Furtails
Крысолов
«Марсианские байки»
#NO YIFF #верность #насилие #фантастика #кот #хуман
Своя цветовая тема

Небо выглядело крайне необычно. На фоне тёмно синего, почти чёрного пока неба, слегка схваченного рыжиной начинающейся Большой Пылевой Бури, висела сеть красивых розовых перистых облаков.

Ветер, поднимавшийся последние несколько дней, ещё не достиг своей максимальной силы и скорости, но в условиях разрежённой атмосферы все эти двести метров в секунду были мелочью. Не мелочью будет такой ветер тогда, когда поднимется давление и плотность. Но это будет ещё не скоро. Поэтому Арчи смело шагал сквозь лёгкое марево тончайшей красноватой пыли, несущейся куда-то вдаль не опасаясь, что ветер его собьёт с ног или чего ещё другое нехорошее сотворит. Реально опасны были здесь люди, говорящие на англике. Но пока их в ближайших километрах видно не было. И на сканерах вездехода их аппаратура не засветилась.

Арчи был молод и дерзок. Он смело смотрел вперёд по жизни, и многие опасности, о которых предупреждали старожилы, для него были туманны и нереальны.

Естественно, пока он с ними не повстречается воочию.

Эта черта многих молодых людей - относиться к опасностям как к чему-то далёкому, ненастоящему. Если тебе всего-то шестнадцать нормальных земных, то все рассказы о несчастьях воспринимаются как трёп о том, что если и может произойти, то только не с тобой. А за что реально можно «по ушам» схлопотать, так это за потерю оборудования или его порчу. Так как Арчи был уже на этот счёт опытен (получил-таки по ушам), то вездеход оставил подальше и повыше над низиной. Причём на скальном останце, вылизанном бесчисленными песчаными бурями до зеркального блеска. Чтобы если что и случилось за время его отсутствия – то только не с ним. На Марсе уже много сотен лет не было даже самого завалящего землетрясения. Ну, разве что на поверхность где-нибудь не падал хороший астероид. Но так как они падали редко, то за скальный останец и стоящий на нём вездеход можно было быть спокойным.

Арчи взвалил на спину контейнер массой в сто двадцать килограмм и бодро зашагал среди струящихся под ногами между камней потоков пыли. Весил тот контейнер в условиях Марса примерно столько же, как и сорокапятикилограммовый но на Земле. Марсианская гравитация, всё-таки.

Единственно, что не попрыгаешь с таким-то весом, да и инерцию он имеет не сорокапятикилограммового. А так – всё нормально.

Возможно, он со стороны выглядел весьма комично. При его-то метр семьдесят росту, да с таким-то ящиком за спиной, возвышавшимся поверх ранца с кислородом. Эта «конструкция» заставляла его весьма низко пригибаться к поверхности, чтобы сохранить равновесие, так как центр тяжести контейнера отстоял довольно далеко от спины.

Пройдя метров тридцать, Арчи обернулся и бросил контрольный взгляд на оставленный вездеход. Всё было нормально. Двери закрыты, а бампер упёрт в большой камень. Так, на всякий случай.

…А цепочка рубчатых следов от вездехода уже начала заплывать, заносимая летящим песком.

Через километр ходу он сделал небольшой привал, поправил и подтянул поясной ремень и зашагал дальше. Идти становилось всё труднее, так как склон, по которому он вышагивал, всё более и более стал забирать вверх. Местность всё более становилась пересечённой. Арчи осторожно обогнул кратерообразную проталину, образовавшуюся на подпочвенном льду, которого в окрестностях было много. На дне корытообразного углубления блестел свежий, голубоватый иней, заносимый потоками песка. Здесь пыль уже несло не просто по ногам, но хлестало по очкам-хамелеонам шлема, сыпало сверху. Буря, несмотря на то, что она только начиналась, уже разыгралась не на шутку.

Спустя полчаса он подошёл к главному подъему – предстояло подняться на гребень гигантской дюны, засыпавшей в этом месте древний каньон. Когда-то на этом месте лежал большой ледник, полностью перекрытый поздними отложениями. Пылевые бури за многие миллионы лет нанесли на лёд толстый слой красного песка. И воздвигли небольшой вал, возвышавшийся примерно метров на сто над лежащей за ней обширной котловиной.

Особенность этой равнины была в том, что представляла она из себя тоже толстый, полуторакилометровый по толщине ледник, тоже засыпанный песком. Правда, в двухстах метрах над ним, на плато, располагалось уже небольшое озерцо. С чистой, талой водой, которая каждый раз, когда пригревало, поднимала свой уровень на несколько сантиметров. А пригревало два раза в сутки. Вот-вот то озеро должно было прорваться и заполнить нижнюю котловину. Именно поэтому Арчи так торопился.

С тяжёлой поклажей за спиной подниматься по песку, пусть и слежавшемуся, смёрзшемуся, было очень трудно. Поэтому, когда гребень ушёл под ноги и в глаза блеснули многочисленные талые озёра, Арчи повалился на бок и долго приходил в себя, не смея шевельнуться.

Последние метры до выположения склона он прошёл в ускоренном темпе. Уж слишком сильно захотелось сбросить с себя этот тяжеленный груз. Дыхание, естественно, от такого рывка сбил из-за чего лежал, судорожно пытался утихомирить сердцебиение и отдышаться.

Наконец отдышавшись, лёжа отцепил от себя ремни, крепящие его к поклаже, откатился в сторону и нехотя стал на четвереньки. Вставать в полный рост не хотелось. Песок, за день нагревшийся до тридцати градусов, ещё не успел остыть, и даже сквозь ткань лёгкого скафандра Арчи ощущал это, почти нежное тепло. Он сел на пятки и зачерпнул полную горсть песка. Песок потёк сквозь пальцы струйками, тут же разбиваемыми и уносимыми прочь сильным ветром.

«Уже даже ветер становится жарким», - отметил про себя Арчи, отбрасывая оставшуюся горсть. Ветер тут же подхватил эти остатки и разметал по отдельным пыльным ручейкам, струящимся среди камней.

Арчи оторвал взгляд от песков под коленями и огляделся.

Он сидел на гребне длинного вала, отгораживающего сильно эродированную долину, что располагалась у него за спиной. Перед ним расстилалась довольно интересная обширная котловина, покрытая, насколько глаз хватало, лужами и озерками окаймлёнными с краёв тоненькими белесыми каймами ледка, который раньше намерзал каждый вечер. Сейчас он всё больше и больше таял и отступал к берегам. Сказывались потепление и постепенное увеличение плотности атмосферы.

Это ранее, когда люди только пришли на эту суровую планету, давление у поверхности соответствовало таковому, что существует на Земле на высоте около тридцати километров. Сейчас, с начавшимся активным таянием полярных шапок, давление медленно, но верно «опустилось» до отметки в «двадцать пять километров». Ещё немного, и можно будет снять даже эти лёгкие скафандры, что пока были обязательными для выхода наружу, и щеголять только в кислородных масках. Сейчас же и маска, и шлем, закрывающий полностью голову, составляли единое целое с изолирующим от внешней среды костюмом. Единственное серьёзное отличие от «нормального» вакуумного скафандра - это что шлем сидел плотно на голове, и им можно было вращать в разные стороны. Конечно, внутреннее давление затрудняло движение, но несущественно.

Глаз зацепился за большое озеро, заполнившее один из кратеров. Очевидно, что в него вода поступала откуда-то снизу, из подземной реки, так как уровень был уже почти по краям вала кратера. Кое-где на валу даже виднелись свежие потёки – вода нашла путь сквозь преграду и теперь медленно разливалась по округе. Вероятно, этот кратер был расположен над древней трещиной, прорезавшей тело ледника и теперь заполнившейся талой водой, поступающей сверху, с плоскогорья.

Арчи глянул на показатель расхода кислорода. Он показывал, что осталось две трети. Хороший запас - это когда на возвращение после выполнения работы остаётся не менее половины. Так что у Арчи был вполне приличный запас времени.

Следовало выполнить работу, заданную им в школе их родного посёлка «Дальний». А задание, составленное им самим и одобренное наставником – изучение вот этой самой природной дамбы, на которую он сейчас залез с таким трудом.

Со стороны обычного обитателя Земли могло показаться, что Арчи с его шестнадцатью стандартными годами слишком молод для таких походов. Так как самостоятельно выполнять подобные очень опасные, с точки зрения землянина, работы должен только весьма взрослый и ответственный человек.

Но то именно с точки зрения обычного, как здесь их называли – «землеройки».

А это был Марс.

Дети поселений воспитывались очень сурово. Уже с малолетства их приучали к элементарным навыкам техники безопасности и, в том числе, обращению с лёгким скафандром, который каждому полагался с пятилетнего возраста.

В поселениях нет-нет, но происходили аварии, требовавшие напряжения всех сил обитателей по их ликвидации. А во время них приходилось долго торчать в скафандрах. Естественно, что дети должны были тоже привыкать к таким «одёжкам» как можно раньше. Чисто из соображений выживания в суровых условиях. Так что к тому возрасту, который имел Арчи, все обращались с кислородным оборудованием и стандартным скафандром как вполне взрослые люди – серьёзно, аккуратно.

Над дальними сильно разрушенными скалами, торчащими в двух десятках километров, зажглось радужное зарево. Ясные столбы света, вырывавшиеся из-за местных гор, пробили висящую в атмосфере пыль, отразились радугой на успевших порозоветь в преддверии захода солнца перистых облаках. Арчи посмотрел сквозь пыльную дымку и тут же вынужден был прикрыть глаза рукой. Яркий луч, восходящего Кольца, сверкнул над дальней седловиной и, всё более разгораясь, заставил появиться у всех предметов вторые тени.

Наверное, так когда-нибудь люди будут наблюдать восход второго солнца в системах двойных звёзд. Но сейчас восходило не второе солнце, а рукотворное космическое сооружение, состоящее из пояса зеркал, вращающихся возле точки Лагранжа за Марсом. Вот-вот кратковременное похолодание, наступающее с вечерней зарёй, снова сменится вполне уже становящейся привычной жарой. Ещё не скоро её скомпенсируют облака водяного пара, закрывающие это сияние и жар. Пока в атмосфере влаги хватало только на эти сугубо декоративные розовые перья на глубоком ультрамарине.

Арчи отвернулся от света и сосредоточился на работе. Он быстро распотрошил контейнер, достал оттуда датчики и принялся их расставлять по гребню природной дамбы.

Вот это уже было весело. Как и всякому постоянному жителю Марса, Арчи была привычна низкая гравитация, и он через небольшие препятствия – до двух с половиной метров – просто сходу перепрыгивал. Если что повыше – он с разгону пробегал сначала первые метры и только потом, зацепившись носками ботинок за заранее примеченные уступы, прыгал вверх.

Для людей, выросших на Земле, подобные «акробатические трюки» за пределами мыслимого, что было неизбывным предметом для шуток и баек старожилов-поселенцев. Дети же, изначально привычные к марсианским условиям, выделывали и не такое, вызывая часто осуждение у взрослых за ненужный риск.

Но в том-то и прелесть для школьников таких полевых практик, что они, будучи предоставлены сами себе, могли выделываться как их душе угодно.

Разнеся и заглубив датчики, включив их на приём, он быстро поскакал обратно к центральному блоку, функция которого собирать информацию, обрабатывать её и передавать готовый результат на компьютеры посёлка. Центральный блок тоже много времени не занял. Арчи уже привычным движением «вытряхнул» антенну, закрепил прочно её стойки и посмотрел, как, включившись, она быстро находит спутник связи на ареостационаре.

Через минуту информация с эхозондов широким потоком полилась на накопители центрального компьютера «Дальней». Один за другим на нарукавный интерфейс пришли подтверждения со всех систем эхозонда, а также «зелёный сигнал» о приёме первых мегабайт информации на поселении.

Оставалось только попрыгать на месте, обозревая дело рук своих. Что он и сделал. С трёхметровой высоты цепочка датчиков, утыкавшая гребень дамбы, была видна очень хорошо. Тем более что центральный блок находился на господствующем бугре этого природного гидросооружения.

Одна неприятность – при каждом прыжке ветер подхватывал тело и сносил в сторону. Приходилось возвращаться в исходную точку, чтобы прыгнуть снова. Это было даже прикольно! Он попробовал специально разбрасывать руки широко в стороны чтобы, опора у ветра была больше. Пару раз получилось так, что порывами ветра его подбросило выше, чем обычно.

Напрыгавшись и налетавшись, Арчи снова посмотрел на котловину. Там над дальними скалами уже вовсю сияла светом гигантская арка Кольца, отражаясь в блеске и великолепии, во всех лужах и озёрах.

На западе же медленно и печально за горизонт закатывалось Солнце. Оно уже больше чем наполовину погрузилось в пылевую муть Бури, и теперь вся та сторона закрасилась в багровые тона. Появилось даже «дубль кольцо» - отражение света солнца на мельчайших кристалликах воды, витающих где-то высоко над поверхностью планеты. Может, в десяти километрах, а может, и больше.

Арчи посмотрел снова в сторону восходящего Кольца, там, оказалось тоже ранее им не замеченное сияющее, как полярное сияние, дополнительное матовое. Так же аркой вздымающееся над горизонтом. Только это второе кольцо было неизмеримо больше по размаху. Само Кольцо – ого-го какое, да ещё дополнительные шестьдесят градусов дуги на преломление света в кристалликах льда давали воистину потрясающие размеры феномена.

Да, всей полевой практике школы посёлка Дальний сегодня сильно везло на красивые явления природы.

«А интересно, - подумал Арчи, - внутри Кольца будет ещё дополнительное такое же колечко? Ведь размах по небу у Кольца космического заведомо больше шестидесяти градусов дуги».

Но это можно было выяснить только после того, как само Кольцо вылезет из-за горизонта хотя бы на половину своего углового диаметра. А условия атмосферы могли за это время десять раз смениться.

Арчи подобрал пустой контейнер и, весело прыгая, полетел по направлению к своему вездеходу. Обратный путь прошёл не в пример быстрее. Можно было совершать прыжки достаточно высоко и достаточно далеко. К поверхности не гнула тяжесть оборудования за плечами. Одно только неудобство – опять дал знать о себе поднимающийся ветер. Пару раз Арчи разворачивало боком, так как пустой контейнер стал выполнять роль паруса. В этих случаях уже отработанным движением Арчи кувыркался через голову и, став снова на ноги, бежал дальше.

Когда спустя двадцать минут он доскакал до своего вездехода, кольцо атмосферного сияния вокруг Солнца угасло, так как солнце окончательно закатилось за горизонт, а большее – что обрамляло Кольцо Космическое, - наоборот, продолжало светить всё тем же своим жемчужным светом.

Этим надо было поделиться срочно со всеми остальными. Ребята могли просто не оторвать носа от поверхности, спеша завершить свои работы, чтобы увидеть эту красоту. Ведь сам Арчи не сразу заметил это огромное сияние.

Он быстро включил приём на волне группы и посмотрел, кто сейчас активен в эфире. Включённым на передачу оказался только один передатчик. На определителе рядом с отметкой активности стояли координаты и фамилия с именем владельца.

Когда же Арчи включил приём, в его уши тут же ввинтился свист. И этот свист помехой или следствием неисправности не был. Видно, задумавшись и забыв отключить передачу, рассеянный школяр насвистывал себе под нос какой-то из древних, судя по мелодии, мотивчик.

Арчи замотал головой и зарычал. От такого невыносимого издевательства над его тонким слухом даже ушные раковины сморщились. Поэтому он решительно переключился на передачу и злобно зашипел:

- Шпак! Ты чё, дебил, или только тренируешься?

- А чё?! Чё такое?!! – подпрыгнул где-то Серёжа Шпаков.

- Какого хрена свистишь в коммуникатор?!

- О! Это ты, Котяра? – вместо ответа спросил Сергей. Видно, тоже посмотрел на определитель радара.

- У меня имя есть! – обиделся Арчи, - и свистишь ты так, что уши ломит!

- А чё, я передачу оставил включенной?! – тупо спросил тот.

- Да!!! – злобно рявкнул Арчи.

- Ладно-ладно! Замяли! Уже прекратил… Кстати, ты чего меня вызывал?

- Дятел!.. Ты нос к небу сегодня хоть раз поднимал? – всё ещё кипятясь, спросил Арчи. – Всё свистишь, блин!

- А чё? Чё там? – спросил Сергей, задирая голову к небу и начиная искать там достопримечательности.

- На Кольцо посмотри! И выше!!!

На несколько секунд – тишина. Дальше:

- Ийёо-о! Вот это да-а! Ни хрена себе!!! Ща засниму!

Было слышно, как Сергей достаёт камеру и отснимает круговую панораму. Но дальше посыпались матюги.

От восторга увиденного.

- Только русский может материться на красивый восход! – ядовито заметил Арчи.

- Кстати, Серё-жа! - по складам, не менее ядовито продолжил Арчи. - Напомни, ты давно получал пилюлей от куратора за мат в эфире?

- Уй-ё-о! – аж присел со страху Сергей, поняв, что очередной раз нарвался на неприятности. Ведь эфир записывался.

- Ладно уж, замнём, - уже примирительным тоном сказал Арчи. - Ты чё делаешь?

- Я? Дык… В халькопиритах ковыряюсь! Смотрю, сколько можно в разработку пустить. – Ещё испуганно-ошарашенным голосом ответил Сергей.

- И что, большое месторождение? – заинтересовался Арчи.

- Да не! Всего тысяч на сто тонн. – Тут же с энтузиазмом отозвался Сергей, быстро забывая о допущенной оплошности.

- Та и то хлеб! Главно ведь рядом!

Он ещё хотел много чего сказать и спросить, но был внезапно прерван паническим воплем Сергея.

- Арчи!!! Шухер!!! Крайты!

«Заболтался», - подумал Арчи и переключился на локацию. Но уже и без локации было видно. Первые фигуры, облачённые в дорогущие скафандры, со своими пулевыми «пушками» наперевес, вальяжно выходили из-за скалы, к которой подогнал свой вездеход Арчи. На груди у всех, как клеймо проклятья, сияла эмблема Дома Крайт.

Дом Крайт почему-то своих бойцов всегда облачал в скафандры, больше подходящие для глубокого вакуума, а не для хоть и разрежённой, но уже довольно плотной атмосферы Марса. Вероятно, в этих скафандрах была ещё и защита от пуль. Некая броня. Иначе такое расточительство было необъяснимо.

Бежать было поздно. Передавать сигнал бедствия – тоже. Передающая аппаратура и скафандра, и вездехода – немедленно оглохла и заткнулась, под ударами боевых глушилок патруля Дома Крайт. Оставалось надеяться, что Сергей находится достаточно далеко от зоны поражения, чтобы не только передать сигнал бедствия, но и вызвать подмогу В НУЖНОЕ место.

Командир патруля, сверкая блистером и нагрудником, подошёл вплотную к пригнувшемуся и напружинившемуся Арчи.

- Не пытайся сбежать, крыса! – сказал он на англике, включив прямую передачу. – ж.. сразу пристрелим, если попытаешься.

Четвёрка его подчинённых взяла Арчи в полукруг. И, демонстративно поигрывая своими автоматическими ружьями, направила их на него. Было видно, что они аж трясутся от смеха, предвкушая потеху. Тем не менее, Арчи ещё больше пригнулся и попятился задом к вездеходу.

- Лучше яйца ему отстрели, капрал! – заметил кто-то из сопровождающих.

- Зачем они ему?! – глумливо закончил он и гнусненько заржал.

- Если будет паинькой, то мы его не больно убьём! – с авансом заявил капрал и неожиданно стремительно для такой закованной в космическую броню туши сделал выпад вперёд. Арчи, не ожидавший такого быстрого и подлого удара ногой в живот, отлетел назад, ударился о вездеход и упал на землю.

- Всё-таки пытался удрать, крысёныш! – заключил капрал, подходя вплотную.

Ещё раз ударив Арчи ногой в живот, он отступил чуть назад и подождал, когда тот хоть чуть-чуть придёт в себя.

- Отвечай, какой твой посёлок?

Арчи, скрючившись под ногами капрала, промолчал, не имея возможности даже пикнуть. Только и оставалось, что снизу вверх созерцать эту тушу. Капрал, наставив на поверженного школьника свой карабин, башней возвышался над подростком, сверкая блистером скафандра поперёк быстро летящих по небу перистых облаков. На груди, как тонкое издевательство, рядом с эмблемой Дома Крайт, была пририсована оскаленная голова снежного барса.

- Капрал! Этот коротышка из посёлка Dalni. Я узнал их опознавательный знак. Вон на борту его телеги нарисован.

- А ты заткнись! – рявкнул вдруг капрал. Видно, он поломал ему какой-то выверенный сценарий. Подчинённый заткнулся и больше не встревал. Слегка помолчав Крайтовец, наконец, продолжил.

- Что ты делал там, на холме? Отвечай, крыса!

Каждое предложение капрал сопровождал ударом ноги. Благо, что лёгкий скафандр имел жёсткие вставки и смягчал многие удары. Но полностью уберечься не получалось. Арчи было больно и жутко обидно. Обида была даже больше, чем боль от побоев.

- Что за оборудование ты там оставил? Ну? Я долго буду ждать?

Арчи стиснул зубы и всё равно продолжал молчать с обречённостью висельника, решив, что если уж всё равно помирать, то хоть с честью. Вряд ли спасатели смогут добраться до них в ближайшие полчаса, даже если будут гнать на своих вездеходах на максимальной скорости. А за полчаса эти уроды не только его успеют убить, но ещё и закопать где-нибудь. Да так, что никто не найдёт. А потом, не дай Бог, ещё и Сергея-Шпака найдут. Его ещё убьют. Они вполне могли засечь их радиообмен.

Один из ударов пришёлся по шлему. Тут же запищал сигнал тревоги, обнаруживший утечку кислорода. Видно, лобовой щиток дал трещину, и герметичность нарушилась. Прямо перед глазами, спроецированная на внутреннюю поверхность очков, появилась цифра остатка кислорода. Цифра стремительно уменьшалась. По остатку можно было судить, что жить ему осталось от силы минут десять.

- Я не слышу ответа! – начал свирепеть капрал и нагнулся над избиваемым пленником. Но тут в их радиообмен вкрался тихий, спокойный голос.

- Смею заметить, господа, - пояснил он тихо и убедительно, - но всё, что здесь происходит, записывается сразу на несколько телекамер. Так что сам факт избиения школьника-подростка уже зафиксирован на все наши видеосредства.

Капрал грязно выругался и принялся озираться. Как призраки из-за скалы вывернулось два десятка человек в стандартных лёгких скафандрах и с традиционными автоматами «Калашников-Марс».

- Мы так же заблокировали ваши средства обнаружения, как и вы. – Пояснил всё тот же вежливый голос.

- Это ты, Миронофф?!! – сказал, как выплюнул, капрал.

- Я тоже тебя люблю, капрал Козински! – мягко и насмешливо вымолвил командир группы, не спеша подходя к упакованному в металл противнику. Он стал между Арчи и капралом, и склонив голову на бок, уставился взглядом в блистер скафандра крайтовца. Арчи тем временем, опираясь о борт своего вездехода-малютки, попытался подняться на ноги. Тут же с двух сторон под руки его подхватили подбежавшие бойцы.

- Ну, так я забираю этого заблудившегося школяра? – так же насмешливо спросил Миронов у Козински и для весомости кивком головы обвёл своих подчинённых, аккуратно держащих на мушке всю пятёрку.

- Катитесь в Ад! – рыкнул капрал.

- И Вам того же! – с шутливым полупоклоном ответил Миронов, наблюдая, как бойцы тащат еле переставляющего ноги Арчи в подъехавший большой экспедиционный вездеход.

Пройдя шлюз, Арчи резко содрал с себя шлем и сделал подряд несколько судорожных вдохов.

- Мне шлем разбили, – пояснил он, уловив вопросительные взгляды бойцов. – Утечка кислорода.

- Во гады! – услышал он от дальнего края салона голос Сергея.

- Тебя тоже подобрали? – задал Арчи глупый вопрос, но тут же поправился – А почему вы так быстро прибыли?

- Мы следили за ними, - пояснил командир, выйдя из шлюза. – Вот и прибыли к месту происшествия максимально быстро. Мы как раз их временно потеряли, когда услышали сигнал бедствия, поданный твоим другом. Так что это ему спасибо скажи.

Арчи глянул в сторону Сергея и благодарно кивнул.

- А тебя они, вижу, изрядно поколотили, – заметил командир.

- Есть такое, - буркнул Арчи.

- Ладно, когда приедем домой (и чтобы не брыкался!) отправляем тебя прямиком к доктору. По телеметрии твоего скафандра у тебя никаких серьёзных нарушений нет, но могут быть микропереломы.

Арчи кивнул, и уши у него поникли.

Перед Базой сделали остановку. Пришлось вылезать «на свежий воздух» и топать до шлюза самостоятельно. Экспедиционный вездеход срочно вызвали в другое место.

В шлюзовой их ждали: Федор Кузькин – местный координатор и пара инженеров. Инженеры тут же принялись за дело, принимая вооружения и новенькие, как оказалось, лёгкие скафандры, имеющие встроенную защиту от оружия Крайтов.

Фёдор, критически осмотрев прибывших, шагнул к командиру группы.

- Здорова, Михаил! Догнали Крайтов? – начал он без предисловий.

- Здоров, Фёдор. Крайтов догнали… - махнул рукой Миронов.

- Без потерь?

Михаил кивнул и тут же задал весьма злободневный вопрос.

- Доктора пригласили?

Федор обернулся и рявкнул в открытую дверь.

- Светлана!!!

- Иду, чёрт тебя дери! – послышалось оттуда недовольное восклицание станционного дежурного медика.

- И что, заранее не могли сказать, что я тут понадоблюсь? – недовольно выговорила она Фёдору и повернулась к Михаилу.

- Опять кто-то из твоих обморожение получил? – строго спросила она у командира.

- Та нет! С моими всё в порядке. Это вот с ребятами.

Светлана посмотрела на своего сына Сергея, на что тот испуганно замахал руками, активно показывая, что у него-то всё в порядке.

- Что случилось? Кто пострадал? – встревожено спросила Светлана, снова обернувшись к Михаилу.

- Да вот, Арчи опять досталось, – с досадой выговорил Михаил.

Светлана стремительно обернулась к сыну, который успел к тому времени снять шлем и кислородную маску.

- Сколько я раз тебе говорила! – зарычала она на него. - Не задирай котейку! Они и так судьбой обижены!

И скорая на расправу маман отвесила полноценную затрещину сыну. Михаил разинул рот и поспешил вмешаться.

- Извините, доктор, но как раз Сергей тут ни при чём… Впрочем, причём… - начал он, путаясь и стараясь сделать так, чтобы Светлана снова не дала своему сынку незаслуженного подзатыльника. – На Арчи патруль с «Просперити» напал. А Сергей вовремя нас вызвал. Так что ему не подзатыльник, а благодарность полагается.

Мать строго глянула на сына и перевела взгляд на Михаила.

- Ничего! Перебьётся! Будет авансом. Следующий раз не получит за что-то.

- У меня, маманя, - заметил сын, почёсывая ушибленный затылок, - этих ваших авансов нерастраченных – на десять лет вперёд накопилось!

Спасательная команда, с интересом наблюдавшая сценку, покатилась со смеху.

- Так что с ним? – спросила Светлана у Михаила, мельком взглянув на Арчи жмущегося от смущения в угол.

- Его патруль Дома Крайт побил. С поселения «Просперити». Так… - Михаил критически осмотрел снова Арчи, - ничего внешне серьёзного, но на всякий случай надо проверить на предмет переломов и внутренних повреждений.

- Это естественно! Обязательно. – Кивнула Светлана, ещё раз критически оглядев Арчи.

- Когда переоденешься – немедленно ко мне в кабинет! – строго приказала она ему. – И чтобы я за тобой не бегала!

Арчи пригнулся и кивнул этой строгой женщине. Он её немного побаивался.

- Ещё у кого какие травмы, жалобы есть? – строго спросила Светлана у десантников.

- Нет. Нету. Немае! – вразнобой ответили те, и Светлана, удовлетворённо кивнув, вышла из шлюзовой.

- Ладно, - сказал Федор, хмыкнул и обратился к Михаилу. – Проведёшь расследование происшествия, и когда закончишь, зайди ко мне на доклад. Подумаем вместе, что можно сделать. С этими инцидентами и нападениями надо кончать!

- Есть! – коротко ответил Михаил.


За большим окном резиденции координатора посёлка Дальний до недавнего времени расстилался весьма унылый и вполне обычный Марсианский вид – пустыня с камнями и голыми скалами.

Последнее же время он кардинально переменился.

Как изначально было принято, для строительства Баз и поселений Колонисты избирали места с твёрдым скальным основанием и возвышающиеся над окружающими ландшафтами. Причина этого была проста – под покровами песка очень часто скрывались большие пласты подпочвенного льда, и при предстоящем таянии вполне могло получиться так, что база окажется или на протаивающем пласте, или на пути реки. Как и предполагалось, при достройке Кольца таяние началось. Причём весьма бурно.

Когда однажды утром, глянув в своё окно, координатор заметил, как с находящегося далеко внизу уступа заструился слабенький водопадик – он заинтересовался. Но водопадик со временем превратился в полноценную водяную стену, медленно и величаво низвергавшуюся в условиях низкой гравитации в большую котловину. И уже через два месяца оказалось, что резиденция координатора возвышается не просто над высоким обрывом, а над огромной котловиной, заполненной тёмно-синей, с лёгкой прозеленью от растворённых в ней минеральных солей, водой.

Сейчас по поверхности плавали многочисленные оставшиеся после недавних заморозков льдины.

Координатор также обратил внимание, что подъём уровня воды в озере прекратился. Видно, вода нашла-таки дополнительный выход и теперь просачивалась потихоньку куда-то ещё, оставляя очертания береговой линии неизменными.

- Красивый у тебя вид образовался! – кивнул Михаил, зашедший к Федору и обнаруживший его стоящим у окна.

- А то ж! «Замок над озером», хе-хе! – с некоторой гордостью заявил координатор.

- Присаживайся и рассказывай, что выяснил, – махнул он рукой в сторону кресла и, нехотя оторвавшись от созерцания прекрасного пейзажа, сам переместился в своё.

Кратко обрисовав происшествие, Михаил закончил словами.

- …А после того, как мы у них отобрали «игрушку», эти дегенераты пошли на дамбу и превратили комплект эхозондов в мишень по стрельбе.

- И чем они им помешали?

- Да просто так! Пострелять захотелось!

- Вот идиоты!

- Выместили злобу на ценном оборудовании.

- За последний месяц это уже четвёртое столкновение? – уточнил координатор.

- Нет. Пятое. Ещё одно было вчера. Те же Крайты, с тем же капралом побили окна на среднем вездеходе у геологов с «Райского уголка».

- Так, может, всё упирается в эту самую пятёрку отморозков?

- Нет. Так же ведут себя и другие, если сталкиваются со Свободными колонистами. И на что обращу твоё внимание – по карте проверял – они за последнее время резко расширили зону патрулирования. То есть они расширяют территорию, которую считают своей.

- Значит, нам надо их как можно быстрее в этих поползновениях ограничить. Иначе таких нападений будет больше.

- Так и что? Провести межевание, пограничные столбы выставить? Я уже и так со своими ребятами, как волк, по пустыне бегаю.

- Но эффект есть! – заметил Фёдор. – Вот школяра вовремя отбили.

- Эти Крайты у нас как заноза в заднице! Слушай, может организоваться и… закопать парочку их патрулей? Да так, чтобы никто не нашёл. Может когда будут так бесследно пропадать патрули их проймёт и они перестанут до наших приставать?

- А что им мешает сделать то же самое в отместку нам? - резонно возразил Фёдор. – Мы «прикапываем» их, они нас. Причём ты знаешь, что у них снаряжение и вооружение – лучше. Это мы оптимизировали свои лёгкие скафандры под беготню по пескам. А у них скафандры оптимизированы под войну!

- Но всё равно надо это как-то прекращать. Уже последнее происшествие было на грани.

- Но ведь отбили! – возразил Фёдор. – Твоя идея со слежкой за ними и с летучими отрядами оказалась весьма эффективной.

- Фёдор! Ты не понял главной подляны последнего происшествия. – поморщился Михаил. - Ведь Арчи, который им попался - фурри!

- Б..! Они что, с него маску содрали? – не выдержал и ругнулся координатор.

- Нет, до этого не дошло. Но могли. Помнишь, как месяц назад они одного нашего играясь чуть не укокошили? Содрали с него шлем, «дали подышать свежим марсианским воздухом…». Бедолага до сих пор в восстановителе валяется.

- Мда! Ситуёвина!

- Да не то слово, Фёдор! Если узнают, что среди нас ещё и фурри есть, то они с нас вообще не слезут. Ведь это какой повод поиздеваться! Фурри у них рабы. В том числе и сексуальные. А тут они у нас на равных. Ведь сразу же нас к рабам приравнять поспешат. Во всеуслышание.

- Так что ты предлагаешь? – решил Фёдор в свою очередь наехать на Михаила. – Вот хотя бы в отношении данного происшествия.

- Спрятать фурри подальше. Запретить им шататься в окрестностях Баз Крайт. Даже в дальних окрестностях.

- Хм… Вряд ли это будет иметь какое-то для фурри значение. Да и обидятся. Привыкли, что мы их всегда на равных держим, а тут вдруг ховаем по углам, чтобы не попались «домушникам»!

- Н-да. Тоже проблема. – согласился Михаил и откинулся на кресле.

- А может, всё-таки послать вех этих Крайтов?!.. По матери! – злобно сказал он, чуть помолчав.

- Ага! Как же! Пошлёшь их… - скептически хмыкнул Фёдор, - Ведь они специально так нарываются, чтобы мы ответили. Чтобы был повод с нами повоевать.

- Дегенераты!

- Не спорю!

Михаил надолго задумался.

- А как оборудование? Сильно повредили? – решил слегка сменить тему координатор.

- В хлам! Ремонту не подлежит.

- Вот уроды! Ведь и ради них Арчи старался… Есть, что предъявить в СИ?

- Да почти ничего. Ты же знаешь, что к нам, Свободным Поселенцам, инспектора СИ относятся как к скоту. Они чесаться начинают, когда кого из них укокошат или кого из посредников «Интаком»… Только тогда задницы от стула отрывают. Эх! Побыстрее бы!..

- Молчи! Наше будущее – неприкосновенно. Это у Крайт его нет.

- Та сколько можно терпеть?! Невыносимо!

- А думаешь, мне они приятны? Ведь бесятся гады потому, что мы тут ЖИВЁМ, а они выживают… Со всеми их суперштучками технологическими. Сначала, когда поселений на Марсе было мало, Крайты «ко всяким прочим» относились как к мебели. Но когда эти «прочие» в пустыне выжили и начали весьма активно развиваться, вот тогда-то у них и появилось глухое раздражение.

Федор чуть помолчал и продолжил рассуждение вслух.

- Проблема тут весьма многоплановая вылезла. С одной стороны, наши молодые поселенцы как-то по инерции воспринимают Базы Крайт как ещё одних таких же, как и они. И распространяют на них понятия взаимопомощи. Что, типа, если у них беда или им ГРОЗИТ беда, то их обязательно надо предупредить и помочь. Именно такая мотивация была у наших школяров. Они заметили (Хорошо выучили! Надо благодарность наставникам и учителям объявить!), что в случае переполнения бассейна «Морозной пустоши» дамба, отделяющая её от древнего русла реки, где расположилась База Крайт «Просперити», поплывёт и рухнет. Поэтому решили прозондировать, так сказать, почву и предупредить о неприятностях. То есть они действовали в рамках нашей культуры. Крайты же это не просто другой мир. Это и совершенно иная культура. У них в стереотипах – доминирование. А по этому понятию, если не задирать всех окружающих, не подтверждать своё тут доминирование – будешь под кем-то. Вот они и лезут доказывать то, что никому и нахрен здесь не нужно. Особо они начали выделываться последнее время.

- Видно, на Земле что-то назревает, из-за чего они тут совсем охамели и обнаглели, – вставил своё соображение Михаил.

- Не «что-то», а очередной Кризис! – поправил его Фёдор. - Похоже, они почувствовали, что могут заиметь какое-то решающее преимущество перед всеми остальными. В том числе и перед нами. Вот и борзеют.

- Так может их заранее… окоротить? Ресурсов и возможностей поселений хватит. Может, подашь рапорт наверх?

- Это ты как военный говоришь, проанализировавший здешние возможности. – усмехнулся Фёдор. – Но эти наши действия только подхлестнут и спровоцируют Кризис. А в совокупной своей мощи Дома неизмеримо сильнее нас. Короче, пока рыпаться не резон.

- Тоскливо!

- Да уж не сахар!

- Так что будем делать с останками эхозонда? Разобрать на запчасти? – решил спросить Михаил о чём-то достаточно нейтральном.

- Конечно! Что ещё остаётся делать? – развёл руками Фёдор.

Михаил кивнул, но потом крепко задумался.

- Гм! – наконец начал он. - Я думаю, что нашим придётся-таки слегка посторониться от Крайт.

- А с Крайтами… - он усмехнулся, - с Крайтами поступим по их морали. Это будет наша утончённая месть!

- Месть?! – удивился Фёдор.

- Месть! Ведь я не сказал полностью того, чем реально был занят наш школяр в том районе. А эта его работа даёт нам… нет, не повод, а очень хорошую возможность!

- Возможность чего?

- Возможность избавиться от нежелательных соседей.

- Но ведь я говорил, что…

- Не понадобится! – пресёк его на полуслове Михаил.

Фёдор хмыкнул и приготовился слушать.

- Чуть напомню… По большому счёту, что делал Арчи? Арчи зондировал дамбу на предмет её устойчивости к прорыву. Из того, что он успел собрать, следует, что при неизбежном уже прорыве верхнего озера и быстром таянии ледника котловины дамба не выдержит напора воды. Она рухнет. И сметёт лежащую ниже неё по долине Базу Дома Крайт. Не всю, конечно, но половину.

Он сделал небольшую паузу и продолжил.

- Ведь чисто по-человечески можно было их не только предупредить об этой неприятности, но и бросить клич по окрестным базам и поселениям. Совместными усилиями укрепить ту дамбу, устроить слив, чтобы то, что таяло наверху, постепенно, без катастроф утекало…

- А разве её можно укрепить?

- А то ж нет! Можно! Сами наши школьники в своё время даже схемку предложили. Отчего Арчи и попёрся на дамбу, чтобы расчеты зондированием подкрепить. Подкрепил, мать их…! А теперь этим Крайтам … конский, а не помощь от нас будет! Предупредим, но ничего ни предлагать, ни делать НЕ БУДЕМ! Вместе всем – можно было их Базу спасти. В одиночку – хрен они такие работы потянут! Вот пущай теперь сами выпутываются из этой ситуации.

Координатор кивнул и заинтересованно полез в свой компьютерный терминал. Несколько минут он рылся в нём, что-то выуживая потом, плотоядно хмыкнув, победно посмотрел на Михаила и развернул экран.

- Но, не кажется ли тебе… - Фёдор ухмыльнулся и ногтём постучал по схеме Базы Дома Крайт, только что выведенной на экран. – Не кажется, что под угрозой ВСЯ база Крайт?

- Это почему?

- Да вот посмотри…

Координатор вывел схему прорыва дамбы и показал, как будет располагаться поток после прорыва.

- Если первый вал просто опорожнит бассейн, то он ещё снимет половину моренного чехла со льда. Попав под прямые лучи солнца, ледник станет ускоренными темпами таять. Причём объёмы талой воды в реке будут постоянно увеличиваться. Это значит, что рано или поздно поднятие уровня воды приведёт к подтоплению подложки Базы… А ведь она лежит…

- …На древних аллювиальных наносах поверх другого ледника! Всё ясно! Останки Базы тихо «стекут» в русло реки… Так им, гадам! Нехрен было нас задирать!


Через три недели после того самого инцидента верхнее озеро таки обрушилось в нижний бассейн. Кадры его прорыва стали хитом поселений, так как выглядели очень красиво. Особенно картинка, когда огромный вал воды с разгона врывается в узкую скальную щель и, пролетев по воздуху ни много ни мало две сотни метров падает на грунт, быстро промывая его до самого ледникового основания.

Нижний бассейн, носивший некогда собственное название «морозной пустоши», стал стремительно заполняться талой водой, которая так же быстро стала пропитывать дамбу, запирающую долину.

Это уже был Знак, который двое самых свернишейных школяров посёлка «Дальний» никак не могли проигнорировать. Правда, принимали они решение каждый сам по себе и независимо от кого-либо. Поэтому и не знали изначально о том, что случайно выбрались на акцию практически одновременно. Только один выехал из гаражей Южного Портала, а другой из центрального комплекса, лежащего по другую сторону посёлка.

Так что до цели добирались каждый своей дорогой, и не видя друг друга.

Арчи бросил свой вездеход за два километра от цели – длинной сильно разрушенной гряды скал, за которой находилась та самая широченная долина. Долина Базы Дома Крайт «Просперити».

Он проверил, хорошо ли закрыт вездеход, проверил кислородное оборудование и, по традиции пнув пяткой в колесо, отправился в поход.

По серьёзно порыжевшему небу быстро катили сплошной пеленой перистые облака. Небо уже не было таким сиреневым, как ранее. Теперь даже Кольцо, светя сквозь набирающуюся в атмосфере влагу, выглядело как-то бледновато. И ветер заметно окреп. Сейчас, правда, светило не Кольцо, а Солнце, уже клонящееся к закату подсвечивая скользящими лучами несущуюся над поверхностью планеты пыль.

Потоки пыли, которые несло ветром, за последние дни, стали плотнее и жёстче. Даже над большими дюнами выросли здоровенные рыжие «флаги», удлиняющиеся с каждым днём. Чем особенны были эти потоки, это тем, что у поверхности создался целый слой, примерно чуть выше пояса, скрывавший от взгляда постороннего наблюдателя всё, находящееся ниже. Правда, если нагнуться, можно было разглядеть то, что под ногами. Но это означало с головой окунуться в эту рыжую муть.

Впрочем, это было даже на руку – не видно бегущего. Что, собственно, Арчи и поспешил сделать. Чуть присел, пригнулся и со своей чисто кошачьей грацией рванул к цели.

Перед подъёмом на скалы он остановился, высунулся из пылевой мути и внимательно огляделся. Всё было спокойно. Когда отдышался после бега, так же шустро рванул по давно слежавшейся осыпи и далее по обветренным скалам наверх.

Наверху пришлось попетлять между скальными завалами, пока не выбрался к такому месту, чтобы было достаточно высоко и по ту сторону не мешали обзору никакие другие препятствия.

Осторожно высунулся и посмотрел между выветренными зубцами гребня. База «Просперити» была как на ладони. Осел вниз и вытащил аппаратуру. Дальнейшие пятнадцать минут ушли на то, чтобы выбрать максимально выгодный ракурс, прочно закрепить телекамеру с передатчиком и замаскировать их.

И через пятнадцать минут ничего не произошло и ничего в окружающих рыжих ландшафтах не изменилось.

Внизу всё так же сверкали красивые купола Базы Крайт, лишь чуть-чуть задёрнутые пеленой Бури, а по небу всё так же ползли рыжие перья облаков. Арчи осмелел совсем и, потеряв бдительность, высунул над гребнем голову целиком.

- А ты чё здесь? – вдруг полушёпотом прорвалось у Арчи в наушниках.

Арчи дёрнулся, резко пригнулся и посмотрел на статус сигнала. Сигнал шёл с шифрованием и маскировкой. От Сергея. Он тихо перевёл дух и уже спокойно ответил:

- Хочу не пропустить главного представления столетия!

- Чё, тоже камеру устанавливаешь?

- Ага! – хищным тоном ответил Арчи. – Хочу увидеть, как всю эту пузырень смоет. Жаль, что наши предупредили их. Было бы лучше, чтобы ещё и потопло их побольше.

- Какой ты кровожадный! – с юморком заметил Сергей.

- Тебя бы так… - мрачно ответил Арчи, - посмотрел бы я на тебя, как бы ты к ним относился.

- А ты сейчас где? – спросил он, чуть поостыв.

- Десятый квадрат.

- Ха! У нас тогда получится стерео с полным эффектом присутствия!

- Я о том же! – заметил Сергей. – Ладно! Маскируем камеры и тихо сваливаем. Не думаю, что у них на таком расстоянии будут охранные датчики стоять. Но чем чёрт не шутит!

- Лады!

Но им весь кайф тут же сломал другой голос.

- Партизаните, балбесы? – вдруг раздалось в наушниках у обоих. Голос командира патруля посёлка был настолько ехидный, что у обоих уши тут же запылали.

- Ну, ничего! – успокоил их Михаил. – Нам тоже будет интересно то, что вы там наснимаете. Потому и не остановили. А теперь быстро отсюда! Пока никакие патрульные Крайты на горизонте не видны.

Пристыжённые школяры тут же рванули назад к своим вездеходам.


- У-у, чёрт, как попались! – сказал Сергей, снимая свой шлем в шлюзовой посёлка. Лицо у него было красным, как у варёного рака. Он, наверное, уже предвкушал нагоняй от маман и координатора. У Арчи проблем с краской на лице не было – ведь он был фурри. И с его-то кошачьей харей снежного барса можно было скрыть такие конфузы физиологии. Только иногда его взвинченное состояние выдавали дёргающиеся острые ушки и ставшая дыбом на загривке шерсть.

Он не спеша вылез из своего скафандра и повесил его в шкафчик. Аккуратно пригладил и расчесал свою белую с голубыми полосками шерсть, распушил хвост, который тут же поспешил поставить трубой.

С хвостом у него были всегда проблемы, когда приходилось надевать скафандр для выхода наружу. Уж как он его ни прилаживал, всё равно нет-нет но прищемить случалось.

Тяжко вздохнул, поморгал своими большими печальными, с радужными разводами глазами и подумал о предстоящих «разборках». Ближайшее будущее представлялось и ему исключительно в чёрных тонах.

Он даже уши инстинктивно поприжал. Хвост опустился, и его кончик раздражённо стал дёргаться из стороны в сторону.

Кто-то ловко чиркнул острым коготком по шерсти у основания уха, заставив его дёрнуться. Арчи резко обернулся.

В лицо ему ухмылялась всё той же улыбкой снежного барса фурри из информационного отдела. Только такая же, как и он сам, фурри могла незаметно подкрасться к Арчи сзади.

- Лана!

- Угум! – муркнула та, не преминув отметить их мрачный вид.

- Ну чо, мальчики, попалис-сь? – спросила она.

- А тебе только издеваться? – мрачно сказал Сергей. – Ведь старались для всех. Надо же было запечатлеть…

- Понима-аю! – весело поигрывая своими коготками, прервала его самобичевания Лана. – Меня для чего и послали к вам.

- Ага! – встрял снова Сергей. - Вам а-афигенные кадры, а нам втык!

- Чепуха! – отмела Лана. – Михаил уже пустил дезу, что вы это якобы от него и по его поручению делали.

Гром падающих камней с душ нарушителей запретов, наверное, был слишком громок, отчего Лана прищурилась и хихикнула.

- Не-е! Эти дегенераты-Крайты крепко нарвались! Мы не только пустим эти кадры в эфир, но ещё их проиллюстрируем сценкой избиения тебя. - Лана ткнула коготочком в грудь Арчи отчего тот дёрнулся, - а также фрагментами той работы, что ученики школы выполнили.

- По укреплению дамбы? – уточнил Сергей.

- Именно! А после прямо скажем, что МОГЛИ БЫ помочь, но ввиду крайней гнусности отношения к себе колонисты решили только предупредить Крайт о прорыве дамбы. Но не помогать.

- То есть показать, что они исключены из круга взаимопомощи! – подытожил Арчи.

- И ткнуть их носом в собственное дерьмо! – злобно сказал Сергей и тихо засмеялся.

- Фу, какой ты пошлый! – наморщила носик Лана, и её серебристые усы дёрнулись. Видно, представила ситуацию в цвете и запахе.

- Ладно, мальчики! – подытожила она. – Я жду в своей студии, а вы потрудитесь скинуть мне параметры ваших передатчиков на установленных телекамерах.

- Тока так! – сказал Сергей и отсалютовал рукой. Он уже понял, что неприятностей счастливо избежал, да ещё нежданно-негаданно угодил в герои дня. Поэтому настроение у него стало наилучшим.


Через полчаса они оба сидели в комнате для школьных конференций, и перед ними на столе стояло по монитору, на которых отображалась База Крайт. Они всё боялись, что пропустят тот самый знаменательный момент, когда дамба, наконец, рухнет и вал воды сметёт нижнюю часть Базы ненавистных Крайтов. О том, что обвал с селем может случиться ночью, можно было не беспокоиться. Ведь на Марсе уже давно ночей не было. Как только заходило солнце, из-за горизонта поднималось Кольцо, заливая солнечным светом бывшую ночную сторону планеты.

Между «делом» ожидания «самого вкусного» Арчи с Сергеем, как оно и водится, вели ленивую дискуссию, как и все подростки, пытаясь выставить себя любимого самым крутым из всех крутых на свете.

- Что, обидно, да? - сказал Арчи. - Что я в игре всегда был больше марсианином, чем ты. Ведь я нечеловек.

- Нихрена, хвостатый! Мы тут все марсиане. А про свою нечеловечность – забудь! В тебе всего-то этой нечеловечности пять процентов. - То есть я больше отличаюсь от человека, чем та же обезьяна. – поддел тут же Арчи.

- Ерунда! – отмахнулся Сергей. – Перед Апокалипсисом вашу расу вывели как раз из людей. И ты знаешь. У нас общие корни.

- Опять лаетесь! – хмыкнул, заходя в помещение, одноклассник Янис.

- …На любимую тему, – подтвердил Арчи.

- Это какую? – приподнял Янис бровь.

- Кто больше марсианин!

Компания рассмеялась.

А за окном вечер закончился. Выпавший было на окружающих камнях иней яростно засверкал. Над дальними горами блеснул первый лучик света восходящего Кольца, оборвав кратковременное наступление холода. Он разрезал висящую в воздухе пыль на множество конусов, сверкающих всеми оттенками от зелёного до традиционно рыжего.

Холода окончательно уходили в прошлое, и с Великой Бурей Времён, взламывающей застарелые миллионолетние льды, в победном сверкании Кольца наступало Вечное Лето.



Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://samlib.ru/k/krysolow/marsstory.shtml
Похожие рассказы: Рыж «Чудо», Филип Пулман «Темные начала-1», fox mccloud «История одной любви»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален