ты хочешь этим сказать?!!

- Ничего. Просто высказываю свое мнение. Хочешь, я сама скажу плотнику, что нам снова нужно ремонтировать твой стол?

С явно видимым усилием Чарльз взял себя в руки и заговорил почти спокойным голосом:

- Почтенная... пожалуй, не стоит. Я сообщу сам.

Шаннинг кивнула:

- Извини. Я не хотела тебе напоминать...

- Я понимаю. Просто наслаждайся боем, - Маттиас указал на Хабаккука, который уже вновь боксировал, на этот раз с молодым волком.

Мишель отметил в памяти пару интересных моментов беседы, но решил оставить на потом выяснение тайн прошлого Маттиаса - бой молодого волка и руу был очень интересным...


Перевод - Redgerra.

Предварительная редактура - Roccomaxa.

Литературная правка - Дремлющий.


* * *


* 45,3 килограмма.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://metamorkeep.com/storiesПохожие рассказы:
fox mccloud «История одной любви»
Charles Matthias «Цитадель Метамор. История 49. Непростое задание»
Charles Matthias «Цитадель Метамор. История 55. Бремя лучшего друга»
Ошибка в тексте
Рассказ: Цитадель Метамор. История 16. Гильдия писателей. Часть вторая, боевая
Сообщение: