Furtails
Hoopy McGee
«Почему я Пинки Пай?!»
#NO YIFF #MLP #попаданец #приключения #смена пола
Своя цветовая тема

Эмм... Здрасьте?

Привет? Меня кто-нибудь слышит?

Ау?

...

Признаю, это тупо. Я ведь даже не знаю наверняка, работает ли это. А хотя ладно, попытка не пытка, как говорится.

Я просто начну своё повествование и буду надеяться на то, что кто-нибудь вдруг сможет получить и разобрать эту запись и может даже помочь мне. Способность пробивать “четвёртую стену” можно ведь использовать во благо, так? (конечно если я вообще обладаю этой способностью и смог вдруг волшебным образом её включить)

Ладно, наверное мне стоит начать с самого начала...



Привет всем. Я самый обычный, нормальный человек, парень если точнее. И, по непонятной мне причине, в то же время я – Пинки Пай. Знаю, звучит как бред. Давайте я вам всё объясню...


Ладно, нет, я не смогу это объяснить. Потому что сам понятия не имею о том, как это случилось. Ладно, началось всё с того, что одним прекрасным днём я пошёл в местный универмаг, собирался купить пару лампочек, несколько мешков для мусора... короче всякую мелочь для дома. Я шёл мимо отдела «Всё для дома», подумывая о том, чтобы “случайно” наведаться в отдел с игрушками и посмотреть, не завезли ли новых фигурок поняшек. И случайно заглянув в стоящее на стенде с товарами зеркало, я замер от шока, увидев очень знакомую и встревоженную не меньше меня розовую пони, так же смотревшую на меня.


Я тут же зажмурился, почувствовав странное чувство, будто кто-то пытается сдвинуть меня в сторону. Открыв наконец глаза, я увидел в зеркале лишь своё лицо, но был абсолютно уверен в том, что больше не был в универмаге. Я снова зажмурился, и когда открыл глаза, моё лицо пропало, а на его месте оказалась недоумённо выглядевшая мордашка Пинки Пай.


“Мда, это всё невероятно странно, и очевидно, что у меня начались галлюцинации, — подумал я тогда. — Пони мне и так все мозги проели, поэтому неудивительно, что у меня наконец случился нервный срыв. Шарики за ролики заехали, и прямо сейчас я валяюсь на полу магазина с пеной у рта, бьюсь в конвульсиях и напеваю заглавную тему FiM’а.”


Но, несмотря на это, я понимал, что всё происходящее со мной реально. Слишком много ощущений. Я чувствовал стойкий запах пыли в комнате, разбавленный ароматами девчачьих духов. Ещё я мог унюхать отсюда выпечку, судя по всему готовившуюся подо мной: печенье, кексы, торты и многое другое. С улицы доносилось множество приглушённых голосов, а я сидел на полу, чувствуя под своим задом жёсткое дерево. Подобных мелких деталей не бывает ни во сне, ни в галлюциногенном бреде.


Что меня больше всего пугало, так это привкус сахарной глазури во рту. Такое я бы не смог себе представить ни во сне, ни в глюке, ни в видении, ни... в чём бы там ни было, я точно уверен. И поэтому, не в состоянии переварить то, что со мной произошло, я просто сидел тут, на полу. Не знаю, как долго, но я просто сидел здесь на своём новом, незнакомом, розовом и пушистом заду, смотря в зеркало новыми, ярко-голубыми и круглыми от шока глазами, не веря в произошедшее со мной.


И тут капелька пота, скатывавшаяся по моему лбу, попала прямо в глаз, ужалив подобно пчеле и заставив меня наконец заморгать и осознать, что это всё реально. Но это не может быть реальным. Но это реально. Но это не может быть...


Вы видели когда-нибудь научно-фантастические фильмы, в которых главные герои побеждали андроидовроботов-убийцзлой компьютерискусственный интеллект с помощью логических парадоксов, от которых у них перегорали все схемы, и их металлические мозги взрывались? Вот и я себя примерно так же чувствовал, смотря в зеркало на эту странную, и в то же время знакомую мордашку.


К счастью, мой мозг не взорвался. И в обморок я от подобного шока не упал, как чаще всего делали в таких ситуациях персонажи книг и фильмов, которые я читал и смотрел. Вместо этого у меня было своего рода онемение, которое, наконец, прошло, и я попытался встать на ноги. Мне нужно было проверить, правда ли я сейчас нахожусь в Понивилле, потому что я определённо сидел сейчас в комнате Пинки Пай. Я её точно запомнил из пятнадцатой серии мультсериала, и это несомненно была она. Здесь даже был тот самый беззубый крокодильчик Гамми, который загадочно уставился на меня.


Идти на четырёх ногах было непривычно и трудно, поэтому не удивительно, что я несколько раз запнулся по пути к окну. Не так уж и плохо: я ни разу не шлёпнулся на лицо, но вряд ли смогу в скором времени посоревноваться с кем-нибудь в забеге. Я даже словами не могу объяснить, каково это – чувствовать, как под твоей кожей движутся незнакомые кости и мышцы. Нереальные ощущения.


А копыта? Ха! Я никогда не чувствовал ничего подобного. Нет, это не похоже на хождение на цыпочках или что-то в этом роде. Я-то думал, что копыта – это такие тяжёлые, жёсткие штуки, и похожи на большие, грубые ботинки. Но нет, как оказалось, я мог нормально чувствовать деревянный пол под ногами. Выяснилось, что мягкая часть копыта (которая, как я позже узнал, называется “стрелка”) у пони довольно чувствительна. Ну, по крайней мере, у копыт Пинки. О, и когда ты переносишь на них вес, копыта немного расплющиваются. Чувствовать это очень... непривычно.


Наконец-то я дошёл до окна, аккуратно его открыл и неловко попытался опереться о подоконник. Агась, я и правда был в Понивилле. Хотите знать, каково это? Куда ни глянь, видеть десятки разноцветных пони всех возрастов и цветов радуги, гуляющих, идущих по делам, играющих?..


О-хре-ни-тель-но!


Если вы смотрели мультсериал, то знаете, о чём я говорю.


Все местные дома выглядели как хижины в старинных деревушках Европы: одно-двухэтажные здания, многие с соломенными крышами, со стенами самых разных цветов (в основном либо белые, либо розовые, но также были зелёные, синие и пурпурные дома). Это было великолепно, ностальгично, и в то же время до смерти меня пугало!


Я прислонился к стене и медленно соскользнул на свой круп, тяжело дыша. “Едрить твою налево, я всего лишь хотел сходить отовариться в магазине, и теперь я в Понивилле, в теле Пинки! И самое главное – у меня до сих пор нету лампочек, из-за которых я и пошёл в этот треклятый универмаг!” — подумал я.


И тут тихий голосок в моей голове сказал:

— "К счастью, ты не в теле Твайлайт Спаркл."


— "Это ещё почему? — мысленно спросил я. — Я обожаю Твайлайт!"


Вот так, воображаемый голос в моей голове! «Не связывайся с Твайлайтлишис!» Но по крайней мере этот голос не был похож на порождение моего больного воображения.


— "Потому что Твайлайт Спаркл, вероятно, единственная, кто может понять, что с тобой случилось, и как отправить тебя домой," — заявил этот голосок, и будь я проклят, если он не прав!


Я просидел ещё несколько минут, опёршись об стенку и раздвинув перед собою задние ноги, думая о своих следующих действиях, о том, как пойду к Твай, и о том, как попытаюсь ей объяснить, что я чужеземец из параллельной вселенной, оккупировавший тело одной из её подруг, пока меня не прервал странный хлюпающий звук. Я посмотрел вниз и увидел... странную зелёную тварь, которая пыталась укусить меня за копыто!


— Грах! — выкрикнул я (не знаю, что я пытался этим сказать, но мои ощущения в тот момент это слово передало идеально) и рефлекторно взбрыкнул ногою, отправив странную зелёную тварь (которой очевидно был беззубый Гамми, питомец Пинки Пай) в полёт через всю комнату. Я ахнул в ужасе, подумав, что прибил бедного малыша, но крокодилёныш, описав красивую дугу в воздухе, приземлился прямиком на кровать Пинки. Я обеспокоенно уставился на него. Он уставился в ответ, моргнув вначале одним, а потом другим глазом.


Уверен, с ним всё в порядке.


Как бы там ни было, разобравшись с Гамми, я перевёл своё внимание на новый голос и решил сказать ещё что нибудь.


— Грах.


Мда. Странно.


— Грах. Грах! Гра гра грах. Гра-а-а-ах! Граахаахахахаааа!


— Дорогуша, с тобой там всё в порядке? — раздался внезапно голос за моей спиной.


— ГРА-ГРА! — ответил я.


Я подпрыгнул на месте и обернулся в сторону лестницы, ведущей на первый этаж. Миссис Кейк, высунув голову, заглянула в комнату Пинки, и теперь смотрела на меня с тревогой и волнением.


— Ох! Ах! Хм... — сказал я. Блестящий ответ, не правда ли? — Я тут просто практиковалс... лась! В... эмм... кричалках! Да, тренировалась кричать!


Я одарил пекарку тревожной улыбкой. Она улыбнулась в ответ и начала спускаться. Уверен на все 110%, что она подумала сейчас: “Ох, эта Пинки такая непредсказуемая!”.


Ладно, вернёмся к голосу, который звучал именно так, как ему и полагалось. Как у Андреа Либман. Высокий, девчачий... Что значит, хип-хип-уря, теперь я баба. Или кобыла. А точнее молодая кобылка. Молодая розовая девушка-кобыла-пони, сидящая напуганная до полусмерти в своей же комнате и...


Эх, извините меня за это, хорошо? Мелкий срыв, у всех иногда такое бывает. Но как бы там ни было, проблема потери мужского достоинства отошла куда-то на второй план из-за проблемы потери человеческого облика. Поверьте, на моём месте вы бы тоже не сразу это заметили.


Уверен, что мне нету надобности описывать свою новую внешность. А хотя... даже не знаю, может быть и нужно. Я всё же надеюсь, что эта запись, несмотря ни на что, пробьёт “четвертую” стену и попадёт в руки к брони. Или попадёт к брони, но маленькой девочке, фанатке сериала, и в таком случае... извини за то, что упомянул своё достоинство немного ранее, лады? А лучше забудь всё, что я говорил раньше. И это забудь.


“Заметка на память: не упоминать впредь подобное, вдруг это сообщение придёт к ребёнку.”


Или может эта запись придёт не к брони, или ещё хуже, к хейтерам. Или вообще не к людям. Слушайте, если сообщение дошло до вас, и вы инопланетная разумная раса, то пожалуйста, не будьте инопланетянами, похищающими всех подряд для опытов, мне и этой чертовщины хватает. Хотя, есть варианты и похуже, например лицехваты из «Чужого». Короче, если вы всё же инопланетяне-лицехваты-похитители, то не тратьте своё время на то, чтобы связаться со мной. Мне и тут хорошо, честно.


Снова меня понесло. Простите ещё раз. Не знаю, может это из-за мозгов Пинки Пай, может ещё из-за чего, но я всё чаще и чаще начинаю отвлекаться на разные вещи.


На чём я остановился? Ах да, описание. Ну, для начала, я пони. Розовая пони, если точнее. Вся моя шкурка очень яркого розового цвета. Грива и хвост тоже розовые, но немного темнее шкуры. Такие пушистые, скомканные, густые. Эти волосы будто своей жизнью живут.


Ранее я вроде упомянул, что мои глаза синего цвета, но вдобавок они огромные, чуть ли не на пол-лица. Большие, детские, кукольные, голубые глазки. Такие невинные... но это просто неправильно. Не заслуживаю я такие глазки! Я, в конце концов, нормальный взрослый мужик, который не раз затаскивал девушек в посте...


Блин, я уже и забыл, что это письмо может вдруг дойти до ребёнка. Мозг, хватит думать о пошлых вещах!


Хе-хе, упс. Простите меня, уже в который раз. Я честно надеюсь, что эти обрывки мыслей не пройдут вместе с моим сообщением через четвёртую стенку. Это как если тебе говорят “Не думай о слоне”, и ты сразу же начинаешь о нём думаешь, понимаете?


Ладно, двигаемся дальше, забыв об этом маленьком инциденте...


Я видел Пинки Пай в мультике, и в нём её шкурка была одного ярко розового цвета, но в... назовём это, “в реальной жизни”, согласны? Не будем зацикливаться на ненужных деталях. Её шкурка... моя шкурка... без разницы, главное что чисто розовой она кажется лишь издали. Достаточно лишь приглядеться, и будут видны отдельные волоски самых разных оттенков розового, от тёмных до светлых. Тут даже было несколько абсолютно белых пучков шерсти.


Исключением явилась кьютимарка в виде связки из трёх воздушных шариков, изображённая на моих бёдрах. На обеих кьютимарках виднелось по одному жёлтому и два синих шарика. Шерсть в этих местах так же была окрашена в разные оттенки синего и жёлтого. Это... даже прикольно, скажу я вам.


Также, её... мои... копыта были намного темнее шкурки. Их наружная сторона оказалась твёрдой, как я и предполагал, но их нижняя часть была... странной. Так, во первых, если я пони, то как, вы спросите, я смог посмотреть на нижнюю часть копыт? Забудьте об анатомии лошадей, местные пони способны на самые разные неожиданные, а порой и смехотворные вещи, и умение разглядывать подошвы копыт это ещё не самое странное из того, что я видел, пока был здесь.


Снова меня не в ту степь понесло, извиняюсь.


Продолжаем: эта часть копыт была на ощупь губчатой и причудливой. Тут же располагалась “стрелка” треугольной формы, с мягкими тканями розового (как ни странно) цвета. Вероятно, это ещё одна магическая особенность местных пони, потому что я не могу представить себе обычных земных лошадей с подобными стрелками на копытах. Но у Пинки всё было именно так.


Достаточно описаний! Если вы не смотрели мультик, то вам достаточно знать лишь то, что я теперь волшебная розовая пони в сказочной стране, населённой кучей других волшебных разноцветных пони.


И что самое смешное (ха-ха, я и правда смеюсь), так это то, что я всегда в тайне хотел попасть сюда, в Эквестрию. Просто я хотел, ну вы понимаете, попасть сюда в своём собственном теле. Не в теле Пинки Пай. Поэтому я решил наконец послушаться совета воображаемого голоса и подумал, что сейчас самое подходящее время, чтобы наведаться в гости к Твайлайт Спаркл.


Как будто мне для этого нужна причина. Она же моя любимица, в конце-концов.


Но всё же, если хоть кто-нибудь (или пони-будь, как тут говорят) и сможет понять, что со мной случилось, то это определённо будет та пони, кто является местной супер-умной магически одарённой вундеркиндом-ботанкой. Та, кто... кто...


«Кто-о-о-о...


Кто проживает в дубе огромном? Твай~лайт Спар~кл!»


Хех, простите, у меня просто сейчас в голове крутилась песенка из мультика про Спанч Боба, и почему-то я захотел её переделать... О Господи, кажется мозги Пинки начинают медленно, но верно заражать меня безумием!


Ладно, я, наверное, ненадолго прилягу, а потом вернусь и продолжу запись, как только это помешательство хоть ненадолго прекратится.

И снова прошу меня простить...


...за то, что случилось ранее. У меня эти помешательства до сих пор иногда случаются. Вот так “раз!”, и накрывает, понимаете? Просто, я знаю, что всегда желал попасть сюда, но всё же... когда чувство реальности разбавляется бредовостью происходящего и начинает тебя подводить, то становится трудно сохранять хладнокровие и не психовать. Надеюсь, теперь вам точно понятно, что я имел ввиду.


И те-е-ем не менее, наверное мне стоит наконец вернуться к истории. Я остановился на том, что решил послушаться голоса разума и отправиться к Твайлайт Спаркл за помощью. Это решение я не сразу принял, о нет. Мне понадобилось примерно полчаса на то, чтобы принять это решение, и ещё столько же времени, чтобы пересилить себя и попытаться хотя бы предпринять этот рискованный шаг.


Я поднялся, подошёл к лестнице и как можно осторожнее (четыре ноги и копыта, помните?) спустился с третьего на второй этаж «Сахарного Уголка» (хотя вы, наверное, и сами догадались, где я). На этом этаже располагались комнаты, в которых жила чета Кейков и... мда... двойняшки. Я уж и забыл о них, пока не прошёл мимо открытой двери (бывшей, вероятно, дверью детской комнаты), в которой сидела миссис Кейк и... скажу прямо, вскармливала младенцев.


Сразу двух одновременно. Должен отдать ей должное, это требует нехилых навыков.


Снова начал отвлекаться. Как я уже говорил, кормёжка. Миссис Кейк посмотрела в мою сторону и, видимо, приняла мой полный страха взгляд за знак то ли одобрения, то ли радости при виде детишек (признаю, эти двое и правда очень милы), потому что улыбнулась и помахала мне передним копытом. Я оторвал взгляд от этого неприятного зрелища и вяло улыбнулся в ответ, промямлив что-то про навещение Твайлайт. Пекарка лишь кивнула в ответ, с головой уйдя в материнские обязанности.


Я спустился на первый этаж, помахав перед этим на прощание миссис Кейк, чуть не потеряв сознание от сюрреализма произошедшего, и подошёл ко входной двери кондитерской.


К двери. Ведшей. На улицу. От этого факта у меня все поджилки затряслись! Как только я её открою, то покину относительно безопасный «Сахарный Уголок», который был хоть и странным, но по крайней мере хорошо знакомым местом.


По ту сторону двери меня ждут пони. Десятки разноцветных, счастливых, маленьких поняшек. Думать об этом было, мягко говоря, страшно. Меня наверняка разоблачат, как только я выйду наружу. Я засомневался... но вспомнил, что по эту сторону двери находилась миссис Кейк, кормящая выменем жеребят, и мгновенно принял решение!


Я открыл входную дверь «Сахарного Уголка» и сделал свои первые шаги в повседневность Понивилля. Это оказалось не так ужасно, как я представлял. Будто бы ты попал в самую середину фестиваля «Эпохи Возрождения», вот только вместо парней в лосинах и женщин, одетых как распутные девки, везде были пони.


Я уже начинаю скучать по женщинам... Ах да. “Не думать ни о чём непристойном”. Извините.


Я пошёл вдоль грунтовой дороги, весело проводя время, пока вдруг не остановился, внезапно осознав, что в душе не ведаю, в какой стороне находится дом Твайлайт. Я начал осматриваться, пытаясь разглядеть за крышами домов большое дерево, в котором располагалась городская библиотека, но так и не смог его найти. Зато я нашёл очень много знакомых лиц, а точнее мордочек. А если ещё точнее, то множество знакомых грив, хвостов и кьютимарок, потому что у всех этих пони были практически одинаковые морды, как и в самом сериале.


Вон там, например, стояла за продуктовым ларьком и продавала овощи Кэррот Топ. Или она на самом деле Голден Харвест? Или... может в “реальной жизни” её зовут вообще по другому? Кто сказал, что Хасбро знает настоящие имена всех пони, не говоря уж о фанатах! Я начал потихоньку волноваться из-за того, что находился сейчас в городе, полном пони, которые знают меня по имени (а может и не знают), но о которых я лично ничего не знаю!


Вон та молоденькая единорожка... Я абсолютно точно уверен, что её зовут не Колгейт, и уж тем более не Романа, как её обозвали хасбровцы, но прямо сейчас она начала улыбаться и махать мне копытом, будто мы были старыми друзьями! А мы наверняка были старыми друзьями! Я просто помахал ей в ответ, надеясь на то, что она не захочет подойти и поболтать со своей “подружкой”, и, к счастью, кобыла прошла мимо.


А вот этот лавандовый жеребёнок со светлой гривой? Не спорю, она и правда миниатюрна, но точно ли её зовут Динки? И эта парочка жеребят, пинающая мячик... кьютимарки вроде те самые, но их взаправду зовут Снипс и Снейлз? Какими нужно быть родителями, чтобы додуматься так назвать своих детей?


Я безуспешно пытался придумать выход из этой дилеммы с именами, пока смотрел на беззаботно игравших детишек. И тут мне в голову влетела мысль! И мяч.


— АЙ! — выпалил я, потирая ушибленную мячом мордашку.


— Ой, простите нас пожалуйста, мисс Пай, — сказал подбежавший Снипс(?) и посмотрел на меня виноватыми глазками.


Так, пришло время для первого выпуска: “А что бы на моём месте сказала Пинки Пай?”.


— Окли-докли. Да ничегошеньки... это было супер-пуперски... ошеломитель... ненько?


Аггрх, это уже не Пинки вышла, а жалкое подобие Неда Фландерса! Кошмар. Просто ужасно. Дико извиняюсь.


Но что я сделал после, было намного, намного кошмарнее. В тот момент я честно думал, что это будет гениальным выходом из ситуации, но на самом деле это оказалась наитупейшая идея из всех, которые вы только можете себе представить.


— Но кажется, этот удар по голове вызвал у меня временную амнезию! — уверенно заявил я. — Поэтому давайте вы быстро назовёте мне ваши имена, лады?


Вот видите? Я не шутил.


— Эм... я Снипс, мисс Пай, — ответил жеребёнок, посмотрев на меня так, как в нашем мире чаще всего смотрят на больных и шизиков. — А он Снейлз, — добавил Снипс, кивнув в сторону своего друга, который был очень сильно занят безучастным разглядыванием стены одного из домов.


“Хех, кто-то всё же додумался назвать так своих детей. Но это всё равно здорово! Два имени узнали, ещё сотня впереди!”


— Да-да, конечно, как я могла забыть! А... в какой стороне находится библиотека, Снипс?


“Вот это уже хорошая идея,” — подумал я. — “Раз уж мне удалось убедить малыша в том, что у меня поехала крыша, то почему бы не выудить из него немного важной информации напоследок?”


Мелкий упитанный единорожек тут же указал копытом туда, откуда я пришёл. Великолепно.


— Спасибо, Снипс! — сказал я на прощание с нотками искренней радости в голосе, перед тем как развернуться и пойти в том направлении, куда он мне указал.


В тот момент я чувствовал себя просто великолепно. Думаю, слово “спокойствие” идеально подошло бы для описания моего состояния, тем более, что накатившая ранее волна страха неожиданно быстро улетучилась. Стрелка моего измерителя настроения перешла с “напуган до смерти” до “счастья полные штаны”, пока я шёл по дороге, напевая про себя случайную мелодию.


А потом я подумал, что будет здорово не только напевать мелодию, но и отстукивать её копытами. Мне потребовалось некоторое время на то, чтобы научиться отбивать ритм и не спотыкаться при этом, но в конце концов я достаточно натренировался.


И вот я шёл по дороге вдоль улицы, слушая мелодию в голове, как неожиданно вместе с мелодией в голову пришли и слова песни.


«Зовусь я Пинки Пай, и я хочу сказать...»


“Батюшки. Это же песня Пинки Пай «Смайл, смайл, смайл»!” Я очень надеялся в тот момент на то, что это резко нахлынувшее ощущение того, что что-то собирается вокруг меня, подобно грозовой туче или непонятной энергии, было лишь плодом моего воображения.


Встав как вкопанный посреди дороги, я услышал громкий гвалт за спиной. Кровь тут же застыла у меня в жилах. Я очень-очень медленно повернул голову в сторону шума, боясь того, что сейчас увижу.


Позади меня примерно два десятка разношёрстных пони образовали небольшую суматоху, резко прекратив маршировать. И все они как один улыбались до ушей и смотрели на меня выжидающими глазами.


“О боже, они только что устроили импровизированный музыкальный номер за моей спиной!!” Я уставился на них и сказал первое, что пришло в голову. И было это:

— ААА-ааа-а-а!!!


А потом рванул со всех ног от-тудова, оставив недоумевающую толпу пони позади.


Должен отметить, создатели сериала не преувеличивали возможности Пинки Пай в мультфильме. Блин, эта пони может очень быстро двигаться, когда ей это нужно! Я бежал в слепой панике неизвестно куда, дома мелькали вокруг меня. Попытаюсь это описать, не вдаваясь в подробности: копыта грохочут, ноги мелькают, ветер раздувает гриву, хвост развевается сзади, ну и всё в таком духе, что можно сказать про “пони-которая-очень-быстро-мчится!”.


И естественно, так только я успокоился, то понял, что умудрился снова потеряться. Я обнаружил себя в одном из случайных парков, которые вы время от времени видели в мультфильме. В этом парке располагался фонтан и статуя безымянной пони, одевшей седло и вставшей на дыбы.


Стрелка моего измерителя настроения снова сдвинулась и упала на шкалу “печальный и угрюмый”, поэтому я сел под ближайшим деревом, чтобы перевести дыхание. Я не был готов ещё раз встретиться лицом к лицу с городом, по крайней мере не сразу, поэтому я просто сидел, пытаясь расслабиться и взять себя в руки. В копыта. Без разницы, вы и так поняли, о чём я.


“Заметка на память номер два: ничего не петь, пока ты не выберешься из шкуры Пинки. От её песен чертовщина творится.”


Я просидел тут... даже не знаю, может минут двадцать? Мозги начали потихоньку успокаиваться, и я вновь стал ясно мыслить. Ну ладно, не так ясно по сравнению с тем, как я ясно мыслил раньше.


И пока я сидел и потихоньку отходил, Тихий Голосок в Голове снова подал голос:

— “Если ты одновременно и Пинки Пай, и новенький в городе, то это разве не значит, что ты должен устроить вечеринку самому себе?”


Мне это показалось до абсурда смешным, и следующее, что я помню – это как я буквально катался по земле в истерике, давясь от смеха. Я испытал новое ощущение, то, чего никогда не испытывал, когда был человеком: Величайший Фырк-хихик!


Но это вероятно не показалось бы мне очень-очень смешным, если бы я не чувствовал себя очень-очень подавленно пару минут назад.

Тем не менее, когда волна смеха сошла, я поднялся на ноги, чувствуя себя превосходно. Вот только мне очень захотелось пить, поэтому я недолго думая подошёл к фонтану со статуей и глотнул немного воды, которая на вкус была гадостью несусветной. По крайней мере она смыла остатки привкуса сахарной глазури у меня во рту. Мысль о том, что я чувствовал вкус еды, которую Пинки съела до того, как я занял её тело, казалась мне чуть менее, чем полностью бредовой.


И тут я заметил неподалеку питьевой фонтанчик и сделал самый настоящий фейсхуф самому себе.


Ладно, парни (Или девушки? Или кем бы вы ещё там ни были), я говорю это со всей искренностью. Если у вас неожиданно на концах передних рук/ног отрастут копыта, то будьте очень осторожны с фейсхуфингом! На полном серьёзе, я себе так крепко врезал, что чуть не потерял сознание на месте. Закончилось всё тем, что у меня на лбу вскочила здоровенная шишка, которая... вероятно, ещё сослужит мне пользу, если вдруг снова придётся рассказывать выдуманную истории об амнезии.


Значит, всё не так уж и плохо. Я прав?


Ну что же, после того, как дал себе по морде, я попил немного воды, и на этот раз из питьевого фонтанчика. Вода, к слову, была намного вкуснее и чище.


А потом я чинно и степенно пошёл обратно в город. Никаких песен, никакого шума, никакого ничего. Проклятые безумные музыкальные пони!


Я побродил по улицам ещё некоторое время, в надежде наткнуться на Дерево-теку. Понивилль же не такой уж и большой город, так? По крайней мере, я так думал. На самом деле Понивилль огромен, по крайней мере когда вы понятия не имеете, где находитесь. Я случайно прошёл мимо бутика “Карусель” примерно пять раз, не найдя ни одного знакомого ориентира.


И в конце-концов, я вернулся туда, откуда пришел: к «Сахарному Уголку». Снипс и Снейлз всё ещё были там и играли в мяч. Снипс одарил меня взглядом “глазки-навыкате”, и, вероятно, подумал, какую же бредятину я выпалю в этот раз.


Но теперь, когда я (вроде бы) знал, где нахожусь, пришло время сходить в библиотеку!


И я бы сразу пошёл туда, если бы не...

Упс, простите, надо бежать. Ко мне тут пришли, а одновременно передавать эти сообщения через четвёртую стену и разговаривать с кем-либо очень трудно; сделаем небольшой перерывчик, а потом продолжим, лады?

На чём я там остановился?


Ах да. Всё ещё иду в сторону библиотеки. Похоже, что пройдёт целая вечность, прежде чем я дойду до того момента, когда я, наконец, добрался до дома Твайлайт. И поверьте, тогда этот путь мне тоже показался длиною в вечность.


Итак, я был у «Сахарного Уголка» и вроде быкак бы знал, куда нужно идти, чтобы попасть в городскую библиотеку, так как Снипс показал мне ранее, в какой стороне она находится. Я пошёл по дороге, уставившись в землю и делая вид, будто с головой погрузился в свои мысли. И мне было не так уж и трудно притворяться, потому что я и правда погрузился с головой в свои мысли!


То есть, я тут просто подумал: убедить местное население в том, что я чужеземец, запертый в Пинкином теле, будет намного труднее, чем я представлял себе раньше. И всё потому, что я точно уверен, на все мои странности у пони будет один простой ответ: “Пинки Пай просто ведёт себя как Пинки Пай”.


“Может тогда тебе стоит проверить эту теорию?” — предложил тихий голосок в голове.


“Ну а почему бы и нет? Не похоже, что у меня есть особый выбор, так? Конечно, я привлеку к себе лишнее внимание, но какого лешего? Я и так в отчаянии, а если не смогу убедить ни одного пони, то застряну здесь...


Навсегда!!!”


Так что я начал забираться на ближайшую дождевую бочку. Настоящая Пинки, вероятно, вскочила бы на неё одним прыжком, но мне пришлось неуклюже карабкаться вверх. Наконец-то, встав на крышку бочки, я осмотрелся вокруг и увидел, что нахожусь вблизи городского рынка, и что вокруг меня целая толпа пони. Большая часть их закупалась продуктами, остальные сидели снаружи кафе, перекусывая и болтая друг с другом.


Это место было идеальным для проверки моей маленькой теории. Я встал на задние ноги (неловко зашатавшись из стороны в сторону), вдохнул поглубже и закричал:

— Эй, народ, можно немного внимания, пожалуйста! Это очень-очень супер-дупер-ительно важно!


Тут же все пони в пределах слышимости уставились на меня, некоторые с любопытством, другие с таким выражением, будто хотели сказать: “Великолепно, снова она взялась за старое”. Я проигнорировал их всех и продолжил.


— Так, теперь, когда я привлекла ваше внимание... я не Пинки Пай! Может я и выгляжу как она, но на самом деле я – пришелец, застрявший в её мозгах!


Реакции были... смешанные. Одни пони закатили глаза, другие начали ржать, третьи пожали плечами. Но все они до единого просто продолжили свои дела, будто бы ничего и не произошло.


Все. До. Единого.


Ну, кроме одной единственной.


— Что ж, это многое объясняет, — заявила пони, которую может быть звали, а может и не звали Бон-Бон, так же, как и остальные, закатывая глазки.


— Но я серьёзно! — выкрикнул я, проигнорировав кобылу. — Я не Пинки Пай, а...


— Шут гороховый, вот ты кто, — произнёс другой голос. Я посмотрел вниз и встретился взглядом с нахмурившейся Эпплджек. — А теперь слезай отседова, и прекрати дурачиться. Мне тут ещё яблочки продавать.


Я соскочил с бочки, ну или точнее, лицом-впечатнулся с неё в землю, после чего смутившаяся ЭйДжей тут же помогла мне встать на ноги.


— Эпплджек! Ты должна мне поверить! — сказал я, предварительно выплюнув кусок грязи, попавший в рот. — Меня и вправду захватил пришелец!


“Стоп, почему я так сказал?”


— То есть, я пришелец, который захватил контроль над Пинки Пай!


“Грарх, теперь это звучит так, будто я сделал это специально и, вероятно, для чего-то злодейского!”


— В смысле, я самый нормальный пришелец, который по непонятной причине застрял в теле Пинки Пай и теперь очень хочет назад!


Эпплджек с сомнением посмотрела на меня.


— Даж не знаю, по мне, так ты выглядишь как старая добрая Пинки, — ответила она наконец, — но в любом случае, ты распугиваешь моих покупателей, поэтому может поиграешь в своих пришельцев где-нибудь в другом месте?


Я удручённо вздохнул. Если сам Элемент Честности мне не верит... то это печально. Я пошёл прочь от рынка, убедившись в правильности своей теории. Наверное нету ничего достаточно безбашенного, что я мог бы совершить, дабы пони перестали относиться ко мне как к “Пинки, ведущей себя как Пинки”.


И тут до меня вдруг кое-что дошло.


Во-первых: Ёшкин конь, я только что встретил Эпплджек! Так клёво! Конечно, она ругнулась на меня, но всё же! Режим фаната активирован: “Вииии!”


И во-вторых: почему я сказал «супер-дупер-ительно»?


Второй пункт меня неслабо так напугал. Я никогда в жизни не говорил «супер-дупер-ительно»! Это даже не слово!


Конечно, я тоже иногда составлял новые слова, но это было, когда я был ещё ребёнком. Маленькие дети ведь не понимают, как устроена речь, так? Поэтому они выдумывают свои слова, которые по их мнению вроде быкак бы соответствуют правилам языка, но на самом деле словами не являются. У них великолепно получается выдумывать новые словечки. Вот помню, в детстве я один раз сказал «крупенюще», и моя мамка решила, что это самая забавная вещь из всех, что она слышала. И даже рассказала об этом всем знакомым! И после я слышал «крупенюще» то там, то здесь примерно месяц!


Хех, моя единственная тётя даже написала это на поздравительной открытке год спустя! Так и написала: «Я хотела отправить тебе самую крупенющую открытку, но это была крупнющещая из тех, что я нашла.»


Просто я хочу сказать, что придумал это слово, потому что в те времена у меня был ограниченный словарный запас, а все они из-за этого начали надо мной измываться! А тётка так вообще его неправильно использовала! «Крупенюще» – наречие, а не прилагательное! “Воздушный шарик должен быть крупенюще мяча”, а не “Это был самый крупенющий воздушный шарик”!


Да и тот день рождения вышел поистине отстойным! Я даже не получил желаемого робота Трансформера в подарок! Подарить автобота, определённо не того «Фольксваген Жука», по кличке “Бадди Би”, серьёзно? Что же это за безумие? Не, я, конечно, попытался спокойно к этому отнестись и даже поиграть с роботом, будто он не был символом душераздирающего разочарования, но после первой же попытки собрать из него что-нибудь, его тупая голова оторвалась!


Может быть я смогу наверстать упущенное на том дне рождении, закатив самому себе вечеринку, пока нахожусь здесь? Разве это будет не круто? Я тогда смогу... Ой.


Извиняюсь. Снова я начал нести околесицу, да?


О чём я перед этим говорил? Ах да, рынок.


В тот момент я впервые начал серьёзно задумываться о том, что мозг Пинки начинает как-то влиять на мой разум. И если я и правда не только попал в её тело, но и начал медленно в неё превращаться, то на самую первую строчку списка моих проблем необходимо написать, что у меня с каждой секундой всё меньше и меньше времени!


Великолепно, просто зашибись (место для сарказма).


Как бы там ни было, этот эксперимент точно смог кое-что доказать. Если я хочу убедить Твай в том, что я реально не Пинки, мне придётся приложить немало усилий. Мне нужно будет сделать что-то абсолютно не-Пинковое, чтобы у неё не осталось никакого другого варианта, кроме как поверить в то, что я на самом деле не я!


Стоп. То есть “кроме как поверить в то, что я на самом деле не она”!


Гррр. Вот видите, с чем мне приходится иметь дело?


И тем не менее, именно в таком состоянии души я хандрил по улицам Понивилля, всё так же высматривая эту глупую дерево-теку, в которой жила Твайлайт. Теперь уже было не до восхищения, потому что я был почти уверен, что единорожка не поверит мне, независимо от того, что я вытворю!


У меня была такая хандра, что я прошёл мимо самой Рейнбоу Дэш и даже не заметил этого! Я бы так и шёл дальше по улице, но Дэши от природы не могла вынести подобного пренебрежения к своей персоне.


— Эй! — сказала она прямо за моей спиной. Это меня не слабо так напугало. Я, наверное, не меньше чем на метр подскочил с испугу. — Ты так и будешь не обращать на меня внимания?


— О боже мой! Это же Рейнбоу Дэш! — завизжал я в восторге, указав на пегаску копытом.


Она непонимающе смотрела на меня секунду-другую, а потом закатила глаза.


— О боже мой, это же Пинки Пай, — сухо ответила она. — В любом случае, я думала, что сегодня мы собираемся устраивать розыгрыши. Только не говори мне, что ты забыла. Всю неделю не давала мне покоя!


— Я не забыла! — возразил я, что технически было правдой (как можно забыть то, чего не знаешь?). — И я не Пинки Пай. На самом деле я – инопланетное существо, гордо именуемое человеком, которое застряло в голове твоей подруги и пытается понять, как попасть назад домой!


Тишина. Абсолютная тишина.


— Ла-а-адно, — вымолвила Дэш наконец, странно посмотрев на меня. — Честно сказать, я не совсем поняла, к чему ты клонишь. Ты правда пытаешься меня разыграть?


— Не-не-не-не, это чистая правда! — сказал я. — Я пришелец из другого мира!


Она просто смотрела на меня примерно минуту, а потом её мордашка расплылась в улыбке.


— Пинки, да это же гениально! Мы будем инопланетными захватчиками! Жди здесь, а я пока сгоняю за костюмами.


И с этим она пулей взлетела в воздух и скрылась из виду. Я стоял на месте, задыхаясь от пыли, поднятой пегаской, а спустя некоторое время затопал копытами в отчаянии.


Агрх! Ну почему никто меня не слушает?!


И всё же, у меня не было времени на розыгрыши, поэтому я ушёл на поиски Твайлайт, ослушавшись прямого приказа Рейнбоу Дэш. Это ведь не приведёт к непредвиденным последствиям в будущем?


Неееее...


Так или иначе, я снова вернулся к поискам библиотеки, всё так же погружённый с головой в мысли и думающий о том, сколько же ещё мне нужно идти.

И что самое интересное, я так крепко задумался о её поиске, что не заметил, как прошёл мимо неё! Полный назад, разворот на 180 градусов и вперёд, ко входной двери Дерево-теки (в “реальности” она на самом деле зовётся «Книжное Древо», если вы вдруг не знали). Ура, я наконец-то дошёл!


Я постучал в дверь (и нет, я использовал для этого копыто, а не голову, как Пинки.) Несколько секунд спустя дверь открылась.


— Ой, привет Пинки, — поздоровался Спайк, и ох ты, в “реальной жизни” он такой ми-ми-миленький! Я так захотел потискать его за щёчку, но у меня не было пальцев, поэтому я, вроде бы, просто зажал его лицо между копыт, ну или что-то подобное сделал.


— Привет, Спайки! — ответил я. — А Твайлайт дома? Мне срочно необходимо поговорить с ней, прямо сейчас!


— Ну, да, она дома, — сказал дракончик, — вот только очень занята с одним большим исследовательским проектом для Принцессы Селестии.


— Но это суперски важно. То есть, чрезвычайно важно.


— Да-а? — спросил Спайк, посмотрев на меня с сомнением и слегка с вызовом. — А насколько конкретно важно?


О нет. Я сегодня слишком много пережил, чтобы быть отшитым швейцаром драконом недоростком, какими бы миленькими ни были его малюсенькие щёчки! Я наклонился и заглянул ему прямо в глаза, направив всю свою энергию в этот взгляд.


— Это невероятнейше важно, — сказал я, попытавшись вложить в свой голос силу, подобную тысячам дрейфующих айсбергов. — Это самая исключительно фантастически важнючая вещь, которую я когда либо говорила Твайлайт за всю свою жизнь.


И технически это тоже правда, так как я ни разу с ней не разговаривал.


— Ух ты... — выдохнул явно впечатлённый дракончик. — Ладно, можешь зайти. Если это и правда так серьёзно, то я уверен, Твайлайт захочет это услышать.


Он открыл мне дверь, и я прошёл внутрь библиотеки. Спайк попросил меня подождать немного внизу и отправился за Твайлайт Спаркл, занимавшейся каким-то там проектом. Я в это время подошёл к полкам с книгами, сгорая от любопытства и желания проверить, правда ли пони пишут такие же корявые буквы, как в мультсериале.


Мне понадобилось не так уж и много времени, чтобы понять – да, они пишут именно так! Я взглянул на корешки книг и заметил, что на каждой из них намалёваны эти странные, похожие на корявую латиницу буквы. Я выбрал книжку наугад и взял её, дабы проверить, что написано внутри (мне пришлось воспользоваться ртом для этого, и книга на вкус была как пыль вперемешку с плесенью. Пфле!)


Я кинул книгу на пол и открыл на первой попавшейся странице. Блин, это было так необычно! У меня было такое чувство, что я почти что мог читать текст. Я разглядывал слова, ухмыляясь при виде необычных букв. Вот эта, например, была немного похожа на «Р». А вот эта определённо как наша «А». А вот этот отрывок был вроде бы как похож на...


“...сильнейшая магия доклассицической эпохи, являющаяся комбинацией одновременно и вызова высших сил, и колдовства, требующая энергии почти в двадцать Таумов. Это заклинание накладывает эффект...”


Ладно. Я умею читать по-эквестрийски. Нет никаких причин для паники, так? Это вероятно магия, или что-то ещё, и я не обязан объяснять это дерь... ничего.


Именно так, я только что сказал «дерьничего». Теперь это слово. Смиритесь.


Мои панические мысли были прерваны ворчанием единорожки, спускавшейся вниз по лестнице, а потом и Твайлайт Спаркл собственной персоной появилась передо мною! Мой маленький фанат в голове сделал сальто на радостях. Она была такая милая, что ни в сказке сказать, ни пером описать!


— Хорошо, Пинки, — сказала вся такая раздражённая Твайлайт, — надеюсь, что это на самом деле важно. Что ты хотела мне сказать?


— Твай, я могу это читать, — вымолвил я дрожащим от накатившего страха голосом, указав на книгу.


Она посмотрела вначале на книгу, а потом, нахмурившись, и на меня. В этот момент я заметил, что Твайлайт была немного ниже меня, что почему-то показалось мне очень странным.


— Не понимаю, ты раньше не могла прочитать её, Пинки? Это ведь не настолько продвинутая книга по изучению магии.


— Нет! В смысле...


“Так, соберись! Сейчас не время для того, чтобы отвлекаться!” — подумал я, — “Ты наконец-то здесь! И ты сможешь наконец-то получить ответы, но только если тебе удастся убедить эту сварливенькую библиотекаршу в том, что ты не Пинки Пай!”


— Твайлайт Спаркл, приготовься, потому что то, что я сейчас скажу, будет исключительным!


Твайлайт тут же выпучила глаза, вероятно вспомнив, что когда в последний раз её розовошкурая подруга говорила слово «исключительно», она чуть не стала закуской для гидры. Её раздражение тут же как рукой (т.е. копытом) сняло, так как она поняла, что я настроен очень серьёзно!


— Ладно, я вся внимание. Что-то случилось?


— Именно так, Твайлайт, — сказал я, а потом морально приготовился к худшему и выпалил: — На самом деле я не Пинки Пай!


Снова абсолютная тишина в ответ? Агась. Твайлайт Спаркл просто уставилась на меня в недолгом замешательстве.


— Ты определённо выглядишь как Пинки Пай, — произнесла она наконец. — Хочешь сказать, что ты ченджлинг?


Ух, я уж и забыл об этих существах!


— Никак нет! Я пришелец из другого мира!


Ещё одна длинная пауза в ответ, за которой последовало вялое: — Чего?


— Ух ты, пришелец?! — вымолвил испуганный Спайк. — Это действительно очень важно!


— Ну технически, я пришелец внутри Пинки Пай. Каким-то образом я переместился в её голову несколько часов назад, и сейчас очень сильно надеюсь на то, что вы сможете отправить меня домой.


Замешательство единорожки медленно сошло на нет, сменившись раздражением, которое она всё это время скрывала в себе.


— Пинки, это просто смешно, — заявила она натянуто терпеливо. — У меня очень много работы, и ни секунды свободной на выслушивание твоих шуток...


— Это не шутка, Твайлайт! — отчаянно выкрикнул я. — Если бы это была шутка, то меня бы сейчас распирало от смеха! Но я не смеюсь, потому что это не смешно! Помоги мне, Твайлайт Спаркл! Ты моя единственная надежда!


И тут я понял, что процитировал часть сообщения принцессы Леи из «Звёздных Войн» и был вынужден залиться смехом. Идеальный момент для этого, да?


— Ага, — сказала Твай, прищурившись. — Очень смешно, Пинки. А теперь, если ты меня простишь, я вернусь назад к работе.


— Нет! — начал я кричать как безумный. — Слушай, я знаю, что всё это звучит слишком похоже на обычный бред Пинки Пай, но я говорю чистейшую правду! Я человек, и я прибыл сюда из другого мира! Я просто пошёл в магазин, купить лампочки, и неожиданно стал Пинки! Умоляю, Твайлайт! Хотя бы предположи, что это может быть правдой!


Я использовал всю мощь своих детско-кукольных синих глазок против библиотекарши, и увидел, как её недоверие начало колебаться и медленно спадать.


— Хорошо, допустим, что я вам верю, — сказала она с сомнением, но было видно, что она готова дать мне шанс. — Как же вы тогда сюда попали?


— Отлично. Случилось это, когда...


Я начал было говорить, но в этот момент был прерван самым что ни на есть наихудшим образом: пегаска в стильном лайкровом блестяще-сером костюме влетела в окно библиотеки. Вдобавок к костюму она одела дурацкую резиновую маску с большущими ненастоящими глазами и спортивную ленту на голову, к которой она прикрепила две антеннки, раскачивавшиеся над её головой.


— А, вот ты где! — обратилась ко мне Рейнбоу Дэш. — Уже готова к нашему межпланетному розыгрышу с пришельцами?


Я буквально потерял дар речи и тупо уставился на Радужного Пегаса Рока, Уничтожительницу Всякой Надежды, с нелепо подпрыгивавшими над головой антеннками (К слову, на концах антеннок были закреплены не менее нелепые звездочки).


— Вы тут закончили? — ледяным тоном произнесла Твайлайт Спаркл. — У меня ещё много дел. Можете полюбоваться друг на друга на улице.


И с этим, моя единственная надежда на возвращение домой развернулась и рысью поднялась вверх по лестнице.


— Что с ней не так? — спросила у меня Рейнбоу Дэш, повернув голову в мою сторону и попав в глаз антенной.


“Мда, — снова возник тихий голос в голове, — если ты вдруг хочешь закатить истерику, то сейчас самый подходящий момент.”


Что я и сделал.


Вот те на, выходит так, что на этом я пока прекращаю запись. Время отбоя. Продолжу немного попозже. И надеюсь, что смогу сегодня наконец-то выспаться! Прошлая ночь была очень шумная.

Доброе утро!


Ах, какой тихой и спокойной была эта ночь. Никакого гавканья и других шумов! Так мирно. Ой, разговоры о животных напомнили мне кое о чём... надеюсь, что пони-будь позаботится о Гамми, пока меня нет!


Тем не менее, сегодня мне намного лучше. Знаю, у меня был довольно неприятный нервный срыв и истерика, но прямо сейчас я абсолютно спокоен. Частично спокоен. Более-менее.


Ладно, я ещё не полностью отошёл, но мне намного лучше, по сравнению с тем разом. Давайте просто не будем говорить о случившемся. Мне стыдно вспоминать об этом.


...


Ну хорошо, хорошо. Думаю, будет всё же справедливо рассказать вам об этом. В конце-концов, если я прошу у вас помощи, то должен полностью расписать всё, что со мной происходило.


Итак, Твайлайт поднималась вверх по лестнице с извиняющимся Спайком позади, Рейнбоу Дэш стояла рядом со мною в костюме инопланетянина с подпрыгивавшими над головой антеннками (и звездочками на концах), а я... начал чувствовать... как что-то пульсирует... в моём мозгу.


Рейнбоу наверное почувствовала, что я “немного” возмущён, потому что так осторожненько на меня посмотрела и невинно произнесла:

— Эй, Пинки, всё в порядке?


В эту же секунду моя голова будто сама по себе очень-очень медленно развернулась в сторону кобылки. И, не знаю, может быть я был в её личном пространстве, но она отступила на шаг от меня.


Мне очень хотелось убедить её в том, что всё в порядке, всё замечательно. И поэтому я улыбнулся. Но, по какой-то причине, она тут же отступила ещё на несколько шагов. Понятия не имею, почему она так сделала, я же ведь вёл себя очень дружелюбно! Улыбался, и всё такое! Но я не мог придумать, что ответить пегаске, поэтому так и продолжал улыбаться.


И кажется, мой левый глаз начал немного дёргаться.


— Эмм... Ты выглядишь немного... жутко. Ты как, нормально?


Она выглядела немного напуганной в тот момент, и на грани истерики. Мне показалось это смешным, ведь по сути сейчас я должен был истерить, а не она. Но я чувствовал себя нормально. Просто отлично. Моя улыбка стала ещё шире, и я начал тихо смеяться.


— хе хе хе...


— Ладно, теперь ты и правда меня пугаешь, — вымолвила Рейнбоу, сделав ещё шаг назад.


“Почему она нервничает? Я же ведь не собираюсь... ну не знаю, сделать с ней что-то ужасное! Например, насильно вытащить её из этого лайкрового костюма, а потом затолкать в него задом наперёд! Или проверить на ней же, съедобны ли эти антеннки со звездочками!”


— Хе-хе. Хах. Хихихи!


— Эмм... По-моему, мне уже пора идти, — сказала Дэши, ударившись крупом о книжные полки в стене. Ух ты! Я даже и не заметил, какое большое расстояние она преодолела, пока пятилась! Вероятно, потому что каждый раз, когда она отступала, я делал шаг вперёд, и наши мордочки всё время находились в нескольких сантиметрах друг от друга.


Я снова ощутил, как мой глаз дёргается. Говорю вам, это очень раздражающее ощущение!


—Это всё из-за розыгрыша? — спросила она, пока я стоял перед нею с улыбкой до ушей.


“Розыгрыша? Ах, он был такой смешной! Так посмеёмся же над ним!”


— Ха ха! Аххахахахах!


— Ты меня реально пугаешь, Пинки! — чуть не завизжала Рейнбоу Дэш. И в это мгновение я почувствовал, как что-то в моей голове буквально *Хруст!*-нуло. Что бы там ни сломалось у меня, оно, наверное, задело мои улыбательные мышцы, потому что моя улыбка тут же испарилась, и сделало что-то с моей гривой, которая моментально распушистилась и осела.


— Меня. Зовут. НЕ. ПИНКИ ПАЙ!!! — объяснил я ей достаточно спокойно, вроде бы. С учётом ситуации, конечно. Хотя, последняя часть вышла немного... громковатой, я бы сказал.


Не, серьёзно, сколько раз мне придётся это повторять? Эти пони что, никогда никого не слушают?


В любом случае, Дэш в ответ лишь выпалила пронзительное “Граах!”, подпрыгнула и вылетела в окно.


“О нет, так не пойдёт! Я должен показать ей, как признателен за её “помощь”!” Я почувствовал, как улыбка вновь появилась на моём лице, несмотря на то, что волосы в моей гриве и хвосте всё ещё были прямыми и гладкими (и в ретроспективе, я должен был забеспокоиться из-за этого). Я выскочил на улицу, выискивая в небе радужный след Рейнбоу Дэш.


И заметив эту радужную полосу далеко в конце улицы, я, улыбаясь всему миру, погнался вслед за пегаской.


В тот день я многое повидал в Понивилле! Эта погоня была как большая игра в салки, и мне необходимо было “осалить” Рейнбоу Дэш! Я бросился вслед за кобылой со скоростью “мчался-очень-быстро”.


Я вилял между пони, молнией мчался мимо разных ларьков, перескочил через мистера Воддла, как через «козла» (хоть он и не козёл, а пони, но очень старый), но ни разу не терял из виду этот радужный след. И это было отчасти даже хорошо; хоть что-то для разнообразия идёт как надо!


Я всегда удивлялся, как Пинки удалось обогнать Рейнбоу Дэш в одной из серий мультсериала. На деле всё оказалось довольно просто: Пинки просто очень-очень быстрющая, а Рейнбоу Дэш всегда выдавала, куда направляется. Думаю, мой самый любимый момент в этой погоне был, когда я медленно вылез из мусорного бочка (с идеально балансировавшей крышкой на голове) прямо позади Дэши, пока она высовывалась из-за угла здания и высматривала меня на улице. Я наклонился к Дэшусе и прошептал ей на ухо:

— Бу!


Может быть это всего лишь моё воображение, но в её радужном следе было немного больше жёлтого цвета. Может быть.


Как бы там ни было, Дэш, вероятно, решила, что сможет окончательно оторваться от меня в переулке, потому что в последний раз я нашёл её именно там. Почему-то, мне было легко угадывать, где она прячется... Не знаю, может Пинки Чувство включилось и начало подсказывать, где скрывается пегаска, а может она просто-напросто ужасно играет в прятки.


Я встал у входа в переулок между домов и уставился на коробки, за которыми сидела Рейнбоу.


— Рейнбоу Дэ-э-эш! Выходи-и-и! Я просто хочу с тобой поиграть!


Кобылка снова выкрикнула “Грах!”, напомнив о моих первых экспериментах с новым голосом, от чего я снова начал тихо хихикать. Она в панике посмотрела на меня и поднялась в воздух, на уровень крыш.


“Крыши? О, это не по правилам!” Я одним скачком запрыгнул на коробки, меж которых пряталась пони, а потом вскочил на ближайшую крышу. Она, кстати, была не так уж и высоко, всего лишь пять метров над уровнем улицы, да и коробки помогли преодолеть половину расстояния. Легче-лёгонького!


Я снова шёл у неё на хвосте, перепрыгивая с крыши на крышу. Даже не знаю, для “самого быстрого летуна в Эквестрии” пегаска была... не такая уж и быстрая. Может она тормозила из-за этого глупого костюма, или ещё чего, но я очень быстро догонял Дэш!


И думаю, она тоже это видела, так как сразу же покинула крыши и полетела к рынку. “Умная девочка! Всего лишь большущая полоса с препятствиями, которые мне придётся обегать, а ей достаточно перелететь!” Я спрыгнул на землю, твёрдо решив догнать кобылу. Глаза к этому моменту у меня уже порядочно слезились. Думаю, я совсем забылся тогда и перестал моргать.


Обширная рыночная площадь, забитая торговыми палатками, могла бы стать проблемой, если бы меня не осенила блестящая идея: пройти насквозь, вместо того, чтобы обегать всё вокруг и терять драгоценное время! Я будто делал свою собственную специальную короткую тропинку сквозь рынок!


А Рейнбоу Дэш к этому времени почти выдохлась и уже не летела, а планировала над площадью, пока в конце-концов не приземлилась. И где, вы думаете, она села? Прямиком у палатки Эпплджек!


Но что странно, себя я, в отличии от Дэши, чувствовал просто великолепно! Столько лишней энергии в теле; я практически мог чувствовать, как она течёт под моей шкуркой!


И пока я подбегал, я услышал, как пони выпрашивала помощи у Эпплджек.


— Ты должна мне помочь! — уговаривала она торговку яблоками. — Пинки чокнулась и, кажется, пытается добраться до меня!


— Я не пытаюсь добраться до тебя, Рейнбоу Дэш! — заявил я с наивными глазками и улыбкой во всю морду. — Просто хочу рассказать тебе, какой смешной розыгрыш у тебя вышел!


— Помоги мне! — начала умолять пегаска.


— Вам двоим лучше уйти отседова, — строго отрезала Эпплджек, когда я начал подходить к кобылкам. — Я не собираюсь принимать участие в ваших там глупых “инопланетно-захватнических” игрульках. Мне тут ещё яблочки надо продавать!


— Конечно надо! Ты же Эпплджек! — сказал я, и пронзительно засмеялся. Фермерша посмотрела на меня так, будто у меня вторая голова отросла.


— Я не шучу, ЭйДжей! — заявила Рейнбоу. — Мне кажется, с ней определённо что-то не так!


— А с другой стороны, может ты и права, — согласилась вторая пони, посмотрев на меня с опаской.


— Со мной что-то не так? — вторил я им. “Что за абсурд! Если, само собой, не учитывать всю эту историю с «человек застрял в теле пони».” Я наклонил голову набок, пытаясь переварить полученную информацию и всё так-же пытаясь улыбаться до ушей, чтобы кобылки хоть немного успокоились.


Вот только это ни капельки не работало.


— Да, ты определённо не в порядке! — выпалила Рейнбоу, прячась за спиной Эпплджек.


— Со мной всё в порядке, Рейнбоу Дэш! — заявил я, хихикая и тряся головой. Несколько древесных щепок выпало из моей гривы от этой тряски. Вероятно, остатки палаток, которые я разломал по пути сюда. Одна халтура, даже в этом мире ничего крепко сделать не могут! — Это ведь не я одел серый костюм пришельца! Это ведь не я напялил на голову резинку и антенны со звёздочками!


И пока я всё это говорил, я шаг за шагом приближался к двум пони.


— Это ведь не я показался в самый идеальный момент, чтобы разрушить все мои шансы на возвращение домой, убедив Твайлайт Спаркл в том, что все мои слова были лишь частью какого-то тупого розыгрыша!


ЭйДжей тут же отступила к своей палатке, за которой пряталась Рейнбоу Дэш. Я заметил, что нас троих окружила целая толпа пони, следивших за разыгравшимся представлением. Вот только все они пытались держаться как можно дальше от нас.


— Я в душе не ведаю, что здесь творится, но думаю, это зашло слишком далеко, — начала говорить Эпплджек, пытаясь звучать как можно более вразумительно. Я просто быстро-быстро моргал глазками в ответ, будто пытаясь наверстать все моргания, что не делал раньше. — По-моему, Рейнбоу Дэш уже давно не весело, так что может вам пора разойтись по домам? Лады, Пинки?


Я глубоко вдохнул, приготовившись снова закричать, что я не Пинки Пай, как вдруг слова Эпплджек этом отозвались в моей голове:


“Рейнбоу Дэш... не весело?”


По какой-то нелепой причине, этот факт шокировал меня до глубины души, и на сцене вновь появился Тихий Голос в Голове.


“Может быть тебе пора наконец остановиться? Ты их пугаешь.”


И в этот момент я осознал, что да, я и правда немного слетел с катушек. Безумная улыбка начала исчезать, когда я обратил взор на кобылок.


— Я... я извиняюсь, — начал говорить я, с искренним раскаяньем. — Ты права, Эпплджек. Прости меня, Рейнбоу, я не хотел тебя...


— Вот она, офицеры! — раздался голос за моей спиной, и обернувшись, я встретился взглядом с Кэррот Харвест (или как там её кличут), и ещё тремя пони позади неё. Два земных пони в местном подобии униформы и один единорог в белом медицинском халате.


— Кто? Я? — спросил я с недоверием. “Они же не за мною пришли?”


— Эта пони разнесла вдребезги мой ларёк! — кричала Голден Топ. — Она угроза для общества!


— Я не угроза, я пришелец! — запротестовал я, и, если посмотреть на это в ретроспективе, думаю, что это была не самая разумная отговорка, из-за которой и случилось всё дальнейшее.


Два пони-полицейских (я не знаю, есть ли в Понивилле полиция или нет, но честно, кто ещё это могли быть?) переглянулись и кивнули друг другу.


— Может вы пройдёте с нами, мисс? — начал тот, что стоял слева, пытаясь говорить “успокаивающим голосом”, не учитывая, что этот голос был таким хриплым, будто жеребец недавно прополоскал горло камнями.


— Сохраняйте спокойствие, и мы разрешим все наши проблемы тихо и разумно, — продолжил тот, что справа.


— Я спокойна! — сказал я откровенную ложь. Вот тогда я, честно, начал потихоньку нервничать.


— Кхм, сержанты? Думаю, что у моей подруги Пинки просто был выход стресса. Может вы позволите мне отвести её к себе домой и...


— Пожалуйста, отойдите, мэм, — сказал Правопонь Эпплджек, пока Левопонь подходил ко мне с левой стороны.


Ой-ёй. Это добром не кончится. Они меня окружают!


— Слушайте господа... офицеры. Я починю всё, что сломала, обещаю! — сказал я, посмотрев на разрушенные мною ларьки. “Хмм. Вряд ли получится. Они все немного... до основания в щепки разбитые.” — И–и-или я куплю им новые палатки! Вас это устраивает?


— Дааа... устраааивает... — ласково заверил Левопонь. — Как насчёт того, чтобы пройти с нами в... участок, и обсудить там ваши... исправительные работы?


— Наверное... стоп, в Понивилле есть участок?!


— Хватай её! — выкрикнул Правопонь напарнику, и они оба бросились на меня.


Я одним прыжком запустил себя в воздух. Поницейские, пытавшиеся схватить меня, с глухим стуком ударились черепушками. Я приземлился на кучу малу из двух горе-копов, и они тут же снова запустили меня в воздух. На этот раз я приземлился на Кэррот Стерву, которая рухнула на землю и принялась визжать:

— Она меня сейчас сожрёт!


— Это глупо! — завопил я, убегая от погони. — Прекратите вести себя глупо!


Далеко убежать мне всё же не удалось: магическое поле обхватило меня и оторвало от земли. И это было дело копыт того единорога в халате! Мои ноги беспомощно дрыгали в воздухе, пока я пытался выбраться и убежать.


— Эпплджек, Рейнбоу, выслушайте меня, прошу! — крикнул я, пока доктор медленно приближался ко мне. Пони в униформе полицейских, пошатываясь и потирая свои гудящие кочаны, уже встали на ноги.


“Ох, ты попал из огня да в полымя, Человеко-Пинки Пай! Но по крайней мере ты привлёк внимание ЭйДжей и Дэши!”


— Простите меня за то, что я испугал вас, честно! — заговорил я в отчаянии, а в это время подошедший докторишка начал своим телекинезом вытаскивать что-то из своего халата. — Но вы должны мне поверить! Передайте Твайлайт Спаркл!..


Пони-цейские уже приближались, и выглядели мрачнее тучи, врач всё ещё возился с чем-то-там-что-я-не-видел, а Эпплджек и Рейнбоу Дэш стояли и глазели на меня, не веря в происходящее.


— Передайте ей, что я даю Пинки-клятву, что на самом деле являюсь пришельцем из другого мира, застрявшим в теле Пинки Пай! — выкрикнул я. — Через сердце на луну кексик в... зад себе воткну?!


Нет, я не забыл как произносится клятва, просто этот ненормальный пони-докторишка воткнул шприц мне прямо в мягкое место!


Меня сразу же начало клонить в сон, и я уверен на все сто, что меня накачали снотворным. “Это совсем не по правилам!” Прежде чем потерять сознание, я в последнем крике обрушил свой праведный гнев и ярость на небеса, коие обрекли меня на эти ужасные мучения:


— Я просто хотел купить немного лааааампочек!


Какими бы эпичными ни были мои последние слова, моему положению дел они не слишком-то и помогли.


Зрение начало затуманиваться, и последнее, что я запомнил, перед тем как вырубился, это ЭйДжей и Дэш, обе в шоке смотревшие на меня.


Не знаю, сколько времени прошло после того, как я очухался, но очнулся я в комнате с мягкими стенами и со связанными смирительной рубашкой передними ногами. Они решили, что я сбрендивший!


В любом случае, я пробыл здесь уже два дня. Не видел никого, окромя медсестёр, приносивших таблетки и помогавших мне ходить в туалет, и санитаров, которые приносили еду, следили за тем, как я ем, а после подсчитывали посуду и уходили. Предполагаю, что моё собеседование с местным доктором будет сегодня, ближе к вечеру. Ну а сейчас, мне не остаётся ничего, кроме как любоваться мягкой обшивкой стен моей палаты.


Поэтому я и начал пытаться отправлять вам эти сообщения. Мне тут совсем нечего делать!


Тем не менее, пришло время обеда, поэтому я продолжу эту запись после того, как поем... Ммм! Тёртую морковку! Объедение!


Если до вас не дошло, это был сарказм. Умоляю, на помощь!

Еда здесь просто ужасна.


"Так выглядит местный доктор по мнению автора: http://s1167.photobucket.com/user/Hoopy_McGee/media/DoctorNeedles-aka-DrCreepy-pantsMcLiar-face-1.jpg.html "


Серьёзно говорю. Тёртая морковь? Которую нужно есть пластиковой ложкой? Они что, боятся, что я слечу с катушек и затыкаю кого-нибудь корнеплодом, если они не натрут его?


Как бы там ни было, я побывал на приёме у врача несколько часов назад. И это был тот самый вредный Доктор Шприцетык, который засадил мне шприц со снотворным прямо в зад. И я уж думал окончательно покончить с этими сообщениями через четвёртую стену, но... скажем так, произошло кое-что такое, что заставило меня передумать и попытаться связаться с вами ещё раз. Всё может быть намного хуже, чем я предполагал раньше!


Меня привели в крохотный кабинет со столом в центре и стулом и тут же насильно усадили на последнем. Странно, но они посадили меня в "человеческую" позу, которая оказалась не настолько уж и неудобной для пони, как я считал (может Лира не такая помешанная, как все думают?!). Спустя некоторое время в кабинет зашёл доктор, левитируя большущую папку-скоросшиватель и блокнот с ручкой.


Он встал с другой стороны стола, положив папку перед собою, после чего поднял глаза и взглянул на меня поверх своих очков-полумесяцев. Усевшись за столом, он взял блокнот и начал что-то писать, полностью забыв про меня.


Я просто сидел и ждал, когда единорог скажет хоть что-нибудь, но нет, он всё сидел и строчил в своём блокнотике.


Наконец, я не выдержал и заговорил первым:

— Ну так... может вы меня вытащите из этой смирительной рубашки, а?


Доктор тут же остановился и, отложив блокнот в сторону, посмотрел на меня.


— По вашему, я должен это сделать? — спросил он.


— Ну-у, у меня прям так сильно нос чешется, а дотянуться и почесать его у меня не выходит. Это потихоньку сво... — Я тут же замолчал, потому что фразу “сводит с ума” в дурке лучше не произносить вслух.


— Да?


— Забудьте, — ответил я, и единорог принялся писать дальше.


Минутой позже я снова решил прервать тишину:

— Слушайте, я очень хочу домой. Можно мне просто уйти?


— Уйти? — переспросил единорог, снова откладывая блокнот. — Я не могу вас никуда отпустить в таком состоянии! Вы представляете опасность для себя и для общества!


— Нет, неправда! — запротестовал я, потому что был самым безобидным пони с человеческими мозгами... учитывая, что я пока был один такой.


— Вы разрушили половину палаток на рыночной площади Понивилля. По-моему вы очень даже опасны.


— Половину?! Да ни в жизнь! — Я был возмущён до глубины души этим несправедливым заявлением. — Десять процентов, не больше! Может даже восемь, если точнее!


— Но это всё равно крупная цифра. К тому же, вы считаете себя пришельцем из другого мира.


У меня было немного времени, чтобы обдумать свой ответ. Нет ничего здравого в том, чтобы говорить правду этому пони, потому что, будем честны, эта правда звучит как настоящий бред сумасшедшего!


— Нененене, — затараторил я. — Это всё шутка! Мы просто играли вместе с Рейнбоу Дэш в инопланетян, и она... ну... попала под горячую руку.


— Под что попала?


— Копыто. Под горячее копыто.


— Но я сам лично слышал, как вы назвали себя пришельцем, когда мы пришли на рынок забрать вас, — напомнил мне единорог.


— Ну да... Это всё была часть игры, так?


— Я так не думаю, мисс Пай. Тогда вы казались вполне уверенной в этом. Не говоря уже о всех тех, кто слышал, как вы весь день говорили про то, что вы не из этого мира.


Агр, почему из всех пони, которые могли всерьёз принять мои слова, это именно он? Всем было просто наплевать на то, что я говорю, кроме докторишки, который пытается доказать, что я псих!


— Это мои подруги вам рассказали?


— Нет, я так и не смог с ними поговорить. Думаю, ваши друзья пытаются избегать этой ситуации. В конце-концов, своими действиями вы нанесли им немалую травму, — отрезал единорог, заставив меня вздрогнуть от чувства вины. — Но мне удалось пообщаться с пони, которые были на рынке. Судя по всему, тем утром вы устроили настоящий спектакль, когда взобрались на бочку с дождевой водой и принялись декламировать на весь Понивилль, что вы пришелец в теле пони.


— Ладно, док, я буду говорить прямо, — сказал я. Мне уже порядком надоела эта игра. — Я на самом деле пришелец. Но есть проблема... вы наверное думаете, что я свихнулся, но как вы можете доказать, что я лгу?


— Для начала, мы не используем тут слова “свихнувшиеся” и им подобные. Мы предпочитаем говорить... “запутавшиеся”. И будем честны, мисс Пай, совершенно очевидно, что это всё неправда. Вот я смотрю на вас и вижу самую обыкновенную пони.


— Ну да! Мой разум застрял в теле Пинки Пай, уже который раз говорю!


— И где тогда Пинки?


— Чего?


— Если ваш разум в теле Пинки, то где сейчас её разум?


“А, кстати, хороший вопрос, не находишь?” — согласился с единорогом Тихий Голос в Голове.


Я почувствовал, как мурашки побежали по моей спине от осознания того, что вероятнее всего она находится сейчас... в моём собственном теле, на Земле!


— О нет. Нет нет НЕТ! — залепетал я. — Это плохо! Это самая невероятножасающе наихудшейшая из вещей, которые могли произойти!


— Пожалуйста, сядьте, мисс Пай.


— Вы не понимаете! Она наверняка сейчас в моём теле, дома! Ух, я уверен, она добьётся того, что “меня” арестуют!


— Почему вы так уверены в этом?


— Потому что по стандартам моего мира, Пинки Пай немного чокнутая! Ох, я уже представляю, как всё будет...


И вот что нарисовало мне моё воображение:


— Всем пони нужно немного вечеринки! — сказала Пинки Пай, врубив на полную громкость музыку в радиоприёмниках в отделе с бытовыми приборами. — Все сюда, народ! Я знаю, что заставит вас как следует встряхнуть копытами!


— Эй, убери от меня свои руки! — закричал один из продавцов универмага, когда Пинки попыталась собрать конга-цепочку.


— Вы какой-то очень раздражённый! — заявила Пинки продавцу. — Уверена, это всё из-за одежды! Моя подруга Рейнбоу Дэш очень-очень раздражается, когда долго носит одежду. Эй, а давайте я помогу вам её снять!


— Отцепись от меня, мужик! Охрана! Охрана!


— Кто эта Охрана? Для пони у неё красивое имя! Как думаешь, она захочет немного кексиков?


И тут прибегает охранник с электрошокером в руке.


— Ууу, а что это у вас тако... аааАА!!


Или, может быть, все случится вот так:


— Так, значит вы говорите, что вы пони, из города Понивилль, зовут Пинки Пай, и вы просто хотели закатить большую вечеринку?


— Всё верно! Я просто там увидала огроменный тортик, и решила, что будет очень весело устроить большое празднество!


— Ну, думаю это объясняет вашу “Атаку тортом”.


— Я никого не атаковала этим тортиком! Я просто поделилась им со всеми!


— Вы “поделились тортом” со всеми покупателями с помощью самодельной пушки из сдувателя листвы и разных запчастей, которые нашли в отделе техники!


Как ни крути, это в любом случае будет очень плохо!


— Поверьте, если Пинки Пай в моём теле, то это добром не кончится! Её наверняка куда-нибудь упекут, как минимум в дурдом... прямо... как... меня.


Хмм. Впервые за всё время, я задумался о том, какую кашу придётся позже расхлёбывать настоящей Пинки Пай, если мы сможем вернуться назад в наши тела.


— Да, прямо как в этот, — сказал доктор. — И вот вы здесь!


— Слушайте, я вам не псих какой-то, понятно?


Он просто посмотрел на меня, подняв бровь.


— Ладно, “запутавшийся”, без разницы. Мы с Пинки Пай на самом деле обменялись телами. Да ладно вам, после всего, что тут произошло, это не может быть таким уж неожиданным событием!


— Что вы хотите этим сказать?


— Ой, ну я даже не знаю, — начал я с немалой долей сарказма, — как насчёт пришествия Найтмер Мун? Или Большой Медведицы, заявившейся в Понивилль, и параспрайтов, сожравших почти весь город? Кризалис и армии ченджлингов, напавших на Кантерлот? И, ох, даже не знаю, как насчёт чёртова Дискорда, создававшего розовые облака из сахарной ваты и дождь из шоколадного молока?! После всей бредовой хрени, что происходила тут в последнее время, вы не можете поверить в то, что я не из этого мира? Хотя бы предположите, что это может быть правдой!


— Да, соглашусь, в последнее время произошло немало странных и таинственных событий. И самое последнее: это вы, считающая себя пришельцем. Когда, вы говорите, это случилось с вами?


— В тот же день, когда вы меня сюда запихнули! — буркнул я раздражённо.


— Именно, — сказал доктор, сделав заметку в блокноте. — И откуда же вы тогда знаете обо всех этих странных вещах, которые происходили здесь в последнее время, а некоторые даже два года назад?


“Вот блин.”


— Мы, пришельцы, можем наблюдать за вами через телевизоры, — попытался я объяснить.


— Что, простите?


— Телевизор. Это... такая большая волшебная коробка, показывающая разные истории. И некоторые из этих историй о вас, о пони. Так я узнал всё о Пинки Пай и её приключениях.


— Понимаю, очень изобретательно, — произнёс докторишка, сделав ещё одну заметку. После этого он вытащил что-то из папки и показал мне.


— Скажите мне, что вы видите?


— Лист бумаги, на который посадили большущее пятно, — съязвил я.


— Нет, я знаю, что это такое. Я хочу узнать, что вы тут видите.


— Так почему же сразу не сказали? — сказал я и наклонился поближе к рисунку. — Хмм... это похоже на тест Роршаха!


— Может вы хотели сказать Хорсшаха? — спросил доктор, на что я вздохнул и кивнул головой. Отменная шутка испорчена из-за каламбурного имени одного из пони в стиле мультсериала! Вот так и живём...


— Я имел ввиду, — снова заговорил доктор, на этот раз немного сердито (и признаюсь, я был даже рад этому: доктор хоть какие-то эмоции начал проявлять благодаря мне!), — на что, по-вашему, похож этот чернильный рисунок?


— Уууу, он похож... на пятно, испортившее такой прекрасный лист хорошей бумаги!


Доктор тяжело вздохнул и положил тесты обратно в папку.


— Я вижу, вы не собираетесь помогать мне с моей работой, — заговорил единорог, — но я всё равно выскажу своё мнение. Я считаю, что вы очень умная, чувствительная, молодая кобылка, которая многое пережила за эти несколько лет. Все эти ужасы, которые происходили с вами и вашими подругами, по моему мнению, заставили вас не хотеть больше быть «Пинки Пай». И я думаю, что вся эта история с «человеком-пришельцем из другого мира» не более чем изобретательный ход вашего подсознания для избегания суровой реальности жизни.


— Это неправда! — заспорил я. — У меня дома была самая обыкновенная жизнь! Работа, девушка, всё!


— Интересно. Выходит, что вы вдобавок представитель мужского пола, так?


— Точно!


— Хмм, это объясняет ваши оговорки, — сказал докторишка, снова принявшись делать пометки в блокноте. Через некоторое время он оторвался и продолжил: — Ну что ж, мисс Пай, если вы помните свою “другую жизнь”, то скажите мне: как вас зовут на самом деле?


— Легче лёгкого! Я...


Я закрыл в сомнении рот. На том месте, где находилось моё имя, в голове был большой пробел. Я забыл его! Я мог вспомнить свою жизнь, своё детство... я мог даже вспомнить, что ел на завтрак в тот злосчастный день (яичница с сосисками и оладьи)! Но моё имя исчезло!


— Всё просто, мисс Пай. По мнению многих пони, вы очень умная и изобретательная особа. И ваша жизнь в последнее время была довольно ужасна. Вспомните, что вы сказали, когда я завёл разговор о том, где может быть Пинки. Цитирую: «Пинки Пай немного чокнутая».


“Ох, я сказал это, да?”


— Поэтому вы, используя своё воображение, выдумали для себя “вторую жизнь”, полную фантазий и вымысла. Где не нужно больше быть Пинки Пай. Где не нужно больше быть пони. Но вы забыли об одной маленькой детали: имени для своей новой личности.


Он встал из-за стола, оставив меня сидеть в полном ошеломлении. “Может ли это быть правдой? В смысле... я ведь даже веду себя немного как Пинки Пай! Нет, даже не немного, а совсем как она!”


— Я вызову санитаров, чтобы они отвели вас обратно в палату, ладно? Я хочу, чтобы вы подумали над этим, мисс Пай. У вас есть друзья и родные, которые любят вас и хотят, чтобы вы скорее вернулись домой. Поговорим завтра, Пинки.


Санитары пришли, чтобы отвести меня в палату, но я их даже не заметил. В моей голове кипели сомнения, страх и замешательство, как в котелке.


Я просидел в своей палате с мягкими стенами несколько часов, переваривая то, что узнал. Мог ли я на самом деле быть Пинки Пай? А вся моя жизнь быть всего лишь бредом и иллюзиями? Я был уже готов признать горькую правду, когда ТихийГолосВГолове пришёл ко мне и сказал:

— “Этот доктор назвал тебя «человеком-пришельцем», не заметил? Но ты ни разу при нём не упоминал о своей принадлежности к людям, просто называл себя «пришельцем». Очень интересно, не думаешь?”


Я моргнул. “О господи, да голос прав! Я ни разу не сказал об этом при единороге. Может быть, он услышал это от других пони, но...”


Я прокрутил в голове всё, что произошло в тот день, и слово «Человек» я говорил только двум пони: Твайлайт Спаркл и Рейнбоу Дэш. Но доктор сам сказал, что ни разу не общался с ними!


“И неизвестно как, но, видимо, он знал, что ты не помнишь только своё имя, и использовал это знание против тебя,” — добавил Голосок.


Я почувствовал, как мурашки вновь побежали по моему загривку. Этот доктор знает что-то, что не хочет мне рассказывать!


Было ещё кое-что. Единорог-доктор сказал, что мои друзья (подразумевая Твайлайт Спаркл и остальных четырёх подруг Пинки) не захотели говорить с ним. Но как это вообще возможно? Они лучшие друзья Пинки; они попытались бы сделать всё, что было в их силах, чтобы помочь! И почему они до сих пор меня не навестили?


И тут я понял, что у меня нет кое-чего, что было у Пинки Пай: её неуверенности в себе, и мыслей о том, что может быть друзья на самом деле её не любят. Я точно знаю, что Твайлайт и остальные обязательно бы пришли ко мне! Я здесь пробыл уже не меньше трёх дней! Кто-то пытается отгородить их от меня, и зуб даю, это дело копыт Доктора Врушки-Хрюшки!


Что-то тут не так. Что-то тут явно не так! И я докопаюсь до правды! В стиле Человека, Застрявшего В Теле Пинки Пай!


Поэтому хватит с меня. Я сваливаю отсюда сегодня ночью. Я собираюсь найти друзей Пинки. Я собираюсь узнать, что случилось. И я, чёрт подери, собираюсь вернуть всё на свои места!


Но если мне не удастся... что ж, надеюсь, что эти сообщения дойдут до кого-нибудь, кто сможет мне помочь. Или может даже помочь Пинки Пай. Если я не смогу узнать, как всё исправить, и если эта пони и правда в моём теле, то... пожалуйста, найдите её. Помогите ей, если она попала в какую-нибудь заварушку, и станьте её другом. Ей их понадобится как можно больше.


На этом я, наверное, сегодня и закончу. А сейчас пришло время устроить грандиозный побег!

Ну что же, я сбежал!


И бьюсь об заклад, вы хотите узнать, как я выбрался, да? Да? Ну тогда пристегнитесь... потому что это будет зубодробительная история!


А может и нет. Я не знаю. Но как по мне, это было потрясающе!


Я узнал немного больше о том, что происходит. Да, вместе с телом Пинки ко мне перешли и некоторые особенности её характера, но я не Пинки Пай. Я определённо был... не важно, какое на самом деле у меня было имя. Главное, что кто-то сделал всё это со мной. Может быть тот докторишка, может кто-то ещё. И я обязан разузнать, кто, как и зачем!


И для этого мне понадобятся союзники. К счастью для меня, у Пинки Пай целый отряд этих союзников! И к несчастью для меня, трое из них, вероятно, считают меня умалишённым. Поэтому в списке «пони, которые может быть выслушают меня, прежде чем сдадут властям» остаются лишь Рарити и Флаттершай.


ТихийГолосВГолове посоветовал мне начать с Флаттершай. Она определённо подходила на роль первой союзницы, и отнюдь не потому, что их с Пинки Пай озвучивала одна актриса. Но главная проблема в том... что я без понятия, где находится домик Флаттершай относительно Понивилля! Хех, я даже не знаю, где находится эта больница!


Но обо всём этом я буду волноваться позже. А сейчас... мне необходимо было выбраться из этой чёртовой палаты! Вот только у меня не было никаких идей, как это сделать.


Пинки Пай легко смогла бы сбежать, я в этом уверен. Эта пони выкинула бы что-нибудь дурацкое, дабы выбраться. Пробила бы, к примеру, стены палаты, или заболтала бы всех до смерти, или сделала ещё что-нибудь безумное. Вот только я не был Пинки, и поэтому ни на что из этого не был способен.


«Но может быть я способен, — подумал я. — Может мне для этого нужно всего лишь прикоснуться к своей внутренней «Пинки Пай»?»


И я начал медитировать. Я думал о вечеринках. Думал о веселье, радости и смехе. О моих друзьях на Земле и друзьях Пинки тут. Тортиках и мороженом, вечеринках с воздушными шариками и весёлых играх... Я даже не замечал (видимо, потому что сидел с закрытыми глазами), как медленно, но верно Пинкины хвост и грива завивались обратно, пока я был с головой погружён в размышления.


И внезапно, у меня возник план. И в его первом пункте было: выбраться из этой смирительной рубашки!


Как выяснилось, тело Пинки и в самом деле невероятно гибкое. Эта гуттаперчевая пони будто из ирисок сделана, или ещё чего. После недолгого катания по палате, пары матерных фразочек, «Свити Белльского елозанья по полу» в исполнении Пинки Пай, ну и ещё неистового ёрзанья, я смог наконец вылезти из чёртовой смирительной рубашки. Та-даа! Сам Гарри Гудини ничто по сравнению со мной!


Следующий этап плана был довольно прост. Нужно всего лишь собрать несколько элементарных вещей. Вырвать пучок волос из моего кудрявого хвостика и смести пыль на полу в кучку заняло немного времени, и я принялся за поиски бунзеновской горелки, когда услышал скрежет поворачивающегося в дверном замке ключа.


«О нет! Я же ещё совсем-совсем не готов! Мне ещё нужно найти тыкву, три свечки, банку рассола и шапочку с пропеллером!»


Двери открылись, и в палату вошёл санитар, неся в зубах поднос с моим ужином. Он не заметил меня, поэтому я решил сымпровизировать!


— План Б! — выкрикнул я, прыгнув на пони. Шокированный жеребец выронил поднос, и я тут же напялил смирительную рубашку ему на голову. Он отчаянно пытался стряхнуть её, и когда ему это удалось, я запихнул целую пригоршню (как копытами можно зачерпнуть пригоршню?) своего ужина в рот пони.


С глазами, полным сожаления, я опустил свой взгляд на лежащего санитара. Он еле дёргался, чувствуя во рту ужасный вкус размятого в пюре гороха.


— Мне жаль, — произнёс я с грустью, — но лучше ты, чем я.


Я покинул палату, тихо прикрыв дверь за собой. Операция: «Валим Из Дурдома» началась! Любой успешный план – хороший план, и всё такое!


И ясен понь, следующим этапом моего плана было: свалить из больницы. Шизо-пони-псина загавкала, когда я проходил мимо её палаты, но так как она и до этого гавкала почти без передышки, то я не слишком беспокоился насчёт того, что она могла меня выдать.


Я незаметно юркнул на ближайший лестничный пролёт в надежде добраться до первого этажа незамеченным. И только начал спускаться, как вдруг мой хвост задёргался как безумный. Этого было достаточно, чтобы споткнуться, вверх-тормашками перевернуться и кувырком вниз покатиться.


И ты, Пинки-Чувство? Грёбаное загадочное по-своей-воле-появляющееся чувство!


Но видимо я везунчик, потому что моё падение остановило что-то мягкое, что стояло в самом низу лестницы и издало «Ууф!» во время моего приземлении. Я поднялся на ноги и посмотрел вниз, увидев самого Доктора Врушку-Хрюшку, напоминавшего сейчас помятый мешок!


— Мисс Пай? — спросил остолбеневший доктор. Я тут же драпанул, не давая изумлённому пони возможности начать преследовать меня. Мои сумасбродные земнопоньские скоростные ноги быстро унесли меня из радиуса действия его ещё более сумасбродной единорогопоньской магии. Однако спустя буквально несколько секунд я услышал, как пони позади меня поднимает тревогу.


Нехорошо! И определённо не входит в мой план! В смысле, оригинальный план был прост:



1. Свалить из палаты


2. Свалить из больницы


3. Всё исправить


4. Пойти домой



Преследование санитарами не было частью моего плана. Конечно, я мог добавить это туда, например как «1.1. Преследование санитарами», но тогда нужно придумать, как освободить немного места для этого пункта. А хотя, это может будет не так уж и трудно: весь план и так лишь в моей голове... Стоп, почему я волнуюсь об этом именно сейчас? У меня ведь есть дела и поважнее!


Например, убегать от этих санитаров!


Три дня в крохотной палате не слишком сильно навредили Пинкиному быстрому бегу, поэтому я на полную использовал её способности, держась от преследователей на порядочном расстоянии. Я добрался до входных дверей больницы и выбежал наружу. Солнце ещё только начало клониться к закату. Разглядев вдалеке залитый предвечерним светом Понивилль, я врубил нитро и помчался, оставляя за собой лишь пыльный след.


Я слышал самые различные крики, исходившие от преследователей-санитаров, типа «Вон она!», «За ней!», или «Нам за это премию выдадут?», когда начал приближаться к окраине города. И, добежав до первых домов, тут же сбавил скорость, чтобы не привлекать ещё больше внимания.


Я всё продолжал улыбаться, но это была искренняя и радостная улыбка, полная противоположность той страшнющей улыбке, с которой я гонялся за бедной Дэш. Горожане улыбались мне в ответ, а некоторые даже махали копытами, пока я делал свой путь через городок! Либо у них память такая же короткая, как у золотых рыбок, либо никто им не удосужился сообщить, что я «безумен». Мне это кажется очень странным.


Тут же я встал столбом, а затем быстро юркнул в ближайший переулок, спрятавшись за бочкой с дождевой водой, потому что санитары во главе с Доктором Шприцем наконец прибежали и теперь в недоумении пытались понять, где я скрылся. Мне пришлось заткнуть рот копытом, чтобы не рассмеяться от растерянных выражений их мордашек!


И неожиданно на меня нахлынуло желание устроить небольшой розыгрыш. Я быстро одел на себя фетровую шляпку, шинель и напялил на лицо очки с носом и усами. Удостоверившись в том, что достаточно хорошо смог замаскироваться, я вышел из укрытия и подошёл к недоумевающим санитарам.


— Она побежала туда! — воскликнул я как можно более грубым и низким голосом. — Скорее, а не то сбежит!


Пони удивлённо уставились на меня, после чего доктор закричал:

— Лови её!


И санитары дружною толпой побежали в ту сторону, куда я указал копытом.


Блин, это было так весело! Я упал на спину, задрыгав ногами и рассмеявшись так сильно, что начал икать!


С хихиканьем и икотой, я продолжил свой путь по Понивиллю. Эти пони из больницы и Доктор Страшноморд вероятно будут искать меня по всему городу, поэтому лучше всего убраться отсюда как можно скорее. Тогда я смогу приняться за поиски домика Флаттершай! Вот только я не планировал снова заблудиться в этом до сих пор не слишком-то знакомом мне городе!


Я уже был готов бурчать в отчаянии, как вдруг увидел саму Флаттершай, медленно шедшую по улице. Какая удача! Такое чувство, что кто-то приглядывает за мной там, наверху, и следит, чтобы всё шло как надо!


Так что я перешёл в режим скрытности и начал следить за кобылкой. Мне как-то не хотелось столкнуться с ней посреди улицы: она ведь может запаниковать и привлечь к нам внимание. Поэтому я решил в тот момент, что лучше всего дождусь, когда она выйдет за черту города, и проследую за ней до её хижины. И вот там я попытаюсь поговорить с этой пони обо всём, что со мной приключилось.


Если мне удастся сделать Флаттершай своей союзницей, то она поможет мне убедить остальных пони. Одну за другой, я переведу всех подруг Пинки Пай на свою сторону, а после мы отправимся на борьбу со злодеем. Кем бы онона ни былбыла!


Я думал, что она пришла в город за покупками, но пегаска просто шла по городу. Я незаметно следил за нею, не снимая маскировку. Я прятался за разными вещами: почтовым ящиком, фонарём на верхушке фонарного столба, тележкой и под одним очень знакомым земным пони коричневого цвета, с кьютимаркой в виде песочных часов и торчащими как иголки у ёжика гривой и хвостом.


— Кхм, извините? — спросил жеребец, посмотрев на меня с тревогой.


— Не сейчас, Доктор! Я пытаюсь изображать заправского ниндзю!


— Но я не доктор. Меня зовут Тай...


— А ну цыц! — заявил я, заткнув копытом рот пони. — Если твоё имя не «Доктор», то я знать его ни желаю!


С ворчанием, он ушёл прочь, оставив меня без укрытия, так что я тут же нырнул в ближайший цветочный горшок.


Вот в этот момент я точно узнал окрестность. Определённо, Флаттершай направлялась в Дерево-теку, которую я так долго и мучительно искал в свой первый день!


Приблизившись к библиотеке, я пополз вдоль ствола дерева, пока не наткнулся на подходящее окно. Быстренько заглянув в него, я разглядел главную шестёрку (точнее пятерку) персонажей сериала, стоявшую внутри. Только что прибывшая Флаттершай получила кружку чая от улыбавшейся Рарити, в то время как хмурая Эпплджек стояла в сторонке, Рейнбоу Дэш висела в воздухе, скрестив передние ноги, а Твайлайт Спаркл что-то говорила.


Я прислонил ухо к стеклу и начал подслушивать.


— ...в любом случае, это всё, что я могу сейчас сказать, — сказала Твайлайт. — Да и то, что они не позволяют нам видеться с нею... как минимум странно! И все эти разговоры о прерывании её терапевтического курса... это же бессмыслица!


— Несмотря на то, что она сделала, безусловно, эти врачи зашли слишком далеко, — добавила Рарити.


— Я очень сильно волнуюсь за неё, — пробормотала Флаттершай. — Одна одинёшенька, заперта в этом месте...


Чувствительная пегасочка начала рыдать, и Рарити нежно похлопала её по спине.


Я вот задумался, а о ком они вообще говорят? Судя по всему, какая-то пони в беде!


— Мы должны сами взять и вызволить её оттуда, — сказала Рейнбоу Дэш. — В смысле, да, эта пони меня не слабо напугала, но она мой друг, и я не собираюсь просто оставлять её там!


— А я вот волнуюсь насчёт всей этой истории с «пришельцами», — хмуро произнесла Эпплджек. — Если это всё неправда, и она на самом деле верит в это, то да, ей нужна помощь. Но если она не врёт, то что тогда случилось с нашей Пинки Пай? Нам нужны ответы, и они не дают нам возможности их получить.


Они говорят о Пинки? Ой, да это же я! Ну, в каком-то смысле...


— Но мы не можем просто вломиться туда, — сказала так же нахмурившаяся Твайлайт. — Есть определённые правила и процедуры. Давайте я напишу письмо Принцессе; уверена, она сможет нам помочь.


— Три дня уже прошло. У нас нет времени на подобную волокиту! — заявила резко Рейнбоу Дэш. — Давайте просто ворвёмся туда, надерём крупы всем, кто попытается нас остановить и докопаемся до истины!


— Уху, ты офигенна, Дешуся!


— Эй, кто это крикнул?


У-уу-упс. Я это вслух сказал? Сдёрнув маскировку, я высунул голову в окно и посмотрел на пятерых пони, чьи эмоции варьировались от «в недоумении» до «сбита с толку».


— Привет всем пони! — поздоровался я, помахивая копытом. — Угадайте, кто сбежал из больницы?


Я торопливо запрыгнул через окно вовнутрь библиотеки и плюхнулся в кресло к тому моменту, когда эти несколько странных секунд неловкого молчания прошли.


— Пинки Пай! Как ты сюда попала? — удивлённо выговорила Твайлайт.


— Как заправский ниндзя!


— Нет, я в смысле... Забудь, — Единорожка посмотрела на меня тем взглядом, которым всегда одаривала выкрутасы Пинки. — Так, во первых... ты в порядке?


— Угу, на все сто, Твайлайт!


— Это хорошо. И... ты всё ещё утверждаешь, что являешься пришельцем?


— Агась! Хоть я и понимаю, что звучит безумно.


Твай вздохнула и начала тереть виски копытом.


— Должен быть какой-то способ узнать, правду она говорит, или на самом деле рехнулась, — сказала Дэш.


— Соглашусь, вся ситуация звучит слегка парадоксально, — вставила своё напыщенно большое словцо Рарити, — но после всего, через что мы прошли, однозначно есть вероятность того, что это не ложь. Помните Дискорда?


— Но я на самом деле говорю правду, народ! Пинки-Клятву даю!


— Ага, но если ты безумна, то фактически не будешь лгать, считая весь этот вымысел с перемещением в чужое тело правдой! — заметила Рейнбоу Дэш. Какая удивительная проницательность. Видимо чтение пошло ей на пользу.


— Уууу, точно подмечено, Дэши. Но я то знаю, что не безумен!


— Пожалуйста, перестань использовать слово «безумна», — сказала раздражённая Твай. — Я собираюсь осмотреть тебя, Пинки Пай, или какое там у тебя имя. Не против?


— Да без проблем. И... Твайлайт?


— Да?


— Спасибо тебе за то, что готова попытаться и поверить мне, даже несмотря на свои сомнения, — сказал я с радостной улыбкой на губах. Немного поколебавшись, кобылка улыбнулась в ответ.


А после легонько прикоснулась своим рогом к моему лбу, и фиолетовая аура окружила меня. Вся такая волнистая! Спустя примерно минуту, Твайлайт с задумчивым видом отступила на шаг от меня.


— Ну так что? — спросила Рейнбоу. — Она пришелец или правда безу... кхм... чокнулась?


— «Чокнулась» ничем не лучше слова «безумна», Рейнбоу Дэш, — заметила Твайлайт, — и... я не уверена. Я чувствую что-то не то, но... Нет, не могу определить точно.


— Она определённо ведёт себя как Пинки Пай, — с сомнением произнесла Эпплджек, — Не, я конечно не говорю, что она врёт, но я прост думаю, что раз она из другого мира, то и вести себя должна... скажем так, по другому.


— Эй, может быть я и пришелец, но мозги у меня Пинки Пайкины, — отметил я. По крайней мере, именно к этому оправданию пришёл я, когда пытался осмыслить причину своего странного поведения.


Твай вздрогнула от одной этой мысли, Рарити пробормотала что-то утешительное в мою сторону, а Флаттершай, прикрыв копытом рот, ахнула, явно в ужасе от произнесённого.


А вот Рейнбоу лишь залилась смехом.


— И каково это, а? — спросила с издёвкой фыркавшая от смеха пегаска.


— Ну как минимум интересно, — буркнул я. — Слушайте, может мне лучше рассказать свою историю? Так может быть вы сможете получить некоторые ответы.


Все пони согласились, что это хорошая идея. Я попросил какой-нибудь еды у Твай, перед тем как начать свой рассказ, и вверг в шок всю пятерку кобыл описанием еды, которой меня кормили эти несколько дней. И в мгновение ока, передо мной появились тарелка печенья, пара кусков торта, буханка хлеба и огромное блюдо с салатом.


Ровно двадцать секунд спустя я откинулся на спинку стула со счастливым вздохом и в удовлетворении похлопал себя по сытому животику.


— Она и ест точь в точь как Пинки, — сказала Рейнбоу Дэш, уставившись на пустые тарелки передо мною с чем-то, напоминавшим благоговейный трепет.


Я улыбнулся пегаске и принялся рассказывать свою историю, начав с...


Эй, подождите-ка секундочку. Я только сейчас задумался: откуда у меня появилась та маскировка?!

Ладно, забейте.


Серьёзно. Забудьте о той маскировке. Я не знаю, откуда она появилась. И мне плевать, как она у меня появилась! Я собираюсь просто забыть об этом на время и удовлетвориться простым ответом: «Это всё Пинки Пай, и я не обязан объяснять дерьничего.»


И поэтому вместо того, чтобы париться о камуфляже, я начал рассказывать пятёрке кобыл о всех трудностях и лишениях, что пережил за эти дни. О походе в магазин, катастрофической нехватке лампочки, всей истории с «Посмотрел в зеркало на стенде и...»


И конечно Твайлайт почти сразу отметила, как много я знаю о них и о Эквестрии, и спросила, как такое возможно. Мне пришлось объяснить, что такое «телевизор». Я описал это устройство как окно, сквозь которое можно было наблюдать за другими мирами. Знаю, это не совсем правда, но мне не хотелось устраивать диспут на тему мультсериала и всего остального.


Я решил, что если расскажу этой пятёрке о том, что в нашем мире они являются вымышленными персонажами, то пони ужасно переволнуются. Но я не ожидал, что мысль о том, как за каждым их шагом следит инопланетная раса, перепугает их ничуть не меньше. Мне пришлось добавить, что нет, мы могли наблюдать за ними... где-то двадцать две минуты в неделю, и только двадцать шесть недель в год, да и когда они занимаются чем-то интересным. Не знаю точно, как сильно утешит кобылок эта новость.


«Не, ну серьёзно. Я что, смог добраться до межпространственной кладовки, в которой Пинки Пай хранила свои маскировки? Или может я создаю материю из ничего с помощью силы своего воображения?»


Они были не до конца убеждены, да и Дэш со своим весомым аргументом, что сбрендившая Пинки Пай может нарушить Пинки-Клятву заставляла их ещё больше сомневаться в моей искренности. Но я не отчаивался, потому что пони согласились помочь мне разобраться со всем и держать подальше от больницы.


Вот с тем, что поведение местного доктора Шприцетыка было немного странным, согласились все без исключения. Кобылки узнали о каких-то «людях» только с моих слов, но им тоже показалось очень подозрительным, что он расспрашивал обо мне всех, кроме ближайших друзей Пинки.


Рарити лучше всего выразилась, когда сказала:

— Кажется, будто он пытался отыскать достаточное количество доказательств в пользу своей надуманной причины, по которой тебя держали взаперти.


Да! Всё было именно так! Молодец, Рарити!


«И кстати, а что ещё есть в этой межпространственной кладовке? Дневник Пинки Пай? Бесконечный источник печенек? Пати-пушка?»


Ну и конечно, вся пятёрка волновалась о том, что же случилось с настоящей Пинки Пай, если вся эта история с пришельцами на самом деле была не выдумкой. Я заверил всех, что в физическом плане мой мир довольно безопасный: никаких хищников, чудищ и других тварей. И добавил, что у меня с собой были деньги, которых Пинки хватит на покупку еды на несколько дней. Так что если предположить, что она не станет искать приключений на свою голову, то она будет более-менее в порядке.


Сказать, что поняшки сомневались во мне, значит ничего не сказать, но я ни капельки не винил их за это.


«И что насчёт тех очков с усами и шнобелем? Не, ну шапку я могу понять, да и шинель более-менее вписывалась, но зачем пони могут понадобиться очки Граучо Маркса?»


Да будь ты проклят, мозг-мятежник! Я не хочу думать об этом!


Как бы там ни было, мы обсудили наши дальнейшие действия и составили подобие плана. Вскоре Рейнбоу Дэш улетела в направлении Вечнодикого леса. Её задача заключалась в том, чтобы наведаться к Зекоре и убедиться, что там всё в порядке, и что я могу остаться у неё на день-два. Это нужно было, чтобы держать меня подальше от Понивилля на то время, пока Твайлайт пишет письмо Принцессе и ждёт её помощи в «урегулировании данной ситуации».


Вот теперь я вынужден думать об этом! Не могу же я просто взять и выйти в люди (то есть в пони), мне нужно моё прикрытие!


Я попытался силой мысли вызвать свою шикарнейшую маскировку и понял, что не могу! В прошлый раз мне она даже не требовалась, я просто хотел разыграть санитаров, но сейчас, когда она была мне жизненно важна, я понятия не имел, как её достать!


Я вкратце рассмотрел как вариант «прикоснуться к своей внутренней Пинки Пай» ещё раз, но если честно, то хотел бы воздержаться от этого, если только не будет крайней необходимости. Просто я до сих пор боюсь, что потеряю из-за этого свою личность и совсем пинкнусь!


«А вот интересно, ты на самом деле поступаешь как Пинки, или просто пытаешься вести себя как она?» — язвительно спросил вновь появившийся ТихийГолосВГолове.


Точно подмечено, Голос. Очень точно. И я собираюсь засунуть этот твой вопрос прямо сюда, в список «вещи, о которых лучше не думать, потому что от них голова болит», но я всё равно потерплю неудачу и буду о нём думать.


Ах да, и ещё кое-что. Я решил не рассказывать подругам Пинки Пай о ГолосеВГолове. Зачем предоставлять им ещё одно доказательство того, что «Пинки ку-ку»?


Рарити великодушно (хе-хе-хе) предложила достать одежду, чтобы спрятать мою очень розовую, бросающуюся в глаза натуру. И всё закончилось тем, что меня нарядили в синенькое платьишко с рюшечками, которое скрывало почти всё тело. У него, кстати, был очень высокий воротник, закрывавший большую часть мордашки, по крайней мере с боков. И в довершение образа, модельерша нахлобучила на меня шляпку, похожую на обезумевший свадебный торт.


Тот факт, что я уже несколько дней провёл в теле ярко-розовой кобылки, подразумевал, что моя мужская гордость давным давно сдалась и перестала протестовать против подобных унижений, а сейчас просто хныкала в уголке в моей голове, пока я одевал на себя модненькое платьице.


— Ты выглядишь просто обворожительно, дорогуша! — произнесла очень гордая за себя единорожка.


— Спасибо Рарити, — сказал я. И тут же: — Ай!


Не проделав и двух шагов, я тут же шмякнулся мордой об пол.


— АААААА! Это психо-платье сейчас сожрёт мои ноги!! Снимиего, снимиего, снимиего!!! — завопил я, панически закружившись и перепугав Флаттершай, быстро спрятавшуюся за укрытием в лице Эпплджек.


— Стой! Ты его испортишь! — Рарити скомандовала, и я тут же перестал размахивать конечностями и почувствовал стыд за своё поведение. Пони аккуратно помогла мне выпутаться из злополучного платья и подняться на ноги.


— Простите, — робко начал я извиняться, — просто я совсем не привык к этой одежде.


— Там, откуда ты родом, вы совсем не носите платья? — спросила Эпплджек, с осторожно выглядывавшей из-за её спины Флатти.


— Не-а. Ну то есть... представительницы женского пола... моего вида... иногда носят такие наряды, но не мужчины.


— Постой постой, — сказала Твай, косо посмотрев на меня. — Так ты не только пришелец, да ещё и пришелец жеребец?


Флаттершай потихонечку начала прятаться обратно за ЭйДжей.


— Не жеребец, а парень, но... Да?


— Агрх! Это уже слишком чудно! — заявила Твайлайт, снова начав тереть виски копытом.


— Слушай, я сам это знаю. Ты только представь каково мне!


— Ой, не надо, — проворчала единорожка.


— Ну что сказать, я не осознавала, что заставляю тебя насильно наряжаться в платье, но ты всё равно выглядишь превосходно, дорогуша! — сказала неожиданно поднявшаяся с пола Рарити.


Стоп, а какого сена она вообще там внизу делала? А, подождите-ка, она выправила подол моего платья-убийцы, чтобы оно не смогло в следующий раз взять и поймать меня за ноги. Мило!


Вскоре Рейнбоу Дэш вернулась и после того, как достаточно поржала надо мной в платье с рюшем и шапочкой-тортиком, сообщила, что Зекора будет только рада предоставить мне приют в своей хижине на столько, сколько нужно.


Ура, я отправляюсь в жуткий лес смерти!


Флаттершай смогла пересилить свою стеснительность и разрешила мне вернуться вместе с ней в её дом. Рарити решила присоединиться к нам и составить компанию. По крайней мере, она так сказала, но думаю, она вызвалась, чтобы присмотреть за Флатти и своим платьем, что одолжила мне.


Прогулка по вечернему Понивиллю оказалась занимательным опытом. Пони закрывали магазины, мимоходом болтали друг с другом, и всё сбавляло обороты. Это был другой вид деятельности, более спокойный по сравнению с тем, что был утром.


Рарити и Флаттершай шли по обе стороны от меня и прижимались так близко, что напоминали мне яркие держатели книг. Ну а я в это время взволнованно осматривался по сторонам. Не буду вам врать, но даже после всего случившегося, я всё равно был в восторге от того, что находился в Понивилле! И если бы я не был заперт в Пинкином теле, и по пятам за мной не гонялся бы шизик шприцелюб, то с радостью провёл бы здесь несколько деньков, слоняясь по улицам и любуясь местностью. Это же так здорово!


— Пинки, прекрати! — шикнула вдруг Рарити, вырвав меня из транса. — Ты привлекаешь внимание!


— Прекратить что? — спросил я, искренне недоумевая.


— Ты... хм... подпрыгиваешь, — ответила Флаттершай.


Ах да... Упс! Пока мы шли, я полностью перешёл с обычного шага на обычные скачки Пинки. Думаю, это объясняет, почему некоторые так смотрят на нас. И почему у меня сквозит под платьем. И почему дома прыгают вверх-вниз. «Не пались, чувак!»


Я изо всех сил сосредоточился на том, чтобы идти как можно спокойнее, но стереть широкую улыбку с мордашки у меня не получилось.


— Ты определённо рад тому, что находишься здесь, — заметила Рарити. — Даже не знаю, почему. Это ведь всё тот же старый, добрый Понивилль.


— Вот именно. Это же Понивилль! Ты даже представить себе не можешь! В смысле, я хотел любоваться этим местом по телевизору круглые сутки, но никогда не думал, что на самом деле попаду сюда! Это настолько суперски-невероятно, что я еле сдерживаю себя!


Единорожка посмотрела на меня как на какого-то психа.


— Это всего лишь Понивилль, — снова она заметила, — а вот если говорить о Кантерлоте...


Я застыл как столб и подумал: «Уууу, Кантерлот! Пока я здесь, я должен обязательно смотаться туда и посмотреть...»


«Нет, просто нет, — сказал я самому себе, — мы ни на что не отвлекаемся. Ни на какие достопримечательности не заглядываемся. Помни план! Ты сейчас на пункте 3: «Всё исправить», понятно тебе?»


Мы продолжили наш путь и очень скоро дошли до миниатюрного домика Флаттершай. И, честно, народ, я даже не знаю, что сказать вам. Это был определённо её дом, и выглядел он именно так, как я и представлял, но... да что скрывать, тут ужасно воняло! Прямо как на скотном дворе, хоть я ни разу и не бывал на скотных дворах, и поэтому не знаю, какой на самом деле там запах. Но я предполагаю, что там попахивает ничуть не лучше.


— Тут... миленько, — выдавил я, пытаясь сдержать рвотные порывы из-за стойкого запаха животных, которые делали свои «дела» по всему хорошо удобренному двору при доме.


«Заметка на память: Пока ты здесь, смотри под ноги!»


— Спасибо тебе, — улыбаясь, вымолвила жёлтая пегаска.


Ааа, ладно, ради этой её улыбки я бы вытерпел любую гадость. Она была такая... не знаю. Согревающая душу. Мне хотелось обнять стеснительную пегаску. А еще стошнить от запашка. И зайти наконец в хижину! Я очень надеялся, что там смрад будет намного меньше.


Так мы прошли вовнутрь, и мои надежды оправдались: запашок был намного лучше, хоть и с примесью пуха и перьев. Эй, а я только сейчас понял: у Пинки Пай нет аллергии на животных! Если бы я был тут в своём человеческом теле, то лежал бы на полу с опухшими глазищами и задыхался!


Но конечно, если бы я был в своём теле, то давно бы отправился домой и ни о чём не волновался.


Внутри нас ждала целая куча зверюшек, и все они смотрели на нас, выглядывали из скворечников, и нор в стенах, и клеток, и много чего. Кажется, они застеснялись при виде гостей. Я увидел много разных животных, большинство из которых мне были незнакомы (Эй, я простой парень, а не какой-нибудь натуралист! Я даже походы ненавижу!). Ой, у Флатти был даже малюсенький крокодильчик! Который выглядел прямо как... постойте секунду...


— Гамми! — закричал я от радости, после чего подбежал к крокодилёнышу и попытался погладить. За это беззубая мелочь укусила мою ногу. — Ты решила приютить его у себя? — спросил я.


— Ну... хм... да. — Пегаска уставилась в пол и начала ковырять его копытом. — Надеюсь, ты не возражаешь?


— Конечно нет! — сказал я ей. — Я так ужасно волновался за него! Спасибо, что позаботилась о малыше, пока я был... ну, ты знаешь, взаперти.


— Ох, да ничего. Это было не хлопотно, — ответила она и ещё раз улыбнулась мне.


Н-няя!


— Так, давай теперь снимем с тебя этот наряд, — сказала Рарити, магией оторвав крокодильчика от моей передней ноги.


— Почему бы и нет, Рарити! Давай, вперёд! — произнёс я, захлопав ресницами перед её носом.


Она удивлённо остановилась, а потом уставилась на меня.


— А ну прекрати, — скомандовала пони, после чего начала вынимать меня из платьица с рюшками с помощью телекинеза.


— О нет! — наигранно завизжал я. — Т-ты не должна! Нет, только не перед Флаттершай! Рарити! Куда ты там полезла? Иии-ик! Только не надо ещё и юбку задира-а-ать! Аах, тебе не нужно быть такой настойчивой! Подумай только обо всех малюсеньких невинных зверьках, что будут на нас глазеть!


И с каждой моей фразой мордашка Рарити сменяла цвет на всё более и более глубокие оттенки красного, но я уверен, что это от злости, а не со стыда. Ну а Флаттершай просто стояла и... хихикала втихаря. Ура! Я заставил Флаттершай рассмеяться! Это стоило телекинетического подзатыльника от возмущённой Рарити, который она дала мне после того, как вытрясла из платья.


— А шапочку можно оставить? — спросил я, указав копытом на белую чудную штуковину, всё ещё покоившуюся на моей голове. Рарити отобрала её без лишних слов.


— Ну блиииин...


— Иногда мне кажется, что я тут единственная разумная пони, — проворчала единорожка, но я успел заметить улыбку в уголках её рта, пока она клала шляпку в коробку, которую модница захватила с собой.


Флаттершай выдала мне комплект запасных седельных сумок, которые были набиты водой и едой. Они отправляли меня на встречу с дикой природой не с пустыми копытами, радость то какая! Мы вышли наружу, и жёлтая кобылка показала мне нужную тропу.


— Так, если ты пойдёшь прямо сейчас и не будешь сворачивать с тропы, то доберёшься до Зекоры к заходу солнца. — сказала она. — Ты уверен, что не хочешь провести ночь тут? Днём лес намного безопаснее.


— Уверен, на все сто, — ответил я. Как бы мне ни нравилась Флаттершай, ночёвка в зверинце звучала... не слишком приятно. — Да и в конце концов, Эпплблум же навещает иногда Зекору, так? А я человек в теле взрослой кобылы! Уверен, со мной ничего не случится!


Она сомневалась, но решила обнять меня на прощание. Рарити тоже обняла меня, видимо уже оправившись от инцидента с платьем.


— Будь осторожен там.


— Не волнуйся, Рарити, я буду в полном порядке!


Заверив пони, я пошёл по тропе в лес. И десяти минут не прошло, как я убегал от мантикоры, спасая свою шкуру.


— Ааааааа! — орал я в ужасе, сматываясь на всех скоростях.


Что-то задёргалось в моём теле, и у меня возникло желание отпрыгнуть влево. Я последовал инстинкту, и мантикора вонзилась когтями туда, где я был мгновение назад. Зарычав, тварь встряхнулась и продолжила погоню.


Уже темнело, и я еле-еле мог различить тропу в траве. Наверное именно поэтому я споткнулся об корень и растянулся на земле. Зверюга рявкнула и начала угрожающе приближаться.


Я знаю, о чём вы сейчас подумали, потому что я подумал о том же самом: Пинки меня никогда не простит, если её тело сожрёт мантикора на ужин!


В этот момент какое-то зелёное облако обволокло дикую тварь. Она завизжала и помчалась прочь, не успев отведать моего многострадального крупа.


— Судьбу благодари за то, что я тебя нашла, — сказала моя спасительница. — Друзей бы огорчила весть о том, что ты мертва.


Зекора! Ох, я никогда в жизни так не радовался при виде зебры! Она помогла мне подняться, за что я поблагодарил её, и она ответила «да без проблем» (но другими словами и в рифму).


Прогулка по лесу с Зекорой до её дома была наверное самым не-кульминационным моментом моей истории, поэтому даже описывать её не буду.

Знаете, а здесь страшновато.


Нет, не поймите меня неправильно, Зекора отличная хозяйка, хоть иногда её бывает трудно понять из-за рифм. Просто... Так, для начала: весь её дом пророс растениями. Насквозь! Лианы там, зелень всякая. В одной стене проросли, из другой вышли. И даже потолок весь заросший. Из чего следует, что сюда иногда наведываются всевозможные ползучие-страшнючие жучки-паучки.


Вы когда-нибудь в жизни видели местных, вечнодиколесовских многоножек? Нет? А вот я видел, и скажу вам, что... Хгррблблграграаглрх! Они ужасно противные! И размером с мою ногу каждая!


Ладно, я отвлёкся от истории. В тот вечер Зекора приготовила нам на ужин хорошую, немного перчёную похлёбку из корней и всякой зелени, которую, как она мне сказала (в рифму, да), она собрала в этом лесу. После, зебра показала мне грубую соломенную подстилку, которую, видимо, сделала собственнокопытно. Изнурённый, я лёг на неё и моментально забылся сном.


Не знаю, сколько времени прошло, но я проснулся от такого неприятного ощущения, будто на тебя смотрят. Я поднял глаза... и встретился взглядом с Зекорой, которая просто стояла надо мной и смотрела в ответ. Не знаю почему, но это так до жути меня испугало, что дыхание перехватило и ком в горле встал.


Так прошло несколько секунд, а после Зекора заговорила, достаточно грозным тоном:

— Пинки Пай, раз во сне ты так громко храпишь, то может снаружи лучше поспишь?


Поняв намёк, я робко поднял с пола подстилку и одеяло и вышел из хижины на свежий воздух. Снаружи было темно. И не просто «темно», а тьма кромешная и непроглядная из-за облаков, заслонявших луну. Так что неудивительно, что я почти сразу же врезался во что-то.


— Ай! — выпалил я. — Простите!


— Да ничего, — ответил низкий, гортанный голос.


Второй раз за эту ночь я застыл в первобытном ужасе. Вначале я подумал: «а кто мог сказать эту фразу», но потом понял, что лучше не знать. К сожалению, моё блаженное неведение продлилось недолго: облакам, видимо, стало скучно, и они решили двинуться дальше, открывая моему взору луну и неизвестное «что-то».


Это снова была та ужасная бешеная мантикора!


— Ой, — только и смог я вымолвить.


— Привет. — Зверюга улыбнулась, обнажив свои острые как бритвы клыки.


Воцарилось молчание, и мантикора заморгала в недоумении.


— Ну так... Ты будешь, ну не знаю, убегать, или хоть что-нибудь делать? — произнесла она, неловко разминая лапы.


— Думаю, что убегать. Нужно ли мне вопить при этом в диком ужасе?


— Как вам будет угодно, — слюбезничала тварь.


— Ладненько, Но вначале... Это что, большой сочный кролик со сломанной лапой?!


Я тут же указал копытом за спину мантикоре, и когда она обернулась, то рванул в чащу леса, визжа при этом во всю силу Пинкиных лёгких. Судя по звукам, мантикора хорошенько ругнулась и помчалась вслед за мной.


Так началась весёлая и безумная погоня. Я пролезал под кустарниками, перескакивал канавы, перелезал через огромные скалы, а несколько раз даже раскачивался на лианах прям как Тарзан. Одно из брёвен, которые я перескочил, чуть дёрнулось, а после взмыло в воздух с ещё тремя «брёвнами». На одном из них, отчего-то, были цилиндр и монокль.


Гидра закричала и неуклюжей, сотрясающей всё вокруг походкой присоединилась к погоне.


Зашибись! Теперь у меня на хвосте кроме мантикоры ещё и гидра! Что может быть хуже?!


— Кудах!


Выползающий из ближайших кустов кокатрикс был наглядным примером драматичной иронии.


Я развернулся и побежал в другую сторону, пытаясь не смотреть в глаза петухо-змее-хрени. Что дальше? Кто ещё в этом проклятом лесу захочет поохотиться на меня?!


Как насчёт волка? Я снова сменил направление, когда хищник завыл, и тут же остановился. Ещё один монстр, жёлтый и пушистый, появился из зарослей прямо передо мной! Я в ловушке! Окружён со всех сторон жестокими тварями!


— Р-р-рар! — прорычала приближающаяся мантикора.


— Грарл! — заурчала гидра.


— Птах! — крикнул кокатрикс.


— Аууу! — провыл древесный волк.


— Пикачу! — сказала мелкая жёлтая мышеподобная тварь, готовясь ударить меня разрядом молн...


…какого сена?


— Вот чёрт, — сказал я, усевшись на землю. — Это всего лишь сон, да?


Звери тут же замерли и переглянулись.


— Ядрёна вошь, — сказала одна из голов гидры, что была в цилиндре. — А эта розовошкурая особа быстро сообразила, что к чему.


— Какое разочарование, — произнёс тяжело дышавший волк. — Я даже поучаствовать в охоте не успел.


— Вон на Пикачу поохоться. Он вообще из другого мультфильма.


— Пика?


— Отличная идея!


— ПИКА!


Волчара с радостью погнался за пухленьким жёлтым комком шерсти, который в панике убежал в лес. Остальные просто уселись в круг, не нарушая неловкую тишину.


— Ну так... что дальше? — спросил я, минутой спустя.


— Не знаю, — кудахнул кокатрикс, — может поделаем что-нибудь?


— Что например? — ответил я вопросом на вопрос, пытаясь не обращать внимания на крики и молнии из-за ближайших деревьев.


— Ни у кого нету желания испить чайку? — спросила башка гидры с моноклем, на что другая из голов лишь фыркнула с насмешкой. Остальные звери выразили полную незаинтересованность в том, чтобы пить кипячёные листья.


Ещё одна молния, за которой последовали визг и удар грома. Волк выбежал из тьмы на полянку, с немного поджаренным задом. А после появился и Пикачу, который с отвращением посмотрел на меня, качая головой, и побрёл прочь.


— Может у кого картишки есть? — спросил я и тут же почувствовал, как нечто со слишком большим количеством ног начало извиваться на моём лице. Я мгновенно проснулся с визгами и до смерти перепуганный!


— Что это за крики слышу я? — проворчала зебра, не вылезая из своей кровати. — Не слишком ли рано ты будишь меня?


— Это многоножка уселась прямо на моём лице! — сообщил я самым спокойным и рациональным визгом.


— Эта тварь тебя ужалила, иль может укусила? — спросила Зекора.


Я отрицательно помотал головой.


— Так зачем ты как маленькая кобылка вопила?!


Я уж было открыл рот, чтобы что-то сказать в ответ, но не решился. Как она это делает? Надо бы провести опыт.


— Зекор, а что бы ты сказала, если бы я ответил «да»?


— Что тварь ужалить иль укусить тебя успела?


Я снова кивнул.


— То с моих уст другая бы рифма слетела.


Ого. Она очень хороша!


— Зекора, ты всё время что ли говоришь рифмами, без перерыва?


Она посмотрела на меня, всё ещё недовольная тем, что её разбудили в такую рань.


— Нет.


— Оу. Ну а зачем ты тогда так делаешь?


— Мои рифмы что, тебя беспокоят? Считаешь, что мне говорить так не стоит?


— Не не не! Мне они нравятся, очень! Просто мне интересно, почему ты так говоришь.


— Культура зебр такова. Складываем в рифму все слова.


— А-а-а. Ну это круто, я считаю!


Зебра кивнула. Выражение недовольства почти исчезло с её лица.


— Ну а я, наконец, принесу еды и чаю, — зевнула зебра, вставая и отправляясь на кухню. Хотя если быть точным, то в ту часть хижины, что она сама называла кухней, и что на самом деле была центром комнаты с огромным котлом и местом для костра.


Я встал, сделал потягушки и начал проверять гриву и хвост на наличие всяких жуков. Я тут же сделал паузу, поняв, что Зекора сказала последнюю свою фразу не в рифму. А потом понял, что рифма у неё была, и ею было моё предыдущее восклицание!


Ух ты, да она и впрямь мастер в этом деле!


Зекора приготовила нам завтрак (если можно назвать словом «готовить» сваливание фруктов и овощей в одну миску). Честно говоря, он был очень даже недурный, да ещё и с чайком.


Зебра начала одевать седельные сумки, когда сказала:

— Не трогай ничего, пока меня не будет, ясно? Предметы в хижине моей очень опасны.


Я согласился и сказал, что не буду ничего делать с её зельями и вещами. Она просто стояла в дверном проёме и смотрела на меня. Не знаю, почему, но у меня возникло чувство, что зебра не доверяет мне, и боится оставлять меня одного дома, со всеми этими редкими и возможно даже опасными вещами наедине.


— Пинки Пай, может составишь компанию мне? Одним грузом меньше будет на душе.


Да как ей только не стыдно! Она что, принимает меня за пони, которому нельзя доверять?! Я незаметно положил на место склянки с прикольными жидкостями, которыми собирался попробовать пожонглировать, и поскакал за зеброй в Вечнодикий лес.


Знаете, а днём этот лес не так уж и плох. Никто не пытается рьяно прибить тебя. Довольно тихо и спокойно тут. Точнее было тихо и спокойно, пока Зекора не начала рассказывать про каждое ядовитое растение, что попадалось нам по пути.


— От этой лозы ты умрёшь в муках страшных. А от этого цветка тебя скрутит ужасно. Из этих цветов пони краску получают, но не ешь их, ибо кости они растворяют.


«Заметка на память: Не. Трогай. НИЧЕГО! Это место... как дебри Амазонии, возведённые в квадрат.»


Шутки шутками, но когда Зекора указала ещё на несколько по настоящему смертельных растений я тут же прижался к спине кобылы и начал идти за ней нога в ногу. Хоть у меня и возникала мысль о том, чтобы отыскать заросли Ядовитой Шутки и проверить, что она сделает со мною, или сорвать её цветы и использовать для розыгрышей (Флаттергай!), но жидкие кости? Лучше обойдусь!


С другой стороны, будет легче заниматься йогой...


В конце концов, Зекора закончила собирать всё, что ей было нужно, и мы направились обратно к хижине. И к моему удивлению, у дверей хижины нас ожидала Твайлайт Спаркл, нетерпеливо стуча своим прекрасным лавандовым копытцем в дверь.


— Вот вы где! — внезапно рявкнула она. — Я стояла и ждала вас целый час! Вроде я говорила тебе оставаться здесь!


Ого! Осторожно, негодующая Твай по курсу!


— Прости, — начал извиняться я, — просто Зекора хотела, чтобы я пошёл с нею. Сказала что-то про то, чтобы не жонглировать летучими жидкостями или типа того.


Зекора тут же посмотрела на меня, будто говоря: «Я знала!»


— Неважно. Я только что из королевского замка. Селестии нет!


— Что?! — Честно, я был очень удивлён, и даже немного встревожен. — Её что, похитили? Или точнее пони-хитили... не... может Принцессо-хитили?


— Забрали? — невозмутимо подсказала Твайлайт.


— Тоже подходит!


— Нет, она отправилась на срочную дипломатическую миссию в Королевство Грифонов и вернётся примерно через неделю. Луна с головой завалена свалившимися на неё государственными обязанностями и управлением страной. Её знания закона и налогового кодекса уже тысячу лет как устарели. И она, к тому же, продолжает кричать на всех.


— Королевским Кантерлотским голосом? — поинтересовался я.


— Нет, от разочарования, — отрезала Твайлайт, сама выглядя немного разочарованной. — Луна сказала, что рассмотрит нашу проблему при первой возможности, но это может затянуться больше, чем на пару дней. Она также передала, что никогда не слышала о способах обмена разумами пони с существами из других миров.


— Меня не обманывают мои уши? — спросила определённо удивлённая Зекора. — Может я тебя плохо слушала?


— Рейнбоу Дэш не сказала тебе, что Пинки утверждает, что на самом деле она пришелец, запертый в теле Пинки Пай? — Нахмурилась Твайлайт.


— Эту информацию она утаила от меня. Я хотела бы узнать всё, от начала и до конца.


— Ну а ты тогда почему ничего ей не рассказал? — Твай уже начала сердиться. Господи, да эта единорожка, похоже, вечно чем-то недовольна!


— Эй, каждый пони, которому я это говорил, обзывал меня психом. Скажи я Зекоре об этом, она бы тоже начала считать меня больным на голову. — Мда, очень слабое оправдание.


Зекора просто смотрела на меня. Невозможно было прочитать по её мордочке, что зебра сейчас чувствовала. Она продолжала пялиться, отчего мне стало немного не по себе.


— Вернуться нам надо в хижину мою, — наконец подала голос зебра. — Там объясните вы мне, что к чему.


Почувствовав себя немного неловко, я вместе с ворчащей Твайлайт последовал за Зекорой в хижину.


Ещё раз я пересказал всю историю с «посмотрел в зеркало, увидел Пинки, стал Пинки, потом было эпичное приключение», что рассказывал Твайлайт и остальным прошлым вечером в дерево-теке. В этот раз, однако, всё было немного иначе. Зекора задумчиво смотрела на меня.


— Мимо зеркала волшебного ты, видимо, прошёл, — сказала наконец зебра, — и этот инцидент к трагедии...


— Стоп, ты веришь ей, вот так просто? — выпалила шокированная Твайлайт.


— ...привёл. — Зекора раздражённо взглянула на лавандовую единорожку. — Я верю, что Пинки могла правду сказать. Но теперь нам надо думать, как проблему решать.


— Ого, — вымолвила Твай, усевшись на полу. — Думаю, если ты говоришь, что это возможно...


Я фыркнул с досады. Когда я ей всё рассказал, она посчитала, что я сбрендил, а вот когда Зекора сказала, что это возможно, то внезапно она готова верить без тени сомнения. Я что, пустое место для неё?


— Скайджи, по прозвищу Ведьма Теней, вот та, с кем вам встретиться нужно скорей. Путь до дома её займёт меньше недели, и хоть я знаю, не её копыт это дело, но с ней на вопросы ответы найдёте и вместе к решению проблемы придёте.


Да! Эпичный Дружбомагический Поход! И может даже с появлением нового загадочного злодея в конце! Это будет великолепно!


— Думаю будет лучше, если мы дождёмся Селестии, — заявила Твай, буквально раздробив своими крошечными копытцами все мои надежды на мельчайшие осколки. — Если кто и может всё исправить, так это она.


Агр! Приключение накрывается медным тазом по имени Твайлайт Спаркл! От этого мне стало невесело. Я обязан её уговорить!


— По-моему это плохая идея.


— О чём ты?


— Слушай, тебе не кажется странным то, что всё это произошло, пока Принцессы Селестии не было на месте? — заметил я. Эй, я почти сутками сижу в интернете. Вы не представляете, сколько теорий о заговорах я видал за всё время! Твай задумалась, но не выглядела полностью убеждённой.


— К тому же, у нас лишь два варианта, — продолжал я, — либо я правда псих, и тогда мы пожалеем лишь о нескольких днях путешествия, потраченных впустую, либо я говорю правду. В этом случае, Пинки Пай, вашей Пинки Пай, может угрожать реальная опасность. Не говоря уже о том, что если эта дипломатическая поездка была лишь способом убрать Селестию куда подальше, то это всё может быть часть заговора против всей Эквестрии!


Знаю, я немного переиграл, но благослови бог чудесненькое сердечко Твайлайт Спаркл, она купилась на это!


— Ты прав, — медленно пробормотала она, а затем повторила с немного большим напором: — Ты прав! Я пойду за остальными, и мы соберёмся здесь до полудня.


— Потрясно! Пойдём же и встретимся с этой Скайджи! Уверен, с таким прозвищем она определённо злодейка!


— Я правду говорю тебе, что зла в ней нету, — оспорила Зекора — Не бойся же спросить её совета.


Да эти пони (и одна зебра) сговорились что ли и пытаются сбить мой приключенческий настрой? Но мне всё равно трудно поверить, что кто-то с таким зловещим именем как «Ведьма Теней» не может быть причастна к этому.


— Зекора, не будешь ли ты так любезна, нарисовать нам карту, чтобы мы смогли найти эту... Ведьму Теней? — попросила Твай.


— С радостью карту вам нарисую, и немного вещей вам в путь дарую. В замке Пенумбра её вы найдёте, если по тропке на запад пойдете.


Я театрально застонал:

— Вот блин, нам придётся идти через лес? Там слишком много зверей и вещей, которые хотят прибить меня!


— С тобой всё будет в порядке, дорогой. Друзья помогут тебе с этой бедой.


— Правильно, — согласилась Твайлайт, отойдя от своего недавнего «напористого» голоса. — Ты жди здесь и попытайся не довести Зекору до психоза, а я пойду, соберу остальных.


Я смотрел вслед быстро удалявшейся лавандовой единорожке, а потом перевёл взгляд на Зекору, которая тут же начала немного нервничать.


— Слушай, Зекор, а у тебя случайно картишек нет?

Ура, настало время ЭпичноКрутенного Приключения!


Но вы же сами знаете, что каждое Невероятное Эпичное Приключение начинается со Скучного Унылого Похода. Ничего, дальше будет веселее!


Твайлайт сдержала своё слово: остальные пони снарядились и собрались у хижины Зекоры незадолго до полудня. И любезная зебра отдала мне свои седельные сумки, под завязку забитые зельями, мазями и всякой подобной всячиной. На случай, если что непредвиденное случится, сказала она. Но в рифму.


Как только все были в сборе, мы устроили небольшой брифинг. И начался он с речи Твайлайт и... неприятных новостей.


— Начнём с неприятных новостей, — начала она, — как выяснилось, Доктор Шприц вместе с местной поницией обыскивает все дома в поисках Пинки. Он показался в доме Флаттершай, за несколько минут до того, как мы вышли. Пониция потребовала у нас разрешения на обыск её хижины. Думаю, кто-то из горожан заметил вас вчера, несмотря на маскировку.


Мда, видимо, даже в платье я не становлюсь менее неприметным. Эй, постойте минутку...


— Погодите, — начал я, — того пони врача и правда зовут Шприц?


— Как бы да? — Твайлайт очень смутилась, когда увидела, как я расстроился от услышанного.


— Кошмар! И всё это время я называл его так, потому что думал, что это звучит как уничижительное прозвище! Это его настоящее имя?


Твай кивнула в ответ.


— Я та-а-а-ак разочарован. Думаю, с этого момента я буду называть его только Доктором Врушкой-Хрюшкой Страшномордом и никак иначе.


— Эээ... ладно... — сказала единорожка, после чего попыталась вернуться к теме брифинга: — Мы отправляемся на поиски некой Скайджи, также известной как «Ведьма Теней».


— Я уверен, что это она во всём виновата! — заявил я. — С таким прозвищем, как «Ведьма Теней», она просто обязана быть злодейкой!


— Да! Давайте навестим эту ведьму! — с энтузиазмом согласилась Рейнбоу Дэш.


— Я ещё раз говорю вам, что нет в ней зла, — вставила своё слово зебра, снова разрушив мои фантазии. — Просто заклинания иллюзий её стезя.


Дэш тут же спустилась на пол, надувшись.


— Ненавижу, когда всё становится так запутанно, — проворчала пегасочка. — Уж лучше бы был какой-нибудь злодей, которого бы я отлягала по морде как следует и всё на этом закончилось.


И хочу заметить, что я тогда согласился с Дэши.


«Ничего, каждый шаг вперёд приближает тебя к возвращению домой», — напомнил мне ТихийГолосВГолове.


— А почему мы просто не нападём на этого врача из засады и не схватим? — спросил я, на что получил в ответ шокированные взгляды от всех пони. Кроме Дэш. Она даже приободрилась, услыхав это.


— Зачем нам делать подобное? — задала вопрос Твайлайт.


— Мы можем заставить его сказать, на кого он работает!


Видно было, что единорожка не уверенна в этой затее.


— И как ты собираешься его разговорить?


— Ты можешь наложить на него заклятие «детектор лжи»!


— Что? Я не знаю таких заклинаний!


— Не знаешь?


— Нет! С чего мне может понадобиться такое заклинание?


— Без понятий, — ответил я, чувствуя себя раздосадованным. — Просто мне казалось, что это один из видов заклинаний, которые есть в твоём наборе.


— Так вот, у меня такого нет. Можем мы теперь сосредоточиться на нашем походе?


Все мы выразили общее согласие, и Твайлайт вытащила на свет нарисованную Зекорой грубую карту, которая по сути состояла из мелкого треугольника, обозначавшего хижину зебры, линии, идущей на запад, и пары волнистых линий – рек. Ещё на карте был «Х», на месте, где находился замок, и куча заметок обо всех вещах, с которыми мы могли бы столкнуться в пути (прямо поэма вышла).


Примерно в первом часу дня мы вышли в поход. Тропа была вся заросшая и чуточку грязная, а ранее дружелюбный лес ожил и наполонился жужжанием насекомых. Маленьких, жужжащих, кусачих насекомых, которые по-видимому наслаждались деликатесом из понятины.


Я сильно недолюбливаю Вечнодикий лес.


Даже удивительно, что ни одна пони не жаловалась. Даже Рарити, которая, как я в глубине души был уверен, будет всё время будет ныть о своей гриве. Она даже пошла на некоторые уступки. Например, вместо привычной каскадной причёски, её грива была собрана на затылке в... хвостик. Это было невыносимо мило!


И всё же, несмотря на все неудобства, я пребывал в прекрасном расположении духа. А могло быть иначе? Вот он я, путешествую в поисках ответов, да не один, а с самими носительницами Элементов Гармонии! Как это может не быть офигенно?


И вообще, я был так безмерно рад, что решил специально спеть в честь путешествия! Набрав побольше воздуха в лёгкие, я затянул:


— Оооооооо...!


— Нет! — отрезала Твайлайт Спаркл, развернувшись на месте и вонзившись в меня стальным взглядом. — Никакого пения!


— Ну блиииин...


— Прости Пинки... или как тебя там. Я просто сейчас не в настроении для песен. Понятно?


— Конечно, Твайлайт, — согласился я, постаравшись скрыть своё разочарование.


После этого мы несколько минут шли в тишине. Ну, в относительной тишине.


— Пинки, — подала вскоре голос лавандовая пони, — под нос напевать тоже не надо.


— Упс, прости.


Ещё несколько минут прошло, и вздохнув, Твайлайт снова заговорила:

— Думаю, мне не нужно говорить, что свистеть тоже не лучший вариант.


— Ой, ну простите меня за то, что у меня отличное настроение, и что я пытаюсь хоть как то растормошить вас! — ответил я, чуточку раздражённо. — У нас ещё долгий путь впереди, и мы что, собираемся пройти его в полной тишине? В смысле, даже разговаривать не будем, вообще ничего?


— Ну... — начала было Твай, засомневавшись.


— Знаете, а по моему Пинки Пай-рень прав, — заявила Рейнбоу Дэш, — это будет очень долгое путешествие, так почему бы не попытаться насладиться им?


Пинки Пай-рень? Что за бред?


— Пожалуйста, не называй меня так, Дэши. — Но пегаска проигнорировала меня.


— А я не против песен, — сказала Флаттершай, — и я всегда считала, что у Пинки прелестный певческий голос.


— Мы могли б рассказывать истории, — заговорила Эпплджек. — Я например знаю несколько уморительных историй о Биг Макинтоше, когда он был ещё жеребёнком.


— Ой-ой, правда? — переспросила Флаттершай с плохо скрываемой заинтересованностью.


— Или, возможно, нам не помешало бы узнать немного больше о нашем спутнике, — предложила Рарити, — если, конечно, он будет искренне отвечать на наши вопросы.


— Ладно, — сдалась Твайлайт, хотя по её лёгкой улыбке можно было предположить, что она не против этой затеи. — Давайте рассказывать истории. И ты начинаешь... Пинки Пай-рень.


Судя по тому, как она фыркнула, пока произносила эту кличку, было понятно, что её всё это очень забавляет. Закатив глаза, я ответил:


— Ладно. Что вы хотели бы узнать?


— Ну для начала ты мог бы рассказать нам о себе. Ты очень много знаешь о каждой из нас, но про тебя мы не знаем ничегошеньки.


— Вы всерьёз собираетесь потакать прихотям мисс Пай? — раздался знакомый голос впереди нас.


Доктор в сопровождении двух офицеров вышел из-за кустов прямо на тропу. Это западня! Вроде бы. Две группы пони глазели друг на друга несколько секунд, пока у меня вдруг не возникло желание что-то сказать.


— Берегитесь! — выпалил я (абсолютно излишне). — Это же Доктор Врушка-Хрюшка Страшноморд!


Твайлайт лишь обернулась в мою сторону, закатив глаза.


— Да, мы его видим, — подметила она.


— Как ты меня назвала? — спросил сбитый с толку доктор.


— Пройдёмте с нами, и никто из вас не пострадает, — сказал один из офицеров, тот что с замогильным, хриплым голосом.


— Вы смеётесь? — выкрикнула Рейнбоу Дэш с вызовом. — Если не ошибаюсь, нас тут шестеро против вас троих.


— Я не думаю, что драться с поницией это хорошая идея, — яростно зашептала Твай на Рейнбоу.


— Вы пятеро уже давно в больших неприятностях, — подал голос другой офицер, — и если вы будете продолжать, то нам придётся применить силу.


Мда, пора с этим кончать.


— Стоп! Народ, остановитесь, — сказал я — Я не могу допустить этого. Не позволю вам попасть в неприятности из-за того, что вы помогаете мне.


Я сделал шаг вперёд, посмотрел на трёх жеребцов и спросил:

— Если они не будут пытаться остановить вас от захвата меня, то вы честно-честно клянётесь оставить их в покое и не применять силу?


— Пинки, нет! — запротестовала Дэши. Остальные четверо тоже не одобрили мой план. Я повернулся к ним и поднял копыто.


— Расслабьтесь. Я всё улажу, — обратился я к ним и подмигнул.


Поницейские переглянулись, а после повернулись ко мне.


— Конечно, мы оставим их в покое. А теперь, почему бы тебе не пойти тихо и спокойно вместе с нами назад в клинику.


— Мне нужна клятва, — подчеркнул я, подойдя ближе к парочке. Оба пони в униформе немного поёжились от этого.


— Ладно, мы клянёмся, — сказал хрипло-голосый, — а теперь давай, идём.


— Девочки? — обратился я к пятёрке кобыл, всё ещё идя в сторону доктора и офицеров. — Увидимся там, куда мы направлялись, лады?


— Нет, ты идёшь с нами, — выступил доктор, видимо думая, что говорит успокаивающе и разумно. — Ты клялась, помнишь?


— Ой, а разве я обещал пойди с вами? — прощебетал я самым невинным голоском. — Что-то не припомню.


— Ты сказала, что если мы оставим твоих друзей в покое... — начал злиться хрипло-голосый, но я остановил его, глубоко вздохнув.


— Не-а, это вы сказали, что оставите их в покое, если они не будут мешать вам при аресте, — подметил я — Но не волнуйтесь, я вполне вменяемый. Вот, я даже специально для вас сложу копыта за головой.


Я не спятил. По крайней мере я думал, что не спятил. У меня был план. Ну, в каком-то смысле. Просто... чёрт, я понятия не имел, сработает он или нет.


Так что я уселся на земле, сложив передние ноги за головой, удачно для офицеров, и сосредоточился. «Внутренняя Пинки», все дела. Прошло немного времени, прежде чем я почувствовал то странное ощущение, что захватило меня ранее во время пения в Понивилле. То самое ощущение энергии, того, что я нахожусь в эпицентре шторма, как это было во время погони за Рейнбоу Дэш


Это было приятное чувство, и моя мордашка начала расплываться в улыбке. Я просто знал, что план сработает. А пара поницейских, стоявшая молча, занервничала от одного взгляда на моё лицо.


— Ну... хорошо, — сказал нормально-голосый пони, пытаясь скрыть свои сомнения и вести себя храбро. Они оба беспокойно переглянулись, прежде чем пошли вперёд, очевидно с целью скрутить меня и отнести в дурку.


— Не волнуйтесь, — обратился я к офицерам, — я не доставлю вам никаких неприятностей. Просто собираюсь подарить вам в башку пирог!


И тут мои копыта запустили непонятно-откуда-появившиеся-пироги-с-кокосовым-кремом в морды этим поницейским! Пироги-двойняшки, описав пируэт в воздухе, с густым шлепком попали им прямо промеж глаз.


Хихикая, я помахал испуганным кобылкам за спиной, бесцеремонно показал язык доктору и прыгнул в ближайшие кусты.


— За ней! — выкрикнул Доктор Врушка (Я отказываюсь называть его настоящим именем!)


— Тебе бы поработать над своими «злодейскими» фразами, док! — выкрикнул я, продираясь через заросли ежевики. — Это же невероятный штамп!


Бранясь и вытирая остатки крема с глаз, поницейские погнались за мной. И я определённо слышал, как хрипло-голосый сказал что-то вроде: «Знаешь, а пирог очень даже вкусный.»


Так началась игра в салки, которая длилась... даже не знаю, может несколько часов? Был вечер, когда началась погоня, и закончилось всё лишь к закату солнца. Я устроил пони весёлую гонку с препятствиями в виде кустов и ручьёв. Но также я пытался двигаться в сторону замка Скайджи, потому что не было ничего умного в том, чтобы двигаться в другую сторону.


Ужасная тройка на удивление неплохо умудрялась не отставать от меня, хотя это не так уж и странно, ведь я часто возвращался назад, чтобы разыгрывать их. К примеру, натягивал веревки меж деревьев на высоте копыт, отправляя жеребцов в полёт. Или прятался в кустах, ждал когда они пробегут, а после выскакивал, прилеплял на круп дока бумажку с «Пни меня» и снова убегал.


Ещё я наткнулся на несколько тыквоподобных растений, о которых предупреждала Зекора. «Испортишь плод – возникнет дым вонючий, попав в который неделю будешь пахучей», — да, вроде так она говорила. Поэтому не трудно догадаться, что я сразу же сорвал несколько тыквочек и запустил в преследователей, а после продолжил убегать и хихикать, пока они зажимали рты и носы копытами, учуяв запашок.


После этого я нашёл полянку с цветами ядошутки, обежал её с краю и дождался, когда прибегут офицеры с доктором . И как я и планировал, они забежали в заросли! Я сидел и улыбался от уха до уха, пока они меня чуть было не поймали. К счастью, я вовремя вспомнил, что ядошутка срабатывает только на следующее утро, и снова пустился наутёк.


Я и сейчас не знаю, откуда смог достать ту бочку клея и мешок стразиков, но погоня, как и сами преследователи, после этого стала намного более блистательной.


И всё же они не собирались сдаваться. Думаю, я никогда не оторвусь от них, если только не налечу случайно на очередную мантикору или другого зверя...


— Рррар!


— ААааа! Берегитесь, мантикора!


«Ладненько, очередная заметка на память: сама Эквестрия обожает драматичную иронию.»


Блистательные поницейские завизжали в панике, когда крылатое создание встало на дыбы перед ними, и я, вздохнув, развернулся на месте. Я то думал, что фразы Врушки шаблонны, но уже во второй раз я сталкиваюсь с мантикорой в Вечнодиком! (Третий, если учитывать вчерашний сон). Счётчик клише уже начинает зашкаливать!


В любом случае, я не могу оставить этих пони на съедение, даже если они пытались отправить меня в дурку. Какое счастье, что Зекора выдала мне целую банку с отпугивателем мантикор. Хотя, если быть точным, то это был отпугиватель почти для всего, так как образовывал облако едкого, жгучего дыма, способного прогнать всё, у чего есть нос, так что на мантикору тоже должно подействовать.


Я побежал в сторону визжащих пони и вышел на открытое место, увидев как они начали пятиться от ужасного создания.


— Эй! — накричал я на мантикору. — Нечестно! Я всё ещё играю с ними!


И после этого, я отправил отпугиватель в голову твари. И к моему большому удивлению, банка пролетела насквозь!


— Попалась! — раздался крик, и внезапно я во второй раз был пойман в магический захват и оторван от земли. Мантикора замерцала и испарилась, полностью запутав меня.


— Я же говорил вам, что она вернётся, если увидит, что нам угрожает опасность, — позлорадствовал Доктор Врушка, — и для этого потребовалась лишь убедительная иллюзия. Так, где я оставил транквилизатор?


— Эй, это не по правилам! — начал я протестовать и махать при этом беспорядочно ногами. — Я ведь пришёл для того, чтобы спасти вас от участи стать обедом!


— И мы благодарим тебя за это, — самодовольно заявил доктор, сверкая в лучах заходящего солнца. — Ага, нашёл.


— Нееееет! — Я пытался сопротивляться, когда игла в очередной раз вонзилась в мой зад. Знаете, это уже начинает меня раздражать!


В этот момент я почувствовал странное комбо Пинки Чувства. Определённо был знакомый трясущийся хвост, но к нему прибавились чешущееся копыто и трясущаяся нога. Я не был уверен, что они все вместе могут означать.


Может это значит, что сейчас произойдёт неожиданный сюжетный поворот?











А, нет, вообще то это значит, что Рейнбоу Дэш подобно ракете появится в небе и сшибёт трёх пони с ног, как кегли в боулинге (Страйк!). Магическое поле Доктора Страшноморда спало, и я рухнул на землю, издав «уф!» при приземлении.


— Все сюда! — гаркнула пегаска, пока плохие, покрытые блёстками пони поднимались на ноги.


Хрипло-голосый оклемался первым и начал двигаться в мою сторону, лишь чтобы быть связанным по копытам удачным броском лассо Эпплджек. Рарити подняла второго офицера магией и оторвала от твёрдой земли, несмотря на его протесты и дрыганье конечностями. ЭйДжей решительно направилась к нему с ещё одним мотком верёвки, чтобы связать.


К этому времени доктор уже встал на ноги, хмурый как туча, и рог единорога засветился. То, что свет от его магической ауры отражался в блёстках, сделало его похожим на диско-шар! Твайлайт Спаркл вышла навстречу доктору, с не менее сердитым видом, после чего между ними произошла эпическая магическая битва, длившаяся не более двух секунд, за которые Твайлайт схватила дока и выбила землю из под его ног.


Вот честно, я бы даже пожалел сейчас этого пони, если бы он не продолжал тыкать иглы в заднюю часть моего тела. Ему только что дала магией по щщам очаровательно милая единорожка на голову ниже меня!


— Ты в порядке, Пинки? — поинтересовалась Рейнбоу Дэш. В её глазах была видна тревога.


— Ага, — промямлил я небрежно. А в это время моё зрение начало туманиться из-за снотворного. — Мне никлогда не блывло флутче.


— Чё? — переспросила непонятно чему удивившаяся Рейнбоу.


— Флеро? Фя вуказал шло уфё хлорм...


— Кхм, девочки? С Пинки что-то не так, — сказала кобыла, и остальные пони тут же собрались вокруг меня.


Эй, может быть ты сама попробуешь говорить с крупом, накачанным транквилизаторами?! Тьма начала обступать меня, и я почувствовал ещё одно комбо: колющиеся десны и дёргающаяся левая задняя нога. А, наверное вот это и есть сигнал Пинки-Чувства на неожиданные сюжетные повороты!


Хорошо, что я это выяснил. Отключаюсь.

Вот так я уснул. Снова...


...я бродил по царству беспамятства, превратившись в подобие трясущегося пони-желе. Неуверенно блуждал в зефирной стране чудес, состоящей из ярких, переливающихся пятен и изощрённо изменяющихся фигур.


Не знаю, чем меня там накачал доктор, но это явно была какая-то ядрёная штучка!


— Похоже, что это был наркотик, — подал голос потрёпанно выглядевший человек с тросточкой, дохромав до меня. — Возможно, что-то из группы опиатов.


— Хех... — подивился я, — я понятия не имею, о чём ты.


— Без разницы, — сказал он раздражённо, — будто мне не наплевать.


Он побрёл от меня и медленно, шаг за шагом, начал скрываться за холмом, похожим на круглый леденец, пока его голова не исчезла окончательно из виду.


— Нарик какой-то, — хмыкнул я.


— Ещё бы, — поддакнула кошка, сидевшая на ближайшей ветке искрящегося дерева.


Я тяжело вздохнул. Это была последняя стадия безумства.


— Прекрати говорить. Кошки не умеют разговаривать.


— Пони тоже, — заметила она.


Ладно, тут она меня подловила, признаю.


— Ну так, киска, что творится?


— Ничего особого. Тебе снится очень странный сон, вызванный тем, что тебя накачал лекарствами... Как его там? Подожди минутку...


Кошка тут же из ниоткуда достала записную книжку и крошечную пару очков для чтения.


— Доктор Страшноморд Врушка-Хрюшка?


— Да, так его зовут, — подтвердил я, — Редкостная сволочь. Всё время тыкает в меня шприцами. Я не подушечка для иголок!


— Да ты и не пони, к слову, — добавила она, — и тебе лучше разобраться с этим.


— Пытаюсь, крошка, — сказал я, продолжив свой путь вдоль дороги. — Изо всех сил пытаюсь.


Я моргнул, а когда открыл глаза, то был уже на подобии деревянного парусного судна; кошка сидела на ближайших перилах. Корабль плавно качался вверх-вниз, что слегка дезориентировало меня.


— Грр, ненавижу море, — проворчал я, — всё в нём пытается либо отравить тебя, либо съесть, либо заразить какой-нибудь болезнью.


— Тогда не лезь в воду, — посоветовала кошка, после чего начала вылизываться под хвостом. Я тут же отвернулся, чтобы не стеснять её, хотя ей, видимо, было всё фиолетово.


Двери капитанской каюты широко распахнулись, и мятно-зелёного цвета пятно промелькнуло перед моим носом.


— Свистать всэх наверррх! Мнэ нужна каждая свабодная пара рук! — прорычала Капитан Лира, гроза Семи Морей.


— Ага, как же, «не лезь в воду», — пробормотал я, проигнорировав Капитана. — Без проблем, если не учитывать, что тут повсюду вода.


— Отставить ррразговорчики! — огрызнулась Капитан Лира, глядя на меня из под смехотворно гигантской пиратской шляпы. Не менее огромное перо колыхалось на опасно близком расстоянии от моей мордочки, так что мне пришлось отойти назад, просто чтобы обезопасить себя.


— Извиняюсь, Капитан! — крикнул я в ответ. — Просто болтал малость вот с этой кошкой!


— Ты чё, на солнце перррегрелась, юнга? Здэсь нет никаких кошек!


Я посмотрел в ту сторону и ясное дело, кошка исчезла.


— С воображаемой, — ляпнул я.


— Я не пазволяю на сваём корррабле никаких психических откланэний! — завопила Капитан. — Если прадолжишь разгаваривать с призрачными кошарами, то я тя оставлю в лодкэ, и ты будэшь дррррэйфовать сам по себе!


Ого, акцент Капитана Лиры качался туда-сюда от терпимого до смехотворного похлеще её корабля, но я решил, что лучше не говорить это вслух.


— Слушаюсь, Капитан!


— Судно по борту! — крикнула Боцман Бон-Бон, после чего все (т.е. Капитан, я и Бон-Бон) как безумные начали занимать места и готовиться, пока наш корабль подходил к судну полному пони, испуганно глазевших на нас.


— Пакажите этим мошэнникам всю ужасающую мощь Пиррратов Багровой Руки! — гаркнула Капитан Лира, — Потопите этих наглэцов силой наших гррромогласных орудий!


— Слушаюсь! — крикнул я, отсалютировав и зарядив пушку.


Я был более чем наполовину уверен в том, что пушка выстрелит в бедных, обречённых пони с другого корабля лишь конфетти да серпантином. И собственно, я настолько был в этом уверен, что перед выстрелом попытался убедить себя, что это никоим образом не может случиться, потому что это слишком невероятно и потому что мир не устроен таким образом.


И поэтому когда пушка дала залп и раскидала предметы для вечеринки и декорации по всему кораблю жертв, Капитан Лира была лишь ненамного более удивлённой, чем я сам. Зато намного злее.


— Што. Это. Было?! — прорычала она, наступая на меня.


— Эм... пати-пушка?


— Эта пушка вообще пушка! — пискнула Бон-Бон.


— Я тя на корм рррыбам атправлю! — завопила Лира и сбросила меня за борт.


Отлично, сейчас меня наверняка сожрёт акула. Я зажмурился в преддверии укуса, которого так и не последовало.


Не торопясь, я открыл свои глаза, чувствуя себя ошалело и окосело и, что странно, так, будто я всё ещё был на том качавшемся корабле. Вид, открывшийся передо мной, не имел никакого смысла: полоса голубого неба, еле видимая за верхушками деревьев. Сами деревья, расположенные по обе стороны от меня, неторопливо двигались, создавая ощущение того, что я медленно двигаюсь вперёд, лёжа на спине.


Ничего странного со мной в это время не происходило, хоть я и ожидал чего-то этакого. Я просто лежал на спине, приняв со спокойствием то, что с минуты на минуту что-то произойдёт. И внезапно прямо передо мной промелькнуло что-то жёлтое и волосатое, вначале в одну сторону, а затем в другую.


Меня захлестнул заряд адреналина, когда сам я запаниковал от мыслей, что это за тварь могла быть. Огромный жёлтый паук? Прожорливый волк? Я просто не знал!


И поэтому я с криком вскочил на ноги, зацепился о грубые импровизированные носилки, сделанные из двух палок и куска ткани, натянутого между ними, в которых меня тащили всё это время, и налетел на что-то тёплое и пушистое.


— Какого сена?! — воскликнула Эпплджек, когда я оторвал своё лицо от её... хвостовой части.


Только что до меня дошло, что всё это реально. А ещё то, что в приступе паники я слишком бурно отреагировал на жёлтый хвост ЭйДжей, махавший перед моей мордашкой, пока она тащила моё бессознательное тело на носилках через лес.


Она глазела на меня через плечо, всё больше закипая, и я не могу её за это винить. И нет, она не пахнет яблоками.


— Ох, прости, Эпплджек. Я был немного сбит с толку и запаниковал.


Эпплджек хмуро смотрела на меня, пока я стоял тут, одурельно шатаясь из-за того, что действие адреналина закончилось. Пони фыркнула и откинула «только что, от её удара сломавшиеся» носилки в сторону.


А Рейнбоу Дэш, стоявшая позади, кажется всё видела. Либо так, либо на неё нашёл неожиданный прилив беспричинного смеха. Я обернулся в её сторону и удивился, увидев, что она тоже держала носилки, на которых улёгся...


— Это же Доктор Страшноморд Врушка-Хрюшка! — взвизгнул я, указав копытом. — Смотри, он прямо за тобой!


Дэш скептично посмотрела на меня, издала «Пфффт!» и снова принялась ржать, на этот раз буквально катаясь по земле и слабо дрыгая ногами в воздухе.


Я прям почувствовал, как краснею. Я определённо выпалил что-то глупое. Чтобы отвлечься, я начал осматриваться по сторонам в попытке сориентироваться. Кроме Эпплджек, которая деловито краснела и хмурилась около дерева, тут была Твайлайт, стоявшая неподалёку и взволнованно оглядывавшаяся.


Рарити стояла рядом с Твайлайт, с плохо скрываемой улыбкой на губах, а рядом с ней стояла очень странно выглядевшая особа.


— Ааа... а откуда появилась эта малышка? — вымолвил я, указав в сторону премилейшего создания. У неё была шкурка нежно-розового оттенка и белокурая грива, заплетённая в две косички с бантиками. Хвост её тоже был завязан в бант красной ленточкой.


Молодая кобылка одарила меня самым недоброжелательным взглядом из всех, которые я только получал от пони.


— Хоть одной живой душе проболтаешься, и клянусь, я тебя на тряпки порву, — сказала она легко узнаваемым хриплым голосом.


Я смотрел на неё несколько секунд, прежде чем не начал судорожно смеяться до боли в рёбрах и не упал на землю, присоединившись к Рейнбоу Дэш! Спасибо тебе, ядошутка! Флаттергай-наоборот – классика!


Хриплоголосая кобылка посылала глазами смертоносные лучи чистейшей ненависти в меня, лежавшего на земле и забывшегося в приступе хихиканья. Наконец я достаточно оправился, чтобы самостоятельно подняться на ослабевшие копыта.


— А где ещё один? — просопел я, вставая на подкашивающиеся от парного эффекта снотворного и весёлого смеха ноги.


— Эм. Он прямо тут, — вымолвил тихий голос позади меня, и обернувшись, я заметил Флаттершай, стоявшую в одиночестве. Она повернула голову в сторону пустого места и произнесла: — Может быть ты повернёшься к ней боком? Если ты не против, конечно?


Неожиданно из воздуха появился пони, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности.


— Чего... как?


— Он плоский, — сказала Твай, встав рядом со мной.


— Я знаю, — заявил я, — у вас, пони, вообще нет нормального чувства юмора... ОО! В смысле, он буквально плоский?!


Вот это было реально круто. Со стороны он выглядел как нормальный пони. Спереди же он буквально исчезал! Так необычно!


Так, теперь я знаю, что ядошутка сделала с двумя поницейскими. Пора узнать, что стряслось с Доктором Страшно-(и так далее), лежавшим позади Рейнбоу Дэш.


— А что тогда случилось с доктором?


— Смотри, — сказала Рейнбоу Дэш, после чего наклонилась к единорогу, пока её рот не оказался напротив его уха, вдохнула поглубже и крикнула:

— Проснись!


Доктор фыркнул и взбрыкнул всеми четырьмя ногами. Единорог моргал несколько секунд в замешательстве, прежде чем начал медленно подниматься.


— Вы совершили ужаснейшую ошибку из всех, что можете себе представить, — злобно зарычал пони с блеском в глазах. — Когда мы разберёмся с вами...


— Усни, — сказала Рейнбоу, и доктор, закатив глаза, упал без сознания обратно на носилки, в которых Дэш его тащила.


— Это... так круто! — провизжал я радостно, после чего сам подошёл к носилкам.


— Проснись! — приказал я.


— Вы нажили себе могущественного..!


— Усни!


*шлёп!*


— Проснись!


— Вы проклянёте тот день..!


— Усни!


*шлёп!*


— Проснись!


— Вы пожалеете об этом, когда она...


— Усни!


*шлёп!*


— Прос..!


— Пинки! — Не выдержала Твайлайт. — Хватит над ним издеваться!


— Нууу...


В который раз Твайлайт испортила всё веселье. Такое чувство, что это её работа: быть брюзгой и кайфоломщицей.


— Я просто расплачиваюсь с ним за все те разы, когда он вырубал меня, — оправдался я. — У меня был очень бредовый сон из-за того, что он сделал.


— Это плохо, — сказала Твай.


— Ясное дело, что это очень плохо! А, постой... Ты имеешь ввиду, что плохо издеваться над ним в таком состоянии?


— Ага.


— Ладно, — буркнул я, — но почему они с нами?


Флаттершай ответила раньше Твайлайт, перебив её.


— Мы не могли просто оставить их! — отрезала она.


— Это правда, — подтвердила Твайлайт. — С двухмерным может быть ничего бы и не случилось, но малышка или врач с нарколепсией обязательно попали бы в беду.


— Я вам не малышка! — разозлилась Хриплоголосая.


— Ооооой, она такааая симпатичная! — протянула Рейнбоу Дэш, пытаясь не смеяться (что у неё выходило не очень хорошо)


— Захлопнись! — взбесилась он/она, со злости ударив о земь своим прелестным копытцем.


— Оооох, — изрекла Флаттершай, искренне и без капли иронии. — Так мило!


— Никто из вас не смеялся бы, если бы вы понимали, каково это: внезапно оказаться в шкуре розовой кобылки! — разбушевалась пони.


— Йоу. — Я поднял копыто в воздух. — Я по себе знаю, каково это, чувак, и всё равно нахожу это забавным.


Снова лучи ненависти из глаз! Скажу вам, что это практически уничтожило шансы на то, что мы подружимся, несмотря на то, что мы пережили почти одно и то же и оба в мгновение ока оказались без самого дорогого.


— Мы должны идти, — отчеканила Твайлайт, прилагая колоссальные усилия, чтобы не дать появиться на своём лице даже улыбке.


— Ты должна признать, Твайлайт, что быть по эту сторону ядошутки намного веселее, — сказал я.


Единорожка фыркнула со смеху и тут же попыталась это скрыть, начав тереть нос копытом и делать вид, что она чуть было не чихнула.


— Я... ненавижу... вас всех... — выдавила из себя прелестно нахмурившаяся жеребёнок-малышка. — Очень-очень сильно.


— Ладно, — призналась Твай, усмехнувшись, — это и правда немного забавно... ты что делаешь?


Я виновато посмотрел, пойманный за тем, что начал опускать левое переднее копыто Доктора Врушки в пиалу с тёплой водой.


— Ничего! — соврал я, уронив копыто.


— Откуда ты достал... А, не бери в голову, — буркнула Твайлайт. — Нам надо идти.


Все пони согласились (кроме «пленников», конечно же), и мы пошли дальше по тропе.


Как выяснилось, я пробыл в отключке большую часть дня, и мы были в двух-трёх днях пути от Замка Пенумбры. Зависит от того, какое расстояние мы преодолеем за эти дни. Я был рад тому, что пони не стали пытаться разбудить меня, так как они бы потратили понапрасну кучу времени.


Хорошие новости: Эпплджек простила меня за то несанкционированное вторжение в её личное пространство. Хотя может быть она просто хотела разрешить этот вопрос из-за Рейнбоу Дэш, которая не переставала её подкалывать.


Остальные кобылы поведали мне оставшееся, пока мы шли к замку. После того, как меня вырубили, пони с легкостью скрутили эту троицу. Они держали их под стражей, поначалу только чтобы убедиться, что они не устроят нам ещё одну засаду.


Однако, после первой ночи они поняли, что группа злодеев, должно быть, прошла сквозь заросли ядошутки, и решили взять их с собой, вместо того, чтобы оставить в одиночестве, лицом к лицу с ужасами Вечнодикого леса.


— Вы ещё пожалеете, — сказала Хриплоголосая.


— Постой, постой минутку, — оборвал я её. — Слушай, я не могу продолжать думать о тебе, как о «хриплоголосой». Как насчёт того, чтобы я начал называть тебя по имени?


— Забудь, — прорычала он/она.


— Ой, ну да ладно тебе, — настоял я. Кобылка лишь хмуро посмотрела на меня.


— Слушай, мне нужно как-то тебя называть. Так что либо ты говоришь мне своё настоящее имя, либо отныне ты будешь у нас Принцесса Одуванчик.


— Ты не посмеешь!


— А ты смотри!


— Ладно... я *невнятный шёпот*


— Повтори, кто?


— *снова невнятный шёпот*


— Можешь немного погромче, пожалуйста?


— Плюшкой зовут! Понятно?! Меня зовут Плюшка Сдобная!


На этот раз даже Твайлайт не выдержала и покатилась.


— Ржите сколько влезет, — проворчал он сердито. — Когда вернёмся в Понивилль, я вас так заарестую...


Второго поницейского, того что стал плоским, звали просто – Тэррас. Неплохое, нормальное имя для земного пони. Ску-у-у-ука! Я решил назвать его «Блинчиком». Бедный пони не мог говорить. В смысле, он двигал ртом и всё такое, но не мог издать ни звука. Мне было даже жалко его, но он вроде не испытывал ни боли, ни дискомфорта.


Мы неплохо провели оставшуюся часть вечера и начали ставить лагерь до того, как стемнело. У нас было всё: большой костёр, палатки, зефир с вафлями для запекания на костре на ужин, девять ярдов! Мы даже ненадолго разбудили доктора, позволив ему перекусить и утолить жажду, прежде чем снова вырубить.


И к слову, у Доктора Страшноморда очень грязный рот. Просто решил, что вам будет интересно узнать.


Наконец, пришло время сна. ЭйДжей и я были первыми на карауле, потому что делили одну палатку на двоих. Она единственная принесла палатку, вмещавшую больше одного пони, а я даже не думал засыпать после того, как выспался днём. Поэтому мы с Эпплджек стояли на стрёме, просудачив о разных вещах несколько часов напролёт, после чего пришла очередь Флаттершай и Рарити.


Вот и всё. Это всё, что случилось в этот день нашего похода. И пока что это был мой первый день в лесу, когда со мной не приключилось ничего плохого или страшного.


Я улёгся спать, напуганный, потому что знал, что Вечнодикий лес любит драматичную иронию... полночи я провёл бодрствуя, ожидая чего угодно, начиная от нападения дракона и заканчивая землетрясением или лесным пожаром.


И вы знаете, что было потом? Ничего. Ни одного грёбаного происшествия не случилось!


Глупый, противоречивый лес…


…стоп, а почему я жалуюсь?

Сегодня ночью я узнал кое-что новое...


Эпплджек храпит.


Серьёзно, такое чувство, что землетрясение началось. А, впрочем, неважно, нету ничего невыносимого, тем более это не остановило меня от попыток уснуть. Это сделали мои тревожные мысли.


Уснуть я всё же смог, но, видимо, ненадолго, потому что солнце ещё только поднималось, когда я зевая и оступаясь вылез из палатки, оставив бесшляпую ЭйДжей храпеть, пуская слюни.


Снаружи сидела Флаттершай, оживлённо мурлыкавшая что-то себе под нос и готовившая завтрак на углях от вчерашнего костра. Остальные, видимо, ещё не проснулись. В меню у нас были какие-то оладье-видные штуки, немного сухофруктов и свежие яблочки. Мой желудок заурчал достаточно громко, чтобы пегасочка обернулась в мою сторону. Её лицо тут же озарилось улыбкой.


— Доброе утро, — проворковала ангел костра, улыбаясь мне, пока готовила еду, — Слышу, ты бы не отказался от завтрака.


Хихикнув, я стремглав запрыгнул на одно из упавших деревьев, которые вчера играли роль импровизированных скамеек.


— Пахнет вкусно, Флаттершай, — сказал я, и тут же спросил: — Почему ты не спишь? Я думал, что Твайлайт и Рейнбоу последними стоят на посту.


— А, у меня была бессонница, так что я решила дать Твайлайт возможность немного выспаться. К тому же, мне хотелось приготовить для всех завтрак.


Флаттершай, делящаяся со всем миром своею добротой и оладушками!


— Уже готовы? — нетерпеливо поинтересовался я. Они пахли просто превосходно. И я не шучу!


Пегаска передала мне деревянную тарелку с двумя оладьями, которую я взял передними копытами и опустошил в один присест.


— Мама родная, — еле вымолвила Флаттершай, выпучив глаза.


— Ещё есть? — спросил я с надеждой в голосе, удерживая пустую тарелку.


— Я... боюсь, что мы взяли совсем немного припасов из расчёта на нас шестерых, и они уже на исходе из-за прибавившихся трёх ртов... Точнее пони, малышки и двухмерного пони, который, кажется, и без еды обходится. Но всё же, ты можешь взять себе яблоко.


— Нууу... — закапризничал я, после чего передал неприятные новости своему животику.


Животик, недовольный сей вестью, принялся ворчать и бурлить в знак протеста. Ну и ладно, предательский желудок! Давай, бастуй, глупый пищеварительный орган. Поглядим, заберёт ли пони-будь тебя к себе, накормит ли, когда ты будешь один хлюпать в лесу!


— К слову о наших гостях, где они? — спросил я, почавкивая яблоком.


— Ох, Рейнбоу Дэш стережёт их, вот там. — Флаттершай указала крылом в нужную сторону, одновременно занятая готовкой следующей партии оладьев. — Можешь подменить её, чтобы она пришла за своей порцией завтрака?


— Да не вопрос, — ответил я, хоть и не слишком радовался мыслям о том, что рядом со мной будет ошиваться сквернословящий жеребёнок с голосом Харви Фирштейна. Надеюсь, что он сейчас как и Доктор Шприц спит под навесом, который мы сделали для троицы.


Я приблизился к тому, что любил называть «Вечнодикой тюрьмой», потому что так работало моё чувство юмора. Рейнбоу сидела лицом к навесу, в котором отдыхали наши заключённые, вот только полулёжа и при этом тихо посапывая.


Она уснула! Я даже представить себе не мог... ну да, ладно, это всё-таки Рейнбоу Дэш. Видеть её спящей было совсем не удивительно. Но всё же! Элемент Верности уснула на страже?


И это было ещё не самое ужасное!


— Где, лягать вас, Доктор Страшноморд?! — заорал я, как только увидел, что его соломенное подобие лежанки пустовало. И почти сразу я услышал “иип!”, который издала Флаттершай за моей спиной, и чьё-то ворчание, доносившееся из палаток.


— Бве-е?! — только и сказала Рейнбоу Дэш, очухавшись и тревожно всполошившись.


— И где Блинчик?! И одуванчик наш тоже пропал!


— Нет, не пропал, — пробурчала Плюшка Сдобная, решив примерить на себя роль капитана очевидности. Точнее “пробурчал”. Какая разница.


— А другие двое сбежали? — начал я расспрос малышки.


— Ага. Я разбудил Дока, и они с Тэррасом слиняли, пока пегаска спала, — проскрипел Плюшка.


— Чёго пвоисходит, Пинк? — невнятно пробухтела Рейнбоу Дэш, пытаясь встать. Попытка оказалась неудачной, пегаска почти сразу рухнула на землю.


— Видишь, что ты наделала, мисс Снолюбка! — заявил я, пихнув кобылу под бок коленом.


— Чиво? — еле спросила она. — Каго... хрр.......


Не-ве-ро-ятно. Она снова уснула! Это уже слишком, даже для Рейнбоу!


Стоп. Это и правда слишком, даже для Рейнбоу...


— Что вы сделали с ней?


— Док накачал её снотворным.


— Шприц в круп? — спросил я, получив в ответ кивок головой.


Да уж, этому пони видимо очень нравится это дело. Бедняжка Рейнбоу! Я должен был знать, что она не уснёт просто так без причины! Теперь меня гложила тяжелейшая форма вины за мысли о том, что Рейнбоу Дэш лодырничала.


— Прости меня, Дэши, — обратился я к задремавшей пегаске. — Так, а почему ты не сбежал вместе с ними? — спросил я у Плюшки Сдобной с искренним любопытством.


— Потому что Вечнодикий лес – опасное место, Тэррас мне помочь не сможет в своём нынешнем состоянии, а Док похож на типа, который знает, что ему не нужно бежать быстрее диких зверей, главное бежать быстрее самого медленного спутника. И в данном случае, это я.


— Это поразительно логично для такой маленькой кобылки, — заметил я, уже испытавший на собственной шкуре приветствие Вечнодикого. По непонятной мне причине, он сердито посмотрел на меня в ответ.


— Может ты и тронувшаяся беглянка, — нехотя ответил он, — но ты вернулась за нами, когда решила, что нас атаковала мантикора. Не думаю, что ты одна из тех пони, которые могли бы запросто оставить меня на произвол судьбы в чаще леса.


Ааах! В этот раз я не смог удержать себя в ру... копытах! Я сгрёб этот комок очарования в тёплые объятья, пока он пытался отбиваться ногами, кусался и ругался.


— Это тааааак миииило! — проворковал я ему на ухо с текущей из носа кровью от нескольких особо свирепых ударов копытом. Он ещё неплохо так зарядил мне в глаз, к слову.


— Поставь, [цензура], меня на землю, ты, [цензура] [цензура] мешок с [цензура] на [цензура] заплесневелой заднице! — заверещал он, ясное дело без всех этих [цензура].


Видите? Я ещё помню о вероятности того, что эти записи могут попасть к ребёнку, и решил зацензуривать все плохие словечки и мысли! Аве мне!


Как бы там ни было, из-за нашей грызни все пони проснулись в разной степени раздражённости. За исключением, ясное дело, Рейнбоу Дэш, которая в данный момент наслаждалась увлекательными медикаментозными снами.


— Какого сена тут творится?! — заворчала Эпплджек, шатающейся походкой выходя из своей палатки.


— Не знаю, но кажется Пинки атаковал Плюшку Сдобную нежелательными объятьями, — ответила Твайлайт, зевая и протирая глаза запястье... тем, что было у неё над копытом.


— Ам... по моему, доктор и Тэррас ушли, — поправила её Флаттершай, потому что была достаточно близко от меня, чтобы услышать большую часть разговора. — И Доктор... мм... Страшноморд... накачал Рейнбоу Дэш снотворным на прощание.


— Ах, бедняжка, — посочувствовала вылезшая из палатки Рарити, выглядя как всегда безупречно, — С ней всё будет хорошо?


— Ну, если судить по моему личному опыту, ей всего-лишь будут сниться странные, бредовые сны, — успокоил я обеспокоенных пони.


— Как считаете, народ, может нам стоит догнать их? — спросила Эпплджек, надев наконец шляпу на голову, что стало для меня облегчением. Без неё она, если честно, была как белая ворона.


— Нет, — заявила Твайлайт после секундного размышления, — мы не можем позволить себе такую задержку, нам надо как можно скорее отправляться в путь.


— Ну ладненько тогда. Как насчёт завтрака, Шай? — Угадайте с трёх раз, которая из кобыл сказала это. И это была не Рарити и не Твай.


— Да, у меня приготовлены оладьи для всех, — вымолвила Флаттершай, улыбаясь и передавая всем тарелки.


Твайлайт начала идти вместе с остальными назад, к костру, когда неожиданно обернулась в мою сторону.


— Итак, Пинки, как долго ты намереваешься тискать Плюшку Сдобную против его воли?


Чего? Ой... Я перевела взгляд на уже успокоившуюся малышку, зажатую в объятьях и выжигавшую меня взглядом, полным абсолютной ненависти.


— Хе-хе, упс! Прости! — извинился я, поставив Плюшку на землю и похлопав копытом по голове. Он лишь отмахнул моё копыто, рыча и злобно ругаясь. — А теперь иди есть. Такой маленькой кобылке нужно хорошо питаться!


Ох, что же он наговорил мне, топая к костру! Любой бы моряк покраснел от стыда.


Ну и ладно, в любом случае я уже поел, поэтому помогал Флаттершай мыть посуду, пока остальные завтракали. А после мы разобрали палатки, собрали вещи и вновь отправились в путь! Только на этот раз Рейнбоу Дэш была на носилках, а мне пришлось её тащить. Думаю, это было честно, учитывая то, как я провёл большую часть вчерашнего дня, тащимый другими пони.


Однако, это сделало ходьбу труднее. Я беспокоился за бедняжку Дэши из-за того, как подскакивали её носилки. Не, я пытался обходить кочки и ямы, но местами они были не обходимыми!


В это время Плюшка Сдобная, решив вроде бы идти с нами, галопом поспевал за нашей группой, пыхтя от попыток идти нога в ногу со взрослыми кобылами. ЭйДжей поймала его за шкирку и, несмотря на визги протеста, решительно посадила его на свою оранжевую спину.


Это нечестно. Я тоже хочу покататься на пони!


И чтобы показать своё недовольство, я показал язык хмурившемуся на крупе Эпплджек жеребёнку. Он не заметил этого, потому что его насупившийся взгляд был направлен в землю, а когда он наконец повернул голову, я быстро спрятал язык, делая вид, будто очень заинтересован в разглядывании деревьев и кустарников вокруг нас.


Светлогривая кобылка подозрительно посмотрела на меня, после чего выдала:

— И всё же, что у тебя за дело?


— Что ты имеешь ввиду?


— Док сказал, что ты чокнутая. Ты разнесла кучу лотков в городе, сбежала из больницы, и теперь направляешься... куда? И с какой целью?


— Почему тебе это интересно?


— Потому что я застрял с тобой в этом маленьком походе в никуда, вот почему!


— Ой, ну не дуйся, — ответил я, — Я расскажу тебе, только вначале ты должен сказать волшебное слово!


Он посмотрел на меня в недоумении, раскачиваясь взад-вперёд на спине ЭйДжей.


— Абракадабра? — выдал наконец Плюшка.


— Нет, “пожалуйста”. Тебя не учили в детстве волшебным словам?


— Ладно тогда, пожалуйста.


Так я удовлетворил его любопытство, пересказав по новой всю историю. Это уже стало рутиной: универмаг, лампочки, зеркало, Пинки Пай, Понивилль, так далее и так далее... И я вам говорю, что подруги Пинки внимательно слушали меня, несмотря на то, что уже всё слышали.


— Хах, — усмехнулся он, когда мой рассказ подошёл к концу. — И твои подружки тебе верят?


— Конечно, — небрежно ответил я, — они видали вещи в разы страньше.


— Ты о чём?


— Что? Серьёзно? Ты не знаешь этих кобыл?


— Нет, — отрезал он, — а с чего должен?


— Элементы Гармонии? — намекнул я, получив от мелкой в ответ лишь равнодушный взгляд. — Серьёзно, что с вами, пони?! Они спасли этот мир как минимум два раза, и вы даже их имена не можете запомнить?


— Спасли мир от чего? — спросил Плюшка, лениво перебирая косу в копытах. Да, это было прелестно, но я был слишком раздражён, чтобы умиляться.


— Найтмэр Мун, ни о чём не говорит это имя? А как насчёт Дискорда? Не упоминая ещё Королеву Кризалис и армию ченджлингов, не смотря на то, что они там по большей части лишь помогали спасать мир от них.


— Ого, честно? Это всё работа этих кобыл?


— А-га, — подтвердил я, закатив глаза, за что получил очередной Губительный Взгляд. — Ладно, хватит лишь обо мне говорить. Что насчёт тебя?


— А что насчёт меня? — удивился Плюшка.


— Почему ты работал на Дока Врушку? — спросил я напрямую, на что он фыркнул:

— Я не работаю на него, лишь на благо жителей Понивилля. Я один их местных поницейских.


— Да? и как давно ты знаешь нашего Доктора? — поинтересовался я.


— Мы познакомились в тот же день, в который поймали тебя. Он показался в участке и сказал, чтобы мы шли за ним.


— Серьёзно? — спросил я удивленно. — И часто такое происходит?


— Что именно?


— Что вы, ребята, принимаете приказы от рядовых граждан.


— Ам... — Плюшка умолк, выглядя растерянно. — Ну, он ведь был доктором. Сказал, что ему нужна наша помощь.


— И почему ты теперь тут?


Жеребёнок сердито уставился на меня со спины Эпплджек.


— Потому что застрял в теле мелкой кобылы, ты, недоумка! — огрызнулся он.


Недоумка? Недоумка?! Я даже не... никто и никогда меня так не называл! Я даже не знаю, смеяться мне, или плакать, или и то и то сразу!


— Нет, я хотел сказать, почему вы пошли в жуткий лес погибели, если на то пошло?


Он раздражённо закатил глаза:

— Очевидно, потому что нам нужно было выследить сбежавшую душевнобольную, — произнёс Плюшка голосом, сочившимся от насмешки.


— Ага-ага, — сказал я, — Сколько всего поницейских в Понивилле?


— Двое, — ответил он. — Я и Тэррас.


— Так, давай обобщим факты, — заявил я, готовясь подвести итог. — Значит доктор заявился к вам, откуда то узнав, что я начну “безумствовать” в городе, ещё до того как я на самом деле начал буянить. Позже, ты с напарником, оба благородные поницейские, поклявшиеся защищать жителей Понивилля, оставили город без каких-либо представителей пониции по приказу доктора, которого знали от силы несколько дней, чтобы бродить по самому опасному лесу Эквестрии в поисках одной единственной предполагаемой “душевнобольной”? Это стандартная процедура для подобных ситуаций?


Оооох, прямо в яблочко! Жеребёнок растерянно смотрел на меня выпученными глазами.


— Это... тогда это казалось разумным... — удручённо вымолвил Плюшка. — Мы... обычно, в подобной ситуации мы бы распространили информацию в близлежащие города, чтобы следили за беглецами, может проверяли бы дороги.


— Контроль разума! — выкрикнул я внезапно, заставив всех пони в пределах слышимости чуть ли не выпрыгнуть из кожи.


— Что ты кричишь, параспрайт тебя подери? — раздражённо спросила Эпплджек.


— Доктор Страшноморд контролировал сознание нашего Плюшки! Я знал это!


— А вот и нет!


— А вот и да!


— А вот и нет!


— А вот и да!


— А вот и нет, умноженное на бесконечность!


— А вот и да, умноженное на...!


— Вас двоих можно попросить замолчать? — так же раздражённо выпалила Твайлайт. — Ведёте себя как дети!


Не сговариваясь, мы с Плюшкой показали оцепеневшей кобылке языки. И когда я увидел, что он тоже высунул язык, я захихикал.


И он тоже! Самое настоящее девчачье хихиканье! Без ноток мрачной хриплоты! Бедняжка тут же заткнул рот копытом, посмотрев на меня со страхом.


Вздохнув, я утешающе похлопал жеребёнка по макушке.


— Я понимаю тебя, друг, — сказал я ей/ему — Серьёзно.


— Селестия милосердная, — прошептал он в ужасе, — я не хочу превратиться в кобылу! А что, если это навсегда?


— Ох, не волнуйся об этом, — уверил я, радостно прыгая, пока вдруг не вспомнил, что да, я ведь тащу Рейнбоу Дэш и прыгать по дороге будет не самой блестящей идеей. — Это всего лишь эффект “ядовитой шутки”, и лекарство от неё — ванная с травами и пузырьками. Спа в Понивилле поможет всё исправить в миг.


— Честно? — спросил он, смотря на меня широко раскрытыми глазами, полными надежды.


— Ага. Кто знает, может Зекора уже выдала мне лекарство? Она набила мои седельные сумки кучей вещей на все случаи жизни.


Теперь его глаза стали похожими на две мелких щели.


— Хочешь сказать... что у тебя всё это время могло быть лекарство, и ты мне не сказал? — Голос Плюшки начал срываться, от низкого и грубого, до высокого девчачьего.


— Не думай об этом. А хотя знаешь что, я пороюсь в седельных сумках во время следующей остановки и посмотрю, что есть, хорошо?


Он пытался уговаривать, просить, требовать, а под конец умолять нас остановиться сейчас и проверить, есть ли у меня нужное средство. Закончилось всё тем, что Эпплджек пришлось повернуть голову и шикнуть, хоть на него это плохо подействовало. По крайней мере до того момента, когда он не начал зевать и не уснул.


Тихий час для Плюшки! Клянусь вам, когда он молчит, то становится раз в десять милее. Дальше мы шли в тишине, а все разговоры наши сводились к шёпоту. Не знаю, почему они позволили ему так уснуть, но я бы хотел избежать любой ругани в свою сторону от полуметровой кобылки. Если такое очаровательное создание и таким голосом покрывает вас бранью, то это сильно расшатывает ваш дзен, знаете ли.


Примерно два часа спустя, Твайлайт решила устроить привал.


— Впереди что-то есть, — проинформировала она нас. — Похоже, это вторая река.


— Йей! — обрадовался я. — Стоп, вторая?


— Агась. Мы пересекли первую, покамест ты дремала, — сказала Эпплджек.


— Ох. Класс! И что это значит?


— Это значит, что к ночи мы выйдем из леса, — радостно уведомила меня Твайлайт, — а ещё это значит, что мы сделаем короткую остановку и пообедаем!


Круто! Еда!


Я вернусь к вам немного позже, народ. Время перекуса!

Вот тебе и мирный обед.


Я всего лишь хотел поесть. А вот у Плюшки Сдобной были другие мысли на уме. Никто и крошки от обеда не успел сунуть в рот, как он принялся докучать мне и просить порыться в седельных сумках. И, будучи доброй личностью, я решил, что бурчащий животик может и потерпеть пару минут, во время которых я рылся в своих запасах, любезно предоставленных мне Зекорой.


И откровенно скажу, я вроде как не уделил должное внимание тому, чем она меня снарядила. Её рифмы с течением времени оказывают гипнотический эффект, и я просто завис тогда.


Короче говоря (не слишком поздно?), я начал всё распаковывать. Горшки и банки, склянки и бутылки с зельями, небольшие бумажные конвертики с порошками: всё было выложено и разложено на земле. К счастью для меня, Зекора написала ко всему маленькие и удобные приписки с объяснением эффектов. В рифму. Эта сумасшедшая зебра определённо обожает рифмы!


Последним, что я вытащил из сумки, была небольшая красная вычурная стеклянная бутылочка. Я собирался прочитать этикетку на ней, как вдруг меня посетила мысль.


— Эй, можно гипотетический вопрос? — поинтересовался я у нетерпеливого жеребёнка. — Предположим, что я тебя излечу. Не начнёшь ли ты причинять беспокойство нашей группе? Например, пытаться арестовать меня, или ещё чего?


— У вас численный перевес, шестеро против одного, и твои друзья доказали, что могут заступиться за тебя, так что, думаю, я не буду тебя арестовывать. Но всё же буду пытаться изо всех сил уговорить тебя мирно вернуться вместе со мною, — проскрипел он вернувшимся хриплым голосом.


— Что же, это будет докучающе, — вздохнул я, после чего прочёл приписку на сосуде.


— Ну и ладно. Не повезло. Нет у меня противоядия от ядовитой шутки, — сообщил я ему, тут же налепив на себя широкую улыбку в попытке подбодрить жеребёнка. — Да и вообще, в виде малышки ты гораздо милее!


Он просто смотрел на меня, пока я убирал красную бутылочку в сумку и после собирал обратно всё, что выложил.


— Я тебе не верю, — выдал он.


— Что?


— Дай мне посмотреть последнюю бутылку.


— Ну, ладно, но... я уже гору вещей назад сложил. Ты правда хочешь, чтобы я повторно всё распаковал?


Он просто буравил меня ледяным взглядом, после чего двинул к остальной группе, где Флаттершай выдала ему бутерброд. Пожав плечами, я положил всё назад и присоединился к остальным за обедом.


Через несколько минут Плюшка Сдобная покинул нас, отправившись “в дамские кустики” (мои слова, не его). Я не слишком парился об этом, пока не услышал вскоре шорох за спиной. Я развернулся, приметив торчащий из верха седельной сумки зад маленькой кобылки.


— Эй, что ты там удумал? — вопросил я встревоженно.


— Я воспользуюсь этим! — заявил Плюшка, выудив на свет красную бутылочку. — Не могу более терпеть то, что я маленькая кобылка!


— Эй, это не... — начал я, и в тот же момент он принялся разбивать бутылку, что держал над головой. — Стой! Не вздумай делать!


— Почему?! — ответил он с капельку безумным смехом. — Не хочешь, чтобы я расколдовался?


Жидкость из сосуда вытекла на голову кобылки, пропитывая её.


— Потому что это не лекарство от ядошутки, — с грустью пробурчал я, пока он шипел и кхеркал, — а флакон духов, которые Зекора передала мне. В подарок Скайджи.


— Чего?! — взвизгнул Плюшка, снова прервавшись на кашель. У всех вокруг заслезились глаза от насыщенного цветочного аромата с нотками роз, заполнившего в миг поляну.


— Силы небесные... слишком сильный запах, — пропыхтела Рарити. — Он... довольно приятный, но может стоит чуть разбавить?


— Без проблем, — отозвался я, тут же вылив ведро воды на голову перхавшему жеребёнку.


— Э-э-эй! — слабо скрипнул он.


— Не-а, тебе нужен душ, приятель, — произнёс я медленно со всё ещё слезящимися от цветочного амбре глазами.


Вздохнув, Твайлайт отложила еду в сторону и обернула бедного кобылку-поня магическим полем, потащив к реке. А мы сидели узким кругом в неловкой тишине, продолжая обедать и тщетно пытаясь делать вид, что рядом с нами не окунали систематически в воду сквернословящую мелочь.


— Чтооо же, — протянул я, — бутерброды отличные. Кто их сделал?


— Эм… Я, перед тем как мы отправились, — пролепетала Флаттершай, вздрагивая от довольно изобретательных ругательств в адрес Твай.


Ага, а я, кажется, ощутил едва заметный привкус скотного двора.


— Ну, они великолепны! — ляпнул я, шумно пожёвывая.


— Более того скажу: просто объедение, Флаттершай, просто объедение, — громко отчеканила Эпплджек, сумев (по большей части) заглушить переполненную матами тираду в отношении родословной Твайлайт.


— Да, вполне...


— ...и можешь [цензура] себя [цензура]ым КАКТУСОМ, ты, [цензура]... — пролетело над нашей ланч-зоной.


— ...вкусные, — закончила предложение Рарити.


Не зная, о чём говорить, мы просто сидели сложа копыта, пока не вернулась Твайлайт, ясное дело злая как собака, свалив на нас мокрого и угрюмого Плюшку Сдобную.


— Жуй! — рявкнула она, телекинезом отправив бутерброд в рот малышки. — Используй свой рот не только для брани.


Плюшка выплюнул еду и вдохнул побольше воздуха в лёгкие, без сомнений готовясь к очередной филиппике с демонстрацией множества хитроумных способов использования ругательных слов для описания пони.


— Либо у тебя во рту будет бутерброд, либо этот кусок мыла, — заткнула мрачно Твайлайт малышку.


Плюшка рассмотрел мыло, парившее в магическом захвате Твай, после переведя взгляд обратно на нахмуренную единорожку. Он выдохнул и выбрал более мудрый и вкусный вариант.


С двумя злившимися друг на друга пони, наш перекус прошёл нескладно и впопыхах. Я запрягся в носилки с Дэши (везучая пегаска всё проспала), остальные сложили вещи и мы снова отправились в дорогу.


Я не буду вас утомлять деталями нашего путешествия из леса. Наверное, Вечнодикий лес осознавал, что пятеро кобыл и я шли, представляя собой самую крупо-надирательную концентрацию очешуенности во всей Эквестрии, и решил не связываться с нами более.


На другой стороне леса располагались степи да камни. Серые равнины расстилались насколько хватало глаз, с одной лишь небольшой горой в отдалении. Это была странная на вид скала, торчавшая из земли словно палец, указывавший в небо. Высокая и узкая, не сочетавшаяся с плоской пыльной равниной.


— Пик Путников, — удостоверилась Твайлайт, с удовлетворённым видом убрав карту. — Замок Скайжди должен находиться у его основания. Нам нужно добраться туда до полудня завтрашнего дня.


— А мы не можем продолжать идти? — возразил я. — В смысле, он прямо здесь! Мы сегодня можем до него добраться!


— Солнце уж садится, — заметила Эпплджек, — и пик порядошно далеко от нас. Мы дойдём до него ток ранним утром, даже если будем идти всю ночь. Я б предпочла отдохнуть, прежде чем встретиться с… чем бы нам ни пришлось там по прибытию встретиться.


— Я совершенно согласна, — прибавила Рарити — Мои копыта болят от всей этой ходьбы. Отдых будет более чем кстати.


Мы решили остановиться вблизи Вечнодикого, богатого на воду и дрова, разбив лагерь у границы леса. Вскоре мы разожгли костёр и уселись тихо вокруг него. Твай и Плюшка по прежнему не разговаривали, а их угрюмость более или менее заражала остальных из-за нехватки весёлых моментов.


— Слушайте, а почему бы мне не рассказать вам немного больше о себе? — предложил я, решив попытаться снять напряжение. — Я могу поведать вам о своей учёбе в университете, или о вещах, что делал, будучи ребёнком, или...


Я захлопнулся, с опаской оглядевшись.


— Что случилось, Пинкс? — поинтересовалась Эпплджек.


— Просто… каждый раз, когда я пытаюсь поведать вам о своём прошлом, случается что-то странное. По ходу я ожидаю того, что нечто выскочит из леса и нападёт на нас, или ещё чего.


— Всего лишь случайность, — коротко отрезала Твай, пока ещё горячившаяся из-за того, что её назвали «[цензура] дочерью [цензура] мантикоры» не так давно. — И я считаю, что мы должны узнать побольше о тебе.


— Ладно, — уступил я, решив испытать судьбу. — Так, с чего бы начать? Родился я одним холодным, зимним днём...


— Благх?! А ну слезь с меня, лакрица спятившая! — зазвучал голос за моей спиной, и я вздохнул, отметив без надобности:

— Дэш проснулась.


Мы провели некоторое время, поднимая на ноги сонную пегаску, и в первую очередь она извинилась и пьяной походкой направилась в ближайшие кусты, чтобы “позаботиться о кое-каких делах”. Через минуту она вернулась, очевидно гораздо более сосредоточенная.


— Намного лучше, — вздохнула с радостью пони. — Есть чего пожевать? Стоп, а что это воняет цветами?


Плюшка Сдобная лишь глазел на неё, пока Флаттершай передавала ей бутерброд.


— Пинки Пай-рень была... был готов рассказать свою историю, — произнесла Твайлайт, чуть улыбнувшись из-за шуточного прозвища. Брр.


— Афа, Нафиай, — сказала Дэш с набитым ртом.


Я выдохнул, попытался ещё раз, и, святые небеса, мне это удалось! Не буду томить вас фактами из своей жизни, но пони я рассказал очень много о том, каково это – расти человеком. И будучи самим собой, я не мог не поведать о некоторых... более занимательных приключениях. Может я приукрасил их, может нет. Честно, я и не помню, делал это или нет, слишком погрузился в описание. К примеру:

— Мы были настолько уверены в том, что это медведь-убийца или поехавший маньяк с топором, что тут же рванули оттуда, — излагал я один момент из истории о пошедшем наперекосяк дворовом кемпинге. Все пони, даже Плюшка Сдобная, смотрели на меня широкими глазами. — Мы добежали до крыльца, врубили свет... и до чёртиков перепугали енота, когтями рвавшего наш минихолодильник.


— Енот? Вы, ребята, испугались какого-то енота? — фыркнула Рейнбоу Дэш.


— Эй, в кромешной тьме енот казался огроменным, а воображение сделало всё остальное!


Это была банальная история о том, как мы с братом чуть не обмочились со страху после злостного нападения енота на наш холодильник, но она разрядила немного обстановку.


Я продолжал рассказывать одну байку из детства за другой, большая часть которых заканчивалась увечьями для меня, чувствуя одобрение пони, сидевших рядом.


Пока травил истории, я внезапно понял, как безумно все они звучали для непосвящённых в детали, хоть и имели смысл в то же время. Рейнбоу гудела от смеха со случая о том, как я спрыгнул с крыши в супергеройской накидке из полотенца для душа (сломанное запястье и одно ребро). Эпплджек насладилась рассказом о визите к кузине-фермерше и катании на тракторе по кругу (пришлось сделать паузу, чтобы объяснить его работу). Только вот в конечном итоге я завалил его на бок и съехал в кювет... который использовался для утилизации коровьего помёта. А ещё остался с треснутой ключицей.


— Видишь, духи ещё не самое худшее, в чём можно изваляться, — сообщил я Плюшке Сдобной, подмигнув. Вопреки себе, жеребёнок заржал со смеху и посмотрел на меня так, будто я обманом и с гнусными целями заставил его получить удовольствие.


Я ещё долго говорил, повторно всё переживая. Это чувство было... приятным. Истории напоминали мне о том, кто я на самом деле под всей этой розовостью. Моя ностальгия пробудила подобное чувство в пони, и остальные тоже заболтали. Я был восхищён. В смысле, я много знал об этих пони из мультсериала, но нам так мало известно о них самих.


Я будто попал в рай для гиков, слушая кобылок. Даже не в состоянии описать это, народ! Истории были прекрасными, и я правда хотел бы запомнить их все.


К примеру, случай о том, как Флаттершай получила работу официантки, впервые попав в Понивилль. Вот только когда она пошла к своему первому столу и заказу, она прошла мимо и не останавливалась, пока не вышла наружу, а после и за пределы городка.


Или то, как Эпплджек однажды застряла в колодце, когда была маленькой. Нет, она не упала туда, группа кобылок из её школы заверила ЭйДжей, что на его дне лежит мешок с монетами.


Или как Твайлайт неправильно сотворила заклинание и случайно вызвала ужасающее создание из другого измерения. Зубастое, клыкастое, но Селестия его укротила и теперь держит у себя как питомца. И кажется, она назвала его «Мягколапка».


Или про Рарити, которая на своём празднике кьютимарки зацепилась за ковёр и шлёпнулась лицом в торт.


— И вот она я, а вокруг ни одного удачно подвернувшегося неприятного принца, чтобы стряхнуть остатки, — закончила она, невероятно заразительно смеясь.


Рейнбоу отказалась признаваться в любых злоключениях, но Флаттершай с готовностью поделилась моментом, когда радужная пони растерялась во время лётного экзамена. Несмотря на то, что она завершила трассу в рекордное время, баллов ей не присудили... лишь потому, что она летела не в ту сторону.


— Да, да. Смейтесь. По крайней мере ко мне не прилипла кличка “Не Туда Дэш”, — вздохнула пегаска.


— Только потому, что “Рейнбоу Крэш” звучит лучше, — парировала Флаттершай с неприкрашенным намёком на самодовольство. Когда Дэш взглянула на неё, поражённая неожиданной язвительностью, она сказала в ответ: — Не надо было тебе рассказывать, что я ходила с брекетами.


Даже Плюшка Сдобная достаточно потеплел, чтобы рассказать историю из своего жеребячества. Как выяснилось, он решил пойти в поницию после того, как кто-то выкрал его рюкзак в школе. Не смешная история, как остальные, но всё же мило, что наша цветами пахнущая кобылка-талисман решила присоединиться к разговору.


В конечном счёте, пришло время отбоя. Твайлайт и Рейнбоу Дэш встали на стражу лагеря первыми, Рарити с Флаттершай – последними, а это значило, что мне придётся проснуться посреди ночи с Эпплджек и стоять на стрёме. Плюшка же, везунчик, остался в палатке Флаттершай, так как мы были уверены, что жеребёнок не сбежит, и он оказался достаточно мал, чтобы поместиться с нею в одноместной палатке.


Когда мы унялись, дабы уснуть, Эпплджек повернулась в мою сторону.


— Неплохо ты здесь поработал, — одобрила она.


— Что ты имеешь ввиду? — не понял я.


— Разговорил нас при помощи баек о себе. Путь был не из лёгких, и вспыльчивость уж доходила до предела. Думаю, сейчас дела с этим обстоят лучше.


— Ну, на самом деле я лишь желал наконец поделиться своей историей, — признался я. — Вся эта “открытость и общительность”, проявившаяся в остальных, оказалась неплохим, но лишь побочным эффектом.


— А также честность и скромность, — усмехнувшись, сказала Эпплджек. — Я хочу нашу Пинки Пай назад, но... чтоб меня, полагаю, я буду скучать по тебе, когда ты уйдёшь.


Это был контрольный в сердце, говорю вам. Абсолютно неожиданно, невероятно трогательно... я почти минуту смаргивал слёзы радости.


— Спасибо, Эпплджек, — выдохнул я, задыхаясь от переполнявших меня эмоций, — Я тоже буду скучать по вам, девчонки. Может быть Пинки заинтересуется вариантом с таймшером, чтобы я мог вас навещать!


Сказал я это в шутку, потому что безусловно был уверен, что это невозможно.


ЭйДжей рассмеялась и ответила:

— Ну, может быть. Но до тех пор, покамест ты не заставляешь нас сидеть на подобных трёхчасовых лекциях!


Я тоже рассмеялся и прижался к своему покрывалу.


— Спокойной ночи, Эпплджек. Увидимся через пару часов.


— Ночки, Пинкс, — ответила ЭйДжей, забравшись под своё одеяло. Я был готов уплыть в страну сновидений, как пони меня окликнула:

— И ещё: можешь сделать мне крошечное одолжение?


— Конечно. В чём дело?


— Ты как бы разбудил меня вчера ночью своим храпом. Можешь попытаться потише сопеть?


— Конечно, я... Стоп, что?!


А после завязалась недолгая, но оживлённая битва на подушках, во время которой мы старались не смеяться, что выходило неудачно, пока Твайлайт не засунула голову в палатку (схлопотав залётной подушкой в лицо на свою беду) и не попросила нас утихомириться.


Мы остановились, объявив перемирие, и теперь пришла мне пора немного поспать. Я продолжу это вещание утром.


Ночи!

Пришла пора идти дальше!


Словами не передать, как я взволнован! Наконец-то будут ответы!


Солнце взошло, и вновь Флаттершай готовила всем нам завтрак. Снова те превосходные оладушки и прочие вкусности. К тому времени, как я выковылял из палатки, Плюшка Сдобная уже был на ногах, и, судя по виду, в лучшем расположении духа, чем вчера. Вероятнее всего потому, что он избавился-таки от своих косичек.


Не поймите превратно, это хорошо, что он их распутал. Они выглядели довольно таки неопрятно, особенно после обмакивания в реку. И всё же… я скучал по ним. Я поинтересовался у него, не мог бы он закрутить по новой косички, на что получил в ответ колкое: "Уши трубочкой себе закрути". Что, к удивлению... не было ругательством, честно говоря.


Ну и ладно, все-пони этим утром были в более чем отличном настроении. Не знаю, было ли это из-за всех тех ночных ностальгических рассказов, или, может, потому, что цель нашего путешествия теперь виднелась как на копыте. Да всё равно, какая причина, мне разрешили петь, пока мы идём!


Я знал наизусть пару-другую песен Пинки Пай, но не все они были достаточно длинными, чтобы петь их всем вместе, например “Смех”. Ах да, я ещё спел поняшам заглавную тему сериала. Дыа! И я даже смог уговорить их подпевать мне на втором круге. Даже объяснил им, кому какие слова песни петь! Ну там, чтобы Рейнбоу Дэш пела “Приключение!”, Флаттершай часть про доброту и так далее. И это было потрясно!


Но как только им и эта песня наскучила, мне пришлось думать, что бы ещё завести. На мгновение я чуть было не поддался искушению научить спутниц петь “Never Gonna Give You Up”, но решил, что лучше не надо. Даже моё чувство юмора такого больше не выдержит!


Я долго рылся в своей памяти, пытаясь выудить песню, которая поднимала бы дух, и чтобы её было весело петь. Наконец я остановился на одной. Песня была, пожалуй, чуточку заезженной, но ей и сейчас удавалось заводить людей.


Жаль, но поначалу лишь Эплджек с Рейнбоу Дэш вызвались помочь мне по части ритма. Я велел им топать копытами особым способом на ходу.


И вот, представьте себе: Эплджек и Рейнбоу Дэш топают вместе со мной, пока мы продвигаемся через в целом скудную равнину в сторону зловещего замка, где нас ожидало… а кто его знает, что? И ритм, который мы отбивали, был вот таким:


Топ томп томп! Топ томп томп!


И я запеваю:


Buddy you’re a boy make a big noise

Playin’ in the street gonna be a big man some day

You got mud on yo’ face

You big disgrace

Kickin’ your can all over the place!


И хором.


We will we will rock you!

We will we will rock you! (Link*)


К моменту, когда мы закончили с первым “rock you”, остальные кобылки тоже начали отбивать ритм и петь хором. И теперь мы вшестером (всемером, если считать Плюшку Сдобную, верхом ехавшего на Флаттершай и цокавшего копытами в ритм) вовсю распевали эту песню.


Просто. Эпик.


Конечно, мы не только эту песню спели. Следующей стала “Tubthumping” от группы Chumbawumba. Однако, не волнуйтесь. Я убрал все упоминания алкогольных напитков и заменил их всякими фруктовыми напитками и тому подобным. Нечего маленьких пони развращать!


Смеха ради, я завёл “Everybody Have Fun Tonight”. Мда, это не помогло убедить остальных, что я ни капли не безумен! Я попытался уговорить Флаттершай исполнить “I'm Too Sexy” дуэтом со мной, но она решительно отказалась, из-за чего я стал грустной пони секунд этак на десять, пока она не согласилась спеть “My Favorite Things”, к которой она даже прибавила свои строчки, вроде: “Милые кролики с большими ушами”.


А ещё было довольно забавно, когда мы вместе с Рейнбоу пели “I'm Gonna Be (500 Miles)”. Мы поменяли текст и вообще всё!


— О, я пройду пять сотен миль, — пропел я, а следом за мной Дэши, — ну а потом ещё пятьсот!


— Лишь только б стать кобылкой той, что на порог твой упадёт! — протянули мы обе.


И тут же принялись по-очереди горланить “Да-ди-да-даа” во всю глотку. Ещё пару дней назад одного этого хватило бы, чтобы словить нагоняй от Твайлайт. Но теперь она лишь хихикала над представлением, как и все остальные.


Я нашёл в Дэш идеальную партнёршу для пения, такую, что не боялась опробовать новый мотив. И посовещавшись шёпотом по поводу текста, мы попробовали ещё одну парную песню.


— Пе! — завёл я и Дэши подхватила:


— Йеа!


— Ре!


— Йеа!


— Смеш!


— Йеа!


— Ни... (Link*)


— Постойте, — Твайлайт бесцеремонным манером растоптала наш ритм. — Мы почти на месте. Может, лучше будет, если мы пройдём остаток пути в тишине?


— Ауу... — проскулили мы с Дэш, но замолкли.


Всё это жеребячество по дороге было признаком того, что я вообще не смотрел по сторонам. Мы и в самом деле были очень близко к замку. Так, давайте-ка я вам попытаюсь его описать. Позвольте мне зачитать это драматичным голосом:


Гора возвышалась над равниной как одинокий столп из камня, чёрного как ночь, направленный в самое небо словно указующий перст. У основания она заметно расширялась, принимая форму полумесяца. И в самом этом лунном серпе укрывался замок, подобных которому я не видел и не воображал себе никогда в жизни. Весь из блестящего темного камня без единой трещинки, он будто не был построен, но вырос в этом месте.


Сам замок был высоким и широким, со множеством шпилей вдоль головокружительно высоких стен. Светящиеся кристаллы располагались вдоль верха стены и в самих шпилях, создавая пульсирующий белый свет, что отбрасывал странные танцующие тени по земле и другим поверхностям. Одна единственная громадная дверь, сделанная, видимо, из черного обсидиана, занимала центральную стену.


И в довесок, у меня разыгралось какое-то странное Пинки-чувство, значение которого я не знал. Дёргающееся заднее левое копыто и зудящая голова. Может это была реакция Пинки на “до чертиков жуткий замок”?


— Ну, никаких укрытий я тут не вижу, — подметила Эплджек, — поэтому не вижу особого смысла в скрытности. Я так то предлагаю просто пойти в наглую и в дверь постучать.


— Может быть, нам лучше вернуться домой? — предложила Флаттершай. Не могу винить ее за это; моё “до чёртиков жуткий замок”-чувство становилось с каждым шагом сильнее и сильнее.


— Нет, мы должны завершить дело. Это ради Пинки, — произнесла Твайлайт.


— Может я мог бы остаться тут? — спросил Плюшка. — То есть, мы бы с Флаттершай могли бы остаться здесь. А я… присмотрю за ней. Пока она будет тут. Да?


— Никого не одурачишь, — съязвила Рейнбоу Дэш, подпихнув его в бок копытом.


— Ладно, народ. Помните, мы пришли как друзья. Давайте просто пойдём и поговорим с ней, всем ясно? — сказала Твайлайт.


Мы согласились и погнали вперёд. С осторожностью, ясное дело, но всё же открыто и не пытаясь прятаться. Будто бы тут было, за чем прятаться. Единственным укрытием на мили вокруг были лишь кустарники прямо под стенами замка, которые я в первый раз и не приметил.


Нам оставалось примерно два десятка шагов до дверей, когда неожиданно зазвенел голос.


— Ах, как приятно видеть вас, мои маленькие пони, — пророкотал он, звуча угрожающе и женственно одновременно. — Прошу, подойдите ближе... если хотите встретить свою погибель!


Голос, который, к слову, был настолько громким и ужасающим, что я чуть не обмочился, а Флаттершай и вовсе рухнула на землю в страхе, гнетуще разразился по всей равнине. Это был довольно знакомый голос, и злой умысел буквально сочился из него.


Конечно же, мы остановились. Мы же не дураки.


— Мы здесь, чтобы увидеть Скайджи, Ведьму Теней, — крикнула Твайлайт в ответ. — Мы пришли с миром, и хотим лишь попросить ее о помощи.


— Неужели? — заехидничал голос, — Если вы подойдёте ближе, то не найдёте Скайджи, только лишь свою... погибель!


Ёшки. Не слишком ли напыщенно? А ещё я подметил, что этот голос прям любит повторять “погибель!” часто.


— Нет больше Ведьмы Теней. Этот замок отныне принадлежит мне! Нарушите границу, и вам наступит…


— Погибель? — предложил я.


Это была опасно долгая пауза.


— Ах ты дурная выскочка! — Голос прям закипел от злости. — Ты посмела перебить меня?!


Пурпурное облако дыма сформировалось пред нами, и тёмный силуэт начал возникать в центре.


— Придётся показать тебе истинное значение слова... Кошмар!


Силуэт вышел из облака, громадный и смертоносный. Крылья полыхали на закованном в броню теле, и длинный рог на ее голове блистал смертельной остротой. Так, хорошо, я её узнал.


— Найтмер Мун! — воскликнули одновременно все пони вокруг меня. Не считая Плюшки Сдобной, который одновременно находился в непонятках и в укрытии из Флаттершай.


Эта Найтмер Мун была ещё тем кошмаром! И если честно, она выглядела В РАЗЫ больше, чем я предполагал; с легкостью могла оказаться раза в четыре выше кого бы то ни было. Длинные клыки торчали из ее рта, а глаза ее горели зеленым и смертью. Она выглядела словно злая карикатура на пони, что должна была олицетворять… ну, “кошмар”.


С внезапной вспышкой озарения, что-то щелкнуло у меня в голове, и до меня дошло, что же означает моё новое Пинки-чувство. И попутно я разобрался, почему для Пинки было нормально “смеяться над ужасным”, и в то же время замирать в страхе перед, ну например, гигантской гидрой, топающей навстречу.


— У-а-а, — зевнул я, усевшись на землю и изо всех сил стараясь выглядеть так, будто мне смертельно скучно. — Не думаешь, что ты чуток перестаралась?


Твайлайт аж рот раскрыла, решив, что я спятил. А пони-чудище перед мною сконфузилась, но быстро отошло от этого.


— Я Найтмер Мун! — вскрикнула она, взмахивая этими огромными крыльями. — Королева Тьмы! Все должны склоняться предо мною! Бегите, и, может быть, я дарую вам жизнь!


— Ты не Найтмер Мун. Она была частью Луны, а Луна в Кантерлоте. Попытка номер два?


Последовал до неудобного долгий момент нерешительности, после которого чудище вновь заговорило, на этот раз саркастичным мужским басом.


— Ну и, ладно, ты меня раскусила. — Пурпурный дым рассеялся, и Найтмер Мун дрогнула, становясь существом, будто сделанным из десятка деталей различных зверей.


— Отличная работа, мои маленькие пони! — плавно произнесла тварь. — На самом деле это я, Ди…


— И не Дискорд ты, — подметил я. Создание предо мною лишь молча пялилось в ответ. — Так, что дальше? Собираешься прикинуться Кризалис? Тиреком? Сму-ууу-узом? — спросил я, заметно выделив “у” в последней фразе. — Гильда материализуется из ниоткуда, и тут же начнёт бесить нас и обзывать скучными лузерами? Трикси прячется в кустах, готовая выпрыгнуть из засады?


“Дискорд” с громким хлопком испарился, и синяя единорожка с серебрянного цвета гривой вышла из-за кустов у входной двери замка.


— Как ты узнала, что это я? — спросила Великая и Могущественная Трикси. И теперь я был уверен, что это в самом деле она, а не очередная иллюзия, потому что моё новое Пинки-чувство перестало в панике орать и теперь лишь зудело на заднем фоне, как до того момента, пока поддельная Найтмер Мун не возникла.


— Трикси?! — воскликнули все пони, кроме нас с Плюшкой Сдобной.


— Ну? Трикси задала тебе вопрос! — заявила фокусница, цокая ко мне. — Что выдало меня? Как ты узнала, где я пряталась? Как ты узнала, что это Я?


— Ну, у меня есть свои методы, — загадочно произнёс я. Вот только я забыл добавить, что в этом случае “метод” заключался в “ткнуть копытом в небо на удачу”. — Но всё же, чего ты здесь забыла?


— Я величайшая иллюзионистка из живущих на земле! — принялась хвалиться Трикси. — Однако, я прознала о той, чьи иллюзионные способности превышают даже мои собственные. Скайджи, Ведьма Теней! Я пришла к ней и обратилась с просьбой, чтобы она стала моей наставницей. И, как вы сами видели, мои навыки иллюзий теперь поистине несравненны!


Она подошла вплотную и впёрлась взглядом в мои глаза.


— И потому я должна знать: что выдало Трикси? — прорычала кобылка.


— Ну... Для начала, твоя Найтмер Мун была слишком страшной. Ясно, что ты создала эту модель по её образу в Ночь Кошмаров, а не по подлинной, из легенд. Она была чересчур огромной, грозной, чересчур... уродливой, если говорить начистоту. Настоящая Найтмер Мун была смертоносной, но и прекрасной в то же время, так как являлась отражением тёмной стороны Луны, и той, кем она в тайне всегда желала быть.


Остальные пони смотрели на меня как на шизофреника, пока я выкладывал одну фанатскую теорию за другой. Я не виню их ни капли. Потому что честно не знаю, была ли хоть половина из мною сказанного правдой.


— И ещё, — добавил я, ибо Трикси, по-видимому, не была удовлетворена ответом, — кажется у Пинки есть Пинки-чувство, обнаруживающее иллюзии.


— Пинки... чувство? — переспросила Трикси в замешательстве.


— Агась. К примеру, я знаю, что на самом деле этот замок выглядит по другому. Он такая же иллюзия, — радостно ответил я.


— Технически, нет. Иллюзия – это когда ты создаешь изображение, не имеющее под собой основы. А это изображение наложено поверх существующего объекта, и правильнее его будет называть...


Заряд чистой магической энергии вылетел из рога Твайлайт Спаркл и ударил по замку, который задрожал и исчез.


— ...Чарами, — понизив голос, закончила фразу Трикси, уставившись на замок в полнейшем потрясении.


— А это было заклинание для развеивания иллюзий, — чуть самодовольно заявила Твайлайт. — И на чарах работает ничуть не хуже.


Моё новое Пинки-чувство тут же прекратилось, как только внушительное и липовое строение пропало. Настоящий Замок Пенумбра, без всех этих впечатляющих чар, оказался приземистой и унылой на вид башенкой, высотой примерно в три этажа и с чуть покосившейся деревянной дверью.


— Скайджи лично навела эти чары, — с трепетом в голосе прошептала Трикси.


— Итак, Трикси, почему ты пыталась напугать и прогнать нас? — непринуждённо бросила Твайлайт.


Трикси вернулась назад на землю.


— Кх-кхем. Ладно. Трикси хотела не дать вам встретиться с её госпожой. Она… принимает гостей. И сейчас неудачное время для встречи с ней, особенно для вас шестерых.


— Почему нет? — с вызовом спросила Рейнбоу Дэш. — Здесь тебе не сцена, Трикси. Будешь трепаться не по делу, и мы умывает твоей мордой пол, какие бы трюки ты там ни припрятала.


— В иное время я бы упрекнула Рейнбоу Дэш за её варварские угрозы, — проговорила обманчиво весёлым тоном Рарити. — Однако, я тоже помню то представление. И зелёные волосы, — закончила едироножка с нотками угрозы.


— Я считаю, что в твоих же интересах дать нам пройти, Трикси, — подала голос Эплджек, — у меня нет желания драться, но мы прошли слишком далеко, чтобы сейчас сдаваться. К тому же, наша подруга, вероятно, в беде. Мы обязаны увидеть Скайджи.


— Я те дам леденец, если пропустишь, — сказал я, протягивая ей один. Большой и с радужными завитушками, какой обычно только в мультиках увидишь.


— Откуда ты вытащила… — спросила Трикси, уставившись на крупногабаритное кондитерское изделие. — Неважно, нет. Я не могу позволить вам пройти. Вы не понимаете! Она в опасности, и всё это из-за вас! Если вы пройдёте… Я даже представить не могу, что станется с нею!


— Почему это она в опасности? — удивилась Твайлайт. И тут дверь башни распахнулась. Трикси вздрогнула и отошла от нас подальше.


— Из-за меня, — произнёс раздражающе знакомый голос.


Я вздохнул. Ну серьёзно, это начинает утомлять.


— Приветик, Доктор Страшноморд, — устало промычал я.


— Меня не так зовут, — отозвался он, сверкая глазами от ярости. И пафосно добавил: — И не “Доктор Шприц”.


— Серьёзно? Ты значит чейнджлинг или что-то в этом духе? — удивился я.


— Чейнджлинг? — спросил он, крайне удивленный этим изобличением. — Едва ли. Эти глупцы слабы, убоги. Я ни то, ни другое. И тем не менее я всего лишь презренный слуга своей королевы, и ничего больше.


— Нет, ты больше, — возразил я. — Ты ещё самый надоедливый и фиговый злодей из существующих.


Прищурив глаза, жеребец уставился на меня. Я мог разглядеть пульсирующую вену у него на лбу.


— Фиговый злодей? — повторил он, тихим, угрожающим тоном. — Не думай, что мои предыдущие поражения что-либо говорят о моей настоящей силе. Я использовал лишь малую долю своей истиной мощи и над чем ты смеёшься?!


Ох, я не мог сдержаться! Это было просто невообразимым клише!


— “Лишь… малую… долю...” — повторил я, захлёбываясь в приступе истерического смеха. — Блин, ты будто вычитал это всё в “пособии для злодеев из сёнэн-манги”! Это делает тебя убер-фиговым! Ты, типа, используешь лишь малую долю своей истиной фиговости!


Глаз пони начал дёргаться, а затем его лицом завладела маниакальная улыбка.


— Да неужели, — промурлыкал он с явной угрозой. — Может ты хочешь увидеть мои истинные способности?


— Да валяй, почему нет? — обронил я с улыбкой.


— Эм, Пинки… — с тревогой начала говорить Твайлайт, но я поднял копыто, не переставая хихикать.


— Подожди, Твайлайт. Я хочу увидеть, как сильно мне стоит жалеть этого беднягу.


Его рог засветился, и внезапно десятки, может даже сотни шприцев возникли, все удерживаемые в его магическом захвате, двигаясь и подрагивая, словно стайка невероятно остроносых рыбок. Пони позади меня ахнули в ужасе, и меня самого это чуток отрезвило. Как минимум, настолько, что я перестал посмеиваться.


— Смог бы “фиговый” злодей сотворить такое?! — триумфально воскликнул он.


— Ну… — задумался я, почесав подбородок копытом. — Раз ты только что смог, то, я думаю, что «да».


Он несколько секунд смотрел на меня, прежде чем заорать в ярости.


— Ты.. Агх!... Дя я тебя… Гррааагх!


Уууу, он та-ак разозлился, что еле связывал слова! Доктор сделал шаг вперёд и шприцы двинулись следом, мельтеша подобно разгневанным пчёлам.


— Я тебя до комы затыкаю! — завопил он, бурля от гнева. — Несносная маленькая пони! В тебе сейчас будет больше дырок, чем в подушечке для булавок! А после я...


— Усни! — велел я ему. Глаза жеребца на секунду стали размером с блюдца.


— Вот дерь...


*шлёп!*


Все шприцы попадали на землю вокруг него. И словно в знак превосходной иронии, часть из них воткнулась в его шкуру.


— Проще пареной репы, — улыбнулся я потрясённым поняшкам позади. — А теперь идём на встречу с этой ведьмой!


И с этим я развернулся и поцокал внутрь замка.

Пфле, какой же тут затхлый воздух


Скайджи нужно открыть у себя окна, что ли! Здесь просто необходимо проветрить!


Мы оставили Плюшку Сдобную снаружи, чтобы он присматривал за Доктором Страшномордом. Сказали ему, что он нужен нам здесь, дабы остановить бредящего доктора, если он проснётся, но на самом деле, чтобы удержать кроху подальше от опасностей. В любом случае, он купился на это, умилительно встав на страже за скрипучей деревянной дверью.


“Ты заметил, что Доктор Страшноморд упомянул свою “Королеву”?” — отметил Тихий Голос в Моей Голове.


“Ой, приветик, Тихий Голос в Моей Голове! Как поживал? Давненько тебя не слышал!” – подумал я в ответ.


“Эм… неплохо так, — отозвался он. — И всё же, это упоминание “Королевы" может быть очень важно, не думаешь?”


“Может, — подумал я в ответ. — Скорее всего, эта Скайджи просто зазналась и самопровозгласила себя королевой. Что в Эквестрии всегда дурная примета”.


Голос после этого затих. Видимо, сказал всё, что хотел.


Ладно, забудьте. Думаю, я знаю, о чём вы сейчас все думаете. Вы наверняка думаете, что раз Трикси увязалась за нами, то она ввяжется в ссору с Твайлайт, или что-то в этом роде, да? Или, может, вы не об этом думаете. Не знаю. Честно, как-то слишком смело с моей стороны говорить, что я знаю, о чём вы думаете, когда на самом деле не знаю. Может, вы себе пушистых кроликов представляли. Уверен, Флаттершай, наверняка о них и думала.


Признавайтесь, вы думали о пушистых крольчатках или о том, что Твайлайт и Трикси будут ругаться друг с другом?


Ну, если вы всё же думали о перепалке этих двух пони, а не о кроликах или чём-то подобном, то ХА! Совершенно неверно! Если представляли что-то другое, то забудьте. И если откровенно, то Твайлайт по виду ни капли это не заботило.


Не, это Рарити у нас сцепилась с Великой и Могучей. С момента, как мы вошли в замок, они не прекращали спорить друг с другом.


— Честно говоря, я сделала тебе одолжение, — сказала Трикси. — Поправив твою гриву, я одарила её индивидуальностью.


— Как будто ты разбираешься в индивидуальности! — отрезала Рарити. — Или ты имела в виду своё нелепое представление? Ни капли элегантности, одни взрывы да бахвальство.


— В отличие от бессмысленных прихорашиваний? Умоляю тебя. Это не “стиль”, если тебе приходится так выпячивать его! Со стилем рождаются, это не то, что можно найти на дороге.


— О да, я вижу! — закатив глаза, ответила Рарити, пока мы продвигались через пыльный, заплесневелый, факельно-освещённый коридор. — Прямо как те сногсшибательно стильные шляпа и плащ, которые ты носила в Понивилле? Та-а-ак утончённо и элегантно!


— Мне они нужны для представлений! Я должна впечатлять! — парировала Трикси. — Это единственный способ достучаться до деревенщин вроде тебя!


— Это теми безвкусными звёздочками? Ах, умоляю тебя! Я во сне могу сделать в разы более впечатляющий ансамбль! Который будет и элегантным, и таинственным настолько, что любого увидевшего поразит!


— Ха! Я бы посмотрела на это!


— В любое время! Загляни в мой магазин в Понивилле, и я тебе покажу!


— Отлично! Как насчёт следующей недели? В четверг?


— Идеально! Кое-что будет дожидаться тебя!


— Ха! Тебе мерки для начала не нужно с меня снять?


— Едва ли! У меня глаз модельера, и я уже знаю твои примерные пропорции. Всё, что мне нужно, так это немного его подогнать на следующей неделе!


— Понятно! Думаю, я должна пригласить тебя на обед в знак благодарности!


— Будет приятно! Скажем, в два часа, в кафе Де Фоин?


— Идеально! Увидимся там!


— Постой, мы всё ещё спорим или как? Я запуталась!


— Честно говоря, понятия не имею!


Серьёзно, этот разговор совсем вышел из колеи.


Примерно на этом моменте Твайлайт наконец присоединилась к болтовне, велев им обеим заткнуться. И всё же они продолжали ворчать друг на друга. Никак не могли остыть.


— Я знаю заклинание рот-на-замок и не побоюсь им воспользоваться, — намекнула им Твайлайт. После этого пара пони благоразумно затихла.


— Мы правда не должны быть здесь, — подала голос Трикси примерно минуту спустя. — Скайджи… ей нужен отдых. В последние дни ей приходилось несладко.


— Да? Она, небось, выдыхается от контроля разума всяких пони, вроде Плюшки Сдобной? — поинтересовался я не без сарказма.


— Что? Нет! Скайджи не умеет контролировать ничьи разумы! — возразила Трикси.


— Да конееееечно, — подмигнул я ей, — ну и кто же тогда кукловод?


— Контроль разума, хех? — произнёс скрипучий голос в конце коридора. — Да ладно. Звучит знакомо, очень знакомо звучит.


Мы все замерли, настороженно переглядываясь. Твайлайт смело вышла вперёд и осветила коридор струящимся из рога светом. Впереди нас не было ничего, кроме теней.


— Прошу простить нас за вторжение в ваше жилище, — сказала Твай. — Мы здесь, чтобы увидеть Скайджи, Ведьму Теней. Это ведь вы, мэм?


— Гости! Ах-ха! У меня годами не было гостей! — ответил голос из теней. — Трикси! У нас тут… Трикси? Проклятье, где эта девчонка! Всегда пропадает, когда нужна мне… если бы все её иллюзии были такими же мастерскими, как и её акты исчезновения!


Голос из теней в коридоре захихикал. Ну да, прям ни капельки не страшно, ага!


— Я здесь, Скайджи, — отозвалась Трикси, — просто… провожала гостей к тебе.


— Ах-ха, превосходно! — ответила Скайджи. — Может, я даже сделаю тебя своей ученицей и избавлюсь от этой бесполезной Трикси!


— Идёмте... — Трикси с болью посмотрела на нас и повела вглубь коридора.


Поразительно, но она не выглядела озлобленной, что не сочеталось с тем, что я знал о характере Трикси. Единорожка на вид была… не знаю, грустной, наверное.


Коридор, в котором мы были, выводил в большую, круглую комнату. Она выглядела… ну, как библиотека, что тут скрывать, уставленная книжными полками вдоль стен, битком забитыми огромными томами. Твайлайт тихонько охнула, когда мы вошли.


Здесь ещё расположились столы, большие удобные кресла, и огромный, неиспользуемый камин, который в высоту был как я с ещё одной пони на спине. Это место кроме того было пыльным и неубранным. Тарелки, оставленные на столах вместе с чашками и кружками, открытые книги, разбросанные везде и освещаемые свечами, и бумаги с чертежами, покрывавшие все плоские поверхности, включая пол. А, да, и что-то похожее на большую груду тряпья лежало по центру комнаты.


Это было ещё не всё. Как мы вошли, слева от нас, прямо напротив камина, висело самое, лягать, громадное настенное зеркало из всех, что я видел. В матовой раме, которая на вид была из потускневшего серебра, пятнадцать футов в ширину и двадцать в высоту (или четыре с половиной метра к шести, если вам метрическая система больше по душе). Оно отражало комнату с потрясающей чёткостью, лучше любого зеркала, что я видел за свою жизнь.


— Где эта девчонка? — услышал я из комнаты, и осмотрелся осторожно в поисках хозяйки хриплого голоса. Может, Скайджи невидимая? Мне становилось не по себе.


Всё встало на свои места когда “груда тряпья” посреди комнаты внезапно сдвинулась. Скайджи, одетая в тёмно-серые робы, которые знавали лучшие дни, поднялась с места и повернулась, чтобы увидеть нас. Она откинула капюшон, и я первым делом подумал: “Вот же рыжая лиса!”


Не поймите неправильно! Не в смысле “лукавая” или что-то вроде. Буквально — лиса. Или что-то похожее на лису, раз она стояла на двух ногах, как человек. К тому же она была пухлой, и, очевидно, довольно старой: рыжий мех на её мордашке и острых ушах уже окрашивался в серый.


Её глаза были карими и столь тёмными, что казались сплошь чёрными в свете свечей. И по тому, как её взгляд бесцельно блуждал, и по слегка смущённой улыбке на лице, я точно знал, что она ни за что на свете не могла быть нашей злодейкой.


Я был та-а-ак разочарован.


— Скажите, вы не видели мою помощницу? — скрипнула Скайджи. — Её зовут... как-то на "Ла", вроде бы...


Ведьма умолкла, сбившись с толку.


— Я здесь, — грустно отозвалась Трикси. Она подошла и встала сбоку от Скайджи, которая нежно похлопала её по спине. — Обычно она не такая, — поведала нам единорожка. — Всё это началось с ней чуть больше недели назад.


— Что случилось? — спросила Твайлайт.


— Она практиковала заклинание, — пояснила Трикси пристыженно. — Я… пыталась помочь. Но облажалась со своей частью. Что-то… пришло через зеркало.


— Это зеркало? — уточнил я, указывая на то огромное, что висело в комнате.


— А ты видишь тут какие-то ещё зеркала? — съязвила кобылка.


— Нет, но кто вас знает!


— Темная Королева! — воскликнула радостно Скайджи. И тут же нахмурилась грустно. — Она приказала мне избавиться от Музыки Ветра. Я скучаю по своим колокольчикам.


— Т-т-темная Королева? — Флаттершай быстро спряталась за спину Рейнбоу Дэш.


— Не парься, — успокоила её Рейнбоу. — Если мы увидим эту Тёмную Королеву лицом к лицу, то надерём её королевский зад!


— Она в зеркале! — услужливо сказала просиявшая Скайджи, указывая на него.


Мы все повернулись, и… ну, да, она была там. Я раздражённо вздохнул. Этот день так хорошо начинался, а теперь он как… буквально водопад из злодеев! Будто я в видеоигру попал.


Итак, я, наверное, должен рассказать вам, что из себя представляла эта Тёмная Королева. Для начала представьте самую раздражающую, самодовольнейшую из ухмылок, которые вы можете себе представить. Это первое, что я приметил. По природе своей она относилась к лошадям, а по размеру и формам была такой, какой, по моим представлениям, должна была быть Селестия. На этом сходства заканчивались.


Она определённо не была чейнджлингом. Во-первых, шкура у неё была серебряно-серого отлива, рог и копыта были окрашены в золотой, а голову венчала корона. Её золотистая грива была зачёсана назад в настолько экстравагантно стильной “волне”, что она и в самом деле изгибалась дугой над её головой, да так, что я просто должен был пошутить на эту тему, потому что это откровенно нелепо. Её хвост, того же цвета, был причёсан в схожей манере, веером расходясь из её крупа.


Глаза у неё были странные. Без зрачков, просто сферы переливающихся цветов смотрели на нас. Разноцветные всполохи всех цветов радуги подобно пару шли от её шёрстки. И её крылья (потому что, ясное дело, она выглядела как что-то вроде аликорна...) напоминали прозрачные крылья бабочки. Как те, которые были у Рарити, но намного больше и очевидно, сделанные из чистого кристалла. Крылья торчали из её боков, медленно хлопая.


Королева сделала шаг вперёд, и зеркало натянулось, будто оно было из эластичной плёнки, или чего-то похожего. Затем её копыто прорвало его насквозь, и поверхность зеркала вернуло себе форму, на секунду покрывшись мелкой рябью, будто озеро, в которое бросили камень. Тело Королевы прошло вслед за копытом, и вот она уже стояла посреди библиотеки Скайджи, пафосно ухмыляясь нам.


Она сделала глубокий вдох, без сомнения собираясь заговорить с нами снисходительным тоном, или завести речь о том, что мы обречены, или что-то в этом духе. Я решил, что не в настроении для подобного.


— Приветик, Королевка! — пропел я. — Милый причесон, к слову.


Ухмылка исчезла (йей!), и Королева сердито уставилась на меня.


— Молчать, отребье! — Её голос заскакал по комнате словно мячик-попрыгунчик, окрылённый Ред Булом. — Прояви должное уважение к своей новой Королеве!


— И кто ты такая, чтобы мы тебя так называли? — спросила Твай.


— О, много имён есть у меня, — промурлыкала Королева, и тут же зыркнула в мою сторону, когда я издал короткий смешок. Решив не обращать внимания, она продолжила: — Были те, кто называли меня Эфемерой, и те, кто звали Маб. Ко мне обращались как к Мив, и Руне, и Титании. Но вы, мои маленькие пони, можете звать меня...


— Королевой Фей? — спросил я с улыбкой. Я узнал некоторые из этих имён, особенно последнее. Она снова сердито зыркнула в мою сторону.


— Хочешь, чтобы я тебя уничтожила? Потому что я буду более чем рада исполнить твоё желание.


— Простите, простите, — раскаялся я, подняв копыта. — Вы представлялись, а я вас прервал. Это было очень грубо с моей стороны. Прошу, продолжайте. Вы нам рассказывали, кто вы и почему вы здесь?


— Возможно, со временем тебя и получится приучить повиноваться. — Лицо Королевы вновь растянулось в ухмылке. И тут она закатила монолог! — Ваша Скайджи использовала зеркало для наблюдений, и её неуклюжая помощница направила её взгляд прямиком в мою реальность, где я захватила её разум, дабы заглянуть в мир ваш.


— Ах! И какие же богатства я тут узрела! — Она изящно прошлась по комнате, торжественно взмахнув копытом.


— Полки с книгами? — спросил я, запутавшись. Королева тупо уставилась на меня.


— Что? Нет! Эти земли! Эквестрия! Столь богатая, счастливая… замечательное место для моего рода и моей семьи, чтобы осесть. Ах, но была пара проблем. Эти земли хорошо охраняются. Не только вашими правительницами, этими “принцессами”, — с издёвкой произнесла она. Видать, она считала, что Королева превосходит в звании Принцессу, не зная, что никто не меряется званиями с Селестией. — Но также так называемыми “Элементами Гармонии”. Столь мощные, что могут остановить даже всесильную меня. Но у них был роковой недостаток: все шесть должны работать, и все шестеро должны быть порождены теми, кто искренне заботится друг о друге.


Оу. Теперь до меня начало доходить.


— План был прост, — продолжала Королева Модная Шёрстка, — убрать одну из вас из уравнения. Но которую? Ах, ответ тут же нашёлся! Розовую, ту, что могла смотреть сквозь миры! Это делало её разум уязвимым для меня.


— Эй, Твайлайт, — шепнул я. Единорожка повернулась, и я кивнул в сторону Королевы, произнеся:

— Чары.


Глаза Твай расширились, и она кивнула в ответ. Рог начал заряжаться магией.


— Было легче лёгкого атаковать её рассудок и переместить его. И сим действием я сделала Элементы Гармонии… — Рог Твайлайт издал "пумф!" — ...абсолютно бесполезными! Более они мне не угроза! Я могу захватить Эквестрию когда мне заблагорассудится!


Я заткнул копытом рот, стараясь подавить смех, как и ЭйДжей с Рейнбоу, а Твайлайт с Рарити были просто в ступоре, когда величавый образ Королевы испарился, и её важный, громкий голос стал тонким, тихим писком.


Теперь мне придётся вам по-новой её описывать!


Персона, что была с головой занята выкладыванием своего плана, выглядела… почти как раньше. В смысле, та же серая шерсть, прозрачные крылья и всё такое, но теперь она была раза в два меньше нас, размером с жеребёнка. Её крохотные крылышки трепетали за спиной как у колибри, а сама она парила в полуметре от пола. Маленький, короткий рог торчал промеж пары больших, жучиных глаз. Странно-зачёсанного вида грива и хвост оказались на деле пучками волос, парившими вокруг её головы как пух у одуванчика. И её ноги торчали неподвижно из тела с огромным пузом напоказ.


Серьёзно, она выглядела как чихуахуа с рогом и кристальными крыльями. И она продолжала говорить!


— Убрав Селестию с дороги, и лишив вас величайшего оружия, я захвачу эту страну в считанные дни! Ни одна душа меня не остановит! Ха хахах! ХАХАХАХАХА!!! ХАХАХ... ай, пропасть, почему никто не сказал мне, что мои чары развеялись?!


Её крохотный рог осветился и с *пуф!* царственное обличье вернулось к ней. Она злобно уставилась на нас, когда мы окончательно зашлись смехом. Даже Флаттершай хихикала в копыто, пусть и выглядела при этом виноватой.


— Я категорически советую вам прекратить смеяться, — прорычала Королева. — Ваше будущее здоровье зависит от этого.


— Всё же, ты допустила ошибку, — заявил я, когда смех сошёл на нет.


— О? — Королева Придира выгнула бровь. — И что же, скажи на милость, я не учла?


— Ты думала, что избавилась от Пинки Пай. Но у тебя не вышло, ведь так? — сказал я, выступая вперёд. Все взгляды обратились на меня. — Потому что Пинки Пай всё это время была с нами!


“Твой выход!” — обратился я к Тихому Голосу в Своей Голове.


“Эм, чего?”


“Давай, я уже давно обо всём догадался. Ты на самом деле Пинки Пай, которая застряла в моей голове, да?”


“Что? Нет, чувак! Я твоё подсознание”.


Ой. Блин. Упс!


Я осмотрелся, заметив, что все в комнате уставились на меня. Не считая Скайджи, с улыбкой пялившейся в потолок.


“Вот неудобно-то вышло…” — сказал я Тихому Голосу.


“Ещё бы”, — ответил он.


“Что же мне делать?!” — в панике спросил я.


“Живо, кидай кубик на блеф!”


— Именно так! — медленно выговорил я. — Потому что… я был Пинки Пай всё это время! Ты попалась в мою ловушку! Ах-ха-ха! Ха-ха?..


Я затих, осматриваясь.


“Видать единица выпала”, — отметило моё подсознание.


Рарити, Флаттершай и Эпплджек сконфуженно смотрели на меня. Твайлайт фейсхуфнула, а Дэш закатила глаза. Трикси выглядела растерянно, что и неудивительно.


— Этим никого не обмануть, — выдала Твай до бесполезного очевидный комментарий.


Эта невыносимая ухмылка снова возникла на лице Королевы, и она выглядела уже готовой начать злорадствовать. Но теперь настало время Твай быть эпичной, а Королеве Фей никогда не получить своего шанса.


— Пинки Пай-рень кое в чём прав, — сказала единорожка, зажигая рог и вставая передо мной. — Ты совершила ошибку. Фатальную ошибку, которая тебя и погубит.


Когда королева ответила, её голос звучал снисходительно. Но стоило очень хорошо приглядеться, и вы могли бы увидеть искру тревоги в её взгляде.


— О? И какую же?


— Ты полагала, что мы не сдружимся с тем, кого ты засунешь в голову Пинки. За последнюю неделю мы хорошо узнали его. Он добрый, забавный, и мы ему искренне нравимся. А он нравится нам. Элементы черпают силу из дружбы. Что ж, он наш друг!


Боже мой. Контрольный в сердце, народ. Контрольный в сердце. Слёзы чистой радости хлынули из моих глаз. Мужественных слёз, конечно же, невзирая на то, что я был ярко-розовой кобылкой.


— Это не сослужит вам пользы без Элементов, — съехидничала Королева. — И теперь, когда вы так глупо поднесли себя мне на серебряном блюдце, я обязательно позабочусь, чтобы у вас никогда не появилось шанса ими воспользоваться!


Твайлайт наконец сотворила какое бы она там ни готовила заклинание, залив комнату ярким белым светом. Когда он погас, я заметил, что у меня что-то висит на шее. Угадайте с трёх раз, что я увидел, посмотрев вниз!


— Ты об этих Элементах Гармонии? — слюбезничала Твай.


— Но… как вы?..


— После проблем с Дискордом, выкравшим Элементы, и Кризалис, которая вовсе не дала нам до них добраться, мы с Селестией разработали заклинание, с помощью которого я могла бы призывать Элементы где бы ни была. Ты не станешь сегодня правительницей Эквестрии, Тёмная Королева!


Твайлайт обернулась к нам и сказала:

— Девочки, построение!


Я подскочил к остальным, а в моей голове бесконечно крутилась короткая мантра “Ой, мамочки! Ой мамочки! Ой мамочки!”.


Порой и правда настолько просто побеждать злодеев. Элементы разгорелись, и я почувствовал связь с остальными, которую не мог описать. Я мог чувствовать это: честность Эпплджек, верность Рейнбоу Дэш, щедрость Рарити и доброту Флаттершай. И, связывавшую всё воедино, бесстрашного и несравненного лидера, Твайлайт Спаркл, и её дружбу, которую она испытывала ко всем нам. Даже ко мне.


Мои копыта оторвались от пола, и свет радуги зафонтанировал из нас, мгновенно смыв чары с Королевы. Она успела издать финальное писклявое “Неееееет!”, прежде чем обратиться в пыль, которую засосало обратно в зеркало. Свет захлестнул заодно и Скайджи, которая моргнула и стала осматриваться по сторонам, будто только что очнулась ото сна. И я заметил небольшую ниточку радуги, полетевшую по тому коридору, через который мы пришли. Я подозревал, кому она предназначалась, хоть и не хотел в это верить.


Наконец свет потух, и мы все плавно опустились на землю. Я был вымотан, скажу я вам. Эти Элементы быстро тебя изнуряют!


И тут мне довелось пережить самое редкое и драгоценное из того, что я испытывал в жизни: групповые обнимашки от “гривастой шестёрки”. Моё сердце просто растаяло, говорю вам!


Всё было идеально! Ну, почти идеально. Я ведь всё ещё был в теле Пинки. И ещё кое-какая проблема возникла...


— Кто вы, [цензура], такие, и что вам надо у меня дома?! — заорала Скайджи.

И вот она принялась изучать мою голову


— Хмм… — протянула Скайжди, взяв меня за челюсть. – Хммм…


Она повертела мою голову так и эдак, наклонила направо и заглянула в ухо.


— Интересно… — Скайджи схватила меня лапой за подбородок, чтобы развернуть лицом к себе. Долгое время она смотрела прямо в мои глаза с крайне серьёзной миной.


— Что же, сомнений нет, — сказала она, выпустив меня наконец. — Перед нами — пони.


Все-пони в комнате застонали и сползли на пол.


Стоп, простите, отмотаем немного назад. А то я, кажется, пропустил пару событий. И, конечно же, это значит, что мне придется рассказать вам об Отметёлке Скайджи. Поверьте, эта метла заслужила своё имя.


Итак, вот что было сразу же после того, как мы победили Королеву:


— Валите из моего дома! — завопила ведьма. — Трикси!


— Да, Скайджи?


— Помоги прогнать этих воров из моего дома!


— Но Скайджи…


Скайджи не стала ждать объяснений. Вместо этого она дошла вперевалочку до ближайшей стены и взялась за метлу, которую сразу начала использовать для выражения недовольства по отношению к нам.


— Мэм, мы не воры, — попыталась оправдаться Твайлайт. — Мы пришли сюда, потому что… *Шлёп!* …АЙ!


— Что б тебя, давай ты… *Шлёп!* — …Эй!


— Завязывай уже, двинутая, старая шизичка! *Шлёп!Шлёп!Шлёп!* Уф, эй, хватит! *Шлёп!Шлёп!Шлёп!Шлёп!* Может ты… *Шлёп!Шлёп!Шлёп!Шлёп!* Арх, ладно, я извиняюсь! Мааааааама! *Шлёп!Шлёп!Шлёп!Шлёп!*


Метла никого не щадила. Ну, за исключением Рэйнбоу Дэш, витавшей высоко под потолком и ржущей до дрожи в радужном хвосте, да Флаттершай, прятавшейся под столом с самого начала заварушки. И слава богиням, не могу представить, что могло бы случиться со Скайджи, если бы она шлёпнула Флаттершай метлой! Наверное, лопнула бы от чувства вины, или что-то подобное. Я бы на её месте точно лопнул.


Уверен, это было комичное зрелище. Сами посудите: Трикси стоит посреди комнаты, отчаянно пытаясь докричаться до потерявшей рассудок наставницы, но той не до неё — она гоняется за нами в меру своих сил, а мы, соответственно, от неё убегаем. Каждый раз, когда она приближалась достаточно близко к одной из нас, она одаривала нас шлепком метлы.


Каким-то образом ей удалось зажать меня в угол, несмотря на то, что мы были в круглой комнате, и углов у неё не было. Ну что тут скажешь? Скайджи в этом деле профи. Я свернулся калачиком и накрыл голову передними копытами, пока она продолжала карать колючей погибелью мой котелок.


— Валите! *Шлёп!* Прочь! *Шлёп!* Из! *Шлёп!* Моего! *Шлёп!* Дома!


— Довольно! — крикнула Твайлайт, и Отметёлка взлетела в воздух, обёрнутая аурой фиолетовой магии. Ноги Скайджи оторвались от пола, и ведьма поднялась вслед за метлой, намертво вцепившись в её ручку.


— Моя метла! — раскричалась она. — Отдай мою метлу!


— Нет, пока вы не выслушаете наши доводы! — сказала Твайлайт.


— Никогда! — дерзко заявила Скайджи, тщетно пытаясь подтянуться на метле, но лишь раскачиваясь из стороны в сторону подобно маятнику.


— Слушайте, если вы просто присядете, то мы сможем объяснить, что тут происходит, и вы поймёте, что мы всего-навсего недопоняли друг друга, — натянуто спокойно выговорила Твайлайт. — А сейчас, давайте отпустим метлу, хорошо?


— Нет, это моя метла! — упрямо возразила Скайджи. — Ты давай отпускай!


— Послушайте… ох, во имя богинь. — Скайджи с метлой начала вертеться на месте. Единорожка была вынуждена ходить вокруг неё по часовой стрелке, чтобы всё время быть в поле зрения ведьмы.


— Слушайте, мы пришли сюда, чтобы попросить вас о помощи. Но когда мы добрались, вами управляла Тёмная Королева Фей, которая, по-видимому, захватила ваш разум из-за неудавшегося заклинания. Мы изгнали Королеву, освободили вас… и тут вы, вместо благодарности, принялись нас метелить. Всё понятно?


Тяжело дыша, Твайлайт смотрела на покачивающуюся пухленькую лисовидную особу, свисавшую с предмета домашнего обихода (погибели). Скайджи моргнула и после этого улыбнулась ей.


— Так что ж вы сразу-то не сказали? — спросила ведьма и упала на пол. — Добро пожаловать в Замок Пенумбра! Трикси! Почему ты не сообщила мне, что у нас гости?


Я, честно, стал задумываться, так ли уж виновата Королева в недавнем помутнении рассудка Скайджи.


Обстановка в помещении улеглась настолько, что Флаттершай почувствовала себя достаточно уверенно и вылезла из-под стола.


Трикси отправили к выходу за Доктором Страшномордом и Плюшкой Сдобной, пока мы объясняли, что произошло, и как мы использовали Элементы Гармонии (они всё ещё были на нас, к слову) для победы над Тёмной Королевой. Когда я рассказал, как её стёрли в пыль, Скайджи лишь покачала головой.


— Королеву Фей так просто не победить, — с грустью пояснила ведьма. — Ей понадобится время на восстановление, но она ещё может вернуться.


Блин. Ну и ладно. По крайней мере, Королева – дура, и разобраться с ней будет легче лёгкого, если она когда-нибудь вернётся.


В любом случае, Скайджи бесповоротно отвлеклась, потому что в тот момент Трикси вернулась с Плюшкой Сдобной, цокавшим рядом, держа бессознательного доктора в воздухе магией.


— Ууууу! — заворковала Скайджи. — Вы посмотвите на эту малыфку! Ну пвосто миляяяааафка!


Все до единого пони в комнате осторожно отступили. Флаттершай заранее прижала уши копытами.


— Кто эта старая перечница? — произнёс Плюшка Сдобная своим хриплым голосом.


Все замолчали, после чего Скайджи с любопытством уставилась на нас.


— Что это у неё с голосом?


— А, он недавно набрёл на прогалину с зарослями ядовитой шутки, и с тех пор его голос скачет между тем, который ты услышала, и пронзительно-девчачьим, — прояснил я.


— Ох, ядошутка? Сейчас исправим! — с радостью воскликнула Скайджи и доковыляла до ближайшей полки, сняв с неё пузырёк с чем-то-там.


— У вас… есть лекарство от ядошутки? — спросил Плюшка, да так взволнованно, что его голос поменялся от девчачьего к хриплому и обратно не меньше трёх раз.


— Нет, но близко! — заявила Скайджи, откупорив склянку и передав её страждущему жеребёнку. — Вот, выпей!


Тревожный звонок прозвенел у меня в голове, когда Плюшка с нетерпением принялся пить зелье.


— Эм… а что вы ему сейчас дали? — поинтересовался я.


— Кое-что, чтобы её голос стал нормальным, — с улыбкой ответила Скайджи, после чего обратилась к крохе: — Мне нравятся твои духи! Пахнут как те, которые варит мне моя подруга Зекора.


— Почему я не превратился? — спросил Плюшка Сдобная и тут же осознал ужас произошедшего: — О пушистые щётки святой Селестии, что с моим голосом?!


Ох, народ. Ненавижу, когда я прав!


— Ну как же, это зелье вернуло тебе нормальный голос, малышка! — ответила Скайджи, счастливо улыбаясь, и потрепала жеребёнка по гриве.


— Я не малышка, я жеребец! — мило возмутился Плюшка Сдобная своим тонким, пронзительным голоском. Бедолага.


— Какие-то нынче мелкие и женоподобные жеребцы пошли, — с подозрением отметила ведьма.


— Это и сделала со мной ядовитая шутка! Она обратила меня в девчонку, вздорная плешивая старуха!


— Ох, копать икебану! — всплеснула лапами Скайджи. — Ладно, не тревожься, когда примешь зелье от ядошутки, ты полностью исцелишься от всего.


Плюшка Сдобная лишь вздохнул, окинул всех взглядом и потопал прочь из комнаты, надувшись.


— О, а это Доктор Шприц? — спросила ведьма, в первый раз заметив спящего доктора. — Он ведь только что приходил, чтобы вылечить мой прострел.


— Это было с неделю назад, — сказала Трикси. — Его тоже контролировала Королева.


— Он тыкал шприцами в мой круп! — воскликнул я.


— И в мой! — добавила Дэш.


— У него своеобразное чувство юмора, да, — заметила Скайджи, — Ну, должно быть, он вылечил мой прострел, потому что я чувствую себя превосходно! Или, может, он прошёл от того, что я повисела на метле…


— Слушайте, давайте сосредоточимся? — прервала её Твайлайт. — У нас всё ещё есть огромная проблема!


— А? И какая же?


— Тёмная Королева поменяла местами разумы моей подруги Пинки Пай и пришельца из другого мира!


— Ох ты, вот уж чего от неё не ждала, — сказала Скайджи.


— Я знаю, ясно? — отозвался я, пролистывая разные книжки на ближайшем столе. Большая их часть была дневниками сновидений.


Как бы там ни было, мы всё разъяснили, и это привело к обследованию, о котором я рассказывал вам ранее. Кроме разглядывания ушных каналов, Скайджи ласкала мои копыта (аж в дрожь бросает), дёргала меня за хвост, гладила против шерсти (это сильно раздражает, скажу я вам!) и ненадолго прикорнула, пока читала книгу.


Я воспользовался моментом и задал Скайджи пару вопросов. Например:

— Эй, Скайджи, кто ты, всё же, такая?


— Я – Кицуне, — ответила она, гордо добавив: — Мы славимся своей невероятной грацией и экзотичной красой.


Она застенчиво улыбнулась мне и скромно потупила глазки. Я уставился на неё, на пухленькую барыню-лису с лицом, напоминавшим мохнатое красное яблоко с серыми прожилками, и понимающе кивнул:

— Да, по тебе заметно.


Эй, все мы в плену своих иллюзий, разве нет?


— Что привело тебя в Эквестрию?


— Ярая конкуренция дома. Новые иллюзионисты растут как грибы после дождя в моих краях. Мда.


После того, как Скайджи поставила мне диагноз, что я пони, Твайлайт поинтересовалась, есть ли способ обратить совершённое, и вернуть меня домой, а Пинки Пай – сюда.


— К сожалению, это за гранью моих нынешних способностей, — сказала Скайджи, покачав головой. Все-пони вновь застонали. — Однако не время отчаиваться, маленькие пони! Если вы найдёте для меня Зеркало Душ, я без проблем верну обоих в их тела!


Новый квест! Йей!


— Где мы можем найти это Зеркало Душ? — спросила Твайлайт.


— Вы найдёте его во впадинах Ужасов, в затерянной Сокровищнице великого императора Чжиня. Чтобы добраться туда, вам надо будет пройти через равнины Измора, где растёт высокая и ужасная, острая как бритва трава. После придётся преодолеть топи Вечной Скорби, где трупы утопленников будут пытаться отведать ваших мозгов, а блуждающие огоньки завлекать в водяную могилу.


Если пройдёте их, вы окажетесь у подножья горы Почти-что-несомненной Погибели, и у входа во впадины, который сторожит древний дракон, известный как Милброриукс, что на древне-кентаврском значит «Большой Старый Дракон». Милброриукс задаст вам загадку, и если вы не назовёте правильный ответ, он вас сожрёт на месте. Жаль, но единственный язык, на котором говорит Милброриукс, является специфичным диалектом древне-кентаврского, на котором никто и никогда не говорил даже до того, как Кентавры вымерли тысячи лет назад.


Если проберётесь мимо него, вам надо будет войти в пещеры Ужаса. Только берегитесь лезвие-тучих мышей, туннельных червей-кровососов и духов мглы; все они роем слетятся на вас в момент, как только вы вступите туда. Пробейте себе путь до пещеры с копями сокровищ и преодолейте двадцать семь смертоноснейших ловушек, каждая из которых с лёгкостью умертвит вас даже за малейшую ошибку.


А после вам будет нужно найти Зеркало Душ в Зале Зеркал. Только не ошибитесь и не возьмите случайно не то зеркало, иначе оно высосет ваши души, и они отправятся в царство Вечных Мук, что ни капли не весело, я вас заверяю. Достаньте Зеркало Душ, вернитесь ко мне, и я тогда смогу провести ритуал по возвращению вас двоих в свои тела, в одно мгновение!


Пока мы оценивали диаметры выпученных глаз друг друга, Скайджи прокашлялась и продолжила:

— Или же, полагаю, вы можете просто попросить принцессу Селестию одолжить одно из зеркал. У неё таких, кажись, штук шесть.


— Эм… думаю, мы попросим его у принцессы, — сказала Твайлайт, бочком отодвигаясь от двинутой барыни-лисы.


— Уверены? — спросила Скайджи с нотками разочарования. — Принцесса всегда так занята. Легче отправиться к Сокровищнице великого императора Чжиня, чем попасть к ней на аудиенцию.


— Я личная ученица Селестии, — возразила Твайлайт, как-то умудрившись не звучать при этом хвастливо, — думаю, я смогу попасть к ней на аудиенцию.


— Ты личная ученица принцессы? — с разинутым ртом переспросила Трикси. — Теперь я не так сильно жалею о произошедшем в Понивилле.


— Ох, ну… и что тут такого, — ответила Твайлайт, умилительно покраснев.


В этот самый неподходящий момент кто-то решил сделать что-то потенциально очень глупое.


— Проснись! — громко произнёс девчачий голос, и, обернувшись, я увидел, как Плюшка Сдобная будит Доктора Страшноморда.


— О нет! — воскликнул я. — Зачем ты это сделал?


— Его разум тоже контролировали, помнишь? — пояснил жеребёнок. — Теперь он должен быть в норме, после того удара радугой.


Доктор очнулся и опасливо осмотрелся по сторонам.


— Эм, привет всем, — сказал он. — Не расскажет ли кто-нибудь, где я и что я здесь делаю?


Дальше пошли объяснения, в которые ему поначалу с трудом верилось.


— Я вам не верю, — сказал он в какой-то момент.


Видите?


Наконец мы ему всё рассказали, и он даже не попытался воткнуть шприц в мой копчик, так что я решил, что могу ему доверять. Хотя бы временно. Не настолько, чтобы радоваться, что он идёт с нами в Понивилль за лекарством от ядошутки, но вы поняли.


Я решил хотя бы попытаться установить с ним хорошие отношения. И потому я подошёл к нему и выдал:

— Слушайте, Доктор Страш… кхм, Шприц. Я извиняюсь перед вами за то, что сказал ранее. Вы не самый лажовый злодей на свете. Королева на дюжину голов вас в этом обскакала.


— А, эм, спасибо? — ответил он растерянно, так как не помнил ничего после визита к Скайджи больше недели назад.


— Не поймите неправильно, — продолжил я, — вы всё равно с легкостью займёте второе место по лажовости, просто у Королевы отрыв длиной в сотни километров.


— Спасибо, — сухо выдавил он.


— Всегда пожалуйста! — сказал я и упрыгал прочь.


Так или иначе, план был готов. Теперь, остановив вторжение, о котором мы даже не имели понятия, мы могли вернуться обратно в Понивилль, потом в Кантерлот, повидать Луну (или Селестию, если она вернулась), а после вернуть меня домой раз и навсегда. И всё пройдёт как по маслу, если что-нибудь не пойдёт наперекосяк.


Я знаю, о чём вы подумали. Я тоже думал об этом, с той самой секунды, как подумал эти роковые слова. Потому что, едва я подумал «если что-нибудь не пойдёт наперекосяк», как что-то тут же пошло не так!


Оно началось с резкой боли в заднем левом копыте, за которой последовали аналогичные во всех остальных. После этого я почувствовал дрожь в ногах…


— Эм, девочки? — произнёс я и был проигнорирован.


— Предлагаю вернуться тем же путём, которым и пришли, — говорила Твайлайт. — Мы быстро доберёмся до Зекоры, а после до Понивилля…


К этому времени мои ноги не просто дрожали, а натурально тряслись, как и мой хвост, дрожавший взад-вперёд будто одержимый духом.


— Народ?.. — произнёс я не своим голосом.


— Я могу просто смотаться туда сегодня за припасами и встретить вас на окраине леса завтра утром, — предложила Дэш.


— Отличная идея. — Твайлайт кивнула.


— Народ! — заорал я, и все пони развернулись и посмотрели на меня, пока я вибрировал и скакал по полу, словно розовый отбойный молоток.


— Пинки! — встревожилась Твайлайт. — Что происходит?!


— О, ничего особенного, — с пренебрежением отозвался я. От вибрации в ногах я начал вертеться по кругу. — Мне просто кажется, что у меня очередная «Встряска» Пинки Пай, только и всего.


В тот момент мы заметили гудение. Поначалу оно было низким, низким и тихим, столь медленно нараставшим, что мы просто не замечали его до сего момента. Мы осматривались, ища источник звука, но Флаттершай заметила его первым.


— Зеркало! — выдохнула она, указывая копытом.


Мы все повернулись в сторону гигантского зеркала в комнате Скайджи, которое горело тусклым светом. С растущей громкостью гула нарастала и яркость света, пока всё зеркало не запылало ярче солнца. Мы не слышали слов друг друга, не видели дальше своего носа.


Лично я? Я был уверен, что это проделки Королевы. Она возвращалась в новой форме! Клянусь, лишь временная слепота и полное отсутствие зловещих песнопений на Латыни не дали мне пулей выскочить из этой комнаты. Не то чтоб я её боялся, нет, я был уверен, что мы и во второй раз её победим, просто она такая надоедливая!


А потом зеркало взорвалось, раскидывая смертоносные осколки стекла через всю комнату, которые совершенно не смогли нас даже поцарапать. Звук стих до более приемлемой громкости, и только благодаря этому я расслышал полный опустошения голос Скайджи:

— Моё зеркало…


В свете была фигура, длинная и зловещая, абсолютно чёрный силуэт на фоне слепяще-яркого света. Он возвышался над всеми пони, излучая чистейшую угрозу. Он постоял немного, будто бы позируя на свету, и крадучись направился в нашу сторону, шагая на двух ногах. Чем больше он приближался, тем яснее становились его очертания, и я начал различать детали, хотя различать мне их совсем не хотелось.


Высокий и худой, он был завёрнут в коричневую куртку. Схожего цвета фетровая шляпа сидела на его голове, по-щегольски сдвинутая на бок. На нём были чёрные штаны, плотные сапоги и рубашка под курткой. Но на этом сходства с человеком заканчивались, и начинался чистый кошмар.


Вздутые ручищи этой твари держали угольно-чёрными, похожими на сосиски, пальцами длинный металлический прут, искривший молниями и изрыгавший чёрный дым. Лицо было прямиком из фильма ужасов: вытянутое рыло, как у муравьеда, свисало под двумя большими жучиными глазами, чёрными и остекленевшими, которые смотрели на нас немигающим взглядом, отражая всё вокруг.


Остальная часть лица твари была невыразительно чёрной и по виду напоминала резину. Я не мог разглядеть ни ушей, ни других отличительных признаков на этом полностью безволосом лице.


От вида демонической страхолюдины у меня по спине побежали мурашки. Доктор Шприц меня не испугал. Тёмная Королева? Жалкое зрелище. Но ЭТО? Впервые с момента попадания в Эквестрию я был в ужасе. Не просто напуган, не всполошён, а до-самых-кончиков-копыт в чистейшем ужасе от этого создания.


Оно прошло в комнату, с явным интересом осматриваясь по сторонам, хоть это и трудно было определить по лицу иноземца. Свет за спиной существа замерцал и погас, оставив после себя каменную стену, что была за к несчастью взорвавшимся зеркалом.


Хоть я и продолжал вибрировать после Пинки-чувства, друзья сгрудились в кучку вокруг меня, когда существо выбросило свой прут дыма и молний, который, ударившись оземь, взорвался без какой-либо видимой причины.


— Ладно, — напряжённо прошептала нам Твайлайт, — будьте готовы использовать Элементы, если оно на нас нападёт.


Демон замер, уставившись на нас, и склонил голову набок в любознательной манере. Он издавал какие-то звуки мычащим голосом.


— Мппфпмпф? — сказало оно, идя на нас. Мы дружно сдали назад, и существо остановилось.


— Мфы мфм мфпфпф? — сказало оно, протягивая руки в нашу сторону.


— Что? — спросила Твайлайт. — Мы вас не понимаем.


Огромные, сосисочные пальцы поднялись и сняли шляпу с безволосой головы. С тошнотворным ужасом я смотрел, как оно после этого сняло своё лицо, на деле оказавшееся каким-то противогазом.


Вполне человеческое и очень знакомое лицо подняло на нас глаза и широко улыбнулось. Неожиданно, я перестал вибрировать, кристально ясно поняв, что означало моё Пинки-чувство.


— Я говорю: "Ты моя мамочка?" — сказала Пинки Пай моим голосом.


Что ж. Это было внезапно.

Вот когда началось РЕАЛЬНОЕ безумство!


— Дошло? — спросила у нас Пинки, широко улыбаясь.


С учётом того, что лишь до меня одного дошла шутка, и я был в глухом ступоре, никто не вымолвил ни слова. Доктор Шприц решил, что сейчас идеальный момент для того, чтобы убежать с криками в глубины замка, а Трикси смылась намного раньше и бесшумнее, ещё когда только заметила приближение "демона". Никто не умеет исчезать быстрее, чем Великая и Могучая Трикси.


Скайджи? Она лишь смотрела глазами-блюдцами с упавшей до пола челюстью на пустую стену, где раньше было её зеркало.


— Ну вот, а я так старалась, — заворчала Пинки, снимая свои огромные резиновые перчатки.


— Ты что, блин, такое? — Рэйнбоу Дэш первой совладала со своим голосом.


— Ну же, Дэши, не узнаёшь? — спросила Пинки Пай, хихикая.


— Нет! Ты просто какая-то стрёмная тварь, вылезшая из зеркала!


— Ну, если вы меня не знаете, то готова спорить, знает она, — заявила Пинки, указав на меня пальцем.


— Эй! — сказал я, от возмущения выходя из ступора. — Если собираешься тыкать в меня, мисс Тыкалка Тыкерсон, хотя бы используй правильное местоимение! Я — "он", Пинки Пай!


— Ой, прости, — сказала она одновременно с пятью кобылками, дружно выкрикнувшими: “Пинки Пай?!”


— Да, это я! Ну, в каком-то плане. Вот это я, — Пинки вновь указала на меня пальцем, — но и я тоже я!


— Постой, если ты это ты и я, то кто тогда я? — запутался я.


— Ты это ты, конечно.


— Но и ты тоже я?


— Да!


— Значит и я тоже ты?


— Не глупи, дурашка.


— Пинки?! — выдала потрясённая Твайлайт, и оставшиеся кобылки стали собираться вокруг нас. — Как ты сюда попала? Это правда ты?


— Всё так, Твайлайт! Эй, почти что рифма вышла! Однако, у нас мало времени. Я принесла ужасные вести!


Пятеро ошеломлённых пони с тревогой переглянулись.


— И какие же? — спросила лавандовая единорожка.


— Весь наш мир в большой опасности, — торжественно заявила Пинки. — Я так волновалась, что не смогу успеть вовремя и предупредить всех! Могущественная, древняя сила пытается завладеть Эквестрией. Тёмная Королева Фей!


Мы обменялись множеством косых взглядов после этого заявления.


— Кхм, Пинки? — начала было Твайлайт, но Пинки разогналась.


— Она легендарное зло времён до изгнания Луны. У неё целая армия фей, и она приготовилась ко вторжению, и только я знаю это, потому что она трепалась без умолку, меняя меня местами с вот этим парнем. — Она снова указала на меня пальцем! Вот честно, всю жизнь она провела без пальцев, а как неделю походила с руками, так теперь тыкает в меня не переставая!


— Она также рассказала мне, что собирается убрать меня с дороги, чтобы вы не смогли использовать Элементы против неё, что я посчитала крайне глупым... не сам план, а то, что она мне его разболтала. Какой дурой нужно быть для этого?


— Это точно, — вставил я своё слово. — Надо будет достать ей копию списка Злого Властелина.


— Думаю, это плохая идея, — возразила Пинки.


— Пинки? — снова попыталась вклиниться Твайлайт.


— Ещё она подстроила какую-то вымышленную "дипломатическую срочность в Королевстве Грифонов", чтобы избавиться от Селестии, решив, что с Луной ей в одиночку удастся справиться, в чём я сомневаюсь, потому что она дура набитая. Королева, то есть. Она дура, а не Луна.


Я кивнул, полностью с этим согласившись.


— Подожди, Пинки, — сказала Твайлайт, чтобы быть тут же заткнутой словесным потоком Пинки Пай.


— Так что теперь мы должны добраться до Кантерлота так быстро, как только можем, чтобы забрать Элементы Гармонии, и отправиться в одно место за Вечнодиким лесом, называемое замком Пенумбра. Там мы воспользуемся силой нашей дружбы, чтобы остановить Королеву, и после попросим принцессу вернуть нас в свои тела, а его — домой. Что думаете? Отличный план, а?


— Ещё какой, — согласился я. — И потому мы уже всё сделали.


Последовала тишина, переполненная возможностями, после чего Пинки спросила:

— Прости, что?


— Мы уже всё сделали, — повторил я. — Ну, почти всё. Сейчас мы на пункте: "попросить принцессу вернуть нас в свои тела".


Пинки Пай взглянула на Твайлайт, подтвердившую мои слова кивком.


— Серьёзно? — удивилась она, выглядя слегка разочарованно.


Агась, — сказала Эплджек. — Всё оказалось довольно просто.


— Значит... никакой угрожающей миру нескончаемой войны и беспорядков из-за вторжения Фей?


— Не сейчас. Кто знает, может, когда-нибудь потом, в будущем? — Твайлайт небрежно пожала плечами.


— Ох. Но как вам это удалось?


— Мы использовали Элементы! — гордо выдала Рэйнбоу Дэш.


— Жахнули по Королеве радугой! — ответил я с улыбкой на пол-мордахи. — Всегда хотелось жахнуть кого-нибудь радугой, но редко такая возможность подворачивается, понимаешь?


— Стоп, стоп, — перебила нас Пинки, тяжело осев на пол. — Вы смогли прогнать её всего лишь пятью элементами?


— У нас все шесть. Вон, мы всё ещё их носим. Видишь? — Рэйнбоу Дэш указала копытом на своё ожерелье.


Пинки вытащила мои очки из кармана на плаще, надела на нос и уставилась на пегаску.


— Ах, да, — кисло отозвалась Пинки. — Забавно, что я не заметила.


Потом она посмотрела в мою сторону, и её лицо окаменело.


— На тебе мой Элемент! — обвиняющим тоном выкрикнула Пинки.


— На тебе мои штаны! — парировал я. — Я бы предложил обмен, но лучше не снимай их с себя. А вот плащ и шляпа — это что-то новенькое.


— Ага, достались от Мэла.


— Кого?


— Слушай, почему ты носишь мой Элемент? — спросила Пинки, неслабо огорчившись.


— Он был нужен нам для победы над Королевой, — пояснила Твайлайт. — Он был заместо тебя.


— Вы меня заменили?.. — Голос Пинки был слаб, и я заметил, как её (моя!) нижняя губа задрожала.


— Пожалуйста, не плачь, Пинки! — в отчаянии выкрикнул я. — Вот, на печеньку!


Я протянул огромную с сахарно-лимонной глазурью печенюшку подавленному человеку на полу.


— Ты… ты можешь залезать в Пинкостранство? — прошептала она, выпучив глаза от потрясения.


— Ты его так называешь? Я думал о нём как об "укромном месте Пинки Пай". — Я на секунду задумался об этом. Впервые я произнёс это название вслух. — Ох, хотя с другой стороны, пошляки могут не так понять.


Странно, но это не помогло. Продолжая сидеть на полу, Пинки принялась рыдать крупными мужицкими слезами, от чего у меня всё внутри прямо скрутило. В смысле, это же Пинки Пай! Я долгие дни провёл в её теле, а у неё несчастье! Чудно́, но я почувствовал себя ответственным за это.


Однако, мне так и не представилось шанса что-либо ответить до того, как Пинки была крепко затискана счастливо улыбавшейся ей Флаттершай, сказавшей:

— Никто, ни одна живая душа не сможет заменить тебя, Пинки Пай. Никогда-никогда не сомневайся в этом! Но это не значит, что мы не можем заводить новых друзей!


— Точно, — подтвердила Рэйнбоу Дэш. — Мы всегда будем лучшими подружками!


— Несомненно, дорогуша. Я не могу вообразить себе жизнь без тебя! — добавила Рэрити, ласково улыбнувшись.


Пинки всхлипнула, вытерла свой (мой) нос рукавом (фу).


— Вы это серьёзно? Вы хотите, чтобы я вернулась?


— Ну конеш серьёзно, сахарок! — сказала Эплджек.


— Пинки, мы уже были готовы отправиться на грандиозные поиски Зеркала Душ, чтобы вернуть вас в свои тела! — добавила Рэйнбоу Дэш.


— Поиски, которые почти безусловно убили бы нас, — прервала её Рэрити.


— И включали встречу с большим, страшным драконом, — прошептала Флаттершай, содрогаясь от одной только мысли об этом.


— Но выяснилось, что у принцессы уже есть одно, так что нам не нужно через всё это проходить, — сказала с улыбкой Твайлайт.


— Но если бы и нет, то мы бы точно да! — бодро, но немного сумбурно закончила Рэйнбоу Дэш.


— Вы, девчонки, лучшие подруги на свете! — сказала Пинки, счастливо улыбаясь сквозь слёзы.


Пони тут же облепили моё бывшее тело, тискаясь и радостно голося. Обиженный вид Пинки тут же пропал, мгновенно сменившись чистой радостью, а в какой-то момент и лёгким недовольством.


— И что это ты, по твоему, делаешь? — спросила она у меня.


— Эм... принимаю участие в процессе обнимашек? — ответил я с надеждой. Пинки лишь нахмурилась, и я отцепился, да пристыженно отошёл.


— Как это похоже на кобылок, отгораживаться от жеребцов? — пискнул Плюшка Сдобная, ухмыляясь, на что я показал ему язык.


Я стоял в стороне, наблюдая за воссоединением Пинки с друзьями, и понял, почему она была так расстроена. Как я упоминал раньше, я редко сомневаюсь в своих друзьях, но я знаю, что Пинки порой сомневается. И сидя здесь, вот так вот исключённый из группы, я немного понимал, как она себя чувствовала после смены тела, или узнав, что я использовал её элемент, а она осталась не у дел. Чувствовал себя примерно также сейчас. На всякий случай я проверил гриву, от греха подальше, но она была всё также восхитительно кудрявой, значит не в конец убитый я был.


— Ну, девчонки, как насчёт послушать, как я смогла попасть к вам? — спросила наконец-то Пинки, и я оживился. — Всё началось, когда...


— Моё... зеркало... — медленно проскрипел гробовой голос за нами.


Я в ужасе обернулся. Скайджи стояла позади нас, зловеще сгорбясь, её лицо скрывалось в тенях, которые будто бы сгущались вокруг неё. Клянусь вам, эти тени выглядели точь-в-точь как живые, вертясь вокруг неё как щупальца. Мало того, они были пронизаны пульсирующим красным светом, будто чистейшую ярость облекли в физическую форму и обернули тенями. Мы все вскочили и попятились от неё, потому что надо быть идиотом, чтобы поступить иначе.


И что самое худшее, её лапы крепко сжимали Отметёлку.


— Я... думаю, нам уже пора, — произнёс я лёгким тоном. Остальные судя по всему согласились, и мы все дружно попятились в сторону коридора, ведущего ко входной двери.


— Моё зеркало! — рявкнула Скайджи. И я не шучу, молния вспыхнула снаружи и гром прогремел, эхом отражаясь по всему помещению. И самое страшное, что моё Пинки-чувство-детектор-иллюзий при этом молчало в тряпочку.


— А вот и наш выход, — сказала Пинки, хватая Плюшку Сдобную как футбольный мяч, и рванула в сторону выхода.


— Мне очень жаль! — выкрикнула Флаттершай, убегая за своей подругой.


— Это было прелестное зеркало, такая жалость! — в панике завопила Рэрити, на пол-шага отставая от пегаски.


— Подождите меня! Ну, не то чтобы я там испугалась! — Рэйнбоу Дэш пулей полетела следом за ними.


Твайлайт посмотрела вначале на меня, после на ведьму и произнесла:


— Эм, я правда очень сильно сожалею, но...


— Ты хоть представляешь, какое оно дорогое? — проревела Скайджи, размахивая метлой как мечом перед нею. В этот момент Эплджек не выдержала и дала дёру, натянув шляпу поверх глаз.


— Хм... Может, я упрошу принцессу потратиться на новое? — предложила единорожка, вяло улыбаясь.


— Ррррраргх! — только и прорычала Скайджи, бросившись на неё.


Твайлайт виновато улыбнулась мне, зажигая свой рог.

— Беги, — посоветовала она мне, прямо перед тем как телепортироваться из комнаты.


Скайджи проскользила, остановилась, развернулась на месте и начала надвигаться на меня.


— Э-э-э, кажется, я забыл торт в ванной. Пойду, заберу, пока он не раскис. Бывай! — выдал я и драпанул так быстро, как позволяли мои розовенькие копытушки. Скайджи, чистым гневом движимая, умудрялась держаться всего-то в нескольких шагах позади меня, и вот тогда мне стало по-настоящему страшно. Помните я говорил, насколько Пинки быстра, когда бежит? Скайджи не только не отставала, но даже понемногу догоняла меня!


Она замахнулась на меня, и могу поклясться, я слышал как метла трещала и гудела сверхъестественной энергией, на волосок промахнувшись по моему копчику. Ужас, вызванный этим, дал мне прибавку к скорости и я оставил розоватую кляксу за собой, вылетев из замка и мгновенно нагнав своих друзей.


Скайджи осталась стоять в дверном проёме замка Пенумбра, размахивая метлой над головой и выкрикивая очень непристойные вещи про нас, подпрыгивая на месте в психопатической ярости. Я на секунду заволновался было о тех, кто остался позади, о Трикси и Докторе Шприце, но одна могла позаботиться о себе, а второй вероятнее всего заслужил свою участь, какой бы она ни была.


— Это... было... страшно... — выдохнула Пинки, опустив Плюшку Сдобную и рухнув на землю, пытаясь отдышаться. Люди не созданы бегать как пони, да и я был не в лучшей форме. И всё же, мы находились в доброй паре километров от буйной кицуне, что уже было неплохо.


— Может... ты расскажешь нам... свою историю... на ходу... — предложила Рэрити, переводя дух. — Я бы желала... убраться... как можно дальше... от этого ужасного места.


— Поддерживаю, — произнесла свеженькая аки ромашка после телепортации Твайлайт. — Как по мне, это хорошая идея. Пинки?


— Вас поняла, девчонки, — сказала она. — Началось всё...


— Стоять! — крикнул я, и все посмотрели на меня, пока я прочёсывал взглядом окрестности.


— Эм, что происходит? — поинтересовалась Дэш.


— Что-то не так в Эквестрии, — прояснил я. — Каждый раз когда кто-то пытается что-то объяснить, случается какая-нибудь хрень и его прерывает.


— Не каждый раз, — возразила Твайлайт.


— Ладно, почти каждый раз. Сколько я пытался рассказать вам свою историю, пока мне это наконец не удалось без чьего-либо вмешательства?


Твайлайт открыла рот, чтобы высказать протест, но задумалась и закрыла его снова.


— Ладно, в чём-то ты прав. Горизонт чист?


— Да, ничего не наблюдаю. Ничего ни на земле, ни в воздухе. Думаю, можем продолжать.


— Ладушки, — сказала Пинки. — Началось всё с того...


И тут на нас напали Алмазные Псы. Шутка. Вот она, долгожданная история Пинки Пай!


— Началось всё с того, что я ела кексик... ну ладно, четыре кексика, поднимаясь к себе в комнату за припасами для розыгрышей. Видите ли, Дэш хотела после полудня отправиться по розыгрыши, и это звучало супер весело, так что я должна была пойти и забрать припасы. Но возникла проблема: как только я поднялась к себе, я увидела в зеркале очень странное и противное лицо.


— Эй! — отозвался я, но Пинки продолжила как ни в чём не бывало.


— Она назвалась Королевой Фей и добавила что-то об использовании замка Пенумбры как плацдарма для вторжения. Сказала, что хочет убрать меня с дороги, и много всего прочего, что я вам уже говорила ранее. А потом Вуух! Вжих! Внезапно, я уже в другом теле!


— Мне понадобилось немного времени, чтобы понять, что случилось. В смысле, порою я давала своему разуму блуждать, и я видела места подобные этому в своём воображении, но, думаю, я никогда точно не знала, что это были параллельные миры. Да, Твайлайт, я знаю, что такое "параллельные миры", не перебивай.


— И вот я стояла там, вся в раздумьях. Я знала, что должна вернуться и остановить Королеву... до сих пор не могу поверить, что вы сделали это без меня! И всё же, я обязана была вернуться. А это означало, что мне нужно было выяснить, где я была, и какие у меня есть ресурсы.


В этот момент я и заметил, что Пинки говорила не слишком "Пинкануто", но как по мне, это имело смысл. Я сам не говорил слишком... так-как-меня-зовут-нуто. Эй, может, Пинки знает моё имя?


Хотя у меня не было желания прерывать её, раз ей наконец представился шанс рассказать свою историю. Судя по сказанному ею во время пересечения равнины в направлении Вечнодикого, Она нашла мой адрес в водительском удостоверении, но не поняла, где это находилось.


И потому она попросила продавцов магазина вызвать такси, что значило, что мою машину конфисковали и увезли за эту неделю, раз она просто оставила её там, на платной стоянке. Но это ни капли меня не расстроило. В конце концов, вы можете представить Пинки за рулём?


Та часть, в которой она отдала водителю все деньги, что нашла в кошельке, заставил меня слегка поскрипеть зубами. Их, если не ошибаюсь, там было около тысячи баксов. Нехилые такие чаевые за пятикилометровую поездку на такси, но что было, то было.


Она нашла мою квартиру, потратила какое-то время на поиск нужных ключей в связке...


— Серьёзно, почему у тебя два замка на двери и, не знаю, штук двадцать ключей? — поинтересовалась она у меня.


— Жаба душит старые выбрасывать, — признал я кротко.


Ладно, она вошла в мою квартиру и серьёзно задумалась о том, что делать дальше.


— Я недолго там просидела, напрягая извилины, и тут неожиданно послышался такой странный дребезжащий звук, — говорила она. — И такая большая синяя будка возникла буквально посреди комнаты! Из неё вышел субъект, назвался "Доктором", обозвал меня "межпространственной точкой разрыва слияния временных потоков" и сказал зайти в будку. И ух ты! Внутри она больше, чем снаружи! После он сказал, что поможет мне добраться домой. Я спасена! Точнее, я так думала...


Я просто уронил челюсть. До... серьёзно, Доктор, самый настоящий Доктор возник в моей квартире? Мой фанатизм врубился на полную, перегрузился и вырубил часть моего мозга, а его остатки трещали и горели.


— В итоге мы прошли через череду приключений, но в конце он случайно оставил меня в каком-то космопорте. И там я и встретила Мэла и его команду. Они предложили мне путешествовать с ними на их корабле "Серенити", пока Доктор не вернётся в поисках меня. Они и дали мне этот плащ и фетровую шляпу, чтобы я лучше вписывалась.


Так, стоп, сказал мозг. Мы теперь в "Светлячок" попали? С фига ли?


— Под конец у нас возникли трудности с Альянсом, и я забралась в спасательную капсулу...


На Серенити есть спасательные капсулы? озадачился я.


— ...И я приземлилась посреди такой приятно выглядевшей деревеньки, с народцем, который был в два раза ниже меня. Они были похожи на людей, не считая огромных ступней. Ладно, следующее, что я помню, что меня за компанию затащили в поход ради уничтожения одного кольца, которое было у одного из них...


Ладно, стоп-кран.


— Пинки, — попробовал я. Неудачно.


— ...что мы наконец сделали, но после открылся портал и засосал меня внутрь. Следующее, что я помню, как меня преследовали белые ходоки к северу от Стены! Зима Наступила!


— Пинки! — попытался я вновь.


— В общем, я убегала, пока не наткнулась на того парня, Неда Старка, который очень напомнил мне другого парня из Средиземья. Он познакомил меня со своим кузеном Тони, который вернул меня туда, где всё началось, на твою родную Землю, но ему понадобилась моя помощь в отражении инопланетного вторжения.


— Да остановись ты хоть на се...


— Так что мы вместе стали строить того огромного робота! Потом он надел свой костюм Железного Человека, а я пилотировала Стального Гиганта, и мы успешно отразили вторжение инопланетян. После этого он помог мне собрать пространственный ключ, ту палку что я держала, когда прибыла. Я была в перчатках, потому что была большая вероятность, что она взорвётся у меня в руках. Вот так я здесь и очутилась!


Пинки Пай остановилась, энергично улыбаясь в ожидании реакций. Все до единой пони выглядели бесповоротно загнанными в тупик, как, честно говоря, и должны были, с учётом того, что Пинки пронесла их через жирный шмат Земной поп-культуры за пару минут.


— Я тебе не верю, — выдал я сухо.


— Ты... не веришь? — Пинки внезапно занервничала.


— Не-а.


— Но почему?


— Просто мне кажется странным, что ты оказалась во всех этих разных мирах.


— А ты оказался тут! — возразила она.


— Да. Но не странно ли то, что все места, которые ты посетила в своём межпространственном путешествии, лежат в моей коллекции DVD дисков?


Лицо Пинки приняло виноватый вид, и я понял, что был прав.


— Ты всю неделю просидела в моей квартире просматривая диски с фильмами, ведь так?


Она отвернулась, неловко поёрзав, и всё-таки призналась:

— Да.


— Ну так... почему? Почему ты не сказала нам это?


— Потому что я должна была спешить домой, чтобы спасти всех, но я не знала, как! — расстроенно ответила она. Ну вот, теперь мне стыдно. — Я не хотела, чтобы всепони думали, что я... маялась фигнёй, пока все в беде!


Я тяжело вздохнул.


— Ну, я могу тебя понять. То есть, я был довольно хорошо знаком с Эквестрией ещё до того, как попал сюда, но даже я не знал бы, куда идти на Земле, чтобы понять, как попасть сюда.


— Ох, спасибо, что напомнил. Я нашла диск, на котором были я и мои друзья, — сказала Пинки чересчур неумышленным тоном. — "Поезд Дружбы?"


Я неслабо так запаниковал, а у Твайлайт, пытавшейся следить за историей (благослови её сердце), наконец-то переполнилась чаша терпения.


— Ладно, о каких "дисках" речь и как мы туда попали?


— Это трудно объяснить, Твайлайт. Но ты знала, что у него есть фигурки каждой из нас? Малюсенькие-премалюсенькие игрушки, некоторые даже с волосами, которые можно расчёсывать.


— Э-э, — попытался я сменить тему. По какой-то причине, меня вдруг бросило в пот.


— Ты ему очень нравишься, Твайлайт, — продолжила Пинки с ехидной улыбкой. Не думаю, что она простила меня за ношение её Элемента.


Э-гей! Так вот как выглядит туннельное зрение! Круто, сегодня я узнал что-то новое.


— Чего? — спросила единорожка.


— Да, твоих фигурок у него больше, чем всех остальных.


Твайлайт с подозрением уставилась на меня, пока я выбирал между усиленным частым дыханием и падением в обморок прямо на этом месте. Я решил выбрать паническую попытку отвлечь внимание, которая никогда не работает.


— Эй, погодите! Пинки ведь так и не рассказала, как добралась сюда!


— Ох, да, ты прав, — сказала Твайлайт, отвернувшись от меня. — Пинки?


Селестия праведная, сработало!


Пинки подмигнула мне. Я знал, что в будущем мне ещё предстоит разговор о Моих Маленьких Пони, но пока она сняла меня с крючка.


— Ну, как я и сказала, я просто сидела в квартире несколько дней, просматривая твои диски. И тогда у меня начала возникать идея. В плане, тут нету магии, но есть технологии, и, может, я заставлю технологии работать так же, как заставляю работать магию.


— И как же ты заставляешь работать магию? — подалась вперёд Твайлайт. Думается мне, она надеялась на долгожданное объяснение работы Пинки-Чувства, но я её разочаровал, ответив вместо Пинки.


— Вот так, — сказал я, вытащив из-за уха Твайлайт кексик.


— Чт... как? Откуда он появился? — удивилась Твайлайт.


— Ты что, забыла, у кого спрашиваешь? — Я протянул единорожке кекс. — Хочешь кусочек?


Она помотала головой, и я съел сладость в один присест. Слегка чёрствый, но ещё ничего.


— Видишь, он понял принцип, — продолжила Пинки. — Тебе просто нужно рассчитывать на то, что это сработает, и оно сработает. И так я начала мастерить, рассчитывая на то, что что бы я ни смастерила, оно сможет вернуть меня домой.


— Ух ты, клёво! — выдал я.


— Мне пришлось разобрать ту большую жестяную коробку у тебя на столе ради деталей, — сказала она.


— Большую... жестяную коробку? — Кровь застыла в моих жилах.


— Ага, она была чёрная? Соединялась с чем-то, похожим на уменьшенную версию зеркальной штуки, на которой я смотрела диски?


— Мой... компьютер... — произнёс я, почувствовав себя немножко Скайджи.


— Ты в порядке? — поинтересовалась Пинки с непритворным беспокойством. — Я ведь не поступила плохо, да?


Аргх. А хотя знаете что? Пинки как-то раздраконила мой компьютер, чтобы создать прибор, отправивший её с Земли в Эквестрию. Это очень даже круто. И я всегда могу купить новый...


— И мне пришлось разобрать ту большую зеркальную штуку для дисков заодно.


Я почувствовал, как задёргался мой левый глаз от вестей о кончине моего новенького пятидесятидвух-дюймового плазменного телека. Пинки продолжала свои объяснения.


— Я не шутила, когда говорила, что тревожусь, как бы ключ не рванул во время использования. Я не хотела взорвать твоё тело...


— Ну спасибо, — отозвался я, встряхнув головой, чтобы избавиться от дурных мыслей. Это всего лишь телевизор, его можно заменить.


— ...И поэтому я пошла в место, называвшееся "супермаркетом", и купила это толстое пальто, крепкие перчатки и противогаз, на случай, если станет взрывно. А ещё купила шляпу, потому что решила, что она выглядит круто.


Я посмотрел на шляпу. А она права.


— Хороший выбор, —одобрил я.


— Спасибо! — ответила она.


— И правда выглядит довольно круто, — сказала Рэйнбоу Дэш.


— Ещё бы, верно ведь? — ответила Пинки.


— Ни с места! — сказал Королевский Стражник.


— Что? — ответили мы все дружно.


Так, сейчас вернусь. Надо кое с чем разобраться.

Не тревожьтесь, всё в порядке


То есть, меня не арестуют, ничего такого. Но я всё равно не имею представления как это произошло, причём незаметно для всех нас. Внезапно, пегасы повсюду! Они приземлились вокруг нас, часть из них с повозками, в которых сидело ещё больше пони, включая двух очень знакомых. Один из них был единорогом, фейсхуфнувшим в тот же момент, когда увидел нас, а второй – земным пони, который...


— Это они! Вот сбежавшая психически больная, а вот те пони, что помогали ей сбежать! — выкрикнул Теперь-Уже-Не-Блинчик, тыкая в меня копытом. Он, должно быть, добрался до Понивилля, пока мы продирались сквозь лесную чащу, принял травяную ванную в спа и после призвал стражу, чтобы она повязала нас.


— Видите? — продолжил он. — Это мой сержант! Знаю, он выглядит как малышка, но это из-за ядовитой шутки, через которую эта умалишённая заставила нас пробежать.


— Тэррас, успокойся, — премило пискнул на него Плюшка. — Оказалось, что...


— А это какой-то странный пришелец! — не останавливался Тэррас, тыкая в Пинки. От истерики его голос срывался на визг. — И теперь я не знаю, что тут происходит!


— Не соизволишь объясниться, Твайли? — спросил Шайнинг Армор после того как закончил с фейсхуфами и выпрыгнул из повозки.


— Привет, старший братец, — ответила ему с улыбкой Твайлайт.


— У тебя есть брат? — с притворным удивлением спросил я. — С каких пор?


— Всегда был, — сказала Твайлайт, бросив на меня растерянный взгляд и не поняв мою возможно-не-такую-смешную-как-я-думал шутку.


— Она твоя сестра? — спросил Тэррас, выглядя сбитым с толку и слегка испуганным.


— Я уже пошутил про это, — заметил я.


— Террас, — попытался снова Плюшка. — Это всё правда, понял? — обескураженный жеребец уставился вниз на кроху. — Я понимаю, что это звучит как бред. Но та розовая кобыла не сбрендившая. Странная, но не сбрендившая. Он реально пришелец, а этот пришелец – кобыла. Они пленники в телах друг друга.


Тэррас выпучил глаза на Плюху и пару секунд спустя закричал:


— Они и вас заодно! Ох, сержант, мне так жаль! Я как знал, что не должен был оставлять вас с ними!


Он сгрёб в объятья отбивающегося жеребёнка, рыдая навзрыд.


— Прости меня, напарник! Они промыли тебе мозги, а тебе всего лишь два дня до пенсии оставалось!


— Отпусти меня, кретин! — выкрикнул Плюшка Сдобная, обрушив на него прямо-таки впечатляющий шторм из ударов копытами.


— Сэр, пожалуйста, отпустите юную особу и отойдите, — сказал один из стражников.


— Может, все успокоятся на минуту? — рявкнул Шайнинг Армор. — Я хочу выяснить, что здесь творится. Твайлайт? Прошу, объясни, зачем возможно психически неустойчивый офицер пониции протащил меня через пол-Эквестрии, чтобы встретить тебя, твоих друзей, жеребёнка и пришельца, разгуливающих посреди нигде.


И вот мы разбили импровизированный лагерь, так как всё равно уже начинало смеркаться. Стражники взяли с собой немало провианта, у нас были палатки, и вскоре огонь костра горел и трещал, пока Твайлайт объясняла всё. Ну, почти всё. Думаю, кое во что даже она не могла поверить, пусть и видела это собственными глазами.


Когда она закончила, Шайнинг Армор подытожил это вот так:


— Ладно. Вот что я понял: твоя подруга Пинки и этот пришелец обменялись телами, потому что "Королева Блестящая Чихуахуа" хотела захватить Эквестрию, — прочитал он из своих записей. — И поэтому все в городе считали, что Пинки спятила, хотя пришелец в её теле на самом деле говорил правду. Потом "страшномордый доктор с фетишем на шприцы" запер пришельца, но он сбежал, “потому что Пинки Пай", и после "как заправский ниндзя" нашёл дорогу к "дерево-теке". Ты собрала своих друзей вместе, использовала Элементы Гармонии, чтобы победить Королеву, после чего настоящая Пинки Пай появилась из ниоткуда "потому что она вся такая крутая" и попутно разбила очень дорогое зеркало. Всё так было?


— Эм, возможно, оно было бы понятнее, если бы Пинки Пай-рень не перебивал меня через слово, — сказала Твайлайт.


— Постой, "Пинки Пай-рень"? — удивилась Пинки.


— Я не могу вспомнить своё настоящее имя, — объяснил я. — Королева что-то нахимичила у меня в голове.


— Ох, сестры святы, — посетовала Пинки, — что же ты раньше-то не сказал? Вот, держи.


Она вытащила мой кошелёк, достала водительские права и показала мне. Я глянул на них и удивлённо заморгал от счастья, когда моё имя встало на своё законное место в моей памяти.


— Ох, вау, — сказал я, чувствуя, как мозг покрывается мурашками. — Спасибо, Пинки! Словами выразить не могу, каково это было, вообще не знать своего имени!


— Без проблем. Хочешь, чтобы он пока у меня полежал? — спросила она, указывая на кошелёк.


— Да, спасибо, — сказал я, и она спрятала его подальше. Я повернулся к Шайнинг Армору и произнёс:


— .


Да, только это и успел. Потому что Рэйнбоу Дэш тут же прервала меня:


— Стоять! Не мучай нас неизвестностью! Какое у тебя, дери его, имя?


— Ай! Простите, народ. Надо представиться как подобает. — Я поднялся и слегка поклонился. — Премного рад знакомству с вами, меня звать Аллен.


— Рады знакомству, Аллен, — сказали все, кроме Дэш. Вместо этого пегопасность лишь смотрела на меня, пока не разразилась смехом.


— Ал-л-лен стран-н-нен! — протянула она, довольная как слон своей остротой. Её хохот был заразителен, и вскоре все мы надрывали животы со смеху. Звучит глупо, да и шутка была не слишком смешной, но чёрт с ним… это был долгий день. Мы только что победили Королеву Фей, перед этим разобравшись с её шприцелюбом-приспешником, а потом убегали от убийственно злой Скайджи и её демонической метёлки. Не так уж и странно, что у нас был пост-травматический приступ смешливости!


После этого мы довольно неплохо так провели время. Просто болтали, смеялись, ели и шутили. Я никогда так не веселился с момента попадания в Эквестрию, а это о многом говорит. Это было потрясно.


Мы спели пару песен, я выучил несколько новых эквестрийских песен у костра, и они были классные! Мы делились историями, шутками… даже Плюшка Сдобная присоединился к нам, когда понял, что стражники не собираются потешаться над его… недугом.


— Ух ты. Сурово, друже, — сказал седой стражник земнопони после того как Плюшка Сдобный поделился своей историей.


— А, не так всё и плохо, я уже привык к этому, — ответила малышка. — Кроме того я знаю, что верну свой вид, как доберусь до Понивилля. Ещё одна ночь в облике девчонки мне не навредит.


Ох, точно ведь. Стража собиралась довезти нас всех до города, высадить Плюшку Сдобную и Тэрраса, а после долететь с остальными до Кантерлота на встречу с принцессами. Йей за то, что не нужно продираться сквозь Вечнодикий!


В какой-то момент случился неловкий разговор. Ну, знаете, в котором мне пришлось объяснить, почему у меня в квартире есть пони-куколки всей шестёрки? И почему фигурок Твайлайт больше, чем всех остальных? Хотя если серьёзно, их не настолько больше. Парочка из блиндбагов, одна отлитая и одна которой можно расчесать гриву, плюс кастомная фигурка и плюшка, доставшаяся по скидке с фан-сайта. Это ведь не слишком, так ведь?


— Ну, что мне сказать? — сказал я в свою защиту. — На самом деле мы не следим за вами, мы смотрим истории, которые мы придумываем про вас, основываясь на вас, и которые чисто случайно совпадают с тем, что с вами случается на самом деле, примерно так.


— Ладно, тогда почему у тебя так много фигурок меня? — как-то встревоженно поинтересовалась Твайлайт.


— Да, почему не меня? — спросила Рэйнбоу Дэш — Я же самая крутецкая!


Я засмущался, после чего пустился в объяснения.


— Да, ты такая, Дэш. А Флаттершай самая няшечка, Рэрити самая красивая, Пинки самая весёлая, а Эплджек самая практичная и надёжная. У вас у всех есть удивительные черты, и я всех вас люблю. Но Твайлайт, она... очадурашка.


— Очадурашка? — переспросила сбитая с толку Твайлайт, сморщив мордашку. — Такое слово вообще есть?


— Видите?! — указал я на неё. — Просто очадурашка! Гибрид "очаровашки" и "дурашки". Такая милая и заумная, еле удерживаюсь от "мимими" каждый раз при виде неё!


Шайнинг Армор по всей видимости разрывался между стремлением защитить Твайлайт и отчаянным желанием посмеяться над её замешательством. В конце концов он выбрал смех, когда Твайлайт издала достойный Флаттершай писк и спрятала голову за передними копытами.


Оно сработало. Все остальные отреагировали смехом на страдания Твайлайт, и она не высовывалась пока смех не затих хоть немного. Но когда она высунулась, то пристально смотрела на меня.


— Это всё? — спросила она, выглядя раздражённо.


— Ну... ты, кроме этого, превосходна в магии, — продолжил я, — а это дорогого стоит. И ты умеешь планировать и организовывать лучше всех! У тебя невероятные способности, тебе просто не хватает социальных навыков. Вот почему ты такая милая.


Она снова покраснела, или, скорее, продолжала краснеть, как она делала это уже несколько минут, но ещё сильнее.


— Ты правда находишь меня милой?


— Вы все милые! Все пони милые! — запаниковал я, заметив, что Шайнинг внешне переключился с режима “подтруниваю” в “защищать младшую сестру”. — Это, типа, из чего пони состоят на девяносто процентов! Эквестрия работает на Мимимитии!


— А Шайнинг Армор милый? — слегка хихикнула Твайлайт.


Я повернулся и уставился на жеребца. Он уставился на меня. Я выгнул бровь, как будто оценивая его. В ответ он предупреждающе нахмурил брови. Я в долгу не остался, скосил глаза и поиграл бровями. Он рассмеялся, а значит я победил.


— Он станет в разы милее, если сделает что-нибудь со своей гривой или хотя бы попытается в косметику, — сказал я, и напряжение рассеялось в очередной волне смеха.


Разговор перешёл на более безопасные темы, и мы на пару с Пинки принялись смешить лагерь нашими комедийными номерами. Мы отжигали без перерыва, принимая друг у друга подачи, так, чтобы один начинал шутку, а другой заканчивал, или импровизировали вместе, словно отлаженный комедийный аппарат. Вы представляете? Две Пинки Пай! Мои бока так болели к ночи, что я уснул лишь потому, что был изнурён от смеха.


Но уснуть я всё же уснул. Пинки, в силу роста неспособная уместиться ни в одной палатке под пони, спала в одной из повозок с покрывалом. Стражники держали сменный караул, чтобы все мы смогли выспаться.


Поутру завтрак также готовила стража, что означало, к несчастью, что больше Флаттерладушек не будет. Какая жалость, они ведь просто объедение! Надо будет не забыть взять у неё рецепт. После мы собрались, забрались в повозки...


Ладно, я не знаю, смогу ли адекватно объяснить каково это, лететь в открытой повозке, которую везёт пара пегасов. Это... просто... офигенно! Я пожелал (лишь на минутку) чтобы я мог быть Рэйнбоу Дэш, а не Пинки Пай, потому что летать вот так? Реально круто!


Ветер трепал наши гривы, не считая Рэрити, которая создала какое-то заклинание-барьер для защиты своей причёски. Оно имело неприятный побочный эффект: всё, что она говорила, звучало так, будто доносилось со дна колодца, и никто не сказал ей, насколько смешно она звучит… Вот умора!


Земля мелькала под нами с поражающей скоростью, бурые равнины уступили место тёмной зелени Вечнодикого, а после более нежным и мягким зелёным цветам Понивилля быстрее, чем я мог себе вообразить. Мы мягко приземлились аккурат на окраине города и решили отдохнуть и перекусить перед финальным рывком к замку.


Стражники всей толпой отправились в кафе за едой и отдыхом, а мои пони-подружки решили наведаться в Сахарный Уголок, не считая Флаттершай, которая хотела по-быстрому заглянуть в свой домик и убедиться, что зверушки в порядке, да Твайлайт, которая решила проверить, всё ли хорошо у Спайка.


Я отправился вместе с Плюшкой Сдобной и Тэррасом на поиски спа. Думаю, Тэррас увязался с нами, потому что чувствовал себя виноватым перед Плюшкой, а я… в общем-то, по той же причине, если честно. В смысле, это ведь моя шутка сотворила такое с беднягой.


Должен сказать вам, я всё так же под впечатлением от Понивилля! Всё время, пока мы вели Плюшку принимать ванну с пузырьками, я хихикал так, что, наверное, пугал прохожих.


Однако мы не ушли далеко, потому что голос из толпы закричал:


— Это моя крошка? Моя Плюшечка Сдобная?


— Прости, Сдобный. Я, как бы, рассказал твоей матери о том, что случилось, — сознался со стыдливой мордой Тэррас внезапно перепугавшемуся жеребёнку.


— ЧТО?! — переспросила кроха, запаниковав.


— Прости! Она меня запугала!


Довольно пухлая кремовая пони средних лет надвигалась на нас с голодным взглядом в глазах. Я посмотрел вниз на жеребёнка рядом, скулившего и вцепившегося в мою ногу. Краски медленно сходили с его лица. Он посмотрел вверх на меня с умоляющим взглядом и сказал:


— Спаси меня!


— Чего?..


— Моя мать! Она всю жизнь хотела дочку! У меня пять братьев! Пять! Она всё пыталась и пыталась, а теперь думает, что у неё есть дочь! Спасай!


Пока кобыла стрелой летела по улице, я подобрал Плюшку Сдобную и прижал к себе, и на этот раз он не попытался нажать на мой нос копытом.


— Отвалила от моего жеребёнка! — рявкнул я на кобылу, которая затормозила и оторопело замерла. Она уставилась на Тэрраса, который лишь пожал плечами и отвернулся.


— Это мой жеребёнок! — закричала она в ответ. Пони собрались вокруг нас полюбоваться шоу.


— Не-а! Мой, безумная леди!


— У тебя нет жеребят, Пинки Пай! — выкрикнула из толпы не очень помогающая Бон-Бон.


— Ну спасибо, конфетный зад! — крикнул в ответ Плюшка, обхватив меня за шею так, будто я был спасательным жилетом.


Я был готов выдать остроумную фразу когда мать Плюшки врезалась в меня как таран. Жеребёнок взлетел в воздух, и его мать сделала поистине впечатляющий нырок и захват. Пока я лежал и ловил ртом воздух, перевозбуждённая кобыла утаскивала Плюшку Сдобную.


— Моя! Моя маленькая крошка! Наконец-то!


— Не-е-е-ет! — заорал Плюшка, пока его тащили. — Помогите мне, задоголовые!


— Мой сын! — захихикала кобыла. — Моя дочь! Ты и мой сын, и моя дочь!


— Вы все козлыыыыыы! — голос Плюшки стих, а я наконец поймал достаточно воздуха чтобы дар речи вернулся ко мне.


— Мы должны помочь ему!


Тэррас положил копыто мне на плечо и с грустью произнёс:


— Забей, Аллен. Это же Понивилль.


Я уставился на него в неверии, после чего спихнул его копыто.


— Как ты мог такое сказать? Это невозможно.


— Что?


— Слушай, где она живёт?


— Без понятия. И даже если бы знал, не пошёл бы туда. У этой кобылы без шуток не все дома.


Я зыркнул на него, и со вздохом отвернулся. Я отправился на поиски жеребёнка, а Тэррас скрылся, наверное доложиться на службе, что-то такое. Вот честно, этот парень… он перестал быть картонным только для того, чтобы оказаться трусом. Какое разочарование.


Я провёл целый час блуждая по Понивиллю и пытаясь услышать мелкого. В смысле, я был уверен, что смогу его услышать… всё-таки, как много малышек-матершинниц будет орать во всю глотку в Понивилле?


Когда я в пятый раз выпрыгнул из-за угла с криком “А-га!” и перепугал Даймонд Тиару иили Сильвер Спун, я решил сдаться. Может, я уговорю Пинки после обмена телами найти его и дать его матери “особую” бутылочку травяного шампуня.


Я встретился со всеми в Сахарном Уголке, получил коробку кексиков на дорожку (что значило, что уже пришло время отправляться) и пошёл вместе с остальными, рассказав попутно что случилось с Плюшкой Сдобной. Дэш, естественно, хорошенько проржалась, а остальные кобылки просто похихикали над этим. Но Твайлайт и Пинки согласились попытаться найти его и рано или поздно подсунуть его матери целебную склянку.


Пегасы взлетели в воздух, и Понивилль остался позади. Пока мы пролетали над ним, я разглядел знакомую мордаху светлогривого жеребёнка, с перезаплетёнными в косички волосами и всунутого в розовое платьице с рюшечками, высунувшегося из окна на втором этаже одного из понивилльских домов. Он кричал что-то, но я не слышал, вероятнее всего, к своему же счастью. Я с грустью помахал ему копытом.


Бывай же, Плюшка Сдобная. Бывай.


В любом случае, у меня впереди ещё один полёт, ещё не съеденные кексики и разговоры с друзьями, так что я постараюсь пока сосредоточиться на этом. Следующая остановка: Кантерлот!

Это место потрясно!


В смысле, я не хочу разжигать в вас зависть и всё такое, но... Вау!


Солнце только перевалило за зенит, когда мы перелетели границу города Кантерлота. Город на деле оказался намного больше, чем я ожидал, с рассыпанными по пути небольшими пригородными районами. Сам же город сверкал белизной с золотыми акцентами, именно как и следовало ожидать. Здесь и правда были каскадные водопады вдоль горы, переливающиеся в солнечном свете и на всём протяжении бросавшие радуги. Красиво до умопомрачения.


Естественно, это не отвлекало нас от разговоров. Отвлекало то, что я свешивался с каждой стороны повозки, чуть ли не со всех сразу, без умолку болтая обо всём, что видел. Я не мог себя остановить! Это было так классно, и ещё там Кантерлот был вдали!


Конечно же, у нас было больше одной повозки. Я ехал в одной с Пинки, Рэрити и Флаттершай. Твайлайт летела в другой, с братом и Эплджек. Думаю, что она, возможно, чувствовала себя немного некомфортно рядом со мною из-за всей той истории с “милой” прошлой ночью.


Ну и ладно. Мне всё равно было весело! Жаль только, кексики не пережили поездку. Вечная память их жертве.


Я был слишком взволнован, чтобы выдавать что-либо напоминавшее связную речь окромя “Посмотрите туда! У-у-у, вау, да вы посмотрите туда!”, так что оставшаяся троица болтала без меня. Я смутно запомнил, как Пинки говорила что-то о Земле или вроде того, но, если честно, вся поездка для меня была как в тумане.


Мы наконец приземлились во дворе перед замком и сошли на землю. Моё сердце ревело как мотор. Вы только подумайте, вот он я, прямо перед Кантерлотским Замком! И он весь такой высокий! И с башенками!


Нас сопроводили внутрь, я был невероятно возбуждён, когда мы шли вдоль коридоров. Повсюду вокруг нас было то, что я расценил как “вероятно, невероятно древние творения искусства”: картины и гобелены, вазы на маленьких подставках и в альковах, странные маленькие статуи… всё в таком роде. Ощущение такое, будто идёшь по музею, в котором живёт куча народа.


Вскоре мы ввосьмером (Шайнинг Армор отправился с нами) ждали снаружи приёмного зала принцесс, прямо на другой стороне тронного зала. Пару минут спустя нас ввели внутрь, и вот она перед нами: Принцесса Луна.


Она поднялась с трона (один в один того же, который вы видите в заставке мультфильма) и спустилась по лестнице, чтобы поприветствовать нас.


— Твайлайт Спаркл! Как приятно вновь лицезреть тебя! И всех вас тоже!


Я был впечатлён. Она смотрела на Пинки в моём теле и глазом не моргнув, даже несмотря на то, что никто здесь вроде бы в душе не ведал, что такое “человек”.


Мы довольно быстро ввели её в курс дела. Она вставляла свои вопросы тут и там, но по большей части дала нам рассказать всю историю. Когда мы закончили, она повернулась ко мне и посмотрела на меня оценивающим взглядом. Внезапно я очень, очень занервничал.


— Ну. И что же наш гость думает о Кантерлоте? — спросила она. И этого более чем хватило, чтобы вся моя нервность испарилась, а рот перешёл в форсажный режим.


— О хоспади, это так супер-крутецки невероятно, что я даже не могу поверить, что я здесь, будто я во сне, ух ты, этот замок просто поражает и вообще всё тут такое старое, ну, кроме вас, принцесса, хоть я и полагаю, что вы довольно стары, типа, но вы не выглядите старой и вы такая красивая и ваша грива просто потрясная, я бы хотел её потрогать, и картины такие крутые, как и гобелены, и эти скульптуры выглядят очень дорогими и я не знаю, настоящее это на полу золото или нет, но я думаю, что да, и я очень хочу потрогать вашу гриву и как она так делает?


Луна лишь моргала после такой словесной атаки, пока я улыбался во всю ширь и моргал ей в ответ.


— Ну? — спросил я минуту спустя.


— Ну? — переспросила она, удивившись.


— Можно? В смысле, гриву потрогать?


— Я… Нет. Мне жаль, маленькая… пони?


— Ну-у-у-у-у… — надулся я.


— Пожалуйста, не делай так.


— Не делать как, принцесса?


— Эти глазки… эти проклятые, душевные… Аргх! Ну ладно! Тебе разрешается тронуть королевскую гриву, но только один раз!


— Уря-я-я!


Я поднялся и погрузил своё копыто в эфирную гриву Луны. Скажу честно, нет никакого способа описать ощущения от этого. Может… как холодная, сухая вода, текущая и вихрящаяся вокруг моего копыта и моей ноги, с ощущением еле сдерживаемой энергии, будто гудение электричества. Это не совсем точное, но самое близкое описание, которое пришло мне на ум.


— Достаточно, — сказала она вскоре. Это было не так долго, как мне хотелось, но, видимо, дольше, чем хотелось ей, особенно после того, как я стал хихикать. Эй, а что вы хотите? Оно щекочется!


— Мне нужно послать за одним из Зеркал Душ Селестии и чтобы его принесли к нам в переднюю, — произнесла Луна, и кто-то из прислуги в зале, поняв намёк, стремглав удалился. — Кроме этого, я должна тотчас написать своей сестре, проинформировать её по поводу случившегося. Я не сомневаюсь, что она пожелает немедля вернуться, чтобы лично исправить ситуацию.


Луна приказала Шайнинг Армору вернуться к своим обязанностям, что он и сделал, а нам отправиться перекусить чем-нибудь и ждать рядом, пока она не позовёт. Что мы и сделали. Но пока мы ели, что-то нашло на меня. Было что-то, что я забыл. Что-то важное. Я становился всё тише и тише в то время как моё чувство тревоги росло, пока Твайлайт наконец не спросила:

— Аллен, что-то не так?


— Да, — произнёс я тихим голосом. Все разговоры прекратились и остальные стали смотреть на меня, с беспокойством и волнением в глазах. — Но я не могу вспомнить… Что-то не так…


И внезапно я осознал. Я понял, что именно!


— Что же? — беспокойно спросила Твайлайт.


— Я... не могу поверить, что я забыл об этом… — ответил я.


— Что не так? — широко распахнув глаза спросила Рэрити.


— Сколько времени прошло. Всё это время… — мой голос был резким от неверия.


— Да говори ты уже! — с раздражением сказала Пинки.


— Пинки! — крикнул я, встав на задние ноги и схватив её (как-то) своими копытами — Я напрочь забыл! И ты тоже напрочь забыла!


— Что?! — встревожилась она.


— Я новенький!


— Чё?


— Новенький! Я новенький! Не только в Понивилле, но вообще в Эквестрии! И мне не устраивали приветственную вечеринку!


Все-пони застонали и плюхнулись обратно на свои места, но Пинки схватила мою голову и пристально уставилась в мои глаза.


— Ох, бедняжка ты наш! — выдала она, после чего обняла меня. Было странно. Меня обнимали одновременно и Пинки и я сам. Мозг начинает болеть когда обдумываешь подобное, не правда ли? — До того как тебя отправят домой, я лично обещаю закатить тебе самую большую, самую классную вечеринку, которую смогу состряпать за час!


— Спасибо тебе, Пинки! — я тихо шмыгнул носом от перебора чувств. — Спасибо огромное!


— Вы двое просто нелепы. — заявила Твайлайт, на что Пинки ответила: — Очадурашка. — Твайлайт зарделась и вернулась к своей тарелке с едой.


Не так уж и много времени прошло, пока Луна не послала за нами. В этот раз мы встретили Принцессу в её личном кабинете, и она уже приготовила зеркало. Я уставился на него, сбитый с толку.


— Я ожидала чего-то покруче, — сказала Рэйнбоу Дэш. Я всей душой был с нею согласен.


Зеркало, о котором шла речь, являлось хорошо отполированным куском, видимо, серебра. Но, как серебро ни полируй, оно не сравнится с хорошим зеркалом из стекла. В нём же мы напоминали отражения из дома кривых зеркал.


— Ладно. Вот и зеркало. Хотите сейчас вернуться в свои тела? — спросила принцесса.


Это меня удивило. Я думал, нам придётся ещё раз повидаться со Скайджи. Хотя, после того инцидента с её зеркалом, я с трудом мог представить, что она будет рада нас видеть.


— Эм. А вы можете это сделать, принцесса? — уточнил я с тревогой.


— Да, — коротко ответила она, — Селестия не единственная, кто может использовать магию этих зеркал.


— Ох, может, нам всё-таки стоит дождаться её... — Пинки с сомнением смотрела на зеркало.


— Не глупите. Обращаться с ними не так ж и трудно. А теперь подойдите и позвольте мне вставить ваши мозги на места.


— Не-е-е-е-ет! — дружно крикнули мы с Пинки.


— Не заставляйте меня звать стражу, — сказала Луна. — Доверьтесь мне. Это мне по силам. Вы ничего не почувствуете.


Мы с Пинки переглянулись, после посмотрели на Луну и кивнули. Её рог зажёгся, и зеркало душ тоже начало светиться. Твайлайт наблюдала за этим с интересом, по-видимому, пытаясь понять принцип работы заклинания.


— Ну, если только всё не пойдёт совсем из копыт вон плохо, конечно же, — продолжила Луна, когда её рог ярко загорелся.


Стоп, что?


Снова возникло это странное ощущение. Будто меня куда-то потащили. Меня сбило с ног, откинуло назад, и я приземлился на бок.


— Уф… — произнёс я, моргая и пытаясь подняться. Ноги не слушались. — Хоть пони-будь запомнил номер этого автобуса?


— Не-ась, — ответила Пинки Пай. — Но влетел он крепко!


Мы оба одновременно осознали, что что-то было не так.


— Какого сена произошло?! — крикнули мы оба через один рот.


— Упс, — сказала Луна. — Подождите, дайте я сверюсь со своими записями.


Принцесса быстро покинула комнату, оставив остальных, уставившихся дружно на меня и на Пинки одновременно. Это было нетрудно: мы были в одном теле. В её теле, если быть точным.


— С кем ты говоришь? — спросила у меня Пинки. — Да, именно так, я у тебя спрашиваю.


Эм. Ладно. Ты знаешь о своих способностях, которыми ты во снах видишь другие миры?


— Ага.


Практически с самого попадания сюда я пытался использовать эту силу, чтобы связаться с родным миром.


— Ох, круть! Оно работает?


Без понятия.


— Пинки, что происходит? — спросила Твайлайт.


— Мы с Алленом застряли одновременно в одном теле, — сказала она. После чего посмотрела на моё тело, которое слегка тыкала Флаттершай.


— Он вроде бы в порядке, — констатировала пегаска, что, надо сказать, изрядно меня обрадовало.


Ты так и будешь продолжать это? — зазвучал голос в моей голове. Вообще-то, это моя голова.


Уже в привычку вошло. Прости, если это тебя достаёт.


Да не, всё норм.


“А тут довольно людно”, — произнёс тихий голос в моей голове.


Кто это был?


Ох, прости. Это моё подсознание.


О, круть! У меня тоже такое есть! Скажи привет!


— “Здравствуйте, приятно познакомиться. Я — подсознание Пинки Пай.”


Безумство какое-то.


Эй, мы не безумны! То, что в моей голове четыре голоса одновременно говорят, не делает меня безумной!


Никто не говорил, что ты безумна! Я о ситуации в целом!


Оу, ладно.


Может, будет проще, если я выделю свои мысленные фразы синим? — предложил я.


Отличная идея!


— Пинки Пай?


— Да, Твайлайт?


— Ты стоишь тут, уставившись в стену и моргая, уже несколько минут. Всё хорошо?


— Агаськи! У меня просто пара лишних голосов в голове возникла, вот и всё!


В общем… кхм, ты не против, если я продолжу рассказ?


Да не, продолжай.


Спасибо. В общем, Пинки объяснила остальным, что происходит, как мы оба оккупировали одно тело вместе с нашими подсознаниями (которые, к слову, неплохо сжились друг с другом. В данный момент они травили друг другу истории о том, как трудно удерживать нас в узде и насколько бестолковыми мы можем быть). Твайлайт и остальные были не против этого. Или же, как выразилась Твайлайт, это не самая странная вещь, которая произошла за эту неделю.


Воистину, Спаркл.


Луна вскоре после этого вернулась с пожелтевшим древним свитком, висящим в воздухе и окружённом полем магии.


— Полагаю, я отыскала свою ошибку, — сказала она, — и хотела бы попробовать ещё раз.


— Может, нам всё же подождать Селестию? — предложил я, и Луна нахмурилась.


— Послушай, человек! Я вполне способна...


— Это были слова Пинки!


— Ах ты жалкий трус, это была не я! — парировала она, вернув контроль над ртом.


— Не двигайтесь! — рявкнула Луна, и мы оба приземлили розовый круп Пинки на пол и заткнули общий рот. Рог Луны снова стал разгораться.


Удачи тебе, Пинки Пай.


И тебе. Помни, я должна тебе вечеринку!


Жду с нетерпением!


Рог Луны вспыхнул, и на этот раз я почувствовал сильное ощущение толчка и ещё одно, будто меня тащили по полу. В этот момент я осознал, что потеряю доступ к...


Пфф-ха-ха! Ох, это бесценно! Теперь он оказался во Флаттершай! Ох, думаю, я могу продолжить то, что он начал… Привет всем пони! Я Пинки Пай! Луна снова начудила, и Аллен приземлился в голову Флаттершай. Не похоже, чтобы она была счастлива насчёт этого. Ну конечно же, не была! Ей не спрятаться от кое-кого в своей голове!


Луна снова творит своё заклинание. У-упс, теперь он в голове Рэрити, а Рэрити улетела в голову Флаттершай! Мы теперь играем в “музыкальные стулья”, только с мозгами, просто умора! Так, Луна снова читает свои записи… Так, она пробует ещё раз. Давайте надеяться, что на этот раз всё пройдёт хо...


Что за… Где это я? Ох, великолепно. Я в теле Пинки Пай. Как Луна может так кошмарно ошибаться в этом заклинании? На вид оно не такое и трудное! Всего-то лишь вариация Замены Высшей Когнитивной Связи Старсвирла Бородатого. Будь я сильнее, я бы сама его сотворила! Стоп, она пытается снова его...


Аааа! Ядрёна редька! Что только что было? Ох, отлично, я терь Пинки Пай! Это будет малость трудно объяснить дома, ещё и с тем, что, как я поняла, Биг Мак по уши втюрившийся в Пинки. Чтоб его. Поверить не могу, что...


ААААА! Стоп, стоп! Мне сейчас совсем плохо станет! Слишком много смен тела! Что сейчас то хоть творится? Ох, снова в теле Пинки. Сойдёт, справлюсь. Лучше всего сказать Луне, чтобы она не...


Уи-и-и-и-и! Это весело! Привет все-по...


Что?! Нет! Ох, это так не круто! Где мои крылья? С фига ли я розовая! Луне лучше...


Что? Ох, ну опять! Ну, это хоть лучше, чем быть Рэрити, думаю. Я хотя б земная пони. Всё же, может лучше сказать Луне, чтобы...


Врфл? Что? Снова Пинки? Ладно, с меня довольно!


— Ладно, Луна, довольно! — закричал я. Принцесса удивлённо посмотрела на меня, вероятно, потому что никто раньше не кричал на неё подобным образом. — Серьёзно, я думаю, что нам стоит… притормозить. От всей этой смены тел у меня уже голова кружится.


— Так тому и быть, — произнесла Луна, фыркнув. — Если вы желаете дождаться Селестии, то мы будем ждать Селестию.


Принцесса Ночи развернулась и, демонстративно покачивая полумесяцами, вышла из комнаты, а я повернулся к остальным.


— Ох матушки, ох матушки, —повторяла Твайлайт, свернувшись на полу и с копытами поверх глаз.


— Это совершенно неприемлемо! — сказала Рэйнбоу Дэш, скосив глаза на свою растрёпанную челку.


— Я так считаю, что Пинки права. Лучше подождать Селестию, — сказала Флаттершай, после чего подошла к Эплджек, сняла с её головы шляпу и нахлобучила на свою розовую гриву.


— Эй, могла бы просто попросить! — с улыбкой до ушей заявила Эплджек, подскакивая на кончиках копыт.


— Фу, слишком много волос! — стала жаловаться Рэрити. — И слишком мало крыльев! Полная лажа!


— Эм. Эй, никто не видел Твайлайт? — спросил я, сделав наскоро подсчёты.


В этот момент моё тело застонало и село, поднявшись с пола.


— Что только что произошло? — сказало оно. — Ох. Ну зашибись, теперь я человек.


Подведём итоги:


Я снова в теле Пинки, Флаттершай в теле Твайлайт Спаркл, Рэрити в Дэш, Эплджек во Флаттершай, Пинки в Эплджек, Рэйнбоу в Рэрити, а Твайлайт во мне.


Йей, так держать, команда!


В неловкой тишине мы сидели в разных краях приёмной некоторое время. Очевидно, ни у кого не было сейчас настроения для разговоров.


К счастью для нас, довольно скоро дверь открылась и внутрь безмятежно вошла Селестия собственной персоной. Она… выглядела… потрясающе. Серьёзно, серьёзно потрясающе. Царственная – это не то слово. Просто её окружала такая аура спокойствия, силы. Словно она была в полном контроле над любой ситуацией и над своими эмоциями.


Она посмотрела на нас семерых сидящих тут и прыснула со смеху.


— Не смешно, Селестия, — заворчала Луна, стоя позади неё.


— Ох, Луна. Мне ужасно жаль, но это и правда так. — ответила Селестия, в то время как мы всемером и не в своих телах неловко улыбались ей.


— Ну, я была уверена, что верно вспомнила заклинание! Конечно, прошло более тысячи лет с тех пор, как я его использовала, но оно ведь нетрудное!


— Нет, — сказала Селестия, выходя в центр комнаты и осматриваясь. — Нетрудное. Но от него не будет толка, если ты используешь единственное зеркало из нашей коллекции, которое неисправно.


Не сговариваясь все в приёмной уставились на отполированное серебряное зеркало в углу комнаты. Магия Селестии обернулась вокруг него и развернула. На задней стороне зеркала была налеплена большая наклейка: “Дефектно, не использовать!”


— Ох… — немощно вымолвила Луна, и мне всем сердцем (сколько бы его у меня ни было) стало жаль её.


— Может, стоит налепить это и спереди зеркала? — предложил я. — Ну, знаете, чтобы было труднее проглядеть?


— Хорошая идея, — согласилась Селестия. — Я запомню. А пока…


Её рог вновь засветился золотым и другое зеркало появилось. Это переливалось словно ртуть в хорошо отполированной раме.


— Думаю, я смогу это исправить. Если позволите?


Мы все усердно закивали. Рог Селестии стал разгораться, и я почувствовал, как мои нервы крепко защемило. Её рог вспыхнул, и я снова ощутил чувство сдвига…



















*Тук тук тук*


Привет? Привет? Эта штука работает?


Ха-ха-ха, просто шучу! Привет, все-пони! Это я, снова Пинки Пай! Аллен попросил меня продолжить эти “записи”. Он даже не уверен, идут ли они куда-нибудь, но если и идут, то ему хочется, чтобы вы знали всё, что произошло. Если вы тут вообще есть, вот так.


Ну, Селестия моментально расставила нас по местам, что звучит довольно забавно, я знаю пони по кличке Моментально в Понивилле. Всё же, Аллен был очень рад вернуться в своё тело, а я рада была вернуться в своё, так что ура! Все пони счастливы!


После этого мы сели рядом с Селестией и объяснили, что произошло. Когда мы упомянули Тёмную Королеву, Селестия лишь вздохнула и закатила глаза.


— Она не сколько опасная, сколько докучливая, — сказала принцесса. — Хотелось бы, чтобы она прекратила пытаться захватить Эквестрию.


— Она выглядит как блестящая чихуахуа с рогом, — добавил мрачно Аллен.


Селестия уставилась на него на пару секунд, после чего стала смеяться.


— О да, и правда похожа.


Короче, Селестия предложила отправить Аллена домой прямо здесь и сейчас, только предупредила, что это будет билет в один конец.


— Я могу отправить тебя домой, но не смогу вернуть назад, — сказала она мрачно. — Как только ты уйдёшь, ты не сможешь вернуться в Эквестрию.


— Стоп, постойте. Пинки попала сюда как-то, так что я знаю, что это возможно! — возразил Аллен.


— Хмм. Да, это правда, — ответила Селестия, глядя на меня с удивлением. — Интересно. Надо будет изучить этот момент. Быть может, есть пути, о которых я не знаю?


— И к тому же он не может сейчас уйти, — сказала я. — Я обещала ему вечеринку!


— О! Можно её в Понивилле? — спросил он. — Я хочу повстречаться с другими фоновыми пони! И потискать Меткоискателей!


— Да ты тот ещё любитель потискаться, — заметила Эплджек.


— О, кстати о тисканьях, — ответил Аллен с ухмылкой, и ничто на свете не смогло бы удержать его от тискания каждой из нас. Не считая Флаттершай, которая выглядела немножко нервно. Он остановился и встал на колени, раскинув руки. — Флаттершай? — сказал он. — Ты не обязана, но я был бы очень рад обняться. В смысле, если я не очень страшный?


—Нет, ты совсем не страшный, — улыбнулась Флаттершай и обняла человека так же крепко, как и он её.


А-а-ах, как мило!


В общем, мы полетели обратно в Понивилль в тот же день. Мне нужно было распланировать вечеринку для своего нового друга! По дороге мы ещё и поболтали немного.


— Хотелось бы подольше здесь задержаться, — сказал Аллен, пока мы мчались по небу на заднем сидении пегасной повозки.


— Ну, почему бы и не остаться? — спросила я его.


— У меня тоже остались друзья на Земле. И семья, которая будет волноваться обо мне, если я не объявлюсь. Плюс… ну, мне нравятся земные девушки, а тут их дефицит.


Это разумно, как по мне.


— О, это мне напомнило, — сказала я. — У тебя была какая-то жужжащая маленькая прямоугольная штучка на столе.


— Прямоугольная? О, ты о мобильном?


— Так она зовётся? Ладно. Ну, я нажала на что-то с надписью “ответить”, когда она так сделала, и она стала говорить и сказала, что она твой начальник и приказала возвращаться на работу.


— Аргх! — только и сказал Аллен.


— А я ответила, что у меня что-то странное творится и мне не помешала бы пара дней отдыха. Начальник сказал, что он понимает и дал пару недель отпуска, сказав, чтобы ты возвращался, как тебе полегчает.


— Правда? Ух ты. Спасибо, Пинки! Может я и правда смогу остаться тут чуть подольше!


— А потом какая-то Рейчел позвонила.


— Аргх! — выдал Аллен, намного громче, чем в первый раз. Все уставились на него. — Простите — сказал он им, а после и мне: — Это моя подружка.


— О. Ну, она стала кричать на меня насчёт чего-то, или на другого, как только я ответила. Что-то о пропущенной годовщине?


— Аргх! Стоп… у нас ещё нет годовщины.


— Она сказала, что ты пропустил годовщину в шесть месяцев, типа того.


— Правда? Ух ты.


— Я и сказала ей, что не знала об этом. Потом она стала ещё кричать. Я сказала ей, чтобы она не была такой злючкой-закорючкой, и она совсем замолкла. Потом она сказала, что между вами “всё кончено”, как-то так.


— Арр… стоп. Знаешь что? Думаю, ты мне тут даже одолжение сделала.


— Правда?


— Ага. У неё тараканы в голове.


— Ну и ладушки!


В конце концов мы приземлились в Понивилле, где я не стала тратить время даром, и тут же принялась устраивать крупнейшую и наикрутейшую вечеринку, какую только могла устроить в "Сахарном Уголке". Ясное дело, Аллен ловил много удивлённых взглядов, но, с другой стороны, на меня пони так же косились, когда я была в его теле.


Всё же, он был общителен и достаточно дружелюбен, так что почти все пони стали тепло относиться к нему. Он, как и обещал, даже нашёл Меткоискателей и затискал их! Они захихикали в ответ на это, а после широко распахнули глаза, когда он сказал им, что он знает, что они скоро найдут свои особые таланты и что он их большой фанат. А после он добавил:


— И пусть вы ещё не получили свои метки, разве весь проделанный путь в попытках найти их не стоил того, хотя бы ради дружбы, что у вас появилась, и приключений, что у вас были?


И все трое кивнули и улыбнулись. А потом ещё раз с ним обнялись.


Мы играли в разные игры, съели слишком много сладостей и вообще веселились и смеялись от души. А потом, когда вечеринка подошла к концу, Селестия лично показалась и спросила, не хочет ли он теперь отправиться домой.


— Можно мне задержаться ещё хоть на недельку? — поинтересовался он, и Селестия сказала “да”!


Как бы там ни было, Аллен остался в городе ещё ненадолго, посещая всех и болтая с, как он называл их, “фоновыми пони”, когда только мог. В основном спрашивая их имена и чем они занимаются по жизни, просто слушая их ответы с кроткой улыбкой счастья на лице. Почему-то он особенно интересовался общением с нашей почтовой пегаской


Наконец, неделя закончилась, и мы все сели на поезд до Кантерлота. Селестия ждала нас там вместе с Луной. И Аллен, к удивлению всех пони, спросил, можно ли ему обнять их! Я не могла поверить в это! И тем более не могла поверить в то, что они согласились! И он это сделал! Он потискал самих принцесс!


И потом для него пришло время отправляться домой, что было грустно. Мы попрощались и ещё потискались (у меня уже все тискательные мышцы болели!). Мы плакали. Он плакал. Принцессы не плакали, но грустно улыбались.


И после он сказал:

— Не знаю, смогу ли я вернуться назад. Но можете мне поверить, я проведу столько времени, сколько понадобится, чтобы найти способ. Прощайте. Встреча с вами была одной из лучших вещей, что случались со мною в жизни.


И потом принцессы сотворили своё заклинание. Возник яркий свет, окружил Аллена, а после внезапно сделал “хлоп!” и испарился.


И Аллен тоже пропал, и мне как-то грустно теперь, так что я прекращу эти записи.


До встречи, все-по… в смысле, все вы! Это была Пинки Пай, до связи!

Да, это снова я


(эпилог)


Знаете, после возвращения из Эквестрии, я решил, что не буду пробовать посылать новые записи. В смысле, я же потерял умение Пинки ломать четвёртую стену и всё остальное, правильно? Так какой смысл вообще пытаться.


Но дело в том, что я заметил кое-что. За последние несколько недель у меня было много странных снов. Снов об Эквестрии, и, порой, о других местах. Я не сразу понял, что это были не обычные сны, а пробивание четвёртой стены, как у Пинки. Как и Пинки, я мог прогрези́ть себе путь в другие миры.


Каким-то образом, часть способностей Пинки отразилась на мне, и я не собираюсь жаловаться.


И потому, естественно, я взялся попробовать найти путь обратно в Эквестрию. Я скучал по своим друзьям. Моя работа – скука смертная. С семьёй всё хорошо, но мы в последнее время мало общаемся. И я вспомнил о радостях холостяцкой жизни после расставания с Рейчел. Почти ничего меня тут не держит. Но вопрос: как я вернусь назад?


Ну, а как Пинки вернулась? Она просто пыталась делать вещи из различных частей электроприборов, веря, что что бы она ни собрала, это каким-то образом сработает и отправит её домой. Этим я и занялся.


Телек свой я менять не собирался (слишком затратно, а я не из денег сделан), но я извлёк детали из негодных электроприборов и не только, даже на свалку однажды сходил. Свой новый компьютер я трогать не стал, веря, что смогу использовать запчасти, которые достал по дешёвке. Да и не хотелось мне остаться без компьютера, если план не сработает.


Но я не мог позволить себе даже мысли о том, что мой план может не сработать. Ни на секунду. Я просто продолжал работу, изо дня в день, даже не задумываясь о том, что делаю. Просто веря.


День за днём я сидел с паяльником и отходами электроники. Моё творение больше напоминало кусок современного искусства, чем прибор, который бы запульнул меня (и моё тело) в другой мир, но я не останавливался. Что такое десятки часов и ожогов на руках и пальцах по сравнению с мыслью о возвращении в Эквестрию по собственному желанию?


Наконец, я завершил устройство, по крайней мере, оно чувствовалось завершённым. Похоже, прибор был считай что готов. Взяв пару недель отпуска на работе, оплатив аренду на два месяца вперёд, оставив письма всем, кого знал, и разобравшись со всем, что только вспомнил, я был готов.


Устройство мною сделанное не было похоже на Пинкино. Ни капли. Оно выглядело как толстое кольцо, с ручками из изоленты с обеих сторон. Я взял вещи, что собирался захватить с собой, вставил батарейки и щёлкнул выключателем.


Двумя минутами позже я поднял свою потрёпанную тушку с пола. План не сработал, что, скажу я вам, вогнало меня в сильнейшую грусть-тоску. Проклятая железяка просто взорвалась у меня в руках, к счастью, не особо навредив мне. Хотя, залог за ковёр я, возможно, потеряю. Когда я уронил остатки устройства, оно как бы прожгло в нём дыру.


Я поднялся на ноги и добрёл до ванной. Собирался проверить себя и убедиться, не обгорел ли где и нету ли кровоподтёков. И в тот момент меня будто током ударило. Фигурально, а не как минуту назад. Когда я включил свет и посмотрел в зеркало, знакомое лицо глазело на меня в ответ. Но, как вы уже могли догадаться, оно не было моим. Потому, хотя бы, что у меня не зелёные глаза.


И снова возникло чувство сдвига, такое же, как те, которые я слишком часто испытывал на себе за последнее время, и внезапно я уже стоял в спальне кобылки и лупал глазками в зеркало. Я увидел своё же лицо, довольно таки зашуганное, смотревшее на меня в ответ, и вскоре исчезнувшее. Единственное, что осталось в нём, так это отражение мордахи кобылки, в чьём теле я осел.


Что уж, я не был так-то до конца уверен, то ли енто сварганенный мною прибор так сработал, то ли Тёмная Королева вновь дурью маялась, иль чего-то совершенно иное. Зато я знал, что вновь в Эквестрии, а значица я смогу вновь увидеть всех своих друзей, и может даже в новое приключение отправлюсь!


Я быстрым галопом покинул спальню, радуясь, что помню ещё, как ходить на четырёх ногах (Это ж как на велике кататься – фиг разучишься). Минутой спустя я вернулся и нахлобучил на свою русую голову ковбойскую шляпу. Не знаю, чегой это так, но без неё я чувствовал себя аки голый. Мельком глянув в зеркало, чтобы проверить, хорошо ли сидит шляпа, я от всей души себе подмигнул и попёхал прочь из комнаты.


Пришла пора повидать Твайлайт. А заодно и всех остальных друзей. Оставалось только надеяться, что Эплджек сумеет управиться, оставшись на Земле, сама по себе.


Ай, уверен, она будет в норме. Ежель что, потом, у нас есть Зеркало Душ, чтобы в любой момент вернуть нас в свои тела.


С вами был Аллен, которого, наверно, скоро будут кличить "Аллен-Джек", заканчиваю передачу из Эквестрии. Йиии-лягать-его-хааа!

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://stories.everypony.ru/story/874/, https://www.fimfiction.net/story/34702/why-am-i-pinkie-pie
Похожие рассказы: Ganlok Blackmane «Ролевик: Псионик», Мирдал «Краденый сон», Chatoyance «Бюро конверсии: Чашка на ферме»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален