Furtails
Новиков Александр (Arnx)
«Нхала. Сказка для взрослого остающегося ребенком.»
#грустное #сказка
Своя цветовая тема

Нхала. Сказка для взрослого остающегося ребенком.


Она была великолепна. Стройное, поджарое, мускулистое тело с осиной талией, кубиками живота, чувствующейся силой ног и отнюдь не перекачанных рук. Тело, одетое в кусочки ткани, которые едва ухитрялись прикрывать зоны запретные для современной западной морали. Откровенно игривая улыбка с прикушенным пальцем во рту, чтобы не рассмеяться, в то время как вторая рука была отведена за спину, и из-за этого она чуть-чуть изгибалась вперед.

Сзади светила Луна, подчеркивая ее тело. Картинка не показывала ее целиком. Фигура начиналась от колен и едва показывала нос - это оставляло налет тайны. Она занимала все пространство, подчеркивая как ее много. Как будто ее игривая, дикая и свободная энергия стремится заполнить все вокруг.


Бродя по просторам интернета, я пытался избавиться от грусти и тоски. Сегодняшним решением была перегрузка зрительного восприятия, чтобы заставить голову обработать образы, а не вспоминать старое. Введя достаточно странный запрос, я получил свою порцию картинок.

-Картинок чего? - да как бы вам сказать. - Вот на что может долго смотреть человек мужского пола, чтоб испытать положительные эмоции? - конечно на девушек. Пусть это сублимация желаний и попытка успокоить физиологию, но иногда просто приятно скользить взглядом по экрану, не всматриваясь в конкретику, но видя оттенки эмоций на лицах и телах. Порой эти эмоции кажутся такими настоящими.

Там я и увидел ее, выделявшуюся на фоне фотографий живых девушек тем, что была более естественной и живой, чем они. То, что в улыбке явственно выделялись клыки, от локтя рук к запястьям спускался мех, а за заведенной за спину рукой маячил пушистый хвост, задорно вздернутый в игривом настроении - это были такие мелочи.


Можно подумать большинство хомо сапиенсов, играющих в фурри, привлекают именно эти атрибуты. Приятно посмотреть на кошачьи ушки, но подуть в них и погладить кончиком пальца гораздо приятнее на обычной кошке. А уж ее реакция точно доставит вам больше удовольствия. Люди смотрят на сексуальные атрибуты. Им хочется притвориться животным и забыть свои страхи и эмоции. Отбросить ту мораль, которой их научили.

Интересно, они задумывались, что могли бы поиграть, не меняя своего облика? Я в этом искренне сомневаюсь. Человек, видящий перед собой человека, вспоминает о социальном поведении, видит сексуальное приглашение, принимает решения основанные на определенных штампах.

Отбросив облик человека можно сосредоточиться на эмоциях. Они бывают такими чистыми и яркими. Можно обратить больше внимания на нежность и прикосновения, отделив их от сексуального подтекста.

Иногда кажется, что большинство играющих людей - кинестетики. Именно им прикосновения гораздо нужнее, чем остальным. Правдивость эмоций важна всем, никто не любит обмана, хотя и привык обманывать сам. А улыбающаяся кошка - это просто кошка, ей незачем тебе лгать. И люди перестают считать себя людьми.


Я нашел откуда занесло эту картинку, и пропал. Эмоции лились на меня. Лукавство, озорство, желание покрасоваться и вызвать восхищение. Существа, живущие там, где озорство не всегда означает соблазнение. Игривость - выход дикой энергии, требующей бега, прыжков и дуракаваляния. Дети. Взрослые дети другой реальности, к которой не прикоснуться, но которую можно вообразить.


Радость переполняла меня, и хотелось ей поделиться, сказать спасибо за подаренный кусочек счастья. В кои-то веки я кому-то что-то написал. И сильно изумился, когда мне ответили. Слишком привык жить один и не ждать других писем, кроме спама, или ссылок на ленты, где общаются те, кто был для тебя давным-давно друзьями. Ты их так воспринимаешь и сейчас, но тебе нечего им сказать, и ты просто следишь за этими ссылками, радуясь, что у них все в порядке.


Ответ был странным. Меня спросили, хочу ли я, чтобы девушка волчица - Нхала, пришла в мой сон.

Я не привык врать, тем более себе. Максимум - это воспользоваться старой уловкой драконов, и говорить только часть правды, чтобы не стать уязвимым.

Мой ответ был - да. Радость дала мне силы не думать о том, что придет новый день, и ты будешь удивляться, что ты доверил свое желание прикоснуться к мечте другим.


Сон. Бескрайний простор пронзительно синих небес перед тобой. Желтоватая скала, обрывающаяся перед твоими ногами к зеленому морю леса внизу. Ветер, порывами играющий с тобой. Никакого страха упасть, все равно во сне ты можешь летать. Не хуже островов парящих в этом небе. Я стоял и вбирал в себя все это великолепие, греясь в лучах солнца, прятавшегося где-то за спиной, запоминая этот сон, чтобы было чуть легче жить.

Ощущения и картинки сна были пронзительны и ярки. Четкое изображение - почти невозможное для того, кто думает мыслеобразами. Такой способ мышления хорошо передает всю информацию в максимально сжатой форме, но цена этому - то, что все плывет и колеблется, при попытке приглядеться.


Я не удивился, когда к плечам легко прикоснулись чьи-то руки. Во сне крайне сложно удивиться.

-Тебе нравится?

-Очень, - легкость не оставляла меня и прикосновение дополняло картину в памяти.

-Я - Нхала, создатель попросил встретиться с тобой.

Мне стало любопытно. Вот так создаешь сам себе образы и веришь в них. Запрокинутый взгляд в небо. Пусть меня будут считать сумасшедшим. Какая разница, как испытать кусочек счастья.


Волосы на затылке взъерошило дыхание и неожиданно сильные руки развернули лицом к себе. Перед тобой, внимательно вглядываясь в глаза, стояла девушка с картинки. Волосы в свете солнца оказались серыми, как и торчащие из них волчьи уши. Голубые глаза смотрели серьезно. На ней была футболка с длинными рукавами и укороченным низом, который оставлял открытой полоску живота. Коротенькие шорты, сделанные из обрезанных джинсов. Мы стояли близко, и я не видел ее ноги. Четко очерченная, подтянутая грудь была меньше, чем было нарисовано.


-Я красивая? - сказано игриво, но ощущается в голосе какое-то опасение.

-Безумно, - позволяю себе выразить восхищение искренней широкой улыбкой.

Она тянет меня руками на себя, заставляя отступить от обрыва. Потом отступает на шаг назад, давая рассмотреть ее всю. Только сейчас понимаю, как крепко она меня держала.

-А так?

Смотрю на нее, на ногах ниже колен начинается мех, лапы с не втягивающимися когтями, хвост, нервно прижатый к ноге. В ее теле ощущается напряжение. Рукава футболки закрывают руки так, что ладонь видно только чуть выше пальцев.

-Длинные рукава нужны чтобы спрятать мех? - спрашиваю не переставая улыбаться.

Она кивает.

-Можно посмотреть? - на моем лице гремучая смесь радости и любопытства.

После недолгих колебаний она делает шаг вперед и протягивает мне руку.

Аккуратно, стараясь не прищемить мех, сдвигаю рукав вверх, почти до середины руки. Сильные крепкие кисти с не втягиваемыми, но выглядящими очень ухоженными, когтями. Провожу тыльной стороной пальцев по открывшемуся меху сверху вниз. Странное ощущение. Мягко поддается вниз, но чувствуется, что если провести в другую сторону, то почувствую жесткость ости.

-Наверное, этим очень удобно щекотать, - улыбка не сходит с моего лица.

Медленно тянусь рукой к ее уху, опомнившись только тогда, когда до него остается совсем чуть-чуть.

-Можно?

Она неуверенно кивает.

Кончики пальцев движутся снизу вверх, ее ухо смешно дергается, отбрасывая их.

-Ой, - немного виновато смотрю, опуская руку.

Она подается вперед, опираясь на мою грудь полусогнутыми руками и внимательно вглядываясь в мои глаза.

-Я тебе нравлюсь?

Тихонько прикасаюсь руками к ее плечам, очень боясь спугнуть такой странный сон.

-Да, - отвечаю я ей, одновременно пытаясь вложить в свой взгляд все восхищение красотой и чудом, коснувшимся меня.


Она почему-то прячет голову у меня на плече - Спасибо.

Странно, почему в ее голосе слышится облегчение? Тихонько провожу рукой по ее волосам - Разве такая как ты может не нравиться?

Ощущение неправильности сна начинает нарастать. во сне лучше не приживаться плотно - слишком много сенсорной информации вырывает из сна. Ощущать кого-то ладонями можно дольше, но когда всем телом, да еще и вызывая определенный “энтузиазм”. Сон срывает через секунды.

Мне приятно ощущать ее тело, жаль, что сейчас этот сон исчезнет. Я напряжен и с предельной четкостью впечатываю ощущения в память, взгляд у меня сейчас - отсутствующий. Она удивленно отодвигается, пытаясь понять происходящее.


Секунд через пять до меня доходит, что ничего не меняется.

-Сон не кончается, - радостно и изумлено сообщаю ей.

-Ты этому рад?

Почему она так удивляется? Тянусь и крепко обнимаю ее двумя руками, утыкаясь носом в плечо. Она пахнет какими-то травами. На моем лице блуждает радостно-довольная улыбка. Мгновения тянутся и не кончаются - Счастье есть!

-Эй?

Я не реагирую, потерявшись в непередаваемом ощущении. И тут меня кусают за ухо!

-Ай! - изумленный взгляд на виновницу.


Конечно, мне показалось, что меня укусили. На самом деле так - слегка обозначили, зубки были впечатляющие. Просто от неожиданности я этого не понял.

-Ты рад, что не просыпаешься?

Мотаю головой вверх вниз в согласном кивании, еще немного энтузиазма и отвалится.

-Ты этого не боишься?

Странные вопросы, с чего я должен этого бояться. Озвучиваю мысль с радостной улыбкой.

-Многие боятся, - говорит она тихонько. - Иногда отшатываются, падают вниз, и не возвращаются.

-Они что, летать не умеют? Во сне я могу все! Летать в том числе, - сообщаю ей.


В порыве энтузиазма порываюсь продемонстрировать, но меня, очень чувствительно вцепившись в плечи, ловят, при этом откидывая метра на три назад. Недоуменно сажусь, чешу кончик носа, развожу руками в стороны.

-Ой, - произношу с извиняющимся выражением на лице. С недоумением рассматриваю дырки от когтей на футболке, ощущая, что ниже они тоже есть.

-Прости, - девушка тем временем подошла к просиживающему пятую точку мне, села напротив на коленки и виновато смотрит.

В голове ворочаются заржавевшие шестеренки, в голову приходит возможный вариант.

-А что не полетел бы? - смотрю с изумлением.

-Полетел бы, но только вниз, - в голосе девушки слышится облегчение. - Я же еле успела тебя поймать! - а вот теперь это уже возмущение.

-Ну не надо на меня сердиться, ведь этот сон такой волшебный, - мое хорошее настроение портиться не желает.


-Ты еще не понял.

Странно, почему она говорит так грустно.

-Это не просто сон - это реальность, в которую ты вошел во сне.

-Здорово! - на лицо лезет улыбка безумного идиота. Кажется, именно как на него на меня и смотрят.

-Ты можешь тут на самом деле умереть!

Глазки горят, хвост распушился, ушки прядают, и грудь вдохновляюще вздымается - обалденное зрелище.

-Ну и что? - отвечаю, не остужая градус безумия - А голову мне трогать зачем? Нет-нет продолжай, лапа такая классная и мягкая, - тянусь вслед за ней.

-Ты не боишься умереть?

Пожимаю плечами, морщась от ощущений.

-Нет.

На черном кровь не видна, но ее как-то заметили, наверное по запаху. Чудо моего сна испуганно посмотрела и начала футболку снимать.

-Я что - дурак, сопротивляться? Тело во сне у меня лучше, чем на самом деле. Был бы не сон - сопротивлялся бы, до последней капли крови. Хотя в данном случае скорее до последней нитки футболки. Я бы не хотел, чтобы на меня смотрели с отвращением.


Сняли. Выжидаю, что же будет дальше, рассматривая отметины. Спереди по одной дырке с каждой стороны, на спине, судя по лапе, по четыре - не страшно.

-Так, вот теперь верю, что не сон! - потому что я смущен, а во сне так не бывает. - Да, я смущаюсь, когда симпатично выглядящая девушка, пусть даже с хвостом и ушами, тянется вылизывать меня языком. Сижу, краснею, что еще испытываю - не скажу, и так понятно. Собирается переходить к спине. Смотрит на мое лицо. Опускаю голову, но ее поднимают на удивление сильной лапой, не обращая внимания на сопротивление.

-Ты стесняешься? - и море изумления в голосе.

-Да, - сокрушенно вздыхаю.

-Почему?

Сбивчиво пытаюсь объяснить. Ну вот, теперь я смущаюсь еще больше, а ей смешно.

-Сиди спокойно, - и к спине перешла.


Теперь хоть моего красного лица не видно. Одну половину вылизала, все-таки это очень приятно.

-Интересно, тут слюна целебная, или просто инстинкт? - она так коготками перебирает, что по мне стада мурашек маршируют, я же не железный! И там точно дырок во мне нет! Смущение смущением, но я уже дрожу от сдерживаемого желания. Смазанное движение и она уже передо мной, причем раздетая.

-Когда только успела, я же ведь почувствовал бы?

Сильным толчком повалила меня на спину.


- Нет, я определенно не железный и идет все к черту! Притягиваю ее к себе. Как целоваться пока не знаю, зато можно тереться щекой о ее мордочку. Мои руки нежно гладят, гуляя по замысловатым траекториям.

-Это я стеснялся? Не верю!

В какой-то момент окончательно схожу с ума, и все воспринимается рывками.


Лежим на траве. Я - бездумно пялясь в небо, мои руки, живущие своей жизнью, и та, по которой эти руки гуляют.

-И что это было? - задумчиво интересуюсь, слегка придя в себя.

Опирается лапами мне на грудь, приподнимается, чтобы видеть мое лицо.

-Разве тебе не понравилось?

-Мне очень понравилось! Я просто не понимаю, почему со мной. Ведь ты - прекрасна, а я… - некоторое время пытаюсь подобрать слова. - Как такой как я может понравиться?

Ее палец ложится мне на губы.

-Смешной. Разве тебе не нравится заниматься тем, что вы называете любовью и сексом?

Цепляюсь за слова.

-А как это называете вы?

-Притяжением тел, - и она вольготно разлеглась на мне. - Да и не так уж ты плох, - и смотрит с хитрецой. - Можешь приходить еще, - заключает.


Хорошо, что лежал, а то там бы упал от избытка чувств. - Да, я абсолютно свихнувшийся на почве желания чуда человек. И мне только что сказали, что чудо не кончилось.


- Зачем это вам? - смотрю в ее смеющиеся глаза.

-Мы хотим захватить мир, взяв всех людей под контроль, - выдала и смотрит, только вот глаза смеются, выражение морды предвкушающее и хвост опять торчком.

-Я не против, - говорю важным голосом, - Захватывайте. Даже помогу, за умеренную плату натурой.

-Нет, - говорит, легкомысленно мотая головой, - Не поможешь. Мы тебя съедим. - скорбь в голосе изображает, а улыбка в уголке рта все больше.

-Как? Еще раз? - я якобы удивляюсь.

-Да! - кивает - И так пока не кончишься.

-Постараюсь, чтоб хватило на подольше, - заключаю.

Села на мне сверху и смотрит, я вот прямо сейчас буду готов к следующему поеданию!


Не так уж я и удалилась от правды, - говорит и водит по мне когтями. - Наш Мир создан, и его нужно поддерживать. Мы даем вам то, что вам так нравится, забирая немного жизненных сил, - и бока когтить начала, шерстью своей щекочет, я верчусь помирая от смеха, но выбраться не удается.

-И правда удобно щекотать, - заключает с самым серьезным видом. А потом вдруг резко прижимается ко мне и чуть ли не дрожит.

-А умирать это страшно? - произносит так тихо, что еле расслышал.

-Не знаю, - задумался - Кто-то считает что нет, и боится только того что умирать больно. Часто верят во что-то после смерти, причем в разное. Я когда-то пытался вообразить и всмотреться в ту неизвестность, что ждет за порогом, и от нее мне стало жутко. При том, что смерти я не боюсь почему-то, - замолкаю, но честно продолжаю, - И часто, когда слишком холодно жить - хочу умереть. Только вот еще считаю, что надо бороться до конца - это не дает уйти, так и мучаюсь.


Оторвалась от меня и недоверчиво разглядывает.

-Тебе холодно жить? Но разве у тебя нет тех, кто бы тебя согрел?

-Есть, но они слишком далеко. У них свои дороги.

Молчим вместе, я гляжу в синее небо, вечереет. - Увидеть Авалон и умереть. - Я свой увидел, теперь мне уже ничего не страшно. - Правда?


-Хочешь, я буду приглашать тебя к себе?

-Так вроде бы ты разрешила мне сюда приходить? - немного недоумеваю, а она улыбается.

-Сюда - это только часть нашего мира. Да и не всегда ты сможешь прийти, даже если захочешь. А если я буду приглашать, то смогу показать тебе своих друзей! -

И куда подевалась та грусть, которая была пять минут назад.

-Хочу! - она еще не знает насколько я любопытный.


Ночи, превратившиеся в странную смесь прогулок по чужому миру, удивления всему новому, и ощущения тепла от близости с девушкой-волчицей и ее знакомыми. Не проходившее чувство удивления от того, что я казался им привлекательным. Еще большее чувство удивления, когда не оказался прибитыми парнями с большими зубами, ушами и хвостами, которые иногда были в тех местах, где меня выгуливали.

Бешеный бег под луной. Охота в Лесу с вкусом крови на губах. Мне хотелось впитать в себя каждый клочок этого мира. Даже разборки между некоторыми из них, куда я умудрялся влезать с непосредственностью любопытного щенка, получая при этом отнюдь не по ушам.


Однажды, через череду таких долгих ночей, когда мы с Нхалой смотрели на звезды этого мира, наслаждаясь шумом леса, запахом воды и призрачным светом Луны, я спросил ее, почему она показывает мне все это.

-Я хочу, чтобы ты нас запомнил.

Недоуменно смотрю на нее.

-Ты думаешь, я способен вас забыть?

-Создатель мира умирает, вряд ли наш мир переживет его надолго, - повернувшись ко мне, продолжила с непривычной серьезностью. - Ты нас запомнишь, я знаю. Другие только брали, ты отдаешь. Твое тепло, нежность, желание понять и запомнить - нам понравились, - чему-то улыбается. - Очень, - она поворошила мои волосы.


Несколько дней, когда сны с ней не приходили, я страшно переживал, и был безумно рад, увидев ее опять. Пытаясь все это объяснить и одновременно обнять, но меня остановили.

-Сегодня.

Ничего не понимая смотрю.

-Сегодня это произойдет. Серебристые дороги уже легли у островов. Ты пойдешь со мной проститься с создателем?

-Конечно, - мы молчали, пока легкая серебристая дымка несла нас куда-то.


Ленты дорог заполнили небо и привели нас к огромной покрытой лесом чаше в земле. Дороги превратились в светящиеся шары, освещающие путь перед нами. В самом центре сиял мягкий свет. Множество существ, знакомых и тех которых я не успел увидеть раньше, подходили к этому сиянию и прощались. В воздухе витала грусть.

-Мы провожаем его, - тихо пояснила Нхала, - Когда эта ночь завершится, его не будет с нами.

Мы молчали. Как-то так получилось, что все кого я встречал, оказались рядом со мной.

- Создать мало. Мир - это дух и плоть. Дух - свет и радость. Плоть - боль и расставание. Чтобы мир стал по настоящему живым его надо отпустить, наполняя своей болью расставания. Наш создатель не смог. Он слишком нас любил и не представлял себя без нас. - Нхала прижалась ко мне. - Мы грустим о нем.


Вокруг шелестели едва слышимые слова прощания от тех, кто провожал давшего свет. Наша группа уже немного мешала другим подходить к нему. Я стоял запрокинув голову и смотрел в это небо. Танец светлячков. Свет луны. Всеобщую грусть.


На мое лицо набежала безумная веселая улыбка.

-Вы - идиоты! - громогласно заявил я оскалившись. Тишина порвалась заставив свет испуганно вздрогнуть. Сколько недобрых взглядов я сейчас ощущаю на себе, кажется, что спину припекает. Еще Нхала от полноты чувств добавила прокусила руку, которая была от нее в опасной близости. - Плевать!


-Вы провожаете того, кто вам дорог и хотите, чтобы он запомнил только вашу грусть?! Вы хотите, чтобы его сопровождала только ваша скорбь, когда он сделает следующий шаг по своей дороге?! Повторяю, вы - идиоты! Он хотел бы запомнить вас веселыми и смеющимися. Радостными и раскрепощенными. Страстными и привлекательными, - железная хватка на руке слегка разжалась.

-Подарите ему свою радость. Свой бег под сводами леса. Радость охоты. Песни Луны. Сияние неба и солнца в ваших мечтах. Подарите ему свою радость!!! - голос под конец срывается, но я сумел.

Скорбь истончается, стоящие рядом существа выглядят теперь светлее.

-Не обязательно подходить, рядом с вами свет, который вас сюда привел. Он вас услышит отовсюду, - говорю уже тихо. Не знаю как, но это услышали все.

Мне показалось, что темнота отступила, а к свету в центре стали тянуться светлые полоски, похожие на дороги, которые привели нас сюда.


Девушка, подарившая мне чудо, радостно улыбалась.

-Ты как всегда невозможен, - она ласково растрепала мне волосы. - Он - рад, вместе со всеми нами, я чувствую.

Она еще не знает, насколько именно я невозможен. Свет надо мной отличается от света впереди. Протягиваю вперед прокушенную от избытка чувств руку, и кровь, успевшая стечь вниз, касается сияния.

Все замирает. Воспоминания, такие дорогие мне и подарившие радость, кажется, текут сквозь меня. Пусть я не создатель, и не могу создать мир, но я могу отдать ему все-то, что ощущаю, дополняя этот свет своей болью. Болью расставания. Память струится сквозь меня, оставляя боль, потому что мне уже не вернуться. На душе больно, текут слезы и внутри что-то рвется. Мне плевать, возможно ли это или нет. Я, владеющий сном, повелеваю быть! Всем что у меня есть, и даже больше. Самой искрой создания, которая есть в каждом человеке.


Почему я не вижу Нхалу, хотя еще чувствую ее руки? Сквозь боль и не видя ее поворачиваю голову, туда, где ощущается тепло ее рук.

-Я же сказал, что во сне могу все, - улыбка от боли вышла кривая. И последняя мысль - Я отдал все, теперь можно и умереть.


К сожалению, я живу. Никогда я больше не видел эти сны, как бы ни пытался там оказаться. Иногда, пустыми ночами, слезы сами текут из глаз, рождающиеся в тени воспоминаний, оставшихся чудом. Это безумно больно, но память о чуде дает силы жить. Ведь где-то далеко есть те, с кем ты был близок. Кто дорог тебе, и кому дорог ты. Ты знаешь, что чудо было, а значит еще не все потеряно.


И на следующем твоем шаге, когда смерть наконец-то избавит тебя от этого мира и тела, но не от боли, потому что боль живет в душе. Наплевав на все представления об аде и рае. Ты сделаешь шаг, и такой знакомый голос скажет тебе - Здравствуй, - и лапа ласково потреплет по голове. - Долго же ты шел.


-Здравствуй.






Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://samlib.ru/editors/n/nowikow_a/nhala.shtml
Похожие рассказы: Шико Шериан «Игрушки», Анна Семироль «Крылатый щен», Братья Гримм «Смерть Курочки»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален