Furtails
Baraxir
«Кот»
#NO YIFF #война #смерть #трагедия #кот #разные виды #хуман
Своя цветовая тема

КОТ

Baraxir



Часть I. Кот



***



Прекрасным Мартовским вечером, когда земля с прожилками снега отдает накопленное за день тепло, а зимняя белизна неба подернулась голубыми полосками, кот Мурзик резвился на тротуаре, приветствуя долгожданную весну...

Прыжок, "хлоп на передние лапки", "взмах хвостиком", опять прыжок, опять приземление - "ахахха мяу... как здорово..."

Рядом пробежал серый кот, махнув хвостом, Мурзик повел ушками, распушил усы...

-"ах да! от сельдь протухшая, мышиная моя голова, чуть не забыл!" и забросив веселье, зверь засеменил лапками по тротуару, огибая людей, стоящие машины (отчего-то Мурзик их очень боялся) и мусорные баки, где обитали злые и сильные крысы. Рядом, с нагретой солнцем крыши, плюхнулась сосулька разлетевшись мириадами хрустальных осколков, отдающих алмазным блеском, кот захрипел, шарахнулся в сторону, участилось дыхание, потемнело в глазах, сердце забилось с частотой пулемета... И на душе стало как то мерзко и гнусно, на уровне подсознания появилось не хорошее предчувствие, такое мрачное, вязкое и густое. Пролежав еще минут 10, Мурзик вылизал свою полосатую шерсть, встал и побежал опять.

Солнце уже совсем ушло за горизонт, на небе зажглись первые звезды, из-за облаков вышел серп луны, освещая старую яблоню, на которой началась кошачья гулька - со всех сторон неслось кошачье мяуканье, полосатый зверь, сидя на нижней ветке, внес и свою лепту пронзительно промяукав. В 30 метрах от дерева остановилась машина, из нее вышло несколько людей с продолговатыми предметами, тихо открылись оконные ставни соседних домов, в проемах замелькали силуэты, что-то изменилось, Мурзик срыгнул с ветки и спрятался за дерево и не зря! Зашелестела пневматика, хлопнула мелкашка - сверху, как спелые яблоки, посыпались коты, раздался дикий рев - ухнуло охотничье ружье, в руках бородатого деда, пронзительно над головой провизжала дробь, вышибая целую группу сидящих там котов, перебивая ветки, поднимая в воздух клочья шерсти. Многократно отраженное эхо выстрела оглушило Мурзика, он встал на ватные лапки и побежал, рядом бежали коты, спотыкались, пронзительно мяукали, некоторые, как будто, натыкаясь на невидимую преграду падали и бились в конвульсии. Что-то резко и больно обожгло правую лапку, зверь перевернулся в воздухе, рядом с шумом стали возникать фонтанчики земли от смертоносных снярядиков. Мурзик из последних сил на трех лапах заполз в шахту вентиляции, стал зализывать лапку.

В "помещение" стали набиваться коты, окровавленные, забитые, опасливо озираясь по сторонам, Зверь уполз в глубь шахты, сердце колотилось как бешеное, стал слизывать с труб водный конденсат - как в шахту вдарила струя напалма, около десятка сидящих у входа животных мигом превратились в огненные головешки, огненная капля попала и на хвост Мурзика - дикая боль, невыносимая боль, зверь попытался стряхнуть каплю, но та прилипла намертво - только обжог лапки. Бегущий поток котов понес Мурзика с собой, он юркнул в ближайшее ответвление, как вдруг, высекая искры из труб, по шахте понеслись пульки из пневматики.

Ныла простреленная лапка, кожа на хвосте пузырилась, Мурзик, весь в холодном поту, полз по коммуникациям вверх, то и дело омерзительно принюхиваясь, снизу шел жар от напалма вперемешку с запахом горелой шерсти - впереди показался люк на крышу, кот сжался пружиной и резко распрямившись выбил его передними лапками, шахту сразу же заполнила ночная прохлада, по коже приятно прошелся, приминающий шерсть, прохладный ветерок. Аккуратно подойдя к парапету, зверь выглянул на улицу. Выла серена, со всех сторон доносилась интенсивная стрельба, то и дело вспыхивали огненные сполохи, в небе барражировали вертолеты, мощные прожекторы которых жадно искали по земле, крышам и чердакам в поисках очередной жертвы, а найдя, тут же сходились, на бедном, дрожащем коте и тогда с неба с визгом рвалась вниз свинцовая смерть. Мурзика замутило, он отошел от парапета, прислонился к стене шахты и часто задышал...

-"это какой-то ужас, мяу, хвостик болит, надо достучаться до организации объединенных наций, комитета по защите прав животных... о Боже мой, это какой-то котогеноцид! ууу лапка ноет..." Спереди раздались шаги - "кис-кис-кис" - по крыше шла опрятная бабушка с мисочкой в руке, вторую руку она держала в кармане - "кис-кис-кис... это кто тут у нас?" - из дымовой трубы вылез рыжий кот и стал опасливо подходить к бабушке - "ааа, малыш мой, не бойся миленький, гонят тут вас все, испей молочка" с этими словами бабушка поставила мисочку и отошла. Рыжий подошел, понюхал, заурчал и стал лакать, Мурзик приподнялся, у него потекли слюнки - "молочко! мррр". Как бабка вдруг выхватила из кармана травматику и выстрелила, резиновая пуля перебила гортань рыжему коту, тот захрипел и свалился беспомощно размахивая лапками по воздуху, жадно глотая воздух, под ним быстро начала расползаться темно-бардовая лужица. Мурзик завизжал, прежде чем успел закрыть лапками рот - бабка резко развернулась в его сторону и выстрелила, зверя спасло только чудо, пуля с жужжаньем ударилась в стену прямо над головой, вышибая каменное крошево и облако пыли. Мурзик одним прыжком подскочил к желобу водостока и кубарем туда скатился, вторая пуля, пущенная в след, противно заскрежетала по металлу. Отбив все на свете и сломав ребро, кот вылетел на асфальт, больно ободрав кожу на морде и тут же метнулся к стене дома и не зря! секундой позже третья пуля, на том же месте, выбила фонтан крошева. Из последних сил кот дополз к канализационному люку и свалился вниз.

Мурзик лежал в луже дождевой воды, сверху что-то капало, жидкость, чье попадание на шерсть кота вызывает у последнего приступ жуткого страха, наоборот, умиротворяла, расслабляла. Ныла правая лапка, зудел обгоревший хвост, сломанное ребро затрудняло дыхание, шерсть на левой щеке слиплась от крови. На верху по прежнему слышалась стрельба, ездили машины, кричали люди.

Шлеп, шлеп, шлеп, по воде стучали лапки - группка котов пробежала мимо Мурзика и скрылась за ближайшим поворотом. -"Надо действовать" Зверь встал, отряхнулся от воды, осмотрелся, падающие сверху капли оказались кровью, которая сочилась из простреленной кошачьей головы, свешенной из люка - "бедняга, совсем чуть-чуть не добежал до спасительной канализации".

Около часа Мурзик бесцельно шатался по катакомбам, пока, наконец, не прибился к группке котов, от них он и узнал последние новости - в городе по-прежнему продолжались интенсивные кошачьи погромы, постепенно, помимо улиц, они переместились на чердаки и крыши - канализация, сейчас, самое безопасное место. Накаркали - со скрежетом открылся канализационный люк в глаза вдарил луч слепящего света, вниз полетела граната со слезоточивым газом, застучали автоматы, стена буквально взорвалась фонтанчиками каменного крошева, засвистели рикошетные пули, от газа резало глаза, жгло гортань, текли сопли. Мурзика обдало водой, рикошетная пуля перебила ухо, вместе с остальными он бросился бежать. Грохот оглушал, то слева, то справа, возникали водяные фонтаны, падали коты, одному пулей оторвало голову - "да по нам боевыми садят!"

Метров через 100 Мурзик стал взлетать по лестнице наверх, высунул голову из люка... и увидел здоровенных бульдогов, с кровавой пеной и ошметками шерсти на зубах, за ними виднелся силуэт хозяина, лапки сами по себе разжались и кот полетел обратно вниз, над головой со скрежетом схлопнулась здоровенная пасть. Зверь плюхнулся в лужу и быстро отскочил с просвета, громоподобным лаем надрывалась собака, позади рванула граната, видимо брошеная хозяином, Мурзика опрокинуло взрывной волной, нашла тьма...

Сколько он пролежал без сознания, кот так и не понял, болело все тело, со всех сторон доносилась оглушающая стрельба и громкое шлепанье сапог по воде. - "канализация захвачена... надо уходить отсюда... бежать из города...дожить до рассвета, тогда охота прекратится..." Мурзик стал тихо пробираться к люку из которого недавно гавкала собака, звонко застучали коготки по лестнице. На поверхности сразу бросился в нос кислый запах пороха и горелого мяса, слышались одиночные выстрелы, под лапами гудела земля, основные события шли сейчас под ней, кругом валялись растерзанные бульдогами кошачьи тушки. На востоке начало светлеть небо.

Короткая перебежка до бака, замер, слышно, как бьется сердце, опять перебежка до угла дома, лег в выбоину, рядом с пристреленным котом, притворился мертвым - с лева послышались тяжелые шаги, прошли двое в камуфляже, с автоматами на перевес, о чем-то приглушенно говоря, у Мурзика сердце сделало сальто.

Вновь перебежка и вновь мертвые коты, в канавке, перед магазином, 3 животных с пневматическим пистолетом организовали, какое-то подобие обороны, двое держали, один стрелял, у него лапа до сих пор лежит на спусковом крючке, но силы оказались не равны...

За магазином спасительная река, осталось совсем чуть-чуть, Мурзик столкнул в реку пластмассовую синюю бочку и прыгнул туда сам, больно ударившись сломанным ребром, течение быстро подхватило "транспорт" и понесло прочь из города. Кот, забыв о боли, молил только об одном, лишь бы не прибило к берегу в черте города, бочку качало на волнах, внутрь заливалась вода... Пронесло. Проплыл под мостом, обозначающим границу и тут Мурзика захватила горячая волна радости, это чувство пьянило и уносило вверх в неистовом танце. Выбравшись на берег, кот вылизался и пошел по лесу - "в лесу никого нет... уйду в деревню, там живет бабушка и остальные коты, там восстановлюсь, буду ловить мышей, а там, гляди, и кончится эта бойня...". Заскочив на пригорок, Мурзик оглянулся, посмотрел на город, из-за горизонта вышел красный краешек солнца, озаряя дома чистым утренним светом, будто и не было ночного побоища, только не частые, тихие, далекие, хлопки выстрелов, да идущий от города слабый дым ночных пожарищ напоминал о кошмаре. Защебетали птички, потянуло утреней свежестью, лапки стали моментально мокрыми от росы и остатков снега, кот бежал, не смотря на раненую лапу и дышал полной грудью, не смотря на сломанное ребро и на душе было очень радостно, спасен! выжил! будто не был прожжен хвост напалмом и не перебито пулей ухо... как вдруг, сзади, что-то громко хлопнуло, стянуло, задние лапы пронзила острая боль, Мурзик попытался пошевелиться и не смог. Послышались шаги, подошел человек, зверя захватил жуткий страх, вязкий, давящий звук еще в глотке, поднял кота и освободил от капкана, достал моток веревки и связал лапы.

-Сань, еще один попался!

-Да блин, откуда они только прорываются?! тащи его сюда.

Страх пропал, на смену ему пришла жуткая апатия, Мурзик покорно ждал своей участи... его кинули в просторный ящик к четырем таким же несчастным, пахло паленой шерстью. Замяукал черный обгоревший кот

-От «Вискас» тухлый, еще один голубчик, эти двуногие в край оборзели, кто им мышей будет ловить?!

Второй человек кинул в него сапог

-Молчать, сука! размяукался тут!

-Сань, да брось, все равно он тебя не поймет... уже 8 утра, пора ехать, на сегодня окончено...

С этими словами люди сели в УАЗик, завели, котов затрясло в ящике, вновь замяукал черный:

-Жить можно, братцы, по крайней мере, сразу не убили, и на том, спасибо... ох, мы им и задали жару в рыбных складах! ну ты меня понимаешь, братюнь, наша территория, там все к обороне было готово, 2 атаки отбили! а потом нас напалмом оттуда... хе-хе, вот, братюнь, обгорел весь.

Водитель включил радио

Мурзик слушал его в пол уха, сначала промяукал вожак кошачьей диаспоры города, про жуткий ночной котогеноцид, ему в ответ что-то говорил мэр города, сначала про то, что ничего не было и вожак просто перепил валерьянки, потом про бунт кошачьей мафии... "фыр.. бред, значит они оба в сговоре" - подумал зверь.

Замяукали остальные коты

-а чем отбивались от людей?

-да всем чем попало! там, пневматика, мелкашки в основном - изначально готовились от Колхозных котов то отбиваться, у них же, речки нет, вот и живут, хе-хе, мышами одними. Было одно ружье, но его сторож взял и по нам из него кааак шарахнет! хе-хе. Не унывай, братюнь, все отлично будет!

-А что делал во время штурма?

-Коробки с мелкашечными патронами таскал, а потом на нас, хе-хе с вертолета цистерну напалма сбросили...

-Ох, бедняга, как выжил то?

-Да вот так, братюнь, вижу, делу полная селедка и пока глупые люди на верху стреляли я по канализации, там же в первые часы все тихо было, вот крысы меня и провели, у нас с ними связи, хе-хе. Хитрые твари, на момент бойни все как одна посъе*ывали куда-то.

УАЗик затормозил, коты притихли, люди вынесли ящик. Они оказались на железнодорожном вокзале, на рельсах уже стоял готовый поезд. Туда сюда сновали люди, занося точно такие же ящики в вагоны. Подошла женщина, пересчитала животных, что-то стала писать в листке, в это время в ящик высыпали еще пятерых котов, водитель, ножом перерезал веревки на лапах у животных и накрыл коробку металической сеткой, после чего стал прибивать ее гвоздями, женщина разорвала листок пополам, одну половину приклеила к ящику, вторую вложила в папку и ушла, котов занесли в вагон. Черный вскочил на задние лапы

-Слышь, Бл*, а покормить?!

Замяукали из соседней коробки

-А может тебе еще «Китикета» полную тарелку?

в коробках засмеялись

-Ну что, братья, с новым домом нас

-Коты добрые, а где здесь туалет?

-везде!

-Ты что, собака, тебе столб нужен?

-К проводнику обратись!

-Там, в коробке, дырка пробита, распинай соседей и сходи.

Замяукали сразу несколько котов. Опять раздался смех.

Раздался гудок, поезд тронулся...

Мурзик сидел в углу коробки и тяжело дышал, сломанное ребро давало о себе знать, в довесок мучила жажда, они уже 5 часов ехали в поезде, без воды и еды, коты уже перезнакомились не только внутри своей коробки, но и с соседними, каждый поведал, свою трагичную историю. Черный сидел посередине короба и травил анекдоты, от которых смеялся весь вагон

-"Подходит Ангорский кот к холодильнику, берет 2 яйца, делает омлет и уходит, подходит Сиамский к холодильнику, берет 2 яйца, варит их и уходит, подходит наш Сибирский Васька к холодильнику, а там пусто, он чешет 2 яйца и уходит"

По вагону прокатился смех, Мурзик закашлялся, ему было больно смеяться. Боевой дух был высокий, ходили упорные слухи, что их вывозят в Германию, дескать, там напасти мышей, другие говорили, что их везут в Египет, на электростанции, для получения электричества, путем трения о шерсть...

К концу 6го часа пути поезд стал терять скорость, в коробках притихли, засвистели тормоза, поезд дернулся и стал, послышались людские голоса, с грохотом открыли вагон, в глаза ударил яркий дневной свет, коробки стали куда-то выносить. Мурзик затаил дыхание - дернулся его ящик и закачался на руках, сквозь сетку было видно голубое небо - "наконец-то, а то все эта зимняя белизна", потом еще часа пол их везли на грузовике, потом опять разгрузка, потом, мужчина в камуфляже заполняющий какие-то бланки и наконец, вырвали несколько гвоздей держащих сетку и ее немного приоткрыли, коты зажались в угол, чьи-то руки, в плотных перчатках, засунулись в ящик и схватив кота под мышки вытащили наружу, сетку опять закрыли, раздался чихающий звук, вновь открыли сетку и достали очередного кота...

Дошла очередь и до Мурзика, сильные руки выхватили его из коробки, больно надавивши на сломанное ребро, кот огляделся и замер, все стало, как в замедленной съемке. Его держал человек в камуфляже, а сзади, стоял второй, с пневматикой в руках. Рядом, перед траншеей, стояло штук 30 таких же ящиков, которая пестрила кошачьей шерстью, как лоскутное одеяло. Вокруг суетились люди, уносили пустые ящики, на их место клали новые. Краем глаза Мурзик заметил, как соседнему коту, вынутому из коробки, стоящий сзади прострелил голову и он мягкой куклой полетел в траншею. Человек уже поднимал руку, с пистолетом, она шла медленно, почти целую вечность, жуткий ужас подошел к глотке, адреналиновые реки хлынули в кровь, Мурзик попытался вырваться, вложил в рывок все свои силы - куда там, хватка держала намертво, вот, палец уже лежит на спусковом крючке... Единственное, что смог сделать Мурзик - это закрыть глаза.




Часть II. Ураган



Посадочные опоры Ка-137 почти касались верхушек деревьев, тихо шелестели лопасти, образуя над головами мутный круг, чем-то похожий на тарелку с сильно разбавленным водой молоком. На шарообразном корпусе пронзительно свистел мощный поток ледяного ветра, от которого не было никакого спасения. Кот Ураган глубже закутался в бушлат, перешитый из меховой шапки, тихо выругался... - «Мурзец, как же холодно... по скорее бы долететь, а то так, мяу, и окоченеть не долго..."

Посмотрел на своего соседа, невольно улыбнулся, из под доморощенного бушлата нелепо торчали лапки, сжимающие здоровенный для кота ПМ*, наушник от «нокиевской» гарнитуры, не пролазящий в кошачье ухо, был примотан к ушной раковине пластырем. Довершала картину каска, сделанная из черпака от половника... Ураган еще глубже закутался в бушлат, зевнул, перевел взгляд на хрупкую трехцветную кошку, черепахового окраса, сидящую у кабины пилотов. Из под съехавшей на бок каски, выбивались косички, заплетенные из шерсти, перевязанные разноцветными ниточками. Огромный вороненый пистолет в ее нежных лапках выглядел еще более нелепо... Ураган не отрывал глаз, в груди появился теплый комок, закипела кровь, учащенно забилось сердце... - "Марууська, санитарочка наша, век бы на тебя глядел, красавица такая, вот зачем ты с нами пошла? сидеть бы тебе с котятами... Мяу, как же холодно... а не смотреть на этот кошмар, убьют ведь, ей-богу убьют…" Невольно взгляд остановился на уровне груди – «Да… хороша кошечка, только сиськи маленькие, хм, а может это из-за бушлата? Нет, все-таки маленькие, на размер бы побольше… а лучше на два!...»

Кошка, подняла морду, подозрительно посмотрела, Ураган отвернулся, окинул взглядом, для приличия, вертолет, набитый котами, как спелая гроздь сочным виноградом, поправил свой гвардейский берет под каской и прислонился лбом к холодному стволу своего пистолета, закрыл глаза. Перед глазами, как кино, стали прокручиваться события этого вечера, все казалось страшной сказкой, случившейся много лет назад, будто он и не выбирался из окопов всего час назад...


***

Грузовик затормозил, послышались крики сержантов, чья-то брань, Ураган натянул, на уши берет, поднял оружие, заправил по уставу хвост и выпрыгнул из кузова вместе с остальными. На поле, в 3 шеренги, по четыре в каждой, стояли легкие штурмовики, переделанные из БПЛА*. Вокруг суетились техники, навешивая под крылья противотанковые гранаты. Рядом с картой сгрудились пилоты, их инструктировал здоровенный рыжий кот, ветер доносил обрывки фраз

-...цельтесь в люки, помните, у вас всего 2 выстрела... активно используйте по живой цели встроенный АКСУ*..."

Подбежал взводный, громко промяукал, замахал лапой, коты стали строится, Ураган встал на свое место в строю. Колонна развернулась и побежала вниз с холма. За холмом разворачивалась полевая артиллерия, в которой без труда угадывались бывшие батальонные минометы. Перед дальномером, активно переругиваясь, стояли артиллеристы. Строилась пехота, вокруг бегал политкот, с красной злой мордой, быстро размахивая лапами и громко мяукая.

Показался пруд, в зеленой грязной воде стояли разноцветные, красочные катера, которые так и не успели перекрасить, после покупки в магазинах для моделистов. Вдоль бортов, проволокой, были прикручены контейнерные гранатометы. Рядом, на берег, с диким матом, вылез белый кот в гидрокостюме - на винт одного из кораблей намотался выброшенный презерватив.

Свернув за очередной холм, колонна неожиданно наткнулась на ровные шеренги бронетехники. Колоссами высились грузовые УАЗики - сухопутные дредноуты, с экипажами по 30-40 котов, утыканные автоматами, как дикобраз иголками, способные бороться с бронетехникой людей. Ураган, не снижая скорость бега, задрал морду вверх и с оторопью поглядел на величественные конструкции, уму непостижимо, как такое может передвигаться... Споткнулся, сзади, на него с руганью наткнулся другой кот. Дальше шли тяжелые танки прорыва - "Драконы", переделанные из гусеничных роботов минеров. И, наконец, показалась легкая бронетехника, такая нелепая и маленькая на фоне своих старших собратьев, Ураган нашел взглядом и свой "гробик", тяжело вздохнул.

Коты быстро разбились по экипажам, наверху прожужжал радиоуправляемый вертолетик разведки, вперед вышел офицер.

-"Воины! Сегодня вечером случилось ужасное! Внезапно и без повода, вероломные люди, атаковали наших мирных братьев по всей области, гибнут мирные коты и кошки! Мы, должны прекратить и пресечь эти преступные действия, направленные против нашего вида. По машинам!"

Ураган, взлетел по броне и уселся на место наводчика, ниже пересчитывал снаряды заряжающий Васька, радист Рыжик осматривал свой "Дрозд"*, мехвод Пушок провернул ключ, танк фыркнул, заурчал, зажглась лампа освещения. Сзади, в прицеп начала набиваться пехота. В башню, наконец-то пролез командир Роман, сунул Пушку под нос карту

-"Вот, изгиб реки, тут, 2 отделения мотопехоты и БМП*, так, тут, рядом с лесом, еще 2 отделения и БМП...". Заряжающий присвистнул. Роман развернулся к остальному экипажу - "Ниже, по течению реки, окопался людской мотострелковый батальон..." Хлопнула за пригорком артиллерия, свистнули наряды, в воздухе проревели штурмовики, взлетела сигнальная ракета. Пушок, рванул на себя рычаг, танк вздрогнул, задребезжал и покатился вперед, залязгали открытые люки. - "Наша задача прорвать две линии обороны и выйти к расположению части, далее в бой вступит вторая бригада, которая сейчас идет на марше, и довершит дело. На платформе разгружается третья, резерв. «Бэху» возьмут на себя Драконы".

Уже стемнело, на небе появились первые звезды, мерно урчал двигатель, танк изредка подскакивал на кочках. В броне-кото-машину стали набиваться комары, Роман щелкнул тумблером, зашумела включенная ФВУ*. Ураган молча смотрел на подрагивающий орудийный ствол, на хитрую систему из нескольких блоков и веревочек, тянущихся к спусковым крючкам - "Хорошо орудие... Обрез от Иж-54, помогает только против котов, но против людей... с их техникой, с их защитой, что горох о стену... не говоря уже у "пулеметах" - пневматика голимая, снять бы ее вообще, чтобы не позориться. А пехота... Хорошо, если револьвер, а если ПМ? это же моментальная смерть, нужно остановиться, снять со спины, сесть на задние лапы, прижать рукоятку к плечу, да так, чтобы затвор был над плечом, иначе снесет ключицу к ядреной мыше, прицелиться...Так, что-то разнылся я..."

Танк затормозил, из прицепа посыпалась пехота, тут же выстраиваясь в цепь, блестели каски, раздался боевой мяф и коты понеслись сломя голову. Взревел двигатель, танк вздрогнул на кочке, Ураган прильнул к прицелу, включил стабилизацию башни, за перегородкой загудел вращающийся гироскоп.

Впереди громадой возвышалась БМП стоящая в капонире, к ней неслись стремительные тени "драконов" и вдруг, эта громада ожила, развернула башню, вздрогнула, ослепительно сверкнул конец ствола, окуталась дымом. Попавший под прямое попадание "Дракон" разорвало на мельчайшие кусочки, второй отлетел на несколько метров, закрутившись в полете, третий опрокинулся. Оставшиеся быстро навели трубы гранатометов, раздались тихие хлопки, к БМП рванули дымные полосы, первая ударила в бруствер, выбив фонтан земли, вторая срикошетила о броню, третья попала под башню. На десятки метров полетели бронелисты, к небу рванул гигантский столб пламени, повалил густой чадный дым горящей солярки, сорвало люки. Моментально ожили окопы, застучали автоматы, вниз рванули цепочки трассеров. В набегающие цепи, перепахивая землю, обрушился град свинца, как пшеница под серпом посыпались разорванные коты, факелами заполыхала легкая бронетехника. Кувыркаясь в воздухе, полетели гранаты, взмыли исполинские фонтаны земли, взрывная волна щепками раскидывала пехотинцев, перевернула несколько танков. Однако все новые и новые толпы набегали на неприступный бруствер. И вот, они добежали, захлопали пистолеты, над окопом возник человек, размахивая саперкой, вот зарубил первого, второго... пятого. Ураган быстро стабилизировал орудие, навел прицел, голова попала в перекрестье, и дважды дернул за спусковую веревку. Танк тряхнуло, появилось белое облачко дыма, у человека вздрогнула голова, в разные стороны полетели какие-то ошметки, из рук выпала лопата, и, заваливаясь на бок, он осел на землю. Кот, боковым зрением заметив прильнувшего к "пулемету" Рыжика, отпрянул от прицела, ударил лапой по рычагу перезарядки, открылся затвор, автомат инжекции выплюнул гильзы, башню заполонил кислый запах пороха. Замяукал на всю глотку командир - "левый картечный, правый пуля!" Сзади тут же возник Васька, вставил в ствол 2 патрона, закрыл затвор, стал собирать стреляные гильзы. Роман щелкнул выключателем, загудела вытяжка...

Раздался металлический лязг, больно вдарило по ушам, на мгновение погас свет, Ураган чуть не вылетел из сиденья, разбив губу о прицел. Автоматная пуля, попавшая на стык левой гусеницы и корпуса, разворотила ходовую, треснувший корпус обдал Пушка лавиной стальных осколков, брызнула кровь, танк резко развернуло боком, заряжающий приложился головой об угол зарядного ящика и медленно сползал, прочерчивая на стене темно-бардовую полосу. Вторая пуля влетела в открывшуюся корму, сорвала фальшборт*, ушла в двигатель, резко запахло бензином, Ураган на одних рефлексах выпрыгнул в открытый люк, по броне уже скатывался командир. А вот Рыжик не успел, рванула стена огня, изнутри раздался дикий крик, запахло паленой шерстью, Роман зубами за шиворот оттянул Урагана. Коты кинулись в сторону, залегли в нескольких метрах, в воронке. Танк уже превратился в огненный кокон, навсегда погребая внутри трех членов экипажа, валил столб черного удушающего дыма, что-то громыхнуло, отлетел броневой щиток - начал рваться боезапас. Роман опять потянул наводчика в сторону, позади раздавалась канонада рвущегося боекомплекта, танк стал разваливаться, сорвало и унесло башню.

Ураган свалился в траву и заплакал.

Командир тал бить лапами по щекам.

-"Отставить нытьё! размяукался мне тут! Гвардеец хренов"

Наводчик притих, коты поползли дальше, впереди показался злополучный окоп, рядом, с треском горела людская БМП. Ураган залез на бруствер, огляделся, вокруг, перед окопом, земля пестрила кошачьей шерстью, пылало около дюжины броне-кото-машин, озаряя окрестность красным пляшущим светом, еще несколько валялись перевернутыми. Из-под одной, спасаясь от осколков, время от времени выглядывал выживший танкист.

Дальше, почти у места дислокации бригады, маяками горели все 4 дредноута, покрытые многочисленными оспинами пробоин, так и не успев выстрелить, огромные размеры сделали их хорошей мишенью.

Перед лесом шла интенсивная перестрелка, второй окоп людей успешно отбился, рота "Драконов", которая должна была нейтрализовать вторую БМП, грудами раскаленного металла валялась на дороге. Горящая легкая бронетехника, которой там было, порядка, двух десятков, прекрасно освещала поле боя, засевшим в окопах стрелкам. Коты пехотинцы отошли в лес и вели вялую перестрелку. Несколько уцелевших котомобилей, отъезжали назад, 2 из них подбили на глазах Урагана. Это выглядело, даже, красиво, быстро, прочертив короткую, тонкую, зеленоватую линию, трассер исчезал внутри танка, после чего тот распускался огненным цветком, рассыпая красные искры.

Уцелевшая БМП одиночными выстрелами отстреливала с тыла уцелевшую технику бригады, части которой за это время прошли около трехсот метров и вели интенсивные бои за вторую линю обороны...

Ураган спрыгнул в окоп, в след за Романом, там, в месиве из грязи, гильз, бинтов, снега, крови... усыпанные разорванными котами, великанами лежало 12 человек в камуфляже, с застывшими гримасами боли на лице, глядя стеклянными глазами в ночное небо. Еще двое горели сейчас в БПМ, подобно Ваське, Пушку и Рыжику. Пахло гарью, горелым мясом, кровью...

На дне сидело 5ро котов, все с пехоты, грели на таблетке сухого спирта консервированный китикет, их командир, снявши каску, курил тонкую сигарету, нанизав ее на коготь. Замяукал Роман

- "Привет пехоте, офицеры есть?"

- "Да куда там... садитесь, лучше, к нам..."

Кто-то достал пузырек с валерьянкой, он быстро пошел по кругу. Ураган подошел, глотнул, поморщился, занюхал отворотом гимнастерки. Пехотный сержант включил радиоприемник, эфир был настолько переполнен ядреным кошачьим матом, что, в нем безвозвратно тонули все приказы, казалось, вся эта ненависть может в какой-то момент материализоваться и вместе со снарядами ударить по врагу. Раздался шорох, звери схватились за оружие, из-за бруствера выполз танкист, тот самый, который выглядывал из-под котомашины, кубарем скатился в окоп, молча, взял валерьянку и присосался к горлышку. Что-то зашипело, громыхнуло, обдало жаром, коты вздрогнули, новоприбывший поперхнулся.

-"Это БМП рвется, мяу, когда она догорит, окаянная?"

Пехотинец попробовал китикет, заурчал, и стал раскладывать по котелкам, звери достали штык-ножи, со специальной насадкой под кошачью лапу, в них без труда угадывались медицинские скальпели. Как вдруг над головой проревел мелькнувший черной тенью штурмовик, коты вскочили, взбежали по стенке окопа, прильнули к брустверу. Впереди, куда ушла атакующая армия, вспыхнула ослепительная огненная полусфера, растущая как мыльный пузырь, замерла и тут же исчезла, задрожала, заходила под ногами земля. Взрыва звери так и не услышали, просто сильно заложило уши, Ураган ощупал нос, лапка тут же испачкалась чем-то теплым и липким, закровоточили раны... С шумом ударила волна ветра, закрутились вихри пыли, закачались ветки деревьев, радостно поднялось пламя горящей техники, с бруствера в окоп посыпался мусор... Придерживая лапами головные уборы, звери спустились вниз.

Опять стал приближаться рев турбин - вернувшийся штурмовик набрал высоту и коршуном пошел в пикирующей атаке, из под крыльев рванули короткие, быстротухнущие, дымные полосы, раздался свист стабилизаторов, лес наискось пересекла серия разрывов, выбивающая фонтаны земли и прочего мусора. Сделав прощальный разворот, самолет скрылся за горизонтом. Медленно, со скрипом, ломая об уцелевших собратьев сучья, подобно убитому мотострелку с саперкой, стали падать подрубленные у основания, могучие исполины-деревья. Было в этом падении, что-то человечное, трагическое, с треском грянули стволы о землю и все резко затихло, не было слышно ни стрельбы, ни разрывов, только уцелевшие люди вышли из окопа и стали залазить в свою БМП. Моторизированной кото-бригады больше не существовало.

Постоянно вжимаясь в землю, короткими перебежками, коты стали возвращаться в расположение части, отовсюду тянуло горелым мясом, обогнули пылающие танки, прошли мимо пустых прицепов, в которых полчаса назад ехала пехота, звери вновь разговорились

-"...Наша доблестная авиация, опять, делает более чем ничего..."

-"Слушай, Ураган, откуда такая странная кличка?"

-"Хозяин у меня метеоролог, у него, то Циклоны, то Тайфуны..."

-"А за что к танкистам сослали? Ты вроде, гвардеец, ну, у тебя, это, берет... Неужели за кличку?"

-"да нет, что ты, сметану хозяйскую сожрал, он меня в наказание и запер в чулане, в итоге не явился на службу, чуть под трибунал не пошел..."

Коты нервно засмеялись

-"Вечно, с вами, домашними, проблемы".

Вокруг части, сняв сапоги, всеми четырьмя лапами окапывался кото-стрелковый батальон. Огибая горящие дредноуты, плотным строем, танк к танку, с урчаньем, шла подоспевая вторая бригада, постепенно разворачиваясь в боевые порядки, лязгали гусеницы, в прицепах тряслась пехота. Навстречу ей небольшими, разрозненными пешими группками возвращались остатки первой, перегруженные ранеными, о централизованной эвакуации не было и речи. Урагана тут же вызвали на летное поле. Проходя мимо реки, настолько грязной, что вода не отражала лунный свет, он заметил знакомого водолаза, с диким матом очищающего гидрокостюм от налипшей тины. Со стороны вражеских позиций донеслась стрельба, одиночные разрывы, высоко над головой пролетели трассеры.

Из-за ближайшего пригорка выехал грузовик, в кузове, вокруг человеческого, но сильно исцарапанного магнитофона, сидели, качая мордами в такт музыке, черные коты. Все увешанные цепочками, браслетами и прочими бирюльками, в ушах блестели золотые серьги. Играл 50cent. Из кабины выскочил жирный белый кот и тут же замяукал:

-"А ну шевелите своими черными задницами..."

Десант, держащий на уровни груди здоровенные револьверы, образовал подобие строя. Командир достав листок, начал перекличку

-" Том!"

-" Мяу, сэр!"

-" Бен!"

-" Мяу, сэр!"

-" Тод!"

-" Мяу, сэр!"

-" Рум.. Румп.." Кот замер, на лице отобразилась активная умственная работа.

-" Ух ты, ж, епть! Румпельшницхем!"

-" Мяу, сэр!"

Ураган ухмыльнулся - "Североамериканские волонтеры, куда уж без них..."

На летном поле, почти в полном составе, уже снаряжалась гвардейская рота, мелькали знакомые морды.

Взводная радистка Фрося, о чем-то шушукалась с Маруськой, к ним на трех лапах, попутно размазывая по морде маскировку, подошла снайпер Мурка. Завхоз, с говорящей кличкой Прапор, при помощи двух рядовых, Цыгана и Пушистика разгружал патроны. Здороваясь с сослуживцами, Ураган нашел свое отделение, подошел командир взвода Снежок, протянул амуницию

-"Ты реабилитирован, рад тебя, мяу, снова видеть в строю."

Сзади возник ротный, это был породистый кот, по кличке Рамзес, звери тут же вытянулись по струнке, отдали честь, положил лапу на плечо Урагану.

-"Держись сынок, держись, только из ада вышел... придется опять вернутся..."

Зверь, молча, кивнул, отвернулся, стал разбирать снаряжение: Теплый бушлат, каска, подсумки на 2 ПМовских магазина, 300т граммовая алюминиевая стопка - котелок, скальпель-штык-нож, пластмассовый пузырек-фляжка, 3 ветростойкие спички и таблетка обезболивающего. Над ухом гаркнул Рамзес - "роота, стройсь!" замяукали взводные, засуетились сержанты

-"Так, подтягиваемся котятки, подтягиваемся, по 2 отделения на вертолет"

Подразделение быстро выстроилась перед 5ю шарами транспортных вертолетов, свистели разогреваемые турбины. Ураган оглядел ближайший вертолет, по трапу уже заходили пилоты, но не это привлекло внимание кота, первый техник валялся в неестественной позе прямо под опорами и своим храпом заглушал двигатель, второй, пошатываясь, вылезал из грузового отсека, только что закончив крепить сиденья, от него сильно разило валерьянкой.

-"Тишка, какими судьбами?"

-"Ураган, братишка!"

Тимофей был первоклассным инженером, имел кучу наград, на его счету было несколько уникальных изобретений в области кошачьей авионики. Он, как и большинство авиационных техников, жил в столовых при Московском Авиационном Институте, занимаясь воровством лекций у спящих студентов. Ураган, как-то поинтересовался, почему с такими инженерными кадрами, коты сами не строят свои самолеты, однако выяснилось, что лекции были настолько не дописаны, что дальше техников животные обучиться не смогли.

Звери пожали друг другу лапки, обнялись.

-"Тиш, как забрался то сюда, а? рассказывай давай, как сам..."

-"Кто?! я?! Аааааа... добрался, говоришь, Родина позвала, вот и оказался..." - с этими словами кот приложил лапу к сердцу, громко икнув, Ураган заметил примотанную к груди карточку - "...мы вертолеты облегчали, чтобы больше массы тянул, на пределе полетите, от души все делал... переживал все... вот на нервы и изошел... весь"

-"Слушай, Тиш, а что у тебя на груди, все не пойму никак?"

Тимофей засветился, гордо выпятил грудь

-"Пропуск мой, видишь, вот фотография, печать... я его специально примотал, чтобы не потерять, а то, пока будут новый делать, с голодухи помрешь, без него, хрен куда пустят."

Вновь гаркнул ротный, коты стали грузиться в вертолеты

-"Удачи тебе, брат, потом поговорим..."

Над головой пролетел беспилотник, рассыпая инфракрасные ловушки, взревели турбины, вертолеты взмыли в воздух.





*ПМ - Пистолет Макарова

*БПЛА - Беспилотный летательный аппарат

*АКСУ - Модификация автомата Калашникова

*Дрозд - Скорострельный пневматический автомат

*БМП - Боевая Машина Пехоты

*ФВУ - Фильто-вентиляционная утановка (ставится на бронетхнику для защиты от радиоактивной пыли, часто используетя солдатами, для борьбы с комарами и мухами)







Часть III. Битва за склады




Ураган очнулся на холодном каменном полу, поднял морду, огляделся. Он находился в пустом, тускло освещенном подвале, гуляли сквозняки, где-то журчала вода. Кот поднялся, поправил берет, разгладил усы, еще раз огляделся, заметил небольшой лаз, куда зверь и юркнул. Пройдя десяток метров, Ураган оказался во втором подвале, подняв кучу пыли, от которой зачесался нос – помещение заполнял серый свет, источник которого кот так и не нашел. В центре, на пустой консервной банке лежал его пистолет и скальпель, закинув оружие на спину, Ураган, чихнув от пыли, осторожно принюхался, пахло трупными выделениями. Запах усиливался, впереди раздался шорох, показался незнакомый кот, опустив голову, тот боком шел вдоль стены. Ураган приветливо помахал лапой и тут же шарахнулся, выгнулся дугой, зашипел, к горлу подошел комок ужаса. Незнакомец, подняв морду, с мертвенно желто-зеленой кожей, смотрел не моргающим стеклянным взглядом.

-Эй! Котэ, Вы чего?! Вам плохо?

Зверь медленной, переваливающийся походкой, продолжал приближаться, послышалось его хриплое, булькающие дыхание. Ураган снял со спины пистолет, упер стволом в пол, трясущимися лапами, со второго раза взвел затвор, приложил рукоять к груди, прицелился…

-Стой! Ты чего? Стой дурак, застрелю.

Незнакомец с хрипом приближался, трупная вонь стала невыносимой, хлопнул выстрел, звякнула о камень гильза, многократно отраженное эхо оглушило кота. С противным чавканьем пуля вошла в грудь зомби, выйдя в районе хвоста, ударила в противоположную стену, подняв облако каменной пыли. Ураган, зажимая лапой нос, на трех лапах допрыгал до зомби, из развороченного пулей, зеленоватого, поросшего плесенью тела сочилась желто-черная гнилая кровь. Кота стошнило, придя в себя, зверь бегом бросился в сторону, больно ударившись об угол. «Пролетев» несколько коридоров, Ураган остановился перед открытым люком, сверху шел манящий свет, завывал ветер, пахло свежестью, залетали снежинки. Кот прыгнул и не достал, отошел, разогнался, опять прыгнул, и вновь, не достал, больно подвернув лапу. Сзади что-то заурчало, захлюпало, Ураган резко развернулся – из коридора, размазывая по камням гнилую кровь, полз «убитый» зомби. Со свистом, через простреленную грудь, проходил воздух. У кота шерсть стала дыбом, собрав последние силы, Ураган прыгнул, зацепился лапами за край, подтянулся и вылез на поверхность.

На востоке вставало солнце, под лапами хрустела тонкая корочка заледеневшего снега, рядом возвышалась громада девятиэтажки. Утопая в снегу, Ураган дошел до ближайшего дерева, выпустил когти, залез на верхушку, осмотрелся. Улица была перегорожена баррикадами из машин, столбов, мебели и прочего мусора, шел дым. По асфальту, с хрипом, передвигались полуразвалившиеся зомби-коты. Ураган вздрогнул, посмотрел вниз, по стволу, с рыком, лез живой мертвец, еще несколько подходило со стороны улицы. Раскачавшись на ветке, кот спрыгнул на крышу ближайшей машины, оттуда соскочил на землю и бросился в подъезд. Заскочив внутрь, Ураган побежал по лестнице, на лестничной клетке, перед открытой дверью, лежал человек, которого обгладывали двое зомби-котов. «Пристрелив мертвецов», зверь зашел в квартиру, запрыгнул на тумбочку, потянулся лапами к ручке, с трудом захлопнул дверь, щелкнул замком, перевел дух. В дверь заскреблись.

Под кухонной раковиной зверь нашел машинное масло, пустую бутылку, электролит, растворитель, бензин для зажигалок «Zippo», холодную сварку. В ванной, на верхней полке стеллажа, рядом с зеркальцем, был гидроперит и резиновые перчатки. По дверце кот залез в раковину, налил в бутылку воды, закрутил пробку, столкнул на пол. Подкатил к холодильнику банку с огурцами, накинул сверху картонную коробку. При помощи ниток для шитья, по наклонной плоскости картона, волоком затащил бутылку, открыл морозильник, спихнул внутрь. Из домашней аптечки кот перенес все пузырьки и ампулы, сгрыз колпачки, стал сливать лекарство. На игрушечной машинке - грузовике, как на тележке, подвез пустую стеклотару к раковине, скальпелем-штык-ножом прорезал канистру с машинным маслом, которым залил на одну треть пузырьки. Остальной объем Ураган заполнил бензином, взболтал. Скотчем приклеил к пузырькам найденные на столе спички, когда они закончились, стал затыкать горлышки лоскутами разгрызенной простыни. Готовые «коктейли Молотова», кот, с кривой усмешкой, стал складывать в пустую женскую косметичку: «Не пулями, так огнем возьмемс…»

Выкатив на пол электролит с растворителем, Ураган стал читать состав: «Так, H2SO4, серная кислота… растворитель, 646й, ацетон… то, что надо» Кот побежал в ванную, прошел мимо входной двери, в неё уже не просто скреблись, уже ломились. Положив пистолет на половик, Ураган вскарабкался по душевому шлангу на верхнюю полку, взял в зубы гидроперит и спрыгнул в бельевую корзину. С шумом рухнул весь стеллаж, по полу запрыгали зубные щетки, застучали баллончики и тюбики, в дребезги разлетелось зеркальце.… Отряхнув с шерсти осколки, кот побежал обратно на кухню, поскользнувшись на машинном масле, которое, вытекая из канистры, залило пол кухни, зверь с матюгами укатился под стол.

Вылизавшись, Ураган замер, прикрыл глаза, вспоминая концентрации. Посередине кухни кот поставил кастрюльку, в нее положил стеклянную пол-литровую банку, вокруг соорудил помост из книг. Тут пригодилось разлитое масло, по скользкому полу было проще толкать. Аккуратно вылив серную кислоту в банку, Ураган принялся растворять в ацетоне гидроперит.

Подойдя к холодильнику, кот открыл морозильник, вытолкал бутылку, распорол скальпелем бока, стал заполнять льдом пространство между кастрюлькой и банкой. Переведя дух, Ураган вставил в кислоту градусник, подождал выравнивание температуры и аккуратно стал вливать раствор гидроперита, из банки пошло тепло.… Закончив, кот глубоко вздохнул, вытер со лба испарину, спрыгнул с книг, отошел в конец кухни и, разбежавшись, протаранил кастрюлю. Со стуком выкатилась банка, расплескивая по полу свою содержимое, по линолеуму побежали ручьи, смешиваясь с машинным маслом. Чавкая сапогами, Ураган принялся выбирать белый осадок, собрав, кот промыл его раствором соды и уложил в баночку из-под витаминов, загрузил в косметичку – взрывчатка была готова.

Попив в раковине водички, зверь подошел к балкону, залез на кресло и прыгнул на дверную ручку, лязгнул замок, дверь со скрипом открылась. В комнату ворвался тошнотворный трупный запах, с тела человека, хрустя костями, спрыгнул кошачий скелет, лязгнул челюстями, уставился пустыми глазницами. Ураган в прыжке сделал обратное сальто, упал на бок, закинул лапу за спину, стал отчаянно искать пистолет, который он забыл на половике. Ничего больше не придумав, кот стянул сапог и метнул его в скелет, тот рухнул, разлетаясь на косточки, громко хлопнул о пол упавший череп. На негнущихся лапах Ураган закрыл дверь, прислонил голову к стене, глубоко вдохнул, выдохнул, сердце колотилось как бешенное.

Достав из домашней аптечки активированный уголь, бинт и пластырь, Ураган сделал маску. Нацепив ее на морду, водя по сторонам пистолетом, зверь опять зашел на балкон. На полу, перед обогревателем, в куче битых цветочных горшков и прочего мусора, валялся женский труп, по светлым волосам уже ползали черви. У окна, рядом с мусорными пакетами и древесным углем стоял велосипед.

На игрушечных машинках кот привез пластмассовый тазик, затащил его на тело. Плоскогубцами вырвал спицы у велосипеда, стал скреплять их конусом, на дне тазика, холодной сваркой, ею же прикрепил к спицам лестницу, сделанную из двух линеек. На верху получившейся пирамиды кот установил жестяную тарелочку. Пришло время и мусорных пакетов, при помощи скточа Ураган склеил из них огромный купол, прикрепив его капроновыми нитками к тазику.

Загрузив тазик углем, кот одел на спину косметичку-рюкзак, подвел обогреватель под купол, щелкнул выключателем. Тот загудел, запахло паленым, купол стал стремительно раздуваться, занимая своими размерами почти весь балкон. Ураган запрыгнул в тазик, залез по лестнице к тарелочке, положил в нее угли, чиркнул спичкой… и тут воздушный шар качнулся, оторвался от поверхности, стал набирать высоту, разгоревшиеся угли обдали жаром. Кот осмотрелся, ярко светило дневное солнце, отражаясь на заснеженной земле алмазным блеском. По-прежнему суетившиеся на улице зомби превратились, в тараканов. Рядом, как в лифте, мелькали этажи, показалась крыша и вот, кот уже летит выше домов. Воздушный шар закачался – воздушный поток стал сносить его прочь, закрыв глаза, Ураган с наслаждением подставил морду набегающему потоку. Простояв секунд двадцать, кот спустился обратно в тазик, сел на угли, сейчас, он воображал себя опытным мореплавателем, плывущим на каравелле к неизведанным землям…

Кричали чайки, пахло морем. Волна ударила о борт корабля, звякнул корабельный колокол, послышался топот ног матросов, резкие приказы боцмана, заскрипели деревянные настилы. Штурман Ураган спустился в каюту, склонился над картой, стал измерителем считать расстояние. Поток ветра распахнул иллюминатор, внутрь ворвался запах свежести…


***

Вертолет качнулся, пошел на снижение, коты зашевелились, залязгали оружием. Ураган дернулся, оторвал морду от ствола, зевнул: «Надо же, заснул. Коты зомби… полет… каравелла… приснится, мяу, такое… брр…»

Посадочные опоры коснулись земли, мяукнул взводный, звери стали соскакивать в разлетавшиеся от ветра, прошлогодние сухие листья. Побежали по склону. Снежок склонился над картой, держа над ней рюкзак, прикрывая от ветра. Рядом сгрудились бойцы. Взводный провел по карте лапой.

-Мы находимся в пригородах Верхнего Красносельска, сейчас город полностью находится в руках у людей. Боевая задача: Продвигаемся к сараю, здесь нас встретят крысы проводники, далее выходим к рыбным складам, там соединяемся с местными ополченцами, дальше действуем по обстоятельствам...

Пригнувшись к земле, огибая залежи снега, коты цепочкой побежали к строению. Блестели в лунном свете полированные каски, сзади с шелестом приземлился вертолет второго взвода. Над городом стояло огненное зарево, слышалась стрельба.

Перед сараем звери остановились, взводный вышел вперед - у стены, в легких панамках, с прорезями для ушек, стояли черная, декоративная и три серых крысы, одна из них, усердно грызшая семечку, отделилась, подошла вплотную к командиру, протянула лапу

-Веня. А это остальные: Уголек, Тяпа, Фаня и Ветерок.


Последнему, он слегка кивнул, махнув на прощанье хвостом, декоративный крыс, Ветерок исчез за холмиком. Взводный протянул карту, Веня стал что-то тихо объяснять. К Урагану подошел Цыган, тихо прошептал на ухо.

-Что-то я не доверяю этим грызунам…

-А что еще делать?

-Разговорчики в строю! – Мяукнул сержант.

За холмом что-то зашипело, коты развернулись, защелкали пистолетные предохранители, выехала реактивная модель самолета…

-Спокойнее, спокойнее, это Ветерок уводит наш транспорт

Замахал лапками Веня

Шипение усилилось, подрагивая на неровностях, самолет стал набирать скорость и, наконец, оторвавшись от земли, исчез в ночном небе.

Подошел второй взвод, выстроился перед сараем. Зазывающее поманив лапкой, Тяпа вошел в сарай. Пахло лежалой соломой, горами стояли вдетые друг в друга ведра, посередине стоял точильный круг, к нему были прислонены вилы. Пройдя сарай, звери стали выходить во дворик, впереди, подсвечиваемые огнем пожарищ города, виднелись силуэты рыбных складов. Ухали ружья, трещали автоматы, слышались отдельные взрывы. Перед забором, прячась за бочкой, с биноклем, сидел человек корректировщик, на спине висела двустволка. Коты, залегли, замерли, вперед выползла Мурка, сняла со спины пистолет, прильнула к оптике. Тяпа, взял кошку за плечо, отодвинул ствол, отрицательно покачал головой и бесшумно исчез за кучкой снега. Урагану показалось, что прошла целая вечность, на самом деле порядка тридцати секунд. Впереди что-то зашуршало, мелькнул стремительный серый силуэт, блеснули крысиные зубы. Корректировщик дернулся, захрипел, выронил бинокль, замахал руками, заливаясь артериальной кровью, упал в еще не оттаявшую землю. Под агонически дергающимся телом стало расползаться темное пятно. Кто-то тихо промяукал

-Мурзец.

Огибая труп, коты цепочкой побежали за проводником, на встречу выскочил ополченец, встал на задние лапы, приветливо замахал. Сквозь дырку в заборе гвардейцы зашли на складской двор. Земля представляла грязную перепаханную кашу. По периметру стояло шесть амбаров, пахло рыбой, горами лежали сети, перевернутые лодки спешно превращались в огневые точки, рылись окопы. Кругом сновали ополченцы, постоянно утопая лапами в грязи, из ванн транспортников выгружались новоприбывшие, минировался причал, раненых относили в бункер-подвал, отстроенный под носом у людей в мирное время. Прибытие гвардейской роты резко подняло боевой котодух. Подбежал начальник склада

-Мяу! Как хорошо, что вы прибыли! Положение критическое, связь с городом потеряна, сюда идет людская армия. Части Гражданской КотоОбороны попали в окружение, мирные коты не были предупреждены и теперь гибнут на улицах сотнями, те немногие, что прорвались сюда, рассказывают ужасные вещи.

Зверь прервался – Веня привел два отделения второго взвода.

-Сунулись, было, к нам, две атаки отбили. Скоро опять пойдут. Время атаки знал, даже, наш сторож Егорыч, пьянь хроническая, так схватил, гад, двустволку, пальнет и деру. Пятерых застрелил, ушел тварь...

Завыла сирена, коты замерли, стали мяукать, показывая лапами. Ночное небо пересекли лучи прожекторов, заметались и сошлись, наложившись идеальным кругом, на последнем садящемся вертолете третьего взвода. Захлопали ружейные выстрелы, вертолет дернулся, закачался, вниз посыпались отстреленные части. С громким свистом, оставляя на небе бесформенные клубы дыма, под острым углом, со стороны города вылетело две ракеты. Громыхнул взрыв, ослепительно полыхнуло, с жужжаньем разлетелись в разные стороны несущие винты, превратившись в огненный факел, вертолет, оставляя черный шлейф, отвесно пошел в низ, на лету распавшись на две части. Вторая ракета, пролетев место взрыва, пошла по спирали, закрутилась волчком и второй вспышкой самоуничтожилась. Прожекторы уже рыскали по земле, замерли на вжавшихся в землю котах, между сараем и складом, вновь затрещали ружья, засвистела картечь.… На двор буквально ввалились бледные Фаня и Уголек, с тремя перепуганными гвардейцами.

В воздухе засвистели стабилизаторы, коты бросились к строениям, задрожала земля, Ураган споткнулся, загремели взрывы, затрещали деревянные стены, приявшие на себя лавину осколков. Крысы быстро ушли в системы канализации. Ротный, Рамзес, сидя на балке, придерживая лапой наушник, у уха, связывался с командованием

-Мяу, Земля! Мяу! Как слышишь меня? Прием! Говорит Барс, как слышишь меня? Подверглись артиллерийскому налету. Продвижение в город невозможно, полностью контролируется врагом. А? Что? Никак не могу! У меня 63 котэ осталось! Сбили у меня котолет, тут наблюдателей закаждым пригорком! Да Мурзец, тупой что ли? Котолет у меня сбили! два отделения третьего взвода там сгорели. На склоне, у меня, расстреляли первое отделение третьего взвода и третье второго, три бойца всего выжило. Потери 37 котэ. Что?! Да не могу я! Выйдем, перебьют как мух, передавят, как мышей.

Тут Рамзес излился трехэтажным матом, мешая кошачьи ругательства с исконно русскими словечками, откинул наушник, встал.

-Рота! Первое, второе отделения первого взвода, занять левый придорожный амбар! Третье отделение первого взвода, первое отделение второго взвода, занять правый придорожный амбар! Второе отделение, на причалы! Третье в бункер - резерв! Минометчики, занять позицию на чердаке левого амбара...

Раздался топот сапог, Ураган вместе с отделением, по подвалу, перебежал в соседнее строение, рядом тяжело сопели, несшие на спине подствольные гранатометы, минометчики.

Звери оказались в гигантском, многоярусном, складском помещении. Крики команд тонули в грохоте рвущихся снарядов. Под потолком горели люминесцентные лампы, то и дело гаснущие, на толчках земли. Крышу пробила мина и, не разорвавшись, застряла в бочке с рыбой. С верхних "этажей» на пол шла наклонная балка, по ней, на веревках, затягивались грузы. В земляном полу рылись окопы, ополченцы прибивали дополнительные полки, укрепляли, при помощи камней, пакетов с землей, огневые позиции вдоль стены, доходило, вплоть, до использования рыбных вязанок. Прорезались новые амбразуры, при помощи арматуры перекрывались ямы, оборудовались блиндажи. Ближайший превращался в медпункт, горела спиртовка, рядами стояли шприцы, звякали ампулы, котоврачи кипятили инструменты. С треском пробив стену, провизжал осколок снаряда. Несколько котов, скрутив матрац, тащили его к ближайшей амбразуре. Стоя на полу, прибывшие по реке ополченцы, одевались в чистую форму. Кто был без одежды, просто вылизывался, Ураган полизал лапку, стал умываться.

Прошел неизвестный офицер Гражданской КотоОбороны, всем раздал белые повязки, на случай, если враг прорвется внутрь, чтобы не спутать со своими.

Все замерли, присели, запахло ладаном, появился котосвященник

-Отпускаю вам грехи ваши, котята мои - «рядом с амбаром громом взорвалась мина, затрещали стены" - во имя котэ, манула и вомбата, да прибудет с вами Первокот!

Котосвященник прошел вдоль рядов, протягивая каждому коту, для поцелуя, серебрянную дощечку, с котом освободителем человекоборцем, внизу был выбит его лозунг – «Слава котам! Смерть всем человекам!». После чего звери встали и котообрядчески почесали за ухом, некоторые, переняв у людей, встали на задние лапы и перекрестились.

Мяукнул командующий обороной амбара, его подхватили ротные, приказ по цепочке дошел до взводных, засуетились сержанты, Амбар «взорвался» топотом сапог, коты побежали на позиции. Прошел сержант Барсик, задал гвардейцам углы обстрела, Ураган залег за матрацем, укрепленным рыбной вязанкой, снял со спины пистолет, щелкнул предохранителем. Рядом расставлял сошки своего «Стечкина»* пулеметчик Пушистик. В двух метрах, за пакетами с землей, на вращающийся подставке, стояла мелкокалиберная винтовка, к ней подбежал черный кот, неся в зубах патроны, аккуратно положив коробочку, он подошел к соседу, дрожащим голосом промяукал.

-Ничего, братюнь, жить можно.… Хе-хе, мы им еще покажем.… Мы еще зададим им жару…

Упали последние мины, обстрел прекратился, наступила гробовая, звенящая тишина. Ураган, прильнул к стволу, металл неприятно холодил кожу, выглянул в амбразуру – со стороны города ехала шеренга грузовиков. Один из них, вырвавшись вперед, с лязгом протаранил ворота, слетел замок, распахнулись створки, приказ командующего потонул в треске выстрелов, раздался боевой «мяф», амбар буквально ожил, изрыгая тучу свинца. Грузовик моментально превратился в решето, вылетели стекла, взорвались колеса, из кузова посыпались люди, укрылись за машиной, несколько из них, будто наткнувшись на невидимую преграду, навсегда распластались на земле. Раздалось многоголосое «Ура», наступающие люди окутались белым дымом, с ревом полетела ружейная картечь, оглушительно затрещало, стена взорвалась лавиной древесных щепок, со всех сторон полетели ошметки, со звоном вылетели окна, накрыв обороняющихся градом осколков, потух свет. Кубарем полетели коты, раздались истошные вопли.… Задрожал принявший в себя ружейный заряд матрац, Ураган разрядив одну обойму, спешно заряжал вторую, исчезло чувство реальности, все шло как в компьютерной игре. Рядом трещал «Стечкин» Пушистика.

Захлопали минометы, с чердака со свистом полетели ВОГи*, взрываясь на земле «черными султанчиками», один из них попал в кузов грузовика, разлетелись борта кузова, медленно, мешками, на землю стали сползать тела десанта, машина загорелась. Люди дрогнули, стали пятится. Но на подмогу уже шла вторая волна наступления, урча дизелями, с гусеничным лязгом, к складам подкатывались армейские части. Автоматные очереди слились в один сплошной гул, запели свою страшную песню крупнокалиберные пулеметы, чьи пули, не зная преград, прошивали все на своем пути, выходя в складской двор с противоположной стены. Хлопнул выстрел БМП, у соседнего строения снесло половину стены, стала оседать крыша. Амбар задымил, стал окутываться пламенем, из него муравьями посыпались защитники…

Над головой Урагана взорвалась прошитая пулей рыбная вязанка, окатив кота мясным фаршем, о каску звякнул осколок, зазвенело в ушах. Мелкокалиберная винтовка, с корнем вырванная из подставки, кувыркаясь в воздухе, улетела на пол, раздавив собой медицинскую палатку. С треском, подминая под себя все, что попадется на пути, рухнула одна из полок, заживо хороня находившихся там защитников. Наверху хлопнул миномет, коты, быстро взвалив на спину подствольник и ВОГи, стали менять позицию, спустя десять секунд их позиция превратилась в сплошной свинцовый вихрь, перемалывавший все, что в него попадало. То и дело вспыхивали пожары, их пытались тушить, поливая водой из резиновых шлангов, они постоянно перешибались, их постоянно латали, по полу текли струи воды смешанные с кровью.

Одна из рикошетных пуль попала в пороховой погреб, амбар вздрогнул, окутался белым дымом, Ураган закричал, выронил пистолет, схватился лапами за уши, стал кататься по полу.

Когда кот пришел в себя, все стихло, не было слышно не единого выстрела, зверь поднялся, деревянный пол был липким от впитавшейся крови, рядом лежала чья-то оторванная лапа. Невыносимо пахло скотобойней, витал привкус гари. Рядом, разбрызгивая во все стороны черную кровь, с разорванной грудью, бился в агонии Пушистик. Урагана стошнило, закружилась голова, кот высунул морду в ближайшую пробоину, в нос ударил запах свежей древесины, отдышался, стал спускаться вниз. Перед балкой, стоял бледный ополченец, то и дело теребивший лапой соседа

-Морда… пошли а? Слышишь, морда, ну пошли.

«Морда», сидя на полу, неподвижно смотрел стеклянными глазами в одну точку, проделав спереди аккуратную дырочку, мелкокалиберная пуля, на выходе разворотила половину спины.

На передних лапах, от крови, моментально слиплась шерсть. Снова трупы, ошметки, оторванные конечности, перебитый резиновый шланг, из которого фонтаном бьет вода, рядом ремонтник – осколок стекла вошел аккурат между лопатками. Под сапогами зачавкало, Ураган помыл в воде передние лапы, спустился на земляной пол.

Шла активная эвакуация раненых, сновали санитары, склонившись над телом Фроси, рыдала Мурка. Из канализации поднялось несколько десятков крыс, острые зубы выгрызали осколки, перерезали бинты, «хватающая», почти человеческая лапа, позволяла лучше управляться с медицинским оборудованием: грызуны врачи умели держать шприцы, зашивать, а не зализывать, раны.… Вокруг царил сплошной хаос, горами валялись стреляные гильзы, щепки, стекла, перевернутые орудия и прочий мусор. Со всех сторон слышались стоны. Мимо пробежала Маруська, вся растрепанная, без каски, склонилась над раненым, взяла в зубы шприц, ввела иглу в тело, языком надавила на поршень, выдавливая обезболивающие. Ураган нашел взводного, Снежок лежал в луже крови, из простреленной ноги рывками вытекала бардовая кровь, двое врачей крыс накладывали жгут, третья зажимами пережимала перебитые артерии, офицер медленно повернул морду, одними губами промяукал

- Нам предложили сдаться, дали на раздумье пятнадцать минут… кхе… нужно успеть отойти во двор и эвакуировать раненых…

Холод канализации охладил пыл, пахло сыростью, сержант Барсик, упал на колени и зашелся истерическим смехом, к нему тут же подскочили санитары, уложили на носилки. Тяжелораненых крысы уносили к себе, через потайные ворота, остальные должны были выбираться своим ходом. Снежок приподнялся с носилок, поднял лапу, звери затихли

- Если попадете к людям.. кхе-кхе… да и вообще, даже братьям котам, говорите, что отбивались только пне… пневматикой и мелкока…ка … либерными винтовками… кхе… люди не должны…

Взводный не договорил, потеряв сознание, уронил голову на носилки. Вперед вышел Веня, обратился к тем, кто мог ходить

-К сожалению, всех принять не можем, не хотим осложнения с людьми, но обещаю, все поступившие к нам, получат первоклассную медицинскую помощь, остальным дадим проводника, он выведет к лесу.

Веня встал на задние лапки, вытянулся по струнке, откозырял хвостом

-Честь имею

Ворота захлопнулись, заскрежетали засовы. Обгоревший черный кот, который таскал мелкокалиберные патроны, посадил проводника к себе на шею, звери выстроились в колонну, шлеп, шлеп, шлеп, затопали лапки по воде, эхом отражался жизнерадостный голос заряжающего

-Ничего братцы, жить можно… хе-хе, вот анекдот, подходит Ангорский кот к холодильнику…

Ураган улыбнулся, прямо под носом у людей была проведена успешная эвакуация раненых, стал подниматься с остальными обратно в амбар. Стены строения превратились в одну сплошную дырку, даже не представлялось, как пятнадцать минут назад, тут что-то могло уцелеть. Понурившись, коты колонной отходили к бункеру, дождавшись, пока последние ряды скроются в казематах, оставшийся, в качестве прикрытия, Ураган, побрел к выходу. Большая тень накрыла кота, зверь резко развернулся, перед ним стоял огромный человек в камуфляже со здоровым тесаком в руке.

-Так, так, так… шаурма ходячий, сэйчас ми тэбя раздэлаем!

Кота прошиб озноб, зверь выгнулся дугой, по привычке, в поисках пистолета, закинул лапу за спину, как током пробило, оружие выпало из лап во время взрыва.

Верный скальпель твердо сидел в лапе. Ураган бросился в атаку, человек, в надежде отфутболить, ударил ногой, кот отпрыгнул, попутно прорезав сапог, прокатился между ног, запрыгнул на полку. Солдат, развернувшись, сделал выпад ножом, лязгнула сталь, зверь успел выставить блок. Человек обрушил левый кулак на полку, та с шумом осыпалась на пол, на одних рефлексах Ураган успел на него запрыгнуть. Выпустив когти, кот побежал по предплечью, и, прыгнув, ударил сапогом, на задней лапе, по носу. Потекла кровь, солдат тряхнул рукой, второй сделал смахивающие движение, но Ураган, перелетев через голову, поднимался по спине. Когти распарывали кожу. Человек резко отскочил назад, ударился спиной о стену, но кот уже сидел на плечах, короткий взмах, скальпель вошел аккуратно в висок…

В бункере тихо урчал вентилятор, на каменном полу, был постелен негорючий линолеум, занимая половину помещения, стоял человеческий противотанковый гранатомет РПГ-7*, позади которого шла длинная шахта отвода реактивных газов. Урагана качали на лапах как героя, за схваткой следил весь гарнизон, отвели в нижние ярусы, налили валерьянки.

Проревел вертолет, вниз со свистом полетела искрящаяся бочка, грянув о землю, как в фильме, она распустилась гигантским огненным грибом, с гулом, заглушая вопли сгорающих бойцов, потекли реки горящего напалма, заливаясь в каждую траншею, каждую щелочку. Запылали лодки – ДОТы*, стало светло как днем. Огненная река докатилась до бункера, ударилась о его бетонные стены и откатилась, сидящих внутри обдало волной жара.

Что-то зашипело, оставляя за собой дымный след, в окно покинутого амбара, залетел снаряд реактивного огнемета, как карты, разлетелись стены, крышу подбросило на несколько десятков метров. Задрожала земля, в бункере загудели перекрытия, с потолка посыпалась штукатурка. Вновь застучали автоматы, засвистели пули, во двор въехала БМП-3*. За ней, поливая пространство из ручных пулеметов, в полный рост, шагал армейский спецназ, весь увешанный броней, в касках-сферах, с забралами. Кошачьи пули бессильно вязли в кевларовых жилетах.

На БМП застучала мелкокалиберная скорострельная пушка, обрушив на бетонные амбразуры вихрь разрывных снарядов, нескончаемый поток осколков размалывал в фарш, всякого несчастного, кто осмеливался подойти к бойницам. Коты артиллеристы бросились к РПГ, половину посекло еще на подходе, сняли с предохранителя, начали наводить. Хлопнул главный калибр БМП, сто миллиметровый снаряд ударил в крышу бункера, рухнули перекрытия, находившихся внутри котов подбросил в воздух скакнувший пол, Ураган, слетев со скамьи, улетел в противоположную стену.

Наконец-то ухнул гранатомет, дымным шлейфом полетел к БМП кумулятивный* заряд, коты тут же подтащили к РПГ следующий, стали накручивать пороховой картуз. Однако сработали активные средства защиты, автоматика сбила подлетающий снаряд. Отстреляв дымовые шашки, под прикрытием дыма, БМП отошла назад. Залегли спецназовцы. Коты прильнули к амбразурам, стали пристально смотреть, пытаясь разглядеть в дымовой завесе темный силуэт адской машины. Взревел дизель, БМП неожиданно выскочила с другой стороны, окуталась пороховыми газами, виляя, к бункеру понеслась управляемая ракета, идеально войдя в проделанную фугасным снарядом пробоину.… Ураган сидел на полу, потирая лапой, ушибленный бок, как каменная лавина накрыла кота.


***

Скрипнули капроновые веревки, покачиваясь, воздушный шар продолжал набирать высоту, набрав горсть угля и скинув косметичку-рюкзак, Ураган забрался по лестнице наверх и положил его в тарелочку. Тот вспыхнул ярким пламенем, весело затрещал, в глазах у кота заиграли огоньки, маленького костерка, питавшего теплым воздухом огромный купол. Зверь спустился в низ, по сравнению с прошлым разом, воздушный шар резко увеличился в размерах, вместо пластмассового тазика-гондолы, была огромная деревянная лодка. И почему она летит вверх, подпитываемая только маленьким костерком, кота сейчас мало интересовало, как и то, куда подевался этот странный город с зомби котами. В сторону увеличения изменился и экипаж воздушной каравеллы. Был здесь и безымянный, с простреленной головой, раненой лапой, прожженным хвостом, и сорванным ухом полосатый кот. Были здесь и заряжающий Васька, и радист Рыжик, сильно обгоревшие, но легко узнаваемые. У штурвала, конечно же, стоял Пушок, так и не вытерший с шерсти кровь. Пулеметчик Пушистик чистил свой «Стечкин», Фрося зашивала разорванную пулей гимнастерку. Командовал экипажем игрушечный пластмассовый синий кубик, с прожженным боком, выкинутый прошлым вечером на помойку. Капитан леветировал перед дыркой в боку зажженную сигарету, то и дело, затягиваясь, раздувая бока. Провернувшись в кресле, кубик уставился прожженным боком на Пушка, изнутри, со свистом, вырвались слова

- Двадцать узлов идем Опасно! Лево руля!

Но не было и здесь Урагану покоя, неожиданно полосатый кот вскочил, указывая на небо раненой лапой, из живота проступило сломанное ребро

- Попугаи фашисты! Бе-ерегись!

Сверху, построившись клином, пикировали птицы, расставив в разные стороны крылья, застучали подвешенные под ними маленькие пулеметики. Один из попугаев, сделав горку, «зиганул» правым крылом

-Слава птицам!

Рыжик навел на него зенитное орудие, выстрелил, закувыркавшись в воздухе, попугай улетел вниз. По палубе застучали когти, по настилу шел огромный попугай, известный всем как «владыко Волчок», в длинном черном плаще и противогазе, слышалось его сиплое дыхание. Поднял левое крыло - в Урагана ударил заряд молнии, кот мгновенно среагировал, включив зеленый световой меч, который впитал в себя проявление Силы. Волчок продолжал наступать

-Синий кубик научил тебя многому, но не всему!

Попугай включил красный световой меч.

-Глупец! Ступай на птичью сторону!

-Никогда!

-Тогда, умри!

Ураган изготовился к защите, от гудящего светового меча сильно отдавало жаром, рукоять слегка вибрировала, над клинком поднималось марево перегретого воздуха…

-Ураган, Кубик не рассказал тебе одного…я твой отец!

-Нет, этого не может быть! Не-е-е-ет!


Ураган вздрогнул, глубоко вздохнул, прокашлялся, кто-то вытащил его на поверхность. Дико ломило голову, временами пропадал слух. Его, приняв за мертвого, уже обыскали люди, обшарив карманы и сняв сапоги. С трудом, кот дополз до камня, сел, стал скручивать портянки: «кому они нужны без сапог то?» Осмотрелся, на востоке уже вставал красный серп солнца, стало голубеть небо, по-прежнему дымила выжженная напалмом земля, от наземной части бункера почти ничего не осталось. Заложив передние лапы за голову, на одних задних, из казематов выходили коты, их обыскивал сидящий на корточках офицер, проходили сквозь коридор вооруженных людей и исчезали внутри фургона.

Достав из кармана не тронутый при обыске окурок, Ураган закурил от уголька и стал ждать. Раздались человеческие голоса. В спину коту уперся холодный пламегаситель автомата, сверху, с сильным человеческим акцентом промяукали

- Встать!

Ураган подчинился, встал на трясущихся лапах и тут же упал. Над головой снова переговорили люди, кота подхватили под мышки и куда-то понесли. Краем глаза Ураган заметил, как на склоне, лопатами грузят в кузов расстрелянные перед штурмом два отделения.

Кота забросили в коробку к другим гвардейцам, которых выжило порядка двадцати, те с апатией смотрели на новоприбывшего сослуживца. Забыв про устав, сам не зная зачем, особо не интересуясь ответом, Ураган обратился к Рамзесу

-За что они нас так? Кто, вообще, начал эту войну?

Ротный удивленно посмотрел, покачал головой и тихо мяукнул:

-Мы…


******************************************************************************************************




Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Владислав "Dark" Семецкий. «Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава Шестая. Гнев.», Мария Тюренкова «Не доверяй им!», Филип Жозе Фармер «Пробуждение каменного Бога»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален