Furtails
Ganlok Blackmane
«Закат»
#NO YIFF #волк #пантера #хуман #милитари #фантастика
Своя цветовая тема

Закат

Ganlok



Пролог.

Этот мир одновременно похож, и так не похож на наш. Его населяют не только люди, но и те, кого в нашем мире зовут фуррями – антропоморфные животные, наделенные разумом. На этой Земле идет 2023 год. Всеми ожидаемый 2012 оказался таким же, как и 2000 – просто ничего не произошло. Фуррей в этом мире зовут антропами, звероморфами, или просто по виду.

В 2016 году началась очередная война, чуть не переросшая в новую Мировую. Китай напал на Россию, когда сорвались дипломатические переговоры по территориальному вопросу. Такой дерзости никто не ожидал, и Россия чуть было не проиграла – в который раз уже за историю враг подошел к Москве. Но тут вмешалась ООН, дав так необходимую передышку в боях. За считанные месяцы страна поднялась, как когда-то СССР. Стремительные контратаки отбросили врага не только от столицы, но и вообще с территории страны. А потом недолгая война на территории врага, и победа. Война продлилась три года, и унесла жизни более 10 миллионов людей и антропов.

Но не будем особо вдаваться в историю. Россия в этом мире – супердержава, оттеснившая даже США. Китай по прежнему существует, на той же территории, но с другим правительством и под бдительным контролем. Технологический рывок, совершенный еще во время войны, стал толчком для быстрого развития технологий, бывших некогда в разряде научной фантастики: маскирующие и голографические устройства, генераторы щитов, энергетическое (лазерное, плазменное, гауссовое, ионное) оружие – лишь малая часть того, что было создано до 2023 года, когда и происходят события повести. И хотя большая часть энергетического оружия (за исключением того, что основано на гаусс-ускорителях) является еще слишком дорогим и сложным, оно все сильнее внедряется в вооружение России. Престиж армии вновь взлетел до небес, образование встало с колен.

Но мало кто знает, что за порядком в мире следит скрытная организация, созданная еще в ХХ веке в СССР. Они называют себя просто – Следящие. О них ходят мифы и легенды, некоторые считают, что именно они подняли страну до первого места в мире. Отчасти это так. Но с другой стороны... Кто их видел, этих скрытных Следящих?..





– Пошел, пошел! – заорал кто-то над самым ухом, и я рванул вперед, сжимая «Паладин» в лапах. Все вокруг стреляли, отчаянно, с остервенением борясь за свои жизни.

Неожиданно, прямо передо мной мелькнула чья-то расплывчатая тень, потом еще раз. Я резко затормозил, в ужасе понимая, что моя жизнь на волоске. Впереди стоял ОН, наш враг, тот, кому было плевать на наше оружие. Черный, как смола, призрак, чем-то напоминающий человека. На руках – длинные, пяти сантиметровые когти, способные разорвать любую броню. Все тело покрыто матовыми пластинами, образующими крепчайший доспех. Но самое главное, глаза. Два черных провала, притягивающие твое внимание и вытягивающие волю...

Зажмурившись, я с отчаянным криком вжал спусковой крючок автомата. Грохот стрельбы оглушил меня даже через шлем, вокруг засвистели рикошеты, вгрызаясь в землю, стоящие вокруг деревья или просто улетая в небо.

Неожиданно, все исчезло. Оружие, товарищи, враг. Темный лес вокруг. Осталась только темнота, черная, как деготь. И тишина. Страшная, мертвая, вязкая, как смола тишина. Постепенно, мое сознание захватил ужас. Неужели.. это и есть конец? То, чего я ждал, воюя с исчадиями Ада, выживая там, где другие погибали?..

Как же несправедлива жизнь...


Выдержки из отчета о проведении операции «Мгла»

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

«Десятого июля 2020 года была спланирована, а затем осуществлена совместная операция «Мгла», целью которой было уничтожение объекта, известного как Пожиратель. В операции участвовало 20 бойцов отряда специального назначения «Следящие», 10 бойцов отряда специального назначения «Клинок», 15 бойцов ударного отряда специального назначения «Длань». Высадка производилась с двух вертолетов «Сибирь» на Камчатском полуострове. Статус операции – провал. Тел найдено – 44. Георгий «Анди» Беловоротов пропал без вести, найдена только экипировка.

17.07.2020»



Глава 1: Странное утро

– Дима, твою мать, сколько раз можно говорить?! Белье постельное в шкаф складывают, а не бросают! - черно-серая волчица с длинными волосами цвета воронова крыла влетела в ванную и попыталась пнуть волка точно такого же окраса, только с коротко стриженными волосами. Тот чистил зубы

– Пшла в баню, - лаконично ответил я и довольно бесцеремонно вытолкнул сестру в коридор и закрыл дверь на щеколду.

Дмитрий и Анастасия Тандервулф, брат и сестра, которые по мнению окружающих вот-вот перегрызут друг другу глотки. 100% друзей и знакомых вообще не понимают, почему мы еще не поубивали друг друга.

– Выйдешь – убью, – заверила меня Настя и ушла куда-то, наверное, прихорашиваться.

– Я что, должен умереть в.. эм... 2023 раз? - с наигранным удивлением спросил я, сплюнув в раковину. А затем на три секунды закрыл глаза, чтобы потом без удивления обнаружить, что свет в ванной выключен. Все, утренний ритуал для соседей снизу, сверху, и, кажется, еще и слева закончен. Вот так каждое утро, наша «любимая» «Сцена с одеялом», угроза расправы в недалеком будущем и выключенный свет, в прошлом для того, чтобы я промазал мимо двери и сочно впечатался в дверной косяк. Были прецеденты, плавали... то есть падали.

Кое-как пригладив непослушную взлохмаченную шевелюру смоченной водой расческой, я отодвинул щеколду и.. прислушался. Вот теперь самое серьезное. Я осторожно открыл дверь и выглянул в коридор. Вроде чисто. Осмелев, я вышел из ванной, чтобы через мгновение оказаться на полу, нокаутированным ударом подушкой по темечку.

– А-а-а... В прошлый раз было полотенце... – выдал я «ценную» информацию и присел, поправляя майку.

– Полотенце в стирке, – волчена потрепала меня (мля, 80-килограммовую верзилу гладит волчица весом около 50кг! Позор) по голове и ушла Складывать постельное белье в шкаф.

– Если и наволочка в стирке будет, предупреди, каску надену! – крикнул я вслед, и, опираясь о стену, встал. Получать кастрюлей по незащищенной голове мне очень не хочется. Однако, вернемся в настоящее, ибо мой нос сказал мне, что на кухне, на столе, меня ждет яичница с беконом, и вроде даже салатик. Черт, обожаю свою сестренку!

– Ока! – послышалось плохо расшифровываемое (для незнающих) словечко. Это Анастасия Николаевна так «О'кей» при мне произносит. Зачем – сам не знаю, вроде как для «по выпендриваться».

Я встал с пола, поправил наконец майку, трусы, и почапал на кухню, ведомый аппетитным запахом поджаренного бекона. Брошенные из комнаты треники я удачно перехватил и надел, ибо пока в моем (!) доме живет Тандервулф Анастасия Николаевна, я ни при каких условиях не смогу завтракать в одних плавках да майке. Жестоко, неправда ли? И кстати, пока не забыл. Ни я, ни сестренка не знаем, с какой, извиняюсь, йиффени матери у нас пиндосская фамилия, хотя живем вроде в Новосибирске.

Пока я шел, задумавшись о смысле бытия, мимо меня пролетела черно-серая молния, чуть не отдавившая мне стопы, и вальяжно развалилась в мягком кресле у стола. Моем кресле! Честно притыренном у старого друга! Ну все, держитесь, враги Отечества...

Я бросил в волчицу первое, что попалось под лапы (это был плюшевый медвежонок, чет знает как оказавшийся у входа на кухню), правда, снаряд был перехвачен и отправлен обратно. А, фак! С горем (и не только) пополам увернувшись, я сделал рывок к креслу и опрокинул его. И, чтоб меня, зря!

Визжащий комок меха, когтей, вилки и чего-то еще скатился на пол и, сбив меня мимоходом, со смачным грохотом впечатался в стену. Упала кастрюля, которая пресекла мою первую попытку встать, упал нож, чуть не отрезавший мне жутко дорогой для меня хвост. А когда я все-таки встал на лапы, чья-то мохнатая и когтистая лапа чуть не врезала мне по самцовому достоинству... стоп! А последнее тут каким макаром?!

– Эй, лапы не распускай! – я несильно заехал Настьке по уху. Не больно, но обидно, я не садист все-таки.

– Оу, прости... – волчена покорно приняла оплеуху, поджав хвостик.

– Ладно, прощаю. Пошли хавать, а то остынет все, да и соседи могут от незнания

ОМОН вызвать... – хмыкнул я, и протянул лапу.. стене. Черт, не зря Настю все знакомые Молнией зовут. Она уже за столом сидит, на стуле, а я как последний даун обоям лапу протягиваю. Хотя... может это я такой тормоз переторможенный? Эх, говорил мне отец, мир его праху, не пей тормозную жидкость на спор, плохо будет...

В общем, пожра... э-э-э... поели мы нормально. Точнее, поел я, а принцесса на горошине (какого черта она вертится?) чайку без сахара поела, да кусочек хлеба выпила через полчаса... Хм... Мне одному кажется, что я ахинею несу?

Со скучающим (пять минут уже сижу, жду, когда радость моя молниеобразная поест наконец) я посмотрел на часы. Девять двадцать две. Типичное утро типичного 2023 года... В 2012 веселее было в разы. Так, я кажется уже произносил это число... А день сегодня какой? Я задал этот вопрос сестренке.

– Двенадцатое сентября с полуночи вроде было, а что? – Настя навострила ушки.

– Да так, память подводит... – натянув безразличную мину ответил я. Черт бы побрал эти сокращения штатов, не сидел бы сейчас и не притворялся, что в отпуске. Спасибо тем, кто придумал биржу труда, сегодня обещали письмо на мейл прислать, на счет возможных мест работы.

– Ну ежели ничего... – сестренка сделала многозначительную паузу и как-то по лисьему прищурилась. Я сделал вид, что меня интересует жизнь воробьев и уставился в окно. Волчена помялась, поерзала, и стянула таки с моей тарелки загодя оставленный мною кусочек бекона. Ну слава Всевышнему, хоть поест нормально. Аппетит приходит во время... – А за что тебя уволили? – Я поперхнулся воздухом. Черт, откуда?! – Ты совсем невнимательным стал, мог бы и порвать ту бумажку о увольнении.

– Меня тогда вообще чуть паралич не свалил... – буркнул я, желая, чтобы все это утро оказалось сном. Точнее, кошмаром.

– Ну ты че нос повесил? Усе будет зер гут! – улыбнулась сестренка и щелкнула меня чайной ложечкой по носу. Вот за такую вот поддержку я ее и люблю, мать вашу!

– Ну-ну, посмотрим. Но по носу за что? – я потер переносицу.

– За все хорошее, – Настька улыбнулась. А точнее, хищно оскалилась. Ох, не к добру это... – Тебе письмецо пришло.

– А кто принес? – пришла моя очередь навострить уши.

– Печкин, – с каким-то слишком честным видом ответила она и протянула мне белый конверт без марки и обратного адреса. Вообще, на нем было написано только два слова: «Дмитрию Тандервулф». – Я тебе обещала однажды рассказать, где я неделями пропадаю? Открывай, и поймешь.

Вскрыв конверт, просто оторвав верхний его край, я вытащил сложенную вдвое бумажку. На нем было напечатано всего одно слово. Слово, из-за которого у меня глаза на лоб полезли.

– С.. Спецназ?..


Глава 2: Новая жизнь

– Значит так, как я уже говорила, спецназ – всего-лишь прикрытие от слишком любопытных, поэтому ничему, слышишь, ничему не удивляйся. Позывные у нас с тобой простые, я Молния (тут я тихо хихикнул), а ты Гром, – Настя уже битый час трещала без умолку, ведя машину по еле заметной дороге среди деревьев.

Мимо проносился лес, еще молодой (война семилетней давности между Россией и Китаем из-за территории спалила бог знает сколько бедных деревьев. Хорошо, что наши ученые научились ускорять рост флоры в десятки раз), но не менее густой, чем раньше, сестрин «Ленд Круйзер» выдавал около 65 км/ч, и я всерьез опасался что мы можем впечататься кенгурятником в сосну. Джипешнику то в танке, а вот нам... контузию перед поступлением на новое место работы я получить не хотел. Хорошо, что мы не взяли мою Hyundai Tuscani, по вполне понятным причинам.

– Молния и Гром... Слушай, может наоборот, а то нескладно получается как-то... – я поправил ремень безопасности. Аудиосистему мы не включали, рев турбированного движка был настолько громким, что никакая звукоизоляция не спасала. Интересно, Настя под капот танковый дизель запихнула что-ли, что он так ревет-то?

– Запомнил?! – сестренка сделала страшные глаза и чуть не поцеловала вышеуказанным кенгурятником деревце, одиноко стоящее на повороте.

– Да-да, за дорогой следи! – я вжался в спинку сиденья.

Джип свернул с.. скажем так, автомобильной тропинки. Назвать дорогой ту примятую травку, по которой мы ехали, язык не поворачивался. Но вернемся к нашим баранам. В виду прошедшего недавно дождика, в лесу сейчас была такая грязища, что не то что джип, Т-95 увязнет.

Переключив коробку на нейтраль, волчена включила 4WD расположенным рядом с КПшным рычагом. После чего была включена уже пониженная передача, ибо идти первый метр следовало в 30? склон.

Через пол часа матов, выкручивания руля и выжимания сцепления, вы выбрались таки на какую-то поляну. Нет, не так. На Поляну, ибо была она размером с хорошую военную базу. Странно, вроде ее здесь быть не должно...

– Все, приехали, – Настя выпрыгнула из джипа, предварительно открыв багажник. Мне ничего не оставалось, кроме как покинуть салон джипа. Ботинки как-то странно стукнули о траву, как будто я спрыгнул на бетон. Так, а почему трава за джипом не примята.

Сестренка вытащила из багажника какую-то ткань, похожую на шелк, и накрыла ею машину. Задать понятный всем вопрос я не успел, так-как волчена нажала на какую-то кнопочку на пульте и ткань... исчезла! Вместе с джипом причем. Я полубезумными глазами уставился на Настю, но та лишь приподняла край «ничего». Под ним оказался заляпанный грязью джип.

– Я же говорила, не удивляйся. У нас тут даже трава ненастоящая. А теперь за мной, след в след, – она призывно махнула лапой, и уставившись в дисплей КПК на запястье (S.T.A.L.K.E.R. епт!) стала вычерчивать ненужные с первого взгляда зигзаги. Но я уже понял, что она просто огибала спрятанные автомобили, так что я без вопросов последовал ее приказу (по другому и не скажешь).

Но вот мы остановились. Я оглянулся – по прямой мы прошли метров десять. Волчена постояла, осмотрелась, и зачем-то по пинала старенький пенек. Тут же из ниоткуда раздался хрипловатый голос:

– Да не пинай ты камеру, мы устали новую ставить уже. Видим мы тебя, мы твоего.. гм! Братца пробивали. Входите, – я озадаченно склонил голову на бок. Что значит это самое «гм»? Неожиданно, прямо перед моим носом (я справа от сестренки стоял) появилась, а точнее, стала видимой массивная дверь, которая с тихим жужжанием открылась сама собой. Автоматика однако, да и дверь такой толщины только сервомоторами (или гидравликой, я не разобрал) и откроешь.

Внутри была темнота, хоть глаз выколи, хоть ПНВ надень. Через две секунды с тихим, басистым стуком дверь за нами захлопнулась, а многочисленные щелчки показали, что еще и закрылась на замки. Неожиданно, в глаза ударил резкий, ослепительный свет, который, как это ни странно, всего-лишь заставил закрыть глаза. А когда я их открыл... Что ж, хорошо, что у меня нервы нормальные, иначе мне бы понадобились чистые трусы.

Впереди меня стояли двое в массивной экзоброне, покрывающей все тело. Главным отличием этого защитного комплекса от обычного экзоскелета было то, что все сервомоторы находились под защитой многослойной брони. В перчатках, тоже к слову снабженных сервомоторами, стражи держали по короткому Mk300 Car. Штука, куда мощнее российских «Паладинов», но менее надежная и слишком скорострельная, весь магазин в 30 патронов эта машинка за две секунды выплевывает. И что самое хреновое, эти мини-пулеметы смотрели мне в живот. Оба. Один чих и... Фак, как всегда мне именно сейчас захотелось чихнуть!

– А, это вы... – как-то разочарованно прогундел фильтром левый (относительно нас с Настькой) страж, и оба как по команде уткнули стволы автоматов в пол. Я все таки чихнул, но удостоился лишь ленивого поворота шлема правого стража. Он это движение провел так, словно говорил «Хоть перни, мне по фигу». Знаете, как мне захотелось, чтобы этот страж сам воздух испортил? Броня-то герметичная...

– Нет, я Инквизитор, пришла объявлять Экстерминатус. Открывай давай, – сестренка засунула лапы в карманы джинсов. К слову, одета она была как обычно – легкая кожаная куртка и синие джинсы, да еще кроссовки на лапах, бело-красные. Я же был одет в ботинки, черные джинсовые брюки и такого же цвета свитер.

Оба стража коротко рявкнули «Есть!» и правый нажал кнопку на левом запястье. Никак, КПКшник у него там интегрированный. Массивная дверь в желто-черную полоску тихо шурша сминаемой грязью откатилась в стену, открывая взгляд на территорию, как я уже догадался, базы. В длину (относительно моего положения, и насколько позволял обзор) эта база была около 220м, а в ширину - 120, и была ограждена чем-то вроде заборчика. Прямо вела асфальтированная дорожка, слева от нее находились небольшое стрельбище, десяток небольших построек, похожих на домики и площадка, занимающая все оставшееся пространство, стадион наверное. Ба, да те постройки и есть домики, вон, из одного незнакомый лис выходит, в трико и футболке. Судя по заспанному и довольно помятому виду, этот парень только-только проснулся. В длину домишки были около 10м, в ширину - 8. Ага, их на самом деле не десять, а... черт, восемьдесят! Восемь рядом по десять домиков! Справа от дорожки находились ангар в длину метров 50, а в ширину – 40, еще ангар, правда более.. ухоженный что ли, и двухэтажное здание, стены которого были покрыты панелями невзрачного серого цвета. Здание было габаритами примерно 50х30м. При этом, дорожка вела еще и вправо, и за ангарами и домом находилась, судя по звуку, взлетно-посадочная площадка с вертолетами. Не зря глазомер тренировал. Хотя... ладно, признаюсь честно. Размеры построек я узнал позже, намного позже.

– Дим, слушай и запоминай. Вон те домики – жилые, в них отряды по четверо живут, мы завтра-послезавтра туда переедем, а квартиру думаю продадим. Стрельбище - оно и в - Африке стрельбище, хотя это скорее тир, в ширину всего метров тридцать, а в длину – под восемьдесят. Первый ангар - это склад оружия и экипировки, второй - столовая (так вот почему он выглядит лучше первого!), а вон то двух-этажное здание - что-то вроде дома командования, так командиры наши работают и... обитают. Еще правее еще два ангара, один как эти, а второй поменьше. В меньшем расположена бронетехника, в большем - вертолеты, – сестра как заправский гид показывала мне базу. Если честно, я такого не ожидал, ибо вот так, новичку все показывать... Хотя, Настя ведь рядом, в случае чего может и приструнить, да и найдет где угодно... Ладно, не будем о грустном. Мы прошли метров десять по тропинке, и я оглянулся.

Сказать, что я был удивлен - ничего не сказать. За моей спиной стояла.. нет, не так. За моей спиной возвышалась стена высотой под 4 метра, из непонятного черного материала, не похожего ни на метал, ни на бетон. Через каждые 3 метра стена была утолщена дополнительными бетонными блоками высотой по 2 метра, сужающихся к верху. На самой стене приблизительно через 25 метров была устроенна укрепленная пулеметная точка с ГПС – пулеметом калибра 14.5мм, благодаря встроенному гаусс-ускорителю легко прошивающим даже танки, но приспособленный только для таких вот точек или специально переделанную (или собранную) гусеничную бронетехнику. Но важно было не это. Стена окружала Всю базу. И ее в начале я принял за заборчик! Непонятно правда, откуда у местных столько денег, но факт остается фактом. А еще маскирующие и голографические устройства. Эти машинки стоят бешеных денег, поэтому их и применяют пока только в военных целях. Хотя, уменьшенные версии этих приборов пытаются внедрить в быт, но цена отпугивает почти всех. «Почти», потому что всегда найдутся олигархи, те, у кого денег достаточно, чтобы позволить себе такие дорогостоящие игрушки.

Пока я стоял с отпавшей челюстью, к сестре успел подойти хмурого вида человек возрастом где-то под 35 лет. Они что-то обсудили, побросали в мою сторону странные взгляды, а потом Настя подошла ко мне и бесцеремонно прижала мою нижнюю челюсть к верхней. Мужчина покашлял в кулак и, дождавшись пока я развернусь к нему мордой, сказал четким, немного грубоватым голосом:

– Капитан Виталий Верхов, командир второй роты шестой сибирской базы.. сил специального назначения, – мне показалось, что он хотел сказать не «сил...», а что-то другое. Ладно, не доверяют – не надо. Однако, меня очень заинтересовал шеврон на плече Виталия – черный клинок, сжатый за рукоять белым кулаком на фоне орлиного глаза. Почему эти символы мне кажется такими знакомыми? Осмотревшись, я понял – такой шеврон есть у всех, кто в форме. Капитан явно автоматически поправил ремень... черт, знал, что некоторые люди консервативны, но чтобы настолько?!

Верхов заметил мой удивленный взгляд и снял с плеча АК-104.

– Вот такая же реакция у всех новичков. Сразу отвечу – нет, я с ним не хожу в бой, для этого у меня «Паладин» есть. Это скорее память, – Виталий вновь повесил оружие на плечо. – Кстати, тебе пора тоже обзавестись собственной экипировкой. Посмотрим, насколько хорошо ты знаешь оружие.

Мы прошли к одному из складов, более потрепанному на вид. У его ворот стояли двое в экзоброне, а на каждом углу ангара была установлена авто-турель. Крупнокалиберная. Что будет, если произойдет сбой в системе «Свой-чужой» – я думать категорически не хотел. Как и представлять себя прошитым насквозь 13мм пулями... так, хватит пессимизма на сегодня.

Оба стража склада военного скраба сноровисто (в такой тяжелой броне!) обыскал меня, отобрали швейцарский нож и пропустили в склад. Здесь царил довольно уютный полумрак, но уют этот серьезно портили стеллажи со всеми видами оружия, начиная от боевых ножей и клинков и заканчивая даже такими монстрами, как РГПД – Ручной гаусс Пулемет Древова, ласково называемый «Мини армагеддон». Веселенькое название, правда?

Но к делу. Капитан Верхов а так же Настя решили, что я сам подберу себе экипировку. Под пытливыми взглядами своих будущих командиров (сестренка командир боевой четверки, в которую и я входить буду) я прошел к стеллажу с комплектами брони. Так, что у нас здесь... LCA “Raptor”, БСМ «Дракон», ЭБ «Армагеддон» (это словечко меня сегодня преследует наверное) ASSO “ALFA” (это здесь откуда?!) ЭС «Тягач-5м», «Урал 02-Мм»... ладно, остальное мне вообще незнакомо. «Раптор» мне не нужен, ибо слишком легкий. «Дракон», хоть и относится к среднему классу брони, да еще и с экзоскелетом (БСМ – Бронекомплект Средний Механизированный) скоро уйдет на списание, ибо при таком количестве современных композитов в ней все еще используется титановый сплав. Экзоброня, да еще «Армагеддон» – это для меня слишком круто. Вот велик соблазн взять «Альфу»... но судя по взглядам Верхова с сестренкой – не стоит. Не для моей шкурки броник. А так хочется, ведь с генератором маскировочного поля встроенным... эх...

«Тягач» – вообще не броня, а сверхмощный экзоскелет, от него мне толку нуль. Ладно, остался «Урал 02-Мм» (Мм – Механизированный модернизированный). В общем-то нормально, композиты на всех нужных местах, экзоскелет встроенный позволяет нормально бегать и нагрузку в 40 кг не замечать, плюс защищены все узлы... единственное, последний оставшийся бронь был «подписан». На левой нагрудной бронепластине красовалась надпись, сделанная каллиграфическим почерком «Вперед, к Победе!» Судя по всему, писали замазкой. Ну ладно, может, удастся стереть.

Взяв аккуратно сложенный комплект брони под мышку, я пошел к стоящим у входа командирам. По пути невольно покосился на SAS “ALFA”. Эх, мне бы такууую...

– Хм, твой братец «Победу» взял, – как-то странно посмотрел на меня Верхов, когда я показал им свой выбор. Волчена задумчиво склонило голову на бок.

– Он же вроде пропал вместе с Ним?

– Как видно нет... – Виталий закурил, пуская дым в сторону от нас с Настькой.

Я уже хотел было узнать, а в чем собственно суть этого странного разговора и кто такой ОН, когда сестра нагло отобрала мою будущую броню и чуть ли не пинком отправила выбирать себе оружие. Я в общем-то не обиделся, тем более, что сам сгорал от нетерпения.

Выбор одних только штурмовых винтовок меня уже впечатлил. Помимо уже виденных мною Mk300 и АВ «Паладин» тут были такие интересные экземпляры, как А-015, М55, AR-40, Mk001... в общем, много чего. Единственное что огорчило – бедность энергетических вариантов. Всего два автомата с гаусс-ускорителями (AGR, ГД «Сокол») один лазерный (FAER) а из плазменного только однозарядная снайперская винтовка (кажется, японская Type 353). Кстати, помнится мне, был такой конфуз. С самого начала, российский гаусс-автомат назывался Гаусс-Автомат Древова, сокращенно ГАД. Сами понимаете, какой шум в патентном бюро был.

И так, какой же будет мой выбор? Ну пожалуй... трехсотый и «Паладина» мне брать почему-то не хочется. Что ж, возьму «Сокол», тем более, что патрон у него сверхраспространенный российский 6.80х42 мм. А гаусс-ускоритель работает от небольшой углеродной батарейки, которую в любом киоске за полтора рубля (после войны страна поднялась, и рубль стал.. ценнее на порядок. Черт, экономику учить надо было). Да и не обязателен он, автомат может и так стрелять, просто ускоритель увеличивает пробивающее действие пули.

Выбор мой и на этот раз одобрили, и я пошел за пистолетом. Тут уж я не выбирал и взял АП-20 под патрон 5.8х30 мм. Автоматический, со скорострельностью 300 выстрелов в минуту. Не зря же этот пистолет швеей назвали? В качестве гранат я выбрал две жутко мощные РГБВ (Ручной Глубоко-Вакуумный Боеприпас) «Коллапс», из дополнительного пояс-разгрузку (всевозможные кармашки уже были встроены в «Урал 02-Мм»), нож мне как таковой не нужен (опять таки в наручах брони установлены выбрасывающиеся лезвия длинной 40см и шириной 3см), а вся электроника была в тактическом шлеме. В общем, все.

– А ты неплохо разбираешься в оружии. Ладно, идите в жилой дом, расположитесь там, а потом к себе домой. Завтра переезжаете, – капитан кивнул и ушел. Я с грустной моськой посмотрел на экипировку, вздохнул, и взяв все в охапку, а пояс вообще зубами схватив, потащился за волченой к домикам.

Нашим был третий домишко во втором ряду. Судя по грохоту, доносившемуся оттуда, там кто-то дрался.

– Да чтоб тебя в {CENSURED}{CENSURED}{CENSURED}! – донеслось из-за двери, отчего у меня невольно прижались уши. Настька как ни в чем не бывало открыла дверь и вошла внутрь домика. Я последовал за ней и.. чуть не уронил челюсть на пол. Вместо дерущихся я узрел медведя, с матюками передвигающего кровать, на которой невозмутимо сидел пантер и чистил плазменную (!) винтовку, ту самую Type 353. Пантер сидел в черных джинсовых брюках и выглаженной белой рубашке, а медведь был одет в черные трико с тремя полосками по боками и серую майку. Стук сестренки костяшками по стене заставил меня затравленно оглянуться, медведя прекратить материться (но не двигать кровать), а пантера дернуть ухом. Чувствую себя самым нервным волком на свете...

– О, какие антропы к нам пожаловали! – радостно взревел медведь, отчего я все таки выронил пояс-разгрузку из челюстей. Тьфу, мишка косолапый, чтоб тебе слон встретился!

– Андрей, сколько раз говорить, не пугай ты так новичков. Они ж седеют после этого раньше времени, – спокойно и тихо сказал пантер, как бы для наглядности показав серебристый узор на шее. Я улыбнулся. Просто представил себе, как такой вот бурый верзила радостно ревет, видя тихого пантера и тот седеет вот таким вот узорчиком. К слову, изображен на его шее был дракон.

– Да не боись, Никитос! Ему еще и не такое увидеть предстоит, – Андрей подмигнул мне и вновь вернулся к толканию кровати с пантером к стене. На этот раз он не матерился.

– А что мне увидеть предстоит? – я загрузил один из шкафчиков, заботливо подписанный маркером. Надпись гласила – «Димона шкаф!». Ну как тут ошибиться?

– Потом узнаешь, а пока нам домой надо. Документики о продаже я подготовила, а вещи нужные завтра же и перевезут, – сестренка помогла мне разложить сбрую по полочкам. Я облегченно выдохнул, и задал вопрос, терзавший меня уже довольно долго:

– А зачем нам переезжать? Мы что, не можем сюда просто каждый день ездить? – спросил я, разминая спину и кисти.

– Во-первых, постоянные отъезды вызовут ненужные вопросы. Во-вторых, то, что мы сегодня доехали через такую грязищу – это фактически чудо. Ну и в-третьих, с послезавтрашнего дня начнутся твои тренировки, и ты будешь только радоваться, что живешь прямо на базе, – четко, как заученный текст, продекламировала Настя, а Никита (пантер) кивнул:

– Постоянно ездить туда-сюда для наших товарищей опасно, – он бросил мне небольшую шоколадную конфету. Интересно, это Молния наша его надоумила, или он сам догадался, что я шоколад обожаю просто?

Я кивнул, показывая, что информация усвоена и вопросов нет. А то, что их только Пока нет не особо важно. Тем более, что мы вышли из дома, оставив пантера и медведя обсуждать на совершенно разных тонах, где стоит установить кровать. Никита утверждал, что нужно поставить ее у окна, а уставший (хотя скорее просто ленивый) Андрей утверждал, что лучше оставить ее на середине.


Этим же вечером...


Мы сидели в зале нашей квартиры и играли в Хато – корейские карты. Играть было не то, чтобы очень интересно, но под пиво довольно весело.

– Чён щима! – я победоносно забрал третью карту с синей полоской с надписями.

– Хон щима – сестра флегматично разбила мои надежды на победу, забрав карту с красной полоской с надписями, потягивая пиво прямо из бутылки.

Блин, я опять продул! И снова с разгромным счетом: 190:50 не в мою пользу. Пять ноль, блин компот! Ладно, как говорится, не везет в картах – повезет в любви...

– Все, одеваешься и дуешь за пивом с рыбками. Хотя нет, лучше кальмар возьми, а то заканчивается, – Настька отложила пустую бутылку и собрала карты. Я же, скрипя зубами от досады, накинул куртку и пошел в ларек, благо до него всего пара минут быстрым шагом.


– Ядрен батон, че так холодно?! – прошипел я сквозь сжатые клыки, приплясывая у магазинчика. Чертов торгаш, побыстрее там никак?! Я себе сейчас все причинно-следственные отморожу...

– С вас один рубль сорок четыре копейки, – чертов торгаш соизволил наконец просунуть пакет со всем необходимым. Я отдал оговоренную сумму, и поправив трико, рванул домой.


Настя скептически осмотрела меня, поджавшего хвост, обхватившего себя лапами и лязгающего зубами азбуку Морзе, после чего, предварительно отобрав пакет, пинками погнала в душ.

Упругие струи горячей воды ударили мне в грудь, прогоняя холод и вызывая легкую дрожь. Чтобы я, еще раз, да в трико, на улицу, вечером – увольте! Развернувшись, я позволил воде хорошенько смочить мех на спине и принялся намыливать мочалку. Неожиданно, открылась дверь. Совершенно не стесняясь, Настя положила на стиральную машинку чистое нижнее белье и ушла. Черт, постучалась бы хоть!

Через два часа жутко приятного душа я наконец прогрелся. Даже слишком, до мозга костей. Да и мех выскреб, что тоже довольно приятно. Я с жуткой неохотой выбрался из душевой кабинки, натянул трусы, майку, и выбрался из ванной, навстречу холодному миру.

На пороге меня уже ждала сестренка с кружкой горячего, ароматного чая с парой ложек сахара. Правда, последние две составляющие меня не особо интересовали, я бы сейчас и просто горячую воду пил.

– Еще раз выйдешь не одевшись как следует – кастрирую, – решив, что все от нее требовавшееся она сделала, Настя пошла в зал, досматривать какой-то фильм. Я же сразу почапал в спальню, к слову, одну на двоих. Ну да, мы спали в одной комнате, правда, на разных кроватях. Что однажды не помешало мне, случайно упавшего с кровати, проснуться у сестры под боком. Влетело мне тогда правда...

В общем, допил я чай, расстелил постель, и забрался под одеяло. Что тут сказать, я очень люблю поспать, и если дел на вечер больше нет – лучше уж лягу пораньше.


Глава 3: Боевое крещение

Знаете почему я ненавижу переезды? Вот за это!

– Дим, хватит строить из себя мученика, лучше помоги шкаф разобрать, – Настя летала по квартире подобно молнии с отверткой и разводным ключом, за пол часа разобрав кровать, тумбочку и пол шкафа для чистки и последующей продажи. К слову, покупатели уже нашлись, так что у нас в кармане точно лежало пятьсот «ка» рублей. С учетом того, что все в довольно хорошем состоянии, если не сказать в отличном (полгода назад у нас был капремонт), сумма еще небольшая, просто мы не торговались.

Звонкий удар ключом по темечку вывел меня из раздумий.

– Дима, танк на лапах, хватит тупить!

– Млять, больно же! Чего надобно, садистка? – обиженно прошипел я, потирая небольшую шишку на затылке. Вот ведь засада, мне еще шлем тактический носить да с ней служить, а она ключом...

– Во-первых, не матерись. Во-вторых, я не садистка, это ты гранитная глыба. Ну и в-третьих, ПОМОГИ ТЫ МНЕ ОТКРУТИТЬ ЭТОТ {CENSURED} БОЛТ!!! – изо всех сил заорала волчица мне на ухо, отчего у меня аж в голове загудело. Отлично, я еще и глухой на одно ухо.

– Все-все, уже бегу... – я провел тактическое отступление и взявшись за отвертку, выкрутил, хоть и с трудом, болт на котором держалась дверца шкафа. Почти вся мебель в нашей квартире была сборно-разборной, для удобства.

Волчица, удовлетворенно кивнул и покашляв в сторону, утопала в комнату, собирать чемоданы. Хорошо, что я сразу догадался, для чего мы переезжаем в маленький домик на базе, а не продолжаем жить в собственной квартире, иначе меня бы ждал серьезный наезд на ухи. Децибел этак в двести.

Настойчивый стук дверь я разобрал не сразу, приняв его за попытки сестренки захлопнуть свой чемодан. А когда все же соизволил открыть ее, то увидел Андрея, занесшего берец для нового удара по бедной входной дверке. Никита к слову тоже был здесь, но пока на правах зрителя.

– Да етить твою мать, я уже минуты три тут стою и дубасю по двери! Вы там че, оглохли? – медведь явно был недоволен необходимостью изображать из себя таран.

– Я – частично, голосок у Настьки – как крик у банши. Ну по громкости как минимум, – я впустил гостей в квартиру, отметив, что пантер остался в том же, в чем я его увидел в первый раз, только куртку накинул. А Андрей надел куртку, поверх нее жилетку с кучей кармашков, да брюки цвета хаки.

– Я все слышу! Вроде... – раздалось из комнаты, а через пару секунд оттуда же вышла сама обладательница ультразвукового голоска. – О, какие антропы притащились. Чего забыли-то?

– Ты, как я посмотрю, нам совсем не рада? – тихо спросил Никита, чуть улыбаясь. – Помочь мы пришли, да и наше персональное Гестапо в виде командования очень не хочет, чтобы вы пострадали. Уронив на себя пару тумбочек.

– У-у-у, приколист! – в шутку пригрозила кулачком волчица, а пантер так же в шутку испугался. – Ладно, надо все эти коробки на грузовик перетащить, там у подъезда стоит такой. Вы только за братцем следите, он у меня тормоз, еще стену проломит.

– Ну знаешь ли, – хотел было раздаться триадой я, да только Никита, почувствовав мое настроение, сунул мне в лапы небольшую (по отношению к остальным) коробку, и чтобы ее не уронить, я был вынужден прижаться челюстью к картонной стенке. Сам пантер, на пару с медведем взяли упакованные детали от кровати и потащили ее вниз. Что ж, вчетвером веселее...


Позже...


– Верхов, ты точно не ошибся? Димка, он же новичок, еще не ясно, умеет ли он стрелять, а тут сразу на миссию! – сестренка уперев кулачки в бока грозно смотрела на командира роты, одновременно злобно зыркая во всех проходящих мимо. Стоит ли говорить, что окружающие старательно обходили волчицу и человека.

– Прости, ничего не могу поделать, таков приказ. Другое дело, что с вами пойдет отряд Милы Серовой, у них тоже новичок есть. Думаю, здесь что-то очень интересное будет, – Виталий покрутил в руке зажигалку Zippo. Он вообще-то был некурящим, но зажигалку держал всегда при себе, мало ли.

– Я с ума скоро сойду, из-за нашего командования, – волчица покачала головой, и развернувшись, пошла к своим.

– Ни пуха ни пера вам, – крикнул человек ей в след.

– К черту! – был ее ответ.


Я немного озадаченно выслушал сестренку, утверждающую, что сегодня у нас миссия. Нет, я ей верил, но все же, это было странно. К слову, мне только что выдали шесть 30-ти зарядных магазинов к «Соколу» и пять к АП-20, да патрончиков, так что я занимался зарядкой оружия, когда в дверь домика постучали.

– Есть кто в пещере? – прозвучало сначала снаружи, а затем и в доме.

– Есть. Заходи, Ми, – сестренка даже не оторвалась от копошения в своем смартфоне.

Вошедшая волчица была довольно интересной личностью. Во-первых, из-за монтировки в пистолетной кобуре. Оно и понятно, нормального чехла для ношения лома не существует в принципе. Другая интересная черта – немного сумасшедший взгляд волчицы, которая столько на своей жизни повидала, что в пору книгу написать. Она была одета в незнакомый мне легкий защитный костюм с полимерными вставками на груди, животе и всех лапах, а вместо шлема – гарнитура с целеуказателем, встроенной рацией и микрокомпьютером, помогающим в бою. Из-за спины виднелся ствол, судя по дульному тормозу-компенсатору АД-020.

– Мила Серова, командир третьего разведотряда, – представилась волчица, и, поправив ремень автомата, села на стул, стоящий у небольшого стола.

– Серая, сколько раз говорить, возьми ты нормальный нож, чего с этой железякой носишься? – Настя покачала головой, доставая из собственной тумбочки у кровати пистолет Glock 41.

– Вот когда принесешь обещанную шоколадку – я, может быть, подумаю, – парировала Мила и посмотрела на меня. – Это и есть твой брат?

– Нет, это мой дядя, – мрачновато буркнула сестренка.

– А что, похож. И ростом и внешностью, – хихикнула Серова и мигом став серьезной (даже слишком) спросила. – Тебя как звать, боец?

Секунд пять я осознавал, что вопрос относится ко мне. Потом, секунды две я думал, как ответить. Странно, что на меня не смотрели как на придурка.

– Дмитрий, – наконец выпалил я, решив что фамилия тут не особо нужна. И в общем-то не ошибся.

– Хе-хе, ясно. Димон значит. Ладно, выезд.. или вылет в пятнадцать тридцать, а сейчас... – волчица на мгновение замолчала, сверяясь с данными на экранчике перед правым глазом. – Упс, сейчас пятнадцать двадцать две. Все, я побежала, сбор на ВП.

Знаете, судя по тому, как рванула эта самая Мила, она намерена украсть у Настьки титул серой Молнии.

Смачно выругавшись, все трое, а затем и я, рванулись к шкафчикам. Точнее, к шкафам, ибо «благодаря» габаритам некоторых видов брони они они были достаточно большими. Плюс, в них хранились дополнительная амуниция, оружие, магазины и патроны.

Никита достал западный LCA “Raptor”, Андрей вполне ожидаемо ЭБ «Армагеддон», а вот Настька... вот теперь я точно буду завидовать ей черной завистью. Ибо достала она SAS “ALFA”, при чем явно модернизированную. Все углы были заменены плавными линиями, сплошные защитные накладки покрывали грудь, и предплечья, задние лапки так вообще были полностью покрыты броней, на коленях сервоприводы... живот волчицы покрывала легкая сегментированная броня, формой напоминающую равнобедренную трапецию, сужающуюся книзу и состоящую из пяти частей. За спиной у нее находился компактный генератор маскировочного поля, а на передних лапках были надеты наручи. Вообще, весь бронекостюм обладал плавными линиями и обводами, подчеркивающими линии тела волчицы. Кстати, броня была матового, черного цвета с золотистыми линиями на плечах, груди, животе и бедрах. Судя по всему, эти вставки в случае необходимости снимаются.

Мой бронекостюм был полностью черным, не считая надписи на груди, а броники медведя и пантера – темно-серые.

В качестве оружия Никита взял ПОВ «Орлан» (я ее сначала с Type 353 перепутал, они на вид похожи), Андрей – РГПД (весом 9 кг без ранца бое- и электропитания), а сестренка и тут отличилась – она вытащила американскую PESR – единственный образец энергетического оружия, который пока не смогли превзойти наши оружейники. Стреляющая лазерными лучами колоссальной пробивной мощности, эта винтовка обладала непревзойденной точностью – на дистанции до километра (дальше луч начинает серьезно терять в своей мощи) выстрелы укладываются в 10 см круг. В оплату, винтовка является однозарядной (другие образцы обычно имеют по 3-4 выстрела), довольно длинной (1020мм, правда, 720 из них – ствол) и тяжеловатой (5 кг против 3.50 против аналогов).

Дополнительно, Никита взял БПС12-10 (бесшумный полуавтоматический 12-ти зарядный пистолет под дозвуковой 10мм патрон), Андрей Mk300 Car, а Настя ППА2М8 «Цикада» с глушителем (пистолет-пулемет под патрон 5.8х30мм). В общем, затарились мы конкретно.

– Так, братец, запомни – на миссии обращаться только по позывным. Никита у нас Клык, Андрей – Молот. Все ясно? – Настя проверила крепления бронекостюма и закинула винтовку за спину. ППшник она взяла в лапы.

– Так точно, Молния, – отсалютовал я ей автоматом, и вогнал обойму в специальное гнездо за рукояткой («Сокол» был собран по схеме булл-пап).

– На лету схватываешь, далеко пойдешь, – прошипел сквозь фильтры шлема пантер и воткнул батарею в винтовку. Честное слово, говорит как Призрак из вечной Старки, так же вкрадчиво и немного пугающе. Надеюсь, у него нет Ядрены-бомбы...

– Ладно братцы и сестрицы, ни пуха ни пера нам! – медведь торжественно взвел пулемет и включил гаусс-ускоритель.

– К черту! – хором ответили ему я, сестренка и Никита, и мы вчетвером пошли на загадочную ВП.

По дороге на нас смотрели как-то странно. Большинство удивленно, лишь некоторые с грустью, как будто провожая на смерть... надеюсь, это всего лишь мое не в меру разыгравшееся воображение.

Мы вышли на взлетно-посадочную полосу (вот что значит ВП!), где нас ждал Ми-8АМТШ и разведотряд Милы. Странно, но их было трое – две волчицы и волк, судя по виду такой же как и я новичок. Все трое были в той-же незнакомой мне броне что и Серова, с АД-020 и АП-20.

– О, появились наконец. Наши позывные: я Мили, напарница – Рада, а новенький – Шэдоу, – она поправила монтировку в левой набедренной кобуре и первой запрыгнула в вертушку. За ней последовали ее отряд и мы, после чего люк закрыли.

– Значит так, – Молния начала брифинг. – Наша задача – высадится рядом с Нижней Тунгуской, на 15км севернее Игарки. Если верить полученной информации, там видели Прыгающего, но это не наша цель, – по салону вертолета пронесся облегченный выдох. – Наша цель – разведать заброшенный еще в двухтысячном наблюдательный пост Следящих. Вообще-то, им должны были заниматься они сами, но после Той операции у них серьезно подорвался боевой потенциал. Так что, готовимся, мало ли чего осело на территории их наблюдательного пункта.

– Почему отправили нас? Они что, совсем чокнутые? – Мили внимательно смотрела в карту, что-то в ней высматривая.

– Не знаю, Верхов считает, что командование что-то задумало, – Настя пожала плечами.

– Да е-мое, на базе хрен знает сколько отрядов свободных! А мой вообще не полный! – волчица ударила кулаком по корпусу винтокрылой машины.

– Успокойся, – неожиданно для всех сказала Рада и Мили мигом замолчала, хотя немного бешеный взгляд никуда не делся. Пожалуй, я понял, почему она с собой монтировку таскает.

– Раз вопросов больше нет, предлагаю дождаться высадки, – сказала сестра и села на одно из сидений на правом борту. Я сидел у левого и читал системные сообщения шлема.

Наконец, мы долетели. Вертолет снизился настолько, насколько это вообще было возможно, но все равно прыгать пришлось с почти двухметровой высоты. Особенно тяжело было отряду Мили и нашему Клыку – их броня не была снабжена сервоприводами. Вертолет чуть качнулся на прощание, и улетел, оставив нас на пустой площадке.

Наблюдательный пост встретил нас оглушающей тишиной. Даже лесные звуки исчезли,хотя времени было не так уж и много – 17:01. Нас высадили прямо перед открытыми воротами в стене, окружающей весь пост Смотрящих. Стена была самая обычная, фактически решетчатый забор с витками колючей проволоки наверху. Конечно, сейчас все это заржавело, придавая базе унылый, заброшенный вид, но тем не менее, могло стать серьезной проблемой.

– Мили, Рада, Шэдоу – на разведку, Молот, Гром – в резерве. Клык – идешь со мной, устроим снайперскую позицию, – быстро отдала распоряжения Молния (она была командиром наших отрядов).

Мы синхронно кивнули взяв оружие на изготовку. Сначала я подумал, что в резерве – это значит находиться здесь, но медведь настойчиво потянул меня к воротам, и я последовал за ним. Разведотряд пройдя ворота разделился – Мили пошла налево, к баракам, а Рада с Шэдоу – направо, к ангарам. Я и Молот остановились у ворот.

Минуты ожидания длились, казалось целую вечность. Я в который раз принялся осматривать видимую мне часть базы. Растрескавшаяся асфальтированная дорога, по бокам которой буйно разрослись кусты, проржавевшие здания ангаров, во многих местах простреленные пулями, бараки, грязно-серые стены которых были испещрены десятками трещин, выросшие в некоторых местах деревья... и ветер, завывающий в пустых постройках без окон, шуршащий травой и листвой в деревьях, пронизывающий даже сквозь броню.

Я зябко поежился, все сильнее сжимая цевье гаусс-автомата и прижимая его к плечу. Левая лапа сама собой нащупала регулятор мощности ускорителя и перевела его на «МАКС». Я не задумывался, что так батареи хватит всего лишь на два магазина, а замена батареи – процесс более длительный, нежели перезарядка. Мне было откровенно страшно. Страшно стоять перед воротами заброшенного наблюдательного поста неизвестных Смотрящих, страшно осознавать, что в моих лапах оружие, с легкостью способное отнимать жизнь, страшно...

– На связи Мили, ничего не обнаружила, – голос в наушнике заставил меня вздрогнуть и чуть не нажать на спуск. Черт, во что я вляпался...

– Вас поняла. Рада, Шэдоу, что у вас? – командир явно была чем-то встревожена. – Рада, Шэдоу, ответьте.

В ответ тишина, только ветер завывает.

– Резервная группа, проверьте второй ангар. Рада и Шэдоу исчезли с тепловизора, будьте наготове, – без колебаний отдала приказ Молния, и мне ничего не оставалось, как выполнить его.

Мы с Молотом старались идти тихо, медленно продвигаясь через территорию заброшенной базы. Медведь прижимал приклад пулемета к бедру, готовый в любой момент открыть огонь на поражение. Он шел чуть впереди, а я подсознательно встал справа от него, водя стволом автомата по всем подозрительным теням. Господи, как же страшно...

Второй ангар встретил нас распахнутыми воротами и завалом из стеллажей, каких-то ящиков и... иссохших трупов людей и антропов. Я прижал лапу к шлему, под которым был мой же рот. Молот коснулся кнопки рации на шее и произнес:

– Молния... тут целое кладбище...

– Что? Не.. ышу.. ас, повт... – неожиданные помехи заглушили связь.

– Парень, пора сваливать... не нравится мне все это, – мрачно проговорил медведь, и первым начал сдавать назад. Я развернулся к нему спиной, и стал медленно идти вперед,, боясь что нас могут атаковать неизвестные. Но пройдя метра три, я развернулся, я никого не увидел. То есть вообще никого. Даже молота...

Я быстро, ломанными, дерганными движениями осмотрелся. Никого. Тишина стала не просто мертвой, она стала пугающей. Я мысленной командой включил наплечный фонарь. Широкий, рассеянный, но при этом проникающий во все уголки луч света разорвал сгущающуюся тьму передо мной, вселяя какую-то надежду. Надежду на то, что все это вот вот закончится, а мы спокойно вызовем вертолет и полетим домой...

– А как его вызвать? Ведь достаточно мощной рации у вас нет... – раздался за моей спиной голос, многократно размноженный эхом.

– Кто здесь?! – выпалил я в тишину, развернувшись на источник голоса, но никого не увидел.

– Вы останетесь здесь, в Моей власти... – произнес тот же голос, вновь за спиной. Я резко развернулся и вжал спусковой крючок. Тишину вспорола длинная, в треть магазина очередь.

– Ты бессилен... бессилен предо мною...

– Пошел в {CENSURED}! – вновь грохот стрельбы всколыхнул тишину, и вновь безрезультатно.

– Сдавайся... тебе не победить... сдавайся... – голос заполнил все вокруг, сминая волю, заставляя вслушиваться в него...

– Ну уж нет... – я на ватных лапах пошел вперед. Только сейчас я заметил, что луч фонаря с трудом раздвигает тьму на метр вперед. Что же здесь происходит...

Дорога казалась бесконечной. Я все шел, шел. Но не было конца тьме. Неизвестный голос продолжал что-то шептать, но я его уже игнорировал. Сколько времени прошло?.. Час? А может дни? Месяцы, годы – какая теперь разница...


– Дима! Очнись придурок! – звонкий шлепок раздался во тьме. Что это было?..

– Шокер давай! – потребовал кто-то, и через пару секунд меня стало трясти. Мелко так, как будто я дрожал от холода...

– ДА ОЧНИСЬ ТЫ {CENSURED}!!! – тьма разверзлась миллионом цветных звезд, когда невероятная волна боли вырвала меня из странного мира. Я слабо застонал, с трудом открывая слипшиеся веки.

В глаза ударил яркий свет, ослепив меня. Свет? Свет! Господи, неужели это правда он... надо мной склонился чей-то силуэт, а носа коснулась мягкая прядь волос. В носу защекотало и я чихнул.

– Живой, собака, живой! – раздался голос волчицы, в которой я узнал свою сестру. Из ушей как будто вытащили вату – я тут же разобрал стук вертолета, шум ветра, чьи-то голоса.

– Где.. я?.. – выдавил из своего пересохшего горла я, тут же пожалев об этом – по глотке как рашпилем прошлись.

– Все там же, на посту Следящих, – сестренка ласково провела лапкой по моей щеке. Приятно...

– Грузите его, – раздался чей-то низкий голос, и я почувствовал. Как пять пар лап бережно подняли мое онемевшее тело и положили на что-то. Через три секунды, сопровождающиеся щелчками застежек, я в буквальном смысле взлетел. Картинка в глазах качнулась, стала расплываться... и сознание вновь покинуло меня.


Глава 4: Alea jacta est

Темнота... Вновь она захватила мое сознание. Но на этот раз это была не мертвая мгла, навевающая мысли о смерти. Нет, это была лишь тьма ночи, безлунной, беззвездной, но все же не угнетающей. Чернота не была безмолвной. То и дело я слышал чьи-то голоса, по большей своей части обеспокоенные, но иногда и удивленные. А еще запахи. Сотни, тысячи самых разных оттенков, с трудом поддающихся описанию. Резкий запах спирта, от которого немного свербило в носу и кружилась голова, запахи каких-то лекарств. Запах озона. И успокаивающий, ласкающий аромат чего-то родного... но не только. Вот странный оттенок, жгучий, от которого хочется оскалить клыки. Гнев, с трудом сдерживаемый, готовый выплеснуться в неконтролируемую ярость... но тут же – нечто, не поддающееся описанию, спокойное и непоколебимое. Странный оттенок, напоминающий свежесть горного воздуха. А может и не его... как мало слов, как мало... А еще я устал. Очень. И похоже, я не прочь еще чуть-чуть поспать...


– Анастасия Тандервулф? – к волчице подошла молодая девушка в просторном медицинском халате и белом колпаке. В руках она держала небольшую пачку бумаги.

– Да. Что с ним? – Настя встала с кресла.

– Он в порядке, только сильное нервное истощение. Но вот бедро будет заживать еще неделю, если не применить регенератон, – девушка полистала скрепленные скрепкой бумаги. – И да, еще кое-что. Не знаю, что за сущность его терзала, но у Дмитрия пробудилось обоняние.

– Пробудилось? И что это значит? – волчица достаточно озадаченно посмотрела на медсестру, а затем на бумаги.

– Судя по данным, полученным после обследования, участок мозга, отвечающий за обоняние, в последнее время проявляет большую активность, чем обычно. Предполагаю, что это связанно с увеличением поступающей информации. То же самое и со слухом.

– И как это может отразится на нем?

– Несколько дней он будет воротить нос и жаловаться, что все вокруг говорят на повышенных тонах, – девушках улыбнулась. – Больше никак не повлияет.

– Ясно. Скоро его выпишут? – судя по всему, попытка медсестры разрядить обстановку успехом не увенчалась. Анастасия, как была мрачной, так таковой и осталась.

– Через три-четыре дня. И вроде, вам уже говорили дату, два дня назад, – девушка задумчиво посмотрела на часы.

– Да, говорили, просто забыла. Я могу идти?

– Да-да, конечно. Через пять часов он должен проснуться, можете навестить. Только прошу, не берите с собой того медведя, стену до сих пор выправляют, – медсестра почти умоляюще посмотрела на волчицу. Та ухмыльнулась.

– Я приду одна.


Пять часов спустя...


– Очнулся, герой? – сестренка села на краешек кровати, являющейся моим домом уже где-то неделю, если память опять мне не изменяет.

– Угу, очнулся, только не ори, голова и так болит... – зажал лапами уши я. Черт, попрошу поменьше всякой хрени мне колоть, а то глюки уже не хилые. Я пошевелил носом, втягивая воздух. – Мне уже разрешены мандарины?

– Разрешены, цитрусовые настроение поднимают, – заметно тише произнесла сестренка и поставила на столик у кровати объемистый пакет. И знаете, по моему, там даже сок апельсиновый.

– Ну слава Всевышнему, надоел этот бульон. Интересно, они меня им специально кормят? Я уже килограмм десять потерял наверное, – я осмотрел Настю, примечая некоторые интересные детали. Во-первых, она выглядит немного усталой. К несчастью, у волков круги под глазами скрыты шерстью, так что понять, нормально ли спал тот или иной индивид довольно сложно. Но то ли из-за всякой дряни, которой меня накачали, то ли благодаря хорошему сну, я определил, что волчена то как минимум сутки не спит. Вон, плечи то и дело опускаются, взгляд уставший, шерсть местами спутана, не расчесана. Ну хотя бы душ приняла и ладно. Стоп, откуда я это знаю?

– Навряд ли, ты свой жирок разве что на марш броске растрясешь, и то не факт, – подшутила надо мной сестренка, хотя по голосу слышно, я и правда заметно похудел.

– Ну посмотрим. Ты мне лучше скажи, когда меня выпустят? – спросил я,доставая из пакета мандаринку. Господи, что за аромат, прям слюнки текут...

– Дня через два-три, – ответила волчена. «Хе, врет ведь», – подумалось мне, но виду я не подал. Может, придумает чего, и вытащит пораньше. Сам я ответить был не способен, ибо жевал дольку мандарина, жевал с явным наслаждением, наслаждаясь вкусом и ароматом. Блин, а раньше штуками ел, не замечая всего этого...

– ДА ВПУСТИТЕ МЕНЯ, Я ЧЕ, УРОД КАКОЙ НЕ ПРИЙТИ?! – раздалось громоподобный возглас, настолько громкий, что я невольно прижал уши. Следом дверь с оглушительным треском впечаталась в стену (между прочим, она открывается в другую сторону), да с таким, что я кажись немного оглох. Мандаринка отошла на второй план, ибо на пороге стоял Андрей. Судя по всему, меня ждет ребродробительные объятия.

Я сделал квадратные глаза (сам не знаю как) и накрылся простыней, заменяющей мне одеяло (мне здесь жарко очень). Медведь зыркнул на врача, пытающегося оттащить его в коридор, после чего спокойно вошел в палату.

– Ну вот, меня убьют... мало мне было пули в бедре, теперь и ребра переломают... – принялся причитать я, стараясь оттянуть объятия. Но Андрюха похоже и не думал ничего такого делать.

– Ага, чтоб ты потом меня всю жизнь корил? – на вполне приемлемой громкости ответил он и вытолкнул в коридор вертящегося рядом врача, что-то оравшего на счет охраны и глав врача. Сразу стало тихо и спокойно. – Я это, тебе хотел краковской принести, но кэп сказала, что тебе пока нельзя.

Сестренка прошипела «Предатель, спалил таки» и сказала:

– Мне это же врач сказал, – не врет вроде. Или все же врет? Непонятно.

– Да ладно вам, я все равно не особо голоден... – вмешался я и продолжил мучить мандаринку, съедая по одной только в минуту.

– Ну-ну, оно и видно, – беззлобно ухмыльнулся Андрей, и поискал, на что бы сесть. На стену он опираться почему-то не стал, так что сел на стул, который при этом угрожающе заскрипел.

– Сломаешь – сам пойдешь прощения просить, – предупредила волчица и растрепала мне и так торчащие во все стороны волосы. Однако, это приятнее, чем раньше.

– Посмотрим, – негромко хохотнул медведь и как-то странно посмотрел в мою сторону. – Сказала?

– Вот сейчас собираюсь, – Настя кивнула и повернулась ко мне мордочкой. – Так, говорю заранее – я не сошла с ума, Дрюха с ума тоже не сошел, и это не дурдом. Ясно?

– Да ясно, ясно. В чем соль? – не на шутку заинтересовался я.

– Соль в супе, – подколола меня сестренка, но тут же посерьезнела. – В общем, суть вот в чем. Думаю, ты заметил, что слышишь лучше, запахи чуешь лучше, да и зрение улучшилось?

– Да, есть немного... – я задумался. Если думать в этом направлении, то многое становится объяснимо. Ну ладно, улучшились у меня три чувства из пяти, что дальше?

– Фишка в том, что если верить исследованиям, обоняние у тебя улучшилось в 5 раз, зрение – в 3 раза, слух – в 4, – тут я подавился. – Но цифры неточные, они могут быть и выше и ниже. Если захочешь, проведем точную диагностику, – закончила сестренка. Знаете, вид у меня наверное был совсем офигевший. Нет, я полагал, что улучшение там в полтора-два раза, но тут... уж извините. Наверное, поэтому я и яростно замотал головой, отказываясь от дальнейшей проверки. Мало ли, мне и так хватит с избытком. Это другие пусть мечтают о сверхчувствах, мне моих вполне хватало.

– Твой выбор. Ладно, мы пошли, а то главврач нас касторкой напоит, – сестренка на прощание обняла меня, полу сидящего на кровати, и быстренько ретировалась. Андрей немного грузно последовал за ней.

Я бухнулся головой на подушку. Черт возьми, во что же я вляпался?..


Две недели спустя...


– Ну давай же! Это всего лишь тренировка, а ты уже выдохся! – тренер по рукопашной, леопард с интересным позывным Слик, уже битый час изводил меня, требуя попасть по нему хоть раз. Надо ли говорить, что я со своей големовской комплекцией тупо не успеваю за ним.

Я вновь встал в стойку, и стал медленно обходить кота по кругу. Тот явно не недооценивал меня, особенно после удара, пусть и не успешного, но прошедшего довольно близко. Как жаль, что это было минут сорок назад и я уже выдохся.

Резкий шаг вперед, отвлекающий удар левой... черт, отклоняется! Я опять не успел провести удар правой, когда Слик быстро присел, отклоняясь вправо (относительно меня) и чувствительно врезал мне по животу.

– Ты медленный, как черепаха! Быстрее! – выпалил леопард , вновь становясь в двух метрах от меня и принимая защитную стойку. Черт, надо подумать. Попытаюсь провести «двоечку» – получу апперкот или по животу, как сейчас. Удар по животу тоже отпадает, сделает захват и еще об землю приложит. Тупо идти и махать кулаками тоже не прокатит, легко отобьется, а я по носу получу. Ладно, попробуем так...

Я вновь принял атакующую стойку. Пробежался взглядом по Слику. Что ж, начнем. Я начал плавные, скользящие движения в направлении тренера. На этот раз я решил действовать не по опыту, которого у меня было кот наплакал, а на уровне, так сказать, подсознания. Может получится, авось и не сломаю шею от натуги.

Плавное движение вперед. Леопард приготовился отразить удар, или уклониться. Неожиданно, я сделал резкий, короткий выпад в его сторону. Черт, не повелся, только отошел на шаг. Следующий шаг. Я вновь сделал удар левой, но на этот раз именно удар. Кот как и раньше присел, пропуская неуклюжий выпад над головой, и тут я понял – я знаю, в какую сторону он отклонится! По движениям мышц или по чему-то еще, но мое зрение доложило мне – он отклоняется влево! Ну все, держись...

Я неожиданно присел, и, вытянув левую ногу, крутанулся на месте, чуть не сбив тренера, который быстро отскочил. Но и это я видел, поэтому, совершил резкий прыжок из низкого приседа. Черт, никогда у меня такое не получалось, и сейчас не получилось. Хорошо, что не растянулся на полу, а совершил кувырок вперед, с огорчением отмечая, что Слик уже отошел в сторону. Не спеша встав и отряхнув трико, я развернулся к леопарду. Тот, не сказать, что был поражен, но удивлен точно. Я же имел настолько уставший и замученный вид, что тренер, посмотрев на часы, сказал:

– Ладно, на сегодня закончим. Завтра в полдень снова тут! – пригрозил он мне и пошел в сторону домишек. Я же, преодолевая жутчайшее желание упасть и уснуть прямо на утоптанной площадке, последовал к своим, ожидающим меня в столовой. Сейчас было 17:58.

В столовой как всегда было немного шумно. Хорошо, что я привык к своим усилившимся чувствам, научившись, и довольно быстро кстати, их игнорировать.

– Дим, ты бы сходил сначала, душ принял, – критично осмотрев меня, сказал Ник. И правда, надо было сходить. Да и переодеться мне не мешало, майка и трико совсем запылились. Вот только тащиться ко второму жилому ряду, в специально оборудованный душевыми кабинками дом, мне категорически не хотелось.

– Я подумаю над вашим предложением, – привычно ответил я и сел за столик, на котором стояли три стакана. Андрей и Настя, еще завидев меня на входе, умотали за едой. Черт, денек просто ахрынеть какой утомительный. Ладно, что у нас по программе после ужина?

Воспроизведя в памяти расписание, которое заботливо расчертила мне сестра, я с удовольствием понял, что стрельба. Отлично, расстреляю пару магазинов к «Соколу», может настроение и поднимется.

Занятый раздумьями, я не заметил, как за стол приземлились медведь и волчица, принеся четыре подноса с едой. Хорошо здесь кормили однако. Рис или суп, хлеба кусочек, чай, и котлета мясная, рыба жаренная или отварная, или омлет. Но это стандартно, могут и чего нибудь поинтереснее сделать. Вот сейчас к примеру нам давали суп с тефтелями, кусочек хлеба и компот. Второе давать не стали, по причине его присутствия в первом, но я был не огорчен, ибо тарелка было вполне нормальной. Съев решительно все, даже сухофрукты из компота, я довольно развалился на стуле, ощущая приятную во всех отношениях сытость.

– Дим, вечером у тебя будет персональная миссия, так что готовься. Подробности в домике расскажу, – сестренка дожевала хлеб и пошла убирать поднос. Я еще немного посидел, прислушиваясь к разговорам окружающих, но ничего интересного не услышав, последовал примеру сестренки.


– Знаешь, это не самая удачная идея... – я задумчиво рассматривал фотографию. На ней была изображена белая волчица с длинными, до пояса светлыми волосами.

– Извини, но других миссий тебе дать не могли, ты еще не прошел курс. А что случилось в прошлый раз, ты, думаю, еще помнишь, – отмахнулась от меня сестренка. Мда, скатился. Буду за волчицей следить. Скрытно, али явно – решать мне.

– Ладно, давай информацию, – обреченно вздохнул я и приготовился слушать.

– Псевдоним – Мария Крапова, реальное имя Азара Вайт. Попала под надзор Следящих после того, как дом, в котором она проживала, без причин загорелся. По счастливой случайности, в доме на тот момент находилась только она. Вообще, сначала подозревали ее в поджоге, но из-за полного отсутствия улик, кроме собственно, того момента что в доме находилась только она, ее отпустили с подпиской о не выезде. Следящие зачем-то подготовили «левую» экспертизу, которая указывала на аварийное состояние электропроводки дома. Сам понимаешь, после этого ее вообще отпустили. После этого за ней был установлено наблюдение, но после недавней операции Следящие были сильно ослаблены, и часть своих дел переложили на нас. К счастью, все самое простое, ничего серьезного нам не доверили. В общем, твоя задача – втереться в доверие, просто следить, подружиться, в общем, сделать так, чтобы она как можно дольше находилась в твоем поле зрения. В случае каких-либо происшествий докладываешь лично мне, можно даже по мобильнику, но желательно через связного. Все ясно? – закончила Настя.

– Да, – ответил я, чувствуя себя последней сволочью.


20:03 – вечер этого же дня, Новосибирск...


Я стоял на перекрестке, делая вид, что жду кого-то. В общем-то, это было так, но этого «кого-то» я увидел только сегодня и то на фотографии. Я покачал головой. Хорошо, что меня вырядить не удалось, остался верен привычным черным брюкам да свитеру, но в виду осени, а точнее, 30 сентября, было прохладно, поэтому я натянул куртку. Если верить наводке, Азара Вайт пройдет здесь приблизительно в пять минут девятого, возвращаясь с работы. Работала она вроде как фотографом-профессионалом. Что ж, творческая личность – это хорошо. Кстати, а вот и она.

Белая волчица в джинсах и черного цвета ветровке шла по тротуару, засунув лапки в карманы и смотря себе под ноги. Длинный хвост, ладная фигура. И печальный взгляд. Я еще раз очень тихо, сквозь зубы обматерил начальство, дающее такие задания, и сделал шаг вперед, по направлению к волчице.

– Простите, это вы Мария Крапова?

– Д-да... – выдавила она, как будто сжимаясь. Боится, хотя при моем-то росте это понятно. Сама она ростом еле до 165 дотягивает...

– Я Дмитрий.. Громов. Я слышал, вы фотограф? – спросил я, искренне и приветливо улыбаясь. Вот только смысла от этого не было, волчица смотрела на бетон.

– Д-да, я фотограф... но завтра у меня выходной, – Маша, а точнее, Азара, сделала шаг в сторону, пытаясь меня обойти.

– Подождите! – я поймал волчицу за лапку и тут же пожалел об этом. Белая резко вырвалась, не удержалась на лапках и упала, чуть не ударившись головой о тротуар. Я, вздохнув, подошел к ней. – Ну что же вы. Давайте помогу. – я подал ей свою лапу. Азара недоверчиво на меня покосилась, но помощь приняла. Осторожно потянув ее вверх, я поставил ее на ноги.

– Спасибо... – волчица отвела взгляд в сторону. Я вытащил из кармана аккуратный прямоугольник со своим номером телефона и протянул его ей.

– Позвоните завтра, мне просто срочно нужны фотографии. Я хорошо заплачу, – ненавязчивым тоном произнес я, мягко улыбаясь. Белая взяла листок, засунула его в карман, и прошептав что-то согласное, быстрым шагом пошла дальше. – Это будет намного, намного сложнее, чем мне говорили...

Натянув капюшон, я пошел в противоположную сторону, туда, где мне была выделена небольшая квартира на время операции, которую теперь миссией язык не поворачивался назвать. В который раз за месяц я подумал – «Господи, во что же я ввязался?!»


Глава 5: Жизнь – странная штука

Новый день начинается с утра. По крайней мере, так многие думают. Но для меня новый день не настал, да и не настанет он до тех пор, пока я не докажу или опровергну причастность Азары к... к чему? В чем ее подозревают? В поджоге? Тогда этим должна заниматься милиция черт возьми! Да и при чем тут я? Вопросы, вопросы, сплошные вопросы...

– Все, хватит, – неожиданно рявкнул я и вскочил с кресла. На котором сидел предавшись размышлениям. В глаза тут же бросился пистолет, лежащий на столе. ПМС, выдали только на эту.. это поручение. Маленький, компактный, легкий. Еще и таскать все время заставили. Знаете, перед волчицей, да с пистолетом за поясом... черт!

Неожиданно завибрировал смартфон, лежащий рядом с оружием. Взяв его и сняв с блокировки я посмотрел на экран. SMS пришла, номер мне незнаком. Открыв сообщение, я стал читать короткий текст, зачем-то вслух.

– Здравствуйте, это Мария Крапова. Вы просили встретиться по поводу фотографии. Встретимся на том же месте, что и вчера в 12:30, – пробубнил себе под нос я, вспоминая, где мы вчера встретились. Кажется, на перекрестке у ресторанчика. Милое заведение, главное, тихое. Что ж, надо подумать. Что одеть, да побыстрее, уже 11:43...

В течении следующих десяти минут я стоял у гардероба и думал. Надевать официальный костюм будет смешно, спортивный – нелепо. Черные джинсовые брюки, в которых я обычно хожу, в стирке, ибо вчера умудрился угодить в лужу. Так, с верхом ясно, свитер, черный. Хм, а если надеть трико черные, без лампасов... Вроде неплохо. Так, на задние лапы кроссовки, черные, осенние, в карман куртки беспальцовки, и все, можно идти. Захватив смартфон, я вышел из квартиры закрыв ее на ключ. Пистолет я так и не взял.


– Простите за опоздание, – извинился я перед волчицей, садясь к ней за столик. Она к слову была одета в синие джинсы и в белую то ли водолазку, то ли просто свитер с высоким воротником. Не знаю, насколько долго она подбирала себе одежду, но на ней все выглядело очень даже ничего.

– Ничего страшного, – спокойно ответила Азара, приняв деловой тон и вид. – Вам нужны были фотографии?

– Да, очень. Я слышал, вы очень хороший фотограф, – чуть улыбнувшись ответил я, незаметно рассматривая волчицу. Милая мордочка с чуть детским выражением, правда, почему-то грустная. Светлые волосы длинные, распущены, челка несколько неаккуратна, но это даже к лучшему. Небесно-голубые глаза. Ангел во плоти да и только.

– У меня сегодня выходной, но если фото нужны срочно... все равно дел больше никаких нет, – белая чуть заметно пожала плечами и открыла меню, которое официант, которого я не разглядел, положил на стол.

– Фото нужны не то, чтобы срочно, но к субботе они должны быть готовы, – ответил я, незаметно сжав и разжав кулаки. Не люблю такие официальные разговоры, приходится заметно напрягаться, дабы не ляпнуть лишнего. Но что поделать, приходится, я ведь вежливый волчара.

– Если необходима обработка, то к пятнице-субботе все как раз будет готово, – волчица настолько внимательно изучала меню, что мне невольно показалось, что говорят не со мной, а со списком блюд.

– Тогда во сколько? – я чуть потянул меню к себе, взяв его за краешек. К моему удивлению, Азара отдала список быстро, без каких либо лишних взглядов. И кстати, она вообще избегала смотреть мне в глаза. Я что, на столько страшный?

Вспомнив свою физиономию в зеркале, я пришел к выводу, что не настолько я уж и ужасен. Чуть сонный – это да, я вообще вечно сонный и вялый. Но до маньяка мне – как до Альфа-Центавры автостопом. И тем не менее, Крапова-Вайт смотреть на меня решительно не хотела. Надо затребовать хоть какую-то характеристику этой волчицы, а то ишь ты, приказали следить, и не сказали толком, с кем я собственно имею дело. Бред чистой воды, честное слово.

– Можно после обеда, – поспешно ответила волчица, и я еще раз убедился, что ей здесь либо неприятно, либо скучно. Мне очень не повезет, если выяснится, что белая – одна из тех нелюдимых волков, что обществу человека или антропа предпочитают одиночество. К несчастью, пока все факты указывают на то, что Азара именно такая одиночка. Отлично, просто замечательно...

– После этого? – на автомате задал вопрос я, еще раз украдкой осмотрев волчицу. И тем не менее, что-то в ней такое есть. Стоит ли узнать ее поближе? Наверное стоит, неизвестно еще, сколько за ней придется следить.

– Если вы этого желаете, то да. Вы будете что-либо заказывать? – Азара старалась скрыть надежду на то, что я все же решу сначала поесть, а потом приду к ней. Но либо я самая грязная тварь, либо еще что-то, но я ответил:

– Нет, я не голоден.

Обреченно вздохнув, волчица встала из-за стола. Следом встал и я.

– Тогда идемте в мою.. студию.


Полчаса спустя...


– Нет, чуть расслабьтесь, а то выглядите, будто вас насильно фотографируют, – Азара чуть заметно улыбнулась, и я, считая себя вообще не фотогеничным, все же опустил плечи. Как выяснилось, слишком сильно.

– Не настолько сильно. Будьте чуть естественнее, – волчица что-то покрутила в настройке фотоаппарата, большого, профессионального. В маленьких лапках белой он выглядел размером с хороший ящик. Потом, когда я соизволил принять нужную форму, она включила дополнительное освещение и щелкнула затвором. Вспышка меня не ослепила, как бывало раньше, но думаю, это стоит списать на улучшившееся зрение.

– Хм... думаю, сойдет. Хотя... – Азара взяла расческу, подошла ко мне и чуть причесала шевелюру. Вообще-то, я сам мог это сделать, но последние пять минут я боялся и звука издать, чтобы не спугнуть волчицу, в студии ставшую менее скованной.

Еще пару раз щелкнув фотоаппаратом, волчица сноровисто загрузила фотографии на ноутбук и позвала меня. Подойдя поближе, я принялся разглядывать сделанные фотографии. Интересно, это я за последние дни изменился, или это профессиональный навык фотографа?

С большинства фотографий на меня смотрел вполне серьезный, почти полностью черный волк со средней длины черными волосами. Кстати, так мне даже больше нравится, думаю, стричься короче не стоит. Интересное освещение, а так же «игра» с тенями так же внесли свой вклад – морда волка с фото стала еще более деловой, а черный свитер, немного не подходящий под тему, стал неотъемлемой деталью. Правда, вид портило правое ухо, чуть повернутое вперед, но Азара обещала это исправить. В общем, я выбрал три фотографии из пяти, и волчица, пощелкав мышкой, отправила их в отдельную папку.

– Вот и все. Я вам позвоню, когда все будет готово, – она вновь чуть улыбнулась, что вызвало во мне какое-то странное ощущение. Вроде бы улыбка как улыбка, редко что-ли такие встречаются. Но именно эта мне запомнилась очень сильно, буквально врезалась в память. Дышать стало чуть тяжелее, в голове закрутились странные мысли...

– Вы свободны сегодня вечером? – неожиданно для нас обоих тихо проговорил я. Белая сразу растерялась.

– Ну... эм... Да, свободна... а что? – непонимающе посмотрела она на меня. Я сам растерявшись, так же неожиданно выпалил:

– Просто хотелось пройтись по городу с кем-нибудь.

Озадаченно посмотрев в монитор, белая волчица покосилась в мою сторону. Не знаю, какие ассоциации я вызвал у нее, но на ее мордочке отразилось недоверие. Да я сам себе бы не поверил, а тут, фактически незнакомый волк неожиданно приглашает на вечернюю прогулку. Чувствую себя придурком, честное слово.

– Эм... Встретимся на площади, к пяти вечера, – неуверенно сказала Азара, а я, почувствовав, что мне стоит удалиться, вышел из студии, чуть ли не выскочив на улицу. От напряжения сердце у меня стучало как отбойный молоток и дыхание окончательно сбилось с ритма. Черта с два, что ж ты творишь, волчара черномордый, придурок ушастый...


Вечер того же дня...


Я стоял на обозначенной площади, вертя смартфон в лапе. Сказать, что я нервничаю – ничего не сказать. Одевшись в выстиранные черные брюки, серую рубашку и опрятную куртку без капюшона, я стоял у памятника и ждал. На часах было 16:52, и я всерьез опасался, что она не придет. Почему? Черт его знает! Но костным мозгом чувствую, печенкой, что если она и правда не придет – настроение на пару дней вперед будет испорчено. Если не хуже.

– Дима? – раздалось у меня за спиной, от чего я вздрогнул. Но не от неожиданности. а.. от радости?

– Мария, вы все же пришли, – улыбаясь как идиот я развернулся к ней мордой. Она была ниже меня, примерно по грудь, так что пришлось чуть наклонить голову. Одета белая была в то же, во что и в нашу самую первую встречу.

– Хм... предпочитаете разговаривать на «вы»? – Азара чуть озадаченно склонила голову на бок. Я, прикусив язык, мотнул головой.

– Нет, што ви.. те есть ти... – я неожиданно понял, что прикусил язык слишком сильно. Но моя нелепая речь лишь разрядила обстановку. Тихонько засмеявшись, волчица впервые тепло, по дружески улыбнулась. Боль в прикушенном языке как-то сразу отошла на второй план.

– Куда пойдем? – поинтересовалась она, после полу минутного молчания и разглядывания моей дико счастливой морды. Даже не думая, простите за каламбур, думать я ответил:

– Просто прогуляемся. По пути может найдем что-нибудь интересное.

Пожав плечами, белая волчица осмотрелась, а потом недвусмысленно посмотрела на меня. Я, все так же глупо улыбаясь, засунул лапы в карманы (как я умудрился не уронить смартфон – ума не приложу) и кивком указал в сторону городского парка, с десятком довольно красивых, но главное, чистых скамеек. Да и сам парк был вполне ухоженным, а вид, открывающийся оттуда вечером был невероятно красив.

Подумав секунда, Азара кивнула, и мы не спеша пошли к парку, разговаривая о всяких мелочах.

– Давно ты здесь живешь? Что-то я раньше тебя не видел.

– Город большой, и это город. Здесь можно пройти в пяти сантиметрах друг от друга и не заметить...

– И то верно... А ты откуда?

– Ну... с Сахалина я.

– Правда? Красиво наверное там...

– Все, что мы видим каждый день кажется нам обыденным...

– Это верно... да и остров сам по себе интересный. Рыбку напоминает...

– Потому и рыба-остров.

– Из сказки?

– Да, разве что не плавает.

Дружно посмеявшись, мы продолжили болтать о том о сем. Я успел поведать, что у меня есть сестра, родители умерли. А сам я недавно потерял работу. В ответ, я послушал историю недалекого прошлого волчицы, о проблемах в ее семье, постоянных споров с матерью. Как-то незаметно для самих себя мы начали рассказывать о некоторых своих секретах. Но сильнее всего меня заинтересовала следующая история:

– Знаешь... Ведь мое имя не Маша...

– Нет? А какое тогда?

– Азара... Азара Вайт.

– Что-то смутно знакомое...

– Меня подозревают в поджоге...

– Тебя? Что-то не верится.

– Просто.. я в тот день была совсем одна во всем доме. Был праздник, не помню уже какой. Но я не пью, поэтому пришла домой раньше всех остальных...

– И что же случилось?

– Ничего... просто неожиданно я поняла, что... горю.

– Горишь? От желания чего-то?

– Нет. Именно горю, как спичка.

– Прости, но я не понимаю, как это.

– Ну как объяснить... огонь пляшет по мне, а я только тепло чувствую, и как одежда потихоньку исчезает...

– Сгорает?

– Да...

– Похоже на пирокинез...

– Что это?

– Возможность управлять огнем. Кстати, мы дошли.

Парк был как всегда чистым и опрятным. Я сел на скамейку, напротив которой был довольно таки большой просвет между деревьев. С этой точки очень хорошо наблюдать закат...

– Но я им не управляю... я не знаю даже, может это был всего лишь сон...

– Но дом сгорел... знаешь, мне кажется, ты совсем не виновата.

– Правда? – волчица заметно оживилась.

– Да. Я вспомнил ту статейку, там сказано, что виновата неисправная проводка в квартире этажом выше.

– Не знаю... возможно...

Задумавшись, я не заметил, что Азара подсела поближе. Интересно, почему Азара?.. ладно Вайт, она и правда белая... но Азара... навевает воспоминания о какой-то игре...

Так или иначе, но закат мы наблюдали чуть ли не обнявшись. Голова волчицы покоилась на моем плече, а я несильно сжимал ее лапку. Жизнь, ты так загадочна. За пол месяца моя судьба сделала столько невероятных поворотов... что же ждет меня дальше? Сейчас я сижу с волчицей и смотрю на прекрасный закат, но менее чем через неделю я исчезну из ее жизни. Ведь это работа, всего лишь гребанная, смешанная с мистикой работа. И белая волчица намного загадочнее, чем мне казалось. Эх, жизнь, да ответ хоть на один из миллионов вопросов...

Пожалуйста...


Глава 6: Перелом

На часах – пол двенадцатого, я сижу на скамеечке в том самом парке, где вчера любовался закатом в компании милой белой волчицы... так, отставить грезы, предстоит встреча со связным или как там его.

Вздохнув, я принял как можно более спокойный вид, хотя на душе было мерзко. Вот придет загадочный связной, узнает все необходимое, а потом я исчезну из жизни Азары. Ну и кто я после этого?

– Привет, друг! Полтергейсты не тревожат? – из раздумий меня вывел радостный голос. Посмотрев направо я увидел его обладателя – обычного серого волка в легкой куртке и джинсах. Ясно, связной, вопрос задал нужный.

– Полтергейстам в городах не место, – ответил я немудреной кодовой фразой, не спеша принимать важный вид. Пусть все выглядит так, как будто встретились два приятеля, тем более, что так все и должно быть (по крайней мере, по инструкции, что я получил недавно).

– А помнишь ту волчицу? – волк улыбнулся. Хотя я почему-то уверен, что улыбка ложная, для окружающих.

– Помню конечно, как ее забыть-то, – ответил я с гордо поднятой мордой, на которую приклеилась самодовольная ухмылочка.

– Ну и? – изображая нетерпение связной повернулся мордой ко мне. Интересно, он актером раньше был?

– Что «и»? Нормальная, разве что чуть пуглива, – я пожал плечами.

– То же мне новость, – фыркнул псевдодруг. – На что способна то?

В моей голове тут же появились не самые пристойные мысли, но их я отогнал подальше. Блин, кто ж знал, что говорить двойными фразами ТАК тяжело?!

– Ну как тут сказать, горяча-а-а, горит прямо, – многозначительно протянул я, мысленно давая связному по носу. Хорошо, что прохожих немного, и большинство на нас внимания не обращают. Ну сидят два волка, ну обсуждают подружек – редкость что-ли?

– Ммм... – задумчиво промычал волк, покосившись на стоящих неподалеку ребятишек. Те о чем-то шептались. – На поезд в два, не опоздай, а то как в прошлый раз придется тебе на попутках добираться. Ну все, бывай!

Связной по дружески хлопнул меня по плечу и, встав со скамейки и отряхнув брюки, ушел. Я же молча вытащил смартфон и посмотрел на экран. Черт, батарея опять не держится, придется новую покупать. Я установил будильник на 13:15, чтобы не опоздать.

– Привет, – неожиданно раздалось слева от меня, да так, что я подпрыгнул. Расслабился блин, хорошо, что это всего-лишь белая. – А кто это был?

– Привет, – я улыбнулся, внутренне проклиная себя. Если слышала разговор, может неправильно понять. – Да так, знакомый один...

– Дима, фотографии готовы, я как раз хотела тебе позвонить, а тут ты со знакомым. Я думала, помешаю, но нет, он уже ушел, – Азара села рядом, положив папку себе на колени. Если честно, я немного удивлен, вчера днем из нее нельзя было и слова не вытащить, а сегодня разговорилась. Наверное, оно и к лучшему, но все равно чувствую себя уродом.

– Спасибо большое, – вытащил бумажник, отсчитывая оговоренную ранее сумму. – Вот, это вам за работу.

– Вы разве не будете смотреть? – белая удивленно вскинула брови.

– Проверять работу мастера? – я наигранно удивился. – Тем более, что я видел фотографии в студии, и они мне понравились.

– Хорошо, – волчица передала мне папку, взамен получив деньги. Она как-то сразу погрустнела. – Ты ведь скоро уезжаешь?

– Да, сегодня в два пополудни я уезжаю.

– Ясно, – Азара положила купюры в карман и посмотрела вдаль.

Я не решился сказать что-либо, и просто промолчал. А что еще тут сказать? Менее, чем через два часа я заберу свои немудреные пожитки из квартиры и уеду, оставив белую одну. Забрать ее мне некуда, остаться жить здесь я тоже не могу. И вообще, что ждет уникальную во всех смыслах волчицу? После того как выяснилось, что она на самом деле умеет контролировать (хотя пока только генерировать) огонь, ее может ждать все что угодно – начиная от вербовки в какой-нибудь сверхсекретный отряд и заканчивая каким-нибудь НИИ, где ее будут досконально изучать.

От последней мысли я заметно вздрогнул, и Азара заботливо прижалась ко мне, думая, что я замерз. Я и правда замерзаю, только не физически, а душевно. На войне излишние эмоции всегда были губительны, а привязанность может быть использована врагом. А с такими врагами, как наши, каждая эмоция может быть использована против тебя. Но ведь мои сотоварищи совсем не похожи на безэмоциональных, скажете вы. Да, не похожи. Но кто сказал, что чувства нельзя эмитировать? Настоящая натура открывается только в бою, в кризисных ситуациях, которые буквально сдирают с тебя все маски, надетые во время повседневной жизни. Как говорится, ничто так не отрезвляет, как пролетевшая мимо виска пуля.

Погрузившись в свои мысли я не заметил момента, когда Азара начала всхлипывать. Встрепенувшись, я растерянно повернулся к волчице. Она старалась сдержать слезы, но у нее это не получалось, и соленые капли стекали по ее щекам, оставляя влажные дорожки. Растерянный, я не знал, что предпринять и просто обнял волчицу. Та прижалась щекой к моей груди, продолжая часто содрогаться. Как же быстро меняется жизнь, судьба. И еще быстрее меняются ситуации, в которых мы находимся. Меняемся и мы. Я не помню, чтобы раньше вот так философствовал о жизни.

Прикрыв глаза, я потянул воздух носом, прислушался. Соленый запах слез перебивал практически все, но это не страшно. Слух улавливал только учащенное биение сердца белой волчицы, ее частое, тяжелое дыхание. Она начала успокаиваться, по крайней мере, плакать она перестала. Меня охватило странное чувство. Непонятное ощущение в груди, тихая грусть. И еще слабость, не совсем физическая, скорее, понимание своей беспомощности. Что я могу сделать? Ничего...

«Что бы ни случилось, помни – никто не должен знать, что ты не простой гражданин», – вспомнились слова моей сестры. Их она произнесла прямо перед моей отправкой в город. До сего момента я думал, что трудно будет только не проронить случайных слов о моей работе, но теперь я понял – все намного, намного сложнее. Как и вообще вся наша жизнь.

Неожиданно заверещал смартфон, требуя к себе повышенного внимания. Азара испуганно отстранилась от меня, прижимая ушки. Тихо чертыхнувшись, я вытащил дурацкий аппарат и выключил зуммер. Черт, уже пятнадцать минут второго...

– Прости, мне пора... – повинуясь внезапному порыву, я крепко обнял волчицу, которая встала сразу после моих слов.

– Ты еще приедешь? – с надеждой, свойственной всем нам, спросила она.

– Да. Я постараюсь приехать сразу, как только появится хоть какая-то возможность, – ответил я, скрывая предательскую дрожь в голосе. Господи, зачем я это говорю? Зачем...

– Тогда до свидания, – белая мягко вырвалась из моих объятий, смотря мне в глаза. С трудом, но я не отвел взгляд.

– До встречи, – я запихнул смарт в карман брюк, но не смог сделать и шага. Нечто буквально пригвоздило меня к дорожке парка, сковало меня.

Словно почувствовав мою неспособность развернуться и уйти, Азара сама сделала шаг. Вперед. Ко мне. Последнее, что я запомнил – мягкое, неуверенное прикосновение ее губ к своей щеке. Затем раздались торопливые шаги, и я понял, что упустил свое счастье. Скорее всего, навсегда...


Этим же вечером, на базе...


Подавленный, я сидел на своей кровати, в доме нашего отряда. Почувствовав мое настроение, мои товарищи ушли, оставив меня одного. Что ж, мне так намного лучше. Можно осознать, как много я потерял, бросив Азару в городе. Именно бросив, ведь я навряд ли вернусь. Почему-то я в этом уверен.

– Я же говорила, нельзя его было отправлять! Он же только-только оправился от того удара! – с улицы доносились голоса, приглушенные стенами дома. Сейчас говорила моя сестра.

– У нас не было выбора, – ответил ей неизвестный мне голос, с плохо скрываемым раздражением.

– Не было выбора?! – Настя, казалось, задыхалась от возмущения. – Да на базе полтора десятка незанятых отрядов! Неужели было сложно выбрать кого-нибудь из них?!

– Приказы вышестоящего начальства не обсуждаются! – неожиданно рявкнул собеседник волчицы. Я даже расслышал его тяжелое от негодования дыхание.

– Вот где я видела ваше командование! – ответила Настя, и все вокруг замолчали. Что же ты натворила, сестренка, раз у этого типа даже дыхание перехватило...

– Ну знаешь ли... только из-за твоих заслуг я не отдам тебя под трибунал. Но здесь тебе больше не рады, – голос говорящего налился сталью. Что ж, мой выход...

Не знаю, что произвело большее впечатление на этого тигра: мои опущенные плечи, безразличная морда, или обреченность во взгляде. Хотя, скорее всего все сразу.

– Я с ней, – произнес я всего три слова, тяжелым взглядом смотря в глаза тигру. Тот выдержал его без труда, но все же это чем-то его задело.

– А если я отправлю ее в карцер? – осведомился тот, гордо выпрямив спину.

– Набью кому-нибудь морду и сяду туда же, – безразлично ответил я. Не знаю, что на меня нашло, но у меня появилось стойкое желание как следует дать этому слишком гордому тигру в морду. Прикладом. Пулемета.

На странный разговор собралась посмотреть чуть ли не вся база. Зеваки тихо перешептывались, смотря то на нас с сестрой, то на тигра, судя по погонам подполковника. Я так и не узнал, что он забыл возле жилых домов, такие как он обычно из КП не выходят. Командуют блин.

– Что ж, инициатива похвальна, но направлена не в ту сторону. Раз уж вы твердо решили следовать за своим командиром, – тигр не договорил и повернулся к моей сестре. – Идете со мной.

Я молча проводил полосатого взглядом и вошел обратно в дом, хлопнув напоследок дверью. Толпа зевак, которой было тесно между двумя рядами жилых строений, стала потихоньку рассасываться. Я же вытащил из своего шкафчика свой автомат, ветошь, небольшой пенал с инструментами и принялся чистить свое оружие. Если кто не знает, то перебрать гаусс-автомат – это не калаш разобрать. Тут даже М-16 отдыхает, хотя в надежности оружие нисколько не теряет.

К тому моменту, как я закончил кропотливую операцию, в дом вошла мрачная сестра.

– Собирайся. Мы переезжаем.

– Куда? – спросил я, просто чтобы сказать что-нибудь.

– В другой отряд. Но сначала, – Анастасия помахала перед мои носом каким-то документом. – мы заберем твою знакомую.

Я был слишком подавлен, чтобы задумываться над словами сестренки. Поэтому, я молча встал, взял принесенную сестрой сумку, и принялся складывать в нее свои вещи. Одежда, зарядка для смартфона, расческа. Зубная щетка. Всякая мелочь. Как же мало у меня вещей...

– Броню надевай и оружие забери. Новое нам навряд ли выдадут, – с личными вещами у сестры дела обстояли приблизительно так же, так что она уже надевала свою броню.

Пожав плечами, я стал облачаться в свой бронекостюм. Дело это хлопотное, так как броня состоит из частей, а узлы экзоскелета приходиться соединять самому. Все же это не «Урал-03м», у которого все автоматизировано. Но тем не менее, управился с задачей я за пять минут. Надев дополнительный пояс с закрепленными на нем подсумками, а принялся набивать кармашки разгрузки. Магазины к пистолету, автомату, батарейки к гаусс-ускорителю «Сокола», гранаты, автоматическая экспересс-аптечка в противоударном корпусе, набор инструментов и материалов для ремонта бронекостюма. В небольшой рюкзак полетели дополнительные аккумуляторы для брони, в случае если основные разрядятся, несколько сухпаев, бензиновая зажигалка, резервная рация, «плащ-невидимка» (плащ, сделанный из специальной мимикрирующей материи). Папка с фотографиями, сделанными Азарой...

Собрав все, что требуется, я вышел из дома, не надевая шлема. Поднявшийся прохладный ветерок подул мне в морду, шевеля волосы, шерсть... Сжав клыки, я повесил автомат на плечо, придерживая его за ремень правой лапой, мысленной командой заставил выскочить сорока-сантиметровые наручные клинки, судя по стыкам состоящие из трех частей. Блики заходящего солнца отражались на голубоватой поверхности лезвий, поблескивая на режущей кромке. Солнечные зайчики игриво запрыгали по нагруднику моей брони, затем выше, по моей морде. Прошли по щеке, что еще помнила прикосновения белой волчицы...

Сжав челюсти еще сильнее, я отправил еще одну мысленную команду и клинки с щелчками исчезли в наручных частях брони. Из дома вышла моя сестра, облаченная в свою броню и с винтовкой в лапах. Коротко переглянувшись, мы почти синхронно пошли к противоположной, от того входа через который я впервые вошел на базу, стене. Там тоже стояли массивные ворота, сейчас открытые. На площадке перед ними стоял заведенный Land Cruiser сестры.

– Садись на заднее сиденье, – произнесла сестра, и пошла к двери со стороны водителя. Я молча кивнул, скорее сам себе, и сел в джип, который заметно, хоть и не слишком сильно, осел под моим весом.

Анастасия села за руль, закрыла все окна, и только тогда тихо прошептала:

– Маскировка.

Я подумал, что сейчас она исчезнет, но нет. Исчезла броня, точнее превратилась в джинсы и куртку.

– Хочу себе такую же броню, – буркнул я, устраивая свой бронированный хвост поудобнее.

– Посмотрим. Звони подружке, пусть выходит на центральную, – сестра мягко нажала на педаль газа, и джип плавно, без рывков, тронулся, быстро набирая скорость.

Я не понял, о ком она, и спросил:

– Какой именно?

Настя покосилась в зеркало заднего вида, и увидев мой отрешенный взгляд, сказала всего одно слово:

– Азаре.


Глава 7:

– Азара? Да, это я. Выходи на площадь. Да, ту. Я заеду за тобой со своей сестрой. Да, планы изменились. Прошу тебя, я все объясню, только выйди на площадь. Белый джип, номер.. триста девяносто один. Узнаешь, это Ленд Круйзер. Хорошо, мы уже скоро, – я с облегчением убрал смартфон в кармашек разгрузки. Все же мне удалось пресечь все вопросы, иначе разговор бы затянулся надолго.

– Братик, а теперь объясни, что за площадь, – Настя остановилась на светофоре, нервно постукивая пальцем по рулю. В обычных условиях меня бы это жутко раздражало, но сейчас я отодвинул этот звук на второй план, приложив немного усилий.

– Не помню, она самая большая, вроде, – неопределенно пожав плечами, я вновь поискал глазами место, куда можно было бы спрятать автомат. Не хочу пугать Азару, лишний стресс ей ни к чему.

– Исчерпывающий ответ, – не скрывая сарказма ответила сестра, сворачивая в переулок. - Там пробка.

Я не успел задать вполне ожидаемого вопроса. Что ж, так даже лучше.

Но меня беспокоила не способность Анастасии предугадывать мои вопросы. Что мне сказать Азаре? Уверен, она будет не очень рада слышать правду. Но тут меня опять прервала сестра:

– Я с ней сама поговорю. Чую, наломаешь ты дров.

– Спасибо. Я не знаю, что бы делал без тебя, – искренне поблагодарил я Настю. Она разберется, я знаю это...

И вот, наконец, площадь. Мы подъехали к одиноко стоящей белой волчице. Не узнать ее был бы страшный грех... То ли фиолетовая, то ли бордовая куртка, похожая на легкую аляску, синие, чуть затертые джинсы... и удивленный взгляд небесно-голубых глаз.

– Сиди тут, - сестра выскочила из джипа, и, позвав волчицу, что-то сказала ей. Та кивнула, и две девушки куда-то ушли. Мне оставалось лишь ждать, нервно теребя ремень автомата.


Полчаса спустя...


Две волчицы, одна мрачнее тучи, другая усталая, как после марафона, подошли к автомобилю. Неожиданно, белая остановилась. Странный взгляд в мою сторону. Успокаивающий от черно-серой. И, наконец, они сели в машину. Сестра за руль, а Азара на заднее сидение, ко мне.

– Привет, Дима, – сказала она, смотря на меня в упор. Вздохнув, я снял шлем.

– Если... – начал было я, но волчица меня прервала.

– Я все понимаю. У тебя не было выбора, – тихим, бесцветным голосом сказала она.

– Азара, я... – я вновь попытался начать разговор, но белая прижала палец к моим губам, пресекая все попытки. И эту, и будущие.

– Слова не важны. Но все-таки, скажи, почему?..

Странно, но я понял незаконченный вопрос. Понял, что я уже прощен. Понял, что слова действительно не важны...

Повинуясь порыву, я осторожно наклонился к волчице. Она ответила тем же. А затем...

Тепло, нежность и мягкость ее губ.. Невероятное чувство, как будто смотришь вниз с головокружительной высоты... Все, абсолютно все отошло на второй план. Остались лишь мы, черный волк и белая волчица, поцелуй, заменивший все слова. Как бы я хотел, чтобы этот момент длился вечность...

Легкий дискомфорт от быстрого набора скорости говорил мне, что мы уже выехали за пределы города. Невероятно приятные ощущения пьянили, но тут я почувствовал, что что-то не так. Лишь испуганный вскрик сестры заставил меня открыть глаза. А затем, в немой панике забился я.

Огонь. Нестерпимо яркий, раскаленный, превращающий все вокруг в пепел. Все, кроме меня. Я чувствовал, как плавится на мне броня, как рассыпается в пепел вся ткань. Затем раздался грохот выстрелов, когда пламя добралось до боеприпасов. Но... я не чувствовал жара. Только приятное тепло. Но паника завладела моим разумом...

Резко оттолкнувшись от Азары, я спиной ударился о дверь джипа, раскаленную до красна, но не причиняющую мне боль. Мой испуганный взгляд столкнулся со взглядом волчицы, взглядом, полным боли.

Резкий удар. Визг тормозов. Отчаянный крик Насти. И резкий удар, выбивший из меня сознание.

И лишь одно короткое предложение пробилось сквозь панику.

«И все же, я ее люблю».


КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ



Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Вадим Михальчук «Черная пустошь 2», Ganlok Blackmane «Закат. Часть вторая. (черновик)», Kemanorel «Стальная стрела»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален