Furtails
Charles Matthias
«Цитадель Метамор. История 62. Единение»
#NO YIFF #морф #крыса #верность #приключения #романтика #фентези #магия #превращение
Своя цветовая тема

«Одна из самых скрытых, неизвестных окружающим граней Цитадели - ее крысиная стая. Люди-крысы, разъединенные общим уделом, тем не менее смогли объединиться и выжить; не дав возобладать животному началу, но и не подавив его».

Блез и Мария Маттиас.

«История Цитадели Метамор в лицах и мордах».


Год 706 AC, начало апреля, Цитадель Метамор

Где-то далеко-далеко в очередной раз качнулся тяжелый маятник, провернулись, движимые магией зубчатые колеса и сквозь толщу  камня донеслось шесть ударов надвратного колокола. Вновь наступило утро, и как обычно Гектор не хотел просыпаться. Не от того, что он не желал встречать новый день, нет-нет... но от того, что в этот очередной день ему снова придется быть собой. И неважно, что он вновь открыл для себя радость творчества, своеобразное, ни с чем несравнимое ощущение сотворения нового, воссоздания порядка из хаоса... Или все же важно? Гектор никак не мог решить, что важнее - то, что он вновь мог назвать себя скульптором, или то, что он все-таки при этом оставался крысой. Ну, пусть не совсем, пусть двуногим, прямоходящим морфом, но все-таки... все равно, крысой.

Перевернувшись на живот и выкрутив фитиль едва тлевшего светильника, он привычно отвел взгляд от заплесневевшей стены и заполнившего трещины в штукатурке отвратительного грибка.

«Ох, надо будет заняться... - подумал Гектор, садясь на  кровати. - Завтра. Или послезавтра...»

Сидя на кровати крыс несколько раз моргнул, прогоняя сон, потом непроизвольно бросил взгляд на покрытые коричнево-серым мехом ноги-лапы, на свешивающийся с края тряпичного матраса голый бледно-розовый хвост... передернувшись всей шкурой и поскорее отведя взгляд, слез с кровати. Поводив босыми ногами по мягкому ворсу ковра, довольно вздохнул. Хорошо! Куда приятнее, чем вставать утром на каменный пол!

Это пушистое разноцветное чудо крыс купил, продав несколько скульптур на ярмарке, во время Зимнепраздника. Он даже и не ожидал, что его, в общем-то, довольно простые поделки, будут так хорошо покупать. Еще пара ярмарок, и можно будет переселиться из подвала. Не то, чтобы он так торопился покидать сородичей...

Гектор замер, не донеся до зубов очищающей палочки. Что-то в последней мысли было не то... сородичей?!

«С каких это пор, - подумал он, - я стал называть других крыс сородичами?!»

Отложив разлохмаченную на конце дубовую палочку, Гектор почти четверть часа просидел на кровати, пытаясь разобраться: когда же он начал думать об остальных крысах-морфах, как о своих? В Зимнепраздник? Еще раньше? И действительно ли он не желает переселяться наверх? А может, это просто страх, глубоко запрятанная боязнь осуждения, косых взглядов?

Глубоко вздохнув, крыс-морф признал, что присутствует и то, и другое. Да, он действительно опасался косых взглядов, неприятия общества, но... но! Сейчас ему действительно не хотелось покидать своих. Сородичей.


Вздохнув еще раз - нелегко, ох нелегко признавать изменения в самом себе - Гектор дочистил зубы. Куртка, висевшая на колышке, отправилась на плечи и, подхватив со стола кусок дерева, заготовку будущей поделки, крыс вышел в холл.

Холл, маленькая зала, да просто расширение коридора у дверей их комнат. Там не было ничего примечательного - пара неподъемных дубовых лавок у стен, ветхий от старости стул, три забранных решетками незастекленных окошка под самым потолком, дающие немного света и свежего, попахивающего весной воздуха. Собственно и все. Но именно здесь собиралась их «стая», именно тут они иногда устраивали маленькие пирушки, куда каждый тащил что-нибудь вкусное, именно сюда приходил Маттиас, с его вдохновляющими рассказами, историями и анекдотами...

Гектор опять вздохнул - он не отказался бы послушать что-нибудь веселое или просто поболтать с остроумным и веселым собеседником, но увы, Маттиас появится в Цитадели еще ох как не скоро. «Нет, ну это же надо придумать - напасть на герцога!» - покачал головой крыс-морф.

Усевшись на одну из лавок, прямо в квадрат падающего из окошек света, крыс принялся рассматривать принесенную с собой деревяшку. Сегодня он оказался в маленькой зале первым. А ведь обычно оказывался последним, ну, в крайнем случае, предпоследним. Хотя нет, так было только в те дни, когда внизу появлялся Маттиас. В другие дни в холл вообще мог никто не выйти. Наверняка сегодня тоже...

Но тут скрипнула открывающаяся дверь, и в проеме появился Эллиот. Среднего возраста, чуть старше Гектора, полноватый, светло-серый, с алым пятном на правом плече - свидетельство его недавнего заработка. Не далее как прошедшей зимой Эллиот рискнул подработать в лаборатории Паскаль, объектом испытания ее алхимических составов. Как это ни странно, все изменения оказались временными. А пятно на плече - результатом несчастного случая, разлившимся составом для мытья серебряной посуды.

- Доброе утро - кивнул Гектор, когда Эллиот тоже уселся на лавку.

- А?.. Ага, и тебе, - ответил тот, осторожно покусывая когти.

Гектор только покачал головой. Если бы Эллиот не ленился использовать палку для грызения, да почаще, у него не было бы проблем с резцами! А так, вдвое длиннее чем у всех остальных, они заставляли беднягу слегка шепелявить.

- Как спалось?

- Да... еще бы можно, - причмокнул Эллиот. - Такой сон снился... А тебе?

- Могло быть и лучше. Всю ночь с боку на бок ворочался. Старость что ли?

- Хо! - фыркнул запятнанный крыс. - Молод ты еще, спиной кряхтеть! Кстати, а куда это ты вчера ходил? Если не секрет, - спросил он, почесывая шкуру на груди и поправляя коричневую безрукавку. Двухслойная (шерсть изнутри, лен снаружи) одежа, дешевая, прочная, приятная на теле и хорошо подходящая цветом к их меху. Такую носили многие, кто поверх рубахи-камизы, а кто и прямо на мех.

- Да так... прогулялся. Хотел повидать Мишеля, но Коу уже отпустил его работать, на деляну. Так что, не вышло.

- Дверь Мишелю восстановили?

- Ага-а, - кивнул резчик, - Саулиус как раз заканчивал. Вот не подумал бы, что наш рыцарь, еще и плотник!

 Гектор и Эллиот вместе ухмыльнулись и почти синхронно глянули на дверь в комнату рыцаря, но та оставалась закрытой. Забавная получилась история. Забавная и непонятная. Что-то же Саулиусу в комнате Мишеля понадобилось! Но что?

Тем временем открылась дверь в комнату Марка.

- Привет, стариканы! – юный крыс приветствовал их в собственной бесцеремонной манере.

- Доброе утро, Марк, - откликнулись крысюки постарше, глядя как тот усаживается на скамейку.

Гектор не понимал Марка. Жить, как настоящая крыса, копаться в отбросах и мусоре, выискивая огрызки и объедки, воровать на кухне... Передернув шкурой, резчик искоса посмотрел на молодого нахала. Темношерстный, почти черный, как ни странно очень чистоплотный - в купальни и баню заглядывал каждый вечер, а в чашах-бассейнах мог бултыхаться бесконечно. И веселый. С ним приятно было поболтать, пусть даже такие беседы никогда не затягивались надолго.

Сейчас они сидели на одной лавке, почти касаясь коленками, ожидая, когда поднимутся двое оставшихся. Эллиот и Марк принялись болтать, сначала перемывая кости знакомым, потом обсуждая где и что съедобное плохо лежит, и можно легко утащить. А Гектор начал обгрызать взятый с собой кусок дерева. Он еще не знал, что тут получится, но чувствовал, что так или иначе, это будет крыса. Наверняка. Может даже он сам.

«Эх! - подумал Гектор. - Ведь два года назад я считал их злобными вредителями! А сейчас? Соплеменники...»

Эллиот и Марк продолжали болтать о всяческой ерунде. Единственная тема, вызвавшая у Гектора искру интереса – следующая встреча Попечительского совета Грызунов. Вернется ли Маттиас из дальнего рейда вовремя? Сумеет ли Мишель вытащить Паскаль на встречу? И захочет ли? Учитывая их недавнюю очередную ссору... А остальные грызуны? Кто может заболеть или загрустить или...

- Доброе утро сэр, - неожиданно пискнул Марк.

- Слова достойного мужа я услышал, - четким движением закрыв дверь,  Саулиус прижал лапу к груди и поприветствовал всех, склонив голову. - Да будет ваш наступающий день светлым, друзья мои, и да пройдет он лучше прежнего!

Гектор, оторвавшись от грызения, тоже поклонился старому рыцарю, заодно осмотрев его самого. Похоже, пожилой крыс сегодня проснулся в хорошем настроении. Во всяком случае, оделся он только в легкую кольчугу и сюрко*.

До изменения на ткани плаща был гордо реющий над стилизованным холмом орел. Теперь же, по совету Маттиаса, на том же холме стоял крыс, держащий лапой уткнутый концом в землю меч.

- Вам тоже хорошего дня, - последним, с улыбкой склонился Эллиот, потом он указал лапой на лавку рядом. - Присаживайтесь сэр, окажите нам честь.

- Достойное предложение истинного мужа - честь для меня! - столь же высокопарно заявил Саулиус, устраиваясь.

Многие новички, приходя в Метамор, приносили собственный говор, а кое-кто даже и собственный язык. Но большинство, пожив в стенах Цитадели, очень быстро начинало говорить на северо-мидлендском, лишь изредка вставляя в речь какое-нибудь особое словечко. И только старый крыс упорно придерживался своего древнего, напыщенного и многословного диалекта.

- Мы как раз обсуждали будущую встречу Попечительского совета Грызунов. Как вы думаете, в этом месяце Паскаль примет участие? - спросил Эллиот.

Саулиус нахмурился, задумавшись.

- Событие сие случиться может, коли Мишель проявит себя. Достойный отрок, упорный, смелый. Но ко времени встречи, его в Цитадели не будет. А потому, увы, сия особа, нас своим вниманием не почтит.

Во время этой речи, еле слышно скрипнув, приоткрылась дверь последней комнаты, и в щелке мелькнул полупрозрачный, с розовыми прожилками глаз.

- Джулиан, ты чего там высматриваешь? Ни кошек, ни Бриана тута нету! Иди, посиди с нами! - громко приветствовал осторожного друга Марк.

Дверь приоткрылась чуть шире и снежно-белый, непрерывно умывающий лапы друг о друга, всегда по самые глаза закутанный в темный плащ и напряженно косящийся в сторону ближайших дверей крыс, буквально просочился в холл.

Гектор, не отрываясь от грызения, глянул, как Джулиан, едва слышно поприветствовав других, молча устраивается на лавке. Резчику всегда хотелось понять: что же творится в этой, укрытой белой шерстью, душе? Джулиану не нравится быть крысой, это очевидно, да никто из них не хотел быть крысой. Кроме, разве что Марка. Но выбора не было... Совсем! И именно это их всех сблизило.

Гектор вгляделся в фигуры, проявляющиеся из куска дерева. Да, не одна, несколько, сидящих вместе... Чуть сдвинувшись по шкале изменения, так, чтобы тело - и резцы - стали немного меньше, он продолжил грызть, прислушиваясь к продолжающемуся разговору.

А Марк снова обращался к Саулиусу:

- А вы слыхали? Говорят лорд Хассан уже приказал попробовать во время Весеннего фестиваля кое-что новенькое!

- И что же? - заинтересовался Эллиот.

- Рыцарский турнир! Вот! Мы сможем посмотреть настоящий рыцарский турнир! Я слышал, будет разделение на категории! По размеру бойцов. Здорово, а?

- Турнир - это хорошо! - восторженно воскликнул отмеченный красным пятном крыс. – Сэр Саулиус, вы должны участвовать! Я знаю, вы будете победителем!

Усы-вибриссы рыцаря поникли, и он начал смущенно перебирать когтями:

- Достойно ли мне? Ведь я же...

- У вас все получится, - прошелестел Джулиан.

- Ну же, Саулиус, это же твое - меч, доспехи, развивающиеся на ветру... чего там у вас развивается на конце копья? Вот, оно самое! - подмигнул Марк.

Старый крыс прикрыл глаза лапой и как будто задрожал. Но, в конце концов, не выдержал и расхохотался в голос:

- Вьются, отрок! Штандарты и вымпелы вьются, полощутся, реют. На ветру. А развиваются чирьи, у иных и на языках!

Тем временем изменившийся до еще меньшего размера Гектор перешел к мордочкам. Фигуры, выгрызенные из дерева, уже ясно просматривались и определенно были крысиными. Пять крыс, выгрызенных из дерева.

- Я и говорю, полоскаются, эти как их... шандарты! - закивал Марк. - Ты старикан, главное, не увиливай! Мечем махать - твоя работа!

Саулиус пожал плечами:

- Гложат меня сомнения, не мал ли я ростом? Буду ли я достойным противником другим рыцарям?

- В своей категории – нет, - опять прошелестел Джулиан. - Не сомневайтесь, доблестный рыцарь, вы достойны и вы сможете победить.

Саулиус вздохнул, постукивая кончиками когтей по зубам.

- Я попробую, - наконец согласился он, к вящему восторгу остальных крыс.

Марк хлопнул его по плечу, тут же затряс отбитой о кольчугу ладонью:

- Старикан! Я же говорю, ты выиграешь!

- Да я уже не молод, - гордо выпрямился рыцарь. Потом молниеносно сделал молодому крысу щелбана в лоб. - Но кое-кому из желторотых еще и фору дам!

Некоторое время старый и молодой крысы шутливо перепихивались, под смех товарищей, потом успокоившись, просто сидели и смотрели, как Гектор ваяет из дерева их образы.

Уменьшившись до размера обычной крысы, он начал наносить на статуэтки последние штрихи, выделяя личные особенности каждого. Само собой, Саулиус был единственным в броне, он сам - с куском дерева в лапах. Остальные различались не столь явно. Случайно, а может быть и нет, на плече Эллиота оказалось красноватое включение-пятнышко. Марк был меньше других, почти утонув в плаще. И лишь Джулиан был просто крысой-морфом. У него не было никаких внешних особенных черт, которые Гектор мог бы отобразить на деревянной скульптуре - факт, почти приведший его в уныние.

- Кто это, Гектор? – едва слышно прошептал Джулиан, завороженно уставившись на рождающуюся статуэтку.

- Это мы, - так же тихо ответил Эллиот.

Марк легонько коснулся когтем своей фигуры, потом, заулыбавшись, провел себе по морде лапой. Саулиус, все это время хранивший невозмутимое выражение морды, тоже улыбнулся. И не только он. Улыбались все, кроме занятого творением Гектора.

Наконец он замер, несколько ударов сердца рассматривал сделанное прямо так, оставаясь в форме крысы, потом вернулся к получеловеческой форме и, одевшись, опять взглянул на скульптуру.

На вещь, которую он никогда не сможет и не захочет продать.


Для всех оказались полной неожиданностью слова, едва слышно сказанные Джулианом:

- Почему бы нам не позавтракать вместе?

- И хорошо бы в Молчаливом Муле, - кивнул Эллиот. - Да только...

Донни, разумеется мог накормить и выставить кувшинчик пива так, в кредит, но... Все кроме Марка вздохнули. А вот Марк почему-то заерзал, зашмыгал носом, потом полез куда-то в потайной карман просторного одеяния-накидки, где-то там долго шарил, вздыхал и наконец, выложил на лавку серебряную луну**.

- Ого! Какая старая чеканка! - восхитился Гектор, разглядывая монету. - Такие делали лет семьсот назад! Если не больше. Полагаю, спрашивать, где ты ее взял, излишне. Идем? Выберемся отсюда, пусть и ненадолго?

Все по очереди кивнули, соглашаясь.

- Тогда за мной!

Гектор подхватил скульптуру, изображающую их, крыс и пошагал, впереди всех к ступеням, ведущим наверх, к свету.


Перевод - Redgerra, Дремлющий.

Литературная правка - Дремлющий.





* * *


* Сюрко - длинный и достаточно узкий плащ-накидка, конструктивно схожий с пончо но без запaха и часто украшавшийся гербом владельца. Обычно сюрко был длиной чуть ниже колена, имел разрезы в передней и задней части, без рукавов.

** Серебряная монета. 50 медных звезд. С учетом стоимости продуктов и основных потребительских товаров, на сегодняшний день (март 2013 года), примерно 12,5 тысяч рублей.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://metamorkeep.com/stories
Похожие рассказы: Лёвина А.П. «Силмирал-2 (Мир Драконов)», Charles Matthias «Цитадель Метамор. История 41. Я проснулся утром рано...», Charles Matthias «Метамор. История 64. Keeping the Lamp Lit (добавлена 6 часть)»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален