Мария Семенова
«Стихи из цикла "Волкодав"»
Скачать
#стихи

Стихи из цикла "Волкодав"

Мария Семенова


Одинокая птица над полем кружит,

Догоревшее солнце уходит с небес.

Если шкура сера и клыки что ножи,

Не чести меня волком, стремящимся в лес.

Лопоухий щенок любит вкус молока,

А не крови, бегущей из порванных жил.

Если вздыблена шерсть, если страшен оскал,

Расспроси–ка сначала меня, как я жил.

Я в кромешной ночи, как в трясине, тонул,

Забывая, каков над землей небосвод.

Там я собственной крови с избытком хлебнул

До чужой лишь потом докатился черед.

Я сидел на цепи и в капкан попадал,

Но к ярму привыкать не хотел и не мог.

И ошейника нет, чтобы я не сломал,

И цепи, чтобы мой задержала рывок.

Не бывает на свете тропы без конца

И следов, что навеки ушли в темноту.

И еще не бывает, чтоб я стервеца

Не настиг на тропе и не взял на лету.

Я бояться отвык голубого клинка

И стрелы с тетивы за четыре шага.

Я боюсь одного – умереть до прыжка,

Не услышав, как лопнет хребет у врага.

Вот бы где–нибудь в доме светил огонек,

Вот бы кто–нибудь ждал меня там, вдалеке...

Я бы спрятал клыки и улегся у ног.

Я б тихонько притронулся к детской щеке.

Я бы верно служил, и хранил, и берег –

Просто так, за любовь – улыбнувшихся мне..

... Но не ждут, и по–прежнему путь одинок,

И охота завыть, вскинув морду к луне.

--------------------------------------------------


Из-за пазухи вынув щенка-сироту,

Обратился Хозяин со словом к коту:

“Вот что, серый! На время забудь про мышей:

Позаботиться надобно о малыше.

Будешь дядькой кутёнку, пока подрастёт?” -

“Мур-мур-мяу!” - согласно ответствовал кот.

И тотчас озадачился множеством дел -

Обогрел, и утешил, и песенку спел.

А потом о науках пошёл разговор:

Как из блюдечка пить, как проситься во двор,

Как гонять петуха и сварливых гусей...

Время быстро бежало для новых друзей.

За весною весна, за метелью метель...

Вместо плаксы щенка стал красавец кобель.

И, всему отведя в этой жизни черёд,

Под садовым кустом упокоился кот.

Долго гладил Хозяин притихшего пса...

А потом произнёс, поглядев в небеса:

“Все мы смертны, лохматый... Но знай, что душа

Очень скоро в другого войдёт малыша!”

Пёс послушал, как будто понять его мог,

И... под вечер котёнка домой приволок.

Тоже - серого! С белым пятном на груди!..

Дескать, строго, Хозяин, меня не суди!

Видишь, маленький плачет ? Налей молока!

Я же котику дядькой побуду пока...

--------------------------------------------------


Расскажу я вам, люди,

Не совсем чтоб о чуде -

Будет прост мой недолгий рассказ.

В рыжей шкуре я бегал

И любил человека:

Это счастьем зовётся у нас.

Сын старинной породы,

Я нанизывал годы,

Ликовал, отмечая весну.

Время мчалось недаром -

Стал я сивым и старым

И однажды навеки уснул.

Вытер слезы хозяин:

“Больше ты не залаешь,

Не примчишься, как прежде, на зов.

Спи спокойно, мой милый...”

Но какая могила

Удержала собачью любовь?

Убегать беззаботно,

Оставлять без присмотра

Тех, кого на земле защищал?!

Да когда так бывало,

Чтоб меня не дозвались,

Чтоб на выручку я опоздал?..

... А потом было вот что.

Как-то зимнею ночью

Возвращался хозяин домой.

Я - по обыкновенью -

Бестелесною тенью

Провожал, укрываемый тьмой.

Было тихо вначале,

Только сосны шептали

Да позёмка мела под луной...

Недоступную взгляду

Я почуял засаду

У развилки дороги лесной!

“Что, хозяин, мне делать?

Мне, лишённому тела,

Как тебе на подмогу успеть?..”

Я рванулся из тени,

Из нездешних владений,

И возник перед ним на тропе!

Перед смертью-старухой

Я не ползал на брюхе,

Не скулил, не просился назад.

Под напором свирепым

Просто лопнули цепи -

“Поспеши, мой хозяин и брат!”

Изумлён нашей встречей,

Он пошёл, не переча,

Доверяя любимому псу,

По тропе безымянной

Прочь от тех окаянных,

Затаившихся в тёмном лесу.

И до самого дома

По дороге знакомой

Мы дошли, точно в прежние дни.

Как бывало - бок о бок...

Лишь следы по сугробам

На двоих оставались одни...

--------------------------------------------------


Четыре копыта, облезлая шкура…

По грязной дороге плетётся понуро

Забывшая думать о чём-то хорошем,

Давно ко всему безразличная лошадь.

Она родилась жеребёнком беспечным,

Но скоро хомут опустился на плечи,

И кнут над спиной заметался со свистом…

Забылась лужайка в ромашках душистых,

Забылось дыхание матери рыжей…

Лишь месят копыта дорожную жижу,

И только сгибается всё тяжелее

Когда-то красивая, гордая шея.


Четыре копыта, торчащие рёбра…

Скупится на ласку хозяин недобрый.

А жизнь повернуться могла по-другому —

Ведь где-то сверкают огни ипподрома,

Там тоже есть место обидам и бедам,

Но мчатся по гулкой дорожке к победам

Могучие кони, крылатые кони…

И кутают их золотые попоны.

Им, лучшим, награды и слава — но кто-то

Всегда занимается чёрной работой.

Чтоб им предаваться волшебному бегу,

Тебя спозаранку впрягают в телегу,

И если до срока работа состарит —

Другого коня подберут на базаре.


Четыре копыта, клокастая грива…

А время обманчиво-неторопливо,

И сбросишь, достигнув однажды предела,

Как старую шерсть, отболевшее тело.

Ругаясь, хомут рассупонит возница…

Но ты не услышишь. Ты будешь резвиться

В лугах, вознесённых над морем и сушей,

Где ждут воплощения вечные души.

Опять жеребёнком промчишься по полю,

Неся не людьми возвращённую волю —

Большие глаза и пушистая чёлка,

Четыре копытца и хвостик-метёлка...

----------------------------------------------


Порою люди, не желая зла,

Вершат настолько черные дела,

Что до таких блистательных идей

Не вдруг дойдёт и записной злодей.


Один решил «раскрыть тебе глаза»

И о любимой сплетню рассказал.

Другой тебя «приятельски» поддел —

А ты от той подначки поседел.


Подумал третий, что державы, друг

Обязан доносить на всех вокруг.

И вот — донёс… За безобидный взор

Тебе прочитан смертный приговор.

И жизнь твоя приблизилась к черте…

А ведь никто худого не хотел.


Порою люди, не желая зла,

Вершат настолько чёрные дела…

---------------------------------------------


Когда я умру, я не сгину, как искра во тьме.

Когда я умру, я очнусь на высоком холме.

Там, где не бывает ни горестно, ни одиноко,

Очнусь оттого, что большая собака лизнёт меня в щёку.


И я потянусь, просыпаясь, и на ноги встану,

И вдаль посмотрю сквозь жемчужные нити тумана.

Умытым глазам не помеха рассветная дымка —

Свой путь разгляжу до конца, до заветной заимки.


Тропой через лес, где тяжёлые ветви — как полог,

Где голову гладят зелёные лапищи ёлок,

А если решу отдохнуть на пеньке у дорожки,

Тотчас на колени запрыгнут пушистые кошки,

И там, где траву водяную течение клонит,

Без страха ко мне подойдут любопытные кони…

Чего им бояться — созданиям доброго мира,

Где только сухие поленья и рубит секира?


И вот наконец сквозь прогалину леса — увижу

Дымы очагов и дерновые низкие крыши:

Там встретить готовы, меня без большой укоризны.

Все те, кто был мною любим в завершившейся жизни,


Готовы принять и судить не особенно строго

Все те, кто меня обогнал на небесных дорогах.

Обиды и гнева не будет во взглядах знакомых…

И я улыбнусь. И почувствую сердцем: я дома.

----------------------------------------------


Не всему ещё жизнь научила,

Больно стукая носом о дверь:

Если что-то тебе посулили —

Ты посулам не очень-то верь.


Пусть ты сам никогда не забудешь,

Если слово кому-то даёшь,

Но тебя — вот уж истинно — люди

Подведут просто так, ни за грош.


Это очень жестокая мудрость,

Но у жизни таких — хоть коси:

Никого, как бы ни было худо,

Никогда ни о чём не проси.


Те же люди, кого не однажды

Из дерьма доводилось тянуть,

Или прямо и просто откажут,

Или всяко потом попрекнут.


Что бы ни было завтра с тобою,

Ты завета держись одного:

Никогда не сдавайся без боя

И не бойся — нигде, никого.


Передряги бывают — не сахар,

Станет видно, насколько ты крут:

Никому не показывай страха,

А не то — налетят и сожрут.


Жизнь — не очень красивая штука…

Все мы чаем добра и любви,

А она нам — за кукишем кукиш…

Так восславь её, брат. И — живи…

----------------------------------------------------


Это было давно,

Да запомнилось людям навек.

Жил в деревне лесной

Старый дед с бородою как снег.

Кособочился тын

Пустоватого дома вокруг:

Рано умерли сын

И невестка, но радовал внук.

Для него и трудил

Себя дед, на печи не лежал,

На охоту ходил

И хорошую лайку держал.

Внук любил наблюдать,

Как возились щенки во дворе:

Чисто рыжие — в мать

И в породу её матерей.

Но однажды, когда

По-весеннему капало с крыш,

Вот ещё ерунда! —

Родился чёрно-пегий малыш.

«Знать, породе конец! —

Молвил дед. — Утоплю поутру...»

Тут взмолился малец:

«Я себе его, дед, заберу!

Пусть побудет пока,

Пусть со всеми сосёт молоко...»

Но пронять старика

Оказалось не так-то легко.

Вот рассвет заалел...

Снились внуку охота и лес,

Дед ушанку надел

И в тяжёлые валенки влез.

Снился внуку привал

И пятнистая шёрстка дружка...

Дед за шиворот взял

И в котомку упрятал щенка.

«Ишь, собрался куда!

Это с пегим-то, слыхана речь!

Что щенок? Ерунда!

Наше дело — породу беречь.

Ну, поплачет чуток,

А назавтра забудет о чём...»

... И скулящий мешок

Канул в воду, покинув плечо...

«Вот и ладно...» Хотел

Возвращаться он в избу свою,

Тут внучок подоспел —

И с разбега — бултых в полынью!

«Что ты делаешь, дед!

Я же с ним на охоту хотел...»

Внук двенадцати лет

Удался не по возрасту смел.

Только ахнул старик...

Не успел даже прянуть вперёд,

А течение вмиг

Утянуло мальчонку под лёд.

Разбежались круги

В равнодушной холодной воде...

Вот такие торги

И такая цена ерунде.

Без хозяина двор,

Догнивает обрушенный кров...

... А в деревне с тех пор

Никогда не топили щенков.

--------------------------------------------------


Иногда происходят-таки чудеса:

Взяли с улицы в дом беспризорного пса.

Искупав, расчесали - и к морде седой

Пододвинули миску со вкусной едой.

Вполовину измерив свой жизненный круг,

Он постиг благодать человеческих рук.

И, впервые найдя по душе уголок,

На уютной лежанке свернулся в клубок...

Так оно и пошло. Стал он жить-поживать,

Стал по улице чинно с Хозяйкой гулять.

Поводок и ошейник - немалая честь:

“У меня теперь тоже Хозяева есть!

Я не тот, что вчера, - подзаборная голь.

Я себе Своего Человека завёл!”

И Хозяйка гордилась. Достигнута цель -

Только ей покорялся могучий кобель...

А потом на прогулке, от дома вдали,

Трое наглых верзил к ней в лесу подошли.

И услышали над головой небеса,

Как она призывала любимого пса...

Вот вам первый исход. Спрятав хвост между ног,

Кобелина трусливо рванул наутёк.

Без оглядки бежал он сквозь зимнюю тьму:

“Этак, братцы, недолго пропасть самому!

Ну и что, если с ней приключится беда?

Я другую Хозяйку найду без труда.

Ту, что будет ласкать, подзывая к столу,

И матрасик постелит в кухонном углу...”

А второй был на первый исход непохож.

Пёс клыки показал им, и каждый - как нож!

“Кто тут смеет обидеть Хозяйку мою?

Подходите - померимся в честном бою!

Я пощаду давать не намерен врагу!

Я Хозяйку, покуда живой, - сберегу!

Это право и честь, это высший закон,

Мне завещанный с первоначальных времён!”

А теперь отвечай, правоверный народ:

Сообразнее с жизнью который исход?

-------------------------------------------------------


Шла девчонка по лесу морозной зимой.

Из гостей возвращалась на лыжах домой.

И всего-то идти оставалось версту —

Да попался навстречу косматый шатун.

Отощалый, забывший о вкусе добыч...

Неожиданно встретивший лёгкую дичь...

Тут беги не беги — пропадёшь всё равно:

Разорвёт и сожрёт под корявой сосной.

Обомлела девчонка, закрыла глаза...

Оттого и не сразу приметила пса.

И откуда он там появился, тот пёс?

Может, вовсе с небес? Или из-за берёз?

Он мохнатой стрелой перепрыгнул сугроб!

Людоеда-медведя отбросил и сгрёб!..

Под покровом лесным, у девчонкиных ног

По кровавой поляне катался клубок.

Две железные пасти роняли слюну:

Посильнее схватить!.. Побольнее рвануть!..

Эхо грозного рыка дробилось вдали.

Когти шкуру пороли и воздух секли,

Оставляя следы на древесной коре...

Только смерть прервала поединок зверей.

Потревоженный иней с ветвей облетал.

Морщил морду медвежью застывший оскал.

Невозможной победе всю душу отдав,

Чуть живой распластался в снегу волкодав...

И тогда-то, заслышав о помощи крик,

Появился из леса охотник-старик.

Оглядевшись, качнул он седой головой:

«Век живу, а подобное вижу впервой!

Ну и пёс!.. Это ж надо — свалил шатуна!

Да подобных собак на сто тысяч одна!

Но сумеет ли жить — вот чего не пойму...

Ты ли, внученька, будешь хозяйка ему?»


Вот вам первый исход. «Нет, — сказала она. —

Не видала его я до этого дня...»

И охотник со вздохом промолвил: «Ну что ж...»

И из ножен достал остро вспыхнувший нож...


А второй не чета был такому исход.

«Мой! — она закричала, бросаясь вперёд. —

Коль сумел заступиться — отныне он мой!

Помоги отнести его, старче, домой!»


А теперь отвечай, правоверный народ:

Сообразнее с жизнью который исход?

----------------------------------------------


Зубов отточен ряд

И нехорош мой взгляд:

Я — пёс!

За тысячу шагов

Учует злых врагов

Мой нос.


Кого-то подстегнёт,

Кого-то отпугнёт

Мой вид.

Я схватки не ищу,

Но в жизни не спущу

Обид!


Щетина на хребте.

Сверкают в темноте

Клыки.

Я — зверь среди зверей.

Ну — у кого острей

Клинки?!..


…А ты со мной не схож.

Ты кроток, тонкокож,

Несмел.

Ты, в драке не боец.

Ты. вражеских сердец

Не ел!..


Ты только мудрых книг

Величие постиг.

Твой нрав

Опередил наш век.

Ты просто — человек.

Ты — прав!


Неблизок твой рассвет.

Покамест даже нет

Свечи!..

Но я, матёрый зверь,

Прошу уже теперь:

Учи…

----------------------------


Жила-поживала когда-то большая семья.

Настала пора переезда в иные края.

Когда же мешки с барахлом выносили во двор,

У взрослых с детьми разгорелся нешуточный спор.

И «против» и «за» раздавались у них голоса —

Везти или нет им с собою дворового пса.


А тот, чьих зубов опасался полуночный вор,

Лежал и внимательно слушал людской разговор.

«Я стал им не нужен... Зачем притворяться живым?»

И больше не поднял с натруженных лап головы.


Спустя поколение снова настал переезд

На поиски более щедрых и солнечных мест.

И бывшие дети решали над грудой мешков —

Везти или нет им с собою своих стариков.

--------------------------------------------------


«Оборотень, оборотень, серая, шерстка.

Почему ты начал сторониться людей?»


«Люди мягко стелят, только спать жестко.

Завиляй хвостом – тут и быть беде».


«Оборотень, оборотень, ведь не все – волки!

Есть гостеприимные в деревне дворы…»


«Может быть, и есть, но искать их долго,

Да и там с испугу – за топоры».


«Оборотень, оборотень, мягкая шубка!

Как же ты зимой, когда снег и лед?»


«Я не пропаду, покуда есть зубы.

А и пропаду – никто не вздохнет».


«Оборотень, оборотень, а если охотник

Выследит тебя, занося копье?..»


«Я без всякой жалости порву ему глотку,

И пускай ликует над ним воронье».


«Оборотень, оборотень, лесной спаситель!

Сгинул в темной чаше мой лиходей.

Что ж ты заступился – или не видел,

Что и я сама из рода людей?

Оборотень, оборотень, дай ушки поглажу!

Не противна женская тебе рука?..

Как я посмотрю, не больно ты страшен.

Ляг к огню, я свежего налью молока.

Оставайся здесь и живи…»


…а серая

Шкура потихоньку сползает с плеча.

Вот и нету больше лютого зверя…


«Как же мне теперь тебя величать?..»

--------------------------------------------------





Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Alex_the_Lion «Уйти»
Alex_the_Lion «Кровавый лёд»
Ошибка в тексте
Рассказ: Стихи из цикла "Волкодав"
Сообщение: