Charles Matthias, Fox Cutter
«Цитадель Метамор. История 32. Секреты воистину»
Скачать
#NO YIFF #морф #крыса #верность #фентези #магия

Год 705 AC, начало сентября

Вечерело. Облака, как подкрашенные красно-оранжевым сиропом комки сахарной ваты застыли высоко в небе. За несокрушимыми гранитными стенами Цитадели уже сгустились вечерние тени, и прохладный предосенний ветерок нес по брусчатке первые опавшие листья, когда Чарльз Маттиас, окончив дневные дела, направился в таверну «Молчаливый Мул».

Выйдя из здания гильдии Писателей, крыс-морф специально сделал крюк через главный двор - посмотреть, как идет подготовка к подступающему все ближе Лунному фестивалю - и просто поразился увиденному. Еще совсем недавно совершенно пустая площадь теперь была плотно застроена рядами палаток, остовами помостов, и какими-то непонятными клетками, в которых Маттиас с трудом узнал будущие торговые павильоны.

Проходя мимо темной массы палаток и подиумов, Чарльз думал о предстоящем празднике. Удивительно, как, в общем-то совсем незначительный повод объединил столь разных обликом, сутью и жизненными интересами существ. Фермеры, охотники, торговцы, мастера, ремесленники - все прикладывали усилия, чтобы хорошенько отдохнуть и повеселиться в эти три дня.

Еще он думал о званом ужине, который, по традиции, устраивался в последний вечер праздника. В этот день лорд Хассан устраивал прием для самых значительных лиц Цитадели. Чарльз тоже был приглашен на этот вечер.

«Интересно, что будет в меню?» - подумал он. Наверняка личный повар его светлости уже сейчас готовится к приему. Донни, бармен и содержатель «Молчаливого Мула» тоже неплохо подготовился к празднику. Маттиас совершенно случайно (ну, почти), стал свидетелем некоторых его приготовлений, и даже смог кое-что попробовать... Неплохо!

Сам Чарльз тоже кое-что припас. Разумеется, ничего такого, что запомнилось бы надолго... он к сожалению не Странник, далеко не Странник. Поэзия никогда не была сильной стороной Маттиаса, и в этом он в очередной раз убедился, приняв участие в поэтической дуэли на прошлом Фестивале. Увы, придворный поэт сделал его, что называется «одним взмахом хвоста». Разделал, обде... в общем, победил.

Некоторое время после конкурса Маттиас даже жалел, что рыцарские поединки верхом на конях остались в прошлом. Можно было бы вызвать волка-поэта на ристалище и хорошенько отдубасить... в смысле, отвести душу. Увы, большинство живших в Цитадели рыцарей более не могли сидеть в боевых седлах... в женских же особо не навоюешь. А некоторые из них сами стали конями, а то и чем похуже, как тот же крыс-морф сэр Саулиус. Так что ристалище и рыцарские бои ушли в прошлое, сменившись другими, более подходящими соревнованиями. К примеру, лучников. Или арбалетчиц...

Так, обдумывая предстоящий праздник, Чарльз подошел к проему в стене, спустился на несколько ступенек и, бросив еще один взгляд на быстро темнеющую площадь, открыл дверь таверны.


Войдя в главный зал, Маттиас сразу унюхал упоительный дух свежего пива, горячей медовухи, жареных чесночных колбасок и сырной запеканки, приправленных «ароматом» человеческого пота и мускусным «амбре» хорошо поработавших на площади морфов. В свете главной люстры, только сегодня утром утыканной новыми свечами, хорошо было видно, что Молчаливый Мул почти полон. Жители Цитадели пришли сюда этим вечером, чтобы отдохнуть после трудного дня, выпить, поесть, послушать музыку, а может и спеть самим...

Прихватив у Донни кувшин с горячей медовухой и глиняную миску с фирменными сухариками, крыс обвел глазами зал, разыскивая знакомых. Высмотрев столик, занятый коллегами по гильдии Писателей, он направился прямо туда.

Поставив на свободное место миску и графин с кружкой, Чарльз опустил лапу на спинку лавки:

- Ты не против, если я тут сяду? - спросил он сидевшего с краю юношу.

- А... Чарльз! Садись конечно! - Мишель торопливо отодвинулся, освобождая место. - Я тебя и не заметил совсем! А мы тут последние новости обсуждали... слышал? Странник собирается представить на праздник что-то совершенно особое! Видал Криса? Медведь все знает, смотри, аж распирает беднягу от таинственности... но молчит! Вот гад мохнатый! Мы тут страдаем, а он молчит! А еще мне сказали, что на позапрошлом празднике ты с ним... ой... в смысле, со Странником, соревновался на конкурсе лимериков, это правда? А что такое лимерики? И кто победил?

Присаживаясь, Маттиас пожал плечами:

- Лимерики - стишки такие короткие, язвительные. А победа... увы, победа досталась не мне. Разумеется, я умею слагать стихи, но у Странника они получаются такими едкими, что просто слов нет. Язва он первостатейная, любит всех обсмеять. Особенно если увлечется. За что и получает регулярно.

- О... прямо всех?! - еще человеческие глаза Мишеля стали круглыми, а уже морфные уши поднялись торчком. - Ой, я обязательно пойду и послушаю! А как твои дела?

- Да никак, - вздохнул крыс. - Сегодня утром ходил к своим, поговорил с Гектором - бедняга совсем впал в тоску. Впрочем... кажется, после разговора ему стало немного лучше. Что еще? Саулиус выздоравливает, обещал прийти на фестиваль, может уговорю его поучаствовать в конкурсе фехтовальщиков - он отлично владеет мечом. Если ребра заживут, конечно.

Маттиас немного погрыз сухарик, и добавил, многозначительно глянув на сидевшего рядом с Мишелем кенгуру-морфа:

- А еще я перечитывал прошедшие в финал конкурсные рассказы и вспомнил, что кто-то по имени Хабаккук уже давным-давно обещал доделать свой... но что-то не торопится!

Кенгуру вздохнул и перед тем как отхлебнуть еще глоток пива, развел лапами. Было заметно, что он уже хорошо посидел и неплохо выпил... не допьяна, но все-таки.

- Эй, Чарли, я же говорил - доделаю на днях! Я сейчас это... материал подбираю. И вообще... Фокс мне только сегодня показал пару свитков... по теме... а я их еще прочту и доделаю!

- Мда? Ну-ну! - хмыкнул крыс. - Кстати, как там библиотекарь? Я его уже несколько дней не вижу.

Хабаккук пожал плечами, поудобнее упираясь в пол толстым хвостом:

- Как обычно, витает. Одна жрица ведает, где.

- И вообще, я считаю его подозрительным! - прозвучал над столом громкий голос Нахума.

Присмотревшись, Маттиас решил, что у лиса явно был тяжелый день - черно-рыжый мех вымазан чем-то липким и маслянистым, острая морда в грязи, на ухе свежая царапина, под глазом пятно, сильно напоминающее синяк... как будто он с кем-то подрался. Но что бы там ни случилось, Нахум наверняка уже всем все рассказал. Так что Чарльзу даже не нужно никого расспрашивать - еще до конца вечера ему все перескажут и притом не раз.

- А... почему? Что в нем такого... ну... подозрительного? - спросил Мишель.

Маттиас глянул на юношу, рассеянно, отмечая, как тот передвинул ноги вперед и назад. Мишель, все еще продолжал изменяться. Его лицо, правда, лишь чуть расширилось, а вот уши уже вытянутые и покрывшиеся светло-серым мехом, заметно сместились вверх. Правда, кончики ушей остались круглыми... странно. Кожа по бокам головы тоже начала покрываться светло-серым мехом... Ага! Вот почему он ерзает - стопы его ног начали вытягиваться, превращаясь в лапы. Зато руки все еще оставались человеческими - никакого меха и когтей. Похоже, Мишель устанавливал рекорд: через три недели после появления первых признаков изменения, он все еще выглядел почти человеком.

- Куттер всегда раздражал меня! - тем временем продолжал вещать Нахум, прерываясь чтобы отхлебнуть очередной глоток, и делая это куда как часто. - Да! Всегда один, всегда отдельно! Не просто же так он нас всех сторонится! - лис долил кружку из кувшина, и продолжил. - А его самого спрашивать - что с кирпичной стенкой говорить. Молчит как убитый!

Краем глаза Маттиас заметил шевеление за соседним столом, глянув же туда, узрел Криса, медведя-морфа, коллегу Фокса. Пока еще спокойно сидящего, но уже мрачно поглядывающего в их сторону.

Подумав, крыс решил немного разрядить ситуацию:

- Коллеги, не прижать ли вам языки? В конце концов, наш библиотекарь не столь уж плох... и нередко помогал всем нам.

Хабаккук, заметив что Чарльз беспокойно посматривает на соседей, оглянулся тоже и издал короткий лающий смешок:

- Погляди-ка, Нахум... нет, ты глянь, глянь! Видишь? Вон тот старый медведь... Щас как даст тебе... по загривку! Враз это... язык себе откусишь!

Нахум бросил на Хабаккука испепеляющий взгляд и презрительно фыркнул, но голос понизил:

- Вы слышали последние слухи?

Маттиас поморщился - ему все это совсем не нравилось. Развлекаться, распространяя мерзкие слухи и сплетни... члену гильдии Писателей такое не пристало!

Таллис, черно-белый крыс-морф, обычно тихий и молчаливый, наклонил кудрявую макушку над столом и заговорщицким тоном проговорил:

- Я тут недавно слышал про него кое-что интересное! Кое-кто шепнул мне по секрету, что Фокс - наемный убийца, получивший неудачный контракт. Иначе почему его обнаружили у ворот Цитадели чуть живого, истекающего кровью после нескольких ударов ножом, а вокруг не было ни души? Это я в смысле - много ли людей приходит сюда добровольно, а?

- Ну... пекарь Грегор пришел сам, - напомнил Маттиас.

- Кто бы спорил! А ты знаешь, во сколько его «добровольность» обошлась лорду Хассану? - фыркнул Таллис.

- А... кто такой Грегор? - спросил Мишель.

Чарльз посмотрел на юношу:

- Грегор - пекарь, сейчас капибара-морф. Когда три года назад в Цитадели умер пекарь, ни один из его учеников не был готов занять это место. А Грегор уже тогда был весьма известен, хоть состоял пекарем у какого-то мелкого барончика в северном Мидлендсе. Лорд Томас Хассан предложил Грегору место придворного пекаря, а тот, зная, что с ним произойдет в Цитадели, настоял на хорошей оплате... очень хорошей.

- Вот именно! - высказался Нахум. - Таллис совершенно прав! Всех, кто пришел сюда по своей воле, можно посчитать по пальцам! И даже ноги не понадобятся, лап хватит!

- Все равно! - гнул свое Маттиас. - Наемный убийца? Окститесь, коллеги! Неужели вы и в самом деле считаете что Фокс мог кого-то убить?

Нахум фыркнул:

- Чарльз, с каких это пор ты стал судить по внешнему виду? И вообще, на себя посмотри! Да-да! Что там произошло в подвале, а? Саулиус еле жив остался после встречи, не с тобой ли?

Чарльз недовольно поморщился и принялся ожесточенно грызть палку.

- Разговор сейчас не об этом! - немного успокоившись, сказал он. - Вы все распространяете ложные... хорошо, хорошо, - заметив возмущенно привставшего Таллиса, поправился Маттиас, - непроверенные слухи о нашем товарище, таком же защитнике Цитадели, как и все мы. И я нахожу такое поведение крайне неприятным!

Хабаккук перегнулся через Мишеля, и похлопал Маттиаса по плечу:

- Эй, Чарли, ты это... да не волнуйся ты так! Мы же сами-то так не думаем... А ведь могло быть, а? Ну могло, признайся!

Кенгуру плюхнулся обратно в кресло, лениво почесал бедро лапой и добавил:

- И я кое-чего тоже того... слышал. Мол, его прогнал какой-то граф. Или лорд... В общем, важная птица. Не помню за что, но прогнал!

- Зачем тогда было тащить его за тридевять земель, чтобы бросить перед воротами Цитадели? - хмыкнул Таллис. - Не проще ли банальнейшим образом выгнать вон? И вообще - когда он тут появился?

- Года два, пожалуй, - ответил Маттиас.

- Я прибыл примерно в то же время... - Нахум глубоко задумался, прижав уши, и потирая лоб. - Или чуть раньше?

- Чуть раньше, - уточнил Таллис. - Мы все уже были здесь, а ты как раз изменялся.

- Меня здесь не было, - напомнил Мишель, возмущенный тем, что его забыли.

- О, да, конечно, только не ты! - ухмыльнулся Таллис.

- Однако я все еще придерживаюсь версии, что Куттер - наемный убийца! - упрямо заявил Нахум.

- Бред! - вновь запротестовал Маттиас. - Это бред! Никакой Куттер не...

БАХ!!!

Неслышно появившийся за спинами компании медведь грохнул кулаками по столу между Нахумом и Таллисом.

- Маттиас прав. Куттер - не убийца! - злобно прорычал он. - А вы двое... языки повырываю! Ясно вам?!

Высказавшись, Крис так же бесшумно вернулся к своему столу. Глядя вслед медведю, Маттиас сделал большой глоток медовухи, а Таллис и Нахум все сидели, как будто боясь шевельнуться. Наконец, переглянувшись, они уставились на остальных.

- Я же говорил! - сказал Маттиас, платком вытирая медовуху с носа и усов.

- Ох... Дааа... Поздновато уже. Пойду я, пожалуй,  - Нахум в два глотка допил кружку, неспешно поднялся с места и удалился.

- Наверно я тоже лягу спать пораньше, - поддакнул Таллис, следом за лисом выбираясь из-за стола.

Хабаккук покачал головой:

- Ух, ты... похоже, слухи малость это... вышли из-под контроля, а?

- Точно, - согласился Маттиас, отпивая еще медовухи. Потом он отставил кружку и посмотрел на кенгуру в упор. - Итак, когда ты допишешь обещанную историю? Прошло уже три года с тех пор, как ты ее начал, знаешь ли!

Задумчиво пошевелив ушами, Хабаккук сказал:

- Ну... знаешь же... другим надо помочь, потом еще праздник этот, вот-вот за хвост ухватит... и... еще всякое...

- Угу, понятно, - ехидно заметил Маттиас. - Очередной список отговорок!

Чарльз уже и не чаял увидеть историю Хабаккука законченной, точно так же, как не надеялся победить Коперника на бильярде. Поэтому он продолжал медленно пить медовуху, перемигиваясь с Мишелем, и краем уха слушая фантастические оправдания Руу...


* * *


Выпив слишком много медовухи, и выслушав слишком много пустой болтовни, Маттиас поздней ночью покинул «Молчаливый Мул». Однако покинув таверну и позабыв давным-давно ретировавшихся болтунов, Чарльз не смог забыть их разговора и теперь его возбужденное выпивкой и слухами воображение начало выдавать версии появления Фокса Куттера в Цитадели. Одну за другой, и с каждым разом все фантастичнее и невероятнее.

Наконец, пройдя половину пути до своей комнаты, Чарльз решил, что просто обязан узнать правду, иначе не сможет уснуть. Так и будет ворочаться, обуреваемый мыслями и сомнениями... А еще он непременно должен положить конец всем этим сплетням и домыслам, цену которым, крыс уже испробовал когда-то на собственной шкуре. А способ отделить правду от вымысла он придумал только один - спросить лиса-библиотекаря лично.

Остановившись посреди коридора и немного подумав, Маттиас решил, что искать Куттера надо в библиотеке. Тот, похоже, и в самом деле почти не покидал ее стен, и по слухам даже спал под столом в читальном зале - как настоящий лис. Еще один бред, распространяемый известно кем... но опять же, Фокс так мало рассказывал о себе, что отличить явный бред от правды было просто невозможно. Вот и появлялись слухи один фантастичнее другого.


Однако, войдя в библиотеку, Чарльз не нашел лиса на его рабочем месте - конторка библиотекаря была пуста. Зато откуда-то из глубины книгохранилища доносилось звучное, хоть и не слишком мелодичное сопрано. Немного поплутав среди высоченных (в три человеческих роста) книжных стеллажей, крыс нашел все-таки источник звука.

Стоя на приставной лестнице где-то под самым потолком, Фокс аккуратно расставлял книги на полке, одновременно напевая что-то на незнакомом языке.

Немного постояв, Маттиас громко кашлянул, привлекая внимание библиотекаря.

- О? Привет, Чарльз! - оглянувшись через плечо, Куттер улыбнулся ночному посетителю и, поставив на полку последнюю книгу, начал спускаться. - Чем могу помочь?

Чарльз сглотнул вдруг пересохшим горлом и понял, что чуточку нервничает при виде спускающегося к нему скалящегося хищника.

- Хм, да... вообще-то ничего особенного. Меня просто кое-что заинтересовало... и я подумал - может быть, ты сможешь меня просветить

- Вполне возможно, - кивнул Фокс. - Но подожди, я спущусь.

Быстро сбежав вниз, лис остановился, возвышаясь над прислонившимся к книжной полке Чарльзом. Крыс вообще-то уже привык, что почти все хищники-морфы смотрят на него сверху вниз, но все же ему было немного... неуютно.

- Так что ты хотел спросить?

Чарльз потупился. Он заранее чувствовал себя виноватым, и уже начал колебаться - а стоило ли вообще идти сюда и совать нос в чужую жизнь? Уж Чарльз-то знал, каково это... проклятая медовуха... это она возбудила его любопытство и заставила прийти сюда... Впрочем, поворачивать назад поздно - он уже встал на этот путь, надо идти до конца.

- Сегодня я ужинал, и беседовал с коллегами-писателями. Ты должен знать их - это Таллис, Нахум и Хабаккук.

- Хм... - Лис потер ухо, вспоминая. - Да, я их знаю. Особенно последнего. Требует все новые и новые трактаты о хирургических операциях на черепе. Причем от объяснений, зачем ему это надо, увиливает!

Чарльз пошевелил усами:

- Наверное, хочет пересадить себе немного мозгов... Но речь не об этом, а о состоявшемся разговоре. Говорили же эти трое на тему... вот как раз тему их разговора я и счел достаточно тревожной. Надеюсь, ты сможешь развеять мою тревогу.

- И о чем же они говорили? - спросил лис, подняв уши стоймя и пристально глядя на Чарльза.

- Главной темой разговора был ты. Фокс, они обсуждали блуждающие по Цитадели последнее время тревожные слухи... очень тревожные... хотя я не думаю, что в них есть хоть капля правды, поскольку немного тебя знаю. Случившийся поблизости Крис также уверил нас, что слухи ложны, и призвал прекратить их распространение. Причем сделал это весьма, кхм... убедительно.

Куттер усмехнулся краешком губ:

- Представляю... но какие именно слухи?

- Слухи о том, что ты - бежавший от ответственности наемный убийца, - мрачно сказал Маттиас, касаясь палки для грызения, однако не поднося ее к резцам. - Это самый худший вариант... впрочем, другие были немногим лучше.

Помрачневший лис медленно кивнул.

- И теперь я хочу спросить - как и почему ты на самом деле оказался в Цитадели?

 Наконец задав мучавший его вопрос, крыс вытащил из петли на поясе палку и принялся ее грызть.

Фокс вздохнул, и присел на ступеньку лестницы:

- Чарльз, у всех есть тайны, каждому приходится что-то скрывать. Кому как не тебе знать это...

Резонный ответ. И правда, кому же еще знать о тайнах и секретах, как не посвященному фиолетового круга общины Сондеки... Возможно, подумав, Маттиас смог бы придумать какие-то неотразимые аргументы, - но Куттер, повернулся и начал подниматься по лестнице, давая понять, что не собирается продолжать разговор.

Почесав уши и пригладив усы-вибриссы, крыс поплелся к выходу из книгохранилища.

«О чем я только думал? Ожидал, что выслушав несколько слухов, Лис тут же выложит всю свою жизнь, как на духу? Ха-ха! Больно ему оно надо! Это все медовуха... будь она неладна!»

- Чарльз, подожди!

Обернувшись, Маттиас наткнулся на задумчивый взгляд Куттера:

- Ты действительно хочешь знать, почему и как я сюда попал?

- Да! - ответил Чарльз, глядя прямо в глаза Фоксу.

- Я скажу тебе... но в ответ я хочу узнать, что случилось в подвале с тем рыцарем, Саулиусом.

Крыс с шипением втянул воздух сквозь зубы и яростно вгрызся в палку. Несколько ударов сердца они с лисом соревновались взглядами, потом Чарльз медленно опустил лапу:

- Это будет... справедливо.

- Еще бы! - горько усмехнулся Фокс. - Но давай перейдем в мою комнату. Нам предстоит долгий разговор, не вести же его на лестнице между стеллажами!


Комната Фокса оказалась совсем рядом с библиотекой, практически в двух шагах.

Проведя Маттиаса внутрь, Куттер разжег камин, придвинул к огню пару кресел и, подвесив над огнем котелок с вином, уселся в кресло.

Подождав пока Чарльз устроится, Лис пошурудил в камине кочергой, сыпанул в котелок с подогретым вином специй и, добавив меда, помешал ложкой...

- Тяну время, - кисло сказал он Маттиасу. - Я так привык таиться от всех и каждого, что перебороть себя... непросто. Но мне нужно хоть кому-то рассказать эту историю... она тяготит душу, и рано или поздно утянет меня во тьму, если...

Язык лиса скользнул по губам, и нервно сжимая когтистые лапы, Куттер откинулся на спинку кресла.

- Что ж... Начну. Когда десять лет назад я пришел на эту землю, я не знал и не имел ничего. Люди, культура, даже язык - все было чуждым. Мне некуда было пойти, я был совсем один, настоящий чужак. Однако я был молод, энергичен, и льщу себя надеждой - немного умен, потому быстро научился выживать на задворках городов и деревень. Жил за счет отбросов, нищенствовал, побирался... дрался с такими же, защищаясь и отбирая чужое... охотился и воровал, если мог. Но прежде всего я учил язык. Язык, людей, общество...

Вино в котелке покрылось пеной. Сняв с огня готовый глинтвейн, Лис процедил его сквозь тряпицу, и разлил по кружкам, оставив котелок у огня, чтобы тот не остыл.

Отхлебнув из кружки, он продолжил:

- Итак, язык... ключ к любому обществу - его язык. Научись говорить правильно - и у тебя появится шанс. Не возможность, нет - всего лишь шанс, - но даже это много... для уличного попрошайки. И я слушал, вслушивался, сопоставлял, знакомился. С другими уличными крысами, с крестьянами, с приказчиками, с торговцами победнее. Ну, знаешь - подай, принеси, выброси, держи-монетку-видел-чего? Видел... и мог подсказать... иногда. Мог толкнуть, ударить... и знал, кого просто толкнуть, а кого - ударить так, чтоб сам не встал. И меня... заметили. Кто-то из местных решил дать мне шанс.

Прервав рассказ, Куттер снова отхлебнул из кружки. Воспользовавшись паузой, Маттиас спросил:

- Думаешь, тебя вели?

- Возможно, - не стал отрицать Куттер. - И я даже знаю, кто мог это делать... а возможно и делал. В общем, я смог устроиться на работу смотрителем. Или, говоря по-простому вышибалой и охранником. Людей, имущества... охранял лавки торговцев, дома богачей. Несколько месяцев даже присматривал за местным храмом последователей Эли. Отец-открывающий пути научил меня читать и писать... хорошее было время! Два года я прожил так, почти счастливо. Но потом в одночасье все изменилось. Я оказался как в центре урагана - вокруг прошла целая полоса странных происшествий, проблем и таинственных смертей. Никто и никогда не обвинял меня... прямо, но мыслям не прикажешь, и языкам тоже...

Воспоминания о прошлом, ушедшем и безвозвратном, заставили лиса задуматься и замолчать на пару минут. Наконец, допив уже остывший глинтвейн, он долил в кружку еще горячего из котелка. Коротко глянул на сосредоточенно ожидающего продолжения Чарльза, Фокс продолжил рассказ:

- Да, слухам рот не заткнешь... а они говорили, что убийца - я. Что ж... так тому и быть! И когда меня нашел... «ночной мастер», я уже был готов ко всему. О да... «ночной мастер»... Он был видным человеком. Уважаем в местном обществе, богат, известен. С одной стороны. И в то же время - мастер своего дела. Мастер-убийца. С другой. Он искал ученика, и выбрал меня. А я... я ухватился за выпавший шанс, посчитал его ключом к чему-то... к приличной жизни? Это тоже. И стал преступником. Это оказалось совсем легко!

Его рассказ был прерван раздавшимся резким треском - Чарльз прокусил насквозь палку для грызения. Отложив ее, Маттиас вцепился дрожащими лапами в кружку, выпил залпом, и некоторое время глядел в тлеющие угли, успокаивая разбушевавшиеся мысли. Потом высказался:

- Да... это так просто... шагнуть во тьму. Открыть дорогу смерти и страху, дать им путь в свое сердце... и я... я тоже сделал такой шаг... в свое время...

Какое-то время в комнате царила тишина, лишь потрескивали в камине прогоравшие угли. Поворошив их, Фокс подбросил еще дров, долил опустевшие кружки, и продолжил:

- Может быть. Я знал, что это неправильно, но мне было все равно. Я хотел хорошо жить... и все прочее поблекло перед этим желанием! - он горько усмехнулся, словно это была мелочь, незначительный пустяк.

Чарльз кивнул:

- Я понимаю. Продолжай.

Прежде чем продолжить, лис еще отхлебнул глинтвейна и облизнул губы.

- Я хорошо учился, и уже вскоре превосходно выполнял задания, самостоятельно убирая малозначащие цели. Так что теперь на моих руках кровь более чем дюжины человек...

 Какое-то время все шло прекрасно. А потом, примерно за месяц до моего прихода в Цитадель, все опять изменилось. Мне поступило очень выгодное предложение. Клиент пожелал убить одного... очень известного человека. Он вскоре проездом должен был появиться в нашем городке. Причина была... причина была. И причина веская. Просто удивительно, как много злодеяний смог совершить этот... «рыцарь». Для всех он был героем, мне же была открыта иная сторона его жизни. Открыта кем-то, кто слишком много знал... и кто решил наказать этого «рыцаря».

Что ж... он стал моим последним. Последним, убитым мною. И я знал, на что иду. Для всех вокруг он был героем, светочем истины и самоотречения. Человеком, чья смерть непременно будет отомщена. Я знал, что меня найдут. Рано или поздно. И я бежал.

- Я бы сделал иначе... - хмыкнул Маттиас.

- Да? В самом деле? И как же? - криво усмехнулся Куттер.

- Ну... я бы попробовал возглавить расследование убийства. И пресек бы нежелательное развитие событий.

- Ха! - откинувшись в кресле, лис потер лапами уши, потом взял кружку, и ткнул ею в сторону Чарльза. - Тебе, похоже, тоже есть о чем рассказать! Жаль, что такая идея не пришла мне в голову тогда. Но, в конце концов, тот путь привел меня сюда. А ведь до того я уже думал о Метаморе... да-да! Я заранее обдумывал, где можно укрыться так, чтобы меня никогда не нашли. Или, скажем так, не стали искать. И даже найдя, сто раз подумали, стоит ли идти следом.

Цитадель идеально подходит для человека, пожелавшего исчезнуть. Исчезнуть совсем. И я пришел сюда. Пришел ночью, тайно... несколько дней наблюдал за патрулями, изучая маршруты. А когда представился подходящий момент, я встал у главных ворот, взял нож и... вонзил. Себе. В живот. Пять раз.

С каждым словом Фокс ударял себя в грудь кулаком, а Чарльз вздрагивал при каждом ударе.

- Потом я отбросил нож далеко в сторону, и закричал, падая на ступени. К сожалению, а может быть и к счастью, падение оказалось чрезвычайно неудачным, так что к ножевым ранам добавился перелом и ушибы. Но уже через несколько мгновений меня нашли, и естественно, доставили в Цитадель. Раны оказались достаточно тяжелы, лечение, даже с помощью магов, шло медленно, а учитывая еще и те дни, что я провел у стен, следя за патрулями... придя в себя, я уже знал, что останусь здесь до конца жизни.

Куттер вздохнул.

- Я оставил позади ту жизнь. Оставил все, даже деньги... хотя кое-что я все же припрятал, - признал он с легкой улыбкой. - Надеюсь, за прошедшие годы я изменился не только внешне - ведь я шел сюда, надеясь оставить все в прошлом... и думаю, мне это удалось.

- Ты жалеешь о том, что сделал... или наоборот, не сделал? - спросил Чарльз.

- О чем-то да, о чем-то нет, - пожал плечами Фокс. - В любом случае, прошлое ушло. И нет туда пути. А будущее... мне кажется, я все-таки сошел с той дороги. Я все еще могу убить, но я не стану делать этого за деньги. И я нашел свое призвание. Свое место в жизни.

- Библиотека? - поднял брови Маттиас.

- Да, библиотека, - подтвердил Фокс. Потом взглянул на крыса, и глаза его сверкнули. - Ну вот, я рассказал о себе, теперь твоя очередь. Так что же произошло в том подвале?

Сунув остатки палки для грызения в петлю на поясе, Маттиас откинулся на спинку кресла, поправил хвост, обвившийся вокруг ноги, несколько мгновений разглядывал горящие дрова в камине, подбирая слова... и наконец, заговорил:

- Как и ты, я родился не в Мидлендсе. Я приехал сюда с далеких южных земель. Путь оттуда долог и опасен... Зимы там куда теплее здешних, собственно, можно ли их вообще назвать зимами? На моей памяти, в долинах снег выпал лишь раз. Мы видели его высоко в горах, и даже ездили за ним, продавая богатым горожанам...

 Сделав паузу, чтобы отпить еще теплого глинтвейна, Чарльз продолжил:

- Мы жили обособленными племенами, единого народа и государства, как здесь, не было. В каждом племени были свои обычаи и своя магия. В моем племени тоже была своя... наверно можно назвать это школой магии, хотя на школу это не тянет. Так... начальный класс.

Маттиас опять остановился, задумавшись. Как много он может сказать? Все же было кое-что, чего он не мог рассказать никому. Сделать это означало умереть... даже покинув общину Сондески, он не мог раскрывать их секреты... Стоп, А может быть... он уже сказал достаточно? Пусть Куттер думает, что это была родовая магия!

- И именно ее ты и применил там, внизу? - не утерпел лис.

Маттиас пожал плечами, не утверждая, но и не отрицая. Потом продолжил:

- Только вот... понимаешь, она действует не так как магия Магуса или Пости. Это скорее даже вообще не магия... О демон, как же тебе объяснить... м-м-м... это такая... нет, все-таки магия, которая концентрирует и увеличивает мои физические усилия. Получается, что я могу ударить сильнее, чем сумел бы, используя только мускулы. Именно благодаря ей я смог прокусить окаменелую деревяшку. Ты, наверное, слышал, как я сделал это, примерно месяц назад?

- Было дело, - кивнул Фокс. - Фил упоминал.

- Примерно тоже самое случилось там, внизу, с сэром Саулиусом. Я применил самый минимум силы, только чтобы оттолкнуть его... во всяком случае, я хотел применить самый минимум. Но испугавшись и разозлившись, немного не рассчитал, и чуть не убил старого рыцаря. Собственно, я его практически убил - только кираса его и спасла. Так что моя ладонь - это смертоносное оружие. Если я захочу, то могу одним ударом переломать кости кому угодно. Вот только я не хочу... потому и стал пацифистом. Потому что знаю - если сойдусь с кем-нибудь в поединке, даже учебном - то обязательно использую магию. Не специально, нет - просто непроизвольно... И убью его.

- Ты мог бы стать разведчиком. Такая сила может быть весьма полезна... хм...

- Вот именно, хм. Против лутинов она не нужна. Лутина практически любой воин прибьет одним ударом - если попадет. Других противников поблизости пока нет, а против стрелы, копья или меткого выстрела из пращи моя магия бессильна. Нет, если придет беда, я не брошу оружие и не побегу. Если понадобится защищать Цитадель от врага - только скажите. Но до того момента я предпочту заняться чем-то исключительно мирным.

- Как странно... ты обладаешь силой, которая практически бесполезна против врага, и в тоже время смертельно опасна во время тренировок с союзником. Парадокс! Ну и странной же магии тебя обучили! - ухмыльнулся Куттер.

Маттиас чуть расслабился. Кажется, ему удалось увести разговор от опасной темы, не солгав, и в то же время, избежав упоминания о Сондески... Как хорошо, что выпив много медовухи, он все же не перебрал! Иначе кто знает, что он мог бы разболтать сегодня!

- ... но кроме этого я хотел бы знать кое-что еще, - все это время Лис продолжал что-то говорить, но уловил Чарльз лишь окончание вопроса. - А именно, как ты попал в Цитадель?

О, демон!!! Чтобы ответить на этот вопрос ему придется пройти по узкой тропке над бездной. Да, Фокс заслуживает правды... но правду он услышать не может ни в коем случае! Значит, придется говорить так, чтобы и не солгать и не поведать лишнего...

- Я не могу рассказать тебе все, - осторожно начал Маттиас, - но только кое-что. Еще на родине я вступил в одну общину, суть и цели которой можно обозначить термином «тайная власть». Методы её... скажем так, очень напоминают методы твоего «ночного мастера». Зачем я туда вступил... сам понимаешь - хотелось власти, денег, женщин... Хорошей жизни и быстро.

- Похоже, наши истории очень схожи! - горько усмехнулся Куттер.

- Что поделать... в конечном счете, все истории схожи, разве не так? Родился, жил, умер... разница лишь в деталях. Но не будем отвлекаться. Прошло время, я пожелал покинуть общину и мне это удалось. Правда, в моем случае покидал я ее не торопясь, обдуманно, и думается, устроил все вполне надежно. А Цитадель... Нужно ли говорить, что конечная цель была аналогична твоей? Исчезнуть. Совсем.

Некоторое время в комнате царила тишина, прерываемая лишь затухающим потрескиванием прогоревших углей в камине.

- Что ж... наверно мне нет смысла спрашивать о подробностях? Так же как напоминать, что не стоит рассказывать мою историю на каждом углу? - оторвав взгляд от подернувшихся бурым пеплом углей, Фокс пристально посмотрел в глаза Чарльзу.

- У меня нет ни малейшего желания болтать о чем либо, услышанном от тебя сегодня, - церемонно ответил Маттиас.

- Хорошо, и... взаимно, - кивнул Лис. - В некотором смысле, я даже рад, что смог рассказать тебе свою историю. Как будто сходил на исповедь... пусть немного, а все же легче.

- Может мне стоит попытаться пригасить излишние слухи, если они будут ходить по Цитадели и дальше? - предложил Чарльз.

- Нет смысла. Отрицать их - лишь привлекать к себе внимание. Пусть говорят. Впрочем, если ты сможешь поддержать Криса... - на этот раз лис улыбнулся всей пастью и даже ушами. - Он бывает на редкость убедителен.

Маттиас тоже улыбнулся, выбираясь из кресла и начал прощаться:

- Полагаю, на этом все. В конце концов, уже не просто поздно, - уже почти рано! Да, кстати, я увижу тебя на Фестивале?

- М-м-м... я не очень люблю компанию... - поморщился Фокс.

Чарльз вздохнул:

- Ну, значит, увидимся в понедельник... я принесу тебе рассказы Гильдии на хранение.

- Хорошо, до понедельника! - согласился Куттер, провожая Маттиаса до двери.


Выйдя за дверь, Чарльз подошел к открытому окну. Прохладный ночной ветерок взъерошил крысиную шерсть, пробрался под нее, захолодив уши и бока...

 Крыс обхватил себя лапами, удерживая выдуваемое тепло. Ветер с холмов, с Барьерных гор... кончается лето, подступает осень. А за нею и зима...

Впрочем, это будет еще не скоро, а пока есть и другие вещи, - куда приятнее и интереснее. К примеру, завтра ему и прочим директорам гильдии Писателей предстоит отобрать победителей конкурса. А лично Чарльзу придется как-то ухитриться пропихнуть леди Кимберли в список гостей на субботний прием. И наконец, грядет Лунный Фестиваль!

Тоже неплохой повод для оптимизма, не так ли?


Перевод - Redgerra, Дремлющий.

Литературная правка - Дремлющий.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://metamorkeep.com/storiesПохожие рассказы:
Charles Matthias «Цитадель Метамор. История 31. Все пути»
Charles Matthias «Цитадель Метамор. История 60. Решетки и тьма»
Charles Matthias «Цитадель Метамор. История 62. Единение»
Ошибка в тексте
Рассказ: Цитадель Метамор. История 32. Секреты воистину
Сообщение: