«Конец охотничьего сезона»
Скачать .TXT .TXT .FB2 .FB2

КОНЕЦ ОХОТНИЧЬЕГО СЕЗОНА

Тимур Свиридов.


Теперь уже, слава богу, не моросило, но трава вокруг была сыра и скользка. Силвер отер мокрую щеку о грубую ткань куртки на плече и вновь глянул в редкий туман, курящийся меж молодых елей впереди. Лес пребывал в сонном оцепенении, словно не зная, что сегодня - первый день сезона...

Справа послышался шорох. Это егерь меняет позу. "Мог бы потише!" - с поднявшейся волной возмущения подумал Силвер.

Сколько они уже лежат? Два часа? Три?

Себе Силвер шевелиться не позволял. Еще бы! Если б этот егерь выложил столько, сколько содрали с него, Силвера, за один только день и за один только удачный выстрел, он бы тоже сейчас лежал камнем.

- Силвер, - послышался сзади свистящий шепот.

Силвер задохнулся от злобы.

- Силвер, вы меня слышите?

- Заткнись!

- Не дурите, Силвер. Вы же слышите - облавы еще нет. Может, они вообще стороной прошли.

Силвер не ответил.

- Давайте поболтаем, а? Так ведь и околеть недолго...

- А вдруг Он уже здесь? - Силвер позволил себе обернуться к егерю. Тот лежал, приподнявшись на локтях и подперев голову руками. Ружье легкомысленно валялось рядом, прямо на мокрой траве.

- Здесь? - повторил громче егерь и рассмеялся коротким каркающим смехом. - Не-ет. Он не умеет красться. Когда Он будет бежать, даже вы услышите. Он будет ломать сучья, проламываться сквозь кусты...

- Да замолчите вы или нет? - раздраженно прошипел Силвер.

Егерь затих. Обиделся? Тем лучше. Хорош егерь - болтун, каких поискать.

Далеко впереди, за лесом, на взгорке, где не властен был туман, поднялась стая птиц. Силвер замер, однако ухо не ловило никаких звуков.

- Не могу понять, что приводит сюда таких людей, как вы, - раздалось сзади. - Отчего вам хочется убивать?

"Ну почему? - тоскливо думал Силвер. - Почему мне все время попадаются такие мерзкие егеря? И в прошлом году, когда открыли сезон и посчастливилось попасть в список первого дня, другой сопровождающий тоже тянул душеспасительную беседу... Словно здесь не охотничий заказник, а богадельня! Мне охота убивать потому, что я охотник. Потому что во мне все звенит и поет, когда я вижу несущегося зверя! Потому что момент, когда спускаешь, крючок, дает самые захватывающие ощущения! Почему... Да потому, что я люблю это делать! И притом - я военный. У меня профессия - вся жизнь с оружием. Штатским этого не понять".

- Они же как и мы с вами, из плоти и крови. По их жилам течет такая же, как и в нас, красная кровь. Им так же больно и страшно.

Силвер молчал.

- Им жутко, понимаете вы? Жутко! Представьте ту безысходность, которая властвует ими во время облавы. Неужели вам их не жаль?

Силвер молчал.

- Вы не человек!

"Пусть развлекается словечками, - думал Силвер. - Кровь как у меня? Так что же? Таковы законы жизни".

Егерь замолчал, подбирая слова. Пусть старается. На самый главный вопрос он ответа дать все равно не сможет: если уж им всем так противна охота, то почему же раз в году, две недели кряду, они разрешают охотникам отстреливать дичь в этих лесах? Да потому, что таковы правила игры. Потому, что им больше негде взять средств на содержание своих великолепных заказников, черт их дери! Вот и остается читать проповеди тем, кто уже уплатил свой взнос!

Поднималось солнце. И в этот момент Силвер услышал гон.

- Идут, - обреченно ухнуло сзади.

Силвер прислушался.

Далекий собачий лай еле уловимой тонкой волной летел над полем и лесом, согревая сердце и лаская слух. Идут! Вот уже слышны неразборчивые крики загонщиков, стремящихся послать зверя точно на них.

Звонко клацнув, Силвер взвел курок.

- Помните, Силвер, - зашипел егерь. - До первого попадания!

Силвер мотнул головой. Гон был уже близко.

На взгорке возникло темное пятно и стремительно мелькнуло вниз. Прошла секунда, другая, и там же показалась свора. Ружье ожило в руках, рыская прицелом по лесу.

Наконец послышался треск ломаемых сучьев. Егерь сзади явственно засопел. Силвер вскинул ружье.

Ох, как великолепен он был! Поджарое стройное тело, величественная осанка; гордая голова, отяжеленная раскидистыми рогами, чуть отнесена назад. Он бежал стремительно, ломясь напрямую сквозь кусты.

- Маурн! - ошеломленно и отчаянно вскрикнул егерь. - Только не он, нет!

Силвер поймал великолепного зверя в прицел, но медлил - пока еще слишком далеко... Упоительный миг!

Лай уже рвал барабанные перепонки. Олень то исчезал за стволами, то вновь появлялся, ни прицел следовал за ним как приклеенный.

"Не уйдет!" - радостно пронеслось в сознании. Силвер видел, что зверь уже близко, но медлил, выжидая момент. Стрелять только наверняка!

- Ну, стреляй! - еле слышно сказал егерь.

Зря старается. Раньше времени выстрелишь - все пойдет прахом. Неточное попадание, ранение, никаких трофеев. Нет - он привезет домой эти роскошные рога, обязательно привезет!

Наконец миг пришел. Силвер всем своим естеством почувствовал - пора! И нажал на спусковой крючок.

Олень вздрогнул всем телом, заревел, но продолжал нестись дальше.

- А-а! - с сатанинской радостью завопил егерь.

- Промазал? - удивленно воскликнул Силвер. Он не отрывал взгляда от удалявшегося зверя и заметил, что его шея обагряется кровью.

- Отдайте карабин! - требовательно крикнул егерь.

Силвер, не глядя, сунул оружие и, униженный, поднялся.

Ранил! Ранил! Всего только ранил!

Это был позор.

Да, он метил в голову, чтобы наверняка, а попал в шею...

Внезапно олень споткнулся и рухнул на землю.

- Маури! - крик егеря дико разнесся по лесу. - Ну, Маури!

Олень дергался на земле. Силвер возликовал: он-таки убил, прикончил этого оленя!

В ту же секунду в воздухе затарахтел геликоптер, и усиленный динамиками властный голос скомандовал:

- Попадание! Силвер Бак убил оленя Маури. Всем покинуть зону! Бак, вам пришлют его рога. Уходите. Повторяю - всем покинуть зону!

Но Силвер, словно не слыша, побежал к своей жертве. Что же это - убить и не посмотреть?

За ним бросился егерь. Слыша его шумное дыхание, Силвер прибавил ходу.

И тут все переменилось.

Над миром повис полный мрак, и только небольшой освещенный круг оставался в нем. В круге - олень и Силвер. Внезапная и полная тишина - ни собак, ни геликоптера. Силвер по инерции пробежал несколько шагов и замер, вытаращив глаза.

- Что это? - услышал он сзади знакомый голос, оглянулся и увидел, что в круге света оказался и егерь.

- Вам виднее, - судорожно сказал Силвер. - Это ваш заповедник.

В тишине слышался лишь предсмертный хрип Маури.

- Что это? - опять тонко взвизгнул егерь.

Из черноты выплыло что-то непонятное, черное, жирно блестящее и извивающееся.

- Земляне! - вдруг раздался голос, исходивший, казалось, из самого пространства.

Черный огромный червяк перестал извиваться и замер.

Силвер и егерь попятились друг к другу, инстинктивно стараясь держаться поближе.

- Всем гуманоидам: уюркская охота на вас начнется через период времени в половину струда, по-земному - через три дня. Уюркская охота будет вестись по правилам среднего агбала нашего заповедника Жует. Продолжительность охоты - пять струдов, или пятнадцать земных суток. Периодичность - раз в огмин, по-земному - раз в три года. Земля рассматривается по законам, выработанным землянами. У вас развита охота, и потому Земля и ее обитатели становятся объектом космической охоты для жителей планеты Уюр. Однако, следуя требованиям Управления по охране живой и разумной природы, тысяча гуманоидов на вашей планете резервируется для выживания. Благодаря этой гуманной мере нет места страхам об уничтожении всех людей. Итак - удачного выживания!

Что-то произошло в окружающем пространстве - чернота стала блекнуть, просветляться.

- Стойте! - заорал вдруг егерь. - Но ведь мы - разумные! Мы - гомо сапиенс!

Процесс высветления приостановился, и червяк произнес:

- Да. К вам относятся по вашим законам. Именно вы отмечены у нас - Солнечная система, планета Земля, гомо сапиенс, класс двуруких, подотряд гладкокожих, семейство речевых... На других охотиться неинтересно.

- На нас - охотиться? - прошептал Силвер.

- Не на вас лично. Вы вошли в тысячу индивидов для сохранности генофонда.

- Так нельзя! Где уважение к разуму? Вы должны установить с нами интеллектуальный контакт! - крик егеря дополнили хрипы умирающего оленя.

- А где уважение к живому? - прозвучало в ответ. - Вы только что убили живое существо. Где же был ваш интеллектуальный контакт?

- Но ведь он не разумный!

- А вы - разумные? - в словах червяка почудилась ирония, хотя на самом деле голос был лишен всяких эмоций. - Примитивное строение тела, примитивные мыслительные процессы... Но время предупреждения истекает. Благодаря тому, что у вас существует охота, вы автоматически переводитесь в разряд подохотных цивилизаций.

Червяк всосался в окружавшую мглу, и та сразу же начала рассеиваться. Вместе с яркими солнечными лучами навалились крики, лай, визг, свист лопастей и тарахтение мотора над головой.

- Силвер, срочно покиньте зону! - верещал динамик. - Всем - покинуть зону!

Олень, распластавшись, лежал на земле. Он больше не хрипел.


- Вы бы проваливали отсюда, - тусклым голосом посоветовал егерь.

Силвер огляделся. Он сделал вид, что не расслышал совета.

Домишко, в котором жил егерь, ему нравился. Никакой стеклянной и пластиковой дребедени - везде дерево, дерево, дерево. Пожалуй, таким и должно быть жилище человека, связанного с природой.

- Как ты думаешь, - Силвер по-прежнему - чего церемониться? - говорил егерю "ты". - Как ты думаешь, они серьезно?

Егерь пристально посмотрел на него и кивнул.

На стене висели ружья - три штуки. Одного взгляда было достаточно, чтобы оценить их достоинства - простая и удобная охотничья двустволка, десятизарядный карабин 22-го калибра, а над ними сверкал своим великолепием "спрингфилд" с оптическим прицелом - дорогое ружье, из которого запросто можно за полтораста метров уложить буйвола.

Зачем егерю оружие, если он такой противник охоты?

- Я не стрелял ни из одного, - егерь, видимо, перехватил взгляд Силвера.

- Подарки? - догадался тот.

- Можно считать, что так... Эти штуковины мне отдали клиенты, которых я сумел убедить.

- Не стрелять?

- Да.

В голосе егеря чувствовалось обвинение. Силвер понял и огрызнулся:

- Что ты из меня дурака делаешь, будто я один виноват в том, что произошло, что существует охота!

- И вы тоже, - веско сказал егерь.

- Не вздумай убеждать меня, что вся ответственность на нас - охотниках! Это чушь! Пойми, куриные твои мозги, что так устроен мир - сильный всегда преследует слабого, душит, рвет, стреляет! - разошедшийся Силвер рубил ладонями воздух.

Егерь, опрокинув стул, подскочил к Силверу.

- Уходите, - тихо и угрожающе сказал он. - Убирайтесь отсюда к...

- Что? - удивленно и презрительно процедил Силвер и легонько оттолкнул от себя егеря. - Послушай, ты, агнец божий...

Егерь ударил его в челюсть. Силвер успел среагировать, и удар получился слабым, скользящим. Силвер тут же нанес противнику подряд два жестоких удара - правой и левой, по корпусу, словно по мешку в тренировочном зале. Егерь отлетел к стене, но устоял на ногах, оперевшись спиной о тесаные бревна.

Это удивило Силвера. После таких удачных ударов человек должен упасть, будь он хоть профессиональный боксер. И тут увидел направленный в свою грудь ствол "спрингфилда".

- Брось, там нет патронов, - храбро сказал Силвер и протянул вперед руку, но тут же услышал оглушающее:

"Бах! Бах! Бах!"

В глаза ударили снопы огня. "Все!" - подумал Силвер, но не почувствовал никакой боли. Он не ощущал страха, только было бесконечно обидно, что все кончается так до смешного глупо.

"Бах! Бах! Бах!" - снова загремели выстрелы.

Странное дело, но Силвер не чувствовал ничего.

Егерь расстрелял все патроны и побелевшими пальцами продолжал стискивать бесполезное оружие.

Силвер дрожащей рукой, еще не веря, ощупал себя - грудь, живот, лицо... Ничего!

Егерь обмяк.

- Забыл, - сказал он, - забыл, что мы в генофонде. - Значит, все всерьез...

Резко и требовательно зазвонил телефон. Егерь нетвердой походкой подошел к надрывавшемуся аппарату и сорвал трубку.

- Да!

Он повернулся к Силверу и спросил:

- Капитан Силвер Бак - это вы?

- Да.

Силвер, по-военному подтянувшись, подошел к телефону.

- Капитан Силвер Бак на линии!

- Это Фэрфилд. Какого черта, капитан! Я разыскиваю вас по всему району.

- Что случилось? - удивился Силвер. - Я в увольнении, и, насколько мне известно...

- К черту увольнение! Объявлена готовность Р-Р. Максимум через полчаса вы должны быть в штабе. Вы поняли?

- Да. Через полчаса в штабе.

- Действуйте! - Фэрфилд отключился.

- Капитан, - послышался тихий голос егеря, - а ведь вы бессмертны. Представляете, какую отличную службу вы теперь можете сослужить отечеству на поле брани?

Силвер молчал.

- Знаете, капитан, это, конечно, смешно звучит, но я тоже не чувствовал боли, когда вы меня ударили. Ни малейшей! Мы оба с вами неуязвимы.

- Послушай лучше, что мне сказали. Это, вообще-то, тайна, но... Короче: мне надлежит в минимальный срок явиться в расположение части. Объявлена готовность Р-Р.

- А что это?

- Угроза прямого нападения.

- Что? Они тоже узнали про уюрков?

- Наверное. А может быть, и нет. Надо ехать в часть.

- Поедете?

Силвер пожал плечами. Он никак не мог решить - да или нет.

- Тогда слушайте, - голос егеря стал сух и обрел твердость. - Помните, они сказали, что Земля рассматривается по нашим же законам? Это наши нравы и порядки тянут нас вниз. Мы собственными руками создали свой конец мира.

Силвер решился. Если объявлена готовность Р-Р, значит, командование в курсе происшедшего. Армия готова к молниеносной реакции. Земляне - это вам не кабаны или олени, они не безоружны. Они не позволят превратить свою планету в охотничий парк.

- Я уезжаю! - бросил Силвер. - Я буду звонить, постарайся быть поблизости. Мне кажется, еще не все потеряно. Надо поискать, выход найдется... Как тебя звать? - спросил вдруг он, уходя.

- Казимеж, - прошептал егерь.


Сон был нескончаем.

Казимежу мерещились уюрки - страшные уродцы, помесь рыб и динозавров, злорадно и хищно разевавших зубастые пасти. Уюрков было много и становилось все больше и больше. Они рыскали по городам, и у каждого в лапах сверкал новехонький "спрингфилд". Толпы обезумевших людей метались по улицам, прятались в подвалах, но везде их настигали разящие пули и хищные пасти.

Над всем этим зрелищем стояли они с капитаном.

Казимеж не сразу понял, что его разбудило. Он еще стряхивал остатки сна, когда телефон прозвенел во второй раз. За окном едва светало.

- Да!

- Слушай меня внимательно, - послышался четкий голос капитана. - Как можно скорее... Через тридцать минут приходи туда... Ну, где мы оставили Маури. Это очень важно.

Трубка загудела ритмичными тире.

Немного подумав, Казимеж взял "спрингфилд" и две коробки патронов.

От избушки до вчерашней засады было километра три. Как раз успеть вовремя.

Метров за триста от места вчерашней охоты он услышал вдруг далекое тарахтение. Звук - стрекотание вертолета - постепенно нарастал. Меж вершинами деревьев скользнула серая тень и, притормозив, опустилась на поляну.

Казимеж передернул затвор. Люк машины откинулся, показалась фигура капитана.

- Казимеж! - проорал он. - Ты здесь?

Казимеж поднялся и побежал к вертолету. Силвер протянул ему руку, помогая взобраться внутрь.

Силвер был в шлеме и зеленой форме с погонами. Он вел машину над самыми верхушками деревьев. Бросил взгляд на "спрингфилд", зажатый меж коленями Казимежа, и усмехнулся.

- Оставь эту хлопушку. Здесь есть кое-что получше.

Казимеж ждал объяснений. Силвер это понял.

- Я-то, дурак, думал, что Р-Р объявлена потому, что наверху прочухали насчет уюрков. Но нет! Эти ослы задумали поиграть в маневры в Карибском. Через два дня уюркская охота, а они - маневры!

- И что же?

- Надо лететь к президенту и рассказать ему обо всем. Может быть, еще успеем приготовиться.

- Приготовиться?

- Да! К охоте. К охотникам. У нас все-таки одна из самых сильных армий.

- До президента далеко...

- Ерунда. Он сейчас на своей вилле, отсюда триста километров. Мы дойдем до него и все расскажем. Пусть он отдаст приказ о готовности к охоте...

- Силвер! - вдруг крикнул Казимеж. У него захватило дух от ослепительной идеи. - Силвер, я придумал! Здесь, сейчас, придумал!

- Что придумал? - покосился капитан.

- Запретить охоту! Повсеместно, везде, на всей Земле запретить охоту! Помнишь, они говорили, что раз у нас существует понятие охоты, нас перевели в разряд подохотных цивилизаций... Надо запретить, охоту по всему миру, и тогда мы из этого разряда выбываем!

- Хм, - произнес Бак и только собрался что-то сказать, как в кабине запищало.

- Черт! - выругался с чувством капитан. - Засекли! Послушаем, что нам скажут.

Силвер включил динамик, и тут же полился усталый, лишенный интонаций голос, твердящий одно и то же:

- Бак, Бак, ответьте. Бак, ответьте!

- Чего тебе, Фэрфилд? - поинтересовался Силвер.

- Бак! - сразу оживился голос. - Ты что, с ума сошел? Какого черта ты угнал вертолет? Что все это значит?

- Старина, - весело откликнулся капитан, - зря ты мне не поверил. Я лечу к президенту.

- Осел! Тебя на пушечный выстрел не подпустят.

- Посмотрим.

- Садись сейчас же, я думаю, еще удастся замять...

- Не сяду.

- Тебя собьют!

- Ну, это мы поглядим, - и Силвер выключил рацию.

- Они попытаются нас сбить? - спросил Казимеж.

- Обязательно, - уверенно ответил Силвер.

Впереди в алеющем небе появились четыре точки. Они росли и, когда увеличились до размера жуков, поочередно выпустили вспышки огня с маленьких подкрылков.

- Хреново! - прошептал капитан.

Ракеты почти мгновенно приблизились к вертолету и со страшным визгом промчались мимо. Но перед тем капитан успел нажать какие-то кнопки, и сорвавшиеся снизу два темных цилиндра ринулись вперед, оставляя дымные белые хвосты в воздухе. Каждая из ракет угодила в цель - беззвучно вспыхнули вдалеке, плюясь белыми искрами, два вертолета и повалились вниз.

- Капитан! Не стреляйте в них больше!

Силвер кивнул. Он тоже понял, что они в безопасности, что сбить их вертолет нельзя.

Две оставшиеся встречные машины продолжали беспорядочно палить в них, но тщетно.

Откуда-то снизу, из леса, взлетела еще одна ракета, подлиннее и потолще, но и она прошла мимо.

- А ведь мы так, пожалуй, дойдем до президента! - крикнул Силвер.

Подлетели новые армейские вертолеты. Они взяли их в кольцо и вели, изредка пробуя на прочность очередями крупнокалиберных пулеметов. Вдруг один из вертолетов отделился от общего строя и направился в их сторону. Его пятнистая темно-зеленая туша неумолимо росла.

- Кажется, они хотят нас таранить, - крикнул Казимеж.

- Пусть попытаются, - капитан был азартен и весел.

Вертолет приблизился вплотную и, словно зацепившись за что-то лопастями, заскрежетал и ухнул вниз.

Силвер что-то переключил на пульте:

- Внимание! Говорит капитан Силвер Бак! Не пытайтесь меня уничтожить! Это невозможно. Пожалейте людей и технику. Лучше организуйте мне встречу с президентом. Десять минут мне хватит.

- Бак, - раздался вдруг знакомый по телепередачам голос, - зачем я тебе нужен?

Далеко впереди виднелся розовый дом с пристройками и голубым озером. Над строениями расположилась масса антенн, два локатора и целое скопище темно-зеленых военных машин.

- Здесь, что ли, президент? - спросил Казимеж.

Силвер говорил в микрофон:

- Господин президент, я уже почти у вас. Вы могли бы уделить мне десять минут?

- С удовольствием, - ответил тот, поразив своим тоном всех, кто их слышал. - О'кэй!

В динамике послышались команды:

- Вертолетам прекратить огонь! Наземным службам прекратить огонь! Капитан Бак, место посадки - внутренний двор, белый квадрат. Вы поняли?

- Понял, - буркнул в ответ Силвер. Он уверенно снизил машину и повел ее на посадку.

Перед главным входом, украшенным массивной лестницей из камня, виднелась фигура человека, который приветственно махал им рукой. Этого человека они узнали сразу.

- Смотри-ка, - сказал Силвер, - а я думал, он уже на километр под землей. Храбрый парень.

Силвер заглушил двигатель и направился к люку.

Президент улыбался им знакомой телевизионной улыбкой.

- Мы пришли, чтобы... - начал после приветствия Силвер, но президент остановил его жестом.

- Я думаю, в холле нам будет удобнее.

Холл был неимоверно огромен и светел. Президент прошел к столику.

- Виски?

Силвер кивнул, Казимеж отрицательно мотнул головой. Президент наплескал в стакан из темной квадратной бутыли и подал Силверу. Казимежу и себе налил тоник.

- Слушаю вас, джентльмены! - он сел в кресло и вперил взор в Силвера.

- Сэр! - начал Силвер, продолжая стоять. - Мы сочли своим долгом сообщить вам о деле государственной важности, иначе бы не рискнули так...

- Врываться в мой дом! - закончил за него президент и ослепительно улыбнулся. - Ну, так ближе к делу.

- Вчера мы были на охоте, - Силвер кивнул на Казимежа, и тот поклонился. - К нам спустились пришельцы из космоса. Они предупредили, что через три дня, то есть уже через два, послезавтра, на Земле начнется охота на людей, которую будут вести охотники с планеты Уюр. Но в их планах имеется просчет. Согласно Галактическому Уложению, как они сами проговорились, охотиться им можно только на тех планетах, на которых разрешена охота самими ее обитателями. Чтобы предотвратить бойню, надо запретить охоту! Разумеется, на всякий случай параллельно должна вестись усиленная подготовка армии к военным действиям против уюрков. Но на это надежды мало - если они сделали нас с Казимежем неуязвимыми для земного оружия, то, надо полагать, это оружие бесполезно и против них...

- Джентльмены, - перебил его президент. - Джентльмены, я могу упрекнуть вас в невнимании к прессе.

Он резко поднялся, взял со столика кипу газет и протянул Силверу:

- Посмотрите!

Строчки прыгали перед глазами капитана, но он все же разобрал жирный заголовок: "КОНЕЦ ОХОТНИЧЬЕГО СЕЗОНА. ЗАПОВЕДНИКИ ТОЛЬКО ДЛЯ ЗВЕРЕЙ! КРУГЛОГОДИЧНЫЙ ЗАПРЕТ НА ОХОТУ!"

Все встало на свои места. Значит, президент в курсе.

- Как видите, Бак, на свете, кроме вас, есть и другие умные люди, - скромно улыбнулся президент.

- А там, в других странах?.. - начал было Казимеж.

- Везде одно и то же. Удалось договориться. Охоте - конец. Пришельцы беседовали не только с вами. Эти уюрки просчитались. Мы среагировали достаточно быстро.

"Так вот в чем дело, - подумал Казимеж. - Вот откуда храбрость президента. Он - из нашей тысячи, он тоже неуязвим..."

- Капитан, - продолжил президент, - забота об общественной безопасности заставляет меня просить вас, Силвер, и вас...

- Его зовут Казимеж, - вставил Силвер.

- И вас, Казимеж, о том, чтобы вы остались здесь, в моей резиденции. Вы сами понимаете, что наши необыкновенные качества должны послужить интересам нации, а не распыляться в бездействии. Угроза нашествия лишь отодвинулась, и наш прямой патриотический долг...

Президент продолжал еще говорить, но слов его не стало слышно из-за ужасающего свиста. Лучи солнца, щедро лившиеся в широкие окна, померкли, и вместо них засверкал неземной изумрудный свет, мгновенно преобразивший холл. Наконец свист прекратился, уступив место оглушающей тишине.

- Земляне! - проскрежетал металлический голос, исходивший отовсюду. - Я уполномочен довести до вашего сведения, что отныне вы переходите в подчинение блока Зри-Имур. Согласно Правилу Галактического Уложения Земля рассматривается по установленным землянами законам и обычаям. Мы в восторге от того, как умело вы надули этих вялых недотеп уюрков. Но - к делу. Нас ждут великие свершения! На вашей планете отработана методика ведения войн и есть регулярная армия. В связи с этим уведомляю вас, что через период времени, равный половине струда, или три ваших дня, вы вовлекаетесь нами, цивилизациями блока Зри-Имур, в галактический военный конфликт с представителями Шор-Шела. Готовьтесь! Через три дня мы забираем в космос регулярную армию со всей планеты. Желательна быстрая и всеобщая мобилизация. В качестве первого удара Шор-Шела наверняка взорвет Солнце. Мы берем на себя ответственность за сохранение вида и готовы эвакуировать из гражданского населения тысячу молодых женщин. Не теряйте времени! Немедленно приступайте к мобилизации и отбору продолжателей вида! Изъятие всех военнослужащих в космос - ровно через половину струда, или через трое земных суток, или через семьдесят два земных часа! Необходимо сохранение военной формы и знаков различия. Переброска в космос завершится за три квинта, или девять земных минут. Мы будем до конца сражаться с коварной Шор-Шелой и победим!

С тем же леденящим кровь свистом зеленый свет начал меркнуть. Президент опустошенно лежал в кресле. Казимеж загнанно оглядывался по сторонам.

Силвер Бак сосредоточенно рвал с плеч погоны...

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Проскурин Вадим «Дары ледяного неба»
Аннаэйра «Я - БЕЛЫЙ»
Гарри Гаррисон «Пес и его мальчик»
Ошибка в тексте
Рассказ: Конец охотничьего сезона
Сообщение: