Furtails
Alex Heil, Нэа Нисс
«Четыре лапы, две ноги»
#NO YIFF #верность #попаданец #романтика #фантастика #тавр #хуман
Своя цветовая тема

четыре лапы, две ноги - 2


Под утро мне приснился красивый сон – один из тех, за которые друзья то ли в шутку, то ли всерьез называют меня романтиком. Я шел по улочке, застроенной аккуратными двухэтажными домиками с небольшими палисадниками. Розовая дымка рассвета сталась над каменной мостовой, только-только просыпающийся рабочий люд выглядывал из окон. И над всем этим плыла нежная мелодия моей лютни. Пальцы игривым котенком прыгали по струнам, стараясь выразить переполнявшие душу нежные чувства. Никто не останавливал и не окликал меня – будто все привыкли видеть меня здесь. Сбоку с тихим шорохом распахнулись ставни, и перед глазами пролетел надушенный платочек. Носа коснулся слабый аромат жасмина… и небо над головой раскололось оглушительным громом.

Лежа в кровати, я пытался понять, что происходит. Дикий грохот, визги, крики и прочие совершенно непредставимые звуки доносились, казалось, отовсюду. Только спустя несколько секунд ошарашенный мозг проанализировал информацию и дал категоричный вывод: живущая в одной из соседних квартир группа студентов в очередной раз на полную громкость врубила хард-метал-и-хрен-знает-какой-там-еще-рок. Результат не заставил себя ждать: со всех сторон понеслись не менее оглушительные вопли «восторженных» слушателей. Не выдержав подобного, я позорно ретировался и спрятал гудящую голову под подушкой, а сверху накинул одеяло. Стало только душно.

Вся эта канонада продолжалась неизвестно сколько времени, после чего разом, словно по щелчку выключателя, пропала. Выждав для достоверности немного и убедившись, что студенты пресытились культурой, я выбрался из убежища и с облегчением вытянулся на диване, надеясь урвать еще немного сна.

Мобильный телефон загудел рассерженным насекомым и, вибрируя, целеустремленно пополз к краю журнального столика. Я едва успел подхватить его и, держа на вытянутой руке, нажал кнопку вызова. Послышался пьяный женский хохот, а следом омерзительно бодрый голос с ближнезарубежным акцентом спросил:

– Аллэ, это сауна? Я бэ хотел заказать…

– Нет, вы ошиблись, – буркнул я и отсоединился, а затем и вовсе выключил телефон.

Сна не было уже ни в одном глазу.

Часы показывали половину шестого. Доброе утро, суббота!

Откинув одеяло в сторону, я встал с дивана и поплелся на кухонную половину комнаты. Проходя мимо компьютера, сонно шлепнул по кнопке питания и вздрогнул от пронзительного воя раскручивающихся кулеров. И продолжил крестовый поход к холодильнику, таящему в себе священный Грааль – банку энергетика.

Горький, холодный, отдающий одновременно химией и травами напиток мгновенно отогнал сонную одурь, но не сумел справиться с раздражением от слишком рано прерванного сна.

Плюхнувшись с банкой в глубокое кресло перед монитором, я секунду помедлил, а потом вошел в «скайп».

Глянув на стройный ряд находившихся в сети «друзей», отхлебнул энергетика и почти пропел:

– Хотите спать, мои дорогие? А вот хренушки! – и нажал значок будильника. Еще раз и еще.

Эффект вышел ошеломительным – из динамиков тут же понеслась брань на несколько голосов:

– Бл…дь, Дюха, я из-за тебя кофе пролила!

– Оба-на, какие люди!

– Тихо ты, родоков разбудишь!

– Какого хрена в такую рань звонишь?!

– Слышь, я тебе при следующей встрече рыло начищу!

– Пипец, я спросонья подумала, что кошка рожать начала!

Я расхохотался и включил микрофон:

– Доброе утро, сограждане! С вами в эфире ваше вечно невыспавшееся и жутко злобное чмо!

– Не чмо ты, а маньяк, – резюмировала пролившая кофе Ленка. – Чего в такую рань трезвонишь?

– Всю ночь просидел с топором в парке в кустах и караулил прохожих, – замогильным тоном сказал я, делая новый глоток из банки. – Но в итоге нашел на дорожке бумажник, выскреб из него мелочь и купил себе пиваса.

– А топор-то куда дел? – деловито поинтересовался обещавший побить меня Макс.

– Да тебе под дверь подложил, когда проходил мимо.

– Мне-то че: там все равно моих отпечатков нет.

– Да полицаи все равно тебя загребут, – отозвалась Ирка, убедившаяся, что ее ненаглядная кошка еще не рожает.

– Это с какого перепою? – озадачился парень.

– Так им же статистика нужна, – авторитетно заявила девушка. – Вон, моего соседа на пятнадцать суток в обезьянник посадили за то, что он на здание ментовки поссал.

– Не у главного входа случайно? – заржал кто-то.

– Я бы сажать не стал, а вот яйца бы точно отбил, если бы кто-то мою дверь обгадил, –заметил пришедший в себя Макс.

Вслушиваясь в начавшуюся перепалку, я незаметно отключился – ребятам и без меня теперь будет весело. А Дюша свое дело сделал, Дюша может уходить.

На часах – без пятнадцати шесть. И совершенно никаких планов на день.

«Может, действительно в парк съездить?» – промелькнула мысль. Но ее пришлось отмести, как неосуществимую: маршрутки еще не ходили, а идти пешком в такую даль совершенно не хотелось.

В конце концов, можно было просто погулять по кварталу. Схватив висевшие на стуле шорты с футболкой и кое-как натянув их, я поискал глазами носки. Не обнаружив тех на своих привычных местах обитания (на полу или на люстре), попросту вдел босые ступни в кроссовки и выскочил на площадку.

Возле лифта моя лень схлестнулась со здравым смыслом. Идти вниз с седьмого этажа не хотелось совершенно, с другой стороны, спускаться – это не подниматься. Да и для организма пробежка лишней не будет.

Точку в дилемме поставила приехавшая на этаж кабина лифта. Пустая. Опять, похоже, детки с третьего балуются. Ну да мне эта шалость сейчас на руку. Зайдя внутрь, я уверенно нажал кнопку первого этажа – и в треске и шуршании тросов и противовесов поехал вниз.

Выйдя из парадного, я глубоко вдохнул прохладный утренний воздух. На улице все еще царила ночная свежесть. Ветерок то и дело проносился по двору, поднимал скопившуюся у поребриков пыль и трепал слегка подсохшую траву на газонах. Днем он будет напоминать конвектор в духовке, медленно доводя всех прохожих до состояния «легкой поджаренности», но пока что им можно наслаждаться.

Щурясь на заглядывавшее между домами солнце, я бесцельно бродил по дорожкам и наслаждался царившей вокруг тишиной. Вот он, закон подлости – утром меня разбудила настоящая какофония, но сейчас единственным звуком было воркование голубей.

Вскоре настроение улучшилось настолько, что даже захотелось петь – или играть на чем-нибудь. На память пришел давешний сон, и руки невольно встали в нужную позицию: одна – на воображаемом грифе, другая же занимается перебором струн. Но вот беда – гитара осталась дома, в кладовке, да и к тому же я не использовал ее года два – совершенно не тянуло. Наверное, уже и играть-то разучился. Поэтому пришлось ограничиться насвистыванием несложного мотивчика. До тех пор, пока меня не перебил стон.

Я замер на месте, а потом резко обернулся, но никого рядом не увидел. По скрытой за стеной дома дороге промчалась какая-то машина с сиреной, и все стихло.

– Пора завязывать с энергетиками, – сплюнул я и уже пошел дальше, как стон повторился. По спине пробежали мурашки. Взгляд, ища источник звука, метнулся в одну сторону, потом в другую.

Рядом находилась бетонная ниша с мусорными баками, сзади к ней притулился забор детского сада. И между ними – небольшой зазор, в который можно было при желании протиснуться. В подтверждение догадки, некто вновь подал голос – как раз оттуда.

Осторожно обходя по дуге, я зашел сбоку от ниши и заглянул краем глаза. Никого. Только серая то ли велюровая, то ли плюшевая софа. Или?.. Я присмотрелся. Бока софы слегка задрожали, она как-то странно раздалась в стороны, вытаскивая из-под себя… лапы?! И издала тот самый стон, правда, уже более тихий и похожий на скулеж.

Шарахнувшись назад, я споткнулся обо что-то и плюхнулся пятой точкой на траву. Но даже в таком положении продолжил пятиться. А существо даже и не обратило на меня внимания. Оперевшись на передние лапы, оно выпрямилось – и в глаза бросилась несуразность его тела: на звериную часть туловища словно насадили человекоподобную и покрыли все сплошь серым мехом. Как кентавр из древнегреческой мифологии. Кентавр...

"Елки, да это же тавр!" – неожиданно вспыхнула в голове догадка.

Как такое существо оказалось за тысячи километров от резервации, в человеческом городе, где подобных ему видели только по телевизору и интернету? Стоило еще прибавить, что район вокруг был далеко не окраинным. Каким образом тавру удалось добраться сюда? И кто его ранил? По поводу ран не приходилось сомневаться: темно-красные потеки и пятна густо покрывали верхний торс и голову создания. И у меня были пдозрения, что это еще далеко не все.

Между тем зверь уже почти встал, но задние конечности подкосились, и он рухнул обратно на землю. Раздалось жалобное поскуливание.

Ошарашенный представшей перед ним картиной, я поднялся и приблизился к тавру. Тот, что называется, и ухом не повел.

– Эй, – решившись, тихо окликнул его. – Что с тобой?

На этот раз последовала реакция: зверь повернулся и смерил меня мутным взглядом. Я же снова впал в ступор, увидев в профиль весьма характерные выпуклости на его… ее груди.

На смену удивлению пришла растерянность: бросать явно покалеченное существо, вдобавок самку, было совершенно неправильным. Но и как помочь? Мобильный остался дома, прохожих вокруг по-прежнему не наблюдалось. Да и куда обращаться за помощью: к обычным врачам или ветеринарам?

Тавра продолжала скалить клыки и смотреть на меня, хотя последнее и давалось ей с явным трудом. Поколебавшись и пробормотав: «Вроде они людей не хавают», я подошел и ухватил ее за руку. Оскал на морде сменился озадаченностью, зверь снова прошипел что-то, но уже другим тоном.

– Идти сможешь? – спросил, одновременно пытаясь показать то, что хочу сделать: положил руку существа себе на шею и слегка потянул. То ли она поняла слова, то ли жесты, но снова начала подниматься. Опираясь о мои плечи и бетонную стенку, тавра кое-как утвердилась на своих… четырех, и тут же обхватила меня за торс. Я только охнул от навалившейся тяжести.

– Блин, как бы дойти-то теперь… – ноги подгибались и дрожали, делая один шажок за другим.

Однако все оказалось не так плохо: зверька стала помогать по мере оставшихся сил, переставляя лапы и обременяя не больше, чем тяжело нагруженный рюкзак. Очень тяжело нагруженный рюкзак!

Обратный путь до дома занял гораздо больше времени. Когда впереди показалась дверь родного подъезда, я успел пожалеть о затее несчетное количество раз. Волосы намокли от пота, мышцы во всем теле болели от натуги, а из-за тяжести на спине было невозможно свободно вздохнуть. Вдобавок тавра положила морду мне на плечо и шумно дышала прямо в ухо, отчего то вскоре перестало что-либо слышать. В довершение всего при близком контакте выяснилось, что мех пах пылью и помойкой. Блеск!

По пути нам так никто и не встретился. Однако везение имеет свойство заканчиваться. Когда я уже втащил зверьку на площадку первого этажа и вызвал грузовой лифт, дверь сбоку открылась. Из нее вышла немолодая женщина, которая тут же отпрянула, чуть не упав через порожек.

– Собачку выгуливаю, – просипел первое, что пришло на ум, заводя тавру в кабину. Женщина продолжала таращиться в нашу сторону до тех пор, пока створки не сомкнулись.

У двери квартиры пришлось повозиться. Ослабевшая самка склонялась то в одну, то в другую сторону, своей тяжестью утягивая меня за собой. Лишь ухватившись за косяк, мне удалось наконец-то попасть ключом в замочную скважину.

Ввалившись в прихожую, я пинком открыл дверь в комнату, дотащил «ношу» до середины и с облегчением опустил зверьку прямо на пол. Та сразу же всем телом приникла к прохладному линолеуму, что-то невразумительно уркнув.

– Сказал «А», говори и «Б», – пробормотал я, переводя дыхания, и с сомнением посмотрел на «гостью». Тавра положила голову набок и дышал с непонятной хрипотцой. Вывалившийся из приоткрытой пасти язык то и дело метался губам, облизывая их. Хлопнув себя по лбу, я перешагнул через вздрагивающий хвост и начал рыться в кухонных шкафчиках.

Ну кто решил, что одиноко живущим мужчинам не нужны большие кастрюли?! С трудом найдя более-менее приличных размеров емкость, наполнил ее холодной водой из-под крана и вернулся к тавре. Та приподняла голову и неотрывно следила за мной. Помедлив, я поставил полную кастрюлю перед ней. И даже не успел отодвинуться, как зверька буквально нырнула внутрь, шумно лакая – только острые кончики ушей торчали снаружи.

Спустя пару минут кастрюлю пришлось наполнять снова, но на этот раз тавра осилила лишь половину. Только после этого я решился осмотреть ее. В ответ на прикосновение самка проворчала что-то, но не отстранилась.

Затаив дыхание, я осторожно раздвигал слипшуюся от крови шерсть, пытаясь рассмотреть, что к чему. И обнаружил на голове несколько неглубоких, но широких и рваных ран – как если бы они были нанесены арматурой.


*** ***


Да, не сладко ей пришлось.. Похоже некто, рассмотрев в переулке серый силуэт, решил по доброте душевной избавить страждущего приключений от денег, а заодно и от сознания, вот только с габаритами «приключенца» не рассчитал. А точнее, приключеницы.. Блин, так она же могла и порешить нападавших, раз плюнуть! Этого ещё не хватало!

Но на осмотренных лапах крови не наблюдалось, да и сама тавра выглядела более чем сносно, если не считать, конечно, кровавых отметин на голове. Нда, напугалась же местная шпана, наверняка! Ох..

Тавра недовольно заворчала и взрыкнула, боднув в ладонь пушистым лбом, когда я случайно коснулся запекшихся кровью ссадин.

- Да всё, тихо ты, я не специально. Так, нужно что-то делать!

Не размышляя долго и не рискуя разозлить зверьку ещё больше, я быстро, но без излишней спешки отстранился и отправился за аптечкой. Уж зелёнка и бинты у меня точно должны быть, а может и перекись найдется? Интересно, как она отнесётся к валерианке?

Пока то, да это — найти завалившуюся аж за ванну аптечку, а потом её ещё и достать, оказалось делом не из простых, - а прошло минут 10 точно. За это время тавра времени зря не теряла и когда я вернулся в комнату, выглядела более чем не плохо, а если быть точным — она спала, развалившись всеми четырьмя лапами на диване и грозно урча носом в подлокотник. Короткий серебристый хвост свисал с другой стороны импровизированного лежбища, а мне оставалось лишь кресло, которым я тут же и воспользовался.

- Ох, ну я попал! И что теперь прикажете.. Не оставлять же ее как домашнюю зверушку!

Нет, разумеется, габариты и видневшиеся на лапах когти могли задать пример любому сторожевому псу, а то и охранной сигнализации, но.. Как всегда, было это красноречивое НО!

Раздавшийся от входной двери звонок стал последней каплей. Вскинувшись на настенные часы и с удивлением отметив, что, похоже, задремал в кресле, я удостоверился что тавра и ухом на звонок не повела и пошёл открывать. А что было делать? Хотя притвориться, что никого нет дома.. Для начала проверим.

Но проверять было поздно — на пороге открытой по забывчивости двери стоял офицер да при полном параде. Похоже, соседка с первого этажа оказалась мнительной и все же предпочла перестраховаться, удача-то какая!

- Сержант Адопов, полиция. Мы по вызову.

- Эээм, здрасьте, - непроизвольно прикрывая дверь ногой в гостиную, я попытался состроить удивлённую мину. Похоже не очень успешно, - А по какому поводу?

- Соседи на вас жалуются, - убрав удостоверение в карман, степенно начал Адопов, - говорят, экзотических животных заводите, людей пугаете.

- А это что, преступление?

Так, а это я уже зря ляпнул. Полицай-то нахмурился, а значит теперь так просто не уйдёт, черт. Может его тоже, арматурой, и всех делов?

- Вы, гражданин, не перечьте, а то знаете, как это бывает. Донос тут, заявление там, и вас уже в обезъянник забирают. Может представитесь?

Дверь в гостиную щелкнула за спиной задвижкой, теперь можно было перевести дух и идти в атаку. Главное не оскорбить ненароком, а то и правда ведь впаяет.

- Сержант Адопов, так? У меня тут девушка должна прийти скоро, не хочется проблем. Вы ведь видите, что никаких зверей я не держу, просто соседка решила мне насолить — не дружим мы с ней, вот и все. Так что, пожалуйста, давайте не будем усложнять ситуацию, - хлопнув полицая, благо тот, на удивление, пришел один, по плечу, я протянул тому руку с едва видневшейся пятисотней в ладони. Мгновение помедлив, сержант-таки пожал её, а я мысленно сделала ещё одну заметку о нынешней власти. Продажная..

- Что ж, раз нет животных. Значит.. Вызов ложный! Вам все равно придется прийти в участок. Завтра.

- Конечно, офицер.

- Тогда, доброго дня, - коротко дотронувшись до фуражки, полицай вышел, прикрыв за собой дверь, а я.. Вошёл. То есть закрыл дверь на замок и вернулся в гостиную, где так и застыл. То ли удар был не таким сильным, то ли звонок от двери всё же разбудил тавру, но я оказался в захвате её лап, сильных, надо отметить.

- Хэк, эй! Ты что..

- Крраррхес шшшар! - прорычали мне прямо в ухо совершенно непонятно, но угрожающе. Что-то твёрдое упёрлось мне в спину, от чего я ещё больше напрягся, но двинуться не мог. Попробовали бы вы двинуться, когда ваша шея в захвате когтистой лапы.. Стоило попробовать договориться.

- Эй, а может не надо? Я же тебе не враг, ну? Давай поговорим, спокойно, медленно.. Ох!

Зря всё-таки решил поговорить. В следующий момент что-то тяжёлое ударило под рёбра, а дальше огонь разлился по левой ладони, заставляя задохнуться от боли. Да какого черта?

Дальше началась совсем уж несуразная свистопляска: тавра, всё ещё слегка пошатывающаяся нараспев завела какую-то речь, пол под ногами завибрировал в такт её голосу, а спустя вдох.. Последнее, что я заметил, была вспышка, больше походившая на электрическую, будто лопнули лампочки под потолком, и оскал тавры, когда сознание отключилось.

Кто же знал, что я очнусь не в своей квартире, и даже не в своей стране, а в другом мире? Знал бы, захватил зубную щётку..

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Лёвина А.П. «Силмирал-2 (Мир Драконов)», Лёвина А.П. «Силмирал-1. (Измерение)», Филип Жозе Фармер «Пробуждение каменного Бога»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален