Furtails
Змрочны Юрек
«Как дракон принцессу замуж выдавал»
#NO YIFF #юмор #дракон #хуман
Своя цветовая тема

Как дракон принцессу замуж выдавал

Змрочны Юрек


Аннотация:

Легенды повествуют о том, как однажды злой и страшный дракон похитил юную прекрасную принцессу. А храбрый рыцарь решительно и отважно вступил в бой с бесчестным похитителем и сразил его в смертельной схватке. Вы тоже так думаете? :)



Жил-был дракон.

Молоденький - едва полтораста лет только ещё на свете и прожил. Обычно такая молодёжь поближе к старшим обитает, а этому самостоятельности захотелось. Как его родители отпустили - ума не приложу. Правда, бесшабашностью герой мой никогда не отличался, а совсем наоборот, отличался спокойствием и рассудительностью. Может, на это и рассчитывали.

Как его звали? Хм, как-то его от других отличали, конечно. Только драконы друг друга именами не зовут. Так что называйте, как кому понравится - он не обидится.

Самостоятельности юноша возжелал вовсе не из вредности переходного возраста, а c практически научными целями - захотелось ему понять, как жизнь тех sapiens, которые homo, протекает. Потому что устроена она явно не так, как у тех, которые draco. И как это люди так живут, не совсем понятно, а почему - так не понятно совсем.


Главное неудобство - как с ними общаться? Мало, что люди на десятках языков говорят, так драконы-то вообще говорить не могут. У них артикуляционный аппарат другой. Для речи не приспособлен. Поэтому драконы словами и не общаются. Телепаты они. Так и проще, и информативнее. Но прислушиваться постоянно к тому сумбурному мельтешению, которым люди думают - так это с ума сойти можно. Своими мыслями дракон с человеком поделиться может - только выдержит последний немного и недолго. Письменности в человеческом понимании у драконов нет. А что для дракона - письмо, то уже человеку не понять. И что делать?

Небогатая практика отношений привела к выводу, что когда люди говорят, то обязательно об этом же и думают. Правда, сразу же выяснилось, что они могут вслух говорить одно, а про себя - другое. Как река течёт иногда сразу по надземному и подземному руслу. Но если отбросить весь неинформативный мусор, а оставить только эти два явных потока - получится до крайности бедно, но доступно.

В обратном направлении выходило намного хуже. Приходилось особым образом думать - последовательно и гораздо более конкретными категориями. Что тяжело, неудобно и ограничивало до невозможности, так что никакого драконьего терпения на такое общение не хватало. Тем не менее, камни-кристаллы для этих целей существовали. Путешественника снабдили как такими, так и, щедро, другими - для записей, и он отправился навстречу неизведанному.


Поскольку вопрос был научный, то и к исследованию дракон подошёл со всей основательностью. Нашёл горы - так, чтобы и человеческие поселения недалеко были, и самому больших неудобств не испытывать. Пещеру обустроил - лап еловых натаскал, из камней загородку поставил - не на сквозняке же спать; рядом очаг сложил (драконы тоже мясо приготовить любят, а вы как думали?). Еды вокруг - не меряно. За сернами и охотиться не нужно; вот свинку молоденькую в лесу найти (да поджарить потом...) - это да, слегка потрудиться придётся, а с кабанами и связываться не захотел; баран горный или олень - это на два дня, но морока - тащи их сначала на ледник, да потом с ледника. Купаться - хочешь в речках, хочешь - в озёрах, но они похолоднее. Долго ли, коротко - приспособился дракончик, даже понравилось.

К людям напрямую не совался, но со стороны поглядывал и послушивал при любой возможности. И он им не мешал, и они к нему не лезли - все друг к другу приглядывались. Всё лето. И всю осень. А зима дракону не понравилась. Он заложил вход в пещеру камнями покрупнее, засыпал снегом, утрамбовал - оставил ровно для себя проход. Приволок ещё любимых еловых лап - сделал что-то вроде двери. И соорудил нечто наподобие печки, на которой и пролежал всю зиму, выходя только раз в два дня поохотиться. А остальное время потратил на разбор своих записей. Это было здорово - лежать сытым в тёплой уютной пещере, вспоминать, смотреть, слушать и думать. В конце концов он сделал для себя открытие - понял, как люди пользуются словами. И после долгих экспериментов настроил один из камней так, что смог понимать не только, что люди думают, но и что говорят - слова вызывали нужные ассоциации. Пока на одном языке, правда, но принцип был явно общим. Наоборот оказалось сложнее - долго думать понятным для человека образом не получалось - и уставал очень, и чувствовал себя глупым до превосходной степени, что обидно. Слов оказалось не так уж много, и к концу весны у него был практически готов человеко-драконо-человеческий словарь. Пока что объёма не очень большого, но вполне можно было рассчитывать на его быстрое пополнение.


Однажды утром он начал просыпаться, потому что уловил совершенно посторонний запах. И неясные обрывки мыслей. Недалеко от пещерки явно был человек. Женщина. Молодая. Встревоженная. Заблудилась, что ли? Высунуться - так вконец испугается. Дракон полежал, подремал ещё, потом совсем проснулся - человек никуда не двигался. Совсем. Не болен, не ранен, не спит. Ничегошеньки не понятно. Пришлось вставать, брать камешек-словарь и идти выяснять. Осторожно подобрался к выходу - рядом на обломке скалы сидела девушка. Одежда-обувь целые, видимо тёплые - не замёрзла сидеть на одном месте в такую рань, кулаком подбородок подпёрла и куда-то в долину смотрит. Обернулась на шум:

- Здрасьте.

Дракон посмотрел, подумал.

- Здрасьте.

- Ты дракон?

Хм. Биологически - безусловно. А что она там ещё при этом думает... Биология интересовала больше.

- Дракон.

- Ты должен меня похитить.

Дракончик подумал, сел на хвост для большего удобства и ещё чуть-чуть подумал. "Должен" - это обязательство. Никаких обязательств у него здесь ни перед кем точно нет. Люди торгуют, меняясь золотом, и тогда тоже можно быть "должен". Но продавать ему нечего, покупать не на что - да он и не пытался, так что должен быть не может. "Похитить" - это переместить куда-то кого-то против его воли или что-то против воли того, кто этим чем-то обладает. Выходит, он непонятно почему неизвестно кому должен эту девушку взять и куда-то утащить. Так. С конца начать проще.

- Куда похитить?

- Как "куда"?

- Ты сказала "похитить". Сейчас ты здесь. Куда я тебя должен отсюда похитить?

- Да не отсюда! Сюда!

- Ты уже здесь сидишь.

Девушка уставилась на собеседника во все глаза:

- Тогда нужно сделать так, чтобы все решили, будто ты меня похитил.

- Зачем?

- Затем, что драконы похищают принцесс. А рыцари их освобождают.

- Как?

- Ну, появляется храбрый рыцарь и бросает вызов дракону. Они сражаются. Рыцарь доблестно побеждает и увозит принцессу с собой.

Он немножко про себя посмеялся. Рыцарь - это весь в железе, с мечом, копьём и верхом. А кони дракона почему-то ужасно боятся.

- А почему?

- Как, почему? Чтобы принцесса не томилась в плену у страшного дракона.

Слова он знает не все, но думает она понятно.

- Да не освобождают. Похищают - почему?

- Не знаю. Ты же дракон, ты и должен знать.

Ф-фу. Она пришла к нему, чтобы он её похитил (и какое это тогда похищение???), и он же должен знать зачем и почему.

- Не понимаю.

- Тупица!

Эта девушка чего-то от него хочет. Чего - он понять никак не может. Возможно, по-человечески она и права.

- Значит, тупица. А раз я, чего ты от меня хочешь, всё равно не понимаю, значит я сейчас разворачиваюсь и иду к себе. А ты встаёшь и идёшь к себе - домой.

- Я не могу.

- Идти не можешь? А как же ты сюда попала?

- Да не идти не могу! Я домой вернуться не могу!

Она плачет. Драконьи девчонки тоже плачут иногда.

- Перестань плакать и объясни мне всё сначала. Ты хочешь, чтобы я тебя похитил (ой, бред какой)?

- Да.

- Откуда?

- Оттуда, - взмах рукой в сторону одного из холмов внизу. На холме стоит каменная безобразина, окружённая стеной, вокруг лепится куча безобразин поменьше.

- Там много всего.

- Ну вон, замок же.


Люди делят то место, на котором живут, на куски. Иногда дерутся друг с другом за кусочки этих кусков. Какой кому в этом прок - он ещё не понял. Обычно еда на этих кусочках не растёт (разве что иногда живёт), и золото с камнями не лежат. Куски называются по-разному, но у каждого есть "правитель". Правители тоже называются по-разному. Но живут, как правило, во дворцах и замках. Кроме правителя в замке живут ещё люди. Те не правители, которые живут в замке и вокруг него, правителю подчиняются, хотя и по-разному. Почему - он тоже не понял (но некоторое представление о феодальной лестнице у него всё же сложилось).

Чтобы дракона слушались другие драконы, он должен много знать и уметь думать. Если то, что он придумал, обдумают другие и признают, что это полезно - все будут делать так. Если другие не смогут сразу понять, почему это полезно - нужно объяснить. И все будут над этим думать. И если полезное придумает молодой дракон, то всё равно это будут делать все - и младшие, и старшие. И польза может наступить и не завтра, и не через год. Но если нужно сейчас себя ограничить, чтобы потом получить большую пользу - все будут делать так. А не кричать и кусаться. Хотя годы бывали голодные. Ну, поворчат, может быть. Что-нибудь ещё полезное придумают. Но никакой дракон, кроме маленьких детей, не будет выполнять задание другого дракона, если не понимает, почему это нужно, зачем, и какие последствия будет иметь. И даже детям это, по возможности, стараются объяснять.

Люди совсем другие.


- Ты сказала: "должен меня похитить". Кому должен, почему тебя и зачем похищать?

- Просто должен. Потому что я хочу. Чтобы меня кто-нибудь освободил.

Если он цапнет себя за конец хвоста, получится то же самое. Можно будет бесконечно ходить от носа к носу. А если хвост отпустить?

- Хорошо. "Кто-нибудь" освободил. И что?

- Он на мне женится.

Женится... а, семья это.

- А без этого он на тебе жениться не может?

- Да не захочет на мне никто жениться!

- Почему?

- Потому что я третья!

- Третья кто?

- Принцесса!

- А почему нельзя просто так жениться на третьей принцессе?

- Потому что я - самая младшая. А ещё брат есть, который корону наследует. А невестам приданое нужно. Если бы я хоть красавицей была, может быть, кто-нибудь и согласился. А кому нужна нищая уродина?!

Она, правда, думает, что некрасива. Он об этом ничего не думает и даже предполагать не может. Нищий - это такой, который совсем ничем не владеет. У драконов понятие собственности есть, но за то, что в сундуке, не купишь того, что в голове - это все знают. Корону наследует - значит, будет следующим правителем когда-нибудь. И она, значит - дочка правителя. А что такое нужно невестам, он не понимает.

- Приданое - это что?

- Деньги. Или земли. Или стада. Имущество всякое. Короли, так даже города за дочерьми дают.

- Зачем?

Молчит. Думает непонятно.

- Если у невесты хорошее приданое, она принесёт богатство мужу. Его будут уважать.

- А он что невесте принесёт?

- Ну ... имя. И покровительство.

Лучше он об этом больше спрашивать не будет. Лучше он сам разберётся. Потом как-нибудь.

Без семьи плохо, конечно. Но она же хочет, чтобы на ней женился неизвестно кто. Ну просто первый попавшийся.

- А если на тебе никто не женится, что будет?

- В монастырь отдадут!


Слова он такого не знает. А место, о котором она думает, знает. Там живёт много одинаково одетых женщин. Разного возраста. В комнатках одного большого серого дома. Таких маленьких, что он бы туда целиком не поместился. Часть времени они заняты в огороде и с пряжей. Это понятно - нужно есть и одеваться. Некоторые иногда читают - это тоже понятно. А целесообразность того, на что все они тратят остальное время, он постичь не смог.

И она туда очень не хочет.

А он больше не может. Думать по-человечески. У него уже голова болеть начинает. Может он нормально подумать, в конце концов!

Дракон похитит принцессу, и тем самым бросит вызов. Хоть кто-нибудь да примет этот вызов и пойдёт сражаться с драконом. То, что трудно досягаемо, всегда более желанно. И принцесса будет уже не бедной некрасивой третьей дочерью правителя, а почётным трофеем, добытым в бою. А если желающих окажется больше одного, они ещё и турнир потом устроят. За руку и сердце прекрасной дамы.

Чушь какая. Подраться можно за лишний кусок обеда в засушливый год. И то не всерьёз. И то потом тебя каждый встречный этим попрекнёт. А дама выбирает сама. И тот, кого она не выбрала, молча отправляется в любую из четырёх сторон, хотя бы и людей изучать. Доизучался.


- Значит, чтобы на тебе кто-нибудь женился, и ты не попала в монастырь, я должен дать себя убить.

Так она об этом не думала.

- Ну, почему обязательно убить?

- А как ещё меня рыцарь побеждать будет?

- Но ты же не по-настоящему меня похитишь.

- И ты будешь объяснять это каждому болвану, который здесь появится?

- Он не болван!

- Да почему ты решила, что вообще кто-нибудь приедет со мной из-за тебя сражаться?

- Приедет. Обязательно.

- Почему?

- Потому!


Солнце уже давно встало и осветило склоны. А у него такое местечко замечательное есть. Тут можно улечься, закрыть глаза, развернуть крылья и греться целиком. Вот так. Устал. Спать хочется. И домой - от людей подальше. Можно даже к папе с мамой. Собственно, даже нужно. И он прекрасно знает, что так и должен сделать. Оттащить принцессу домой, сдать её папе-правителю и немедленно вернуться назад, в нормальное драконье общество. Где никто никого не убивает.

Да не хочет он умирать, он только жить начал. И столько странно интересного узнал. И так мало из этого понял. А принцессу жалко.

Придётся что-нибудь полезное придумывать.


- Ты куда?

- Есть хочу.

- И я хочу.

Он остановился, обернулся, посмотрел внимательно:

- А чем я тебя кормить буду?

- Не знаю.

- А я откуда знать могу?

- Ну, ты что есть собрался?

Чуть выше на соседнем склоне показалась серна.

- А вон, еда бегает.

- Ты её убьёшь?

- А как ещё охотиться можно?

- И так съешь?

- Можно так. Можно поджарить.

- На чём?

- На огне. На чём ещё жарят?

Взгляд принцессы был полон решимости:

- Я такое тоже ем.


Охотники-люди свою добычу обычно потрошат. А, ладно...

Она вряд ли много съест, а он, в крайнем случае, ещё кем-нибудь закусит.

- Пробуй. Подойдёт тебе?

Пахнет вкусно.

- Шкуру сдерёшь? Я шкуру не ем.

Ест она мясо. Немножко совсем. И жира чуть-чуть. Руки травой вытерла.

- Ты точно больше не голодная?

- Угу. А попить можно?

Показал ключ. Попила, умылась. Не голодная она. Точно. Глаза посоловели.

- А где ты спишь?

- Идём.

Посмотрела на его лежанку - даже проснулась.

- И как здесь спать?

- Ты о принцессах, которых драконы похищали, откуда знаешь?

- Из сказок.

- А в сказках не говорится, что эти принцессы ели и где спали?

- Нет.

- Значит, это сказки. Я вот здесь сплю и вот то ем. И ничего другого у меня нет. Всё.

Устроилась на ветках, задремала. Надо поесть, наконец. Ну где это видано, в полдень голодным ходить. Завтра свинку поймать нужно.

Он доел ещё тёплое мясо, напился, вздохнул и пошёл в пещеру. У своей постели свернулся, положил голову на хвост и закрыл глаза, превратившись в черную слегка шипастую полусферу. Не забыть бы узнать, кто этот "потому". Чтобы не покалечить случайно.

Девушка проснулась часа через полтора. Удивилась. Попыталась рассмотреть соседа. Совсем осознала, что дракон. И почему-то клубочком он ей понравился больше. А трогать драконов не рекомендуется. Он открыл глаза.

- Ты здесь один живёшь?

- Один.

- А у тебя ... дама сердца есть?

Он весело фыркнул, подняв маленький ураган, выбросивший из пещеры мелкие камушки.

- Была.

- А ... сейчас?

- Сейчас семья у неё. Может, уже и дракончик есть.

- А ... ты?

- А что - я? Я же не взрослый ещё.

- Как??!!!

Он прикрыл глаза, улыбнулся про себя.

- Я - такой как ты, примерно.

Девушка совсем пала духом.


Принцесса вовсе не была взбалмошной капризной дурой. Она была особой решительной, неглупой и для своего времени неплохо образованной. И полагала, что в монастыре ей делать совершенно нечего. До безобразной герцогини ей было бесконечно далеко, но и красавицей её, в самом деле, никто бы не назвал, так что свои шансы она оценивала трезво. Поэтому когда один из свежепосвящённых рыцарей стал оказывать ей чуть больше знаков внимания, чем это требовалось этикетом, и она присмотрелась к нему повнимательнее. Молодой человек оказался умным, грамотным, в меру остроязыким, не отказывал принцессе в беседе, с ним вполне можно было поговорить не только о соколиной охоте, и он, похоже, не лицемерил, когда высказывал свои чувства, облекая их в хитрые метафоры. Тем не менее, девушка здраво рассудила, что если у её отца будет выбор между таким замужеством дочери и монастырём, то быть ей вечной невестой. Поэтому, услышав о драконе, живущем по соседству и проявляющем признаки разумного поведения, она разработала (честно говоря, единолично) план, который сейчас и осуществляла. Её рыцарь, узнав о похищении, должен сюда примчаться. Тогда он станет героем - победителем и освободителем, и у её отца будут основания выдать за него спасённую дочь. О том, что рыцарь может не появиться, она предпочитала не думать. Но что её откажутся похищать?.. Она, неизвестно, правда, почему, но рассчитывала на помощь дракона. Взрослого и опытного. А это, оказывается, мальчишка. И её милый приедет с ним биться. А если он его убьёт?!


Тут принцесса совсем запуталась в симпатиях, дракон окончательно перестал что-либо понимать и тяжело вздохнул: мальчишка - не мальчишка, а что люди не едят раз в сутки, он из виду выпустил. Возись теперь с ледником. Нужно этого рыцаря срочно найти. Человек всё-таки. И от роду не пятнадцати лет.

Поймал и зажарил подсвинка - принцессе на поздний обед и ужин - и перелетел поближе к замку. И как здесь искать человека, которого ни разу не слышал? На опушке леса дракончик привычно свернулся и стал заниматься тем, что умел лучше всего - слушать. Сначала нужно убрать всё лишнее. И пропали - горы за спиной; лес со всеми его обитателями; холм с замком и домами... Так что вскоре остались одни жужжащие точки - люди. Он пролежал так минут сорок и почувствовал, что теряет концентрацию - в замке точек было слишком много; снаружи тоже немало, а ещё вокруг...

Он открыл глаза. Осталось только хвостом по лбу себя постучать. Принцесса что сделала? - Сбежала. Кто об этом знает? - В замке - никто, для всех она просто пропала. Если у отца пропала дочь, он что будет делать? - Искать. А если ему есть кого послать искать? - Он так и сделает. А если посланный к предмету поиска неравнодушен?


Молодой человек вовсе не полагал, что влюблён в принцессу без памяти. Она была ему симпатична, но он тоже был существом трезвомыслящим и понимал, что надеяться, в общем-то, не на что. А теперь она исчезла. Неизвестно как и почему. Конь прибежал оседланный и весь в мыле. И куда её понесло. Вот свалилась в какую-нибудь расщелину; или головой о ветку на скаку ударилась; и лежит теперь где-нибудь, хорошо если живая; а если сломала себе что-нибудь, да в сознании... К тому времени, как дракон отправился искать рыцаря, рыцарь уже точно знал, что он жить без этой упрямицы не может и должен найти её во что бы то ни стало, и сделает ради неё всё, что угодно - хоть с драконом сразится... хотя он с самого утра в седле, и за полдень уже - солнце припекает, и родниковой водой сыт не будешь. А надо бы ещё вот туда заглянуть. Спешился, завязал уздечку на ближайшем дереве, перешагнул через ручей и решительно двинулся рощицей вверх. Пробрался сквозь кусты. А ведь дракона здесь видели - и недавно.

А он и теперь видит. Дракона. В десяти шагах.

Рыцарь таковым не только числился, но и являлся. И, при всей храбрости, умел оценивать и опасности, и возможности, и их соотношение. На нём лёгкая кираса, а не боевые латы. И идя на поиски в лесистые горы копья с собой никто не берёт, так что всё его вооружение - нож да меч, который он и вытащить-то не успеет.

- Ты ищешь принцессу?

Рыцарь опешил. Застыл, повёл одними глазами - нет никого.

- Ты - ищешь - принцессу?

Голос - низкий, чётко произносивший слова - звучал непонятно откуда. Он бы, пожалуй, и ответил, но кому отвечать-то? Здесь же никого, кроме дракона, нет!


Если бы драконы имели привычку впадать в отчаяние - дракончик бы уже отчаялся. Он тоже, как и девушка, надеялся на помощь. Опытного, знающего, рассудительного - как привык думать о своих старших соплеменниках. И как думала принцесса о своём ожидаемом спасителе - мужчине и воине. Двадцати лет, как-никак.

А дракон, увидев перед собой живое изваяние, со всей ясностью и глубиной понял, что именно он здесь - самый старший. И ему придётся быть самым умным. И всякие полезности придумывать, и объясняться, и распоряжаться. И взрослым становиться. Совсем. Вот ужас-то.


Рыцарь, наконец, нашёл единственно доступный выход из положения - перекрестился. И ничего не случилось. Всё так же светило солнце, стояли горы, шелестел лес за спиной, дракон сидел у поваленного дерева. И молодой человек вдруг совершенно успокоился. Посмотрел на дракона:

- Это ты спрашивал?

- Я.

Ну, подумаешь, дракон говорящий. Оно, может, и к лучшему.

- Ищу. А ты знаешь, где она?

- Знаю.

Рука сама легла на рукоять меча.

Дракон вздохнул. Он ещё с полуденного завтрака всё искал и вспоминал одно слово...

- Ты её любишь?

- Да!

- Ты хочешь на ней жениться?

Рыцарь удивился:

- А кто её за меня отдаст?

Дракон наклонился так, что его янтарные глаза оказались на одном уровне с человеческими.

- Ты - хочешь - на ней - жениться?

И молодому человеку почему-то стало стыдно.

- Да.

Чёрная голова поднялась.

- Тогда тебе придётся убить дракона.

Рыцарь задумался. Трусом он не был, но на дракона прямо сейчас смотрел - убить его будет непросто.

- Какого?

- Меня.

- И как я тебя убивать стану?

- А я тебе расскажу.


Дракон вернулся к пещере очень довольным, заявил гостье, что вернётся не скоро и улетел.

Рыцарь вернулся в замок очень мрачным и сообщил, как и остальные, что следов принцессы не обнаружил (что было совершеннейшей правдой).

А на восходе луны всем почему-то стало крайне неуютно и очень тревожно. Завыли собаки, забились в денниках кони. А потом низкий, заставлявший кровь стыть в жилах, рык отразился от гор, и огромная тень закрыла звёзды.


Утром следующего дня рыцарь потребовал аудиенции у довольно-таки встревоженного отца пропажи и заявил, что желает выяснить, не связана ли она с ночным происшествием. Отец как раз полагал, что связана, потому весьма сомневался в благополучном исходе и поисков, и выяснения. Но свои сомнения предусмотрительно держал при себе, та что формально доброволец получил все возможные благословения - что светские, что духовные - и отбыл.

Немного поднялся в горы. Прижав уздечку здоровенным камнем, оставил коня в каком-то подобии пещерки, где тот и проспал, усыплённый драконом, почти сутки - заставить животное находиться рядом с драконом оказалось невозможно. Ходить горами в латах было тоже практически невозможно, но пришлось. И окажись здесь сторонний наблюдатель, он мог бы видеть удивительную сцену, в которой здоровый чёрный дракон топал пешком по одним ему видимым тропинкам, зажав в пасти один конец копья, в другой конец которого вцепился бронированный рыцарь - снять латы сам он не мог, а для дракона задача была практически неразрешимой. Недалеко от драконьей пещеры они остановились, отдышались, приняли величественный вид и пошли посвящать в свой план третьего участника.

Посвящал, собственно, рыцарь сам - дракон решил, что эти люди между собой договорятся легче и быстрее. Беседа ему понравилась - потенциальный убийца дракона был сдержан, лаконичен, уверен в успехе и очень убедителен - девушка тоже совершенно уверилась и, более того, прониклась к жениху таким преданным восхищением, что дракон даже взревновал немножко - план-то был его. Все вместе позавтракали, снятые латы упаковали, и мужчины отправились воплощать идеи в жизнь. Но, чуть отойдя от пещеры, услышали позади жалобный голос:

- А мне что делать?

Они не сговаривались. Но дружно обернулись и хором ответили:

- Дома сидеть!

Принцессу, как ни странно, ответ вполне удовлетворил.


Дальше неинтересно. Потому что почти весь день они работали, как рабы в каменоломнях. Устали, как тягловые лошади, и выпачкались, как свиньи. Дракон есть не хотел, а рыцарь потерял не только аппетит, но и чувство голода. Зато если померить, сколько они выпили воды, могло бы, пожалуй, выйти небольшое озеро. Когда всё было закончено, и заговорщики попадали в тени, рыцарь в изнеможении подумал, что это ведь только первая часть. А ещё и вторая будет. Так что, если у них получится всё до конца, он ни словом не солжёт, если скажет, что победа досталась ему нелегко.

Ближе к вечеру, отдохнув, приступили ко второму этапу. Распаковали латы. Рыцарь показал, где и как их можно помять, чтобы вмятины сошли за последствия боя, но латы подлежали восстановлению. Долго мерились с копьём, наконец, определились, положили между двумя камнями, и копьё послушно разлетелось на две части под ударом драконьей лапы. Дракон вонзил в древко коготь, свернулся, как кот, придержал зубами и оставил в дереве чехол - людям сойдёт. Не пилой же коготь отпиливать. Примерился, аккуратно провёл зубом по коже с тыльной стороны бедра - подставленный под капли наконечник копья окрасился тёмной кровью. Лизнул пару раз - ранки как не бывало - рыцарь смотрел зачарованно.


С погодой им повезло - закат был багровым. Он почти погас, когда дракон взлетел на одну из ближайших к замку вершин и снова зарычал на той частоте, которую несколько позже назовут инфразвуком. Потом они шумели, как только могли. Камни летали и грохотали. Громадный кусок скалы был обрушен, раскололся и скатился дальше, едва не раздавив чью-то хибару. Обломки поменьше ссыпались из заготовленных куч на долину. Дракон ревел так, что выше сошла не предусмотренная планом снежная лавина. Гроза бы тоже не помешала, но тут уже ничего поделать было нельзя. Наконец, они разметали всё, что с таким трудом заготовили. Дракон забрался в найденную вчера пещеру с хорошей акустикой и взревел в последний раз. Позже говорили, что в ту ночь никто не умер просто чудом и чьим-то там заступничеством. Чудо постановщиков-исполнителей тоже вполне устраивало. Они поднатужились и сбросили в пещерное озеро несколько крупных тщательно отобранных камней - вышел очень близкий к реальности силуэт дракона. Кто там во мраке пещеры, да хоть и при свете факелов, разберёт. А нырять в бездонное ледяное озеро желающих так и не нашлось.

Когда победитель и побеждённый вернулись домой, принцесса не спала (поспишь тут, как же), но и вопросов не задавала. Они чуть отдохнули и стали собираться - у плана была ещё третья часть.

Когда солнце показалось над долиной, к воротам замка подъехал рыцарь в измятых латах, с окровавленным обломком копья в руках и живой принцессой в седле. И все, кому они попадались на глаза, немедленно проникались мыслью, что девушка будет самой достойной и единственно возможной наградой герою (для чего дракону пришлось притвориться невидимкой и улечься чуть ли не совсем возле замка). Владелец замка исключением не стал.

Сказочной сокровищницы у дракона не было, но моральные дивиденды нередко влекут за собой материальные. Так что жители одного небольшого, и ныне существующего, государства вряд ли догадываются, что обязаны им двум влюблённым молодым людям и одному любознательному дракону.


Дракон отдохнул денёк и вернулся домой. Образ его действий в истории с принцессой был признан предосудительным, но приемлемым (так сказать, "на грани фола").

Сам дракон остался экспедицией очень недоволен. Потому что если как живут люди, он хотя бы увидел, то почему так - осталось им не понято.

А сделанные им записи, рассуждения и выводы заложили основы глубокого систематического и всестороннего изучения вида homo sapiens. Близкие контакты с представителями которого не рекомендованы и поныне.nbsp; Дракончик подумал, сел на хвост для большего удобства и ещё чуть-чуть подумал. "Должен" - это обязательство. Никаких обязательств у него здесь ни перед кем точно нет. Люди торгуют, меняясь золотом, и тогда тоже можно быть "должен". Но продавать ему нечего, покупать не на что - да он и не пытался, так что должен быть не может. "Похитить" - это переместить куда-то кого-то против его воли или что-то против воли того, кто этим чем-то обладает. Выходит, он непонятно почему неизвестно кому должен эту девушку взять и куда-то утащить. Так. С конца начать проще.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://zhurnal.lib.ru/z/zmrochny_j/drag_pr.shtml
Похожие рассказы: -------- «И снова дракон и рыцарь!», --- «Награда», Cobalt River «Эксперты»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален