Furtails
Рики
«Миниатюры»
#NO YIFF #романтика #трагедия #разные виды
Своя цветовая тема

МИНИАТЮРЫ

Rik


ДНЕВНИК УБИЙЦЫ.

Директор.


Остановившись перед вывеской банка, рыжий тигр, криво усмехнулся и зашел внутрь. Осмотрев все вокруг, он направился к стойке администрации и сходу попросил директора.

- К сожалению он сейчас занят. — промурлыкала администрация.

- Вы не понимаете. — фуррь оглянулся и наклонился прямо к девушке. — У меня для него важное сообщения. Оттуда. И я должен доставить его очень срочно. Я от того самого. — тигр ткнул пальцем вверх. Девушка внимательно оглядела палец и решила, что это достаточная причина хотя бы для звонка директору. Подняв телефонную трубку, она набрала номер начальства и, мило улыбнувшись, отвернулась от тигра, горячо зашептав. Затем, повернувшись, она изменила улыбку на чуть извиняющуюся и проговорила.

- К сожалению, в данный момент босс не может вас принять.

-Ну хорошо, — тигр вздохнул, соглашаясь с этим. — Тогда я отправлю письмо. Вы не подскажете, на какой этаж отсылать?

- На восьмой. — вежливо улыбнулась красавица.

Тигр молча кивнул и, отойдя от стойки, направился прямиком к лестнице. У лестницы стоял охранник, который и преградил ему путь.

- Куда?

Тигр извиняющееся улыбнулся.

- Простите, я просто ищу туалет.

- Уборная в другом конце зала налево. — отчеканил охранник, смеривая взглядом рыжего нахала.

- Спасибо. — тигр развернулся и сунул лапу под плащ. Охранник вскинул было лапу к кобуре, но было поздно. Раздался тихий хлопок и охранник тяжело осел на пол с растекающимся кровавым пятном на груди. Раздался визг, кто то увидал это дело. Тогда тигр быстро наклонился, подобрал гильзу и рванулся вперед, плечом вышибив дверь на лестничный проем. Счет пошел на секунды. Фуррь бежал вверх по лестнице, размеренно дыша. Забежав на последний этаж, он приоткрыл дверь и посмотрел в щелочку. На этаж уже находилось 3 охранника.

- Шхайсе! — в полголоса выругался тигр и достал монетку. Тщательно примерившись, он пустил ее в полет и та упала как раз перед охранниками. Те немедленно вскинули автоматы в сторону двери и открыли огонь. Автоматные очереди изрешетили дверь и, пару раз, прострелили рукава куртки убийцы.

- Повезло. — сказал он, отсчитывая последние секунды. В тот же миг монетка замигала и запикала. Охранники скосили глаза вниз в тот самый момент, когда тигр распахнул дверь одной лапой, второй зажимая пистолет с глушителем. Четыре выстрела — три трупа. Фуррь промахнулся лишь раз, когда последний дернулся в сторону, открывая огонь. автоматная очередь прошлась по стене рядом с проемом и задела плечо убийцы. После этого в рожке закончились патроны и тигр хладнокровно пристрелил его. Подбежав к большим дверям, фуррь наклонился и заглянул в скважину. Никого, кроме директора. Рывком распахнув дверь, тигр выставил вперед пистолет и направил его на директора.

- Ни с места. — прорычал он, закрывая за собой дверь и заклинивая ее ручки бронзовой тростью. После чего он подошел прямо к выдру и посмотрел ему в глаза.

- Не узнаешь? — хрипло спросил тигр глядя на директора. Тот испуганно помотал головой. — Сдаешь. Совсем стар стал. — убийца оскалил зубы и тут глаза выдра широко раскрылись.

- Ты! — успел выдохнуть он и откинулся назад в кресле с дыркой во лбу.

- Я. — ответил покойнику тигр и достал из кармана нож и кисточку. Сделав длинный, от запястья до локтя, надрез на левой лапе у трупа, убийца окунул туда кисточку и стал быстрыми движениями рисовать что то на столе. В дверь уже ломились. Тигр закончил за несколько секунд и направился к окну. Выглянув с высоты десятого этажа, он отметил расстояние до следующего дома. Затем оглянулся на труп и полюбовался нарисованной гитарой с длинным грифом и пятью струнами. Бас гитара, визитная карточка... Теперь.

- Восьмой этаж. — усмехнулся он. — Как ни крути а начальство либо внизу, либо на самом верху. Любите вы считать что выше вас только небо. — с этими словами тигр высунулся из окна, выпустил когти и, вцепившись ими в стенку, пополз наверх. Окно он успел закрыть, подтолкнув его ботинком. Через полминуты он уже был на крыше. Пробежался до противоположного края, вытащил гарпун и выстрелил им в крышу строящейся многоэтажки. После чего быстро закрепил гарпун, схватился за выдвижную часть и поехал вниз, постепенно набирая скорость. К счастью, до дома было всего ничего и потому приличную скорость он не успел набрать. Вкатившись в строящееся здание, тигр зашипел от боли в прострелянном плече. Не медля ни секунду, он встал и пробежался до пятого этажа, где он уже спустился со стороны подворотни и скрылся в ней. Со времени убийства прошло 13 минут. Пробежав пару кварталов, тигр еще несколько прошел прогулочным шагов, после чего свернул к ближайшему дому. Вскрыл подвальный замок и зашел туда, притворив за собой дверь. Пройдя по темным тонелям еще немного, тигр уселся в укромном уголке. Перво наперво он содрал с себя плащ и отодрал внутреннею часть. Снял с майку и осмотрел плечо. Пуля прошла навылет, хоть в этом повезло. наскоро перебинтовав плечо разодранной внутренней подкладкой, убийца выплюнул защечные мешки, и содрал с себя маску тигра. Снял перчатки, придававшие лапам схожесть с тигриными и кинул их к общей куче. Затем достал две плоские фляги, вылил из них все, пропитав костюм. Вытащил коробок спичек и поджог мокрые вещи. Те немедленно занялись веселым маленьким костерком. В его свете, фуррь-аморф, неопределенной породы, вывернул плащ, оказавшийся с другой стороны не серым, а светло желтым, достал из кармана шляпу, расправил ее и нахлобучил на голову. Майку он так же вывернул и она из черной стала зеленой, с веселым логотипом хиппи и надписью «Flower — power» вокруг. Закончив с переодеванием, фуррь посмотрел на кучку пепла, все что осталось от тигра, зашедшего в банк, и направился к выходу. Выйдя из двора, лис спокойно направился к своему убежищу, латать рану и отлеживаться до очередного дела.




НА БЕРЕГУ МОРЯ


Он стоял на берегу моря и вглядывался вдаль. Ветер трепал его шерсть и гриву, глаза слезились от блеска восходящего солнца а душа разрывалась, слушая шум прибоя и крики морских птиц. Здесь, вдали от суеты города, вдали от муравейника проблем и тревог ему жилось легко и ненапряжно. Просто кинув взгляд вокруг, становилось понятно, что это того стоило. Стоило жить в городе, дышать смогом, притворятся таким же серым как окружающие и тихонько делать свою работу. Лис поднял голову и посмотрел в небо. Безоблачное, голубое небо бороздили чайки точно так же, как корабли бороздили океан. Да нет, пожалуй даже свободнее. Он протянул лапы в небо, словно пытаясь обнять его и счастливо улыбнулся. Ради этого момента он жил. Лис развернулся и побрел к небольшому двухэтажному домику, стоящему в отдалении на берегу, куда не могло дотянутся море когда оно бушевало и злилось на весь мир. Тогда лис одевал капюшон и стоял на утесе, ловля мордой соленые брызги и думая что это слезы моря. Была у него и такая теория, что море не злилось, о нет, отнюдь. Оно просто… плакало. Плакало как может плакать любой живущий, ведь море тоже живое. В такие минуты, слыша стоны стихии, он задумывался, о ком оно плачет? О ком то конкретном или просто плохое настроение? Так тихо и размеренно проходила жизнь одинокого лиса, когда уехавшего из большого и шумного города. Он поселился на берегу моря, построил своими лапами дом, лодку. Конечно не будем врать и утверждать, что все это у него получилось с первого раза и все время что строился дом лис жил рядом в палатке. Питался тут же, промышляя охотой и рыболовством. И конечно дом был оборудован с комфортом и удобствами. Он не хотел слишком уж затворятся от мира. Хотя… Было бы от кого. Друзей особо не было, личная жизнь не сложилась и передать все нажитое и построенное было некому. Так он и жил. Одинокий в окружении и общительный в Сети. Впрочем был один друг, который иногда приходил к нему по ночам и они вместе сидели на крыше и смотрели на звезды или же пили чай в доме, любуясь танцем огня в свечах, если погода не особо располагала к посиделкам на крыше. Конечно в доме было электричество и ничто не мешало пить его при свете лампочки но… лис всю жизнь был романтиком и мечтателем. Поэтому ему нравилось сидеть вот так, при свечах на кухне и болтать со старым другом, украдкой рассматривая его одежду и оружие. Длинный, черный балахон и кривая коса. Зеленая шерсть и типичные кроличьи уши лежащие поверх откинутого капюшона. В первый раз когда он появился, лис сразу спросил.

- Ты Смерть?

- Нет. – ответил тот. – Для Смерти я слишком молод, кроме того у меня есть имя. Меня зовут Джек.

Вот и все. Кроме имени больше ничего. Джек рассказывал ему о том, что творилось в мире, казалось он обладал способностью бывать в нескольких местах одновременно. А лис в свою очередь делился с ним своими новостями. Гораздо менее суетными чем у всего остального мира, но от этого не ставшие менее интересными. Так они и жили.

Год проходил за годом. Лис потихоньку старел а Джек ни капли не менялся. Впрочем лис перестал обращать внимания на такие мелочи. Проснувшись утром, он посмотрел в потолок. Вспомнил, как делал его своими лапами и сколько заноз посадил, пока приладил как надо. Выбрался из постели, натянул штаны, сунул ноги в шлепки и пошел к кромке воды, встречать рассвет. Лис стоял там любуясь предрассветной дымкой и слушая просыпающийся мир, когда сзади неслышно подошел Джек, опираясь на свою косу, и положил лапу ему на плечо.

- Красиво. – пробормотал он, наблюдая за тем, как солнце карабкалось из за горизонта.

- Значит я был прав. – лис тепло улыбнулся. – Ты все таки Смерть.

- Нет. – кролик помотал головой. – Я всего лишь жнец.

Они оба замолчали, наблюдая за неторопливым ходом солнца. Когда по морю к берегу протянулась солнечная дорожка, Джек похлопал лиса по плечу.

- Пора, старый друг. Тебя уже заждались. Пора в путь-дорогу.

Лис повернулся к кролику и молча его обнял, чувствуя как глазам стало горячо от влаги, что текла из них. Затем, отстранившись, он молча вытер лапой слезы, оглянулся вокруг, запоминая в памяти этот день и побрел прочь. Прочь из этого мира по солнечной дорожке на воде и за его спиной мерцали призрачные, белые крылья. Так он и шел, пока его силуэт не растаял на фоне солнца.



ВРЕМЯ УХОДИТЬ


Ночь. Горящие фонари и освещаемый ими снег. Он медленно кружится в воздухе редко долетая до земли. Слишком тепло, вот он и тает по дороге. Я стою у фонаря и позвякиваю ключами, дрожа и периодически кашляя. Холодно. Не помогает даже шарф, замотанный вокруг горла. Сегодня я в последний раз закрыл дверь своей квартиры. Уходить так не хочется. Я уже уходил и снова возвращался. Не было сил покинуть это место. За последний месяц я чуть ли не каждую ночь уходил. Дрожащий, промерзший и ловящий языком снежинки. Гулял в ночи по городу, осматривал улочки, заглядывал в подворотни, любовался своим отражением в витринах закрытых магазинов. Почти что каждую ночь… Не помогало. Все равно, под утро, пока солнце еще не взошло, я возвращался в эту квартиру, отпирал старый замок чуть заржавелым ключом и шел на кухню. Немеющими лапами ставил чайник, еле дожидаясь пока он начнет свистеть, хватал его, заливал пакетик чая и жадными глотками выпивал этот почти что кипяток, в три-четыре глотка осушая кружку. Затем шел спать. Прилечь на пару часиков на старый диван, чтобы затем вскочить торопливо выпить еще одну кружку и спешить на крышу, где меня ждала моя работа, мой единственный заработок и смысл жизни. Я так устал. У меня уже почти нет сил увидеть брата. Мы с ним увидимся, я знаю. В последнюю минуту обязательно увидимся. Ведь так и должно быть. Так правильно. Правильно… только… нет сил. Почти нет. Но сегодня, сегодня ночью наконец то все изменится. Наконец я встречусь с братом и уйду на покой. Я смогу отдохнуть. Как долго? Кто знает…

Заметив силуэт в конце улицы я отлепился от фонаря, к которому стоял прислонившись и снова ловя языком снежинки. Кутаясь в драную рубашку и дуя на посиневшие, даже под шерстью, лапы я направился в сторону этой фигуры. Но нет, ошибка. Это был всего лишь детеныш лиса. Малыш так же как и я брел сквозь снег в надежде на лучшую жизнь. Я окликнул его когда он почти поравнялся со мной. Он поднял на меня свои зеленые глаза и я поразился той глубине и чистоте его души, которая виделась в них. Большие глаза издавна символизируют степень открытости души миру, а он смотрел на меня широко распахнув их и улыбаясь невинной улыбкой ребенка.

- Мистер, у вас не найдется чего нибудь чтобы согреется? Этой зимой слишком холодно.

Я подошел к нем, присел на корточки и посмотрел на него.

- Может и найдется. Чей ты, малыш? Таким как ты нельзя гулять по ночам в таких опасных районах.

Каб посмотрел на меня с улыбкой.

- Я не помню своих родителей. Наверное, они у меня есть. А опасности. Главное вовремя спрятаться, ведь так? Вовремя и хорошо.

Он засмеялся и у меня екнуло сердце. Несмотря ни на что этот малыш не был испорчен миром. Ну раз так, я помогу ему. Может он подойдет. Я посмотрел на часы, треснувшие и заиндевевшие, постучал по ним когтем и решил. Встреча с братом – подождет. Этот кааб важнее.

- Пойдем. – я поднялся и протянул ему лапу. – У меня есть только горячий чай но думаю в такой ситуации это лучше чем ничего.

Малыш радостно кивнул и доверчиво вложил свою лапу в мою. Столько тепла пришло мне от его маленьких пальцев, что я невольно ахнул.

- Что то не так? – малыш безмятежно улыбался глядя на меня.

- Нет, нет. Просто прохладно на улице. А я только сейчас это заметил. – я улыбнулся в ответ и повел его к своей квартире, мусоля в лапах ключ. Шерсть намокла от снега, а замок казалось, еще больше постарел. Ни мало не смущаясь, я открыл дверь, толкнул ее и пропустил малыша вперед, привычно прикрыв за собой дверь.

- Идем на кухню. – предложил я и каб, радостно улыбаясь пробежал мимо меня в направлении стола. Я лишь улыбнулся. Это малыш нравился мне, несмотря на то, что было сложно определить на глаз сколько ему лет. Налив ему чашку чая я добыл себе вторую, выдул из нее пыль, прополоснул под краном и вылил из чайника остатки воды в нее, кинув туда же последний пакетик чая. Пятнадцать минут каб, радостно болтая пил чай, а я улыбаясь и стоя у окна, отвечал ему, потягивая свой. Пятнадцать лишних минут здесь, в этом месте. Мне этого было достаточно. Честно признаться, мне уже было достаточно просто встретится с этим кабом, чтобы уверовать в светлое будущее, но судьба, видимо, пошла дальше. Допив чай, малыш поставил кружку и поблагодарил меня, затем встал и направился в сторону выхода. Я нагнал его уже в дверях. Он натягивал на себя старенький свитер, лишь немного скрывающий его от холода.

- Куда же ты? – спросил я его.

- Я? Дальше. В поисках дома. – малыш тепло улыбнулся мне и открыл лапками дверь. – Спасибо за гостеприимство, мистер. Теперь я пойду.

Я вышел вслед за ним. Закрыл дверь на ключ и спустился следом. Каб стоял на улице и смотрел на снег, ловя его языком. Совсем как я. При взгляде на это снова защемило сердце.

- Давай пойдем искать дом вместе? – сказал я подходя к нему поближе.

- Давай! – лисенок посмотрел на меня и радостно улыбнулся. Его белый мех искрился в свете фонаря и от снежинок, что оседали на нем. Я вздохнул и протянул ему лапу.

- Пойдем. Мне еще надо в последний раз встретиться с братом.

- Правда? А какой он? – лисенок вложил свою лапку в мою и смотрел на меня своими большими глазами.

- Похожий на меня. – улыбнулся я и снял с себя рубашку, оставив на торсе лишь намотанный на шею шарф. Ни к чему тепло, коль время пришло.

- Одень. – сказал я протягивая кабу рубашку – И посмотри в конец улицы. Видишь? Вот он.

Лисенок молча натянул рубашку и с улыбкой вгляделся вдаль. Там брел лис. Только шерсть его, в отличии от моей, была не белой а рыжей. Местами правда попадалась белизна, как случается при линьке. Он подошел ко мне, в рубашке, но без шарфа.

- Здравствуй, Белый брат.

- Привет, Рыжеватый брат.

- Ну что, пришло время?

- Пришло. – сказал я с улыбкой и взял лапку маленького в свою. – А это теперь мой младший брат.

Рыжеватый лис с улыбкой посмотрел на каба.

- Буду рад снова встретится.

Я весело рассмеялся и кинул ему ключи.

- Увидимся, братишка.

- Увидимся, братишка. – эхом повторил он и побрел в сторону квартиры. Я же посмотрел на маленького.

- Ну что, пойдем?

- Куда?

- В сторону рассвета, в наш новый дом. – Сказал я с улыбкой и мы пошли. Мы шли по улице а небо вокруг светлело. Наконец все растворилось в яркой вспышке, но я все же успел увидеть луч солнца и улыбнулся. Все правильно. Все так и должно быть. Когда уходит Зима, приходит Весна. Я — ушел.



НОВАЯ ЖИЗНЬ


Работа, работа, работа… Рик сидел и с выражением скуки на лице набирал очередной отчет о документации к такой то матери, абсолютно не вникая в смысл текста. Работа редко бывает веселой, а уж его должность канцелярской крысы так и вовсе серой с примесями паутины. Хотя… какая он крыса? Он лис. Самый настоящий и рыжий, с пушистым хвостом. Рик протяжно зевнул и снова уставился в монитор, от которого начинали потихоньку болеть глаза.

- Скууука… — уныло протянул лис, хрустнув шейными позвонками.

- Так давай развеселимся. – прошептал голос из ниоткуда.

Рик не шелохнулся. Скептически изогнув бровь, он аккуратно посмотрел справа, потом слева, затем вообще обернулся, но даже за спиной никого не оказалось.

- Балда, не там смотришь. – хрюкнул голос и добавил, — Посмотри под мышкой.

Рик поднял компьютерную мышь и уставился на огненно-красного лиса, в обтягивающих плавках с надписью “Welcome to Hell” и черных солнцезащитных очках. Когтем приподняв последние, лис искоса глянул на Рика и тот заметил крохотные рожки на голове рядом с ушами.

- Черт…- молча констатировал Рик.

- Черт. – согласился оный немного подрастая в размерах и прокомментировал. – А у тебя ничего тут, жарковато. До нашей сауны конечно недотягивает, но и ровный загар приобрести можно.

- Но ты не зеленый.- полуобвинительно, полуобиженно добавил клерк.

- А ты разве пьян? – резонно заметил черт. – Главное наверх не смотрю. Гарантирую травму на всю оставшуюся жизнь.

Как и любое разумное существо, которому посоветовали не смотреть, Рик тут же задрал морду к верху. Там, сидя на плафоне и свесив ножки вниз, сидела точная копия лиса-черта. С той лишь разницей, что этот был с белыми крылышками и тускло мерцающим, как перегоревшая лампочка, нимбом, да в белой длинной майке с надписью “God loves all…”. В данный момент это чудо, сворачивало самокрутку и хлопало себя по груди в тщетной попытке найти карманы и зажигалку.

- Эй, мотылек, огоньку не надо? – весело крикнул черт и ангел слетел вниз, сев рядом и протягивая самокрутку.

- Поджигай, уголек. – мотнул башкой крылатый лис и у Рика возникли подозрения, что ему уже хорошо.

Черт поджег, ангел затянулся и пустил клуб дыма в офисное пространство блаженно улыбаясь.

- Видал? Вот с кем мне приходиться работать. – кивнув головой в сторону собрата, ухмыльнулся черт.

- Рико, я тебя умоляю, если б ты не валялся целый день, а работал, тебе бы уже премию выписали. – отпарировал ангел.

- Балда ты, Райки. Тут смотри, лежишь, никого не трогаешь. Не жизнь, а лафа. – резюмировал черт.

- Стоп, стоп. вы ребят что, мои… хранители. – вопросил Рик, потихоньку начиная понимать от чего у него такая “веселая” жизнь.

- В общем и целом да. – синхронно кивнули оба.

- Зашибись. – прокомментировал Рик. – Теперь понятно почему мне так хорошо живется.

- Не боись. – Ангел стащил с головы окончательно померкнувший нимб, вытащил непонятно откуда отвертку и тихо матерясь начал что то подкручивать в нем. – Как только мы выйдем из отпуска, который взяли сразу как тебе исполнилось 25 лет, у тебя начнется совсем другая жизнь.

- Угу. – поддакнул черт, протягивая гаечный ключ собрату и подкидывая в ладони батарейку.- Со своими взлетами и падениями. Но учти, все тебе придется делать в основном самому. Мы работаем по принципу не бей лежачего.

- Ищите и обрящите. – невпопад добавил ангел, заканчивая подкручивать нимб и отбирая у черта батарейку, чтобы затем вставить ее в недра нимба. Тот полыхнул как хорошая лампа. Ангел в полголоса матюгнулся и прикрутил яркость. Нимб стал светить ровно и неярко. Удовлетворенно кивнув, Райко вытащил еще одну самокрутку, Рико поджег ее и оба, по очереди, затянулись.

- Фиг с вами, давайте сюда. – Рик протянул лапу и ангел с чертом, переглянувшись, протянули ему в ответ самокрутку. В лапах клерка та стала приемлемого размера, после чего Рик затянулся, комната поплыла перед глазами и начала сворачиваться в спираль. Последнее что увидел лис, было рукопожатие ангела и черта. “Ну и бред…” успел подумать Рик, прежде чем мир окончательно померк.


Проснувшись Рик какое то время смотрел на свой стол, после чего поднял морду с клавиатуры и стер все что было напечатано на экране.

- Присниться же такое… — усмехнувшись пробормотал он.

- Рик! – в комнатку заглянул секретарь-енот. – Тебя шеф вызывает.

Час спустя Рик выходил из кабинета шефа с озадаченной мордой и конвертом в котором лежали подъемные, присущие новому заму генерального директора.

- Началась новая жизнь… — в полголоса пробормотал Рик и ему послышался обкуренный но счастливый смех ангела и черта.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Will A. Sanborn «Поворотная точка», Chris Ranevsky «История мальчика - 2», Charles Matthias «Цитадель Метамор. История 59. Безнадежная атака»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален