Furtails
DrakeRequiem
«Земли Фурдом. Часть 1 - Загадка Сергалов»
#NO YIFF #дракон #сергал #приключения #фантастика
Своя цветовая тема

Глава 1. Дела далеких дней.


Фурдомиора. Много лет назад.


Тук-тук. Тук-тук. Сердце Азуры бешено колотилось. «Война… Сейчас будет битва. Главная битва.» - думал змей. Азура был одним из вождей восстания, не смотря на юный возраст. Антропоморфный аспид стоял впереди своего отряда и смотрел вдаль.

Отступать было уже все равно некуда — позади дымились разграбленные и сожженные дома и укрепления. И Азура это прекрасно понимал. Эх, нелегкая ему выпала доля — вести в бой целую армию! Армия, не армия, а обыкновенное ополчение. Зато какое! Десятки тысяч всевозможных аниморфов. Ряды так и пестрели шерстью, чешуей, хвостами и ушами разных цветов форм и размеров. К сожалению, как и любое ополчение, вооружены «повстанцы» были не ахти. Копья, мечи-сабли, луки, дубины и палицы. У кого-то были арбалеты, но вы ведь знаете, как медленно они перезаряжаются.

Азура, совсем еще юный аспид, с некоторым опасением смотрел вперед. В паре десятков километров в пыли копошились какие-то точки. Полководец осознавал с КАКОЙ силой им предстояло столкнуться.

- «О великий Маласса! Посмотри вниз и узри, как сыновья твои вынуждены гибнуть...» - прошептал змей. – «Дай нам свое благословение.

В такие моменты командиры обычно произносят речь перед войском. Однако сейчас раз этого не потребовалось. Аниморфы прекрасно понимали всю картину предстоящего сражения. Десятки тысяч обедневших, покинутых, осиротевших, а может быть и обездоленных существ подняли восстание против своих угнетателей. И не просто восстание, а настоящую войну. Против сергалов.

Сергалы очень своеобразные аниморфы. Никто не доселе не знает откуда они взялись. Сами они говорили, что пришли на Кадвавнору с северо-запада. Рослые и массивные, почти два метра ростом, эти существа были похожи на помесь волка, раптора и акулы. Технологии сергалов поражали воображение: они первыми начали использовать сплавы железа. Однако броню и оружие они предпочитали делать из – кто бы мог подумать! – из кафельных, керамических пластин. Сергалы могли бы прослыть великими мастерами механики. Они создавали величественные механизмы, помогавшие во всех видах деятельности. Но из-за своей чрезмерной жестокости, сергалы оставили в истории Фурдомиоры куда более плачевный след. Сотни лет они держали в страхе все окрестные государства. Они были невероятно жестоки и относились весьма прохладно даже к представителям собственного вида.

То было лишь затишьем перед бурей. Азура всматривался в даль. Вдруг он заметил что-то неладное. Впереди возник черный шлейф, который быстро приближался. Это были ОНИ. Солдаты. И что самой страшное — они шли нога к ноге, плотной стеной без единого просвета. И все убыстряли шаг.

Не теряя времени даром Азура вскинул свой клинок и прокричал:

- «В атаку!!!» - и побежал вперед. Как истинный полководец.

Аниморфы побежали вслед. Они, как и сергалы, двигались сметающей все на своем пути волной. Расстояние между двумя армиями сокращалось по экспоненте. В какой-то момент Азуре показалось что время полностью остановилось. И тут он увидел ЭТО.

Оно представляло собой сергала, практически полностью закованного в броню. Азура непроизвольно сглотнул. Ведь, будучи хотя бы поверхностно осведомленным о сергальской инженерии, он узнал механические доспехи. Всамомделешний экзоскелет с механическим приводом. Такой воин назывался «Глимрел». Он в одиночку мог противостоять целому отряду. И ломать кости голыми (ну почти) руками.

Как известно время все равно неумолимо. Поэтому дав Азуре возможность разглядеть опасность, оно возобновило свой обычный ход.

И как два течения, бурля, вскипая, обе армии сплелись в смертельном танце и перемешались. Сергалы брали тактикой и техникой, а повстанцы давили числом и боевым духов. Ведь за благое дело сражались!

По всюду слышался топот лап в доспехах и без. Скрип, скрежет хруст костей, клацанье зубов. Душераздирающие крики и стоны. Боевые кличи.

Азура, как и многие змеи, был чрезвычайно вертким. Он как фантом уходил из-под мечей и копей. И не забывал раздавать удары направо и налево. Клинок его, с ярко-зеленым хелиором по центральной оси меча (а кровостоки по сторонам от украшения) располагались, сиял как Окова — гигантское по ширине кольцо, опоясывающее Фурдомиору. Светился этот пояс бело-зеленым цветом и мог создавать вполне светлые сумерки.

Впереди послышался мерный глухой и как будто бы неживой топот. Азура обернулся. Прямо позади него, всего в паре метров расхаживал Глимрел. Сам Глимрел! Он буквально хватал за головы всех на своем пути. И безжалостно раздавливал их черепушки.

Азура прекрасно понимал, что каждая миллисекунда промедления может стать последней. Он стал быстро и по-тихому уходить из поля зрения суперсолдата.

А сергалы стали брать вверх. Все-таки технологический разрыв, тактика, и конечно Глимрел. Они прекрасно справлялись со своей задачей — доминирование. Ополчение проигрывало еще потому, что аниморфы дрались в рассыпную, без определенного порядка. Все же одного количества и боевого духа недостаточно.

Неподалеку от Азуры, его теперешнего положения, оказался небольшой вал. Забежав за него, змей увидел несколько раненых и вполне еще целых солдат. Отдышавшись, аспид заговорил:

- «Видите эту махину? Вон там» - он махнул рукой в направлении Глимрела.

- «Да. Мы уже продуваем. Конкретно так.» - боец ответил даже не поворачиваясь. Ему приходилось кричать, так как вокруг стоял сильный шум — крики, топот, лязг.

Азура с легким изнеможением прислонился спиной к валу и сполз на землю. Ему казалось, что сидел он так целую вечность. Если не больше. Переведя дух, он быстренько выглянул из-за укрепления. Глимрел стоял к нему передом. Тут аспида осенило — броня!

Доспехи Глимрела был всего лишь механическими конечностями, увеличивавшими силу и скорость движений. Соединялось все это кафельным нагрудником из керамических пластин. Сергалы умели выплавлять керамические отливки. У Азуры уже успел сложиться план. Воткнуть меч промеж пластин, убив пилота этого скафандра.

- Погодите... - пробормотал аспид - Вы меня прикроете? Я попробую его заколоть.

И только сейчас лучник слегка ошалело повернулся:

- Кого? Глимрела?! Ты что сумасшедший?!

- Доспех. Пластины. Промеж них.

- Да это же самоубийство!

Азура ничего не сказал и лишь только сделал жест «чуть-чуть»

- И как мы тебя прикроем?

- Делайте что хотите. Стреляйте в него, кидайтесь палками, камнями. Можете его даже дразнить - сказав это змей летящей походкой двинулся к суперсолдату. Через некоторое время он увидел, как в Глимрела полетели стрелы, камни и палки. Все как он просил. Кто-то даже умудрился швырять в сергала песком.

Ближе. Еще ближе. Совсем близко. Азура слышал быстрое напряженное тиканье шестеренок в суставах скафандра. Аспид обнажил свой меч. В паре шагов от него все засияло зеленым светом. Засияло бы, если бы дело происходило ночью.

Аспид несся на Глимрела словно молния, чему способствовал световой шлейф от клинка. Дело складывалось вполне удачно — суперсолдат повернулся к нему передом.

И вот он эпичный момент. Змей со всего маху буквально влетел в Глимрела и в неистовстве проткнул его мечом. Под грудину, перебив одну из жизненно важных артерий. И конечно же разворошив добрую часть внутренностей.

Брызнула кровь. Неестественно бардовая, она сочилась из смертельно раненого сергала по доспехам и капала на песок. Раздался довольно жуткий сдавленный хрип.

Азура ликовал. В одиночку справиться с самим Глимрелом!

И он обрадовался бы еще больше если бы обернулся в сторону своих. Ведь там уже готовилось новое представление...

Драконы. Самые загадочные после сергалов существа. Мало того, что они могли летать, они еще и умудрились заключить с сергалами какие переговоры. Именно заключить, то есть построить посольство. Однако, когда пришла беда, драконы стали воевать на стороне ополчения.

У драконов были довольно сильные технологии, по сравнению со всеми остальными метатипами. Они первыми начали использовать ручные арбалетные бомбометы. Сейчас же...

На горизонте замерцала какая-то темная махина. По очертаниям это было похоже на катапульту. И, как бы логично это не звучало, это она и была. Гигантская, и если мерить в этажах, то два как раз наберется. Уже своим видом эта «крошка» внушала уважение. И страх, тем, у кого не было первого. Мало того, катапульта стреляла бомбами. Как в ручных бомбометах, только гораздо больше. И естественно мощнее.

Азура совсем не спеша шел вперед. Опасность резко поубавилась. Он бы занял место глимреловского пилота, но не умел управлять доспехами.

Сзади послышался хлопок. Потом звук, отдаленно похожий на густой свист арбалетного болта. Азура посмотрел вверх. А там...

Гигантский огненный шар пролетал над головами слегка ошалелых аниморфов. Летел, гудел и искрился, точно звезды.

Это был заряд из той самой катапульты. Он упал в ряды ничего не ожидавших сергалов. И взорвался со страшным грохотом. Как результат — на поле брани сразу же появилась ещё одна гора трупов.

Сергалы стали потихоньку отступать. Увидев это, ополченцы еще более стремительно атаковали. Конечно же это светопреставление, как и гибель Глимрела, серьезно подняло дух ополчения. ополченцы атаковали, сергалы отступали и защищались.

Казалось бы, шансы на победу ополчения резко возросли. Но сергалы не были такими уж простачками. И если бы ополченцы узнали об их оружии.... Ведь наверху, в самой главной башне сергальской Окулатории готовилось нечто страшное....


Внизу во всю шёл бой. Безымянный техножрец отсутствующим взглядом смотрел вниз. Кровь, внутренности, оторванные части тела - силы были равны. Нервно размахивая хвостом немолодой сергал хищно облизнулся. Приказа ещё не поступило и Безымянный ждал. Ждал распоряжения от князя Мунакса I.

В самом центре просторного зала, на вершине Шпиля Окулатории, располагался зловещего вида, огромный механизм. Представьте себе бетономешалку, опутанную проводами и трубками, чей «раструб» направлен вниз. А в раструбе - мощный излучатель. Эта машина - одно из новых изобретений сергалов. Ещё не разу не испытывалась. Не удивительно что Безымянный нервничал.

Внизу были слышны крики, боевые кличи. Внезапно в Окулаториию вбежал стражник. Он передал приказ. Безымянный встрепенулся. Пора!

Подбежав к аппарату, техножрец начал прогрев. По задумкам создателей, сие устройство должно воздействовать на слои планетарной коры и вызывать землетрясения и им подобные вещи. План сергалов был прост, как и все гениальное. Сопротивление, оказываемое солдатами захваченных государств оказалось сильнее. Сергалы терпели поражение. И вот, в качестве последнего аргумента в войне на придворном совете было решено вызвать извержение вулкана Оре-лу'ко - самого большого на Фурдомиоре.

Прогревшись, адская машина испустила тоненький луч в заранее подготовленный тоннель. Безымянный подошёл к стенному шкафу и, чертыхаясь, рылся в чертежах. Вулкан находился к юго-востоку от поля брани. Механизм нужно было точно навести на объект.

Найдя нужный лист, Безымянный вернулся к прибору и пощелкал рычагами. Внезапно дверь распахнулась и в зал ворвались наблюдатели.

-Мастер, мы несем большие потери! Скорее запускайте эту штуку, иначе мы проиграли. - двое стражников наперебой докладывали о проблеме.

-Сейчас, сейчас... - прошептал техножрец. Он даже ещё обратил внимание на вбежавших. – Надо только подстроить внешний контур.

Проделав необходимые манипуляции, Безымянный не спеша прошёл к вмонтированному в пол контроллеру.

-Три, два, один... - шепотом отсчитал он и нажал кнопку...

До селе никто не знает, что случилось в тот момент в башне. По закону жанра, в столь ответственные моменты что-нибудь идёт наперекосяк. Едва техножрец нажал на кнопку, комнату заполнил неестественно алый, почти оранжевый свет. Он шёл из ниоткуда и был везде. Свет выбивался за пределы Окулатории, его было видно на поле битвы. В мгновение ока сияние заполнил собой все. Будто бы кто-то разом включил свет по всей планете.

А следом произошёл чудовищной силы толчок. Вулкан рванул так, что будь здоров! Небо окрасилось в черно оранжевый цвет. Взрыв был такой мощный, что скопившаяся в жерле лава разлетелась по округе, на манер огненного дождя.

Это был полный хаос. Небо единовременно почернело. Поле боя и его окрестности на несколько сотен метров засыпало пеплом. Все спасались как могли. Азура умудрился выжить и вернуться домой…

Гораздо важнее то, что сергалы бесследно исчезли. До сих пор никто их не видел. Они оставили после себя целый ворох древних механизмов, технологий и тайных знаний.

Легенда гласит, что сергалы даже смогли установить контакт с существами из параллельного мира. Но это всего лишь легенда...




Глава 2. Обыкновенное пророчество.


983 год. Система шахт. В 11 км к югу от города Соург. Саакриндская империя. Фурдомиора.


Тусклый свет хелиоровых светильников падал на стены на пол пыльного грота. Из бокового лаза показались трое морфов в грцбых домотканных одеждах и с жалким подобием касок на головах. В лапах – по кирке. К шлемам приклеены неровные куски белого хелиорита, минерала способного накапливать свет. Вместо фонарей.

Грот куда попали, отсоединившиеся от остальных добытчики, выгляднл невероятно старым, даже древним.

- Пчхи! Эти камни еще, наверное, сергалов видели! – сказал коричневатый пятнистый полоз.

- Этого места нет на плане… - шепнул темно сизый шакал

- Конечно нет – возразил ему третий шахтер, – Мы может быть его первыми нашли. Да так и есть! - Он был грязно-ржавого цвета и скорее всего был лисом, если бы не изуродованная морда и обкусанные уши, на которые этот лис старательно натягивал свою каску.

Одна стена была на удивление ровной. Слишком прямой и ровной. Весь грот был сделан природой, но не она. На стене, в свете хелиоритовых фонарей проступал рельефный рисунок с рельефными же символами. Шакал заткнул кирку за пояс, накнулся к стене и потрогал иероглифы лапой.

- Никогда такого не видел. Эй, кто-нить знает что это за язык?

Остальные отрицательно помотали головами.

- Ломаем? – снова спросил шакал, потягиваясь к кирке.

- Может… - хотел было возразить аспид, но уже раздался оглушительный стук – кирка царапнула камень.

Змей только вздохнул, и они с с лисом присоединились к, внезапно ставшему главным, псу. Аниморфы быстро нашли место соединения огромных блоков.

Наконец, спустя примерно полчаса, из стены вывалился покоцаный желтоватый блок. Остальная часть стены была снесена в одно мгновение.

В облаке пыли проступали очертания гигантского зала с витыми колоннами и какими-то ящиками на полу. Все помещение было сложено из ровных желтоватых блоков. Пол был выложен плиткой, а на стенах выгравированы символы и изображения. Лишь одно выбивалось из общего вида. В центре зала стояло нечто похожее на четырехпалую клешню из чего-то серебристого. От него тянулись шнуры к стоящим рядом ящикам.

Увидев все это великолепие, лис даже присвистнул.

- Ох, ты… это же…

- Не может быть… Это ведь он? – аспид окинул взглядом зал и показал когтем куда-то вверх – Смотрите. Точно оно.

Все задрали головы вверх. На потолке, точно над непонятной штуковиной зияла дыра, которая вероятно уходила на многие метры вверх.

- Мы должны поведать об этом Ордену! – проскрипел лис и ржавой молнией метнулся к проему.

- Э-э..! – взревел шакал, однако когда и аспид устремился наружу, понял что возмущаться бессмысленно и побежал следом.


Ритуальная пещера Криин. То же место. Несколько минут спуcтся.


На стенах пляшут неровные световые пятна, отбрасываемые хелиоровыми светильниками. Сами стены изукрашены барельефами, повествующие об истории Саакринда. В центре расположился цельный каменный стол. За ним восседает драконий жрец в бело-золотых одеждах. Сзади, около алтаря, словно истуканы, стоят стражники.

Пару месяцев назад была начата добыча руды близ старых сергальских руин. Параллельно с этим проводились археологические раскопки. Конечно если археология тогда существовала

В пещеру ввалилась троица тех самых, которые-первыми-обнаружили. Они тяжело дышали, было видно, что бежали, и их не пропускали. Следом забежал дракон-стражник. Монтаук, жрец Ордена Пламени, что заведовал всеми делами, связанными с сергалами, лишь жестом приостановил его.

- Но эти…

Страж удалился на полуслове. Трое ворвавшихся шахтеров изнывали от желания рассказать жрецу о находке. Но они покорно ждали, когда дракон спросит их об этом сам.

- Что привело вас сюда? И как вы пробились через стражников? – ровным тоном спросил Монтаук.

Все трое начали наперебой рассказывать про то как рылись, отошли от группы и что нашли. Ну как это обычно бывает. При упоминании о той непонятной штуковине дракон аж подпрыгнул на месте:

- Оно? Точно оно… Надо спустится туда, - бормотал Монтакук. Он чуть ли не метался из угла в угол, вел себя совсем не так, как подобает столь высокопоставленному морфу.

Он уже был готов сию минуту самолично спустится вниз. Но в этот момент в пещеру ворвался еще один стражник:

- Монтаук-тури, Вангирр желает вас видеть!

Жрец остановился и посмотрел на вошедшего. Вангирр… Нет не правитель. И не вышестоящий по сану. Но самый уважаемый дракон в окрестностях. Пророк.

Ему было уже около пяти столетий от роду, тогда как средняя продолжительность жизни дракона в те времена составляла около 60 лет, а биологический срок жизни от двух до трех веков.

Монтаук пошел за стражником, попутно шепнув шахтерам:

- Возвращайтесь, куда вам нужно. Живо!

Троица растворилась в воздухе.

Монтаук повернулся к стене и толкнул тяжелую дверь. Из главного зала это был самый короткий путь в обитель Пророка. Вангирр жил под землей. Скорее существовал. Дракон страдал гиперчувствительностью к свету, а весь его организм был настолько древним, что удивительно было как Вангирр еще жив.

Спустившись пару раз, пару раз свернув, Монтаук добрался до прямоугольного закутка с единственной дверью. Дракон распахнул ее.

Перед ним предстала комната, полностью выдолбленная в породе. В нишах на стенах воткнуты светильники из все тех-же хелиоритов. Комнату наполнял еле уловимый сладковатый запах гнильцы.

Вангирр сидел на своей постели сгорбившись и смотря куда-то в пустоту. Если конечно он вообще мог видеть – Пророк совершенно ослеп, его глаза даже затянулись мутной, золотистого цвета пленкой, как и он сам. Его глаза были частично повреждены. Кожа иссохлась и кое-где висела лохмотьями. Морда была испещрена шрамами, а во рту недоставало нескольких зубов.

Вангир не обратил практически никакого внимания на вошедших. Он лишь чуть приподнял голову и прошептал:

- Я чувствую чужого…

Причем прошептал он это так, что Монтаук вздрогнул, если бы у него была шерсть на загривке, она бы наверняка встала дыбом.

- Монтаук… - тихо прохрипел пророк

- Ты что-то видел? – так же чуть слышно спросил Жрец. Теперь он уже слегка пожалел о том, что явился сюда. Он был здесь лишь один раз и запомнил его на всю жизнь. Что теперь будет…

- Монтаук… То, что найдено в глубинах, таит в себе угрозу. Рана снова откроется. Через много столетий… - Вангир повернул голову к жрецу и словно вглядывался в него своими незрячими глазами.

- Какая… угроза? – шепнул Монтаук. Он уже во второй рас пожалел о своем визите. Вангирр всегда предсказывал бедствия.

- Рана во Времени, – пророк как будто и не слышал его – Ушедшие вернуться, чтобы предупредить… Мы не одни, - Вангирр повысил голос – Грядут перемены. Жизнь… есть по ту сторону. Там, среди звезд! – с этими словами он вскочил с кровати, но не удержался на ногах и повалился на Монтаука. Тот схватил его за плечи. В ноздри ударил запах гнильцы.

Все это выглядело так, будто пророк напился и не стоял на ногах. Стражник, стоящий неподалеку еле-еле усмехнулся. Монтаук зыркнул в его сторону и продолжал держать Вангирра.

Пророк тяжело дышал, но уже прочно стоял на ногах.

- Миры скуются воедино… Ты должен обезопасить его! – не своим голосом взревел он – Скрыть от чужих! Из-за него случится война…!

- Кто? От кого скрыть?! Какие миры???! – Монтаук уже сам потерял контроль над собой. Ему было до жути страшно. Он и сам не знал почему, как будто всю уверенность вынули… Потусторонний холод прошелся по спине. Дракон инстинктивно поджал хвост и крылья.

- ОНИ ДРУГИЕ!!! - Вангирр отшатнулся. Он все еще буравил Монтаука своим взглядом и с предсмертным хрипом повалился на пол. Вангирр ударился рогами о собственную кровать и, как казалось терял сознание. Его губы беззвучно шевелились.

Монтаук слегка отскочил в сторону. Он дрожал, но пытался не подавать виду что боится.

- Фокрадин! Немедленно сюда Черного лекаря. Живо! – обратился он к стоящему сзади дракону. Тому, что привело его суда

Стражник по имени Фокрадин не растерялся, однако на долю секунды на его морде тоже возникло удивление, смешанное с испугом. Черный лекарь был шаманом из клана летучих мышей или хироптер. Не смотря на некоторый страх перед хироптерами, возникший на почве приданий о вампирах, первыми из которых были именно летучие мыши, Черного лекаря знали все кланы, проживающие на этой территории. Знали и уважали – шаман был врачом от бога, как сказали бы про него через много лет. Он не раз выручал всех болеющих. Ходили слухи что он мог воскрешать из мертвых.

Вангирр терял сознание. В ушах его стоял гул, медленно расплывающийся и затухающий. Пророк не растерял свои способности к термолокоции. Последнее что он почувствовал – к нему подошел доктор. И еще он ясно ощущал присутствие кого-то еще. Кого-то, кто не должен здесь находиться.

Вдруг из того темного угла раздался шорох. Нет, даже шелест. Холодный и неживой. Но внезапно все прекратилось. Нет Вангирр был все еще жив. Но он больше никого не чувствовал.




Глава 3. Смерть в День Рождения.


18:43, 4 августа 2016 г, центр г. Соург, Саакриндская Федерация, Фурдомиора.


Вечер. Они всегда собирались вечером. Сегодня в центре города что-то как-то тихо. Ветерок обдувал трех, сидевших за столиком морфов. Они о чем-то бурно разговаривали.

- Ну, что ж… - серый волк привстал со своего места. Бокалов не было, шампанское булькало в пластиковом стаканчике – Мы поздравляем тебя, Седрик. Успехов тебе и… Ну ты понял.

Волк не был мастером тостов. Черно-бурый лис, названный Седриком, зыркнул на своего друга и усмехнулся:

- Интеллигентная часть уже закончилась? Да? Садись! – в его словах витал дружеский упрек.

Сидевшие рядом усмехнулись. Адриан вздохнул и посмотрел на тяжелое небо. В этот день он был хмур как никогда. Больше чем всегда.

- Спасибо, спасибо, спасибо, - Седрик тряс руку своего друга. Лис заметил как Адриан на них смотрит. Как же они могли про него забыть!

- Адри, ты в этом не виноват. Не кори себя. – миролюбиво сказал Седрик.

- Да! Лучше на – выпей! Тебе надо развеяться,

Обсидиановый дракон поморщился. Влад конечно молодец, но крикнул прям над самым ухом. Фейспалм! Вернее, лапомордие. Они – не понимают!

Этот день. Этот дурацкий день! Лучше бы его совсем не было! Именно в этот день умер последний близкий для Адри аниморф – его мать. Дракон еще раз вздохнул и его отсутствующий взгляд скользнул по фмзмономиям его друзей-товарищей.

Один он не мог веселится. В этот день всю радость как будто высосали.

Еще это был день рождения Седрика Фрапса. В этот день Адриан получал небольшой подарок от всей компании. Они же всю жизнь вместе. С девятого класса.

Вот, например, сегодня Адри получил утешительный торт. Шоколадный.

- Спасибо за все. Я, пожалуй, пойду-у… - тихо сказал дракон и встал со стула.

- Не надо… Пожалуйста! Останься! – все хором начали упрашивать его.

Нет! Он не хочет. Адриан поплелся подальше от шумной компании. Никто не двинулся с места. До дракона долетали разговоры.

Обсидиановый дракон не спеша шел по вечернему городу. Уходя он подумал, что его друзья выглядят немного неправдоподобно. Словно все эти соболезнования, которые ему нафиг не нужны, какие-то не настоящие. Часы показывали семь вечера. Адри ссутулившись, заложив руки за спину и завернувшись в свои большие, иссини-фиолетовые крылья. Крылатых аниморфов на планете было не так уж и много. Адриану просто повезло, и он родился драконом. Размах крыльев в четыре метра при росте метр девяносто делали дракона впечатляюще массивным. Было еще светло, чешуя Адри переливалась в свете уходящего солнца. Дракон был черно- фиолетового цвета и ночью превращался в незримую тень. Лишь два золотых огонька-гла́за с черным вертикальным росчерком выдавали его.

Адриан с сестрой каждый год ходили на кладбище. Но три года назад она пропала. Еще один удар судьбы… Как жестоко. Всю свою жизнь, за исключение первых трех лет жизни Адриан рос и жил без отца. Ох… Так бывает всегда и везде и это уже порядком приелось. Но ведь все равно грустно. Сэм Фриин был приличным морфом, и причин для развода не предвиделось. Их семью всегда связывали теплые отношения, в их доме было полным-полно гармонии. Ну по крайней мере Адриан именно это и помнил. А потом отец пропал. Он не умер, а именно пропал, оставив лишь одни упоминания.

Внезапно дракон запнулся. Небо успело заметно посереть. Вокруг проносились машины, ходили люди – Адри вышел на оживленную улицу. В домах зажигался свет в окнах – город постепенно окутывала ночь.

Настроение Адриана было чуть менее, чем скверное. У него внезапно появилась идея. А, нет две идеи. Он знал место где ему всегда будут рады.

Не так давно, хотя это было четыре года назад, он познакомился с одной очаровательной рысью. До серьезных отношений они еще не добрались, но зато Эмили всегда его подбадривала и даже иногда подкармливала кексами……

Может пойти к ней? Он к ней в Этот День редко приходил.

Адри задрал голову в верх и еще раз посмотрел на небо. Он искал глазами точки. Маленькие такие точки, означавшие, что кто-то летает высоко. Адриан стоял на тротуаре, по левую сторону от проезжей части. Он резко рванул вперед, разогнавшись, подпрыгнул и сделал мощный мах крыльями сразу же поднявшись на несколько метров над землей. Тень от двух двухметровых крыльев упала на ничего не подозревающих прохожих. Аниморфы шугнулись, некоторые подняли головы вверх. Адри преспокойно упорхнул еще выше.

В небе никого не было, но это только пока. Многие летучие морфы предпочитали передвигаться по воздуху, хотя и не особо часто прибегали к полетам. Кожистые крылья, что несли Адриана могли пропускать воздух сквозь мельчайшие поры-клапаны. Мах вверх – воздух прошел, мах вниз – воздушные массы в соответствии с законами аэродинамики уплотнились и создали опору.

Дракон парил в небе над домами. До земли метров тридцать. Дракон пулей устремился вперед, заворачивая направо. Он знал. где хочет быть.

Любой полет прекрасен, конечно, если у наблюдателя есть чувство эстетического наслаждения. Это если смотреть со стороны. Если летать самому… О, это незабываемое ощущение, когда быстро качаешься на качелях. Набегающий ветер трепал Адриана за волосы и кожаные перепонки на ушах. Внизу на огромной скорости проносились дома, деревья, машины.

Адриан вылетел в частный квартал. Большинство домов в Саакринде, по крайней мере в этом городе, были многоэтажными и многоквартирными, но частный сектор, занимал немалую долю. (особенно в восточных провинциях.)

Дракон стал замедляться и потихоньку снижаться. Он искал глазами знакомый двухэтажный дом с желтоватыми стенами и блестящей коричневой крышей.

Вон он, там, в паре-тройке метров. Дракон спикировал вниз на огромной скорости. У самой земли он перевернулся, ногами к земле и махнул крыльями. Мягкая посадка.

Слышала ли его Эми?

Дракон подошел к коричневой металлической двери и нажал на кнопу, которая находилась тут же. Где-то за дверью раздался мелодичное щебетание.

Адриан встал перед дверью так, будто бы он здесь не при чем. Дверь распахнулась.

- О, пришел. – на пороге дома стояла очаровательная дымчато-бурая рысь со смеющимися глазами. На ушах черные кисточки. Эми была одета в серый топик и джинсы.

- Здравствуй, Эми… - пролепетал Адри, так, будто по уши в нее втюрился. Может быть частью своего сознания он был ещё где-то там, в мире своей скорби. А может и нет.

Рысь взяла гостя за руку и повела в дом. Адриан бывал здесь уже, и не раз, но всегда морщился от светлой обстановки в доме. Стены, пол, короче – весь интерьер был каким-то нежно-желтым, и Адриан на фоне всего этого выглядел как вороненная статуя. Обсидиановый дракон же!

Адри остался в гостиной. Эми пошла на кухню. Дракон присел н краешек белого диванчика в центре комнаты.

На журнальном столике стояла фотография того дня, когда Эми получила наконец свою долгожданную работу – вести новости. До недавнего времени рысь была в весьма низменном положении – работала рядовой журналисткой, а совсем недавно получила повышение…

Эми вернулась с подносом в руках. Бутерброды и чай.

Адриан отвлекся. Он смотрел на нее и не знал, что сказать. Нет, не потому что она ему нравилась, а он был страшно застенчив. Нет. Совсем нет.

- Ну… добро пожаловать! – Эми попыталась приободрить дракона. Но Адриан лишь вздохнул. Рысь положила лапу ему на плечо: - Адри, н-не убивайся ты так. Ты ведь не виноват. Да и я не ожидала что ты придёшь именно сегодня…

- Я знаю. Что. Я. Не виноват. – Медленно проговорил дракон и придвинулся чуть ближе. Он закрывался крыльями и сидел так, как под одеялом.

- Ты пришел, чтобы я тебя утешала? Просить поддержки? – вызывающе спросила Амелия.

Адри выпрямился и посмотрел на свою подругу:

- Нет. Я просто пришел. К тебе. В гости….

Рысь обошла его кругом и села на диван. Адриан последовал ее примеру. Они расположились рядом и Эми положила лапу ему на плечо.

- Ну? Что-нибудь новое есть? – спросила кошка, посмотрев на своего друга своими серыми глазами.

Дракон покачал головой.

- Ну вот, вокруг тебя ничего не происходит – продолжала она, запинаясь и тараторя. – Слушай, Адри, а может быть тебе стоит развеяться?

- Где-то я это уже слышал… - хмыкнул дракон – Ах, да. Сегодня же у днюха у Седрика.

- Не получилось, да? – спросила Эми. – Ты ушел? М-м, ну Адриан съезди, куда-нибудь, отдохни. Незачем копить в себе все плохое!

Дракон склонил голову набок и, неожиданно для самого себя и для своей подруги, обнял ее своим темно-темно фиолетовым крылом. Рысь видимо не ожидала такого и сперва отстранилась.

Они сидели так, прижавшись друг к другу несколько минут. Естественно они пролетели как какое-то мгновение.

Дракон первый раз улыбнулся за этот день. Он горящим взглядом посмотрео на Эми и сказал:

- Оказывается все, что нужно морфу для счастья – это обнимашки…

Рысь усмехнулась:

- Все очень плохо… А вот уже и нет. Получше стало, а Вороненый?

Дракон поморщился. Да, он почти черного цвета. А Вороненым его звали еще со школы. Все же на душе у него стало полегче, настроение поднялось.

Он встал с дивана, Эми спросила его:

- Так, о чем ты хотел со мной поговорить, Вороненый?

- Эми, может ты не будешь после каждого слова вставлять Вороненый, а?

- Хм, ладно…

Адриан направился к двери. Выходя, он обернулся:

- Я хотел сказать… А, впрочем, уже ничего. Спасибо!

Эми лишь пожала плечами, как бы говоря «всегда пожалуйста!». Дракон вышел на улицу. Освещённость на ней практически не изменилась – сумерки спускались на город очень медленно. Около дороги горели фонари. Адриан огляделся и втянул носом ночной воздух. Хоть что-то хорошее случилось за этот день.

Дракон побрел по тротуару и вскоре вышел из частного сектора. Вечерело. Дракон взглянул на небо и внезапно на него нахлынули воспоминания о смерти. Они уже не так сильно жгли душу, однако привкус горького тлена все же оставался.

Он шел к себе домой и попутно вспоминал всю свою жизнь. Непонятно только зачем.

Вокруг него кипела ночная жизнь Соурга. Адриан родился и вырос в этом городе. И с самого его рождения было что-то непонятное, странное. Адри не раз говорил, как бы невзначай: «Я помню было что-то страшное, что многие хотели скрыть…». Вот только никто, включая и самого Адриана не знали, что это могло быть.

Дракон практически не помнил своего самого раннего детства. Да многие вообще-то не помнят своего детства. Но Адри эта мысль закралась в голову. Ведь многие помнят те дни очень-очень смутно. А он…

Дракон остановился перед витриной, над которой висела яркая неоновая вывеска какого-то строительного магазина. Адри в который раз силился вспомнить хоть что-нибудь. Именно сейчас. Но в голове клубилась пустота. Словно бы воспоминания… вынули…

Ничего. Совсем. Зато Адриан прекрасно помнил, что было потом. Он оторвался от витрины и пошел дальше.

Их семья была полноценной. Отец, мать, сын и дочь. Ничто не предвещало беды. Но вот однажды пропал отец. Сэм Фриин. Такой же обсидиановый дракон, как и Адриан.

Это произошло в течении целого месяца. Отец подолгу уходил из дома, не ночевал. Говорил, что у него какой-то проект. Очень сложный. Но он хотя бы всегда возвращался. А потом пропал. С концами. И никто не смог его найти. Адри тогда было примерно пять, и он еще не очень хорошо осознавал, что произошло. Он часто видел свою мать заплаканной. По вечерам Диана Фриин, именно так ее звали, подолгу сидела у окна и печально всхлипывала. И в эти моменты ее ультрамариновые глаза наполнялись вселенской печалью и болью… Жуткое зрелище.

Их осталось трое… Диана переживала по поводу смерти всегда. Адриан со своей сестрой уже успел закончить школу и уже слегка освоиться во взрослой жизни, как мама тяжело заболела. На нервной почве у нее упал гемоглобин в крови и…, да она умирала. Медленно, но не мучительно. Адриан ругал себя за то, что очень редко бывал с ней в то время. А спустя пять лет Диана Фринн покинула своих детей.

Адриан запнулся. Целых пять лет! Драконы, да и все остальные аниморфы вообще умирают медленно. Медленно по нескольку дней и даже недель. Конец уже пришёл, но каждая клеточка тела держится за жизнь, хватается за любой, пусть и призрачный шанс на существование.

Дракон помнил тот день, когда его мать увезли в реанимацию. Произошло что-то, практически отказала нервная система. Этот звук сирены и мигалки он не забудет никогда.

Их стало двое…

Они жили вдвоем – Адриан со своей сестрой. Вмести радовались, вместе горевали. Словно единый организм. Хотя, с первого взгляда нельзя было определить, что они родственники. Адриан обсидиановый дракон фиолетово-черного цвета. Серана же – янтарно-оранжевая с желтая. Под стать настоящей сере. Ее ведь сокращенно звали Сера. Серана Фриин.

На время все успокоилось. Они жили дальше, делали дела, вляпывали в переделки, влюблялись, терпели поражения и побеждал. Жили обычной жизнью. Но раз в год приходили на могилу своей матери.

Беда не приходит одна… Дракон уже почти пришел. Еще несколько домов обойти… Три года назад он потерял все. Ну почти. Около трех лет назад случилось нечто необъяснимое. Единственный близкий Адриану аниморф канул в Лету. Это случилось снова. Теперь уже с его сестрой. Возможно подсознательно дракон винил себя в случившимся. Что не уследил. За что-о-о!..

И вот он остался один…

Весь позитив, которым его зарядила Эми почти пропал. Адриан зашел в свой подъезд и поднялся к себе.

Побренчав ключами и слегка чертыхнувшись на темной лестничной клетки, Адриан открыл дверь и зашел в свой милый сердцу, родной дом.

Эта была самая обычная трехкомнатная квартира, где последнее время они жили вдвоем с сестрой. Дракон оглядел свои хоромы. Царил легкий творческий беспорядок – то бишь полный бардак.

Уйдя в себя, Адри совсем забыл о внешнем мире. «Надо бы уже хоть что-то прибрать» - подумал дракон. Часы в старинном стилизованном корпусе показывали восемь вечера.

Дракон немного навел порядок. А после почувствовал усталость. Он и раньше ее чувствовал. Это, наверное, из-за нервов. Сейчас правда поменьше. Но это только потому, что сегодня он чувствовал себя не так паршиво.

Адри направился к себе. Он остановился у закрытой двери. Это была комната его сестры. Он редко туда заходил и словно бы запечатал дверь. Чтобы не напоминать себе лишний раз о своей утрате. Тяжело вздохнув дракон скользнул к себе в комнату, лег на кровать и постепенно провалился в сон.



Глава 4. Посетитель.


На улице было тихо. Глубокая ночь. Ни души. Кроме одного серебристо-бурого волка. Незнакомец смотрел куда-то вверх, словно в чье-то окно и бубнил нечто невнятное….


*****



Падение длилось не долго. Адриан нашёл себя в воздухе, свернувшимся в позе эмбриона, летящем куда-то вниз по красно-розовой «кишке», испещренной венообразными фиолетовыми линиями.

Внезапно внизу засиял чисто-белый и нестерпимо яркий свет. Неожиданно дракон упал в лужу противной бледно-розовой жидкости. Поднявшись на ноги, Адриан огляделся. Окружение имело специфичный бело- розовый оттенок и сладковатый запах гнили. Дракон поморщился. Подойдя к одной из стен пещеры, он потрогал её. Стена имела пористую или, скорее, ячеистую структуру.

В центре грота над липкой бордовой жижей, доходившей дракону до щиколоток, возвышался плоский камень, единственное место, не обляпанное кровавой жижей. Адриан чувствовал страх. Страх и любопытство. Он замялся и не знал, что делать дальше. Наконец любопытство взяло вверх, и дракон осторожно подошёл к «алтарю». Адриан приблизился к камню и слегка отпрянул назад потому, что передняя часть грота стала быстро вытягиваться вперёд, будто бы зовя пришельца за собой.

Все происходящие было настолько реальным, но до ужаса психоделическим, что Адриан невольно сглотнул. 'Значит коридор..." - подумал он - "Ладно. Уже иду".

Странный «глубинный» страх не покидал дракона. Самым странным было то, что Адриан осознавал его, но не ощущал. Постояв немного, дракон решился наконец сделать шаг в неизвестность.

А коридор тем временем приобретал все более сюрреалистические черты. В стенах стали попадаться наглухо заколоченные проемы или закрытые странными белыми дверьми, сделанными, казалось, из чистой органики.

«Что я здесь делаю» - пронеслось у него в голове. О странном сне Влада, дракон даже и не подумал. Сколько он уже здесь идёт? Адриан не знал. Может быть этот коридор бесконечен. Может быть он, Адриан, делает что-то не так?

Любопытство снова взяло вверх. Дракон приблизился к одной из дверей. Дверь, как дверь, ничего не обычного. Серая матовая рама, белое полотно и такая же матовая ручка. Но что-то в ней было не так. Адриан повернул ручку и.... отскочил как маленький панголинчик, трусливо поджав хвост. Ибо от, а точнее из-за приоткрытой двери повеяло ТАКИМ Омерзением, что дракон был готов прямо сейчас заблевать весь коридор, добавив оному ещё больше смрада.

Быстро отдаляясь от злополучной двери, Адриан остановился у стран ног чёрного пятна. Ещё одна проделка этой грязной вон чей дыры? Неожиданно кусок почерневшей стены, которая оказалась подгнившей плотью, отвалился и.... Взору Адриана предстала не менее выворачивающая картина: в стены были вмурованы целые горы гниющих трупов! Перемолотые кости и внутренности куски кожи и мозгов...

Знаете, такое состояние, когда смотреть вроде противно и мерзко, но все равно продолжаете смотреть. Смотрел и Адриан. Не хотел, но смотрел. И с каждой секундой накатывалось ощущение позыва рвотных масс.

Он отвернулся. И его вырвало. Прямо на пол, в кровавую жижу. Все что было внутри желудка за секунды оказалось на полу. Отдышавшись и сплюнув остатки мерзкого рвотного привкуса, Адриан побрел дальше.

Неожиданно коридор закончился. Просто совсем. Дракон в раздумьях остановился перед глухой, изукрашенный фигурными трещинами стеной. Что же делать? Посмотрев по сторонам, Адриан принялся ощупывать стены. Мерзко, липко и противно. Где-то должен быть активатор, который всегда присутствует в таких ситуациях. И который открывает тайные проходы в не менее тайные участки всевозможных помещений.

Прошло примерно пять минут. Адриан так ничего и не нашёл. Ну и что? Должен же быть выход. Он уже было отчаялся найти выход, но в этот самый момент на левой стороне коридора вскрылся равный кровоточащий разрез. Запахло гнильцой. Дракон поморщился.

Разрез увеличивался в размерах и расширял отверстие в стенке. Синхронно с этим чавкающая плоть, покрывавшая стенки прохода, начала твердеть и превращаться в подобие белого кирпича.

Адриан был очень инертным аниморфом. Он и сам был не прочь понять почему. Несмотря на некую отрешенность, дракона прошиб холодный пот. Да, ему было страшно. Как и любому живому существу. Адриан предчувствовал что-то нехорошее. Он вошёл в открывшийся проход, а его сердце бешено колотилось. Точнее два сердца. У любого дракона было дополнительное сердце в правой части грудной клетки. Обычно оно было меньше по размерам и обслуживало дополнительной кровью крыльевые мышцы.

Чем дальше продвигался Адриан по коридору, тем страшнее ему становилось. Может это какое-то испытание на стойкость? Дракон был готов в любой момент кинуться назад. Но неожиданно весь страх куда-то делся. Адриан обнаружил себя в очень необычной комнате. Она разительно отличалась от всего того коридора.

Зал, куда попал дракон, имел овальную форму. По периметру его были выстроены бесформенные арки. По три справа и слева. В арках горели хелиоровые лампы. В современном мире они встречались очень редко - аниморфы уже давно перешли к газоразрядным и лампам накаливания.

В центре зала стоял вросший в пол алтарь. Ну или некоторое его подобие. Пол был выложен бежевой плиткой идеально квадратной формы. Вокруг «алтаря» был выкопан чисто декоративный ров, заполненный тёмно-красной жидкостью. Адриан задрал голову вверх. Помещение не имело потолка - над драконом возвышалась абсолютно чёрная пустота, в которую плавно перетекали стены.

Все ещё не решался Адриан подойти к центру странной конструкции. Он в растерянности стоял у входа, застенчиво заложив руки за спину. Что-то было здесь не так, в этой комнате. Что-то отталкивающее необычное, можно даже сказать аномальное. Обернувшись, дракон увидел, что вход медленно зарастает участками стены. Вот оно! В комнате не было выхода. Адриан вспомнил о пространственных петлях - аномальных зонах, зацикленных сами на себе.

Неожиданно от хелиоров потянулись полупрозрачные тени. Они не были чёрными, казалось, что они приглушали свет, если смотреть сквозь них. Через мгновения призраки полностью оформились и обступили алтарь. Адриан сам не помнил, как оказался рядом. Медленно обернувшись он уставился на наваждение. Черные, словно смоль, фигуры походили на аниморфов-волков. Со всей поверхности их тела клубами срывался чёрный полупрозрачный дым и убегал в потолочную бездну.

Семеро «духов» открыли глаза, если это выражение можно применить к подобным сущностям. В верхней части бестелесных фигур зажглись по два бледно-желтых косых огонька. Тот, который стоял в центре был повыше ростом и имел фиолетовые «глаза». Вдруг он вытянул свою правую руку, похожую на бесформенный дымящийся придаток с длинными тонкими нитями вместо пальцев, вперёд и вверх. Тень заговорила. Голос этого существа был далеко от аниморфского. В нем слышался рокот волн и извержение вулкана. Вместе с тем нельзя было различить самец это или самка. Голос существа давал понять, как должно говорить «ОНО».

-"Приветствую. Твоя связь с внешним миром слаба. Ты не годишься в Избранные..." - отсутствующим тоном начал он - «Тем не менее, ты единственный кто сможет нам помочь...»

-"О чем вы..." - хотел возразить Адриан

-"Об этом ты узнаешь позже." - перебил его Голос. – "Тебе выпал шанс поменять свой мир. И изменить себя. Твоя цель откроется тебе не сразу."

-"Какая цель?.."

-"Найди её. Найди Серану. Он поддержит тебя в час великой нужды." - как ни в чем не бывало продолжало существо. Или они говорили одновременно? – «А теперь иди.».

С громким хлопком все исчезло. Живой коридор, ритуальная зала, странные тени, страх - странное наваждение растворилось во мгле как последние частицы тьмы под горячими лучами взошедшего Келебрета.

*****


Комнату прорезал хрип - Адриан в полусне вскочил с кровати и растянулся на полу. Потихоньку он приходил в себя. За окном было ранее утро. В ушах звучал шелестящий шепот множества голосов. «Уфф... что со мной». - подумал Адриан - «Как будто бы уже совсем с ума сошёл.»

Он поднялся с пола и оглядел скомканную постель. Так ведь все как наяву было! Разве сон такой? Краем глаза он заметил записку, приколотою к стене. Хм, раньше её здесь не было. Адриан повернулся к стенке, на которой висел аккуратный бумажный квадратик. Он был просто прилеплен к поверхности без видимых креплений.

От прикосновения послание упало на пол. В который раз сетуя на свою руко*пость, дракон нагнулся и поднял ещё с пола. Конверт как конверт - ничего не обычного. Разве что слишком тёплый на ощупь. Слишком тёплый...

Адриан вскрыл конверт когтем и развернул лист бумаги. Тепло исходило от светящихся желтоватым светом букв. Они быль написаны столь идеально, что сомнений не было - написанное не аниморфских рук дело.


Я прошу тебя о помощи.

Почему именно ты? Узнаешь позднее.

Найди свою сестру. Она пропала три года назад не просто так.

Сейчас все очень запутанно, даже я до конца не понимаю происходящее.

Когда найдешь Серану, встретимся в ресторане «У Невменяемого». Знаешь это место?

Ты можешь стать ключевой фигурой в предстоящих событиях В любом случае - береги себя.

~Друг~


Дракон пытался сообразить, что здесь вообще, мать его, происходит. Значит пока он спал к нему в дом проник непонятно кто, непонятно что здесь делал и… Адри обвел взглядом все вокруг. Вроде все на месте. Ничего не пропало. Можно было расценить это как глюк… Н-но, записка! Дракон держал ее в руке, и она была вполне осязаемая. Адриан попытался открыть глаза. Если сон чересчур реален – открывай глаза, даже если они не закрыты. Тогда проснешься.

Он спрятал записку в карман куртки и решил разобраться с ней попожа. За окном начался чудесный день. Вчера дракон не сделал кое что важное. Он не сходил на кладбище, помянуть маму.

Адриан вышел из дома, нет, буквально выбежал и направился к окраине города. Путь предстоял неблизкий. Вылетая на всех парах из подъезда он чуть не сбил какого-то прохожего. Это был серебристый волк. Бросив короткое «простите», дракон пошел дальше.

На дворе было прохладно, солнце поднималось из-за горизонта Само утро было слегка заспанным, если, конечно, такое бывает. Дракон дошел до ближайшей остановки и сел в пустой автобус. Спустя около получаса, Адриан уже стоял перед кованным черными воротами старинного Соургского кладбища. Как водится, они были слегка готическими и в обрамлении кирпичной арки, да еще и с высоченным забором (естественно с острыми гвоздями наверху).

На кладбище никого не было – дракон огляделся. По спине ерзал холодок. Даже небо стало чуточку пасмурней. Словно отрицательная энергия мертвячины вытягивала все хорошее и оскверняла окрестности.

Адри вошел во внутрь. Он приходил сюда всегда, потому что такое не забывается. Дракон отыскал надгробие. На сером, потрепанном временем и окружающей средой, камне было выгравировано:


Фриин

Диана Александровна.

3.01.1966 – 4.08.2008

«Та, что смогла продержаться…»

Помним, любим, скорбим.


Редко встретишь ранним утром на пустующем кладбище дракона, стоящего на коленях и склонившимся над могилкой. Земля в месте захоронения была прохладной липкой и какой-то сырой. Холодный ветер обдавал дракон со всех сторон, трепал за уши. Адриану не хватало только самой маленькой слезной капельки, оброненной на безразличную землю из глаза скорбящего существа.

Дракон приходил сюда и раньше. Каждый год. В один и тот же день. Всегда. Адриан иногда подолгу задерживался на кладбище. Он сидел на скамеечке под деревом и мечтал. А иногда просто ходил среди надгробий, рассматривая тех, кого уже нет. Или стоял около могилы своей дорогой матери и вспоминал… И так из года в год.

Ну, некоторые типа «разговаривают» со своими усопшими родственниками или друзьями. Конечно для них это очень важно. Адри никогда не «говорил» вслух. Он просто думал.

Однако дракон был в трансе недолго. Он внезапно вспомнил про записку. Достав из кармана скомканную бумажку, Адриан еще раз прочитал удивительно каллиграфичный текст. Нет здесь явно что-то есть. Не могло же это вот так просто из ниоткуда появится. К тому же, кто-то просит его помочь. Это неспроста. Тот самый ресторан «У Невменяемого», названный так из-за своего владельца, больного нарколепсией. Спасибо, хоть в легкой форме. Хозяин был черно-белым лисом, сам обслуживал своих посетителей в качестве бармена. За ним прочно закрепилась его «невменяемое» прозвище, хотя у него же должна быть настоящая фамилия…

Ресторан этот не был крупным, располагался в относительно тихом районе. Идеальное место для суперсекретной встречи.

- Ладно, – прошептал дракон самому себе – Пойду один. Вот только…

Вот только Адри на своей личном опыте знал, что на встречу с совершенно незнакомым морфом нельзя идти неподготовленным. В голове всплыли слова командира: «Постоянная бдительность! И без паранойи, пожалуйста…»

Дракон вышел с кладбища и направился на остановку. Лететь не хотелось. Да и далеко было.



Глава 5. Пропавшая девчонка.


Тьма внезапно расступилась перед ней. Так же быстро вернулись звуки. Дракониху словно вытащили со дна глубокого водоема. Серана чуть не подпрыгнула от неожиданности. Она стояла около арки, ведущей во дворы. Янтарная дракониха вертела головой, осматривая то место где оказалась. Несколько мгновений назад Сера была на краю паники, но уже немного успокоилась:

- А-а! Твою ж теорию! Где я?! Что это?!!! – она тихонько вскрикнула. Слава богу, что никто не заметил. Не мудрено – оказаться в неизвестном мести, непонятно как. Это ж такой внезапыч. И ангст.

Сначала ей было жутко страшно. Потом просто страшно. Но потом драконихе все же удалось взять себя в руки, то есть в лапы.

Солнечный свет бил в ее изумрудные глаза. Дракониха была одета в джинсы и немного помятую бежевую кофточку. Собственно, так она оделась, когда шла на свидание. Сера внимательно осмотрела себя почти со всех сторон. Руки, ноги, хвост. Крылья. Вроде все на месте. Только какое-то все блеклое, немного серое.

Серана размышляла, вернее пыталась собраться с мыслями. И пока она это делала, то замерзла. Несильно, но все равно. Или это бетонная стена, любящая воровать температуру, или общий климат всей планеты, который, несмотря на (приблизительно) 145-миллион-километровое расстояние от Келебрета и почетное второе место на орбите звезды, был весьма прохладен. Виной тому могла послужить небезызвестная Окова, которую современное население прозвало Небесной магистралью (или просто Магистралью), и которая поглощала около 14% ВСЕЙ энергии, излучаемой фурдомианским солнцем. (впрочем, из-за этого кольцо сильно нагревалось и в периоды зимы отдавало часть своей теплоты, так что температурный режим планеты не страдал перепадами настроения)

Основательно продрогнув и отодравшись от стены, дракониха осторожно пошла вдоль дома. Несмотря на ясный день, вытрезвляющий ветер и попытку упорядочить мозги, ориентирование Сераны на местности еще не до конца прояснилось. Как обычно бывает утром — проснулся, и вроде все слышно, а перед глазами муть.

Длинный дом наконец соизволил закончится. Держа руку на кирпичах, дракониха посмотрела вверх, где висела маленькая жестяная табличка, выкрашенная белилами, поверх которых было наштамповано: «Площадь Зергина 12/3»

«Зергин… Алвор, хороший был аниморф…» - как бы мимоходом пронеслось в голове у Сераны - Первый честный депутат в истории Саакринда…, и первейший министр страны... жаль умер рано».

Дракониха нащупал в кармане джинсов телефон. Когда она включила его, то даже рыкнула от неожиданности. Дата. Дата и время со временем все было нормально: чуть больше девяти утра. С датой тоже все было нормально. Н это толко на первый взгляд.

5 августа 2016-го. Вроде ничего необычного. Если не считать того, что Сера вышла из дома, чтобы увидится со своим парнем целых три года назад!

От волнения дракониха чуть не выронила телефон. Экран закромождали столбики пропущенных вызовов и сообщений. Адриан, Адриан, Феликс, какой-то номер 120… Снова Адриан, и снова Феликс…

«Сера, где ты?» «Серана, ты… если можешь ответить… Мы обыскались тебя…» «Вернись, пожалуйста, вернись…» - узкие черные щелки бегали влево-вправо по строчкам. Чем больше Серана читала, тем больше ее сердце сжималось и обливалось кровью. Она… ПРОПАЛА. Её искали. И… и возможно уже полностью потеряли и забыли. Да как же так?!

На глаза навернулись слезы. В кои-то веки дракониха почувствовала себя жалким, забытым существом. Серана иногда была излишне эмоциональна. Сейчас она пыталась удержаться, чтобы не зареветь. Именно зареветь. Дракониха быстрыми шагами пошал по тротуару, не разбирая дороги. Ничего не замечая, она забрела в переулок.

Здесь было прохладно и царил полумрак. Кое гдк дома надвигались с двух сторон, словно стены неприступной крепости. Пахло сыростью

Внезапно Серана услышала чей-то крик:

- «Эй, красотка!» - только сейчас дракониха заметила светло-сизый джип со снятой крышей и пару околачивающихся около него волков. Они были совершенно одинаковы внешне, разве что различались одеждой. Один из них сидел за рулем, тогда как другой стоял прислонившись к двери и лениво помахивал хвостом.

- «А чего это такая красивая самочка делает в таком месте?» - сказал стоящий. Голос у него был... такой, знаете, прям бархатный. Как будто бы он на сцене пел... Ага, конечно... Видок-то у них обоих был тот еще. Гибрид байкера и металлиста.

- «Тебя может, подбросить, а?» - вставил второй, явно пытаясь заигрывать.

- «Подбросить силенок не хватит, а подвести можете.» - ответила дракониха. И еще сделала молниеносное, неприметное и несколько непроизвольное движение. Словно бы попыталась прикрыть бюст. Который, к слову сказать, был вполне сносным. Правда у рептилий и единственного вида рыб – акул молочные железы отсутствуют как класс и выполняют немного другие функции. Еще стоит сказать, что абсолютно все аниморфы были живородящими организмами. У акул и рептилий акт деторождения представлял собой выход плода из тела матери вместе с мягкой слизесодержащей оболочкой, которая тут же и раскрывалась.

Волки переглянулись. Естественно они не ожидали такого ответа. Первым нашелся что сказать водитель:

- «Ну так залезай, чего стоишь» - а вот его голосок разительно отличался от того как говорил его собрат. Более высокий, более тонкий, более нежный... Он создавал какое-то ощущение... Не радости, но близко

Недоверчиво покосившись на странную компанию, дракониха молча залезла в джип. С левой стороны сел второй волк. Водитель повернул ключики, и они тронулись, быстро набирая скорость. Волки врубили какой-то громкий и жесткий музон — то ли металл, то ли еще чего. И сквозь это безобразие сидящий слева спросил у драконихи:

- «А как тебя зовут?»

Водитель неожиданно сделал по тише. Серана не глядя на собеседника ответила:

- «Серана»

- «Ууу» - протянул волк - «Меня Дар. А это Корс» - с этими словами Даррон показал на водилу. Так и поговорили.


Джип несся по улицам. Трешевая музыка давно стихла. Серана размышляла о своей личной жизни. До того момента... как все пропало...

Да... У нее был возлюбленный. И он ее тоже любил. И какая разница что они разных видов. Она — дракон, он — волк. Стоп!.. Серана мельком посмотрела на Дара, а потом на Корса. Эээ... Серана несколько оживилась — водитель был очень сильно похож на ее парня. И звали ее парня похоже — Дрейк. Ну хотя не очень похоже. Она еще раз посмотрела на Корса. Точнее на его отражение.

Внезапно дракониха почувствовала будто бы ее черепушку вместе с мозгом сзади пронзила пара теплых штырей, от которых резонанс расходился по всей голове. Клэр затравленно обернулся. Словно бы почувствовал то же самое. Какое-то влияние со стороны их пассажирки.

Обернулся. Да. И завис. С довольно широко открытыми глазами. Однако его выражение лица нельзя было назвать испуганным. Через мгновение оно (лицо) приняло какое-то приторное и даже похотливое выражение. Словно влюбился.

Корс уставился на Серану несколько отвлеченным взглядом и часто дышал. Со рта его покапывала слюна. В данный момент он здорово смахивал на умалишённого. Он медленно тянул свои руки к ней и что-то шептал.

Том как-то странно не замечал этого. Джип несся на огромной скорости. Серана застыла в смешанном чувстве. Смесь страха и безмятежности. Но в мыслях звучало только одно: «О боги, что с ним?!»

На огромной скорости джип въехал на проспект Зеринского и пронесся пару десятков метров по дороге. Серана увидела впереди большой четырехгранный столб. И в этот момент «о боги, что с ним?!» сменилось на какой-то мысленный вопль, который, видимо, перешел в настоящий.

Потому что Даррон аж встрепенулся! Он-то, наверное, сразу заметил препятствие. С криками: «Смотри на дорогу дурень!» волк отвесил водителю такую затрещину, что тот непроизвольно повернулся и наваждение как рукой сняло. Клэр посмотрел вперед, и с великим и пресвятым трехэтажным матом вдавил в пол педаль тормоза.

Тут паралич спал и с Сераны. Созерцая мгновения до катастрофы, дрракониха со всего маху выпрыгнула из автомобиля вверх и упорхнула. Сзади послышался тихий скрежет и треск зеркала. Он сменился противным визгом шин. Авто вилимо задело столб по касательной и завернула в проход меж домов.

Пару мгновений спустя, когда крики и вопли, перемежающиеся матерной руганью, стихли, где-то далеко за спиной Сераны раздался чудовищный грохот. Словно с крыш домов одновременно сбрасывали немыслимое количество железных бочек.

Серану обдало жаром. Самым краешком глаз, куда хватало ее периферического зрения, дракониха увидела пыльное облако заслонившее небо.

Но остаточный страх гнал и гнал ее вперед. Драконы долго могли летать. Даже не так. Драконы ОЧЕНЬ ДОЛГО могли летать. Однако ввиду малой распространенности в Соурге, небо досталось ей одной. Хотя какое небо — десять, ну в крайнем случае одиннадцать-двенадцать метров над землей.

Потихоньку страх начал улетучиваться. Серана останавливалась. Очень быстро. Настолько что едва не покатилась кубарем, соприкоснувшись с землей.

Более-менее приземлившись, дракониха продолжила по инерции бежать. Бежать не разбирая дороги. А перед глазами все еще стоял образ сбрендившего волка.

А еще где-то на границе сознания Серана думала о своем прошлом. А то как-то это все очень странно. Ведь еще в старших классах школы на нее западали все самцы. И даже дрались из-за нее. Серана вспомнила как в восьмом классе простым движением руки остановила какого-то верзилу-гопника в темной подворотни. Их было двое. Но она его даже не касалась. Он просто упал перед ней на колени против своей воли! Его подельник убежал... Но ведь ничего такого необычного в ней не было! Что за напасть?.. - думала она быстро двигаясь в неизвестном ей направлении...


*****



Адри тихо-мирно возвращался домой. В голове клубились обыкновенные будничные мысли. Он совсем не рассчитывал на то, что произойдет что-то необычное.

Дракону оставалось пройти всего несколько домов, как вдруг он услышал приближающийся топот. Адриан даже не успел среагировать – нечто размытое оранжевое. Как молния. Дракон потерял равновесие и растянулся на тротуаре.

А судя по вскрику сбывшее его чудо упало само и даже проехалось немного по земле.

- Хвостом тя по голове! – прошипел дракон, лежа на спине. Он встал отряхиваясь и развернулся к снёсшему его морфу.

Что было дальше, сказать трудно. Оба сердца екнули в его груди. Он узнал…

- Не может быть… - медленно прошептал дракон. Да-да на земле валялась, действительно валялась ОНА. Именно такая, как выглядела в день исчезновения. Джинсы и немного помятая бежевая кофточка… Волосы, черные волосы, собранные в прическу «водопад» …

- Се-ра-на…?! – с губ дракона, словно заклинание, потусторонне-шипяще, слетели слова.

Серана, а это действительно была она, тоже вставала. На коленках красовались темные пятна – сказалось падение. Дракониха просто молчала. Они оба были в прострации, и не могли поверить, что вот так просто все могло разрешится. Нет, действительно ВСЕ. Просто столкнуться с аниморфом, который вообще-то на секундочку твой кровный родственник и вообще пропал без вести, и которого обыскались и уже считали мертвым. Прям аварийное приветствие какое-то.

Дальше все было понятно без слов. Они молчали. Затем как-то неохотно, даже боязно начали подходить друг к другу. Наконец Адриан заключил сестру в обьятья. И тихо-тихо прошептал на ушко:

- Привет…

Сера только всхлипнула. Эмоции, конечно, зашкаливали. Из ее прикрытых глаз капали слезы. Брат погладил ее по спине… Дракониха почувствовала себя защищенной. И пускай ей уже было 29 лет, и пускай она росла без отца – иногда она была как ребенок.

Несколько минут они простояли вот так, а потом пошли домой ка Адриану, так же, в обнимку. Они не разговаривали. Да и не нужно было.

Постепенно в душе у Адриана просыпался огонь. Теперь он не одинок в этом мире! Надежда действительно умерла последней – нужды в ней уже не было.



Глава 6. Происшествие в шахтах.


Раздался сильный грохот и абсолютно все здание задрожало. Со стен и потолка посыпалась штукатурка. Кое-где падали лёгонькие предметы. Комплекс уходил под землю на полтора километра и чем ниже, тем сильнее ощущалась эта неимоверная тряска.

Археологическое сообщество «Глубина» начала раскопки этих сергальских руин еще пару лет назад. За это время им удалось прокопаться на эти самые полтора километра и вытащить на поверхность немало «артефактов». Чертежи, странные механизмы, каменно-глиняно-металлические таблички и прочая снедь изучалась, а после оправлялась в музеи.

В кабинете геолога раздалось требовательное пиликанье. Лис осторожно подошел к селектору, опасаясь возможных травм. Кому как не геологу знать, чем чревато неправильное поведение при землетрясениях. Он нажал на кнопку и в колонках под потолком раздался сбивчивый и взволнованно-дрожащий голос:

– «Доктор Йенссен! На нижних уровнях, там это...» - от волнения он запинался - «В блоке 3-Дельта что-то взорвалось и наших ребят... с той стороны завалило!»

– «А пострадавшие там есть?» - с напускной невозмутимостью уточнил Кристофер

– «Да. Джерри и Майк не успели убраться. Им перебило ноги камнями.»

Переключив селектор на медблок, Йенссен прокричал в микрофон:

- «3-Дельта, тяжелораненые, парамедики быстро!»

Снова переключившись на связь с 3-Дельта, он продолжил:

- «Щас. Щас все будет, медицина уже в пути. А это... Вы чем откапывать их будете? Вы можете с ними связаться?»

- «Да.»

Внезапно раздался еще один оглушительный взрыв. Та пара тонн камня, несколько секунд назад мерно лежавшая в тоннеле и отрезавшая невезучих археологов от остального мира, была превращена в кучку гравия. Когда пыль улеглась из образовавшегося прохода показалось довольная морда подрывника.

- «Сами откопались?» - с иронией в голосе спросил по селектору лис. – «Теперь надо выяснить, что это за толчки.»

- «Сэр, вы не представляете, что мы там нашли!» - связался с Йенсеном археолог. – «Взрыв пробил слой горных пород, и он шел из каких-то не исследованных катакомб. Мы бы попытались туда пробраться, но...» - он замялся.

- «Что?»

- «Мы там видели неестественно яркий голубоватый свет. Возможно это ионизирующее излучение или разогретые пары водорода.»

- «Все ясно. Я отдам распоряжение об экспедиции в эту зону» - сказал лис и прекратил вызов.

Через три минуты он сам спустился на этот уровень. Геолог оделся подобающе — вместо халата на нем красовалась плотная матерчатая куртка защитных цветов. На голове были надеты противопылевые очки и каска. Доктор Йенссен уже договорился о собрании исследовательской группы. На уровне 3-Дельта его ждали подрывники, шахтеры, тот самый археолог и пара аниморфов из охраны. Так, для безопасности.

Когда док спустился и толчки мало-мальски утихли, он обвел всех взглядом:

- «Ну-с, господа, все готовы?» - получив утвердительный ответ, Кристофер продолжил - «Тогда вперед.»


В широком тоннеле серого «бетонного» цвета было достаточно света чтобы члены экспедиции могли что-то видеть. В шахтах такого типа, где применяли технику точечного взрыва, в качестве источников света использовали хелиоровые светильники. Хелиор или хелиорит — самый древний источник света на Фурдомиоре. Он представляет собой желто-бурую массу, которая обладает способностью накапливать и излучать свет. Название произошло от слова «хелор», что означает «сияние». Желто-бурая субстанция, плотно закатанная в стеклянные колбы, которые, в свою очередь, современные аниморфы наполняли углекислым газом, начинала светиться холодным зелено-желтым светом.

Компания шла по тоннелю и вроде бы ничего такого не происходило. Как вдруг конец тоннеля, до которого оставалось около пяти метров, за искрил и стал мерцать ярким бледно-голубым светом. Кое-кто хотел было рвануть вперед, но такие попытки тут же пресекались.

- «Стойте.» - воскликнул археолог. Неестественно рыжий кот пощелкал какие-то переключатели, но счетчик Вейгера, висевший у него на груди, молчал.

- «Радиации нет. Все чисто.» - констатировал он.

Внезапно толчки возобновились с новой силой. От неожиданности некоторые аниморфы попадали на пол. Не смотря на многочисленные подпорки с потолка падали небольшие фрагменты. А дальше стало происходить что-то совсем необъяснимое.

Свечение источалась из бокового прохода, расположенного с левой стороны тоннеля. «Исследователи» продолжали продвигаться вперед. Когда до аккуратного квадратного провала оставалось параметров, оттуда вырвалась молния(!) и с грохотом ударила в противоположную стенку.

– «Твою мать! Сука!» - орал благим матом кто-то. Счетчик Вейгера загудел, но не обычным своим треском, как при радиации, а прямо так за резонировал. Это могло быть электромагнитным излучением. Стена приняла на себя еще один разряд, меньшей силы. В воздухе отчетливо пахло грозой. Аниморфы застыли в страхе, смешанном с удивлением. И тут совершенно внезапно произошла вспышка темно фиолетового излучения. Стены, пол. Весь тоннель ощутимо содрогнулся, как вдруг все предметы, в том числе и горе-исследователи воспарили к потолку. Словно кто-то разом вырубил гравитационный тумблер. Это продолжалось какое-то мгновение и все можно было списать на иллюзию если бы не четко запомнившийся момент падения на землю.

- «Что это, мать его, было?!» - отовсюду посыпались вопросы в «пустоту».

- «Походу это была гравитационная аномалия». - предположил Йенссен

«Всплеск» прекратился и нечто, сидящее в боковой комнатушке, малом-мальски успокоилось. Напоследок в стенку ударила еще одна молния, да так, что практически испарила немалый ее кусок. Опасаясь новых вспышек «агрессии», аниморфы ползком двинулись к проходу. Осмелев, у самого входа они поднялись и, смотря в квадратную дырь, застыли в крайней степени удивления.

Воистину открывшийся вид поражал воображение. Перед аниморфами открылось гигантское, возможно ритуальное, помещение. Выложенные из массивных желтоватых блоков стены пестрели резьбой и всевозможными барельефами. Под потолком, метра четыре высотой, висела огромная люстра из хелиоровых фонарей, не израсходовавших еще свой запас энергии. Четыре массивные восьмигранные колонны обступали ее эдаким квадратом. На каждой из них были выгравированы странные символы, похоже составляющие какие-то тексты.

Подобными текстами была испещрена задняя стенка залы. Она имела форму огромного церковного органа или четверти ромашки. Но большее количество взглядов притягивал центр странного помещения...

В центре помещения стояла не мене необычная конструкция из контрастного окружению серого металла. И хотя этот прибор был замурован здесь много веков назад, выглядел он гораздо моложе своего окружения, так будто бы им недавно пользовались. Сия конструкция была похожа на направленную вверх четырехпалую клешню, с интегрированными во внутреннюю сторону «пальцев» лампами. «Пальцы» были намертво прикреплены к углам платформы и соединялись крестовиной, вмонтированной, опять же, в платформу.

От каждого из углов крестовины выходило по одной тоненькой трубке, похожей на провода. Эти трубки сходились к небольшому каменному алтарю, в котором было проделано сквозное сферическое углубление. В нем висел и качался темный металлический шар. К его задней поверхности и сходились четыре тонкие трубки. С боковой стороны сферы отходила более толстая темная трубка; она заканчивалась где-то в недрах приделанного к алтарю прибора, напоминавшего системный блок.

Между «пальцами» конструкции витала бледно-голубая дымка. Она то угасала то разгоралась с новой силой. Острые кончики «пальцев» нещадно искрили.

- «Матерь Божья!.. - пролепетал кот, схватившись за голову и рефлекторно почесав за ухом. – «Так значит, это правда...»

- «Что?» - переспросил один из подрывников

- «Вельселловский Портал Времени...» - прошептал археолог. Он окинул всех взглядом и продолжил - «Легенда гласит, что незадолго до своего таинственного исчезновения, сергалы построили этот могущественный артефакт, для портальных путешествий. Они так же пытались связаться с другими мирами. Некоторые историки утверждают, что причиной ухода сергалов послужила именно эта машина. Тысячелетиями она была заперта в каких-то руинах и вдруг дала о себе знать...»

- «Подожди, Макс....» - оборвал его геолог - «То есть ты хочешь сказать...»

- «Вы все видите портал. Значит он и правда существовал.» - сказал археолог - «И возможно сергалы действительно связались с представителями других цивилизаций. Эта легенда оказалась правдой.»

- «Ты еще скажи, что сергалы возвращаются!» - усмехнулся геолог, с интересом рассматривая пульт управления Порталом.

- «Вы абсолютно правы, мистер Йенссен. Как никогда...» - сзади послышался леденяще-спокойный и глухой голос. Все испуганно обернулись. В проходе стоял высокий, поджарый сергал в черно коричневом кожаном костюме-куртке и такого же цвета брюках с Г-образной желтой полосой выше колена на левой штанине. На его глазах были темные очки с прозрачной оправой. «Грива» сергала была собрана в аккуратные хвосты и небрежно разбросаны вокруг головы. Внимание привлекал красноватый шрам, просекающий по диагонали всю морду вошедшего аниморфа. На руках были надеты однотонные с курткой кожаные перчатки. На поясе с левой стороны висела внушающая опасность матерчатая кобура.

Любуясь произведенным впечатлением, незнакомец ждал ответной реакции. Первым «оттаял» Макс:

- «А.... ээ... Кто ты? Как ты тут оказался?»

- «Невежливо обращаться к старшим на ты.» - саркастически заметил сергал.

- «Я спросил кто вы такой и как вы сюда попали?!» - археолог явно забыл ту грань между спокойствием и агрессией. Конечно он был взбудоражен всей этой чертовщиной. – «Охрана!» - крикнул он и двое копытных, конь и кабан направили на чужака пистолеты.

- «Господа, побойтесь бога!» - спокойным тоном сказал сергал, сложив руки домиком и чуть наклонив голову. – «Не стоит так горячится. Мы же с вами цивилизованные морфы».

В этот момент в беседу решил вмешаться доктор Йенссен:

- «Вам помочь? Назовите себя.»

Сергал ухмыльнулся и проговорил:

- «Мунакс Пайкерит. Вы хотите знать, что я здесь делаю?» - переспросил он - «Возможно я пока-что единственный сергал на Фурдомиоре, но... это не на долго.»

- «Сергал?» - переспросил кто-то. Не удивительно, за пару-тройку тысячелетий внешний вид и облик сергалов многими был позабыт. Геолог продолжил:

- «Что вы здесь забыли?»

- «А вот это сэр, вас уже не касается. Никого из вас не касается.» - как-то злорадно ухмыльнулся Мунакс. Незаметным движением он вытащил из-за спины пистолет, но кабан заметил это, вскинул свой ствол и закричал:

- «Бросай оружие, тварь!».

Резким движением сергал поднял свой пистолет вверх и нажал на курок. Из дула орудия вырвались мутно-белые искры. Они весело побежали по потолку и вдруг начался настоящий обвал. Куски потолка пришибли сразу двоих шахтеров, остальные аниморфы бросились в рассыпную. Йенссен почти успел добежать до выхода, но Мунакс пустил ему в лицо струю какого-то газа. Геолог потерял сознание.

Когда пыль улеглась от горе-исследователей не осталось и следа. На полу лежали если не окровавленные трупы, то корчившиеся в агонии аниморфы. Постепенно все умерли. Мунакс оттащил геолога поближе к выходу и направился в зал. Подойдя к завалу он чем-то щелкнул на своем орудии и направил луч на камни. Гравитационный пистолет работал безотказно - «обвал» покорно лег на место. Приблизившись к пульту, Мунакс подсоединил к нему свой наручный коммуникатор. Проделав все необходимые манипуляции он что-то повернул на своих «часах». Портал засветился всеми цветами радуги; из его верхушки, в заранее подготовленный поглотитель, ударил нестерпимо яркий луч. Из энергетической дымки вырвался разряд и устремился к сергалу. Сейчас ему надо было отправится в другое место...



Глава 7. Авария.


Тяжело дыша Корс вылез из-под обломков и снова обессилив на мгновение упал на спину. Все его тело было отбито, из разрезанного по вдоль осколком металла хвоста сочилась кровь. Багровые пятна были везде — на асфальте, обломках машин, одежде... Некоторые уже успели запечься и причиняли боль при неосторожных движениях.

Волк прополз несколько метров от места аварии. За ним тянулась дорожка из бурлящей венозной крови и грязи. Одежда была просто в хлам разорвана. Он обернулся назад и с трудом разглядел своего друга, лежащего без сознания. Томаса придавило балкой.

Перед глазами постоянна маячил какой-то образ. ЕЁ образ. Такой соблазнительный и сексуальный... Эта упругая грудь, выпирающая из-под натянутого топика... Соблазнительные, стройные ножки...

Клэр снова перевернулся на спину и почувствовал, как набухает его маленький друг. От незнакомой пассажирки так и веяло какой-то нестерпимой и даже животной сексуальной энергий. Как не вовремя была эта эрекция! Будь он с ней один на один и в нормальном, а не искалеченном состоянии, он бы, наверное, отымел ее. Во все отверстия.

Он попытался встать. Голова дико кружилась. От футболки остались жалкие лохмотья. По торсу, от плеча и до бедра зияла громадная ссадина Из пораженного участка постоянно наворачивалась кровь, как слеза на глазу. Несмотря на нестерпимую головную боль, волк попытался сфокусировать взгляд. Ему это удалось. На периферии зрения все еще клубилась дымка, будто бы его глаза запорошил песок.

Наваждение тут же исчезло. Корс огляделся. Жесть... Похоже ему прилетело в голову куском армированного бетона. Он ощупал голову содранными ладонями — она была холодная из-за остатков крови. Больше половины черепушки покрывал один большой кусок запекшейся крови вперемешку с мелким мусором. Волос практически не было. Наверное, содрал верхний слой кожи, когда кубарем катился по земле.

Вокруг царил полный хаос. Хаос с большой буквы. И что на него нашло? В тот момент он почувствовал будто бы толчок по затылку. А когда обернулся... Боже... Клэр снова и снова вспоминал, как потерял контроль над собой. Он пытался вырваться из этих пут. Но... тщетно. Самка приковывала его взгляд, одним своим видом она сжимала его разум и сознание. Волк был готов на все ради нее. Дракониха полностью лишила его воли... И способности соображать.

Слава богу Дар врезал ему по макушке. Когда их авто неслось со страшной скоростью по дороге впереди подвернулся массивный столб. Том успел выхватить руль и вывернуть его в влево до упора.

Но беда не приходит одна. В последние минуты Корс слышал звук взрыва. Кто ж знал, что они на скорости вылетели на встречку и со всего маху протаранили цистерну с газом. Ба-бах...

Взрывом была повреждена часть моста. Их просто засыпало. Клэр попытался встать. Его шатало, как пьяного. Волку хватило сил отодрать кусок от разорванных штанов и перемотать свой хвост. Когда к нему вернулась кое-какая ориентация в пространстве, волк побежал на помощь брату. Вокруг уже собралась толпа зевак. Кто-то вызывал скорую, полицию, пожарников. Когда газовозка лопнула, она мало того, что подорвола эстакаду, так еще и начала полыхать как факел на нефтяной вышке. Дело осложнялось массивной бензиновой лужей, как бы невзначай текущей из пробитого бензобака и растекающейся по шоссе.

Да-а, знатно его придавило! Над обломками виднелась только верхняя половина туловища. Свободной была одна рука, вторая оказалась зажата скомканой проволокой.

Даррон зашевелился.

- «Эй, бро, ты как!» - крикнул ему Корс.

В ответ раздалось несвязное бормотание.

- «Помогите, кто-нибудь!» - вскричал волк. Он пытался разгрести завал вокруг еще живого тела. Он ведь прекрасно понимал, что не стоит тащить пострадавшего — можно повредить органы. А вдруг у него там что-нибудь пробито?!

Он вскочил на ноги и чуть не завалился, потеряв равновесие. Корс помнил лишь смутные отрывки из всего этого. Вообще-то его звали Кортрисс. Но только для друзей, а уж тем более и для брата.

К завалу уже подбежали работники многих спецслужб. Пожарники тушили, МЧС-ники занимались ликвидацией завала. Санитары вытаскивали раненых. Удивительно как на дороге не образовался кратер. Взрывная волна не пощадила никого — машины сзади, машины спереди, с боков. И наверху, на эстакаде. Взрыв точно выдрал кусок из верхней дороги. В образовавшуюся ямку стали сыпаться автомобили. Те несчастные, кто не успел затормозить вовремя, буквально вываливались в огонь и бензин.

Корсу совершенно не хотелось ни о чем думать. Но по закону подлости в его голову закралась одна надоедливая мыслишка. Он гнал ее прочь и прочь, но она все вертелась в мозгу. Как? Как она могла это сделать? И вообще кто она такая? Клэр силился вспомнить настоящую внешность той драконихи, но перед глазами снова и снова возникал тот чарующий образ.

Последними к месту происшествия подоспели телерепортеры. Из маленького серого фургончика выпрыгнула пара аниморфов. Наверное, оператор, который тащил на себе просто дофигищу всякой технической снеди. А еще один... Точнее одна...

Это была Эмелия Янг. Корс сидел на асфальте облокотившись на более-менее гладкий кусок металла. И в упор смотрел на нее. Как это, она, молодая рысь, совсем еще «зеленая», успевает ко всем «сенсационным» событиям? Конечно она репортер, и это — ее работа. Но... Что она там, телепортируется что ли?

А журналистка уже приготовилась и начала вещать.

К Кортриссу уже подошли санитары. Он безмолвно встал и прошел за ними в машину.



Глава 8. Приглашение.


Серана вошла в квартиру вслед за братом. Они жили вместе, просто потому, что больше негде было. Правда от отца им в наследство достался коттедж на окраине города. Но ни Адриан, ни, тем более, Серана там не появлялись уже где-то лет восемь. Никто не хотел вспоминать те грустные события.

Сера осматривала квартиру, вернее то, во что она превратилась. Адриан, видимо, конкретно ушел в депрессию по поводу ее исчезновения – дом давно не убирали, это было видно невооруженным глазом. Хотя дракон, когда жил один, старался поддерживать порядок, даже очень старался! Еще Серана обратила внимание что дверь в ее комнату плотно закрыта. Мысленно схватившись за голову, дракониха сделал вид, что все нормально и пошла в гостиную.

- Ну и… что же произошло-то? – голос Адриана немного дрожал, хотя это далеко не обычное его состояние. Дракон сидел рядом с сестрой на большом кожаном диване. Вопрос прозвучал настолько равнодушно, что Сера сразу же почувствовал себя неуютно.

- Я-я н-не знаю. Адри, прости, п-пожалуйста… - только то, что Адриан прожил с ней всю жизнь. дало ему понять, что Серана готова расплакаться. К тому же он сам только сейчас сообразил, как этот вопрос выглядел. Как допрос.

- Ну, расскажи, как помнишь, - сказал дракон и отодвинулся к подлокотнику. Он еще хотел положить на диван ноги – он же все-таки у себя дома – но понял, что это немного неуместно.

От свой сестры Адриан узнал вот что: В тот злополучный день, летом 2013-го, примерно три года назад и примерно в этом же месяце (а на дворе был июнь), Серане назначил очередное свидание её, скажем так, парень. Их отношения были довольно долгими, и Дрейк даже звал замуж. И Сера, как истинная леди, сначала отказалась, подкрепив это тем, что надо бы повременить.

В тот день Дрейк немного задерживался. Красновато-бурый волк был почти единым целым со своим серебристым мотоциклом. Ему бы не составило труда быстро приехать.

Что бы хоть как-то скрасить ожидание, дракониха заказала себе мороженку. Ничто не предвещало беды. Дул легкий прохладный ветерок, пели птицы среди обильно посаженных деревьев.

А дальше – ни-че-о. Провал в памяти.

- Я сознание потеряла, наверное. Тьма, - сказала Серана – Всего пара мгновений и я уже стою возле арки, на площади.

В её глазах блестели слезы. Совсем чуть-чуть. Адриан уставился в пол. Воцарилось молчание.

- Ну что я могу сказать? Все очень непонятно, чтобы… - сказал дракон. Но не договорил.

Внезапно зазвонил телефон. У дракона ёкнуло сердце — ох, неспроста это. Адриан подошел к висевшему на стене аппарату и снял трубку. Послышалось сбивчивое механическое пеликанье. Адриан хотел было положить трубку, как вдруг на том конце провода послышался глухой удар. Через мгновение из телефона раздался безэмоциональный, но вполне «живой» голос:

- Ты, надеюсь не забыл о том, что я тебя попросил сделать, а? Ты нашел Серану?

- Да. А может быть ты в свою очередь расскажешь ,что тебе от меня нужно?

- Это не телефонный разговор Фриин. Жду.

- Тьфу ты, блин! – проворчал дракон, возвращаясь в комнату.

- Что-то не так? – спросила его сестра

- Да. Мне нужно в одно место. Мы с одним морфом договаривались встретится. Я бы хотел взять тебя с собой, а то вдруг ты опять пропадешь. Хе-хе... Но я не знаю, как он отреагирует. Хотя… Он же просил меня найти тебя! Он что-то знает. Вот только откуда?

На дворе стояли ранний вечер и сырость. Это летом-то. Ресторан находился в нескольких кварталах от дома драконов. Лететь не хотелось. Сыро и неуютно.

В темпе вальса Адриан и Серана дошли до пункта встречи за каких-то двадцать минут. Кафе приветливо светилось большими квадратными окнами, уже несколько лет как сломанная неоновая вывеска была выкрашена фосфорической краской, на основе все того же хелиорита. Стекла были матовыми, не зайдя в помещение можно было различить только силуэты находящихся внутри.

Драконы вошли, сразу же почувствовав контраст теплого и уютного заведения и прохладной улицы. Посетителей почти не было. За барной стойкой стоял низенький черно-белый лис с всклокоченной шерстью на загривке.

- Эй, вы двое! Идите сюда! – тихонько подозвал их хозяин. Да, «Невменяемый» был вполне адекватен, даже поадекватнее некоторых.

Драконы подошли к барной стойке. Обменявшись приветствиями, Адрина спросил:

- Нас тут ждали. К тебе никто не подходил?

- Да, был один. Так я и не понял, что он за зверь. Да и зверь ли вообще? – начал Невменяемый

«Ну да, как же» - подумал Адриан

- Ты же знаешь, у меня есть отдельный зал, этажом выше. Ну для… приватных встреч. Он там, - с этими словами лис ткнул когтем в низкий потолок. – Стой, а это кто?

- Моя сестра!

- А чего это она ничего не говорит? Стесняешься, да? Нашли тебя все-таки. Поздравляю! – присвистнул Невменяемый. – Хо-хо! Осталось только Дрейка найти. Сгинул волк. И больше я его не видел. Пкх…! – последние слова прервал сухой кашель. Серана поморщилась – изрядная доля удара пришлась по ней. – Гха! Прошу прощения. Туберкулез, – улыбнулся бармен. И видя офигевшую морду драконихи поспешил успокоить. – Да ладно-ладо. Шутка! Простыл я просто. Вот и все.

Драконы подошли к дощатой лестнице на второй этаж. Серана, оглядываясь на Невменяемого, спросила:

- Что значит сгинул? Дрейк тоже пропал, так что ли?

- Не знаю. Ну слезки он не лил, это точно. Ты исчезла, мы тебя обыскались. А потом он уехал. Не знаю куда. А дело о твоей пропаже закрыли. Ты может быть что-то вспомнишь, нет?

За таким увлекательным разговором, они сами не заметили, как оказались наверху. В комнате царил полумрак, лишь неясные пятна от приглушенной люстры плясали на стенах. За столом на шесть персон сидел морф. Выглядел он весьма странно, хотя разглядеть его было трудной задачей. Незнакомец был одет в коричневый плотный костюм, а-ля комбинезон с золотистой полоской на левом рукаве. Справа на груди были приколоты три сцепленные шестеренки. Наверное вместо брошки.

Драконы почувствовали себя неуютно. Когда блик от лампы скользнул по морде морфа Адриан и Серана смогли разглядеть его получше. Глаза скрывали темные очки, наподобие защитных. Сам же аниморф, его голова, морда – были какими-то «другими». Странными. В чертах незнакомца прослеживались одновременно черты волка, акулы и какой-то рептилии.

Но что-то в нем было таким… знакомым. Адриан не имел привычки пялится на морфов, тем более незнакомых, но не удержался и бросил пару взглядов на незнакомца. Он Видел в нем что-то такое, о чем знал, но забыл. Внезапно он почувствовал толчок в бок – видимо Серана.

- Приветствую, - ровным тоном сказал анонимус. Когда он открывал рот, краем глаза Адри умудрился рассмотреть острые зубы, ближе к основанию челюсти и треугольный длинный язык. В целом морф перед ними имел облик первосортного инопланетянина. И тут дракона осенило!

- Ты Сергал! – выпалил он и чуть-чуть удержался от затыкания собственного рта ладонью – характер у дракона был несколько импульсивней, причем не вовремя. Он оглянулся на сестру: Серана с интересом разглядывала их будущего знакомого. То, что это именно Сергал, не было никаких сомнений.

- Да, вы абсолютно правы. Но все не так радужно. Садитесь, - он показал на два стула.

Драконы сели, а сергал тем временем продолжал:

- Не хотелось бы вываливать на вас мешок информации. Но, видимо придется, - он немного поерзал на стуле, словно готовился к чему-то долгому. – Меня зовут Мунакс и я действительно сергал. Возможно первый за последние… кхм…

- Три тысячи лет, - подсказала Серана.

- Да-да. Видите-ли, у нас было совсем другое летоисчисление, да и вообще… Но, перейдем к делу. Мне понадобится ваша помощь, - он наклонился ниже и навис над столом. Мунакс, видимо не хотел, чтобы их кто-то слышал. Драконы тоже придвинулись к столу. В полной тишине, при неровном и мерцающем свете лампы Мунакс сказал роковым и немного пафосным шепотом. – Сергалы возвращаются.

Повисла тишина. Адриан и Серана не знали верить этому морфу или нет. Вот так просто – прийти, позвать двух совершенно обычных драконов (и не важно, что драконы сами по себе не очень-то и обычные) и сказать им что сергалы, чертовы Сергалы, Предтечи, жившие здесь до нашей эры три с половиной тысячи лет назад и вроде как вымершие, вдруг внезапно решили вернуться?! В такое легко поверить???

- Credo quia absurdum, - сказал Адриан. – Идея-то, конечно, хорошая. Но, ты рассчитывал, что тебе поверят? У тебя есть доказательства?

- Адри, что за недоверие? Откуда ты знаешь что это не правда? – Серана укоряюще смотрела на брата.

- Ты многим доверяешь, это хорошо. А может и нет, - ответил дракон. – Очень может быть что это розыгрыш, - обратился он к Мунаксу.

- Очень может быть, - ответил тот. – Что если мы в следующий раз, например, завтра в семь вечера, вас устроит? В следующий раз мы соберемся в загородном доме ваших родителей, то я смогу предоставить вам доказательства.

Адриан умолк. Откуда ему это известно? Он следил? «Ну вот, еще и слежка нарисовалась. Что-то много всего произошло за раз» - подумал дракон, а вслух спросил:

- Это же ты оставил записку?

- Да

- Но как?!

- Хмх. Узнаешь. Потом, - сказал Мунакс, и поднялся из-за стола. Совсем скоро должна была наступить ночь. Сергал вышел из кафе и отправился в неизвестном направлении. До дома идти было далеко. Идти, но не лететь.

Выходя из кафе вслед за своим новым знакомым Адриан сказал:

- «Верую ибо абсурдно…» Да нихрена я не верую! Хотя…

- Почему сразу не правда?

- А почему правда? И почему именно мы? – дракон посмотрел наверх. – Ну, полетели?

- Конечно!

Окутанный тьмой город постепенно просыпался для активной ночной жизни. В сером небе еле-еле виднелись два темных силуэта. Адриан и Серана часто летали вдвоем, иногда по делам, иногда просто так.

Дракон думал: «Что-то пойдет не так. Однозначно. Что-то всегда идет не так. Тьма будущего…»



Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: https://www.wattpad.com/story/70150090-земли-фурдом-часть-1-загадка-сергалов, https://ficbook.net/readfic/3994462
Похожие рассказы: Night Dragone «Корабль печали - 5», Мирдал «Краденый сон»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален