Furtails
Наталья Николаева
«Живет такой волчонок (сказка)»
#NO YIFF #сказка #волк #разные виды
Своя цветовая тема

ЖИВЕТ ТАКОЙ ВОЛЧОНОК

Наталья Николаева


Часть 1. Лето.



Солнечные рыбы


Жил в лесу такой Волчонок, который любил летние солнечные дни.


Одним летним солнечным днем Волчонок смотрел на солнце сквозь зеленое стеклышко. «Интересно, - размышлял он, - как там живется на солнце. Есть ли там лес? Есть ли волчата? Вот было бы здорово встретить солнечного волчонка. Я бы показал ему наш лес. А он бы показал мне свой: солнечную траву, - и Волчонок посмотрел сквозь зеленое стеклышко на зеленую траву, – солнечные деревья, - Волчонок перевел взгляд на деревья и увидел солнечных рыб, - солнечных рыб…»


- Солнечные рыбы?! – воскликнул Волчонок и выронил зеленое стеклышко.


Волчонок встречал когда-то солнечных зайчиков, но солнечных рыб – никогда! И вот они сидели перед ним на деревьях и молчали.


- Странно, что солнечные рыбы сидят на деревьях, - сказал Волчонок.


- Странно, что в вашем лесу нет водоема, - сказали солнечные рыбы.


- А как же лужи, - заступился Волчонок за свой лес.


- Они высохли, - ответили солнечные рыбы.


- А как же ручей за оврагом, - вспомнил Волчонок.


- Он мелкий и узкий, - сказали они.


- А зачем вам водоем? – поинтересовался Волчонок.


- Мы играем с водной рябью, - объяснили рыбы. – Нам обязательно надо плескаться. Мы же рыбы, хоть и солнечные.


- У нас есть глубокий овраг, в нем можно принимать солнечные ванны, - придумал Волчонок.


- Это нам подойдет, - согласились рыбы. – Показывай овраг.


Овраг был, что надо. Солнечные рыбы заполнили его до краев, и вокруг оврага стало ослепительно ярко.


«Интересно, - думал Волчонок, наблюдая за солнечными рыбами, - есть ли на солнце овраг. Вот было бы здорово посмотреть».


- А на вашем солнце есть овраг? – спросил Волчонок у солнечных рыб.


- Нету, - ответили они из оврага.


- А что есть?


- Ничего нету, - снова ответили рыбы. – Жарко да ярко.


- А все-таки было бы интересно посмотреть, что там на солнце, - мечтательно проговорил Волчонок. – Хотя бы одним глазком.


- Тебе нельзя, - предупредили рыбы. – Ты не солнечный, ты сгоришь.


- Но ведь интересно же посмотреть, - настаивал Волчонок.


- У вас интереснее, - говорили рыбы. – У вас овраг есть.


Тут солнце зашло за облако.


- Нам пора! Нас домой зовут, - заторопились солнечные рыбы.


- Вы еще прилетайте, - попросил Волчонок.


- Прилетим, - пообещали рыбы.


Одна за другой из оврага рыбы устремились к солнцу, и получился один луч от неба до земли, последний луч укрывшегося за облаком солнца.


«А все-таки интересно, что там на солнце, - подумал Волчонок и помахал на прощание лапой последнему солнечному лучу. – Если солнечные рыбы еще вернутся в наш овраг, я попрошу их взять меня с собою зимой. Зимой-то я не сгорю. Зимой везде холодно. Даже на солнце».






Каким должен быть настоящий волчонок




Волчонок лежал среди белых одуванчиков и сам был похож на одуванчик. Уж нос его точно был похож на одуванчик. К нему прилипли белые пушистые парашютики.


- Ты что делаешь, Волчонок?


Волчонок поднялся и увидел большого серого волка.


- Здравствуйте, дядя Волк, - сказал он. – Я пытаюсь определить, с какой силой надо дуть на одуванчик, чтобы сам он раскачивался, а парашютики не разлетались.


- Чепуха, - отрезал волк. – Если ты хочешь стать настоящим волком, то должен быть беспощадным.


- А как это бе-бе-бе-спощадным? – еле выговорил Волчонок трудное слово.


- А вот как!


Волк оскалился. Один его глаз сверкнул желтым светом, другой – зеленым. Шерсть встала дыбом. И Волчонку показалось, что волк его сейчас проглотит. Но волк никого не проглотил, а спросил:


- Понятно тебе?


- Понятно, - восхищенно проговорил Волчонок, наблюдая за тем, как страшный зубастый волк вновь превращается в обычного серого волка.


- Раз понятно – тренируйся, - сказал волк и поспешил по делам.


Волчонок смотрел то вслед уходящему волку, то на полянку с одуванчиками и, наконец, решил:


- Хочу стать настоящим волком. Хочу стать бе… бе…, - но Волчонок не смог вспомнить трудное слово.


Он гулял по лесу и вспоминал его:


- Бе… бе… бе… белый! Нет, не белый. Белый – это одуванчик.


Вдруг он услышал, что кто-то плачет. Это плакал Мишутка. Даже не плакал, а хныкал. Над ним на сосновой ветке сидели два дятла и дразнились.


- Ты толстяк! – дразнился первый дятел.


- И обжора! – дразнился второй.


- Маменькин сынок!


- Нюня!


- Дяди дятлы, - заговорил Волчонок. – Зачем вы дразните Мишутку? Разве вы не видите, что он плачет?


- Оттого и плачет, что нюня, - засмеялся первый дятел.


- Потому что маменькин сынок, - поддержал его второй.


- Ах, так! – сказал Волчонок.


Он оскалился. Оба глаза его засверкали то ли желтым, то ли зеленым светом. Шерсть встала дыбом. И хнычущему Мишутке показалось, что Волчонок сейчас проглотит и его, и дятлов, и лесную поляну.


Но волчонок никого не проглотил, а дятлы улетели.


- Не плачь, Мишутка. Иди домой к маме. А если эти будут дразниться, зови меня.


Мишутка испуганно наблюдал, как грозный зубастый Волчонок вновь превращается в маленького доброго Волчонка.


- Кстати, Мишутка. Ты не знаешь, каким должен быть настоящий волк? Я слово забыл. Какое-то на «бе».


- Может быть, бе… бестолковый, - предложил Мишутка. – Меня так мама иногда называет.


- Нет, точно не бестолковый, - сказал Волчонок. – Бе… бе…


- Бес-кар-р-рыстный, - прокаркала пролетающая над ними ворона. - Настоящий волчонок должен быть бес-кар-р-рыстным.


- Нет, не помню, - вздохнул волчонок. – Наверное, завтра вспомню.


И он поспешил обратно на полянку, такую белую и воздушную от одуванчиков.






Медовая луна




Волчонок сидел на пне и смотрел на Луну. Он мечтал увидеть, куда Луна исчезает утром. Чтобы не проспать, он выбрал самый высокий пень. «Если я случайно засну, - думал Волчонок, - то упаду, а если упаду, то проснусь».


Луна была совсем близко. Полная и желтая, она почти касалась верхушек сосен. «Луна – это большой глаз, - думал Волчонок, – а если есть один глаз, значит, должен быть где-то и второй». И Волчонок представил, что на другой стороне неба над другим лесом висит второй лунный глаз. И за ним наблюдает другой волчонок, который тоже сидит на пеньке.


- Сидишь? – спросил Волчонок у другого волчонка.


- Сижу, - ответил тот.


- Хочешь увидеть, куда Луна исчезает утром?


- Хочу.


- И спать совсем не хочешь? – снова спросил он.


Но второй волчонок на другом пеньке и в другом лесу не успел ответить, потому что наш Волчонок свалился на землю и проснулся. Перед ним стоял Мишутка.


- Ты не спишь, – заметил Мишутка. – А я иду, смотрю, ты на пне спишь, а ты, оказывается, не спишь.


- Не сплю, - подтвердил Волчонок и снова забрался на пенек.


- И я не сплю, - вздохнул Мишутка. – Не могу. Потому что голодный. А мама говорит: «Спи. Перед сном есть вредно».


- Залезай ко мне, - предложил Волчонок.


Он вновь принялся смотреть на Луну. Мишутка, кряхтя, забрался на пень и спросил:


- Ты тоже есть хочешь?


- Нет, - ответил Волчонок.


- Тогда почему не спишь? – удивился Мишутка.


- На Луну смотрю, - объяснил Волчонок и показал лапой на большую круглую Луну, застывшую над верхушками сосен.


- Вот это да! – закричал Мишутка. – Вот это дупло! В нем должен быть самый вкусный мед! Мама говорит, чем дупло выше, тем мед вкуснее.


И Мишутка спрыгнул с пенька.


- Ты куда? – забеспокоился Волчонок.


- Залезу на сосну повыше и поем немного лунного меда, - прокричал Мишутка, убегая.


«Ну вот, - расстроился Волчонок. – И зачем я показал Мишутке Луну! Теперь каждый вечер он будет залезать на сосну и есть лунный мед. Луна будет становиться меньше и меньше, пока совсем не исчезнет».


Волчонок было загрустил, но вспомнил, что где-то на другой стороне неба должен висеть второй лунный глаз над вторым волчонком.


- Волчонок! – позвал наш Волчонок другого волчонка.


- Что случилось? – откликнулся тот.


- Если к тебе тоже придет какой-нибудь Мишутка, не показывай ему дупло с лунным медом, т. е. луну. А то он ее съест.


- Хорошо, - пообещал другой волчонок. – Не переживай. Я не дам в обиду второй лунный глаз.


Наш Волчонок успокоено улыбался во сне. Он лежал на земле, свернувшись калачиком, и обнимал пенек. Наверное, ему снилось, что он обнимает Луну – охраняет ее от прожорливых Мишуток. А может быть, он видел сон про то, как рано утром он вместе со вторым волчонком тянет Луну за звездную цепочку, чтобы спрятать ее в овраг, а потом вечером снова выпустить на небо.








Часть 2. Осень.






Летающий шарфик




Волчонок очень ждал наступления осени. Еще летом бабушка-ежиха пообещала ему связать к осени теплый шарфик. И не обманула. Едва начали желтеть деревья, а Волчонок уже ходил по лесу в теплом разноцветном шарфике. Волчонку хотелось, чтобы все увидели, какой он нарядный.


Однажды Волчонок шел мимо зарослей малины, и шарфик случайно зацепился за колючую ветку. Волчонок ничего не заметил и шел себе дальше, насвистывая веселую песенку. А шарфик, связанный заботливой ежихой, начал распускаться. Он распускался и распускался, пока не распустился весь.


- Где же твой красивый шарфик? - спросила Волчонка любопытная белка.


И только тут он заметил, что его нет. Волчонок заплакал. Ведь он почти не поносил его. Осень только началась.


- Не плачь! Не плачь! – забеспокоилась белка и привела к Волчонку бабушку-ежиху.


- Шарфик-то, небось, распустился, - сказала бабушка-ежиха. – Но ты не плачь. Найди конец нитки да смотай ее в клубок. Тогда я свяжу тебе новый шарфик.


- Я найду. Я смотаю, - вытер слезы Волчонок и побежал искать конец нитки. А за ним по пятам поскакала любопытная белка.


Нитки нигде не было видно. В лесу стояла осенняя тишина. Лишь у зарослей малины паук суетился у своей паутины.


- Дядя паук, ты не видел мой шарфик? – спросил Волчонок.


- Не видел. Ничего я не видел. Не мешай взрослым, - заворчал паук.


- Волчонок, посмотри на его паутину! – воскликнула белка.


Паутина и вправду была хороша. Она играла на солнце и казалась разноцветной.


- Красота, - прошептал Волчонок.


- Красота, да не твоя. Не мешай тут, - прогонял его паук.


- А не из твоего ли шарфика эта красота сделана? – спросила подозрительная белка.


- Не знаю ничего, - зашипел паук. – Не знаю никаких шарфиков. Моя паутина. Идите, куда шли.


Когда Волчонок с белкой были уже далеко от паука и его разноцветной паутины, белка не выдержала:


- Это возмутительно! – кипятилась она. – Он присвоил твой шарфик, то есть нитки от твоего шарфика, и не отдает.


- Не отдает, - грустно согласился Волчонок и добавил: - Зато паутина красивая.


- Паутина красивая, - передразнила его белка. – Только ты без шарфика остался.


И она ускакала посмотреть, что еще творится в лесу.


Волчонок присел на краю оврага. Он думал: «Как это так получается? Сначала у бабушки-ежихи были нитки, и она связала мне шарфик. Он был теплый и красивый. Потом шарфик распустился. Паук нашел нитку и связал себе паутину. Паутина тоже вышла очень красивая».


На нос Волчонку упал желтый лист.


«И лист, - думал Волчонок, - был почкой, стал листом, а теперь лежит у меня на носу». Волчонок чихнул, и лист закружился в воздухе.


«А теперь это и не лист уже, а самолет».


Волчонок пригляделся и увидел, что в воздухе кружит не только его листик. Осенний ветерок играл и с другими листьями. И едва заметная летала невесомая прозрачная паутина.


- Все летает, - сказал Волчонок. – Красота!


И тут он заметил, как летит, поблескивая на солнце, разноцветная паутинка.


- Все летает! – запрыгал Волчонок от радости. – Мой шарфик тоже летает!


Волчонок еще долго сидел на краю оврага, наблюдал за летающей паутиной и время от времени повторял: «Красота!»






Ель-корабль.




Мишутку мама гулять не отпустила. Он простудился и сидел дома. Поэтому Волчонок подыскивал себе какого-нибудь приятеля для игры. Он заметил лягушонка. Тот тоже, кажется, скучал один.


- Лягушонок, давай поиграем вместе, - предложил Волчонок.


Лягушонок посмотрел на него недоверчиво. Он еще ни разу не играл с Волчонком и не знал, какой он, хороший или вредный.


- А ты не забияка? – спросил Лягушонок. – А то я с забияками не вожусь.


- Я – изобретатель, - сказал Волчонок. – Но одному играть в изобретателя скучно. Давай поиграем вместе.


- Изобретатель?! – оживился Лягушонок. – А как играют в изобретателя?


- Надо каждый день изобретать что-нибудь, - пояснил Волчонок. – Вчера, например, я изобрел подводную лодку. И хочу сегодня спустить ее на воду.


- Для этого нужен океан или, в крайнем случае, море, - сказал Лягушонок.


Волчонок задумался.


- Ты прав, - согласился он, наконец. – Тогда я изобрету океан. Наш лес сегодня будет не просто лесом, а лесом-океаном. Залезай ко мне в подводную лодку, - и Волчонок показал на место позади себя.


- Я лягушонок-подводник, - объявил Лягушонок и прыгнул туда, куда показал Волчонок. – Только, чур, капитаном буду я. Все-таки я водоплавающий лягушонок и в подводных лодках толк знаю.


Приятели забулькали и захлюпали – так погружалась их лодка в глубины леса-океана, и на всей своей подводной скорости унеслись куда-то в подводные дали.


На то место, где только что стояли Волчонок с Лягушонком, выползла улитка.


- Надо же, - сказала она. – А я и не знала, что наш лес стали океаном называть. Как романтично!


Пока неторопливая улитка неторопливо произносила эту фразу, капитан подводной лодки Лягушонок и отважный изобретатель Волчонок успели обследовать океанское дно. Они открыли океанскую впадину-овраг и нашли клад на затонувшем пиратском судне.


Насчет клада у Волчонка с Лягушонком вышел спор. Дело в том, что кладом был белый гриб. И Лягушонок поначалу не хотел признавать его за клад, потому что грибы не любил. Но Волчонок настоял, чтобы клад взяли на подводную лодку, а затем передали бабушке-ежихе. Она, по словам Волчонка, была единственным настоящим пиратом в их лесу, хоть и на пенсии.


- Всплываем! - командовал Лягушонок. – Надо посмотреть, что происходит на поверхности.


Волчонок поднял голову и увидел, как небо прорезала белая тонкая линия. И вслед за грохотом начался ливень.


- Полундра! – закричал Лягушонок и кинулся из подводной лодки под ближайшую ель. Волчонок последовал за ним.


Под лапами ели было пока сухо. Но на лес обрушилось столько воды, будто он и вправду решил стать лесом-океаном.


- Доигрались, - сказал Лягушонок, дрожа от холода.


Пузырящиеся лужи со всех сторон обступали ель, под которой прятались Волчонок с Лягушонком.


- Изобретай же чего-нибудь, - захныкал Лягушонок. – А не то нас затопит.


- Я изобретаю, - сказал Волчонок. – Я изобретаю…


- Ну же, ну, - торопил его Лягушонок.


- Я изобретаю ель-корабль, - произнес Волчонок.


Он подхватил Лягушонка и залез с ним на нижнюю еловую ветку.


- Теперь пусть заливает, - сказал он. – Мы на корабле в безопасности.


Приятели поудобней устроились в своем укрытии. Со всех сторон их окружали еловые ветки. А в лесу грохотала и шумела гроза.


- Так нечестно, - пробурчал Лягушонок, засыпая под шум дождя. – Ты изобрел лодку, лес-океан и ель-корабль. А я ничего не изобрел.


- Не переживай, - успокоил его Волчонок и накрыл еловой веткой. – Ты завтра что-нибудь изобретешь.


А большая ель, в которой спрятались приятели, подумала: «Знали бы мои родители, что я стану елью-кораблем и буду жить в лесу-океане».






Теплые страны




«Как хорошо, что я не умею летать», - думал Волчонок.


Он наблюдал, как последние птицы собираются в теплые страны: «Если бы я умел летать, мне бы тоже пришлось сейчас собираться».


Волчонок представил:


«К его передним лапам привязаны крылья, а к спине – парашют. Вся стая собралась перед долгим перелетом на юг, и вожак стаи говорит:


- В полете не болтать. На чужие незнакомые земли не заглядываться. Лететь красивым клинышком, чтобы с земли было любо-дорого смотреть. А ты, Волчонок, - обратится к нему вожак, - старайся не отставать. И если что, открывай парашют. Все-таки Волчонок летит с нами в первый раз, - пояснит вожак всей стае.


И вся стая посмотрит на Волчонка с тревогой и восхищением. Потому что в первый раз лететь и серьезно, и опасно».


- Что это ты бормочешь? – прервала мысли Волчонка знакомая трясогузка.


- Осень. Все улетают, - сказал Волчонок.


- А я попрощаться залетела. Помнишь, как мы летом с тобой на лугу в прятки играли?


- Помню, - ответил Волчонок и улыбнулся. – Ты тогда еще меня нашла, а я тебя ни разу.


- А теперь мне пора улетать. Хочешь, я тебе что-нибудь из теплых стран принесу?


- Принеси, - сказал Волчонок.


Они еще немного посидели молча, и трясогузка упорхнула.


- Я буду тебя ждать, - вдруг спохватился Волчонок. Но трясогузка, кажется, его уже не слышала.


«Наверное, мне будет нетрудно лететь, - думал Волчонок. – А если будет трудно, я не подам вида.


Стая летит ровным красивым клинышком, так, что с земли любо-дорого смотреть. Впереди вожак стаи. А Волчонок летит между двумя молодыми птицами.


- Вы уже летали в теплые страны? – спрашивает Волчонок своих соседок.


Но они молчат, потому что во время полета разговаривать нельзя.


- Странное правило, - говорит Волчонок. – И почему это во время полета разговаривать нельзя?


- Силы экономим, - отвечает соседка справа.


- Курс держим, - добавляет соседка слева.


И тогда Волчонок тоже замолкает, чтобы экономить силы и держать курс в теплые страны».


- Чего грустишь, Волчонок? – прервал размышления Волчонка большой черный крот. – Тоже в теплые страны хочешь? А то давай к нам под землю. Под землей теплее.


- Нет, я тут останусь, - ответил Волчонок.


- Ну, как знаешь, - сказал крот и изнутри заделал ход в свою норку.


«Прилетели, - объявляет вожак стаи. – Идем на посадку.


- Так вот они какие теплые страны, - думает Волчонок, приземляясь. Он снимает крылья и парашют. Волчонок хоть и устал, но все равно идет искать свою знакомую трясогузку.


- Здравствуй, трясогузка! Вот я и прилетел к тебе!


- Как хорошо, - обрадуется трясогузка. – Какой ты молодец! Давай играть в прятки. Только тут нашего луга нет».


Заморосил дождик. Надо было возвращаться домой. По серому набухающему небу летела последняя стая, в которой направлялась на юг знакомая трясогузка.


- Ты возвращайся! Летом снова будем в прятки играть, - прокричал ей Волчонок, и помахал лапой. – Теплые страны что, - сказал он сам себе. – Дождя нет. Листьев желтых нет. Снега нет. Ничего нет, кроме трясогузки. Да и она весной вернется. Все-таки хорошо, что я не умею летать!


И Волчонок поспешил домой, потому что дождик припустил сильнее.






Часть 3. Зима.






Первый снег




- Зима, - сказал Волчонок. – Зима, - повторил он.


Это был первый снег. Еще вчера его не было. А сегодня весь лес: и земля, и сосны, и задремавшая на суку ворона – стали белыми.


Волчонок разбежался и прыгнул в сугроб.


- Зима! – крикнул он и начал кувыркаться в снегу.


Волчонок устроил на поляне такое веселье, что скоро и сам стал белым.


- Я – снежный волчонок! – кричал он.


Он брал снег в охапку и подкидывал над собой.


- Чего шумишь? – услышал он недовольный голос вороны. Ее разбудили веселые крики Волчонка.


- Зима пришла, - радостно сообщил белый от снега Волчонок.


- Какая зима?! – стряхнула с себя снег ворона. – Осень в лесу.


- Но ведь снег выпал, - возразил Волчонок.


- Снег и осенью выпадает, - назидательно сказала ворона. – А зима наступит тогда, когда положено.


- Но ведь снег выпал, - повторил Волчонок.


- Вот упрямый, - каркнула ворона. – Ты кто такой?


- Я – Волчонок.


- Какой же ты Волчонок? Волчата серые, а ты – белый. Не Волчонок ты, не Волчонок, - и ворона улетела.


- Не зима. Не Волчонок. Не зима. Не Волчонок, - грустно повторял Волчонок, бредя по снежному лесу.


У старой высокой ели Мишутка катал снежный ком.


- Здравствуй, Мишутка, - сказал Волчонок.


- Здравствуй, а ты кто? – спросил Мишутка, не узнав запорошенного снегом Волчонка.


- Раньше я был Волчонком, - грустно сказал Волчонок. – Выпал снег, а зима не пришла. И теперь я не знаю, кто я. Наверное, я стану медведем. А что делают медведи, когда выпадает снег?


Мишутка задумался и сказал:


- Мама говорила, что как только выпадет снег, мы будем строить берлогу.


- Тогда давай строить берлогу, - предложил бывший Волчонок, который решил стать медведем.


И они начали строить. И делали это так весело и так шумно, что Волчонок позабыл свои грустные мысли, а Мишутка тоже стал белым.


- Мы строим берлогу! – кричали снежные приятели и веселились.


- Мишутка! –позвал кто-то. – Мишутка!


Это мама-медведица искала своего сына.


- Мишутка! – строго, но ласково повторила мама. – Пойдем домой! Наступила зима, и нам пора ложиться в берлогу.


Она стала шлепать своего сына, но не для того, чтобы наказать, а чтобы отряхнуть его шубку от снега.


- Разве наступила зима? – робко спросил Волчонок. – Ведь снег и осенью выпадает.


- Это не важно, - ласково объяснила мама-медведица. – Для нас, медведей, зима наступает, как только выпадает снег.


- Мама! Мама! – запросил Мишутка. – Давай возьмем его с нами в берлогу.


- Ему с нами нельзя. Он волчонок, - сказала мама.


Она узнала Волчонка, несмотря на его белый наряд.


- Попрощайся с другом – и домой!


- До свидания, Волчонок, - сказал Мишутка и засеменил за мамой.


А Волчонок, который передумал становиться медведем, громко закричал:


- Зима! Зима пришла! Я – снежный Волчонок!


Он кричал и кувыркался в снегу. И вороны, недовольные рано выпавшим снегом, облетали его стороной.








Как Волчонок встречал Новый год




- Не будешь спать, не разрешу тебе встречать Новый год, - услышал Волчонок голос мамы-медведицы.


- А если я буду спать, то просплю весь Новый год, - капризничал Мишутка.


«Ведь сегодня Новый год! – вспомнил Волчонок. – Надо нарядить ёлку. Надо нарядить ёлку и всех пригласить. Все придут, и мы вместе встретим Новый год».


И Волчонок побежал. Он и сам не знал, куда, но очень торопился, потому что Новый год был на носу.


- Куда ты так торопишься, Волчонок? – остановил его красногрудый снегирь.


- Надо нарядить ёлку и всех пригласить, - отвечал Волчонок на бегу.


- А чем? Чем нарядить-то? – спрашивал снегирь, летя над Волчонком.


Волчонок остановился как вкопанный.


- Не знаю, - сказал он. – Пока не знаю.


Он стоял на полянке, посреди которой рослее невысокая, но очень красивая ёлочка. Она была пушистая, чуть припорошенная снегом.


Снегирь покружил над ёлочкой и присел на одну из веток.


- Так чем? Чем наряжать-то? – спросил он.


- Знаю! – воскликнул Волчонок. – Теперь знаю.


И Волчонок что-то с жаром зашептал снегирю. Тот понимающе кивнул и улетел. А Волчонок снова куда-то побежал, приговаривая:


- Надо все-всех пригласить.


Вокруг ёлочки стал собираться гости.


- Не забудь загадать новогоднее желание, - учила Мишутку мама.


Целое семейство зайцев нетерпеливо прыгало в ожидании Нового года.


А белочка постоянно спрашивала:


- Уже все пришли? Все пришли?


- Жаль, что ёлочка не наряжена, - тихо сказала бабушка-ежиха.


И тут, откуда ни возьмись на полянку слетелись красногрудые снегири. Они уселись на ёлочке яркими шарами.


- Ах! – произнес кто-то.


- Наступает Новый год, - напомнила мама-медведица.


- Каркай! – скомандовала белка вороне, и та прокаркала двенадцать раз.


- С Новым годом! С новым счастьем! – послышалось со всех сторон.


Многочисленное семейство зайцев закружилось в хороводе вокруг ёлочки.


И вдруг Мишутка спросил:


- А Волчонок где? Я приготовил ему подарок.


А Волчонка не было. В предновогодней суете все забыли о том, кто собрал их встречать Новый год.


- Мы его найдем, - кинулись зайцы во все стороны.


И нашли. Волчонок спал неподалеку, свернувшись калачиком, и повторял во сне: «Нарядить ёлку и всех пригласить».


- Умаялся, - тихо сказала бабушка-ежиха.


- Напереживался, - заметила белка.


- Как же он без Нового года? – захныкал Мишутка. – А я ему подарок приготовил.


- Давайте разбудим его, - предложила мама-медведица. – И снова все вместе встретим Новый год. Как будто он еще не наступал.


Все радостно загалдели, соглашаясь, и Волчонок проснулся.


- Уже все пришли? – спросил Волчонок, едва открыв глаза.


- Все, все, - успокоила его белка.


- Пойдем к елочке Новый год встречать, - потянул его Мишутка.


Увидев на ёлке гирлянду из снегирей, Волчонок удивился:


- Как настоящие шары!


- Наступает Новый год! – вновь напомнила всем мама-медведица.


- Каркай, - скомандовала белка.


И ворона вновь отсчитала свои двенадцать раскатистых «Кар-р-р».


- С Новым годом, - закричал Волчонок.


- С новым счастьем, - ответили ему.


- А я тебе подарок приготовил, - с удовольствием сообщил Мишутка.


Но больше он ничего не успел сказать, потому что на поляну выбежал запыхавшийся взъерошенный зайчонок.


- Успел? – выдохнул он. – К новому году успел?


Все переглянулись. Это обширное семейство зайцев где-то позабыло своего малыша и вовремя не привело его к ёлке.


- Успел. Конечно, успел, - ответил Волчонок и скомандовал Вороне: – Каркай!




Драгоценный пень




Ох, и морозно было в лесу. Ох, и красиво. Солнце на чистом синем небе слепило глаза. И снег под ним искрился, будто кто-то раскидал по лесу множество маленьких бриллиантов.


И Волчонку не верилось, что это их лес, внезапно показавший свои несметные сияющие богатства.


- А ну, стой! – услышал он окрик. – Сюда нельзя!


Его остановила сорока. Она раскинула крылья, закрывая что-то за спиной, и не пускала Волчонка дальше.


- Почему туда нельзя? – спросил Волчонок и добавил. – Здравствуйте!


- Много вас тут ходит да спрашивает, - заругалась сорока. - Иди-иди, не топчись здесь!


И сорока стала наступать на Волчонка. Волчонок попятился. Он хотел развернуться и уйти, но так было интересно узнать, что же прячет от него сорока, что Волчонок немного схитрил. Он сделал вид, что уходит, а сам обошел сороку и вышел на поляну с другой стороны.


Оказалось, что сорока охраняла снежный пень. Волчонок видел этот пень осенью. Он был старый и трухлявый. А сейчас его накрывала снежная шапка, как и все в лесу.


- Грабят! – заорала сорока. – Последнего лишают! - и кинулась наперерез Волчонку. – Чего кругами ходишь? Чего вынюхиваешь? А ну, иди отсюда!


Волчонок отступил от разъяренной сороки и с безопасного расстояния спросил:


- А вы почему пень охраняете?


- Какой такой пень? – гневалась сорока. – Мое богатство. Все мое! Я первая нашла. Не отберешь! Не позволю!


И тут Волчонок понял, что охранял сорока не пень, а сияющую под солнцем снежную шапку. Шапка на пне и вправду была хороша: тысячи маленьких бриллиантов горели на ней разными цветами.


Волчонок спрятался за деревом и стал наблюдать, что сорока будет делать с шапкой. Но ничего интересного она не делала, а просто ходила взад и вперед, как стражник. И вид у нее был опасный.


Вдруг на сороку наскочил Мишутка. Он бежал куда-то по своим делам и не сразу заметил белобокую охранницу. Поэтому со всего размаха врезался в нее, перелетел и шлепнулся рядом с пнем.


Сорока заверещала:


- Убивают! Грабят! Караул!


Но, разглядев маленького беззащитного Мишутку, перешла в наступление:


- Кто тебя подослал? Признавайся!


Мишутка от неожиданности собрался разреветься, но вспомнил, чему учил его Волчонок: «Если тебя будут обижать, не плачь, а сразу зови меня».


- Волчонок! Волчонок! – позвал Мишутка.


И Волчонок тут же вышел из-за дерева.


- Так у вас шайка! – завопила сорока. – Окружили! Грабят!


- Не кричите, - велел ей Волчонок. – Вы Мишутку пугаете.


Он подошел к нему и помог подняться.


- А пенек ваш нам не нужен.


- А драгоценности? – подозрительно спросила сорока.


- Какие драгоценности? – не понял Мишутка.


И все трое посмотрели на пенек. Вечерело, солнце садилось, поэтому снег посинел и перестал блестеть. Потухла и снежная шапка на сорокином пне.


И сорока зарыдала:


- Все украли! Не уберегла! – причитала она.


Волчонок не знал, как ее успокоить и только оглядывался в поиске подходящих слов.


- А звезды тоже блестят, - заметил он вслух.


- Чего? – не поняла сорока и посмотрела туда, куда смотрел Волчонок.


На небе уже появились первые звезды.


- Твои что ли звезды? – спросила сорока, вытирая слезы.


- Они ничьи, - ответил Волчонок.


- Ничьи?! – обрадовалась сорока. - Значит, будут мои.


Она взмыла вверх, и оттуда до Волчонка с Мишуткой донеслось:


- А пень мой все-таки покараульте на всякий случай!






Часть 4. Весна.






Чем пахнет весна




- Весной-то как пахнет, - сказал крот.


Он сидел рядом со своей норой и слушал рассказы Волчонка о зиме.


- Перезимовали, значит, - сделал вывод крот и вновь принюхался: - А весной-то как пахнет!


- Пахнет? – удивился Волчонок и тоже принюхался.


Ничем особо не пахло. Так, может быть, немного прелой листвой, показавшейся из-под снега.


- Не чувствую. Ничем не пахнет.


- Да ты принюхайся, Волчонок, - горячился крот. – Я, может, из-за этого весеннего запаха из норы вышел.


Волчонок еще немного понюхал и покачал головой:


- Нет, не пахнет.


- Да ты на мое место присядь, - настаивал крот. – У меня ух как пахнет!


И он уступил Волчонку свое место рядом с норой. Из норы пахло совсем уж не по-весеннему, и Волчонок смущенно сознался:


- Не чувствую я.


- Эх, ты! – почему-то обиделся крот и полез в нору.


Волчонок внимательно прислушался к запахам. Вот запах коры, нагретой весенним солнцем. Вот запах тающего снега. И еще какой-то, чуть уловимый. А вдруг так пахнет весна?! Волчонок пошел по этому запаху и наткнулся на белку. Она сушила орехи – остатки своих зимних запасов. «Конечно, - догадался Волчонок, - это орехами пахнет, а не весной».


- Белка, ты не знаешь, чем весна пахнет?


- Еще чего! – возмутилась белка. – У меня других дел полно. А зачем тебе?


- Понимаешь, - объяснил Волчонок, - все говорят, весной пахнет, а я не чувствую. Пойду еще понюхаю, вдруг повезет.


Вместо весеннего запаха Волчонок нашел бабушку-ежиху. Она красила зеленой краской свою скамеечку.


- Давайте помогу, - кинулся к ней Волчонок.


Он быстро орудовал кистью, и вскоре скамеечка была готова. Бабушка-ежиха не знала, как его благодарить.


- Я в это время страсть как люблю на скамеечке сидеть, - говорила она. – Солнце пригревает. Весной пахнет.


- Весной пахнет?! – изумился Волчонок и принюхался. Но пахло краской.


«Я не такой, как все, - размышлял Волчонок, понуро бредя по лесу. – Все чувствуют, как весна пахнет, а я не чувствую. Наверное, это болезнь такая». И Волчонок решил обратиться к врачу.


Врач-дятел сидел на сосне и долбил ее.


- Температура коры нормальная, - сходу определил он. – Насморка нет – смола не течет. А на что жалуемся? – добивался он ответа от сосны.


Сосна лишь поскрипывала, да раскачивала верхушку на ветру.


- Здравствуйте, дядя врач, - обратился к дятлу Волчонок. – У меня с носом беда. Я весну не чую.


- Пациент у меня, - осадил его дятел. – В очередь. Когда освобожусь - приму.


Дятел еще подолбил немного сосну и подлетел к Волчонку.


- Ну-с, на что жалуемся?


- Все чуют, чем весна пахнет, а я не чую, - пожаловался Волчонок.


Дятел потрогал его нос, прощупал пульс, заглянул в оба глаза и сказал:


- Мне все понятно. Назначаю вам пробежки. Три раза в день перед едой. И холодный компресс на нос. И не волноваться. Не надо благодарностей. Это мой долг. Пациенты ждут.


И дятел улетел.


Весь день Волчонок бегал по лесу. Даже не бегал, а носился. В перерывах он опускал нос в холодные ручейки, раскроившие лесные опушки. А потом снова бежал.


Вечером утомленный Волчонок отдыхал под сосной. Пахло корой, нагретой за день на солнце, прошлогодней листвой под снегом и самим снегом. Пахло журчащими ручейками и свежевыкрашенной скамеечкой бабушки-ежихи. Но Волчонок так устал, что уже перестал различать все эти ароматы, и они смешались в один прекрасный весенний букет.


- Весной-то как пахнет, - прошептал Волчонок и только потом понял, что он сказал. – Вот чем весна-то пахнет!


С сосны к Волчонку спустилась белка.


- Волчонок, а Волчонок, ты узнал, чем весна пахнет?


- Узнал, - радостно ответил он.


- Чем же? - поинтересовалась белка.


И Волчонок сказал:


- Весна пахнет весной!






Весна и красиво.




Волчонок издали заметил Лягушонка. Тот стоял под деревом и держал букет белых кувшинок. Когда Волчонок подошел ближе, Лягушонок спрятал букет за спину и немного смутился.


- Здравствуй, Лягушонок! Кого поджидаешь? - спросил Волчонок.


Лягушонок еще немного смутился.


- И откуда у тебя такие красивые кувшинки? - продолжал расспросы Волчонок, не замечая, что Лягушонок совсем смутился. - Ты их хочешь кому-то подарить?


Дальше смущаться было некуда, и Лягушонку пришлось отвечать:


- Никого я не жду. И дарить никому не собираюсь. А букет так просто. Потому что весна и красиво.


Тут к Лягушонку прыгнула красивая маленькая лягушка и чмокнула его в щечку.


- Белые кувшинки! Мои любимые, - забрала она у Лягушонка букет и повела его на прогулку. Так что Лягушонок только успел бросить на Волчонка прощальный и очень смущенный взгляд.


- Значит, весна и красиво, - произнес Волчонок вслед уходящей паре.


Последнее время ему часто встречались прогуливающиеся пары, и все с цветами.


«Сорву какой-нибудь цветок, - думал Волчонок, - и тоже подарю кому-нибудь. А лучше не буду рвать – пускай растет. Подарю его прямо так – растущим».


Но подходящего цветка нигде не было, зато был грустный галчонок, и тоже с цветами.


- Галчонок, скажи, пожалуйста, где растут такие красивые цветы.


- Красивые? – грустно переспросил Галчонок. – А ей они совершенно не понравились.


- Кому? – не понял Волчонок.


Свой печальный взгляд Галчонок направил куда-то за спину Волчонка. Тот обернулся и увидел неподалеку милую галочку.


- Здравствуйте! – поприветствовал ее Волчонок.


Но галочка не ответила. Казалось, она вовсе не замечает ни Волчонка, ни Галчонка, ни прекрасного весеннего утра, а занята только собой.


- Воображала, - тихо сказал Волчонок.


- Что ты! Что ты! – возмутился Галчонок. – Она необыкновенная. Я по сравнению с ней никто.


На этот раз возмутился Волчонок:


- Ты?! – почти закричал он. – Да ты талантливый!


- Я?! – не поверил Галчонок.


- Конечно! Ну-ка спой что-нибудь.


- Спеть? – испугался Галчонок. – Сейчас попробую, - и он запел.


- Нет-нет, - остановил его Волчонок. – Значит, ты в чем-то другом талантливый.


- Вот видишь, – расстроился Галчонок.


- Ты – шустрый, - вдруг предложил Волчонок. – Шустрый и выносливый.


- Разве? – не поверил Галчонок.


А Волчонок заметил, что галочка вертится совсем близко от них, но делает вид, будто они ее не интересуют.


- Шустрый и выносливый, - еще раз повторил Волчонок. – И в длину хорошо прыгаешь.


Галчонок от изумления только клюв открыл, а галочка прислушалась.


- Сейчас мы тебя испытаем, - сказал Волчонок.


Он прочертил лапой линию на земле, сделал несколько шагов и прочертил другую.


- Представь, что это ручей, - наставлял он Галчонка. – И тебе надо через него перепрыгнуть. Только, чур, крыльями не помогать. Чтобы по-честному.


Галчонок взглядом измерил расстояние от линии до линии, разбежался и прыгнул.


- Перепрыгнул! – закричал Волчонок. – По-честному перепрыгнул, без крыльев. Я же говорил, ты – талантливый.


Галочка уже во все глаза наблюдала за происходящим. Волчонок пожимал Галчонку крыло, и тот расцветал от удовольствия.


- Знаешь, что, - предложил Волчонок. – За оврагом есть ручей. Пойдем через него попрыгаем.


- Давай, - обрадовался Галчонок, но тут заметил обиженную гордую галочку.


- Волчонок, а можно ей с нами? - попросил он. – Прыгать она, конечно, не умеет. Пускай хоть посмотрит.


- Пускай, - согласился Волчонок.


И они все направились к ручью: впереди Волчонок, а за ним летели Галчонок и Галочка, довольные и слегка смущенные.




Живет такой Волчонок




С самого утра Волчонок заразился любопытством. Ему вдруг все стало интересно.


- Почему после зимы наступила весна, а не сразу лето? – размышлял он. – Вот было бы здорово: позимовал чуть-чуть, а потом – лето. Надоело лето – вот тебе весна. Опять позимовал – и сразу осень.


- Так не положено, - объяснила ему ворона. – Все идет по порядку и ждет своей очереди.


- Но почему, - не унимался Волчонок. – Наоборот же интереснее: за весной – зима, за зимой – осень, а там лето. И чтобы лето два раза.


- Не положено, - повторяла ворона. – Не положено, и все тут. А если мне не веришь, спроси у Ворона. Он все знает, потому что читает много.


Волчонок нашел ворона сидящим на толстом суку дуба с большой книгой. Ворон дремал.


- Здравствуйте, дядя Ворон, - поздоровался Волчонок.


Дядя Ворон неспеша открыл один глаз и посмотрел на Волчонка. Но в черном блестящем глазе Волчонок, видимо, не уместился. Тогда он открыл другой глаз. Этого тоже оказалось недостаточно, и на клюве у Ворона появились очки. Он посмотрел сквозь них на Волчонка.


- А-а-а! Волчонок! – вымолвил он. – Здравствуй! Здравствуй!


- Дядя Ворон, почему после зимы весна пришла?


- Потому что ты ее ждал, Волчонок.


- А лета? Разве я лета не ждал?


- Лето ты сейчас ждешь, - ответил дядя Ворон.


- А летом я буду осень ждать, - сообразил Волчонок, а про себя подумал: «Надо бы все-таки попробовать наоборот: весной ждать зиму, зимой – осень, а осенью – лето».


- Вы о приключения читаете? – спросил он вслух, показывая на большую книгу.


- Я, Волчонок, энциклопедию читаю, - ответил Ворон.


- А что такое «энциклопедия»?


- Энциклопедия – это книга, в которой про все написано.


- Значит, и о приключениях написано, - сделал вывод Волчонок.


- При чем тут приключения? - рассердился Ворон. – В энциклопедии, например, написано о том, как устроен наш лес.


- Значит, и про меня написано, - обрадовался Волчонок.


- При чем тут ты? – вновь рассердился Ворон.


- А вот бы про меня кто-нибудь написал, - размечтался Волчонок.


- И что же про тебя можно написать? – усмехнулся Ворон.


- Ну, написали бы: «Живет такой Волчонок…»


Дальше Волчонок ничего не мог придумать.


- Эх, ты, - пожурил его Ворон. – «Живет такой Волчонок»… Энциклопедию тебе почитать надо. Тогда будешь много знать и не станешь задавать глупые вопросы.


Ворон еще хотел что-то добавить в том же духе, но увидел, что Волчонок заливисто смеется.


- Почему ты смеешься, Волчонок? – обиделся Ворон.


- Ну и наврет же он, - сквозь смех выговорил Волчонок.


- Кто наврет? – не понял дядя Ворон.


- Тот, кто писать про меня будет.


- Почему, - спросил Ворон.


- Пишут же про героев, про приключения всякие. А какие у меня приключения?


Ворон глубоко задумался, сидя над своей большой книгой, а может, снова задремал.


И Волчонок побежал куда-то вприпрыжку, повторяя нараспев как песенку: «Живет такой Волчонок! Живет такой Волчонок! Живет такой Волчонок!»







Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Дар-н-Лай «Сказки про Маленького Молка », lisicca00 «Колючая лиса и Мандариновый котенок (Колючая лиса-2)», Мирдал «Руны Ванахейма»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален