Furtails
ReNaR
«Ошейник для Лисицы 3»
#лис #разные виды #верность #милитари #насилие #приключения #романтика #сказка #фентези #магия
Своя цветовая тема

Лис ReNaR представляет.

Ошейник для Лисицы 3: Красная жемчужина.


Глава первая. Как та звезда.


Местные жители отмечали свой маленький народный праздник – день воды. Это было странное для меня мероприятие, которое я старательно избегал уже третий год подряд. Когда меня в первый год облили по приезде в деревушку водой, я решил,что это будет далеко не самое лучшее место, в котором проведу несколько лет своей жизни, но ,к счастью, – оказался неправ. Когда мне выдали штаны, высушили и даже официально извинились за своё поведение, я быстро влился в местный коллектив. К моему удивлению, во мне сразу же признали великого вора, который увёл у государства целую казну.

Тогда я встал на стол прямо в комнате, куда меня привели, и признался, что я – Ренар Третий Конфонский.

Вообще, это было очень удобно – считать года своего изгнания по этому странному празднику. Состоял он в основном в том, что все – от мала до велика – бегали по деревушке, обливая друг друга водой из бутылок и вёдер. Основное столпотворение, конечно, намечалось у местной водокачки, где всех желающих и просто проходящих мимо зверей обливали водой из шланга. Вообще-то праздник казался мне небольшой дикостью, поскольку посёлок, в котором я поселился, не имел каких-либо источников воды в нормальной доступности. Не было даже мелкой речонки, но зато – множество колодцев, скважин и естественных источников, из которых местные и набирали всю необходимую воду. Так это место и называлось – Городок Подземной Воды. Пока я был здесь, неплохо узнал историю этого «городка». Основал его первый местный бобр, которого свои же изгнали с реки за какие-то расхожие убеждения. Отчаиваться основатель не стал, а наоборот – назло остальным ушёл так далеко в лес, на сколько мог, и так до тех пор, пока ему не захотелось пить.

Так гласит легенда, не надо валить всё на рассказчика.

И вот, как только ему захотелось попить, ему сразу же подвернулся удобный источник, возле которого он и остановился. Сделал себе шалаш, насобирал шишек, добыл орехов и пошёл торговать в ближайшую соседнюю деревню – не близкий путь, кстати говоря, – и там быстренько разжился всеми необходимыми припасами. Стоит сказать, что ближайшие к нам соседи имели свою речку, а здесь, ко всеобщему удивлению, не было ни одного источника воды.

Первый источник, который нашёл бобр-основатель, стал чем-то вроде святыни. На склоне горы, из которой он вытекал, построили небольшой дом, который потом оброс всевозможными строениями и надстройками. Вскоре дом превратился в городской холл, новые источники открывались каждый день, рылись колодцы – и в городок потянулись разные другие звери. Занимались тут в основном собирательством: орехи, шишки, грибы и многое другое, чем мог поделиться лес. Были, конечно, и свои хозяйства, но совсем маленькие.

Для меня это был просто идеальный вариант – еле-известная деревушка с одной-единственной дорогой, ведущей через неё, и то – если не знать о существовании этого городка, его можно было пройти и не заметить. Многие дома располагались прямо на деревьях, но в них жили неугомонные кошачьи или редкие в этих краях ящеры. Я с семьёй устроился в брошенной лачуге вдали от главного холла, завёл своё хозяйство. Начал с пары гусей, но быстро не выдержал – пришлось идти к соседям пешком, покупать там курей, но и они долго не продержались. Эмерлина, в первый год нашего маленького изгнания, как только произвела на свет ещё двоих наследников моего великого имени, тут же занялась грядками, но в меня не лезла морковка, капуста и прочая зелень. Ответ нашёлся сам собой – я ушёл на рыбалку. На три недели. До ближайшей воды было два дня пути. Удочкой, конечно, много не наловить, так что пришлось вспомнить былое – и попросту стащить у местных рыбаков целый обоз с живой рыбой.

Надо ли говорить, что всё прошло просто идеально?

Эмерлина долго изучала меня на предмет новых дырок в теле, царапин, побоев, но я вышел сухим из воды: никто не догадался искать свой товар в городке за день езды от места их пропажи.

Вот тогда-то мы с Эмерлиной и зажили на новом месте, как этого хотели раньше. Она занималась своими грядками и цветочками, дети уже в три года начали помогать местным собирать грибы и кедровые орехи. Я же потратил целый месяц, вырубая деревья и копая котлован, но осуществил свой коварный план – вырыл у своего дома самый настоящий пруд. Небольшой. Купаться в нём было себе дороже, так что этот вариант мы даже не рассматривали. Уровень воды в нём поддерживали знаменитые подземные источники , а нужен он мне был за тем, что я разводил в нём карпов, так что довольно быстро стал знаменит на всю деревню.

Городок подземной воды был просто изумительным местом. И со стороны могло показаться, что у меня и Эмерлины наконец-то была простая, достойная и сытая жизнь. У нас был маленький домик вместо огромного замка, вырезанного в дереве, двое детишек вместо огромной семьи в виде целого клана лис, новые, простые друзья, а не командир этого самого клана и начальник стражи местного государства.

За пять лет жизни в этом месте я услышал из уст своей любимой лисицы не одно и не два слова благодарности – и каждый раз разные. За то, что я провожу время с детьми, за то, что я не подвергаю свою жизнь опасности, за то, что семью теперь никто не преследует и не угрожает. За спокойную, тихую жизнь.

В последние два года, впрочем, я этих слов уже не слышал. Эмерлина продолжала также заниматься своими делами, я продолжал подкармливать своих рыбок в искусственном пруду, детишки постепенно учились грамоте и счёту с Эмерлиной или в небольшой группе детишек, которых обучала местная волчица.

Ренрард и Эрмелина, мальчик и девочка, как и в первый наш раз. Было трудно путешествовать с беременной женой, я искал место, где можно было остановиться, но никак не мог найти, но нам повезло. Лисята уже совсем освоились – дружили с детворой соседей, знали весь городок лучше меня самого, ходили в гости на дни рождения и другие торжества.

В отличие от Крала и Лимы, которые были уже взрослые и самостоятельные, они не знали, что их папа – вор. Такой вор, которого боятся целыми семьями, которого раньше приглашали для «показательных» ограблений, чтобы доказать – любая охрана несовершенна. Вор, все действия которого выглядят как благодать для тех, кого он грабит. Вор, которого все знают, но никто ничего не может доказать.

Конечно, об этом знали почти все в городке, и иногда, если у кого-то что-то пропадало, приходили ко мне за разъяснениями и, как они надеялись, украденным, но я никогда не трогал местных. Проезжих – да, и то незаметно: не более того, что они сами могли потерять в дороге. Только чтобы не потерять форму и не утратить ту ловкость лап, что я разрабатывал годами.

Я провёл в этом замечательном месте уже на один день больше пяти лет. Праздник воды закончился, а я сидел на крыше своего домика, где специально устроил небольшую смотровую площадку. Иногда, тихими ночами мы всей семьёй забирались на крышу – Эмерлина учила наших лисят определять стороны света по звёздам, а я вспоминал своих родителей. Отец часто показывал мне разные созвездия, выводя меня на большой балкон нашего фамильного замка, мама просто любила глядеть в бесконечную черноту ночного неба. Я не понимал её тогда, я был совсем маленький – мне хотелось чтобы ночь никогда не кончалась и я мог был делать всё что угодно кроме сна. Сейчас я понимал её. Сейчас я просто разглядывал огромное небо над головой, которое закрывали верхушки деревьев. Однако если посмотреть в другую сторону, там где я вырыл прудик для карпов, деревьев было почти не видно, и я оставался наедине со звёздами и длинным рыжим носом.

Скрип деревянной лесенки, по которой мы обычно забирались на крышу, заставил меня отвлечься от созерцания ночного неба, и посмотреть на землю. Ко мне поднималась Эмерлина, но как-то неловко. Я быстро перегнулся через край покатой крыши, и принял у неё из лапы две большие, деревянные кружки, в которых плескалась какая-то горьковатая, терпкая настойка. Пока моя жена забиралась ко мне на крышу, я стоя на коленях, принюхался к содержимому и лакнул из одной кружки.

Чай. Как я мог не узнать чай. Впрочем он тут был редкостью – в лесу таких вещей не росло, и только с проезжими торговцами можно было договориться, что они привезут тебе одну-две корзинки заветных листочков с южных краёв.

Я помог Эмерлине забраться на крышу окончательно, и мы вместе уселись на соломе, смотря на небо и не говоря ни слова друг другу. Мы спокойно пили принесённый Эмерлиной чай, но она разобралась со своей порцией куда быстрее меня – я растягивал удовольствие. И как только чашка моей жены опустела, она отставила её в сторону, повозилась с ней чтобы она не укатилась с крыши, и тут же обняла меня. Вот так, ничего не говоря и без всяких предупреждений – просто сомкнула свои лапки вокруг моей груди, зарываясь своим чёрным носиком в шерсть на моём плече. Я заметил как её хвост начал восхищённо вилять из стороны в сторону. Я не остался в долгу и тоже начал разгонять пыль на крыше.

-Спасибо тебе, Ренар. – Тихо прошептала моя любимая.

Я оторвался от горячего напитка, согласно промычав.

-Теперь за что? – Спросил я, усмехнувшись. Моя лисица обычно никогда не повторялась, и то что я два года не слышал от неё таких вот спонтанных слов благодарности, лишь навело меня на мысль о том, что у неё просто кончилась фантазия. Оказалось что нет.

Эмерлина порылась своим носиком в моей шерсти ещё немного, и наконец призналась.

-За то что показал мне как это скучно.

Её слова тут же ошарашили меня. Я застыл как истукан – и даже хвост замер в воздухе. Моя же любимая жена, не открывая глаз, продолжала говорить мне в плечо.

-Сколько мы здесь уже?

Мне потребовалась минута, чтобы ответить на такой простой вопрос. Я размышлял об этом буквально час назад.

-Пять лет. И один день.

-Я скучаю по нашему замку, Ренар. – Призналась она. – Пусть там будет холодно зимой, что со сквозняками там невозможно бороться…

-Там постоянно ходят едва-знакомые нам лисы из клана… - Дополнил я.

-Там наши дети…

Я улыбнулся.

-Как там Ренрард и Эрмелина?

-Пришли мокрые и счастливые. Сушатся у камина.

-Как думаешь они к этому отнесутся? Они здесь выросли. Здесь их друзья…

Эмерлина оторвалась от моего плеча, поправляя локон с белым кончиком и пожимая плечами.

-Думаешь они откажутся жить чуть побогаче, чем сейчас? Они же дети – у них будет ещё больше друзей в клане.

-А ещё обязанность тренироваться и учиться наравне со всеми. Ты же знаешь Флёр – она не даёт поблажек.

Лисица усмехнулась.

-По её строгости я тоже скучаю.

-Я тоже. – Признавшись в этом, я улыбнулся.

-Я люблю тебя, лис. – Сказала моя жена. – Я за тобой пойду хоть на край света, хоть в сам ад. Но сейчас я хочу вернуться… Домой.

Мы сидели вместе несколько минут, вспоминая наш дом и наших друзей. С каждой секундой ощущение чего-то грандиозного в моей груди буквально распирало меня, заставляя сердце биться быстрее. Внезапно Эмерлина резко вздохнула, разрывая свои объятия.

-Сколько тебе нужно времени чтобы собраться? – Выпалила она на одном дыхании.

-Я уже собран. – Ответил я, смотря ей в глаза, - Собирай детей в поход. Я продам домик и раздобуду денег на дорогу.

-Звучит как план. – Кивнула лиса, - Уходим ночью?

-Утром.

Мы кивнули друг другу, причём так, будто я со своей женой был, как говорится «на деле» и сидели мы на крыше не собственного дома, а на черепице королевского дворца. Я никогда не брал с собой кого-либо на свои кражи, всегда работал один, но в этой семейной драме я не мог обойтись без помощи. Мы тут же разошлись в разные стороны – прямо на крыше. Эмерлина ловко спустилась по лестнице, а я воспользовался альтернативным, чуть менее безопасным путём.

О том что секунду назад на крыше сидели два представителя рыжих и хитрых могли рассказать только две кружки, в одной из которых всё ещё оставался чай.

Я рванул через редкий лес, в котором располагался наш посёлок, к центральному холлу. Дойти туда было не так просто – всю дорогу приходилось идти в довольно крутую горку, местами даже поднимаясь по обустроенным лестницам. Сам Холл, как я и говорил, находился на довольно крутом склоне горы, построенный как одна большая лестница. Обычно в этом здании проводились собрания жителей, где местный мэр, которого избирали общим голосованием, если предыдущий уже надоел. Я искренне надеялся, что несмотря на столь поздний час, я смогу встретиться с кем-нибудь из соседей, или лучше всего – с самим градоначальником. Удача была на моей стороне – несколько зверей стояли у уже закрытых дверей городского холла, потягивая какие-то напитки и болтая между собой. Среди них я с нескрываемым восторгом увидел и местного мэра – лиса.

У нас с ним была давняя дружба. Не сказать что именно благодаря мне этот рыжий занял своё тёплое место, но если бы определённые, компрометирующие его вещи не пропали бы из его же дома, то никто бы его не выбрал. Конечно об этом он быстро догадался, и неохотно признал что за ним был должок.

Я развёл лапы в приветственном жесте, но мэр немедленно прижал уши, спрятавшись за каким-то медведем, которого я никогда не видел. Оглядев гостей нашей деревушки, я понял что никого из них я не видел у нас в деревне до этого: ни медведя, ни здорового пса-бульдога, ни ежа. Последний единственный заинтересовался забавным поведением местного мэра, и спросил почему тот меня так опасался.

-Нехорошо, когда он такой счастливый! – Ответил лис.

-Ошибаешься! – Крикнул я ему. – Вылезай, разговор есть!

-За своим должком пришёл, рыжий? – Тут же догадался мэр.

Стоило ему это сказать, как ёжик, до этого разглядывавший испуганного мэра, переключил внимание на меня, тут же расцветая в приветливой улыбке.

-Не иначе как сам Ренар! Не знал, что у вас живут такие знаменитости!

-Какая из меня знаменитость, я уже пять лет живу здесь и особо не рыпаюсь. – Ответил я ему, махнув лапой.

-А стоило бы попытаться. – Прорычал медведь. Ему, с лёгким смешком вторил и бульдог.

-Чего пытаться, когда я уже сделал то что не делал никто до меня? Нет цели больше, чем то что я уже сделал.

-Ну вообще-то есть.

Я внимательно посмотрел на медведя, который только что сказал это. Я слышал много легенд и историй – о казнах, намного больших чем та, которую увёл я, об алмазных биржах с кристаллами непомерной красоты и величины. Я слышал очень много легенд о том что есть на свете ещё не украденного, и даже о том как лично я это делал.

Я кивнул медведю, показывая что я его внимательно слушаю.

-Место, где такого как ты ждут уже несколько лет. Чтобы проучить тебя.

-Да ну?

-Слышал о такой вещице как Белый Бриллиант?

-Нет. – Честно признался я. – Хотя очень напоминает другое название.

-Это какое? – Поинтересовался бурый.

-Красная Жемчужина. Слыхал о такой?

-Странно что ты не слышал о белом бриллианте, - Почему-то рассудил медведь, почёсывая свой нос. – в любом случае они довольно похожи. Оба этих артефакта охраняет воинственный клан определённых зверей, и эти вещи у них пытаются забрать чуть ли не войной. Единственное что я знаю о жемчужине – то что её смогли украсть в одиночку. Не ты ли это был, лис?

Я помнил те времена, о которых говорил этот медведь. Сначала его увели иены, а потом жемчужину лично выкрала Флёр, с которой и свалилась к нам с Ареном на палубу.

-Нет, но я наблюдал все действия в непосредственной близи. А в чём тогда подвох с этим бриллиантом?

Медведь как-то осторожно посмотрел на своих спутников, которые так же внимательно слушали его.

-Его невозможно взять в руки. Невозможно вынести из зала, где он лежит, хотя сам по себе бриллиант небольшой и лёгкий. Останавливает лишь груз морали.

Возникла неловкая пауза и я развёл лапами.

-Что это означает?

-Понятия не имею, так мне рассказывал один из членов этого клана. – Медведь вдруг рассмеялся. – Никогда бы не подумал что лично я буду посланником от их клана, в который меня бы не взяли никогда в жизни!

-Да, я бы тоже не поверил. Но легенда неплохая. – Заключил я. – Люблю легенды. Где ты его видел?

-Северный город, столица огромного государства. В неделе пути на лошадях отсюда.

-Значит сам клан где-то неподалёку, да? – Улыбнулся я. – Я загляну к ним и обязательно передам им от кого я всё это узнал. Тебя как звать?

Медведь тут же опешил. Вся спесь с него слетела как шелуха.

-Понял, - Сказал я. – не буду передавать от кого я это узнал. Занятная история, но пришёл я сюда не за этим.

Я обратился к нашему мэру, который весь наш разговор стоял совершенно безучастно, и внимательно всё это слушал. Я отвёл его в сторонку.

-Сколько дашь за всё моё хозяйство в этом городке? – Спросил я лиса, обнимая его за плечо. Рыжий уже давно знал, что обманывать меня нельзя, потому что его ложь я раскусываю как орех. Мэр городка встрепенулся.

-Да у меня столько нету!

-А сколько у тебя есть? Мне много не надо. Добраться бы до того городка, о котором говорит этот бурый, а там уж дальше я как-нибудь сам.

Лис посмотрел на меня с нескрываемым любопытством, которое распирало его изнутри.

-Тебе… на дорогу?

-Да.

-Ты уходишь отсюда?

-Завтра же с утра. Так что если хотите чтобы у вас оставалась хоть какая-то рыбка на закуску, лучше чтобы нашёлся кто-то, готовый присмотреть за карпами у меня в прудике.

Градоначальник резко развернулся, сбрасывая мою лапу со своего плеча.

-А у нас только что освободилось одно местечко с неплохим хозяйством! – Сообщил он нашим гостям, хлопнув в ладоши. Дальше он рассказал всё что знал о моём домике, я тут же понял к чему всё идёт, и кое-что дополнил от себя. Как оказалось, покупателем был только лишь ёжик, и он охотно согласился осмотреть мои небольшие владения. Ночью конечно получилось не очень, но он быстро согласился, что для начала новой жизни это был очень хороший вариант. Мы с ним охотно разговорились об этом – я рассказал ему, как начинал своё изгнание здесь я со всей своей семьёй.

Через час, глубокой ночью зазвенели золотые монеты. Все мои труды пяти лет уместились в небольшом кожаном кошеле, приятно оттягивающим пояс. Я ни о чём не жалел, ведь самое главное я заберу с собой.

Я вернулся домой, преисполненный гордости, и понял что никто из моих не спал. Эмерлина собирала лисят в дорогу, упаковывая их пожитки и кое-какие игрушки в небольшие сумочки, которые лисята носили на манер рюкзаков. Я не стал долго расспрашивать их о том, готовы ли они к большому, длинному походу. Они уже были в восторге.


Глава 2.

В седло.



Всей семьёй мы распрощались с соседями и лично мэром городка Подземных Вод ближе к полудню следующего дня. Уйти быстро с утра не получилось: сначала мы передали хозяйство купившему мой домик ежу, потом мои щенята вспомнили, что скорее всего они больше никогда не увидятся со своими друзьями. Их прощание затянулось, но времени зря мы не теряли: ещё раз перебрали свои вещи, распределили между собой деньги на дорогу, проверили не забыли ли чего. Со всеми делами, сборами и долгими прощаниями мы покинули городок и вышли на лесную дорогу, когда солнце было в зените.

Погода для путешествия была просто великолепная – начало осени было тёплым и солнечным, предвещая довольно мягкую зиму. Жёлтые листья ковром устлали нашу дорогу, шурша под нашими лапами и разлетаясь в стороны, если их пнуть. Этим занялись наши щенята в первый час пути, а потом угомонились, устали и пошли спокойно. Эрмелина периодически жаловалась, что она устаёт, и тогда моя жена брала её на руки, но маленькой лисичке быстро становилось совестно, что её несут и она просилась обратно на землю. Ренрард относился к походу куда более серьёзно: напустив на себя самый важный вид, отломил себе от какого-то полена небольшую, прочную ветку и взял её как походный посох. Жаль что веточка долго не протянула и буквально через несколько минут сломалась надвое, хотя лисёнок говорил что даже не прикладывал никакой силы. Потеря его веточки так его расстроила, что на одном из привалов я нашёл куст орешника, срезал ему длинную, толстую палку и кое-как подточил её, чтобы удобнее лежала в лапке лисёнка. Получилась она слишком большой, но радости Ренрарда не было предела. Он носился с новым посохом уже воображая что бьёт кого-то, делая выпады и даже блокируя какие-то атаки. Мы с Эмерлиной переглянулись: откуда он узнал всё это, и кто это всё ему показал для нас осталось загадкой. Но моя любимая жёнушка сделала предположение, что в клане Лис Полной Луны будут только рады такому энтузиазму.

Когда мы в первый раз остановились на ночь, разбив лагерь, наши щенята наконец-то поняли, что путь предстоит не близкий. Удивительно насколько лучше они стали себя вести, зная что поход – дело не шуточное. Никто из них не капризничал по поводу сухих галет и вяленного мяса на ужин, не просил больше воды, чем хотел – до ближайшей реки идти было довольно далеко, и запасы пополняли только у редких источников. Мы разложили лежанки, подложив под них простые еловые ветви для мягкости, и устроились на ночлег.

Утро было холодным. Мы с Эмерлиной спали вместе и не без удивления обнаружили, что щенята покинули свои отдельные места и пристроились с нами. Точнее сначала – с нами, а потом и вовсе между нас. Так они согрелись и хорошо выспались. Мы плотно позавтракали, собрали свои вещи – Ренрард схватился за свой новый походных посох, и мы снова отправились в путь.

По моим прикидкам до родного замка, как и до клана лис, нам предстоял по меньшей мере месячный путь, но это если только пешком. Используя водные пути, мы сократим своё путешествие как минимум вдвое, и к тому же я планировал купить парочку неразумных лошадей для нашего путешествия. Денег с собой конечно было немного, но я не планировал честно покупать какого-нибудь восточного жеребца с родословной, а простую старую клячу, которую конюхам было бы не жалко. Ну и конечно ни в одном городе, в каком бы я не оказался, деньги не стали бы для меня проблемой: уж сколько раз мой талант выручал меня в самых разных городах во всём свете.

По дороге до соседнего городка мы с Эмерлиной охотно разговорились о приключениях, которые переживали в прошлые годы. Это помогало нам неплохо проводить время в пути, да и лисята были заняты тем, что внимательно нас слушали. Эмерлина тщательно обходила в своих рассказах обо мне факт того, что я был вором, но несколько раз один из лисят ловил её на небольших не состыковках в рассказе. Эмерлина обычно спокойно выкручивалась из таких ситуацией стандартными ответами, что деньги у нас были всегда, что сочувствующие нам граждане других королевств часто помогали нам, или мы помогали им – за определённые вознаграждения. После этого жена переключилась на то, что ждёт лися в родном замке – как там будет богато, что у каждого будет отдельная большая комната, что будут кормить вкусно и много, что будут учить их не только читать и писать, но и постоять за себя. И что главное – вокруг будут лисы, и родные, включая брата и сестру, которых они никогда до этого не видели. Конечно такой живописный рассказ не мог не сказаться на любопытности наших щенят, и они засыпали нас вопросами. Они были самыми разными – начиная с вопроса о камине – будет ли он в замке или нет, и кончая расспросами о таинственной хозяйке клана лис – Флёр.

Мы уже подходили к городу, когда вопросы о нашей прошлой жизни у лисят начали заканчиваться. Всей семьёй мы вышли к большой, полноводной реке и повернули вниз по течению – именно там был город, в котором я увёл у рыбаков обоз с рыбой пять лет назад. Но как только городские стены показались на горизонте, и Эмерлина радостно выдохнула, мой сын одёрнул мою жилетку и спросил меня вопрос, который я хотел не услышать.

-А почему вы с мамой уехали оттуда, раз там так хорошо?

Эмерлина выразительно посмотрела на меня, давая понять, что легенду надо соблюдать и оставаться для сына примерным отцом. Но я улыбнулся ей в ответ.

-Что скажешь, милая? – Спросил я у неё. – Действительно, почему мы уехали?

-Там… были проблемы. А вы вдвоём ждали своего часа у меня в животике, и я захотела найти место поспокойнее.

-Там была какая-то война? – Высказала своё предположение Эрмелина.

-Нет-нет, что ты. – Тут же заверила свою дочку мать. – Ничего подобного.

-Хотя воины там тоже были, - Дополнил я, - очень давно, когда клан лис только-только собирался и набирал свою мощь. – На всякий случай продолжил я.

-Сейчас это самое безопасное место, наверное в мире. – Тут же продолжила моя жена, недовольно на меня шикнув.

-Почему? – Тут же подал голос мой сын.

-Клан охраняют. Множество воинов, которых сам и готовит.

-Значит, вы всё-таки ушли оттуда из-за войны? – Сделал свои выводы лисёнок. – Так может не стоит туда возвращаться?

Эмерлина нахмурила брови.

-Нет, Ренрард, мы ушли не из-за войны. – Ответила ему моя жена.

-Тогда почему?

Я спокойно поглядел на Эмерлину, улыбаясь ей.

-Милая, по-моему стоит рассказать им.

-Нет! – Растеряно ответила лисица, отходя в сторону.

-Рассказать что? – Тут же выпалили мои лисята.

-Ничего! – Отрезала моя жена, взмахнув лапой. – Нечего тут рассказывать!

-Эмерлина, почему ты так этого боишься? – заботливо спросил её я. – Все знают. Лучше от нас, чем от кого-нибудь…

Моя жена, еле-слышно рыча, ускорила шаг, нагоняя меня и схватила меня за ухо. Я забавно задёргался, особенно учитывая то, что моя милая схватила меня за обручальное кольцо, запаянное на ухе.

-Ты забыл, кем тебя считал Карл? – Прошипела она мне на ухо, – Забыл, как он к тебе относился из-за этого?

Я покрутил головой, выкручивая свои уши из захвата лисицы, обиженно прижимая их к голове.

-Ещё бы я такое забыл! Я хочу это исправить!

-Как?!

-Хочу показать как я это делаю! И зачем! И с кем!

-Опять твоя высшая благодетель! Грабить богатых и раздавать бедным? Или ещё глупее – грабить, а потом отдавать обратно, преподав им какой-нибудь жизненный урок?

-Ты о чём вообще? – Не понял я и выставил уши торчком.

Эмерлина сразу же схватила меня за ухо опять – на этот раз практически наклоняя меня к земле.

-Эм, не при детях же! – Слабо пропищал я, когда моя любимая жена начала скручивать моё ухо в трубочку.

Лисица смилостивилась надо мной, отпуская меня обратно. Щенята, увидев всё это, шли за нами молча.

-Нам тоже уши оборвут, если мы что-то узнаем? – Скромно поинтересовался мой сын. Эрмелина уже почти плакала, а потому моей жене пришлось срочно возвращать свою самую добрую улыбку на свою мордашку.

-Нет, что вы такое говорите, - Попыталась оправдать сои действия лисица. – Просто я забочусь о вас…

-Папа сказал, что мы всё равно узнаем. – Напомнила ей дочка. – И что тогда?

Эмерлина остановилась посреди дороги, идущей вдоль реки. Я заметил это, и встал за её плечом с лёгкой улыбкой. Да, в этом я точно был прав – рано или поздно они бы всё равно узнали, и намного лучше было бы, если бы это произошло сейчас, а не в тот момент, когда мою бессознательную тушку будут тащить куда-то городские стражники.

-Скажи им, милая. – Попросил я свою жену.

Эмерлина глубоко вздохнула, как будто собиралась признаться в тяжёлом преступлении.

-Ваш папа – вор.

-Ух ты! – тут же отреагировала Эрмелина, а вот мой сын просто пожал плечами.

-А что такого? – спросил он, показывая на меня своим посохом.

На Эмерлину это произвело просто неизгладимое впечатление. Она удивлённо наклонила свою морду, буравя лисёнка самым строгим взглядом, на какой была способна.

-Ренрард, - обратилась она к нему, - ты ничего не хочешь нам сказать?

Лисёнок тут же прижал уши и обнял свой посох из ореховой ветки. Что и говорить, но материнское сердце не обмануть - я сам ещё не понял что такого он сказал, а она уже о чём-то догадалась.

-То-то ты так легко согласился уехать из городка! Ни с кем из друзей не попрощался, пока твоя сестра носилась по подружкам!

-Эм, я что-то не очень понимаю что происходит. – Признался я, обнимая её за плечи.

-Ты что, тоже воровал?! – Лисица наконец-то задала вопрос в лоб моему сыну.

Он потупил взгляд в землю. Я без труда разглядел как он волнуется – у него дрожали коленки, он виновато завёл ладони за спину, спрятав за спиной свой новый посох.

-Ренрард, - Обратился я к нему, - Мы с мамой рассказали тебе правду, так что давай и ты выкладывай что как есть.

Эрмелина тут же переместилась за свою маму, обняв её за бёдра. Она уже понимала, что её брату предстоит довольно жестокий допрос. Лисёнок, помолчав с пару минут, начал рассказывать как он вытаскивал у других детей городка в котором он родился и вырос, добычу, которую ребятня собирала в лесу. Мой сын в подробностях описывал как у каждого из собирателей вынимал часть «добычи» кедровых шишек и грибов, за которые можно было заработать кое-какие деньги. Это был основной промысел всей деревни и детей в частности, я об этом прекрасно знал, но не знал что Ренрард мухлюет на этой казалось бы честной работе. Поначалу хотелось выдать сыночке крутую взбучку за такое. До тех пор пока лисёнок не пояснил зачем он это делает.

-Медведь, которому мы сдавали свой сбор, как-то хитро считал сколько денег нам заплатить. Говорил о каких-то процентах и о чём-то там среднем. Но мы с пацанами сообразили что к чему. Лучше было принести ему несколько раз самых полных корзин, чем носить понемногу, но чаще. Я добирал у своих друзей чтобы приносить больше – и он платил мне гораздо больше, чем им. Но потом мы все вместе ходили покупать сок у торговцев и я помогал всем, у кого не хватало денег. Честно!

Закончив свой рассказ на этой ноте, он снова потупил глаза в землю, но уже без дрожи в коленках. Я же присел рядом со своим сыном с улыбкой кладя ему лапу на плечо.

-Ты всё сделал правильно, Ренрард.

-А? – Лисёнок удивлённо поставил ушки торчком, посмотрев на меня.

-Я бы сделал точно так же. А может быть даже лучше. – Сказал я ему, подмигнув.

-Как это?

-Сделал бы так, чтобы вы получили своё по-честному.

-Почему ты сразу не рассказал нам? – Спросила лисёнка Эмерлина.

Ренрарду не нашлось что ответить на этот вопрос, но его сестра быстро подтвердила его слова, ведь она тоже не раз пользовалась возможность заработать на что-нибудь. Она сказала что именно так тот медведь и платил всем детишкам городка, хотя сам зарабатывал на этом намного больше, чем они. В итоге мой сын настолько разволновался, что рассмеялся, смотря на меня. Я усмехнулся ему в ответ и похлопал его по плечу, отправляясь в дорогу дальше.

-Весь в отца, значит. – Заявила она, поглядывая на меня и своего сына.

-Не-е-е. – Довольно протянул я. – Не весь. Куда лучше.

-Почему это? – Удивилась лиса.

-Потому что моё первое ограбления я провернул только в двенадцать лет. Я был уже совсем взрослым.

-Мам, а кто тогда ты?

Мы с Эмерлиной дружно обернулись на свою дочку, так некстати задавшую ТАКОЙ вопрос. Моя жена даже посмотрела на меня с испугом, но я хитро улыбнулся ей в ответ, а дочке объяснил:

-А ваша мама хотела меня убить, когда я попал к ней в плен на пиратский корабль…

Воцарилась тишина, но ненадолго.

-Ты же рассказывала им о пиратах? – Убедился я, смотря в глаза своей жены.

Она еле-заметно кивнула, всё ещё немного ошарашенная тем, что я просто так взял и раскрыл перед нашими младшими детьми все карты. Пять лет они росли, думая что их родители – обычные лисы. Папа разводил рыбок в пруду, мама следила за хозяйством, а теперь они узнают с кем они жили всё это время на самом деле – вор и гроза морей.

Но всё наше напряжение, вызванное такими откровениями, быстро улетучилось, как только Ренрард подвёл итог:

-У нас классные родители. – Шепнул он своей сестре.

-Ага. – Безропотно согласилась Эрмелина.

Эмерлина удивлённо сморгнула, посмотрев на лисят. Я рассмеялся как было у Ренрарда, хлопнув себя по колену. На дороге день клонился к закату, и по пути до города мы с детьми стали близки как никогда – наконец-то общаясь без всяких секретов. Это было просто великолепно – рассказывать им те истории, которые я никому не рассказывал уже много лет. В глазах своих детей я и моя жена выросли до героев. Но пока что мы скрыли от них ответ на один-единственный вопрос – почему же мы всё-таки ушли из клана. Ответ Эмерлины – то что мы искали спокойное и тихое место, чтобы посвятить себя своим щенятам, их устроил полностью. Свою последнюю историю, о том как я ограбил целое государство, я рассказывать не стал.

Когда мы подошли к городу в котором собирались заночевать, я присел на одно колено перед щенятами и взял с них самое строго обещание, что всё что они узнали они не будут рассказывать. Лисята охотно согласились, а я для наглядности привёл пример своему же сыну, на его действиях объяснив как важно хранить такие секреты.

Ренрард обещал со всей возможной торжественностью, на какую был способен. Я сказал, что верю в него и только после этого – мы вошли в город.

Названия я не запомнил, да оно и не было нужно, учитывая то, что оставаться здесь мы не собирались. Мы быстро нашли местную таверну, плотно поели и даже немного повеселились. На верхнем этаже нашлась небольшая гостиница, где владелец таверны лично нас и разместил. Всё происходило просто замечательно, до тех пор пока в эту самую таверну не завалилась группа дурно пахнущих, плохо одетых рыбаков. Я не стал подавать виду, будто бы я их мог знать – хотя я даже не помнил у кого я конкретно угнал ту самую тележку с рыбой. Эмерлина покосилась на меня с лёгким подозрением, и я кивнул ей. Без лишних разговоров моя жена взяла детей и отправилась наверх, в нашу комнату.

Звери, среди которых затесался и лис, заказали себе выпивки и начали довольно вызывающе себя вести – типичная кабачная компания, беда для любого заведения. Я не заметил чтобы они были хоть как-то вооружены, но хозяину таверны – милейшему коту – просто не хватало духу хотя бы попросить их вести себя потише. Для себя я решил, что семья уже в безопасности и пошёл в разведку: убрал с морды свою улыбку, одёрнул жилетку и спокойно отправился к ним. По дороге я заказал себе ещё кружку местного эля, которой бухнул по их столу, как только подошёл к ним. На меня уставили шесть пар удивлённых глаз, среди которых я мельком искал знакомые – не было ли среди них того, кого я ограбил пять лет назад? Но не цвет шерсти, ни манера речи – ничего. Видимо в этот раз пронесло.

-Ставлю всем по элю, если будете вести себя тише, мужики. – Сказал я им, убедившись что все меня слушают. – У меня жена и двое детей этажом выше.

Поначалу такое заявление всех рыбаков изрядно ошарашило. Я отлично знал что делаю – обычно к такой компании идут с явно выраженной агрессией и требуют заткнуться. К такому они были готовы, а к тому что сделал я – нет.

-Ну тогда ты наш друг. – Сказал один из них, енот по виду. Я тут же толкнул кружку в его сторону и подозвал тавернщика, который моё предложение слышал и тут же его выполнил. Халявная выпивка сыграла свою роль – и вскоре вся компания сидела спокойно, ничуть не громче остальных посетителей. Я хотел уйти, но лис среди них одёрнул меня.

-И куда ты собрался, рыжий? Тебе же сказали – ты теперь наш друг! – Заявил он, расхохотавшись.

-А я сказал что у меня семья наверху, и они меня ждут. – Спокойно ответил я. Однако никуда уходить я даже не собирался.

Из города мне с Эмерлиной и детьми было две дороги – и одна из них была по воде. У кого как не у тех, кто в этой воде проводит целые дни, выяснять какие судна могут пройти по этой реке, чтобы отвезти нас ближе к дому?

-Рыбак рыбака… - Протянул местный лис, покачивая уже опустевшей кружкой.

Я хитро улыбнулся ему.

-Ты ещё не знаешь какой из меня рыбак.

-Да чего тебя не знать! Ты же этот… Ну вор!

До этого момента, все, кто ещё не опознал во мне местную знаменитость, повернули свои морды ко мне, приравнивая ко мне образ какого-то вора. Как обычно моя дурная слава шла далеко впереди меня. Хотя назвать эту славу дурной было сложно.

-А я думал он на севере уже! – Тут же подал голос Енот. – У тех маньяков, которые держат всех… на цепи.

-Нет, я тут – живой и здоровый, свободный и никого не собираюсь грабить. – Признался я с лёгким смешком.

-И к… - Лис икнул – К этим… медведям не собираешься?

-Собираюсь. – Сказал я, даже не очень понимая о чём идёт речь. – Как раз хотел спросить вас о том, как к ним будет лучше добраться.

-Кораблей даже не жди. – Тут же объяснил мне другой рыбак. – Клан их вверх по течению, на севере. Я эту легенду ещё два года назад слышал!

-Какую ещё легенду? – Переспросил я, недовольно морщась.

-Об этом белом бриллианте. Или кристалле там каком-то!

-И о чём эта легенда?

-Ну… Когда ты это дело с переносом столицы и целой казной провернул, пошла легенда о короле воров. Ну типа как о тебе, да?

-Был королём, было дело. Скучно. – Согласился я.

-Так тебе же бросили вызов! Пошёл слух что есть вещица, что небольшого размера и веса, но никто из ныне живущих воров украсть её не может. И всё ждут тебя!

Я задумался. За пять лет в своём изгнании я не слышал ни одной новой легенды о своих похождениях – чего в принципе я и ожидал. Конечно, легенды и мифы не растут на деревьях, а требуют каких-то свершений. И кража повозки с живой рыбой явно была не одной из них. Но за прошедшие три дня, стоило Эмерлине сказать что она хочет вернуться домой, я услышал об этом Белом Бриллианте уже дважды, и это не могло не настораживать. Сначала на полном серьёзе от какого-то медведя, который приехал в городок, где я жил проездом, теперь от кучки пьянчуг в небольшом городе.

-Бред какой-то. – Констатировал я. – Украсть можно всё.

-Точно! И поэтому – тебя там ждут!

-Откуда вы это знаете? – Добавив в голос побольше сарказма, поинтересовался я.

Все мои собеседники дружно начали жать плечами, доказывая что знают эту легенду они довольно давно, но кто её занёс к ним в городок – неизвестно. Я кивнул, соглашаясь с ними – никто не может сказать как такие вещи распространяются у нас по миру. Кто-то подслушал что-то в таверне, кто-то рассказал её по пьяни, кого-то пытаются чем-то запугать.

И вот с этой мыслью мне стало не по себе. Слишком уж хорошо эту легенду ждали, слишком чёткий был у неё посыл – меня ждут. И неизвестно зачем, очень вероятно что затем чтобы проучить или наказать. Сделать из меня наконец-то пример для всех воров, что даже самые великие из нас могут в одночасье пасть жертвой собственного любопытства. Выдумали на ходу какой-то белый бриллиант, чтобы меня заинтересовать и устроили мне ловушку.

Если это было так, то они чертовски хорошо сработали. Последнее, что мне хотелось делать так это вести в эту ловушку свою жену и детей, но я был уверен, что смогу выторговать их жизни в обмен на свою. В конце концов такая мастерская ловушка могла поймать только одного зверя, и этим зверем был я.

Странно было ощущать, что такие важные сообщения настигают меня. Очень оригинальное средство общения – без вестников, без разведчиков и ищеек. Зачем искать кого-то, когда этот кто-то сам может прийти к тебе?

Я оставил рыбаков, молча встав из-за стола и даже не попрощавшись, пошёл наверх, к своей семье. Я подлез Эмерлине под бочок, обнял её и натянул лёгкое одеяло, как услышал её тихий голос:

-Ты хочешь украсть этот Бриллиант?

Хорошо что я попросил их вести себя тише, иначе бы Ренрард с Эрмелиной никогда бы не заснули. Слышимость в этой таверне была просто идеальная, учитывая то что зал, где сидели рыбаки и нашу комнату разделяли лишь половые доски, в которых были довольно крупные щели.

Я долго не мог ответить своей жене на этот вопрос. Она повернулась на спину, с открытыми глазами начала рассуждать в потолок:

-Нельзя заставлять таких гостей ждать. – Предположила она.

-Я боюсь за вас. – Противопоставил ей я.

-Тебе пора забираться на былой пьедестал обратно, Ренар.

-Ты же не хочешь чтобы я был вором.

Она повернула свою мордочку ко мне, и её глаза блеснули в свете луны.

-За детей позаботиться целый клан. Даже если это ловушка…

Я не знал что ей ответить. Казалось, стоило мне напомнить ей кем она была в далёкой прошлой жизни и вот она снова не ставит ни себя ни меня ни в какую-то существенную цену.

-Мы идём в клан лис, Эмерлина. Домой.

Она закрыла глаза.

-Но сначала мы заглянем на север. Просто осмотреться.

После этих слов она улыбнулась и перекинула свою нижнюю лапку через меня, крепко и очень сильно обнимая меня.


На утро мы рассчитались с хозяином таверны, и разузнали где в городе можно приобрести лошадей. Сначала хотели взять одну с небольшой повозкой – было бы намного удобнее, но почему-то получилось что взять двух лошадей оказалось намного более выгодно. Быстро добывать деньги мне откровенно не хотелось – раз уж даже рыбаки знали кто я такой то не стоило оставлять о себе плохие воспоминания. Разузнавать кто есть кто в этой дыре мне тоже не было никакой радости – я расплатился с конём теми деньгами, что получил с ежа, продав свой домик в городке Подземных Вод, и мы тронулись в путь, вверх по течению реки. Несмотря на то, что вчера у нас с щенятами состоялся приятный во всех отношениях откровенный разговор без фальши, недоговорок и лжи, объяснять им резкую смену направления не стали. Они не долго допытывались почему мы так сделали, но вскоре сами решили что мы сделали небольшой крюк для того чтобы раздобыть лошадей и переночевать перед долгим походом.

В действительности переход до следующего посёлка вышел совсем не маленький – река по которой мы шли, была основным средством передвижения, но ни разу ни один речной корабль не прошёл по течению вверх, хотя Эмерлина утверждала что она пройдёт это течение на своей яхте, которая дожидалась её дома. В пути мы сделали четыре ночёвки, каждый день добывая себе еду из реки. Удочка собралась у меня сама собой из подручных материалов, и каждый день мы лакомились свежей речной рыбёшкой. В общем-то, рыба была у нас настолько часто, что к моменту когда мы вышли к следующему городу, она нам уже осточертела.

Этот город чем-то напоминал тот, рядом с которым у меня стоял фамильный замок. Это тоже была столица местного королевства с огромным дворцом посередине, площадью внутри каменных, высоких стен и довольно оживлённой жизнью со множеством рынков.

Так как моё самовольное изгнание послужило мне ровно противоположным образом – вместо того чтобы подзабыть меня и перестать наконец узнавать меня на улице, я вылез из своей традиционной жилетки и одел широкие белые штаны – получился совсем другой образ. Эмерлина предложила мне пробить ещё парочку дырок в ухе, но я упрекнул её в том, что моя любимая жена подталкивала меня к многожёнству. Я получил за это подзатыльник и полное игнорирование моих вопросов на полчаса, спустя которые Эмерлина заговорила со мной как ни в чём не бывало.

Без жилетки я чувствовал себя голым, но строгая охрана на дороге, ведущей в город, хоть и всматривалась в меня, но без неё великого вора во мне не признали. Я решил не мелочится, и снова отправив жену и детей в гостиницу, пошёл на местный базар восстанавливать утраченные средства к существованию. Штаны сработали просто потрясающе, хотя и немного мешали передвижению – но меня никто не знал. Я почувствовал себя по-настоящему свободным и довольно алчным вором – количество набитых золотом кошельков превысило все возможные нормы спустя всего час. Конечно же моими жертвами становились самые зажиточные и толстые – от них и убежать если что можно было куда проще, и чувствительность у них была куда хуже.

В общем через час я стоял у прилавка с грушами, делая вид что разглядываю товар, но на деле просто отдыхал. Груши вообще были моим любимым средством разминки лап, поэтому с абсолютно типичным приёмом – отвлечение внимания простейшим щелчком пальцев – я разжился сочным фруктом и поспешно удалился от прилавка, несмотря на возмущённые крики заспанного пса о том чего я хотел. Но плану было суждено почти сорваться: как только я отвлёкся на продавца чтобы усмехнуться ему в ответ, то тут же врезался в кого-то очень большого и прочного. Большого – потому что судя по объёмам это был живот, а дышал я ему куда-то в пупок, а прочного потому что какая-то часть этого живота была закрыта бронёй, об которую я и стукнулся. Подняв свои глаза, я увидел зверя, которого не видел до этого момента никогда в жизни: белый медведь.

То что он был большим я уже сказал – я рядом с ним, как и все остальные звери – казался коротышкой, ребёнком, щенком. Он был просто огромен, но в моей памяти он всё ещё не дотягивал до Эва, вроде Клитуса или Ренрека. И я с трудом представлял себе что будет, если этот самый медведь захочет стать этим самым Эвом.

-Прошу прощения. – Дежурно ответил мне медведь, обошёл меня, хотя мог бы просто перешагнуть, и продолжил свой путь, громыхая неплохими латами. Вооружён он тоже был неплохо – меч, который на мне смотрелся бы исполинским двуручником, а у него – как зубочистка. Более того – он был не один, и второй точно такой же необъятный, высоченный полярный мишка протопал с другой стороны от меня. Казалось что вся площадь сотрясается от их шагов, но никто из местных на них внимания не обратил.

Последнее что я успел рассмотреть, прежде чем эти двое скрылись за углом (хотя их маленькие ушки ещё долго подпрыгивали над крышами ларьков и магазинов) это эмблемы на их броне – внешне напоминающие розу ветров, только с одной стрелкой явно намного большей и массивней, чем остальные. Она показывала наверх и характеризовала собой северный ветер.

Наконец-то меня немного отпустило, и природное любопытство быстро взяло своё. Я нашёл местного стражника – обычного пса, тоже какого-то северного, но нормальных размеров. Чтобы не вызвать лишних подозрений, мы с ним сначала разговорились о не самых честных торговцах и их покупателях, и только спустя десять минут, я решился спросить у него:

-А что за белые медведи тут проходили? Выглядят сурово.

Стражник усмехнулся, саркастически посмотрел на меня, будто бы я сам должен знать ответ. Но разглядев во мне не местного, он убрал улыбку с морды.

-Клан Северного Ветра. Ты о них не слышал?

-Чем они занимаются? – спросил я, устраиваясь поудобнее.

-Помогают нам. – Ответил пёс. – Они – тюремщики и ищут воров, которых надо проучить.

Я усмехнулся, вспоминая размеры медведя.

-Уверен они-то уж могут. И что, хорошо достаётся всяческим убийцам?

-Убийцам? Я же сказал – воров! – Поправил меня стражник. – Всеми остальными приходится заниматься нам. Они договорились с королём, что любой вор, какой им будет нужен, будет выдан им, как они выражаются на «перевоспитание».

-И что они там воспитывают?

-Я не знаю. Никогда не видел ни одного, кто оттуда вернулся бы. Хотя туда им и дорога!

Стражник брезгливо плюнул на землю. Несколько минут мы стояли молча, и я решил на прощание сделать контрольный вопрос.

-Им бы сдать того рыжего, что целое государство грабанул, а?

Охранник посмотрел на меня с новообретённым уважением и размашисто кивнул.

-Этот клан объявил его в розыск, но только живым. Если кто-то приведёт его к ним – награда будет очень нехилой. Однако они ищут его уже довольно долго, и всё никак не найдут. Ренар ушёл на дно и лежит там, не отсвечивая – и как раз вовремя.

-Вовремя это точно. – Согласился я со стражником.

Мы распрощались с ним в лучших чувствах. Чтобы не наводить на себя лишние подозрения, о том как добраться до клана северного ветра я узнал у другого стражника. Тот указал мне на другой конец довольно большого города, сказав что там у клана что-то вроде посольства, и оттуда они могут организовать поход до высоких северных земель.

Если это была ловушка, то она была просто восхитительной. Всё, что во мне было лисьего, упорно твердило мне, что я просто не могу в неё не попасть.


Глава третья. Клан северного ветра.


Я надел свою жилетку и, плюнув между пальцами, протёр золотую серёжку в ухе. Избавился от штанов, которых никогда не носил и всякий раз когда носил – жалел об этом. Образ того самого вора как он есть – именно в таком виде я грабил целое государство. Именно так я вышел королём воров на площадь перед огромной толпой народа, где признался им что я ограбил их всех.

Только на этот раз со мной была моя любимая жена и дети. Последние, услышав то, куда мы отправляемся, пришли в полный восторг и выразили огромное желание посмотреть на клан полярных медведей. Но прежде чем отправиться к ним, я уселся на одно колено перед своим сыном.

-Ну что, Ренрард, хочешь посмотреть как надо быть вором?

Лисёнок уверенно кивнул, и с его подачи мы всей семьёй отправились через северную столицу, прямо в аутпост «Северного Ветра».

Найти их было совсем не сложно: довольно большое белое здание с кривой розой ветров над огромной двустворчатой дверью. Два стражника, увидев меня издалека, осели от удивления, когда я прошёл мимо них, настежь распахнув двери в их посольство. Честно говоря видеть этих огромных северных воинов удивлёнными было лишь самую малость странно – удивляли и не таких. Вслед за мной прошла вся моя семья. Внутри у медведей было очень приятно находится – большой белый зал, украшенный мрамором и белым золотом. Я обвёл всё это великолепие взглядом, торжественно выдохнув и сказав в слух:

-Я бы мог поживиться прямо тут!

Естественно тут же на меня и мою семью слетелись все возможные стражники этого места. Они окружили меня и мою семью так быстро, что мы не успели и глазом моргнуть.

-Здравствуйте. – Поприветствовал я всех белых медведей. – Достаньте свои мечи и зарядите арбалеты, если вам так будет удобнее.

Тут же все окружающие обнажили все возможные лезвия, а стрелки подняли свои арбалеты. Я улыбался, держа лапы на виду у всех. Через минуту между стражниками протиснулся самый большой из них, в доспехах явно получше, чем у всех остальных.

-Кто ты такой, лис? – Тут же рявкнул он на меня, обдав слюной. Я брезгливо поморщился и опустил лапы, вытирая её.

-Вы все тут наставили на меня своё оружие, и спрашиваете кто я такой?

-Зачем ты здесь? – Проигнорировав мой вопрос, проревел начальник этого посольства.

Я опустил лапы в карманы жилетки и сделал шаг ему навстречу с довольной улыбкой.

-А то вы не знаете.

-Отвечай на вопрос!

Я тяжело вздохнул, посмотрев через плечо на своих. На лисицу и двоих щенят даже не обращали внимания, что не могло меня не радовать.

-Я пришёл вас ограбить.

-Взять его! – Тут же рявкнул главный, но я тут же поднял лапы обратно.

-Эй-эй-эй, подожди! Что ты как не свой прямо? Я пришёл сюда добровольно.

-Ты сказал что пришёл воровать, рыжий! Ты хочешь нас ограбить, но можем тебе этого позволить!

-А вы хотите меня убить, и я тоже не могу вам этого позволить. – Так же спокойным и мерным тоном отвечал я ему.

-Ты – вор!

-А тут есть кто-нибудь поспокойнее? – Спросил я у окружающих нас стражников, которые не спешили выполнять прямой приказ своего командира. – Ничего что я сюда пришёл с семьёй и детьми? Услышал ваши легенды о каком-то Белом Бриллианте, решил сделать крюк…

-Откуда ты знаешь о Бриллианте?! – Взревел этот главный, выдав целое ведро слюны. Я встал подальше, чтобы окончательно не промокнуть.

-Я же сказал, что слышал легенду. – Пожал плечами я. – За последнюю неделю по меньшей мере два раза.

-Значит наш план был успешен! – Проорал медведь. – И теперь ты – наш!

Я ещё раз посмотрел на свою семью. Эмерлина уже откровенно хихикала, наблюдая за этим диалогом, а дети восхищённо крутили мордочками, разглядывая страшных воинов. Ни в одном из членов моей семьи не было и капли страха.

-Я не ваш, я свой собственный. – Напомнил я этому крикуну.

-Связать его! – Опять приказал он, но я саркастически вздохнул.

-Как я и говорил – в этом нет необходимости.

-Быстро! – Рявкнул главный.

Я посмотрел на него и решил что спорить с идиотом – себе дороже. Но напоследок решил показать ему свой любимый трюк. Как только один из медведей нашёл какую-то верёвку, больше напоминающий корабельный канат, я терпеливо дождался, пока он свяжет мои лапы, после чего быстро испортил его работу, выскользнув из пут через несколько секунд.

Тут же их главный наставил на меня свой меч.

-Серьёзно, у вас нет никого… более главного, чем он? Как он вообще оказался на этом месте?

-Ты смеешь сомневаться во мне, рыжий вор!? – Прорычал медведь.

Я обвёл взглядом остальных стражников, у которых в глазах было куда больше понимания ситуации, чем у их командора. Все они уже давно опустили своё оружие, один мишка уже даже успел познакомиться с моими детишками. Я не знаю что творилось в голове у этого командира, но его подчинённые имели намного большую адекватность ума, чем он сам.

-Спасайте меня. – Попросил я у ближайшего стражника.

-Господин командующий, - Тут же встрял один из медведей. – разрешите конвоировать пленника до нашей базы!

-Не спускайте с него глаз! Держите связанным и заткнутым – этот лис хитёр!

Я взял кипу верёвок, которыми мне пытались связать лапы и накинул её на свою шею, просунув в получившуюся петлю свои лапы.

-О нет, я не могу выбраться.

-Вот именно! – Рявкнул их командир, даже не обратив внимания на то, что я сделал это сам. Некоторые из его же подчинённых начинали откровенно над ним смеяться.

-Чем быстрее вы уведёте меня отсюда, тем быстрее получите свои награду за мою поимку!

-Чтобы сдали всё до последней монеты мне! – Тут же дополнил командир. Я не удержался.

-Он что, совсем тупой?

Тот мишка, который вызвался конвоировать меня, тут же взялся за верёвку, которую я на себя набросил, и потащил меня к выходу. Моей жене и детям предложили пройти за нами, причём очень вежливо, если не сказать нежно. Эмерлина охотно согласилась.

Меня провели через чёрный выход на улицу, где мой конвоир заливисто рассмеялся, а я наконец-то избавился от своих «пут».

-Поверить не могу! Лис Ренар! Это действительно ты!? – Вскрикнул белый медведь, показывая на меня лапами. – Никто из наших не верил, что ты действительно придёшь сам!

-Кто как не я припрусь во враждебный клан со всей своей семьёй? – Я развёл лапами, радуясь хоть кому-то вменяемому. – Здравствуйте! Наконец-то кто-то, с кем можно поговорить!

-У тебя получилось то ещё вступление, лис! – Признался медведь. – Меня зовут Арок!

-Меня зовут Ренар Третий Конфонский! – Представился я, протягивая ему лапу. Конечно в его исполинских ладонях, я мог бы заблудиться, но мы охотно потрясли лапами.

-Эту милейшую лисицу зовут Эмерлиной, а это наши с ней дети – Эрмелина и Ренрард. – Представил я остальных.

-Вы знаете, мне даже жаль, что вы наткнулись на нашего командора! Такие гости это просто праздник для нас всех, наш клан ждал вас очень и очень давно!

-Что с ним не так? – Спросил я, показывая через плечо указательным пальцем. – Он какой-то… тугой?

-У него просто связи с главой клана. Никто не знает какие, может он его шантажирует. В итоге его и послали в самый захудалый аутпост – собирать других воров…

Я тут же посерьёзнел, и Арок это заметил.

-Но вообще-то он всё делал правильно.

-Это заметно.

-Значит ты собрался попробовать украсть Бриллиант, да?

-Не думал что он вообще существует, но да – собрался! Видишь, надо подрастающее поколение обучать.

-Чему? – Искренне удивился полярный медведь.

Мой хитрый взгляд послужил ему ответом на все его вопросы. Он покивал какое-то время, а потом всё-таки начал объяснять нам дорогу.

-До нашего клана ещё около недели пути, но обычно проделать этот путь могут не все. Между Северным Ветром и этим городом лежат холодные пустыни – там совсем ничего нет. Ни растительности, ни других зверей. По пути мы построили несколько перевалочных баз, на которые иногда завозят кое-какой провиант, чтобы можно было путешествовать налегке и не тратить силы.

-Целая неделя? – Недовольно промычал я. – Какой-то больно большой крюк! Да и я, знаешь ли не один!

-Да, это так. Если вам повезёт вы можете купить сани, или пристроится к одной из экспедиций нашего клана, но следующая отсюда будет ещё очень не скоро.

-Что за сани?

Медведь повёл носом по ветру, будто принюхиваясь к чему-то.

-Зима в этом году пришла совсем рано, и снег в холодных пустынях уже лежит. Если у тебя достаточно денег…

На этом моменте он осёкся и посмотрел на меня. Я лишь махнул пальцами перед своей грудью.

-Продолжай.

-Если вы сможете себе это позволить, то вам нужны оленеводы – они находятся далеко за городом. Обычно они не любят помогать, но их можно убедить отдать вам двоих, а лучше троих оленей из их стада и сани. Они сократят ваше время в пути по крайней мере в вдвое, но не ожидайте что это будет просто. Следует запастись тёплой одеждой и хорошими продуктами на всё своё время в пути. Это тяжёлый поход.

-Прекрасные возможности, великолепные предложения. Вот если бы ещё немножечко… мотивации добираться до такого места. Я слышал, что у вас там воров не жалуют.

-Это так. – Пробасил Арок. – Но тебя – великого – мы все ждём.

-Зачем?

Медведь отвёл глаза в сторону, не желая отвечать. Я попытался достучаться до правды, но он тщательно оберегал эту тайну, в конце концов выдав лишь одно:

-Ты можешь обречь наш народ на муки, какие ещё не выпадали на долю ни одного из зверей, что встали на две лапы и стали говорить! Но ты же можешь и помочь.

-Вы ребята довольно крепкие, по вам и не скажешь, что вас можно хоть чем-то замучить.

Арок задумался над чем-то, после чего повернулся к нам.

-Никто не ожидал, что ты приведёшь с собой свою семью. Мы не будем отказывать тебе и твоей родне в гостеприимстве, так что чтобы сделать твой поход проще – я пойду с вами. Я могу лишь обещать, что ты всё узнаешь, когда мы доберёмся до клана Северного Ветра.

-А если я не захочу идти? – Наконец-то спросил я, отдельно уточнив, - Особенно если не понимаю зачем?

-Я буду вынужден настаивать.

-Ты мне уже угрожаешь? Что мне будет угрожать там?

-Твоя жизнь будет зависеть только от тебя самого. – Неимоверно пафосно ответил мне белый мишка. Казалось бы, куда подевался добродушный стражник, вытащивший нас из под гнёта ужасающей тупизны своего начальника? Но видимо его ответ про какие-то кары и муки на их род, и призрачную надежду на спасение, напомнили ему о чём-то очень важном.

-Я приду сюда же на следующий день – мы будем собираться в дорогу.

Я тут же посмотрел на свою жену. Эмерлина уверенно кивнула, прижимая к себе нашу дочку. Ренрард даже выглядел куда серьёзнее и взрослее чем раньше.

-Ты думаешь, я тебя так просто отпущу?

-Ты думаешь, меня хоть что-то задержит? – В тон медведю ответил я, - До встречи на этом самом месте.

На том мы и разошлись. Решение было принято единогласно – даже наша дочка не хотела оставаться, тем более что если бы она отказалась от похода, она бы оказалась совсем одна, а я не мог доверить её хоть кому-то в чужом городе. Сразу после разговора у посольства клана, мы продали лошадей и на вырученные деньги прикупили себе хорошей, тёплой одежды. Конечно, наша шерсть отлично защищала нас от лёгкого холода, но когда вода начинала покрываться льдом, а с неба шёл снег проводить на улице не то что большую часть дня, а вообще весь день, становилось немного не комфортно. К тому же – щенята. Несмотря на все их возражения их мы утеплили так, как только могли включая куртки с капюшонами, накидки и плащи. Эмерлина купила себе отличный утеплённый плащ со странным пушком на подоле, похожим на медвежий. Вспомнив, как много пуха продавали лисы в трудные годы на одежду, я решил что клан северных медведей тоже мог на этом заработать, так что особенно спорить не стал. Себе я выбрал хорошие штаны и длинный тулуп на гусином пуху – практически сразу же в нём становилось жарко. В последнюю очередь мы купили себе обувь из кожи. Получалось неплохо.

Все пожитки мы сгрузили в нашей комнате, где мы остановились, и принялись за припасы. Вяленое мясо – самое разное, очень много. Потом орехи, сухофрукты, отдельным пунктом шёл шоколад, которого взяли у местного мастера. Купили фляги нашим детям и велели экономить, я приобрёл себе другую, побольше. Эмерлина же, как только я отдал ей свою старую флягу, решила заполнить её не водой, а ромом. Своё решение она аргументировала просто:

-На пронизывающем ветру в море было не так холодно, если выпить. Думаю, пригодится и сейчас.

Возражать я не стал. Ночь мы провели за беседами с детьми о таких походах и о том что нас может подстерегать. Так как они слышали о том, что было совершенно непонятно зачем нам туда идти, разговор был очень серьёзным и откровенным.

На утро мы все пришли в своей новой одежде и с рюкзаками провианта на то самое место, где Арок объяснил нам что к чему. Он подготовился к походу намного лучше нас – огромный запас пищи и воды, для которых полярный медведь нашёл где-то довольно большие сани. Утепляться он не стал – скорее наоборот – избавился от своей тяжёлой брони и сменил её на более лёгкую, с длинным белым плащом. Прям как у Арена.

-Оленей не будет. – Он тут же начал с плохих новостей, пожимая мне лапу.

-Даже не удивлён что я вернулся и согласен на этот поход?

-Ничуть. – Ответил он. – Но чем быстрее мы начнём – тем быстрее закончим. Когда мы выйдем на снег – я позволю твои детям сесть в сани. До того момента – потащим их вместе. Идёт?

Я согласно кивнул.

Мой путь до клана Северного Ветра начался бесславно и с большим количеством ругани. Поначалу мне казалось, что вся одежда, которую мы купили для этого похода была ненужной, но лишь до первой ночи, которую пришлось провести в чистом поле, на продувающем ветру. Снега так и не нашлось, и тащить сани по голой земле было не самым приятным занятием, несмотря на то что наш огромный проводник едва ли замечал веса наших пожитков. Одно утешало – в дороге здоровяк снова разговорился и поддерживал наш моральных дух на достаточной высоте.

На второй день мы дошли до снега, и тащить за собой сани стало заметно легче – я наконец-то был освобождён от этой повинности, и за это дело отвечал только Арок. Мы нагрузили на них всё – наши вещи, детей, которые были рады отдохнуть. Если по пути находились хоть какие-то деревья в основном карлики, мы тут же забирали их на дрова до следующей остановки. Однажды нам несказанно повезло и к исходу второго дня мы нашли чьи-то сломанные сани, почти такие же как были у нас, только гораздо больше. Использовать их для перевозки было уже невозможно, но мы дотащили их с собой до ближайшего укрытия и там пустили их на слом. На вторую ночь мы нормально отогрелись.

Лишь затем, чтобы потом не переставая мёрзнуть. Одежда помогала с трудом, даже если мы кутались под ней в огромные шерстяные одеяла, припасённые для нас Ароком. Наших щенят мы возили на санях под несколькими слоями всей возможной ткани, вместе чтобы они хотя бы вместе согревались. Несмотря на бодрый дух нашего проводника, Эмерлина начала говорить о том чтобы вернуться назад. Как я её понимал.

Как оказалось Арок вёл нас небольшим крюком, но лишь затем чтобы дать нам возможность отдохнуть: четвёртую ночь мы провели в одном из немногочисленных убежищ, которые построил его клан. Под убежищем подразумевался небольшой домик, вроде землянки с огромной, толстой крышей. Внутри мы нашли всё самое необходимое, а главное – целых две стальных печки, которые идеально прогрели землянку. Подвал был забит всевозможными бочками с соленьями и многими другими припасами вроде сушёной рыбы, грибов, орехов и мяса. Мы провели в домике целые сутки, просто отдыхая и просушивая свои вещи, и как оказалось – Арок говорил о походе длиной в неделю учитывая то, что здесь мы будем так долго отдыхать.

На пятый день мы вышли из домика преисполненные настоящего боевого духа и какой-то радости. Почему-то холод стал привычным, снег под лапами приветливо хрустел, даже наши дети в какой-то момент устроили игру в снежки, которую им показал бывалый в таких местах полярный медведь.

Хоть я и жил там, где снег считался чем-то уникальным, выпадал раз в год на пару часов и не задерживался дольше чем на два месяца, я никогда не считал его ни плохим ни хорошим. Это было для меня обычным погодным явлением вроде дождя, града или молнии, но здесь в его царстве, он показался мне красивым. В последнюю ночь похода, Арок довёл нас до леса, где мы разбили свой лагерь. Лес был еловым, просто потрясающе красивым в толще белого снега, а мы сидели вокруг костра и ели свой нескромный ужин, когда моя любимая жена вдруг прижалась ко мне своей головой.

-Вот об этом я и мечтала все пять лет…

Я улыбнулся и погладил её по ушам. Глупо было спрашивать о чём, ведь я и сам понимал всю абсурдность такой ситуации. Мы сорвались с насиженного места, где ничего никогда не происходило, а самым большим потрясением было… Да ничего там не было! В городке подземных вод все без спроса ходили друг другу в гости, где справляли дни рождения и навеки провожали всем городом. Стоило только мне захотеть и вот мы все снова посреди ледяной пустыни, за опушкой леса завывает ветер, вьюгой гоняя по огромным заснеженным просторам хлопья белого снега. Расскажи я такое в городке, откуда ушёл две недели назад – поверили бы они в такое?

Сомневаюсь, что там даже знали что такое снег. Таков наш мир – многие сидят на своём месте, а те кто ищет себе приключений – находят их. И иногда становятся легендами.

И порой они сами находят легенды. Особенно когда они зовут их.

Клан Северного Ветра. Эти слова произнёс Арок, выходя на небольшую гору и широким жестом обводя то место, куда он нас привёл. И это было нечто потрясающее.

Медведи построили свои жилища из дерева леса, в котором мы ночевали в последнюю ночь, и сделали это на славу: крепко сложенные, плотно прижимающиеся между собой невысокие строения образовывали собой сетку маленьких улочек с несколькими широкими дорогами, проходящими по всему клану. Но главное, что в клане Северного Ветра, как и у Лис Полной Луны, был свой замок. Большой, в несколько этажей и возвышающийся над остальными зданиями дворец был построен из чистого, кристального льда! Я не мог представить себе технологию этого строительства, потому что не видел ни одного шва, но я пока что находился довольно далеко, и не мог судить точно. Формой дворец был довольно необычный и сверху напоминал собой ту самую искажённую розу ветров с огромной стрелкой, обозначающей северный ветер. Стояло их центральное задние не просто так, а упираясь своим большим концом в сторону чёрно-синего моря, в котором на самом горизонте, плавали огромные глыбы льда, которые Арок называл «Айсбергами».

Сказать что я был просто восхищён – это ничего не сказать. В намного большем восторге были мои дети и конечно же моя жена – ведь такое не каждый день можно увидеть. Однако её улыбка была вызвана не только красотой северного поселения, но и кое-какими строениями на берегу моря.

-Порт! У вас есть порт! – Вскрикнула она, указав куда-то пальцем.

-Да, и вы можете им воспользоваться! Торговые суда бывают у нас довольно часто.

-А я уж думал что придётся топать обратно! Ну что, пойдём посмотрим на ваш Бриллиант, или сначала отдохнём с пути?

Я хитро подмигнул своей семье, и они дружно согласились на вариант «отдохнём». Наш проводник из этого клана нашёл для нас небольшой дом, где мы смогли временно расположиться. Сам же он сказал что должен сообщить о нашем прибытии главному в этом клане, но я попросил чтобы до завтрашнего утра нас не трогали. К тому же, пока я был в другой одежде, я мог спокойно прогуляться по клану Северного Ветра, не испытывая на своей шкуре излишнее внимание. Я думал, что погуляю до наступления темноты, но устал намного быстрее и вернулся домой, как оказалось – глубоко за полночь. Как мне рассказали чуть позже это называлось Полярным днём, и мы пришли как раз к его началу.

Домик нам достался очень уютный, хоть и сразу видно что для гостей. Несколько маленьких комнат, в каждой из которых стояло по маленькой печке, забитые войлоком стыки между толстых брёвен, здесь не было никакой роскоши, но зато в любой комнате было просто необычайно уютно. К тому же такое расположение позволило нам с Эмерлиной наконец-то побыть наедине друг с другом. Мы растопили печки в комнатах своих детей, забили их под завязку дровами и оставили тлеть. В нашей комнате, где стояла кровать чуть побольше, печка нам даже не пригодилась, поскольку моя любимая лисица решила отблагодарить меня за такое приключение.


Днём, хотя может быть это было ещё утро, в наш домик постучали. Именно постучали в домик, а не во входную дверь, окно или туда, куда обычно принято стучать. Три мощных, гулких удара раскатились по всему дому, настойчиво прогоняя с нас дремоту. Моя жена, укутавшись поплотнее в шерстяное одеяло, вытолкнула меня с кровати на пол ногой.

-Иди посмотри кто там.

-Я не хочу. – Признался я, пытаясь залезть обратно на кровать, но это было уже бессмысленно. Лисица подобрала под себя все края одеяла и укуталась в нём подобно кокону. Я разомлел, смотря на свою любимую жену, но когда удары в домик повторились, я подоткнул под неё одеяльце ещё глубже, и накинул свою жилетку. Одеваться полностью было лень.

Как я был прав, что не захотел одевать свой тулуп – я распахнул дверь гостевого домика и первым делом наткнулся на того, кто стучал. Это был незнакомый мне белый медведь, намного больше размером, чем наш провожатый и куда более интересно одетый. Только после того как он отошёл от двери, в проёме которой я стоял, в толпе жителей клана северного ветра я увидел нашего проводника.

-Это он! – Громогласно провозгласил медведь, разбудивший меня, - Это лис!

-Всю жизнь был лисом. – Ответил я ему. – Ни разу так встречали…

Говорить дальше было сложно. Вся толпа, собравшаяся посмотреть на рыжего среди белых, начала ликовать, кричать от радости. Медведь, стучавший в дом, чтобы мне было удобнее, преклонил передо мной одно колено.

-Ты и есть тот самый лис, что украл казну одного королевства?

-Было дело. – Пожав плечами, ответил я.

-Меня зовут Палин, - Представился он, - и я вождь этого племени.

-Ренар. - Ответил я, - Тот самый, которого вы все ждали. Наверное. – Добавил я в конце, чтобы не ошибиться.

-Мы действительно ждали тебя, лис! – Провозгласил Палин, поднимаясь. – У тебя наверняка много вопросов.

-И я очень надеюсь, что вы сможете мне на них ответить.

-Пойдём. – Позвал он за собой, но я отказался, сославшись на семью.

Вождю клана северных мишек не очень понравилось моё возражение.

-Только глупец мог привести своих родных в такую даль, чтобы попытаться нас ограбить. Я не понимаю твоей логики, Ренар.

-Посмотри на это с другой стороны – тебе никогда не понять логики великих воров.

Аргумент сработал на все сто. Палин удивлённо посмотрел на меня сверху вниз, и согласился подождать. Я не стал томить его ожиданием – распрощался с Эмерлиной и своими детьми, сказав что мне надо обсудить свои дела здесь. Выйдя на улицу в гордом одиночестве, я снова наткнулся на непонимающий взгляд вождя племени.

-Ты же не ожидал что я потащу их с собой обсуждать мои проблемы?

Медведь кивнул, пообещав что о моих родных позаботятся и окажут всё возможное гостеприимство и радушие. Я накинул на улице свой тулуп, хотя в нём уже не было необходимости – в самом клен было куда теплее, чем в ледяной пустыне, которую пришлось пройти. Палин однако не стал вести меня сразу к дворцу – сначала он предложил угостить меня завтраком непосредственно у себя, и там начать объяснять мне что к чему. У него в доме мне предложили какое-то странное блюдо под названием Сюльстромен, на вкус показавшееся мне тухлой селёдкой. Но отказывать было невежливо, поэтому пока я пытался съесть ещё хоть кусочек, лично вождь клана нашёл мне стул поменьше, чтобы мне было комфортнее. Усевшись на другом конце стола, медведь сложил лапы на столе и долго глядел на них, пока не признался мне кое в чём.

-Я даже не знаю с чего начать.

-Начни с клана. – Предложил я ему.

Палин тут же оживился и поднял голову.

-Наше начало, которое есть у всего, находится у нашего первого правителя, моего великого предшественника. Двенадцать поколений и двенадцать правителей мы существуем на этой земле. Я – тринадцатый правитель клана Северного Ветра.

-Не самое счастливое число. – Усмехнулся я и Палин охотно поддержал меня.

-Твоё появление здесь означает обратное. Мой народ запомнит меня как снявшего с нас проклятие, под гнётом которого мы жили все поколения.

-Это самая интересная часть.

-И самая печальная. Мой предшественник, основавший этот клан, сделал это не по своей доброй воле. Он первый нашёл этот белый бриллиант, за которым ты пришёл сюда, но стоило ему дотронуться до него, как появились те, кто захотел эту ценность отобрать. Не воровством – выкрасть этот бриллиант было невозможно, но войнами и разорением. По легенде первому основателю явился какой-то дух, который попросил его охранять эту реликвию до скончания времён, и тогда он и основал здесь поселение. Ни одного поколения наш народ не провёл в мире и спокойствии – всегда находились новые и новые звери, которые хотели завладеть бриллиантом, но мало кто мог рассказать зачем он нужен.

-Помимо того что это бриллиант – в чём его ценность? И почему его невозможно украсть?

-Камень овладевает сознанием каждого, кто прикоснётся к нему, поднимет его. Не пытайся предложить перчатки, лис – даже рукавицы стальной брони не помогали лучшим ворам унести его.

-Значит это артефакт. – Заключил я. – Который ещё и сам себя охраняет.

-Можно сказать и так. Самые стойкие разумом воины, которые сохраняли свой рассудок после того как пережили воздействие этого камня, рассказывали что он очищает голову от всех греховных идей, от самых разных побуждений. Многие из них ушли далеко в горы, где ведут спокойную и мирную жизнь отшельников, но большая часть воров, которые пытались унести камень – сходили с ума.

-И поэтому про вас говорят, что вы не любите воров. – Догадался я.

-Да. Но это не так. Мы ждём воров, мы рады видеть их в своё клане, если они хотят украсть у нас эту реликвию. Она никем не охраняется и никак не защищена, и она – наше проклятие, не дающее нам жить в мире!

-Но кто-то же может взять его?

-Лишь тот, кто абсолютно уверен что эта вещь принадлежит лишь ему одному. Мой отец передал её мне, когда я принимал командование кланом. Это было последнее, что он сделал в своей жизни. Теперь я тоже могу носить этот бриллиант, но то что он делает со мной не позволяет мне унести его из клана, или просто выбросить его в океан. Когда он со мной – мне больно даже думать о том чтобы избавиться от него.

-И с чего вы решили, что воры могут вам помочь? Если с ним даже я не смогу уйти из клана?

-Значит ты не великий вор, Ренар. – Ответил Палин, пропустив первый мой вопрос мимо ушей.

-Ничуть. – Согласился я. – Я обычный вор. Просто работаю с размахом и воображением.

Мой ответ завёл вождя племени в тупик. После этого он долго перечислял мои достижения, рассказывал мне же легенды о моих похождениях в самых разных местах, но на половину из этих историй я улыбался, говоря что это всё были выдумки, и даже если само по себе ограбление имело место быть, то делал это далеко не я. Когда очередная такая история обломилась, Палин резко встал из-за стола, отворачиваясь.

-Ты хочешь сказать мне, что я и мой народ обречены на эти бесконечные воины с теми, кто хочет завладеть Бриллиантом, истребив нас всех?

-Я не говорил, что отказываюсь помочь вам.

Вождь клана посмотрел на меня с надеждой.

-С одним условием. Кто-нибудь из тех, кто сошёл с ума когда дотронулся до бриллианта остался в живых?

-Наш клан содержит всех, кто пытался помочь нам.

-Я хочу познакомиться с ними.

Палин неохотно согласился, и провёл меня к выходу из своего дома, и мы с ним пошли по клану Северного Ветра, заглядывая в разные дома по пути. Оказалось, что каждый такой вор, после того как терял самосознание, отправлялся в содержащую его семью, где за ним присматривали и ухаживали полярные медведи. Я видел около десятка зверей, до того как попросил прекратить эту ужасную экскурсию. Ни с одним из воров познакомиться не удалось – никто из низ даже не мог говорить. Многие звери безвольно лежали на кровати, не прекращая плакать. Кто-то настолько потерял волю к жизни, что хотел как можно скорее с ней покончить, и его приходилось держать связанным и насильно кормить. Я долго пытался достучаться до одного из них – волка, бессвязно бормотавшего что-то, замотанного в одеяло подобно гусенице. Но никто из них не мог дать мне ответа что с ними произошло. С каждой встречей, делание подставлять себя под такое у меня пропадало всё больше и больше. Наконец я отказался идти к следующему душевнобольному, и попросил отвести меня к семье. Я застал своих родных за ужином, и вроде без той тухлой селёдки, которую предложил мне Палин. Я вкратце пересказал то, что предложил мне вождь племени, и конечно же Эмерлина категорически запретила мне делать хоть что-то. Я же, набравшись впечатлений от вида сумасшедших, с ней охотно согласился. Мы вернулись к Палину все вместе, и я сказал ему то, что уже говорил – я не великий вор, я просто работаю с размахом.

Он возражать не стал. Чтобы хоть как-то облегчить его страдания, я предложил ему напоследок показать нам сам бриллиант, и медведь согласился.

Наконец-то нам всем довелось побывать в главном дворце этого клана, отлитом из чистого льда. Конечно назначение его было чисто декоративным, хотя внутри него было парадоксально тепло. Палин лично провёл нас в главный зал, где хранился бриллиант. Как он и рассказывал, на пути нам не попалось ни одного стражника.

В огромном, белом помещении, в той самой стреле, которая была больше остальных, на хрустальном постаменте, удерживаемый лишь несколькими ледяными иглами, лежал этот самый Белый Бриллиант. Он действительно был небольшим и действительно снежно-белым, не мутным, но при этом – прозрачным.

-Будьте осторожны рядом с ним. – Предупредил нас Палин.

Я посмотрел на него, и понял что даже его законный владелец не хотел лишний раз дотрагиваться до него, чтобы поправить его на его пьедестале, или вовсе подбирать его с пола. Но моё лисье любопытство всё-таки сыграло свою роль.

-И что, если его можно вот так просто забрать – никто не будет нас останавливать и мешать нам уйти из клана?

-Вам наоборот помогут это сделать, Ренар. – Ответил мне вождь племени.

Я подошёл к постаменту вплотную, где уже крутился мой второй сын. Я долго разглядывал этот камушек, пока лисёнку это не наскучило. Он подёргал меня за подолы тулупа.

-Пап, и эту штуку никто не может украсть?

-Нет, сын, никто. – Ответил я ему.

-Даже ты?

-Я могу. – Ответил я ему, соврав даже сам не понимая почему.

В этот момент в моей голове как будто грохнула молния, на миг осветив все закутки моего сознания. Палин получил эту штуку от своего отца – так он рассказал это. План родился моментально, но оставалось лишь одно но: он включал в себя моего сына.

-Я оставлю это тебе. – Сказал я Ренрарду. – Бери. Великим ворам тоже надо с чего-то начинать.

И абсолютно уверенный в своей правоте, лисёнок потянулся к бриллианту своей лапкой, ничего не спрашивая. Где-то за спиной раздался крик Эмерлины, которой я рассказал что случается с ворами, которые просто притронулись к этой реликвии.

Я понимал, что она никогда в жизни не простит мне того что я сделал. Я понимал, что сделав такое, я лишусь её навсегда, лишусь вообще всего, чего имел. Если с Ренрардом случится то, что могло случится со мной.

Ренрард взял кристаллик как ни в чём не бывало и начал крутить его в лапах, разглядывая его с разных сторон, улыбаясь. Обернувшись, я увидел что Эмерлина уже достала свою плеть – видимо чтобы убить меня, а Палин с широко раскрытыми глазами и открытым от удивления ртом, полностью лишился дара речи.

А что тут было думать?

Мысли ребёнка не могут быть скверны сами по себе, особенно когда его попросил о чём-то его родной отец. Бриллианту было нечего «исправлять» в разуме моего лисёнка, ведь он попросту взял то, что по праву считал своим – потому что ему так сказал его отец! Так было с самим обладателем, так было с теми кто был до него.

Лисёнок предложил бриллиант мне, но я сказал ему чтобы он носил его с собой, пока я не попрошу его мне отдать. Эмерлина от удивления даже упала на колени – так сильно они дрожали. Я помог ей подняться, отряхнул её и свернул плеть, вешая её на бедро своей любимой лисицы.

-Ты в чём-то сомневалась? – Спросил я её.

-Я тебя ненавижу.

-Поговорим об этом потом.

Несколькими щелчками я привлёк внимание полярного медведя к своей персоне. Когда он наконец-то закрыл свой рот, то первым его словом было «Как?».

-Я же говорил, что тебе не понять логики великих воров.

-Не может быть… - Простонал он.

-Пора вашему клану разнести по всей земле новую легенду, Палин. Легенду о Величайшем воре.

Медведь посмотрел на меня всё ещё круглыми глазами. Я показал ему на лисёнка, который спокойно засунул бриллиант куда-то в складки своей курточки и ждал, когда мы все пойдём домой.


Глава четвёртая.

Проклятие Белого Бриллианта.



Если бы законам логики в моём мире подчинялось бы абсолютно всё – мне было бы ужасающе скучно. Я бы не был знаком с магами, которые могут движением брови сворачивать вражеские армии во внутриматочную спираль, не было бы никаких волшебных артефактов, за которыми гонялись целыми поколениями. Не было бы риска.

Но кое-какая логика всё-таки была, и всё что мне рассказал Палин уместилось в неё, выдало на-гора идею и у меня было два пути: делать или нет. Я сделал. Я руководствовался своим умом. Я был твёрдо уверен, что жемчужина не навредит моему сыну, я знал что было у него в голове, мы все знали. Все мы были детьми когда-то, и всё что мы делали тогда казалось правильным, важным и справедливым. А тут ещё и такая простая просьба от отца, который охотно раскрылся тебе, рассказал о своём нелёгком ремесле и даже похвалил за то, что ты пошёл по его стопам.

Я был уверен, что Ренрарду ничего не угрожало.

Эмерлина так не считала. Лисица наотрез отказалась разговаривать со мной до тех пор, пока Палин лично не проводил нас обратно до гостевого домика. Всё прошло как он и обещал, ведь слово вождя такого Клана – закон. Он пообещал пристроить нас на ближайшее торговое судно, которое отплывало из клана на этой неделе.

Придя домой, Эмерлина усадила нашего сына на кровать, прогнала меня за дверь и начала расспрашивать его о чём-то. Первый вопрос я отчётливо услышал:

-Ты всё ещё хочешь увидеть наш старый дом?

После этого я перестал подслушивать. Я не мог её винить за то, что она так сильно волновалась за нашего сына. Я сам не мог перестать себя винить за то что я сделал. Всего несколько слов, короткий взгляд и вот – Бриллиант в его лапках.

Тогда я даже не задумывался о том, что возможно с того самого момента мне и Эмерлине пришлось бы заботиться о нём как о душевнобольном калеке. Заботиться и растить его, при этом моя жена ненавидела бы меня, перестала бы со мной разговаривать – да и то было бы самое меньшее. Я думаю, что она бы просто ушла с ним, оставив меня одного – пусть в клане со своими друзьями, но без детей, которых я мог вырастить сам. Карл и Лима были совсем взрослые, я уже не мог их воспитать, а Ренрарда и Эрмелину – мог.

Я вообще всех мог понять, кроме себя – вот же меня дёрнуло… угадать. Сорвать джек-пот своей жизни. Кто мог быть лучше меня? Ни плана, ни оружия, ни путей отступления, никаких специальных инструментов. Ничего. Я провернул ограбление, которого ждали подобно манне небесной без всех этих вещей.

Точнее Ренрард это сделал.

В пять лет.

Когда я залез в дом к той кошке, в двенадцать лет я всего лишь искал что можно поесть. Тогда у меня тоже не было плана, инструментов и прочего барахла. Тогда я повстречал больную хозяйку того дома. Она конечно была не простой кошкой – грациозной, опасной пантерой, примерно моего же возраста. Я выходил её тогда – у меня появилась цель в жизни, я начал воровать чтобы помочь ей!

А мой младший сын спас целый клан могущественных воинов севера от проклятия вечных воин за эту безделушку.

Почему я возложил свои надежды на своего второго сына, почему в тот момент решил, что он сможет стать таким вором, что даже мне с моими легендами, будет тяжело с ним побороться? Его старший брат рос в строгости и воспитывался исключительно честным лисом, в противовес мне, но при этом – мной же. В этих мыслях я провёл целый час. Всё это время Ренрард не покидал своей матери. Наша младшая дочка очень испугалась произошедшего и постоянно держалась рядом со мной, но не говорила, будто обиженная на то, что Эмерлина демонстративно со мной не разговаривала.

Её я тоже мог понять.

Наконец-то, тяжёлая деревянная дверь распахнулась и мой лисёнок вышел из комнаты как ни в чём не бывало, вместе со своей мамой. Лисица поманила меня пальцем в другую комнату, а чтобы занять детей попросила их растопить побольше печек. Я подскочил с кровати, но соглашаться на разговор со своей любимой не хотел, так что пошёл я за ней очень неохотно, но когда она внезапно обернулась на меня, прошипев сквозь зубы «Пошёл!», мне ничего не оставалось, как ускорить шаг. Она мне напомнила Флёр в этот момент, которая могла бы попросту убить за малейшее ослушание её приказов. Материнский гнев – он самый страшный. Они для неё были родной плотью и кровью, а я так, вроде типа мимо проходил.

Мне искренне казалось, что именно это она сейчас мне и скажет. Усадив меня за стол напротив себя, она сложила лапы вместе и уткнулась в них лбом.

-Это всё ещё мой сын, Ренар. – Констатировала она, не отнимая лап от лица. – Считает что ничего особенного не произошло, что ты спас целый клан, который тебя попросил о помощи.

-Это и мой лисёнок тоже. – Нехотя напомнил я своей жене.

Эмерлина не стала возражать. Всё-таки не такой уж я и «мимо проходил» чтобы она с этим спорила.

-Я тоже воспитываю его. Я тоже его люблю и зла ему никогда не желал.

-А если бы не сработало? Ты чем вообще думал, когда сказал что этот проклятый бриллиант – его?

Говорить лиса старалась потише – пока щенята шумели в соседней комнате дровами, чтобы они не подумали, что мы ссоримся. Хотя как ещё можно было назвать то, что мы делали?

-Думал о том, как помочь несчастным жителям этого клана, живущим войной поневоле! И оно не могло не сработать – Палин сам рассказал мне как это сделать! Он не мог всю свою жизнь сложить два и два, а нам с тобой повезло оказаться здесь, с нашими детьми! Это. Было Очевидно. – Чеканя каждое своё слово, проговорил я. Эмерлина ударила лапами по столу, и я понял зачем она так их держала. Лисица прикрывала свои слёзы.

-А если нет? Если бы не сработало!? Что тогда, скажи мне! Мне важно понять, ты хоть чувствовал чем рисковал?!

Я охотно согласился с ней.

-Я рисковал не просто всем, я рисковал даже большим! Я бы сам себя никогда не простил, случись с ним то, что я видел у других воров, пускающих слюни в подушку! Я бы к тебе даже не приблизился бы…

-И оставил бы меня с ним одну?! – Взревела лисица, тут же выбив меня из колеи.

-Ты бы не простила мне такого, никогда, разве это не очевидно? Я люблю тебя больше жизни, я бы пошёл на край света, я бы развернул всё время вспять!...

Внезапный приступ головной боли и странные видения, промелькнувшие в моей голове были настолько жестокими, что договорить я не смог. Я осел на стуле, хватаясь лапами за голову и тяжело дыша. Боль в голове была настолько дикой, но очень кратковременной, что я совершенно не понял что вообще произошло. Через несколько секунд на деревянную поверхность стола начала капать кровь, а в носу неприятно захлюпало. Я вдохнул, но это не помогло – я протёр нос тыльной частью ладони и увидел на своей рыжей шерсти свою кровь.

Разговор кончился сам собой. Эмерлина сменила гнев на милость, и даже обеспокоенность.

-Что случилось?

Я отрицательно покачал головой, сам не понимая что произошло. Откуда взялась и куда ушла эта боль.

-Какой-то приступ. Видение. Боль. Я видел… по-моему я видел, но не видел как видел, я будто вспомнил как видел…

Я поднял глаза на свою жену, которая уже принесла мне какую-то тряпочку, чтобы я мог вытереть свой нос.

-Что ты видел? – Встревоженно спросила лиса.

Мне было нелегко это говорить, но я ответил ей.

-Твою могилу.

Внезапно для меня, Эмерлину это испугало. Скорее наоборот. Она оставила салфетку мне, а сама крикнула в соседнюю комнату:

-Ренрард, у тебя всё хорошо?

-Всё отлично, мам! – Последовал незамедлительный ответ.

-Эрмелина? – На всякий случай спросила моя жена.

Наша дочка выглянула из-за дверного косяка с глазами на мокром месте.

-Вы ссоритесь, да? Это из-за того что Ренрард украл этот камень да?

Раз уж я решил быть до конца честным со своими детьми, я неохотно кивнул.

-Я верну его обратно! Это же будет правильно, да?

-Мы как раз об этом думаем, Эрмелина. – Ответила моя любимая. – Не волнуйся, мы что-нибудь придумаем. Помоги своему брату, хорошо?

-Хорошо. – Кивнула лисичка и ушла к своему брату. Как только её хвостик скрылся, Эмерлина чуть ли не накинулась на меня:

-Как по-твоему эта штука сводила воров с ума? Веришь бреду об очищении разума от греховных мыслей? Я не верю, потому что от этого с ума не сходят!

-Думаешь, он пытает воров до тех пор, пока они не сдадутся?.. – Прогундосил я, прижимая платок к носу.

-Это грёбанный и могущественный артефакт! Это что-то вроде красной жемчужины, которую охраняет Флёр!

Я удивлённо посмотрел на мою жену. До неё тоже начало доходить.

-Целый клан ради какой-то ценности… Жемчужина тоже не проста, да? – Догадалась она.

-Я без понятия. – Признался я. – Знаю только, что я держал её в лапах и ничего со мной не произошло.

-Ренар, мы не можем так поступить. По-моему ты не его, а себя подставил.

-Мы тем более не можем поступить иначе. Думаю Палин оклемается от шока и не позволит нам этот камешек вернуть… Это же его проклятие. Проклятие его рода и племени.

-Которое теперь наше. И ты собираешься притащить эту дрянь к своим друзьям, подставить целый клан, у которого и без того хватает проблем с другой штуковиной, которую они охраняют? Да что такого ценного в этой красной жемчужине? В этом Бриллианте? Это полный бред и мы должны избавится от этого камня.

-Я согласен. – Тут же кивнул я. – Я попрошу Ренрарда выбросить её в море!

-Преподашь ему ещё какой-нибудь важный урок о воровстве, или что-то в этом духе. – Тут же выпалила Эмерлина.

Я лишь улыбнулся ей в ответ, и наконец-то улыбка расцвела и на её мордашке. Я просто не мог видеть свою любимую жену такой расстроенной, рассерженной и растерянной одновременно. Сейчас, когда у нас быстро родился простейший план, она как будто вернулась ко мне.

-Привет. – Сказал ей я. – Я великий вор и лжец.

-Ага. – Она улыбнулась шире. – Вот только в соседней комнате теперь кое-кто покруче.

Я окончательно избавился от крови в носе – при этом нюх у меня отбился начисто. Всё вокруг пахло исключительно собственной кровью, причём настолько сильно, что я наверное смог бы даже скушать это местное блюдо, от которого меня чуть наизнанку не вывернуло, пока я был в гостях у вождя клана Северного Ветра. Только в таком виде я вернулся к своему сыну, который уже ковырялся кочергой в печке его комнаты. Как только он увидел меня, то сразу же бросил это дело.

-Пап, всё хорошо?

-Да, Ренрард, всё просто отлично. – Ответил ему я. – Думаю надолго мы тут не задержимся…

-В том клане, о котором ты рассказывал, будут рады этой штуке?

Он вынул из кармана Белый Бриллиант чтобы показать его мне. Я присел рядом с ним, рассматривая его уже в лапе своего второго, младшего сына, и только сейчас заметил, что сам по себе камешек был довольно странно огранён. Верхняя плоскость была немного утоплена, будто в неё можно было положить что-то круглое. Но конечно в лапке маленького лисёнка эта ценность смотрелась совершенно по-другому, не так как в огромном ледяном зале на специальном постаменте.

Я аккуратно взял лапку лисёнка и свернул её в кулак.

-Береги эту штуку, хорошо? Меня обязательно попытаются ограбить по дороге, думая что её украл я, но на тебя никто не подумает.

Лисёнок понимающе протянул «А-а-а…» и кивнул мне с хитрой улыбкой, снова пряча бриллиант во внутренний кармашек своей куртки.

-Хитро, правда? – Подмигнул я ему. – Только одно но. Я не хочу чтобы она досталась кому-то кроме тебя. Так что если мне будет что-то угрожать, то просто выброси эту штуку – ничего страшного не случится, с нас точно не убудет. Лучше будет, если это будет в море – там её никто никогда не найдёт, и она не сможет причинить вреда.

-Как такой маленький камешек может причинить кому-то вред? – Удивлённо спросил меня лисёнок.

-Великое богатство это ещё и великая ответственность. – Напомнил я ему прописную истину. – Ты поймёшь это довольно скоро…

Закончив этот разговор, наша семейная жизнь довольно быстро вернулась в привычное нам русло. Палин не долго держал нас в ожидании нашей отправки, и к вечеру, хотя в этих краях было так же светло как днём, он пришёл сообщить нам, что мы отправляемся сейчас же. Несмотря на то, что торговец, приплывший к ним рассчитывал остаться минимум на три дня, чтобы хорошенько поторговать, у него ничего не осталось через два часа. Палин действовал в открытую: новость о том, что клан наконец-то избавлен от своего проклятия, но Бриллиант всё ещё здесь, он попросил весь свой народ посодействовать моему скорейшему отбытию, и клан выкупил у торговца вообще всё что он привёз – нужное и не очень. Когда у медведей не хватало золота, они расплачивались тем, что могли предложить – рыбой, мехом, шкурами диких зверей и военными трофеями. Они сделали всё, лишь бы торговец решил отправится поскорее и забрал нас с собой. Очень мило с их стороны.

Я ожидал что провожать нас будут как героев, но вместо этого я со своей семьёй шёл подобно проклятым, окружённый удивлёнными взглядами, в полнейшей тишине. Не знаю почему они так вели себя – может быть боялись, что мой сын в последний момент бросит этот Бриллиант на землю клана, и убежит прочь? В последний путь нас провожал почти весь клан: некоторые семьи медведей даже вышли с теми сумасшедшими, которые были у них на попечительстве. Я не ожидал от них чего-то адекватного, но то что зачастую огромные серые волки, другие лисы и множество разных зверей до смерти боялось пятилетнего лисёнка – настораживало.

Ни мне, ни Эмерлине такое прощание не нравилось совершенно, дети относились к этому спокойно и не особо волновались. В немом молчании и неподвижности нас проводили до самого порта, где дрожащий от холода торговец со своей командой, собирался в дорогу с полученными трофеями. Команда у него была небольшая, судя по лени – крайне непослушная и слабо обученная. В вот тут навыки моей жены в морском деле дали о себе знать во всей красе к удивлению шакала. Лисица быстро взялась за своё, сразу же сместив ленивого боцмана, которому было совершенно наплевать на всё, так что тот махнул на мою жену лапой, ворочаясь в гамаке.

Я же остался на палубе, пока торговец прощался лично с Палином, тряся его лапу как припадочный. Любой был бы счастлив на его месте. Шакалу не пришлось заискивать и сидеть в этом, как он выразился, «морозильнике» столько, сколько потребовалось бы чтобы отбить поход в эти дальние, суровые земли. Но медведь был совершенно непреклонен – молча благодарил торговца за доставленный им груз, даже за тот, который им нужен не был, и желал ему спокойной дороги. Между тем Эмерлина подошла ко мне и я быстро посвятил её в свой план по тому как нам от этого камешка избавится. Она охотно согласилась на это, и отправилась гонять моряков дальше.

Я наблюдал за тем, как прощаются два уже закадычных друга, но вскоре это наскучило и я посмотрел вперёд, на клан Северного Ветра с высоты палубы торгового судна, на котором отбывал отсюда. Всё-таки вид этой деревушки завораживал дух – среди непроходимых заснеженных лесов, в окружении гор и льдов, эти сильные духом и телом звери жили так же хорошо, как лисы в нашем клане. Внезапно взгляд ухватился за чёрную точку, которую трудно было не заметить на белом снегу. Это конечно была не просто точка, а целый зверь, непривычного для местных реалий цвета. Присмотревшись, я разглядел в нём шакала – по крайней мере мне так казалось с моего расстояния. Он стоял чуть поодаль от клана, на небольшой возвышенности, и внимательно наблюдал за нашим судном, опираясь на позолоченный посох. Очень необычный зверь для этих краёв, особенно учитывая то что одежды на нём практически не было, если не считать лёгкую, витиеватую броню за то, что могло помочь сохранить тепло. Я на секунду отвлёкся от него, чтобы попросить у моей жены подзорную трубу – я хотел рассмотреть его получше. Но как только Эмерлина принесла мне её, шакала уже и след простыл. Я некоторое время искал его, но не было видно чтобы тот куда-то ушёл. Он просто растворился.

-Наверное, маг какой-то. –Заключил я, складывая подзорную трубу и отдавая её лисе.

-Что-то увидел? – Поинтересовалась Эмерлина.

-На той горе стоял чёрный как смоль шакал, почти что без одежды.

-Странно для таких мест. – Лисица зябко поёжилась. – Вон тот шакал дрожит от малейшего ветерка как осиновый лист.

Я посмотрел на торговца, который пошёл уже по второму, третьему, четвёртому кругу благодарностей вождю племени.

-Чего он просто не отстанет от него?

-Не каждый день у него скупают весь товар за двойную цену. – Усмехнулась моя жена. – Пошли. Я присмотрела нам неплохую, уютную кабину.

Мы отправились внутрь корабля, где начали устраиваться на хорошее, долгое путешествие в теплоте и комфорте, что не могло не радовать после недельного перехода по ледяным пустыням в лишениях и зубодробительном холоде. Вскоре наш капитан поднялся на борт, не слабо удивившись что почти все его указания уже выполнены, и на куда более высоком уровне, чем обычно. Распознав в этом дела своих новых пассажиров, он тут же назначил Эмерлину боцманом, а предыдущего погрозился выкинуть за борт. Где он набрал настолько плохую команду оставалось загадкой, но Эмерлина мигом построила всех в одну шеренгу, назначила все должности, которые были ей необходимы и над судном быстро подняли белый парус. Корабль тронулся в путь.

Шакала-торговца звали Гнорак – мы быстро познакомились с ним и он сказал что мы теперь его лучшие друзья. После этого он заломил цену за наше путешествие, но Эмерлина пригрозила что за такие деньги, которые нужно было отдать ему, она и пальцем не пошевелит. Лисица вообще была искренне удивлена что корабль с такой командой доплыл до северных земель в первую очередь. Гнорак рассказал, что команда обленилась из-за его честности, что он всегда платил им в срок и сколько уговаривались, так он и разбаловал эту команду. Эмерлина тут же ответила ему, что это – бред, что любой нормальный матрос будет работать как надо, особенно если ему платят вовремя и сколько договаривались. Вот сколько он им платил – это был другой вопрос, и тут-то моя жена и расколола этого любителя халявы.

В итоге сначала он сбросил цену вдвое. Потом предложил нам покатать детишек бесплатно. Потом сказал что Эмерлина поедет бесплатно, поскольку она отлично знала своё дело. Я наблюдал за этим жарким торгом, до последнего не представляясь ему, поскольку шакал, к моему удивлению, меня не узнал. На то были свои причины, поэтому я сходил в каюту, вылез там из тулупа и снова протёр свою серьгу. Гнорак что-то заподозрил, когда я подошёл к ним, облокотившись на перила этого судёнышка, улыбаясь. Эмерлина уже доспорилась до того, что цену за мой проезд шакал сбросил чуть ли не вдвое, но в тот момент, когда они собирались ударить по рукам, я прервал их.

-Кстати меня зовут Ренар.

-Подожди, тот самый Ренар? Который вор?

Я честно кивнул шакалу. Он опешил, поворчал что-то, и наконец-то выдал:

-Тогда лисица получит плату за свои услуги. Боюсь, как бы мне самому это дороже не обошлось.

-Хороший выбор. – Согласился я со смешком. Шакал ушёл в самых расстроенных чувствах, но не далеко – мы же всё-таки плыли на одном корабле, так что так или иначе нам бы пришлось ещё встретиться.

Путешествовать на кораблях я всегда любил – свежий ветер, комфорт, обед по расписанию. Говорить о моей жене вообще нечего. Детям очень понравилось. Неделю мы плыли около берега, сначала на запад, а потом повернули на юг. Вскоре стало привычно тепло и ночь стала сменять день в привычном мне порядке. Мы заплывали в порты многих городов, пополняя там запасы пресной воды и еды. Трофеи воинственного клана ушли на первой же остановке за огромные деньги. Чтобы подсластить своё пребывание на палубе этого судна, мы во-первых рассказали Гнораку благодаря чему он обрёл такой успех, а во-вторых Эмерлина в первом же порту набрала новую, приличную команду и сама встала у штурвала. Торговец буквально плакал, когда ему озвучивали суммы, которые требовали себе хорошие, бывалые моряки, но бывшая пиратка превратила еле-движущееся по морям корыто в отлично отлаженный механизм, в настоящий торговый фрегат, бороздивший морские просторы.

Мне же оставалось только расслабиться и получать удовольствие от жизни, в тайне лелея надежду что на нас нападут какие-нибудь очень неумелые пираты, и у меня появится возможность подсказать Ренрарду выбросить жемчужину.

Но проходили дни, и никакой опасности на пороге не предвиделось. Эмерлина сказала, что мы буем в порту клана Лис Полной луны уже довольно скоро, и мы решили инсценировать. Лиса нашла в команде пару смельчаков побольше – полосатого кота и беспородного пса, которые узнали нашу проблему и согласились нам помочь за небольшое вознаграждение, которое они получат как только сойдут в следующем же порту. Утром того дня, когда у нас была запланирована остановка, они как бы незаметно залезли к нам в каюту, где мы как бы позволили им связать себя. Не то чтобы это было очень заметно, но я был абсолютно уверен что детям этого хватит. Мы всё устроили так, как было нужно – Эрмелина занималась каким-то делами на другом конце корабля и не могла ни слышать ни видеть того, что происходит. Всё должно было пройти как по маслу, и незаметно для остальной команды. Как только Ренрард выбросит жемчужину, наши грабители, потеряв к нам интерес и не желая марать лапы в крови, покинут корабль и никто об этом даже не узнает.

Настал нужный час и кот повалил меня на пол, приставляя к моему горлу довольно неплохой нож, так же держа Эмерлину на привязи.

Ренрард увидел это, но поначалу поднял кулачки, чтобы дать им отпор. Кот прижал меня к полу поплотнее.

-Пацан, знаешь мы тут услышали с чем вы уплыли из клана Северного Ветра… - Прохрипел он, держа меня за уши. Мне было по-настоящему больно. – Так что давай так… Ты отдаёшь нам эту штучку, а мы отдаём тебе родителей…

-Ренрард! – крикнул я. – Помнишь что я говорил тебе!?

Это была заранее отрепетированная фраза, которую кот специально позволил мне сказать. Кстати свою роль разбойника он играл довольно убедительно. Его напарник – пёс – уже зажимал моего сына в угол, причём рядом с окном в нашей каюте. Лисёнку только оставалось выбросить Бриллиант в окно, но тот не торопился этого делать.

-Не расчёсывай нам нервы, лисёнок, отдавай её нам! – Рявкнул пёс на лисёнка.

-Она никому не достанется! – Тут же рыкнул Ренрард. Я уже готов был праздновать победу, но внезапно, вместо того чтобы просто избавится от этого проклятия, лисёнок бросился в атаку на взрослого пса. Он повалил его с ног, довольно удачно и начал осыпать своего противника ударами, к чему он оказался совершенно не готов. Пёс поначалу пропустил несколько не слабых ударов, но потом опомнился и схватил моего сына за лапку.

-Ты совсем озверел, паренёк!?..

Судя по интонации предложения, пёс собирался сказать что-то ещё, но внезапно замер на месте, а потом безвольно улёгся на полу, пялясь в потолок. Кот, который до этого держал нас с Эмерлиной, поступил по чести. Мы рассказали ему какая у нас была цель и чего это стоило.

-Да какого чёрта! – рявкнул он, отпуская меня и направляясь к Ренрарду. Лисёнок приготовился было дать отпор, но здоровый моряк старой закалки спокойно взялся за его лапы, блокируя любое его движение, и собирался насильно выбросить бриллиант его лапами, как бы странно это не казалось самому лисёнку. Но схватившись за его лапы, он так же замер и тут же получил нижней лапкой промеж своих, прямо под хвост. Грязный приём, но эффективный. Правда не в этот раз. Кот просто свалился на колени с отсутствующим взглядом.

Мы с Эмерлиной, наблюдая за этим, потеряли дар речи, однако наш маленький герой уже спешил развязать нас – как будто в этом была необходимость. Моя жена тут же бросилась к нашим «нападавшим», тормоша их за плечи. Она даже насильно раскрыла из глаза, заглядывая в них, не понимая что произошло. Внезапно она посмотрела на меня, а я в этот момент с наигранной, но незаметной для ребёнка благодарностью, поднял Ренрарда подмышки, обнимая его.

На самом деле я лишь хотел проверить не скажется ли этот эффект на мне, вот и всё.

-Они готовы, Ренар. – Пояснила Эмерлина, укладывая кота на пол, рядом с псом.

-Круто я их, да?! – Воинственно поднимая кулак, заявил наш лисёнок. Я улыбнулся, кивая ему, а сам готов был проклясть себя за то что натворил, лишив двоих зверей их рассудка. А что самое хреновое – я проклял своего собственного сына!

-Ренрард, тебе надо выбросить этот Бриллиант. – Сказал я ему в прямую. – От него может быть слишком много проблем. Мы не хотим чтобы ты тоже пострадал.

-Зачем? – Всё так же весело отвечал мне лисёнок, выкручиваясь из моих объятий и спрыгивая на пол. – Я хочу основать с ним свой клан! Как у тех полярных медведей! И мы будем… будем…

Ренрард начал перечислять что мы будем делать, когда у нас появится ещё один клан, всё занятие которых состояло в охране какой-то побрякушки.

-На этой земле уже хватит таких кланов, Ренрард! Выброси бриллиант! Немедленно! – Рявкнул я на него.

-Не кричи на него! – Тут же вступилась за него Эмерлина, но я уже потерял контроль над собой. Так же как и кот я схватил его за кисть, запуская её в карман его куртки, чтобы он взял его в свою лапу. Он активно сопротивлялся мне, и вдруг крикнул на меня:

-Нет! ОН МОЙ!

В этот момент в моих воцарился ужасающий звон, а глаза застила белая пелена. Я моргнул, пытаясь отогнать наваждение, а потом весь мир в моих глазах стал абсолютно белым. Никто никуда не исчез – я всё ещё видел своего сына, который отталкивал мою лапу, видел лежащих рядом незадавшихся налётчиков. Я безвольно упал на пол, будто в моём теле не было ни одной кости, ничего не хотя. Потолок в нашей каюте стал абсолютно белым, и в голове начали крутится очень нехорошие мысли.

Я - вор.

Всё что я делаю я делаю во вред другим.

Я приношу страдания честным зверям, отбирая то, что принадлежит им.

Моё наказание было неминуемо.

Я должен ждать его, ждать этой расплаты, ждать наказания.

То что я сделал – только начало.

И всё самое страшное ещё впереди.


Глава пятая.

Дом, милый дом.


Белизна.

Всё белое.

Гудящий голос в голове.

Наказание.

Только оно и ничего больше.

Наказание.

Оно дождётся меня, а я дождусь его.

Наказание.

Наказание.

Наказание…


Краски.

Сначала чёрный цвет. Не очень яркий рыжий. Мои глаза видели, и я понимал что происходит. Белизна уходила. Постепенно. Очень медленно.

Время.

Оно как будто вернулось ко мне.

Я вновь начал понимать что долго, а что не очень.

Боль.

Что-то вроде пощёчины.

Моё сознание ухватилось за звук, как утопающий хватается за соломинку. Потом за боль. Потом – за цвет. Я вспомнил кто я такой. Я вспомнил что я делаю. Я вспомнил моих родных и друзей, от которых ушёл на долгие годы в изгнание.

Я вспомнил, что я – вор.

Я смог жить с этим.

И никакая кара, какой бы страшной она не была, никогда меня не настигнет!


Я моргнул и хотя глаза были открытыми до этого – я будто прозрел вновь. Потолок не был мне знакомым. Я лежал на жёсткой кровати, а рядом сидела лисица. Самая прекрасная, самая красивая лисица в мире, которую я любил всей душой и сердцем. Посмотрев на неё, я потянулся к ней лапой, но всё моё тело было как будто ватным. Но она увидела что я пошевелился.

-Ренар! – с выдохом крикнула она, тут же бросившись обнимать меня. – Ты очнулся!

-О… - Все слова из моей головы как будто выпали. На минуту я подумал что забыл свой собственный язык, на котором разговаривал с рождения, но он быстро вернулся ко мне.

-Очнулся? – Прохрипел я.

Эмерлина, разомкнув свои объятия, вскочила со своего места и подала мне полный стакан воды. Чувства жажды и голода вернулись ко мне сразу же – я жадно потянулся к воде и быстро выпил всё что было.

-Я думала… что с тобой не получится…

-Что произошло? – Спросил её я. – Я чувствовал что-то…

Как только я попытался вспомнить белизну и пустоту того мира, в котором побывал, всё тело продрала предательская дрожь, прямо до костей. Стеклянный стакан выскользнул из моей лапы и со звоном разлетелся на полу осколками. Спасла меня другая мысль, быстро пришедшая мне в голову: надо убрать, а то можно поцарапать лапы. Она вернула меня к жизни после одной лишь мысли об ослепительной белизне.

-Я думала, что ты не очнёшься. Те двое, из команды провели в этом состоянии всего несколько часов и пришли в себя, пока мы стояли на якоре в порту. Я волновалась, что этот бриллиант мог сделать с тобой что-то более страшное, чем с ними – простыми моряками.

-Сколько я был… не в себе? – Не зная как ещё описать то состояние, в котором я был для своей жены, выдавил я.

Эмерлина отвела взгляд в сторону.

-Четверо суток.

Пытаясь осмыслить и принять такую информацию, я поднялся с кровати и сел напротив своей жены. Эмерлина глубоко и медленно дышала. Я так и видел как в моей жене борются два начала: одно хотело моей смерти. Другое хотело любви.

-Прости меня.

Она резко вскинула свою мордашку.

-Не рассчитывай, что ты так просто отделаешься, лис!

-Что с Ренрардом?

-Он откуда-то знал, что те двое моряков и ты сам – очнётесь. Он не захотел выбрасывать бриллиант.

-Щенок. – Процедил я.

-Он говорит, что сможет защитить нас, если за ним придёт кто-то ещё, Ренар. Что ты сделал из нашего младшего сына, лис? – В голосе Эмерлины послышались угрожающие нотки. Не истеричные, не крикливые – именно угрожающие.

-Я…

-Чёртов эгоист! – Рявкнула лисица и резко ушла, оставив меня одного.

Мне ещё предстояло узнать где я находился. Пошаркав лапами под кроватью, чтобы не напороться нечаянно на разбитое стекло, я кое-как, шерстью смёл его обратно и встал. Тело слушалось меня плохо, но прежде чем сделать хоть что-то, я решил размяться и проверить все свои мышцы. Короткая разминка прямо около кровати показала, что все нужные мне конечности и хвост были на своих местах, нигде ничего не болело. Потеря самосознания прошло для моей тушки незаметно.

Я осмотрелся. Было похоже, что я находился в одной из кают того самого торгового судна, на котором мы добирались до нашего родного дома, но без окон. Грязная масляная лампа служила единственным источником света, стены все были грязные и пахло смолой. Я решил, что комната надоела мне, и покинул её, оказавшись где-то рядом с трюмом. Поднявшись на палубу по лесенке, я увидел что мы причалили в небольшом порту на несколько суден, и на берегу бойко шла торговля с нашим шакалом в главной роли. Вот только публику он выбрал совсем не подходящую – у его прилавка толпились огненно-рыжие лисы.

Только лисы.

Я поискал глазами флагшток, который обычно находился в каждом порту, каким бы маленьким он не был. На высокой белой палке из какого-то там дерева лениво развевалось ало-красное знамя с позолоченным серпом луны. Я давно уже ломал себе голову, почему клан называется лисами полной луны, а на знамени – только её серп? Возможно чтобы оставить место для такой же золотой лисей морды, которая то ли выла, то ли просто смотрела на эту луну. То ли просто была на стяге лишь для того чтобы напомнить всем, кто на него смотрел, что это были именно Лисы.

Эмерлина оказалась совсем рядом, но разговаривать со мной не хотела. Она следила за нашими лисятами, которые резвились на берегу, не обращая ни на кого внимания. Убедившись что с ними всё хорошо, я ещё раз убедился что мы – дома. Я пробежал на другую сторону корабля и увидел как на волнах плавно покачивается небольшая парусная яхта «Непобедимость».

Я вскинул лапы над головой, протяжно прокричав на всю округу своё победное «Вууууууу!» и сообщил моей жене, что мы наконец-то были дома.

-Мы стоим здесь уже второй день, Ренар.

-Прости. – Тут же успокоился я.

-Мы всё-таки притащили это проклятие в наш родной дом, к друзьям. Понимаешь что это значит?

-Ещё бы я это не понимал, Эм! Мы покажем камушек местным, может быть они что-то придумают. Кто знает – может быть даже Флёр согласится поместить его под охрану, вместе с красной жемчужиной!

Несмотря на предложение, казавшееся мне очень хорошим, Эмерлину ничто не могло вернуть в бодрое настроение.

-И наш сын захочет командовать этим кланом, да? – Предположила она.

-Ну, если сказать это таким тоном, то всё будет звучать хреново. На секундочку – что плохого в том, чтобы Ренрард взял брозды правления в свои лапы?

Эмерлина хотела мне что-то ответить, но не придумала нужного ей аргумента. Погрозив мне пальцем, будто уже напоминая мне, что этот разговор далёк от завершения, она спустилась на причал, и вскоре мы топтали землю клана Лис Полной Луны.

Мы были дома.

Ну или по крайней мере на своей земле. Вообще-то к морю выходила старая территория клана, там где я с ним впервые повстречался, так что до замка ещё надо было дойти, но это всего-то день пути – так мало, что казалось даже незаметным пустяком.

Между тем Эмерлина подозвала наших детей к себе и начала приводить их в порядок, чтобы они не выглядели обормотами с большой дороги. Особенно тщательно она подготовила Эрмелину. Я же подошёл к своему сыну, но не скрывал опаски. Я не знал какой ещё эффект произведёт на меня белый бриллиант, находящийся теперь не в его куртке, а в его комбинезоне.

-Привет, пап! – Тут же поднял лапу он. – Ну вот, я же говорил!

-Что ты говорил, Ренрард? – Спросил я у него, присаживаясь на корточки перед ним.

-Что я не хотел сделать тебе ничего плохого и всё будет хорошо!

-Мне не было хорошо, Ренрард. – Сказал я, покачав головой. – Мне было страшно. Больно. И очень одиноко.

Лисёнок вздрогнул от моих слов.

-Почему ты не выбросил этот бриллиант, когда я попросил тебя? – Спросил я у него. Он потупил взгляд в землю, доставая его из кармашка на груди.

-Забери. – Попросил он, протягивая камешек. Один его вид стал наводить на меня священный ужас, да так сильно, что я упал на землю.

-Чего ты боишься? В нём ничего страшного нет! Я уже понял что это какой-то артефакт! Он волшебный, или что-то в этом роде, я не знаю! Я лишь хотел чтобы ты не заставлял меня выбрасывать его! Я думал, что он мой, я хотел сохранить его!

-Для чего?

-Ну… Чтобы помнить свою первую кражу. Ты же помнишь?

Я кивнул ему. Пантера, дом. Скромные пожитки. Я даже ничего не взял из её дома.

-Ты должен оставить его себе пока что. Я не могу взять его, и ты видел что со мной случится.

-Поэтому ты и попросил меня украсть его? Ты боялся и думал что это случится со мной?

Хуже обиды матери, могла быть лишь обида собственного ребёнка на своего отца. Но я сжал зубы до боли – ведь если Ренрард подумает о том, что эта штука может наказать его – она это сделает.

-Если бы я не был абсолютно уверен в том, что ты сможешь это сделать – я бы никогда не попросил бы красть этот бриллиант, Ренрард. Я тебе никогда не вру.

Лисёнок вытер покрасневшие глаза, и внезапно бросился ко мне, чтобы обнять меня. Я переборол в себе все возможные инстинкты самосохранения, но лисёнок не только коснулся меня, но и буквально навалился на меня всем своим весом. Не произошло ровным счётом ничего, и Эмерлина рядом со мной расслабленно выдохнула.

Мы взяли детей за руки и отправились по знакомой дорожке через сплошной лес на старую территорию клана лис. Как и тогда с Ареном и Флёр я вышел из лесочка на большую широкую дорогу, которую охраняли два матёрых стражника в мощных латах. Свистеть не пришлось – эти двое признали во мне лиса Ренара. Я даже без труда узнал в одном из постовых сына Нобеля. Лисы были очень похожи друг на друга, и как его папа, сын выбрал себе в оружие тяжёлый двуручный меч. Нас проводили до старой территории дальше, где я с улыбкой показал пусть и не настолько величественный вид на клановое озерцо, вокруг которого расположились небольшие уютные домики. Защитный вал, который рыжие накопали ещё во время войны с гиенами, множество спортивных и тренировочных площадок. Сейчас, когда у клана лис была в распоряжении вся моя земля, старая территория использовалась как тренировочный лагерь, о чём я прекрасно знал. Где-то здесь, в уже новеньких зданиях, которые отличались от старых размерами, ютилась грозная сила Эвов – всё ещё единственного организованного отряда огромных боевых зверей, которые защищали этот клан. Лисята прошли старую территорию крутя головами и разглядывая местных. Многие из них узнавали меня, приветствовали и иногда даже подходили здороваться лично, но никого из моих близких друзей я не увидел. Я решил не задерживаться здесь и проводить лисятам полномасштабную экскурсию, поскольку после того как мы вернёмся в наш замок, у них будет абсолютно всё время этого мира, чтобы хорошо познакомится с кланом. Мы вышли на дорогу до моего замка, которую за годы моего отсутствия немного облагородили и расширили, и более того – теперь мы не шли по пустырю, как это было раньше! Земли между «старым» и «новым» кланами отдали под распашку, и теперь вместо травы, бурьяна и борщевика на них выращивали пшено и много других разных культур. Клан мог полностью обеспечить себя и оставить ещё на продажу, о чём я рассказывал своим лисятам по дороге к замку. Я рассказал им ещё очень многое по этой дороге, но когда мы вышли на финальную прямую, перед ними открылся ещё более ошеломляющий вид, чем в клане Северного ветра.

Солнечный диск уже коснулся своим краем линии горизонта, и тени в клане Лис Полной Луны стали длинными и непропорциональными. Перед моими лисятами раскинулся целый город, намного больший чем клан медведей, и в нём жили только мы – Лисы. Рыжие щенки сновали по широким улочкам, играя в мяч или салки, качаясь на самодельных качелях, сделанных прямо на деревьях, которые росли по всей территории клана. Небольшая, но полноводная речка ловила янтарные отблески нашего солнца. В городе лис было много воды и еды, сновали разные неразумные звери – в основном конечно лошади. С небольшой возвышенности виднелись и центральные ворота клана – приветливо распахнутые, с дорогой уходящей до самого королевского дворца. Сейчас по этой дороге шли небольшие группы зверей, покидая огромную площадь в центре лисьего города – наш рынок, на котором представители клана покупали и продавали все необходимое. Рынок разительно отличался от обычного нагромождения палаток, стендов и прочих строений – замощённая площадь была абсолютно чиста, никаких построек. Ни временных, ни постоянных. Представители клана же, заключавшие сделки, носили особенные алые плащи с символом клана на спине, чтобы их никто не спутал с другими лисами. С площади уходила другая широкая дорога, находясь под прямым углом к той, которая вела на площадь.

Эта дорога была дорогой к моему родному, фамильному поместью – огромному широкому дереву, которому было уже несколько тысяч лет. Неровные формы его поверхности яро контрастировали с каменными надстройками и парочкой башенок, огромный балкон, построенный на двух самых мощных сучьях и огромные ворота, ведущие прямо внутрь дерева. Я сказал своим детям, что несмотря на то что замок был вырублен в дереве, оно было всё ещё живое, и в доказательство показал им на довольно пышную зелёную крону из листьев, из которого торчали те самые кирпичные башенки, у одной из которых была даже смотровая площадка. Всё это великолепие подпитывала речка, по которой можно было выйти в море, но пройти выше по течение – никак, поскольку корни гигантского дерева-дома окружали её русло подобно паутине. Некоторые самые мощные и толстые из них даже использовались как мосты, и всего таких было два. С нашей точки зрения не было видно заднего двора этого сооружения, и я предложил Ренрарду и Эрмелине пойти и посмотреть на всё это великолепие вблизи.

Дочка от счастья прижала лапки к мордашке, не веря своему счастью, а мой сын подпрыгивал от восторга.

-Мы будем жить там?! Там, вот прямо в дереве!? – Верещала маленькая лисичка.

-Конечно, это наш дом! – Отвечал я.

-И там будут другие лисы? И мы сможем поиграть с кем захотим, и даже не надо будет собирать какие-нибудь грибы?

Мы с Эмерлиной многозначительно переглянулись.

-Это мы ещё посмотрим. – Кивнул я. – Пойдём.

И мы направились к замку. По дороге я даже рта не мог закрыть от изумления — школы, тренировочные площадки, казармы — в городе было всё что нужно! Даже канализация, которую предусмотрительно зарыли под землю, а в некоторых местах пробурили скважины и сделали колонки с водой — да я о таком мечтать даже не думал. А вспоминая тот клан, который я увидел впервые, и был больше похож на маленькую деревню, я даже не знал чем сравнить то что было, и чего достигли лисы за все эти годы. Теперь это был настоящий лисий город, раскинувшийся на огромной площади. В нём были улицы и площади, небольшие часовни и площадки для детишек. Всё было строго организовано по какому-то генеральному плану, все дома, в которых жили члены клана, стояли в одну линию строго друг за другом, смотря в одну сторону. Между ними по мощённым улицам ездили какие-то небольшие повозки. Иногда прямо на улице чем-то торговали, и ходили патрули, хотя их работа была чисто символической. Клан жил абсолютно спокойной, мирной жизнью. Я даже заметил в ходу какие-то непонятные монетки из золота – видимо Флёр решила ввести свою чеканку.

Но как только мы подошли к замку и небольшой площади непосредственно перед ним, я увидел кое-какое нововведение, которое меня откровенно меня поразило. На небольшом гранитном постаменте, окружённый десятком столбиков с цепочкой, стоял я! В натуральную величину, только бронзовый!

Тут уже я не удержался и раскрыл свою пасть так широко, что язык сам собой вывалился мне на грудь. ТАКОГО от Флёр я никак не ожидал!

Более того позу для меня выбрали довольно интересную, хоть и не сложную: я смотрел куда-то в небо, оттягивая края своей жилетки. Сколько я не напрягался, я не смог вспомнить чтобы я был запечатлён так хоть кем-то.

-Может Флёр просто подумала, что ты умер? – Внезапно предположила Эмерлина, махнув лапой. – А он ничего.

Мне не нашлось что ей ответить. Расшифровав мой взгляд по-своему, лисица показала на памятник.

-Скульптор явно сделал тебя постройнее. А посмотри на его лапы, уррр… - выдала моя Эмерлина. Теперь я не мог не смотреть на неё.

-Это вообще-то я! – Крикнул я, показывая на памятник. – Чем я тебе не бронзовый не угодил!?

-Я люблю тебя милый, но твой неловкий животик всё портит. Посмотри на его пресс…

-ЭТО Я И ЕСТЬ!

-Тогда это не считается за измену, да? Радуйся, я же тобой восхищаюсь!

-Но…

Эмерлина саркастически улыбнулась, и отправилась к детям, которые наши у основания какую-то надпись. Я подошёл ближе и прочитал вслух:

-Великому вору и лису, приютившему клан Лис Полной Луны на своей земле – Ренару Третьему Конфонскому.

Дальше читать не стал. Большую часть текса на гранитной табличке перед памятником занимала моя очень многословная фамилия.

-Смотри-ка, они и твоё полное имя вспомнили! Тебе бы так, а?

Пока мои дети пытались прочитать сложные слова и даже пытаться их запомнить, я стоял рядом, разглядывая памятник. Пару раз втянул живот – но с Эмерлиной соглашаться отказывался. Я был прекрасен как никогда. В остальном всё было передано довольно чётко – жилетка, за которую я держался лапами, серьга в ухе на месте. Хвост, кажется, сделали чуть подлиннее, видимо ради большей устойчивости – скульптура опиралась не только на две лапы, но и на него тоже. Когда я начал замерять свою пушистую гордость, мне в висок уткнулось что-то деревянное.

Несмотря на подкованные каблуки, эта лисица всегда умела подбираться незаметно. Я мысленно поблагодарил Ренрарда за то, что он не бросился на неё в тот же момент, когда она наставила свой арбалет мне в висок.

-Думала что умер, а он возьми и появись! Спустя пять лет! Памятник ему тут отгрохали, а он с ним хвостом меряется! Знаешь, я уже готова поправить то, что это изваяние называют прижизненным!

-Не смей трогать моего папу! – Тут же крикнул мой сынишка, кидаясь ко мне, но Эмерлина схватила его за лямку комбинезона.

На Флёр это оказало самый неожиданный эффект: бывшая наёмная убийца, глава огромного воинственного клана и мой лучший Друг, она отступила на шаг назад, отпуская меня и убирая арбалет, поднимая лапы.

-Папито, – Сказала она совершенно спокойно. – Ты бы хоть весточку отправил.

В тот же момент я с самым счастливым криком бросился на неё, чуть не свалив лисицу с ног. Уж кого-кого, а её я был рад видеть наверное больше всех остальных. Если бы не она моя жизнь не была бы такой, какая она есть сейчас, и я уверен без того недоразумения на палубе Непобедимости, моя жизнь приняла бы куда худший поворот.

-Флёр! – Орал я ей на ухо, не скрывая своих чувств. – Как я рад тебя видеть в добром здравии!

Я взял её за плечи, осматривая. Своим предпочтениям в одежде лиса осталась верна так же, как и десять лет назад – чёрный кожаный топик, коротенькая юбка и сапоги, сделанные в Тайном Городе. Может быть это была конечно уже не та самая пара, но точно заказанная у того же мастера! Так же как и раньше вечно при своих арбалетах, складывающихся у неё на руках.

-Подруга моя, дай хоть посмотрю на тебя, пока он не разорвал тебя на части!

Лисица неохотно приняла все наши объятия, но ради такого случая она даже порадовалась им. Улыбка не сходила с её морды всё время, пока мы представляли её нашим «новым» для неё детям, и пока она представлялась им.

-Прекрасное дополнение, Ренар, отличная работа. – Похвалила меня лисица, показывая на двоих маленьких лисят. Они конечно же на такое сразу же оскорбились.

-Мы не дополнение! – Тут же заявила моя дочка, сложив лапы на груди.

-Да! – Подтвердил её брат.

-Ну а мне ли об этом не знать? – Немного поучительно проворковала Флёр, глядя на них сверху вниз. – Для своих родителей вы конечно же не дополнение. А для меня – вы новые члены моего клана, и видит Ренар что я не вру – я рада видеть вас!

Лисята сменили гнев на милость, а мы с Эмерлиной продолжили нашу встречу. Особенно радовалась возращению моя жена – за те годы, что они жили под одной крышей они успели стать подругами, как и мы с Ареном – друзьями, поэтому я больше ждал его появления.

Лисицам сразу же нашлось о чём поговорить, в первую очередь о том кто и как изменился за то время, что они были порознь. Моя жена нахваливала фигуру Флёр, что она не потеряла ни капли привлекательности, даже наоборот стала намного более привлекательной, она в ответ хвалила подтянутый, атлетичный животик моей жены. Потом Эмерлина на секунду переключилась на меня, что-то спросив у неё на ушко и показав на памятник. Флёр без капли смущения пожала плечами, улыбаясь и посматривая на меня и сравнивая скульптуру с оригиналом.

-Завтра прикажу чтобы прибавили ему массы! И хвост укоротили, это видимо у меня воображение разыгралось!

Мы дружно рассмеялись. И под «мы» я имел в виду лисиц и двоих лисят рядом с ними.

-Что вы как не родные стоите у порога? – Развела лапами Флёр. – Ренар, это же твой замок!

-Не мне же приглашать нас всех внутрь? Особенно тебя!

-Я спрашивала разрешения у него! – Она с усмешкой показала на статую.

Я не сдержал своей улыбки – ну не мог я оставаться хоть немножко сердитым, получив такой радушный приём от хозяйки клана лис Полной Луны. Я одёрнул жилетку, как это делал мой памятник, посмотрел куда-то ввысь, оглядывая своё поместье, и кивнул Флёр с важным видом.

-Дамы. Прошу в моё фамильное поместье! Дети, вы с ними. – На всякий случай напомнил я.

Флёр усмехнулась и выйдя вперёд нас, провела нас к воротам замка. Небольшую дверку, которой пользовались обычно, использовать не стала. Лисица уверенным и бодрым шагом прошла к большим дверям и толкнула створки в стороны, которые были не заперты.

Звеня цепями и приветливо загудев древними петлями, двери распахнулись перед моей семьёй. Сразу с порога мы оказывались в главном зале с большим круглым столом, поставленным ровно в центре замка. Из середины этого стола к кроне дерева тянулись несколько зелёных лиан, которые питали жизненными соками сам замок и его листву наверху. Отсюда же уходила довольно большая лестница, расходившаяся в разные стороны и наверх – к комнатам и спальням. Здесь же стоял огромный камин, обогревающей наше пристанище зимой. Когда я жил здесь совсем один, или даже только с Эмерлиной в нём не было необходимости, так как почти в каждой спальне было своё место для открытого огня. Но даже сейчас, когда холодно ещё не было, но зима уже постепенно вступала в свои права, в этом камине потрескивали сухие головёшки заготовленных на зиму дров. Рядом с ним находилась дверь в подсобные помещения – кухню, прачечную и другие. Опять же я не пользовался ею до того как в мой замок пришёл этот клан, а сейчас на большой кухне готовили несколько поваров и поварят то, чем обычно в клане кормят его командование. Близилось время ужина, но по случаю нашего прибытия, он сразу же пообещал быть грандиозным.

В ту самую дверку на кухню, Флёр отправилась прежде всего – отдать указания на счёт этого самого ужина. Когда глава клана вышла из кухни, вместе с ней довольно поспешно выбежал и незнакомый мне лис – довольно упитанный, одетый в белое и с белым колпаком на голове. Повар явно куда-то торопился, но проходя мимо меня, внезапно понял что памятник, который он видел каждый день, ожил и стоял перед ним, оглядывая свои владения.

-Теперь понял кто наш большой гость?

-Разве это гость!? – Тут же всплеснул лапами повар, раскрывая объятия. – Это же хозяин этого замка! Не в обиду, конечно же вам, госпожа Флёр!

Лисица понимающе кивнула.

Говорил лис с тяжёлым, незнакомым мне акцентом, и быстренько тряхнув мою лапу, убежал дальше по своим делам. Прежде чем пойти по замку и дойти до собственной спальни, Флёр распорядилась послать кого-нибудь за её мужем, и краем уха я услышал, что сейчас они были в каком-то раздоре. По крайней мере Флёр закончила свой приказ чем-то вроде «Даже если будет сопротивляться – за уши его сюда притащи!». После чего лисица вернула улыбку на свою морду, хлопнув в ладоши и бряцнув при этом своими арбалетами.

-Я понимаю, что вы устали с дороги и хотите отдохнуть, но ужин придётся перетерпеть. Хотите вы этого или нет. – Зловеще добавила она.

-Я не против ужина. – Заявил я ей. – Но найди моим детям комнаты, если ещё есть свободные. Да и я с Эмерлиной хотел бы увидеть свою спальню.

-С этим могут возникнуть… небольшие трудности. – Призналась хозяйка клана. – Мы с Ареном заняли вашу спальню. Она всегда мне нравилась больше.

-А я знала, что ты своего не упустишь, подружка! – Рассмеялась моя жена, но ненадолго. – Верни нашу спальню. – Потребовала Эмерлина не терпящим возражений тоном.

Но этот тон мог сработать на меня – иногда. Без возражений он работал только на наших детей.

-Не-е-е-т. – Хитро протянула лисица. – На это потребуется время. Потому что кровать Арен перетащил нашу, и она нравится ему. Так что всё немного перепуталось, пока вас не было.

-Хорошо! Тогда мы займём вашу спальню!

-С этим тоже могут выйти кое-какие… накладки. Ренар, как я и говорила – ты бы хоть весточку послал, что возвращаешься – я бы всё подготовила! Но сейчас твой замок не потерпит… Так сказать импровизации.

Говорила Флёр очень необычно для неё собой – виляя между словами и делая большие драматические паузы. Я подошёл к ней поближе, смотря ей в её изумрудно-зелёные глаза.

-Ты же не хочешь сказать, что хозяин этого замка, которому при жизни поставили памятник, должен ютиться в комнатах для гостей?

Флёр хлопнула в ладоши снова, подтверждая мою сообразительность. Она с виду вела себя очень глупо, видимо от того что ей было очень неловко кое в чём признаваться:

-Они тоже заняты…

Я сделал большие страшные глаза, приподнимаясь на кончики лап, чтобы казаться чуть выше этой лисицы.

-Кем, Флёр?

-У нас в гостях вообще-то два посла. Мне тоже было неудобно предлагать им остаться там, но у меня не было выбора – у нас с ними ещё несколько переговоров на неделе!

-У меня в замке вообще нет места? – надавил я. Флёр даже отшатнулась, показав пальцем на потолок.

-Чердак в вашем распоряжении.

-Ты бы ещё в подвал нас сослала бы! – Рявкнул я. – По-моему, это кое-кому другому пора выселяться из нашей спальни и переезжать на чердак!

-Ренар, - Внезапно обратилась ко мне моя супруга, - Чердак это романтично.

Я мигом сообразил, на что она намекает и кивнул на моих лисят.

-А как быть с ними?

-Думаю Карл и Лима не будут против, что мы подселим их к ним?

Я усмехнулся. Почему бы и нет.

-Кстати их бы тоже я очень хотел видеть. – Признался я.

-А Лима очень хочет видеть тебя! – Тут же ответила мне Флёр. – У неё наметился жених.

Я вздёрнул брови от таких новостей и ещё сильнее приблизился к Флёр. На этот раз не угрожая, а наоборот. Я даже положил лапу на её талию, чуть прижимая к себе, к неудовольствию моей законной жены.

-Ты ещё принимаешь заказы на убийства?

-Очередь на полгода вперёд. – Совершенно спокойно ответила мне лиса. – Но никак не могу продвинуться – дел по горло. Скоро можно будет сказать, что я отошла от дел!

-Но форму-то не потеряла.

Лиса, получив такую порцию лести, откровенно засмущалась.

-Скажи мне кто он. Я сделаю это собственными лапами…

-Сильно сомневаюсь. Он мой первый разведчик, Ренар. А ещё неплохой бард. Кстати он даже не… - Флёр покрутила лапкой в воздухе, подбирая какие-то слова. – Не самый обычный лис.

Я отпустил талию Флёр, скользнув ладонью по её бедру. Новости конечно были не самые плохие – по крайней мере все мои дети были живы, и это не могло не радовать. Но видимо, я просто не был готов к такому повороту событий.

-А мой старший сын ещё не надумал найти себе кого-нибудь в спутницы жизни? – Поинтересовалась моя жена, как бы как обычно подтаскивая меня к себе и кладя мою лапу на своё бедро, чтобы я ничего не попутал.

Глава клана, которой видимо были доступны абсолютно все сплетни, махнула лапой.

-Карл предан нашему делу как никто другой. Великолепно владеет мечом и недавно стал командиром одного из передовых отрядов. Скорее всего, он сейчас где-то на старой территории! Думаю, что он подтянется к ужину тоже.

Мы быстро разбросали вещи по наметившимся комнатам. Ходя по замку, пусть и на правах законного хозяина, я заметил что Флёр не врала – все комнаты были кем-то заняты, иногда даже не лисами. К моему огромному удивлению в одной из гостевых комнат – одной из самых больших, кстати говоря - не закрыли дверь. И я мимоходом увидел того, кого совсем не ожидал.

Я махнул своим, чтобы шли дальше, а сам сделал пару шагов назад, заглядывая в дверной проём. У небольшого камина в хорошем кресле, покачивая нижней лапой попивал вино изумрудно-зелёный ящер, а неподалёку от него стояла высокая, стройная как колос пшеницы, ящерица. На ней было очень элегантное белое платье, а на её спутнике – лёгкая рубаха и просторные штаны.

-Ио? – подал голос я, и тут же спрятался за проём двери. Если что – они даже не обратят на это внимания. А если это был действительно он – то меня простят.

Когда я выглянул посмотреть на реакцию ящеров, высокая уже строго смотрела на проём двери, а мой друг детства и юношества, периодически пропадающий по каким-то делам, повернулся в кресле с бокалом вина.

-Ренар? – Спросил он и в лоб добавил: - Я думал, ты уже умер!

-Я снесу к чертям этот памятник! – Заявил я, хлопнув себя по коленке. – Вот так да! А что вы здесь делаете?

Я осторожно приблизился к кресло, сопровождаемый крайне пренебрежительным взглядом высокой ящерицы. Ио поспешил представить нас.

-Ренар, это Акрая – спутница моей жизни. Акрая – Ренар. Мой хороший друг и хозяин этого замка!

-Пока ещё не хозяин. – Махнул лапой я. – Меня только-только поселили на чердаке! Что вы здесь делаете?

-Ты же помнишь, что я ввязался в тот клан ящеров? Акрая – дочка вождя, так что я теперь стал послом. К тому же – друзья моих друзей мои друзья, этим и пользуемся. Флёр отрядила нам лучшую комнату в твоём дупле!

-Вижу, что она хорошо с вами обходится, это хорошо! Так вы тут по делам того клана?

Мы поговорили с ящером несколько минут, и большую часть времени он рассказывал мне как он рад меня видеть. Я пригласил его на званный ужин, но он напомнил мне, что они тут были почётными гостями и принимали участие во всех церемониях. Я распрощался с ними до позднего вечера, и поспешил за своей семьёй, члены которой уже успели расселиться по своим комнатам. Но выходя из его комнаты, я услышал голос его суженной:

-То что они твои друзья, ещё не значит что мы должны им помогать, Ио!

-Предложение Флёр всё равно довольно разумно. Нам стоит дождаться ответа твоего отца.

Что-то в её тоне мне не понравилось. Но я не спешил залезать в политику между кланами, я был просто рад что меня так хорошо встречали в моём собственном доме. Все большие дела могли подождать до завтра – так нам сказала Флёр. На фоне приближающегося праздника я забыл все свои тревоги насчёт Белого Бриллианта, все опасения из-за того странного проклятия, о котором говорил Палин в клане Северного Ветра.

Я был дома.


Глава шестая.

Время приключений.


Огромный круглый стол, обычно используемый для совета клана, расширили ещё больше, приставив к нему несколько «отростков» от основного кольца. Получилась этакая «звезда» на которой без особых проблем смогли расположиться больше сорока гостей моего замка.

Хоть я и не был в этом замке полноправным хозяином. Пока что.

Когда мы с Эмерлиной осмотрели чердак одной из башенок, то были не слабо удивлены: сюда Флёр и её команда сносили все наши вещи, которые оказывались ненужными, но бронзовый истукан перед главным входом запрещал главе клана выбрасывать их, так как они могли послужить какими-то памятными подарками, безделушками, ну или хламом который действительно стоило бы выбросить. На чердаке же нашлось великое множество самых разнообразных вещей: несколько сундуков с одеждой, куча всякого рукоделия, пустые цветочные горшки. Это моя жена не могла без зелёных насаждений в каждом углу, несмотря на то что жила со мной в дереве, а у Флёр с завязшими кустами разговор был короткий – вон из замка, раз так не хочет жить. По её словам, она отрядила отдельного лиса из клана, пусть и довольно бестолкового, чтобы регулярно поливал цветы, однако потери для Эмерлины показались неприемлемыми. Выразив желание посмотреть этому лису в глаза, а потом скинуть на него все пустые горшки разом, она начала разбирать их, оплакивая погибшие фикусы и дифинбахии.

Я отлично знал, что моя жена - бывшая пиратка – витиевато материлась, но слушать такие слова я не смог. Я отошёл на другую часть чердака, где стоял довольно массивный гардероб и распахнул его, блаженно выдохнув.

-Мои жилетки. Как я по вам скучал!

Стоило мне до них дотронуться, как они чуть ли не рассыпались в прах – так сильно их поела моль и прочая гадость. Покорив лисицу за то, что не засыпала их какой-нибудь другой гадостью от моли, я запустил лапу в карман одной из самых первых жилеток, нащупывая там кое-что очень важное.

Я никогда не говорил Флёр о том, что я всё ещё храню осколок её ошейника, причём довольно близко к сердцу. Ну – по крайней мере хранил. Я спрятал его тут перед тем, как отправиться в изгнание, в то же самое место, где он уже был. Взвесив его в лапе, я быстро переложил его в ту жилетку, в которой я был сейчас. Я думал, что Флёр не захочет видеть его, однако я сильно ошибался.

Глава клана лис стояла у небольшого столика, сложив лапы на груди и смотря на заходящее солнце с высоты башенки, в которой мы разбирались. Мне показалось, что она была напряжена, поэтому пока что Эмерлина изысканно и очень непристойно выражалась, показывая какие-то горшки, я подошёл к ней, кладя лапу ей на плечо.

-Всё в порядке?

Лиса повернулась ко мне, отбрасывая со своей мордочки чёрный локон роскошных волос.

-Всякий раз когда я сюда поднимаюсь, на меня накатывает это странное чувство, Ренар. Чувство, что старые-добрые времена уже не вернутся. Сначала я вспоминаю как было хорошо.

Лисица пошла вдоль стены, поглаживая старые вещи. Пройдя к горке непонятных мне вещей, она скинула белую простыню с груды больших картин. Как оказалось – одна из них всё ещё была нужна ей, но странно что она спрятала ей здесь: это был её семейный портрет, где она была со всеми своими братьями. Я никогда не забуду тот момент, когда увидел его на стене в кабинете Чака: тогда мне казалось, что Флёр вообще не может улыбаться, а на картине она просто сияла от счастья. Я присел на корточки перед картиной, разглядывая её. Сейчас, спустя столько лет, смотреть на такие вещи… накатывали действительно странные чувства.

-Потом я вспоминаю как было плохо.

Сказав это, Флёр выдвинула ящик в столе, у которого я спросил что с ней произошло. В тёмном углублении в лучах заходящего солнца блестели мифриллом две половинки ошейника.

-Я думал, ты держишь его на виду. – Признался я, подходя ближе.

От старой стали с рунами и шипами, несмотря на то что они уже никому не представляли угрозы, всё равно веяло каким-то непонятным холодом. Я потянулся было к нему лапой, но Флёр тут же шлёпнула меня по плечу, отрицательно покачав головой.

-А-а. Помнишь, что с тобой случилось, когда ты до него дотронулся?

-Ты переломала мне все кости? – Предположил я.

-Точно. – Кивнула Флёр. – Хелен сказала, что теперь эта штука тянет на артефакт. Метал, из которого он сделан, и без того обладает множеством интересных свойств, а то что он пережил…

Вздохнув, лисица задвинула ящик обратно, посмотрев на меня.

-Мне кажется, что нам этого уже никогда не пережить.

-Вы там ностальгии без меня предаётесь? – Встряла в наш разговор моя жена.

-Ностальгия. – Кивнула Флёр. – Это слово я забыла.

-Есть ещё ягоды в ягодицах, Флёр. – Попытался ободрить я. – Сама подумай – я вернулся, а значит вы не оберётесь приключений!

-На свои ягодицы? – Усмехнулась глава клана.

Я покосился на основание хвоста Флёр, но тут же моя жена пальчиком направила мне морду в другую сторону.

-Ну а почему бы и нет? – Предложила Эмерлина, усмехнувшись.

-И что вы для этого предлагаете сделать? У меня дел по самое горло, я даже из клана не смогу выбраться…

-Для начала – внизу нас ждут наши друзья, и очень много еды. Предлагаю начать с этого.

Флёр повеселела на глазах, и охотно кивнула – готовили же по некоторым её рецептам.

Когда солнце полностью опустилось, в сумерках начали собираться наши гости и готовить наш огромный стол. Меня, как почётного гостя, усадили по главе, хотя трудно было определить где главное место у звёздообразной конструкции, которую сделали у стола.

Первыми подтянулись послы других кланов, так как им надо было меньше всего идти: пару коридоров и одну лестницу. Я хотел было пригласить своего старинного друга присесть рядом, но не получилось – его супруга сразу же заняла всё возможное внимание Флёр, хотя она перед этим сообщила ящерице, что все разговоры – строго неформальны. Вскоре присоединились и другие послы, включая даже гиен, и только после этого начали прибывать мои друзья из клана, и перечислить всех я был не в состоянии. Отдельно стоило отметить появление моих хороших друзей – летучих лисов. Мирумас и Альтер появились в компании своих очаровательных жён-двойняшек Ритой и Критой, долго меня обнимали и были счастливы меня видеть. Не раз признавались, что даже если и пытались меня искать, то всё равно не находили. Мы разговорились о городке подземных вод, и как он хитро спрятан при поиске с воздуха, но в какой-то момент в большой зал буквально влетел Арен. Громыхая начищенными, парадными латами начальника королевской стражи, с развевающимся за спиной белоснежным плащом, он чуть не сломал мне все кости, пока пытался выдавить из меня дух. Я же мог только кряхтеть, разглядывая его морду. На ней не хватало глаза – по крайней мере один был прикрыт чёрной повязкой. Это не могло меня не насторожить – неужели лис потерял или сломал свою волшебную дудочку, которая способна залечить любую рану на свете? Пообещав, что вернётся как только избавится от официального костюма, он ушёл наверх, даже не посмотрев на Флёр и никак её не поприветствовав. Я удивлённо посмотрел на его супругу, и языком жестов спросил у неё что случилось: показал на свой глаз и пожал плечами. В ответ Флёр показала мне раскрытый арбалет на своей лапе.

Я честно не понял что это значит, но волей-неволей догадывался.

Не успел плащ моего лучшего друга скрыться за углом, как дверь распахнул мой старший сын. Я-то думал, что Арен гремел своими королевскими доспехами – он ими слегка позвякивал. Карл был облачён в полную броню, заклёпанную на нём согласно всем канонам. При нём же на поясе висел исполинский двуручный меч, который я наверное даже не поднял бы. Лисёнок, которого я помню с пелёнок, вымахал на две головы выше меня и в три раза меня шире. В груди.

-Отец! – Тут же рявкнул он, и от его голоса у меня всё застыло в груди. – Мама!

К Эмерлине он обратился с намного большей нежностью, и сначала пошёл к ней, присаживаясь на одно колено и раскрывая объятия. Лисица бросилась к нему, и он спокойно поднял её всю, даже немного покружив.

-Какой ты стал сильный, Карл! – Заверещала Эмерлина, болтая нижними лапами в воздухе.

Лис хмыкнул, возвращая свою маму обратно на землю, а к нему уже подбежали его новые брат и сестра.

-Ух ты! – Тут же выдала Эрмелина. – Ты наш Большой брат?

-Не маленький. – Согласился Карл, присаживаясь и перед ними тоже. – Ну что, родня, будем знакомы?

Он протянул им лапу, и Ренрард сразу же схватил её.

-Меня зовут Ренрард!

-А я – Эрмелина! - Представилась дочка.

-Хм. Похоже, наш отец нашёл себе наследника и назвал его подобающе. – Заключил Карл.

Мы с Эмерлиной неловко засмеялись. В какой-то мере он конечно угадал.

-Вы все – мои наследники. – На всякий случай заключил я. – И никаких делёжек. И ты и ты, - я указал на братьев, - будете вписаны в фамилию!

-Ещё больше слов для заучивания? – Буркнул латник. – Мне и так всё нравится. Привет, пап.

Всё-таки он был моим сыном. Мы крепко обнялись, хотя я сомневаюсь что он вообще что-то почувствовал, пока прижимал моё тщедушное тело к своему стальному нагруднику. Он сел неподалёку и приступил к ужину, признавшись что не ел ничего с самого утра, так как был в дозоре и должен был быть в нём, но его сменили.

В этот момент в зал вернулся Арен – только в своём плаще. Мы покричали друг на друга в приветствии, заключили в объятиях, он, как обычно, был рад тому что я не умер, я, по привычке, сказал что снесу памятник самому себе, и мы уселись рядом. Белобрысый был как никогда прямолинеен и спокоен во всём.

-Спрашивай! – Тут же предложил он, усаживаясь за стол.

-О чём?

-О моём глазе конечно же!

-Каком глазе? А-а-а, это? Я и не заметил сразу, Арен, что случилось?

Лис сложил лапы под подбородком и как бы незаметно показал на свою жену, которая стояла в окружении всевозможных послов и занималась дипломатией.

-Вон та сука мне его выбила.

Слух у Флёр был просто бесподобный. Она вежливо попросила послов переждать, и, цокая подкованными каблуками, прошла к нашим местам, встав у Арена за спиной.

-Дорогой, ты бы не мог хотя бы при послах так меня не называть?

Сказала она это нарочито слащавым тоном, а я заметил как её лапа тянется к правому бедру, пока она наклонялась к морде Арена.

-Ах послах, да? Мне рассказать, как ты называла их, пока думала что была наедине?

Молниеносным движением выхватив нож из голенища сапога, лисица взмахнула им, и на тарелку перед Ареном упал локон его белых волос, которыми лис дорожил не понаслышке. Он резко встал из-за стола.

-Прости, дружище, но я не могу находиться с ней в одной комнате! Поговорим потом!

Взмахнув плащом, он отправился наверх. Казалось, что после этого инцидента ничего не изменилось, и на него вообще никто не обратил внимания. Кроме нас с Эмерлиной конечно же. Лисица тоже встала из-за стола и кое-как перехватила Флёр, пока та шла к своим послам уверенным шагом, и отвела её в укромный уголок, где о чём-то разговорилась.

Вот и начались наши маленькие приключения. Я даже одёрнул свою жилетку в предвкушении небольшого, но очень сложного задания – вернуть этих двоих в колыбель любви, и чтобы всё было как у меня с Эмерлиной.

Впрочем, она справлялась с этой задачей куда лучше меня. Через несколько минут лисицы закончили сплетничать и вернулись за стол.

Я хотел было узнать, что мне предстоит, но в зал входили всё новые гости, и вскоре среди них я увидел свою старшую дочку. Лима, в отличие от Карла, практически не изменилась – она была копией своей матери, только без пиратского прошлого, а потому – намного добрее. Как оказалось, заметил её не я один.

-Мама, мама, смотри туда! – Подпрыгивая на стуле и показывая в её сторону, привлекала внимание Эрмелина. – Она такая же, как ты!

Моя жена усмехнулась.

-Рада, что ты это заметила. Это твоя старшая сестра – Лима. Иди скорее познакомься!

Я тоже хотел было встать со своего места, но мне на плечо легла лапа в чёрной кожаной перчатке со складным арбалетом.

-Сиди-сиди. – Посоветовала мне Флёр.

Как только толпа немножко расступилась, я увидел что её под руку ведёт низенький зверь, похожий на лиса, с ушами большими, чем его голова!

-Фенёк!? – Тут же рыкнул я, снова предпринимая попытку встать.

-Сидеть. – С напором повторила глава Клана. – Он мне нужен живым!

-А вот и величайший вор современности, воспетый бардами всего мира! – Приветствовал меня избранник моей дочери.

-Слух у тебя что надо! – Прорычал я.

-Так уж получилось, что вы ещё и отец моей любви всей жизни. – Как бы нехотя заметил он. – Меня зовут Дживс – я ведущий разведчик клана, приютившего меня в час моей нужды, а так же – Бард!

-Я…

-Не затрудняйте себя представлениями! – Перебил он меня. – Я прочитал ваше имя на табличке перед дверью! Сказать – вы очень похожи, только лис снаружи из бронзы!

-Моя дочь выбрала себе лопоухого песенника? – Спросил я у Эмерлины. – Что не так с этим миром?

-Не льсти себе, Ренар, - Усмехнулась хозяйка клана и его непосредственная начальница, - Разведчик из него намного более лучший, чем певец.

-А мне он даже нравится. – Констатировала моя жена, одновременно с этим приветствуя свою дочь.

Фенек очаровательно улыбнулся лисицам, одна из которых как раз заканчивала с объятиями. Однако отпускать свою дочь Эмерлина не спешила.

-Что это такое, Лима? – Спросила она, вглядываясь в мордочку лисицы и протягивая к чему-то лапу.

Старшая дочь сразу же засмущалась, когда Эмерлина потянула за позолоченное кольцо, прикреплённое к… ошейнику.

-Мам, это всего лишь небольшая игра… Не при всех же!

-Игра? Какая ещё игра? – Тут же вскочил я, но Флёр дёрнула меня за хвост, усаживая на место обратно.

Дживса этот вопрос ни капли не смутил, а наоборот – раззадорил. Снизив свой голос до заговорщицкого шёпота, он наклонился ко мне, практически доставая до зоны размаха моих кулаков.

-Очень простая игра. Я говорю чего я хочу – она это делает. Всё что угодно и без единого возражения. Пока на ней этот ошейник.

Он улыбнулся мне в морду, и тут же почти получил по носу. К спинке стула меня снова придавила Флёр, давая ему отойти на безопасную дистанцию.

-Как будто ты не знаешь, о чём он говорит. – Усмехнувшись, сказала лиса.

-Ещё бы я не знал… Таких… «Игр»! – Пытаясь встать со своего места, протянул я. – Отпусти, я ему наваляю! Найдёшь себе другого разведчика!

-А, так ты думаешь я его берегу? – Протянула лисица. – Вообще-то я тебя стараюсь спасти.

-Ты же говорила, что это он тебе нужен здоровым!

-Ну а кому придётся мстить за твою смерть? Говорю же – дел и так по горло!

Сказав это и усмехнувшись, она всё-таки отпустила меня. Я остался сидеть на своём месте, но ни на секунду не сводил взгляд с этого так называемого барда, который уселся рядом с моей дочерью и будто мне назло, взяв её за колечко на ошейнике, подтянул её к себе и поцеловал. Не сказать, чтобы Лима этому сопротивлялась, скорее наоборот, но такова участь любого отца, у которого есть дочь. Мы за них переживаем.

-Если Эрмелина тоже найдёт себе какого-нибудь недолиса, я…

-С какого это перепугу он недолис? – Возмутилась Флёр.

Я вздохнул. Конечно, это было не очень правильно – судить зверей по одному их виду, но только это и применялось. Мы – лисы – всегда считались хитрыми, ловкими, а с приходом нашей «очеловеченности» ещё и очень красноречивыми. Многие породы собак делились на какие-то категории – овчарки служили в охране, а таксы – рыли норы. Многие кони были отличными кузнецами. Пантеры – убийцами.

В общем-то я знал множество таких стереотипов, и очень часто видел как кто-то не укладывается в них совершенно. Но тут было немного другое.

-Наша семья – чистый лисий род. Рыжих лис. А не феньков, песцов и прочих!

-Какой разговор! Семья! – Всплеснул лапами Дживс.

Я даже зарычал на него, но негромко. Он конечно услышал меня – я вообще удивился бы, если бы он хоть что-то не услышал – и с наигранным удивлением посмотрел в мою сторону. Я воткнул нож в поданное мне мясо, и начал с особым усердием разрезать его.

Возвращение блудной старшей дочери – единственное, если не считать поведения Арена, что откровенно не задалось на торжественном ужине. Мой хороший друг своё обещание не очень сдержал и всё-таки находился с нами в одном зале, пусть и на небольшом балконе, над всеми остальными. Когда все поели, послушали проникновенные тосты за моё здоровье и многое другое, я взял свой бокал с вином и поднялся к нему. Он меня даже ждал, но начал уже совершенно в другом тоне.

-Может, не будешь спрашивать?

-Хорошо. – Согласился я. – Так как она это сделала? – Спросил я, показывая на его глаз.

-Я же только что попросил…

-А, так ты об этом просил не спрашивать? Я-то подумал о кое-чём более актуальном!

-Давай поговорим о тебе? – Предложил он.

-Я пять лет прожил душа в душу со своей любимой лисицей, у меня всё было прекрасно. Так что случилось?

-Скажем так, мы не… сходимся в кое-какой политике. Сейчас, пока она ведёт все эти переговоры о договорах взаимопомощи… Ренар, Флёр привела клан лис на вершину своего могущества. Она даже ввела свою чеканку!

-Я видел на улицах! По-моему здорово.

-Ничего это не здорово. Королю это не нравится, он думает что кланы собираются воевать за свои земли. Недавно он потребовал с меня собрать налоги. Представляешь себе?

-Не совсем. – Признался я.

-За всё то что мы имеем Флёр пришлось отдать два обоза с золотом. Часть из него была ещё той, которую своровал ты, представляешь?

-Чего тут представлять? – Пожав плечами и отпив вина, сказал я.

-Не то чтобы ей было жалко этих денег. Король совершенно ничего для нас не делает – мы платим только за то что мы сидим на его земле.

-Это моя земля.

-Да… Я выяснял каким образом она твоя и где это записано. Она тебе принадлежит, но ты обязан платить с неё налоги – и лично за тобой числится такой долг, что там двумя обозами не отделаешься.

-Ключ от казначейства всё ещё лежит во втором ящике твоего стола в королевском дворце?

-Я перепрячу.

-Давай, сделай мне приятное. Хотя бы развлекусь.

-Ренар, этот долг тебе простят. Флёр его уже давно выплатила бы, если ей напомнили бы о нём. Не надо опять залезать в королевскую казну, хорошо?

-Я не был здесь пять лет, можно мне хоть посмотреть на знакомые места?

-Могу показать тебе твою клетку в подвале этого самого дворца. Хочешь?

Я пожал плечами.

-Даже не знаю. Я к тому месту тёплых чувств не испытываю.

Арен тяжело вздохнул, переводя разговор в прежнее русло.

-Я всё так же люблю Флёр, и я уверен что она любит меня. Но мы с ней оказываемся по разные стороны баррикад, и порой мне кажется, что я не хочу быть на её стороне. По крайней мере когда придёт время выбирать с кем я.

-Я тебя на это место когда-то усадил. – Как бы невзначай, но прямым текстом, напомнил я лису. – Давай со мной.

-А ты с Флёр?

-Возможно. А может быть – я новая сторона конфликта. Видимо вести ещё не дошли до этих краёв, но вот мой младший сын…

Смотря на своих гостей с высоты балкона, я рассказал Арену всю историю о нашем путешествии из Городка Подземных Вод, опустив лишь только финальную часть, когда мой родной лисёнок буквально лишил меня сознания. Одно лишь воспоминание об этой белизне – и к горлу подкатывал нехороший комок прошедшего ужина. Арен почти не спрашивал у меня про Бриллиант, и признался что он слышал об этом артефакте и о клане, его охраняющем. В какой-то момент он прервал мой рассказ.

-Не показывай его Флёр. Не о тебе забочусь, а о ней. У неё на шее и так довольно ценный камушек на содержании, и я не знаю как она отнесётся к настолько опасному артефакту.

Я недовольно поморщился от такого совета, но Арену удалось посадить в мою душу несколько зерен сомнений. Мой друг отнёсся к моим приключениям довольно скептично, и наверное стоило бы это сделать и мне.

-Какой лис в здравом уме и твёрдой памяти пойдёт к своим возможным врагам, для того чтобы их обокрасть? Пусть даже этим пытаясь сделать что-то хорошее. Тебе не сидится на месте, Ренар?

Я покосился на него с подозрением.

-А что?

-Расслабься, получай удовольствие от спокойной, мирной жизни без всяких приключений на свой хвост. Зачем тебе подставляться? Прошёл мимо, промолчал – пожил побольше. Тебе нужно чего-то ещё?

Услышав от него такие слова, я моментально понял какие именно политически взгляды он не разделил со своей супругой. Но сделал ровно так, как он мне и сказал – промолчал. Даже не намекнул ни разу. Мы закончили с грустными разговорами и перешли к весёлым. Вскоре я вернулся в основной зал к основным своим гостям, а Арен так и остался стоять наверху, наблюдая за всеми сверху. Между тем гости поделились на небольшие группы по интересам, и разговаривали больше между собой, пользуясь моим прибытием как повод наконец-то поговорить друг с другом. Оказалось что Лима давным-давно не видела Карла и то что даже он оказался настолько увлечённым в свою «работу» что не знал о намечающейся свадьбе. Оказалось, что её брат был совершенно не против такого союза, что окончательно вывело меня из душевного равновесия. Минут десять я гонялся за Дживсом по всему залу, ориентируясь на его уши, но всё было бестолку: фенёк уходил от моей погони просто мастерски, стоило мне появится в той же группе гостей, где секунду назад стоял он. Я отдал разведчику должное – действовал он мастерски. Эмерлина все десять минут не могла догадаться за кем я гоняюсь, и только когда я поступил бесчестно и совершенно не хитро, моя жена наконец-то поняла кто уходил от моих допросов.

Я подошёл к Флёр и, спросив разрешения у её собеседников, оттянул её за локоть из кружка по интересам. Лисица сразу же приложилась к своему напитку – видимо у главы клана пересохло горло.

-Прикажи этому феньку не убегать от разговора.

Флёр, отпивавшая из своего бокала красное вино, скосила на меня глаза. Потом чуть левее, и я сразу же обернулся. Лопоухий стоял ровно за моей спиной.

-Это не спортивно. – Заявил он, складывая руки на груди. – Я думал у нас весёлые догонялки, а не какие-то серьёзные разговоры.

-Да! Называется «догони меня кирпич»!

-Ренар, он всё ещё нужен мне живым!

-Это честь для меня, госпожа! – Тут же откликнулся он, с укором посмотрев на меня, усмехнувшись.

-Пошли поговорим. – Сказал я ему, кивнув на тихое местечко возле основного камина.

-А почему не здесь? Мне, знаешь ли, нравятся шумные места. Никто всё равно ничего не услышит.

Он был в корне не прав. Флёр, которую украли у её драгоценных послов, отлично всё слышала.

-Чего тебе бояться-то? – Ухмыльнулась она, покачивая остатки вина.

-Мне? Да уж, тут мне нечего боятся. – Согласился я с главой клана.

Вообще-то Дживс был намного меньше меня, и если не считать какого-то ножика для похода, вооружён он не был. Я уже рассчитывал этот самый ножичек у него подрезать, а потом посмотрим какой он был храбрый.

-Я не про тебя, Ренар. – Сказала Флёр, показывая на фенька пальцем. – Он своё звание получил не за то что умеет скрываться среди трёх разных зверей. Великолепный боец. Может быть даже сравниться со мной.

Последние слова Флёр почти промурлыкала как-то про себя, но достаточно отчётливо, чтобы мы с Дживсом поняли о чём она говорит. Лисица прижала бокал к своей груди, помахав ему указательным пальцем.

-Не верю. – Сказал я.

-Он в одиночку Эвов брал, лис. Живьём.

Золотистый лис сразу же выпрямил спину, широко улыбаясь. А мне как-то сразу стало не до улыбок. В голове промелькнули какие-то картинки, странные видения, размытые и очень нечёткие: Флёр против огромного, сильного зверя. Леопарда, кажется…

-Погоди, Флёр, ты же тоже…

Стоило мне подумать об этом, как в голове раздался такой гул, будто внутри черепа били в огромные колокола. Хотелось упасть на колени и схватиться за голову, закричать, лишь бы этот гул прошёл, но я успел только наклонить голову. На половые доски рядом с моими лапами упали две капли крови.

-Всё в порядке? – Тут же поинтересовался потенциальный жених. Флёр на это никак не отреагировала, казалось, что даже не заметила.

-Да… - Протянул я, отгоняя наваждение. Гул прошёл. – Кажется вино забродило чуть сильнее… Или что-то ещё.

-По-моему всё отлично.

Я выпрямился и вытер тыльной стороной ладони кровь. Ничего страшного не происходило, она капнула буквально пару раз и прошла.

-Флёр, нам надо поговорить. Как мужчина с мужчиной. – Заявил я.

Лисица пожала плечами – ей было как бы всё равно. Фенёк согласился отойти к камину, взял ещё немного вина и с удовольствием плюхнулся на моё любимое место слева от камина. Я не стал настаивать и прогонять его – просто сел в соседнее кресло. Огонь в камине еле-еле горел для такого огромного места, но и его было достаточно.

Как только наше уединение увидела Лима, она поспешила присоединиться к нам, но её же любимый фенек её и попросил уйти, сказав что не было ещё на свете вопроса, которые два самца не могли решить между собой. Разобравшись с этим, Дживс закинул лапу на лапу, первым начиная разговор.

-Ты же не начнёшь разговор с того, что мне надо немедленно расстаться с твоей дочерью только потому что ты этого хочешь?

-Хотелось бы. – Признался я. – Но вижу, что это бессмысленно. Так что перейдём непосредственно к тебе. Откуда?

-С Юга. – Не задумываясь ответил он.

-И что сподвигло тебя, этакого могучего воина, сняться с насиженных мест и двинуть сюда?

Фенёк посмотрел на меня очень внимательно и проницательно. Отпив ещё немного из своего бокала, он ответил мне, казалось бы совершенно честно.

-Война.

-Прости? – Переспросил я.

-Война, Ренар. Моего отца убили, а мать и остальную семью – казнили. Я ушёл оттуда из-за войны.

-И ты не сражался за них? Я верю Флёр, но у тебя пока что, что-то не сходится, Дживс.

-Сражался. Но мы проиграли, и мне пришлось бежать от преследований. В тех краях меня ничего не держало.

-И ты решил осесть в клане рыжих лис?

-Флёр не раз делала исключения для многих других зверей, кроме лис. Почётный член этого клана, алхимик, давший миру Эв-зелье – Волк. Множество простых собак служит у вас в охране.

-Наёмники. – Буркнул я. – Клитус действительно почётный член клана. Его принимала даже не Флёр.

-Я знаю. Но поверь мне – я далеко не единственный лис-фенёк в этом клане.

-Чего тут не верить? – Встрял я. – К тому же если ты не единственный, то не мог выбрать подругу среди них?

-О, я хотел именно так. Но ваша дочь буквально обворожила меня. Поначалу я даже был против того, чтобы встречаться с рыжей лисой, но потом…

Фенек мечтательно закрыл глаза.

-Она просто великолепна. Я никогда не встречал самки красивее и добрее, чем Лима. Да, мы разные с виду, но совсем немного. В конце концов, не влюбилась же она в какого-нибудь ящера? Чтобы ты тогда делал, а?

-Смеялся.

Дживс в знак солидарности приподнял бокал в мою сторону. Мы дружно выпили.

-Думаю, что ваш род потерпит небольшое ответвление в вашем великом генеалогическом дереве? Новый, так сказать, отросток. Кстати у меня биография тоже довольно интересная…

-Рассказывай всё что есть о себе. А я уже решу…

Дживс хохотнул, и сбегал ещё за вином, после чего начал довольно весёлую историю его семейства и его самого. К его же уважению, я понял что фенёк отлично знал всех своих родных, все заумные слова обозначающих кто кому приходился, и много истории его государства на юге. Я внимательно слушал его, иногда перебивая и задавая уточняющие вопросы, но в итоге история стала настолько интересной и захватывающей слушал её не только я, но и многие другие, включая мою супругу, обеих дочерей, младшего сына и многих других. Безучастными остались очень немногие, и в итоге именно Дживс стал душой нашей компании, собравшейся на мою встречу. Рассказ затянулся далеко за полночь, и только под конец фенёк начал рассказывать его очень и очень неохотно, в основном лишь отвечая на вопросы. Я сразу понял – он дошёл до самой грустной части истории о той самой войне, сгубившей его родных. От неловкого молчания между наводящими вопросами, Дживса спасла глава нашего большого клана.

-Надеюсь, здесь тебе всё нравится?

Фенёк усмехнулся, поднимая на неё взгляд.

-Даже не знаю чтобы я без вас и вашего клана делал бы. Спасибо за крышу над головой и новую семью!

Он поднял свой бокал.

-Аве Флёр!

-Аве! – Тут же подхватили остальные.

-Ну, Аве мне. – Улыбнулась лисица.

Я же посмотрел наверх, где до сих пор стоял её законный муж и мой лучший друг. Он слушал историю Дживса без всякого энтузиазма и когда он сказал такой странный тост – отвернулся.

Я решил что с самого утра, завтра же, у меня начинается время приключений с Ареном и Флёр.

Я не знал тогда, что я уже ошибаюсь. Приключений не пришлось искать, а они нашли нас сами.

Ночью, когда торжественный ужин закончился, все кто ночевал в моём замке, разошлись по своим комнатам, а те кто проводил ночи вне замка – разошлись по своим домам. Небольшая проблема возникла с заселением Эрмелины: её старшая сестра собиралась ночевать со своим избранником, и места для маленькой лисички не нашлось. Я думал было забрать её с нами, на наш законный чердак, однако Эмерлина восприняла такую весть в штыки, сказав что там холодно, там дует, там водятся всякие нехорошие жуки, микроклимат там ни к чёрту (видимо из-за того что там не было ни одного живого цветка в горшке), ну и много других разных, зачастую сумасшедших отговорок, вплоть до приведений какой-то там моей бабушки. Я намёк сразу же понял, и попросил Крала приютить у себя в комнате двоих. Старший сын охотно согласился, сославшись на то, что его комната была полностью свободна – ночью он всё равно собирался вернуться на дальний дозор. Как обычно, проблема решилась сама собой, что не могло меня не радовать. Когда мы разошлись по комнатам и устроились спать, Эмерлина сразу же дала мне понять, что просто так валяться рядом со мной она не собирается, и увидев как ведут себя Флёр и Арен, хочет ещё раз убедиться что у нас с ней всё хорошо и гладко.

Кто я такой, чтобы разубеждать её в этом? Доказывал пару часов к ряду, и родные стены сыграли в этом не последнюю роль – я чувствовал себя просто восхитительно.

Однако под утро я понял, что моя ненаглядная выжала из меня все соки. Я проснулся на полу, на разложенном матрасе, обнимая её, но ощущая ужасающую сухость во рту и вообще везде. Поднявшись я потянулся, и разбудил свою жену.

-Милый, принеси чего-нибудь попить. – Тут же просипела она. – Ты меня измотал…

-Чья б корова мычала. – Усмехнулся я, отправляясь вниз.

Ночной замок, в котором погасили все факелы и люстры, показался мне родным и знакомым, даже умиротворяющим. Я спустился по винтовой лестнице с чердака, отправился вдоль главного зала по балкону, заглядывая в коридоры и едва открытые двери. Оказавшись на кухне, я какое-то время размышлял – налить два стакана воды, налить две кружки воды, или просто взять два кувшина воды. Загадка не показалась мне достаточно сложной и я вышел с кухни с двумя кувшинами, тут же отпивая из одного. Поднимаясь обратно, я сначала думал что по винтовой лестнице с занятыми лапами идти не очень удобно – можно свалиться. А как только подошёл к большим дверям нашей спальни, где сейчас мирно посапывала Флёр, решил всё-таки заглянуть внутрь, к тому же дверь была слегка приоткрыта.

Толкнув её плечом, я оказался в родной спальне. Сразу же заметил, что несмотря на все свои разногласия, Флёр и Арен всё-таки спали вместе, на одной кровати, но под разными одеялами, отвернувшись друг от друга. Какое-то время я стоял рядом с ними, разглядывая их. Ночью мозги работали очень плохо – я подумал как это выглядело со стороны: взрослый лис следит за двумя другими лисам, спящими, стоя с двумя кувшинами воды. Если бы меня увидел кто-нибудь незнакомый, наверное решил бы, что я спятил. Но это было не самое страшное. Не успел я прокрутить в своей голове картинку как это выглядит со стороны, мне пришла в голову другая мысль: я отпил слишком много воды из кувшина, который я нёс для себя. Эмерлина вполне могла решить, что это было не справедливо, так что я немедленно принял решение – перелить часть воды из полного кувшина в тот, из которого я уже отпил. Стоя у кровати с двумя спящими лисами.

И конечно же сразу получить одинаковый объём воды у меня не получилось. Я начал лить воду туда обратно и не заметил как под своим одеялом заворочалась Флёр.

-Ой. – Тут же сказал я, понимая что натворил. Древний как мир прикол над спящими, и я его сделал совершенно случайно.

-Флёр, поднимайся. Прости пожалуйста.

Лисица разлепила глаза, недовольно поднимаясь на кровати. Увидев меня с двумя кувшинами и улыбающегося как ребёнка.

-Первые сорок лет для лисёнка самые тяжёлые да? – Сонно проговорила она, опуская босые лапы на пол.

Я неловко усмехнулся, но поспешил ретироваться, но как только обернулся – увидел в темноте её шкафа два зелёных глаза.

-Там кто-то есть. – Сказал я, и Флёр тут же проснулась полностью.

-Ренар! – Крикнула она, бросаясь ко мне. Я повернулся к ней. И тут же кувшин в левой лапе разлетелся в дребезги от влетевшего в него болта, пущенного из арбалета.

-На пол! – Рявкнула она, пока убийца перезаряжал арбалет. Её команда относилась только ко мне, сама же лисица схватила с прикроватной тумбочки канделябр и что было сил кинула его в обидчика. Бросок у Флёр был что надо – что-то вякнув, налётчик схватился за голову, начав тихонько материться, а меня между тем силой уложили на пол.

Я хотел перекатиться под кровать, чтобы не подставлять свою шкуру, но сразу же понял, что место было уже занято. Из под кровати на меня огромными зелёными глазами смотрел чёрный пантер.

Не просто так я сегодня вспоминал, что пантеры были прирождёнными душегубами: чёрная шерсть, ловкость и скорость – они были очень редкими кошками в наших краях, а те что были чаще всего были именно наёмными убийцами. Тот, который смотрел на меня сразу же вынул из ножен недлинный кривой меч и попытался разрубить меня вдоль. Я сразу же откатился в сторону от кровати, одновременно с этим кидая в него оставшийся целым кувшин.

-Ещё один!

Пантер рыкнул и тут же перекатился на другую сторону кровати, но там уже лежал её проснувшийся муж.

-Прямо под тобой, Арен!

Не переспрашивая, лис вскочил с кровати, буквально взлетая с неё в прыжке группируясь и тут же падая на неё, ровно в одну точку, проламывая тонкое дерево основания, чтобы хоть как-то задеть нападающего. Лис действительно проломил кровать, но пантера уже под ней не было. Он выскочил к окну, взмахивая руками и собираясь выйти из него, но тут же замер, бесшумно выдыхая. Арен аккуратно, я бы даже сказал с хирургической точностью вогнул ему свой кинжал под лопатку. Своё оружие лис держал прямо под подушкой.

Флёр между тем закончила разбираться с убийцей, который пытался спрятаться в шкафу. Он оказал ей не самое большое сопротивление, и вскоре оказался у неё в хитром захвате: лисица прижала его шею своим бедром, и могла в любой момент сломать её, но пока что не делала этого.

Пантер у окна упал на колени, сложив свою голову на подоконник и Арен остался стоять прямо так, сверкая обнажённым торсом и своим кинжалом. Любоваться луной долго ему не пришлось. Он посмотрел чуть выше и напряжённо сказал:

-Лучники.

Флёр тут же сломала нападавшему шею с характерным хрустом, мигом открывая дверь шкафа так, чтобы она прикрыла её от выстрела. Арен нырнул под подоконник, и длинная стрела пролетела мимо него, врезаясь в только что открытую дверь шкафа, пробивая её насквозь.

Я сел у кровати, наблюдая сюрреалистичную картину: сквозь тонкую деревянную стенку не прошло лишь оперение стрелы, и её медный наконечник висел прямо у виска Флёр. Повернувшись к нему, лиса сразу же коснулась его пальцем, и попробовала его на вкус.

-Отравленные. Это наёмники.

-А я думал опоздавшие гости огорчились, что мы не оставили им пирога! – Всплеснул лапами я.

-На пол! – Тут же рявкнула на меня глава клана. В ту же секунду ещё одна стрела врезалась в матрац на любимой кровати Арена, вскидывая в воздух тучку перьев. Учитывая то, что летела она под совершенно другим углом, все мы дружно сделали вывод, что лучник был совсем не один.

-Отходим. – Всё так же напряжённо и спокойно говорил Арен. Он схватил с кровати подушку, тут же вспарывая её и подкидывая её под потолок, выпуская перед окном все перья, которые в ней были. Не самая надёжная завеса, на которую можно было рассчитывать, но мы втроём быстро покинули простреливаемую комнату, оказавшись в главном зале.

Самое странное, что после всего того, что произошло, в зале было всё так же тихо и спокойно. Флёр заперла двери, и мы втроём прижались к ним спиной. Арен опомнился первым.

-У нас же не было никаких тортов на ужине?

-Скажи спасибо, что я не на их стороне!

-Итак, два пантера в непосредственном контакте и чёрт знает сколько лучников где-то вне замка? Я ничего не упустила? – Подвела итог Флёр. – Неплохо они подготовились!

-Надо убрать лучников. – Кивнул ей я. – Поднимай тревогу.

-Я бы послал целую армию убивать тебя, если бы захотел. – Серьёзно проговорил Арен. – Не де…

-ТРЕВОГА! – Заорала Флёр на весь замок, - НА НАС НАПАЛИ!

Конечно никто из наших друзей или гостей не спешил подниматься из тёплых и уютных кроватей, но теперь они хотя бы приняли это к сведенью. Потому что их помощь нам бы очень пригодилась бы, учитывая что у Флёр даже не было оружия, у меня тоже, не говоря уж о том, что она была в одной ночной рубашке, а мы с Ареном – вообще голые. Лис был хотя бы со своим кинжалом.

Этажом ниже из теней вышли другие воины, обнажая свои мечи.

-Смотри как ты их недооценивала! – Оскалился Арен, подхватывая свой кинжал.

Флёр инстинктивно крутанула запястьями, но забыла что арбалетов на них не было. Возвращаться за ними в комнату, пока там было открыто окно, было малореально. Ей.

-Ренар, делай что хочешь, но достань мне мои арбалеты! – Рыкнула она, поднимая голые кулаки. – И где все мои стражники, когда они так нужны?!

-На дальних постах. – Отвечал ей её супруг. – Я же говорил тебе, что границы не непроницаемы!

-Ой, замолчи уже, начальник, мать его, королевской стражи! Вас никто не боится! А нас – ещё как!

-Видимо, это уже не так.

-Ошибаешься…

Из комнат почти сразу же вышли наши друзья, вооружённые и готовые к бою. В какой-то момент мы даже подумали, что перевес сил и численности на нашей стороне, но это было не так. Но по крайней мере группировку наёмников, зажатых в центре зала, мы окружили и все, у кого было оружие, держали их на мушке. Подготовились наши налётчики действительно на славу: почти одинаковая форма, самое разнообразное и экзотическое оружие. Среди них были не только пантеры, я сразу заметил несколько псов. Значит – профессионалы.

-Убирайтесь отсюда по-хорошему, и у вас будет десять минут, пока я не приказала всем Эвам этого клана разорвать вас на куски! – Прокричала Флёр, выходя в одной ночной рубашке к балкону над центральным залом.

Убийцы ничего не ответили. Они даже не подавали виду кого конкретно они хотели завалить, но все мы дружно решили, что конечно же главу клана. Конечно же ради жемчужины.

В ответ на такое предложение в лисицу полетели несколько метательных звёздочек, но Флёр была готова и к этому – она спокойно увернулась от них и приказала:

-Убить их всех!

Неподалёку хрустнул мощный арбалет моего старинного друга. У Ио он был с особенным механизмом – перезарядка осуществлялась движением рукояти под ложей самого арбалета. Конструкция была намного проще, мощнее и надёжнее, чем у арбалетов Флёр. Ящер сразу же выстрелил в одного из них, но ловкий убийца поймал тяжёлый арбалетный болт древком своей косы.

В тот же момент в замок ворвались ещё пятеро убийц – на этот раз все как на подбор в тяжёлых воронёных доспехах, закрывающих всё тело. Все остальные бросились кто куда, и завязался массовый бой – безучастным остались лишь несколько гостей моего замка, включая нас троих.

-Арен! – Тут же встрял я. – Отвлеки лучников!

-Понял. – Ответил он, и мы дружно распахнули двери обратно в мою спальню.

Нам открылась сама преисподняя – в комнате разгорался пожар, видимо принесённый туда со стрелами лучников. Мы тут же закрыли дверь.

-Флёр, арбалетов не будет! – Крикнул я ей, прижимаясь к двери. – А ещё – мы сейчас тут все сгорим!

Глава клана витеевато выругалась, и бегом побежала вниз, туда где разворачивался довольно кровопролитный бой между наёмниками, умудрившимися незаметно проникнуть в наш дом, и другими жильцами моего замка. Я же чуть было не ударился в панику, но увидел свою жену, поспешно спускающуюся вниз. К моему удивлению – уже одетую и вооружённую.

-Эмерлина! Зови остальных, мы вот-вот сгорим!

Повторять дважды не пришлось: лисица рывком развернула свою плеть, и размахнулась, тут же цепляясь за стальную люстру на длинной цепи. Расчёт был идеальный: она бы ни за что не долетела бы на одной плети до главной двери в зале, но с цепью люстры – она справилась с этим за одно лишь движение. От наёмников этот манёвр не скрылся, и один из них показал на неё мечом.

-Догнать! – Приказал неизвестный.

От меня это тоже не скрылось. В погоню за Эмерлиной бросились двое, буквально на половине движения бросив бой со своим соперником из нашего клана. Наши не стали утруждать себя догонялками, а бросились помогать другим. Я хлопнул Арена по плечу:

-Займись ими.

-Понял.

Арен бросился в их сторону, мигом догоняя и даже сбивая одного из них в бой. У другого бойца оказались эти самые метательные звёздочки, так что с ним предстояло потрудиться. Я же бросился уводить из замка детей – я не был воином, но постоять за себя мог. К сожалению я не успел и детское любопытство моих младших сыграло свою роль: они высунули свои мордочки и их заметили. Более того их заметил тот самый ратник, который ждал на улице, если что-то пойдёт не так, то есть так как оно пошло. Он показал на лисят своим пальцем, и как по его приказу к ним сразу же бросился один из убийц.

-Ренрард! – Крикнул я, привлекая его внимание. Я не видел в чём он был, и понимал что им сейчас предстоит: скорее всего их возьмут в заложники. Я собрал все свои силы, бросившись к ним на помощь, но тут закутанный в чёрное тряпьё убийца схватился за голову, безумно крича.

Вся драка как будто замерла во времени: все обратили внимание на корчащегося в агонии наёмника, разрывавшего на своём теле свою маскирующую одежду, выбрасывая оружие. Внезапно леопард достал не длинный клинок и, не мешкая ни секунды, вспорол себе брюхо.

В дверях комнаты Карла стоял совершенно ошарашенный Ренрард, а за его спиной пряталась его младшая сестра. Я сразу же понял что произошло – лисёнок тоже успел хоть немного одеться. Бриллиант был с ним.

Но артефакт не мог его спасти от той участи, которую уготовил ему латник. Зверь в чёрной броне поднял свой двуручный меч над правым плечом, идя в лобовую атаку, отбиться от которой у двоих маленьких лисят не было никаких шансов.

Спасение пришло с самой неожиданной стороны. Золотистой молнией к ним рванул Дживс, на ходу разворачивая… что-то. Я не сразу понял что это было и где он держал своё оружие до этого. Это походило на меч, очень длинный но тонкий и гибкий. Настолько гибкий, что им можно было орудовать как плетью!

-Через мой труп, урод! – Рявкнул фенёк, одним движением сбивая атаку латника, и вставая между ним и моими младшими детьми. На их фоне он сам выглядел их ровесником и оказаться перед тяжело вооружённым воином было смерти подобно, но чувствовал себя Дживс более чем уверенно. Между тем Лима, которая не принимала участия в драке, бросилась к детям и обняла их, прикрывая собой на всякий случай, и смотря на своего возлюбленного. Его гибкий меч волочился за ним как хвост по полу, но как только латник поднял свой двуручник снова, первый разведчик клана показал на что он был способен.

Техника владения таким мечом как у него не предусматривала даже секунды простого стояния на месте. Дживс вскинул рукоять над своими ушами и раскрутил его, за секунды превращая себя в настоящий стальной вихрь! Латник поначалу оступился, но снова пошёл в атаку, и надо сказать – весьма успешную! Лёгкая и гибкая, пусть и бритвенно-острая полоска стали не могла причинить вреда ни его тяжёлым латам, ни его традиционному прямому двустороннему мечу. Дживсу ничего не оставалось как уклоняться от его выпадов всем своим телом, нанося ему совершенно ничего не значащие удары по броне и пытаясь снова сбить его атаку. На один выпад латника приходилось пять, а то и десять попыток фенька пробить его броню, но оказалось – он просто дурачился с ним, отвлекал, пока Лима уводила детей обратно. Как только он убедился что они ничего не видят, он отпрыгнул назад, ни на секунду не прекращая вращать своим удивительным мечом.

-Пора тебя кончать.

С этими словами в атаку пошёл уже сам Дживс. Неповоротливый латник, пусть и защищённый со всех сторон листами стали, не мог даже думать о том чтобы угнаться за мелким пронырливым феньком, и с трудом отбивал его выпады, который повторялись раз за разом. У ушастого всё оказалось прекрасно рассчитано: откуда-то сверху на него упал какой-то камень, который не причинил ему вреда, так как голова была защищена тяжёлым шлемом с глухим забралом. Но он поднял свою морду и это было его роковой ошибкой: Дживс сделал очередной взмах и загнал остриё лезвия точно между пластин его доспехов. Чуть подтолкнув свой меч вперёд, он всадил его прямо в горло латника.

Из стыков и сочленений его брони стала сочится алая кровь, и тяжеловес рухнул на колени, падая мордой вперёд.

Фенёк усмехнулся над его трупом и победно посмотрел на меня. У меня не было слов – это был первый здоровяк, которого завалили у меня в замке. После этого вопрос о победе не стоял вовсе, но дело запахло горелым всё равно. Пожар.

-Эмерлина! – Вскрикнул я, схватив себя за уши. Я послал её под лучников! – Береги их! – Напутствовал я Дживса, и побежал наружу, оставив всех остальных.

Мрак ночи уже расступался, уступая место свету, но первое что я увидел – это мою жену, живую и невредимую, прижавшуюся к моему памятнику.

-Ренар, стой! – Рявкнула она мне, и тут же рядом с моим ухом просвистела стрела. Я нырнул обратно в замок, понимая что если мы сейчас же не организуем тушение пожара – может сгореть всё дерево.

-Надо убрать их! – напомнила она мне.

-У меня ничего! Флёр! – Крикнул я обратно в замок.

Лисица уже воевала трофейным мечом, рубя направо и налево, стоя спиной к спине с Акраей. У ящерицы оказались два великолепных, лёгких меча, которым она прекрасно владела, что было видно по крови на её теле – в бой она пошла практически голой, как и глава клана. Всего-то какая-то бесформенная футболка, с трудом прикрывающая её бёдра.

-Надо убрать лучников!

Флёр толкнула ящерицу локтём в бок. В бою две самки понимали друг друга не то что с полуслова – с полтычка. Акрая свистнула в два пальца – и её муж тут же бросил ей с балкона свой арбалет. Работать такой тяжёлой и сложной штукой лисице может было и не привычно, но выбора уже не было: она передёрнула рукоятку.

-Ренар - Манёвр! Эмерлина – двигай! Акрая – давай! – Скомандовала лисица.

Она с ящерицей прижались к ближайшему укрытию, которое не могли простреливать лучники, и их тут же известили о том, что их видели и знали что они там – ещё одна длинная, тяжёлая стрела пролетела мимо. Ящерица вскинула мечи. Я сначала не понял зачем, а потом увидел как Флёр всматривается в размытое отражение на них.

-Шестеро. – Сказал Флёр. – Поехали!

Я тут же показался снаружи, отвлекая на себя внимание стрелков. Это был мой «Манёвр»

Флёр, выскочив из укрытия, ещё до того как лучники на сучьях моего замка снова натянули тетиву, выпустила свою стрелу, и один из них чёрным мешком с тряпьём свалился вниз. Всё внимание тут же переключили на лисицу, но арбалет, пусть даже с автоматической перезарядкой, был слишком медленным для профессиональных лучников, поэтому Флёр снова пришлось скрыться, но её гостья уже бежала к стрелкам, держа свои мечи остриями назад.

Неимоверной ловкости этой ящерицы и её скорости можно было только позавидовать: она забежала прямо на стену замка, цепляясь за какой-то сук и тут же подтягиваясь на нём и поднимаясь к лучникам. Те неудачники, которым не посчастливилось оказаться рядом с ней, начали поспешно забираться выше, ещё двое натянули тетиву.

Тут же один из них с женским визгом свалился вниз. В этот же момент Акрая обезглавила своего первого противника, и ударом ноги столкнула его с толстой ветви. Не сказать чтобы лучников это хоть сколько-то испугало: они стреляли даже в упор, один из них даже хотел достать какой-то кинжал, но жена моего друга была просто неимоверно быстрой. Головы летели с ветви дерева подобно опадающим листьям – пусть их было всего-ничего, но Флёр ошиблась в первоначальных подсчётах – стрелков оказалось не меньше дюжины, и по крайней мере четверых подстрелила глава клана собственной персоной.

-Свободно! – Крикнула лисица. – Тащите сюда подкрепление!

Видимо этот приказ обращался ко мне, так как Эмерлина уже давно убежала искать тех, кто поможет тушить пожар, который с каждой секундой разгорался всё сильнее и сильнее, и уже перекинулся на этаж выше.

Её поиски были более чем эффективными: через две минуты к замку подлетели наши крылатые лисы, сразу же с вёдрами, которыми они черпали воду из реки, и выливали её сверху. Прилетели не четверо лис, которых я знал, а все возможные, включая их детей и незнакомых мне летунов, так что их был целый рой. Объединившись, они начали тушить огонь потоками воздуха, которые создавали своими крыльями. В обычной ситуации это могло лишь раздуть огонь, но когда он перекинулся из закрытой комнаты на остальное дерево, это реально помогало.

Я чертыхнулся и побежал обратно. Внутри почти все драки уже подошли к концу – почти все убийцы или лежали в луже своей крови, или пытались собрать свои внутренности обратно. В кольцо взяли троих латников, которые не желали сдаваться, и довольно умело держали оборону, не поддаваясь даже на провокации Дживса. Даже со своим уникальным мечом он был бессилен против троих, стоящих спина к спине тяжеловесов.

В замок вернулась и Флёр – за её спиной уже виднелась толпа лис с вёдрами, спешащими помочь нам с пожаром. В арбалете, который доверил ей Ио, не осталось болтов, поэтому она закинула его за спину.

-Брать живьём! – Приказала она, показав на латников. Тут же на неё обрушился шквал критики, но лиса всё пропустила мимо ушей и повторила приказ.

Возникла патовая ситуация и до прихода наших тяжеловесов, и я даже хотел чтобы среди них оказался мой старший сын, мы ничего не могли сделать. Троих латников загнали в угол и их броню не пробивали никакие стрелы, а всех кто пытался к ним подойти, они могли буквально разрубить на три части. Подойти к ним сбоку или как-то иначе было невозможно.

-Дайте мне. – Вдруг сказал кто-то. Я оглянулся и увидел своего младшего сына, спокойно высовывающегося из свой комнаты.

-Ренрард, нет! – Тут же попросил его я.

-Я же сделал это с тем леопардом.

-Нет, я сказал! – повторил я. – Это слишком опасно!

-Опасно что, Ренар!? – Раздался громоподобный голос главы клана лис.

-Если он это сделает – тебе от них толку никакого не будет! Живьём-то да, но овощами!

-Я сделаю так, что они очнутся.

-Вперёд! – Приказала Флёр. – Покажи что задумал!

-Не смей подвергать опасности моего сына! – Тут же закричала моя жена со стороны входа. Я увидел что она успела очень быстро организовать цепочку лис, которые передавали друг другу вёдра с водой – пожар они уже почти потушили.

Но её слова меня чуть не оглушили. Я почувствовал ровно тоже самое, что почувствовала она, когда я разрешил лисёнку взять бриллиант.

-Только попробуй. – Прошипел я на Флёр.

Лисица повернулась ко мне.

-Что за секреты, лис? Что такое ты принёс в мой клан!?

Я посмотрел ей в глаза, отвечая честно, как на духу.

-Проклятие…

Не успел я закончить своё предложение, как мой младший сын рванул к троим бойцам. Все, кто их окружал в этот момент, попытались остановить его, но когда он выскользнул из их лап – бросились прикрывать его от ударов огромных мечей.

Латники прекрасно держали оборону – к ним не могли подойти больше, чем четверо лис сразу, и они могли с ними спокойно справлялись. Лисёнок проскользнул под одним из ударов, оказываясь за их спинами – воин сразу же поднял ногу чтобы попросту раздавить его, но Ренрард ловко перекатился под среднего из них и коснулся его ноги.

Тот в ту же секунду выронил свой меч.

Ренрард буквально перепрыгнул на другого, и тот тоже сразу же потерял всякую волю к жизни. Тот латник, который пытался его раздавить в ужасе отшатнулся от пятилетнего лисёнка.

Никто из окружения даже не пытался помочь моему сыну. Картина, которую мы наблюдали была совершенно сюрреалистичная. Маленький лисёнок шёл прямо на огромного воина, а тот, откинув свой меч, отступал от него, бормоча что-то в своём шлеме. Споткнувшись и упав на спину, он не стал подниматься, а прямо так и отползал от него, пока не оказался зажат в угол.

Ренрард просто подошёл к нему и поставил свою лапку на его бронированную ступню. Латник закричал, срывая с себя шлем, и внезапно – успокоился. Зрачки его глаз затянула белая пелена.

Воцарилась полная тишина. Почти никто не двигался.

Только Флёр с арбалетом Ио, прошла пара шагов, оглядывая разгромленный, забрызганный кровью зал в моём замке, после чего пнула один из трупов, злобно рыкнув. Пройдя к центру зала, она убедилась что пожар в моей спальне удачно потушен. Пнув босой лапкой ещё один труп, который со звоном перевернулся с бока на спину, она шлёпнула себе лапами по бёдрам, поворачиваясь ко мне на кончиках лап – на ней же не было сапог, чтобы развернуться как она любила – на каблуках.

-А неплохое начало, Ренар.


Глава седьмая.

Сделать - кровь из носа!


-Привести мне всех, кто хотя бы косвенно может быть ответственным за то, что в мой замок, на территорию моего клана, в мою чёртову спальню залезло почти четыре дюжины мокрушников!

Флёр была в бешенстве. Она кинула позаимствованным арбалетом в его законного обладателя - хорошо, что он обладал реакцией не хуже, чем у его жены. Ио успешно увернулся от летящего в него оружия, всё ещё подпрыгивая от напряжения.

А вот отношения с Ареном в этот момент проявились во всей красе. Я честно думал, что совместная драка их объединит, но не тут-то было! Её законный муж привлёк её внимание свистом.

Флёр поймала небольшое зеркальце, погляделась в него и тяжело вздохнула.

-Как будто ты лучше меня выглядишь, мешок с блохами!

-Ты хотела видеть виновных в нападении?! Посмотри туда! - Арен указал двумя пальцами на зеркало. - Несколько линий обороны никогда не будут лишними!

Хозяйка клана буквально вскипела от ярости, бросаясь на своего суженного с кулаками, но у того в лапе был нож, который он не постеснялся ей показать.

-Я тебе уши оборву! Где охрана замка, твою мать!?

-Флёр. - Позвала её моя жена, кивая на кого-то у открытых дверей в главный зал.

В пылу нашей битвы и в процессе тушения пожара, никто даже и не заметил двоих лис, лежащих

на полу. Видимых повреждений и ран на их телах не было, но лисица, уверенно пройдя к одному из них, повернула лиса на бок, сразу же находя в его шее дротик с жёлтым оперением. Она лизнула его остриё и тут же сплюнула.

-Яд.

Она отпустила труп своего охранника, и склонив голову, закрыла ему глаза ладонью. Сидя на одном колене перед ним, в одной лишь откровенной пижаме, было хорошо видно как она дрожит. Я лишь мог догадываться из-за чего, но никогда бы не узнал наверняка. Мне искренне хотелось чтобы она переживала за своего убитого товарища, а не сдерживала себя, чтобы не раскрутится как взвинченная пружина и не наделать ещё больше глупостей. Даже в таком нелепом виде она выглядела как никогда серьёзно, вставая в дверях.

-Посчитать убитых. Наших - опознать, уведомить их семьи, чужих - скормить свиньям и диким собакам, но не раньше, чем очнутся эти трое! - Она показала лапой на троих безвольных латников. - Хочу чтобы они хорошенько запомнили и рассказали всем остальным что бывает с теми, кто решится на нас нападать. Даже целым кланом! - Обратилась она ко всем выжившим членам клана.

-Это грёбанная армия, Флёр! - Рыкнул её муж, сталкивая одного из убитых налётчиков со стола.

-Без тебя знаю. - Удивительно сдержанно и тихо отозвалась его жена.

После этих слов она развернулась и пошла из замка прочь, держа дорогу куда-то в посёлок, раскинувшийся возле моего подпалённого замка. Я хотел было пойти за ней, если вдруг могла понадобиться помощь, но она остановила меня, показав ладонь.

-Я просила тебя достать мне мои арбалеты, Ренар. Займись этим.

Развернувшись, я наткнулся взглядом на свою жену, которая тоже бежала мне помочь.

-Спальня сгорела почти до основания, ничего не осталось. - Она остановилась, опуская морду. - Прости уж.

-Пойдём. - Кивнула она моей жене. - Поможешь забрать заказанный костюм.

-Не боишься, что потом полклана будет рассказывать о том, что видели свою командующую полуголой? Давай я принесу тебе что-нибудь из моей одежды!

Флёр нехотя скривилась, посмотрев в сторону восхода.

-Восход. В клане встают рано, и если мы поторопимся - никто и не увидит. К тому же твой муж вот вообще без штанов ходит, и что?

Пожав плечами, Флёр уверенно удалилась в городок лис полной луны, Эмерлина поспешила за ней, а я долго думал что не так с тем, что я не ношу одежды по людским стандартам. Ничего неприличного для самцов не было - всё было тщательно скрыто шерстью, в отличие от самок. В общем, к чему вдаваться в подробности?

Я вернулся в замок, где наши высокие гости помогали наводить порядок. Повсюду валялась битая посуда, пострадала большая часть интерьера, но я не очень переживал за мебель и мёртвых. Намного больше я переживал за живых, и в первую очередь за моих младших детей. К счастью Лима и Дживс быстро увели их в безопасную и не пострадавшую от налёта комнату Карла. Фенек сидел напротив них на небольшом стульчике, прижимаясь спиной к стене, почему-то с обнажённым мечом, который он постоянно гнул то в одну, то в другую сторону.

-Тебе никто не собирается причинить вреда. - Сказал я ему, входя внутрь. - Убери.

-У таких группировок довольно часто могут оказаться довольно умелые агенты, обученные скрываться в одном и том же месте часами, а иногда - днями.

-И что, ты ждёшь одного из них?

-На их месте бы я так и делал бы.

-Пап, он всего лишь... - Начала было моя старшая дочь, но я остановил её так же как и Флёр - показав ей открытую ладонь.

-Всё правильно делает. - Закончил я за неё, строго посмотрев на фенька. Он тоже поднял взгляд на меня.

- Я перед тобой в неоплатном долгу. - Наконец-то признал я.

-Благословение на свадьбу сойдёт.

-Не торопись с этим. - Попросил я его на полном серьёзе.

Я оглядел комнату, и принял тяжёлое решение.

-Присмотри за моими дочерями. За обеими.

-Будет сделано. - Кивнул Дживс. - Когда там хотя бы немного уберутся, мы пойдём ко мне и поживём какое-то время там.

Я кивнул ему, подтверждая что это был хороший план. Лисёнку же я велел идти за мной, и покинул комнату.

-Не смотри по сторонам. Так или иначе ты бы это всё равно увидел бы. Этот мир невозможен без этого.

-Понимаю. - Признался лисёнок.

-Ты поступил очень храбро с теми тремя. Но очень глупо. С ними так или иначе бы справились. Без необходимости подвергать твою жизнь опасности.

-Понимаю. - Снова сказал он.

-Больше так не делай.

-Даже если тебе будут угрожать?

Я не долго думал.

-Лучше уж меня, чем тебя.

-Но я действительно могу помочь! И помогаю!

-И подвергаешь свою жизнь неимоверной опасности! Чтобы ты сделал, если бы тот латник, от которого вас прикрыл Дживс, разрубил бы тебя своим мечом? Железо на ходу ты не останавливаешь, и стрелы не ловишь! Ты очень уязвим, Ренрард.

Лисёнок остановился.

-Я не хочу таким быть. Я хочу научится и уметь сражаться как все в этом замке! Как мой старший брат! Для него этот чёрный не был бы проблемой вообще!

Я кивнул.

-Но если твой брат возьмёт бриллиант - он не сможет носить его. Ты - можешь. В тебе уже есть что-то особенное, и я не понимаю хорошо это или плохо. Но ты должен быть очень-очень-очень аккуратным? Обещай мне, что будешь с ним аккуратным!

Лисёнок на миг задумался и выдал такое, после чего я присел перед ним и крепко взял его за плечи.

-А что было бы, если бы я просто бросил этот камушек в него?

-А потом бежал бы за ним, чтобы подобрать?! Прямо под него и его меч? Ренрард, это уже не шутки! Обещай мне, что будешь аккуратен! И никогда не выставляй свою способность на показ, без крайней необходимости, понял меня?

-Да я понял! - Обиженно сказал он.

-Обещать что?

-Что я сказал! Или ты даже меня не слушал?

-Слушал! Я обещаю что буду аккуратным и не буду показывать камень без необходимости!

-Это будет наш секрет. Но сегодня вечером ты покажешь его Флёр и некоторым другим членам клана, включая мага, хорошо?

Лисёнок охотно кивнул мне в ответ. Решив, что пока ему ничего не угрожает, я послал его обратно в комнату Карла, где за ним и его сестрой приглядит отличный боец. Мне же предстояло заняться делом.

Я заглянул в свою спальню, которую временно занимали Флёр и Арен, но смотреть на сгоревшее дерево моей главной комнаты было довольно тяжело. Несмотря на то, что здесь всё залили водой, воздух всё ещё оставался сухим и горячим, им было трудно дышать. Лапами приходилось месить довольно гадкую смесь из воды и золы – комната обгорела почти вся. Никакой ткани не осталось и в помине, вся одежда была уничтожена. От шикарной двуспальной кровати остался лишь тоненький остов, который развалился как только я до него дотронулся. Шкафы с книгами и одеждой – всё было уничтожено огнём. Я поискал несколько минут, но не нашёл даже запчасти к арбалетам Флёр, да и если бы нашёл – какой был бы от них прок? Оружие Флёр было деревянным.

-У неё есть другие арбалеты, - Раздался голос Арена со стороны двери, – но она ими не пользуется.

-Если она хранила их здесь, от них всё равно ничего не осталось бы. – Недовольно заключил я.

Лис усмехнулся, задумываясь о чём-то на пару секунд.

-Прости, что сожгли твою спальню.

-Думаю это поправимо. – Я пожал плечами. – У тебя-то хоть с одеждой всё в порядке?

Лис недовольно отмахнулся.

-Плащ у меня всегда найдётся. Пойдём, покажу тебе чем можно «обрадовать» мою жену.

-Может быть всё-таки сделаешь себе глаз? Непривычно смотреть на тебя такого… - Я на секунду присмотрелся, и спросил: - А разве у тебя не левый глаз был выбит?

-Хоть кто-то заметил.

Лис стянул повязку со своей морды, показывая что под ней был совершенно здоровый, целый и зрячий глаз. Я не знал как на такое отреагировать, поэтому просто поблагодарил его и пошёл за ним. Арен провёл меня в кабинет начальницы нашего клана – одну из самых больших, просторных и роскошных комнат в моём замке. Здесь почти ничего не изменилось за время моего отсутствия: всё тот же огромный стол, кресло, больше напоминающее трон, золотые украшения и некоторые другие безделушки перед ним. По стенам были развешаны картины, рассказывающие о боевой славе клана, которые Флёр иногда меняла. За троном вождя клана висел бессменный портрет в полный рост первого лиса, основавшего Клан Лис Полной Луны. Отец Флёр смотрел на стол перед ним со всей подобающей ему строгостью, обнажив два своих меча, но было в нём что-то родное и доброе. Я усмехнулся, когда вспомнил как он меня встречал. Вспомнил я и то, как я его провожал.

К моему удивлению Арен довольно уверенно прошёл к картине и приподнял её. За ней оказался довольно большой сейф с тяжёлой ручкой и замочная скважина.

Продемонстрировав мне это, лис кивнул на замки.

-Ты либо можешь попытаться найти ключ, либо попробовать так. Код знает только Флёр.

-Вот чего она меня послала за арбалетами. – Вздохнул я. Я погладил себя по левому запястью, там где всегда была заколка моей жены. Лучшего орудия взлома я так и не смог придумать – она всегда была со мной, и сотни, если не тысячи раз выручала меня даже когда я жил спокойной жизнью в городке Подземных Вод. С механизмом пришлось покопаться – я ни разу такого не встречал и не понял как он работает. Оказалось, что для того чтобы получить доступ к замочной скважине надо было сначала ввести код, но с этим я справился без особых проблем: просто приложив ухо к стенке дверцы. Прокрутив колёсико, я услышал характерные для механизма щелчки, и принялся ковыряться в замке. Одной заколкой я не справился – пришлось одолжить у Арена его кинжал чтобы провернуть внутри личинку. Когда мне это наконец-то удалось, я провернул мощную рукоять, и дверь открылась.

-Герой! – Констатировал мой лучший друг, который всю мою работу излучал нескрываемый скептицизм. – А когда она его покупала, утверждала что взломать его не получится.

-Ну, как видишь. – Пожал плечами я, открывая сейф.

Кладовая ценностей у главы клана оказалась не такой пустой, как я ожидал. Лисица хранила в сейфе не только какие-то памятные и ценные вещи, но и множество бумаг, договоров и контрактов. Арен спокойно запустил лапу внутрь, раздвигая залежи макулатуры, и вынул на свет небольшую чёрную шкатулку с эмблемой клана.

-Думал она их выбросит. Ну или не станет хранить их здесь.

-Выбросит? – Переспросил я.

-Это был мой подарок ей. На одну из наших годовщин, о которой она забыла потому что была слишком занята кланом.

-И она не стала их использовать?

-Повода не было.

Арен раскрыл шкатулку, демонстрируя мне два новеньких арбалета конструкции Флёр, сделанных целиком из лёгкого сплава каких-то металлов. В отличие от её деревянных арбалетов, эти были практически произведением искусства, по крайней мере ковки. Плечи были сделаны в форме крыльев, тонкие, но очень прочные, с красивыми фигурными вырезами, особенный механизм перезарядки позволял меньше напрягать кисть и стрелять при этом намного дальше. Новые арбалеты были просто сказкой.

-Неплохой подарок. – Согласился я. – Много отдал?

-Очень. Хорошо, что у неё появился хоть какой-то повод их использовать.

-Мирная жизнь не всегда здорово и весело, да Арен? – Подловил я его. – Признайся, ты хотел бы ещё чего-то подобного!

Лис посмотрел в потолок, и неохотно кивнул. Я усмехнулся, и вновь обвёл внутренности сейфа и заметил совсем маленькую шкатулку. Взяв её в лапы, пока Арен любовался собственным подарком своей любимой жене, я открыл её и увидел внутри маленькую красную жемчужину!

-Я думал, что она на старой территории, в хранилище.

-Там копия. И я не советую тебе распространяться насчёт этого – это знает только Флёр. Она считает, что даже я не догадываюсь о том, что она подменила камушек почти три года назад. С тех пор он всё время здесь, хотя по-моему иногда она меняет их местами. Так что сложно сказать где копия, а где оригинал, по факту это действительно знает только она.

-Она стала действительно охранять её. Надо же.

Я закрыл шкатулку и положил её обратно в сейф. Арен взял арбалеты и я закрыл сейф – это оказалось даже немного сложнее, чем открыть его. Флёр конечно могла бы догадаться что мы тут были, но раз уж здесь хранились не только они – я закрыл его, и повесил картину с портретом Чака на своё законное место. Мы спустились в большой зал, когда там уже почти закончили уборку: несколько лисиц с мётлами выметали с пола остатки битого стекла и посуды, уносили разломанную мебель и элементы декора. Уже пригласили плотников, чтобы они восстановили сломанные перила лестницы, стекольщиков, благо в клане лис были мастера на все лапы. Сверху за всем этим наблюдала пара ящеров-послов, причём наблюдали не без интереса. Другие гости в экстренном порядке собирали свои вещи и уезжали из замка, считая что мы подвергнемся нападению ещё раз. В центре зала капитаны и другие военные, не дожидаясь пока им принесут новый круглый стол, развернули карту и фиксировали на ней тоненькими булавками места, где потенциальных убийц замечали другие члены клана. С большим неудовольствием отмечали, что среди нападавших было очень много лис – две трети точно. Акрая высказала мнение, которое сразу же поспешили опровергнуть, но оно осталось в воздухе подобно мерзкому запаху гнили: нападение организовали и совершили изнутри клана. К счастью её догадки не подтверждались, поскольку ни один из командиров не узнал в лисах-нападавших жителя клана.

Вскоре появилась и наша «кавалерия» - латники с нашей стороны в тяжёлых блестящих доспехах. Карла почему-то среди них не было. Они взялись за троих пленников, буквально выковыривая их безвольные, тряпичные тела из их брони и тщательно их связывая. Среди них лисов не оказалось, были только два пса и здоровый лев. Глаза всех троих были пустыми, двигаться они не пытались, и иногда мычали что-то невразумительное, пуская ниточки слюны. Командиры долго рассматривали их, обсуждая то, что на них такой эффект могло произвести, и не потеряли к ним ни капли интереса, даже к нам в замок вернулась Флёр.

Лисица ходила за новым костюмом, и даже не за одним. Один из них – повседневный чёрный – она сразу надела. Второй – парадный, белый костюм такой же комбинации, как и чёрный, несла моя жена.

Завидев своего вождя на пороге, многие командиры разведок и прочих подразделений клана, бросились наперебой объяснять ей свои догадки, хотели провести её к карте, но Флёр даже не слушала их. Она пошла прямо ко мне.

-Нашёл? – Спросила она, поглаживая свои локти.

-Твой муж подсказал. – Сказал я, вручая ей шкатулку. Лисица облегчённо выдохнула и поспешила надеть новые арбалеты, сразу же раскрывая их и проверяя. Отличие в их конструкции я заметил сразу же – на каждый выстрел их надо было взводить рукояткой один раз, но для большей эффективности, можно было повторить взвод два-три раза, пока рукоятка не станет слишком тугой. Особенный механизм не натягивал тетиву, а напрягал плечи арбалета так, чтобы тетива натягивалась сильнее. Более того сам по себе арбалет был блочным, а значит – лёгкое взведение с меньшей потерей силы при выстреле.

-Сейф для тебя проблемой не стал, да? – Спросила лисица, рассматривая своё новое оружие.

Я отрицательно покачал головой.

-Значит, можно будет получить за него деньги назад… Хорошо!

Улыбнувшись, лисица посмотрела на меня и тут же, не глядя назад, выстрелила куда-то в сторону бывших латников, метя льву в голову.

Она промахнулась. Стрела ушла намного выше.

-Слишком мощные… Пристреливаться долго.

-Это же лучше, чем слишком слабые? – Пожал плечами я.

Флёр развернулась на каблуках и подняла один арбалет на уровень своих глаз. Выстрел – и лёгкий неоперённый болт воткнулся одному из псов прямо в ухо. Я даже вздрогнул – я себе серёжку сделал при очень похожих обстоятельствах. Пёс же невразумительно открыл пасть, вываливая язык и не издавая ни звука. Он сидел со стрелой в ухе несколько секунд, но вдруг задёргался в путах и попытался отмахаться от боли. Дёрнув головой, он порвал своё ухо и тут уже сдавленно закричал от боли.

-Уже очухался? – Догадалась лисица, убирая арбалет и проходя к нему. Я вообще не думал, что это произойдёт настолько быстро, а потом понял: наказание! Его отпустило так быстро, потому что он был наказан!

Пёс сидел на полу, шипя от боли. Флёр прошла к нему, цокая своими подкованными каблуками, присев перед ним на одно колено и спокойно беря его за подбородок. Молочная пелена постепенно отступала с его глаз, и взгляд становился всё осмысленней, пока не стал нормальным: злым, желающим лисице только смерти. Он низко зарычал.

-Тебе не повезло, парень, потому что ты оказался в плену у тех, кого должен был убить. – Начала глава Клана. – Догадываешься что будет прямо сейчас?

-Пошла ты… - Прошипел вояка. Флёр не медля ни секунды щёлкнула пальцами по его разорванному уху.

-Это был простой вопрос, а ты уже отвечаешь неправильно.

-Иди куда шла! – Хохотнул латник.

Разговаривать дальше у главы клана желания не возникло.

-Посмотрим, сможешь ли ты ходить так же далеко.

Прошипев это сквозь зубы, она ткнула арбалетом ему в колено и выстрелила в упор. Болт пробил его лапу насквозь, застряв в ней наподобие гвоздя. Пёс заорал очень громко и вполне осознанно, лишившись колена, но видимо главный эффект, которого хотела добиться лиса, не пришёл: остальные пленные не понимали что происходит. Флёр встала над ними, складывая арбалет, и резко повернулась в мою сторону.

-Ты и твой младший сын – ко мне в кабинет.

Сказала это она таким тоном, что некоторые стражники клана недоброжелательно посмотрели на меня, будто ожидая что я попытаюсь убежать. В какой-то мере они были правы – после таких заявлений мне действительно хотелось дать дёру. Я же собрался с духом и кивнул ей, подзывая за собой Ренрарда. Лисёнок идти откровенно не хотел, но я взял его за лапку и потянул за собой. Он не сопротивлялся.

Втроём мы вернулись в кабинет главы клана. Лисица показала нам на гостевые места перед её местом, а сама взяла ключ и закрыла на него входную дверь. Пока мы с сыном усаживались, она решительно пошла вдоль внешней стены, закрывая все шторы, лишив нас и без того неяркого предрассветного солнца. Флёр не стала садиться на свой трон. Она зажгла небольшой канделябр с большой свечой и села рядом с нами.

-Ладно, рыжие, рассказывайте что за дрянь вы затащили в мой клан.

Я свёл лапы вместе, держа их на столе и начал свой не очень длинный рассказ. Я сразу же признался ей где прятался всё время моего добровольного изгнания, на что жил и что делал. В сущности рассказ начался с того момента когда я поведал ей о своём решении вернуться и о легенде, которую в этот же самый день услышал. Ничего подозрительного в этом я не замечал, а вот Флёр сразу же накинулась на меня с вопросами о том, как какой-то совершенно незнакомый медведь мог знать что именно я и именно тогда собираюсь покинуть насиженное место. Я пожал плечами, объясняя что в городе был праздник и много гостей, что это действительно могла быть случайность. Дальше же, упоминая немногие встречи с этой странной легендой о клане, где ждут великого вора, она лишь усугубляла свою уверенность в том, что кто-то это подстроил. Но до клана северного ветра она меня не особенно перебивала, задавая наводящие вопросы и уточняя детали. Я рассказал ей всё что знал о клане северных медведей, однако один из её вопросов поставил меня в тупик:

-И кто с ними воевал?

-Не знаю. – Признался я. – Ничего такого я там не видел. Они чем-то напоминали наш клан, когда мы воевали с гиенами. С виду же невозможно было определить с кем мы враждуем.

-И Палин тебе этого даже не сказал? Знаешь, даже мой клан не стал бы воевать с такими зверями как северные медведи. Я слышала о них, и практически всё было о том, насколько свирепы и беспощадны они как воины.

-Воевать с ними было бы действительно глупо. – Согласился я. – Они здоровые как Эвы, почти все.

Флёр кивнула, и я продолжил свой рассказ для неё. Мой младший сын, слушая всё это, сидел тихо и никогда не перебивал. Я описал для неё все последствия использования этого бриллианта, объяснил что случилось с тремя латниками. Лисица слушала меня очень внимательно и наконец-то задала главный вопрос:

-И как ты её украл?

-Я не крал. – Признался я, кивая Ренрарду.

Лисёнок запустил лапку в карман своего комбинезона и являя на тусклый свет единственной свечи небольшой, белый бриллиант, кладя его на стол.

-Не вздумай до него дотрагиваться. – Напомнил я Флёр. Лисица кивнула и начала очень внимательно рассматривать камешек, иногда прося моего сына подержать его для неё. Она разглядывала его долго и тщательно, изучая каждую его грань.

-Надо зарисовать его. – Сказала она. – Ренрард поможет нам? – Спросила она у моего сына.

Лисёнок немного испугано посмотрел на меня, а потом на Флёр. Не сказать чтобы глава калана излучала дружелюбие и счастье, но она держалась с лисёнком довольно хорошо. Мой сын кивнул несколько раз.

-Ренрард поможет. – Сказал он. – Скажите, а можно мне… куда-нибудь спрятать его? Я боюсь, что могу так довести кого-то, кого не захочу…

Он виновато посмотрел на меня, и Флёр сразу же раскусила это.

-Ты был под действием этого камня? – Спросила она. – Был таким же, как те латники?

Я нехотя кивнул, но Ренрард не удержался.

-Нет, папа не был таким как они! То что я сделал с ним на корабле было намного легче и быстрее!

-Я провалялся без самосознания четыре дня. – Напомнил я своему сыну.

-Я правда не хотел! – Тут же крикнул мой сын. – Я думал, ты хочешь наказать меня, но не понимал за что!

-Я не хотел тебя наказывать. Только избавиться от этой штуки. – Спокойно ответил ему я, в противовес его истерике.

-Хочешь сказать, что те трое могут пробыть без сознания намного дольше? – Нахмурилась Флёр.

Лисёнок подтверждающее кивнул.

-Тогда почему один из них очнулся спустя несколько минут? Я прострелила ему ухо и он будто вышел из этого состояния…

-Наказание. – Нехотя выдавил я. – Ты его наказала.

Флёр внимательно посмотрела на меня, ожидая продолжения.

-Когда я был в этом состоянии… Всё было белым. Всё было в ярком свету и абсолютно белым, это было невыносимо. Но в голове постоянно крутились мысли о том, что я должен быть наказан за свои грехи, за то что я вор. Да какой там вор – мне казалось, что бриллиант вытаскивает из тебя самое малейшее чувство вины и усиливает его в разы. И всё о чём можно было думать – лишь о том, что наказание неизбежно и будет преследовать меня всю мою жизнь.

Глава клана внимательно выслушала меня, после чего посмотрела на лежащий бриллиант. Она крепко задумалась над чем-то и даже встала из-за стола чтобы немного походить и размяться.

-Я хочу кое-что попробовать, Ренар. – Наконец-то ответила она. – Я знаю как я сама могу носить этот бриллиант.

Я вместе с моим сыном поднял на неё взгляд. Флёр встала напротив нас, сложив лапы на груди.

-Мне нужен мой ошейник.

У меня глаза раскрылись от изумления. После всего того что мы пережили, чтобы снять эту проклятую железку с её шеи, она хотела надеть его снова? Добровольно?

В ушах раздался какой-то странный шум, а зрение начало двоиться. Я наклонил голову к столу и с кончика носа сорвалась капелька крови. Это начинало происходить всё чаще и чаще: я очень слабо представлял себе картинку как Флёр выходит из какой-то двери, что говорит что-то…

На ней уже был её ошейник. Потом, когда мы его сняли.

Видение прошло так же быстро, как и началось. Я даже не знал как это назвать, оно больше напоминало воспоминания, которые были где-то настолько глубоко, что просто вспомнить их было больно.

Флёр хоть и смотрела куда-то в сторону, видимо размышляя о чём-то своём но мои страдания увидела, но вновь не обратила на них внимания. Лишь слегка прищурилась, будто тоже вспоминая о чём-то и сопоставляя какие-то факты.

-Может потом попробуем? В более контролируемой обстановке, в безопасности? – Предложил я, вытирая тыльной стороной ладони кровь с носа. Мне показалось, что шерсть на лапе стала намного более рыжей, чем на остальном теле. В последнее время, стоило мне вернуться обратно в клан, это участилось. И это не радовало.

-Да, - охотно согласилась лисица, кивнув, - именно потом и попробуем. Пока нам надо узнать что это за бриллиант и откуда он взялся. Думаю, что я знаю, куда стоит смотреть…

-Есть догадки? – Воодушевился я.

-Не у меня. У моего отца были.

Флёр встала из-за стола, подходя к своему законному месту правительницы клана, но пройдя мимо трона, она обратилась к скромным, небольшим книжным полкам, закрытым стеклянными дверцами. Пока она перебирала старые тома, у меня в голове родилось одно подозрение, которое я поспешил озвучить.

-Флёр, скажи мне одну вещь: жемчужина это тоже какой-то артефакт?

Я не придавал особого значения этому вопросу. Но в уме не складывалось два и два – зачем могущественному клану охранять небольшую побрякушку? Украшение! Но вот глава клана от такого вопроса вздрогнула, и попыталась выкрутиться.

-Это символ, объединяющий нас всех в этом клане, Ренар. Что-то ради чего можно… сразиться.

-Может тогда сразимся за лежалую репку?

Флёр резко повернула голову в мою сторону, глядя на меня из-за плеча. Она вытащила с полки увесистый красный томик с потрёпанными страницами, и положила его передо мной, выразительно при этом посмотрев на моего сына.

-Ему можно доверять. – Заступился я за Ренрарда.

Флёр отрицательно покачала головой, закрыв глаза.

-Подожди нас за дверью, сын. – Попросил я лисёнка, потрепав его маленькие треугольные ушки. Он, как ни странно, охотно согласился. Флёр открыла ему дверь, сразу же заперев её на ключ снова, но на этот раз она не оставила его в замочной скважине, а вынула из двери, спрятав его во внутреннем кармане своего сапога.

-Немногие догадываются, что жемчужина – не просто украшение. – Сказала она, заговорщицким шёпотом.

-Я воровал бриллианты и многие другие ценные камни. Но ни один не охраняли армией, которая может противостоять небольшому государству. И за всю свою жизнь я видел только два таких – здесь, и на далёком севере, Флёр. – Без всякой злобы пояснил я.

В этот момент на меня накатило ощущение, что я задеваю лисицу за что-то очень больное. И учитывая её нрав, настроение и многое другое – вполне возможно, что она уже считала меня трупом.

-Многие ещё догадались? – Спросил я на всякий случай.

-Никто. Ты первый. – Лаконично отвечала Флёр, проходя к сейфу, который я уже вскрывал.

-Можешь мне её не показывать, - попросил я её.

-Я вынуждена настоять на этом, Ренар. – Немного печально сказала она, открывая сейф. – Прости. Ты всё узнаешь, но в своё время, обещаю… Но пока мне нужна твоя помощь.

Я не сдвинулся с места, но Флёр сидела передо мной, листая журнал своего отца. Я тряхнул головой, и обнаружил, что с моего носа снова капает кровь. Лисица даже предложила мне матерчатую салфетку, но она была настолько белой, что я постеснялся.

-Не хватает трёх томов, Ренар. – Заключила лисица, захлопывая книжку.

-Потеряла? – Предположил я.

-Исключено.

Я с силой моргнул – голова болела, а кровь идти не прекращала. Я всё-таки взял салфетку и приложил её к носу.

-Что за чёрт…

-Тебе стоит отдохнуть. Я вышлю разведчиков чтобы узнать кто мог интересоваться этими дневниками. Не волнуйся – всё образуется, мы обязательно докопаемся до правды об этом бриллианте.

Я согласился с ней – мне ничего не оставалось. Выйдя из её кабинета, я не встретил там своего сына, но почему-то не волновался за него. Уходя, я встал в дверном проёме, убирая окровавленный платок от морды.

-А что насчёт красной жемчужины?

-Она на старой территории, в хранилище. – Ответила Флёр.

Я кивнул ей. Что ещё мне надо было знать о нашем артефакте? Он в безопасности. Теперь к нему, возможно, присоединится и второй…


Глава восьмая.

Вестники легенд.


После тяжёлой бессонной ночи я проснулся днём на чердаке своего подгоревшего замка в гордом одиночестве, но удивительно бодрый и выспавшийся. Это было очень кстати, учитывая то, сколько всего мне предстояло сделать, чтобы помочь мои друзьям в их неразберихе, образовавшейся из-за маленького камушка, который я по собственной глупости приволок в родной дом. Я спустился с чердака в главный зал и сразу же наткнулся на огромное столпотворение почти всех ответственных лис Клана Полной Луны. Почти все при оружии, в своих выходных латах – все, кто имел хоть какое-то отношение к обороне наших границ и разведке. Было много знакомых мне морд тоже, иногда среди сплошной рыжей шерсти попадались и другие представители разных видом. Мои друзья-ящеры, например, никуда не делись, а активно внимали происходящему за главным столом клана, теперь совершенно новым.

И всё это в полнейшей тишине. Тишина буквально была густой – она давила на уши, и любой скрип половиц под моими лапами отдавался в зале эхом.

Как оказалось, замолчали все именно из-за меня.

-Продолжай. – Раздался звучный приказ главы клана.

-Около семи утра несколькими охранниками была отмечена небольшая деятельность разведчиков нашего королевства… - Затянул древнюю как мир песню один из капитанов разведки. – Мы не придали им значения, хотя противоположная сторона идти на контакт отказалась…

-Значит, это были не мои разведчики! – Тут же вспылил Арен. – Кто ещё в этом государстве не знает что я женат на главе этого клана?

-Значит откуда-то ещё, да? – Предположила Флёр. – Точно наши?

-В рапорте написано о том, что видели опознавательные знаки нашего королевства. – Безразлично пожимая плечами, ответил лис.

-Они могли украсть книги? – Предположил один из советчиков.

Совет пристально поглядел на лисицу. Я понял что одной из повесток были именно дневники основателя клана лис. Лисице не нашлось что ответить на этот вопрос, и она подняла глаза на меня.

-Может спросим у вора, кто мог своровать журналы?

Мне ничего не нашлось, как пожать плечами. Однако некоторые члены клана задали мне несколько наводящих вопросов, на которые я постарался ответить максимально развёрнуто.

-В воровстве таких вещей как книги или журналы нет ничего экстраординарного или сложного. Это такой же неодушевлённый предмет, как и все остальные. Своровать курицу и то сложнее.

-Проникнуть в замок и мой кабинет – ничего сложного, Ренар? – Немного высокомерно спросила меня Флёр.

Я спокойно кивнул.

-Чтобы ты там не думала, а зайти к тебе в кабинет может даже начинающий вор.

-Это упрощает задачу, как ни крути. – Прошипел начальник стражи, тоном который просто истекал сарказмом.

-Если вы ищите упрощения задачи, то подумайте проще. – Начал я, спускаясь с балкона над главным залом вниз. – Не ищите вора чтобы наказать его, а для того чтобы заказать у него что-то ещё. Все знают что если надо спереть корону с королевской морды, полказны целого государства или всю казну целиком – надо искать меня. Клан северного ветра искал великого вора – он его нашёл. К кому вы обратитесь чтобы спереть книжку?

-К тебе? – Тут же предложила Флёр, и её вассалы дружно расхохотались.

Я тоже не удержался от улыбки.

-Книги – это скучно. Их почти никогда не охраняют. Книгу можно взять почитать и вернуть на место, а можно сделать копию – переписать, перерисовать. В самой книге как таковой нет ценности – это бумага и обложка, ценность в информации находящейся там.

-Не понимаю к чему ты клонишь. – Признался один из советчиков, и я ухмыльнулся.

-Я клоню к тому, что я не краду информацию. Я краду материальные ценности, а хороший рассказ, историю или легенду нельзя нарезать ломтями и схоронить в защёчных мешках.

Я обошёл круглый стол кругом и положил лапу на присутствующего на совете будущего жениха моей старшей дочери. Фенек даже вздрогнул от прикосновения.

-Вот кто крадёт информацию.

-Дживс спёр дневники? – Спросил тот же советчик, который до этого ничего не понимал, но так и не понял.

Я же с укором посмотрел на Флёр. Лисица сложила лапы перед своей мордой, активно думая о чём-то.

-Если с них сняли копию…

-То журналы уже на своём месте, Флёр. Как давно ты их проверяла?

Лисица подняла на меня глаза, но тут же отвела их в сторону.

-Журналы пылились в шкафу годами. Я не трогала их с тех пор как штаб-квартира переехала со старой территории в твой замок. Их никто не трогал.

Я задумался, слегка улыбнувшись. Показав совету указательный палец, мол подождите тут, я побежал обратно наверх – в кабинет начальницы клана.

Полку с журналами Чака я нашёл довольно быстро и выхватил с неё журнал отмеченный цифрой «1». Содержание меня не интересовало совершенно – я тщательно обнюхал, осмотрел и протёр обложку ладонью. Всё как я и предполагал. Взяв с того же места последний, шестнадцатый журнал, я сразу же чихнул – пыль взвилась маленькой злой тучкой, и тут же рассосалась в воздухе.

Не оборачиваясь, я сразу понял, что весь совет клана, всё это разносное совещание, мигом переместилось в кабинет Флёр и теперь несколько десятков пар глаз сверлили мою спину. Как ни странно – некоторые даже не догадывались что я делаю!

-Книги читали. – Коротко заключила Флёр.

-И что же такого было в этих журналах, что ради их историй, кто-то смог пойти на преступление?

Лисица наклонила голову вбок, внимательно разглядывая меня, будто чего-то не понимая. Закончив с моим осмотром, она подняла вверх ладонь, и щёлкнула пальцами.

-Собрание окончено. Все свободны.

Кто-то в толпе рыжих начальников облегчённо вздохнул, но не все поспешили убраться из кабинета главы клана. Флёр, чеканя свой шаг подкованными каблуками, уселась в своё главное место, напоминающее трон.

-Все вон.

Я распрямился, и уже готов был покинуть это помещение, но лиса окликнула меня. Пришлось остаться. Какое-то время я стоял перед длинным столом для встреч, но вскоре не выдержал. Положив пыльный, двенадцатый дневник на место, я присел на один из стульев, посмотрев на лисицу. Флёр была как никогда серьёзной: спрятав глаза за сложенными пальцами, она смотрела на свою столешницу. Я не рисковал с ней заговорить, и поэтому это пришлось сделать ей.

-Ренар, ты мой самый лучший друг, - Призналась она, выпрямляясь на своём троне, - Но даже от тебя у меня есть кое-какие секреты.

-Я тебя не узнаю, Флёр. – Признался я.

-Возможно вскоре ты услышишь очень неприятные вещи про меня, но я хочу чтобы ты чётко осознал одну простую истину: всё что я делаю, всё над чем я работаю, это всё на благо этого клана – моей семьи. И оно пойдёт дальше, принося счастье и благополучие всем лисам этого мира.

Я тут же навострил уши.

-А всем остальным?

Лисица совершенно безразлично пожала плечами.

-Я никому не желаю зла, но в грядущих событиях некоторые виды рискуют оказаться за бортом нашей истории.

-Что ты такое говоришь? – Всплеснул лапами я, уже вставая со своего места.

-Я знаю о белом бриллианте лишь то, что мой отец описывал его в своих дневниках. Он знал о его проклятии, но не знал как с ним бороться. Ренар, я хочу сказать что красная жемчужина и тот бриллиант что ты притащил сюда – одного поле ягода.

-Жемчужина?.. – Мой голос дрогнул, - Тоже артефакт?

Лисица вздёрнула брови и улыбнулась.

-Ты же крал бриллианты намного большие и ценные, чем маленький кроваво-красный камушек. И даже их не охраняли армией, которая может при необходимости дать отпор некоторым королевствам.

-И что она делает?

Лисица улыбнулась шире и полезла за картину своего отца, спокойно открывая сейф и ставя шкатулочку с жемчужиной на свой стол.

А в следующую секунду я смотрел в стол, и видел на нём несколько красных точек.

-Тебе стоит показаться доктору. – Спокойно и даже в какой-то мере ласково сказала Флёр.

-Это происходит уже несколько дней. – Хлюпнув носом, ответил я, вытирая кровь тыльной стороной ладони. – Наверное, простудился в клане северного ветра…

Я поднялся из-за стола, а Флёр подняла глаза на меня, продолжая держать лапы у своего носа.

-Или это было ещё до Клана…

-Или это было ещё до Клана. – Внезапно для себя повторил я, с удивлением посмотрев на лисицу. Глава клана улыбнулась.

-Покажись Хелен и действуем по тому плану, что ты придумал.

-Хорошо, Флёр. – Спокойно согласился я.

Выходя из её кабинета, я почувствовал что-то не ладное: будто что-то гипнотическое было в её голосе, что заставляло меня подчиняться её воле даже в таких мелочах как желание показаться доктору. Эти маленькие приступы крови из носа действительно могли быть лишь признаками какой-нибудь простуды, подхваченной за времена путешествия к северным землям. Но моё здоровье начинало меня всерьёз беспокоить, поэтому я согласился.

И уже меньше чем через десять минут я ощущал себя крайне неловко, когда уже довольно пожилой лис приложил ухо к моей груди, что-то невнятно мыча себе под нос. Ровно перед этим моментом он попросил меня скинуть жилетку и присаживаться на жёсткую, неудобную кушетку, а теперь крутил мной как только хотел, очень внимательно разглядывая и нюхая меня. Конечно я не раз и не два болел в своей жизни, но эти доктора приходили ко мне уже к тому моменту, когда трогать меня даже лапами становилось противно, не то что ушами и носом. В конце концов, клановый доктор взял меня за виски и велел открыть пасть как можно шире. Я так и сделал. Рыжий лазил там больше минуты, мне даже становилось неприятно. И вот наконец – освобождение от этой унизительной пытки. Доктор развёл лапами.

-Вы, господин Ренар, совершенно здоровы. Я не вижу ни одного признака, который мог бы указывать на то, что у вас так часто идёт кровь из носа.

Мне не нашлось что ответить. Я медленно натянул жилетку на свои плечи обратно. Конечно я был здоров, я же знаю как я себя чувствую когда болею!

-В эти моменты у меня начинает сильно болеть голова и что-то со зрением. – Напомнил я ему. – Боль пульсирующая, под сердцебиение…

-Может быть в вас слишком много крови? – Предположил наш клановый доктор старческим скрипучим голосом.

-Такое вообще бывает?

-Конечно! – Возликовал доктор, залезая на небольшую табуреточку и доставая оттуда какую-то банку, - Иначе зачем мне эти ребята?

От того что находилось в этой банке мне пришлось прижаться спиной к стене. В мутной зеленоватой воде, присосавшись к неровному стеклу плавали пиявки.

-Пусть лучше через нос выходит! – Попытался противиться я, но доктор, оперируя моим собственным здоровьем и заботой, всё-таки сподвиг меня на эту унизительную процедуру. Унизительной она была хотя бы потому, что в нескольких местах на моём теле предстояло выбрить шерсть. Я согласился на одном условии – эти места будут под жилеткой и максимально незаметные на публике. Старый скрипун так развеселился этому условию, что чуть не выронил банку с плавающей гадостью на пол – я даже подумал не рассказать ли ему пару анекдотов, чтобы он разбил её к чертям собачьим, а я лучше и дальше буду оставлять за собой маленькие кровавые следы. Потому доктор конечно объяснил мне причину своего смеха, напомнив как много лис ходят в одежде. Видимо хотя бы потому что регулярно лечатся у этого ворчуна, совершенно не знающего своего дела.

Процедура была малоприятной. Укусы этих болотных тварей были очень болезненными, вид как эти чёрные слизняки надуваются и краснеют был настолько отвратительным, что всю процедуру я лежал с закрытыми глазами. Местами под жилеткой не обошлось – немного шерсти доктор снял с моих верхних лап, с внутренней стороны, но тут я не стал возражать, потому что он делал это настолько ловко и незаметно, что в сущности ничего и не менялось. Он аккуратно снимал мой рыжий покров в самых важных местах, ровно под одну-две пиявочки, и использовал одно место несколько раз. Когда же всё закончилось, оставалось только слегка пригладить места укусов лапой – и ничего видно не было.

Вставая с кушетки, на которой у меня затекло всё, что могло, я с нескрываемым отвращением наблюдал, как старый ворчун запускает своих подопечных обратно в воду, но уже в другую банку. Напившиеся моей крови гады, устало слегли на дно, где мирно почивали, а рыжий поставил их обратно на полку.

-Ну вот и всё. – Заключил он, хлопнув в ладоши, - Честно скажу не знаю поможет ли это вам, но обычно когда у наших ребят идёт кровь из носа, причём без всякой на той причины – это помогает. Вот только обычно такое бывает, и она капает довольно долго…

Я кивнул ему, не давая продолжить. У меня же капает несколько капель и всё. Может быть во мне действительно небольшой излишек крови, и добрые пиявки старого доктора помогут?

-А так – поменьше нервов, зелёный чай, полноценный здоровый сон и не ковыряться в носу.

Я убрал лапу от носа.

В любом случае я решил поверить тому, кто занимался этим всю жизнь. Я сам ничего не понимал ни в медицине, ни в химии, ни в чём либо ещё. Если кто-то из таких профессионалов давал мне склянку с каким-то порошком, утверждая что он снимает боль, стоит только занюхать его – я так и делал, и боль обычно проходила. Всяческих зелий у нас в мире было слишком много, чтобы суметь разобраться с ними за свою короткую жизнь. Но не у всех нас жизнь была достаточно короткая, и я решил что если кровотечение повторится – я пойду прямиком к Хелин – местной клановой волшебнице. Она мозгла кости срастить щелчком пальцев и даже не смотря в твою сторону, только вот цена её услуг была довольно велика. Я же был уверен, что волшебница мне поможет просто за красивые глаза.

Сразу после процедур с пиявками, я вернулся в свой замок, где уже вовсю начинались восстановительные работы: перед главным входом громоздилась новая мебель, включая королевскую кровать для Флёр и Арена, которую я тут же решил заклеймить как свою – для себя и моей жены конечно же. Тумбочки, столы, стулья – всё для новой комнаты. На втором этаже, где сгорела главная спальня нашего замка, стучали молотки и шуршали пилы – несколько плотников обивали спальню новым, свежим деревом, скрывая под слоем досок сгоревшую поверхность. За жизнь дерева-замка я не волновался совершенно, зная что его жизнь поддерживают несколько зелёных стеблей в центре главного зала, и их не задели совершенно. То что оно слегка подгорело – не страшно. Несколько лис, тоже клановых, разбирающихся в таких делах, принесли какой-то раствор, защищающий деревья от паразитов. Старый замок, хоть и подпаленный, шумно шелестел зелёной листвой, и явно не собирался умирать на моём веку.

Но просто отдохнуть мне не дали: под руку с моей дочкой ко мне на встречу вышел Дживс, практически сразу набросившийся на меня с распросами о разведчиках и информации, которую они якобы выкрадывают. Однако я попросил его помолчать, улыбнувшись.

-Разведчики, Дживс? – Улыбаясь, спросил я у него. – Ты думаешь я говорил о разведчиках, когда говорил что они крадут информацию?

-Так ведь я же…

-Флёр рассказывала, что ты ещё и кое-кто иной. Не такой славный как разведчик…

Дживс выпятил нижнюю челюсть.

-Бард! – Догадалась Лима, пихнув своего суженного в бок. Тот, не ожидавший такого предательства обиженно зашипел на мою старшую дочку, потирая ушибленное место.

-Да, я был одним таким, играл по всяческим тавернам и другим злачным местам… - Признался он. - Откровенно хреново играл, надо сказать…

-Предлагаешь прогуляться по местным злачным местам? – Догадалась Дочка.

Я задумался, потерев подбородок.

-Книг пропало немного, и наш воришка явно шляется где-то неподалёку.

С этими словами я развернулся к городу клана лис полной луны.

Прошло не так много времени в понятиях истории – всего-то пять лет. Но за эти года моя земля успела преобразиться до такой степени неузнаваемости, что я впервые почувствовал как неуютно мне находится в этом новом, выросшем вокруг моего замка, городе за столь короткий срок. Мои старшие дети, при которых это всё происходило, чувствовали себя в этом городе просто прекрасно, а мне становилось не по себе от одного лишь сознания того, сколько незнакомых лис тут живёт. И не всегда лис.

Я усмехнулся про себя. Не первый раз я бывал в совершенно незнакомом городе, и мне не привыкать осваиваться в нём. Начиналось знакомство всегда с одного и того же места.

-Дживс, - обратился я к феньку, - а где в клане неофициальный центр города?

-Практически на окраине, - тут же ответил он мне, понимая к чему я клоню, - Между новой и старой территорией клана есть дорога, а на конце с нашей стороны есть большое поле и таверна с гостиницей, где останавливаются некоторые купцы, приехавшие к нам по делам.

-Дай угадаю – вы держите на учёте всех, кто переступает границу клана?

-Шутишь что ли? Ты сам проник сюда как?

Я поморщился, пытаясь вспомнить как именно мы пришвартовались у кланового причала, но не смог. Потом я вспомнил, что в тот момент, когда мы подошли к родным берегам, я был в состоянии овоща, мечтающем о вечном наказании. Зябко поёжившись, я тряхнул ушами, отгоняя страшные воспоминания о проклятии белого бриллианта.

-Значит, на территории могут быть посторонние? – Заключил я.

-И если они хотят не привлекать к себе внимания, то будут вести себя прилично. Остановятся у нас на правах гостей.

-У всех на виду! – дополнил я слова Дживса.

-Это точно. – Серьёзно кивнул фенёк, отпуская лапку моей дочери, - Я пойду с тобой.

-Я же попросил тебя последить за моими детьми?

-Мой старший брат позаботиться о нас. – Заверила меня Лима, - К тому же я не против поближе познакомиться с моими новыми братом и сестрой.

Я кивнул паре, подтверждая своё согласие на такое решение. Было немного удивительно чувствовать себя в такой странной власти – отцовской, когда взрослая, состоявшаяся лисица спрашивает у тебя разрешения только потому что не может иначе. На прощание поцеловав мою дочку в щёчку, фенек встал на мою сторону. Мы с ним вдвоём проследили до того момента как хвост Лимы скрылся за поворотом, и остались наедине.

-Ладно, - Сказал я, - Веди, я тут новенький. К тому же… Мне не помешало бы здесь осмотреться.

С тех пор как я вернулся в клан лис, у меня не было времени хорошо осмотреться и просто прогуляться по этому новому городу. Так что в какой-то мере я был рад тому, что мне предстояло пересечь практически всю территорию пешком с нормальным, опытном проводником. Однако именно он стал основным моим препятствием к изучению города: опытный разведчик, придерживая за рукоять свой меч взял такой быстрый темп, что я не раз просил его идти чуть медленнее. Не потому что мне просто хотелось оглянуться, а только потому что попросту не успевал за прыгучим феньком. Иногда догоняя его, я пытался спрашивать у него про те или иные здания, встречающиеся нам по пути, но тут же сбивал дыхание и отставал от него так и не получив должного ответа. Путь действительно предстоял очень не близкий. Даже с темпами Дживса нам пришлось топать до местной гостиницы больше двух часов. Её месторасположение разведчик описал ранее как никогда чётко: широкая дорога, ведущая практически до порога моего замка, пошла на убыль, дома и разные другие строения стали появляться всё реже. Потом начался «промышленный» район городка. Как всегда все самые грязные и шумные дела, вроде кузнечного были вынесены подальше от жилых домиков, в которых ютились мирные жители клана лис. Когда мы прошли и этот район, Дживс вывел меня в чистое поле, поросшее травой, через которое и шла когда-то широкая, мощённая дорога а теперь – вытоптанная и грязная. Найти неофициальный центр клана лис было довольно просто: большое, двухэтажное здание, вытянувшись вдоль дороги, стояло особняком, окружённое стойбищами для лошадей. Когда мы подошли на вытоптанную площадку перед подъездом, солнце уже полностью скрылось за горизонтом и наступили сумерки. В окнах таверны клана начали зажигаться тусклые оранжевые огоньки.

Только здесь Дживс наконец-то дал мне передохнуть.

Я догнал его спустя минуту, стараясь не открывать рот и не выдать того, что я запыхался. Сказывалось долгое отсутствие тренировок и даже простеньких приключений.

-Довольно злачное место. – Пояснил мне разведчик, кивая на входную дверь. У неё стоял довольно мощный лис, у которого профессия была на морде написана: вышибала. Судя по нескольким опознавательным знакам на его одежде, он принадлежал командованию клана, но в глазах его читалась такая непроходимая тупость, что становилось ясно – в регулярные войска его не взяли.

-Твои предложения? – Подал голос Дживс, пока я разглядывал этого амбала.

-Всё как обычно, - заключил я, - Заходим, выпрашиваем главного не появлялось ли у него в постояльцах каких-нибудь непонятных личностей.

Внезапно для нас обоих голос подал сторож на дверях.

-Я тут главный! – Пробасил он. – И вы никуда не заходите.

Я даже опешил с такой наглости. Я не для того проделал такой долгий путь…

-Ты уверен? – Спросил у него мой проводник, отворачивая какую-то складку на его рубахе и показывая небольшой серебристый значок.

-Чо вы сразу не сказали-то? – Без тени обиды или иронии заключил вышибала и отошёл в сторону.

Мы вошли внутрь, сразу оказываясь в довольно просторном холле, где в небольшой уютной комнаткке скучал другой лис, читающий книгу. Он выдавал и получал ключи от комнат на втором этаже и половине первого этажа. Таверна занимала в этом здании половину первого и треть второго этажа, и была наверное самым большим заведением, которое я когда либо посещал. Табличка над входной дверью, которая была внутри самого здания гласила «Таверна Три Хвоста» и была искусно вырезана из дерева под эти самые хвосты. Двери были распахнуты, поэтому мы вошли внутрь.

Сразу напротив двери, за широкой и очень длинной стойкой находился внушительный бар: несколько огромных бочек с пивом, из которых в массивные деревянные кружки наливали эль и пиво посетителям. В промежутках между бочками стояли и самые разные бутылки разных форм, цветов и содержания: от знакомого мне рома, который очень любила моя жена, до каких-то маленьких фляжек из драгоценных металлов. Было даже и знакомое мне вино – наверное даже что-то из моих личных запасов, о которых я давно забыл. Слева от нас находилась небольшая кухня, на которой что-то вечно гремело, падало и материлось. Из специальных дверей на петлях, которые поворачиваются в обе стороны то и дело выбегали молоденькие лисички-официантки в одинаковых костюмах, похожих на броню нашего клана, только немного более откровенную. Бармены за стойкой, которых было целых четыре, были одеты куда интереснее: в длинные алые плащи с логотипом нашего клана, вышитом на спине жёлтыми нитками. Смотрелось очень эффектно, особенно когда лисы отбрасывали полы этого плаща чтобы тот не мешался. Всё остальное место было заставлено разными столиками – от небольших, до таких, что мог бы уместиться совет клана. В углу располагалась основательная, большая винтовая лестница, ведущая на второй этаж – к дополнительным местам и ещё одному бару. Публика, в отличие от персонала, была самая разношёрстная и зачастую нетрезвая. Шумная компания волков то и дело что-то победно рявкала на весь зал, поднимая свои кружки и стуча ими друг об друга, обливая столы и самих себя молочно-белой пеной пива; несколько разумных коней, с трудом уместившихся под балкончиком второго этажа, наперебой рассказывали друг другу что-то очень важное, но видимо это было настолько важно, что они чуть ли не орали друг на друга.

В общем это заведение начинало мне нравиться. Пахло здесь привычно алкоголем и пылью, запах который бывает у всех видов от кошек и собак до ящеров и коней, когда проделываешь довольно долгую дорогу. Звери расслаблялись и набивали брюхо в гостеприимном клане рыжих лис. Я чувствовал себя как рыба в воде, а вот мой напарник – нет. Он резко оглядывался и даже порыкивал про себя на некоторых гостей, казавшихся ему особенно подозрительными, иногда даже клал лапу на рукоять своего меча, незаметно скрытого под его рубахой на манер пояса.

-Ну и как ты собираешься начать поиски? – Спросил он меня, стараясь сделать это и тихо и достаточно громко, чтобы меня услышали за гулом голосов.

-Так же как и всегда! – Ответил я, направляясь к бару.

Усевшись на высокий, скрипучий и очень ненадёжный стул, я свесил хвост до пола и постучал по столешнице. Дживс ещё не успел запрыгнуть на место рядом со мной, как деловитый лис в алом плаще уже подоспел ко мне.

-А членам клана даётся скидка? – Спросил я у лиса.

Бармен покосился на меня, приоткрыв рот. Видимо у него что-то не сошлось.

-Эээ… Ваш значок? – Спросил он.

-Какой ещё значок, мне памятник стоит перед замком в дереве! – Возразил я.

Лис склонил голову на бок. Я вздохнул, и показал ему на серьгу. Рыжий склонил голову на другой бок, и тогда я, нацепив на морду улыбку понаглее, оттянул края своей жилетки от своей груди, посмотрев куда-то на потолок.

-А-а-а! Вы тот лис… Разве вы не умерли?

-Это прижизненный памятник. – Пояснил я без всякой злобы.

-Вам за половину цены! – Заключил бармен.

-А мне бесплатно. – Дживс отвернул край рубахи ещё раз. Бармен нехотя согласился и принял наш заказ. Точнее – только мой.

-Налей мне вина, - попросил я, - Например с южного берега клановой реки, урожай десяти лет назад…

Бармен явно попался не очень опытный, поэтому пока я не показал ему на зеленоватую бутылку за его спиной, он даже не шелохнулся. Впрочем через минуту он по всем правилам, держа бутылку через белоснежную салфетку, налил мне в стеклянный бокал божественного напитка. Я покатал его по стакану и медленно отпил.

-Некогда бы не подумал что купить собственное вино с чужих лап может быть так приятно!

Дживс, смотря на меня, нервно перестукивал пальцами, пока наконец не спросил:

-То есть ты сюда выпить пришёл?

-А ты нет?

Фенёк нехотя кивнул.

-Расслабься. Шансы того, что мы найдём именно того кто нам нужен здесь, довольно малы.

-Тогда может не стоит тратить времени? Флёр всё-таки полагается на тебя одного.

-Довольно глупо с её стороны, не находишь? – Усмехнулся я.

Дживс тоже не сдержал расслабленного смешка, и всё-таки заказал себе какого-то там эля. Через десять минут он перепачкал себе усы, а я добил третий бокал вина практически залпом. Мозги расслабились и начали работать чуть лучше прежнего. Я снова хлопнул по столешнице.

-Да! – Тут же образовался перед нами тот же лис, что нас встретил.

-Слушай, всё бы ничего но у вас тут не водится каких-нибудь развлечений, помимо этого дела? – Я щёлкнул когтём по стеклянному бокалу.

-Иногда у нас поют некоторые барды.

-И где? – Спросил я у него, глядя лису в глаза.

-На втором этаже. – Спокойно ответил он мне, слегка улыбаясь. – Я видел одну приезжую, но незнаю будет ли она петь хоть что-нибудь сегодня.

Лис почесал себя за ухом. На мой немой вопрос, он ответил не сразу.

-Она сегодня взяла только сок. – Он пожал плечами.

-Ну да, а то без этого дела никуда. – Подтвердил захмелевший Дживс, качнув кружкой.

Я улыбнулся и пошёл наверх. Разведчик пошёл за мной. Поднявшись по спирали на второй этаж, мы увидели там ещё один бар – только с одним барменом и намного меньше того, что был на первом этаже, а во внутреннем углу балкона была устроена небольшая сцена со стульчиком.

Я прошёл по второму этажу туда-сюда, но никого не увидел. Однако как только мы с Дживсом снова уселись за барную стойку, на этот раз вместе, он как бы по-пьяному обнял меня за плечо, а сам приблизился к моему уху, шепча на пределе слышимости:

-Песочная динго в углу, читает книжку.

Я аккуратно посмотрел на указную самку через плечо, но взгляд поспешил убрать. Хоть она и была увлечена чтением старинной книги в толстом чёрном переплёте и судя по её глазам оторваться она не могла, я всё равно решил не пренебрегать простейшими правилами слежки.

-Что дальше? – Уже довольно откровенно спросил меня фенёк.

-Всё тоже самое. – Ответил я ему, постучав по стойке.

-Ты шутишь? – Прошипел на меня Дживс. – Или просто издеваешься?

-И то и другое. – Ответил я ему.

Бармен появился чуть позже, чем лис на первом этаже, но тут это было понятно – он-то был один, и пока не обслужил остальных клиентов, он к нам не перешёл.

-У меня тут скидка в половину цены… - начал было я, но рыжий, оказавшийся куда массивнее и строже чем предыдущий тут же сказал:

-Показывай значок.

-Мне памятник в этом клане поставили…

-Не знаю никаких памятников! – Отрезал он. – Либо плати, либо выметайся!

Говорил лис довольно громко, дерзко и не терпящим возражения тоном. Многие на втором этаже таверны, не привыкшие к обыкновенным скандалам, повернули в мою сторону головы. Но не динго.

Дживс потянулся к краю своей рубахи, но я остановил его лапу.

-Слушай, ты же не хочешь чтобы сама Флёр пришла к тебе с вопросами о том, почему ты не знаешь того, кто дал вам всю землю, на которой вы сейчас живёте? Я ведь с ней в соседних комнатах сплю…

-Можешь засунуть свои угрозы себе под хвост, плашмя, и провернуть до щелчка! – Прорычал рыжий бармен. – Эта сволочь мне тут не указ! Это моя таверна, я её здесь построил и я плачу ей чёртовы налоги! Если хоть слово мне пикнет – меня и след простынет, она это отлично знает! А то что я лисам клана скидку даю – моя личная блажь! Надо будет – я и полную цену сниму.

На этот момент уже абсолютно большая часть посетителей притихла, следя за развитием конфликта. Но после такой гневной тирады озлобленного на клан, давший ему защиту, землю и наверняка какой-то стартовый капитал, лиса мне ничего не оставалось, как развести перед ним лапами, капитулируя.

-Вся цена так вся! Зачем обзываться всё-таки? Она мой хороший друг…

Я снова заказал вино, и рыжий обслужил меня как и положено. Но его отношение к главе калана было как горький осадок на дне – до конца я так и не допил.

-Уверен что это она? – Спросил я у Дживса, старательно не глядя в сторону читающей динго.

-У неё за спиной лютня.

Я охотно кивнул. Наверняка это была обычная бродячая артистка, но я точно знал о каком-то мистическом единении всех поэтов и песенников. Даже если это была не она – то наверняка смогла бы помочь с поисками. Стоило просто встать и расспросить её об этом, но прежде чем это сделать я достал из браслета на своей лапе небольшой метательный ножик и начал рассматривать его в тусклом свете масляных ламп. С виду могло показаться что рыжий лис и фенёк обсуждают балансировку метального ножа, однако на деле я разглядывал её размытое отражение в отполированной стали.

Одета она была довольно откровенно для такой образованной самочки: короткий кожаный топик, шортики, едва прикрывающие её бёдра. Отдельного упоминания стоили длинные русые волосы - не многие самки могли отрастить и содержать такие. Всё время динго не отрывалась от книжки, держа её одной лапой, а в другой – бутылку с широким горлышком. Пытаясь хоть как-то выяснить её слабые места в разговоре ещё до того как я его начну, я выдал себя, причём самым наихудшим способом.

-Запал на эту длинноногую красотку, рыжий? – Сменив гнев на милость, съязвил бармен, проходя мимо меня.

Я мигом спрятал нож, засовывая его обратно в браслет, и сделал ему огромные страшные глаза. Лис не стал продолжать, однако усмехнулся и пошёл в обратную сторону от своего бара.

-Провал. – Заключил Дживс.

-Точно. Сейчас или никогда?

-Сейчас. – Кивнул Фенёк.

Мы дружно встали со своих мест только для того чтобы увидеть, как Динго снялась со своего места, отправляясь к небольшой сцене в углу второго этажа. Довольно уверенно вскарабкавшись на небольшой помост, она уселась на стул, доставая свой музыкальный инструмент.

-Ждём. – Заключил я, и мы с Дживсом дружно присели на стулья у столика.

Между тем динго закинула свои действительно длинные ножки друг на друга, устроила на бедре лютню и перебрала струны, привлекая к себе внимание.

-Да у неё инструмент расстроен. – Заключил разведчик.

Я сделал соответствующие выводы. Впрочем я практически сразу сделал другие, стоило ей открыть свою пасть. Играла и пела самочка из лап вон плохо – не все гости таверны сдерживали своё раздражение по поводу такой неумехи на сцене. Я же отметил для себя, что несмотря на отсутствие должной практики и голоса, динго искренне старалась. Она спокойно и не особо напрягаясь мурлыкала под нос какую-то странную, длинную историю, перебирая струны. Получалось даже в какой-то мере красиво, но Дживс прижимал к голове уши, показывая что может быть и лучше.

Не знаю чего она хотела этим добиться, но через несколько минут один из псов встал со своего места, направляясь к ней.

-Слушай, крошка. К чему тебе надрывать свои связки? – Начал он, подходя в плотную и ставя одну лапу на её сцену, облокачиваясь на колено. – Давай лучше попробуем кое-что другое! Сделаешь приятно хотя бы мне?

Пёс протянул ладонь к висящей в воздухе лапке Динго. Немногие знают, что у многих самок там было место, которые они считали довольно интимным, и немногих подпускали к своим нижним лапкам. Учитывая тот факт, что обуви динго не носила, а песочного цвета лапки были очень даже ухоженными и красивыми, как и вся остальная певица, я мог понять этого пёсика.

Однако она подняла бровь и томно улыбнулась, давая понять что поймала намёк на лету. Пёс потянулся чуть выше, касаясь икры самочки.

В этот момент выражение её морды изменилось. Резко оборвав свою мелодию, она схватила лютню за толстый гриф, вскочила со стула и с размаху врезала герою-любовнику по ушам.

Щепки разлетелись в стороны вместе с мелкими капельками крови, и пёс опал как озимые к ножкам воинственной певицы. В тот же миг сработал древний как мир инстинкт у всех самцов, сидящих в зале – самку надо заслужить.

-Да ты охренела, ты… - Подскочил с одного из мест друг того пса, который бесчувственным мешком блох валялся у её ног.

Тут же его сосед одёрнул его, заявив что-то о том, что домогатель получил по заслугам, а значит и по голове – справедливо. У затейника драки нашлось что возразить, и свой аргумент он подкрепил мощной оплеухой.

Мы с Дживсом понимали, что как только мы встанем – мы автоматически попадём в завязывающуюся драку. Разгорячённый алкоголем мозг посетителей таверны подсказывал им единственно правильное решение – надо возразить. Всем и каждому. В таком состоянии кулаки только чесались. Мелькнула оружейная сталь.

-Твою же мать! – Прыснул Дживс, вскакивая со своего места и, не меняя траектории, оказываясь на столу. Выдернув из ножен свой Ууруми, он щёлкнул им как хлыстом, привлекая к себе внимание, но тут же хлипкий стол выбили из под его лап, обратив его в щепки.

Я же остался сидеть на своём месте, не сводя глаз с заводчицы драки. Динго, как ни в чём не бывало, стряхнула со своей груди и животика щепки, оставшиеся от её ценного инструмента и, не обращая ни на кого внимания, вдоль стеночки прошла до своего места, где подхватила походную сумку, закинула её на плечо. Взяв с собой и недопитую бутылочку с соком, она направилась к выходу.

-Стой! – Тут же рявкнул я, срываясь со своего места, но тут же оказываясь на полу. Тут же на меня свалилась чья-то туша, выдавливая из меня весь воздух. Долго ей на мне сидеть не пришлось – оклемавшись, здоровяк ринулся в драку обратно.

Я подскочил, выискивая глазами нашу заводилу. Я думал, что она уже подошла к лестнице на первый этаж, сразу рванул к ней, но только подойдя к ней поближе, я увидел что динго была в сторого противоположной стороне. На поясе её коротких шортиков, со спины, оказалась довольно хорошая, тонкая и лёгкая плеть, которую она даже и не думала использовать в драке. Она развернула её только подойдя к краю балкона.

Я бросился к ней, хотя мог бы побежать вниз, чтобы перехватить её там. Видимо я достаточно выпил, чтобы некоторая часть логики всё-таки дала сбой. О чём я вообще думал тогда?

Динго посмотрела на потолок и одним движением закинула плеть на одну из балок под потолком, ловко дёрнула её и прямо на ней спрыгнула с балкона. Делая это всё так, будто она по-другому с балконов и не спускалась, она описала дугу, вызвав вал восхищения её ловкостью снизу, она оказалсь прямо у входа в одно движение. Дёрнув плетью, она освободила конец и довольно ловко скрутила её, вешая на пояс и одновременно с этим кланяясь восхищённой публике.

Уходя из таверны «Три Хвоста», она зачем-то закрыла дверь. Это удивило многих, но только не меня.

Я бы сделал точно так же, если бы уходил от погони.


Глава девятая.

Не врать.


Мимо моей головы пролетел стул. Дживс пытался хоть как-то разнять драку, крича что-то о субординации и дисциплине. К нам уже подключились несколько клановых охранников, включая того амбала на входе, но от него было больше вреда, чем пользы.

Меня вся драка старательно обходила стороной.

Я думал о случившемся, и это плохо укладывалось у меня в голове.

Если Динго была той, кто нам нужен, если именно она увела журналы Чака, то почему так бездарно выдала себя, как только почуяла опасность? Если до этого у неё был план вроде моего – оставаться на виду и не привлекать внимания, то зачем так резко рушить его и устраивать такую драку, явно указывая на себя? Отвлекающий манёвр?

Внезапно в зале раздался оглушительный свист. Треть дерущихся тут же замерла в самых нелепых позах. Свист повторился. Остановились ещё несколько зверей. Снова свист – громкий, пронзительный, давящий на мозги. С третьего раза поняли все. Потом я наконец-то понял кто свистел: на первом этаже, забравшись на бар стоял знакомый мне лис в странном кожаном плаще. Кто-то попытался возразить ему, но тот резко распахнул исполинские крылья, демонстрируя себя во всей своей красе.

Мирумас умел появится эффектно. Странно, что я не заметил его раньше, но возможно его здесь и не было. Драка длилась всего несколько минут, за которые успели разнести большую часть мебели и несколько бутылок. Бармены держали оборону с оружием наготове, за их спинами спрятались лисички-официантки, пища от страха. Но пока крылатый лис оттягивал внимание на себя, никто не двигался.

-Теперь слушаем меня, все! – Рявкнул Мирумас на весь зал. – Она будет здесь с минуты на минуту со всей своей стражей, и если не хотите попасть под раздачу – убирайтесь отсюда! Вы знаете, о ком я говорю!

Несмотря на такую размытую формулировку, многие из дерущихся, особенно те, кто откровенно не хотел драки, быстро собрались и поспешили покинуть таверну до того, как таинственная «она» объявится на этом месте.

-Какое ей дело до этого?! – Рявкнул кто-то в зале.

Мирумас не ответил, но просто поднял глаза на меня. Многие проследили за его взглядом и многие поняли к чему клонил крылатый.

-Ну конечно! – Рыкнул недовольный фенёк, появляясь у меня за спиной. Лапой он придерживал своё плечо.

-У неё тут везде глаза и уши! – Пояснил Мирумас.

-А воришку она проглядела… - Покачал головой я, обращаясь больше к Дживсу, который уже показался за моим плечом.

-Почему она сделала это? Оставаясь на виду…

-Я не знаю. – Прервал его я. – Но раз здесь Мирумас – он нам и поможет. Точнее только тебе.

-Ты не с нами? – Дживс удивлённо поднял уши.

-Я вас только задержу. Мне надо будет вернуться и посмотреть чего такого в этих дневниках…

-Не думаю, что это понравится главной.

-А у неё никто и спрашивать не будет. – Заверил я фенька.

На долгие приветствия с Мирумасом времени не осталось. Крылатый лис вместе с феньком бросились в погоню, несмотря на то, что было потеряно очень много времени. Дживс пообещал что вспомнит все свои навыки следопыта, но на улице начинал накрапывать дождь. Темнело стремительно.

Спать не хотелось вовсе – сказывался отличный сон после нападения на замок. Я вышел из таверны, присаживаясь на небольшое крылечко, и глядя в след улетающему лису. Динго явно ушла в лес неподалёку – небольшой, но очень труднопроходимый. Такой же вывод сделали и мои друзья – Мирумас кружил над каким-то участком леса, координируя фенька, который пробирался по земле. Но я понимал, что поймать эту странную воришку будет очень сложно – если она захочет, то уйдёт и вовсе бесследно. С её-то навыками владения этой плетью…

По крайней мере я так думал. Эмерлина, сама поклонница этого оружия, не раз рассказывала мне, что в лесу с нею можно пробираться по верхушкам деревьев, причём с намного большей скоростью, чем по земле.

Я продолжал думать о мотиве её действий. Я видел её всего несколько минут, но воришка уже несколько раз нарушила разные логичные цепочки, которыми руководствовался бы я, окажись в точно такой же ситуации.

Как будто её действия подвергались контролю, или давлению извне. Будто она действовала так по наводке, но делать этого откровенно не хотела. Как будто ей приказывали. Или угрожали.

Когда стало совсем темно, до таверны наконец-то добралась и хозяйка клана, действительно со своей свитой. Домчалась она довольно быстро – минут за двадцать, когда пешком мы с Дживосм прошли это же расстояние за два часа. Ответ к такой скорости нашёлся быстро – ездовые лисы. То, что получалось если напоить зельем Клитуса обычного, неразумного, четырёхлапого лиса – огромный, размером с лошадь, сильный зверь, по скорости не уступающий ни одной лошади.

Как будто разумных громил нам было мало. Флёр ещё и остальных решила сделать больше и сильнее.

-Как ты узнала, что тут потасовка? – Не дав ей поздороваться со мной, спросил я, не вставая с нагретого места на ступеньках таверны.

Лисица взмахом лапы отправила внутрь несколько хорошо вооружённых и защищённых воинов нашего клана и одного капитана вместе с ними. После этого она наступила на первую ступеньку и задумалась над ответом, склонив голову.

-Мирумас следил за тобой. – Наконец-то ответила она, посмотрев на меня.

-Ты послала?

Лисица бодро кивнула головой, признавая этот маленький факт. Не дав продолжить этот разговор, она вошла внутрь, лично разбираться кто прав, а кто виноват.

Я остался снаружи под накрапывающим дождём. Становилось холодно и сыро, но казалось что голове было тепло от того факта, как лихорадочно и быстро мои мозги перебирали варианты возможных причин такого странного поведения Динго. Впрочем много перебрать не удалось: Флёр быстро вернулась.

-Значит какая-то динго?

Я спокойно кивнул.

-Хозяин говорит, что она появилась неделю назад. Зарабатывала тем, что развлекала народ по вечерам.

-Видимо ей платили, чтобы она перестала петь. – Предположил я, вспоминая её игру.

-Не совсем. Она читала детям сказки, иногда рассказывала самые разные легенды здесь, в таверне. Подрабатывала нянькой. О своих целях особо не распространялась, и почти всегда была на виду.

-И дала дёру, как только увидели что с ней хотят поговорить двое из клана. – Дополнил я.

-Или только ты один. Дживса почти никто здесь не знает, а тебе памятник стоит…

-Расскажи об этом хозяину этого замечательного заведения, а то он мне скидку зажал.

Флёр прыснула со смеху, тихонечко рассмеявшись. Я серьёзно посмотрел на неё – действительно лисица смеялась только для виду. В её глазах смеха не было.

Или может просто моя шутка была не очень смешной.

-Кстати за Дживса, - вдруг вспомнила глава клана, - Куда он делся?

-Бросился с Мирумасом в погоню. Но не думаю, что у них что-то получится. Если верить рассказам Эмерлины, с плетью можно передвигаться по лесу куда быстрее…

-По лиственному лесу – да. Ближайший отсюда – хвойный. – Пояснила мне Флёр.

Мы вместе задумались с ней о чём-то своём, но нас отвлёк капитан клановой стражи, вернувшийся со своими бойцами.

-Порядок восстановлен. Виновными никто себя не признаёт.

Я посмотрел на капитана исподлобья: какой ещё порядок они там восстановили. Порядок восстановил Мирумас, попросту свистнув три раза и пригрозив появлением Флёр в таверне. Все мирно расселись по местам, у кого они ещё остались, и сделали вид что синяки и ушибы на их телах были всегда.

-Молодцом, Джарвис. – Скупо похвалила глава клана своего подчинённого, легонько толкнув меня в бок. – До замка?

Я кивнул, не став посвящать Флёр в свои дальнейшие планы. Она помогла мне вскарабкаться на ездового зверя и мы отправились домой.

Впервые в свой жизни я оказался по другую сторону закона, и вместо того чтобы воровать сам ищу таинственного, нелогичного вора, который то покажется во всей свой красе, то даст дёру через весь клан, поднимая за собой столбы пыли, чтобы как можно заметнее. В замке я быстро поужинал, встретился со своей женой, которая по обыкновению заняла место секретаря Флёр. Работы у неё сильно больше не стало: у главы клана было семь секретарей, а мою жену поставили над ними, чтобы она координировала их работу. К своей работе Эмерлина отнеслась по большей части со скептицизмом. Моей жене намного больше нравилось руководить восстановительными работами в замке, выбору мебели и конечно же домашних растений в декоративных горшочках. А так как она была женой настоящего хозяина замка, никто не смел ей даже слова поперёк шерсти пикнуть, чем она с удовольствием пользовалась.

Так как нашу спальню так и не восстановили, мы с ней снова отправились спать на чердак. Флёр улеглась спать прямо в большом зале, заснув в одном из кресел у камина. Где был её муж осталось для меня загадкой, но видимо – посвятил себя всего работе на нашего государя.


На утро никаких вестей от Мирумаса или Дживса не пришло – наши следопыты вообще не появлялись в замке. Без их информации я не мог продолжить своё расследование, и более того ровно в тот же момент узнал, что Флёр перенесла дневники своего отца в другое, более надёжное место. Сейф за портретом её отца я проверил сразу же, но ничего там не нашёл – не было даже жемчужины.

Мне нужна была помощь, и всё что я понимал – это то что у Флёр образовалось слишком много секретов за время моего отсутствия. И она делала вид, что моё внезапное появление для неё не было желанным. Да, она конечно закатила пир по этому поводу, улыбалась и радовалась моему присутствию, но что-то в её поведении было не так. Мне нужна была помощь, и единственное место где я мог узнать что с ней не так, находилось не так далеко. Я накинул жилетку и бодрым шагом покинул территорию клана через главные ворота, направившись по дороге к королевскому дворцу, до которого от моего замка было лапой подать.


Моя родная рыночная площадь. Я вдохнул не самый приятный запах сотен зверей и не самых свежих продуктов. Сколько золота здесь потеряли покупатели и те, кто их обманывал. Я даже не знал ни одного продавца, чтобы торговал хоть немного честно, но и местное зверьё было не таким простым, как хотелось бы. Здесь продавали всё – от моих любимых груш до домашней скотины на забой, вроде хрюшек или коров. Особенно цинично было смотреть как неразумными хрюшками приторговывает вполне разумный жирный хряк, или скучающая курица за прилавком с яйцами, которые снесли её неразумные сородичи. Да, жажда наживы делает из нас намного больших зверей, чем мы есть на самом деле, но рынок диктовал свои условия, и хищников вроде нас тоже надо было чем-то кормить, а значит можно было и заработать. Справедливости ради можно отметить тот факт, что хищники на рынке довольно часто торговали мехом, зачастую очень похожим на лисий или волчий.

Но лучше всех было тем, кого проблемы этики и равенства видов совершенно не напрягали, например – медведям. У них на рынке была своя маленькая площадь, где продавали шишки, грибы, разные специи, а один из них со странной белой галкой, вытравленной на его широкой груди, торговал и оружием. Я подошёл поближе и услышал, как он разговаривал с одним из своих клиентов:

-Меня вообще часто спрашивают что нужно настоящему герою… Ну знаешь, многое зависит от самого героя…

Я махнул на него лапой – уж больно стандартная ловушка для неопытных путешественников, мечтающих в какой-то момент кого-нибудь спасти. Таких тут вообще было больше всех.

Однако именно этот медведь и должен был помочь мне в одной простой, но очень опасной вещи. Я кое-как притёрся к его прилавку и довольно заметно увёл с неё довольно неплохой кинжал. Сделал я это так, что через три секунды, когда мишка понял что платить я не собираюсь он заорал диким голосом типичное для продавцов «Куда?», «Стоять!» и конечно же «Держи вора!».

Надо сказать я был приятно удивлён эффективностью городской стражи, которая прибежала на эти крики всего через несколько минут, пока меня гоняли по всей медвежей площади широкими кругами. Волк в броне городской стражи сделал мне ловкую подсечку и я упал мордой в прилавок с какими-то странными грибами, сразу же почувствовав не самый приятных запах.

-Именем закона ты арестован лис! – Кричал другой, вдавливая меня коленом в ящик с грибами.

Впрочем когда он заковал мои лапы в тяжёлые стальные кандалы и вынул мою морду на свет, я уже не мог ему ответить. Грибы действительно были какие-то чудные, от них сердце билось быстрее и лапы меня не держали как надо.

-Он ещё и пьяный! – Заключил другой вол, рассматривая мою морду.

-Меня надо сразу к начальнику стражи… - Кое-как проблеял я.

-Чего захотел! У него сегодня не приёмный день!

Мне стало необычайно обидно за такие слова. Наручники с моих лап соскользнули сами собой – я даже не хотел из них выбираться. Это привело стражников в ярость, и они, взяв меня под локти, поволокли куда-то. Впрочем мне было уже всё равно – через несколько минут я отрубился.

Впрочем это было и к лучшему. Очнулся я ровно там, где мне было необходимо, да ещё и в очень удачный момент: обед. Младший по званию стражник как раз разносил миски с баландой по небольшим тюремным камерам, в одной из которых, в гордом одиночестве и сидел я. Спокойно дождавшись своей порции, я с не меньшим удовольствием отметил что и кормить заключённых стали намного лучше. Половинка луковицы и кусок чёрного хлеба, плавающий в каше из картофельных очисток – да я практически скучал по этому!

Впрочем сами стражники так ничему и не научились, в отличие от тех, которые служили при Изенгрине и запирали меня в специальной клетке, замок которой отпирался вне пределов моей досягаемости. Здесь я вскрыл его даже не прекращая кушать свою законную луковицу.

После такого обеда моим дыханием можно было убить. Похлопав стражника на углу по плечу, я глубоко вдохнул.

-Слушай, у меня из пасти не воняет? – Спросил я у него дунув ему прямо в ноздри. Честно говоря нюх у меня был не сильно хуже, но я умел пользоваться этим трюком: едкий запах лука, прямо в чувствительные ноздри волка – и вот он уже корчится от боли со слезящимися глазами. Я же поспешил сплюнуть всё, что нажевал прямо ему в морду.

В общем-то ничего страшного с ним не случится: нюха не будет несколько дней, может быть неделю. Впрочем для службы в таком месте, с немытыми бандитами, налётчиками и просто очень плохими ворами, это было даже в плюс. К тому же – они сами дали мне такое замечательное оружие. Яркий пример того, как благими намереньями вымощена дорога в ад. Изенгрин, кстати говоря, давал одну репку в день.

Выйдя из подвала в основные помещения королевского дворца, я вдохнул полной грудью: наконец-то я чувствовал себя прекрасно. Я хотел даже всплеснуть лапами, но быстро скрылся в тени какого-то гобелена от патруля.

Я и без них отлично знал куда мне надо идти: несмотря на обилие перемен в жизни, работе и содержании заключённых, кабинет начальника королевской стражи оставался на своём месте многие десятилетия, и никуда не собирался переезжать. Дверь была закрыта, но не могло же меня это остановить? Заколке Эмерлины пришлось поработать ещё раз, и вот я уже плюхнулся в удобное кресло за столом моего хорошего друга.

Я успел заскучать, перебрать и перечитать все отчёты на столе у Арена, покопаться в ящиках его стола, проверить несколько коробок с конфискатом, обыскать другую комнату на предмет какой-нибудь еды, потом воды, потом алкоголя, поваляться на небольшой койке, на которой лис видимо и провёл эту ночь, вернуться за стол и снова заскучать, пока кто-то не начал ковыряться в замочной скважине ключом.

Дверь конечно была не заперта. Арен толкнул её плечом, совершенно не удивляясь моему присутствию.

-Я даже соскучился по этому. – Заявил он, закрывая дверь на засов.

-Мне сказали, что у тебя сегодня не приёмный день. – Развёл лапами я.

-Рыжий лис, серьга в левом ухе, синяя жилетка. Воровство, погром, пьянство и дебоширство, сопротивление при аресте? – Спросил меня начальник стражи.

-Враньё. – Ответил я ему.

-Так я и думал. Воровство оставить?

Я скривил морду в недовольной усмешке. Арен расценил это по-своему.

-Никогда бы не поверил, что ты сопротивлялся аресту. Так что тебя сюда привело?

Я уступил своему другу его законное место. Начальник стражи устало плюхнулся на него, положил перед собой какую-то бумагу, что-то там заштриховал, зачеркнул, подписал что-то своё и поставил свою подпись.

-Тебе грозит лет двадцать на каторге.

-Скосишь до пяти в вашей тюрьме? – Предложил я ему.

-За что ты так с Альбертом, а? У него и без того нюх сильнее, чем у всех остальных, он отличный следопыт, а ты его так… Луком.

-Так мне за это двадцать лет грозит?

-У нас за украденную буханку хлеба теперь на пять лет сажают. Времена меняются, Ренар. Королю приходится действовать строже.

-Всё ещё лучше, чем отрубание лап, знаешь ли.

-Государству нужна рабочая сила. Дешёвая. Тут почти все готовятся к очередной войне, и проигрывать никто не хочет.

Я кивнул ему, усаживаясь перед ним на другой стул.

-Флёр тоже готовится? – Спросил я у него наконец.

-Не сложно догадаться, да? – Подтвердил мои слова Арен. – Ты видел этих ящеров? Послов?

-Один из них мой хороший друг вообще-то. Ио.

-Забудь теперь, что теперь кто-то из них твой друг, или Флёр тебе голову открутит за предательство каких-нибудь интересов клана. Будь её воля – она бы вообще никого кроме лис в клан не пускала бы.

-Даже феньков? – С интересом спросил я, наклоняясь к Арену.

-Эти – наши родственники. В какой-то мере. Говорили, что даже общее потомство может быть. Так что отделаться от Дживса, клеящегося к твоей старшей дочери будет не так просто.

-Не самый худший вариант так или иначе, - Пожав плечами, заключил я.

-Так о чём ты пришёл поговорить? – Спросил меня лис, как бы между делом обращаясь к бумагам, - Кстати больше так не делай. Я прикажу и тебя будут пускать ко мне так.

Я кивнул своему другу, принимая это к сведенью.

-Ну так? – Подал голос лис.

Я сцепил пальцы перед грудь в замок и спросил напрямую:

-Что с нами стало?

Лис устало оторвал взгляд от бесконечной бумаги.

-Повзрослели. Научились думать не только о дне сегодняшнем, но и завтрашнем. Мне приходится думать на неделю вперёд, Флёр – на полгода. Короли считают годами, и потому я им откровенно не завидую.

-Я ещё не совсем изменился. – Попытался возразить я.

-Ты тоже изменился. У тебя четверо детей, и ты волнуешься о них больше, чем о себе самом. Красавица-жена, и тебе всех надо защитить. – Парировал мой друг.

-А у тебя таких проблем нет?

Арен нервно выдохнул.

-Флёр не просто так сделала Фирию и Арину эвами. Они сами могут за себя постоять. А чтобы я защищал Флёр от кого-то? Сам-то себе можешь это представить?

Я отлично знал, что Арен был очень сильно против того чтобы лисички-близняшки принимали зелье Клитуса. Но видимо он уже смирился с тем, что обе его дочери – настоящие машины для убийств, тренированные и воспитанные так, чтобы не испытывать ни жалости, ни пощады к врагам клана, который возглавляла их мама.

Но всё было не так плохо, как хотелось бы. Я сделал несложное умозаключение.

-Может вам завести ещё парочку?

Лис поглядел на меня с удивлением, но ничего не ответил. Я перевёл тему разговора в другое русло.

-Почему Флёр готовится к чему-то плохому?..

-К войне? – Перебил меня лис.

-Не хотел использовать это слово.

-Хочешь мира – готовься к войне. Клан процветает именно благодаря этому. Да и в нашему королевстве дела от этого идут не сильно хуже, мы на подъёме.

-Её клан тоже, - согласился я, - но с тех пор как я к вам вернулся, меня не покидает ощущение, что все вокруг тихо ненавидят друг друга. Зачем вам всё это? И что в конце концов случилось между вами двумя?

Арен оторвался от бумаг, показывая на весь свой стол и перо в своей лапе.

-Вот это случилось, Ренар! Я остаюсь здесь неделями, здесь ем и сплю!

-И это всё?

-Флёр думает, что я ей изменяю. И знаешь, со всей этой работой я уже начинаю думать, что она права. А главное, что в клане у неё столько дел, что в общем-то она изменяет и мне тоже!

Я выслушал этот ответ с круглыми глазами.

-Да вы идиоты.

-А то я без тебя не знаю. Ренар, я люблю эту лисицу, но она уже другая. Совсем другая. С момента когда мы сняли с неё ошейник – она изменилась, и не в самую лучшую сторону! Постепенно и незаметно, но разве ты этого не замечал?

-Хочешь сказать…

-Вот только не надо говорить что я хочу одеть на неё тот же ошейник, Ренар!

-Из твоих слов это и следует…

-Нет! В ошейнике, тогда… Она была другой. Да – беспринципной наёмной убийцей, но Ренар, она была хотя бы честна со мной и с тобой, с Эмерлиной и всем кланом, который свалился ей на голову после смерти её отца! Как будто она постоянно врёт сама себе!

-Я не понимаю, к чему ты клонишь. – Честно признался я. – Но о чём подумать конечно есть…

-Так и подумай над этим! Ренар, ты пропал на пять лет, и за это время всё скатилось в самую настоящую пропасть. Спроси у Флёр – она будет чертовски благодарна тебе за всё то золото и земли, которые ты предоставил клану, но я знаю её как никто другой, и всё ещё иногда сплю с ней в одной постели!

-Под разными одеялами. – Напомнил я.

Арен немного притих.

-Она плачет в подушку по ночам, а на утро никогда этого не признаёт. У Флёр серьёзные проблемы, и не с кланом – у неё толпа заместителей на любой случай жизни, я уж не говорю о всяких советах. Она сделала идеальную систему делегации любых своих полномочий, и клан работает как хорошо смазанный механизм, все в нём счастливы, кроме его хозяйки. И я не знаю что не так, не знаю как ей помочь!

Я выслушал это всё и увидел как Арен откладывает перо, утыкаясь мордой в столешницу, прикрывая её лапами.

-А теперь ещё и я со своим бриллиантом…

-Это не проблема. Сохраним или на крайний случай – избавимся от него и дело с концом. – Пробурчал мой друг в дерево.

-Я мог бы попробовать что-то сделать.

Арен посмотрел на меня с саркастической улыбкой, оторвавшись от стола.

-Не один. Бери отпуск. Нам с тобой придётся ещё раз спасти лисицу.

Лис выпрямился на своём месте и внезапно ответил то, чего я совершенно не ожидал.

-Вот это я понимаю.

Он встал со своего места, уверенно махнув белоснежным плащом, и решительно покинул свой кабинет. Я поспешил за ним.

Приказ о моём допуске в королевский дворец не понадобился: Арен передал полномочия своему заместителю и через двадцать минут объяснений перед королём, он вышел на улицу совершенно свободным лисом.

-Сказал, что иду в бессрочную разведку.

-Куда?

-К нашим главным потенциальным врагам конечно же. Клан Лис Полной Луны.

-Вот это поворот! – Усмехнулся я, хлопнув его по спине, - Ну что, предлагаю проследить за их главарём!

-Уж я-то прослежу! Всю ночь отпускать не буду! Хватит с меня, я хочу чтобы всё было так же как у тебя с твоей женой.

-О, она посмотрев на вас двоих, чуть меня на части не разорвала… - Протянул я, вспоминая ту ночь, когда я вернулся.

-А то я не слышал! – Рассмеялся мой закадычный друг. – Ничего, вот послушаешь мою…

Мы рассмеялись уже дружно. В конце концов что ещё обсуждать двум самцам с официальными жёнами? Только их. Но меня всё ещё тревожил один вопрос, возникший у меня когда Арен сказал, что идёт в разведку к потенциальным противникам.

-Так ты за кого, Арен? – Наконец-то озвучил его я, как только мы вышли на широкую дорогу до моего замка.

-В каком смысле?

-Ну ты за клан Флёр или всё-таки за это государство?

Арен не задумался ни на секунду.

-Я скажу, что я за тебя. Клан и королевство – такая грязная политика, что туда лучше не лезть, неделю потом не отмоешься. Все роют друг другу ямы! По крайней мере ты хочешь помочь, что уже не может не радовать.

Я искренне обрадовался такому ответу и мы с ним продолжили путь, по пути обсуждая старые и новые сплетни, касающиеся остальных моих друзей. Например выяснилось что Альтер и Мирумас, наши летуны, поначалу путали своих жён-близняшек, а потом они сами начали меняться, так что у них была семья на четверых, и благодаря Рите и Крите, крылатые совсем запутались, и вскоре перестали следить за этим делом. Потом перешли на обсуждение самой грозной ударной силы клана – Эв-отряд, созданный Клитусом. Несмотря на то, что громилы производили впечатление не самых нежных и ласковых существ, там уже все давно разошлись по парам. Когда кто-то оказывался один – пара находилась среди обычных лис, и у нас появилось что-то совсем уникальное: мирные эв-лисы. Как признался Арен, увидев одну такую лису, спокойно развешивающую какие-то тряпки на просушку, чуть не упал от смеха, да и я представив себе такую картину, не удержался от смеха.

Так мы и шли, спокойным размеренным шагом по протоптанной дорожке, среди редкой чащи леса, не обращая ни на что внимания. Движение было достаточно оживлённым: то и дело нас обгоняли гружённые повозки, разные деловитые купцы, патрули. Никто не обращал на нас внимания и не признавал в двух рыжих друзьях одного великого вора и одного начальника королевской стражи. Это не могло не радовать: как будто мы с ним вдвоём вернулись в те времена, когда могли просто путешествовать. Мне даже вспомнилась первая наша с ним поездка – в конце которой он нас предал, но обиды уже давно забылись. И мы ещё познакомились с Флёр тогда.

-Прямо как в те времена, когда безумно красивая лисица свалилась нам на голову, да? – Вдруг сменил тему разговора мой друг. Я посмотрел на него, наклонив голову в изумлении.

-Ты научился читать мысли за те пять лет, которые меня не было?

Он рассмеялся. Я хотел было ответить ему, но перед моими глазами что-то мелькнуло, и тут же вокруг моей шеи затянулась чёрная кожаная удавка!

Я схватился за неё обеими лапами, будто стоял на помосте, но держали её крепко. Как назло меня поймали в силки точно на выдохе и я старательно пытался ухватиться зубами за воздух, невразумительно хрипя.

-С тебя новая лютня, Рыжий-бесстыжий! – Прошипел мой захватчик милым, знакомым голосом. Как будто я слышал его только вчера!

-Отпусти его! – рявкнул Арен, выхватывая свой кинжал.

-Не рыпайся! – Тут же крикнула ему в ответ динго, и смело потащив меня с дороги, в лес.

Лис её не послушал. С глубоким, низким рыком, оскаливая зубы, Арен перехватил кинжал в боевое положение – лезвием в обратную сторону.

-Тихо-тихо! – Прошептала захватчица, чуть отпуская мою удавку.

-Какого лешего тебе нужно!? – Тут же крикнул я.

-Чего ты орёшь? – Прошипела самка, затягивая удавку снова. – Кругом все спят!

Хорошо, что я успел подсунуть лапу под её плеть в тот момент, когда она дала слабину. Дёрнув удавку, я сбил её с толку и резко ударил её локтём в живот, и захватчица сразу повалилась на землю, обиженно скуля.

-Девушек не бьют! – Причитала она, держась за ушибленное место.

-Расскажи это моей жене! – Крикнул Арен, бросаясь в атаку. Меньше чем через секунду вяканья, причитаний и очень слабого сопротивления, побитая и измотанная динго уже была надёжно прижата к ели своей очаровательной мордашкой . Противостоять полновесному, мускулистому лису в виде моего самого лучшего из друзей ей было нечего.

-Ай, ну не в смолу же! – Снова подала голос она, пытаясь лягнуть Арена чуть ниже живота, но лис ловко уклонился от её лапы и прижал её ещё сильнее к коре.

-Могу ведь мордой и в муравейник засунуть… - Прошипел он, и воришка перестала брыкаться.

Я наконец-то смог отдышаться.

-Что ты вообще творишь? Сначала побег, теперь такое? У тебя вообще есть мозги?

-Мозги нужны когда хочешь сделать что-то как всегда! Я делаю свои дела по-новому! – Похвасталась динго, хотя в её незавидном положении, я бы вообще не спешил открывать рот.

-Что тебе от нас вообще нужно? – Наконец-то спросил её я, пока Арен надёжно держал её лапы за спиной.

-А ты попробуй догадаться!

-Арен, врежь ей по почкам. – Спокойно буркнул я.

Лис даже не собирался выполнять мою просьбу, поскольку бить самок, тем более таких хрупких с виду, было совсем неспортивно.

-Ладно-ладно-ладно! – Раскричалась она. – Я за помощью пришла, хорошо?

-И решила начать с того, что чуть меня не задушила? – Спросил я, потирая свою шею. – Действительно – По-новому!

-Пустите, я больше ничего такого не сделаю. – Уже спокойно попросила нас Динго. Но в ответ на это Арен лишь сильнее прижал её к ёлке.

-С чего ты решила что мы должны тебе помогать? – Прорычал он. – Может лучше закинуть тебя в королевскую тюрягу, пока эти новые методы из головы не выветрятся?

-Или отдадим её Флёр, как воришку? – Предположил я.

-НЕТ!!! – Крикнула Динго, и с неимоверным усилием всё-таки смогла выкрутиться из захвата Арена, правда не совсем удачно. Она упала на землю, вся в смоле и чёрных крошках от коры, тяжело дыша. – Только не к ней!

Мы с Ареном переглянулись.

-Так почему мы вдруг должны тебе помочь? – Спросил я, присаживаясь перед ней на одно колено и подавая лапу.

Динго оттолкнула мою ладонь, отказавшись от помощи и встала сама, сразу начав выковыривать из своих длинных волос куски коры и смолу.

-Вы мне должны. – Сказала она.

-Новая лютня, да. – кивнул я, согласившись, – Но тут есть над чем поспорить.

-Лютню должен мне лично ты и твой лопоухий дружок. Спасти меня обязаны вы оба.

-Спасти от чего или кого? – Уточнил Арен.

-Твой психованной жёнушки. – Выдавила из себя динго, продолжая ковыряться в волосах.

-Почему я не удивлён? – Спросил законный муж главы клана.

Динго фыркнула и достала из небольшой сумки на боку увесистую книгу, в которой я без особых проблем распознал журнал Чака, который так искала Флёр.

-Значит его всё-таки украла ты. – Заключил я. – Теперь понятно, почему ты дала дёру вчера в таверне.

-Я не краду – я только беру почитать. И того, что я прочитала в этом журнале, мне хватит надолго. Поэтому я отказалась от этого заказа.

-Заказа? – Хором выдали мы с Ареном.

-Мне хорошо заплатили за то чтобы я узнала о том что написано в этих журналах. Но порой лучше просто забыть, то что узнала практически случайно.

Оглядев нас обоих, динго вздохнула.

-Я умею хранить секреты. Дальше меня это не пойдёт.

-Кто заказчик? – Спросил я, забирая из её лап журнал. Динго, избавившись от этой ноши, практически сразу отвернулась от нас и продолжила выбирать кусочки коры из волос и шерсти.

-Ящерица. – Ответила она немного погодя. – Не представлялась. Молодая, очень гордая и худая как тростинка. Мы встречаемся с ней за пределами клана, и больше о ней я ничего не знаю. Но вам стоит разыскать её и объяснить что всё, что она задумала – добром не кончится.

Она бросила короткий взгляд через плечо на меня и Арена.

-Верните журнал. Скажите, что нашли его подброшенным где-нибудь. Не упоминайте меня. Пожалуйста.

-Или что?

-Или за то что я знаю Флёр меня убьёт. Как и любого из вас, если вы прочитаете то, что там написано. Хотя…

Динго запнулась на полуслове и оглядела меня с ног до головы. Обернувшись, она спросила у меня лично очень странный вопрос.

-У тебя не идёт кровь из носа?

Я тут же поднял лапу и провёл тыльной стороной ладони по ноздрям. Нет, всё как обычно – мокро и холодно.

-Я простудился. – Соврал ей я.

-Я вообще очень люблю хорошие книги. Настолько сильно, что порой очень хочется стереть себе память, лишь для того чтобы прочитать ещё одну новую для себя историю. Зелье для этого продаётся у любого алхимика, но любой состав, оказывающий такое воздействие имеет один побочный эффект…

Я замер на месте, внимательно слушая таинственную воровку. Она наклонила голову к плечу, улыбаясь.

-Какой? – Наконец-то спросил её я.

-Если попытаться вспомнить то, что было забыто не тобой, может идти кровь из носа. – Пояснила она с лёгкой улыбкой, - Видимо ты этот журнал уже читал.

Сердце забилось быстрее.

-Я пропаду на какое-то время. Ещё увидимся, Рыжий-бесстыжий!

Динго поправила сумку на своём плече и развернулась, решительно уходя в глухую чащу леса, подальше от дороги, практически не оставляя за собой никаких следов. Я же держал в лапах увесистый журнал Чака, и чувствовал как крупно дрожат мои лапы.

Впервые в моей жизни я почувствовал себя настоящим разведчиком: меня могли убить за информацию, которую я даже не знал.

Подожди.

Я подумал это, но не сказал вслух.

-Подожди. – Сказал это за меня Арен.

-Про что там? – Спросил я.

Динго обернулась к нам с лёгкой, загадочной улыбкой и забавным взглядом.

-Я не знаю. – Призналась она с неловкой усмешкой. Будто в ответ на наш немой вопрос, динго спокойно вытерла нос тыльной стороной ладони.

На чистой шерсти песчаного цвета красовались две красные полоски.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://renar.furnation.ru/gallery/?section=poetry&d=2430
Похожие рассказы: Лёвина А.П. «Силмирал-2 (Мир Драконов)», Chris O`kane «Цитадель Метамор. История 63. Долгий рейд», Мирдал, Хеллфайр «Через миры»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален