Furtails
Phil Geusz
«Цитадель Метамор. История 39. Ветер судьбы»
#NO YIFF #морф #кролик #разные виды #хуман #милитари #приключения #романтика #смерть #фентези #магия #превращение
Своя цветовая тема

В конце концов, бесчисленные ступеньки заставили задрожать от усталости даже мои выносливые лапы:

- Эта лестница просто бесконечная!

- Угу... - выдохнул, пряднув ушами бредущий следом конь-морф, его светлость лорд Томас Хассан IV, нынешний герцог Цитадели Метамор.

- И вообще, все эти лестницы хороши, если у тебя есть копыта, чтобы прогарцевать по ним, или крылья, чтобы облететь... - продолжал брюзжать я. - А мои огромные кроличьи ступни, просто не предназначены для ступенек!

- Кажется, ты неплохо справляешься с лестницами, когда на другой стороне находится Молчаливый Мул, - встрял в разговор еще один конь-морф.

- Боб Стейн, тот факт, что ты служишь в Цитадели казначеем и выдаешь мне жалование, совсем не повлияет на мое нежелание признавать твою правоту! - ухмыльнулся я. - Впрочем, даже ты, напрягши свои присыпанные золотой пылью мозги, сможешь понять, что я на самом деле просто учитываю ваши ограниченные возможности. Прими я на минутку полную животную форму, домчал бы наверх быстрее ветра! И сейчас вы в этом убедитесь. Увидимся наверху, ваши сиятельства!

С этими словами я изменился до полной животной формы, и серый гранит древних стен мелькнул мимо размазанной полосой, свиваясь спиралью... Вперед и вверх, вперед и вверх - до маленькой верхней площадки. Там я и остановился, ожидая компаньонов.

...

Хм...

...

Что-то долго.

...

Да когда же они появятся?!

...

Пока наконец перестук копыт и тяжелое дыхание не сообщили мне: они уже близко.

- Ну, наконец-то! Мои копытные друзья пожаловали! Что задержало вас в пути? Происки Насожа? Сотня лутинов? Ваш героический поход окончен! Входите же!

Томас ответил мне пронзительным взглядом, Боб же не смог даже и этого. Оба насилу втащились на площадку и остановились, едва дыша.

- Что такое?! Копытные не могут обогнать маленького слабого кролика?! Ай-ай-ай! Надо срочно запретить все лестницы в Цитадели!

Я продолжал сыпать соль на раны компаньонов, отыгрываясь за их ежегодные победы в соревнованиях бегунов - на всех праздниках именно мы втроем занимали три первых места. Увы мне, я неизменно был третьим... но продолжал участвовать в забегах, надеясь на этапы слалома, на короткие дистанции, в конце концов, на счастливую случайность, но наши коняги наверстывали свое на длинных дистанциях, не говоря уж о марафоне. Где уж этим лошадникам понять прелесть выматывающего силы и рвущего жилы короткого рывка...

А потому я довольствовался маленькими победами и неустанно напоминал о них. Жаль только, друзья слишком устали и не могли оценить мои подначки. Или не слишком?

- Думаю, будет куда проще запретить жареных кроликов, - выдохнул наконец Томас. - Лестниц у нас много, жареный же кроль - один. Вот тебя мы и запретим! Стучи в дверь... Горелый. Нас кажется, ждут!

- А как же! Не герцогское это дело! Прикажу, и... постучат! - высказался я напоследок, подходя к двери, ведущей в покои гусыни.

- Достопочтенная! - крикнул я, выбив ногой дробь. - Доктор Шаннинг! Мы пришли по твоему зову!

- Кто это «мы»? Я никого не звала! - глухо донеслось с той стороны.

Мои спутники удивленно переглянулись, но я-то знал нашу достопочтенную гусыню:

- Ты хотела видеть нас немедленно. В послании герцогу Хассану твоей рукой написано: «бросить все и, не медля ни минуты, подняться к тебе, прихватив первых лиц герцогства». Я верно цитирую? Так вот, мы все здесь. Герцог Томас Хассан, казначей Боб Стейн и я.

- О боги!.. Я и правда писала такое, но...

В комнате достопочтенной что-то зашуршало, скрипнуло, послышались шаги и дверь наконец распахнулась:

- Входите ваша светлость! Прошу вас!

Немногим выпала честь видеть комнату досточтенной Шаннинг, хотя сам я там бывал и бываю нередко. Круглое помещение, расположенное на вершине одной из башен, обстановкой и всем своим видом ясно показывало личность хозяйки. Талантливая, в отношении иных вещей даже гениальная, но увы весьма рассеянная гусыня-морф имела привычку оставлять вещи там, где ее застало высочайшее чувство вдохновения - результатом стал воистину один из самых странных видов в Цитадели.

Беспорядочно расставленная мебель, шкафы, набитые самыми странными вещами. Висящие криво и косо полки, уставленные пыльными томами, тетрадями и свитками, вперемешку со статуэтками, кусками дерева и замысловатыми камнями. Обыденные вещи, лежащие там, где их использовали в последний раз, да так и забыли.

И запахи: о, эти запахи...

Запах пыли, корицы, хлеба, сладостей и чего-то еще, трудно определимого, но ясно присутствующего - от письменного стола. На самом краю массивной, черного дерева с серебряными инкрустациями столешницы замерла оловянная чаша, заполненная зеленым песком, рядом лежал покрытый толстым слоем пыли запечатанный свиток, надписанный рукой Шаннинг: «Расшифровка Ключевого камня для Джонатана». С другого краю вольно расположился череп клювастого существа, подобного я не встречал за все мои путешествия по Мидлендсу. А на макушке черепа засыхал позабытый бутерброд с джемом, капая пурпурной сладостью прямо в глазницы.

Едва уловимый аромат цветочной пыльцы и тлена - со стороны древнего, рассохшегося  от старости буфета, на полках которого, вместо посуды стояли и лежали коробки с коллекцией мертвых насекомых самого невероятного вида и расцветок, организованных в странный порядок, понять который я не смог за все годы, как ни пытался.

Запах мыла, морской пены и старых салфеток - от стеллажа, притулившегося прямо напротив шкафа и содержащего все, какие только можно вообразить виды зубочисток...

Вонь чего-то горелого - от камина, где над давно погасшими углями висел закопченный котелок, его подгорелое содержимое когда-то выкипело, да так и осталось. И отовсюду, буквально из каждого угла - запах особых, ароматизированных чем-то неведомым чернил гусыни. Отрывки стихов, отдельные мысли, заметки - рукой Шаннинг писанные на всем, что подвернулось ей в моменты вдохновения. На салфетках, на полях книг и писем, на скатерти и стенах, даже на собственной одежде достопочтенной. Просто ужасная растрата писательского таланта, поскольку (увы и горе всем нам!) большая часть всех этих записей абсолютно нечитаема...

Каким образом сама достопочтенная разбиралась во всем этом хаосе - то ли чудом, то ли какой-то причудливой комбинацией абсолютной памяти и особого таланта  - ума не приложу. Но ведь разбиралась, причем безошибочно. Сколько раз, потратив на поиски в этой комнате напрочь пропавшей вещи не один час, я обращался к достопочтенной гусыне с недоуменным и раздраженным вопросом, только чтобы почти тут же получить искомое. Причем в большинстве случаев Шаннинг не приходилось даже вставать с ее высокого табурета.

Впрочем, наша достопочтенная и не была бы собой, будь она какой-то иной. И я лишь больше ценил произведения ее великолепного ума, все-таки прорывавшиеся сквозь хаос, пусть даже это был всего лишь эпиграмма, написанная торопливыми каракулями на листе салата...

А вот Томас и Боб, не привыкли ни к подобному виду, ни к самой гусыне. Представьте же их удивление, когда предложив им присесть на два пыльных стула, спиной к угасшему камину, сама хозяйка застыла столбом, уставившись на полки со свитками. К счастью, я сразу узнал мечтательно-отсутсвующее положение крыльев и шеи, ту особую позу, которую достопочтенная принимала, мысленно улетая в известные только ей дали и выси.

- Доктор! - нарушил я полет ее мысли. - Доктор Шаннинг, вы хотели сказать нам что-то важное.

- Ах, да. Сию минуту, почтенные господа, сию минуту.

С этими словами гусыня взгромоздилась на ее любимый высокий табурет, прямо перед теми самыми полками, но уже спиной к ним.

- Так о чем же мы... Ах да, письмо! Дело в том, ваша светлость, что вы никак не могли прибыть по моему зову. Потому что я не отправляла вам письма.

После таких слов, челюсть отвисла уже не только у лошадников, но и у меня.

- И каким же чудом мы смогли его получить? - первым пришел в себя Томас. - Может быть... письмо могли отправить без вашего ведома? У вас ведь есть служанка?

Впрочем, пыльные разводы на стоящем в углу туалетном столике тут же опровергли его слова.


- Нет, ваша светлость, письмо не отправлялось, - покачала клювом Шаннинг. - Во-первых, я и не собиралась его отправлять. Во-вторых, Ки-койот не поднимается за посланиями сюда, я сама уношу их вниз, а именно это письмо я не уносила. И, в-третьих, даже глядя на торчащий у вас из рукава уголок написанного мною письма, я точно знаю - это письмо не покидало комнаты. Потому что, не вставая с места, лишь чуть повернув голову, я вижу это же самое письмо, лежащее на полке.

В полной тишине Томас вынул из рукава свиток пергамента, медленно развернул и, окинув взглядом сверху вниз, перевел озадаченный взор сначала на меня, потом на Боба.

- Доктор, а вы можете показать нам, то ваше письмо, которое на полке? - попросил Боб Стейн.

- Конечно, уважаемый. Вон оно!

Взмах крыла гусыни охватил половину комнаты, вместе с изрядной частью Барьерного хребта и Северного Мидлендса.

- Кхм... - я решил вмешаться, поскольку в этой комнате искать маленький свиток мы могли до следующего пришествия Насожа. - Шаннинг, тогда уж достаньте нам его. Чтобы не тратить время на поиски.

Не вставая с табурета, даже не приподнимаясь, гусыня протянула крыло назад-вверх, и безошибочно вытащив из горы лежащих на полке свитков один, протянула герцогу.

Осторожно развернув пергамент, Томас принюхался и всмотрелся...

- Это невероятно! - воскликнул он. - Запах, чернила... Даже помарки, кляксы и жирные пятна на тех же местах! Они неотличимы!

Схватив, до того мирно лежащий на коленях второй пергамент, конь-морф поднес его поближе к первому, сличить. В тот же миг оба листа задрожали, затрепетали, как будто неощутимый, но неистовый ветер рванул их из пальцев-копытец, в мгновение ока письма притянуло друг к другу, они слиплись... Все. На колени лорда упал один-единственный лист исписанного пергамента, тут же свернувшийся трубкой.

- Мда... Весьма... интересно.

Даже и не знаю, кто это сказал, но лично мне было более чем достаточно. Я решил немного отвлечься, а потому достав из кисета любимую трубку, набил ее смесью трав и начал неторопливо раскуривать.

Поглядев, как я пускаю колечки, Хассан осторожно взял с колен свиток, медленно развернул...

- Все как раньше. По крайней мере, внешне. Ну, верные мои советники... и разумеется достопочтенная Шаннинг, что скажете?

Какое-то время мы обдумывали, что тут можно сказать. Первым нарушил тишину Боб Стейн:

- Сдается мне, финансы и бухгалтерия в данной проблеме помогут мало. А вот разведка...

- Кто бы спорил! - буркнул я. - Чуть что, сразу разведка... Так и быть, разведка, кое-что выскажет. Навскидку: кому-то очень сильно понадобилось передать лорду Хассану это письмо. Цель... даже и не знаю. Ваше присутствие здесь? Но зачем? Покушение? Но где оно? Что-то совсем непредставимое? Опять же, где оно?

- Действительно... загадочно, - хмыкнул Боб. - Но быть может наши маги смогут что-нибудь узнать? Помнится, Пости хвастал, что сможет узнать стиль чуть ли не любого мага Мидлендса.

- Вряд ли, - вмешалась Шаннинг. - Скорее всего, автор ребуса позаботился о следах.

- Но попытаться-то стоит! - возразил я.

- Попытайтесь, - решил вопрос герцог, протягивая мне письмо. - Что-нибудь еще?

- Да, есть пара вопросов, - кивнул я. - И первый из них я адресую вам достопочтенная. Скажите, почему вы собственно решили не отсылать уже написанное письмо?

- Забавно... - немного подумав, заговорила гусыня. - В кои-то веки раз я стала настоящим героем таинственного детектива. Что ж... Для начала, я засомневалась, стоит ли вообще его отсылать. Не столь уж важна была моя находка, чтобы звать вашу светлость сюда, да еще столь срочно. Еще подумалось, что вполне можно и самой к вам спуститься. Потом меня что-то отвлекло... Ах да, рассказы для Осеннего Фестиваля. Мы целую неделю разбирали эту груду литературного хлама, а Матиас то отвлекался, то вообще сбегал куда-то, оставляя все на меня и на Фила... виданное ли дело, рассказы пылятся, а он признание в любви кропает! А время-то идет!

- Кхм! - призвал я к порядку увлекшуюся гусыню. - А дальше?

- Дальше был Фестиваль, и мне было совсем не до писем, потом... - тут гусыня замялась.

- Потом вы о нем просто-напросто забыли, - усмехнулся лорд Хасан. - И спустя еще неделю, кто-то решил подтолкнуть события. Похоже, успешно. Во всяком случае, мы здесь.

- Отсюда следует второй вопрос, опять же вам достопочтенная, - кивнул я. - А именно: что же такое вы нашли?

Гусыня пошелестела крыльями, пригладила торчащее сбоку перышко... и наконец сказала:

- Ваша светлость, мои розыски в библиотеке Цитадели закончились успехом. Я нашла оригинал тринадцатого катрена безумного Фликса.

Некоторое время в комнате царила тишина. Потом Боб Стейн выдохнул:

- Не может быть! Им же должно быть... почти тысяча лет!

- Огненные чернила, хрустальный пергамент, оттиск ладони самого пророка. Что еще?

- Отлично, - кивнул казначей. - Просто великолепно. Эту вещь достойно оценят коллекционеры Мидлендса. Поздравляю, достопочтенная, вы богаты. Но... стоило ли поднимать шум? Пророчества Безумного Фликса хорошо известны.

- Совершенно с вами согласна, - кивнула гусыня. - Пророчества действительно изучены и рассмотрены чуть ли не по буквам. И я ни за что не стала бы вас беспокоить, если бы не одна тонкость. Внимательно сличив оригинал и поздние копии, я обнаружила ошибку переписчиков и переводчиков.

- В самом деле? - спросил Боб, все еще не слишком впечатленный.

- Да, всего несколько слов, но их замена очень серьезно искажала общий смысл катрена, - гордо сказала Шаннинг.

«Как интересно... - подумал я, отвлеченно отслеживая разговор и на всякий случай прислушиваясь, не раздадутся ли чужие шаги за дверью. - Когда-то я тоже изучал катрены Фликса. Давно, во времена ученичества. И тринадцатый катрен... Единственный, кающийся одновременно Цитадели и моря. Его я изучал особенно внимательно».

- Прочти мне твою версию, - попросил я гусыню.

- Непременно! - склонила голову достопочтенная. - Слушайте.


Наступит время

Созреет зло

Ворвется в мир

Раздробит на части

Поселит проклятья

Болезни страх

Отравит моря и землю

Но остановят его

Настоящие мужчины


Их вождь встанет над тройными вратами

Белый кролик

Маг-крыса

Его помощники и друзья

Бесстрашный конь-король

Возглавит зачарованную армию

Черный будет вынюхивать

А белый поведет флот

Их будут бояться друзья

Их проклянут враги

Встанут они на пути

На стенах крепости

Что есть овеществленная вечность

Остановится зло, замрет мир

Покуда силы их будут в равновесии


В те дни

Разноцветье

Тихий шаг из хаоса

И взгляд свысока

Объединят силы с другими

И точные науки принесут победу.


На море и на суше

Флоты и армии

Оплатят кровью время

Что займут точные науки

Величественный конь-король

Взнуздает созданного раба

Великие бури

Возвестит начало новой эпохи

И новый пророк

Увидит новую страницу

/Вольный и увы, достаточно неточный перевод Дремлющего, с участием Ксеноморфа /


In times to come

The world in sum

Will be cut up into twain

With Evil`s heart

Confined in part

Through warrior`s blood and pain

On sea and land

True men will stand

So that evil cannot gain a wizard`s fate


On triple gate a leader shall appear

With hare of white and rat of might

He shall know no fear

His Army shall

Be magical

Hated by all near In fort they stand

In fight long plan`d

At sea they strike shrewd blows

The world is held

Through body`s weld

Where knowledge freely flows

But vict`ry comes

From math and sums

Of scholars in strange clothes

So it shall happen by land and sea

An alliance will end this history

Fleets and forts shall pay red blood for time

While thinkers create device sublime

The horse-king controls the newfound slave

With it the world, which it to him gave

Great storms announce the end of the age

And new prophet shall see new page



На вершине древней башни вновь повисла тишина, пока мы обдумывали услышанное. Наконец Томас высказался первым:

- Шаннинг, я не заметил отличий от канонического варианта.

- Три слова, - возразил я. - Три слова отличаются. «Rat of might» (крыса с магическими способностями, крыса-маг) в каноническом варианте читалось как «fat old knight» (старый рыцарь). Других различий нет.

- Не совсем, - удовлетворенно изогнула длинную шею гусыня, - ты пропустил кое-что важное.

- А именно?

- Обрати внимание на строку перед словами: «rat of might»

- Но она не изменилась! - возразил я. - Там сказано: «hair white», значит у лидера будут белые или седые волосы. Что не так?

Томас бросил на меня загадочный взгляд, прижимая уши и тщательно пряча ухмылку.

Затем  и Боб Стейн тоже как-то странно уставился на меня...

- Что? - заерзал я на внезапно ставшем твердым стуле. - Что вы на меня смотрите? Разумеется у меня белый мех, я весь белый! И седина проглядывает! И что? У тебя Томас тоже проглядывает седина! И вообще... Мало ли у кого белые волосы и мех! Это ничего не значит!

- Фил, - говоря эти слова, гусыня прямо лучилась удовольствием, - безумный Фликс не знал грамоты. Ты должен бы знать, раз уж изучал катрены. Его слуги записывали, потом записи копировались, причем многократно. Но, как известно, Фликс оставлял отпечаток ладони только на первом экземпляре. И только первый экземпляр каждого пророчества писался на хрустальном пергаменте, поскольку даже тогда он был безумно дорог. Там, на полке за моей спиной лежит оригинал триннадцатого катрена.

- Ну и?

- Ты читал «hair white», «белые волосы», что трактовалось как «седые волосы», иначе говоря - восшедший на стену лидер стар годами. Но в оригинале сказано «Hare white». «H-a-R-E». «Кролик». Белый кролик. Понимаешь? Не «h-a-I-R». Не «волосы» и уж тем более, не «мех».

Я застыл, как громом пораженный. Тогда, во времена моей молодости, изучая катрены Фликса, мы решили, что крепость с тремя воротами - не что иное, как вечный Метамор. Это, кстати, была одна из причин, из-за которых я приехал сюда. И теперь, теперь все вставало на свои места. Как только я перестал искать в третьем катрене толстого старого рыцаря, как все обрело ясность и логичность...

Крыс-морфов в Цитадели хватает, одна из них вполне может иметь скрытые способности к магии. И если «белый кролик» - я, то «конь-король», должен быть, должен быть...

Все с той же загадочной улыбкой, конь-король из пророчества, мой друг и повелитель герцог Томас Хассан закрыл глаза и выпал из кресла в глубоком обмороке.


* * *


Боб среагировал первым - упав на колени рядом с бесчувственным телом, он расстегнул тесный ворот атласного пурпуэна* графа, давая приток свежего воздуха, пока я стоял столбом, а гусыня курлыкала и беспомощно металась вокруг.

Однако, в конце концов, я пришел в себя.

- Шаннинг! - сказал я, вставая на пути мечущейся гусыни и хватая ее за плечи. - Шаннинг, выслушай меня! Изменись полностью и лети за помощью! Скажи целителям, что герцог упал и ударился головой о каменный пол!  Быстрее!

Тряхнув головой, Шаннинг подтверждающее крякнула и порхнула в ближайшее окно. Я же обратился к придворному казначею:

- Боб! Шутки в сторону, в беге по лестнице вниз, ты обгонишь меня. Беги за придворным целителем. Я отправил Шаннинг, но гусыня... она гусыня и есть.

Конь морф несколько мгновений колебался... Потом решился:

- Ладно. Только... Помнишь второй вариант?

- Костьми лягу!

И он умчался вниз по лестнице, оставив меня наедине с милордом и другом.

Теперь следовало оказать ему всю возможную помощь. Я осторожно распахнул расстегнутый Бобом ворот пурпуэна, расслабил завязки камизы**. Шаннинг улетела, забыв прикрыть створки окна, и ветерок шевельнул мне шерсть на длинных ушах. Вот только одно окно совсем не давало притока свежего воздуха... и я прыжком взвился на подоконник ближайшего проема. На пол полетели бесформенные кусочки глины, какие-то свертки, перья, а я, вскочив на деревянную плаху и ухватившись за ручку, рванул на себя раму, одновременно пытаясь отщелкнуть тугую задвижку. Та неожиданно легко поддалась, и порыв ветра буквально вытащил меня наружу, вслед за распахнувшейся створкой. Я едва успел выпустить ручку - уже вися над пропастью, подталкиваемый ветром, на скользком подоконнике...

Побалансировав несколько мгновений и уже падая вниз, я все-таки сумел изогнувшись, уцепиться лапой за торчащую на подоконнике пирамидку. Как будто приклеенная или вросшая в дерево, костяная штучка даже не шевельнулась, пока я подтягивался и переваливался на подоконник. Но едва я, попробовав спуститься в комнату, оперся на нее, как белая, мигающая красным глазком штуковина немедленно отделилась от дубовой плахи, оставшись в лапе, а я свалился вниз.

Прямо на лорда Хассана...


К тому времени, когда перепуганное животное во мне успокоилось настолько, чтобы разжать насмерть стиснутые лапы, я вдруг понял, что так и лежу на животе Томаса, уцепившись за его одежду, как за величайшую драгоценность и спрятав морду у него на груди.

Разумеется, конь-морф немедленно пришел в себя.

- Фил, - приподняв голову и слабо мотнув гривой, сказал он, - я и не знал, что ты так меня любишь...

Смущение способно творить чудеса там, где разум отступает - я смог отодвинуться, а потом и спросить милорда о самочувствии.

- Ох! - ощупав морду, сказал Томас. - Жить буду, но недолго.

- Милорд!! - запаниковал я. - Болит?! Сильно?! Голова кружится? Тошнит?!

- Нет-нет! - конь-морф немедленно сел. - Просто нос чуть побаливает. Уж поверь бывалому бойцу, смерть в ближайшие часы мне не грозит. И с лестницы я смогу сойти сам.

Я подозрительно оглядел Томаса, потом решил поверить своему повелителю:

- Ладно... Но раз уж так, то будь добр, покажись в окне, пока половина Цитадели не примчалась сюда спасать тебя.

Милорд так и сделал - выглянув в окно, он крикнул бегущим внизу целителям, что все хорошо, он жив и здоров. А заодно приказал секретарю перенести все приемы на завтра. Затем он повернулся ко мне:

- Кажется, Шаннинг не зря собрала нас здесь.

Я кивнул.

- Не могу этого оспорить, милорд.

- Тринадцатый катрен... Новая версия весьма убедительна. Фил, ты знаешь достопочтенную лучше меня. Она могла ошибиться?

- Нет, Томас, - я наконец-то смог унять дрожь в ногах и подойдя к подоконнику, присел на пол, прислонившись спиной к стене. - Гусыня действительно великолепна. Она может не обращать внимания на маловажные с ее точки зрения факторы, вроде пыли в углах... Но уж присмотревшись к чему-то, не упускает ни единой мелочи.

- Хм...

Лорд Томас прошелся от одного открытого окна к другому, цокая копытами по каменным плиткам. Он мог шагать так часами, раздумывая... Что ж, мне не привыкать терпеливо ждать. Правда, на этот раз, его раздумья продолжались совсем недолго - всего лишь раз пройдя от окна к окну, его светлость герцог Цитадели Метамор сел на подоконник того самого окна, где я еще недавно отчаянно боролся за жизнь. Сел и вздохнул:

- Нам уже давно нужно обсудить кое-что личное. Тебе и мне. И это место столь же хорошо, как и любое другое... Взгляни, надвигается буря.

Все еще сидя под окном, прислонившись спиной к такой надежной и толстой каменной стене, я нашел взглядом выпавшую из моей лапы костяную пирамидку. До того размеренно мигавший красный глазок-светлячок сейчас пылал и лихорадочно моргал. Я поднял ее и осторожно провел пальцем по дну. Кость. Белая, совершенно гладкая, ни щелочки, ни царапинки. Потом взобрался на подоконник, рядом с Томасом. Поставил пирамидку на старое место. Поднял. Поставил еще раз. И наконец, взглянул в окно.

Действительно, небо затягивали черные тучи. Тяжелые, быстро заполняющие горизонт, ползущие очень низко, пронизанные молниями и опутанные призрачными огнями... Грядет буря. Сильная буря. Очень сильная.

Я присвистнул, когда где-то вдали, за холмами в землю ударила молния и мои длинные, чуткие уши уловили пока еще очень далекий раскат грома.

- А Сарош копает землю где-то в северных отрогах, вместе с Джоном и Смитсоном... - вздохнул Томас. - Скажи Фил, должен ли я отправить часовых и патрули в укрытия?

- Я не погодный маг, милорд.

- Но ты моряк и ты десятилетия провел в море. Что ты думаешь о погоде, огненный адмирал?

...

Но как?! Прошло почти десять лет с тех пор как меня в последний раз называли этим титулом! И было это за тысячи миль отсюда! Как Томас смог это узнать?!

- Милорд, я...

Томас ухватил меня за плечи и повернул к себе:

- Фил, ты верный и преданный друг. Твои идеи обогащают казну Цитадели и мою собственную, твоя мудрость не единожды помогала мне, а твое управление разведкой иногда просто блестяще. И все же ты кое-что скрывал. Но неужели ты и в самом деле мог хоть на минуту подумать, что я назначу тебя на столь ответственный пост, не зная, кто ты такой?

- Томас... Милорд... Я...  я не сказал всего... Но я не утаил ничего, имеющего значение!

- Откровенно говоря, так оно и есть. В конце концов, я знал... - Томас отпустил меня и опять взглянул в окно. - А другим этого знать вовсе не обязательно. К тому же, твоя жизнь и без того непроста. И... ты заработал свое место, более того, ты заработал мое уважение и уважение других. Но теперь обстоятельства изменились. Уточненное пророчество, оно все меняет. И ты не сможешь этого отрицать!

- Милорд... Это... это... может быть. Но посмотри на меня! Какой из меня адмирал? Я всего лишь получеловек-полукролик! Хуже того! Я больше кролик, чем человек! Я не смогу управлять флотом, я не смогу управлять драконом-метателем огня! Я могу испугаться и тогда... Ты же сам знаешь, что будет. От страха я опять стану животным и это необоримо. Вспомни, сколько сидела со мной Жрица. Сколько меня лечили маги. Все тщетно! Я делаю, что могу. Ты хочешь большего? Милорд, это невозможно.

Томас вздохнул, взъерошил гриву, падавшую ему на плечи. Потом слез с подоконника и осторожно опираясь на раму, закрыл створки обоих открытых окон. И снова уставился наружу, прислушиваясь к громыханию приближавшейся бури.

Бури. Осенние и весенние бури. Местность вокруг Цитадели всегда сильно страдает от осенней и весенней непогоды. Потоки теплого воздуха с юга встречаются здесь с холодными массами, идущими с севера. Грозы. Бури. Ураганы...

Но эта буря будет не просто сильной, похоже, к нам идет праматерь всех бурь, я чувствовал этой всей внезапно зазнобившей шкурой.  Будь Цитадель чуть менее прочной... но многофутовой толщины внешние стены, дубовые балки в обхват, перекрытия и сланцевые крыши, толщиной в три-четыре локтя... Что может быть прочнее?

И как раз в это время первые, еще слабые порывы ветра заставили задрожать оконные рамы.

- Милорд, - прервал я молчаливые размышления Томаса, - ты спрашивал, что я думаю о погоде? Так вот... Буря будет очень сильная. Очень. Тебе стоит отозвать патрули и приказать подданным спрятаться. И поскорее.

Хассан неохотно кивнул:

- Ты прав. Но мы продолжим разговор. Внизу. Немного позднее. Спускайся в зал Молчаливого Мула, я догоню тебя.

Томас прошел вдоль стены круглой комнаты, от одного окна к другому, останавливаясь возле каждого и рычагом закрывая внешние ставни.

- Но прежде чем ты уйдешь, я хочу задать еще один вопрос. Фил, почему ты так упорно отказываешься от титула и обязанностей наследника короны?

У меня засосало под ложечкой, я замер, не успев открыть дверь на лестницу. Воистину, сегодня день сюрпризов...

- Но... но... - только и смог выдавить я

Томас улыбнулся, и, подойдя ближе, осторожно провел по моему длинному уху пальцами-копытцами.

- Как ты думаешь, что за король сидит сейчас в одном из альковов Молчаливого Мула, пьет дорогущее вино из Эльфквеллина и ждет одного безответственного кроля? Как ты думаешь, какой вопрос он задаст ему при встрече? Не знаешь? И ты еще называешься главой разведки?!

- Но как?! - выдохнул я.

- Ты думал это король Зачар, «властелин» и «самовластный повелитель» одной из мелких южных сатрапий. Удивлен? Не только у тебя имеются секреты. Просто король Теномидес просил не говорить тебе о его визите. Он думает, что ты стыдишься своей нынешней внешности. И еще, он не желал принуждать тебя к встрече с ним, уж коли ты покинул Остров Китов. Он уже трижды бывал здесь, за шесть лет, прошедших со дня Битвы Трех Ворот. В первый раз старик плакал сидя на грязном полу у твоей клетки.  Сейчас ты, разумеется, этого не помнишь. Но...

Старый король? Преодолевал тысячи миль, только для того, чтобы увидеть меня?! Что ж... Я могу думать, или не думать... Хотеть или не хотеть... Принимать или отказываться от навязанного мне королем статуса приемного сына, но хотя бы из уважения к старику я просто обязан спуститься вниз и повидать его. Вот только...

- Но он опять задаст мне тот же вопрос. А я не могу принять трон! Я... Ты знаешь сам Томас.

- Знаю. Но прошу тебя - не приказываю, прошу! Пока будешь спускаться, обдумай этот вопрос еще раз. Мое же мнение - ты действительно годишься ему в преемники, несмотря на все твои проблемы. Знай это. И иди.

- И ты Томас!! - схватившись за дверную ручку, простонал я.

- И я ваше высочество! - церемонно склонил голову герцог Цитадели, лорд Томас Хассан IV.

Потом он отвернулся к следующему рычагу, закрыть последние ставни, а я шагнул на лестницу.


* * *


И правда, коняжьи копыта носят их обладателей куда быстрее чем меня - мои бедные усталые лапки. Во всяком случае, я еле-еле дотащился до середины лестницы, когда мимо вихрем промчался лорд Хасан. Ступив же крыльцо башни, я услышал тяжелые удары грозового колокола и увидел несущихся во все стороны жителей Цитадели. Работники спешили доделать срочные работы; фермеры торопились в свои поселки и выселки - за стенами Цитадели; из ворот кузнецы вырвалось облако пара - кузнецы заливали горн. Прачки собирали плещущее на ветру белье, с тревогой поглядывая на несущиеся, казалось, над самой макушкой тучи.

Я еще успел перекинуться парой слов с Ларкиным и помочь Дэну выдвинуть щиты, укрывавшие наше разумное дерево от ветра. Но тут над стенами Цитадели пронесся первый, самый пыльный шквал, ветки громадной лиственницы согнулись, задрожали и я сам вынужден был нырнуть в укрытие безопасных коридоров Цитадели. Почти сразу же упали первые дождевые капли, крупные, словно спелые виноградины.

Потом прошли смотрители, проверявшие закрыты ли наружные двери, а я сам отправился внутренними коридорами в главный зал Молчаливого Мула, к столу, организованному для лорда Томаса. За которым, как я и ожидал, сидел король Теномидес.

Что ж, рано или поздно это должно было случиться... Почему бы и не сейчас? Ведь, я действительно любил этого царственного старца.

- Мой король, - приветствовал я его, почтительно сгибаясь в поклоне, но не успев договорить, оказался стиснут в почти медвежьих объятьях.

- Сын! Сынок... - воскликнул он, глотая слезы. - Как долго я жаждал услышать твой голос! Почему ты избегал меня? Спрятался в этом ледяном захолустье, морского демона тебе в печень, забрался в какой-то лесной угол, и зачем?! Твое место в море, на палубе, но никак не в этих... кротовьих норах!

Мои чуткие уши уловили поток смешков и перешептываний, прокатившийся по залу. Похоже, меня ждет немало шуточек и подтрунивания. А сейчас... Ох, мои ребра!

Но король уже поставил меня на пол и чуть отстранился. Самое время сказать ему слова, которые я готовил шесть лет, с тех самых пор как...

- Ваше величество, сир, - холодновато-официальным тоном начал я. - Вы прекрасно знаете, что я не могу принять честь, которую вы желаете даровать мне. Не потому, что я не люблю Вас, и не потому, что я желаю увильнуть от ответственности. Но я действительно не гожусь для трона и более того, я не смогу его принять, даже если пожелаю. Поскольку не являюсь вашим кровным родственником.

- Бред! - громогласный рев короля раскатился по всему залу и на мгновение перекрыл шум ветра за стенами. - Я уже назвал тебя наследником и преемником! Это бесповоротно! Даже я сам не смогу отменить сделанное!

- Это нелепо Ваше величество!..

- Отец! Для тебя я отец, а не «Ваше» и тем более не «величество», сын!

 Я вздохнул, припоминая наши старые споры, и уже открыл было рот, чтобы продолжить, но был прерван ослепительной вспышкой молнии прямо над полутемными потолочными окнами и оглушающим обвалом грома.

К тому времени когда это закончилось, я уже успел чуть остыть и обдумать дальнейший разговор. Тихим и спокойным голосом обратился я к человеку, которого уважал и любил больше всех на свете:

- Король Теномидес, отец, мы уже проходили этим путем. Здесь и сейчас не стоить начинать все заново. Я рад видеть тебя здесь, рад видеть тебя здоровым, в здравом уме и твердой памяти. Давай отложим наш спор и проведем этот вечер как подобает встретившимся после долгой разлуки родственникам. А дебаты продолжим в более уединенном месте.

Король не задумываясь, кивнул:

- Так и сделаем, клянусь всей солью океана! Поистине, я и сам не хотел спорить в такой час! Бармен! Донни! Где ты там бродишь?! Всем горячего вина за мой счет!

Под приветственные возгласы жителей Цитадели, Донни и его помощники разнесли кувшины и началось веселье - с хоровым пением, с плясками под волынку, с играми в дартс и с фантастическими бильярдными комбинациями Коперника и Маттиаса.

Время проходило - неутомимо и непрерывно, отсчитывая час за часом. Окончательно стемнело, и трактирные служители зажгли свечи и факелы, освещая зал. А за многофутовой толщины каменными стенами продолжала яриться буря. Потоки ледяного дождя захлестывали стены и крыши, временами переходя в град, освещая потолочные окна неверным, трепещущим светом молний...

Маги погоды, ученики отсутствующего Сароша так и не смогли прийти к единому выводу о природе бури. Один считал ее результатом естественных процессов, другой находил в ней следы магического воздействия, но никак не мог определить источника этих сил... В одном они сошлись - любая попытка использовать магию лишь добавит ветру мощи. Так что нам оставалось только сидеть, отхлебывая грог и ждать, прислушиваясь к реву ветра за стенами, к приглушенному потрескиванию самих стен и балок...

Постепенно веселье стихло, музыканты отложили инструменты и все собравшиеся в главном зале таверны как-то разом замолчали. Я почувствовал неуверенность во взглядах друзей, пока еще легкую тревогу, но уже с нотками страха... Пора бы Томасу ободрить подданных. И точно, лорд Хасан поднялся и резко топнул копытом, привлекая внимание:

- Друзья мои! Кажется на улице сегодня ветрено, не правда ли? Да там не просто ветрено, там еще и дождь. Ну и пусть! Они-то там, а мы-то здесь, за толстыми, прочными стенами Цитадели! А эта старая развалина видала кое-что похуже какого-то там ветра, пусть даже и с дождем!

Конь морф сделал паузу, оглядывая затихший зал, и продолжил:

- Должен вам признаться, друзья мои, этот праздник, лично для меня - возможность увильнуть от дел, оставить до завтра надоевшие заботы, посидеть с друзьями, выпивая горячего вина и слушая что-нибудь занимательное... Хм! И, правда! А где Странник?! Придворный бард, развлеки нас!

Под бурные аплодисменты, стук кружек о столы и ободряющие выкрики волк-морф поднялся и эффектным жестом расправив плащ, пошел к камину. Но не дойдя даже до середины зала, сбился с шага, услышав слова герцога:

—  Увы нам, - сказал тот, - но наш менестрель сегодня не в форме. На беду, как раз сегодня жесточайшая простуда сразила его горло. Нам остается лишь пожелать ему поскорее выздоравливать.

Под разочарованные выкрики, ободряемый смешками и солеными шуточками, волк-морф, приложив правую лапу к сердцу, поклонился лорду Хассану, достопочтенной публике, картинно прохрипел что-то и удалился на свое место, поближе к камину и котлу с горячим грогом.

А лорд Томас продолжил:

- Но не сидеть же нам в тишине и скуке! Нет! Как властелин и повелитель Цитадели, повелеваю: не бывать такому! - прищурившись, лорд огляделся вокруг, выбирая новую жертву. - И я знаю, кто развлечет нас сегодня! Я даже знаю, что он нам расскажет! Слушайте же! Многие из нас слышали о Большой Буре, случившейся в Лазурном океане немногим более пятнадцати лет назад. А кто не слышал, тот слышит сейчас! Но мало кто знает, что в самом сердце Большой Бури произошло морское сражение. Сражение, унесшее жизни тысяч моряков и уничтожившее зло, поднявшее голову далеко на юго-востоке. И совсем никто не знает, что же стало причиной этой битвы! Но вот я вижу двоих участников этой войны, участников посвященных во все подробности. Так что же? Король Теномидес, Фил, придворный кролик, посвятите же нас в тайны прошлого!

Прошлого...

Мир замер и все звуки его исчезли, когда я взглянул в глаза королю. Моему королю и... моему приемному отцу.

- Отец... Эта жуткая история... Рассказывать ее? Не лучше ли оставить все это там, где оно есть? В прошлом.

- Нет Фил. Слишком много хороших людей умерло в тот день. Помнить их - самое малое, что мы можем. Или ты так не считаешь?

Прошлое... Дни, когда в далеком Лазурном Океане сталкивались и гибли флоты, когда гильдия Огня и флот Острова Китов достигли пика могущества. Когда волноломы Драконей челюсти щедро испробовали вкус человеческой крови, а пляжи ее заполнились телами - вповалку, внахлест. Телами людей, убитых моей волей, по моему приказу...

Тогда мы одержали победу. Но цена ее... Ушедший в небытие флот, целиком и полностью. Оставшийся там, на дне у Драконьих зубов, легший на сияющий белизной песок у пирсов Драконей челюсти. Лишь один корабль вернулся тогда назад, в бухту под шпилем, а вопли вдов и плачь детей, оставшихся без отцов, разорвали мне сердце...

Моя боль и мой позор. Боль и горе моего сюзерена, потерявшего в том бою наследника. Пережить все это снова?

- Для них и для тебя, я расскажу эту историю, отец.

- Спасибо, сын мой, - кивнул король Теномидес. - Спасибо от меня... И от Гектора.

Он прикрыл глаза, смаргивая слезы, появившиеся при упоминании этого имени. Я же гневно взглянул в глаза лорду Хассану. Как мог он пожелать такого развлечения?! Но сквозь пелену злобы я увидел печаль в его глазах и пальцы, судорожно сжавшие кубок...

Мог ли он знать?

Или, быть может, нужно спросить иначе - мог ли он не знать? И значит не прихоть, но что-то большее? Не знаю, но...

Но я поднялся, присел на край стола и под шум ветра, освещаемый неверным светом факелов и свечей, повел рассказ о самой странной и самой кровавой из когда-либо одержанных морских побед...


* * *


Остров Китов - большой кусок суши застрявший прямо посреди Пролива Доброй Удачи, как кость в горле. Как самая настоящая кость!

Контролируя, а при желании и пресекая торговлю через пролив, любой правитель, имеющий достаточно силы мог разбогатеть несказанно. Ведь через пролив шли торговые суда двух океанов!

Закатный океан, что лежит к югу-западу от Метамора и Лазурный океан, практически закрытая акватория, лежащая далеко-далеко к югу. Шелк и кость, вино и пряности, золото и драгоценности, пушнина и корабельный лес и еще многие, многие товары шли потоком с севера на юг, с юга на север, с запада на восток и с востока на запад. Все, все морские пути пересекались у берегов Острова Китов. И от века, тот, кто владел Островом, контролировал пролив. Контролировал торговлю. Держал в руках два океана...

Давно, очень давно существовала Империя, и силы ее держали под контролем Остров. Непобедимая в войне, невыносимая в мирное время, Империя брала тяжкую дань со всех, проходящих проливом.

Торговля хирела и мир постепенно становился беднее.

Однако в те же времена случилось так, что промыслом удачи, а может быть подсказкой богов, но младший сын одной из старейших торговых семей Острова Китов, Гракх младший Теномидес, раскрыл способ создания жидкого огня. Талантливый алхимик, механик и немного маг, юноша смог повторить удачный опыт, более того, используя магию, смог улучшить свойства  жидкого огня, получив первый в истории Огонь. Огонь, в котором воедино сплелась магия и алхимия, порождая Силу!

Отец юноши лишь издали наблюдал за опасными экспериментами, пока в один из дней, ему в голову не пришла мысль, что из Огня можно сделать прекрасное оружие, для защиты его кораблей от пиратов. Что ж... Очень непросто и нескоро, но юноша создал Дракона - бронзовую машину, метавшую струю жидкого огня на сотни футов***, и вместе со старшим братом, капитаном их торгового судна, установил на борт.

И в ближайшем же рейсе их торговому суденышку, весельной галере с примитивными парусами и десятком гребцов на веслах, довелось испытать судьбу, встретив великолепно оборудованную, восмидесятивесельную пиратскую триеру...

Результат оказался превыше всяческих ожиданий.

Пока Гракх старший вел судно, отец и младший сын, подпустив пирата ближе, обрушили на него поток жидкого Огня, угодив первой струей прямо в толпу абордажников. Со страшными криками, живые факелы метались по палубе пылающего корабля. Многие пытались найти спасение в море, лишь бы не сгореть заживо!

Весь пиратский корабль охватило огнем всего лишь с двух залпов, буквально через несколько мгновений на его борту не осталось никого живого, а менее чем через час корабль прогорел до ватерлинии и пошел ко дну...


Сколь многое всколыхнул во мне этот рассказ! Как легко вспоминать все это здесь, в безопасности несокрушимых стен Метамора, но совсем другое вдыхать вонь горелой плоти и слышать крики умирающих, там в море...

Я слишком хорошо знал этот запах; знал, на собственном опыте прочувствовав все, и легко представил, как мирные торговцы, с ужасом глядят на дело рук своих. Как они собирают еще живых пиратов, прыгнувших в море, и как потом они же режут горла тем самым выжившим... И это не жестокость! Это жуткое, но необходимое милосердие! Даже сейчас, семьсот лет спустя, лишь самые сильные целители могут хоть как-то, пусть и не до конца, но все же заживлять оставленные Огнем отметины. Тогда же... Даже легкое прикосновение Огня причиняло жуткие, незаживающие ожоги, со временем превращающиеся в глубокие, кровоточащие и гниющие язвы. Попадание же на эти раны и язвы еще и соленой морской воды...


В начале, отец с братьями решили отказаться от этого неимоверно жестокого оружия - слишком страшны были его последствия, страшны не только для проигравших, но и для победителей. Но судьба распорядилась иначе. Решение пришлось изменить, когда пираты захватили и сожгли живьем отца братьев Теномидес - в отместку за сгоревший корабль. Тогда, преисполненные жуткой решимостью, братья Гракхи оснастили драконами-метателями все торговые суда своего и союзных родов. И уже через несколько недель, любое судно поднявшее флаг семьи Теномидес, пираты обходили за тридевять земель. Так широко и быстро разнеслись слухи и столь ужасны они были...

Однако не стоит забывать о еще одном игроке - об Империи. Разумеется, не прошло и нескольких месяцев, как Императору стало известно все и вполне естественно, он потребовал себе дракона-метателя и огненного мастера.

Братья Гракхи, не могли допустить чтобы такое оружие попало в руки деспота и ответили отказом. Одно потянуло за собой другое и, не успев даже понять, что происходит, купцы Острова Китов, во главе с родом Теномидес оказались вовлечены в открытое восстание против Империи.

Гракхов Огонь (а позже и просто Огонь) решительно доказал свое превосходство над всеми видами оружия. Применяя его в каждом морском сражении, медленные и слабые торговые суденышки фактически выжгли могучий океанский флот Империи, а следом, повинуясь приказу Гракха старшего и все имперские порты, верфи и доки. Лишенная доходов от морской торговли, от платы за проход через Пролив Доброй Надежды судов других государств, практически лишенная выхода к морю, Империя рухнула сама в себя - повышение налогов, вкупе с одновременным обнищанием населения, как результат голодные бунты, война с предприимчивыми соседями, вспомнившими давние счеты...

На протяжении всей войны братья Теномидес продолжали ревностно хранить секрет Огня и Драконов-метателей, их род возвышался, и уже к самому концу войны, совет купцов предложил Гракху-старшему, в тот момент главе рода, корону.

Король Теномидес, сидящий здесь - прямой потомок Гракха-старшего Теномидеса, первого короля Острова.

Младший же брат умер бездетным, передав секрет производства Огня лучшему своему подмастерью, фактически, создавая тем самым будущую гильдию Огня и основывая традицию, согласно которой место грандмастера передавалось лучшему мастеру гильдии, без учета знатности, родства и богатства.

Со временем обязанности и права обоих ветвей власти разделились. Королевская семья обеспечивала корабли и команды, в то время как гильдия Огня строила Драконы-метатели, готовила огненных мастеров и предпринимала все большие и большие усилия, чтобы сохранить секреты своего оружия в тайне.

Согласно освященной веками традиции, ни один член гильдии Огня, ни при каких условиях не касался парусов - на борту корабля. И ни при каких условиях не мог претендовать на трон - на берегу. В свою очередь, ни один родственник короля, числящийся в списке наследников, не мог вступить в Гильдию.

И лишь одно исключение было там и там...


* * *


- Минуту!!! - прервал мой рассказ чей-то голос. - Прости меня Фил, за неприятные слова, но ваша гильдия по сути своей глубоко корыстна! Вы сдаете в наем Драконов-метателей Огня и огненных мастеров любому, давшему большую цену! Разве это не зло?

Я остановился на секунду, пытаясь подобрать слова, чтобы как-то прикрыть, затушевать неприятную правду... Но потом сдался и сказал как есть:

- Гракхов огонь невероятно дорог. Создание Драконов-метателей, обучение огненных мастеров, постройка кораблей, содержание команд... Мы охраняем торговые пути двух океанов, но Остров Китов не сможет оплатить все это в одиночку. Это всего лишь экономика.

- И потому вы продаете победу богатейшему и сжигаете проигравших!

- Да, - согласился я с невидимым собеседником, - все так. Но подумай - если ты проиграл на аукционе, то не задумаешься ли о заключении мира?

- Но ты же сам жег людей живьем!

- Да. Жег. Мужчин и даже женщин, если уж на то пошло. Их крики и сейчас живут в моих кошмарах. Но... Раз уж они достаточно безумны, чтобы выступить против Дракона-метателя, то стоит ли им жить? Я не чувствовал радости, сжигая врагов, но не чувствовал и горя. Они враги, и этим все сказано. К тому же, я считаю, что дать одной из сторон подавляющее преимущество лучше, чем годами терпеть непрекращающиеся войны.

К тому же, ни глава Огненной гильдии, ни король не потерпят настоящего зла. Если даже один пожелает помочь, второй откажет в поддержке. И кроме того, моря должны охраняться, и эта охрана должна кем-то оплачиваться. У тебя есть другой, лучший план? Сохранить свободными торговые маршруты, охранить их от сотни вздорных мелких корольков и тысяч потенциальных пиратов? Сможешь?

Ответом мне стала тишина... И я продолжил рассказ.


* * *


Только один человек в каждой из ветвей власти может вмешиваться в дела другой ветви. Их именуют адмиралами. Адмиралами флота. Быстроходный адмирал, от королевской семьи. Контролирует стратегическое развертывание флота, снабжение, ремонт... И Огненный адмирал, от Гильдии. Он командует флотом в бою. Там, его детальное знание особенностей и конструкции драконов-метателей часто бывает критично.

Обычно адмиралы - это наследник престола и преемник грандмастера гильдии Огня. Хотя, возможны варианты.

Благодаря устоявшимся обычаям, Остров Китов царил в океане тысячу лет. Но все когда-нибудь кончается. Кончилось и мирное время, кончилось, когда на дальнем востоке, на берегах Яджийского моря подняло голову Зло. Не зря некоторые считают народы, живущие по берегам этого моря, по меньшей мере странными. А то и проклятыми... И не без основания! В конце концов, где еще ты сможешь найти лутинов, работающих с людьми или полудемона, управителя складов?

Кроме того, эти земли - самый настоящий рассадник пиратства и мы постоянно держим там флот открытого моря. Часть флота, к сожалению, практически изолированную от Острова - из-за преобладающих встречных ветров, дорога туда занимает месяцы.

Впрочем, не стоит считать эту местность совсем уж дикой. Встречаются там и удобные естественные гавани и хорошо оборудованные порты, ведется морская торговля. Есть там и короли, мнящие себя великими завоевателями. Впрочем, никто не мешает такому «владыке» попробовать себя в этой роли. Все, что ему нужно - построить какой-никакой флот да взять у нас в аренду пару Драконов. И время от времени, один из этих «королей», действительно захватывает соседнее королевство, высаживая десант в порту. Что ж... Дело житейское.

К сожалению, король Иро, был совершенно иной породы. В своем стремлении к завоеваниям, он перешел дозволенные пределы и стал марионеткой сил зла...


Первый сигнал нам подали Огоньки - крошечные суда дозорной флотилии. Остров издавна рассылает их по всему миру - иногда торговцы, иногда курьеры, но всегда шпионы. Глаза и уши Острова Китов по всем морям и океанам.

Вести принесенные ими должны были насторожить нас. Со всего Востока судостроительные материалы вдруг потекли в один-единственный порт. Брус, доски, смола, пенька и парусина - откуда-то взялось золото для оплаты, где-то нашлись суда для перевозки, сыскались мастера и рабочие для верфей... В тот же порт, на тех же судах везли рабов - на весла. И также, вдруг, по всем портам не просто вымели, буквально выскребли всех до последнего свободных моряков. Отрепье, сброд и пьяницы, но...

К счастью, военно-морской флот не строится в один день. Создать не толпу лоханок, плывущих по морю, как говно по речке, а эффективно действующий боевой механизм - задача нетривиальная. Занимающая куда большее время, чем создание сухопутной армии той же мощи. Причина... Причина в том, что в открытом море все куда сложнее чем на суше.

Простейший пример - пища. Житель Метамора, будучи в дозоре, вполне может прожить какое-то время на подножном корму. Так же и армия - пока движется по обитаемой местности. А вот флот в открытом море требует снабжения абсолютно всем. Причем, пресная вода и специально подготовленная пища - лишь малая часть. Одежда. Такелаж. Дерево, металл, тросы и парусина для ремонта судов. Топливо, жижка и запасные части для драконов. И многое, многое другое. На Острове Китов снабжение военного флота - целая наука!

Кроме того, солдатом может быть практически каждый, а вот моряком, а тем более хорошим моряком - увы. А уж офицером...

Потому мы, жители Острова, флот короля Иро просто не восприняли всерьез. Мы смотрели с высоты своего самомнения на его жалкие потуги, лишь посмеиваясь, но... Время шло. Корабли строились. Экипажи тренировались. Сначала в акватории порта. Поодиночке. В паре. В строю. Потом молодой флот короля Иро впервые рискнул выйти в открытое море. Их неуклюжие маневры вызывали смех у наших моряков, но время шло... Поначалу его суда возвращаясь в порт на ночь, но с ростом мастерства экипажей начали проводить в море сутки-двое... трое... неделю...

И мы забеспокоились. Мы передвинули флот открытого моря поближе к Драконьей Пасти - главному порту императора Иро.

Вы заметили? Уже не короля, уже императора. Да, к тому времени, завоевав несколько соседних королевств, Иро возложил на свою голову императорскую корону.

Что ж...

Император Иро продолжал строить корабли, мы усиливали флот открытого моря. Но так не могло продолжаться бесконечно. Начались проблемы со снабжением - по мере захвата императором портов на берегу Яджийского моря, мы более не могли пополнять там запасы и производить мелкий ремонт. Военно-морской флот всегда был главной статьей расходов Острова и содержание чуть ли не половины всех его сил, на таком расстоянии от основных баз и без поддержки берега, постепенно разоряло нас. Нужно было что-то делать. Что угодно - воевать, заключать мир... Мы больше не могли позволить себе роскоши ожидания.

Но и мирно сосуществовать мы тоже не могли. Вопрос превентивности... Кто накопит больше ресурсов? Кто первым начнет войну? Мы не могли более позволить императору Иро увеличивать флот. Потому, что во всей акватории Лазурного океана оставалась только одна достойная такой силы цель. Остров Китов.

Война была неизбежна, и мы решили начать ее первыми.


И вот, большая часть нашего флота шла на восток, периодически гребя и постоянно лавируя против практически встречного ветра. Король Теномидес лично возглавил флот, на тот случай, если пораженный нашей мощью император Теномидес согласится подписать ограничивающий его силы договор. Или, если императора не впечатлит наша видимая мощь, подписать этот договор над догоревшими обломками его флота и верфей...

К сожалению, флот вышел в море не в полном составе - наша гордость, королевский флагман «Кулак» стоял в сухом доке, а потому, король отправился в море  вместе с огненным адмиралом, на борту младшего флагмана. Предполагалось, что королевский галеас, закончив ремонт, догонит флот и король перенесет свой флаг на его борт перед входом в Драконью Пасть.

Две или три недели все шло по плану. И даже лучше - воодушевленные присутствием короля, моряки показывали чудеса. Никогда еще гребцы не гребли столь слаженно и ходко. Никогда не были еще столь четкими и выверенными боевые построения, как под строгим королевским присмотром. И сигнал «выше всяческих похвал», взвившийся рядом с королевским штандартом после исполнения флотом особенно трудного упражнения, встречали слитным восторженным ревом все. Даже команды, работавшие до изнеможения.

Это был звездный час нашего флота...


Флот Острова Китов был уже почти в виду Драконьей Пасти, в самые лучшие подзорные трубы уже различались Драконьи Зубы - прибрежные рифы, естественная защита гавани. И вот именно тогда, на горизонте появились долгожданные концы мачт королевского флагмана. Корабль шел под всеми парусами, быстро догоняя легший в дрейф флот, а мы смотрели и никак не могли прочесть сигнал, развивавшийся над мачтами...

«Огненному адмиралу. Грандмастер гильдии Огня отравлен. Град, огненный мастер».

Огненный адмирал, а теперь уже грандмастер гильдии, застыл на месте, еще и еще раз перечитывая слова, которых не могло быть над мачтами галеаса. Не могло и все тут. Он отказывался верить в то, что его друг и практически отец уже никогда не взойдет на борт королевского флагмана, что кабинет под шпилем опустел и что именно ему, здесь и сейчас придется принять на себя ответственность за судьбу гильдии, а практически и всего королевства...

Молодой грандмастер не мог, да и не хотел сдержать слезы, когда в знак траура на кораблях флотилии приспускали флаги. Наконец он взял в себя в руки и с каменным лицом наблюдал, как медленно пополз вниз штандарт огненного адмирала и другой, уже грандмастера гильдии взвился рядом с королевским.

И глядя, как весь флот приветствует нового главу гильдии огнем из сотен Драконов, он сказал стоявшему рядом королю:

- Не столь уж и много лет назад, на церемонии коронации, я увидел слезы на глазах принца, в одночасье ставшего королем. Ваше величество, по сей день я думал, что то были слезы радости...

Король ответил, печально улыбнувшись:

- Очень немногие могли видеть столь впечатляющее зрелище. Строй из сотни кораблей, салютующий огнем в их честь... И все же я ни минуты не сомневаясь, отдал бы всю эту роскошь, лишь бы видеть как мой мастер смеется и любит и дышит полной грудью... - несколько минут его величество смотрел на заволакиваемый тучами горизонт. - Что же о слезах... Ты прав. Я еще охотнее отдал бы мой трон и все к нему прилагающееся, в обмен на жизнь отца. Но Смерть - неумолимый дух, чей выбор неоспорим, чье подведение итогов абсолютно и он единственный, кого еще ни один смертный не смог переспорить. Вглядись еще раз в этот строй, в этот пылающий пламень, в эти лица... Прочувствуй и запомни - тебе доверили великую Силу, но еще большую ответственность. И знай - я думаю, грандмастер гильдии выбрал достойного преемника.

С этими словами король церемонно преклонил колено, приветствуя нового грандмастера.

И все руки и весла флота трижды вскинулись вверх в приветствии...


Печально было вступление в должность молодого грандмастера. Даже сейчас, отдаленный от тех событий десятилетием и тысячами миль, я с трудом сдержал слезы, когда воспоминания навалились всей тяжестью... Как будто это произошло всего минуту назад, нет не минуту, миг! Нет, происходит прямо сейчас, все это - гул ветра в такелаже, удары волн в борта, резкий, едкий запах Драконьей жижки, смолы и морской соли... Замершие ровными рядами корабли флота и король Теномидес - величественно преклонив колено, стоящий на мостике, прямо перед застывшим, как столб грандмастером...

Но все проходит, прошел и тот миг, миг торжества и печали. А жизнь двинулась дальше.


К тому времени, когда закончились все церемонии, «Кулак» почти соединился с флотом. Король и молодой грандмастер уже хотели спуститься вниз, в адмиральские апартаменты, но в этот момент меж мачтами «Кулака» опять заплескались сигнальные флаги:

«Не хотел мешать церемониям... - сказали они. - Наследник престола на борту».

И тут же «Кулак» поднял штандарт быстроходного адмирала.

- Что?! Как? Какой кракен притащил сюда Гектора?!! - озадаченно воскликнул король. - Сигнальщики, запрос от моего имени!

И тут же флаги с вопросом взвились к небу.

«Яд обнаружен также в пище наследника короны, - ответил «Кулак». - В открытом море безопаснее, пока заговор не раскрыт. Надеюсь, Ваше Величество не возражает».

- Опять яд!! - вскричал Король, вне себя от ярости. - Оружие трусов и интриганов! Он прав, разумеется! Передать ему мое согласие! Добавьте - мы встретимся и обсудим все это на борту «Кулака», когда я перенесу туда свой флаг!

И разноцветные квадраты сигнальных флагов вновь взвились на ветру...

Тем временем королевский флагман медленно маневрировал, продвигаясь к своему месту в строю. Его огромная масса делала задачу очень непростой. Должно было пройти несколько часов, прежде чем он займет место во главе флота.

- Знаешь, - размышлял тем временем вслух грандмастер, - я думаю, это первый случай в истории Острова Китов, когда весь цвет острова находится в море.  Наши традиции не зря повелевают нам держать дома либо короля, либо его наследника. И точно так же с грандмастером и его преемником...

- К чему ты клонишь? - усмехнулся король, отходя от дубовых перил кватердека. - Намекаешь, что неплохо бы отправить меня и тебя домой? А кто будет командовать флотом? Может быть твой преемник? Он случайно не здесь?

- Нет, он дома, преподает в академии. И даже не знает, что избран, - горько усмехнулся грандмастер. -  Ты и я... мы будем командовать флотом. Но Гектор должен быть сохранен. Любой ценой. И даже без его согласия. Он твой единственный наследник и самый многообещающий король из всех возможных.

- Я согласен с тобой... - вздохнул король.

- Но?

- Но. Будет ли мудро отправить его назад, домой, пока отравитель еще не пойман? Мы должны решить проблему с этим самозваным императором. Или он убьет нас. Ты видишь? Он обескровил наши финансы. Сейчас он попытался уничтожить моего наследника и смог уничтожить твоего наставника.  Кто следующий? Мы с тобой?

- Это... возможно, - молодой грандмастер навел на борт «Кулака» подзорную трубу. - Ты предполагаешь, что отравитель послан Иро? Еще один повод закончить здесь все дела как можно скорее. И отнюдь не миром. Но все же. Если.

- Если, как ты говоришь, то... Ты прав, - кивнул король Теномидес. - А справится ли мой сын с королевством? Грандмастер, ты неплохо его знаешь, что скажешь? Он готов?

- Если честно, то нет, ваше величество, - ответил грандмастер, откладывая бронзовую трубу и поворачиваясь к королю. - Он не готов. Но если... то справится. Если будет жив.

- А твой преемник?

- Конечно, нет! Он даже еще не исполнял обязанности огненного адмирала!

- И значит, в случае удачного покушения на нас с тобой, Остров Китов ждет опаснейшее положение, когда и грандмастер, и король будут безусыми юнцами, не нюхавшими морской соли. А у императора Иро будет время усилиться... И тогда, он сможет уничтожить Остров Китов и контролировать океаны!

Казалось, леденящий холод предчувствия на единый миг охватил их, затуманил мысли, смутил чувства... Потом грандмастер возмутился:

- Ваше величество, да разве может быть место безопаснее флагмана нашего флота? Сами боги трепещут перед нашей силой! Даже драконы не рискнут напасть на наш флот! А Иро... Пусть только вякнет против, мы спалим его скорлупки, и порт, и верфи, сожжем и пустим пеплом по ветру! Давай же переместим наши флаги на борт «Кулака», и посмотрим, что скажет этот самозваный император, когда за нашей спиной будет стоять весь флот! Увидим, кто забоится войны и смерти!

- Хорошо сказано, - улыбнулся король. - Помнишь, слова, что выгравированы на камне, над главными воротами гильдии Огня? «Удача благоволит смелым!»


Удача благоволит смелым!.. О, да. И уже вскоре все мы поняли, сколь же дерзок и смел был император Иро. Когда внезапный шквал, буквально искрящийся от магии, расстроил ряды флота. Когда захваченные врасплох капитаны все больше и больше расстраивали построение, стремясь избежать столкновений, пока команды второпях спускали паруса.

Шквал стих, но на смену ему почти тут же пришел следующий, еще сильнее, и следующий, потом череда шквалов слилась в один чудовищной силы, напоенный магией шторм. Ветер все усиливался, пока не завыл в оснастке, подобно голодному демону, следом поднялась жуткая зыбь...

Один за другим капитаны бросали за борт плавучие якоря - по сути, настоящий подводный парус, помогающий кораблям держать нос против ветра, да немного тормозящий. И вот, со спущенными парусами флот беспомощно дрейфовал, подгоняемый магическим штормом, дрейфовал к захлестываемым волнами рифам Драконьих Зубов...

Я не могу даже описать силу ветра, атаковавшего наш флот. Ветер, срывавший такелаж... Ветер, вырывающий двухдюймовой толщины крышки весельных клюзов... Ветер, кладущий на бок корабли, при неудачном маневре - без парусов! Ветер, буквально обретший плотность каменной стены!

Учитывая, что преобладающие ветры в том месте не просто иные, а буквально встречные, мощь влитая магами Иро в этот магический ураган просто непредставима. Ни у одного мага, ни у десятка магов, ни даже у сотни магов просто не могло быть таких сил.

Однако у магов императора Иро эти силы все-таки были.

Все, что мы могли сделать - держать корабли носом к волне, ждать и молиться, чтобы маги противника обессилили до того, как мы окажемся на камнях... Мы не могли идти галсами - корабли просто ложились на бок даже при попытке. Мы не могли даже пытаться применить весла - волны и ветер вырвали их из креплений, вдобавок калеча гребцов.

А волны? Море к тому времени покрылось просто гороподобными волнами. Те,  кому суждено было пережить эту безумную скачку, очень, очень долго помнили, как нас подбрасывало вверх, когда корабль обрушивался вниз с гребня волны... а еще дольше мы будем вспоминать, как замирало сердце, когда нос корабля накрывало гребнем следующей и мы с трепетом гадали - выдержит ли стонущий от напряжения киль, не лопнет ли трещащая обшивка, не зазвенят ли предвестником смерти рвущиеся тросы?..

Уже начали гибнуть корабли - сначала самые старые, те, чьи шпангоуты и кили не выдерживали чудовищной пляски. А может это была обшивка... Или треснувшая мачта... Перетершийся канат... Они еще могли появиться ненадолго, на гребне волны - как и все остальные, снова и снова, но... Рано или поздно волна поднималась, а корабля там просто не было. Сотни жизней, оборванные в один краткий миг...

Молодой грандмастер, еще недавно с блеском исполнявший обязанности огненного адмирала, был взбешен своей беспомощностью. Цепляясь за снасти, как и все остальные, он бессильно проклинал Иро и все адские силы, пущенные императором против флота Острова Китов. Крича вызов ветру, и даже сам не слыша свой голос, он смотрел как остатки еще минуту назад отличного корабля, облепленные уцелевшими моряками, едва не задели борт его собственного судна... Их крики и мольбы не могли пробиться сквозь вой ветра, но их лица останутся в его душе навеки. Они умрут, накрытые этой волной или следующей... И он сам, вместе с королем мог последовать за ними, задень обломки борт младшего флагмана!

И вот, именно тогда, в самой бездне отчаяния, ему пришло озарение. Грандмастер замер, обдумывая пришедшую мысль... Потом, тщательно рассчитывая каждый шаг, он прорвался сквозь мечущиеся по палубе волны и ураганный ветер на мостик, к сигнальному шкафчику. Разыскав нужные, грандмастер сунул их в руки капитана. Тот, рассмотрев флаги и расшифровав сообщение, остолбенел. Несколько мгновений он переводил выкатившиеся глаза с флагов на своего, ныне уже не огненного адмирала, но в конце концов сработала привычка к беспрекословному исполнению и капитан кивнул, принимая приказ.

Не желая отправлять матросов и офицеров исполнять смертельно опасное задание, капитан сам подвесил флаги на фал и поднял их на флагшток. Трижды море пыталось смыть его за борт, но каждый раз капитан появлялся из пены, упорно продолжая тянуть.

Понять написанное было очень просто:

«ОБРУБИТЬ ЯКОРЯ И СМЕНИТЬ КУРС. ДЕЛАЙ КАК Я.»

Даже  забыв на мгновение о том, что этот приказ может привести их прямо на скалы с ветром в спину, сам поворот будет делом невероятно трудным и опасным, потому что на какое-то время корабли окажутся бортом к ветру и волнам...

При таком ветре и волне, ни один капитан добровольно не пойдет на такой риск. Выполняя же приказ... Выполнение этого маневра станет смертным приговором для половины флота и все они это понимали. Но флот Острова Китов гордился своими древними традициями, на борт его кораблей никогда не ступала нога труса... И на флагштоках взвились подтверждения полученного приказа - один за другим капитаны поднимали тот же сигнал.

И вот, выждав достаточно, чтобы все капитаны прочли приказ либо прямо, либо с других флагштоков, молодой грандмастер гильдии Огня яростно махнул рукой капитану. Тот потянул сигнал вниз, приказывая тем самым: исполнить маневр!

Практически одновременно рухнули топоры, обрубая тросы плавучих якорей и тут же, практически разом все рули повернулись, разворачивая поднявшие штормовые паруса корабли...

Волны и ветер, чудовищной силы, мотали корабли флота, кладя их на бок, вырывая и выламывая крепления такелажа, зачастую вместе с куском борта, бросая боком с гребня... Корабли с небольшой поломкой, старые, изношенные, с неопытной командой или же просто менее удачливые переворачивались и разваливались на куски под ударами тяжелых волн. Почти половина флота погибла там, посреди бушующего океана... Погибла, веря в правоту их командира и надеясь, что их жертва не будет напрасной.

Младший флагман, корабль, несший на борту короля и грандмастера гильдии, не пострадал и теперь тяжелые удары приходились в его корму, не в нос. Повинуясь приказам капитана, матросы немного разрифовали короткие, штормовые паруса, потом еще, чуть-чуть, добиваясь устойчивого хода вровень с волнами. Флот равнялся на флагмана и теперь все они, совместно шли к беснующимся бурунам Драконьих зубов, со скоростью не менее тридцати узлов...


- Ты безумец!!! Ты убьешь нас всех!! - устойчивый, пусть и тяжелый ход сделал возможным передвижение по выровнявшейся палубе и первым этим воспользовался король Теномидес. Сейчас он выплескивал всю накопившуюся ярость и отчаяние. - Зачем, зачем ты это сделал?! Половина флота!! Пять тысяч человек!! Как ты глянешь в глаза их детям и женам?! Чем подкупил тебя Иро?!! Какими благами?! Безумец! Скажи мне!!

- Так и взгляну. Прямо, - обвинения ударили молодого грандмастера гильдии в самое сердце, и он тоже не стал беречь самолюбие сюзерена. - Это их работа. Это моя работа. И я ее делаю. Я веду флот к победе! Поверь мне или уйди с моего пути, но в любом случае не мешай!

- К победе?! Ты ведешь флот к гибели!

- Если такова цена победы, значит, так тому и быть, - с этими словами грандмастер отодвинул короля с дороги и подошел к изумленному капитану. - Поднять сигнал: «Принять мористее. Пройдя створ бухты, атаковать флот противника огнем и тараном».

- Ты действительно безумен... - раздался вздох сзади.

- Сэр, это самоубийство. Принять мористее... - в свою очередь сказал капитан. —Это почти невозможно. При таком ветре... Малейшая ошибка - и мы все мертвы, сэр.

- Безумец?! Может быть! - в голос закричал грандмастер. - Смерть?! Вон она, наша смерть! - он указал рукой вперед по курсу, на беснующиеся волны у гранитных столбов Драконей челюсти, уже прекрасно видные с высокого мостика младшего флагмана. - Иро хочет нашей смерти?! Так не лучше ли умереть, утащив за собой врага? Вцепившись зубами ему в горло?! Мы все умрем?! Да!! Мы все умрем!!! Но так умрем же, чтоб и врагам тошно стало!! Так умрем, чтобы встать костью поперек горла императора Иро, чтобы утянуть за собой все его мечты и надежды!!! Это безумие?! Тогда да, я безумец!!

Грандмастер глубоко вздохнул, оглядываясь. И король, и капитан, и вся команда, до последнего матроса пораженно глядели на него. Кажется, его слова достигли цели...

- Капитан! Поднять сигнал и быть готовым к маневру!

Сигнал взвился на топе грот-мачты.

На этот раз ответ пришел медленнее. Каждый капитан вынужден был обдумать и убедить свой экипаж, почему они должны умереть. Но не зря флот Острова называли лучшим в мире. В конце концов, все корабли флотилии подняли флаги, решившие их судьбу. И увидев, как скользнул вниз сигнал, каждый капитан начал приводить свой корабль к ветру, до предела переложив руль вправо, чтобы обойти рифы Челюсти...


Нам всем нужно было всего лишь пойти совсем немного мористее, приняв круто под ветер...

Вот только многие корабли не смогли принять столь круто под ветер. Немногим менее четверти часа понадобилось, чтобы остатки флота приняли новый курс, и почти тут же стало ясно, что лишь самые новые суда, с самыми лучшими капитанами и экипажами смогут обойти Зубы...

И глядя на это сражение, борьбу капитанов, экипажей и кораблей против магического ветра, грандмастер вдруг с обреченной ясностью понял, что «Кулаку», красе и гордости флота Острова, кораблю, несшему на борту наследника, не суждено победить.

Разумеется, капитан и команда доблестно пытались оспорить веление судьбы, и какое-то время, грандмастер даже посмел надеяться, что им удастся. Но огромная масса корабля и ветер были против... Стремясь как можно скорее уйти из под ветра, капитан перегрузил верхушки мачт парусами и в какой-то момент часть перегруженной оснастки не выдержала. Сначала рухнула верхушка бизань-мачты, зацепив и повредив такелаж остальных, потом зашаталась и рухнула уже вся грот-мачта... Почти тут же я понял, что «Кулак» теряет управляемость, вихляет на курсе, все сильнее... и сильнее...

Грохот столкновения был слышен даже на борту младшего флагмана. Уцелевших не могло быть - мы видели, как корпус корабля буквально раскололся на куски, тут же размолотые чуть ли не в щепу, ударами чудовищных волн.

Все мы замерли, лишь король Теномидес зашатался и взвыл от горя. Бывший огненный адмирал пытался утешить его, но слова пропадали втуне, к тому же глава Огненной гильдии сам был уверен, что проживет немногим более. Глядя на беснующиеся у подножий скал волны, на проносящиеся в опасной близости от борта каменные столбы...

Но тут король взял себя в руки.

- Грандмастер, я обвинил тебя облыжно и несправедливо, - сказал он громко, очень громко, почти прокричал, перекрывая рев ветра и грохот волн о скалы. - Моими устами говорила ярость и боль. Да, твой приказ отправил наследника на смерть, но смерть обдуманную и с решимостью в сердце. Нет, и не может быть лучшей смерти для наследника короны Острова Китов. Горе разбило мое сердце, но неотложные обстоятельства обязуют меня избрать себе преемника немедля. Мастер огня, ныне я объявляю тебя своим наследником. Принимаешь ли ты сии обязанности?

Молодой глава гильдии, разумеется, был изумлен и, говоря по чести, раздосадован. Слова короля были сказаны... Не вовремя. Приближалось время поворота в створ гавани, он всей кожей чувствовал, что ветер, до того исправно тащивший флот к Драконьим Зубам менялся. Похоже, маги императора Иро пытались что-то предпринять, увидев наш отчаянный маневр, и в это время, когда адмирал должен был думать только о подступающей все ближе атаке и ветре, от него вдруг потребовали ответа на очень, очень непростой вопрос...

Традиции и законы обязывали его отклонить предложение короля. Мудрость предков не зря заставляла нас разделять права и ответственность. Но ему нужно было командовать флотом, ловить изменяющийся ветер, отдавать последние приказы уцелевшим кораблям перед атакой, он был уверен, что почти наверняка погибнет вместе с королем...

А потому, кивок его подразумевал такие слова: «Да, что угодно, только отвяжись и не мешай!»

К сожалению, его величеству угодно было увидеть в том коротком, раздраженном кивке только: «Да».


* * *


Безбрежные просторы Лазурного океана и беснующиеся волны исчезли, сменившись холодным гранитом каменных стен Цитадели. Лишь ветер, ветер, дующий там снаружи, ветер врывающийся в зал Молчаливого мула сквозь мельчайшие трещины древних стен, ветер заставивший несокрушимые балки и арки подрагивать в такт его напору - ветер был таким же.

Я остановил рассказ, чтобы передохнуть и отхлебнуть принесенного Донни подогретого вина.

- Фил, зачем ты говоришь о себе в третьем лице? - мой друг и коллега Маттиас разумеется не пожелал остаться в стороне. - Все мы знаем тебя, смею надеяться, знаем неплохо и уже давно обо всем догадались. Нет больше смысла прятать прошлое.

Воистину, сколь многих проблем можем мы избежать, просто обдумывая ответы... Но что можно ответить на такой вопрос? Правду? Говорить правду трудный путь. Трудный, но мне ли привыкать к трудностям?

- Потому друзья, что это был кто-то другой. Не я. Я... я остался там, на сияющем белизной песке Драконьей пасти. Вместе с младшим флагманом. Вместе с людьми, которых повел в бой. Я просто не мог, не имел права выжить, когда почти все они погибли. Мой путь домой оплачен кровью... Чужой кровью. И слишком велика была эта плата, чтобы я... вернулся.

Наступила тишина и я продолжил рассказ.


* * *


Несомые ветром, одни за другим, корабли флота Острова Китов проходили сквозь кипящие буруны у подножья Драконьих Зубов. Многие моряки нашли там свою могилу, если рулевой не мог удержать судно достаточно остро к ветру или, повторив судьбу «Кулака», когда не выдерживала перегруженная оснастка. В конце концов, ко входу в гавань подошла лишь малая часть грозной флотилии - всего два десятка кораблей прошло за волноломы. Все еще мчась втрое быстрее, чем когда-либо считалось возможным для военного корабля, потрепанные и уставшие, но все же способные и желающие уничтожить могущество императора Иро на корню...

Говоря откровенно, Драконья Пасть - куда лучшая гавань, чем наша Устричная Бухта. Защищенная от ураганов и тайфунов естественными волноломами, прикрытая ими же от возможного нападения с моря, идеально приспособленная и для строительства, и для тренировок... В тот день гавань стала великолепной ловушкой. Замерший ровным строем у пирсов флот императора Иро, сухие доки, склады, казармы... Вся сила молодой империи, сконцентрированная в одном месте!

Лучшая из всех возможных цель для атаки. И самый центр ее - сорок линейных кораблей имперского флота. Я замер на мостике младшего флагмана, всматриваясь вперед, выбирая цели первого удара и тут же отдавая приказы сигнальщикам. Даже если наши суда превратятся в обломки, даже если все мы останемся в этой бухте, все равно, ущерб, нанесенный флоту империи Иро одной единственной огненной и таранной атакой будет непредставим. Собственно, об имперском флоте уже завтра можно будет говорить лишь в прошедшем времени...

И вот именно в эту минуту, когда последние приказы уже были отданы, и лишь только расстояние отделяло нас от близившейся с каждой минутой смерти... или бессмертия, капитан обратил мое внимание на замерший в стороне ото всех роскошный галеас.

- Взгляните сэр, это несомненно императорский флагман! Может, стоит отправить кого-нибудь сжечь его?

- Неплохая мысль! - согласился я, - быть может, и сам император будет на борту! Спалить его самого, вместе с флагманом... Отправляй туда Бегущего!..

- Подожди!

- Ваше Величество? - обернулся я к вмешавшемуся в разговор королю.

- Император Иро не моряк, это мне известно достоверно, - сказал король, подходя к ограждению мостика. - Его не будет на борту флагмана. Он будет... Взгляни, куда ведет дорога от пирса. Видишь строение, то ли изящный замок, то ли чрезмерно укрепленный загородный дом? Там он и будет. А еще... Угадай, где будет маг, призвавший магическую бурю?

Я замер, вглядываясь сквозь приближающую трубу в роскошное здание.

- Тем более! Нам нужно...

- Нет! - возразил король. - Мы не можем отправить туда целый корабль! Наши цели - флот, доки, склады, казармы... Без флота император станет пустым местом, он силен лишь постольку, поскольку у него есть кем командовать!

- Но мы не можем оставить без внимания источник всех наших проблем! В конце концов, именно Иро построил угрожающий нам флот, и он же создал империю! Он сможет повторить это!

—Я не говорил, что мы должны оставить императора и его магов без внимания, - усмехнулся король. - Я сказал лишь, что мы не можем выделить для этой цели корабль. Но мы можем отправиться туда сами. Ты и я. Вдвоем.

Охватившее меня чувство можно было бы назвать досадой, не будь оно одновременно смешано с печалью. Гибель сына явно подсекла ум короля - подумал я тогда. А еще решил - наверное стоит изолировать беднягу, до начала боя... Я оглянулся, прикидывая, кого мне стоит привлечь на помощь и, по-видимому, король угадал мои намерения.

- Я не сошел с ума, сын мой и знаю что говорю! Я смогу обернуть себя и своего наследника. Это семейная магия, передаваемая от отца к сыну тысячелетиями. Сын мой, ты готов пойти со мной?

Передо мной встал нелегкий выбор: остаться вместе с флотом, тем самым добавив свой опыт и ум на весы грядущей битвы, но при том оставив в живых магов и императора. Или покинуть флот, фактически оставив его без адмирала, вручив судьбу битвы в руки людей к тому не готовых, но одновременно увеличить их шансы на победу отвлекая, а может даже убив мага, создавшего чудовищной силы магическую бурю...

Выбор был труден, но время поджимало, и я кивнул.

- Отлично! - воскликнул король. - Передавай командование, потом крепко возьми меня за руку. В первый раз могут быть неприятные ощущения и дезориентация, просто расслабься и не сопротивляйся. Когда станешь чайкой...

- Чайкой?! Маг, император, охрана - и против всего этого две чайки?!

- Ну да, чайкой. А ты чего ожидал? Дракона? Сын мой, у нас будет преимущество. Кто обратит внимание на двух чаек возле моря? И раз уж оно у нас будет, надо использовать его до предела!

- Что ж... Чайки, так чайки, - усмехнулся я, поворачиваясь к помощникам. - Капитан, как старший офицер флагмана, примите командование флотом. Вы знаете ваши цели - флот императора Иро, сухие доки, склады, казармы. Сожгите их напрочь!

- Сорок линейных кораблей, береговые катапульты, вспомогательные суда... - кисло улыбнулся капитан. - Подумаешь, какая мелочь!

- Разумеется, - кивнул я, - у нас целых два десятка кораблей, а значит нас больше. Но мы ведь и не обещали врагам воевать честно! А потому, сигнальщики приказ по флоту: «Цель перед нами. Не посрамим же память предков и честь флота! Встречаемся у флагмана императора Иро. Убив императора и магов, буду ждать вас там. Навеки ваш огненный адмирал». И... Ваше величество, я готов.

Король крепко ухватил меня за руку и в тот же миг, как будто огненная волна прокатилась по всему моему существу, корежа тело, меняя самую мою суть. На какой-то миг все вокруг подернулось мерцающей дымкой, размылось...


- Летишь! Летишь! За мной! За мной! - пронзительный крик, раздавшийся над самым ухом, привел меня в себя и я понял, что действительно лечу!!

А ветер...

Несущий корабли как щепки...

Вдруг подставил мне такую упругую спину...

И волны...

Покрытые кипящей пеной...

Стали полупрозрачными, и я увидел в глубине, в толще воды, движение и танец рыбьих стад...

И воздух...

Окрашенный мерцающим узором, полупрозрачным, текучим, растянутым с севера на юг...

Шепнул: доверься мне!

Тогда я расставил шире опорные перья правого крыла и сжал плотнее левого, а хвост, тоже увенчанный веером перьев, сам собой отклонился чуть вниз, и ветер, срываясь с левого крыла и упершись всей своей мощью в правое, послушно толкнул меня, против волн и потоков, вслед за королем. Сначала к берегу, потом сквозь мерцающее и струящееся, качающееся и стремящееся, крутящееся и срывающее пенистые шапки с волн, к островку покоя - у окна, на подветренной стороне башни.

Но едва я уселся на камни стены, возле окна, как перья мои сами собой взъерошились, словно леденящий ветер проник под перья, пух и кожу, коснувшись самого сердца. Магический жар и монотонное, заунывное пение донеслись до меня сквозь редкое и дорогое стекло... Я попытался спросить короля - что происходит? - но смог издать только хриплый крик. Мы не могли говорить! На какие-то мгновения мы замерли, пытаясь угадать мысли друг друга, и тут до нашего слуха донесся отдаленный грохот столкновений. Время истекало...

Не знаю, чем бы кончилась эта история, будь я там один, наверное, я так бы и вернулся оттуда, несолоно хлебавши, но король вдруг ринулся вперед и начал неистово стучать клювом в стекло. Это было... было... великолепной мыслью! Рано или поздно кто-нибудь попытается прогнать нас, открыв окно и тогда... Поняв эту простую мысль, я присоединился к королю.

Вскоре наши усилия оказались вознаграждены - окно распахнулось, зазвучали проклятья, и в нас полетела тряпка. Мы тут же залетели внутрь, едва успев проскользнуть мимо закрывающейся створки, и узрели невероятное зрелище.

Посреди пятиугольного зала, над кроваво пылающими линиями пентаграммы замерло пятеро магов, а внутри... Оттуда, из-за пылающих кровавым огнем магических стен, на нас взглянула СИЛА. Непрерывно меняющая облик, становящаяся то тенью, то огненным сгустком, то водяной взвесью, то даже пыльным вихрем, СИЛА ярилась, рвалась на волю, желая отомстить пленившим ее людям, но непрерывно звучащий речитатив смирял ее ярость, обращал ее в магию, в магию...

«Вот оно, сердце магической бури!» - подумал я, несясь по залу и уворачиваясь от брошенной в меня еще одной тряпки. В конце концов, пометавшись под крышей и вдоль стен, внеся немного сумятицы в речитатив магов, я, вслед за королем укрылся в каком-то закутке возле входа, среди полок с химиками, по-видимому, над рабочим столом алхимика.

Поиск и погоня были немедленно прекращены - маги возмутились, что беготня слуг отвлекает их куда сильнее, чем стук по стеклу и даже сами птицы. И нас немедленно оставили в покое.

Но мы не представляли, что делать. Я летел сюда, думая об одном маге, пусть даже и чудовищной силы. Напасть, отвлечь, быть может даже убить... Но магов было пятеро! И за спиной каждого стоял сменщик, готовый в любой миг подменить уставшего или отвлекшегося коллегу!

Превратиться в людей? Слишком долго. Нас убьют, прежде чем завершится превращение. Действовать в птичьей форме? Но в этой форме мы были столь же беспомощны и уязвимы, сколь и настоящие птицы!

В отчаянии, я начал прыгать по полкам, забыв о риске быть обнаруженным. На что я надеялся? Не помню. Но ведь, не забывайте, я был грандмастером гильдии Огня и как таковой неплохо знал алхимию. Кажется, я надеялся составить что-нибудь вонючее или едкое... И каково же было мое изумление, когда я обнаружил в одной из банок прекрасно знакомую мне основу Огня!

Это был безумный риск - пытаться составить нужную смесь, вдохнуть в нее магию, упаковать полученное - и все это только при помощи крыльев, лап и птичьего клюва! Но там была готовая основа и вполне пригодные заменители всего остального... И я рискнул.

Лапами и крыльями оттащил я драгоценный сосуд в дальний угол, укрыв его шеренгой высоких реторт, и крыльями же показал королю другие. Затем используя клюв в качестве мерного стаканчика и мензурки и просто емкости для переноски, начал смешивать Гракхов Огонь в самом сердце владений императора Иро. Я не мог сделать много смеси, сами понимаете, какие инструменты - клюв и крылья настоящей птицы.

Как раз в то момент, когда я закончил, в помещение ворвался высокий, богато одетый мужчина и с порога громогласно потребовал от магов предпринять хоть что-нибудь против трижды проклятых островитян, ворвавшихся в гавань:

- Они жгут мой флот! - кричал он. - Залейте их дождем! Захлестните их волнами! Сделайте же хоть что-нибудь, иначе не будь я император...

Император! В моих крыльях был стеклянный сосуд с Гракховым Огнем, перед мной стоял никто иной, как император Иро, стоял у самых полок и...

Я облил его Огнем с ног до головы!

С дикими воплями, пытаясь одновременно затушить пылающие волосы и сорвать горящую мантию, император бросился вперед и попал прямо в центр пентаграммы. Более того, пересекая магические границы, Иро нарушил их целостность. Совсем чуть-чуть... Но силе, заключенной в пентаграмме этого хватило.


Тут мои воспоминания ставятся несколько хаотичными. Да собственно и о воспоминаниях-то говорить толком нельзя. Так, несколько относительно ярких картин, перемежающихся хаосом бегства. Четко помню лохмотья, буквально обрывки тел магов на обвалившихся стенах пятиугольной залы. Помню пылающие стены замка-поместья. Помню, как пролетал мимо охранника, самым натуральным образом вывернутого наизнанку и наколотого на флагшток одной из башен. Где-то во время бегства по разваливавшимся прямо на глазах коридорам замка, мы с королем потеряли друг друга, но где? Не помню.

К тому же, во время бегства мне стало... мягко говоря, нехорошо. Перемещая клювом из склянки в склянку химикаты, я отравился и вот теперь меня настигли последствия. Все помутнело, голова кружилась, в горле как будто застряло что-то, так что воздух еле-еле прорывался в легкие. К тому же я надышался дыма в охваченных пожаром залах замка...

В себя я более-менее пришел только поздно ночью, на берегу океана. И пристроившись на ветке высокого дерева, до самого утра любовался великолепными зрелищами - видом пылающего порта, заревом на месте припортового города, а уже под утро - еще одним заревом севернее, там, где по моим прикидкам находилась столица империи.

В дальнейшем я узнал, что демон неистовствовал на территории империи и окружающих землях несколько лет, прежде чем целая армия магов, объединившая магические гильдии всех соседних государств, смогла его то ли уничтожить, то ли, изгнать, то ли, скорее всего, каким-то образом где-то заточить.

Честное слово, даже победив имперский флот и уничтожив все, что только можно уничтожить при помощи Драконов-метателей Огня, мы не причинили бы этим землям и тысячной доли ущерба, сотворенного демоном, собственноручно призванным императором Иро. Собственно говоря, от империи как таковой не осталось даже названия. Лишь обгорелые развалины городов, да пустыня на месте цветущих полей и лесов.

Впрочем, все это я узнал гораздо позднее, а тогда... Время шло и сквозь дым и гарь проникли первые лучи начинающегося нового дня. Мне нужно было куда-то лететь, что-то делать... К тому времени я уже совсем потерял надежду когда-либо сменить крылья на собственные руки, поскольку посчитал своего короля и сюзерена погибшим в коридорах разрушенного замка. Но все же решил поискать остатки флота - проверить уцелевших, да просто собственными глазами увидеть, жив ли хоть кто-то!

Не буду рассказывать, какие чувства охватили меня, когда я увидел пустой причал императорского галеаса и торчащие из-под воды мачты младшего флагмана... Так же умолчу о том, чего мне стоило все-таки найти роскошный корабль в море. Достаточно лишь упомянуть, что я его все-таки нашел, догнал и, упав из последних сил на палубу, обнаружил там короля...


Печальным было наше возвращение в порт, еще печальнее были лица встречающих, но хуже всего оказалась тяжесть взглядов и тихий плач вдов, с надеждой глядящих на сходящих по мосткам уцелевших. Лишь сто сорок три человека вернулось в Устричный порт из без малого десяти тысяч ушедших... А вместе с ними, там в кипящих волнах у ворот Драконьей Пасти остался наследник короны Гектор Теномидес, надежда и опора короля Теномидеса. Мы преградили путь силам зла, действовавшим через императора Иро, но какой ценой! Уничтожив имперский флот, мы сами остались без военного флота и лишь пять лет спустя смогли хоть как-то заняться своими прямыми обязанностями - охраной торговых маршрутов.

Все эти пять лет все мы занимались восстановлением. Король фактически заново строил флот, учил моряков. Гильдия Огня, уже под моим руководством, делала драконов-метателей и готовила огненных мастеров.

И самое главное - королевская династия прервалась...

- Неправда!! - рев короля опять перекрыл вой ветра за стенами. - Преемник есть! Ты мой преемник!

- Король Теномидес. Посмотри на меня, - вздохнул я. - Просто посмотри. Кто будет слушать мои приказы? Как я буду их отдавать? И дня не прошло с тех пор как я прятал морду на груди лорда Хассана, испугавшись падения с подоконника. С деревянной полки высотой тебе едва по пояс!

- Небольшая поправка! - вмешался лорд Хассан. - Этот подоконник находится в комнате на вершине башни нашей достопочтенной гусыни. И падал ты наружу.

- Но ведь не упал же!

- Вот и я о том же, - ухмыльнулся лорд.

- Это ничего не значит! Право же! Какой из меня наследник престола? Разве смогут другие короли воспринять меня всерьез?

- Монарх неспособный воспринять всерьез творца победы в самом большом морском сражении столетия, недолго просидит на троне, - ответил на мой риторический вопрос король. - Фил ты недооцениваешь моих коллег. Мы куда больше знаем о проклятьях и магии, чем ты можешь даже предположить. Мало? А ты знаешь, что по берегам Лазурного океана твое имя до сих пор произносят с благоговением? А кое-кто и с придыханием... Особы женского пола, если ты не понял. А твоей консультации до сих пор испрашивают весьма высокопоставленные лица... И предлагаемые суммы впечатляют даже меня!

- Благоговение?! Придыхание?! Это смешно! Эти люди не были там, они не понимают, что в той победе нет моих заслуг!

- Фил, десять тысяч человек так верили в тебя, что умерли добровольно, по твоему приказу. Так ли они плохо знали их адмирала? Мы пошли за тобой, и ты привел нас к победе. Будь командиром любой другой, они все равно умерли бы, но умерли, потерпев поражение. Ты не можешь этого отрицать! В конце концов, если тебе и этого мало, вспомни - я обязан тебе королевством. И жизнью.

Я нервно прошелся туда-сюда...  как делал когда-то стоя на мостике флагмана.

- Ваш... Отец, пусть так. Пусть даже так. Но Остров Китов прекрасно обходится без меня. В конце концов, если возникнет действительно острая необходимость, я вернусь в гильдию, но...

И в этот момент я уловил наконец, что же беспокоило меня последние минуты. Звук ветра изменялся, а прямо сейчас к нему добавился глубокий гул, идущий как будто снизу, из-под земли. Этот гул... Очень знакомый, чересчур знакомый... Вот только здесь, в глубине материка его могли узнать я, да король Теномидес. Но король, в пылу дискуссии ничего не замечал, а я... я застыл на месте от страха, осознав, что над моей головой, прямо сейчас набирает силу настоящее торнадо.

Я почувствовал, как поднимается из глубины души тьма, та самая тьма, в которой я укрываюсь, становясь животным... И в туже секунду понял, что никто вокруг ничего не понимает! И если я дам волю страху, они все погибнут!

Опять!

Нет, никогда!

- Торнадо! - прохрипел я сквозь сжатое страхом горло. - Торнадо! В укрытие!! - второе слово далось мне уже легче, а потом я заорал, как когда-то на мостике, в шторм: - Под столы, быстрее!! Кто-нибудь, ведро воды в камин!!

И мы сгрудились под столами, а я сам оказался зажат между королем и лордом Хассаном.

В это время звук ветра снова изменился - как будто тысячи флейт заиграли по всей цитадели, когда ветер протискивался в каждую щелку с такой силой, что сама Цитадель зазвучала одним диссонансным оркестром. Подземный гул усиливался до тех пор, пока полы и стены не задрожали ему в такт. Вой ветра постепенно перешел в оглушающий рев, слившись с подземным гулом и свистом во что-то совершенно невозможное, я увидел густым дождем падающие на пол камни, куски черепицы и обломки измочаленного дерева...

И тут внезапно наступила тишина.


Охваченные благоговением перед силами природы, мы несколько мгновений оставались на местах, вслушиваясь в уходящую грозу. Потом я принюхался, продул нос, принюхался еще раз... Воздух казался удивительно свежим и холодным. Я толкнул в бок лорда Хассана и мы втроем поднялись, откидывая дубовый стол в сторону.

Только для того, чтобы опять благоговейно замереть.

Крыши у главного зала Молчаливого Мула не было. Чудовищной силы ветер поднял ее одним куском и перенес куда-то. Насож нас всех побери... За всю известную нам историю Цитадели ни один враг не нанес ей такого ущерба!


Впрочем, долго любоваться скрученными винтом дубовыми балками и треснувшими каменными арками нам не дал лорд Хассан. Он моментально организовал быструю перекличку, показавшую, что никто из находившихся в главном зале Молчаливого Мула не пострадал. А Томас, не дав нам и минуты на раздумья, тут же устроил рассылку команд для проверки нанесенного Цитадели ущерба, я едва успел присоединить к приказу герцога свою просьбу - посмотреть по углам напрочь пропавшую достопочтенную Шаннинг.

Слава богам, гусыня обнаружилась почти тут же - никем не замеченная, все это время она сидела в одном из альковов, наедине с кувшином вина, свечой и очередным библиотечным манускриптом.

Затем лорд Хассан еще отправил всех кого нашел в помощь Донни - перетаскивать имущество таверны во временный склад, вернувшиеся с осмотра Цитадели команды - искать унесенную ветром крышу. А потом, как-то сразу все успокоилось, разбежалось, попряталось и мы остались втроем - я, лорд Хассан и король Теномидес. Под чистым и холодным звездным небом, посредине разрушенного зала.

- Великие бури возвестят конец эпохи и новый пророк увидит новую страницу, - сказал лорд Хассан, усаживаясь на стол и глядя на меня. - Белый кролик, готов ли ты занять предсказанное место?

Я вздохнул.

- Обещаю, когда придет время, я приму то, к чему вы всей Цитаделью меня подталкиваете... спасибо, не пинками. Но милорд... отец... я все же еще не готов принять на себя ответственность за королевство. Подождите немного. Кто знает, может быть, предсказанный мне путь начнется здесь, в Цитадели. К тому же, знаете... глупому кролику неуютно вдали от его любимого ящика.

И впервые отец протянул руки и погладил мой мех:

- Сынок... - прошептал он, смаргивая слезы. - Ты можешь сидеть в своей любимой клетке сколько пожелаешь. Я счастлив уже тем, что знаю - ты придешь, когда наступит твое время. И не стыдись своего тела, твой будущий народ знает, как ты сейчас выглядишь. Они знают, что это произошло, когда ты противостоял злу, один, в далекой северной земле.

Боюсь, я тоже плакал, обнимая отца... плакал, принимая королевскую судьбу, судьбу, которой я никогда не искал, от которой бежал на край света. И которая нашла меня даже там.

Прощай, Фил - горелый кролик.

Здравствуй Филлипп первый Теномидес, кронпринц Острова Китов.


Перевод - Redgerra.

Литературная правка - Дремлющий.



* * *


* Верхняя одежда курточного типа, часто приталенная, с тесным, иногда высоким воротником.

** Нижняя одежда в виде длинного, часто до пят, балахона. В случае лорда Хассана атласная или щелковая.

*** 100 футов - примерно 30 метров.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://metamorkeep.com/stories
Похожие рассказы: Лёвина А.П. «Силмирал-2 (Мир Драконов)», Charles Matthias «Метамор. История 64. Keeping the Lamp Lit (добавлена 6 часть)», Christopher Hughes «Метамор. История 67. Воспитанник»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален