Furtails
Шико Шериан
«Игрушки»
#NO YIFF #грустное #плюшки #сказка
Своя цветовая тема

Игрушки

Шико Шериан


К полудню серая пелена над головой рассеялась в кустистые сырые тучки. Невесомые всполохи мелких капель плавно спускались на землю.

Тоби чувствовал, как они увлажняют его шкуру - мягко пропитывают её влагой, так что он почти не замечает их касаний. В такие моменты он ощущал себя живым, - не менее живым, чем какая-нибудь дворняга пробегающая мимо их свалки.

Плюшевый мишка медленно брел по узким тропинкам мимо мусорных куч. Его неуклюжие лапы промокли, и оттого казались тяжелее, но он все равно наступал во все встречные лужи. Единственный глаз-пуговица глядел вперед, а короткая черная нить, изображающая рот сейчас изгибалась в улыбке.

Возле горы металлолома он встретил Иго и Чундру. Серый ослик, из шва на боку которого проглядывал поролон, и крыса с черным промокшим мехом о чем-то ожесточенно спорили. Заметив Тоби, Чундра обратила к нему строгие глаза-бусины, и пожаловалась:

- Иго опять меня не слушает! Можешь хоть ты его вразумить?

- Я просто стараюсь придерживаться консервативных принципов, - спокойно возразил Иго, почесав лапой обвислое ухо. - Тобиас, вы ведь тоже считаете, что нужно сохранять хотя бы частичку обособленности?

Тоби давно привык к извилистым высказываниям ослика и его деловому тону. Иго, проживший десяток лет в семье лингвистов, искренне считал, что даже на свалке нужно оставаться интеллигентными и воспитанными игрушками.

Подле худеньких лап Чундры мишка разглядел и причину спора - между пестрых оберток и пустых бутылок лежал пластмассовый робот. Похожие на фонарики глаза неподвижно глядели на серое небо из-под красной пластины футуристического шлема.

- Этот... индивид, между прочим, является одной из причин нашего общего исхода, - брезгливо проговорил Иго. - С появлением подобных ему, нас стало меньше, и мы оказались не у дел.

- Может и так, - задумчиво промолвил Тоби. - Но он все равно один из нас. Пусть и более современный, и яркий, и, как там?..

- Функциональный, - деловито подсказал Иго.

- Вот. Тем не менее, он не заслуживает такой смерти. Наверно у него нет батареек. Почему бы их не поискать?

Медвежонок оглянулся, приглядываясь единственным глазом к кучам мусора. Чундра дерзко показала Иго язык и побежала в район, куда складывали изжившую себя электронику.

- Молодежь, - только и вздохнул Иго, махнув хвостом.

Через час скитаний под нарастающим дождем, Чундра принесла на спине картонную коробку с несколькими батарейками. Общими усилиями, они вставили их в спину робота и нажали кнопку активации.

В мерном шуме дождя раздался его тревожный, но тихий голос: "Внимание! Внимание! Они наступают!"

Толи батарейки были разряжены, толи робот просто изжил своё. Немного повертев головой, он остановил взгляд желтых глаз на Иго, и тускло добавил: "Всё".

Попытки оживить его не увенчались успехом. Тоби и Чундра возвели гробницу из белой картонной коробки и украсили её разноцветными ленточками. Большего они сделать не могли.


Игрушки поступали на свалку ежедневно, так что скорбеть о смерти новичков местные просто не успевали. Многие из новоприбывших, осознав, куда попали, почти сразу расставались с жизнью. "Засыпали" как говорили старожилы, вроде Тоби и Иго.

Мишка не знал, что удерживает его самого от вечного сна. Радостей от новой жизни было немного, и все с оттенком грусти, все - словно эхо прошлой, счастливой жизни в комнате какого-нибудь ребенка.

Тоби долго прогуливался по тропкам между высоких гор мусора, смотрел в переменчивое небо, ловил запахи природы, едва пробивающиеся сквозь стойкий духан тления, и думал, думал, думал. Но так и не пришел к какому-либо выводу. Просто, ему казалось что так лучше. Пожить еще немного, а там посмотрим.

К тому же он получал искреннее удовольствие, помогая новым игрушкам. В день, когда они обнаружили робота, Тоби встретил керамическую куклу Нину. Светловолосая красавица жила в тепле и уюте с другими куклами, но её хозяйка выросла, и настал вопрос об освобождении свободного места в комнате.

Когда Тоби впервые встретил её - Нина сидела на ржавом холодильнике, свесив вниз ножки в синих туфельках, и тихо плакала, закутавшись от дождя в серый платок. Немного побродив по соседним залежам, мишка нашел для нее красный бант в виде розы. Куклу его подарок хоть ненадолго утешил.

Ночью игрушки усаживались у костерка, грелись, и рассказывали друг другу истории. Если бы кто-то внимательно пригляделся, то в переменчивом сиянии подрагивающего на ветру пламени он бы увидел занятную картину - несколько потрепанных игрушек, протянувших лапки и руки на безопасное расстояние от пламени и задумчиво глядящих в огонь.

- Как вы думаете, кого из нас быстрее заберет Ангел? - прихорашивая шерстку на груди и животе, спросила Чундра. В глазках крысы мечтательно блестели языки огня.

- Осмелюсь предположить, что больше всего шансов у Тобиаса, - положив голову на передние лапы, отметил Иго. - К этому располагает и его вид - Мишка Винтажный.

Тоби фыркнул и критически оглядел свои лапы - за месяцы, проведенные в этом месте, они давно утратили естественный коричневый цвет и приобрели еще более естественный цвет грязи.

- А такую красавицу как я мимо пройдут, да? - обиженно пискнула Чундра, тряхнув лысым хвостом.

Среди игрушек бытовало поверье об Ангелах. Так называли людей, что изредка приходили на свалку. Они были прилично одеты, и в их движеньях была какая-то спокойная уверенность. Они не собирали всякий хлам, как это делали многие другие - Ангелы целенаправленно искали выброшенные игрушки, и иногда уносили их с собой. Поговаривали, будто они тщательно реставрируют найденные трофеи, прихорашивают, и впредь содержат в чистоте и порядке.

Мало кто из собравшихся верил, что станет находкой Ангела. И все-таки - когда о них заходила речь, в глазах игрушек появились лучики надежды, хоть все они и боялись в этом признаться.

Дни текли размеренно, только небо менялось над головой, обращаясь всеми тонами и формами, да росли и уменьшались мусорные кучи.

Впрочем, изредка что-то менялось, и эти перемены редко приносили радость. В один из зимних дней заснул Иго. Тоби обнаружил его первым - ослик лежал в своей привычной позе - уложив голову на передние лапы и задумчиво глядел куда-то вперед. Но на этот раз взгляд его был потухшим, и ничто не выдавало в старом друге хоть искру жизни.

Устраивать траур было не принято, когда засыпала одна из игрушек, остальные просто проводили ночь, рассказываю о ней, вспоминая самое лучшее, и улыбались, думая о том, что она, должно быть, попала в куда лучшее место.

- Он никогда не верил в жизнь после жизни, - печально промолвила Чундра. - Страшно это наверно, знать, что жизнь кончится так рано.

- На все воля Создателя, - мягко проговорил Тоби.

- Создателя? - вскинула брови кукла Нина. - А есть ли этот Создатель вообще?

- Его не может не быть, - мишка поглядел в небо, усеянное самоцветами звезд. - Ведь кто-то же придумал всё это, - он обвел лапкой всех собравшихся. - Кто-то придумал нас, людей, звезды, огонь, запах, даже... наши мысли! Кто-то очень талантливый и терпеливый.

Игрушки лишь промолчали в ответ. Надежда теплилась в них таким же худеньким огоньком, как и костер, что они разжигали в глубокой ночи.

В эту ночь с неба сорвалась и на миг мигнула в темноте звезда. А неказистому подростку, заснувшему после трехчасового рейда в онлайн-игре, приснился кошмар. Так всегда происходит, когда умирает игрушка. Потому что в каждой игрушке остается частичка её хозяина.


Однажды, когда Тоби и Чундра играли в футбол маленьким резиновым мячиком, на свалку зашел странный мужчина, не похожий ни на бездомных, ни на Ангелов. Его лицо едва виднелось из-за густой, сплетенной в три косички бороды, волосы закрывала белая фуражка, а тело казалось в два раза толще из-за нескольких слоев самой разной одежды. Он бродил по свалке, опираясь на деревянную трость, и его карие глаза внимательно следили за округой. Увидев замершего мишку, человек подошел к нему и поднял. Краем глаза-пуговицы Тоби заметил, как вздрогнули от удивления и страха усики Чундры. Мужчина стряхнул пыль и комочки грязи с плеч Тоби и улыбнулся:

- Вот ты-то мне и нужен, - с этими словами он прикрепил его к лямке громоздкого рюкзака. - Пойдем, посмотрим мир.

Пока он шел, направляясь к выходу со свалки, Тоби грустно глядел в глазки неподвижной Чундры. Он не боялся этого человека. Скорее в нем преобладало любопытство. Ведь игрушки могут быть не менее любопытны, чем их владельцы.

И еще он чувствовал... жалость. Кто теперь будет помогать новым игрушкам?

Позабыв об осторожности, мишка даже махнул Чундре на прощанье лапкой. Но кроме мужчины, больше людей на свалке не было. А значит, все в порядке.

"Что меня ждет? На все воля Создателя" - думал Тоби. Его звезда еще долго не желала срываться с небосклона.



Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: (неизвестный) «Мальчик, волк и небо», nastyushkina «Отражение», Руслик Эрмайн aka Широ Окойо «Элиза, дочь куницы Эльза»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален