Furtails
Автор под номером П)
«Дикие»
#NO YIFF #конкурс
Своя цветовая тема

Заросли остались позади. Стало меньше могучих деревьев, закрывавших кронами солнечный свет. Посреди окружающей зелени темнели очертания зданий. Частично разрушенные серые коробки. У одного из строений полностью отсутствовала крыша и куски стен — давно обвалились. Остальные выглядели получше. Но природа и время брали свое.

Аркау сделал несколько шагов, прислушался. Шелестели листья на деревьях, ветер колыхал высокую траву. Где-то перекликались птицы. К звонким трелям одних птиц примешивались грубоватые крики других. Аркау понял, что кроме него здесь никого нет. Не на что отвлекаться и некого бояться. Лес просто жил своей жизнью. Волчонок уверенно направился к зданиям.

Те производили впечатление. Люди строили высокие и величественные дома. Они могли многое. Умели призывать в свои жилища свет по щелчку пальцев, создали машины для полетов по воздуху и еще множество всяких странных штук, назначение и принцип работы которых Аркау не очень хорошо понимал. Правда, теперь природа боролась с остатками человеческих творений. Здания рушились, машины ржавели, а дороги приходили в негодность. Потому что много лет назад люди покинули эту землю и улетели к звездам.

Аркау любил бродить по местам, где раньше жили люди. В развалинах часто можно было найти интересные и полезные вещи. Но на этот раз он чувствовал, что постройки перед ним хранят что-то гораздо более важное. Они не походили на обычные жилые многоэтажки.

В стене одного из зданий виднелся пролом, достаточный для того, чтобы волчонок пробрался внутрь. Что Аркау и сделал.

В полутемном помещении удалось разглядеть обстановку. На гладком белом полу валялись стулья. Стены были оплетены зеленым ковром растений.Они покрывали и потолок, закрывали разбитые окна. Пахло трухлявой древесиной. Такую приятную лесную прохладу заменила сырость.

Первым делом Аркау решил осмотреть стол, стоявший слева. Вдруг повезет.

Порывшись в ящиках стола и несколько раз чихнув от скопившейся пыли, он не нашел чего-нибудь ценного. Пожелтевшие, готовые превратиться в пыль бумаги, высохшие ручки и тому подобная мелочь. Никому не нужный хлам.

К разочарованию волчонка, на первом этаже оказалась только старая мебель и бетонная крошка с осколками стекла на полу. Зато за углом Аркау обнаружил лестницу. Та выглядела прочной, хоть и грязной, уходила вниз, где было темнее.

Кто бы ни говорил, что соваться в заброшенные поселения опасно, Аркау все равно устраивал прогулки. Не маленький ведь уже. Через несколько лет совсем взрослым станет. И он не безоружен — у него есть нож. Острый, прочный, и удобный. Подарок старшего брата, Зейра. Брат вот не против вылазок. Тем более, Зейр — охотник, его в племени уважают. Он-то знает, что такое настоящая опасность. Не раз сражался с теми жуткими тварями, что живут в лесной глуши – и выходил победителем. Но то чаща, а тут места тихие.


Темнота - это не так уж и страшно. Хуже, если в ней кто-нибудь прячется. Но там, внизу, никого не ощущалось. Нюх волчонка не подводил. В здании было намного беднее с запахами, чем снаружи. Лес пах хвоей, грибами, слабыми нотками смолы. Здесь же была древесная гниль и ржавчина. Ни запахов живых существ, ни звуков. Пусто. Аркау решительно выдохнул и начал спускаться по ступенькам.


***


- Да, как тут все заросло... – протянул Стефан, глядя на проплывающее под иллюминатором лесное полотно.

- Ага. Стоило всего на пару столетий отсюда смотаться - и вот, - не без улыбки ответил товарищу Роберт.

Дэвид их прервал:

- Мы на подлете. Готовьтесь садиться.

- Наконец-то. Можно будет кости размять, - бодрым голосом ответил Роберт. – Все, просыпайся, - он легко ткнул локтем сидевшего рядом Мэтта.

Стефан не зря отметил – кругом, куда ни глянь, раскинулись густые владения зеленого великана – леса. За пару столетий великан этот окреп и набрал силу. Верно говорили, что природа без человека обойдется, а человеку без природы не выжить. Объект всей экспедиции, исследовательский комплекс, нашелся сразу. Правильной формы стены зданий были видны с воздуха даже несмотря на деревья. А подходящее место для посадки долго высматривали. Космическому кораблю требовался простор. Мэттью даже уснул, сидя в кресле и положив голову Роберту на плечо. Теперь осталось удачно приземлиться, а там и к заданию можно приступать.

Отыскать хоть какую-то информацию о произошедшем после Исхода, узнать, остался ли кто живой из людей – вот для чего они сюда прилетели. Сначала хотели наведаться в филиал комплекса, что располагался южнее, но выяснилось – он был разбомблен. Неизвестно, кем именно. После эвакуации с планеты среди оставшихся наверняка наступила анархия. Кто-то и до бомб добрался. Те события оставались сплошным белым пятном.

Дэвиду, как и другим членам команды, куда лучше известно, что было до Исхода. Природные ресурсы заканчивались. Чистой воды не хватало. Земля не могла прокормить десять миллиардов человек. Напряженность в обществе росла. А затем – война, охватившая большую часть планеты. Разруха, эпидемии, участившиеся природные катаклизмы. И лишь двадцать миллионов получили шанс спастись, улететь прочь. Новую жизнь они обрели среди песков Марса и в глубинах его пещер. Там люди смогли выжить, создать новый мир, свободный от прежних пороков общества. Мир, в котором все равны, где нет войн. Красная планета оправдала свое название. Так вышло, что красный цвет означает кровь, пламя и коммунизм. Кровью и гибелью тысяч людей в пламени анархии пришлось заплатить человечеству за право на существование.

Корабль чуть тряхнуло, когда опоры коснулись земли, что-то задребезжало. Но все было в норме. Это не зыбучие пески, а надежная лесная почва. На Марсе, бывало, и гравимобили “зыбучкой” засасывало, и грузовые корабли.

- Сели. Уже хорошо, - сказал Мэттью. Выспавшийся, он был готов к предстоящему делу.

- Так что там с воздухом? Дышать можно? - спросил Стефан, отстегивая ремень безопасности.

- Нам же говорили – да. Пробы брали, несколько раз проверяли. Здесь воздух чистый. Кислородные баллоны тебе в марсианской пустыне нужны будут.

- Ладно, Дэвид, я понял. Пошли?

- А что нам еще делать? Пошли.

Респираторы, однако, взяли, на всякий случай. В той войне использовали боевые газы. Да и наличие каких-нибудь ядовитых отходов поблизости никто не исключал. Мусорные свалки из полимерных материалов раньше были огромной проблемой. Бактерии почвы просто не умели их разлагать, а вывозить мусор и перерабатывать никто не хотел. Еще чего, собственные деньги тратить. Решения проблем откладывались на потом. Потом стало поздно...

Покинув корабль по выдвижной лестнице, Дэвид осмотрелся. Буйство коричневых и зеленых красок. И непривычно много звуков.

Отсюда был хорошо виден комплекс. Он довольно неплохо сохранился для такого срока, в особенности, главное здание. Пристройки частично разрушились. Но подземные этажи должны были уцелеть. Верхняя часть выполняла административные задачи, а исследования проводили под землей.

Дэвид мысленно сравнил комплекс с старым сказочным бастионом. Могучий и грозный, ждавший завоевателей. Путь к нему преграждали стены – заросли всяких растений. Бастион веками дремал посреди леса, забытый всеми. Но завоеватели пришли.

- На пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы...

- Что ты там бормочешь, Стефан? – поинтересовался Дэвид.

- Да так. Строчка из песни. Древняя такая песня, про космос.

- А, - кивнул Мэттью. - Ну да, ты же все это любишь. И вы бюст своему первому астронавту поставили недавно? Который...

- Гермашевский. Милослав Гермашевский, - подсказал Стефан.

- Именно, я о нем.

- Думали о дальнем космосе и открытиях, а неизведанные тропинки тут, на родной Земле. И нам предстоит по ним прогулка. Как иронично, - ответил Дэвид. Он испытывал странное щекочущее ощущение, некое беспокойство, смешанное с радостью, не лезло из головы. Наверное, так чувствовали себя люди, первыми высадившиеся на Луну, Венеру и Марс. Так это или нет – уже не выяснишь.

Они двинулись вперед. Да, вокруг что-то постоянно шелестело, свистело и трещало. Лес показывал, что он жив, и еще как. Роберт и то дело оглядывался, не выпуская из рук автомат. Его опасения были понятны – боязнь неизведанного. Обычное человеческое чувство, оставшееся с глубокой древности. Человек всегда хоть немного боится чуждого ему. Даже если это чуждое не опасно. Из-за оглядывания Роберт споткнулся о корень дерева и чуть не упал. Мэттью усмехнулся, посоветовав смотреть под ноги, а не только по сторонам.

Огромные стебли крапивы, преграждавшие путь, срезали с помощью мачете. Тонкое длинное лезвие с легкостью срубало и мешавшие ветки. Один раз в кустах показался какой-то мелкий зверек, вроде мыши или белки. Определить не удалось, быстро скрылся. Мелькнул его хвост, длинный, в тигриную полоску, только светлую, а не черную.

Четверка пробралась ко входу в комплекс. Он встретил их тишиной. Мэттью первым шагнул внутрь. Поводил дулом автомата, махнул рукой, подзывая остальных:

- Никого.

Они очутились в просторном зале. Впереди виднелись что-то большое и бесформенное. Давид опознал в этом стойку администрации. Надо же, до сих пор на своем месте. Света, проникавшего через дыры и заросшие плющом окна, не хватало. Включили фонарики. Пора за работу.


***

Внизу были крысы. Их противный запах Аркау ни с чем не спутал бы. Сами крысы хоть и не появлялись, но шуршали. Может быть, они бегали между стенами, или под полом. Попахивало плесенью, ржавым металлом, мхом. В такой сырости мох рос прекрасно. Волчонок шел по длинному коридору. Стены тут были бетонные, шершавые и холодные. Не считая крысиного шороха, стояла гнетущая тишина. Глаза привыкли к темноте, Аркау хорошо видел, что было вокруг.

Бояться все равно было нечего. Если бы он испугался пустого помещения – какой из него тогда вышел воин? Настоящий воин, как и охотник, бояться не должен. Случись что – нож с лечебными травами всегда рядом, в сумке на плече.

Когда он последний раз сильно боялся? Давно, когда потерялся в лесу. С Зейром собирал ягоды. Потом поссорился с ним из-за мелочи, которую и вспоминать-то неприятно, убежал прочь, со злости. Зейр ушел, а он остался один. Обида скоро прошла. Аркау захотел вернуться домой, извиниться перед старшим братом.

Неожиданно небо стало темнеть, послышались раскаты грома. Началась гроза. Небо почернело, хлынул ливень. Не было видно, куда идти. Напуганный волчонок попытался с помощью нюха найти дорогу домой, но жестоко хлеставший дождь быстро смыл запах. Пути назад не стало. Почти сразу Аркау промок до последней шерстинки. Ветер заставлял дрожать от холода, капли били по морде. Под деревьями было опасно стоять, хоть их кроны и спасали от дождя. В стволы могла попасть молния. Зейр, да и другие старшие, говорили: “В грозу нужно прятаться в низинах. Молнии всегда ищут, где повыше, туда и бьют”. Эти слова волчонок помнил. Он залег под обрывом. Тьма туч раз за разом разрезалась яркими царапинами молний. За ними с ужасным грохотом следовал гром. А заблудившийся детеныш мерз и желал лишь одного: оказаться дома, где тепло и светло, вокруг родители и брат. Пускай его накажут, но зато он будет в безопасности.

Его нашел Зейр. Морда старшего выражала недовольство и суровость. Он потряс потерявшегося за плечи, дернул за уши, схватил за лапу и повел обратно. Он ругался, обзывал Аркау дураком и глупым комком меха, но от себя не отпускал ни на шаг. Зейру явно хотелось выругаться похуже и пожестче, но он сдерживался. Аркау старался не обращать на ругань внимания. Как же стало легко на душе и радостно, когда показались огни родного поселения!

Потом влетело им обоим. Серьезно влетело. Аркау получил за бездумное поведение. Уже не настолько мал, чтобы все обходилось. Зейр – за то, что оставил младшего брата одного и тоже неправильно себя вел. Гневу матери не было предела. Отец больше молчал, но его молчание производило куда большее впечатление, чем его крики. Аркау было стыдно и больно. С тех пор он решил, что страх иногда может только сделать хуже. Став старше, научился ориентироваться на местности, запоминать, куда идет.

Двигаясь по коридору, волчонок заметил на стенах неглубокие борозды, напоминавшие следы когтей. Подойдя ближе, он понял, что не ошибся. Это не трещины. Кто-то царапал бетон. Отметины по размерам приличные. Для сравнения Аркау приложил свою ладонь к стене. Его когти были меньше, чем оставившие следы.

Но разве бы это остановило воина? Нет. В этом месте должно было остаться что-то нужное от людей. Вещи или знания. Люди делали некоторые предметы из материалов, которым время не вредило. Те стулья, столы остались почти такими же, какими и раньше. Но не стул же забирать в качестве трофея, это просто смешно!

Коридор заканчивался, направо и налево уходили еще такие же. Это были пути, ведущие к сердцу здания. Если что и есть ценного, то оно дальше. О времени волчонок не беспокоился: он тут совсем недолго. До вечера еще много, спешить некуда. Подумав, Аркау свернул в левую сторону.

По бокам начались металлические двери, они были закрыты. Волчонок попробовал открыть одну. Дернул на себя – не вышло. Таких дверей Аркау еще не встречал – она открывалась, отъезжая вбок.

В комнате стояли какие-то приборы, покрытые пылью и паутиной. И металлические шкафы. Видимо, Аркау попал, куда надо.


***

Все-таки, не зря они взяли респираторы. Здесь, в подземельях, отвратительно воняло крысами. Команда находилась в середине небольшой комнаты. Лучи от фонарика плясали по аппаратуре, стоявшей здесь. Громоздкие, похожие на комоды, пульты управления. Везде лежала пыль толстым слоем, лежала уже очень и очень давно. Дэвид подошел поближе к одному из пультов, посмотрел, но трогать не стал. Крышка пульта была усеяна всякими лампочками, кнопками и переключателями разных цветов. Рядом с ними стояла желтая кружка, густо покрытая паутиной. Мэттью тоже заметил кружку:

- О, кто-то любил перекусывать и пить кофе на рабочем месте. Наверное, это был предок нашего Георга.

- Может быть, может быть, - усмехнулся Дэвид. Стефан и Роберт тоже оценили шутку.

Георгом звали сотрудника тренировочного центра. Когда команда готовилась к экспедиции, он инструктировал их, комментировал тренировки по радиосвязи. Георг имел привычку пить чай, сидя перед радио. Вместо советов члены команды часто слышали в наушниках то, как Георг пил из кружки. Делал он это громко. Кроме того, имел не самый приятный характер и постоянно делал язвительные замечания, чем и запомнился. Теперь же он остался на Марсе, за миллионы километров.

Роберт прошелся мимо ряда электрощитов. На них еще можно было разглядеть желтые треугольники с черной молнией. Вне солнечного света краска не выцвела. Внимание исследователя привлек массивный рубильник. Роберт дернул за него. Как и ожидал Дэвид, свет не зажегся. Рубильник остался у Роберта в руке.

- Сломался... – сказал Мэттью. - Ладно, это просто техническая комната. Я даже не думаю, что она имела отношение к экспериментам. Обычный узел управления. Да и давно сломалось тут все, не только рубильник.

- Было бы странно, если бы тут было электричество. За столько лет приборы пришли в негодность. Да и попроще технологии до Исхода использовали, не такие долговечные. Товары массового потребления вообще специально делали так, чтобы они определенный срок отработали. Потом – на свалку, - сказал Стефан.

- Это зачем? Им что, мусора и так не хватало? – задал вопрос Роберт, аккуратно положив сломанную деталь на пульт.

- Денег им не хватало. Представь: ты купил телевизор, который никогда не ломается. Все люди купили по такому телевизору. И производители сразу стали банкротами, потому что никому больше не будут нужны их товары. Никто не платит за ремонт приборов, потому что он не требуется. Это же кошмар для бизнесменов! И прогресс встал на месте. Зачем изобретать кухонную плиту, если ты и твои дети будут пользоваться одной бесконечной зажигалкой? Вот!

- Глупо это. Ради денег довести родную планету до агонии. Эх... – Роберт стряхнул пыль с перчаток и направился к выходу.

Они покинули комнату и пошли дальше. Опять атаковала крысиная вонь, не бывшая такой сильной в техническом помещении. Круглые пятна света от фонариков блуждали по стенам, вырывая из окружающей тьмы длинные ржавые трубы, груды мусора. Под ногами хрустела бетонная крошка и куски пластика. Жуткое место, да и только. Недостаток света и атмосфера заброшенности действовали на нервы. Никто не расставался с оружием.

Следующее помещение оказалось то ли местом отдыха, то ли залом собраний. Тут был большой прямоугольный стол, вокруг него – кресла и стулья из белого пластика. Некоторые из них валялись на полу. Были и стеллажи, один шкаф. На одной из стен висели рамы с фотографиями под стеклом.

- Кажется, тут собирались сотрудники лаборатории. Стоит осмотреться, тут могут быть документы, - произнес Дэвид.

- Согласен, - отозвался Стефан. Он подошел к стеллажу и взялся просматривать полки, как и другие из группы. Дэвид немного задержался, чтобы взглянуть на фотографии. Стекло уберегло их от тления. Сначала в рамах висели бумаги, вроде дипломов и сертификатов. Какому-то ученому даже дали премию, судя по ним. Фотографии были без подписей, а лица Дэвиду ни о чем не сказали. Ни одного знакомого среди них.


В первом попавшемся стеллаже лежали пластиковые папки. На корешках их были написаны даты и номера приказов. Дэвид взял одну, пролистал желтые крошашиеся страницы. Не то. Тут не было и слова о исследованиях. За одной папкой последовали еще несколько, с таким же результатом. Продолжалось бы так еще долго, но...

- Нашел! – раздался радостный голос Стефана. Находкой была темная коробка, наполненная круглыми блестящими пластинками в конвертах.

- Видеодиски! Отлично, давай их сюда!

Дэвид расстегнул рюкзак, достал из него проигрыватель. В центре подготовки не просчитались, снарядив команду воспроизводящими устройствами доэвакуационных времен. Есть, за что Георга поблагодарить.

Нажал на кнопку включения - вспыхнул крохотный зеленый огонек. Дэвид поднес фонарик к конверту, осветил надпись: “Архивная запись номер 73-13. Лаборатория органики”. Что значат цифры, никто не понял. Но само слово”лаборатория” вселяло надежду, что нашли ценную информацию.

Диск исчез в чреве проигрывателя. На стене появилась проекция долговязого ученого.

- Ну хоть что-то здесь работает, - прокомментировал Роберт.

Дэвид узнал человека на записи – его он видел на фотографии. Бледный, с длинным лицом. Его темные волосы были коротко пострижены, на одежде виднелись пятна. Он произносил речь.

Посмотрев часть записи, Мэттью выключил проигрыватель и вынул диск.

- То, что нам нужно. Берем всю коробку, - сказал он.

- А этого хватит? Может, вернемся на корабль? – спросил Роберт.

- Вполне. Посмотрим записи в обстановке поспокойнее. Мне и самому на свежий воздух хочется. Потом еще раз сходим сюда.

Пошли обратно. Завели разговор о том, какая польза будет от их поисков. В самом деле, если все сложится удачно, то можно будет продолжить разведку. А в будущем – и освоение планеты заново. Возродить инфраструктуру, сделать все по образцу Марса, чтобы не было конфликтов. Целая планета вновь станет домом для людей, а не один мегаполис, пусть и огромный.

Стефан даже рассказал пару шуток. Посмеялись, сбросили накопившееся напряжение. Уже немного оставалось до выхода. И тут произошло то, чего опасались.

Напали внезапно, быстро. Стая жутких существ. Размером они были с среднюю собаку, но от собак в них имелось мало черт. Большие квадратные головы, изуродованные язвами и какими-то наростами тела, круглые уши, желтые, светящиеся яростью глаза, лапы с здоровенными когтями. Шерсть у них росла не по всему телу, пучками, кожа была темная.

Несколько десятков тварей налетели на группу. Двух чудищ завалил автоматными очередями Мэттью, но остальные продолжали атаковать. Коридор осветился вспышками от автоматов.

- Их слишком много! Нас сожрут! – крикнул Стефан.

Дэвид отчаянно отстреливался, не подпуская существ близко к себе. Но силы были неравны. На каждого нападающего уходило несколько патронов. Огнемет бы тут не помешал. Огнемета не было. Дэвид оказался отрезан от других членов команды. Между ним и ребятами бушевало море голодных рычащих хищников. И прорваться к своим не было шанса. Оставалось только отступать вглубь коридора. Дэвид не выпускал из поля зрения стаю.

На него прыгнула тварь. Он сделал попытку увернуться, перезаряжая автомат. Но понял, что падает. В полу была дыра, а пятясь назад, Дэвид ее не увидел. Не успел прижать голову к груди, чтобы избежать травм.

Удар. Резкая боль. А затем наступила темнота.

***

От изучения содержимого комнаты Аркау отвлек шум. Где-то был громкий звук, похожий на частый треск, крики и рычание, движение. Что там происходит? Неужели там лесные чудовища и они на кого-то напали? Стоило бы проверить.

Шагнув к двери, Аркау вздрогнул. Рядом, в коридоре, кто-то был. Живой, теплый и злой. И точно не крыса – крысы не такие громкие и пахнут по-другому. Среагировал волчонок вовремя – дернул вбок дверь, когда в ней показалась мерзкая оскаленная морда. Эта тварь не выглядела как те, трупы которых охотники приносили в поселение. Аркау видел ее впервые. Но ее опасности это не уменьшало. Зажатая между дверью и стеной, уродина мотала головой, норовила укусить. Ситуация получилась безвыигрышная: тварь не могла дотянуться до Аркау, но и он не мог ее поранить, вытащив нож, потому что дверь надо было держать двумя лапами. Существо это еще больше злило, оно неистово рычало, нитки слюней из вонючей пасти текли на пол.

Долго это продолжаться не могло. Нужен был подходящий момент, доля секунды, чтобы нанести удар. Волчонок кинулся назад. Теперь чудище ничто не сдерживало. Тварь бросилась на свою добычу. Но прежде чем длинные клыки сомкнулись на шее Аркау, он достал нож и вонзил его прямо существу в глотку. Изо рта существа хлынула темная кровь, рык сорвался на хрип. Другой удар ножом, в шею. Тварь повалилась на пол, заливая его своей кровью. Она судорожно дергалась, но скоро затихла. Только теперь волчонок перевел дыхание, до него дошло, что опасности нет. Он сам убил этого здорового хищного урода! Видел бы это брат! Ничего, выберется отсюда – расскажет ему. Хотя нет. Начнутся расспросы – куда совался и чем думал, когда к тварям полез. Лучше не говорить.


***

Удар был сильным. Ребра и голова болели, а что еще хуже – нога оказалась вывихнута. Дэвид был обездвижен. И, возможно, заработал сотрясение и другие травмы. Темнота не исчезала. Нет, пока еще жив. После смерти тело не чувствует боли. Он нащупал на полу что-то гладкое. Фонарик. Отыскал кнопку. Чудо – фонарик не разбился. Свет метнулся вверх, рассеиваясь. Та дыра была высоко, несколько метров. Посветил вокруг себя. Он лежал на куче мусора. Пятно света наткнулось на знакомую черную палочку. В ней Дэвид признал микрофон, отломившийся от наушника. Сам наушник тоже сломался, на помощь не позвать. Да и есть ли, кого? Смогли ли парни выжить? Или их порвали на куски эти... звери?

Положение самое плачевное. Он даже встать не мог. Неужели он так и умрет? От голода, жажды, мутантов? Автомат при нем, но какой толк от него? Одного магазина хватит на четырех – пятерых врагов, а потом Дэвида убьют. Черт! Черт! Судьба так подло с ним обошлась.

Послышались шорохи. Ну вот, началось. Положив палец на спусковой крючок, Дэвид обернулся туда, где была низкая металлическая лестница, уходившая за угол. Из-за него показался силуэт, похожий на человека, начал спускаться по ступенькам. Луч от фонарика метнулся к пришедшему. Это был не человек. Дэвид удивился – существо имело телосложение человека, но все-таки внешность зверя. Человекоподобный волк? Удивление сразу же сменилось решимостью – стрелять, если тот бросится на него. Но волк не собирался нападать, он с интересом смотрел на полусидящего человека. Он подошел поближе, фыркнул, что-то пробормотал на неком своем языке. Оружие Дэвид не убирал, а из сказанной тарабарщины ничего не понял. Зато смог получше рассмотреть и своего гостя. Все же он погорячился – это был не взрослый волк, а молодой, волчонок. В глазах его читался почти человеческий разум. Из одежды на нем были только штаны из какой-то грубой ткани, а через плечо была перекинута небольшая сумка. Для пушистого серого хвоста сзади штанов был вырез, застегивавшийся на петлю с пуговицей.

Тут до исследователя дошло. Он вспомнил слова ученого из видеозаписи. Тот говорил о том, что звериные рефлексы и навыки – шанс людей выжить в новом мире. Слух, нюх зрение зверей смогут помочь человечеству. Вот что он имел ввиду. Вот что тут были за эксперименты. Ученые воспользовались шансом, не погибли, а изменились. Превратились в этих странных гибридов.

Звереныш принюхивался, похоже, пытался додуматься, что делать с человеком. Взял Дэвида за руку, потом до него дошло. Отошел в угол, схватил там длинную ржавую железку. Сунул ее человеку и помог встать. Такого Дэвид и представить не мог. Он сделал один шаг, другой, опираясь на палку и стараясь не задевать вывихнутую конечность. Собственно, он не шагал, а подпрыгивал. Волчонок поддерживал его за руку. Они поднялись по лестнице. Зверь заглянул за угол, когда Дэвид прислонился к перилам. И тут раздались выстрелы. Товарищи по команде выжили. Взвизгнув, новый знакомый дернулся к человеку. Из его простреленного плеча текла кровь.

- Не стрелять! Не стрелять! – крикнул Дэвид.

- Дэвид?! Ты жив? – раздался изумленный голос Мэттью. Вслед за голосом появился и его обладатель с Стефаном и Робертом. Рука Роберта была забинтована.

- Да. Я здесь!

- Ох, а мы тебя искать пошли. Пытались связаться – молчишь. Слава богу, живой. Что это за зверь с тобой? – недоверчиво кивнул он на раненого волчонка. Тот пытался достать ножом пулю из раны.

- Друг, - тихо проговорил Дэвид. Ты в него зачем стрелял?

- Я стрелял, - ответил Стефан. – А что ты хотел? Тут полно было этих тварей, все на нервах, готовы были все, что движется, в решето превратить.

Волчонок все-таки вытащил пулю, она звякнула о бетон пола. Дэвид хотел было помочь, но звереныш огрызнулся и начал жевать какую-то траву, извлеченную из сумки. Глаза его слезились от боли.

- Он меня спас. Понимаешь? Спас!

- Хорошо, я понял. Но ты объясни вообще, что произошло.

Ушло время на пересказ произошедшего. А спаситель Дэвида сплюнул комок жеваной травы на плечо, накрыл еще листом растения и перевязал ниткой, вытер выступившие слезы. Сидел и прислушивался. По мере повествования на лице Стефана все больше проявлялось удивление, как и у других. Он не мог поверить в услышанное. Наконец он нервно выдавил:

- То есть, ты хочешь сказать... Эти – люди? Да они же на людей вообще не похожи! Дикие твари. Они тут в каменный век деградировали, как я понимаю. И ты с ними хочешь договориться?

- Да. И что? Они глупее не стали.

- Ну... нет, пойдем отсюда, - оборвал Стефан. - Пойдем. Тебе нужен воздух.

Наконец они все вместе вышли из комплекса. Ярко-красное солнце опускалось за горизонт. Веяло вечерней прохладой.

***


Вытерев нож от крови о лист бумаги, Аркау покинул помещение. Он направился на звук боя. Надо было быть осторожным. Добравшись до лестницы, он понял, что близок к чему-то новому. Пахло страхом. Кто-то был испуган. Шаг вниз – и сразу в лицо ударил яркий свет. Прикрыв морду лапой, Аркау увидел человека. Да, это был именно человек. С гладким лицом, треугольным выпирающим носом. Выходит, люди вернулись! Вернулись домой! Человек сидел на полу и держал в руках какую-то штуку. Это явно было оружие. Аркау понял, что человек не может ходить. Иначе бы он так не боялся и не сидел. Волчонок сказал, что не хочет причинять вред, а хочет помочь. Человек вряд ли понял, но не начал угрожать. Потом все было просто. В углу комнаты нашлась удобная палка, которую Аркау использовал как костыль для человека, помог ему подняться.

Поднявшись вверх, Аркау увидел в коридоре еще трех человек, похожих на того. За ним пришли друзья. Но вдруг люди вскинули свои боевые штуки, на их концах появилось пламя. Тут же плечо волчонка пронзила боль. Почему они напали? Он же помог!

Потом началось вообще что-то странное. Аркау сидел и перевязывал рану, а тот, с поврежденной ногой, ругался со своими. Показывал на него, кричал, размахивал руками. Заступился?

И потом они пошли по коридору, позвали за собой Аркау. Скоро забрезжил свет. Наступал вечер. Свежий прохладный воздух наполнял легкие.

***

- Видите? Там! Еще идут! – Роберт указывал куда-то.

Дэвид посмотрел в указанном направлении. Действительно, к ним приближались пятеро “гибридов”. Они были вооружены копьями. Двое несли железный прут, к которому была привязана туша животного вроде оленя. Поравнявшись с людьми, волки остановились. Эти уже были взрослыми. К одному из них кинулся раненый детеныш, что-то крича на своем. Тот крепкий волк был похож на него. Родственник, видимо. Увидев перевязку на плече у мелкого, волк перевел суровый взгляд на людей. Он молчал. Рядом с ним был самый старший из группы, с начинавшей седеть шерстью. Лидер? Остальные топтались рядом, будучи готовыми пустить в ход копья. Дэвид покосился на оленью тушу. Надо что-то сказать. Что-то спокойное. Эти волки должны понять. Дэвид встретился взглядом с лидером отряда, посмотрел в его карие выразительными глаза и тихо сказал:

- Да. Мы вернулись. Мы дома.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: asd «Мечта о печеньке.», Мирдал «Дракоцид», Redgerra «Лиски-зайки»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 6 старых комментариев на форуме