Wanderer
«Цитадель Метамор. История 19. Путь странника»
Скачать
#NO YIFF #морф #волк #медведь #хуман #приключения #фентези #магия

Цитадель Метамор. Год 705, первая декада сентября

Странник, удобно устроившийся на площадке внешней стены Цитадели, наблюдал за Мишелем, неистово махавшим внизу коротким мечом. Юноша упражнялся с манекеном - бил по щиту, закрепленному на руке деревянного человека, и уворачивался от гирьки, болтающейся на конце цепочки, зажатой в другой руке. От удара по щиту деревянное чучело поворачивалось, дергая цепочку и гирьку...

- Хм... Так опрометчиво... - фыркнул под нос волк-морф, - совсем защиту бросил юноша... И схлопотать ведь, совсем не дол...

И точно, сильный выпад закрутил чучело волчком; гирька со свистом рассекла воздух и обрушилась на лёгкий шлем, едва закрывавший голову юноши....

Странник охнул и непроизвольно поскрёб давным-давно зажившую ссадину - от точно такого же удара свинцовой гирькой. И шлем тогда гремел по присыпанной соломой брусчатке почти так же! История повторяется - немногие новички выходят с первых тренировок целыми и невредимыми...

Тяжелые шаги и громкое пыхтение за спиной привлекли внимание Странника, заставив развернуть широкие волчьи уши назад:

- Вот... ты где! - отдуваясь, пропыхтел Крис, плюхаясь на каменный парапет, рядом с волком-морфом. - Я тебя в библиотеке дожидаюсь, извелся весь, фу... похудел даже... местами, а ты на свежем воздухе прохлаждаешься! Ты что же это, совсем библиотеку позабросил? Книг не берешь, новостей не читаешь - скоро все буквы позабудешь! Нехорошо!

Странник чуть улыбнулся, представив как грузный, косматый медведь-морф бегает вверх и вниз по бесконечным коридорам и лестницам Цитадели Метамор, пытаясь разыскать придворного поэта. А ведь судя по частому дыханию Криса, так и было!

- Прости, прости, лохматый друг! Ты прав, совсем забросил чтенье! Воспоминанья, грёзы, сожаленья... И молодость прошедшая, перед глазами встала вдруг...

- Вот, оно что-о! - уже отдышавшийся Крис заулыбался всей пастью и посмотрел вниз. - Так наш юный Мишель напоминает тебе одного нахального волчонка?!

Волк-морф только молча кивнул, глядя как Мишель, держась за голову, медленно поднимается с травы. Неужели, он сам когда–то был таким же?


* * *


Северный Мидлендс. Шесть лет назад

Чарльз поморщился, когда телегу снова (наверно уже в тысячный раз) тряхнуло. Норовистая молодая кобылка, явно страдавшая избытком сил, в очередной раз вильнула к обочине - то ли присмотрев особо аппетитный цветок, то ли просто так - вытащив при этом старую скрипучую телегу из наезженной колеи, и тут же с треском уронив обратно. Увы, ни кобылу, ни телегу переделать было невозможно и молодому поэту оставалось только терпеть, ожидая когда же закончится это бесконечное путешествие...

Узнав последние новости из Цитадели, Чарльз чуть с ума не сошел от радости. Казалось бы, известия о гибели придворного поэта лорда Томаса Хассана должны бы опечалить, или хотя бы вызвать сочувствие... Но для Чарльза эта весть стала настоящим подарком судьбы. Наконец–то у него появилась возможность прекратить порядком поднадоевшие странствия по всему королевству и заняться любимым делом, без которого он просто не мыслил своей жизни.

Мать Чарльза умерла при родах, оставив его на попечение отца. Тот окружил его любовью и заботой, конечно же, надеясь, что сын пойдёт по его стопам. Продолжит семейное ремесло, сохранит и приумножит традиции. Да, за кареты, телеги и тарантасы действительно неплохо платили, но Чарльз не хотел быть каретником. Он хотел творить!

Отец, разумеется, был против, и Чарльзу пришлось оставить родной дом, променяв обеспеченную и спокойную до тошноты домашнюю жизнь на пьянящую романтику дорог и приключений...

- Эй, парень! - крестьянин, согласившийся за небольшую услугу подвезти его до границ владения лорда Томаса, тряхнул Чарльза за плечо. - Я тут распинаюсь, а ты и не слушаешь, поди, совсем? Ну-кась, повтори, что я последнее сказал!

Поэт вздрогнул и хмуро покосился на мужика:

- Я всё слышу! И запоминаю. Сейчас ты говорил, что твоя жена родила еще одного ребенка, что недавно купленная лошадь сорвалась с привязи и сгинула где–то в лесу, но к счастью год выдался на редкость урожайным, поэтому ты вскоре купишь другую, более покладистую.

- А... ну ладно, - буркнул возчик. - Тока, смотри, красившее мне письмо напиши и без ошибок, когда приедем-то, а то, как обратно буду, так никакой лорд тебя не спрячет!

Чарльз нахмурился, искоса глянул на возницу и процедил:

- Послушай, неграмотный мой друг, если я допущу ошибку, ты этого даже не заметишь. Так что веди свою кобылу, а высокое оставь мне. Письмо – удел благородных!

- Ха! - фыркнул извозчик - Так вы сударь благородных кровей? Ха и ха! Кто бы мог подумать! А по роже и не скажешь! Ну, надо же! А может быть вы уважаемый еще и колдун?!

Чарльз с трудом сдержал очередной порыв гнева. Этот крестьянин, с его норовистой лошадью и дурными манерами, оказался единственным относительно быстрым и недорогим способом добраться до Цитадели Метамор.

К счастью, путешествие уже подходило к концу, и Чарльз просто терпел этого назойливого фригольдера, чувствуя как чешутся кулаки и вскипает в сердце яростное пламя... Врезать бы хорошенько по этой ухмыляющейся морде, да так, чтоб кулаку от крови мозгло стало. Ух, как полетел бы через облучок этот самовлюбленный болтун!..

«Нет! - Чарльз оборвал такие притягательные мысли, - Нет. Так нельзя. Поэту не к лицу бить всех, кто его раздражает. Даже если очень хочется...»

Собрав силу воли в кулак, он подавил пылающую ярость, из-за приступов которой юного Чарльза когда-то звали - Бешеным. Чарльз, поэт по прозвищу Бешеный... Жуткая кличка, которую не пожелал бы себе ни один нормальный человек.

Сглотнув, Чарльз задавил поглубже ярость, криво улыбнулся и сказал:

- Ладно, земляк. Что там еще написать в письме твоему брату?



Путь от указателя, подле которого Чарльз расстался с провожатым, оказался длинным, скучным, но к счастью не слишком утомительным. Прошагав больше половины, юноша остановился ненадолго - подтянуть ремешок на сумке. Закончив, он расправил плечи, закинул ее обратно на спину, и хотел уже пойти дальше, как вдруг услышал тихий шорох за спиной и осторожное покашливание.

Обернувшись, Чарльз увидел человека, выходящего из-за кустов. Вернее, не совсем человека... Совсем не человека!! Сначала юноша подумал, что ему это чудится, но тут незнакомец заговорил:

- И кто это у нас тут бродит?

Перед Чарльзом стоял енот. Нет, всё же не енот... Или всё же енот? Человеческое тело... почти человеческое, во всяком случае, стоящее на задних... лапах?.. как человек, но с енотьей головой, и лапами, покрытыми чёрной шерстью, вместо рук... А зубы-то... И когти... А еще меч и кожаный доспех...

Чарльз, разумеется, был наслышан о жителях Цитадели, но всё равно оказался не готов к такой вот встрече с одним из них. Чуть помедлив, юноша незаметно убрал руку от кинжала... правда, не слишком далеко.

- Хм... Меня зовут Чарльз. А вы кто?

Незнакомец фыркнул, как... как енот, и вместо ответа, снова спросил:

- И что ты тут делаешь, Чарльз?

На секунду юноша задумался, но потом, слегка склонив голову, приветливо улыбнулся и продекламировал:


Назвал своё я имя, вы мне - нет,

Но тут же задали вопрос и ждёте мой ответ,

Ну, неужели я разбойник? Что вы! Нет!

Я лишь хочу узнать, не нужен ли придворный вам поэт?


Енот фыркнул еще раз и сказал:

- Хех... неплохо. Прямо сейчас сочинил?

- Разумеется!

- Ну-ну... К милорду значит... Ладно...

Енот встряхнулся и протянул когтистую руку-лапу:

- Брайан Кой Эйрик, разведчик... Ах да, я енот-морф.

Чарльз кивнул в ответ, и осторожно пожав протянутую руку... лапу, продолжил:


Ну, вот и хорошо! Вы, наконец, заговорили сударь!

Назвали имя, должность при дворе.

Признаться думал я сперва, что нет доверия ко мне!

А как вы тихи! Ну и удаль!

Я даже испугаться не успел!

Подумал было...


- Ну, всё, всё, хватит! - немного раздраженно прервал его Брайан. - Я уже понял, что ты поэт.

Чарльз прокашлялся:

- Мои извинения, любезный. Не знаю сам я, что со мной! Сложить мне стоит только слог и всё - несёт меня поток, туда, где свежего вина глоток, рождает новый монолог! Рифмую всё подряд! И к месту и не... О, демон! Да что ты будешь делать!

Брайн отчётливо фыркнул и дёрнул усами, очевидно рассмеявшись, и продолжил:

 - Ладно, придворный поэт нам действительно нужен. Идем, отведу к лорду Хассану. Если, конечно, по дороге не передумаешь.

Разведчик двинулся к замку, а Чарльз, удивленно глянув ему в спину, пошёл следом.



- Итак... ты хочешь занять место моего придворного поэта? - произнёс наследный герцог Цитадели Метамор лорд Томас Хассан IV, удобно откинувшись на спинку мягкого кресла и положив унизанные перстнями пальцы-копытца на покрытую бархатом столешницу.

- Да, ваша светлость... - почтительно склонился Чарльз.

Лорд Томас вздохнул, оправил гриву и продолжил мягким спокойным голосом:

- Хорошо. Но прежде чем я рассмотрю просьбу, тебе стоит кое-что узнать.

Юноша ждал, склонив голову.

- Во-первых, запомни вот что. Колдовство, применённое Насожем в битве, которую не пережил наш поэт, действует до сих пор. Думаю, идя по коридорам Цитадели, ты обратил внимание на некоторую странность здешних обитателей. Так вот, оставшись здесь, ты станешь таким же. Может быть ребёнком, может быть женщиной, а может быть даже животным! И никто не сможет сказать, кем ты станешь, пока не появятся первые признаки изменения. Но в том, что они появятся, сомневаться не приходиться.

Чарльз втянул воздух сквозь зубы. Лихо... Впрочем, стоит ли останавливаться в шаге от судьбы?!

- Пусть будет так, мой господин... Зверем ли, ребенком ли, женщиной ли - я всегда буду подле вас, ваша светлость.

Лорд Томас хмыкнул. Достойный ответ. В принципе... Правда, слишком смиренный. Слишком. Так обычно говорят слуги. Интересно, есть ли у этого человека гордость? И если есть, то почему он ее прячет?

- Второе, - сказал Томас, пристально глядя на Чарльза. - В случае войны, каждый житель, каждый, должен участвовать в обороне цитадели. Все до единого, понимаешь? Я не потерплю здесь трусов, отсиживающихся в дальних коридорах во время атаки. Ты готов сражаться, если того потребуют обстоятельства? Даже если на нас нападёт сам Насож?

В этот раз Чарльз не колебался ни секунды.

- Я буду служить милорду верой и правдой, до последней капли крови!

Почтительную тишину, замершую в приемной разбил металлический лязг. Вложенный в ножны меч упал у ног юноши. Комендант крепости Джек ДеМуле, человек-мул, до того стоявший позади лорда Хассана шагнул вперед:

- Подними, - холодно сказал Джек.

Чарльз посмотрел на меч, потом снова поднял глаза на коменданта.

- Я сказал, подними!

Джек повысил голос почти до крика, но юноша по-прежнему не шевелился. Он только посмотрел на лорда Томаса, надеясь, что тот скажет, что делать, но лорд просто сидел и ждал.

Джек громко фыркнул:

- Так я и думал, поэтишка. Красиво лепишь, а как до дела - так пшик и всё. Уходи. Нам нужны бойцы, которые не только смогут рассказать врагу пару стишков, но и хорошенько врезать. А ты к таким людям явно не относишься.

Комендант свирепо глянул на всё ещё неподвижного Чарльза.

- Ты слышал меня? Пошёл вон!

Отбросив манеры и сдержанность, Чарльз позволил гневу вспыхнуть лесным пожаром и тут же сжал его обручем воли, направляя в русло действий. Мгновенье, и вот уже клинок освобождён из плена ножен и, жаждущий боя, нацелен на коменданта:

- К услугам вашим, сударь! Надеюсь, зелень и салаты, не слишком истощили вас, мой друг? Хотите в деле посмотреть меня? Извольте! Сейчас вам гриву подстригу. О! Не волнуйтесь, я буду осторожен! Как с девой юной, в ночь любви!

Обезумевший Джек яростно зарычал и потянул из ножен свой меч...

- Довольно!

Холодный голос лорда Хассана пролился на пылающий гнев коменданта, как ледяной дождь - вот только что на Чарльза скалился обезумевший получеловек, и вот уже за креслом герцога стоит спокойный и надменный военачальник.

Юноша тоже замер. Гнев всё-таки затуманил его рассудок, почти порвав оковы воли... Но слова лорда Томаса вовремя его остановили.

- Неплохо... поэт, - сказал лорд Томас с улыбкой. - Признаться, поначалу я подумал, что ты безвольный червяк, и в тебе нет ни капли смелости... Что ж, я ошибся.

Он чуть склонил голову.

- Я принимаю твою службу и разрешаю жить при дворе. Но всё же ответь мне, поэт. Ты согласен с тем, что изменишься, оставшись здесь?

Чарльз, в глазах которого ещё не угасли последние огоньки гнева, поднял голову и взглянул в глаза лорда.

- Изменюсь? За жизнь короткую свою, я в шкуре побывать успел солдата и писаки, певца и музыканта, наставника и подмастерья! Бывал я ранен, кровью истекал, был награжден, сидел в тюрьме - невинным и виновным! Я многолик, изменчив, как... как женщина; я верток и уклончив, как хорек; я молод и невинен, как дитя! Я... я - поэт, мой господин! Я ваш, я здесь - и будь, что будет!

- Ну что ж, тогда мы рады приветствовать тебя в Цитадели Метамор. - еще раз улыбнулся лорд Хассан. - Джек, где он может расположиться?

Комендант пристально осмотрел гостя и нахмурился:

- Ну... У нас недавно освободилась бочка в винном погребе. Просторная, сухая...

Лорд Томас чуть ухмыльнулся и покачал головой:

- Нет. Знаешь, мне не хотелось бы, чтоб наш поэт свёл близкое знакомство с иными бутылками и бочонками. Нет.

- Хм... А вот как раз позавчера оружейник выбросил ржавые латы, могу предложить освободившийся уголок.

- Тоже нет, - сказал герцог, немного подумав. - Вдруг мне срочно понадобится поэт, а он весь в масле и в ржавчине! Нет.

- Тогда... Остаётся только поселить его в комнатах, где живут придворные писатели. Сразу за библиотекой. Всё равно там занята только половина...

- Отлично! Что скажешь, поэт?

- Согласен, милорд, - сказал Чарльз, скрывая облегчение. - У меня нет возражений.

- Хорошо, - сказал Томас. - Вложи меч в ножны и можешь идти.

Чарльз, подобрав ножны, отброшенные в порыве ярости в дальний угол, уже выходил в дверь, когда его окликнул Джек:

- Эй, поэт, а как нам называть тебя?

Юноша замер в проеме открытой двери, обернулся...

- Зовите меня Странник!


* * *


Крис долго смеялся, местами даже взрыкивая:

- И они так и не сказали тебе, так и не сказали! Я всё еще не могу поверить! Ведь ты был единственным претендентом, не сбежавшим из Цитадели! Все! Все остальные моментально удирали, едва узнав о предстоящих изменениях...

- Да-а… были «люди» в наше время! - Странник тоже ухмыльнулся. - Быть может, они лишь опасались, что я последую благому примеру других поэтов?

Крис расхохотался еще раз.

- Может быть, может быть. Ха! А помнишь нашу первую встречу?

- Первую? Конечно, помню!

- Что ты искал тогда в библиотеке?

Странник хмыкнул:

- Ты не поверишь, Крис, ты не поверишь...


* * *


Цитадель Метамор. Год 699, первая декада октября

Шумно дыша и бормоча под нос проклятия, Странник схватил очередную книгу, пролистал и с сожалением отбросил в сторону. Учебники, самоучители... для музыкантов. Да вот беда – все они для людей. С нормальными руками и отстоящим большим пальцем. А как быть тем, у кого его нет?!

Странник осклабился, тихонько зарычал, когда резкое движение лапы смяло хрупкий пергамент книжного листа, и принялся осторожно его разглаживать...

Да... Теперь даже в зеркало смотреться не хочется. Вместо лица - жуткая морда, вместо рта - клыкастая пасть, а сзади ещё и хвост! Пришлось даже перешивать штаны ради него...

Единственное что ему понравилось после трансформации - мягкая пушистая шерсть. Хотя, конечно же, добавилось забот - уход, мытье, расчесывание... Но всё это мелочи, так ерунда, по сравнению с ухудшившимся зрением. Теперь, чтобы прочитать хоть что-нибудь, всё приходится подносить очень близко, почти утыкаться носом.

Но даже проблемы со зрением можно терпеть, а вот руки!

Ох, руки...

Или правильней сказать лапы? Они стали очень сильными, приобрели острые когти... и лишились отстоящих больших пальцев. Писать теперь приходилось специальными, остро заточенными иглами (взятыми со шкуры придворного алхимика-дикобраза), привязывая их к лапам ремешками. Почерк получался... ужасный.

Но это ещё полбеды. Как, скажите на милость, играть на банджо, лире, или флейте, наконец? Без большого пальца?!

Чарльз злобно рыкнул и нахмурился. Разве что на лире можно играть, но для банджо точно нужен большой палец - без него струны на грифе не зажмёшь. А флейта? Без большого пальца её и на весу–то не удержишь. Да и лира... если подумать, то и для неё большой палец необходим.

Положив никуда не годную лапу на стол, волк-морф с сожалением посмотрел на неё. Со всем можно смириться, - с подушечками на ладони, с когтями, с шерстью... был бы только нормальный большой палец! И ведь палец-то никуда не делся! Просто теперь он не был противопоставлен остальным четырём. Двигался вместе с ними и не мог ничего зажать или схватить.

Странник зарычал в голос, уже не сдерживаясь - книга в очередной раз закрылась, когда он попытался перелистнуть страницу. В гневе он сбросил увесистый том на пол.

Внезапно за спиной раздался вкрадчивый мягкий голос:

- Что–то не так?

Едва сдержав рвущийся наружу очередной рык, Странник повернулся и сказал:

- Извините. Просто у меня трудно... сти...

Чарльз ожидал увидеть за спиной библиотекаря - лиса-морфа, жуткого зануду и педанта, очень настойчиво просившего беречь книги. Но там высился широченный медведь с ворохом свитков под правой лапой и моноклем в левой.

- Трудности? Какие?

- Ох... Прошу прощения, - сказал волк. - Но мы, кажется, не знакомы. Я Странник. Новый придворный поэт.

- Кристофер, - ответил медведь, с силой пожимая протянутую лапу. - Я тут вроде как наставник, для новичков. Так что у тебя за проблема?

Странник скривился:

- Несколько дней назад я... у меня закончилась трансформация. Ну и до сих пор не могу привыкнуть к рукам... лапам. Может, что-нибудь посоветуете?

- Может быть... - сказал медведь. - Может быть, вам стоит начать с...

- Подождите! - перебил его Странник, сощурившись на огонек в дальнем конце комнаты. - В какое время вы зажигаете свечи в замке?

- Свечи? - Ответил Кристофер и тоже сощурился в том же направлении. - Ох... То рыжее пятнышко, это свеча? Похоже мое зрение, увы, куда хуже вашего!

- Поверьте мне, там свеча, - сказал Странник. - И это значит, что мы вот-вот пропустим ужин! Может быть, продолжим в обеденном зале?

- Если вы согласитесь разделить со мной одну из каменных скамеек, - ответил медведь-морф. - Деревянные просто не выдерживают меня. Я уже боюсь на них садиться!

Странник хмыкнул.

- А почему бы и нет? Не люблю занозы в заднице! Пойдём же, мой медвежий друг, на ужин опоздать нам не досуг.

- Медвежий друг? - подняв брови, переспросил Кристофер.

- Тебе не нравится?

- Да, в общем-то... Не важно.

* * *


Два друга рассмеялись старым воспоминаниям.

- Ты никогда не говорил о проблеме с банджо! - сказал Кристофер. - Почему?

- Да потому, - сказал Странник улыбнувшись, - как только я перестал напрасно искать ответы в книгах, потренировался, поэкспериментировал с ремнями... И вот теперь в библиотеке лежит написанная мною книга.

- Правда? - приподнял одну бровь Кристофер. - И как она называется?

- «Играйте лапами!»

Медведь-морф хохотнул:

- Ага! Играйте лапами, виляйте хвостом, и фырчите при этом мордой! Ха-ха

- Да ладно тебе! Возьми её лучше, поучишься!

- Э, нет! Это для меня слишком!

- Слишком? Что ты! Там даже щенок научится!

- Чарльз, я сказал нет.

- Ну, смотри, как хочешь. А кстати, зачем ты меня искал-то?

- О! - Сказал Крис, хлопнув себя лапой по лбу. - Я же совсем забыл! На обед хотел тебя позвать!

Странник подскочил и воскликнул:

- Да? Так идём, идем скорее!

Перевод - ANDRoid.

Литературная правка - Дремлющий, ANDRoid.


Особая благодарность от редактора:

Авербух Наталье Владимировне - за консультации по взаимоотношениям и этикету в средневековом обществе.


Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://metamorkeep.com/storiesПохожие рассказы:
Christopher Hughes «Цитадель Метамор. История 11. Дозор»
Christopher Hughes «ЦИтадель Метамор. История 17. Возвращение домой»
Шеннон Хейл «Звери-воители-4»
Ошибка в тексте
Рассказ: Цитадель Метамор. История 19. Путь странника
Сообщение: