Furtails
Алекс Линард
«Теодор, светлый эльф»
#NO YIFF #дракон #конь #хуман #попаданец #приключения #сказка #фентези #юмор
Своя цветовая тема

Теодор, светлый эльф

Алекс Линард



Федор никогда не мечтал стать эльфом, хотя почитать на досуге фэнтези весьма даже был не прочь. Но сказки сказками, а фанатизм — фанатизмом; Федя фанатиком не был. Почему судьба и средиземье выбрали именно его, так навсегда и осталось для него загадкой. Ну не было в Федоре ничего особенного, ничего такого, что хоть как–то могло послужить намеком: перед вами — светлый эльф. Нет, вся его скорбная и тщедушная внешность просто кричала: это Федор — тракторист, неудачник, любитель самогона и посмешище для всей деревни.


А началось все с того, что Федя рылся на своем подворье, выкапывая новый погреб, и случайно (да бывает ли такое случайно?) нашел меч. Меч был очень красивый, старинный, а самое главное — совершенно новый и не тронутый ржавчиной, будто не в сырой земле пролежал Бог весть сколько времени, а — в ружейной смазке на складе министерства обороны.


- Ух ты! — произнес Федор, любуясь засверкавшим на солнце клинком. — Етицка сила, это откуда ж такое…


- Оттуда, — ответил вдруг меч вполне себе человеческим голосом.


- Не понял, — икнул Федор. — Ты, что ли, говорящий?


- Привыкай, — коротко ответил меч и пояснил:


- Ты, Федя, находишься на территории объединенного Средиземья, то бишь параллельного мира, населенного орками, драконами, троллями и гномами. А сам ты теперь — эльф.


- Да ну? — удивился Федор. — А я думал, на огороде у себя.


- Ты, Федя — попаданец, — сказал меч сурово.


- Это хреново? — спросил Федор на всякий случай.


- Да не тушуйся, — покровительственно произнес меч. — Со мной не пропадешь.


- Ага… А ты кто? — вопросил тракторист.


- Я меч–саморуб, — отвечал меч.


- Хм… Ну ладно хоть не самотык, — сказал Федор не без доли сарказма.


- Я и самотык, если уж очень надо, — заржал меч. — Но ты ж, вроде, не экстремал.


- Не, — помотал головой Федор, — не экстремал.


- Ну и добре. Теперь слушай вводную. Твоя задача — уничтожить дракона, который повадился летать в тутошнюю деревню и жрать самых красивых девушек…


- Девок жрать — это нехорошо, — покачал головой Федор.


- Вот–вот, — поддакнул саморуб. — Ты и должен стать освободителем, похерить разбойника–дракона и жениться на спасенной тобой деве.


- Стоп, погоди, — опешил Федор. — Я ж женат!


- Ты женат там, а здесь — в Средиземье — ты очень даже холостой эльф… Не, я не пойму, тебе что, не нужна молодка, красавица, спортсменка, что ли? Ты чего, Федь? Вот я бы не отказался обновить ножны…


- Ну ладно, предположим, — согласился Федор.


- Ну вот. Все, что от тебя требуется — замочить этого змея и пожать плоды славы… Вот только имечко у тебя не очень — не эльфийское какое–то… Будь–ка ты Теодором, а?


- Ну это… — пожал плечами Федя. — Ну ладно, Теодором так Теодором. Вроде, ничего так, звучит.


- Ну и добре, — подвел итог саморуб. — Условия первого квеста тебе понятны. Давай, присядь на дорожку.


Федору не понравилось слово «первого» (это что же, будет еще и второй?), но он решил пока не возражать, а молча присел на полено.


В то же мгновение втянул Федора пространственно–временной туннель, а выплюнул его (не без брезгливости) в каком–то темном и мрачном лесу. И оказался Федор сидящим не на полене, а на добром белоснежного цвета скакуне.


- Ух ты! — одобрительно возгласил Федя, потрепав конскую гриву. — Знатный мерин!


- Сам ты мерин! — ответил конь. — А я — Белеоранд.


- Федя, — представился Федор, опешив.


- Не Федя, а — Теодор, — шикнул меч.




***




Долго ли, коротко ли нес Белеоранд эльфа Теодора, но наконец оказались они у огромной пещеры, из которой веяло отвратительным зловонием, доносился громкий храп, сотрясющий, кажется, сами горы, из которой чадил дым и иногда вырывались отблески пламени.


- Что за хэ? — спросил Федор.


- Да ничего особенного, Федь, — отвечал саморуб. — Логово это, драконье.


«Ни хрена себе, он храпит!..» — подумал Теодор, а вслух сказал:


- Как–то неудобно нападать на спящего… Может, поедем пока отсюда?


- Сейчас мы его разбудим, — сказал Белеоранд и прежде, чем Федор успел что–нибудь возразить, громко заржал, ударяя копытом в свод пещеры.


Храп тут же прекратился, исчез дым, погасли бегающие во тьме отблески огня.


Спустя минуту, после громкой возни, из пещерного мрака послышался громоподобный рык:


- КТО?!


- Эльф в пальто! — ответил Белеоранд, пока Федор размышлял, что бы такого сказать, чтобы не разъярить животное и стоит ли отвечать вообще.


Внутри пещеры послышались возня, чертыхания, топот. Потом в проем высунулась недовольная и заспанная драконья морда. Его красные глазищи полыхнули, обводя взором фигуру Теодора.


- Чего надо? — прорычал, наконец, ящер, извергая при каждом слове слабое пламя.


- Ну ты это, слышь… — не нашелся, что сказать Федор. — Ты эт самое…


Дракон дернул бровью, но не произнес ни звука, ожидая.


- Ты, короче, того… — пытался Федя сообразить.


- «Выходи на бой!» — подсказал саморуб.


- Иди нах! — рявкнул Федор прямо в драконью морду, удивляясь собственной смелости.


Наверное, что–то эльфийское в нем просыпалось–таки потихоньку, давало о себе знать. Кто знает, быть может, и правда недаром жил Федор на исторической территории Средиземья. Чем черт не шутит, может в его жилах и текла славная эльфийская кровь. Ведь прабабка федина, царство ей небесное, не к ночи будь помянута, с кем только, говорят, не якшалась — очень любвеобильная была по молодости. Может, где, на узкой тропинке, и пересеклась она с каким–нибудь эльфом, кто сейчас скажет…


Дракон похлопал глазами, спросил у Белеоранда, кивая на Федора:


- Опять попаданец, что ль?


- Ага, — кивнул конь. — А где ж тебе сейчас настоящего эльфа–то взять. Ты же их всех пожрал, придурок. Давай, короче, выползай, побейтесь уже, а то у меня Клеоглас всех кобылиц перетопчет, пока я тут с вами лясы точу.


Дракон разочарованно покачал головой, протянул, оглядывая тщедушное федино тело:


- Худёсенький–то какой, дракона–мама!.. Что, покрепче никого не было?


- Скажи спасибо, что хоть такого нашли, — проворчал саморуб. — У них там вся деревня — бабки–дедки, алкаши да детки.


- Как деградировали герои! — хмыкнул дракон. — А ведь когда–то…


- А нефига было выселять их из Средиземья, — прошипел саморуб. — Я говорил Гэлфинду, да разве ж меня кто слушает… Заладил как попугай: пусть поживут в сказке, пусть поживут в сказке, отдохнут от реальности… Маразматик старый!


- Короче! — поторопил Белеоранд, не забывающий о своих кобылицах. — Давайте уже дело делать, а?


- А может, — засомневался дракон, — отдать ему так эту дуру? А то не ровен час зашибу мужика…


- А если Гэлфинд узнает? — возразил саморуб. — Зачеркнет же тебя нафиг! Ему «delete» нажать как два пальца, ты ж знаешь.


- Не узнает, если ты болтать не будешь, — подмигнул дракон.


- Слышь, самотык, — вмешался Федор, который не привык, чтобы без него его женили, в котором все больше и больше просыпался эльфийский норов, — ты чего за меня вкупаешься?! Я и сам за себя ответить могу.


- Саморуб! — поправил саморуб.


- Короче, — продолжал Федор, не слушая, — я согласен.


- На что? — усмехнулся жеребец.


- Ну это… — замялся Федя. — Ну чтобы того… Типа, добазариться с Горынычем.


- Я тоже — за, — быстро поднял копыто Белеоранд, отчего Федор чуть не выпал из седла.


- И я, — высунул дракон крыло из пещеры.


- Как хотите, — пропыхтел меч. — Если что, то я был против.


- Ага! — радостно улыбнулся дракон и исчез в подземелье.


Минуты три прошли в томительном ожидании, от которого больше всех изнывал, конечно же, скакун.


Наконец змей вытолкал из пещеры молодую, дородную и румяную деваху, которая, видать, тоже спала и сейчас недовольно зевала, потягиваясь.


- Ну и? — обратилась она к дракону. — Чего ради ты меня поднял в такую рань?


Дракон, не отвечая, кивнул на Федора.


- Вот, — сказал он. — Теодор.


Девица смеряла Федора оценивающим взглядом.


- М–да–а, — протянула она, оглядев его хорошенько и даже обойдя вокруг. — И что, этот пенек реально смог меня отбить?


Дракон, Белеоранд, Федор и, кажется, даже меч усиленно закивали.


- Ты что ж, спелеолог хренов, — крикнула дева на ящера, — лежа, что ли, с ним бодался? Или у тебя крылья отсохли? Или зубы выпали?


Дракон только виновато развел крылами.


- Уж извини, Гилардаэль, — промямлил он. — Бой был жестоким, но этот парень реально крут. Махал саморубом как заполошенный.


«Да!.. Да!.. Вообще!.. Мачо!» — наперебой подтвердили Белеоранд и саморуб.


- Ну не знаю, — дернула плечом Гилардаэль. — С виду не скажешь… Хрен с ним, пусть будет Теодор.


- С тебя поллитра, — прошептал дракон Федору, подмигивая…




***




От молодой жены Федя сбежал на третий день.


- Не в том я уже возрасте, — объяснил он саморубу, — чтобы целыми днями гонять по лесам и хлестаться с орками да троллями, чтобы лазать по горам за золотыми орлиными яйцами, чтобы всякие квесты выполнять, а потом еще ночами эту деваху обихаживать… Извини уж, нет сил моих.


- Да что ты, Федь, ты ж еще — ого–го! — пытался ободрить саморуб. — Ну ладно, ну отдохни денек–другой и — за дело. У нас еще третий квест не выполнен.


- Нет, самотыкушка, — качал головой эльф Теодор, — не мое это. Я уж как–нибудь тут доживу, с Катькой моей, без этих ваших заморочек. Не гожусь я в эльфы.


- Ну заладил: не гожусь, не гожусь!.. Бывали и похуже, забей! — отвечал меч.


И Федор забил. По самую гарду забил его в кучу навоза, собранную для компостной ямы на заднем дворе.


И продолжает жить в сказке, припеваючи.




Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://flibusta.net/b/282205/read
Похожие рассказы: Александр Рудазов «Преданья старины глубокой», Сапегин Александр Павлович «Питомец», Алексей Переяславцев «Пятнистый дракон 1: Белый не начинает, но должен выиграть»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален