Furtails
AleksStory
«Хилл»
#NO YIFF #олень #хуман #война #грустное #насилие #приключения #смерть
Своя цветовая тема

«У всякого безумия есть своя логика»

Вильям Шекспир

___

Вы когда нибудь слышали голос оленя? Вероятнее всего нет, а если и слышали, то сто пудов только когда смотрели передачу про животных. И охранник поста внешнего периметра тоже его никогда не слышал, поэтому вздрогнув от странного звука, вышел из будки для охраны, светя фонариком по сторонам. Между прочим, вышел он зря.

В лоб сразу прилетел рубящий удар. Топор намертво застрял в черепе. Неизвестный дернул рукоятку на себя, но этим лишь свалил с ног булькающего бедолагу. Тихо ругнувшись, убийца уперся ботинком в тело и выдернул орудие.

Входная дверь заскрипела так, будто всеми силами пыталась выдать незваного гостя. Нарушитель резко замер и прислушался, но вокруг царила тишина и спокойствие. Выдохнув, он перехватил топор поудобнее, и тихонько прокрался по слабо освещенному коридору, который через несколько метров поворачивал направо. За поворотом неожиданно раздался писк, и искаженный рацией голос заскрежетал, отдавая эхом по пустым помещениям:

- Мейсон, поднимайся, в картишки перекинемся. –

За стеной немного помедлили.

- Не, нас и так на посту только трое. А то Первая просечет. –

- Да всё нормально, она занята чем-то. –

- Нет, парни. Не хочу. –

Зазывала не стал упорствовать.

- Ну как знаешь. –

Убийца выглянул из-за угла. К нему боком, прислонившись спиной к стене, стоял охранник и, зевая, копался в мобильном телефоне. Убийца неслышно, вплотную подошел к нему.

- Читаешь? –

Охранник резко повернул голову, но ничего предпринять не успел. Обух топора вмазал ему по виску и человек, быстро проскользив по стене, рухнул на пол. Оглянувшись, олень сбросил капюшон желтой куртки, и уже не скрываясь, побежал дальше по коридору. Пропустив множество однотипных дверей, и завернув в очередной поворот, он наткнулся на еще одного человека.

- Ты кто такой?! – расстегивая кобуру, крикнул тот.

Топор, раскручиваясь как бумеранг, полетел вперед. Попытавшись увернуться от инструмента, охранник споткнулся и упал на спину. Быстро подлетев к лежащему, нарушитель двинул ему ногой в челюсть и, подняв орудие, с громким хрустом рубанул по голове. Неожиданно раздался оглушительный хлопок. Кусок кафеля на стене, сопровождаемый визгом рикошета, разлетелся по коридору. Убийца, неловко развернувшись, буквально ввалился спиной в одну из боковых дверей и полетел на пол. В коридоре послышался топот, а затем треск рации:

- У нас контакт, первый этаж! Первую под охрану! Ставьте растяжку! -

Быстро вскочив на ноги, убийца захлопнул дверь и выкрутил рукоятку замка до упора. Комната была заставлена разным хламом, начиная от школьных стульев и заканчивая какими – то коробками. Весь этот бардак освещала тусклая, еле живая лампочка. Запасных выходов не было.

- Сдавайся, давай! Слышишь?! Больше выходов оттуда нет! – заорал кто-то из коридора, будто хотел докричаться не в соседнюю комнату, а в другой город.

- Как говорил мой дед: «Выход всегда есть. Даже если ты в глубокой заднице, там все равно есть отверстие!» – захохотал олень.

- Выходи, шутник! По хорошему. -

Почесав острием инструмента затылок, олень задумался. Деваться действительно было некуда, бетонные стены топором не пробьешь.

Вдруг раздался выстрел, и замок вылетел из двери вместе с потрохами. Олень размахнулся и ударил топором по единственной лампочке, висевшей под потолком. Всё погрузилось во мрак. В туже секунду дверь откинуло ударом ноги. В освещенном проеме показалось дуло помпового ружья.

- Подожди, не входи, он свет вырубил! – посоветовал кто-то сзади.

Охранник, не послушав товарища, зашел в комнату, держа дробовик наперевес. Перехватив его в одну руку, второй он начал шарить по стене, в поисках выключателя.

- Ты придурок, тут свет снаружи включается! Он лампочку разбил! – раздался ярый шёпот из коридора.

Удар пришелся в район лба. Выронив оружие, жертва вывалилась обратно в коридор. Второй охранник, прицелившись, несколько раз выстрелил в темноту комнаты.

- Выходи, твою мать! Живо! –

Вместо ответа из темноты вылетел топор и заехал охраннику точно в голову. Тот, явно не ожидая такого сюрприза, упал навзничь. В глазах у него помутилось. Из комнаты, словно призрак, появился расплывчатый силуэт и приставил острие топора к шее поверженного.

- Здрасьте! – сверкнув безумным взглядом, выпалил убийца. Охранник судорожно сглотнул, пытаясь сфокусировать зрение, но это совершенно не получалось. Лицо противника словно находилось за мутным стеклом.

- Сколько вас тут еще? –

Охранник дрожащей рукой стер с лица кровь.

- Двое. –

- Почему они еще не здесь? –

- Приказ. Они из комнаты в любом случае не выйдут. –

Олень вздохнул.

- Вход пасут? –

- Да. Там еще дверь заминирована. –

Убийца звонко захохотал.

- Хреново вы подготовились. Внешний периметр вообще пустой. И мина эта… На кой ляд? –

- Он направленная, только вошедшего заденет. -

- Что-то ты очень разговорчивый. Думаешь, я за это оставлю тебя в живых? –

Охранник промолчал.

- Сегодня я, как и вы, тоже плохо подготовился. Даже план здания не знаю, прикинь? Чисто наугад иду. Не численности не знаю, ни вооруженности. Знаю только что отсюда нужно вывести девчонку, - олень убрал топор с шеи охранника и закинул его на плечо. Поверженный медленно отполз к стене, зажимая рукой кровоточащую рану на лбу.

- Звонит, значит, мне вчера персонаж один, и говорит, «Адрес такой-то, забрать девчонку. Даю семьсот» Угадай, чего? -

Охранник немного замялся, удивленный неожиданной темой разговора.

- Что «чего»? –

- Ну, валюты какой. –

- Аа… Евро? -

- Баксов! Баксов, блин! Я охренел просто! Ответил, что начинаю работать с тысячи евро. Он полчаса возмущался. Я еще никогда таких жмотов не видел. –

Олень достал пачку сигарет и, щелкнув газовой зажигалкой, закурил. Сразу запахло дешевым, вонючим табаком.

- Ну и вот. А потом выяснилось, что это дочка его. Дочка! Он торговался за дочку! Совсем уже с ума сошли, бабки дороже родных людей. Он вроде политик что ли... Не помню. Да и не важно. Как говорил мой дед: «Деньги не пахнут профессией» –

Олень покрутил сигарету в руках и кашлянул.

- Ну не суть. Он, в общем, шишка большая. Но у меня шишка побольше будет. Могу показать. – олень, не мигая, уставился на лежащего.

- Че?! – охранник замер, пытаясь уловить в расплывчатом выражении его морды хоть какой-то признак того, что тот пошутил, - Ты… Что ты несешь? –

- Тяжелый груз на плечах несу… – олень наигранно вздохнул, – Давно уже. Ну не суть. О чем я говорил? А. Ну да, дочка. И дочку взяли в заложники, бабки с него трясти начали. Выкуп требовали. Ну, ты в курсе должен быть. А он пожадничал. У тебя самого-то семья есть? –

Охранник поморщился, словно подумав о чем-то неприятном.

- Есть. Жена, дочка. –

- Вот! Жена. Дочка. Что тебе еще нужно было? –

- Содержать то их же нужно. –

- На завод работать иди! – олень возмущенно потряс полускуренной сигаретой, разбрасывая пепел, – Почему на завод не пошел? Захотел бы работать, нашел бы где! Или, по-твоему, киднеппинг это гораздо лучший источник доходов? –

Охранник потер лоб и посмотрел на окровавленную ладонь.

- Ты что-то путаешь. –

- То есть? –

- Мы никого не похищали. –

- Даа, а я Папа Римский. – неуверенно ответил олень и, коротко размахнувшись, вмазал обухом топора по виску охранника. Тот, покачнулся и завалился на бок.

Поднявшись по лестнице, находившейся в конце корпуса, олень прошел по еще одному пустому, облепленному старым, пожелтевшим кафелем, коридору. Всё здание представляло собой небольшую административную трехэтажку заброшенного завода, который закрыли еще лет двадцать назад. Район, на котором находилась территория завода, всегда считался неблагополучным, а учитывая возросшее со временем количество заброшенных зданий, стал совсем криминальным. Здесь даже полиция редко появлялась, предпочитая охранять порядок и спокойствие там, где он был и без них.

Сам олень был странным. В первую очередь потому, что это был олень. Во вторую потому, что у него были психические отклонения. Для наемника он был страннее вдвойне. В первую очередь потому, что использовал топор. Во вторую, потому что носил желтую, замызганную кровью, дырявую, давно выцветшую от бесконечных стирок ацетоном, куртку, которую было видно даже в полной темноте. Но как бы там не было, его услугами охотно пользовались, тем более что брал за работу он ничтожно мало.

Олень уткнулся в очередную дощатую дверь. Постучал. За дверью раздался шорох, а затем хриплый, прокуренный голос:

- Кто? –

Олень пожевал фильтр и выплюнул сигарету на пол.

- Счастье твое. Открывай. –

- Дюк, ты? –

- Я, я, натюрлих. Открывай, давай. –

За дверью зашушукались.

- Че у вас случилось? –

Олень почесал висок острием топора.

- Да тебе же кричали «Контакт». Вот он самый, с твоей матерью. -

За дверью сразу стало тихо.

- За базаром следи, придурок. – раздался голос с угрожающими нотками.

- А то что? Ты на меня пожалуешься в общество охраны дебилов? –

Оленя понесло. Вспоминая все обидные ругательства и прозвища, начиная от школьных «обзывалок» и заканчивая довольно серьезными оскорблениями, он не замолкал около минуты.

- Ты же умрешь сейчас, ты в курсе?! – копаясь с замком, заорал охранник.

«Это оказалось проще, чем ожидалось» - пронеслось в голове у оленя.

- Приказа не было, че ты, мать твою, делаешь?! – вдруг закричал кто-то еще в комнате.

- Мне насрать! Можешь жалобу на меня накатать! –

- Отойди от двери! – раздался приказ, одновременно с металлических лязгом передернутого затвора. Поняв, что ситуация выходит из под контроля, олень решил подлить масла.

- Выходи, давай, говнюк, или ты не мужик совсем?! – заорал он, занеся топор над головой.

Неожиданно дверь распахнулась. Острие топора сразу вонзилось в голову открывшему. Отпустив рукоять, олень схватил тело за грудки и рывком бросился внутрь. Сразу раздалась автоматная очередь, превращая перехваченный труп в дуршлаг. Олень, моментально сориентировавшись, толкнул тело на автоматчика, находящегося в комнате. Тот, не удержав равновесия под тяжестью трупа, рухнул на пол, ломая под собой ящики, разбросанные по комнате. Быстро выдернув топор из черепушки первого, олень резким ударом ботинка вмазал по автомату, всё еще находящемуся в руках второго охранника, как раз в тот момент, когда он нажал на курок. Громко застрекотав, автомат плюнул остаток магазина в потолок, и замолк. Встретив отчаянный взгляд охранника, олень виновато пожал плечами, и широко размахнувшись, воткнул острие топора автоматчику в голову.

- Ф-фух, твою мать! Надо бросать курить. – олень, тяжело дыша, кинул топор на пол и, упершись руками в колени, осмотрел комнату. Напротив входа был еще один дверной проём с открытой дверью. Вокруг валялись пластиковые бутылки, банки из-под консерв, и прочие залежи мусора. В углу был сложен топчан с разбросанными по нему игральными картами. Олень развернулся, и предусмотрительно захлопнул за собой дверь.

Вдруг сзади раздался шорох, и в затылок упёрлось что-то твердое.

- Не дёргайся. Только дай повод, и я сразу нажму на курок. – раздался нервный, женский голос. Олень медленно поднял руки вверх.

- Твою мать, напугала. Ты это… Спокойно! А то палец соскочит, а мне это ни к чему. Ты… Ты Берта? –

Дуло заметно дрогнуло.

- Ты кто такой? –

- Меня твой отец послал, спасать тебя бедолагу. Ствол убери, а? Ну серьезно. Так люди не знакомятся, никакой романтики… -

- Заткнись! Сколько вас тут еще? –

- Ну, давай посчитаем вместе. – олень растопырил на поднятой руке правую ладонь, - Значит… Я. Это один. – он загнул большой палец.

В комнате повисло молчание.

- И? – нетерпеливо отозвались сзади.

- И всё. -

- Не выпендривайся! Ты хочешь, что бы я в это поверила? Что ты один перебил вооруженную группу? –

- Ты слишком высокого мнения о профессионализме этих доходяг. –

- Ты понимаешь, что ты наделал, кретин?! – ствол больно ткнул оленя в затылок.

- Эй! Аккуратнее! Подумаешь, убил парочку отморозков. Ну, может две парочки. Тут половина города таких. Да какая разница, мне заплатили, я выполняю свою работу. Дай мне её закончить. Я доставлю тебя к твоему папашке и уйду, нести добро и счастье в мир. Какого хрена у тебя ствол вообще? Теперь заложникам оружие выдают? –

- Повернись. Мееедленно. – протянули сзади. Давление на затылок сразу исчезло. Олень, не опуская рук, медленно развернулся. Перед ним стояла абсолютно рыжая, от цвета волос и до россыпи веснушек на лице, девчонка, средней привлекательности, одетая в охранную форму. Больше всего взгляд притягивали её глаза, ярко-зеленого цвета, которые на рыжем фоне выделялись неимоверно, будто она смотрела не на серую комнату, а на альпийские луга. В руке девушка держала пистолет. Неожиданно её лицо перекосило.

- Олень?! Я… К… Какого хрена? –

- Что случилось? -

- Я думала, вас уже не существует! –

- Нууу, если я сейчас тут стою… –

- Но… Как? Ты сбежал из резервации? –

- Я туда и не попадал. О, дружище, иди сюда! –

Олень скорчил удивленную морду, и выглянул за спину девчонки в дверной проём. Не успела та повернуть голову, как пистолет был вырван у нее из рук.

- Лучшие друзья девушек, это не пистолеты, а… что? – вопросительно протянул олень и, нажал кнопку на рукоятке. Пистолет послушно выплюнул обойму. Берта примирительно подняла руки ладонями вперед.

- Лаадно, спокойно. Что уставился? – сердито проворчала она, - Это я их наняла. А ты всё испортил, мудак чертов. –

Олень посмотрел на разряженный пистолет и, скривившись, бросил его на пол.

- Это зачем ещё? Что за кадровые махинации? –

- Не твоё дело... – злобно процедила пленница. Олень вдруг захохотал. Хохотал он довольно долго, с наслаждением, подняв голову вверх и держась за живот. Берта смотрела на него с недоумением.

- Что смешного я сказала? Ты больной? –

С небольшим усилием подавив приступ смеха, олень вытер пальцем проступившие слёзы.

- Ох уж эти семейные проблемы богатых семеек… - он поднял топор с пола и положил его на плечо, – Ладно, это не моё дело. Да мне и не интересно, в принципе. Погнали, нужно довезти тебя твоему любимому папашке. Так сказать, с доставкой на дом. –

Берта отступила на шаг назад.

- Я никуда не пойду! –

- Пойдешь, и сделаешь это с радостной улыбкой. –

- Нет, я сказала! – упрямо ответила девчонка. Вдруг в комнате раздалось заунывное пиликанье. Олень порылся в кармане джинсов, и извлек оттуда допотопный телефон, аля «кирпич».

- Оп. Прощу прощения, это меня, – олень посмотрел на экран, и нажал на кнопку, – Крематорий на связи. –

- Ты нашёл её? –

- Да, передо мной стоит. Счастливая, как голодный перед шведским столом. Радуется, что вернется к любимому папочке. –

- Планы изменились. Кончай её. –

Олень вздохнул, и устало потер затылок обухом топора.

- Могу только в неё. Папаша, это вроде дочка твоя, нет? Или у тебя запасная нашлась? –

Собеседник помедлил.

- Я заплачу тебе сверху еще штуку, если ты убьешь её в течение следующей минуты. –

- Другой разговор! Доказательства нужны будут? –

- Нет. Не думаю, что ты меня обманешь. Потому что, если ты меня обманешь, то… О последствиях ты догадываешься. –

- Да, да, да, разумеется. – олень раздраженно закатил глаза, - Тогда ты мне еще штуку накинешь. Хоть шмотки обновлю в гардеробе. Как говорил мой дед: «Деньги, как навоз - если не разбрасывать, от них не будет пользы». Ладно, готовь пачку, только мелкими. Надоело по обменникам бегать. -

- Идёт. –

Олень нажал на «отбой», и сунул телефон обратно.

- Не знаю, что тут происходит, но видимо домой я тебя не повезу. –

- Теперь он приказал убрать меня, да? – сипло спросила девчонка.

- Нет, погладить по голове за хорошее поведение. Вот повернись, встань на колени, что бы мне было удобнее, и приступим. –

Берта покосилась на топор.

- Отпусти меня, по-хорошему. Я заплачу, сколько скажешь. –

Олень издевательски хохотнул.

- Я конфетами не беру. –

- Я серьезно. –

- Я персонаж честный, свои заказы выполняю. – скептически сощурившись, ответил убийца.

- Ну и черт с тобой! –

Берта вдруг резко вскинула руку. В ней что-то блеснуло. Раздался хлопок, и в желтой куртке оленя, в районе живота, образовалось отверстие. Он отшатнулся.

- Вот же… Очень хочется пошутить про то, что ты испортила мне ку… -

Договорить он не успел, так как пленница еще пару раз нажала на курок. Олень выронил топор и рухнул навзничь.

___

Пленница вышла из здания и огляделась. Начинало рассветать. Хмурое небо пронзили первые, тусклые лучи солнца, слабо освещая заброшенную территорию завода. Девушка вдохнула утренний воздух полной грудью и сладко потянулась. Неожиданно припаркованная недалеко от ворот КПП красная машина, больше похожая на ржавое ведро с колесами, затарахтела двигателем. Водительское стекло отъехало вниз, и высунувшаяся рука махнула, призывая подойти. Берта сжала «дамский» пистолет в кармане, из которого несколько минут назад убила своего «спасителя», и медленно подошла к машине. Рассмотреть, кто сидел внутри, не представлялось возможным - вокруг было еще достаточно темно.

- Я тебя уже заждался. Какого хрена ты там делала столько времени? – раздался слишком знакомый голос с водительского сидения. Девчонка быстро вытащила пистолет. Тело пробила неприятная, нервная дрожь.

- Какого черта? Почему ты не сдох?! –

- Спокойствие, девочка! Убивать тебя я не собираюсь. И за ту хрень, которую ты выкинула, я не сержусь. – олень пошлепал ладонью по соседнему сиденью, – Присаживайтесь. –

- Ещё чего! Как ты здесь оказался?! –

Водитель показал рукой в сторону здания. Берта по инерции обернулась, но тут же вернулась в исходное положение.

- Такие фокусы больше не пройдут, говнюк! – прошипела она, прицелившись в собеседника.

- Может, хватит обзываться? – обиженно протянул водитель, - Я показывал на пожарную лестницу, если что. Она по всем этажам проходит, кроме первого. –

- Хорошо. Допустим. Почему ты живой? –

Олень расстегнул потрепанную, желтую куртку и постучал по груди. По ремешкам угадывался бронежилет.

- А если я выстрелю тебе в башку? – нервно вопросила Берта, качнув пистолетом.

- И что?! Конечно же я сдохну! Ты совсем дура? Таких элементарных вещей не знать! – олень всплеснул руками, - Просто ужас. Нынешняя система образования порождает безграмотных идиотов. –

- Хватит паясничать. Что мне мешает убить тебя сейчас? –

Олень вмиг посерьезнел.

- А вот это уже другой вопрос. У меня к тебе деловое предложение. Думаю, оно тебя заинтересует. Садись в машину. –

Девчонка скривила такую мину, которая говорила сама за себя.

- С какого перепуга я тебе должна верить? –

Олень устало вздохнул.

- Послушай, если бы я тебя хотел убрать, думаю, я бы сделал это еще тогда. Или ты думаешь, что смогла бы просто так убить меня? Меня? Наемника с четырехлетним стажем? Просто так? Даже сейчас, ты думаешь, что у тебя всё под контролем? Ты думаешь, если держишь меня на мушке, то тебе ничего не угрожает? Ты попала в меня только потому, что я позволил тебе это сделать. А теперь усаживай свою задницу на пассажирское сидение, и мы поедем отсюда. – монотонным, сухим голосом протараторил олень.

- Ну… Окей... Зачем ты тогда позволил в себя выстрелить? –

- Люблю эффектность. А еще я чокнутый. – поморщился олень, потерев грудь ладонью, - Между прочим, это охренеть как больно.

___

Машина неслась по загородной трассе, окруженной густым лесом. В утренние часы выходного дня машин не было совершенно. Мир словно опустел на пару часов, отдыхая от надоедливого людского присутствия. Поездка продолжалась уже довольно долго, и под мерный гул мотора девчонку начало клонить в сон.

- Можно хоть имя твое узнать? – решив нарушить уже затянувшееся молчание, спросила Берта и зевнула.

- Разумеется. Хилдебеорхт. –

- Хилдер… Как? –

Олень усмехнулся.

- Нет, не «Хилдеркак». Хилдебеорхт Соу Элдбридж. –

- Что это за имя такое? Прикалываешься? –

- Между прочим, довольно распространенное было в нашем племени. Моего деда вообще звали Аезелвалфинг Соу Элдбридж, и он требовал, что бы его называли полным именем. –

- Элдбридж? Что-то знакомое. Ты, значит, тоже Элдбридж? Это что-то вроде фамилии? –

- Ну, у вас это так называется. Поэтому я требую, что бы ты называла меня полным именем, раз уж узнала его. Хилдебеорхт Соу Элдбридж. –

Берта со скучающей миной отвернулась к окну и снова зевнула.

- Я не собираюсь ломать язык. Буду называть тебя «Хилл». Можно? –

- Можно. Тогда ты будешь просто «Эй». –

- Блин, я не смогу выговорить этот бред! Имей совесть! – возмущенно ответила девчонка. Олень издевательски засмеялся.

- У меня её на двоих хватит. Ладно, пусть будет «Хилл». Сделаю скидку на то, что ты всего лишь человек. –

- Как благородно. Расист. –

Хилл ткнул пальцем в магнитолу. Та мигнула панелью и послушно зажужжала. У Берты округлились глаза.

- Сидюк? Господи, да ты просто памятник раритету. Черно-белый мобильник, CD-плеер в машине, машина, работающая на бензине. Где ты вообще берешь бензин? Здравствуй, двадцать второй век, время высоких технологий. – с презрением фыркнула Берта. В динамиках, тем временем, зазвучала трескучая музыка. Девушка страдальчески застонала и зажала уши.

- Боже, Skrillex. Только не говори, что ты слушаешь это старье! –

Хилл, с прищуром, посмотрел на девчонку.

- Откуда знаешь, что это он? –

- По школьной программе проходили. – не моргнув глазом ответила Берта. Олень недоверчиво скривился.

- У музыки нет срока годности. Как вообще можно приписывать музыкальным произведениям какие-то временные рамки? Классическую музыку, которую писали еще Моцарт, Бетховен, Прокофьев, и другие композиторы, её слушают до сих пор, спустя века. –

- Вот не надо ставить Skrillex и Моцарта на один уровень, лады? – фыркнула Берта, - Всё равно, что сравнивать Сейнтрелию и драку алкашей в подворотне. –

Глаз у оленя заметно дернулся.

Вдруг машина притормозила на неприметном повороте и свернула в лес.

- Куда мы вообще едем? – вдруг спохватилась Берта, вспомнив, что забыла даже узнать пункт назначения.

- Не бойся. Похищать тебя я не собираюсь. Перекантуемся в надежном месте. –

- То есть… Ты живешь в лесу? –

- Ты думаешь у меня много вариантов где проживать? Спасибо человечеству, теперь я могу только здесь находиться в относительной безопасности. –

- Ладно, я же не виновата, что так всё получилось… -

От скуки оглядев салон, девчонка, наконец, заметила лежащий на заднем сиденье топор.

- Зачем ты таскаешь эту хрень с собой? – указывая на орудие, спросила она. Хилл, подняв одну бровь, посмотрел на неё как на законченную дуру.

- А как по твоему мне твоих собратьев на небеса отправлять? С помощью катапульты? –

Теперь Берта смотрела на оленя как на конченного дурака.

- Если что, цивилизация придумала такую замечательную штуку, как «огнестрельное оружие». –

Хилл поморщился.

- Тьфу. Бездушность. –

- То есть? –

- Не люблю все эти «огнестрелы». Это как-то нечестно по отношению к противнику. С холодным оружием, ты сражаешься лицом к лицу. Ты видишь врага. Практически чувствуешь его, видишь его боль, его смерть. А все эти пистолеты, автоматы, винтовки… Это всего лишь способ избежать борьбы лицом к лицу. Не видеть смерть вблизи. Огнестрельное оружие придумали трусы. –

Берта ошарашено уставилась на оленя.

- Ого… Какие мы чувственные и возвышенные… -

Хилл смущенно кашлянул.

- Дефицит общения. Не обращай внимания. – пробурчал он.

- Но почему всё-таки топор? Есть же более удобные варианты. Ножи, сабли, мечи… - девчонка замычала, вращая кисть руки по кругу, пытаясь таким способом помочь мозгу выудить из памяти виды холодного оружия, но потом решила, что и перечисленного достаточно, - Да куча всего! –

- Продолжаю потомственную профессию. – задумчиво произнес олень.

- То есть? –

- Дровосек. Только предки валили деревья, а я людей. –

- Странный ты. Желтая куртка, которую видно как сигнальный маяк. Вместо оружия – топор. Это иррационально. И где твои рога? -

Олень промолчал. Всю оставшуюся дорогу до убежища тишину нарушали только ветки деревьев, скребущие по кузову машины. Через пару минут автомобиль остановился на небольшой полянке между деревьями. Хилл заглушил двигатель и дернул ручник.

- Вы достигли пункта назначения. На выход с вещами. –

Девчонка вышла и осмотрелась вокруг. Место прибытия являло собой пятачок пять на пять метров, освобожденный от деревьев.

- И где мы? – заинтересованным тоном спросила Берта. Олень хлопнул дверцей машины и, раскинув руки в стороны, задрал голову вверх.

- Дома, где же еще? –

Берта недоуменно огляделась.

- Ты издеваешься? Что мы тут делаем? –

- Не знаю на счет тебя, а я тут живу – Хилл сел на траву рядом с машиной, и похлопал рукой рядом с собой, – Садись. –

- Ладно, хватит ломать комедию! Не зря же мы ехали именно сюда. –

Олень усмехнулся. Поднявшись на ноги, он взялся за траву, на которой сидел, и просто как ковер отвернул в сторону пласт земли. Под ним обнаружился деревянный, потемневший от времени и сырости, люк. Берта удивленно вскинула брови вверх.

- Ого. Вот это конспирация. –

Хилл, забрав из машины топор, резво откинул крышку и скрылся внизу, но через несколько секунд поднялся с рулоном зеленого цвета.

- Дуй вниз. – скомандовал он, и начал разворачивать рулон. Это оказалось маскировочное покрывало, которое он набросил на машину. Получилось довольно аккуратно.

- И ты думаешь, что её так не заметят? – скептически сощурилась девушка. Олень пожал плечами.

- Мне терять особо нечего. Как говорил мой дед: «Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас».

___

Через пару минут они уже были в нескольких метрах под землей.

- Не видно ни черта! - возмутилась девушка, когда коридорный спуск, освещенный керосиновой лампой, закончился.

- Минуту ожидания и каплю терпения. – невозмутимо ответил Хилл и скрылся в темноте. После продолжительного шороха раздался треск, и помещение залил яркий свет. Девушка на секунду зажмурилась, ослепленная резкой вспышкой, а когда медленно открыла глаза, увидела просторную комнату, освещенную единственным плафоном с гудящими лампами дневного света. Около левой от входа стены стоял олень, возле старенького фырчащего генератора, от которого по стене вверх шел пучок проводов к ржавому электрощитку.

- Ничего себе! – воскликнула девушка, - Уютненько у тебя тут. –

Комната представляла собой просторное помещение с бетонными стенами. В отдалении, у противоположной стены стоял старый, просевший диван. Рядом находился небольшой стол со стопками различных бумаг, и допотопным ноутбуком. Грубо сбитая тумбочка, стул, пара ящиков стоящих друг на друге, и старый, кованый сундук с навесным замком – вот и вся нехитрая мебель.

- Небогато живешь. – протянула Берта, пройдясь по комнате. Олень усмехнулся.

- Да уж, не как дочь знаменитого политика. –

Берта фыркнула и села на диван, который издал умирающий скрип.

- Вообще я не пользуюсь освещением. Генератор запускаю только когда ноутбук зарядить нужно, или мобильник. Но раз тут ты… -

Хилл вытащил пачку сигарет с зажигалкой и закурил. Девушка еще раз окинула взглядом «хоромы».

- Ты сам всё это построил? –

Олень закашлялся и удивленно уставился на спутницу.

- Ты спятила? Разумеется, нет. Как такое… - олень посмотрел по сторонам, - Можно построить одному? Это место мы еще с отцом нашли. Я тут только проводку делал, генератор вот поставил. А после… - олень глубоко затянулся, и посмотрел в потолок, - Ну... После всей этой канители, мне пришлось делать ноги. С тех пор тут и живу. –

Хилл наклонил голову набок и с укором посмотрел на Берту.

- Даа… - протянул он, - Постарались вы на славу. –

Девчонка отвела взгляд в сторону.

- Я тут не причем. –

-Конечно не причем. Я давно понял, что человек никогда не считает себя виноватым. Кто угодно. Что угодно. Любая отмазка. Любой способ выйти сухим из воды. –

- Вы разносили заразу. Из-за вас целый город был стерт с лица Земли. –

Олень сжал челюсти так, что послышался скрежет.

- Какого хрена вы тогда не помогли вылечить эту заразу? –

- Послушай, я не… -

- Какого хрена вы согнали всех на одну территорию? И зараженных, и не зараженных. Вам было всё равно. Да вам и сейчас всё равно. Подумаешь, перебили еще один вид, какое кому дело. Вы же хозяева Земли, венец творения природы, да? – бессильно усмехнулся Хилл, - Хотя если вам даже своих собратьев жалко не было, что уж можно говорить о нас. –

Берта резко вскочила с дивана.

- Слушай, ты… - она ткнула пальцем оленю в грудь, - Не я отдавала приказ это делать. И не я в ответе за ошибки чужих мне людей. Мне очень жаль, что так получилось. Реально жаль. Если бы что-то от меня зависело бы, я бы попыталась всё исправить. Но я никто! И это не в моей власти! Поэтому хватит срывать на мне злость за то, что совершила не я. –

Олень, посмотрев на тлеющий бычок, бросил его на пол и растер ботинком.

- Мда… Сейнтрелия. Красивый был город… - протянул Хилл, и вдруг резко посмотрел на девчонку, - Почему твой отец захотел тебя убрать? –

Берта отошла и с размаху плюхнулась на диван, который от нагрузки просел чуть ли не до пола.

- Он мне не отец, а отчим. Отца я не знала, а мать никогда и не рассказывала о нем. Она умерла месяц назад… Впрочем, это было облегчением, как для отчима, так и для неё, я думаю. Он её не любил, не бросал лишь потому, что была я. Думаю, боялся общественного осуждения. Мол, как так, бросил жену с ребенком. А мама его чуть ли не боготворила. Мы с ней постоянно ссорились по этому поводу. – Берта замолчала, будто переживая все события внутри себя, - И вдруг она умерла. Просто не проснулась утром. Вскрытие показало остановку сердца. Я уверена, что отчим к этому причастен, уверена на сто процентов. -

Олень достал еще одну сигарету и покрутил в руке.

- Ближе к сути, мне это не интересно. К чему весь этот цирк? –

Девчонка зажмурилась и потерла висок, словно пытаясь выдавить какие-то мысли из головы.

- У меня… Мм… У меня на него тонна компромата. Несколько дней назад я решилась залезть в его компьютер и сделала полный слепок системы. Затем один знакомый помог всё разблокировать. Там оказалась куча интересной инфы. Не понимаю, зачем хранить грязь про себя? Это что-то вроде доски личных достижений что ли? –

Хилл снова посмотрел на сигарету и, нахмурившись, словно вспомнив о чем-то, наконец, закурил.

- Дальше. – пустив тонкую струйку дыма, сказал он.

- Я немного сглупила. – вздохнула девчонка, - Залезла в его заначку и вытащила всё до копейки. Впрочем, там оказалось не так уж и много. Я в курсе, что у него есть круглая сумма, только не знаю, где он её хранит. Он неоднократно упоминал в разговорах с какими-то людьми о «Резерве», который копит уже несколько лет. Ну, я наняла группу отбитой шпаны, засела в заброшенном здании завода, и предъявила ультиматум, тупо в лоб. Или деньги, или его карьера идет на минное поле. Не знаю, как он меня нашел. И почему нанял только тебя. –

Олень вдруг захохотал.

- Ты конченая дура! – пытаясь подавить приступ веселья, выдавил из себя он, - Кто так всё проворачивает? Это же просто самоубийственный идиотизм! -

Берта прищурилась и показала оленю средний палец. Хилл, сквозь смех, попытался сделать сигаретную тягу.

- А почему он не заказал просто перебить всех в здании? К чему этот маскарад со спасением «дочки»? –

Берта пожала плечами.

- Возможно, хотел, что бы ты меня доставил для расправы, а потом передумал. А может, подумал, что ты не станешь меня убивать. Пожалеешь, или еще что-нибудь. «Слабый пол» же. Я не знаю. –

- Поверь, если бы мне сказали, что бы я перебил всех в здании, я бы это сделал, невзирая на пол, цвет, и прочие атрибуты человеческой тушки. Для меня вы все на одну морду. – фыркнул олень.

- Рада за Вас. – раздраженным тоном произнесла Берта, - Может уже предложите даме чашку кофе? Проявите себя джентльменом хоть в чем-то! –

- Я тебя живой оставил, этого достаточно. – безразлично ответил Хилл, - Кофе нет, есть бутилированная вода, сколько хочешь. Хоть залейся. – он ткнул пальцем в один из ящиков, стоящих у стены.

Берта скорчила недовольную мину.

- Как скучно. Кстати, ты так и не ответил, где твои рога? –

Олень недобро посмотрел на Берту и отошел к тумбочке. Затем открыл её и достал оттуда небольшую ножовку с пластмассовой ручкой. Девчонка, округлив глаза, вжалась в диван.

- Ну не хочешь, не отвечай, зачем пилу то сразу доставать? – испуганно пролепетала она.

- Отпиливаю их периодически. Ты же не знаешь, что значит носить на башке несколько килограмм, которые застревают везде, где только можно. Дверные проемы, люки, ветки деревьев, провода… Список можно продолжать бесконечно. И однажды меня это достало, и я… -олень сделал несколько взмахов ножовкой, словно захотел распилить воздух, - И всё.

Берта с отвращением скривилась.

- И тебе не было больно? –

Хилл усмехнулся и убрал ножовку обратно в тумбочку.

- Конечно, было. Орал как чокнутый, думал, что даже в городе услышат. -

Неожиданно раздался телефонный звонок. Олень достал мобильник и нажал на клавишу ответа.

- Крематорий на проводе. –

- Ты меня обманул. – раздалось в трубке после короткого сопения.

- В каком плане? –

- Ты её не убил. –

Хилл посмотрел на девчонку.

- Можешь ничего не отвечать. – продолжил звонящий, - В данный момент на месте старой укрепточки, собирается группа автоматчиков и ждет приказа, что бы пошинковать вас на винегрет. Звоню попрощаться. Передай этой суке, что её я лично набью свинцом. –

Короткий писк возвестил о том, что собеседник положил трубку. Олень посмотрел на девчонку и наигранно радостным голосом возвестил:

- Поздравляю, нас пасли всё это время! Расскажите вашим будущим соседям из городского морга, какие вы сейчас испытываете чувства? –

Берта нервно сглотнула.

- Я всё слышала. Конец, да? –

Олень убрал телефон и сквозь зубы процедил:

- На тебе наводчик. Зуб даю. Этот мудак тебе что нибудь дарил? Из того, что ты носишь с собой сейчас. –

Девчонка нахмурилась, и похлопала по своим карманам.

- Вроде нет. Хотя… - Берта достала телефон, - Мобильник… Но он его уже давно подарил, пару лет назад. –

Хилл отмахнулся, подходя к нагромождению коробок, стоящих у стены.

- Без разницы. Хотя наводчик может быть вживлен, но это маловероятно. -

- А я всё думала, с чего он так расщедрился… -

Девчонка, сжав губы, с размаху бросила телефон на пол, отчего тот разлетелся в стороны, и несколько раз топнула ногой по деталям. Олень, взявшись за верхнюю коробку, повалил ящики в сторону. За ним оказалась металлическая дверь с вентилем посередине. Хилл крутанул его несколько раз против часовой стрелки и потянул на себя. Дверь с усталым стоном отворилась, открывая за собой кромешную тьму.

- Ладно. - кивнул Хилл, - Как говорил мой дед, Аезелвалфинг Соу Элбридж: «Тряхнем стариной, главное чтобы старина не отвалилась»

Вдруг откуда-то сверху послышались голоса. Олень схватил керосиновую лампу, висящую на крюке, вбитом в стену, и быстро запалив её, отдал девчонке.

- Сейчас будут выкуривать нас. А может просто решат подорвать нахрен, что бы не рисковать понапрасну. Бегом дуй внутрь, я сейчас догоню. –

Берта, вдохнув как можно больше воздуха, словно погружаясь под воду, шагнула с лампой в темноту коридора. Олень, тем временем, подошел к генератору, и заглушил его. Всё погрузилось во мрак.

- Ты где там? Мне как бы страшно тут одной! - эхом раздалось из туннеля. Олень схватил топор, и напоследок окинув комнату взглядом, ринулся в тоннель. Громко захлопнув за собой дверь, Хилл быстро закрутил вентиль, и заблокировал его подобранной на полу железкой. Неподалеку стояла девчонка и, нервно переминаясь с ноги на ногу, держала фонарь.

- Пошли. – коротко бросил олень.

Парочка двинулась вперед. Фонарь у своей спутницы Хилл предусмотрительно забрал.

- Здесь раньше что-то вроде переправочного тоннеля было. – сообщил олень, - Второй выход был на опушке леса, но видимо опоры сгнили, или еще что-то. И поэтому уже как год через семьсот метров этот тоннель заканчивается резким подъемом. Вскарабкаться можно, в принципе. Если зондеркоманда не знает про этот прикол, то они стоят на выходе из туннеля. А может даже идут навстречу. Но там далеко идти, километра полтора. В любом случае, они уткнутся в тупик. –

Девчонка слушала своего спутника, пропуская половину слов мимо ушей. Её больше волновала темнота, наполняющая тоннель как густой дым. Лампа особо не помогала, а лишь подогревала атмосферу ужаса своим нестабильным, скачущим светом.

- Ты чего? – спросил Хилл, заметив, что Берта практически жмется к нему. Девчонка, пересилив себя, медленно отстранилась.

- Ничего. Темноты боюсь с детства. – буркнула она. Олень ухмыльнулся, подняв лампу с драгоценным огоньком выше.

- Нужно бояться не темноты. А того что в ней. – с издевкой произнес он, - Вообще тебе сейчас нужно думать о том, как не стать дуршлагом, а ты тут со своими детскими страхами. –

- Я думаю и о том, и о том. -

- Правильно. Нужно мыслить шире, охватывать как можно больше областей. Как говорил мой дед: «Я много думаю, причём неважно, каким местом»

Неожиданно, откуда-то сзади, раздался мощный взрыв, усиленный эхом. Тоннель заметно тряхнуло, с потолка посыпалась штукатурка. Олень, смахнув с головы побелку, заметил:

- Пошла жара. Что-то долго они собирались. –

- Они что, взорвали там все? – постоянно оглядываясь назад, спросила девчонка. Хилл, с широкой, радостной улыбкой кивнул.

- И почему ты радуешься? Где теперь тебе жить? – непонимающе спросила Берта.

- Где захочу. – ответил олень не прекращая скалить зубы.

- Странные вы, рогатые. И улыбка у вас, мягко говоря, жуткая. -

Неожиданно начало светлеть, и через несколько метров впереди показался тупик. Потолок обвалился внутрь тоннеля и прямо на куче кирпичей, кусков плиты, и прочих атрибутах поврежденной конструкции, в тоннеле стояло дерево. Самое настоящее дерево, видимо провалившееся внутрь коридора с поверхности. Берта достала пистолет и, осмотрев разрушения, удивленно присвистнула. Туннель эхом сразу подхватил отголоски.

- Тихо! Дура, что ли? – округлив глаза, яростно прошептал олень и, потушив лампу, аккуратно поставил ее на пол, - Будь здесь пока что. Пойду, проверю. –

Берта покорно кивнула. Взяв топор в обе руки, Хилл без особых трудностей, крадучись, взошел по покосившейся потолочной плите вверх, прямиком на поверхность. Вокруг уже полностью рассвело, где-то в глубине леса пели птицы. Выход был свободен.

- Давай сюда, только тихо, как мышь. - присев на корточки, сказал олень своей спутнице, дожидавшейся внизу. Та, перехватив пистолет поудобнее, медленно взобралась наверх.

- Что дальше? – прошептала девушка. Олень посмотрел по сторонам, и ткнул топором вправо от себя.

- Туда. Там можно выйти на трассу. –

- Ты спятил? Мы там будем как мишени в тире, стреляй – не хочу! – полушепотом возмутилась Берта. Олень пожал плечами.

- Выхода у нас и так нет. Будем идти вдоль дороги, постараемся не светиться. –

- Послушай, а вдруг… -

Закончить предложение девушка не успела. Неожиданно раздался мощный треск. Это было больше неожиданно, чем громко. Срезанный автоматной очередью олень, подкосившись, упал навзничь. Девчонка, припала на одно колено, целясь по сторонам, пытаясь понять, откуда стреляли.

- Эй, ты живой? – дрожащим голосом позвала она своего спутника. Хилл лежал на спине с открытыми глазами, и не подавал признаков жизни. Вдруг из чащи леса вышли трое автоматчиков в камуфляже, держа девчонку на прицеле.

- Бросай ствол! Живо! – с ходу заорал один из бойцов. Быстро взвесив свои шансы, Берта послушно бросила пистолет на землю. Не опуская автоматов, бойцы быстро подошли к ней.

- Холд, проверь зверька. – сказал тот же автоматчик своему сослуживцу, видимо являясь старшим в группе. Один отделился от троицы и двинулся к трупу оленя. Подойдя вплотную, несильно толкнул ботинком тело в плечо и, посмотрев на старшину, коротко бросил «Наглухо». Третий, опустив оружие и достав рацию, отрапортовал:

- Десять – шестьдесят семь, десять – шестьдесят семь, как поняли? Ведем объект к исходной точке. –

Рация тут же затрещала ответ:

- Принято, основная группа сворачивается. –

Второй боец, который проверял труп, не успел даже отойти от него, как вдруг олень резко встал за его спиной.

- Холд! – заорал старшина группы. Олень в считанные доли секунды размахнулся и воткнул топор в шею противника. Всё это произошло настолько быстро и неожиданно, что бойцы, опомнившись, зажали курки автоматов только секунду спустя. Раздался оглушительный стрекот. Перехватив падающий труп, Хилл схватил его за ремни разгрузочного жилета и, закрываясь телом, пошел прямо навстречу автоматчикам. Пули со шлепками входили в безжизненный мешок, ставший щитом. Берта, стряхнув с себя оцепенение, резко присела и подобрала пистолет с земли. Быстро прицелившись, она нажала на курок и всадила пулю старшине в висок. Тот неловко качнулся. Безвольно повисший в правой руке автомат, расстрелял землю около ног своего хозяина, повинуясь зажатому курку. Постояв пару секунд, старшина группы упал. Третий боец, увидев, что случилось с его командиром, перевел дуло в сторону девчонки, но внезапный удар в бок заставил его упасть на землю. Олень, выбив ногой автомат из рук солдата, стремительно опустил топор на его голову. Раздался звон. Хилл вмазал еще раз, но только погнул этим каску. Затем еще. И еще. Брызнула кровь. Боец уже перестал подавать признаки жизни, но олень продолжал методично бить топором, еще и еще, пока острие не воткнулось в землю.

- Ф-фух, твою мать! – олень бросил топор, и сел на землю рядом с трупом, тяжело дыша, - Как говорил мой дед: «Здоровому телу - здоровый топор» –

Берта быстро подошла к нему и опустилась рядом.

- Ты в порядке? – спросила она, посмотрев на оленя. Хилл достал пачку сигарет и, чиркнув зажигалкой, закурил.

- Не особо. – олень закашлялся, закрывая рот рукой. Девчонка поморщилась.

- Курить - здоровью вредить. – назидательно произнесла она. Олень сделал затяжку и снова закашлялся.

- Не думаю, что оно мне теперь пригодится. – сказал Хилл, пытаясь не шевелиться. Берта посмотрела на него.

- Почему? –

Олень расстегнул многострадальную желтую куртку. В бронежилете зияло несколько дыр, которые были мокрыми от крови.

- Благо, у меня болевой порог заниженный. – промямлил Хилл и затянулся снова, - Ты это… Дуй отсюда. Сейчас остальные подтянутся. -

Девчонка, закрыв глаза, положила голову на плечо оленя.

- Я у тебя спросить хотела... – спустя короткое молчание, заговорила Берта, - Если ты столько лет работал наемником, куда ты дел все заработанные деньги? Явно уж не на роскошь. –

Олень попытался изобразить усмешку, но вышла она достаточно криво.

- В сундуке остались, под землей. Все, до единой купюры. Но учитывая обстоятельства, ты их вряд ли заполучишь. -

Молчание продлилось еще с десяток секунд.

- Устал я что-то сегодня… - подал голос Хилл и закашлялся, - Значит так, чеши прямо, тут недалеко. Выйдешь на трассу, свернешь направо. Лови попутку… Если будешь идти пешком, иди вдоль леса, на трассу не выходи. Вообще… тебе сейчас нужно на дно залечь. Как говорил…

Неожиданно олень замер, как и его взгляд. Голова безвольно свесилась на грудь. Из застывших губ вывалилась тлеющая сигарета и, прокатившись по куртке, приземлилась на траву.

Через некоторое время на трассу вышла девушка. Зеленые глаза на веснушчатом лице смотрелись слишком необычно, слишком странно. Будто скрывали в себе чистый изумруд.

Рыжая девушка.

Зеленые глаза.

Топор на плече.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Филип Жозе Фармер «Пробуждение каменного Бога», Ratchet «feathers, not fur», Туи Т. Сазерленд «Драконья сага 5:Трёхлунная ночь»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален