Furtails
Мумр
«Вечность Пахнет Нефтью»
#NO YIFF #грустное #постапокалипсис #сказка #копытный #кот #оборотень #пес #птицы #хуман
Своя цветовая тема

Вечность Пахнет Нефтью

Мумр


Шоссе, покрытое растрескавшимся асфальтом, тянулась от горизонта до горизонта.

Проржавевшие остовы машин застыли на нем скелетами причудливых доисторических

зверей - то сгрудившихся огромными стадами мертвого металла, то одиноко

приткнувшихся на обочине.

Мертвые машины глядели пустыми глазницами выбитых окон на повозку, катившуюся по

выжженной багровым солнцем дороге.


* * *


Цок, цок... Раз, два, левой... Раз, два, правой... Главное - перебирать ногами,

а там, как в песне поется, "дорога сама тебя приведет куда-нибудь".

Осел снова налег на оглобли. Интересно, что стало с тем спятившим солдатом,

которого они встретили два дня назад? Небось, уже давно отпелся, и лежит теперь

в канаве, протянув копыта от жажды... Как вскоре откинут копыта и они все, если

дорога их таки никуда не приведет.

Жажда... Осел сглотнул горькую слюну. Он не пил со вчерашнего дня, когда он

позволил себе глоток из последней оставшейся у них фляги. Почти вся вода ушла на

того, кто лежал на повозке.

Цок, цок. Повозка остановилась в тени опрокинутого набок грузовика. Палящее

солнце на минуту ушло, но на смену ему пришел запах гари и пролитого бензина.

Осел опустил оглобли, и повернулся к сидящему на повозке Коту.

- Как он?

Кот мрачно прокачал головой.

- М-молчит, - ответил за него Петух.

- Уж лучше бы он бредил, - добавил Пес. - А то лежит ни живой, ни мертвый.

- Он живой... - сипло прохрипел Кот. - Только... мне кажется, он больше не хочет

жить.

На минуту в тени грузовика воцарилось тишина.

- Я не знаю, сколько он еще протянет, - прервал молчание Кот. - Нам нужна вода.

Пес усмехнулся, нервно теребя в лапах гитару.

- Ты видишь где-нибудь воду?

- Не вижу, а ты?! - зашипел на него Кот.

- У нас осталось меньше фляги! - заорал, срывая голос, Пес. - Мы все тут сдохнем,

на этой проклятой дороге, и все потому, что перевели всю воду на этого... живого

трупа! Лучше б мы зарыли его возле Замка, вместе с его белобрысой дурой! Ему б

пришлось по вкусу!

- Да как ты смеешь, ты, половичок блохастый! - Кот выпустил когти, намереваясь

вцепится Псу в глаза.

- Э, н-народ, в-вы чего, с-совсем с-сдурели? - попытался разнять их Петух.

- Да я тебя, котяра драный, щас порву как дядя Тузик шапку! - Пес перехватил

гитару за гриф.

- МОЛЧАТЬ!!!

Осел закашлялся - криком ободрало горло, словно раскаленным наждаком. Пес с

Котом осеклись на полуслове и уставились на него.

- Так, - сказал Осел, переведя дыхание, - если еще раз такое услышу, дальше

пойдете пешком. И мне наплевать, кто из вас протянет лапы через два километра.

Все еще покашливая, Осел прохромал к переду телеги и вновь взялся за оглобли.

Повозка со скрипом тронулась с места. Пес, шмыгая носом, взял гитару как

положено, и медленно провел лапой по струнам. Те отозвались хриплым дребезжанием,

как будто инструмент тоже страдал от жажды.


- Наш ковер - зеленая поляна,

Наши стены - сосны-великаны,

Наша крыша - небо голубое,

Наше счастье...


Не выдержав, Пес бросил гитару и, тихо поскуливая, уткнулся мордой в лапы. Кот,

забыв о том, что минуту назад хотел разодрать его на части, похлопал его по

плечу.

Еще с минуту повозка катилась по дороге. Внезапно, Петух ткнул Кота в бок и

указал крылом на лежащего в повозке.

- Смотрите!

Покрытые запекшейся коркой губы шевелились, но шепота почти не было слышно.

Троица склонилась над лежащим.

- Опять бредит, - мрачно бросил Пес.

- Нет... это что-то новое.

Кот прислушался, склонив голову набок.

- Что он говорит? - Петух взглянул на него снизу вверх.

- Вечность... пахнет... Вечность пахнет нефтью...

Из-под повязки на выжженых Вспышкой глазах Трубадура катились слезы.


Ближе к вечеру, когда вода наконец кончилась, Кот и Пёс снова стали ругаться, а

Осёл уже не мог их разнимать - во первых, не осталось уже никаких сил, во вторых,

горло пересохло напрочь. При попытке заговорить изо рта вырывался только

невнятный свист. Поэтому он просто монотонно шагал дальше и ждал, когда ситуация

разрешится сама собой. В голове крутилась дурацкая мысль, что если один из них

прикончит другого, оставшимся это продлит жизнь ещё на пару дней... впрочем, в

таком случае начинать лучше с Трубадура...

Осёл замотал головой. Откуда только приходят эти мысли? И откуда этот запах

бензина? Кладбище машин осталось позади несколько часов назад...

До убийства, к счастью, не дошло. Петух, до этого неподвижно сидевший на облучке,

внезапно свистнул, подпрыгнул, хлопая крыльями, и приземлился Ослу на спину.

- Ты чего? - прохрипел Осёл.

- Смотри. - сказал Петух, указывая крылом куда-то вдаль, по направлению дороги.

- Что это там б-блестит, н-на горизонте?

Осёл остановился. Прищурился, всматриваясь.

- Похоже на...

- Море. - закончил за него Кот.


***


Шоссе кончилось столь же внезапно, как и началось. Асфальт словно отрезало ножом

великана. Дальше начинались прибрежные дюны из серого песка. За ними - длинный

пляж пляж и море, сине-серое, почти неподвижное. А в море, километрах в двух от

берега - гигантский металлический корабль, которого Музыканты видели последние

полтора часа, с тех пор, как поднялись на холм. Он тоже был серый, как песок.

Отсюда можно было видеть длинную пустую палубу, и башню - многоэтажную,

увенчанную стальной мачтой без парусов, к которой были приделаны непонятные,

тоже металлические предметы.

- Ну и махина... - произнёс Пёс.

Осёл сделал шаг, ступая на песок, и чуть было не вскрикнул. Солнце, висевшее над

самым горизонтом, внезапно раздвоилось и обожгло ему глаза. Сразу стало светлее.

И теплее, как будто вернулась дневная жара.

- Это что ещё за фокусы? - спросил Кот.

- А чёрт его знает. - ответил Пёс. - После того, что случилось, весь мир встал

на голову... ты имеешь представление, по какой стране мы шли последние три дня?

- Нет.

- Вот и я о том же.

Песок был слежавшийся, очень плотный, и Осёл сумел дотащить повозку до самого

пляжа. Там он сложил оглобли, да так и рухнул на землю.

- Ну, и что теперь? - спросил он.

О том, чтобы пить морскую воду, не было и речи - в воздухе стоял запах соли. И

нефти.

- Надо найти какой-нибудь ручей. - сказал Кот. - Пойти вдоль берега...

- Здесь нет ручьёв. - раздался голос.

Осёл повернул голову. Со стороны моря к Музыкантам приближался большой чёрный

волк.

- Моё имя - Могр. - сказал он. - Воду здесь можно найти только на авианосце. -

он кивнул головой в сторону корабля.

- А еда там есть? - спросил Пёс.

- На "Вечности" есть почти всё. - ответил Могр. - Идите за мной. Паром недалеко

от сюда.

- Уже никто никуда не идет, - Осел с трудом поднялся с песка и вышел вперед,

пошатываясь и морщась от боли в разбитых копытах.

"Матерый, гад..." Думать было трудно. Казалось, что раскаленный воздух, пройдя

через ноздри, собрался под черепом, обволок мозги и сварил их вкрутую. "Откуда

он здесь взялся?... И что ему от нас нужно?... Жарко, черт побери, как жарко, и

хочется пить, и эта серая пыль повсюду... Стоп... Не думай о жаре... Думай об

этом, что перед тобой. Смотри ему в глаза. Не показывай слабости. С него

станется и в глотку вцепиться, и тогда поминай как звали... А эти трое...

четверо... без меня загнутся..."

- Эй, ты чего? - Пес удивленно уставился на Осла.

- Не доверяю я этому твоему сородичу, - не оборачиваясь, прохрипел Осел через

плечо. - Какой-то он... подозрительный.

- Но он же хочет...

- Помочь? Сейчас мы это выясним. Давай, волчара, выкладывай. Кто ты такой, что

тебе надо, и что это за авиа... хреновина плавучая?


Пес замолк, нервно озираясь вокруг. Рядом с ним Кот, мурлыча себе под нос "А кое-что

за пазухой мы держим", тянулся лапой под солому, туда, где было припрятано

разбойничье оружие. "В хозяйстве пригодится," процитировал он тогда своего

троюродного внучатого племянника Матроскина. Вот, кажется, сейчас и пригодится.

Пес сглотнул и тоже принялся нашаривать в сене рукояти сабли. Четверо на одного,

пусть даже эти четверо еле живы... Шансы есть.


Внезапно напряженную тишину разорвал безумный смех. Смеялся Трубадур, мечась по

соломе - Пес и Кот едва не свалились с повозки, и тут же бросились удерживать

своего товарища.

Через минуту тот перестал метаться и затих, но тут же снова начал выкрикивать

что-то непонятное. Вроде бы это была песня, но на каком-то непонятном языке.


Come on all of you big strong men,

Uncle Sam needs your help again.

He's got himself in a terrible jam

Way down yonder in Vietnam.

So put down your books and pick up a gun,

We're gonna have a whole lotta fun!


And it's one, two, three,

What are we fighting for?

Don't ask me, I don't give a damn,

Next stop is Vietnam;

And it's five, six, seven,

Open up the pearly gates,

Well there ain't no time to wonder why,

Whoopee! we're all gonna die!


- Лихорадочный бред - симптом психического нарушения, вызванного крайней

дегидрацией. - произнёс волк, не двигаясь с места. - Дегидрацией, которая

усугублена ожогами, кстати говоря.

- О чём это ты? - спросил Осёл.

- О том, что ваш друг умирает от жажды. - сказал Могр. - Ты спросил, кто я? А

какая разница? С тем же успехом я могу спросить, кто вы?

- Музыканты. - просто сказал Петух.

- Вот именно. Вы были музыканты, но вам некому играть. Я был охотник, но мне

некого ловить. То, чем мы были до Вспышки, не имеет значения. А имеет значение

то, что в этом месте выжить можно только на корабле.

- С чего ты взял, что здесь нет воды? - спросил Осёл.

Волк указал лапой на пламенеющий горизонт.

- Видите два солнца? На самом деле их три, просто одно уже зашло. После вспышки

здесь всё высохло. Завтра утром, когда они взойдут, их уже может стать четыре.

Или пять. - Могр пожал плечами. - Если вы здесь останетесь, то умрёте от жары. А

на авианосце можно спастись. Возможно, придут ещё... выжившие. Если нас

соберётся достаточно много, можно будет попытаться уплыть в более дружелюбное

место.

- В любом случае, тащить вас в "Вечность" силком я не собираюсь. - сказал волк.

- Я возвращаюсь на корабль. Если хотите, идите за мной.

Он развернулся и медленно направился вдоль берега.


Осел угрюмо смотрел волку в спину. В голове, вместе с пульсирующей болью,

вертелась мысль: "А ведь он прав..."

- Он прав, - сказал Кот из-за спины Осла. - Когда мир переворачивается вверх

тормашками, главное - первым встать на голову.

Зашуршала солома - Кот паковал свою гитару. Закончив, он взвалил его на спину

вместе с гитарой Трубадура.

- Вы как хотите, а я иду с волком.

- Я т-тоже, - сказал Петух. - Н-незачем здесь ост-таваться.

Осел тяжело вздохнул и повернулся к Псу. Тот развел лапами - мол, присоединяюсь

к мнению большинства - и вытащил из телеги свой инструмент.

Осел снова вздохнул и нагнулся за оглоблями.

- Оставь, - сказал ему Пес. - Похоже, она нам больше не понадобится. Лучше

помоги мне нести Трубадура. А за барабанами вернемся позже - никуда они не

денутся.


К этому времени ушедшие вперед Кот и Петух догнали уходящего волка.

- Т-ты, эт-то, не об-бижайся, л-ладно? - сказал ему Петух. - П-просто Ос-сел нем-много

не в с-себе.

- Это все из-за жары, - добавил Кот. - Еще немного, и мы бы на свои тени

бросаться начали.


- Вы хорошо держитесь. - сказал волк, не оборачиваясь. - Большинство... выживших, которых я встретил, сошли с ума.

Музыканты и волк шли вдоль берега, у самой воды. На берег бесшумно накатывались волны. Вода, которая то и дело омывала ноги идущим, была тёплой, почти горячей. Пока они шли, одно из солнц внезапно задрожало, как живое, и резко ушло за горизонт. Мгновенно стало темнее. Никто из Музыкантов не отреагировал на этот феномен - они слишком устали. Только Осёл, который вместе со Псом тащил Трубадура, покачал головой, передвигая копыта по серому песку.

Оставшееся солнце заходило очень медленно. Когда впереди показался пирс, оно всё ещё висело на горизонте багровой полусферой, пульсируя, как чьё-то кровавое сердце.

Пирс был всего лишь длинной ржавой платформой. У выступающего в море края к столбу были привязана небольшая лодка, без парусов и вёсел.

- И как это поплывёт? - осведомился Кот.

- Моторная. - сказал Могр.

Когда путники подошли ближе, Осёл заметил, что пирс весь покрыт дырами, похожими на следы от мушкетных выстрелов. Причём следы были свежые - в дырах поблескивал свежий металл.

- Тут что, стреляли? - спросил он.

- Не знаю. - ответил волк. - Я здесь недавно.

Пока Музыканты укладывали трубадура в лодку, Могр неподвижно стоял на пирсе и смотрел на закат. Когда они были готовы, он сказал:

- Я не только волк.

- Т-то есть? - переспросил Петух.

- Я вервольф, оборотень. Не пугайтесь.

С этими словами он встал на задние лапы. После это его тело, с неприятным хлюпающим звуком раздалось в стороны, одновременно лысея. Через несколько секунд на палубе стоял человек плотного телосложения, с длинными, спутанными чёрными волосами. Под ошеломлёнными взглядами Музыкантов он стал отвязывать трос...


(окончания нет, дофантазируйте сами:)



Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Волков Сергей «Необычайные приключения рыжего котенка по имени Мурр», И. И. Печальный «Геймер », F «Краденый мир, ч 2»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален