Furtails
Хеллфайр
«Книга джунглей новой эпохи»
#NO YIFF #волк #разные виды #тигр #киберпанк #насилие #постапокалипсис #конкурс
Своя цветовая тема

Вечный Город. Таково его название со дня Пламени, дня окончания гражданской войны... Город поделён на три «круга» - центральная часть с населением в более чем миллион фурри, не считая рабов, солдат и временно проживающих; средний круг в шесть миллионов фурри; наконец, дальний круг - десять миллионов чернорабочих и фермеров, а также потенциальных рабов, ютящихся в тесных домах и неспособных на свои сбережения заменить хотя бы палец. В мире, где во всех структурах общества царит анархия, а научный прогресс мчится вперёд, травмы и увечья - не редкость. В среднем круге каждый третий взрослый имеет кибернизированную часть тела или внутренний орган, а в центре - каждый пятый. Но лишь немногие были рады своей кибернизации, частичной или полной.

Среди таких фурри был и Наг, крупнейший работорговец и правая лапа Шер-Хана. Кроме стандартной роботизации, увеличивший длину змея до максимальных десяти метров, Наг имел металлический хвост, пару металлических передних лап, совмещённых с телом, и систему, обеспечивающую ему отличное зрение и слух. Но даже сейчас большинство из этих металлических частей дрожали вместе с телом Нага, пока Шер-Хан скалился, смотря на него взглядом, который означал крайнее недовольство могучего тигра. Шер-Хан презирал этого работорговца и приглашал его в Башню только если на то были серьёзные причины. И сейчас такие причины вполне присутствовали.

- Ты подвёл меня, глупец, - с расстановкой произнёс тигр, причём почти без злобы в голосе - верный признак того, что он был в бешенстве. - Ак-кай-ла ещё жив.

- Жив? - недоверчиво повторил Наг, вращая хвостом. - Этого не может быть, господин. Я сам видел, как его клаудцикл рухнул на землю! Да его шерсть вся была в огне!

- И всё же он выжил, да ещё и чувствует себя отлично, судя по тому, что свободно передвигается по моему городу! - прорычал Шер-Хан. - И почему-то я узнаю об этом не от тебя, а от Нагайны! Я что, зря снабжаю тебя товаром? Или, может, мне отдать твоё место на рынке работорговли ей? По-моему, она его заслуживает!

- Ак-кай-ла умер! Я лично стрелял в него! Он не мог уцелеть! Нагайна врёт!

Шер-Хан ударил лапой по столу и металлические когти на ней произвели громкий треск. Тигр давно протезировал себе все четыре лапы.

- Я сам знаю, кто мне врёт! Я дал тебе простое задание - убить этого бунтаря! Ты видел, как он горел, но что тебе стоило добить его вторым выстрелом?

- Раздались сирены. Я не хотел попасть в лапы полиции, я подумал...

- Ах, ты подумал, - сощурился Шер-Хан. - Я тоже подумал.

Его левая лапа внезапно нырнула под стол и через секунду появилась вновь. Длинноствольный револьвер смотрел теперь прямо в морду Нага. Тот успел лишь зашипеть - пуля, выпущенная в упор, со странным треском влетела ему в левый глаз и через секунду тело Нага повалилось на пол. Металлические лапы самопроизвольно активировались и начали хаотично скрести пол, хвост забился, словно в агонии.

- Единственный важный орган тела, который нельзя заменить - мозг, - заметил как ни в чём не бывало Шер-Хан, убирая пистолет. - Можно роботизировать только его часть, какой-нибудь определённый участок, но только не весь мозг. Тебе стоило пробить ему голову, а не делать из него факел... Вставай, Наг, хватит притворяться.

Змей внезапно сжался в кольцо и вдруг приподнял голову. Вместо левого глаза зияло круглое отверстие, и мельчайшие осколки разбитой линзы падали на пол.

- Скажи спасибо, что я заменил тебе глаза давным-давно, - оскалился Шер-Хан. - А теперь уползай отсюда. И приведи ко мне этого кретина Табаки. Нам нужно поговорить... Насчёт нашей пленницы. Раз Акела вернулся, то нам она скоро понадобится...


* * *


Ракша действовала одна с тех самых пор, как в лёгкий клаудцикл - небольшой и маневренный летательный аппарат с открытой кабиной, способный также двигаться по дорогам - попала выпущенная убийцей ракета. На всю жизнь волчица запомнила, как подбитая машина огненной кометой летит к земле и врезается в первый этаж одного из зданий. Она пробовала тогда найти врага - но стрелявший исчез, словно провалился сквозь землю. А после смерти своего командира, команда защитников обитателей трущоб от произвола Хана развалилась. Правда, ходили слухи, что Каа увёл потрёпанную «Индианку» за пределы города, скрыв её где-то в диких джунглях, чтобы восстановить все системы и дать новый бой Хану, но то ли он не решился это сделать, то ли починить их славный кораблик было уже невозможно. А может, славного питона и нет больше в живых...

Так или иначе, в воздухе над Вечным Городом за три месяца не раздалось трели её двигателей, и воздушный боец ни разу не попадался на глаза и простым жителям, и приспешникам Хана. Здоровяк-Балу работал в какой-то частной охранной фирме, а след Багиры и вовсе был утерян в трущобах. Но Ракша сдаваться не собиралась. Некогда единственная «чистая» в их команде, исключая самого Акелу - Каа, как и все змеи, был перепичкан металлом, Балу кибернизировали половину морды, а у Багиры были заменены лёгкие и сердце - Ракша решилась на отчаянный шаг и на собственные сбережения заменила себе левую лапу до локтя на металлический четырёхпалый протез, способный в один миг смениться на короткий зазубренный клинок или на трёхзарядную энергетическую пушку, способную нарушить систему питания любого охранного робота. Или роботизированной части любого киборга. С таким оснащением она могла побороться с любым противником.

Но сейчас ситуация явно складывалась не в её пользу. Волчица чувствовала страшную боль в левом боку, задетом острым лезвием, которое сжимал в своих лапах высокий рыжий пёс в плотных боевых доспехах. Ещё один пёс держал её на прицеле короткоствольного ружья, готовый в любой момент спустить курок. Чтобы не допустить этого, Ракше пришлось сойтись в битве с противником на лезвиях, но перевес явно был на стороне кобеля. Она изнемогала под его ударами и пятилась до тех пор, пока не упёрлась спиной в стену. Тут же пёс нанёс быстрый удар и её левая лапа оказалась прибита к стене. Из-под искусственного меха выступили края металла, похожие на изорванные лепестки какого-то фантастического цветка.

- Не двигайся, красотка, - прорычала проклятая собака, пододвигаясь ближе. Самка дёрнулась, попытавшись ударить пса в самое чувствительное для самца место, но тот ловко прикрылся и сам с такой силой толкнул ударил её коленом в междулапье, что самка со стоном повалилась на землю

- Эй, Берзари! - крикнул пёс с ружьём. - А может, не будем так буквально выполнять приказ Нага? Я гляжу, эта сучка подвижная!

- Идея! - весело ответил его собрат и обернулся к Ракше. - Интересно, а какова столь боевитая самочка в постели?

- Наклонись и узнаешь, - прорычала Ракша.

Пёс вновь ударил её коленом, на этот раз по носу. Ракша дёрнулась и уронила голову - с носа и разбитых губ закапала кровь.

- Может, для начала вырвать тебе клыки? Думала, что сможешь вцепиться в меня? Ща, мразь!

- Слушай, Берзари, давай я ей другую лапу прострелю! - предложил стрелок. - Без лапок-то наверняка она будет сговорчивее!

- Да не надо! - отмахнулся пёс. - Она же будет хорошей сучкой, да?

Он сомкнул обе лапы на челюстях волчицы и сильно сжал их.

- Или нет.

Этот спокойный голос Ему на смену тут же пришёл отрывистый, но громкий звук, и голова пса, удерживающего Ракшу, разлетелась на куски, забрызгав волчицу своим содержимым. Второй солдат развернулся, но было уже поздно - автоматическая винтовка системы "Шаззар" вновь выплюнула смертоносные пули, угодившие псу точно в низ живота. Испустив такой вопль, который Ракша ни разу в жизни не слышала, пёс рухнул на колени, зажимая передними лапами тошнотворное месиво. Удивительно, что от болевого шока он не издох сразу, но стрелок не поленился добить врага - тяжёлая лапа опустилась псу на морду, сжала его верхнюю челюсть, с лёгкостью раздавливая зубы, и тут же пошла вверх. Через секунду оторванная челюсть улетела прочь, а пёс, разбрасывая вокруг себя кровь, повалился на спину и невидящими глазами уставился на Ракшу.

- Кажется, они тебя поймали? - усмехнулся стрелок, вешая на плечо «Шаззар».

Перед тем как ответить, самка вырвала из своей лапы копьё и отшвырнула его.

- Ты же умер, Акела! - выкрикнула она с такой смесью ненависти, любви, удивления и спокойствия, какую может намешать лишь самка.

Он рассмеялся тявкающим смехом щенка, которому удалось показать подружке сложный фокус. Это действительно был он, Ак-кай-ла или «Акела» - абсолютно белый волк лет тридцати, одетый в чёрную куртку и чёрные брюки, к поясу пристёгнута кобура с шестизарядным револьвером и просунуты несколько запасных магазинов. В зелёных глазах сверкала мудрость напополам с горячностью и с толикой злобы. Таким он был и в тот день, когда садился в тесную кабину прижатого к борту «Индианки» клаудцикла...

- Ты же умер!.. - тупо повторила волчица. - Я же видела...

- Признаюсь, я всегда отрицательно относился к кибернизации, - внезапно посерьёзнел волк. - Но тогда у меня не было выбора. Множественные переломы, шестьдесят семь процентов всего тела в ожогах различной степени, и это мне очень сильно повезло - здесь поневоле согласишься на уродства, только бы получить ещё один шанс запустить клыки в горло Хана! - он бросил озабоченный взгляд на протез самки. - Тебе тоже досталось?

- По своему желанию оттяпала, - отмахнулась волчица. - Но постой... Где же тебя лечили? С такими ранениями...

- Эту тайну я не открою даже тебе. Скажем так - у меня гораздо больше друзей, чем я рассказывал. А ранения были не такими уж и серьёзными... В основном, мне заменяли кожу. Кибернизировали правую и левую передние лапы, первую до плеча, другую полностью, - он вздохнул. - Переделали хвост, подлатали позвоночник и заменили печень... Больше всего у меня пострадала спина, шея и затылок. Спереди многое цело. В том числе, - тут он подмигнул. - И кое-что очень важное. Что именно - я в присутствии самки не скажу.

- И не надо, и так понятно, - ухмыльнулась Ракша, пробуя свой протез. Он слушался хозяйку, но плохо, пальцы почти не сжимались. Всё-таки страшный был удар... Рыжие псы не киборги, а генномодифицированные уроды с очень плохим калькулятором вместо мозгов. Выродки Хана и его лучшие воины.

- А где обретается Багира? - вдруг спросил Акела.

- Багира? Не знаю...

- Плохо. Нам с Каа удалось найти Балу, ну и тебя. Пойдём, выясним, что случилось с последним членом нашего экипажа.

- Каа тоже ещё жив? - изумилась Ракша Волк лишь кивнул в ответ.


* * *


Старый шестиколёсный трак с компьютерным управлением за полчаса дотащил двух волков до границы города. Огромная бетонная стена с металлическими защитными пластинами и множественными охранными башнями окружала весь Вечный Город, защищая его от мерзких тварей из джунглей. Выход за пределы города необходимо было согласовывать с официальными представителями Хана, но Акела знал по крайней мере три секретных выхода из города. И это только для его южной части.

Они вылезли из небольшого выходного люка, сдвинуть который для механических лап не составило никакого труда - раньше Акела для этого напрягался изо всех сил, хотя он был отнюдь не слабым волком. Вместе они вылезли за пределы серых трущоб с невысокими домами без стёкол в окнах и с грязью на улицах, и подушечки их задних лап коснулись земли. Акела приподнял свою винтовку, Ракша взяла в правую лапу его револьвер и они двинулись вглубь джунглей.

Если на улицах Вечного Города всегда царила атмосфера дешёвого кино про постапокалипсис, то джунгли просто сверкали зеленью деревьев, пёстрым оперением многочисленных птиц и будоражили обоняние чистым воздухом с примесью аромата цветов. Впрочем, волки мало обращали внимание на это. Их больше беспокоило, не появится ли из-за зарослей морда какой-нибудь хищной твари... И точно, в один миг прямо перед ними из зарослей выглянула уродливая морда: лысая тварь с округлыми глазами, ушами, расположенными на уровне глаз, а не на макушке, почти без шерсти. Оно издало громкий крик, собираясь кинуться на волков, но Акела быстро выпустил во врага короткую очередь и монстра откинуло прочь с разодранной грудью.

- И откуда берутся эти твари? - прорычала самка. - Ненавижу бандерлогов.

- Я думаю, что эти уроды выходят из недр земли, - сдержанно ответил Акела, редко позволявший себе выражаться грубо даже на счёт мутантов. - Пойдём дальше. Я обещал нашим, что вернусь до заката.

Они шли не так уж и долго, но Каа точно мог не опасаться нападения Хана. Местом для стоянки "Индианки" он выбрал развалины древнего города, укрыв их корабль в небольшом парке, сейчас превратившимся в часть джунглей. Бок о бок волки процокали по улицам, поросшим желтоватой травой, затем поднялись на небольшой холмик и оказались возле торгового центра - точнее, его остатков, превратившихся в огромную гору, поросшую деревьями. На некоторых из них раскачивались голые бесхвостые обезьяны, те самые мутанты, один из представителей которых осмелился атаковать волков у стен Вечного Города. Мутанты провожали волков голодным взглядом, но стоило Ракше выпалить по ним из револьвера, как они с дикими визгами кинулись прочь.

Наконец, волки добрались до парка. Это место, защищённое от глаз сверху верхушками деревьев, а от атак с земли защищённое различным сором, давно привлекало Каа, но раньше он не останавливался здесь. Пригнувшись, Акела и Ракша прошли под толстыми лианами, оплетающими ворота, и через несколько минут прямо перед ними открылась поляна, на которой как ни в чём не бывало стоял серебристый корабль. Сигарообразный корпус, прозрачная круглая кабина на носу, четыре поворотных «маневренно-посадочных» и два курсовых двигателя. В борту его была открыта дверца входного люка, а по корпусу от носа до хвоста пробегали яркие огоньки, ни на миг не позволяя сгуститься тьме: немногочисленные лучи, прорывавшиеся сквозь облака, закрывали листья деревьев, каждое размером с крышу одноместного гаража.

- Вот я и дома, - услышала Ракша дрогнувший голос самца. Акела всегда поражал её своей манерой менять собственное настроение - только что он со страшными проклятиями рубит врагов, а в следующую секунду превращается в настоящего аристократа, только что он убил двоих без всяких угрызений совести, а при виде родного корабля едва не пускает слезу. Впрочем, и у Ракши сжалось сердце при виде «Индианки».

Их ждали. Чёрный медведь с белой грудью восседал на трапе, сдирая металлическими пальцами скорлупу с ореха, немного не достигавшего в размерах баскетбольного мяча. При виде волков он поднялся, но ожидаемой улыбки на его морде не появилось.

- Ракша! Акела! - прорычал он на весь парк. - Где вас носило? У меня плохие новости!

- И какие же? - обеспокоенно спросил альбинос.

- Пройдёмте вовнутрь!

Бросив свой орех прямо на землю, Балу немедленно исчез в недрах корабля. Ракша и Акела бросились за ним, пробежали по широкому коридору и оказались в кабине управления. Здесь всё было по прежнему - в центре место Акелы, белое кресло с прорезью для хвоста перед широким пультом управления, справа место Балу, выполнявшего роль стрелка, слева - место навигатора, то есть Багиры, а прямо перед капитаном - приборная панель и чёрное кресло для пилота. Для Ракши. Кроме медведя, стоящего рядом со своим пультом, в кабине находился ещё один член экипажа, большое количество времени просиживающий в двигательном отсеке. Каа достигал такой длины, что ему пришлось сложить семь достаточно больших колец, чтобы его голова находилась хотя бы на уровне морды волков. Всё, кроме внутренних органов, у этого змея было металлическим: только в отличие от Нага Каа позаботился о своей защите. Из его тела в любой момент могли выдвинуться четыре крыла, позволяющих питону парить в воздухе, а под крыльями находились короткоствольные скорострельные пулемёты, способные искрошить любого, кто попытается атаковать Каа.

- Приветствую на борту, капитан, - прошипел он, чуть удлиняя «с» в слове «Приветствую». - И мисс Ракша с-с вами. Очень хорошо.

- К чему такая спешка? - осведомился Акела.

Каа в ответ дёрнул своим хвостом. Каа был не только их механиком - он мог подключиться к любому компьютеру на корабле или в городе. И сейчас он делал это, заставив выдвинуться из-под потолка полупрозрачный экран, немедленно сменившийся изображением сверкающей Башни на фоне ночного Вечного Города: ещё более мрачного, чем обычно.

- Я взломал их систему паролей и узнал новости про нашу подругу, - вновь заговорил Каа. - Багиру, заключённую №21, содержат на нижних этажах, - картинка приблизилась и поехала влево, показывая полутёмное серповидное здание. Каа сменил заставку на запись и здание появилось во всей красе - серебряная башня без окон и дверей, вход в неё осуществлялся только из-под земли. - Содержат на нижних этажах Малой Башни под надзором Табаки.

- Пахучий ублюдок, - заметил Балу.

- Нам необходимо спасти её, - бросил Акела.

- Естественно. Без навигатора мы не сможем уходить от погонь и настигать корабли Хана, - заметил Каа. - Я не говорю уже о том, что это нам необходимо сделать уже по закону одной только дружбы. Ведь что есть дружба...

Ракша прекрасно знала, что примерно год назад в Каа залепили артиллерийский снаряд и с тех пор он нередко уходит в дебри философии - странное последствие после травмы. Она приготовилась долго и почти внимательно выслушивать старого змея, но Акела решительно поднял лапу, заставив Каа умолкнуть.

- Спасти-то мы её спасём, только нужно знать, как. Дай мне схему!

Изображение немедленно сменилось на карту-схему "серпа". Внутри здания имелись с десяток коридоров и несколько длинных лестниц. Естественно, так как вход находился снизу, пленников держали на верхних этажах - и то, что камера номер двадцать один находится почти под самой крышей, немало обрадовало волка.

- А что, если это ловушка? - задумчиво пробормотал Балу, который тоже видел карту-схему, хотя и находился позади экрана: для него она показывалась зеркально. - Хану наверняка известно, что ты вернулся, Акела, ведь ты уже больше недели лазаешь по городу. Он смертельно тебя ненавидит.

- Знаю, - бросил волк. - Но Багира точно там, Каа?

- Я уверен в этом на сто процентов, командир.

- Ловушка это или нет - но мне нужны все члены моей команды, - заметил волк. - Так что по местам. Вылетаем немедленно - на закате визоры противника слепнут и нас могут поймать лишь радары. Ракша, справишься с управлением?

- Попробую, - решилась самка.

Каа изогнулся, внимательно посмотрев на неё.

- Проблемы с протезом? - спросил он и, не дожидаясь ответа, поднял хвост. - Давай починю. Дело одной минуты.

Ракша вытянула повреждённую лапу. Кончик хвоста Каа разделился на несколько независимых друг от друга недлинных манипуляторов, которые немедленно проникли в дырку, пробитую рыжим псом, и принялись шарить в ней, соединяя разорванные провода и ремонтируя металлические "кости". Спустя всего двадцать секунд манипуляторы убрались в хвост, а из самого его кончика вырвалось яркое синее пламя, мгновенно заварившее лапу самки.

- Вот так намного лучше! - отметил Каа, наблюдая за тем, как Ракша двигает лапой. - А теперь простите, но я возвращаюсь на свой пост. Удачной охоты.

Он уполз обратно в коридор, чтобы по нему добраться в двигательный отсек. Ракша же села в своё кресло, галантно просунув хвост в отверстие, подвигала подушечками пальцев ползунки на сенсорной панели, и тыкнула когтём в самый дальний левый край экрана. Тут же ползунки сменились на изображение их корабля. Ракша включила механизм закрытия дверей, затем нажала лапами на педали и где-то на корме "Индианки" взвыли двигатели. Потянув на себя рычаги и чувствуя, как странное ощущение, которого она была лишена три месяца, вновь захватывает её, волчица радостно завыла. "Индианка" же без труда прорвала листья и взмыла под розоватую пелену дыма... Балу активировал орудия, Акела включил все защитные системы и под жужжание собственных двигателей их корабль направился к Вечному Городу.

Часовые на стенах заметили их. С башен рыжие псы и иные предатели, служащие Хану, завопили "тревога", включали сирены и системы наведения орудий. Первый залп ракетами не произвёл желаемого эффекта - "Индианка" ловко увернулась от них, уйдя за облака: на секунду-другую кабину залило розовым светом заходящего солнца, а через мгновение "Индианка" уже падала вниз и её пушки отчаянно плевали снаряды, разметав окровавленные куски защитников города в разные стороны. Акела яростно скалился - хотя из его пасти не вырывалось ни звука, в мозге вспыхивали самые страшные ругательства, что волк слышал в своей жизни. Он лично взял на себя управление небольшим поворотным пулемётом под кабиной "Индианки" и вёл огонь по врагу, облизываясь, когда туши псов валились со стен. Три месяца он, преступник и жертва, охотник и добыча, вынужден был скрываться от врагов. Теперь же он вновь встал во главе отряда, один член которого в беде - а Акела, несмотря на все прозвища, данные ему прихвостнями Хана, никогда своих в беде не бросал. Пролетев над стеной, горящей и разбитой, "Индианка" направилась к центральному кругу.

Ракша умело использовала уцелевшие высотки среднего круга, когда три перехватчика внезапно кинулись на них. Одного подстрелил Балу, отправив Т-образную машину вниз, на головы прожигателям жизни. Затем "Индианка" нырнула в проход между двумя высотками и перехватчик врезался точно между тридцатым и тридцать пятым этажом, заполнив огнём давно заброшенные помещения. Третий перехватчик даже соскрёб краску с корпуса "Индианки", но короткая очередь пробила грудную клетку пилота, выбросив смесь из костей, крови и ошмётков внутренних органов на стекло кабины. Словно кровожадный орёл, "Индианка" летела к своей добыче...


* * *


Табаки трусил. Всегда. Даже ложась в постель и молясь, он боялся, что Всевышний прогневается и за неправильный мах хвостом или нечёткое слово поразит его молниями. Когда он завтракал, то боялся, что его отравят. Когда шёл на работу - боялся, что его ограбят по дороге. На работе он боялся Шер-Хана и Нага, своего непосредственного работодателя. Обходя рабов и пленников, начальник Малой Башни Табаки боялся, что его достанут закованные в цепи бессильные обречённые, причём достанут из-за крепких металлических решёток. Про трусость шакала в Вечном Городе ходили легенды, байки и анекдоты. Его никто не боялся - как начальник тюрьмы Табаки ничего не стоил и Хану приходилось постоянно натаскивать его. И всё-таки сейчас Табаки боялся, как никогда раньше. В камере №21 сидела одна из самых опасных преступниц на свете. И около шести часов назад компьютер Табаки, личный компьютер со всеми данными, был взломан неизвестным хакером. А наблюдатели только что сообщили, что в небе над городом вновь появилась "Индианка" - боевой корабль, которым некогда правил покойник Акела. Табаки не сомневался, что подчинённые Акелы решили спасти заключённую 9821, пантеру по имени Багира, и понимал, что защитные системы Вечного Города не остановят врага. Причём Хан сам приказал им не сильно препятствовать "Индианки".

- Они летят, - услышал вдруг шакал за своей спиной, и тут же обернулся. Перед ним полз Наг. Шакал немедленно поклонился ему, но тот даже не обратил на это внимания.

- Да, летят, - осмелился сказать шакал.

- Пускай... Мы подготовили Акеле достойную встречу.

- Ак... Акеле?

- Он жив, - щёлкнул зубами Наг. - Так что слушай меня, если не хочешь лишиться головы.

А тем временем «Индианка» подлетала к башне. Малое количество врагов насторожило Акелу, но он всё же не приказывал изменить курс. Сбив ещё пару перехватчиков, корабль пролетел над невысокой стеной, окружавшей центр, и, отклонившись влево от Башни Хана, направился к Малой Башне.

- Открой люк! - приказал Акела.

Ракша повиновалась безропотно.

«Индианку» тряхнуло, когда снаряды и пули вырвались из её орудий и ударили в Башню, уничтожая универсальные пушки и сметая охранников с балкончиков. Какой-то перехватчик отделился от башни, но тут же несколько пуль вспороли его кабину и машина, даже не включив двигатели на полную мощность, врезалась в стену Малой Башни.

«Индианка» подлетела к башне и опустила трап на один из балконов. Доверив Каа, подключившегося ко всем система корабля, Ракша, Балу и Акела ринулись в атаку. Медведь первым спрыгнул на балкон и сильнейшим ударом левой лапы расколол череп подвернувшемуся рыжему псу. Ракша трансформировала лапу в клинок и с яростным матом пронзила второго, распоров ему брюхо и вывалив кишки на пол. Акела действовал деликатнее. Короткой очередью убив трёх псов, он перевернул «Шаззар» прикладом и ударил им в морду четвёртому сломав ему челюсти и вогнав нос в лоб.

- Мы на уровне предпоследнего этажа! - проревел Балу. - Нам нужно выше!

- Знаю! - выкрикнул в ответ Акела.

Он вбежал в помещение и несколько пуль скользнули по его телу, расцарапав шерсть, но скользнув по металлическому телу. Акела развернулся и от морды до паха прострелил тело лиса-киборга с протезами задних лап и морды. Тот рухнул на спину.

Стреляя и убивая всех на своём пути, трое воинов ворвались на винтовую лестницу. Пёс со снайперской винтовкой, ждавший их, с криком побежал вниз, но Ракша со словами «Трусливая сволочь» послала ему вслед пулю из револьвера, который так и не отдала Акеле. она угодила ему в левое плечо и пёс повалился на ступени. Пока самцы поднимались вверх, Ракша не поленилась спрыгнуть вниз.

- Пощади... - прохрипел пёс, протягивая к ней здоровую лапу.

Ракша переменила окровавленный клинок на лапу и сунула пальцы в ноздри пса.

- Не дождёшься, - прорычала она, отрывая ему нос.

Добив визжащего пса ударом в голову, Ракша ринулась вверх, на помощь самцам. Она ничуть не переживала за то, что убила этого урода - все псы одинаковы. От них отвернёшься - а они тебе или ножом, или пулей в спину...

Можно представить себе удивление Багиры, когда дверь в её камеру проломило окровавленное тело с вывернутыми рёбрами и засунутым в глотку пушистым хвостом. Лис-охранник зря встал на пути Балу, зато его голова сыграла роль тарана. Когда клочки мяса и шерсти повалились перед закованной в цепи пленницей, Багира лишь отодвинулась, чтобы кровь не попала на её шёрстку.

- Долго же вас ждать! - выкрикнула она, когда в дверях показались Балу и Ракша. - Вы где были? Акела бы давно...

- Прости, у меня появились срочные дела. Меня чуть не убили.

С этими словами Акела прошёл в камеру. Пока Багира беззвучно сжимала и разжимала зубы, пытаясь задать какой-то вопрос, Акела прострелил звенья цепей, сдерживающих пантеру, и сдёрнул наручники с её передних лап.

- Ты жив... - проговорила наконец самка.

- Буду мёртв, если мы не выйдем отсюда, - бросил Акела, всунув ей в лапы свой автомат. - Бежим обратно на «Индианку»!

Четвёрка фурри выскочила из камеры и, сопровождаемые цокотом собственных когтей и шумным дыханием, устремились к лестнице. Они спустились на этаж ниже, ворвались в зал, где только что устроили настоящую бойню... И замерли в дверях. В окружении двенадцати псов с оружием наготове стоял сам Наг. Змей поднимался над землёй на восьми металлических лапках, похожих на лапы паука, а две передние конечности посвёркивали в свете ламп. Его левый глаз, затянутый временной белой линзой, внимательно смотрел на Акелу.

- Живой, - проговорил змей. - Значит, Хан не ошибся.

- Почти живой, - поправил врага Акела, совершенно равнодушно смотря на направленные на них ружья. - Ну, может, прикончишь нас?

- С удовольствием!

Ракша оттолкнула Багиру в сторону и сама повалилась на землю, в то время как Балу и Акела шагнули навстречу врагам. Пули вновь принялись впиваться в тело белоснежного волка, разрывая форму и дырявя кожу, обнажая серебряные участки металла. В две медведь скосил четверых псов, пока Багира и Ракша выбили мозги ещё двоим. Акела же ринулся вперёд, поднырнул под пули одного из врагов и появился прямо перед ним, скаля зубы. Не теряя времени, волк нанёс лапой страшный удар по морде врага, перехватил его ружьё и направил его на собратьев пса. Пулю, чиркнувшую его по щеке, волк не почувствовал, двумя одиночными выстрелами убив двоих псов, но в этот момент вокруг его торса обвился хвост Каа и приподнял волка над землёй.

- Прочь! - успел крикнуть Акела своим. - Уходите! Я справлюсь с ними!

Балу перевёл было огонь на Нага, но опомнился и вместо этого добил троих псов - последний из охранников ринулся прочь. Каа подбросил Акелу в воздух в намерении размазать его по потолку, но тот ловко зацепился за него металлическими когтями и сам рухнул на Нага. Мощнейшим ударом он повалил змея на пол и тот по-смешному расставил свои ноги.

Ракша не стала терять времени. Придерживая Багиру, они с Балу отошли к балкону, где ещё стояла «Индианка», отчаянно отбивавшаяся от кружащих тут и там перехватчиков. Акела же балансировал на теле Нага, царапая его металлическую голову. Он бы вцепился в него зубами, но змей отчаянно боролся, силясь сбросить с себя волка. Наконец, ему это удалось и Акела пролетел несколько метров по воздуху, пока не ударился в стену.

- Чувствую, Хану придётся по душе новость, что я раз и навсегда прикончил его врага! - рассмеялся змей, убирая все конечности. - Как желаешь умереть, Ак-кай-ла?

Акела с трудом приподнялся и из его правой лапы выдвинулся длинный клинок.

- Посмотрим.

Он ринулся на змея. Тот сам бросился на Акелу, но волк увернулся от стальных зубов и нанёс быстрый удар по телу киборга: меч содрал чёрную чешую, обнажив покрытый искусственной кровью бок. Тяжёлый хвост едва не ударил волка в морду, но тот ловко пригнулся и нанёс сильнейший удар по хвосту змея. Наг коротко взвыл, когда лезвие отрубило ему кончик хвоста, показав провода и металл.

- Конец тебе, - прорычал волк.

Наг развернулся к нему и его лапки разошлись в стороны, но Акела решил не ждать удара и бросился в бой. Его лезвие вонзилось в тело Нага и пошло вверх, разрубая тело змея на части. Наг ещё попытался дёрнуться, левая "лапа" вонзилась в плечо Акелы, пробив даже металл, но тут Наг замер. Акела легко отделил голову от тела Нага, разрезав при этом его псевдо-кожаный капюшон, и не спеша направился к балкону. Здесь "Индианка" уже висела совершенно спокойно - Каа никак не мог сравниться по точности с Балу, который без труда перестрелял все перехватчики и сейчас сидел в кресле, дожидаясь возвращения командира. Ракша же с револьвером наготове ждала волка у трапа.

- Неплохо полетали, да? - оскалился Акела, подавая ей лапу. Та легко втащила волка на борт.

- А теперь удираем! - рявкнул он, немедленно проходя в кабину. Ракша вручную закрыла дверь. - Я думаю, что сейчас нам не стоит наносить визит Хану!

- Так точно, сэр! - откликнулась Багира, уже сидящая на своём месте. - Возле Башни поднялись в воздух десятки перехватчиков!

- Тогда курс на юг! Укроемся в джунглях, - Акела оскалился. - А потом залечим раны и нанесём новый удар!

Выпустив из кормовых двигателей яркие языки пламени, "Индианка" ринулась прочь из города...


* * *


Хан, в сопровождении Табаки и двух псов-переростков прошёл в разрушенный зал, где валялось тело Нага. Спокойно подойдя к змею, тигр поднял его голову с пола и повертел её, после чего бросил шакалу. Тот с жалобным всхлипом едва сумел её поймать.

- Всё идёт по плану, господа, - оскалился Хан, покручивая свои усы правой лапой. - Акела всё-таки вытащил эту мелкую тварь из нашей мышеловки.

- И вы рады этому? - удивился Табаки.

- Ещё как, - спокойно ответил тигр. - В конце концов, никогда нам ещё не предоставлялся шанс установить наблюдение за Ак-кай-лой. Передай Нагайне - пусть загрузит данные и подключит маячок нашей дорогой пленницы к общей системе. Теперь, зная, куда улетит Акела и когда он попробует нанести новый удар, этот волк будет в моих лапах.

- Вы... Вы что-то сделали с Багирой, да? - пролепетал Табаки. - Для этого вы её брали у меня?

- Именно, - спокойно ответил тигр. - Теперь она превратилась в локатор для нас. И я думаю, что этот локатор будет нам крайне полезен, когда Акела решит вернуться.

- А Наг...

- Наг? - задумался Шер-Хан. - Если его мозг ещё цел и жив - отнесите его на реконструкцию. А нет - выбросите в помойку. Мне куски металла, - он смерил Табаки таким взглядом, что тот задрожал. - Не нужны.

- Есть, сэр! - пролепетал шакал и с головой Нага в лапах кинулся прочь. Шер-Хан же скрестил лапы за спиной, вышел на балкон и, вдохнув полной грудью, коротко рассмеялся, смотрю в ту сторону, куда улетела "Индианка"...

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Лёвина А.П. «Силмирал-2 (Мир Драконов)», Олег Дивов «Холод, голод, интеллект», Мирдал, Хеллфайр «Нечистые»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 6 старых комментариев на форуме