Furtails
Chris O'kane
«Пружинки и золотинки»
#NO YIFF #контроль сознания #магия #морф #превращение #фентези #лис #робот
Своя цветовая тема

Цитадель Метамор

ПРУЖИНКИ И ЗОЛОТИНКИ

Chris O'kane


(От переводчика. Это мини-цикл в Метаморе, его главы имеют нумерацию примерно 70-90, так что учитывайте это. Когда (и если) последовательный перевод дойдет до них, они будут расположены в исходной последовательности.

А пока вы просто получили возможность заглянуть вперед)



Цитадель Метамор. Год 706 AV


...Мадог так искусно слился с тенями, что промаршировавшие по коридору солдаты не заметили его. Механический зверь позволил им пройти мимо - сейчас он был слишком близко к цели, чтобы отвлекаться...

Покрутив головой, автомат еще раз осмотрел коридор, ведущий к личным покоям герцога - высокие стены из серого гранита, сводчатый потолок, дюжина напольных ваз и столько же статуй в полный рост, за одной из которых он сейчас прятался. Многие из них были очень древними, и представляли собой шедевры искусства, но Мадог не обращал на них никакого внимания - его взгляд был прикован к его цели - Герцогу Метамора.

Тот стоял у двери с герцогской эмблемой, охраняемый четырьмя закованными в пластинчатую броню и вооруженными длинными мечами охранниками.

Медленно и осторожно, держась у самой стены, механический зверь начал приближаться к нему. Беззвучно, словно тень, прокрался за спиной статуи с книгой в руках, замерев позади последней в ряду вазы. Ближе он не мог подобраться, не рискуя быть замеченным.

Мадог долго и пристально смотрел на врага. Он уже представлял, как свалит лорда на пол и разорвет его на куски...

Сначала он перекусит подколенные сухожилия. Потом одним укусом вырвет горло. Затем оторвет конечности, - а под конец разорвет труп на множество маленьких кусочков. Особое внимание он уделит голове.

"Не должно остаться ничего, что можно было бы опознать!" - такими были точные слова приказа.

Механический зверь сосредоточился, пуская в ход магию. Пасть с золотыми зубами широко открылась, и из нее вырвались клубы черного дыма, почти мгновенно заполнив коридор непроницаемой пеленой.

Закрыв пасть, Мадог прислушался к тревожным возгласам стражников. Золотые глаза с лазурно-синими зрачками еще раз внимательно осмотрелись - мгла не мешала металлическому лису, его магическое зрение позволяло отчетливо видеть все. Часовых, охранников и герцога...

Молнией выскочив из укрытия, Мадог миновал ослепленных часовых, и прыгнул прямо к цели.

Золотые зубы вонзились в ногу фигуры, и герцог Метамора, пошатнувшись, рухнул на пол...


Глава 1

(двумя годами раньше)

Постучав, Джон замер перед дверью комнаты Михася. Главный антиквар Цитадели уже догадывался, почему тот попросил заглянуть - у лиса был настоящий талант отыскивать интересные предметы.

- Входи! - послышался голос с другой стороны.

Первое, что увидел Джон открыв дверь, был лежащий прямо посередине комнаты большой рюкзак. На спинке стула висела небрежно брошенная туда вымазанная в глине накидка, - и почти тут же на полу валялись не менее грязные башмаки.

- Эй? - сказал олень-морф в пустоту комнаты.

- Я в мастерской, Джон!

Пройдя через дверь возле камина, олень увидел лиса-морфа, который стоял на коленях посреди мастерской, склонившись над чем-то.

Оглянувшись, Михась махнул лапой:

- Иди сюда!

Приблизившись, Джон увидел лежащий на полу покрытый слоем глины длинный предмет размером с человека, из которого торчали какие-то ржавые рычаги. Торопливо опустившись на колени, олень ощупал их, и возбужденно воскликнул:

- Что это?! Где ты его выкопал?!

- Почти у самой Цитадели. Помнишь, лорд Хассан собирался расширить участок дороги под южным склоном Отпорного холма? Дорожные рабочие вывернули его из земли как раз в тот момент, когда я проходил мимо. А вот что это такое... пока не имею ни малейшего понятия, - ответил Михась.

Джон еще раз очень внимательно осмотрел непонятный предмет. Под ржавой коркой кое-где виднелась сильно поржавевшая обшивки, через дыры которой проглядывали рычаги, тяги и зубчатые колеса, ныне спаянные грязью и коррозией в один ком.

- Больше всего это похоже на какой-то очень сложный механизм. Что-то вроде больших часов, или...

Михась указал на отходящую в сторону от корпуса цилиндрическую деталь:

- Присмотрись внимательнее! Разве это не похоже на часть металлической ноги?

- Точно! - воскликнул олень. - У тебя есть старые тряпки? Или что-нибудь ненужное... что-нибудь, чем я могу ее протереть?

Лис пошарил лапой под верстаком, вытащил оттуда ворох ветоши и пару металлических щеток, одну из которых протянул Джону - и они дружно взялись за дело...

Через несколько минут торопливой работы удалось очистить большую часть конечности и часть плеча. Металлическая кожа на обеих ногах тоже проржавела до дыр, открывая их внутреннюю механику.

Михась осторожно провел пальцем по сложной шарнирной передаче.

- Джон... я думаю, это автомат!

- Что-что?

- Механическое существо. Заводная кукла. Знаешь, заводишь, а она двигает головой, машет хвостом, и так далее, - объяснил разведчик.

- Думаешь? - спросил Джон.

- Ну... это определенно не статуя, у них нет внутреннего механизма. И это уж точно не часы.

- Хм... вынужден с тобой согласиться. Но пока невозможно понять, что же это такое... - Отложив инструменты, олень встал и на мгновение задумался. - Придется сначала вычистить всю эту грязь, хотя это будет очень непросто. Нам понадобится больше щеток, скребки, вода... еще неплохо бы взять какого-нибудь подходящего очистителя у Паскаль... Кстати, ты не будешь против, если я приглашу Смитсона? В подобных делах он настоящий профессионал.

- Конечно нет, - ответил Михась, тоже откладывая щетку. Он взглянул на настенные часы. - Ого, уже одиннадцать! Я должен привести себя в порядок, и доложить о результатах разведки. Встретимся здесь в три часа. Успеете все организовать?

- Вполне, - ответил Джон, стряхивая грязь с рук. Они вместе направились к выходу, и уже у двери Михась оглянулся на загадочный артефакт.

- Что же все-таки это было?.. - задумчиво произнес он.

- Не беспокойся, скоро мы это выясним! - ответил его друг.

Олень тоже смотрел на странный предмет, пытался сложить в единую картину то немногое, что смог разобрать - и на какое-то мгновение ему привиделся смутный образ припавшего к земле хищника, готового прыгнуть на свою жертву...

Но тут скрипнула входная дверь, и наваждение рассеялось.


* * *


Когда Михась вернулся к мастерской, он обнаружил у ее двери Джона и незнакомого козла-морфа с целой кучей корзин и свертков.

- Прошу прощения, но встреча заняла больше времени, чем мне хотелось бы - у Фила оказалось слишком много вопросов ко мне, - сказал лис, впуская гостей.

В комнате он сунул в шкаф какие-то бумаги, закрыл дверцу на ключ, и объявил:

- Итак, на несколько ближайших дней я совершенно свободен! Если я не ошибаюсь, Джон, ты привел своего наставника?

- Да. Возможно, раньше вам уже приходилось встречаться, но все же представлю. Михась, прошу - достопочтенный Себастьян Смитсон, почетный профессор Эльфквеллинской академии Прикладной Археологии! - торжественно провозгласил Джон. - Смит, знакомься, - Михась Яркий Лист, мастер-скаут Цитадели!

Лис и козел пожали друг другу лапы.

- Ну, где тот артефакт? - нетерпеливо спросил козел.

Михась засмеялся:

- Что, не терпится увидеть? - весело спросил он, открывая дверь мастерской.

Козел тут же бросился к лежащему на полу предмету:

- Так-так-так... это явно образец механики, и притом очень древний! Весьма необычный объект... весьма...

- Как ты думаешь, что это может быть? - спросил Михась.

- Не знаю... пока не знаю, - ответил Смитсон.

- Это ведь какой-то автомат, не так ли? - настаивал разведчик.

- Вполне возможно... но пока мы его не очистим, мы этого не узнаем.

Оба археолога принялись торопливо распаковать пакеты и корзины, доставая оттуда разнообразные инструменты. Там оказалось неожиданно много щеток всех форм и размеров, - от самой маленькой, шириной едва в несколько волосков, до самой большой - шире растопыренной лапы. Их аккуратно разложили на полу, рядом с артефактом, вместе со скребками, мастерками, ножами и бутылками химикалиев.

- Вы неплохо оснастились, - заметил Михась.

- Я убежден, что для хорошей работы нужен хороший инструмент! - кивнул Джон.

Михась согласно кивнул и, оставив травоядных распаковываться, ушел в другую комнату. Там, достав из сундука кружку и бутылку вина, он налил себе и вернулся в мастерскую.

Козел-морф посмотрел на лиса, нахмурился, но промолчал.

- Не надо фыркать, Смитсон, я не собираюсь напиваться. После двух месяцев нелегкой работы в поле, думаю, я могу позволить себе пару кружек! - сердито буркнул Михась.

- Извини, я не собирался осуждать тебя. Иногда я забываю, какой нелегкой бывает жизнь у вас, скаутов.

Проглотив напиток, лис поставил бутылку и кружку на полку.

- Никаких проблем... просто я еще слегка не в себе после дальнего патруля. Ну что, приступаем?

- Ты знаешь, что и как нужно делать? - спросила козел.

Лис кивнул:

- Да, конечно, я уже обрабатывал кое-какие мелочи вместе с Джоном. Но столь большой объект в моей карьере археолога встречается впервые.

- Уверен, ты справишься. Прежде у тебя неплохо получалось, - думаю это врожденный талант! - поддержал его Джон.

- Ладно, хватит болтать, беремся за работу! - подытожил Смитсон.


Очистка артефакта весом больше двухсот фунтов, который был покрыт плотной коркой спекшейся с грунтом ржавчины, была непростой задачей. Было решено начать с уже открытых ноги и плеча.

Сначала они разговаривали, но вскоре беседа увяла, и все трое продолжали работать молча. Дело шло медленно, скучно, но долгие часы работы щетками, мытья и скобления принесли результат.

Когда корка была полностью удалена, стало ясно, что это была передняя нога. Осторожно очистили плечо, и обнаружили вторую переднюю ногу - гнутую и изломанную мешанину из ржавчины, остатков обшивки и обломков механизмов. Дальше показалась толстая круглая шея, прорванная изнутри обломком вала...

Пока Джон и Смит очищали торс механического животного, Михась трудился над головой.

Содрав основную часть корки большим шпателем, лис вооружился маленькой лопаточкой размером не больше чайной ложки, - и ком темно-коричневой глины постепенно начал приобретать очертания головы какого-то зверя без нижней челюсти. Обломки ее обнаружились тут же - два больших и маленький. Очистив фрагменты, Михась положил их на полку.

Лис постепенно продвигался дальше, к макушке. На месте ушей зияли два рваных отверстия, на краях которых Михась, внимательно приглядевшись, заметил остатки золотого покрытия. Сняв пинцетом крошечные обрывки золотой фольги, лис положил их в конверт, и подписав - "отделка ушей", отправил на полку к обломкам челюсти.

Глаза лис оставил напоследок, опасаясь, что они могут оказаться очень хрупкими - но вставленные в глазницы шары оказались сделаными из металла, на котором были заметны следы позолоты.

Отложив щетку, Михась отодвинулся, посмотрел на морду, которую он только что очистил... и расхохотался, нарушив царившее последние часы молчание.

Вздрогнув, Джон и Смитсон оторвались от работы, удивленно уставившись на коллегу.

- Ну, здравствуй, братишка! - сказал Михась металлической морде. Он имел право смеяться, потому что на него смотрела помятая и разъеденная коррозией, но явно лисья морда!

- Да, Михась... похоже, ты нашел своего давно потерянного родственника! - засмеялся Джон.

- Похоже на то, - согласился Михась, вставая, потягиваясь, и разминая затекшую спину. Отступив на пару шагов, он впервые увидел всю почти очищенную фигуру целиком.


Металлическое животное, размером вдвое больше своего аналога из плоти и крови лежало на левом боку, вывернув шею под неестественным углом. Хвост отсутствовал, три ноги из четырех были сломаны и деформированы, а шкура, еще покрытая коркой ржавчины, имела красновато-коричневый цвет. Лишь в паре очищенных мест проглядывал темно-серый цвет исходного металла. Эта металлическая кожа была во многих местах разорвана, пробита и проедена коррозией.

Заглянул внутрь через одно из отверстий, Михась увидел беспорядочную путаницу рычагов, колес, шестеренок, тяг...

- Ну, теперь нет никаких сомнений - это был механический зверь. Притом очень красивый, - заметил Джон.

- Да... когда-то это явно было прекрасное произведение искусства, - добавил Смитсон.

- Ты прав, когда-то он выглядел просто потрясающе... - задумчиво произнес Михась, медленно обходя лежащую на полу фигуру.

- Михась, у тебя есть еще это вино? - спросил Смитсон.

- Что? - вздрогнул лис, отрывая взгляд от автомата. - Вино? Хм... конечно, сейчас принесу.

Принеся еще две кружки, Михась налил всем вина.

- А вы заметили, что мы проработали почти двенадцать часов? - глотнув вина, заметил Смитсон.

- И это только начало... - лис тоже отпил из кружки и указал ею на лежащую фигуру: - Как думаешь, сколько времени уйдет на то, чтобы полностью очистить внутренности моего металлического "щеночка"?

- Очистить внутренности? Пока сложно определить, пока мы не изучили все более тщательным образом, - ответил козел.

- Что это ты надумал, Михась? - спросил Джон.

- Я смогу его восстановить! - сказал лис без капли сомнения в голосе.

- Ты хочешь сказать - восстановить до рабочего состояния?! Тебе что, вино в голову ударило? - откликнулся олень, и взяв пальцами-копытцами глиняную бутылку, взглянул на выдавленный в глине вензель. - Вроде и не слишком крепкое...

Смитсон покачал головой:

- А ведь он явно всерьез!

- Я смогу это сделать! - очень серьезно и решительно произнес Михась, наливая себе еще вина. - Времени уйдет немало, но я смогу!

- Работы тут просто немеряно... - задумчиво сказал Смитсон. - По меньшей мере, год. А то и больше.

- Наверняка больше, - мне ведь придется заниматься этим в свободное время.

- Так ты всерьез намерен восстановить его? - спросил Джон.

- Конечно. А что, есть желание помочь? - явно подначивая, поинтересовался лис.

Смитсон расхохотался:

- Да ты ведь и сам знаешь ответ!


Восстановить изъеденный коррозией автомат было очень непростой задачей. Это нужно было делать внимательно и осторожно, - чем медленнее, тем лучше, - но Михась и не собирался спешить.

Первоочередной задачей было снять металлическую шкуру, чтобы можно было добраться до внутренностей...


* * *


- Осторожнее! Ты же не режешь, а рвешь ему шкуру!

- Я стараюсь, но это ржавое... эм... этот ржавый метал тоньше бумаги! - огрызнулся Михась.

- Тогда может стоит попробовать модельный нож? - предложил Смитсон

- Лезвие хорошо наточено? - спросил лис. - ОЙ!!

- Михась, ты должен резать шкуру "щеночка", а не свою собственную! - хихикнул Джон.

- Шутник... вот сам и попробуй! - хмыкнул Михась, протягивая нож оленю. - Режь тут и тут. А я пока палец залижу...


- ...а потому нам потребуется немного твоего очистителя ржавчины. Сделаешь? - спросил лис.

- Конечно, сколько тебе нужно - одна, две унции? - кивнула Паскаль.

- Примерно пять галлонов, - невинно улыбнувшись, выдал Михась.

- СКОЛЬКО?!!


Когда шкура наконец была снята, Михась смог изучить массу зубчатых колес, стержней, рычагов и других частей, составляющих внутренности автомата.

Учитывая ужасное состояние его обшивки, большая их часть оказалась в удивительно хорошем состоянии.

Ничего пока не трогая, лис долго изучал устройство механизма пытаясь понять, как именно работал этот автомат. Он сделал множество эскизов, исписал кучу бумаги, но даже с помощью Джона и Смитсона понять это было непросто.


- ...Так... давай посмотрим... вот этот элемент, похоже, несущий. Пожалуй, можно условно обозначить его "позвоночником". А эти тяги, проходящие вдоль него, должно быть управляют...


- Привет! Эй, Куттер, ты тут? - громко спросил Михась в пустоту библиотеки.

Через мгновение откуда-то из-за книжных шкафов показался лис-библиотекарь.

- Михась! Привет! Чем могу помочь? - жизнерадостно поинтересовался Катер.

- Я ищу одну библиографическую редкость. Ты можешь найти мне "Автоматику" Архамеалоса... и если у тебя найдется, то может и его "Механику" за компанию? - с надеждой в голосе спросил разведчик.

- Хммм... сейчас посмотрю... - библиотекарь скрылся за рядами полок. Через несколько минут он вернулся с тремя книгами.

- Нашел обе, а еще захватил "Механику" Мервианоса. Подумал, она тоже может тебе пригодиться.

- Отлично, Куттер! Ты просто чудо, спасибо!


- ...смотри, получается тяга "А" управляет движением хвоста. Тяги "Б" и "В" - верхней частью левого и правого бедра. Очень интересно... но что тогда делали вот эти ржавые остатки? - Смитсон устало потер виски и откинулся на спинку стула. - Чем больше я знакомлюсь с этим механизмом, тем больше поражаюсь мастерству его создателя...


* * *


Со временем Михась начал процесс полной разборки. Раскручивались (а чаще высверливались) винты и заклепки, выбивались шпонки. На каждой части аккуратно прописывался номер, к каждой прилагался сопровождающий рисунок со схемой расположения.

Когда внутренности механического лиса опустели, Михась взялся за очистку этой оболочки. И тогда выяснилось, что никто не может определить, что это за красивый темно-серый металл, из которого она была сделана.


- Так ты знаешь этот металл?! - воззрился на кузнеца Джон. - Мы целый месяц пытались это выяснить!

- И что же это такое? - нетерпеливо спросил Михась.

- Это не металл. Это сплав. Алуминал, - пояснил Уилл Харди.

- Алуминал? Очень понятно... - фыркнул лис. - И что же такое алуминал?!

- Алуминал - это сложный сплав золота, серебра, железа и самое главное - мифрила. Используется он довольно редко, но отнюдь не из-за своей цены.

- Не из-за цены?! - удивился Михась. - То есть цены мифрила, составляющей, если мне память не изменяет, четыреста солидов за унцию, недостаточно? Что же еще?

- Из-за его непрактичности, - встопорщил усы выдр. - Ценность мифрила не только в его прочности, легкости и стойкости, но еще и в способности воспринимать и сохранять в себе магию. Так вот, алуминал обладает этим свойством лишь частично. Если по доспехам из мифрила можно колотить обычным мечом сколько угодно, то такие же из алуминала выдержат недолго - накопленная в нем магия иссякнет, и они превратятся в доспехи из довольно мягкого и непрочного сплава. Чтобы они снова приобрели прежние свойства, нужен или маг, который напитает их магией, либо длительная выдержка рядом с каким-нибудь природным источником магических сил. Так что по своей сути алуминал - это металл для короткого боя.

- Минуту, - вмешался Джон, - но если в этом сплаве есть мифрил и магия, то как он мог проржаветь?

- Ну, нет такой силы, которую нельзя преодолеть либо большей силой, либо длительным воздействием даже небольшой силы.

- Прекрасно, мы выяснили, что это за металл... - Михась покрутил в лапах кусок обшивки автомата. - И что толку? Отсутствует хвост, треть правого бока, десятая часть левого бока, примерно половина оставшейся обшивки никуда не годится... понадобится не меньше десяти фунтов сплава. Сколько же это нужно мифрила?

- Восемь унций, - ответил Уилл. - Содержание мифрила в сплаве - одна двадцатая от массы. Некоторые наименее пострадавшие части обшивки вполне можно оставить, но как минимум пять унций мифрила все же понадобится. А еще двадцать девять унций серебра и сталь...

- Пять унций мифрила!! - схватился за голову Джон. - Две тысячи солидов!!! С ума сойти...


- Две тысячи солидов?!! Да ты с ума сошел!! Это доход всего герцогства за четыре года!

- Пять унций мифрила устроят меня даже больше, - криво улыбнулся Михась. - Не придется таскать кучу золота по всему Мидлендсу.

Лорд Хассан несколько секунд оторопело разглядывал сидящего перед ним лиса, потом расхохотался:

- Михась, мне нравится твоя наглость! Прийти к герцогу и заявить: милорд, выверни-ка карманы, мне на ошейник для любимой зверушки пять унций мифрила не хватает! Ха! В следующий раз чего потребуешь? Коронные брильянты?.. Мифрил... мифрил. Ладно, будет тебе мифрил! Есть у меня в сокровищнице обрывок древней кольчуги...


- Таким образом, первым застывает самый тугоплавкий металл - мифрил, образуя кристаллическую структуру первого порядка. Кристаллическую структуру второго образует сталь, ну а серебро служит наполнителем. Именно благодаря такой упорядоченной структуре алуминал обладает еще одним любопытным свойством - небольшие повреждения на поверхности изготовленных из него предметов затягиваются подобно тому, как заживают раны на живой плоти...

Выхватив из горна раскаленную добела заготовку, Джон выбежал из кузни, швырнул ее на вынесенную на улицу наковальню, - и Смитсон тут же принялся охаживать металл молотом, заставляя очередную деталь обшивки принять нужную форму...

Наблюдавший за процессом Магус тихо хмыкнул, и, прервав лекцию о свойствах алуминала, провел лапами в воздухе, сплетая магическую сеть-защиту от раскаленных брызг.

Проблема была в том, что сплав требовалось нагревать до очень высокой температуры, - куда сильнее, чем обычную сталь, - иначе при ковке алуминал просто крошился, и из него невозможно было выковать тонкие листы обшивки. Для создания такой температуры в горне пришлось привлечь мага, но достигнутый результат сам по себе стал проблемой - находиться в одном помещении с раскаленным добела горном было совершенно невозможно. Поэтому пришлось вынести наковальню наружу, и работать там.

Олень посмотрел на лиса, который лежал в снегу, отходя от теплового удара.

- Живой?

Лис фыркнул:

- Не дождетесь!

- Держись Михась, мы уже почти закончили! - отложив молот, сказал Смитсон. - Остался последний сегмент обшивки шеи. И все! Так что еще немного поработай мехами...


* * *


Очередной этап ремонта - восстановление механизма - оказался самым долгим. К счастью, в отличие от шкуры, почти все шестерни и некоторые другие элементы были сделаны из бронзы, и неплохо сохранились. Но увы, не все.

За прошедшие века все стальные детали превратились в бесполезные комки ржавчины, и в итоге лис отложил как нуждающиеся в ремонте почти четыреста отдельных частей. Погнутые и сломанные, их пришлось переплавить и отлить новые.

Но мало того! Отремонтировав, все это надо было собрать в работающий механизм! Что означало бесконечные часы свинчивания, пайки, опиливания, шлифовки, подгонки и регулировки. Тяжелая, напряженная работа, на которую ушло очень много времени. Работа, которую никак нельзя сделать за один раз. А значит, в этой работе были перерывы. Некоторые из них были желанны, другие - не очень...


- Михась, ты шевельнулся! - нахмурилась Каролина.

- Прости дорогая, но я позирую больше двух часов, и у меня уже все тело затекло... - вздохнул лис.

- Ладно, намек поняла. Прервемся минут на десять, - улыбнулась выдра.

Лис расслабился, и потянулся:

- Как там мой портрет? Я могу посмотреть?

Каролина махнула еще влажной кистью:

- Нет, пока еще нет! Подожди, пока не будет готово.

Михась моргнул, коснулся пальцем носа, и обнаружил на нем свежую краску.

- Ты мне нос заляпала!!

Выдра хихикнула:

- О! Прости меня! Я не специально! - дразнилась она.

Лис насупился, и сунул лапу в банку с краской...

Каролина медленно отступила назад:

- Михась, любимый... не вздумай!

Плюх!

- Ну, все!!! Месть моя будет ужасна!

После короткой, но ожесточенной погони лис был схвачен, повержен, укушен и зацелован.


- Прошу прощения... сэр Яркий Лист... - нерешительно произнес паж.

Обернувшись, Михась увидел замершего на пороге мальчика. Тот изумленно оглядывался по сторонам; в мастерской повсюду - на полках, столиках, на верстаке и вдоль стен лежали аккуратно разложенные, сияющие полированной бронзой и сталью части механизма.

- Кхм... что случилось, сынок?

- Лорд Томас просит вас прибыть в зал для встреч, сэр! - встрепенувшись, ответил мальчик.

Лис вздохнул, и положил полусобранный механизм на верстак:

- Хорошо... передай герцогу, что я сейчас буду...


* * *


- Куттер, извини что побеспокоил, но мне нужна твоя помощь.

- Разумеется, - кивнул лис-библиотекарь, и отложил книгу.

Михась протянул ему лист новомодной бумаги с перерисованным гербом. Эмблема изображала башню на холме с двумя молниями под ней.

- Я никак не могу идентифицировать это.

Куттер глянул на листок, покачал головой и спросил:

- Ты уже смотрел "Геральдику" Грейса?

Разведчик кивнул:

- Увы.

- Хммм... а где ты это нашел?

- Этот знак был выгравирован на внутренней поверхности черепа механического лиса, которого я восстанавливаю. Думаю, это геральдический символ создателя, - ответил Михась.

- Хм... в хранилище есть одна книга, которая наверняка даст тебе ответ... но сам я ее сюда не принесу. Поможешь?

- Неужели такая большая? - приподнял брови Михась.


Книга оказалась не просто большой, а ОЧЕНЬ большой - это был громадный том в два фута шириной, три фута длиной и в фут толщиной. Понадобились их общие усилия, чтобы отнести ее к столу, и осторожно опустить на середину.

Михась с интересом разглядывал книгу. На покрытой мягкой черной кожей обложке не было названия, зато в самом центре имелась выпуклая инкрустация - изображение перчатки рыцарских доспехов в натуральную величину.

Взяв листок с рисунком, Куттер свернул его трубочкой, положил на обложку поперек ладони... и стальные пальцы, отделившись от кожи обложки, обхватили свиток! А затем книга сама собой открылась на нужной странице, и Михась увидел абзац, написанный ярко-красными чернилами.

- Потрясающе, Куттер! Откуда здесь это чудо? - изумленно спросил Михась.

Лис-библиотекарь лишь пожал плечами:

- Я нашел ее в книгохранилище, вскоре после того как получил должность библиотекаря. А теперь слушай: "Баронство Граммонт, 345-350 AV. Пресекшееся. Правил Верноса Первый. Вассал герцога Цитадели Метамор".

- Что значит, "пресекшееся"? - спросил Михась.

- Это значит, что баронства больше не существует.

- И это все, другой информации о нем нет?

- Это же книга геральдики, Михась, не истории, - улыбнулся Куттер.

- Ну что ж... по крайней мере теперь у меня есть имя, с которым можно работать. А еще я узнал, что мой металлический друг старше трехсот пятидесяти лет. Это уже больше того, что я знал десять минут назад!

Куттер закрыл книгу, и ладонь на обложке медленно разжала пальцы, отпуская листок.


Помогая отнести громадный том на место, Куттер поинтересовался:

- А ты сам когда-нибудь слышал о бароне Верносе?

- Имя звучит знакомо... нет, не могу вспомнить, - пожал плечами Куттер. - Что-то такое было в истории герцогства Метамор, но что конкретно - не помню. Нужно искать в исторических летописях...


* * *


- Ну, Кэрол, что скажешь? - возбужденно спросил Михась.

- Выглядит чудесно, но кое-чего не хватает, - ответила Каролина.

Подойдя ближе, она окунула маленькую кисточку в баночку с синей краской, открыла веко одного глаза автомата, и коснулась кисточкой золотого покрытия.

- Кэрол! Что ты делаешь?! Я потратил две недели, восстанавливая ему глаза, и покрывая их золотом! - в панике воскликнул лис.

- Успокойся, дорогой, я знаю что делаю, - сказала выдра, переходя ко второму глазу. - Его глаза выглядят слишком безжизненными. Я придам им немного жизни... полюбуйся!

- Хм... Ну... а ты права, так он выглядит куда лучше! - удивился Михась.

- Говорят, что глаза - зеркало души, - откликнулась Кэрол.

Обняв гладкие плечи выдры, лис лизнул ее в нос:

- Из нас получилась отличная команда!


Михась осторожно положил на верстак секцию металлической шкуры - часть черепа, находящаяся между ушами. Из небольшой, сделанной из красного дерева коробки лис-механик достал металлический штамп.

Сидящий рядом металлический лис безучастно смотрел, как мастер взял небольшой ювелирный молоточек, аккуратно приставил торец штампа к внутренней стороне, и резко стукнул молотком по его торцу. Внимательно изучив оттиск своего герба - дубовый лист с лисьей головой над ним - Михась осторожно закрепил секцию на место.

Ну, вот и все...

Аккуратно установив секцию обшивки на место, Михась отступил на пару шагов, любуясь своей работой.

После двух лет работы автомат наконец был закончен!


* * *


Должность герцога имеет как недостатки, так и преимущества. Например, возможность быть в курсе всех новостей.

Ухмыльнувшись, герцог Цитадели Томас Хассан IV постучал в дверь, и, дождавшись разрешения, вошел. Жеребец-морф уже бывал здесь, но до сего дня только по делу. Сейчас же он пришел сюда отдохнуть и развлечься - то, на что у него постоянно не было времени.

Пройдя в мастерскую, Томас обнаружил там небольшую группу метаморцев, собравшуюся вокруг верстака. Михась Яркий Лист, Каролина Харди, Чарльз Маттиаса, леди Кимберли, Джон и Смитсон, - все склонились в уважительном поклоне, кроме Михася, который лишь наклонил голову. Лис шагнул вперед:

- Лорд Томас! Не ожидал вас здесь увидеть. Если бы знал что вы придете, прибрался бы немного... или хоть рубашку свежую одел бы.

- Успокойся, Михась! - фыркнул Томас. - Пожелай я увидеть твою свежую рубашку, непременно предупредил бы... я пришел увидеть механическое существо, чей ремонт стоил мне неоценимых осколков семейного прошлого.

- Конечно, Томас, буду рад показать его вам! - лис указал в сторону верстака, и все расступились.

Томас шагнул вперед, и получил возможность оценить мастерство Михася...

На верстаке лежал большой металлический лис размером с волка, глубокого, насыщенного дымчато-серого цвета. Механическое животное лежало на животе, закрыв глаза и опустив голову на передние лапы.

Томас наклонился, разглядывая короткие золотые усы, нос и позолоченные по краям острые уши существа. На лапах лиса блестели такие же аккуратные золотые когти.

- Михась, он просто чудо! Неужели все это ты восстановил сам? - спросил Томас.

- Джон и Смитсон тоже немало поработали, - откликнулся лис.

- Не скромничай, Михась, ты сделал большую часть работы! - сказал олень.

- Дорогой, позволь его светлости увидеть все в действии, - сказала Каролина.

Михась кивнул, провел лапой под животом автомата, и герцог услышал негромкий щелчок.

Разведчик коснулся головы металлического лиса:

- Давай, Мадог, просыпайся! У нас сегодня особенный гость!

Глаза механического зверя открылись, и он оглянулся по сторонам. Задержав взгляд пронзительно-синих глаз на герцоге, Мадог сел и зевнул, показывая впечатляющий набор золотых зубов. Затем поднялся на все четыре лапы и встряхнулся.

- Ну, Мадог, покажем герцогу пару трюков? - спросил Михась.

Металлический лис кивнул.

- Мадог, сидеть! - приказал разведчик. Автомат тут же сел. - Молодец! - сказал Михась, и в награду почесал "щеночка" между ушами. Металлический лис закрыл глаза и вильнул хвостом.

- Теперь проси! - прозвучала команда, и автомат подчинился, балансируя на задних лапах.

- Замечательно, Мадог! - сказал разведчик, и механическое животное снова опустилось на все четыре лапы.

- Теперь, Мадог, подай лапу его светлости, - сказал лис.

Мадог поднял правую переднюю лапу и протянул ее вперед.

- Давай, Томас, пожми ему лапу. Не бойся что-нибудь сломать, - его тело очень прочное... правда, Мадог?

Лис кивнул, не опуская лапы.

Жеребец-морф осторожно протянул руку и пожал предложенную лапу. На ощупь она оказалась удивительно теплой, совсем как у настоящего животного.

- А теперь, Мадог, что надо делать, когда встречаешь его светлость? - спросил Михась.

Металлическое существо поклонилось, и Томас кивнул в ответ.

- Спасибо, Мадог!

Мадог зевнул, снова обнажив золотые зубы.

- Ты устал? - спросил Михась металлического лиса.

Механический зверь кивнул и снова зевнул.

- Ладно, ты сегодня отлично потрудился. Можешь немного поспать, - сказал Михась и погладил существо по голове.

Мадог коротко вильнул хвостом, опустил голову на передние лапы, и, прикрыв веками синие глаза, вернулся в исходное состояние.

- Михась, это потрясающе! Я никогда не видел ничего подобного! - воскликнул Томас.

- Спасибо, ваша светлость, - коротко поклонился лис.

- Но как ты научил его отвечать на твои команды?

- Я этого не делал, - ухмыльнулся Михась. - Он способен выполнять набор определенных движений, и я просто задал эту последовательность. Осталось только придумать слова и задания соответствующие этим движениям - что было уже совсем нетрудно.

- Как бы ты это не сделал, это просто невероятно! - сказал Томас.

Леди Кимберли протянула лапу и осторожно коснулась металлической морды:

- Он красивый... а почему ты зовешь его Мадогом?

Михась пожал плечами:

- Думаю, это и есть его имя. Оно было выгравировано с внутренней стороны черепа.

- Странное имя... никогда такого не слышала, - заметила Кимберли.

- Оно очень старое и редкое, - вмешался Смитсон.

- Ты уже знаешь, кем он был создан? - поинтересовался герцог Томас.

- Единственная имеющаяся у нас подсказка - герб, выгравированный рядом с его именем. Геральдический символ маленького баронства Граммонт. Баронство просуществовало всего пять лет и имело одного правителя - Верносу Первого, вассала тогдашнего герцога Метамора, - рассказал лис.

Жеребец задумался:

- Нет... что-то не припоминаю такого. Когда это было?

- С 345 до 350 AV. Это имя кажется мне знакомым, но я никак не могу вспомнить, где его встречал, - сказал Михась.

Джон кивнул:

- Мы тоже не смогли отыскать ни одной ссылки на него.

- Что-то припоминаю... - задумчиво почесал тяжелую челюсть Томас. - Это было сложное время для Метамора. Герцог Филипп Второй умер при подозрительных обстоятельствах. Его единственный сын Брайан Первый был бастардом, не имеющим законных прав на наследование, и ему пришлось выиграть его в поединке.

- Но как могло баронство существовать всего пять лет? - спросила Кэрол.

- Скорее всего им правил какой-то военачальник-самозванец, который захватил власть в собственном маленьком королевстве, но не сумел его сохранить, - предположил Михась.

- Скорее всего, - согласился Томас. - Я посмотрю старые семейные записи, может там что-нибудь упомянуто.

- Заранее благодарен, даже если там будет всего пара строчек, - сказал лис.

- Должен признать, мне и самому любопытно узнать, кем был этот барон Верноса, и как ему удалось создать такое чудо, - заметил герцог.

- Это будет интересно узнать нам всем! - добавила Кэрол.

Томас осторожно провел ладонью по голове механического зверя:

- Такое впечатление, что он спит...

- Именно это он и делает, - сказал Смитсон.

- Михась, я хотел бы еще раз посмотреть выступление Мадога, - попросил герцог.

- Конечно, ваша светлость! - охотно отозвался лис. - Ну, Мадог, пора просыпаться. У нас гости! - сказал он, проводя лапой под металлическим животом.



Глава 2


"Данные разведки подтверждают, что междоусобица между кланами Длинного Ножа и Потрошителя не ослабевает. Последняя оценка потерь - примерно сто сорок трупов с обеих сторон. Пока что все ограничивается небольшими стычками и засадами, но уже в ближайшем будущем начнется настоящая война. После устранения младшего вождя Потрошителей конфликт разгорелся с еще большей силой, так что можно считать, что план Фила обвинить в нападении Длинные Ножи сработал вполне успешно".


Михась положил ручку, и потряс немеющей от долгого письма лапой. Отчет практически закончен, осталось еще всего несколько страниц - и можно отправлять его Филу и герцогу.

В тишине комнаты прозвучал негромкий металлический лязг, и Михась закрутил головой, пытаясь определить источник странного звука.

Звяк...

Снова тот же звук, за которым последовал шелестящий скрежет. Уши лиса резко повернулись в ту сторону - звук явно исходил из мастерской!

Михась встал, взял лежавший на столе кинжал, и медленно подошел к двери. На мгновение замер, прислушиваясь, потом рывком распахнул ее.

Тишина. Лис обвел взглядом залитую светом из потолочного окна мастерскую. Никого. Ничего. Все на своих местах. Вот только что-то царапнуло взгляд... Отсутствие чего-то...

Мадог пропал!

Ошеломленный Михась шагнул вперед, неверяще глядя на пустой верстак. Этого просто не могло быть! В Цитадели отсутствовало даже простое воровство, а уж украсть такую вещь?! Услышав за своей спиной тот самый шелестящий скрежет, Михась начал поворачиваться, но успел лишь краем глаза заметить метнувшуюся к нему серую тень. Тяжелый удар обрушился ему на спину, и лис потерял сознание еще до того, как его тело ударилось об пол...


Чарльз Маттиас двигался по коридору своей обычной быстрой трусцой. Он как всегда опаздывал - слишком много дел надо было сделать, и на все просто не хватало времени. Конечно, можно было бы поручить доставить сообщение Kи, но Чарльз хотел сделать это сам. Ему необходимо было расслабиться, поговорить с Михасем, выпить с ним кружечку вина... у него, похоже, всегда было самое лучшее вино и самый вкусный сыр.

Дверь комнаты Михася оказалась полуоткрытой. Слегка удивленный Чарльз громко постучал по косяку:

- Привет, Михась! Это я, Чарльз, ты там?

Ответа не было, и крыс постучал снова, сильнее.

- Эй, Михась, ты тут? - спросил он погромче, и снова не дождавшись ответа, распахнул дверь, и сунул голову внутрь.

Кровать была пуста и аккуратно убрана, крышка секретера Михася открыта, и были видны какие-то бумаги. Спартанскую обстановку комнату оживлял только стоящий у окна горшок, полный ярких цветов.

Чарльз улыбнулся.

"Наверняка влияние Каролины..." - подумал он.

Он взглянул в сторону двери, ведущей в мастерскую - и от увиденной картины у него застыла кровь. Из открытого дверного проема выглядывала пара черных лап...

Не раздумывая, Чарльз бросился туда, - и нашел Михася, лежавшего на полу своей мастерской. Крыс опустился на колени рядом с лисом, проверил пульс.

- Слава богу, жив! - пробормотал он.

От дверного проема донесся какой-то шелест, и Чарльз поднял взгляд как раз в тот момент, когда к нему метнулась темная фигура...

Крыс-морф успел выбросить вперед обе лапы; сверкнула дрожащая синяя вспышка, - и его противника отшвырнуло назад в комнату, откуда донесся треск и грохот!

Пригнувшись, Чарльз бросился следом...

Обломки разбитой вдребезги кровати лиса зашевелились, и из них поднялся тот, кто напал на Михася, а затем и на него самого...

На крыса смотрел большой металлический лис.

- Мадог?! - потрясенно выдохнул Чарльз.

Отороченные золотом металлические уши насторожились при звуке этого имени. Когда Михась демонстрировал автомат Чарльзу, тот двигался медленно, снова и снова повторяя одни и те же движения - это был просто механизм, лишенный каких-либо признаков настоящей жизни.

Но это существо, которое сейчас смотрело на него, двигалось и действовало как живое! Двигало хвостом, настороженно поворачивало уши, шевелило золотыми усами... как бы там ни было, Мадог больше не был механической игрушкой!

Металлический зверь некоторое время разглядывал крыса, словно решая, что делать дальше. Наконец оно покачало головой, и неторопливо двинулось в сторону выходящей в коридор двери. Мадог двигался с грацией и гибкостью, напомнившими Чарльзу пластику движений настоящего лиса, ничуть не напоминая заводную игрушку. А еще Чарльз не заметил на нем ни малейших следов своего удара. Усиленный магией удар, способный глубоко вмять пластинчатую броню, даже не поцарапал эту серую металлическую кожу!

- Да что же ты такое?! - невольно произнес Чарльз.

Автомат резко остановился, и оглянулся на вздрогнувшего крыса. Казалось, его сине-золотые глаза блестят жизнью и разумом.

- Не тот... - вдруг негромко произнес он звенящим голосом, и снова покачал головой. - Не тот...

- А?! Что значить "не тот"? - растерянно спросил крыс.

Он шагнул к Мадогу, но механическое существо метнулось к двери, и через мгновение скрылось из виду. Чарльз бросился следом, но когда выскочил в коридор, металлического лиса уже не было видно...

Несколько мгновений крыс стоял у двери, пытаясь решить, что же делать дальше, потом оглянулся туда, где лежал Михась.

Вполголоса буркнув: "Да и Насодж с ним!" - крыс вернулся в мастерскую, чтобы помочь своему другу.


* * *


Рикктер закрыл книгу, и отложил ее в сторону. Взяв следующую, он просмотрел оглавление, хмыкнул, открыл на нужной странице, и принялся читать. Маг не спал всю ночь, пытаясь найти информацию по интересующей его печати, но пока ему не особенно везло.

Енот-морф поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее. К несчастью, всего несколько дней назад приобретенный хвост, делал эту задачу весьма проблематичной. Однако ко всему можно привыкнуть и вскоре Рикктер продолжил чтение.

Он дошел до середины третьей страницы, когда понял, что эта книга тоже не та, которая ему нужна, устало застонал, и с досадой захлопнул ее. Собрав скопившийся на столе десяток книг, енот направился в один из проходов книжных полок.

- Мне надо завязывать с этими ночными посиделками, они просто убивают меня... - пробормотал он себе под нос.

Двигаясь по проходу, Рикктер расставлял книги на соответствующие места на полках; за время долгих ночных бдений он неплохо изучил библиотеку. Маг добрался до конца ряда, когда из-за угла книжной полки показалась серая лисья голова, взглянув на него сине-золотыми глазами...

Спокойно ставя на место две последние книги, Рикктер краем глаза разглядывал неожиданного компаньона. Хотя в Цитадели он пробыл недолго, енот был уверен, что это не один из его хранителей - он еще ни разу не видел ничего подобного.

Воспользовавшись истинным зрением, он обнаружил, что от этого существа исходят несколько видов мощной магии, - и удивленно наклонил голову.

Вышедший из-за стеллажа металлический зверь буквально светился магией, и весьма сильной, но как-то... фрагментарно. Как будто некоторые куски шкуры пропускали сияние заключенной внутри существа магии, а другие - нет.

- Кто ты такой, Насодж тебя подери?! - вырвалось у енота.

Большой серый лис не ответил, и под взглядом его синих глаз Рикктер начал медленно отступать назад. Его недавно обретенные звериные инстинкты подсказывали, что дело плохо...

Существо чуть изменило позу, - и енот напрягся, поняв, что сейчас последует атака... но даже ожидая ее, он все равно оказался захвачен врасплох невероятной быстротой автомата. Рикктер вскинул лапы, выставляя блок - однако сделал это чуть медленнее, чем было нужно - и металлический монстр обрушился ему на грудь. Они вместе рухнули на пол, и лис оказался сверху. Его металлические зубы были возле горла морфа, когда Рикктер изо всех сил двумя кулаками сразу ударил автомат снизу в челюсть, отталкивая его голову вверх и в сторону от себя.

Мощный электрический разряд сотряс тело мага, и он потерял сознание, успев только вскрикнуть от боли...


Очнувшись, Михась почувствовал, как кто-то растирает его спину. Все тело ужасно болело, голова буквально раскалывалась.

Открыв глаза, лис обнаружил, что лежит на полу своей спальни, а рядом с ним сидит Маттиас, обеспокоено глядя на него.

- Как себя чувствуешь? - спросил крыс.

- Словно по мне слон пробежался... - с трудом выдохнул Михась, собрал все силы и сел. Позвоночник прострелила острая боль, и лис взвизгнул.

- Лежи-лежи! Тебе нужен покой, пока тебя не осмотрит Coe, - сказал крыс-морф.

- Лежать?! Ты с ума сошел! - возмутился лис-морф. - У меня Мадога украли, как я могу лежать?!

- Ты что, головой ударился? - удивился крыс. - Никто его не крал, он собственными ногами удрал, да с такой скоростью, что и не догнать!

Забыв о спине и голове, Михась развернулся к крысу-морфу:

- Чарльз, что ты несешь? Мадог - автомат, самостоятельно бегать он не может!

- Вот и объяснишь ему это при встрече! - фыркнул крыс. - А я сам видел и как он бегает и как прыгает...

Чарльз кратко рассказал, как он нашел Михася лежащим на полу, и о нападении автомата.

Лис закрыл глаза, и потряс головой:

- Бред какой-то... да просто быть такого не может. Он должен был выполнять десяток трюков и все... да я же сам вытачивал ему задатчик! В Мадоге самостоятельности не больше чем в тумбочке. А завод? У него давно уже должен был кончиться завод!

- Я слабо разбираюсь в механике, но то что я видел, уж точно не было запрограммированным трюком. Мадог явно действовал по собственной воле, и эта штука точно знала, что она делает! - заметил Чарльз.

- Ты объявил тревогу? - обреченно спросил Михась.

- Когда б я успел? Тебя вот в чувство приводил, - ответил крыс.

- Чтож, тогда надо сделать это как можно скорее... - вздохнул лис, когда Чарльз помог ему подняться на ноги, и оглянулся по сторонам. - Не видел случайно моего кинжала? Когда Мадог прыгнул на меня, он был у меня в руке, - пояснил лис.

Маттиас покачал головой:

- Нет, ни одного поблизости не заметил.

Михась пожал плечами:

- Наверно он куда-то закатился... потом поищу.

Лис подошел к стойке с оружием, и снял с нее длинный меч и кинжал.

- Куда пойдем? - поинтересовался Чарльз.

- Сначала к Георгию, поднимем тревогу. Затем заглянем в арсенал, возьмем броню и оружие, чтобы уровнять наши шансы, - решительно заявил разведчик.

Крыс-морф согласно кивнул в ответ.


Едва они вышли из комнаты коменданта Цитадели, как навстречу попался Рикктер. В кожаной броне, размахивающий пятифутовым боевым шестом, с прижатыми ушами и оскаленными зубами...

- Рикктер! Что это ты делаешь? - спросил Чарльз, углядев смертоносные стальные лезвия боевого шеста.

- Охочусь!

- И я, кажется, знаю на кого... - вздохнул лис.

- Вы его тоже повстречали? Он напал на меня в библиотеке!

- Интересно, кого еще покусало мое маленькое создание... - пробормотал Михась.

- Судя по твоим словам, хозяин этого металлического чудовища ты? - холодно поинтересовался енот.

- Да, - ответил лис, и коротко пояснил ему суть дела.

- Поздравляю - ты восстановил и выпустил на волю машину-убийцу! - насмешливо заявил Рикктер, когда лис закончил.

Михась оскалился на енота, но ничего не сказал.

- Вместо отпускать глупые замечания, лучше бы придумал как прикончить эту штуку, - негромко сказал Маттиас.

Рикктер холодно взглянул на крыса:

- Прикончить ее будет не просто... это существо очень, очень могучее!

- Насколько могучее? - спросил крыс.

- Достаточно, чтобы в единоборстве без особого труда убить любого из нас, - ответил енот.

Михась закрыл глаза и прижал уши:

- Что же я натворил...

Маттиас обнял лиса:

- Не вини себя... эта ловушка была поставлена умелым магом.

- Есть идеи, кем был этот маг? - спросил Рикктер.

- Я знаю только его имя - Верноса. По-моему, он был каким-то мелким местным аристократом, - ответил лис.

- И это все? Я предпочитаю лучше знать своих врагов! - сказал енот.

- Этот враг мертв уже больше трехсот лет, Рик, - пояснил Михась.

- Не имеет значения, кто именно создал Мадога, - сказал Маттиас. - Наша задача - остановить этот механизм!

- Для этого его надо сначала найти, - но бессмысленно просто бродить по Цитадели в надежде на него наткнуться. В Цитадели несколько тысяч комнат и не счесть сколько миль коридоров и залов. К тому же все это постоянно движется и изменяется, - заметил лис.

После некоторого молчания заговорил Маттиас:

- Мадог несколько раз повторил "не тот"... и я думаю, это означает, что его целью является конкретная личность. Ни один из нас не был настоящей целью, иначе никто из нас не остался бы в живых.

- Но кого может преследовать Мадог? - спросил Рикктер. - Я могу представить дюжину человек, которых могут приказать убить. Маг-конкурент, любовник, политический враг...

Михась задумался.

- Верноса был мелким аристократом, владельцем заштатного феода. Мы знаем, что он пытался силой и шантажом принудить соседей признать его власть, но не преуспел. Это кое-что говорит о его целях и о нем самом, не так ли? Властолюбивый, неразборчивый в средствах... он вложил в создание Мадога громадные средства, для мелкого аристократа почти немыслимые! Какая цель может оправдать такие траты? Лично я вижу только одну.

- И кто же?

- Кто-то очень важный и хорошо защищенный. Кто-то, стоящий на пути Верносы. Не догадались? - криво ухмыльнулся Михась. - Подскажу. Это герцог. Мадог должен был убить герцога Цитадели, чтобы освободить Верносе путь к каменному креслу с высокой спинкой.

- Мелкий барон не мог претендовать на столь высокий пост! - возразил Чарльз.

- Мог, - мрачно сказал лис. - Помнишь, лорд Хассан упоминал о непрочном положении тогдашнего герцога? Умри Филипп второй до рождения наследника, Метамор мог бы достаться любому достойному вассалу короля. Или "достойному".

- Вполне логично... убить герцога и претендовать на его трон. Я слышал о подобных случаях, - заметил воин-маг.

- Я знаю, как его поймать! - воскликнул разведчик. - Раз мы теперь знаем, за кем он охотится, то все, что нам нужно сделать, - это приготовить западню и подождать, пока он сам в нее не придет!

- Ты хочешь использовать герцога в качестве приманки?! - спросил Чарльз, не веря своим ушам.

Лис кивнул:

- Именно!

- Звучит довольно забавно! - рассмеялся Рикктер.


* * *


Рикктер, Маттиас и Михась медленно и осторожно двигались по коридорам, проверяя каждую дверь, нишу и ответвление.

- Жаль, что ты не можешь использовать свой топор, - заметил Маттиас.

Михась усмехнулся:

- Ты можешь представить меня, пытающегося размахивать пятифутовым топором в этом коридоре?

Лис был одет в кольчужную броню, в правой лапе нес щит размером с тарелку, - так называемый кулачный, - в левой сжимал короткий меч.

Крыс кивнул, соглашаясь с этим доводом:

- Плохо... нам бы не помешала его магия.

Рикктер нахмурился:

- И все же не могу поверить, что ты взял только крошечный щит и короткий меч!

Лис-морф повернулся, собираясь что-то сказать, но его остановил звон тревожного сигнала.

- ТРЕВОГА!! ТРЕВОГА!! Пост номер два! - Закричал кто-то дальше по коридору.

Михась выругался, и все трое бросились вперед...


* * *


...Закрыв пасть, Мадог прислушался к тревожным возгласам стражников. Золотые глаза с лазурно-синими зрачками еще раз внимательно осмотрелись - мгла не мешала механическому зверю, его магическое зрение позволяло отчетливо видеть все. Часовых, охранников и герцога...

Молнией выскочив из укрытия, Мадог миновал ослепленных часовых, и прыгнул прямо к цели. Золотые зубы вонзились в ногу фигуры, и герцог Метамора, пошатнувшись, рухнул на пол...


* * *


Повернув за угол, трое хранителей уткнулись в стену плотного черного тумана.

- О господи... - пробормотал Михась.

- Ты не знал, что Мадог умеет создавать туман? - спросил Рикктер.

- Нет, - тихо ответил лис.

- Великолепно! Интересно, что еще он умеет делать, о чем мы даже не подозреваем?! - сердито рыкнул енот.

Держась ближе друг к другу, они осторожно углубились в туман.

Михась крепче сжал рукоять меча. Мгла была очень густой, и стоящего менее чем в футе от него Рикктера лис видел лишь как смутную тень. Вместо зрения теперь приходилось полагаться больше на запах и слух, и в подобные моменты он действительно был рад тому, что он лис.

В воздухе витали слабые запахи крови и пота; тут явно произошла схватка. Впереди раздался слабый стон, и разведчик с трудом разглядел лежащее на полу тело. Опасаясь засады, все три хранителя тут же остановились.

Они боялись не напрасно!

Никто из них не услышал его приближения - просто в тумане вдруг появились очертания какой-то фигуры, которая бросилась прямо к горлу Михася!

Лис успел поднять круглый щит, но оказался сбит с ног. Мадог стал лапами ему на грудь, оскалил зубы и зарычал. В ответ Михась ударил мечом, целясь в живот, где находились все важные механизмы. Острие бесполезно скользнуло по металлической шкуре, а Мадог, словно и не заметив этого, с хрустом сжал челюсти на щите, вырвал его из хватки лиса, и отбросил в сторону...

В тумане над ними нарисовалась тень Рикктера, и воин-маг со всего размаха вонзил острие боевого шеста в шею Мадога! Из места удара вырвался сноп странных темно-синих искр, а автомат, завизжав словно от боли, резко повернул голову, и одним движением челюстей отгрыз конец оружия.

Бросив шест, енот выдернул из ножен два длинных кинжала, - но Мадог перепрыгнул через голову Михася и исчез в тумане. Рикктер бросился в погоню, и лис, вскочив, последовал за ним.

Они выскочили из неподвижного облака мглы, но Мадога уже нигде не было видно.

- Как он это делает?! - раздосадовано рыкнул Михась.

Рикктер покачал головой:

- Не знаю, но это отличный трюк. - Он оглянулся по сторонам. - А где крыс? - спросил он.

- Слишком поздно... - донесся со стороны зала звенящий голос автомата. - Герцог уничтожен!!

Енот рванул через зал на голос.

- Эта штука - моя!! - рявкнул он. Михась направился снова в мглу, чтобы найти Маттиаса и Герцога. На мгновение задержавшись, он крикнул вслед еноту:

- Рикктер, будь осторожен! Я не хочу потерять хорошего друга.

- Я не собираюсь делать что-то смелое и глупое! Просто сообщу, когда найду эту штуку! - откликнулся Рикктер.

Еще несколько мгновений лис смотрел вслед своему новому приятелю. Рикктер иногда вел себя раздражающе и самоуверенно, но он был хорошим другом, и он не хотел бы увидеть его мертвым...

Вздохнув, Михась вернулся обратно в туман, где были Маттиас и охранники, которым явно нужна была помощь...


Цитадель взбудоражено шумела, туда-сюда носились слуги, множество жителей растерянно толпились на площадях; мимо Кимберли промаршировали солдаты с обнаженным оружием. Кто-то говорил о нападении на герцога, другие шептали о каком-то злобном существе, вырвавшемся на свободу и убивающем людей, и что Томас ужасно искалечен...

Леди-крыса отнеслась ко всем этим разговорам как к пустой болтовне, и продолжила свой путь к комнате отца Хуга. Ей понадобилось вся ее ловкость, чтобы пробраться сквозь бурлящую толпу и при этом не позволить выбить из лап поднос с едой.


В нескольких шагах позади за ней незаметно следовал Мадог...

В узком коридоре было слишком много людей, и он выжидал момента, когда она окажется в более тихом месте, и уж тогда нанести удар.

Металлический зверь видел, как женщина-крыса остановилась перед дверью, постучала, и вошла, оставив ее приоткрытой.

Выждав подходящий момент, Мадог стремительным броском подлетел к двери, и скользнул внутрь...


На краю стоящей в комнате кровати сидел мальчик и пил из латунной чашки молоко. Рядом с ним разместилась Кимберли с ножом в одной лапе и караваем хлеба в другой.

Увидев железного зверя, они потрясенно замерли, уставившись на него, - а Мадог, оскалив зубы, прыгнул прямо на Хуга...

Кимберли успела лишь коротко взвизгнуть перед тем как тело Мадога ударило отца Хуга в грудь. Они оба кувырком слетели с кровати, исчезнув из ее поля зрения, - но она слышала, как что-то хрустнуло, - а потом раздался ужасный звук чего-то рвущегося...

- ОТЕЦ!! - в ужасе завопила леди-крыса.

Не раздумывая, она перепрыгнула через кровать, собираясь его спасать - и растерянно остановилась.

Мальчик лежал вытянувшись на полу, на вид совершенно невредимый, а металлическое животное просто стояло над ним!

Мадог оглянулся на Кимберли, - и та вдруг осознала, что стоит перед монстром весом в триста фунтов, вооруженная всего лишь тупым столовым ножом...

Мгновение посмотрев на нее, металлический лис медленно отступил назад, - и она со страхом и недоумением увидела зажатые в его зубах разорванные и смятые остатки латунной чашки.

Отступив к стене, лис опустился на пол, аккуратно отодрал от чашки кусок латуни, прожевал ее, а потом проглотил так, словно ел сырое мясо.

Некоторое время Хуг смотрел на их неожиданного гостя, потом медленно поднялся, и сел на кровать.

- Ч...что это?! - заикаясь, пробормотал он.

- Он похож на того механического лиса, которого ремонтировал Михась, - сказала Кимберли, подошла к дверям, и выглянула в коридор:

- Ну ладно, Михась, шутки закончились! - сказала она, ожидая увидеть там Чарльза и Михася, корчащихся от смеха, - но коридор был пуст.

- Там никого нет, они не смогли меня догнать! - гордо прозвенел Мадог.

- Тогда кто контролирует тебя? - спросила Кимберли, снова садясь рядом с мальчиком.

- Никто! - радостно воскликнуло существо. - Я выполнил все задания, и теперь свободен! - с явным восторгом сказал он.

- То ты хочешь сказать, что сейчас действуешь по собственной воле? - спросил отец Хуг.

Мадог кивнул.

Сжевав и проглотив остатки чашки, металлический лис уставился в их сторону, и проследив за его взглядом, Кимберли увидела лежащую на полу металлическую суповую ложку.

- Похоже, он все еще голоден, - сказала она, наклоняясь и поднимая ложку.

Держа ее в вытянутой лапе, девушка-крыса покачала ею:

- Ну, давай, Мадог! Если хочешь получить эту вкусную ложку, тебе придется подойти, и взять ее у меня из рук! - ласковым голосом сказала она. Подманивая лиса ложкой, Кимберли одновременно рассказала Хугу об устроенном Михасем представлении, и все остальное, что знала об этом автомате и Верносе.

Понадобилось несколько минут на подманивание, но наконец Мадог подполз ближе, и быстрым как молния движением выхватил из ее ладони ложку. Тут же отодвинувшись назад, металлический лис сгрыз ее двумя быстрыми укусами.

- Он ведет себя совсем как настоящее животное! - заметил Хуг. - Это интересно... я слышал истории о магах, заключавших души в неживые предметы. Мог этот Верноса сделать нечто подобное?

- Ты хочешь сказать, что в нем действительно может быть заключена душа животного?! - удивленно спросила она.

Мальчик кивнул:

- Это злая магия, но раньше такое делали.

Проглотив ложку, Мадог начал искать очередное лакомство, и Кимберли предложила ему нож. На этот раз, взяв угощение, автомат не отошел, а съел его сидя рядом с ней и Хугом.

- Кто ты? - спросил священник.

- Я - Мадог! - прозвучал загадочный ответ.

- Очень понятно! - насмешливо сказала Кимберли, и вдруг заметила длинную глубокую царапину на шее автомата. - Откуда это у тебя?

Мадог молча продолжал хрупать нож.

Протянув руку, Хуг опустил ладонь на морду лиса, и повернул его голову к себе.

- Мадог, этот след на твоей шее оставил меч... как это случилось? - спросил он.

Лис перестал есть, и опустил взгляд на пол. Потом он заговорил, очень тихо:

- Мне пришлось сражаться, чтобы убежать после уничтожения герцога...

- Что ты сделал с лордом Томасом?! - внезапно охрипшим голосом спросил Хуг.

Механическое животное насторожилось, и непонимающе посмотрело на священника:

- С кем? - спросило оно.


* * *


Оставшийся на месте схватки Михась прислушался. По меньшей мере два десятка людей слепо бродило в этогй непроглядной мгле, наталкиваясь на предметы и друг на друга.

- Так, все!! Хватит метаться без толку! - во все горло рявкнул он. - Возвращайтесь на свои посты! Саша! Прикажи своим людям открыть все двери и окна чтобы наконец избавиться от этого дыма!

Четкие приказы наконец остановили растерянность и неразбериху, всем тут же нашлось дело.

Когда дым рассеялся, лис осмотрел место схватки. На полу среди обломков разбившейся статуи лежал чей-то меч, рядом сидели двое пострадавших охранников. Не было никаких признаков Маттиаса или герцога - ни живых ни мертвых.

Михась пошел к одному из раненных, который баюкал сломанную руку.

- Милли, что тут произошло? - спросил он.

Женщина покачала головой:

- Не знаю. Эта мгла внезапно появилась из ниоткуда, и накрыла нас. Потом какая-то тень сверху... меня что толкнуло... и все. Я сижу во тьме, рука болит, бок болит, а рядом что-то хрустит и трещит, как будто кто-то камни грызет.

- А лорд Хассан? И Маттиас?

- Ни того, ни другого я не видела. А герцог вообще сегодня в кабинете не появлялся, - ответила Милли.

Михась был озадачен:

- Ты в этом уверена?

Охранник кивнула:

- Здесь были только мы четверо, - подтвердила она.

- Мы должны поскорее найти Томаса, и убедиться, что с ним все в порядке. Затем начнем выслеживать Мадога, - распорядился Михась.

- Очень приятно сознавать, что ты все еще заботишься обо мне, Михась! - раздался голос за спиной лиса.

Михась обернулся и увидел стоящих в дверном проеме Герцога и Маттиаса.

- Томас, Чарльз, вы целы! - радостно воскликнул Михась, и обнял удивленного жеребца и крыса. Потом ткнул кулаком в грудь Чарльза:

- Где ты был, я же беспокоился!

- Ну, я решил, что будет важнее убедиться в безопасности Герцога, чем бросаться в погоню за этим существом, - ответил крыс.

Лис согласно кивнул:

- Дельная мысль! - он повернулся к Герцогу и осмотрел его. - У тебя все в порядке, Томас? Он тебя не поранил? - спросил он.

Герцог покачал головой:

- Все нормально, этот механизм ко мне даже не приближался. Да и не мог - я был в восточной трапезной, когда поднялся шум. Так что я его даже не видел.

- Это странно, потому что я отчетливо слышал, как Мадог заявил, что убил тебя! - заметил Михась.

- Не совсем так, - вмешался Чарльз. - Мадог не говорил, что убил лорда Хассана. Он сказал, что уничтожил герцога.

Лис задумчиво почесал подбородок:

- Он напал на охранника, потому что она стояла на дороге. Если вообще нападал... возможно, ее ударило падающей статуей. Потом Мадог разломал в щебенку эту самую статую. Бросился на нас, возможно потому, что мы тоже стояли у него на пути. Но чтоб мне больше отвертку в лапы не брать... какого же тогда "герцога" он уничтожил?

Михась услышал приближающиеся шаги, и обернувшись, увидел отца Хуга и Кимберли.

Священник поклонился герцогу, леди сделала реверанс.

- Думаю, я смогу ответить на твой вопрос, Михась, - сказал мальчик.

Наклонившись, он что-то поднял с пола, и протянул руку, показывая всем этот предмет. Михась узнал белый обломок камня у него на ладони; это был кусок уха статуи.

- Ты хочешь сказать, что Мадог напал на статую?! - растерянно спросил лис. Он оглянулся по сторонам и увидел, что куски изваяния рассыпаны по всему полу - до этого он просто не обращал на них внимания.

Томас ухмыльнулся:

- Не только напал, но и уничтожил статую бастарда Брайана. Разве ты не помнишь, Михась? Я же рассказывал тебе о нем, когда ты демонстрировал умения Мадога!

- Совершенно верно. Ему был дан приказ уничтожить герцога Брайана, и ничего не говорилось о каком-либо другом герцоге, - кивнул Хуг.

В голове лиса мелькнула неожиданная мысль, и он подозрительно уставился на мальчика:

- А откуда ты знаешь какой приказ был дан Мадогу?

- Очень просто - я спросил его, - объяснил священник, и посмотрел вниз. - Выходи, со мной ты в безопасности! - сказал он.

Мгновение ничего не происходило, а потом из-за ног мальчика чуть испуганно выглянула серая металлическая голова. Это был Мадог.

- Привет... - робко прозвенел автомат.


Глава 3


- ТИХО!!! - во весь голос рявкнул Герцог.

Споры и пререкания тут же прекратились, и в тронном зале воцарилась тишина.

Восстановив спокойствие, Томас перевел взгляд на стоящих перед:

- Продолжай объяснения, Михась, - сказал он.

Лис взглянул на своих друзей. Джон явно нервничал, Смитсон был спокоен. Мадога больше чем происходящее вокруг занимала ласка леди Кимберли, которая поглаживала его по загривку. Отец Хуг похлопал Михася по плечу и улыбнулся.

Лис глубоко вздохнул, и продолжил:

- Лорд Томас, мы же просто не могли знать, что в действительности представлял собой Мадог! Мы все считали, что он не больше чем очень сложная механическая игрушка!

- И разумеется, в ваши умные головы не пришла простейшая мысль - проверить его на магию? - холодно промолвил стоящий чуть в стороне мальчик одетый в мантию боевого мага.

- Но зачем? Алуминал не способен долго сохранять магический заряд, и после стольких лет пребывания в земле в любом случае полностью разрядился бы! Да вы же сами видели, как выглядел его корпус! - возразил Смитсон.

- Зачем? А ты когда-нибудь видел механическое животное, которое могло бы ходить и двигаться, при этом не имея в себе магии? - ехидно осведомился Виссэкс.

- В сказках? - фыркнул Виссэкс.

- В императорском дворце, в Эльфквеллине. Иногда, некоторых отличившихся студентов императорского университета водят туда, на экскурсию, - вздохнул Джон. - Это был лебедь из чистого серебра в натуральную величину, который плавал в небольшом пруде из ртути. Когда нажимали кнопку, она словно оживал - махал крыльями, покачивал перьями хвоста, после чего разглядывал пруд, а потом опускал голову под его поверхность. Когда голова лебедя снова поднималась над поверхностью, в его клюве трепетала небольшая серебристая рыбка. Лебедь закидывал голову, и она исчезала в его горле. После этого серебряная птица возвращалась к поискам. Иногда она снова доставала рыбу, иногда лягушку или растение. Это было очень захватывающее зрелище, - и все это делалось с помощью зубчатых передач и пружин, - точно таких же, как в Мадоге. И никакой магии! - закончил Джон.

- Лет триста назад автоматы были весьма популярны. Такой подарок молодому герцогу... вполне возможен, - сказал Смитсон.

Джон и Михась согласно кивнули.

- А что уже известно о том, кто сделал Мадога? - спросил Томас.

- Очень немного. Верноса действительно был мелким дворянином, возможно протеже одного из лордов королевского совета, - ответил Михась. - Дело в том, что его баронство не получено по наследству и особых заслуг перед троном у этого хлыща не отмечено. Однако он как-то получил подтверждение своего титула аж от самого короля. Мы нашли в библиотеке патент - подпись и печать настоящие. Кроме того, в 345 году VA, барон Верноса бесследно исчез - скорее всего он был просто подставной фигурой. Мы подозреваем, что Верноса создал Мадога для того чтобы убить тогдашнего герцога Цитадели...

- Этот механизм слишком опасен! Его надо уничтожить! - произнес голос позади Михася, и он обернулся.

Это был Рикктер.

Судя по выражению его морды, енот был не в самом лучшем настроении. Он успел полностью вооружиться, надеть доспехи, и сейчас поверх куртки на нем была кожаная накидка с капюшоном, а на запястьях поблескивали магические наручи. Воин-маг был вооружен мини-арбалетом, несколькими парами широких метательных ножей - и конечно же верными вакизаши и катаной.

Сложив лапы на груди, сжимая в одной рукоять обнаженного меча, енот злобно смотрел на Мадога. Он совершенно не доверял этой штуке, и не собирался давать ей шанс снова застать его врасплох.

И он был не одинок в своем опасении. В палате находилось сорок охранников, все одетые в пластинчатую броню и с большими щитами. В руках воины сжимали длинные мечи, а с поясов свисали булавы: они были готовы к бою!

Кроме Виссэкса в зале присутствовало еще пять младших магов. Все дальние разведчики, которые не были в дозоре, тоже были здесь, полностью снаряженные для сражения, - и все это вместе была впечатляющей демонстрацией силы. Однако тот, для которого все это предназначалось, явно не был ею впечатлен; Мадог не выглядел испуганным.

- Томас, взгляни на это, - сказал Рикктер, и протянул свой боевой шест; вернее то, что от него осталось. - Присмотрись внимательнее! Древко было сделано из железного дерева и хорошо зачаровано от излома, и чтобы добавить удару силы. - Енот поднял шест, показывая его всем. Сейчас конец был полностью раздроблен, от него остались лишь острые щепки. - Эта штука сделала это своими зубами. Один укус, быстрый как молния! - воин-маг опустил шест. - И думаю, вряд ли мне нужно кому-то напоминать о том, что всего за несколько секунд она сделала с целой мраморной статуей.

Рикктер указал на Мадога:

- Эта машина смерти должна быть уничтожена прежде, чем сможет причинить еще больший вред!

- Автомат был восстановлен мастером, ничего не знающем о магических аспектов механизма. Каковые несомненно были намеренно скрыты его создателями. Кроме того, невозможно проверить правдивость слов самого автомата и мы не можем знать, какие приказы ему были отданы, и что именно он будет делать в дальнейшем! - громко сказал Виссэкс.

В ответ на это замечание Михась весь бувально ощетинился; оно выставляло его глупцом, ввязавшимся в дела, которых совершенно не понимал.

- Мне не нравятся твои слова, маг! - напряженным голосом произнес он. - Даже маг не смог бы заподозрить чем он был на самом деле!

- О, так ты теперь еще и специалист по магии? - с насмешкой заметил Виссэкс. - Факт в том, что твое создание напало на семерых людей, и попыталось убить герцога!

Хуг шагнул вперед:

- У Мадога не было выбора, он действовал, находясь под контролем наложенного Верносой заклинания! - громко сказал мальчик. - Теперь он свободен от него, и им управляет его истинная душа.

- ДУША? - недоверчиво переспросил Виссэкс. - Это всего лишь сложная машина из шестеренок и рычагов, приводимых в действие магией - и больше ничего! В этой штуке души не больше чем в моих ботинках!

Лицо Хуга покраснело как яблоко:

- Как ты смеешь?! Что ТЫ знаешь о душах?! - яростно выкрикнул он. Немного успокоившись, священник продолжил более спокойным тоном.

- Вся моя жизнь посвящена сохранению душ... и Мадог является таким же созданием Эли, как и все мы, и заслуживает второго шанса на жизнь!

Михась посмотрел вниз на металлического лиса, и с удивлением обнаружил, что тот зачарованно смотрит на Хуга. Должно быть ощутив его пристальный взгляд, металлическое существо взглянуло на него своими синими глазами.

" Интересно, о чем ты сейчас думаешь... " подумал Михась.

- Лорд Томас, такое магическое принуждение и контроль слишком хорошо знакомы Виссэксу и Рикктеру, чтобы игнорировать их мнение. Но если Мадог действительно действовал под контролем заклинания, тогда он не может нести ответственность за случившееся, - сказал Маттиас. Михась обратил внимание что в отличии от всех остальных на крысе не было ни оружия ни брони.

- Но как он может иметь душу? Мадог был создан человеком в мастерской, а не богом! - вставил замечание Пости.

Хуг пожала плечами:

- Кто знает, какой магией воспользовался Верноса, чтобы создать Мадога? У меня такое чувство, что в этом металлическом теле живет душа настоящего лиса.

- Это возможно? - спросил Томас.

- Да, возможно... - неохотно ответил Рикктер.

Герцог Томас посмотрел на Ворона Светоносца.

- Ты до сих пор молчала... что можешь сказать обо всем этом?

Прежде чем ответить, волчица-морф мгновение смотрела на Мадога.

- В его теле действительно есть душа. Живая душа животного... лиса. Но добрая она или злая - этого я сказать не могу.

- Не можешь? - удивился лорд Томас. - Твои слова всегда имеют скрытый смысл, Жрица... Спрошу так: А могла бы ты сказать нам это, если бы пожелала?

- Ты умен мой лорд, - легкая улыбка, чуть прижатые уши... - Да могла бы. Но не стану, ибо эти слова лишат выбора пути того, кто должен его избрать. И потому им не должно прозвучать.

Сказав это, Жрица поклонилась лорду Хассану и покинула тронный зал.

- Туманно, расплывчато... У ветра и Жрицы не спрашивай совета, получишь ответ, что да, то и нет! - высказался Рикктер. - Но лутина ему под хвост, как мы можем быть уверены, что Мадог не зло? Только потому, что связывающая магия снята, не означает что он на стороне добра! У него может быть душа маньяка!

- У Мадога душа невинного животного! - упорствовал Хуг.

- Возможно, вначале он и был невинным, - возразил Рикктер, - но это было до того как Верноса испортил его, воспользовавшись им в собственных целях!

- Кому еще как не тебе, знать о том, что значить быть безжалостным убийцей? - спросил Маттиас. Рикктер оскалился на крыса, но не ответил...


Не обращая внимания на спор, Михась опустился на колени, и положив свой топор на пол.

Сняв рукавицы, он тихонько погладил Мадога по голове. Существо под его лапой было теплым, живым... и металлический лис так доверчиво прижался к его ноге...

"Мне все равно что скажут Рикктер и Виссэкс... у тебя есть душа, и она не поражена безумием..." подумал Михась.

- Что же ты такое, Мадог?.. - прошептал он. - Ты несомненно больше чем только набор металлических деталей, но и не просто лис. Для этого ты слишком умен. Возможно ли такое, что соединение механики, магии и бессмертной души породило новое качество?

Он усмехнулся, когда ему вспомнилась что-то из детства.

- "Из чего же, из чего же, сделаны наши мальчишки? - Из пружинок, из золотинок сделаны наши мальчишки..." - тихонько пропел Михась слова детской песенки. - Интересно, из чего сделан ты, мой металлический друг?

И после недолгих размышлений лис наконец принял решение.


Подхватив топор, Михась поднялся, и трижды гулко стукнул по плитам пола древком своего оружия, привлекая к себе внимание.

- Я, Михась Яркий Лист, перед моим сюзереном и моими боевыми товарищами говорю: ныне, я принимаю на себя опеку над существом именуемым Мадог. Я буду направлять и защищать его, как направлял и защищал бы мою плоть и кровь. Я приму на себя ответ за его деяния, как принял бы их за деяния моей плоти и крови. И в том клянусь я своей жизнью, своей бессмертной душой и своей честью!

Последнее слово короткой речи стихло, и в парадном зале воцарилась ошеломленная тишина.

- Ты осознаешь всю ответственность сказанного тобой? - строго спросил Томас.

- Да, милорд. Я вернул Мадога этот мир, мне и отвечать за него. Но я верю, что отец Хуг прав, и Мадог добрая душа, которой нужна защита и уход.

- Лорд Томас! Этот лис, похоже, так и не понял, чем на самом деле является эта вещь! - воскликнул Виссэкс. - Она - смертоносный убийца, и ей нельзя доверять!

Михась криво усмехнулся:

- Если мне не изменяет память, то же самое ты говорил про меня всего шесть лет назад, Виссэкс. Ты был не прав тогда, и ты не прав сейчас.

Маг замер и его глаза превратились в щелочки.

- А ты тогда сломал мне правую руку в двух местах только потому, что я задал тебе простой невинный вопрос!

Михась прижал уши и зарычал, оскалив зубы:

- Я трижды предупредил тебя, но ты не желал слушать! А мне не нравятся маги, сующие нос в мои личные дела!

Виссэкс попытался что-то сказать, но герцог взмахом руки заставил его замолчать.

- Я не желаю слушать продолжение этого старого спора! - сказал он. - Но проблема с Мадогом гораздо сложнее, чем казалась на первый взгляд. Обе стороны привели убедительные доказательства, но Хуг и Михась правы. Если есть шанс, что это существо, - Томас указал на Мадога, - безобидно, и является жертвой магии, мы должны дать ему шанс. - Михась, возьми своего... сына и помни - с этого мига, ты будешь защищать его, ты будешь наставлять его, но тебе же нести за него полную ответственность. Кроме того, ты обеспечишь его присутствие здесь же, через неделю и поможешь придворным магам и ученым, поскольку я желаю, чтобы он был тщательно изучен. В конце недели, получив полный отчет, я решу, позволено ли будет ему жить. До того срока, Мадог будет оставаться под надежной охраной. Это все.

Лис низко поклонился:

- Благодарю, лорд Томас.

Герцог окинул взглядом присутствующих:

- Кто-либо имеет желание оспорить мое решение? - спросил он холодным, без малейшего намека на шутку тоном.

Все молчали. Виссэкс неохотно покачал головой. Рикктер едва сдерживал возмущение, и должен был прикусить губу, чтобы не проронить ни звука. Оба явно были недовольны решением герцога, но были достаточно умны, чтобы не обсуждать его.

Томас поднялся:

- Хорошо... тогда совещание окончено!



Глава 4


Утром следующего дня, едва часы в надвратной башне пробили пол восьмого, в дверь комнаты Михася постучали.

Открыв ее, лис обнаружил в коридоре небольшой, но хорошо вооруженный и экипированный отряд - Рикктер, Виссэкс и пять гвардейцев герцога во главе с десятником. Еще присутствовала незнакомая Михасю леопардица-морф и двое слуг, нагруженных множеством коробок и пакетов. Впрочем, нельзя сказать, что Михась только что поднялся. К этому времени в небольшой комнате уже собрались Маттиас, отец Хуг, Кимберли, Каролина, Джон и Смитсон.

Осмотрев комнату, Виссэкс вперил мрачный взгляд куда-то в пространство и спросил:

- Ну, где этот монстр?

- В мастерской, - буркнул Михась и обратился к охранникам: - Вам лучше остаться снаружи, внутри и так будет тесно. Десятник, встань в дверях, так ты все увидишь и сможешь вовремя вмешаться.

- Да, сэр, - сказал медведь-морф.

Группа переместилась в мастерскую Михася... и не обнаружила даже следа Мадога.

- Ну и где он? - спросил Рикктер.

Михась оглянулся по сторонам; металлического лиса действительно нигде не было видно.

- Мадог, хватит прятаться. Мы вчера уже все обговорили. Выходи! - раздраженно сказал лис.

- Нет! - непонятно откуда донесся голос. Никто не смог определить его источника и исследование столкнулось с первой серьезной проблемой: объект не желал, чтобы его исследовали.

Виссэкс внимательно осмотрел комнату:

- Как может здесь спрятаться что-то настолько большое?

Рикктер раздраженно покачал головой:

- Только этого нам не хватало... он может не только дробить камень и рвать металл как бумагу, но еще и умеет становиться невидимым!

- А если подумать несколько иначе? - предложил отец Хуг. - Теперь мы знаем о нем больше.

- Отличная мысль! - улыбнулся Маттиас.

- У меня есть заклинание, которое обнаружит его, - бесстрастно предложил Виссэкс.

Отец Хуг взмахнул рукой:

- Нет нужды. Просто надо знать, как управлять им, - священник сунул пальцы в карман и достал золотую монету. - Мадог, если выйдешь и будешь себя хорошо вести, я дам тебе эту вкусную конфету.

- Конфету?! - хором спросили Виссэкс и Михась.

А лис растерянно добавил:

- Он же автомат... он не может есть!

- Смотри и учись, сынок, - улыбнулся мальчик.

Миг, едва ухваченное краем глаза движение - и Мадог уже стоит на верстаке рядом с Михасем. Взвизгнув от неожиданности, лис отступил на шаг, а отец Хуг, нисколько не смутившись, потрепал автомат по голове и протянул монету на ладони. Мадог обнюхал предложенное лакомство и... слизнул его с ладони мальчика золотым языком.

- Поразительно! - выдохнул Михась. - Он не должен... не может... да ему даже переварить это нечем!

- Возможно пищеварение магическое, не механическое. Это кстати, объясняет, почему его не нужно заводить, - предположил Виссэкс.

Жестом подозвав слуг, маг указал на середину комнаты:

- Все принесенное сложить там.

- Я вижу, вы неплохо подготовились, - заметил Михась, когда слуги начали распаковывать принесенные вещи. - Кому еще что-нибудь нужно?

К Михасю шагнула леопардица:

- Мне, сэр Михась. Я Синди, придворный писец. Лорд Томас поручил мне вести запись исследования.

Михась кивнул:

- Неплохая идея. Ты можешь расположиться у конца верстака.

Леопардица отвесила официальный поклон:

- Благодарю вас, сэр.

- И без формальностей Синди. Меня зовут просто Михась.

- Синди, ты готова? Тогда начнем с самого общего, - начал Виссэкс.

- Прошу прощения, сэр, - прервала его Синди. - Имя объекта - Мадог?

- Запиши по буквам: М, А, Д, О, Г, - ответил Михась.

- Спасибо.

- Пожалуйста. Теперь к делу. Мадог был обнаружен рабочей командой, которая восстанавливала и расширяла дорогу возле Майкрансбурга. Он лежал у подножия Отпорного холма, засыпанный старым обвалом, - рассказал Михась. - Думаю, его везли в фургоне, когда дорогу снесло селевым потоком, наверно, во время бури. По какой-то причине он так никогда и не был найден. Вероятнее всего барон Верноса, его создатель, вскоре после этого был убит.

Дальше вступил Джон:

- О бароне Верносе мы узнали очень мало. Формально он был вассалом тогдашнего графа Цитадели, фактически же вассальной клятвы не приносил. Владел своим баронством примерно пять лет, потом бесследно пропал, скорее всего был убит. Возможно был магом. Пытался убить тогдашнего герцога, но не преуспел.

Виссэкс покачал головой:

- Не богато.

- Прошло больше трехсот лет! - пожал плечами Джон.

- Кто-то может добавить что-нибудь еще? - громко спросил Виссэкс. Молчание было ему ответом. - Хорошо, начнем исследование. Пункт первый - внешний осмотр.


На взгляд Михася, механический зверь выглядел точно так же, как при первой демонстрации его герцогу. Имелось лишь одно отличие: с правой стороны шеи на металлической шкуре виднелась длинная и глубокая царапина.

- Это сделал мой боевой шест, - сказал Рикктер.

Мадог повернулся к еноту, и показал ему язык:

- Бееее!

- Ха-ха, очень смешно! - насмешливо произнес Рикктер, выхватывая из ножен меч. - Ну давай, иди сюда!! - прорычал он, приближаясь к автомату.

Не сговариваясь, Джон и Михась схватили енота под лапы, потащили к двери, и после короткой потасовки им удалось вытащить его из комнаты. За дверью все трое некоторое время глядели друг на друга, тяжело дыша, потом Джон прислонился спиной к двери, а Михась повернулся к удивленным охранникам:

- Пожалуйста, подождите в мастерской.

Солдаты отдали честь и удались. Вслед за ними шагнул Джон, плотно прикрыв за собой дверь.

- Рик, ты что, белены объелся? - прошипел Михась. - Что с тобой?! С каких пор ты стал таким мстительным и нервным? За какое место тебя Мадог укусил?

По-прежнему сжимая обнаженный меч, енот прошелся туда-сюда, остановился, и указал катаной на дверь:

- Эта штука, которая у тебя там... он мне не нравится!

- Я это заметил.

- Нет, я хочу сказать, он мне ОЧЕНЬ не нравится! Он машина, и создан для одной-единственной цели - для убийства! Не для развлечения, не для того, чтобы быть домашним любимцем, а для того, чтобы убивать! Это его единственное назначение!

Михась кивнул:

- И у тебя с ним много общего.

Рикктер резко остановился и взглянул в глаза лису... потом отвел взгляд, и медленно вложил меч в ножны.

- Ты знаешь, ты все знаешь... - почти прошептал он. - Если бы это был человек, я мог бы понять, как он думает... знал бы, что от него можно ожидать. Но это не человек, это машина, и я не могу предсказать его... я его не понимаю! Вот почему он мне не нравится. Вот почему я хочу его уничтожить.

- Рик, это неприемлемо. И ты это понимаешь. Мадог действовал под принуждением... лутина тебе в суп, Рикктер, я сам его собирал и поверь мне, он никому не причинит вреда! Не сейчас, когда он выполнил свое задание!

- Да! Выполнил! И задание его было - убить! И он его выполнил! - Рикктер вновь уставился в глаза Михасю. - И да, ты его восстановил. Но что с того? Ты сам признался, что не знал о его самостоятельности. О магии, оживившей его. А чего еще ты не знаешь и даже не подозреваешь? Я по-прежнему убежден - мы должны уничтожить его. Окончательно! Слишком велик риск...

- Ты уже говорил все это герцогу Хассану, - перебил енота лис. - И он не согласился с тобой. - Михась глубоко вздохнул. - Ты уже достаточно успокоился, чтобы вернуться?

- Да, - сердито сказал Рик. - Давай продолжим.

Но когда лис уже коснулся дверной ручки, енот сказал ему в спину:

- Михась, лорд Хассан не принял твоей стороны. Он просто отложил решение. Подумай об этом. И если сможешь, объясни это своему... зверю. Одна ошибка с его стороны. Только одна ошибка.


- Ну что Рик, больше не будешь хвататься за меч? - спросил Джон, когда они вернулись в мастерскую.

- Потерпит немного, - сухо сказал Михась, вставая рядом с Мадогом. - Продолжим. Что там дальше?

- Измерения, - ответил Виссэкс.

Мерная лента нашлась в одной из корзин. Михась прижал один конец к основанию металлического хвоста Мадога и вытянул ленту до золотого носа.

- Ровно пять футов.

Михась заметил, как нос лиса вздрогнул, словно принюхиваясь, и отдернул лапу, - но Мадог оказался быстрее. Мощные челюсти сомкнулись на конце мерного инструмента, затем металлический лис как будто вдохнул... и вся лента оказалась всосанной в пасть. Мадогу оставалось только пару раз двинуть челюстями и сглотнуть.

- Эй!! - воскликнул маг. - Он съел мою мерную ленту! - некоторое время лис растерянно глядел на автомат, потом мрачно спросил: - И где же я возьму другую?

- Как я понимаю, следующий пункт в списке - взвешивание? - ухмыльнулся Джон.

Понадобилось немало времени, чтобы установить в комнате большие балансирные весы. Потом ценою часа времени и двух серебряных монет Мадога заманили на них и еще двумя монетами удержали на месте, пока Виссэкс высчитывал вес.

- Двести пятьдесят два фунта, - сказал мальчик писцу.

- Следующий пункт в списке - общий магический осмотр? - предположил Смитсон.

- Верно, - подтвердил Михась.

Достав из кармана очки, Виссэкс произнес заклинание - стекла на мгновение окутались голубым сиянием - и принялся внимательно разглядывать Мадога.

Автомат сидел на верстаке, в свою очередь глядя на Виссэкса.

- Какое заклинание ты использовал? Истинное зрение? - спросил Михась.

- Угу...

- Что видишь? - осведомился Смитсон.

- Ничего конкретного. Отсветы, едва видимые отблески. Или в нем очень мало магии, или его шкура практически непроницаема. Думаю... думаю, он слишком хорошо защищен, чтобы снаружи можно было что-то разглядеть.

- Нет, подождите, как это?! - возмутился Рикктер. - Я же сам его рассматривал истинным зрением! Он магией только что не светился!

- Взгляни сам, - буркнул мальчик-маг, снимая очки.

- И взгляну! - фыркнул енот, мысленно формируя заклинание. - Ого... и правда... но как такое может быть?!

- Что именно может быть, и что именно светилось? - прервала их непонятный диалог придворный писец. - Можно подробнее?

Енот почесал затылок:

- Когда Мадог напал на меня в библиотеке, я взглянул на него истинным зрением. Деталей, разумеется, не рассмотрел, не до того было, но... кажется, некоторые части его шкуры тогда пропускали отсветы магии наружу.

- А какие именно части? - спросил Михась.

- Так... дай подумать. Правый бок - передняя лапа почти вся. Бедро задней лапы. Немного на брюхе. Спина сегментами. На морде - глаза. Прямо сияли! Да, еще уши.

Восстанавливавшие механического лиса реставраторы многозначительно переглянулись, и после паузы Джон тихо вымолвил:

- Вполне логично. Отсветы магии пропускали части шкуры, замененные во время ремонта. Оригинальные не пропускали. Вопрос на десять солидов - почему замененные куски не пропускают сейчас?

В это время Виссэкс забрав очки, взглянул на механического лиса еще раз и предложил:

- Я думаю, сейчас самый подходящий момент, чтобы исследовать пациента изнутри.

- Согласен, - сказал Рикктер.

- Нет! - звякнул Мадог.

- Не бойся, больно не будет! - успокаивающе сказал Хуг.

- Нет! - громко прозвенел металлический зверь. - И я НЕ голоден.

- Это хорошо, потому что твои любимые золотые конфеты у нас уже кончаются, - пробормотал Джон.

Виссэкс разочарованно зарычал, а Рикктер лишь покачал головой.

- Так. С меня хватит. Я хочу выпить вина! - сообщил друзьям Михась. - Кто со мной?

- Я! - громко сказал Виссэкс.

- Меня тоже считай, - добавил Рикктер.

Через мгновение Михась вернулся с открытой бутылкой вина. Глотнув прямо из горлышка, лис передал ее Рикктеру, а тот Виссэксу.

В это время Каролина подошла к Мадогу и осторожно коснулась раны на шее:

- Мадог, если мы это исправим, позволишь нам заглянуть внутрь?

Услышав ее слова, Михась оживился:

- Точно! Мне же все равно придется открыть тебя, чтобы починить шкуру на шее!

- А я не позволю им повредить тебе, - негромко сказал священник.

Мадог осмотрел всех, в конце концов остановив взгляд на Михасе.

- Ладно... - едва слышно прозвенел автомат. И закончил куда громче: - Но ничего там не трогать!

Джон кивнул:

- На твою починку мы потратили два года. Нам бы совсем не хотелось, чтобы весь этот труд пропал насмарку.

Михась взял с держателя ювелирную отвертку и медленно приблизился к Мадогу. Не спеша, громко комментируя каждое свое движение, он начал вывинчивать крошечные винты. Сперва снял поврежденный сегмент обшивки шеи, затем последовательно всю правую сторону. Снятые сегменты он аккуратно разложил на верстаке рядом с нервно переминавшимся Мадогом.

Потом лис отступил в сторону, позволяя магам приблизиться.

- Вот это да-а-а... - только и сказал Рикктер после долгого взгляда.

Виссэкс внимательно осмотрел Мадога сквозь заколдованные стекла, после чего медленно снял их, попятился назад и нащупав стул, шлепнулся на сиденье.

- В чем дело? - недоуменно спросил Смитсон.

Нетерпеливым движением Михась отобрал у мальчика-мага очки, посадил их на морду, и...

Словно тепло из духовки, изнутри механического лиса исходили волны мощнейшей магии! А еще на поверхности каждой оригинальной, не переплавлявшейся детали механизма виднелись магические символы... руны? Линии, как будто вырезанные тонким резцом, покрывали каждый дюйм уцелевших сегментов металлической шкуры, несущей рамы и механизмов. Эти линии кружили и петляли, соединяясь в единый, невероятно сложный узор, прерывавшийся только на новых, восстановленных частях.

- Мадог, лутина тебе под хвост, я же перебирал тебя собственноручно! Я же собственными лапами ощупывал каждую шестеренку! Не было, не было там ничего вырезано! Ни символов, ни рун, НИ-ЧЕ-ГО!

Издав этот крик души, лис вновь вгляделся в сияющий магический узор... и тут же отступил назад на задрожавших лапах.

- Он восстанавливается! Магический узор сам собой восстанавливается! Смотрите - на конце каждой оборванной линии узора синяя искра, которая прожигает узор дальше по поверхности новых деталей!! Как?! Маги! Виссэкс, Рикктер, как это возможно?!

Вместо ответа мальчик-маг забрал у Михася очки, что-то осторожно передвинув в оправе, и вновь вложил в дрожащие лапы лиса. Теперь вид магии изменился - впечатанные в металл магические руны как будто поблекли, стали просто фоном, зато прежде едва видимая дымка, окутывавшая все тело автомата, засияла темно-синим. Эта дымка окружала каждую деталь, концентрируясь вокруг новых и переплавленных.

- Я десятки лет не видел настолько сильной магии... - благоговейно произнес Виссэкс. - А столь сложной, да к тому же еще и самовосстанавливающейся... но откуда такая мощь? - маг в недоумении покачал головой. - Откуда в алуминале взялся настолько мощный заряд? Его же никто не заряжал! И он способен лишь накапливать магию, переданную ему магом или амулетом, или природным источ... - мальчик-маг на мгновение застыл с открытым ртом, а потом с размаху шлепнул ладонью себя по лбу. - Ну как же я сразу не догадался! Ведь сама Цитадель - ВСЯ - это один невероятно мощный магический артефакт!!

Мгновение все ошеломленно молчали.

- Дааа... - протянул Рикктер. - Теперь понятно, почему Мадог ожил, и как могут восстанавливаться руны... с таким-то источником магической энергии вокруг!

- А что это за синее сияние, которое окружает все детали? - спросил Михась.

- Не знаю, - ответил Рикктер.

- То есть как?! - изумленно вопросил лис.

- А вот так, - просто ответил енот-маг. - Я вижу, что оно делает, я приблизительно оценил его магическую мощь, но ЧТО это такое - я не знаю. Честно говоря, до этой минуты я даже не думал, что такое вообще возможно... забытый раздел магии... нет, ну надо же!

Джон коснулся Михася:

- Пожалуйста, позволь мне взглянуть!

Михась подал оленю очки.

- Виссэкс, ты сказал, что много лет не видел такой сильной магии. Но насколько сильна магия Мадога? - спросил он.

- Скажем так... его магия не слабее магии твоего топора. Может даже и сильнее. А уж способность к самовосстановлению... - ответил Рикктер.

Виссэкс кивнул:

- Очень на это похоже.

- О боги... - прошептал Михась.

Когда каждый смог осмотреть Мадога через очки, мальчик-маг потребовал их назад и вместе с Рикктером начал внимательно изучать магические знаки.

- Чтобы вырезать весь этот магический узор, понадобился наверно не один год! - заметила Кимберли. - Кто-то настолько сильно желал силы, что был готов потратить годы жизни на планирование и выполнение всей этой магической работы.

Хуг горько усмехнулся:

- Жажда власти, обуревающая иные души, воистину не знает границ. Они готовы пойти на все, лишь бы получить желаемое...

Чарльз покачал головой:

- Просто поразительно... Верноса должно быть был очень, очень умелым и сильным магом. Проделать такую работу!

- Синди, пожалуйста, запиши - я вижу руны силы, скорости, защиты и невидимости, повторяющиеся многократно, - сказал Виссэкс. - Перемежаются незнакомыми мне рунами.

Рикктер наклонился ближе:

- Ну-ка, ну-ка... какие именно?

Мальчик указал на секцию шкуры возле плеча:

- Взгляни, вот тут очень хорошо видно.

Приглядевшись, енот пробормотал:

- Похоже на модифицированную руну тишины... потом связка-переход, а вот дальше... Действительно, незнакомые.

- Михась, а где именно находится эмблема Верносы? - спросил Рикктер.

- Хм... - Михась осторожно коснулся левого бока автомата. - На самом деле эмблемы две. Одна вот тут, изнутри обшивки на левом боку. Вторая на внутренней стороне обшивки черепа.

Оба мага наклонились ближе.

- Так я и думал, - сказал Виссэкс. - Обе эмблемы прямо таки окружены рунной вязью. Значит ли это то, о чем я думаю?

- Думаю, значит, - кивнул Рикктер - Но возникает вопрос. Откуда Верноса узнал концепцию контроля ума и души?

- А откуда ее узнал ты? - мальчик-маг удивленно взглянул на собеседника. - Насколько я помню, "Трактат о методах контроля сознания, используемых магами империи Сулейман", вещь совершенно уникальная и существующая чуть ли не в одном экземпляре!

- Вот уж не думал, что существование библиотеки Цитадели Метамор станет для тебя таким откровением! - фыркнул енот-маг.

- Маги! Лутина вам в суп! - зарычал Михась. - Не пора ли объяснить нам, что вы там выяснили? И желательно попроще!

- Если очень-очень все упростить, то... Мадог привязан к Верносе и вынужден выполнять все его команды, - ответил Виссэкс.

- Но Верноса мертв уже триста лет! - возразила Кимберли.

Рикктер покачал головой:

- Не имеет значения сколько лет прошло. Покуда эмблемы на месте, Мадог будет исполнять отданные ему приказы.

- Но что еще Верноса мог приказать Мадогу? - спросила Каролина.

Виссэкс пожал плечами:

- Это невозможно узнать. Понимаешь, Мадог все еще принадлежит Верносе и будет ему принадлежать. До тех пор, пока связующие символы увязаны с его гербом... а это что такое?! Дубовый лист и лисья голова! Михась! Это же твой герб! Ты... во время ремонта, так?

- Так, - кивнул лис.

Некоторое время маги смотрели друг на друга.

- А ведь это вариант... - медленно пробормотал Рикктер.

- Постой-постой... не все так просто! - замотал головой Виссэкс. - Там должна быть защита, ведь изменение символа - вещь совершенно очевидная! И сам Мадог должен противиться подобным попыткам!

Маги разом уставились на механического лиса.

- Мадог... - медленно спросил мальчик-маг, - Мадог, мы хотим изменить контролирующие тебя символы.

- Не дам! - прозвенел механический лис. - Тебе - нельзя.

- А мне? - спросил Михась.

- Тебе можно.


Михась достал из шкафа гравировальные инструменты, молоток и... замер, глядя в коробку с клеймами. Потом быстро вытряхнул всю коробку на полку, переворошил и взял два - одно новое, блестящее, явно используемое очень часто и второе - старое, покрытое слоем пыли и даже чуть поржавевшее, но когда-то бережно завернутое в промасленный пергамент. Затем сдернул с носа Виссэкса магические очки и несколько мгновений разглядывал связывающую эмблему. Красивое, очень сложное переплетение сияющих линий, настоящая паутина магических связей, в центре которых мерцал выгравированный тончайшим резцом герб Верносы.

- Что ты собираешься сделать? - спросил Виссэкс.

- Совсем не то, что ты думаешь. Смотри и сам все увидишь...

Из всего гравировального инструмента Михась выбрал узкий резец и нацелил его на герб Верносы.

- Михась! - не выдержал Виссэкс. - Ты имеешь дело с очень сложной магией, одумайся! Это все может очень плохо кончиться!

Он потянулся к лапе лиса, собираясь остановить его, но Маттиас перехватил его руку:

- Оставь, он знает что делает.

Оскалившись, Рикктер стряхнул лапу крыса, но больше не пытался вмешаться.

Все молча наблюдали, как Михась снимал резцом тонкие слои металла, убирая герб с внутренней стороны металлической шкуры. Внимательнее всех за каждым движением мастера наблюдал сам Мадог.


Прошел почти час, прежде чем Михась стер все три герба. Потом, взяв одно из принесенных клейм, лис тщательно поместил его острие посреди паутины связующего знака на левой стороне груди механического лиса, занес молоток и...

Удар!

Половина дела была сделана.

Теперь внутренняя поверхность черепа. Но там лис использовал другое клеймо - то самое, когда-то давно бережно завернутое в промасленный пергамент маленькими руками ребенка... его руками.

Выдохнув, Михась поднял взгляд, - и увидел морду Мадога, замершую менее чем в дюйме от его.

Стоящий за его спиной Виссэкс охнул, Каролина, потянулась за мечом - но Рикктер поднял лапу и все замерли.

Лис оставался совершенно неподвижным, глядя на стоящее перед ним металлическое животное. Мадог, казалось, целую вечность смотрел на него темно-синими глазами. А затем лизнул Михася в нос:

- Папа! Я хорошо себя вел! Можно мне еще конфетку?


* * *


Когда надвратные часы пробили четыре пополудни, Михась встал и потянулся. В залитой солнечным светом малой южной приемной было жарко и душно, и Михась не стал садиться обратно, а пошел к ближайшему окну и открыл его.

- Мы тебя утомили? - насмешливо поинтересовался Виссэкс.

Лис повернулся к столу. Лорд Хассан, Виссэкс, Рикктер, Хуг, Маттиас, Джон и Смитсон, все уставились на него.

- Меня? Ну что вы! - в тон ответил лис, проходя на место. - Вы мусолите простейший вопрос каких-то там два часа, и до сих пор так и не ответили, находится ли Мадог под моим контролем.

- Этот вопрос не так уж и прост, - возразил Рикктер.

Лис прижал уши и оскалился:

- Вот только не надо начинать все сначала!

- Но ты должен понять, что то, что ты сделал, противоречит всем законам символьной магии! Ты должен был использовать два одинаковых клейма! Но это... как теперь поведет себя заклинание, не скажет никто.

- В таком случае дальнейший разговор на эту тему бесполезен! - заявил Михась.

- Согласен, - кивнул лорд Томас. - Что еще мы знаем о Мадоге, кроме того, чего не знают наши маги? Синди?

Леопардица открыла записи.

- Общие сведения. Очень общие. Вес, размеры, наличие неизвестной магии. Создатель. Очень мало данных.

- Мы ничего не забыли? - Виссэкс окинул взглядом присутствующих:

Синди подняла лапу:

- А как насчет его имени?

Все удивленно уставились на нее.

- Что ты имеешь в виду? - спросил Михась.

- Ну... кто-нибудь выяснил, где он получил свое имя? Мадог - очень необычное имя.

- И весьма древнее - подтвердил Джон. - Это имя первого императора Суильман. Но... он умер пять с половиной тысяч лет назад. Не может же Мадог быть таким старым... или может?

Томас повернулся к автомату, который растянулся у стола и втихую облизывал серебряный напольный подсвечник.

- Мадог, сколько тебе лет?

Металлический зверь покачал головой:

- Не знаю. Я помню себя с того момента, как открыл глаза в мастерской Верноса. До этого - ничего.

- Михась, его механизм может быть настолько старым? - спросил Виссэкс.

Лис-механик пожал плечами:

- Точно сказать невозможно. Для изготовления его шкуры использовался алуминал, а этот сплав известен всего четыреста лет. Но большая часть механизма и несущий каркас сделаны из латуни и бронзы. А им вполне может быть и десять тысяч лет.

- Известны литературные источники, рассказывающие об имевшихся при императорском дворе Суильман автоматах. В основном игрушки для королевской семьи. Но ничего настолько изощренного, - заметил Смитсон.

- Вот же зараза... - воскликнул Рикктер вскакивая и направляясь к двери.

- Рик, ты куда? - окликнул его Виссэкс.

- Я сейчас, я мигом! - на ходу проговорил лис-маг. - Кое-что проверю и вернусь!

- Весьма... интересно. Подождем, - решил лорд Томас. - А пока, Джон, Смитсон, расскажите, что вы читали о автоматах при дворе императора Суильман.

- Фактической информации очень мало, - сказал Джон. - В основном источники на уровне "литературных сказок". К примеру, в одном трактате описывается автомат, имевший вид красавицы, но с выдвижными шипами, хм... в известных местах. Якобы эта красавица соблазняла врагов императора, а потом убивала в своих объятьях. Еще один трактат рассказывает о золотом коне императора.

- Еще есть трактат, - продолжил рассказ Смитсон, - он описывает минотавра, которого якобы сделали по приказу одной из вдовствующих императриц. Особо там живописуется его очень большой... э-э-э... большая дубина.

- Я читал этот трактат, - усмехнулся Томас. - Оставим достоверность этого рассказа и размеры этой... дубины, на совести автора, но источники у вас действительно... "литературные".

Переждав пронесшиеся смешки, герцог продолжил:

- В итоге у нас остается предполагаемый возраст Мадога - значительно больше тысячи лет.

- Да, - подтвердил Джон. - Если наши предположения верны и все эти вещи действительно создавались исключительно для императорской семьи, то тайны их изготовления наверняка строжайше охранялись. Что вполне объясняет отсутствие у нас надежной информации.

- Вычленить что-то достоверное из подобных "литературных" источников действительно очень трудно, поэтому однозначно сказать что-то непросто, - заметил Смитсон. - Но императорский двор Сулейман действительно владел весьма сложными автоматами. Так что, Мадог вполне может иметь такой возраст.

- Определить возраст это очень хорошо, - сказал Маттиас. - Но как насчет личности нашего автомата? Его возраст не имеет отношения к решению главного вопроса - можем ли мы позволить ему остаться в Цитадели!

- Здравая мысль, - поддержал крыса Виссэкс. - Можем ли мы вообще доверять существу, обладающему такой мощью? Он не просто потенциально опасен, он потенциально способен без особого напряжения перебить нас всех! Я считаю, что мы не можем столь опасному существу оставаться здесь. Он должен быть уничтожен.

- С какой стати? Немало существ в Цитадели обладают огромной мощью. Магус, Пости, Сарош, Виссэкс, Электра, ты сам... почему ты не предлагаешь изгнать их всех вместе с самим собой? - возразил отец Хуг.

Виссэкс покачал головой:

- Но это совсем другое дело! Им и себе я могу доверять!

- Пожалуй, мы действительно подошли к самой сути - можем ли мы доверять Мадогу, - усмехнулся лорд Томас. - Что опять подводит нас к вопросу, контролирует ли его Михась. И мы опять оказываемся в тупике, так как на этот вопрос наши маги не могут дать ясного ответа.

- Кажется, я могу дать кое-какие ответы, - раздался голос от двери. - И возможно даже вывести наш разговор из тупика.

Михась обернулся и увидел в дверном проеме Рикктера с древним фолиантом в лапах.

- Так. И что же ты нашел? - спросил Виссэкс.

- Не очень много, но думаю, теперь я понял, с чем мы имеем дело, - откликнулся енот-маг. Плюхнув на стол фолиант, он распахнул заложенную страницу и ткнул пальцем в текст: - Судя по этим записям, нашему автомату две с половиной - три тысячи лет!

- Но... тогда получается, что триста пятьдесят лет назад Верноса просто восстановил его? - поднял брови Джон. - Заменил кожу, и возможно так же как Михась восстановил механизм?

- Вполне вероятно, - кивнул Рикктер - Но вот основа, исходная схема механизма Мадога и основа его магии были созданы именно в тот период. Именно тогда имперские маги нашли способ объединения живой души и безжизненного объекта. Собственно это делали и раньше, но эти маги смогли продвинуться чуть дальше. Они смогли сделать так, чтобы живая душа могла управлять действующим автоматом.

- Нынешние маги такого не могут... - пробормотал Смитсон.

- Да, мы не можем, - подтвердил енот-маг. - И причина тому, что тогда, что сейчас одна - через некоторое время подобные создания теряют умственную стабильность.

- Иначе говоря, они сходят с ума, - уточнил Виссэкс.

- Что опять же не объясняет, как же Верносе удалось сделать Мадога послушным себе, - зметил Хуг.

- Подождите, я как раз подхожу к этой части, - поднял лапу Рикктер. - Скорее всего, как абсолютно верно предположил Смитсон, Верноса действительно восстановил Мадога. Но кроме того, он каким-то образом сумел восстановить магические практики имперских магов. И более того, он смог их... о безумные боги!!! Это... это невозможно!!!

Опершись лапами о столешницу, енот уставился на своего коллегу:

- "Трактат о методах контроля сознания", был написан как раз триста пятьдесят лет назад! И автор его...

- Барон Верноса! - подхватил мальчик-маг. - Он свел воедино разрозненные и отрывочные сведения о магических практиках имперских магов, увидел их ущербность... И шагнул дальше! Логично... Кстати, это объясняет, каким образом экземпляр трактата оказался в библиотеке Цитадели. И думаю, проясняет судьбу автора.

- Герцога Брайана Первого невозможно считать милосердным. Или недальновидным, - усмехнулся герцог Хассан. - А подземелья Цитадели обширны...

На мгновение заливавший малую приемную солнечный свет словно потускнел, и разговор стих... но это мгновение прошло, и вновь засияло солнце а разговор продолжился.

- Но почему же имперские маги не продолжили эксперименты? - спросил Маттиас. - В конце концов, они ведь были самыми могущественными магами, когда-либо ступавшими по земле!

- У них было несколько причин, - ответил Рикктер. - Во-первых, работать с такой магией очень трудно и опасно. Одна ошибка - и последствия будут катастрофическими. Вторая причина - трудоемкость. Вы сами видели руны, нанесенные на каждый элемент механизма. На каждый! А механизм? Оцените его сложность, прикиньте объем работы! Ну и... в третьих, если "Трактат о методах" - действительно фальшивка, то имперцы, похоже, просто не знали о дихотомичности сознания, о его разделении на эмоциональную и рациональные части. Контролируя только одну из них, они получали в итоге нестабильность.

- Почему вы не сказали нам все это сразу? - спросил Томас.

Рикктер пожал плечами:

- Что именно не сказали, лорд Хассан? Свои предположения? Я назвал "Трактат о методах" фальшивкой, но это еще нужно доказать! Но даже если это фальшивка, остаются еще трактаты "Таинственный Монолит" и "Наследие Суильман". Я работал с ними во времена студенчества и в первом описаны очень похожие случаи. Жуткие вещи, созданные в те времена. Изначально опасные вещи, становящиеся вдвойне опасней из-за своей нестабильности! Но мало нам того! Наш Михась пошел еще дальше! В изначально балансирующее на грани заклинание он внес еще один дестабилизирующий элемент! Ну, скажи нам, великий и могучий повелитель автоматов, что за гениальная мысль озарила тебя! Объясни нам сирым и убогим, зачем ты использовал разные клейма?!

- Это не разные клейма! Это варианты одного и того же клейма! Просто над сердцем я использовал свой личный герб - голова лиса и кленовый лист. А изнутри черепа я использовал герб младшего наследника моего рода - поднявший правую лапу лисенок и кленовый лист...

- И кто же сейчас младший наследник рода Яркого Листа? - удивленно подняв брови, спросил лорд Хассан.

Михась оттянул ставший вдруг тесным воротник, сглотнул и тихо ответил:

- Сам Мадог...

Рикктер медленно обхватил полосатую енотью голову лапами и сел:

- Михась, ты... у меня нет слов. Что ты, что Джон, что Смитсон - вы одного поля ягоды! Один творит Насодж знает что там, в чем ничего не понимает, а другие даже не удосужились выяснить, что же именно они восстанавливают!!

Михась зарычал, прижал уши и оскалился:

- Даже не удосужились?! - прошипел он, с яростью глядя на енотоа. - Я считаю твои слова оскорбительными!

Его поддержал Джон:

- Кем ты считаешь нас, Рикктер? Кучкой тупых идиотов?

- В нашей жизни есть куда более интересные занятия, чем перерывать библиотеки в поисках древних манускриптов с туманными историями! - прохрипел Михась, едва сдерживая ярость. - Если ты так уверен, что Мадог должен быть нестабилен, то почему за две тысячи лет он не стал абсолютно безумным? В твоем крошечном мозге способна уместиться мысль, что этот эксперимент был успешным?!

- Нет, не может! И не объясняет!! - зарычал в ответ енот-маг. - Все, что мне известно, говорит о том, что Мадог рано или поздно сойдет с ума! Или взбунтуется! Возможно в этом случае маги Суильман достигли цели. Возможно это сделал Верноса - а может быть ты, сам того не подозревая! Но Мадог все еще может сломаться, и никто, ни ты, ни он, ни даже Эли не сможет предсказать - когда и как он пойдет вразнос!

- Все, что у тебя есть - предположения и основанные на фальшивых древних трактатах дикие обвинения! - возразил лис. - Ты копал и искал в этих древних фолиантах и рукописях, пока не нашел то, что подтвердило твои страхи! А потом ты принес их нам в качестве доказательства!

- Михась, остынь! - попытался воззвать к его разуму Маттиас.

- Нет!! - воскликнул лис. - С меня хватит бессмысленных дебатов! Мы можем тут сидеть и спорить годами, так никогда и не решив ничего! Хватит! - он указал лапой на енота. - Рикктер говорит, что Мадог опасен. Отец Хуг утверждает, что он светлая душа и безобиден. И нам нужно решить, кому из них мы верим. Рикктеру, который лучше всех разбирается в магии, или отцу Хугу, который лучше всех разбирается в душах!

Виссэкс кивнул:

- Вот бы это объединить...

Рикктер хлопнул книгой по столу, заставив всех вздрогнуть. Он открыл книгу на первой попавшейся странице.

- Ну ладно, Михась. Ты хочешь, чтобы я показал тебе, почему я считаюсь опытным экспертом, - голос енота не был таким агрессивным как Михася, но под ним скрывалась едва сдерживаемая угроза. Он указал на первый попавшийся абзац. - Если ты сможешь прочесть нам этот абзац, тогда я откажусь от всех претензий. Я даже поддержу твое решение - оставить Мадога в Цитадели Метамор!

Рикктер застыл на месте, глядя на оскалившегося лиса. Несколько долгих мгновений они поедали друг друга взглядами, потом Михась зарычал и отвернулся:

- Ты же знаешь, что я не смогу прочесть ни слова... я даже не знаю, на каком языке написана твоя книга.

- Отец Хуг, Джон, Смитсон, кто угодно, пожалуйста, прочтите, - сказал енот, не отводя взгляда от лиса.

Из всех, только Джон сумел прочесть текст в книге.

- Из нас двое могут восстановить тебе эту информацию, - сказал Рикктер. - Михась, не казни вестника только за то, что тебе не нравится весть.

Чарльз вмешался в разговор, возвращая его в прежнее русло:

- Но мы так и не решили вопрос, из-за которого разгорелся спор, - напомнил он. - Является ли душа Мадога доброй или злой?

Отец Хуг потянулся вперед и с громким хлопком закрыл книгу:

- Мне не нужны книги, чтобы знать все о Мадоге. Мои молитвы к Эли подтвердили то, что мое сердце знало и так, - он указал на механического зверя. - Я знаю, его душа чиста. Рикктер, в твоей книге есть раздел о душах?

Енот промолчал, демонстративно отвернувшись к окну.

- В свое время лорд Хассан дал тебе второй шанс, Рик. Почему ты хочешь отказать в этом Мадогу? Томас, посмотри в эти синие глаза, и скажи мне, что это глаза безумного убийцы! - Михась, глядя на герцога, указующим жестом протянул лапу к Мадогу.

Все взглянули на механического зверя. Виссэкс ухмыльнулся, Маттиас рассмеялся и даже Рикктер скривил губы в подобии улыбки.

- Михась! - величественно промолвил лорд Томас. - Твоя невинная душа доедает мой серебряный подсвечник!


Михась, Рикктер и Маттиас стояли в коридоре у дверей малой приемной.

- Надеюсь, ты не будешь думать обо мне хуже из-за сказанного, Михась, - вздохнул Рикктер. - Я ценю твою дружбу, и не хотел бы, чтобы все это стало ее концом. Но ты должен знать - я никогда не откажусь от борьбы, любой борьбы, неважно, с каким противником.

Лис некоторое время глядел в глаза юного мага... потом кивнул:

- Я понимаю. Многое из сказанного тобой имеет смысл, и ты действительно прав - не стоит казнить вестника, даже если весть неприятна. Я не стал думать о тебе хуже после того, как ты высказал это. Мы и правда слишком многого в не понимаем в Мадоге, но... я не могу объяснять это, но сердце говорит мне - отец Хуг прав. Мадог не опасен, и теперь принадлежит этому месту не меньше нас.

- Увидимся в Муле? - спросил Рикктер.

- Конечно. В конце концов, мне нужно расслабиться, - ответил Михась.


Кивнув, Рикктер попрощался, и ушел. Остальные уже разошлись, только Михась и Маттиас остались ждать.

Вскоре двери малой приемной открылись и оттуда, пятясь, вышел Мадог. Остановившись на пороге, он поклонился и сказал:

- Спасибо, лорд Томас!

- Ну, что тебе сказал герцог? - спросил крыс.

- Он сказал, что я должен сам отвечать за себя, а еще сказал мне прислушиваться к советам Михася и отца Хуга, - ответил автомат. - Папа, а какой высоты главная башня Цитадели?

- Что? Зачем тебе это? - удивился Михась.

- Лорд Томас сказал, что если я съем что-нибудь еще из его собственности, он лично сбросит меня с главной башни...

Михась и Маттиас засмеялись, а лис потрепал Мадога по голове:

- Не беспокойся, лисенок! Просто держись подальше от его подсвечников и все будет хорошо!


Перевод - Redgerra

Редакция - Дремлющий

Коррекция - Крапива

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Wanderer «Цитадель Метамор. История 14. Мальвуази», Лёвина А.П. «Силмирал-2 (Мир Драконов)», Chris O`kane «Цитадель Метамор. История 51. Герцог на час»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален