Furtails
Ganlok Blackmane
«Ролевик: Псионик»
#NO YIFF #волк #существо #хуман #война #попаданец #приключения #смерть #фентези #магия #смена пола
Своя цветовая тема

Глава 0. Быстрый старт


– Не парься, Дим! Все будет нормально.

– Тебе хорошо, не парься! А это моя первая ролевая блин, в реале!

– Я сказал – не парься! Твою квенту уже пара мастеров точно пропустит. Че, зря что ли скайп повесили?

Вот так проходила поездка в автобусе к месту сбора ролевиков. Андрей, тот удареный по голове тип, что меня впутал в это темное дело, на ролевке бывал раз пять. А я вот, впервые, и это заставляло медленно делать строительные блоки для дома.

Собственно, меня нервировала не сама поездка и не толпы переодетых людей, а реакция оных на фурря. Да, позвольте представиться: Трапов Дмитрий Владимирович, двадцати двух лет от роду, из которых шесть варюсь в субкультуре фурри. Ничего о нем я говорить не буду, кому надо – найдет достоверную информацию, а все остальные пусть идут лесом.

Персонажем моим был не маг, не супер боец какой-нибудь, а самый рядовой сталкер из Зоны. Тот самый, что таскает из аномалий артефакты, прячется от Выбросов и пьет в Баре, выводя из организма радионуклиды. Причем не просто сталкер, а фурри-волк-сталкер, во!

С экипировкой намучился, конечно, ведь хотелось создать что-нибудь серьезное, а не костюм с огромной головой... в итоге, решил отталкиваться от самой концепции сталкера. А именно – противогаз на морду, перчатки-беспальцовки и плотный комбез. Сделать своими кривыми руками нормальную маску в виде волчьих фейса и морды у меня не получалось, посему делал заказ у знающих свое дело людей. В итоге, получившийся комплект, состоящий из перчаток, хвоста, полноценной и главное пропорциональной по отношению к телу головы и противогаза обошелся в кругленькую сумму... но зато выглядел очень реалистично. Страйкбольный АК-74М и такой же FN Five-seveN одолжил друг, а постоянно носимую с собой «душу» – артефакт, повышающий регенерацию – удалось купить в интернет-магазине совсем недорого. Всякие подсумки, рюкзак и комбинезон я сделал уже сам.

К чему все это было? А к тому, что по прибытию на точку сбора переодевался я почти час! Классно выглядящая надетой разгрузка одевалась с трудом, то же самое можно было сказать и о комбинезоне. В итоге, одно из главных правил сталкера – удобная экипировка – соблюдено не было, в «Заре» с рюкзаком я чувствовал себя как в гипсе. К счастью, комбез быстро разнашивался и становился удобнее, да и разные потертости и складки выглядели лучше, чем чистый и опрятный костюм.

Пристегнув рожок к АК и картинно передернув затвор, я в последний раз поправил волчью морду и надел противогаз. Ну, вперед, на покорение гейм-мастеров!

– Неожиданный персонаж, – солидно выглядящий мужчина пробежался взглядом по квенте. Я, прищурившись, пытался понять, где видел этого человека. – Ладно, вопросов нет, видна помощь мастеров.

– Благодарю, ммм... – я замялся, на что проверяющий ухмыльнулся и продемонстрировал бейджик. – Артас Питерский.

Откланявшись, я отошел в сторону, пребывая в задумчивости. Я все никак не мог вспомнить, где я видел этого парня, да и имя какое-то больно знакомое... вспомнил лишь, что мастер не местный, и именно с ним должна была быть проблема с регистрацией. Ан нет, проблем не было вообще. Даже странно как-то.

Приписали меня к непонятной группе то ли контрабандистов, то ли охотников за сокровищами. В общем, совсем как я, только с магией. Ребята оказались веселыми, и, главное – из той же среды, что и я, то есть фурри либо как минимум симпатизирующие. Обменялись рукопожатиями, перезнакомились, и, пока игра не началась, у меня спросили, где заказывал волчьи составляющие. То, что не самоделка они поняли, лишь взглянув на комбез и разгрузку.

Куда идем и что воруем, нам объяснил старший группы, эльф с очередным труднопроизносимым именем. К счастью, в качестве позывного он взял вполне ожидаемое «Лист».

– Значит так. Примерно в часе северо-западнее есть руины, довольно древние. Скорее всего будут безделушки, но есть шанс найти что-то посерьезнее. Идем ромбом, Гром впереди, я слева, Тихий справа. Волчара, прикрываешь, – я кивнул. Волчара, если кто не догадался, это я.

Как я уже понял, группа, к которой меня приставили, состоит из друзей или как минимум старых знакомых. Сразу была видна сыгранность, все быстро заняли свои места в построении. Я семенил следом, держа страйкбольный АК у пояса.

– Йиффать! – споткнувшись о корень я неловко кувыркнулся и врезался лбом в дерево. Мир мигнул и погас.


– Кхм-кхм... что-то вы быстро, молодой человек, – я очнулся в некоем туманном месте. Голова не болела, в глазах не двоилось, в ушах не звенело – никаких последствий поцелуя с деревом. Ну, если не считать последствием то, что я не видел и не чувствовал своего тела. – Обычно я разговариваю с вам подобными уже после... заброски. Но тут небольшая загвоздка вышла.

– Какая? – машинально спросил я, пытаясь разглядеть, кто тут кого забрасывает. Голос был смутно знаком, но не более. Да и разглядеть никого не удалось – сплошной туман, нулевая видимость.

Да и вообще, само это место было каким-то... неправильным. Туман был настолько густым, что я не мог видеть, с кем разговариваю, но в то же время сквозь него можно было разглядеть детали пейзажа. Вокруг была бескрайняя равнина, изредка перемежающаяся чахлым кустарником и деревцами – не самая веселая картина, но тем не менее...

– Сталкер – конечно, зверь полезный, но в данный момент есть более интересная вакансия... – я снова потерял сознание.

«Терять сознание, не дослушав собеседника – по-моему, это не вежливо», – это была явно не моя мысль...


Шум крови в ушах, режущий нос запах дыма, чьи-то крики – с каждым разом я просыпаюсь во все более ненормальной обстановке. Резко открыв глаза, я тут же попытался вскочить, но меня вжала в землю чья-то тяжелая и жесткая, как камень, ладонь.

– Лежи, не то отправишься к Парящим раньше срока! – я замотал головой, так и не увидев владельца гигантских рук. – Сиррэн, она очнулась!

«Сиррэн? Стоп, Сиррэн?!» Я замер, пытаясь переварить услышанное. Сиррэн – это одна из моих персонажей, мать ее! Какого черта здесь творится?!

Шум и грохот, который я вначале принял за галлюцинации, оказались ревом орудий и стрекотом автоматического оружия. Посмотрев направо, я тихо застонал.

– Хана... – то, что голос принадлежал явно женщине, меня уже не смутило. Просто я даже не заметил этого факта.

Он был потерян за кое-чем более весомым. А именно – закованным в тяжелую броню антропоморфным волком с огромными, так же покрытыми броней крыльями. Волк вел огонь из длинного, громоздкого на вид оружия. Скафандр был явно намного больше него, голова с длинной волчьей мордой виднелась в районе груди.

Вокруг, насколько хватало глаз, простирались руины огромного города. Невероятно высокие небоскребы, многие из которых несли на себе следы взрывов, кучи мусора на месте полностью уничтоженных зданий. То тут, то там виднелись остовы какой-то техники. Но самым запоминающимся было небо. Не тяжелое и серое, каким его часто рисуют в подобных пейзажах, а пронзительно синее, без единого облака.

– Не беспокойся, – боец сделал пару очередей и спрятался за бруствером. – Скоро нас заберут, Парящие с нами!

Честно говоря, лежать в грязи и не шевелиться было намного сложнее, чем если бы мне пришлось улепетывать со всех ног. А все потому, что у меня появилось время на «подумать». И я думал, отчего становилось горько и откровенно противно.

В качестве факта: я теперь самая настоящая лимерра, дочь расы айанэ, таких вот крылатых фурри-волков. Самое обидное то, что именно лимерра, а не лимер – из меня сделали женщину. К счастью для меня же, сработала особенность психики нового тела: если столкнулся с чем-то неизбежным, прими как данность и не истери. Айанэ вообще довольно флегматичная раса. Хоть какой-то плюс, я не буду метаться по всему полю, вырывая волосы и крича «я не баба, я мужик!»

В качестве плюса – наверняка я псионик, иначе как объяснить чувство Пси? А то, что я чувствую именно Пси, а не зуд в левой пятке, говорила память. И опять же, новый плюс: похоже, базовые знания о мире и собственном новом теле в меня тоже записали...

В качестве минуса: война с людьми...

– Человек, неси свои перья сюда! Требуется поддержка!

– У меня нет перьев!

– Тогда тащи задницу, ветер под крылом!

Так. Поправочка: война с людьми отменяется. Тогда с кем воюем?!

Успокойся, Дмитрий Трапов. Вернее, уже - Силай нэй Тэраен.

Йиффать... со мной говорит сама Сиррэн... вопрос «почему я не Сиррэн?» отпадает, стоит только вспомнить, насколько сильной я ее придумал.

Я сказала, успокойся. Все мысли как ветром сдуло. Я само внимание... Так-то лучше. Сейчас тебя заберут на борт космоносца, потом сразу на Лай'Литиан. Постарайся не привлекать внимание. Блокировку памяти и другие пакости, оставленные Артасом, я сняла. Пользуйся на здоровье.

Есть пользоваться на здоровье! Ну, ветер мне в крылья... так. Ладно, сказали же, все блокировки сняты. По закону жанра ждем максимальной взаимоинтеграции сознаний. Надеюсь, конфликта не будет, выправлять мозги Пси – больно и вообще опасно.

– Небесный Ветер на позиции, приготовится к переходу! – лимер, которого я встретила... встретил... блин, который мне встретился в самом начале выпустил длинную очередь широким веером и исчез в бледно-голубой вспышке. Через мгновение точно такая же вспышка поглотила и меня.

Проморгавшись и помассировав глаза пальцами, я встала на ноги. Встал... да блин! К черту, сопротивление новой реальности выйдет мне же боком!

Правильно. А тебя, всесильная с крыльями, я не спрашивал...

Парящие, неужели она теперь от меня не отстанет?!

Мы стояли на прямоугольной площадке посреди огромного ангара – по-другому помещение назвать не получалось. Количество площадок, каждая из которых была размером с футбольное поле, превышало десяток – только этого должно было хватить, чтобы понять масштабы. Сходство с ангаром усиливали несколько десятков явно космических кораблей трех видов.

Самый часто встречаемый тип наверняка был истребителем. Вытянутый корпус практически без углов, слабовыраженные обратной стреловидности крылья, и полное отсутствие какого бы то ни было остекления.

Реже встречались более массивные, сильно похожие на уменьшенные копии B-2 Spirit машины. Явно штурмовики, потому как назвать многочисленное оборудование сверху, снизу, спереди и даже сзади летательного аппарата можно было только оружием. И опять никакого остекления.

Реже всего – я насчитал всего десяток – встречались прямоугольные, с ярко выраженной кабиной и размером с автобус корабли. Транспорты, наверняка. Кабина и тут была без остекления. По приборам они, что ли, ориентируются?

– Дерьмо! Мало нам было обычных демонов, так теперь размером с дом появились! – человек с сединой в висках зло сплюнул в сторону.

– Главное, чтобы они на Лай'Литиан не пробились, – лимер выбрался из брони и тряхнул головой. – А так – не проблема.

– Тебе легко говорить, волчара...

– Мне не легко, – грубо перебил человека айанэ. Я удивленно моргнул, насколько я помнил, все представители расы были предельно вежливы. Единственное исключение – Сиррэн.

А еще тебе придется следить за речью. Вспомнишь его... Ты до сих пор говоришь о себе в мужском роде.

Это не столь критично, как факт полного игнорирования меня любимого!

Я исподлобья посмотрел на лимер. Тот прижал левое ухо и чуть наклонил голову. Я с тихим вздохом поднял нос к потолку, закрыв глаза.

– Язык тела? – человек язвительно усмехнулся. – Недалеко айанэ ушли от предков.

– Заткни пасть, пока язык не вырвал, – лимер низко зарычал. Человек, разом побелев, поспешил ретироваться.

– Саннай эйн Синтра, – лимер кивнул, но не как люди – он сначала запрокинул голову, а потом наклонил. Кивок наоборот.

– Силай нэй Тэраен, – я повторил жест. Саннай дернул крыльями.

– Я знаю.



Глава 1. Жизнь в новом мире


– Знаешь? – я недоумевающе склонил голову набок. Лимер кивнул.

– Знаю и то, что ты несколько минут назад был человеком. За мной.

Я потряс головой, пытаясь привести мозги в порядок. Как-то все слишком нереалистично, слишком легко я перенесла все эти переходы из тела в тело и смену пола. Где эмоциональный шок? Где тяжелая от сотен вопросов голова? Как там в книгах пишут: спроси сначала сам у себя? Ну, я и спросила. Лучше бы я этого не делала, честное слово...

Итак, по порядку. Артас – бог Хаоса, но не того, с которым жители моего нового мира связывают появление демонов. Сиррэн – лимерра, каким-то ей одной известным образом вставшая на один уровень с богами. Причем, если верить новой памяти, а не верить оной не было никакого смысла, Сиррэн была даже сильнее того самого Артаса. Именно поэтому она с такой легкостью, да еще и на огромном расстоянии, сняла все блокировки, установленные богом Хаоса. Правда, стало непонятно, зачем такой богине вообще связываться с Хаосом.

Ответ оказался каким-то слишком запутанным. Вроде как из-за того, что Сиррэн сейчас живет среди смертных, она не может решить вопрос с демонами. Но в то же время она не позволяет им приблизиться к Лай'Литиан ближе, чем на два световых года. И при всем при этом она время от времени попросту уничтожает всех демонов, проникших в мир, правда, те восстанавливают свою численность за пару недель. Что мешает Сиррэн запереть демонов на одном единственном мире, не знает никто, кроме самой богини во плоти. И, возможно, Артаса.

– Это твоя комната на время лета до Лайти, – Саннай коснулся сенсорной панели справа от двери. Дверь тут же скользнула в стену с еле слышимым жужжанием.

– Лайти? – я чуть прижал уши, нахмурившись. Лимер дернул крыльями.

– Сокращенное Лай'Литиан. Расправляй крылья, я в соседней каюте, – Саннай ушел, а я заглянул в комнату.

Ну что сказать... просторно, уютно, и опять-таки вполне привычно. Больше всего места занимала широкая кровать – для одного человека такой будет много, а вот для айанэ с их крыльями даже мало. Над кроватью, в потолок была вмонтирована голопанель. Рядом с изголовьем была установлена прикроватная тумбочка. Все в каюте было выполнено в различных оттенках синего и голубого цветов. Айанэ вообще любили этот цвет, так же, как и любили небо.

Однако самого главного я так и не нашел – душевую и туалет. Пришлось идти к Саннай, спрашивать.

– Дальше по коридору, не ошибешься. Одежду и полотенце только не забудь – наготы у нас, конечно, не стыдятся, но на космоносце присутствуют люди, – я недоумевающе склонила голову и только потом соизволила осмотреть себя.

Несколько секунд я созерцал полное отсутствие одежды, а потом все так же молча метнулся в каюту. Дверь я закрыл абсолютно автоматически.

Итак, я все же лимерра – как это ни странно, я до последнего отказывался в это верить, хотя мысли и речь иногда говорили об обратном – а все из-за отсутствия описываемого всеми авторами «изменившегося из-за выросшей груди баланса». Я только сейчас осознал, что лимерра в плане размеров с человеческими женщинами не тягаться. Нет, конечно, грудь есть, айанэ млекопитающие, но все равно...

Похлопать себя по щекам и вернуть мысли в нужное русло. Я не о том, мать его, беспокоюсь! Я парнем был! Мужиком! А теперь я, простите, баба. Ха-ха и еще немного сверху. Где тут, блин, одежда и полотенце?!

Из одежды я нашел только просторную пижаму – по-другому назвать язык не поворачивался. Очень, ОЧЕНЬ свободные штаны, причем именно моего размера (по талии, которая теперь есть, сверял), такая же рубаха с двумя длинными разрезами на спине под крылья. Застегиваются на концах на простейшую «липучку». Материал гладкий, мягкий, чем-то похожий на шелк. На ноги нашел только длинные, сантиметров пять не достающие до колен носки. Вернее, как носки... носок обрублен, пятка тоже, спереди держатся за счет пары лямок промеж пальцев. Хотя, стоило мне взглянуть на свои когти на ногах...

Кстати, могу себя поздравить – я хожу с опорой на пальцы! Я, блин, фуррь самый настоящий. Черт бы побрал всех этих богов с их причудами... Нет, я как бы не против путешествия по мирам, и даже не против смены тела, но блин! Можно было хотя бы половую принадлежность оставить прежней?!

В душ иди, жертва божественного произвола. Кхм... ладно, о великая и могучая. Буду жить как герои браузерного Гудвилля. Воскрешать не буду. Обойдешься.

Душ я нашел действительно быстро. Понятная табличка на двери в виде падающих струй воды и надпись на айналоре – языке айанэ: Лимер. Недолго думая, я коснулся сенсора и вошел в комнату. И увидел полдюжины голых людей. Причем мужчин.

Знак вопроса можно было разглядеть в воздухе. Я молча развернулся и вышел, прошел два метра направо, коснулся сенсора и вошел в помещение. На этот раз на меня никто внимания не обратил, зато мне стало намного сложнее. Здесь были как лимерра, так и женщины.

Мне надоело. Я не успел ничего возразить, как в голове что-то отчетливо щелкнуло.

Я спокойно зашла в ближайшую душевую кабинку и быстро помылась...

Еще раз так сделаешь, и я...

И ты что?

Проехали...

Нет, ну правда! Я понимаю, что отключение мужской составляющей моего нынешнего винегрета в мозгах было произведено для моего же блага, но можно было и спросить!

Уже в своей каюте я рухнул на кровать носом в подушку. Вернее, попытался так сделать, инстинкт самосохранения нового тела настоятельно рекомендовал падать на спину. В отличие от очень чувствительного носа крылья, вопреки распространенному мнению, выдержат и жесткое падение спиной на асфальт.

Обняв подушку, я думала... думал и смотрел на потолок. Велико было желание включить голопанель, заменявшую телевизор, но в то же время хотелось тишины.

О чем же мне думать? Да о многом. Самое главное, понять, почему я так легко все воспринимаю. Почему нет ни истерики, ни шока, вообще ничего. Эй, богиня! Ответишь?

Мое влияние. Я сглаживаю последствия перехода, смены тела и самой болезненной для человеческого сознания смены половой принадлежности. Артас об этом, естественно, не побеспокоился, а мне теперь следи за потенциально опасным псиоником.

Хм... и правда, ничего необычного не чувствую со времени пробуждения... ну, не считая хвоста и слишком длинных для человека ушей... Кстати об ушах. У всех лимерра клана Тэраен должны быть длиннющие уши и хвост!

Это ты напридумывал. Реальность расходится с воображением. Хотя у меня, не спорю, такие. Это довольно мило выглядит.

Ладно, проехали... вообще, для чего меня сюда притащили? И почему это сама великая и ужасная Сиррэн со мной глаголить изволит?

Опять ты себе напридумывал... это у тебя меня все боятся, а я – стерва. На самом деле я нейтральна по характеру. А с тобой я разговариваю, потому что Артас смог частично скопировать Источник Пси и поместить его в твое тело. Кстати, способности контроля Пси блокирую опять же я.

Класс, слушай! Во всех книгах и историях о попаданцах герои через такие лишения проходят, чтобы поговорить с богами, а я лежу в кровати, балду пинаю и с богами же разговариваю!

Все только начинается. В мир Тумана ты еще не скоро попадешь, так что объяснять миссию в мире тебе буду я. В качестве простой вводной – какая-то иномирная сволочь пробила дыру в пространстве-времени. В итоге в этот мир толпами проникают существа, которых называют однозначно – демоны. С одной дырой я бы справилась, но проблема в том, что дыр уже около полусотни. Я не могу покинуть Лайти, иначе барьер, что огораживает его от демонов, развалится. Поэтому искать виновника пробоя будешь ты

Так, помедленнее! Каким образом можно пробить дыру в пространстве-времени и не создать Черную дырку?

Спроси чего полегче. Я словно наяву увидел, как кремово-белая лимерра с длинными ушами и хвостом массирует виски. Артас должен знать, но Хаос – он и есть Хаос, сказал лишь, что с иномирянами должен сражаться иномирянин. Не понимаю, почему тут не могут справиться айанэ или люди, но положимся на существо гораздо более древнее, чем я

Вот так всегда... ладно, что я еще могу сказать? Кстати! Долго меня еще будет колбасить по поводу определения с полом?

Обычный человек бы сошел с ума. Еще месяц или два. Предупреждая твой вопрос – твое сознание само переводит единицы измерения на более понятные.

Отлично, я еще и ходячий конвертер. Ну, хоть за хорошее тело и крепкие мозги спасибо, господа боги! Авось, с Таким набором не пропаду...

– До Лайти нам лететь еще день, – в дверях неожиданно появился Саннай. – Сиррэн тебе наверняка ответила на большую часть вопросов, но если что – спрашивай.

– Еда, – я голодными глазами уставился на лимер. Тот расслабил крылья, отчего те обвисли, и покачал головой. Я понял, что это такой аналог смешка.

– Тебе принесут. В общую столовую я тебя не пущу, тебе надо освоиться с телом.

– Чего тут осваиваться-то? – я резко взмахнул крыльями, ударив правым по стене, и зашипел от боли. Понятно, я не рычу-скулю, аки земные волки...

– Вот с этим и осваиваться. Механизм привезет стандартный ужин, как раз время, – Саннай ушел. Я же сидел и гладил ушибленное крыло, разве что не дуя на него.

Кстати, насчет крыльев ты тоже напридумывал. Они, конечно, дороги нам, но потеря их еще никого с ума не сводила.

Да я уже знаю, память еще при мне!

Чем огрызаться, лучше бы поблагодарил или помолился.

А кстати! Ведь все айанэ атеисты, поголовно, и в богов не верят! А люди верят в своего бога. Как же быть с паствой?

А никак, мне она пока не нужна: я все еще среди живых.

Вот что значит, техногенный мир! И никаких вам чертовых магов, всем заправляет логика и технологии! Ну и Пси, конечно же...

Кстати о Пси. Почему в этом мире именно так назвали особый вид энергии, что пропитала весь мир, никто доподлинно не знает. Вообще, Пси – это из человеческого языка, у айанэ ничего подобного нет в принципе. Но, тем не менее, впервые словосочетание «контроль Пси» произнес именно айанэ, среди них же появились первые псионики. Да и сейчас среди других рас даже первый из двадцати уровней контроля – редкость. Сиррэн вообще владеет особым, двадцать первым уровнем. Чтобы понять, насколько все серьезно, один из трех владеющих двадцатым уровнем во время эксперимента с Пси открыл и закрыл Черную дыру.

Да и вообще, Пси – довольно странная энергия, как не посмотри. Новая память очень хорошо освещала именно этот вопрос.

Пси пронизывала весь мир, по крайней мере, изученную его часть. Не было зон, в которых этой энергии было меньше или больше, да и как либо влиять на уровень Пси не получалось: что бы не делали псионики, уровень энергии оставался неизменным. Пси могла принимать любую форму, причем не только энергетическую, но и материальную – так называемый Найран, вопреки моим выдумкам, создавался именно с помощью этой энергии.

Тут же мысли переключились на другую тему. Не было Леи'Меран, их уничтожения, появления пяти других рас. Все, что я придумал будучи человеком, вся история расы, созданная мной, в этом мире оказалась выдумкой. Айанэ были с самого начала, практически не изменившись со времен создания. Разве что крылья были действительно средством передвижения, да и средний рост редко превышал полтора метра – не чета нынешним двухметровым гигантам. Крылья не регрессировали окончательно только благодаря вмешательству в геном.

В общем, история расы оказалась вполне обычной с точки зрения человека. Было место всему, в том числе и внутренним войнам за ресурсы, эпохе НТР, и первому контакту с иной цивилизацией. Кстати, именно из-за этого контакта и развязалась первая война с человечеством. Простое недопонимание. Для людей белый фланг означает, что поднявший его сдается, а для айанэ – это оскорбление, «пустые небеса», то есть поднявший его считает противоположную сторону пустым местом, мусором. К счастью для обеих рас, война длилась всего полтора года.

Я автоматически попытался нащупать пульт на тумбочке и тихо выругался. Заодно и проверил знание русской ненормативной лексики.

– Блин, хоть бы новости посмотреть, – я постаралась устроиться поудобнее, но получилось не очень – к крыльям только предстояло привыкнуть. Неожиданно откликнулся местный ИИ.

– Прием невозможен, ваша каюта отключена от общей сети вещания. Желаете изучить фильмотеку? – хм, а озвучивал явно лимер. Голос приятный, мягкий... м-да.

– Что-нибудь развлекательное.

Голопанель мигнула, а потом... потом я с трудом подавил смех. «Робин Гуд» от диснея! Черт, я предполагал, что в этом мире есть планета Земля, но чтобы Настолько буквальное совпадение... у богов интересное чувство юмора. Расслабившись, я погрузился в просмотр мультфильма.

– Уже освоился, Дмитрий? – в комнату заглянул Саннай. Я махнула рукой куда-то в сторону.

– Называй вещи своими именами.

– Твой Путь, – лимер взглянул на голопанель. – Робин Гуд?

– Он самый... это правда, что этот мульт – самый популярный у айанэ?

– Твоя память устарела на два дня. Есть шанс, что уже не правда.

– Ха-ха, Парящие бы это оценили.

– Ладно, хватит перьев на ветру. Сиррэн сказала, чтобы ты выпила это перед сном, – Саннай бросил мне маленький бутылек из белого пластика, без этикетки. Поймав его, я несколько мгновений вертела бутылек в руках. – Не спрашивай, что это. Просто выпей, она сказала, тебе это поможет.

– Это сотрет мужское начало в моих мозгах? – я попытался с сарказмом усмехнуться. Судя по выражению лица лимер, получилось плохо.

– Шанс есть. Через час будет объявлен отбой, постарайся поспать.

– Поспать... хорошая идея, – пробормотала я, смотря на закрывшуюся за спиной вышедшего из каюты Саннай дверь. – А как тут свет выключить?

Выключатели отсутствовали напрочь, но они и не были нужны. Поняла я это только после того, как нашла инструкцию с командами голосового и Пси управления. Так как контролем Пси я не владею, воспользовалась более привычным интерфейсом.

– Выключи свет, будь добр,– комната погрузилась в мягкий мерцающий полумрак. Блин, голопанель забыл выключить...

Да, природа сравняла айанэ и людей в плане зрения. Абсолютно идентичное строение глаза, участки мозга, отвечающие за зрение, развиты примерно одинаково. Разве что псионики обладают способностью видеть в Пси-диапазоне: они видят потоки Пси, пронизывающие мир, но только «переключаясь» с обычного зрения. Пси-зрение позволяет видеть не только потоки Пси, циркулирующие во всех живых организмах, но и видеть расположение любого физического тела или явления, свет в том числе. Чтобы видеть не сплошное месиво красок, а что-то определенное, все псионики в первую очередь учатся ставить «фильтры», то есть сознательно отсеивать ненужные Пси-потоки.

Память нового тела – настоящий кладезь информации о мире. Стоит задуматься о чем-то, как ты тут же получаешь развернутый ответ. Даже слишком... это как читая статью о какой-нибудь микроволновке ты получаешь не только ее описание, но и точное устройство, а так же принципы работы. Знаний слишком много, и чтобы понять все, требуется еще больше знаний, желательно разжеванных наставником.

– Отключи голопанель.

Я потрясла баночку из белого пластика. Внутри что-то погремело и затихло. Таблетки? Открутив тугую крышку, я высыпала на ладонь часть содержимого. Действительно, таблетки. Синие, идеально круглые, как витамин C в драже. Светящиеся. И здесь Пси... явно Сиррэн постаралась, не уверен, что кто-либо еще способен создавать из Пси таблетки. Из материалов только Найран, и то, это долгий и энергоемкий процесс. Что же, помолюсь тебе потом, богиня света и добра.

Опять сарказм?

Что? Ни в мысли не было!

Врешь и не краснеешь.

Ха! А айанэ не краснеют! Хм, замолчала... обиделась что ли?

В итоге я уснул, так и не дождавшись ужина. Механизм, оказавшийся обычным роботом на антиграве, постоял несколько минут у двери и уехал восвояси.



Интерлюдия 1. Жизнь и Смерть


В центре просторной комнаты царил мягкий полумрак. Здесь стоял небольшой столик с серебристым чайником, два фарфоровых блюдца и пиала с кубиками сахара. Подле столика стояли два удобных, мягких даже на вид кресла. Ничего более видно не было, мягкая граница света и тьмы отсекала видимое глазу пространство от непроглядной черноты.

В креслах сидели двое. Как две капли воды похожие друг на друга, с той лишь разницей, что в одну каплю добавили белую краску, а в другую – черную. Представители расы айанэ, лимерра, они имели очень длинные, довольно узкие уши, почти двухметровые пушистые хвосты и огромные, покрытые перьями крылья. Больше похожие на оборотней из фольклора людей, но более изящных и выглядящих намного добрее, обе представительницы расы занимались тем, на что никогда не хватало времени: они в тишине пили травяной отвар.

Обе лимерра держали навесу абсолютно одинаковые фарфоровые чашки с дымящимся горячим отваром. Разве что обладательница черного, как сама Тьма, меха грела ладони о горячие стенки, а обладательница кремово-белого – дула на чуть зеленоватый отвар, стремясь немного его остудить.

Первой тишину нарушила Темная. Она вдохнула аромат отвара, прикрыв глаза и чуть прижав уши и крылья.

– Зачем все это?

Светлая, точно так же вдыхая мягкий, насыщенный аромат разнотравья, тихо спросила в ответ.

– Можно ли увидеть Порядок, если не знать Хаоса?

Темная молча задрала голову, чуть расслабив крылья. Светлая улыбнулась и сделала первый глоток из чашки. Темная повторила действия белой лимерра и спросила.

– Жалеешь?

– Немного.

– Ответственность?

– Если бы, – Светлая чуть улыбнулась, прижимая длинные уши. – Я жалею о том, что не могу, словно обычный обитатель Мира, оторвать хвост тому, кто мне не нравится.

– А еще зовешь себя Светлой, – Темная склонила голову набок, наполовину расправив крылья.

Несколько минут лимерра наслаждались тишиной и вкусом отвара.

– Мне не нравится Артас, – Светлая смотрела в чашку, наблюдая за неподвижной, словно зеркало, поверхностью жидкости в ней.

– Он Бог Хаоса. Он не может вызывать симпатию у детей нашего мира.

– Симпатию он-то вызывает, хотя человек из него получается лучше.

Обе лимерра тихо засмеялись, вспоминая, как Бог Хаоса в первый раз появился в их мире. Тогда он предстал в облике одного из Парящих в Небесах, мифических четырехкрылых лимер, покровителей расы айанэ. Артас прекрасно играл роль лимер, но на этом его и раскрыли: обе лимерра уже встречали Парящих и точно знали, что они не любят язык тела и жестов. И уж тем более они не носили оружия, обязательного атрибута всех современных айанэ.

– Он не обманет? – Темная недоверчиво склонила голову.

– Нет. Не думаю. Ему ничего не даст обман. Если в этом мире не появится хоть крупица Хаоса... – Светлая зябко передернула крыльями. – Порядок превратит его в холодный камень.



Глава 2. Просвещение свыше


Я не знаю, что должны были сделать таблетки Сиррэн, но никаких изменений я не заметил. Я все так же даже мысленно путаюсь с определением собственной половой принадлежности, до сих пор осваиваюсь под чутким руководством Саннай с крыльями, хвостом и вообще собственным телом. Почему-то мне не стыдно вертеться перед ним нагишом, но это уже можно списать на психику айанэ, коим я и являюсь. Крылатые в принципе не стесняются наготы и если какому нибудь лимер или лимерра вздумается пройтись по центральной улице столицы голой – на него или нее даже не посмотрят, что уж говорить о словах.

Саннай в перерывах между тренировками с собственным телом показывал мне внутреннее устройство космического авианосца, в котором мы летели к Лайти. Лимер упорно называл его космоносцем, причем слово произносил на русском и с довольно ощутимым акцентом. Судя по всему, специализированных крупных кораблей для перевозки звеньев малых (они же истребители, штурмовики и бомбардировщики) у айанэ во флоте не было, вот и позаимствовали концепцию и название у людей. Правда, почему на русском? Неужели моя родина вырвалась вперед?

Ответ оказался намного более прозаичным. Просто выговорить «space carrier» айанэ оказалось сложнее, вот они и выбрали, что полегче. Вообще, все айанэ поголовно владеют русским, как самым простым для произношения и одним из самых богатых языков. Вот и получилось так, что теперь у людей два основных языка – английский и русский.

К слову о космоносце. Я не знаю, как выглядит обычный авианосец флота двадцать первого века, но эта шестисотметровая махина весом в пару другую сотен тысяч тонн была условно разделена на четыре сектора: сектор управления, палубный сектор, жилой сектор и машинный сектор. Названия говорящие, скажу лишь, что палубный сектор совмещал в себе не только ангары с техникой, но и склады, причем не только с боеприпасами, но и вообще со всем необходимым для функционирования и жизни на космоносце. Вместо привычных по компьютерным играм и фильмам стен темного серого металлического цвета все вокруг было выполнено в разных оттенках синего и голубого. В дизайне коридоров и кают отсутствовали ломаные линии и углы, вместо них – скругленные переборки, плавные, словно волны линии. На многих стенах присутствовали рисунки, сделанные экипажем космоносца – в основном изображали небо и облака, иногда рисовали странных четырехкрылых айанэ, окруженных бледно-голубым сиянием. Встречались и надписи. Всего одна из них хорошо характеризовала все остальные: «Прошедший Ад и Небесный Суд, но не сломленный: Небесный Ветер, космоносец первого ударного флота Анэ'Айанэ». Анэ'Айанэ, Союз Айанэ – так называлось государство моей расы.

В улучшении контроля над телом и путешествиями по коридорам космоносца прошел день – мы приближались к Лай'Литиан, последнему пристанищу двум некогда великим расам, загнанным в угол демонами из иных миров. Первый из двух континентов был занят одним огромным мегаполисом, а второй – столь же огромным лесом. Память подсказывала, этот лес не был тронут цивилизацией, и продолжал оставаться опасным для неподготовленного путешественника. Люди сначала хотели очистить континент под свой город, но айанэ запретили это делать, предложив либо жить на одном континенте, либо осваивать одну из пяти непригодных для жизни планет. Люди выбрали и то и другое.

Космопорт располагался на околопланетной орбите, на планету перемещались исключительно с помощью челноков. Челнок представлял из себя прямоугольник, схожий с обычным рейсовым автобусом габаритами. Как этот лишенный аэродинамики параллелепипед мог входить в плотные слои атмосферы и не сгорать – я так и не поняла. Верить своей памяти, а она уверяла, что здесь вновь замешано Пси, я почему-то отказалась. Не представляю, сколько Пси требуется, чтобы нейтрализовать сопротивление атмосферы, а Сиррэн как назло молчит. Наверняка обиделась...

Не буду описывать погружение на челнок и спуск с орбиты, скажу лишь, что это воистину захватывающее зрелище не вызвало у меня никаких эмоций, кроме скуки. Словно не в первый раз спускаюсь с огромной скоростью на челноке, окутанном светло-желтым, переходящим в белый огнем, а уже в сотый или тысячный. Со скукой смотря в иллюминатор, я наблюдала за приближением поверхности.

Приземление челнока было очень мягким, если бы не сероватое, похожее на бетон покрытие прямо под нами, я бы и не понял, что мы уже на поверхности Лайти. Вокруг, насколько хватало глаз, простирался огромный город, основу которого составляли небоскребы. Но не было узких улочек, переполненных народом и автомобилями. Были широкие проспекты, лишенные дорожной разметки – вместо них на похожих на невероятно длинные площади улицах росли деревья и были установлены широкие скамейки. Транспорт здесь летал, используя технологии антригравитации. Вообще, город не выглядел этаким муравейником, он был похож на утопию. Яркий свет очень похожей на Солнце звезды и синее-синее небо лишь усиливали чувство, что ты попал в мир Светлого будущего.

Привычное Броуновское движение толп присутствовало и здесь, но в основном айанэ сидели на скамейках и наслаждались хорошей погодой. На них неодобрительно косились люди, а на нагих лимерра, лежащих на расстеленных прямо на улице лежанках и греющихся на солнце, вообще с осуждением. Менталитет айанэ заставлял хвататься за голову многих людей, но крылатым было все равно. Лишь бы не устраивали драк и войн, а так – пусть хоть на другую планету перелетают.

Что, знакомишься со Столицей? Жду тебя в своем личном маленьком, но самом высоком небоскребе, Саннай проводит.

Я обернулась на названного, лимер кивнул и взмахнул крылом в сторону одного из виденных мной между небоскребов транспорта. Машина выглядела, словно мыльница, честное слово. Вытянутая, зализанная, с панорамным остеклением кабины и лишенная каких бы то ни было выступающих частей. Честно, эта конструкция вызывала серьезное сомнение в своей полетоприспособленности, но выбора особого не было. Вернее, его вообще не было... Ах да. Машинка, как вы уже догадались, небесно-голубого цвета.

Саннай терпеливо дождался, пока я обойду транспортное средство по кругу, поковыряю увиденные щели и разве что не обнюхаю, после чего сел за руль. Ну, или за штурвал, не знаю, как правильнее будет. Я села следом.

Удобное кресло с широкой, как раз под крылья спинкой приняло мою довольно маленькую тушку и тут же перетянуло тремя ремнями: двумя на груди, крест-накрест, и одним по поясу.

– Держись, многих по первой пугает скорость. Сиррэн сказала, что в твоей памяти нет случаев полета на глайдере.

– Что-то многовато слов в айналор пришло из языка людей...

– Потому что короче, чем «айаласса най сэллайнэ», – я напрягла память, вспоминая перевод. Получилось что-то вроде «небесная машина с антигравитацией». Действительно, лучше называть глайдером...

Небоскребы и другие машины проносились мимо с ужасающей скоростью. От одного взгляда на размазывающиеся в полосы глайдеры и небоскребы становилось дурно и страшно одновременно. Я даже думать не хотела о том, что случится, врежься мы в кого-нибудь. Блин, все-таки подумала, представила... меня сейчас стошнит...

К счастью для интерьера транспорта, мы прилетели раньше, чем меня вывернуло наизнанку. Походкой пьяного матроса на палубе в пятибалльный шторм я поплелся к главному входу. Рядом заботливо держал меня за плечи Саннай. Прошедший мимо лимер сочувственно наклонил голову.

– Первый раз?

– Первый раз, – Саннай вздохнул и потащил меня в небоскреб. Я бессильно обмяк в руках лимер. В глазах троилось, и вообще мне было плохо. Кто сказал, что раз айанэ с крыльями, то и морской болезни у них не бывает?..


– Знаешь, я вот чего угодно ожидала от Бога Хаоса, но такого... – Сиррэн расслабленно сидела в кресле и, приподняв бровь, смотрела на меня. Меня штормило.

Сама Великая и Добрая выглядела довольно необычно для айанэ. Длинный, судя по всему никак не меньше полутора метров, пушистый хвост стелился по полу, почти огибая обычный офисный стол. Длинные, длиной с предплечье, и узкие уши навевали упорные ассоциации с эльфами. Мех нежного кремового цвета, черные, аккуратно подровненные когти и пронзительно-синие глаза. Одета Сиррэн нэй Тэраен была в такую же одежду, что и я, разве что с тонким золотистым рисунком в виде европейского дракона.

– Насмотрелся? – насмешливо поинтересовалась лимерра, вызвав у меня удивление. Она говорила и двигалась, словно человек, напрочь игнорируя уже ставший привычным язык тела. – А ты ожидал увидеть кого-нибудь другого?

– Скажем так... я не ожидал, что ты... – я замялся. Как бы сказать, чтобы не обидеть? А то потом соскребать нечего будет.

– Что я настолько похожа не человека в мехе? Пообщайся с Парящими столько, сколько я, поймешь. У тебя в голове куча вопросов, задавай.

– Почему я? – не спросил, выпалил я, невольно прижимая уши. Хвост не поджал потому, что у айанэ это естественная защитная реакция, как и у людей закрывать глаза при яркой вспышке.

– Знаешь, я сама не знаю, – Сиррэн посмотрела вверх. – Артас сказал подготовить тело, а он обеспечит иномирянку. Заметь, именно иномирянку. Я никак не ожидала, что это окажется мужчина. Хотя, некоторые догадки есть. Желаешь послушать?

Я молча кивнула. Кивнул. Блин...

– Похоже, что ты и до попадания в мой мир, – слух зацепился за фразу «мой мир», – был кем-то вроде псионика. Либо просто каким-то образом считывал информацию с того, что в большинстве миров называется «астральное поле». Причем ты увидел именно прошлое, плюс еще и накрутил своего по злой человеческой привычке. Иного объяснения, почему здесь оказался ты, а не женщина, я еще не придумала.

– А такое вообще возможно? Я про чтение этого загадочного астрального поля? – я скептически склонил голову.

– У нас это каждый псионик выше десятого уровня умеет, правда, у нас Пси-поле и оно отсечено от остальных миров. Парящие постарались, им не очень нравится, когда Высшие сущности играются с их творениями.

– Парящие создали людей?

– Парящие создали айанэ, все остальные расы попали в этот мир с легких конечностей Высших. Потому и было отсечено от большинства остальных миров Пси-поле, потому и выпал этот мир из поля зрения немалого числа Богов.

– Если так... то как здесь оказались демоны? Только не говори, что Парящие сами впустили их в мир!

– В точку! – Сиррэн покрутилась на кресле. – Вообще-то, я ничего тебе говорить не должна и ты должен разбираться сам... но Артас мне столько пыли в перья насыпал, что я теперь буду делать так, как захочу. Поэтому, забудь все то, что я наговорила вначале про дыры в пространстве, чуть позже я объясню, что к чему. Слава небу, в Моем мире у меня больше сил и возможностей.

– Ты все время говоришь «мой мир»... но ведь мир-то принадлежит Парящим!

– Они так называемые «старые боги», и давно отошли от дел. Они сейчас медленно растворяются в Пси-поле, редкие активные представители дают мне подсказки и потихоньку сбрасывают на меня заботу о мире. Иногда я жалею, что получила такую силу...

– А...

– У меня есть дочь, и я не против еще одной, или даже лучше сына, – Сиррэн лукаво улыбнулась. Вот как ей это удается, с волчьей-то мордой?! – Силу я получила не в обмен на возможность иметь детей, платой стал груз ответственности. Это вы, люди, не можете понять, как можно дать такую силу и власть задаром. У вас вообще до сих пор в ходу деньги. Ужас какой-то, но у каждой расы свой путь.

Разговор дал ответы на много вопросов, но все же остались сомнения. Особенно относительно моей судьбы. Да и того, что я якобы был чтецом атс... астрала, блин, сложное словечко однако. И вообще, ну не верю я, что вот так просто приняла свою судьбу! Не бывает так, что смена пола не вызывает ровным счетом никаких эмоций, особенно неожиданная и уж тем более нежеланная!

Ладно, все это перья на ветру. Меня сейчас больше интересует место, где я буду жить. Квартирка, в которую меня чуть ли не за ручку привела Сиррэн, выглядит слишком роскошной, чтобы быть местом моего жительства. Огромная – местная богиня вскользь проронила «сто квадратных метров» – квартира, но вопреки ожиданиям все выполнено в белых и пастельных тонах. Длиннющий диван, голопанель на всю стену – длина не меньше четырех метров, цифра уже впечатляет – несколько удобных кресел со специальной спинкой, пол застелен чисто-белым ковром с длинным ворсом. Зато вполне ожидаемо не было деления на комнаты. Айанэ вообще не признают смежных комнат, кроме случаев, когда в доме дети. Тогда квартиру меняют, но никак иначе. Да и, как уже стало понятно после разговора с Сиррэн, у айанэ нет понятия денег. Если тебе что-то нужно – приди и возьми, только отметься у контролирующего. Пока ты работаешь и в общей базе данных есть отметка о том, что твоя работа – не бессмысленное хлопанье крыльями, тебе доступно все. С людьми бы такое не прошло, богиня была права, люди не живут, словно спартанцы, причем поголовно.

Даже сейчас, спрашивая у своей памяти, я неожиданно понял, что квартира-то специально для гостей из числа людей! Сами айанэ ставят малый антигравитационный контур – он даже у людей стоит раза в три дешевле, чем кровать – и спят прямо на полу, вернее, паря в десятке сантиметров над полом. Странная раса, и я теперь принадлежу ей.

Задумавшись над проблемой душа и туалетной комнаты, я отыскала раздвижную дверь, за которой обнаружил помещение четыре на два метра. Душевая кабинка, сушилка для меха – если квартира для людей, зачем здесь установлена сушилка? – раковина, и белый эмалированный друг, выделяющийся на фоне светло-голубого всего остального как единственное облако на небе. На всякий случай принюхавшись, с неудовольствием вспомнила, что обоняние у айанэ не слишком хорошее – совсем немного лучше, чем у людей. Только слух лучше, и то, благодаря форме ушей.

Обследовав квартиру, я нашел на столе сложенную пополам бумажку. Записка на русском, написанная красивыми, затейливо-украшенными буквами гласила: «Осваивайся. Пока не оформим тебя как боевого псионика 20-го уровня, ни о какой личной жилплощади можешь и не мечтать. Со сковородой наголо, Сиррэн»

– Ну, богиня, – я с силой провела ладонью по глазам. – Я все понимаю, но сковорода тут причем?!

Кстати, какой она там уровень указала? Двадцатый? Я уже ничему не удивляюсь...

Как уже говорилось раннее, всего уровней контроля Пси двадцать. Причем они отражают не уровень мастерства в контроле Пси-энергии, а тот объем Пси, который способно выдержать тело псионика. То есть, даже если ты виртуоз, способен контролировать до сотни потоков, но твой организм не выдержит больше четырех стандартных единиц Пси (1 стандартной единицы хватит, чтобы превратить в кровавую кашку нескольких солдат в броне), то твой уровень контроля Пси – четвертый, не выше. Правда, тут имеются нюансы в точности измерения уровня Пси. Вернее, точности как таковой нет вообще, и это проблема. Поэтому потихоньку сокращают количество уровней, если верить памяти, их будет четыре, плюс один особый – для Сиррэн. Сейчас их двадцать плюс двадцать первый, присвоенный местной богине. В итоге, происходит постоянная путаница в истинном уровне, так как псионик десятого уровня имеет не десять СЕП (стандартные единицы Пси), а все двадцать, пятнадцатый – уже более сотни, и так далее. Вот и думай после этого, какой у тебя уровень...

Тряхнув головой, я решительно направилась к небольшому бару. Ну, выглядел он как типичный минибар, и я не ошиблась. Правда вместо алкоголя я нашла некий «санлай». Солнечный свет? Как-то корявенько для английского, да и не любят этот язык айанэ. Хотя стоп. Память, ты моя подруга...

Санлай, людьми именуется либо «солнечный свет», «либо» нектар. Вызывает у выпившего напиток айанэ чувство радости и счастья, дозированию не подлежит – можно выпить сто миллилитров, а можно литр, эффект не изменится. Не вызывает привыкания.

На людей действует иначе. Вызывает эйфорию, наркотические галлюцинации. В целом, для людей – наркотик, потому запрещен к реализации и употреблению. Вызывает сильнейшее привыкание, в больших – более двухсот миллилитров за два часа – дозах вызывает долгую, но отнюдь не мучительную смерть.

Что-то мне резко расхотелось пить этот «нектар»... правда, что он делает в минибаре квартиры для людей, вот что меня интересует в первую очередь. Богиня молчит? Молчит... ладно, будем думать, что это для меня принесли. Об ином думать даже не хочу.

– Солнце красит красным светом стены древнего Кремля... м-да, косячит вас, батенька-матушка, по-черному. Страшно даже. Шучу, – сбросив одежду (всю), я потянулась, сладко зевнув, и рухнула на диван. Вернее, это не только диван, но и кровать. Надо бы разложить и поспать немного... будем надеяться, меня за это время не потревожат.

Выпил бы санлай перед сном. Не волнуйся, у тебя в баре слабая версия, для детей. Такой дают как раз на ночь, для хорошего сна.

Вот ведь... ладно, о Великая, выпью твоего санлай. Наркоманом стану – лечить будешь сама.

Делов-то, вправить сознание Пси. Больно, но зато эффективно. Меня передернуло от такой перспективы, но глоток из бутылки с особым, очень узким горлышком я сделал.

Действие оказалось несколько размазанным. Сначала я просто почувствовал себя хорошо. Так хорошо, как мне давно не было. Словно сидишь в солнечный летний день на чистой лесной полянке, слушаешь звуки леса, и понимаешь – вот оно, счастье.

Настроение стремительно улучшалось. Все проблемы прошлого и туманного будущего отошли на второй план. Осталось только счастливое, беззаботное «сейчас», и я наслаждалась этим мгновением как могла. Глубоко вдохнув неожиданно чистый, свежий воздух, я бухнулась на диван и...

– Артас, ты кого мне подсунул?.. – Сиррэн, считывая информацию с Пси-поля словно смотря головизор, наблюдала за иномирянином, волей Богов оказавшимся в теле лимерра. – Он теряет сознание чаще, чем ветер меняет свое направление!


– В общем, контролировать Пси тебе нельзя еще три-четыре дня, – Сиррэн моргнула и я, наконец, смог оторваться от ее синих, затягивающих, словно бездонный колодец, глаз. – Твое тело идеально приспособлено к контролю Пси, а вот с сознанием накладка вышла.

– Что, совсем нельзя? – я приуныл. Богиня абсолютно по-человечески пожала плечами.

– Простейший контроль освоить сможешь, благо организм выдерживает огромную концентрацию энергии. Но что-то действительно серьезное тебе пока недоступно. Завтра-послезавтра скажу точно, сколько дней потребуется на адаптацию. Пока не хватает данных по скорости изменения сознания.

– А как мне тогда задания божественные выполнять? – я склонила голову набок. Сиррэн задумчиво смотрела в окно.

Вот мне и бочка дегтя в ложке меда. Даже богиня не способна без последствий ускорить адаптацию сознания к новым реалиям, а значит, самые мощные Пси-способности мне не доступны. А с учетом того, что средний айанэ физически уступает среднему человеку во всем, кроме выносливости и живучести, появляется вопрос: как мне воевать с демонами?

– Пройдешь стандартный курс бойца Тенекрылых. У них самая лучшая экипировка.

– Как у Саннай? – я вспомнила броню лимер, в которой он щеголял при первой встрече.

Массивная, лишенная свойственной айанэ плавности линий, она больше подходила людям. Каждое крыло было защищенно массивной броней и усиленно экзоскелетом. Многим землянам непонятно, зачем такая сложность в бронировании, поэтому стоит вспомнить немного анатомии айанэ. При среднем росте в метр девяносто, все айанэ обладали худощавым телосложением – ширина в плечах редко достигала полуметра. В то же время, крылья имели средний размах от пяти до шести метров. Вопрос на засыпку – как уместить такие массивные крылья под одну со спиной броню?

В общем, Сиррэн сдала меня прямо в руки Саннай, который повез меня на полигон Тенекрылых. Сейчас он пустовал, дивизия прорыва (а именно в нее входили все Тенекрылые) в данный момент безуспешно пыталась отбить одну из планет.

– Физические данные у тебя хорошие, а в ближний бой псионику лезть не дело. Да и я – не наставник ближнего боя, так что сразу перейдем к броне, – Саннай повел меня в арсенал, являющийся прочнейшим бункером. В теории, он мог выдержать многодневный орбитальный обстрел.

– Это стандартный боевой экзоскелет Тенекрылых, – мне показали двух с половиной метровый угловатый скафандр с массивными бронеэлементами и огромными плитами сложенных крыльев. – Людская традиция давать названия снаряжению у нас не прижилась, поэтому зовется просто – экзоскелет.

Я обошла экзоскелет по кругу. Заглянула под крылья и хмыкнула: вот и еще одна необходимость отдельного бронирования каждого крыла. Между тягами экзоскелета, усиливающего крылья, уютно примостился генератор высоких энергий – конвертор, превращающий Пси-энергию в энергию электрическую. Особенностью малых, персональных ГВЭ была необходимость находиться как можно ближе к телу носителя – так увеличивалась мощность. Причем эта особенность действовала исключительно с айанэ, люди такие генераторы наоборот, старались держать подальше от своей тушки.

Благодаря такому устройству, Тенекрылые в своей броне могут летать – ГВЭ конвертирует достаточно много энергии, чтобы питать несколько малых эффекторов антигравитации, снижавших массу на 80%, и пару импульсных ДВЭ – двигателей высоких энергий. Конечно, о полете на большой высоте и высокой скорости речь не идет, но преодолеть пару десятков километров со скоростью в 100-150км/ч в принципе можно. Но не нужно, Тенекрылые в основном используют свою экипировку для внезапных атак с воздуха и чтобы занять выгодные позиции.

– Насмотрелась? – я согласно кивнул: как обычно, сначала задрать голову потом опустить. Персональный коммуникатор на запястье лимер пиликнул, уведомляя о новом сообщении. Саннай пощелкал когтями по сенсорному экрану и удовлетворенно навострил уши. – Все, теперь ты официально рекрут Тенекрылых. Эта броня, – он постучал пальцами по металлическому чудовищу, – отныне принадлежит тебе. Кстати, здесь используется миллиметровое найрановое бронирование, эксклюзив, как говорят люди. Но все равно, старайся не подставляться.

– Найран? Целый миллиметр? Куда столько? – я с опаской осматривала нутро открывшейся брони.

В теории должно быть мягко и удобно, но все равно. Да и толщина впечатляла – откинувшийся наподобие трапа нагрудник имел толщину не менее двадцати сантиметров. Как просовываются крылья – вообще отдельная история. Сначала защита спины раскрывается так же, как и передняя. Потом защита крыльев – наружная часть отходит от внутренней, позволяя уложить крылья. Система определяет, не защемит ли носителю ничего при закрытии брони, после чего броня, собственно, собирается обратно. Такая перегруженная сервоприводами – особенно много «радости» доставляет система, позволяющая этими крыльями махать – и гидравликой система уже не раз и не два выходила Тенекрылым боком – среди этой дивизии самое большое число лишившихся в бою крыльев. У остальных бронекостюмов крылья защищены сплошной броней, намертво прикрепленной к основной, и там проблем с сервоприводами почти нет.

– Приказ, – лимер недвусмысленно ткнул когтем в потолок, после чего протянул мне... протянул мне черный ошейник из какого-то гибкого пластика. – Надевай, это нейроконтроллер, и забирайся внутрь – скафандру необходимо снять с тебя параметры.

Я все еще недоверчиво смотрел на скафандр. При высоте в два с половиной метра, ширина в плечах составляла полтора. Голова находилась ниже уровня головы в костюме. Саннай в нашу первую встречу как раз бегал с частично откинутым нагрудником. К слову, тогда я вообще не заметил головы экзоскелета – когда оторвать успели?

– В первый раз – как на глайдере. Страшновато, – Саннай легонько толкнул меня к открытому скафандру. Вздохнув, я надел ошейник – тот тут же сжался и неприятно кольнул в заднюю часть шеи – и забрался внутрь, попробовал устроиться поудобнее. Это было сложно, так как приходилось сидеть, подтянув колени чуть ли не к груди. Тут же я понял, что мою спину закрывает отнюдь не толстый слой брони, и основная защитная функция ложится на слабые крылья. Огромная дыра в бронировании. Стало понятно, почему даже Тенекрылые погибают в боях с демонами: экзоскелет явно был рассчитан на войну с людьми, отдающими предпочтение дальнему бою.

Несмотря на способ посадки, экзоскелет был явно великоват для моего хрупкого тела – я болталась в кокпите, как перо на ветру.

– Команда, активация, прием нового носителя, – лимер четко, достаточно громко начал процесс инициализации. – Инициализирующий: Саннай эйн Синтра, код тринадцать, сорок пять, са, лэ, ай, са, двадцать пять. Носитель: Силай нэй Тэраен, код зэй, двадцать, са, найа, ай, лэ, три, двадцать семь.

– И что? – спустя пятнадцать секунд я скептически склонила голову. Саннай задумчиво прижал ухо, заглянул внутрь брони, чем вызвал мое недовольное шипение, и обошел экзоскелет сзади. Сдержано выругавшись – я услышала русские маты, но ругались явно на айналор – лимер принялся чем-то быстро щелкать. Раздалось тихое гудение, впрочем, затихшее через пару секунд.

– Обычно ГВЭ включают всего один раз – после выпуска из сборочного цеха. Этот совсем новый, – словно оправдываясь, лимер покосился на меня и повторил процесс инициализации.

– Носитель принят, – голос у ИИ костюма принадлежал лимер, и был довольно приятным. Тихий, мягкий, но без певучести, больше подходящей лимерра. – Системы активированы. Сбор параметров...

Я почувствовал, как вокруг меня сжимается броня. Запаниковать я не успел, так как экзоскелет просто подстроился под мои габариты. Нагрудник поднялся, но не до конца, позволяя смотреть своими глазами, перед которыми тут же появился голубоватый слегка подрагивающий голоэкран.

– Попробуй пройтись. Не бойся, системы экзоскелета не позволят тебе упасть, если ты сама этого не захочешь.

Я несколько секунд размышляла, как сделать шаг, если я сижу в позе эмбриона? После чего просто пожелала шагнуть вперед. Никакого сопротивления, никаких странных ощущений, словно я иду своими собственными ногами, плюс, я хорошо чувствовала текстуру и температуру пола! Ну, как чувствовала. Я знала, что он холодный, но дискомфорта это не приносило. Так же я понимала, что мой вес выдержит далеко не любой пол, если, конечно, отключить все эффекторы антигравитации, снижавшие вес экзоскелета до приемлемого. Неожиданно я почувствовала неприятный тычок в бедро. Кое-как заглянув за нагрудник, я увидела Саннай, царапающего броню ноги каким-то ножом.

– Чувствуешь? – я недовольно кивнул. – Вот и хорошо, значит, нейроинтерфейс откалиброван. Давай за мной. И да, пока не закрывай скафандр – с внутренним интерфейсом сходу даже разработчики не разберутся.

Я прошелся по кругу, совершая привычные действия – наклоняясь из стороны в сторону, вертя корпусом и так далее. Согнуться настолько, чтобы пальцами коснуться пола, естественно, не получилось. Зато броня не шипела, не визжала сервоприводами, и даже не грохотала – сказывался толстый слой резиноподобного материала на подошвах. Движения плавные, либо резкие, как сам захочешь. Умная система автоматически регулировала силу сжатия, не позволяя непроизвольно сломать что-нибудь хрупкое. Вот специально – да, справка, выведенная на голоэкран, утверждала, что я смогу дробить алмазы, просто сжав кулак.

Саннай привел меня в тир. Привычные стойки – только очень большого размера, под бойца в экзоскелете – множество шкафов и ящиков с оружием и боеприпасами. И даже различные мишени: начиная от квадратных, с нарисованными красной краской окружностями, и заканчивая парой избитых попаданиями танков. Они были настолько изуродованы, что даже ИИ скафандра с трудом опознал модель. Он назвал танки «Крисар (переводится как «Война», кстати, старый айналор) модель тридцать один массой сорок одна стандартная тонна, Крисар-31-41». На вопрос, с каких это пор у людей и айанэ одинаковая система измерения масс, ответить не смогла даже память тела. Вроде бы это только Парящие и, возможно, Сиррэн знает. Этот мир мне кажется все более и более странным...

Лимер притащил мне ту самую длинную махину, из которой стрелял при первой нашей встрече.

– Тяжелый автомат с магнитно-линейным ускорителем. В войсках коротко зовется рельсой, люди подсказали. В общем, стреляет патронами 13.4 на 77 миллиметров, а благодаря нашим технологиям магнитно-линейных ускорителей бьет очень мощно. Скорость снаряда – около трех тысяч метров в секунду, рвет демонов, словно ветер облака. Зато стреляет редко, не ровня штурмовым автоматам – если вжать спуск и не отпускать, выдаст триста выстрелов в минуту.

Как отнюдь не далекий от оружия разумный – человеком себя назвать даже мысленно язык не поворачивается – я все понимал и глаза у меня были размером с блюдца. Это же чистой воды ручная автопушка! Да еще и рейлган, к тому же. Интересно, раз уж на то пошло, почему не применяют лучевое оружие? Ведь моя память утверждала, что у айанэ есть нужные технологии. Я задала этот вопрос вслух.

– Да вот в чем дело, – Саннай посмотрел в сторону, задумался. – Псионики, как ты знаешь, создают найран. А вот преобразователи Пси – не путай с конверторами – делают из Пси все, что угодно. В том числе и продукты питания. Потому и до сих пор не превратили Лайти в изрытый шахтами мертвый мир. В том числе и патроны, которые доставляются каждому бойцу с помощью микротелепортаторов с кораблей снабжения, парящих на орбите... хотя, это не главное. Главное то, что на демонов лучше воздействует пуля, чем луч света.

– Оп! – а о преобразователях память тела не знала.

Когда я создала тело, эта технология еще не была достаточно развита. Два года назад начиналась паника – ресурсы заканчивались, причем все. Потом довели до ума преобразователи Пси, и кризис прошел. А твоя память фактически устарела на два с половиной года. А с телепортаторами я потом объясню.

Что-то тут не так... ведь я все четко помню!

Моя работа, конечно. Я тебе потихоньку подбрасываю информацию, но скоро начнутся проблемы. Твоя память уже перегружена. Ну ка, воспроизведи характеристики рельсы.

Ну... хм... калибр тринадцать с чем-то на, кажется, восемьдесят...

Тринадцать и четыре на семьдесят семь. Ладно, сейчас выдам развернутую справку по текущим вооружениям, но придется удалить все, относящееся к снятым с вооружения образцам и истории оружия вообще. Не думаю, что тебе сейчас понадобится история создания Крисар.

Ну, блин... теперь у меня как у компа проблема: вечно жесткий диск забит чем-то, и не знаешь, чем именно! Ну, зато я теперь точно знаю всю возможную теорию касательно всего, стоящего на вооружении Анэ'Айанэ.

Саннай меж тем проливался дождем, не умолкая ни на секунду.

– Заряжается тридцатизарядным магазином, вот здесь, – любой, кто хоть раз в жизни видел штурмовую винтовку поймет, где «здесь». – Затвор дергать только если оружие заклинило или хочешь разрядить оружие. В наличии затворная задержка, отключается при вставленном до упора магазине, так что просто меняй их и стреляй. Хочешь попробовать?

– Спрашиваешь! – я жадно потянула к оружию свои бронированные лапки. Лимер склонил голову набок, но оружие отдал. Я, если честно, слабо слушала Саннай, мне все Сиррэн и так скинула. Вот если бы он опыт реального боевого применения выдавал...

Вставив магазин в приемник – раздался сдвоенный щелчок, магазин встал на место и отключилась затворная задержка – я встала на позицию. У этого угловатого металлического чудовища отсутствовал приклад, так что оставалось только покрепче держать его за цевье и рукоятку управления огнем. Уняв дрожь в конечностях, я почти нажала на спуск...

– Беруши!

Блин, и правда... если бы я сейчас выстрелила, оглохла бы надолго. В итоге пришлось нагнуться и позволить Саннай заткнуть уши. При этом он провел пальцем по краю уха, вызвав бурю странных, но в большинстве своем приятных ощущений. Прижав многострадальные звукоуловители, я подняла автомат и, наконец, нажала на спуск.

Не буду устраивать звукоподражания, скажу лишь, что бабахнуло знатно. И лягается рельса как осел, по крайней мере, ощущения были именно такими. Нет, мне не было больно, скажу больше, прицел, если верить голодисплею, почти не дернулся. Но без экзоскелета я из этого монстра даже со станка стрелять не буду, мне мои кости, которые и так более хрупкие, чем человеческие, дороги.

Отстреляв пару магазинов и убедившись, что экзоскелет даже из косорукого сделает снайпера, я отложила автомат.

– Не двигаясь и по стоячей мишени стрелять скучно, да. Ладно, противотанковым оружием пользоваться еще проще – это не ручная пусковая установка людей, а просто очень мощный магнитно-линейный ускоритель. Просто-то просто, но пока только найрановое бронирование способно выдержать попадание этого монстра, и то, если толщина найрана не меньше двадцати миллиметров в точке попадания. Основы ты изучила, потом будет изучение внутреннего интерфейса и бег с препятствиями и стрельбой. Пошли снимать броню, и не забудь принять душ.

Душ – это хорошо. Я не устал, конечно, и уж тем более не вспотел (вспотевший айанэ вообще не самое приятное зрелище, да и потеют они только в совсем уж невероятных условиях), но все равно, приятно.

Уже вечером, после приятной прогулки по городу – пешком! – я вернулась в квартиру, приняла в очередной раз душ, разложила диван в кровать и рухнула на нее. День был замечательным, и я, кажется, начинаю привыкать к тому, кто я теперь есть! Нет, иногда мыслю я о себе по прежнему в мужском роде, и казусы, вроде перепутанных дверей в уборную, тоже случаются, но знаки внимания лимер у меня не вызывают неприязни. Лишь четкое осознание того, что ока я окончательно не адаптируюсь, о семье лучше не думать. Сиррэн утверждает, что она тут ни при чем, но я-то знаю... А вообще, жизнь потихоньку налаживается. Меня обучают богиня и командующий стрелковой ротой Тенекрылых, блокировки Артаса сняты, задание понятно и мне активно помогают освоиться в новом мире и освоить свои навыки. Никаких побегов от демонов из их тылов, никаких пряток по руинам и стрессов. Стресс будет потом, когда меня забросят в один из миров демонов, где я вместе с еще тремя рекрутами пройду последнее испытание. Вроде как крещение огнем и кровью, только айанэ это называют Оценивание Небес. Но до него еще достаточно долго, две недели, за это время можно полностью раскрыть свои Пси-способности и обучиться владению стандартным снаряжением Тенекрылого. С таким комплектом я точно смогу выполнить миссию в этом мире! На этих позитивных мыслях я уснул.



Глава 3. Обучение свыше


Сон без сновидений – что может быть лучше? Особенно если ты псионик, и снятся тебе исключительно пророческие сны.

Я еще некоторое время повалялась на кровати, смотря в потолок. Дел на сегодня, как таковых, не было, особенно с утра: Сиррэн сама вызовет, а Саннай отправился со своей ротой на учения. При этом мне, как рекруту, был открыт доступ в общий арсенал, одну из военных баз и приписанный к ней тренировочный полигон. Мой личный комплект экипировки – броня, оружие, боеприпасы, вспомогательные средства – уже были доставлены на место дислокации. Норма по израсходованных боеприпасам в мирное время отсутствовала, преобразователи Пси позволяли производить бесконечное количество боеприпасов, используя столь же бесконечную Пси. Вся энергетика завязана именно на нее, а в случае недоступности Пси (которая в этом мире невозможна в принципе, но предусмотрена) Пси-конверторы могут преобразовывать в нее даже гравитацию, что уже говорить про другие виды энергии.

Валяться в кровати было приятно моей человеческой части сознания, но часть, принадлежащая айанэ, не терпела незаконченных дел. А дело было, и очень серьезное – разобраться с причиной появления демонов в мире.

Вот тут-то и появляется одна очень, очень большая проблема. Покопавшись в памяти, я поняла, что псионики не используют свои способности в боях против демонов. Просто потому, что стандартные боевые способности на противника практически не действуют. Ведь псионики не превращают Пси в огонь или молнию, полноценное конвертирование – очень долгий процесс, требующий огромной концентрации. Псионики бьют по Пси, пронизывающей все в мире. То, что все люди и айанэ этого мира видят в виде огня, чувствуют в виде мощных телекинетических ударов – это всего лишь визуальные эффекты. Удары боевого псионика похожи на вливание ста литров воды в маленький резиновый шарик, который и один с трудом выдерживает. Либо на резкое изменение Пси, оседающего в любом организме, предмете, жидкости и так далее. Поэтому отсутствуют привычные огненные шары, разветвленные молнии, пусть и быстро, но все же летящие в противника телекинетические сферы. Воздействие практически мгновенно, в итоге вместо огненного шара мы видим шлейф огня или яркую вспышку.

В телах существ из иных миров не оседает Пси, и псионики могут воздействовать только на потоки энергии, пронизывающие все в мире. В итоге, слабая эффективность обычных боевых способностей. Зато на демонов великолепно воздействует обычное оружие, живой огонь, удары током. Впервые столкнувшись с демонами, псионики так и поступали – вырывали из под тротуаров электрические кабели, обрушивали здания, метали обломки. И все равно отступали, равно как и их прикрытие – обычные пехотинцы, штурмовики Тенекрылых. Демоны смогли потеснить даже танковую роту, которую пришлось спешно эвакуировать телепортами.

Людям пришлось еще тяжелее – загнанные в угол, они использовали вероятностные генераторы, чем спровоцировали настоящий катаклизм. В итоге, Солнечная система исчезла, забрав с собой несколько ближайших звезд. Останки людей в других системах сгоряча уничтожили большую часть данных о технологии изменения вероятностей. Жалкие крупицы знаний были переданы в Научное собрание Лай'Литиан, эксперименты до сих пор заканчивались временным, пространственным, либо вообще непонятным катаклизмом. В одном из секторов случайно открыли Черную дыру.

Из всех боевых подразделений с демонами на равных сражаться могут Тенекрылые. Количество дивизий увеличили с двух до десяти, но этого все равно было мало. Сформировали новую дивизию, «Огненнокрылые». Отчаянные, сумасшедшие айанэ, врывающиеся в ряды врага и вырезающие их в ближнем бою. Таких было очень мало, но они были, и до появления демонов жили в специальных санаториях.

Но самым страшным подразделением были Ушедшие во Тьму. Псионики, подвергнувшиеся сильнейшим стрессам, потерявшие всех близких, а то и всю свою Семью. Ушедшие выходили из под присмотра Сиррэн, за ними следила Темная, она же Тэйрат Заркар – Повелительница Тени. Сестра-близнец Светлой, она даровала своим адептам особую Пси-силу, уничтожающую даже демонов из иных миров. Ушедшие во Тьму в довесок к своей невероятной для обычных смертных мощи получали тяжелейшие психические расстройства, которые ужасали даже привыкших к зверствам людей. В свободное от боев время Ушедшие проводили в Храме Теней, в стазисе.

Забыл про Бескрылых.

Точно. Айанэ, лишившиеся крыльев в бою. Не то, чтобы психопаты или безрассудные. Просто никогда не отступающие. Из принципа. Даже Ушедшие могут отступить, особенно если убедить их, что в следующем бою они точно вобьют врага в землю. Бескрылые не отступают никогда, единственный способ вытащить их с поля боя – телепорты. Четыре дивизии Бескрылых были полностью уничтожены, они защищали мирные города.

Кстати, когда будем узнавать, через сколько дней ко мне способности вернутся?

Я уже узнала. Завтра к тебе вернутся базовые способности контроля. К концу месяца должны вернуться все остальные, постепенно.

Я думала, это будет быстрее...

Постоянные тренировки сократят это время до трех недель, но не меньше.

Печаль, беда... ну да ладно, могло быть и хуже. А кто меня обучать бою в экзоскелете будет?

Один из семьи Райсан.

Я попал... айанэ Райсан – настоящие гиганты и вообще невероятно сильны. При росте более двух с половиной метров они достигают метра в плечах и размаха крыльев в восемь-девять метров. Эти монстры в принципе не способны спланировать на своих гигантских крыльях, и довольно неповоротливы, но чудовищно сильны и выносливы, обгоняя в этом даже самых тренированных людей. Семья очень древняя, и изначально отличалась гигантизмом среди айанэ, но таких невероятных масштабов отклонение достигло только в последних двух поколениях. С чем это связано, знают только сами Райсан.

Я скептически посмотрела на свое отражение в зеркале. Светло-серый мех, глубокого синего цвета глаза, рост метр восемьдесят и ширина в плечах, насколько я помнила, тридцать восемь сантиметров. И вообще я каким-то непостижимым образом умудрилась набрать мышечной массы. Наверняка Сиррэн постаралась, накачала организм Пси. Ну, мех вроде не в колтунах и не потускнел, в крыльях сора нет и перья все на месте. Все пропорционально и правильных форм. Правда, люди про лимерра говорят однозначно: «гибрид швабры и доски». И что они понимают в красоте?..

Да, а я все больше думаю о себе в нужном теперь роде. Даже не знаю, хорошо это, или плохо... интересно, в квартире есть какие-нибудь ленточки, красивые заколки? Волос, конечно, нет, но длина меха на голове вполне допускает сооружение прически. Раскрыл крылья – готовься к полету.

– Красивая? Или все же красивый? – зеркало, вернее голопанель с камерой его заменяющая, мне не ответило. Если бы ответило – пришлось бы обращаться к психоаналитикам.

В общем, гриву я, недолго думая, просто расчесал и вплел в нее несколько заколок с красивыми синими камешками да одну голубую ленту. Получилось не то, чтобы сногсшибательно, но довольно мило. Даже от Сиррэн почувствовал одобрительную эмоцию, а это сильный ветер в спину. В общем, к выходу в город и походу к военной базе я был готов. Мелькнувшая было мысль взять глайдер тут же самозадушилась, стоило мне выглянуть в окно, на пролетающие мимо на огромной скорости аппараты. Жуть, к такому с первого раза не привыкнешь, хоть перья рви. К счастью для меня, военная база находилась относительно недалеко, полчаса неспешного шага. В общем, одевшись в выданную еще на космоносце одежду – ничего нового я себе пока не взяла, да и ходили в этой пижаме все айанэ – я спустилась вниз.

Прогулку по городу описывать не буду, скажу лишь, что из-за перегруженности памяти я несколько раз сворачивал не туда. Помогла опять-таки Сиррэн, удалила информацию о самых первых семьях айанэ, загрузив вместо нее полноценную карту мегаполиса Лай'Литиан. Места хватило еле-еле, зато я теперь знал все тропки к любой точке города.

Военная база располагалась в основном под землей, на поверхности были построены массивные бункеры, снабженные всеми мыслимыми и немыслимыми системами обеспечения обороны: начиная от простейших зенитных пушек и заканчивая тяжелеными вакуум-лучевыми орудиями, способными бить по кораблям на орбите. Под землей находились казармы, полигон для тренировок рекрутов, арсенал и центр синхронизации. Особенностью всех военных баз на Лайти было массовое использование найрана для строительства. С учетом большого числа боевых псиоников, лишенных возможности оказывать поддержку на поле боя, производство этого материала удалось поставить на конвейер. Особенно ценились экзоскелеты с найрановым покрытием, но таких пока было мало: большая часть материала уходила на строительство, да и текущие экзоскелеты и безо всякого дополнительного покрытия защищают носителя от атак большинства демонов. Пока те не оторвут крылья.

Самый большой бункер занимал площадь с четверть футбольного поля. Именно это строение считалось базой. В наличии многочисленные гравитационные лифты и лестницы на нижние уровни, станции локальной телепортации, пункт контроля всей базы (один из четырех) и огромное количество тайников с запасами оружия, боеприпасов, медикаментов, и снаряжения. Айанэ к постройке базы и ее снабжению подошли со всей серьезностью и максимальным размахом. В подземельях под двадцатью из двух сотен баз устроили настоящие фабрики преобразования Пси, там же спрятали про запас несколько сотен Пси-преобразователей и Пси-конверторов. Особенно мило выглядела верфь, на которой можно собрать транспортные космические корабли. Готовые машины на поверхность перемещались телепортом, для питания которого поставили сразу пять ГВЭ размером с пригородный дом каждый.

– Силай нэй Тэраен – я назвалась охраннику, темно-серому лимер в легкой пехотной броне и со штурмовым автоматом. Солдат просканировал меня взглядом и отошел в сторону. Чуть расправив крылья, я быстро прошмыгнула в гравлифт.

Спустившись вниз – несмотря на полное отсутствие какой бы то ни было опоры, страха высоты (которым я страдал в прошлой жизни) не было – я чуть было не рванул обратно. А что бы вы сделали, если бы за раскрывшимися створками лифта вы увидели двух с половиной метрового гиганта? А этот еще и крылатый, отчего и так не маленький силуэт кажется еще более массивным.

– Сатай эйн Райсан, – этот монстр протянул мне руку для рукопожатия. Я бы многое отдал сейчас за простое зеркало – очень хотелось посмотреть на собственное выражение лица. Замешкавшись, я не без опаски пожал руку лимер. Ну как, пожал руку. Обхватил пару пальцев, да и попытался тряхнуть. Сатай осторожно пожал мою ладонь и легонько потряс.

– Любовь к большим пушкам еще осталась? – я склонила голову набок. Не из-за вопроса, а из-за этого откровенно странного айанэ. Он, когда говорил, шевелил исключительно губами, отчего казался сделанным из камня.

– Собственно, к большим пушкам и осталась, – я бы наклонила голову, но тогда я точно не смогу смотреть в лицо этому лимер.

– А псионики оружие не слишком жалуют, – Сатай покачал головой. – Прежде чем говорить, сначала подумай, Дмитрий.

Я прижал уши, отклонившись назад и втянув голову. Лимер хмыкнул и поманил меня за собой. Шел гигант так же, как и говорил, переставлял ногами и чуть шевелил руками. И все. Даже хвост замер в одном единственном положении. Это чего он так?

В арсенале меня ждал сюрприз. На знакомый мне экзоскелет навесили дополнительный с кучей оружия. Точек крепления навесного вооружения я насчитала аж двенадцать. Я уже молчу про дополнительную броню и прицельные модули на голове. Крылья получили дополнительные плоскости и ребра жесткости, увеличилось число малых ДВЭ. Экзоскелет окончательно превратился в огромного боевого человекоподобного робота.

– Модуль тяжелой огневой поддержки и штурма. Управляется все это дело с помощью улучшенного нейроконтроллера. Кстати, чтобы вопросов не было – я пять лет жил на Земле.

Это многое объясняет, но не причину такой скупости на жесты.

– Залезай, – Сатай сделал приглашающий жест в сторону обвешанного оружием чудовища.

К счастью для меня, навесное оборудование не меняло порядок посадки в экзоскелет. Частично закрыв броню, я надела ставший вдвое толще ошейник нейроконтроллера и включила все системы. Повинуясь наитию, я достала из-за спинки небольшой шлем без остекления и надела его. Перед глазами замелькали строчки тестирования системы, развернулся голодисплей. Камер для обзора не было. Был особый материал, становящийся прозрачным изнутри при подаче на него Пси. На него накладывалось голоизображение интерфейса и – можно складывать крылья.

Но стоило мне пошевелиться... пришло в движение все навесное оборудование, что ввело меня в ступор. Стоило чуть дернуть крылом – с тихим лязгом развернулись заспинные ракетные установки, шевельнув ухом я привела в боевую готовность наплечную установку с рельсовой пушкой, дернула хвостом – включились поясные установки с вооружением. Через минуту я запаниковала, и если бы все вооружение не было разряжено, не знаю, что случилось бы с арсеналом. Интерфейс заполнили сообщения об отсутствии боеприпасов.

– Хватит, – Сатай неожиданно ловко увернулся ото всех орудийных стволов и нажал какую-то кнопку за крылом. Все навесное оборудование тут же отключилось, и я с облегчением вздохнул. – Все понятно?

– Угу... – я стянула шлем и устало откинулась на спинку. Только сейчас пришло осознание того, что я очень даже неплохо разбираюсь в боевом интерфейсе. Что там Саннай говорил? «С внутренним интерфейсом сходу даже разработчики не разберутся». А я разобрался, молочка мне!

Я уже говорил, что айанэ обожают молоко и вообще все молочнокислые продукты? Нет? Ну, вот теперь говорю.

Хотя, с интерфейсом мне Сиррэн помогла, уверен. Интересно, а Артас другим попаданцам помогает, или это только мне такая добрая богиня попалась? Я чую подвох...

Ты будешь у моей сестры еще обучаться, считай это подвохом.

У айанэ нет матерных выражений, потому буду ругаться на русском. И я ругался, вслух, долго, с чувством, расстановкой. Сатай с интересом смотрел на меня. Через минуту я выдохся и недовольно оскалился.

– Сразу видно, какой язык для тебя родной. Что, о Тэйрат Заркар узнал? Не парься, для контроля Тьмы не требуется сходить с ума. Просто надо быть немного безбашенным и без тормозов. Абсолютное большинство айанэ таким похвастаться не могут.

Честно говоря, мне все больше кажется, что говорю я с человеком, а не лимер. Слишком Сатай не похож на айанэ, особенно его речь. Про неподвижность и так понятно: когда любой жест отвечает на активацию и наводку навесного вооружения – хочешь, не хочешь, а придется учиться искусству контроля собственного тела. Наверняка сложнее всего будет избавиться от условных рефлексов.

– Обращайся ко мне как к Силай. Надо привыкать, – я вздохнула и, открыв экзоскелет, выбралась наружу. Потянувшись и размяв все шесть конечностей, я покосилась на лимер. Тот сосредоточенно смотрел на меня, застыв словно статуя.

– Тренировку начнем немедленно. Приказ, – Сатай ткнул пальцем в потолок. – За мной.

Поплутав по коридорам, мы пришли на тренировочный полигон. Огромное пустое пространство под землей, не меньше – а то и больше – футбольного поля. Странно кстати, у меня многие выражения заменились на аналоги айанэ, а привычка измерять большие площади футбольными полями осталась. Почему? Сиррэн молчит... ладно, потом узнаю. А пока...

– Люди при потере равновесия взмахивают руками, тебе это должно быть известно, – я кивнул. – А айанэ расправляют крылья, и ты это тоже должна знать. От этого рефлекса избавиться очень сложно, так как если не стабилизировать свое равновесие – ты ткнешься носом в землю, по крайней мере, так считается. Тренированный боец выровняет равновесие простым движением ног. И тут включается главная трудность – айанэ крыльями не только равновесие восстанавливают. Если попытаешься с ходу перепрыгнуть препятствие, оттолкнувшись в полете от него руками, то тоже невольно раскроешь крылья. При резком развороте на месте айанэ опять раскрывают крылья. Поэтому в первую очередь будем учить тебя контролировать крылья.

Я обернулась и посмотрела на свои крылья, которые при этом раскрылись. Так, они действительно живут своей жизнью... это плохо. Интересно, что мешало сделать наводку оружия просто в одну точку? Хотя... стоило мне вспомнить внешний вид экзоскелета с дополнительным модулем, как стало понятно: эта махина создавалась для подавления противника на большой площади. А короткое обращение к памяти подсказало, что такой метод наведения навесного оружия используют только айанэ Райсан. Вопрос с небес: почему меня натаскивают сразу по двум... трем специальностям? Боевой псионик, стрелок Тенекрылых, огневая поддержка Тенекрылых... нет, даже четырем – меня еще будут учить контролю Тьмы, Пси теней. Хоть в землю зарывайся, правда.

Сатай подвел меня к стартовой точке полосы препятствий. В принципе, стандартная такая полоса, разве что она очень узкая – всего полтора метра в ширину. По большей части требуется преодолевать низкие стенки, проползать под стенками, делать резкие развороты, и все это как можно быстрее, не задевая ограничивающие стены крыльями. Полный штиль, одним словом.

Лимер молча указал в сторону финиша. Посмотрев на него печальными глазами, я, развесив крылья, поплелась к стартовой линии.

– Начали!

Бегом преодолеть пять метров свободного пространства, подпрыгнуть и руками оттолкнуться от препятствия... чтобы тут же свалиться на пол от боли в крыльях. Рефлекторно раскрыв их для поддержания равновесия, я со всей силы ударилась ими о стены по сторонам.

– Еще раз!

Вернуться на стартовую точки, разогнаться и вновь попытаться перепрыгнуть препятствие, тщательно следя за крыльями. Запутавшись в конечностях, я вновь упала носом в пол.

– Еще раз!

Молча стерев кровь с разбитого носа, я вернулась на старт.

С полигона я выбралась через четыре часа, избитая до полусмерти, в крови и с бешенными глазами и оскалом. За четыре часа я смогла преодолеть всего два препятствия! Первую низку стенку и забор, имитирующий колючую проволоку. На вторую стенку меня уже не хватало и я либо путалась в руках-ногах-крыльях, либо билась крыльями об ограничивающие стены, разбивая их в кровь и сдирая перья. На выходе с полигона меня ждала лимерра, псионик. Судя по зеленой спирали на шейном платке – специализирующаяся на контроле Пси Жизни. Целитель, одним словом. Она смотрела на меня с сочувствием, но молчала.

Сеанс восстановления занял пять минут. На поверхность я выбрался уже в полном порядке и готовый к полету, но с убитым о скалу настроением и самооценкой, упавшей в подземелье. Сатай прошел всю полосу препятствий, все сто метров, за шесть секунд. При этом он ни разу не задел крыльями ограничивающих стен. Скупые, плавные движения, мягкий, стелющийся шаг. Айанэ Райсан не отличаются ловкостью и реакцией, но даже так Сатай – очень опасный противник, даже без оружия. Стукнет один раз в нос, на неделю в кому отправит.

Тебе еще предстоит обучиться управлению бронетехникой и космическими кораблями.

Да чтоб тебя молнией ударило! Зачем?!

Мало ли. Раз уж начали делать из тебя супербойца, будем идти до конца. На ближайшие три месяца можешь забыть о сне, благо псионикам он в принципе не нужен.

Я попал... и очень серьезно. Три месяца без сна? Был бы человеком – покрутил бы пальцем у виска, но я айанэ. Для нас это нормально. Но чтоб мне перья повыдергивали, зачем меня Так натаскивать?!


– Смотри, это Крисар-40-35, на данный момент самая совершенная бронированная боевая машина. И единственная во всей серии, имеющая полностью найрановые броневой корпус и башню. Монстров 40-13Т не считаем, их всего четыре штуки.

Невысокий и совсем худой лимер медленно обходил танк по кругу, рассказывая мне о нем. Ниссай эйн Силийн был настоящим потомственным танкистом, вся его Семья только этим видом бронетехники и интересовалась. От этого и откровенно маленький для айанэ рост – всего метр семьдесят. Нет, я не меряла его линейкой, мне Сиррэн подсказала. Вообще, Семей, специализирующихся на чем-то одном, среди айанэ не так уж и мало.

– Тринадцать тысяч? Это те самые монстры, похожие на выползшие на сушу линкоры начала двадцатого века Земли?

– Они самые. Три из них сейчас на Лайти, еще один на Дайса'Тиан. Не думаю, что демонам удастся вскрыть его найрановый корпус, так что он наверняка еще на ходу. Хватит перьев по ветру, смотри.

Ниссай ловко запрыгнул на башню 40-35, расправив крылья для поддержания равновесия. Я невольно вздрогнул.

– Эта машина снабжена особой орудийной установкой. 130мм баллистическое гладкоствольное орудие, 30мм противотанковая магнитно-линейная пушка и 4мм скорострельная магнитно-линейная пушка для стрельбы по легкой технике или особо жестокой расправы над пехотой. Плюс два пулемета калибра 9мм. Вообще, изначально было только гладкоствольное орудие и противотанковая пушка, плюс один спаренный пулемет... но потом кто-то создал это.

Я со скепсисом рассматривала многоствольное недоразумение, обозванное орудийной установкой. Если ста тридцати миллиметровое гладкоствольное орудие было знакомым, то установленное в спарке с ним слева магнитно-линейное орудие вызывало неподдельный интерес. Но выглядело оно довольно заурядно – просто длинный, очень длинный прямоугольный параллелепипед с ромбовидным дулом. Между двух этих пушек установили еще одну рельсовую пушку, скорострельную. В наличии ненужный этому типу орудий дульный тормоз и, судя по всему, ствол имел длинный ход. Хотя, с ходом ствола все понятно, наверняка так и перезаряжается эта пушка. Но зачем ей дульный тормоз? Оба девятимиллиметровых пулемета спаркой были установлены сверху. Жуть одним словом, как айанэ смогли до такого додуматься? И как снабжать эту радость наводчика боеприпасами?

Плоская, но широкая башня имела форму половины наконечника стрелы, дополнительно разрезанного пополам, чтобы между половинками вставить орудийную установку. Сзади к башне крепился массивный короб с боеприпасами для пушек, пулеметы питались из гибких рукавов, уходящих в башню. Корпус сильно напоминал таковой у старого, еще советского танка, ИС-3. Клиновидный нос, наклонные борта, скошенная корма. Ну и отсутствие гусениц – айанэ использовали в качестве движителя антигравитацию.

Ах да, уже привычное отсутствие наблюдательных приборов.

– Буду честным, я тоже не слишком понимал – да и сейчас не понимаю – зачем столько разнокалиберного вооружения установили на одну машину. Хотя против демонов – в самый раз. Мелких ощипываешь пулеметами, средних – автопушкой. Если столпились – уничтожаешь крупнокалиберным осколочно-фугасным снарядом. А если какой монстр – то тут без противотанкового орудия нельзя.

– Экипаж один айанэ, – задумчиво пробормотал я, осматривая танк.

– Да, нейроконтроллер. Не вздыбливай перья и мех, он не такой, как у Райсан, а вполне обычный. Но у Сатай все же обучайся, на лично твою машину навесят дополнительного вооружения. Сегодня учиться управлять танком уже не будем, а с воздушной и космической техникой познакомишься завтра – твоим наставником будет Нилиай нэй Айнаси.

Я покинул словоохотчего айанэ в странном настроении. Вроде и непонятно, зачем мне знать столько, но в то же время интуиция утверждает, что потом я буду жалеть, что не обучился еще большему. Или это опять Сиррэн балуется? Она может, над людьми подшучивает исправно.

Как, например, при испытании нейроконтроллера для штурмовика. Такого же контроллера, как и в моем новом экзоскелете. Тогда бомбовый отсек за горизонт набили металлическими сплошными болванками из особого, «вязкого» металла, которые должны были имитировать бомбы. Штурмовик отправили на полигон, проверять точность бомбометания при новом контроллере, да и управление в частности. Пришли и люди, им соорудили отдельные наблюдательные ряды. Так вот, штурмовик сделал несколько пробных заходов, пилот привыкал к управлению в реальных условиях, и лег на курс, проходящий как раз над трибунами с людьми. И неожиданно, в сотне метрах до трибун, штурмовик сбросил весь груз металлических болванок. Те, конечно, не долетели, вот только людям забыли сказать, что то были не настоящие бомбы, а их имитация... паника поднялась нешуточная, особо долго прожившие среди людей айанэ упорно говорили о новой кирпичной фабрике. И лишь немногие знали, что это Сиррэн устроила аварийный сброс имитаторов бомб у штурмовика. Ей, видите ли, захотелось подшутить над людьми... скандал замяли, конечно, но с тех пор люди с опаской ходили на испытания новейшей техники.

Вообще, таких примеров множество, а предпринять что-либо в ответ люди не решаются. Да и что можно сделать богине, тем более что у нее и паствы-то, на которую можно воздействовать, нет. Паства, вернее ее подобие, есть у Тэйрат Заркар, но эту богиню злить еще опаснее. Повелительница Тени является еще и владыкой местного аналога загробного мира.

Стоит, кстати, сдуть пыль с некоторых фактов. Боги моего прошлого мира и боги нового – понятия совершенно разные. Да и богами Светлую и Темную зовут только люди и я по вредной привычке. Сиррэн и Тиррэн – а именно так зовут Темную сестру – невероятно могущественные псионики, получившие силу у самих Парящих в небесах. Сами Парящие тоже не являются богами, они – представители древней и могущественной расы. Настолько могущественной, что весь мир, в который я попал, таким, какой он есть сделали именно они. Расы так долго не существуют в принципе, но Парящие, если верить памяти, смогли как-то выжить.

Скажу даже больше. Леи'Меран отсекли этот мир от остального веера. Как – не спрашивай, даже я не знаю точно, а сами Парящие молчат, хоть перья дергай. Про вечную борьбу Порядка и Хаоса рассказывать не буду. Ты и так все понять должен.

Может все же «должна»? Привыкать надо...

Может быть и должна. Не важно. Главное то, что Леи'Меран до недавнего момента попросту выпали из поля зрения истинных богов, и мир так и остался полностью нейтральным. И неожиданно, примерно пятьсот лет назад, мир начал стабилизироваться. Мы с Сестрой подозреваем, что в мир проникла Власть Порядка, но это только подозрения.

Вот зачем Парящие притащили в этот мир демонов!

Да, именно так. Но положение только ухудшилось, и Леи'Меран как никогда раннее близки к личному вмешательству. На них правило о невмешательстве не должно распространяться, но кто знает?

Сумасшествие... боги, которые не боги, создают мир. Мир скатывается в Порядок. Боги пытаются выровнять положение, позвав на помощь Хаос. Хаос с троллфейсом решил сам захватить мир. Что я еще должна знать из того, что мне знать не положено?

Много чего. Мы с сестрой постараемся прикрыть тебя от воздействия Артаса и Арагорна, но в мире Тумана у нас нет власти. Будь осторожен, Дмитрий, Леи'Меран возлагают на тебя большие надежды.

В подавленном состоянии я вернулся в квартиру и спиной упал на кровать. Мне говорят слишком многое, так не бывает. Хотя, почему не бывает? Если Парящие в небесах и обе сестры желают лишь спокойствия в мире, они и будут поддерживать меня крылом. Пусть и ценой перьев, но будут. По крайней мере, это все объясняет. Вопрос теперь лишь один. Стоит ли брать эту версию за рабочую? Кстати, Сиррэн говорила, что Парящие относятся к старым богам и что они «медленно растворяются в Пси-поле». Тогда почему на них не должно распространяться правило о невмешательстве? Что-то тут не сходится...

Сбросив одежду, я направился в ванную комнату. Настроив температуру воды – никаких двух краников, интерактивная голопанель и встроенный микрокомпьютер – я забрался в душевую кабинку и закрыл ее. Тут же полилась теплая вода, пропитывая мех и перья. Вздохнув, я ткнулся щекой – морда длинная, волчья, лбом упереться трудно – в прозрачную стенку кабинки. Что-то мне моя новая жизнь нравится все меньше и меньше. Одно дело просто попасть в противостояние богов, и совсем другое – в противостояние богов и очень древней, но все же расы, на стороне последних. Боги все же сильнее. Но древняя раса в чистом небе, или, как говорят люди, у них развязаны руки. И все же... почему мне кажется, что демоны – всего лишь отвлекающий маневр? Вот только кем он устроен – богами или Парящими?

В голове поселилась тупая ноющая боль. Досадливо поморщившись – у псионика и мигрень, засмеют же – я нанесла шампунь для меха на щетку.

Полчаса в душе, пять минут в сушилке, и я вновь лежу на кровати и смотрю в потолок. Мне как-то откровенно надоело мыслить о себе то как о лимер, то как о лимерра. Неужели с этим ничего нельзя поделать? Закрыв глаза, я заставила себя уснуть.


Проснуться меня заставило сильное чувство тревоги. Резко присев, я с недоумением осмотрелся.

Меня окружал туман, невероятно густой, но в то же время сквозь него можно было рассмотреть детали пейзажа: чахлые кустики, изредка встречающиеся валуны. Что же, Силай, добро пожаловать в мир Тумана, снова. Интересно, что на этот раз?

Встать на ноги и отряхнуть ставшую привычной одежду – странно, я вроде ее снял – заняло всего несколько секунд. Чувство тревоги за это время, конечно, не изменилось. Прислушавшись к чувству Пси, я без удивления отметил, что Пси-поля здесь нет. А значит, полагаться стоило исключительно на свой резерв... который все равно мало поможет – воздействовать Пси на тех, чью сущность оно не пронизывает, практически не возможно. Еще раз осмотревшись, я кивнул сам себе: валуны выглядели достаточно тяжелыми, чтобы превратиться в хороший метательный снаряд в будущем. Сейчас с контролем Пси была беда, вернее, его вообще не было.

Вздохнув, я неспешно двинулась вперед. Не было каких-либо ориентиров, не было и четких указаний. Память ничего на этот счет не говорила, но в теории я должна вернуться в свой мир, проснувшись. Или как-то иначе, не навечно же меня сюда запихнули? Да и Сиррэн не позволит, я надеюсь...

От тяжелого взгляда в спину весь мех мгновенно встал дыбом. Наверное, это забавное зрелище, но не тогда когда ты, оборачиваясь, видишь страшного, клыкастого, когтистого монстра, описать которого не хватает ни слов, ни времени. Я замерла, даже дышать перестала, боясь спровоцировать монстра на атаку. Сейчас я, не обученная даже простейшему контролю Пси, лишенная надежного экзоскелета и автомата, чувствовала себя не то, чтобы голой – закуской. Которую сметут со стола и не заметят.

К моему ужасу, тварь реагировала отнюдь не на движения. За доли секунды я успела осознать, что меня убьют, что я беспомощна, что миссию я теперь точно не выполню, и что меня накажут Парящие в небесах. После чего абсолютно автоматически возвела простейшую защитную кинетическую сферу. Простейшую, но с перепугу я влила в него где-то пятую часть всего Пси, что впихнула в меня Сиррэн (сама концентрировать Пси в организме я пока не умею). Монстр на полной скорости вписался в щит, который сработал четко по Второму закону Ньютона, отбросив его на десяток метров. Я же прижалась крыльями к дальней от твари стене стационарного барьера и медленно сползла вниз.

Вот теперь я точно попала, причем в собственную же ловушку. От страха я не просто создала купол, я создала полноценную сферу, настолько перенасыщенную телекинетической Пси, что она перестала пропускать даже воздух. А как развеять, не откачать всю энергию, заботливо сконцентрировав ее в организме, а хотя бы просто развеять сферу я не знала.

Проблема решилась сама собой, когда сфера взяла и... абсолютно бесшумно лопнула. Завизжав так, что у самой заложило в ушах, я встретила метнувшуюся тварь кинетическим Пси ударом, вложив в него половину оставшегося резерва. Тварь лопнула, не выдержав удара, а я, истерзав неподготовленный организм резкими выбросами Пси, потеряла сознание.



Глава 4. Посвящение и крещение


Резко открыв глаза, я попыталась рывком вскочить, но меня тут же прижала к кровати чья-то ладонь. Ошалело завертев головой, я все же смогла заметить Сиррэн и с трудом сфокусировала взгляд.

– Ну, Артас, – не сказала, прошипела Светлая, осторожно гладя меня по голове. От этих прикосновений становилось спокойнее, словно в детстве с мамой, точно так же сидящей рядом и время от времени поправляющей одеяло. – Попадись ты мне только... ты как, в порядке?

Я неуверенно кивнула, неожиданно для себя всхлипнув. Сиррэн вздохнула и посмотрела в сторону выхода. Чуть привстав, я с удивлением увидела там Тиррэн: черную лимерра окружал ореол тьмы и холода.

– Еще немного, и организм бы перегорел, – Темная сестра говорила тихо, но все равно у меня весь мех встал дыбом. Чуть прижав уши, Тиррэн виновато посмотрела на меня, и ореол тьмы вокруг нее развеялся. – Прости. Привычка.

– Я знаю. Придется немного изменить график обучения, – Светлая встала. – Отдохни, а потом поднимайся ко мне. Мы обучим тебя основам контроля Пси.

Обе сестры растворились в воздухе, а я совсем по-детски спряталась под одеялом и уснула.


Новое пробуждение было спокойным и даже размеренным: открыв глаза, я зевнул, потянулся, полежал еще минуту в кровати. Сев, я еще раз зевнул и осмотрелся. Ничего не изменилось, разве что на прикроватной тумбочке лежала маленькая синяя таблетка, и стоял стакан воды. Таблетку я без раздумий проглотил, тут же запив ее водой – судя по странному, но приятному вкусу, вода была насыщенна Пси.

О ночном путешествии в мир тумана я старался... тряхнув головой, я мысленно себя поправил: старалась не вспоминать. Сразу к такой резкой смене гендерной принадлежности не привыкнешь, помогай тебе Сиррэн или нет.

Но вернемся к миру тумана. Сиррэн, да и Тиррэн не понравилось, что я не просто туда попала, но и чуть не оставила там крылья. То, что я использовала Пси – факт, иначе как объяснить ломоту и жжение во всем теле? Нервная дрожь и частое потемнение в глазах тоже были явным признаком отравления Пси – самый распространенный, но при этом наименее опасный побочный эффект применения псионики нетренированным разумным.

Встав, я подошла к голопанели, заменяющей зеркало. На тумбочке перед ней аккуратно были разложены щетки, расчески, какие-то баллончики с распылителями. Вздохнув, я пока решил...ла не использовать средства ухода за мехом, а просто расчесаться. Благо это занимало в среднем минут пять.

Приведя себя в порядок и одевшись – одежда была явно выстирана и выглажена – я направилась к гравилифту, чтобы подняться на самый верхний этаж, к Сиррэн. Там меня уже ждали.

– Как ты себя чувствуешь? – прислушавшись к себе, я вновь отметила признаки отравления Пси.

– Не слишком хорошо, – я старалась смотреть в глаза Светлой – отводить взгляд у айанэ означает проявлять неуважение – но время от времени на меня накатывала волна острого жжения, и я зажмуривалась.

Сиррэн молча взяла мою ладонь и осторожно коснулась ее Пси-лезвием. Выступившая кровь была очень светлой, розоватой, и очень быстро испарялась. Лимерра тихо, в замысловатых выражениях – в айналоре не было матерных слов – рассказала, что она думает о Хаосе, об Артасе в частности, и что она с ним сделает при встрече, после чего провела ладонью перед моим носом. Я, естественно, проследила за ней взглядом и жжение прекратилось.

– Идиот... – Светлая обернулась и посмотрела в единственный темный угол; оттуда вышла Тэйрат Заркар.

– Это еще мягко сказано, сестра, – голос Темной был полон холода. – Срывать ограничители усваивания Пси организмом, надо быть либо очень глупым, либо очень древним существом.

Я похолодел, и не от интонаций Тиррэн. Если бы не Сиррэн, я бы точно умер, и умер в страшной агонии: сорвав ограничитель, строго дозирующий усваиваемую организмом Пси, он фактически активировал бомбу замедленного действия. Поток энергии выжег бы меня изнутри, вызывая при этом невероятную боль, ведь в первую очередь сгорала нервная система. У меня появился еще один повод ненавидеть бога Хаоса, и, похоже, не у меня одного.

– Почему?

– Потому что если ты дурак – ты и не такое сотворишь, а если ты прожил несколько миллиардов лет – тебе просто плевать на жизни простых смертных, – ответила Сиррэн и еще раз провела ладонью перед моим лицом. Я чихнул.

– Думаешь, твоя метка поможет? – Темная была полна скепсиса.

– Хоть какая-то защита. И да, советую тебе поменьше спать, по крайней мере, до тех пор, пока не сможешь защитить себя без оружия и экзоскелета.

Я кивнул. А что мне еще оставалось делать? Только слушать внимательно и стараться выжить. Хотя, чувствую, что выживать будет очень сложно.

– А почему вы уверены, что это именно Артас сорвал ограничители?

– Эманации Хаоса. Считай, у нас на него нюх, – Светлая поморщилась. – В теории, из-за демонов в моем мире я не должна была ничего почуять, но в этом небоскребе все еще держится первозданный энергофон.

Темная склонила голову, словно прислушиваясь к чему-то, и растворилась в облаке черного дыма, быстро рассеявшегося.

– Опять Ушедший появился. Ладно, начнем с простейшего:

Как ты уже знаешь, уровень контроля Пси определяется объемом энергии, которую псионик может сконцентрировать в своем организме и не умереть. В твоем случае это даже не двадцатый, а двадцать первый уровень, но это в будущем. Сейчас твое сознание блокирует возможность выдержать максимальное количество Пси, а результаты насильственного вливания энергии нам продемонстрировал бог Хаоса, чтоб его порядок придавил.

Пси не просто так зовется Пси, она контролируется разумом и силой воли. Простейший удар – это крик разума, провоцирующий мгновенный выброс энергии в определенном направлении, а то и вообще во все стороны.

Обычному разумному требуются месяцы и годы, чтобы научиться чувствовать Пси и управлять ею. Псионики получают эти способности с рождения. Другое дело, что у тебя тело очень сильного псионика, но разум обычного человека, не связанного с Пси-полем этого мира. Эти несколько дней создавались и крепли основные связи твоего разума, сознания, души и мира, в котором мы все сейчас живем. Пока тебя не примет мир, ты не сможешь использовать Пси. И да, мир не разумен. Просто так принято говорить.

В теории, ты должна была сразу научиться контролировать Пси хотя бы на базовом уровне. Но Артас опять все испортил: вместо девушки он прислал парня. Тебя, Дмитрий, а создать тело такого могущественного псионика быстро нельзя.

– Сиррэн, вы говорили, что бог Хаоса скопировал ваш Источник Пси?

– Да, и поэтому он вдвое больший идиот, чем я думала. Мой Источник Пси – это одна из энергетических сущностей, созданная Леи'Меран специально для нас с Тиррэн. Источник позволяет нам жить даже в иных мирах и позволяет не бояться перегорания организма. Изначально, именно из-за них мы стали самыми могущественными и смогли взять на себя часть ноши заботы о мире. А потом мы получили возможность стать богами, правда, ею так до конца и не воспользовались.

Наверное, знак вопроса висел прямо надо мной.

– Для становления истинным богом своего мира надо покинуть мир живых. Боги не могут прямо вмешиваться в жизнь смертных или долгоживущих. А мы пока не совсем боги, так что – помогаем изо всех сил. Немудрено, что нас с сестрой постоянно убить пытаются...

– Ты даже при сестре говоришь, что этот мир – твой...

– Потому что он и правда мой. Тиррэн заведует местным аналогом загробного мира, Миром Теней. Там даже Артас появляться отказался, а это о многом говорит. Хотя, мы с Тиррэн и недобоги, но мы в своем мире, и здесь наши правила и наши законы.

Но продолжим о Пси и его контроле. Самым простым и безопасным способом узнать, сколько может выдержать твой организм – это медитация. И не надо озираться в поисках, где сесть, мы с тобой сейчас не люди. Встань прямо, расправь крылья. Скрести ладони на груди и закрой глаза. Ты сама все почувствуешь.

Выполнив все распоряжения Светлой, я действительно почувствовала что-то... что-то странное, но очень знакомое. Все звуки исчезли, осталась лишь темнота и ощущение, будто меня здесь очень ждали и теперь рады видеть. Где-то вдали появилась маленькая светящаяся точка, синий свет звал и манил за собой. У меня не было тела, но стоило мне захотеть, как я мгновенно оказалась у огромной синей звезды. Ослепительно белые протуберанцы вырывались с поверхности этого небесного тела, но вместо нестерпимого жара я чувствовала сковывающий холод. Звезда манила меня к себе, звала в самый центр, призывала раствориться в себе и стать частью чего-то большего... забыть обо всем, обо всех мирских проблемах и заботах... почти сделав мысленный шаг, я остановилась. И остановило меня отнюдь не чувство долга перед живыми или сестрами-богинями. Остановило меня понимание, что став частью чего-то, я перестану быть собой. Меня остановил простой человеческий эгоизм и бунтарь, доселе прятавшийся где-то в уголке подсознания.

И я шагнула назад. Звезда исчезла. Вместо нее – океан энергии, в который обратилась синяя звезда. Вся масса этого гигантского потока ударила в меня, несмотря на отсутствие у меня тела. Ударила, и начала заполнять мою душу, мою суть. Переполняя ее, разрывая огромными объемами энергии, заставляя дрожать и вынуждая отступить под натиском Пси, но чей-то тихий, шепчущий голос заставлял стоять, стоять и терпеть боль от разрываемой души.

Неожиданно все прекратилось. Все исчезло, вместо пронзительно синего потока Пси – обычный просторный кабинет, офисный стол, панорамные окна, и кремово-белая лимерра, стоящая посреди комнаты. А я... а я стояла на четвереньках, и меня рвало кровью. Кровь была повсюду, она шла из носа, стекала по рукам и ногам, пропитывала одежду и собиралась в большую лужу подо мной. А еще она была не красной, а пронзительно синей, хотя и краснела у края увеличивающейся лужи.

– С посвящением в Пси, сестра.


– Посвящение всегда заканчивается лужей крови? – я лежал на полу, пока Сиррэн водила надо мной ладонью. От ее руки узким конусом исходил белый свет.

– Обычно молодые псионики видят не Сверхновую, а маленький огонек, – Светлая закончила с моей правой рукой и перешла на грудь. Я тихо вздохнул и прикрыл глаза.

Прошло где-то десять минут с неожиданного для меня окончания медитации и около десяти часов с ее начала. По словам Сиррэн, я умудрился провалиться в Пси-поле мира, хотя требовалось всего-то увидеть свое Пси. В итоге: вместо первичных навыков контроля Пси – тяжелейший Пси-удар по всему организму, чуть не сжегшему остатки человеческой сущности. В общем, пролетел в миллиметре от туманных скал. Если бы отступил под напором волны энергии, я бы точно умер, а так, всего лишь пробудил собственный Источник Пси. Теперь кровь не начнет кипеть прямо в венах, и я не сброшу перья от перенакачки Пси.

Правда, был бочонок дегтя в ложке меда... в связи с наличием дополнительной сущности в моей бедной тушке, контролю Пси мне придется учиться самостоятельно. Стандартные методики улучшения контроля ко мне теперь не относятся, мне придется договариваться с Источником. А эта псевдоразумная сущность, в теории больше похожая на ИскИн, молчала, несмотря на все мои попытки прикоснуться крылом.

– Все, – Сиррэн закончила лечить многочисленные повреждения моего тела. – Давненько я не работала руками, чуть не забыла, каково это.

Да, кстати. Так как я теперь сама себе Источник Пси, даже сестры-богини не смогут влиять на меня дистанционно. Так что, теперь я буду получать исключительно словесные советы да лечение, ради которого придется каждый раз возвращаться на Лайти и лететь к Светлой.

– Попробуй договориться с Источником, иначе он не позволит Ти обучить тебя контролю Тьмы, – Сиррэн осмотрела кабинет, задержавшись взглядом на высыхающей луже крови. Вздохнув, она посмотрела мне в глаза. – У тебя слишком сильная предрасположенность к контролю Первозданной Пси, а значит, с тонким воздействием придется туго. Считай себя сильнокрылым боевым псиоником.

– Есть считать себя сильнокрылым боевым псиоником! – я шутливо отдала честь, вытянувшись в струну. Лимерра покачала головой, но я успела заметить улыбку.

– Вольно. Все, перья в зубы – и марш в свою квартиру!

Я резво развернулась вокруг своей оси и пулей вылетела из кабинета.

– Артас, только появись в моем мире. Убью, – прошипела Светлая и резко взмахнула крыльями, исчезнув в облаке белых перьев.


Курс моего обучения изменили. Вернее сказать, его срезали до стандартного курса бойца Тенекрылых с небольшой надстройкой – тренировками контроля тела, чтобы в будущем использовать нейроконтроллер. Изучение броне– и авиатехники входило в стандартный курс Тенекрылого, но управлять ею не учили, так как эти айанэ сами по себе и танки и авиация.

В общем, куда этот порыв... В данный момент я, облаченная в экзоскелет – стандартный, без модуля с кучей вооружения – с оружием, контейнерами с запасными магазинами на поясе, и остальной экипировке бегала как подожженная по полигону, стреляя по мишеням и преодолевая препятствия. Получалось, словно пером суп мешала: попадать в мишени-то я попадала, но и меня подстреливали буквально на десятой секунде. Я еще не привыкла к габаритам брони, да и вообще бегать с автоматом наперевес.

– Вы были уничтожены попаданием из стационарного рельсотрона, – клянусь крыльями, ИскИн костюма ехидничал! – Рекомендация: будьте внимательнее и не торопитесь.

– Не торопитесь... у меня норматив, между прочим! – несмотря на экзоскелет, я сильно устала и сейчас просто сидела на, простите, попе, благо весь полигон был залит бетоном и изображал руины города. Нет, я все так же находилась внутри экзоскелета в позе эмбриона, но ощущения были именно такими.

– Норматив такими темпами ты не сдашь, – задумчиво пробормотал Саннай. – В тебе явно многое от человека осталось. Нетерпеливость в частности.

– Скорее уж шило... под хвостом, – я встала на ноги, встряхнулась – экзоскелет не лязгал и не грохотал, что было особенно приятно. – Я не могу медленно, меня что-то вечно подгоняет.

– С таким характером тебе нужно у Огненнокрылых обучение проходить.

– Это к Сиррэн. Я не виновата, что они все поголовно двинутые и мрут, как мухи, – прошипела я. Вот никак понять не могу, почему все айанэ шипят, а не рычат?

– Да, человеческое из тебя, когда ты раздражена, лезет перьями в линьку... Огненнокрылые действуют в ближнем бою, а там их часто люди артиллерией утюжили.

– А?!

– Люди боятся демонов, и когда прижимает, стреляют вообще во все, что движется. Поэтому совместные с ними операции не проводятся уже три года.

М-да, не самая лестная характеристика людям. Кого же в вооруженные силы они берут, что те такие паникеры?

– Погоди, когда я появилась, я видела людей!

– Сиррэн настояла. Хватит перьев на ветру, попробуй еще раз и сходи к Найа, пусть загрузит теорию.

Не буду описывать свой позор на полигоне, мне стыдно. А вот о Найа нэй Лисса расскажу поподробнее.

Во-первых, Семья Лисса и правда похожи на лис, это один из немногих примеров, когда имя Семьи создано на основе слова из русского языка. У них такой же рыжий с белым окрас, черные «перчатки» на руках и «сапожки» на ногах, длинные пушистые хвосты. Крылья имеют ярко-рыжее оперение, и лица такие хитрые-хитрые, лисьи. Нет, правда, все айанэ поголовно на волков похожи, а эти – на лис. Даже зрачки вытянутые.

Сама догадаешься?

А что тут догадывается? Парящие, кто еще такое мог провернуть?

В защиту создателей скажу, что Семья Лисса – лучшие мозгоправы и диверсанты.

Я знаю, знаю... скажи мне лучше, почему вместо смазанного деления между я – лимерра и я – мужчина я получил четкую границу, смещающуюся то в одну, то в другую сторону?

Источнику Пси не нравится, когда в одном теле два сознания, вот он и определяет, что тебе ближе.

Блин! А вдруг выяснится, что мне ближе мужчиной быть?

Не думаю. Источник – достаточно разумное существо, чтобы сделать определенные выводы. Скоро путаница закончится, подожди немного.

Опять порыв в другую сторону... ладно, продолжим про Лисса. Дочь Семьи как раз смотрела на меня, чуть прищурившись, и нетерпеливо дергала кончиком хвоста. Я невольно наклонил голову, готовясь к отпору. Найа тихо фыркнула и без вопросов подошла ко мне и коснулась пальцами висков. Я тут же отключился.

Очнулся я в той же позе, в которой и потерял сознание, только Найа сидела у стенки и, тихо шипя, массировала виски. Я мысленно хмыкнул, если откат ударил не по мне – значит, либо я сильнее психически, либо меня защитил Источник Пси. Склоняюсь ко второму варианту...

– Теорию я загрузила, заодно и получила предложение снять твой психобарьер, которым ты от Источника закрылся.

Как в воду глядела.

– И... как? – я недоверчиво прислушался к себе. Отклик оказался полной неожиданностью.

– Сняла, получила откат, метку Источника и изрядную порцию Пси на будущее. Кстати... а почему Трапов?

А вот это неожиданно! Какого демона, она в мою память залезла?

Источник позволил, наверное. Присмотрись к этой айанэ, наверняка он заметил что-то, что может пригодиться в будущем.

Она, блин, лимерра! Я понимаю...

Выруби извращенца в своей голове, и вспомни о существовании такого понятия, как друзья!

– Послушайся Сиррэн, она плохого не скажет.

?!

– ?! – слов не было, осталась одна эмоция. Найа по-человечески пожала плечами и обвинительно ткнула меня пальцем в грудь.

– В следующий раз закрываться от Источника не будешь! Он думал, что снять блокировку не получится и провел телепатический мост.

– Я попал...а...

Неожиданность, она всегда неожиданная... Надо поговорить с Ти.

Отлично! Сиррэн хотя бы есть с кем советоваться, а мне что делать прикажете?

«Что-что... жить!»

Ну, еще одного голоса в голове мне не хватало... я – самая несчастная попаданка в мире, наверняка...

«Зато в случае свидания я могу кое-чего подсказать»

А-а-а, уйди из моей головы!


Саннай еле успел шагнуть в сторону, пропуская несущуюся с выпученными глазами Силай. Флегматичный айанэ отвел уши назад и недоверчиво посмотрел на Найа. Та помотала головой, чем вызвала еще больше подозрений – у айанэ отрицательным жестом является дергание крылом.


– Знаешь... я в который раз убеждаюсь в абсолютном, как любят говорить люди, пофигизме Парящих, – Сиррэн еще раз провела ладонью перед моим носом, вызывав стойкое желание чихнуть. – Создать Источник Пси и даже не ограничить степень его самостоятельности и разумности, так только Леи'Меран умеют делать.

– Разве? – я все же чихнула, прижав крылья и уши. – Я думала, это еще и людям присуще.

– Люди хотя бы не летают в одном и том же смертельно опасном ущелье. А Парящие уже где-то в пятый раз подобное вытворяют. Иногда мне кажется, что это нас так тонко троллят.

– Вот набралась ты у людей выражений... Троллят. Может быть это такой план?

– Хитрый? – Светлая усмехнулась и щелкнула меня по носу, отчего у меня весь мех встал дыбом и крылья расправились на весь немаленький размах. – Парящие – те еще веселые ребята, они как-то притащили в мой мир обычного человека из техногенного мира. Так тот умер буквально через две минуты, отравление Пси. А тех людей, – Сиррэн наполовину раскрыла крылья, предлагая дослушать, – кто здесь живет сейчас, Леи'Меран притащили позже и адаптировали к моему миру. В итоге, местные люди не смогут жить ни в одном другом мире. Умрут от истощения Пси.

– Это что, такая защита от иномирян?

– Нет, это результат экспериментов с астральным полем. В итоге, вместо обычного астрала мы получили Пси, плюс, странно себя ведущее. Только Парящие знают, что ждать от Пси поля, и мне кажется, что даже они не знают все, – увидев, что я хочу задать вопрос, она покачала головой. – Они все же решили немного рассказать о своих экспериментах.

– А что со мной и Найа делать?

– Я тут ничего не сделаю, если ты, конечно, не хочешь полностью потерять человеческие составляющие – личность и память. Попробуй договориться с Источником. Я на перо поспорить готова, его личность является слепком с твоей человеческой. Будешь спорить и ругаться с самим собой.

– Да, твое перо было бы очень кстати, – пробормотал я, разглядывая крылья Сиррэн. Та прижала их к спине и нехорошо прищурилась. – А почему именно спорить?

– Потому что я хорошо знаю тебя, как человека. Ты с самого начала больше Силай, чем Дмитрий, но это мне не мешало.

– А теперь? – я заинтересованно навострил уши.

– А теперь, – Светлая сформировала из Пси маленький шарик и пустила его летать по кабинету. – Источник Пси не позволяет читать твои мысли кроме тех, что ты именно мне и адресовываешь. Опять же, это не слишком большая помеха, но я не хочу окончательно дестабилизировать твою человеческую сущность.

На несколько минут наступила тишина. Сиррэн следила взглядом за Пси-сферой – как я подозреваю, она ей и управляла – а я думал. Думал, что меня ждет и к чему приведет такой быстрый старт. Нет, я не получил в свое распоряжение всемогущество и вседозволенность, по своему уровню контроля Пси я не лучше среднестатистического псионика-силовика. Именно силовика, а не боевого псионика. Про уровень боевой подготовки я вообще лучше промолчу, меня ощиплет и боец регулярной армии людей. Нет, я про помощь сестер Тэраен. Кстати, я только недавно узнал, что вся Семья Тэраен состоит из трех айанэ, Сиррэн, Тиррэн, и меня.

Да и вообще, вся моя новая жизнь сейчас больше напоминает санаторий. Ничего действительно опасного для жизни не происходит, я сижу безвылазно на Лайти и пытаюсь хоть чему-то научиться. Честно говоря, меня это спокойствие заставляет нервничать, словно затишье перед бурей. И вообще, я сильно нервничаю в последнее время.

– Все, – Сиррэн взмахнула крыльями. – Лети к себе, отдохни. Спать и отрубаться не советую, у тебя сейчас с контролем Пси вообще плохо будет. Да и не нужен тебе сон, уж это Источник Пси обеспечит.

Согласно кивнув – если кто забыл, то кивок у айанэ, это сначала задрать голову, а потом наклонить – я молча встала и покинула кабинет. При этом я до самого лифта ощущала взгляд Сиррэн.


Пообщаться с Источником Пси... все равно, что разговаривать с самим собой, так должно быть в теории. Но я уже на своем небогатом опыте убедилась, лучше сначала сделать, а потом задумываться, что ты вообще сделала. Принцип айанэ – если не можешь понять теорию, возьмись за практику, со временем поймешь, что и как работает. Вот только, как теперь мне определять, когда говорит Сиррэн, когда Найа, а когда Источник? Нет, у каждого свой уникальный мысленный голос, проблема в другом. Когда Сиррэн и Найа попытались одновременно поговорить со мной мысленно, я, вместо членораздельной речи, услышал белый шум. Сиррэн, пробившись сквозь «помехи», сказала, чтобы я научился мысленно разделять голоса, а для этого надо научиться различать их не только по звучанию голоса.

Вот этим я и занималась. На этот раз подсказывала Тиррэн. Ну, если не считать того, что от ее голоса я чуть все перья не сбросила, то советы были весьма дельные:

Меня и Сиррэн ты сможешь отличить только по звучанию голоса, но по отношению к нам этого хватит. Главной характеристикой мыслеречи является Пси-темп. У каждого он уникален, за исключением нас с сестрой. Определить Пси-Темп очень просто, но для этого надо быть псиоником и обладать начальными навыками тонкого контроля Пси. У тебя этих навыков нет, попроси Источник. Теперь он твой главный помощник, в его же интересах тебе помогать. Считай это симбиозом.

Надо потом попросить Тиррэн «говорить» чуть тише... от ее голоса у меня разболелась голова.

Ладно, что у нас с Источником? Преимущество и проблема одновременно. И как прикажете с ним разговаривать? Как с шизофренией?

`А просто вопрос задать слабо?'

О, еще один грубиян в моей голове... за что мне такое?

`Привыкай, салага. Ишь, разошлась, думаешь, получила кучу всего и все? Мир любит равновесие, ха-ха'

Ладно, с этим разобрались... Права была Сиррэн, с Источником я буду в основном ругаться. Приятного мало, конечно, но я ожидала худшего.

`Хуже будет дальше'

Прекрати комментировать каждую мою мысль! Когда понадобишься, я сама тебя позову.

`Как прикажете, о, великая и пернатая госпожа'

Это тонкий намек на то, что я курица? Молчи, противное существо, пока я не попросила Сиррэн тебя выжечь. О, заткнулся...

Так, на чем я остановился? С этими голосами в голове начинаешь чувствовать себя ущербным, правда. В общем...

Стук в дверь остановил так и не разогнавшуюся мысль. В комнату заглянул Саннай.

– Через час на полигон. За месяц мы должны сделать из тебя бойца Тенекрылых, иначе в зону боевых действий ты отправишься недоученной.


Чем мне запомнился прошедший месяц? Звучит, словно тема сочинения в школе людей...

Месяц запомнился мне постоянными тренировками, полным отсутствием сна и постоянными чистками памяти. По мере обучения Сиррэн удаляла абсолютно ненужную информацию, словно я была компьютером.

Я наконец-то обучилась контролю Пси. Обучение, правда, было каким-то... слишком легким? Скорее всего. Все обучение сводилось к обыкновенной медитации, такой же, как при посвящении в Пси. Во время своеобразного транса со мной что-то делали Сиррэн и Источник, после чего я неожиданно получала возможность контролировать один из видов Пси. Следом меня брал под крыло Саннай либо один из его доверенных, обучая меня контролю в боевых условиях. С учетом моего возросшего уровня боевой подготовки – я не спала и тренировалась в буквальном смысле без перерыва – было не только трудно и изматывающе, но и интересно. В итоге, за прошедший месяц я все же смогла достигнуть уровня рекрута Тенекрылых. Если бы не полсотни псиоников, инструкторов Тенекрылых и айанэ из Центра Исследования Пси, обучение бы заняло около года. В лучшем случае.

Конечно, были и серьезные проблемы. Несколько раз я ломала себе крылья, руки, ноги. Недавно повредила позвоночник, после чего пришлось пройти через очень болезненную процедуру Перерождения, во время которой моя и так перекошенная психика пострадала еще сильнее. Перерывов делать было нельзя, поэтому, сейчас я лежу в реабилитационном центре, и меня не выпускают из транса. Приходится мерить шагами окружность голубой звезды – так я подсознательно видела Источник Пси – и думать о недалеком прошлом.

Думаю, стало заметно, что я все реже думаю о себе, как о человеке-мужчине. Это радует, но в то же время заставляет задуматься – а осталось во мне вообще хоть что-нибудь от Дмитрия Трапова? Или я теперь полностью и безвозвратно Силай нэй Тэраен? Все же это довольно странно. Зачем был нужен разумный из другого мира, если от него остались только воспоминания и какие-то жалкие крохи личности? Что мешало просто найти псионика четвертого уровня и обучить его так же, как и меня?

Кстати да, двадцать уровней контроля Пси отменили, оставив всего четыре, плюс пятый для Сиррэн. Почему Тиррэн не имела и не получила уровень контроля – я так и не поняла. Наверняка причина серьезная.

Источник Пси выпустил в мою сторону протуберанец, который я автоматически поймала контролем первозданной Пси и поглотила. Источник одобрительно загудел.

Сколько времени уже прошло? Попытка вынырнуть из транса привела лишь к очередному ощущению чьей-то Пси, отправившей меня обратно. Вот и гадай после этого, что там делают с моей бренной тушкой. Насколько я понял... ладно, пока можно. Так вот, насколько я понял, стандартный сюжет какой-нибудь видеоигры, когда у тебя с самого начала куча всего, после чего на первой же миссии у тебя остается в кармане только нож, сестры Тэраен не допустят. Да и не буду я в одиночку покорять населенный демонами мир, а в составе полноценной дивизии Тенекрылых. Кстати, дивизия Тенекрылых – это тридцать тысяч бойцов с экипировкой, техникой и снабжением. В некоторых дивизиях личный состав больше, в некоторых меньше. Например, стандартная пехотная дивизия – это шестьдесят тысяч айанэ, а бронетанковая – всего пять.

`Успокойся. Тебе только кажется, что от Димы в тебе ничего не осталось. Прекрати себя жестко контролировать, и любой айанэ решит, что ты с детства жила среди людей'

Успокоил, конечно... и вообще, почему мне кажется, что это не твои слова?

`Потому что это Сиррэн. Не тормози, ты в трансе, и можешь общаться только со мной. А я могу с кем захочу. Найа передает привет и пожелание не растерять мозги по углам'

Ей тоже скорейшего отсыхания крыльев. Ладно, не мешай разгребать перья.

Замолчал. Язвительная сущность мне попалась, но хотя бы слушается и не пытается диктовать свои условия. Опять же, наверняка заслуга Сиррэн или Тиррэн, без них я бы стала шизофреником.

Неделю назад количество демонов в мире достигло критической точки, и Сиррэн устроила массовое очищение. Ничего невероятного не произошло, Светлая просто заперлась у себя на сутки, после чего на ближайшие пригодные для жизни миры были переброшены регулярные части айанэ и людей. Пока держатся, среди айанэ потерь нет, а вот людям не повезло – уже погибло более двадцати тысяч. И это несмотря на современнейшие экипировку и технику. Да и айанэ держаться исключительно благодаря псионикам, устроившим критическую концентрацию Пси в мирах. Многие получили отравление Пси разной степени тяжести, в ближайшее время большую часть миров либо покинут, либо произведут замену всего личного состава. Склоняются к первому варианту.

Кстати, на Дайса'Тиан смогли найти Крисар-40-13Т. Машина в идеальном состоянии, но весь экипаж исчез, словно его и не было. Сейчас этого монстра исследуют пять сотен псиоников, определяют, насколько сильно воздействие хаоса. Первичные результаты позитивные, но это только поверхностный осмотр. Все может быть намного хуже.

Так же айанэ смогли создать вероятностные микро-ракеты. Пока технология контроля вероятностей недостаточно стабильна для применения в мирных целях, но как оружие уже зарекомендовало себя с хорошей стороны. Люди отказались применять генераторы вероятностей, им хватило отправившейся в неизвестность Земли.

Так же неизвестно откуда прилетели Парящие в небесах. Одного из Леи'Меран заметили на Тари'Тиан, где сейчас держит оборону Вторая Оборонительная дивизия айанэ. Парящий просто раскидал демонов, осмотрел некоторых из них и исчез. Люди, до последнего не верившие в существование Леи'Меран, неожиданно быстро пересмотрели часть своих взглядов на мир.

`Время на раздумья вышло. Сейчас тебя выведут из транса и сразу на передовую. Готовься, будет жарко'

Яркий свет больно ударил по глазам, я тут же зажмурилась. Лба, взъерошив мех, коснулась чья-то ладонь.

– Она в порядке, можно начинать формировать дивизию.

– Хорошо. Пусть подготовится, до перелета два часа.


– Задача нашей дивизии: обеспечить безопасность псиоников и инженеров, пытающихся запустить энергоустановку 13Т, – Саннай в экзоскелете стоял у выхода из транспортного модуля и проводил брифинг. – Демоны нападают непрерывно, но это только одно перо. Весь личный состав Пятой Оборонительной дивизии получил тяжелое отравление Пси, их эвакуируют. Тенекрылые их заменят, держать оборону придется недолго, около часа. Интенсивных атак не предвидится, но будьте готовы. Разрешено применять любое оружие. Ли'Тиан вечен!

– Ли'Тиан вечен! – пять айанэ, включая меня, слаженно выкрикнули боевой клич Тенекрылых. Я тихо вздохнула и принялась в пятый раз проверять свой автомат.

Экзоскелеты Тенекрылых – это что-то невероятное. Защищенность, мобильность, и в то же время возможность выполнять тонкую работу прямо в бронированных перчатках. Чувствительные датчики позволяли ощущать не только форму, но и текстуру и температуру предмета, а так же позволяли не раздавить случайно что-то хрупкое. При этом я могла спокойно зачерпнуть лавы.

– Нервничаешь? – сидящий справа от меня лимер чуть наклонился вперед и влево, чтобы я могла видеть его лицо. Я чуть расправила крылья, подтверждая. – Держись со всеми.

В состав отделения входил псионик-центральщик. Она фактически объединяла сознания всех восьми бойцов отделения в единое целое, позволяя действовать в бою с невероятной для обычного подразделения слаженностью. Сейчас псионик смотрела на меня, прижимая уши и крылья и хмурясь.

`Тяжело синхронизироваться...'

Ох, кто бы жаловался?.. впусти ее в мою голову и все.

Тут же я почувствовала слабую Пси-волну, и в мою голову неожиданно ворвались сразу семь мыслепотоков. Ошеломленно тряхнув головой, я широко раскрытыми глазами посмотрела на псионика. Та дернула крыльями.

– Сиррэн сказала, что если тебя по пути потеряем – она нас ощиплет, – доверительным тоном сказал сидящий справа лимер.

– А потом обреет, – подхватила сидящая на противоположной стороне лимерра и вставила в автомат магазин.

– В общем, – начала она.

– Не беспокойся, – продолжил уже лимер, сидящий справа, а я закончила:

– Мы все – одна Семья.

Так вот оно какое, единое сознание Тенекрылых... впечатляет, теперь понятно, почему мне никто не объяснял жесты или команды. Их просто не было, Тенекрылым они были не нужны. Центральщик требуется только для создания связи и ее разрыва, она поддерживается самостоятельно.

Правда, был и минус. Чужая смерть сильно била по психике. Если бы не предохранительные Пси-закладки, разрывающие связь с умирающим, все отделение сходило бы с ума после потери одного-двух бойцов.

– Пять минут до сброса модуля, – все тут же закрыли броню, я в том числе. Перед глазами замелькал системный текст проверки систем экзоскелета, после чего активировался боевой интерфейс.

Самоконтроль у айанэ развивался в первую очередь, поэтому нервное напряжение перед десантированием никого не терзало.

– Сброс, – весь транспортный модуль сильно тряхнуло, я почувствовала быстро ускоряющееся падение. – Отклонение от маршрута: ноль. До десантирования семьдесят секунд.

С орбиты до поверхности за семьдесят секунд. Модуль била тяжелая крупная дрожь, мы входили в атмосферу планеты. Десантное отделение заполнил грохот и скрип металла, стук автоматов о броню экзоскелетов.

Почему мы не могли просто спуститься на челноках? Потому что демоны научились сбивать челноки, используя какие-то свои средства противовоздушной обороны. Эвакуацию производили исключительно телепортами.

– Тридцать пять секунд. Отклонение: десять.

Я покрепче ухватилась за цевье автомата. За месяц тренировок я привыкла к оружию и теперь даже вне полигона ходила с пистолетом в набедренной кобуре.

– Касание через пять секунд.

Ну, привет, Дайса'Тиан!

Сильный удар модуля о землю, несколько секунд бешенной тряски, пока его тащило инерцией по земле. От удара носом о внутреннюю поверхность брони меня спасли страховочные ремни экзоскелета. Неприятно заныло в груди, Пси-центр организма компенсировал перегрузки.

Стоило транспортному модулю замереть, как наружу слаженно, в шахматном порядке повалили бойцы моего отделения. Я высаживалась четвертой, и когда подошла моя очередь, я вскочила с сидения – предохранительный каркас разблокировался и поднялся сразу после остановки – и рванула наружу, прижимая автомат к груди.

Десантировавшись, я вскинула оружие и двумя короткими очередями срезала первого мелкого демона, похожего на дикую помесь бульдога, льва и кого-то гуманоидного. Отделение слаженно, словно единый организм, принялось отстреливаться и продвигаться к окопам. Мы почему-то высадились не внутри, а снаружи периметра.

Даже зная, что демоны не выглядят как-то невероятно отталкивающе или наоборот, я был разочарован. Мелкие демоны, которым хватало одной-двух пуль, выглядели как-то слишком обыденно. Во многих присутствовали черты обычных животных, пусть и сильно изуродованных. Один раз я даже подстрелил настоящего змеелюда, пытавшегося выстрелить в нашу сторону из какого-то угловатого оружия. По нам защелкали костяные игры, обычные металлические пули, в кого-то прилетел череп, чем вызвал лишь шипение пострадавшего: ему сбили прицел, и пуля пролетела мимо цели, хотя и попала в какого-то другого демона.

Снаряды демонов не могли даже поцарапать обычную броню, что уже говорить о моей, найрановой. Повинуясь мысленному приказу Саннай, я прекратил стрелять во все стороны, отстреливая только особо наглых. Точно так же поступили остальные Тенекрылые отделения. Мы приготовились к марш-броску к рубежу обороны.

Нам не смогли помешать. Все эти мелкие демоны могли потеснить обычных пехотинцев айанэ, но не Тенекрылых. Но расслабляться было нельзя, демоны в любой момент могли подтянуть подкрепление и начать дергать перья и у нас.

Добравшись до рубежа, мы начали приводить свой участок в порядок. Дивизия продолжала десантироваться, но больше всего уверенности приносил массивный корпус Крисар-40-13Т. Сухой текст не мог сравниться с возможностью воочию увидеть этот сухопутный линкор. Больше ста метров в длину и тридцати в высоту, этот вооруженный десятками орудий гигант внушал трепет одним своим видом.

С трудом оторвав взгляд от 13Т, я установил обратно перевернувшуюся автоматическую турель с легким, но скорострельным магнитно-линейным пулеметом. В скором времени должны были привезти более мощное стационарное вооружение, а до тех пор придется пользоваться тем, что в спешке оставили солдаты Оборонительной дивизии. Стрельба не прекращалась ни на мгновение, но была редкой: демоны временно отступили, все равно мы летаем на большей высоте.

– Саннай, слышишь меня? – сквозь шипение помех пробился голос лимерра. Лимер, не отрываясь от ремонта еще одного легкого пулемета, ответил.

– Три из пяти, помехи.

– На радаре к вам приближается волна средних. Бронетехнику десантировать будут ближе к 13Т. Силай, связь?

– Не лучше, но не хуже, – я, наконец, смогла справиться с заклинившим пулеметом и перезарядила его.

– Сиррэн передала: «Либо ты выживешь, либо я за себя не отвечаю».

Со всех сторон раздались тихое фырканье, кто-то даже уронил свой автомат.

– Поняла, – что мне еще было ответить?

За пять минут подтянулись остальные Тенекрылые и мы совместно восстановили рубеж. Окопы пришлось углублять и расширять, они не были рассчитаны на бойцов в экзоскелетах. За несколько минут набросали простейший земляной бруствер, десантировали нас налегке. Хорошо, хоть с боеприпасами проблем не было вообще, у каждого на поясе висел микро-телепортатор, в котором всегда лежал полный магазин. Все тут же надергали по пять штук, и положили перед собой, я не отставала.

Рявкнуло снайперское ружье, затем еще одно. Снайперы Тенекрылых стреляли на шесть и больше километров, так что никто даже не шелохнулся. Наша дистанция начиналась с двух.

Редкие минуты затишья на поле боя все используют по-разному. Кто-то в который уже раз проверяет оружие и экзоскелет, кто-то тайком играет в мини-игры, вшитые талантливыми бойцами в интерфейс брони, кто-то просто водит пальцем по земле, складывая узоры. Это не сброс напряжения, просто желание заняться хоть чем-то до начала мясорубки. Я же решила осмотреться.

Поле боя представляло собой... поле. Лишенное растительности и тщательно проутюженное, оно создавало ощущение какой-то нереальности, которое мгновенно развеивалось, стоило лишь оглянуться. Крисар-40-13Т, несмотря на мощные антигравитационные движители, обладал выдирающей перья привычкой выравнивать место дислокации до состояния льда на стоячей реке. Судя по отсутствию огромных воронок, гигант так и не воспользовался главным калибром – четырьмя трехорудийными башнями со 130мм магнитно-линейными орудиями сверхвысокой мощности. Мало того, что может накрыть цель на дистанции в пятьсот километров, так еще и снаряды особые. Не просто вбивающиеся в землю на огромной скорости, а взрывающиеся либо после пробития препятствия, либо вообще над целью. Каким образом айанэ программируют взрыватель снарядов, чтобы тот сработал в нужный момент, я не знаю. Все-таки пять тысяч метров в секунду – это не крылом махнуть.

Шесть Тенекрылых составляют отделение. Наше отделение координировал Саннай, псионик-центральщик обеспечивал стабильность сети сознаний, снайпер увеличивал боевую дистанцию, а три штурмовика добавляли подразделению гибкости.

Синдай нэй Тисси, псионик, самая тихая из всего отделения, но при этом самая жестокая к противнику. И нет ничего удивительного, она последняя из своей Семьи. Сейчас лимерра выглядела подавленной, Дайса'Тиан был ее родным миром. Вид заполненного демонами дома заставлял Синдай сильнее сжимать автомат.

Сайир эйн Найна, снайпер. Опасный боец, способный попасть в монетку с трех километров, а в ближнем бою орудующий тяжелым пистолетом с бронебойными зарядами. Всегда спокоен, сосредоточен, очень тихий и молчаливый. Сейчас Сайир, как и другие снайперы, делал выстрел за выстрелом, и я была уверена, он попадал в цель.

Нийис эйн Силиа, штурмовик, такой же, как и я. На самом деле, не слишком примечательный айанэ, как и вся раса довольно флегматичен, не слишком любит войну, но за родной мир будет стоять до конца. Из интересного: очень любит земные фрукты, а так же часто матерится на русском, вворачивая и идиоматические выражения из айналора.

Сиай эйн Санай, штурмовик. Вопреки распространенному среди людей мнению не приходится родственником к Саннай. Просто созвучность имени Семьи и имени командира стрелковой роты, коим был последний. Сиай был таким же рекрутом, как и я: молодой, активный лимер, дергающий крыльями и хвостом от нетерпения и готовый открыть огонь сразу, как только враг окажется в зоне досягаемости.

Увы, внешности моих товарищей я не знала, не приходилось встречаться до нынешнего момента. Все, что я рассказала выше – знания, появившиеся после централизации сознаний бойцов отделения.

– Техники закончат работу примерно через двадцать минут! Готовность, после запуска 13Т общий сбор у него! Нас заберут телепортом!

– Это даже сложнее будет, – пробормотал Саннай, чуть поведя крыльями. – Вниманию рекрутов, это не Оценивание небес. Ваше испытание начнется позже.

– А что командующий ротой делает в отделении? – спросила я, пытаясь разглядеть, в кого стреляют снайперы. Увы, встроенная в мой экзоскелет оптика была слабее, чем таковая на снайперских ружьях.

– Чтобы тебя не ощипали, – лимер стукнул меня по плечу кулаком. Лязг столкнувшегося металла получился громким. – Стрелять сразу, как только пересекут двухкилометровый!

Мы впятером слаженно рявкнули согласие, больше похожее на резкий выдох, чем на что-то членораздельное. Хорошо, хоть не гавкнули...

Осталось три километра, я знала это, потому что это знал Сайир. Нийис прижал крылья и упер автомат цевьем в бруствер, то же самое сделал и Сиай. Саннай со своим ручным магнитно-линейным пулеметом занял позицию у снайпера. Я встала рядом со штурмовиками. В теории я тоже штурмовик, но автомат мне выдали более мощный и скорострельный, с увеличенным до 40 выстрелов магазином. Молодой лимер повел крыльями, словно разминая их. На самом деле он просто завидовал мне и моему автомату.

Раздались редкие одиночные выстрелы штурмовиков, Сиай попытался сделать пару очередей, но тоже перешел на одиночные выстрелы. Я, держа автомат сверху, тоже начала стрелять. Через несколько выстрелов умная система настроила чувствительность экзоскелета так, чтобы я не ощущала отдачу, окончательно превратив стрельбу в какую-то видеоигру.

Все чаще начали раздаваться короткие очереди, заработали стационарные турели, Снайперы быстро выбрались из окопов и отошли на вторую линию, в трехстах метрах позади. И правильно, нечего им делать среди штурмовиков и пулеметчиков.

Восемьсот метров, все вокруг, и я в том числе, перешли на длинные очереди. Наверняка стоял оглушающий грохот, сильно пахло озоном, гарью. Но в экзоскелете все это тщательно глушилось, лишь в эфире переговаривались командиры отделений, координируя оборону.

Сиай отстрелял последние патроны и начал перезарядку. Я повысила интенсивность стрельбы, прикрывая его. Через секунду он вновь открыл огонь, а я опустошила магазин.

Нажать на кнопку чуть позади приемника магазина, схватить один из лежащих рядом полных и зарядить автомат – пара секунд, за которые успел отстреляться Сайир. Так же поступали по всей линии фронта, поддерживая интенсивность огня и не подпуская демонов слишком близко. В нас полетели первые снаряды противника, пока еще безвредно отскакивающие от брони.

Я не стала разглядывать противника, не потому, что не было времени, а потому что смотреть было не на что. Черти как черти, мохнатые, с кривыми ногами, когтистыми руками, рогами и клыками. Было бы еще разнообразие...

Во врагов полетели первые пробойные гранаты, создающие локальные разрывы в пространстве и уничтожающие десятки демонов за раз. Я уже приготовилась к бою на короткой – всего 100-150 метров – дистанции, как по рации пришел приказ:

– Генераторы запущены! Всем отступить к 13Т!

Я даже немного разочаровался. Честно говоря, ожидал другого, а не простого «пришел, окопался, пострелял, ушел». Но жаловаться было бессмысленно и глупо, все остались живы и здоровы. Что еще требовалось для выполнения задачи?

Мое разочарование поддержал Сиай, хотя и удивился, почему я думаю о себе, как о лимер. Мысленный тычок был отправлен мною в адрес Саннай, тот неопределенно взмахнул крыльями.

За полминуты командиры отделений определились, кто отойдет на вторую линию, а кто останется прикрывать. Отступать всей линией было глупо, демоны мгновенно догонят... Как выяснилось, только зря время теряли. Командующие решили не мелочиться и привели в действие главный калибр Крисар-40-13Т. Грохот выстрелов я не услышала, так как система экзоскелета отключила наружные микрофоны, а звукоизоляция была хорошей.

Между слитным залпом двенадцати тяжелых орудий и дрожью раздираемой взрывами земли не прошло и мгновения, слишком велика скорость снарядов. Строй демонов разорвало в мелкие ошметки, смешав с землей, а все Тенекрылые в едином порыве рванули назад, к монстру, устроившему демонам локальный катаклизм.

Второй залп и второе землетрясение произошло через шесть секунд после первого. С выключенными эффекторами антигравитации Крисар-40-13Т был способен поддерживать такой темп стрельбы в течение бесконечно долгого времени.

Под дрожь земли айанэ бежали к громадной туше монстра, силуэт которого смазывался от искажаемого залпами воздуха. Велико было желание включить микрофоны и услышать грохот главного калибра, но я явственно почувствовала запрет Саннай: оглохну мгновенно.

Подле 13Т словно прошелся ураган: сотни айанэ спешно сворачивали полевой лагерь, часто мерцали вспышки телепортов, забиравших оборудование, палатки, группы техников. Один из двух транспортных кораблей готовился забрать Тенекрылых и накапливал энергию для срабатывания огромного телепортационного устройства. Одновременно десятки техников контролировали считывание уникального идентификационного Пси-кода, генерируемого экзоскелетом.

Крисар-40-13Т дал еще один залп, и даже сквозь звукоизоляцию экзоскелета я услышала грохот орудий. Многие техники прижали уши и начали активно жестикулировать, явно привыкли работать в условиях невероятного шума.

Тенекрылые ждали телепортации, центральщики разорвали связь. Я активировала переговорное устройство.

– Сайир? Что интересного видишь?

– Много взрывов, пыли и грязи, – флегматично отозвался снайпер. – Демоны даже не пытаются прорваться.

– Странно, что средний калибр не задействовали, – Нийис в отличие от всех остальных бойцов отделения не расслаблялся. – Одним главным далеко не улетишь.

– Техники еле-еле восстановили работу основного генератора. Энергии хватает исключительно на главный калибр, – Синдай тихо зашипела и оскалилась. – Демонам и его хватает до выпадения перьев.

– А эта махина поместится в транспорт класса «Синиса»? – я обернулась и скептическим взглядом окинула громаду 13Т. – Семьсот метров в длину – это хорошо, но там найдется подходящий отсек?

– Силай, вернешься – перечитай историю 13Т, – Саннай оторвался от разговоров с другим командиром отделения. – «Синиса» был создан специально для транспортировки этого танка, его обслуживающего персонала, экипажа и сопровождающих войск. Это потом их Тенекрылым передали, для большей мобильности дивизий.

– Внимание, телепортация через десять секунд!

– Ну, на взлет! – хорошее настроение было вечным спутником Сиай, что бы ни произошло.

Белый свет окружил меня на мгновение, после чего я обнаружила себя на борту огромного транспортного корабля в окружении нескольких тысяч Тенекрылых. Телепортационных отсеков было пять, четыре из них были огромны, а пятый имел длину больше ста пятидесяти метров. Судя по всему, именно там располагался Крисар-40-13Т.

– Телепортация завершена, точность – 100%. «Большой-Два» доложил об успешной эвакуации «Гиганта».

– С каких пор во флоте используются позывные как у людей? – спросила я Саннай. Тот неопределенно повел крыльями, в который уже раз.

– Это удобно.

– Краткость – сестра таланта? – я прижала левое ухо, чуть расправив крылья.

`Следи за словами и своим телом. Не забывайся'

Спасибо, личная шизофрения, что напомнил. И вообще, боевые операции Тенекрылых всегда такие... рутинные?

Тебе повезло. Кто это? О, Тиррэн... а где Сиррэн? Она сейчас немного занята. Повторюсь, тебе повезло, обычно потери составляют от тридцати до девяноста процентов личного состава.

Сколько-сколько?! Это что, демоны могут всю дивизию вырезать?!

Могут и вырезают. Экипировка устарела лет пять назад, а новая пока еще не протестирована. Помнишь модуль тяжелой огневой поддержки и штурма? Полумера, попытка хоть как-то усилить подразделения Тенекрылых

Печально, да... я думал, мы элита.

Тенекрылые – элита. Только экипировка устарела, а демоны совершенствуются ежеминутно. Непонятно как, правда

Ладно, что меня ждет? Возвращение и снова обучение?

`Скорее пьянка с большим количеством санлай и опьяняющих веществ. Ты только что прошла крещение'

Эм?

Крещение огнем. Айанэ переняли многие традиции людей и некоторые праздники, вроде Нового года

Отлично... отдых – это хорошо, но опьяняющие вещества – это плохо. Даже пугает немного.

А вообще... я ожидал намного более худшего. Первый бой оказался слишком легким, чтобы быть серьезным испытанием.

Большая часть Тенекрылых ушли на палубу десанта. Не десантную, ее на транспорте нет вообще. На палубе десанта расположены шестиместные каюты, как уже понятно, по одной на отделение.

Не успела наша боевая группа выбраться из брони и расположиться на отдых, как вновь заговорила Тиррэн:

О... у нас проблема. Саннай тебя проводит до обзорной площадки, прямо у вас по курсу я засекла некую аномалию. Посмотри, запомни ощущения. Запись с камер включена, но изображение не заменит реальных ощущений.



Глава 5. Затишье перед бурей


Как оказалось, капитанский мостик и обзорная площадка – абсолютно разные отсеки корабля. Мостик был расположен над ангарной палубой, самой последней если считать сверху, то есть – по центру корабля. Самое защищенное место на всем судне, правда, эвакуироваться с мостика сложнее всего. Когда появилась дилемма, связанная с выбором между защитой и возможностью быстро покинуть судно, люди предпочли расположить мостик поближе к верхней палубе и спасательным капсулам, а айанэ – в самом защищенном отсеке.

Обзорная площадка была расположена на самой верхней палубе, называемой «чердаком». Это была даже не палуба, а надстройка, потеря которой кораблю – что волосы обстричь. Влияет исключительно на внешний вид. Правда, мне на этой палубе было неуютно: от агрессивной среды открытого космоса защищал лишь купол из найранового стекла, армированный каркасом из обшивочного сплава.

Вид на верхнюю часть корпуса корабля со всеми его надстройками, теряющимися на фоне космоса, захватывал дух. Знать огромные габариты транспортного корабля класса «Синиса» – это одно, но видеть это своими глазами... семисотметровое черное металлическое поле, коим выглядел корабль с моей точки обзора, внушало уважение и трепет.

«Большой-один», транспорт, на котором Тенекрылые возвращались на Лайти, шел первым во всей эскадре. Мне это показалось странным, но потом мне объяснили, что ничего более защищенного, чем «Синиса», в этой эскадре не было и не будет. Транспортная эскадра состояла из двух «Синиса» и десятка эсминцев сопровождения, причем первые были способны выдержать полный залп тяжелого линкора. Невероятно, но факт, транспортные корабли были защищены лучше боевых.

– И что я отсюда должна увидеть? – сев прямо на пол – как ни странно, намного удобнее, чем в кресле – я оглянулась на Саннай. Тот пожал плечами.

– Тиррэн молчалива. Не понимаю, обычно с тобой разговаривает Сиррэн.

– Белка занята, – задумчиво пробормотала я, смотря в черную бездну космоса, усеянную точками звезд.

– Белка? Это производное от «белый», или сравнение хвостов? – лимер сел рядом, откинулся назад. Покосившись на него, я поймал себя на мысли, что вообще не задумываюсь над внешним видом окружающих меня айанэ. Друг друга мы отличаем по Пси-ауре, а не по внешнему виду.

Вообще, немного задумавшись, начинаешь понимать, насколько Леи'Меран невероятная раса. Они создали айанэ, но это не главное. Благодаря своим знаниям, памяти, я знала, что айанэ отличаются от людей не только внешне. У нас... уже «у нас» отсутствуют некоторые привычные для любого человека внутренние органы, по-другому устроен скелет, отличается внутренняя химия... с чего бы это на меня нашли все эти размышления?

Сестра оставила список задач для занятий с тобой. Тут пункт: «стимулировать желание изучить себя». Не знаю, что она имела в виду.

Тиррэн, тебе надо побольше общаться с живыми.

Возможно. Продолжай размышлять, это полезно. Наверное.

На чем же я остановился... остановилась.

Большая часть процессов в организме айанэ завязана на Пси. Я уже, кажется, упоминала Пси-центр организма. Он находится на месте щитовидной железы и выполняет ту же функцию – регулирует все процессы в организме. Вместо печени у нас тоже какой-то Пси-орган, поэтому айанэ не испытывают трудности с алкоголем и другие. Легких как таковых нет, сердца тоже. Так же по всему телу разбросаны какие-то атрофировавшиеся органы, по мнению ученых-биологов, это были природные эффекторы антигравитации, что и объясняло умение древних айанэ летать. Честно говоря, я не понимаю, как вообще живут айанэ. Одна лишь Пси не способна поддерживать жизнь разумного.

При этом Пси вообще была обнаружена только тысячу лет назад. А со времен создания расы, если верить памяти, прошло более десяти миллионов земных лет. Удивительно, но айанэ, несмотря на все свое любопытство, очень медленно развивались. Это последние сто лет можно назвать научным бумом, все остальное время исследования занимали столетия.

Я вернулась к тому, с чего началась вся эта цепочка мыслей – к внешнему виду окружающих меня айанэ. Даже долго жившие среди айанэ представители людей не способны быстро отличить одного лимер от другого, если они не разного окраса. Нет, если поставить двух айанэ рядом друг с другом, обнаружится разница в размерах, но не более.

Да и вообще, айанэ только на... морду лица похожи на волков. Жутко худые, даже тонкие, высокая грудная клетка, узкие плечи. Мы действительно напоминали птиц, особенно тем, что если посмотреть на нас сбоку, то мы шире в груди, чем в плечах при взгляде спереди. Коряво получилось, но иначе описать будет сложно. Массивные крылья лишь усугубляли ситуацию.

Все это было особенно странно из-за того, что у Парящих строение тела очень и очень близко к человеческому, не считая двух пар крыльев, хвостов, и факта схожести с фольклорными оборотнями. Надо потом расспросить Сиррэн о Леи'Меран, что-то я сильно сомневаюсь, что такая раса могла появиться в результате обычной эволюции...

Внимание по курсу движения. Пространственная аномалия.

Мы с Саннай одновременно насторожились и начали вглядываться в пространство космоса за пределами обзорной площадки. Если честно, я бы и без подталкивания Тиррэн ощутила странный порыв: Пси-поле словно задрожало, пытаясь не пропустить нечто чуждое для этого мира. Однако я тут же почувствовала и вмешательство Сиррэн – любопытство Светлой пересилило осторожность и она позволила неизвестному проникнуть в мир. Тем более что это «нечто» было не крупнее человека или айанэ.

Прямо перед куполом неожиданно образовалось большое облако мелкого льда – кристаллизовавшийся воздух, как подсказывала мне память. Волна пространственных искажений разогнала мелкие кристаллы. Посреди этого облака барахталось что-то вполне привычных пропорций...

Эм... Что?

Я подавилась воздухом. Не каждый день увидишь Тиррэн в ступоре. Хотя, если бы не фраза Темной, я бы точно так же сидела, выпучив глаза и не дыша.

Это была человеческая женщина! Ну, как женщина... мгновенно создав Пси-линзу и укрупнив изображение, я увидела хвост, треугольные волчьи или лисьи уши, и кучу странной экипировки. Эмоции от неизвестной шли мощным потоком. У меня успела мелькнуть мысль, как живое существо может жить в открытом космосе, когда я увидела растущий второй хвост. Появление новой конечности сопровождалось энергетическим выбросом, заставившим Пси-поле угрожающе завибрировать.

Евпатий коловратом!.. Артас, с-с-сука хаоситская!..

Мысленный крик этой сумасшедшей услышали явно все, потому что Тиррэн умудрилась отправить мне эмоцию падения со стула, Саннай закашлялся, а весь транспорт ощутимо накренился на левый борт. Через секунду неизвестная путешественница исчезла, оставив после себя сбившихся с полета айанэ и нервно икающую Тиррэн.

– А кто такой этот Евпатий, и почему он коловратом? – задумчиво пробормотал Саннай, остеклевшими глазами смотря куда-то в глубины космоса. Транспорт резко накренился на правый борт, уходя от столкновения с одним из эсминцев сопровождения.

– Мне больше понравилось про Артаса, – вставил свое перо я, тщетно пытаясь избавиться от звона в ушах. Вот почему крик ментальный, а страдают всегда уши?

А еще мне стало интересно, почему молчит Сиррэн?


До Лайти мы летели в полтора раза больше времени, чем должны были. Да и вообще, почти все айанэ ходили, словно на них с неба мешок с перьями упал: сильно задумчивые и какие-то пришибленные. Что-то мне кажется, ничем светлым это не закончится.

Сиррэн как обычно встретила меня в небоскребе, но выглядела она... не слишком хорошо. Не выспавшийся псионик не существует как вид, но сейчас я видел именно ее. Светлая лежала на скрещенных на столе руках и сосредоточенно наблюдала за маятником Ньютона. Опущенные крылья, мутный взгляд, и абсолютная неподвижность – это явные признаки отсутствия нормального сна. Странно видеть не выспавшуюся богиню.

– Твое Оценивание Небес, – Сиррэн еле слышно фыркнула. – Будет отличаться от общепринятого.

– Буду честной – ожидала чего-то подобного, – я вздохнула. Светлая замолчала, даже дыхание резко замедлилось. Мне на мгновение показалось, что она уснула, но нет, через несколько секунд она создала голографическое изображение планеты земного типа и огромного подземного комплекса.

– Научно-исследовательский комплекс Объект-416 «Кронос-Гамма», расположен на планете людей Бригант. Абсолютно не секретный, но, тем не менее, очень важный. Был. Эксперименты с вероятностью, в частности, воздействие на них, а так же с Пси. Доэкспериментировались. На планете ни одного демона, зато хватает местной мутировавшей живности. Ни люди, ни большая часть айанэ там не проживет дольше минуты, никакая защита не спасет. Зато псионики с высоким уровнем контроля Пси Жизни и такие как ты, я и Тиррэн – вполне.

– Источник Пси? – я мысленно коснулась названного. Тот ответил сонным ворчанием. Он что, спал? Что за день сонных крылатых?

– Именно. В общем, надо туда наведаться, вытащить из компьютеров информационные монокристаллы. Может быть, это поможет в наших экспериментах с вероятностями.

– Вы с Тиррэн же почти богини, что вам мешает самим помочь в этих экспериментах? – я чуть склонила голову набок, прижав крылья. Сиррэн досадливо поморщилась, и вяло отмахнулась:

– Не наша сфера, да и боги из нас – как из Парящих демиурги, то есть, не самые лучшие. Хорошо еще, что разумных всего два вида, да и айанэ весьма предсказуемая раса. С людьми раз в сто сложнее.

В общем. Ваш маленький, но гордый отряд будет состоять из четырех айанэ. В идеале, тебя вообще нельзя туда посылать, но никого из обладающих боевой подготовкой, и способных выжить в условиях чудовищных искажений Пси, больше нет. Да и мне тут так туманно намекнули, что тебе отсиживаться в тылу нельзя.

– Артас? – я навострила уши, но меня тут же сбили с полета.

– Леи'Меран. Пять тысяч лет сидели в своих кораблях-лабораториях, нигде не появлялись, ни во что не вмешивались, а тут... эх, их уже раз двадцать видели, в основном на Лайти – что-то создатели вынюхивают... Людей, вон, перепугали настолько, что у меня среди них настоящая паства появилась. Нет, правда, начали строить храм и молятся. Приятно и силы прибавляются, но неясно, зачем это Парящим.

– Что-то ты разговорчивая, – я уже давно растеряла весь пиетет перед Светлой богиней, слишком уж она живая и даже чем-то похожа на мать – строгую, но заботливую.

– Нервы, – Сиррэн вздохнула и закрыла лицо руками. Опять совершенно человеческий жест... – Они у меня, как это ни странно, есть и отнюдь не найрановые, даже не железные. Тиррэн вон, убежала в свой мир и кончика хвоста не покажет. Противная.

Я не выдержала и чуть сдавленно фыркнула. Это такое хихиканье, если кто не понял. Нет, ну правда: назвать Повелительницу Тени, Тиррэн, противной... фырк.

– Тебе «хи-хи», а она мне прямо заявила: пока со словесным поносом не разберусь, она не появится, – пожаловалась мне Светлая богиня, и уже более серьезным тоном продолжила. – В общем, готовься. Новая экипировка Тенекрылых прошла испытания, тебе понравится. А с Пси-способностями тебе должен помогать источник Пси. Отрабатывай способности на двадцать девятом полигоне, там как раз мощная экранировка от выброса Пси за пределы площадок. Все, лети отсюда, пока великая и могучая окончательно не расклеилась.

Кабинет Сиррэн я покинула, лишенная привычного тяжелого взгляда в спину.

– Ох, как я жалею, что в айналоре нет настоящих ругательств!.. – Светлая откинулась на спинку кресла, расслабив крылья, отчего те распластались по полу. – Ладно, зато в русском их настолько много, что можно выделять в отдельный язык... так, с чего там все многословные конструкции начинаются?..


Проверка Пси-способностей, в частности, попытка узнать свой предел, заняла всего два дня. Вот чем серьезно отличается контроль Пси в этом мире от классической магии, известной Дмит... мне, так это отсутствием четких рамок. Псионика, особенно боевая – это сплошная импровизация, вся тренировка боевых псиоников заключается в выработке рефлексов. Псионики жизни изучают биологию, химию, воздействие на живые организмы. Реже всего встречаются псионики пространства и псионики времени. Эти айанэ способны искажать пространство или время, тем сильнее, чем больший объем Пси они способны выдержать. Во время войны почти шестьсот псиоников времени смогли настолько исказить время на космической верфи, что постройка пяти тяжелых линкоров вместо двух лет заняла всего восемь месяцев.

В моем же случае действует серьезная фора. Источник Пси, обладая связью с Пси-полем, способен напрямую загружать любую информацию, по своему усмотрению. В итоге, я представительница очень редкого класса псиоников – универсал. Правда, с силой воздействия какие-то проблемы, несмотря на свой огромный потенциал, я не могу сильно воздействовать Пси на что-либо. В итоге, приходится использовать экзоскелеты Тенекрылых. Как бы не привыкнуть, а то получится вместо псионика боец тяжелой штурмовой роты...

Заодно и познакомилась со своими будущими соотрядниками. Две лимерра и лимер, веселые айанэ с чувством юмора, равно как и все псионики жизни. Сестры Хассай, Наис и Тиссай, и Дансай эйн Элекс, прямой потомок одного из Парящих. Недолго думая, я пригласил их на небольшой праздник по поводу крещения огнем. Праздновать будем отделением, только Саннай не прилетит – его роту перебрасывают на другую планету, будут прикрывать отступление людей. Те настолько прочно завязли в бою с демонами, что попросили айанэ помочь.

Так же я увидел новую броню Тенекрылых. Ну, что я могу сказать... айанэ поняли все свои ошибки и превратили экзоскелет в настоящий танк на ножках. Во-первых, сидеть теперь предстояло в полностью бронированной и изолированной капсуле, в позе эмбриона и обняв себя крыльями. Управлялся экзоскелет с помощью усовершенствованного нейроконтроллера. Человек бы с ума сошел столько времени сидеть в неудобной позе и неподвижно, а айанэ ничего, нам не привыкать изображать из себя статуи. Да и выносливости и терпения у нас побольше.

Было решено отказаться от использования летных плоскостей в виде крыльев, их заменили на более мощный ДВЭ. Этот двигатель был настолько большим, что выглядел, будто его сняли с атмосферного истребителя. Толщина брони увеличилась в разы, капсула пилота усилена полуторамиллиметровым слоем найрана. Помимо привычных сервоприводов для движения стала использоваться гидравлика, позволившая использовать мощнейшее вооружение. В частности, 28мм шестиствольный автомат, использующий патроны на найрановом порохе, ранее устанавливающийся исключительно на тяжелые истребители.

Чтобы еще больше усилить сходство с танком, установили пусковые установки для постановки дымовой завесы. В высоту этот монстр был два с половиной метра, метр с четвертью в ширину, и весил почти тридцать тонн. При этом при желании в нем можно было бегать со скоростью в шестьдесят километров в час или летать со скоростью в сто сорок. Правда, выглядит это смешно. Нет, честно, банка на ножках несется со скоростью автомобиля... смешно ровно до тех пор, пока она не начинает бежать в твою сторону.

Прийти на подгонку моей персональной брони стоило хотя бы для того, чтобы увидеть выражение лица Сатай эйн Райсан. Я мгновенно представила себе, как этого гигантского лимер пытаются запихнуть в новый экзоскелет... смеялась долго, как человек, загибаясь от хохота каждый раз, как видела лицо Сатай с повисшими ушами и печальными глазами. Остальные айанэ закрывались левым крылом, опуская голову – аналог смеха.

Псионикам жизни достался стандартный пехотный комплект. Предполагалось, что на Бриганте этого хватит за горизонт, но меня все равно посылали в тяжелом экзоскелете. Хотя я хотела попытаться обойтись одними Пси-способностями, но Тиррэн пообещала запереть меня в броне, заварив швы. Пришлось смириться.

Еще обе сестры зачем-то надергали у себя по пучку перьев, сложили в две коробочки из найрана и в приказном порядке потребовали таскать их везде с собой. На логичный вопрос «для какого полета?» ответили, что для обмена в мире Тумана на что-нибудь интересное. Чувствую подвох, но что я могу сделать?..


– Много у нас времени? – Сиай гипнотизировал взглядом бутылку с опьяняющим напитком, кратко называемым алкоголем. Это не алкоголь, на самом деле, а очередной насыщенный Пси продукт, но любовь к длинным названиям умерла всего через год после заключения мира с людьми.

– Хватить напиться, проспаться, привести себя в порядок и долететь до базы, – я нервно косилась в сторону санлай. До сих пор помню, как меня вырубило от одного глотка.

– Синдай, Сайир, вы там скоро? Мы расправляем крылья!

– Сиай, ты хоть иногда можешь потерпеть? – в комнату, держа поднос с помощью телекинеза, вошла нэй Тисси. – А ну, кыш! Все соберутся, тогда можно.

Отогнанный шаровой молнией лимер, недовольно шипя, пошел жаловаться Нийис. Правда, тому было не до молодого лимер, эйн Силиа спал. Перенял привычку людей спать в любое время, когда есть возможность.

Праздновать мое крещение огнем решили у меня же, слава Парящим, комната была большой. Сестры Тэраен на мое приглашение лишь пофыркали и пообещали отпраздновать потом, в семейном кругу.

– А кого мы ждем? – нетерпеливо задергал крыльями Сиай. – Саннай же улетел на Рангор, людям помогать?

– Моих будущих сослуживцев ждем, – я голодными глазами смотрел на большой торт, украшенный большим количеством сливок. Помимо санлай и алкоголя, айанэ принесли несколько больших бутылок молока.

– Наис, Тиссай и Дансай? Слышала, – Синдай начала нарезать торт Пси-клинком. – Лучшие псионики жизни на всем Лайти.

– А они умеют снимать похмелье? – Сайир как всегда думал в первую очередь о последствиях.

– Если с бодуна не перепутают ничего, – я фыркнул. Раздался неуверенный стук в дверь. – Входите!

– Что такое «бодун?» – тут же влез эйн Санай, за что получил от меня щелчок по лбу. – За что?

– За надом! – я наставительно подняла палец вверх. – А бодун – это очень страшный зверь. Похмельем еще называется.

Сиай громко фыркнул.

– Ты точно слишком долго жила среди людей.

`Не забывай, они не в курсе, что ты была человеком-мужчиной. Нет, можешь, конечно, рассказать, они не удивятся. Но тебе оно надо?'

Посмотрим. Я пить не умею, и уверена, по пьяни я многое наболтаю. Как думаешь, они поверят?

`Синдай даже пьяная в стельку отличит ложь от правды'

Обрадовал ты меня, конечно... ну да ладно. Все равно, мне тут еще долго жить.

– С крещением огнем! – хором прокричали все присутствующие айанэ, поднимая бокалы с санлай. Праздник начался.


Ах, как хорошо быть псиоником... да еще и с Источником Пси. Никакого похмелья, никакого сушняка, все прекрасно и жизнь в радость... только почему-то вместо личности Силай в моей голове господствует моя собственная, человеческая. Даже не знаю, хорошо это, или плохо.

`Бухать меньше надо было!' Личная шиза проснулась. Это твоих лапок дело? `Силай пока в состоянии несостояния, так что несколько минут побудешь самим собой. Белка и Стрелка уже предупреждены'

А не боишься, что Ти обидится на Стрелку?

Мне все равно.

Так, это Сиррэн или Тиррэн? Темная, надо же...

«Сволочь ты, Дима! Мог бы и меня позвать...»

Слушайте, народ! Моя голова – не аська и даже не электронная почта. Какого йиффа вы столь внезапно очухались?

`Мне скучно'

Мне скучно.

«Мне скучно»

Блин, а попытка сделать с размаха «лицо ладонь» была дурацкой идеей, я чуть не разбил себе нос. Но все равно, закрыть глаза рукой мне ничто не помешало.

Я что, похож на ходячий цирк? Скучно им, видите ли... Нет, я все понимаю, я забавная зверушка, но хоть немного такта проявить можно же!

«Да успокойся ты, истеричка!» Че?! Как меня эта куцехвостая назвала?! «В нос дам!»

А это забавно, наблюдать за живыми...

Ну, что я могу сказать. Спасибо тебе, Тиррэн, за столь лестную оценку.

Всегда пожалуйста.

Эм... Ти, а ты знаешь, что значит слово «сарказм»?

`Ух, все, Силай очнулась. Дима, пора спатеньки'

Бррр... опять смотреть со стороны, не имея возможности повлиять на события... Ладно, ухожу.


Ох, моя голова... что с ней вчера делали? Вроде и выпили немного, но ощущение такое... такое!.. О, Парящие, как же мне плохо...

`Бухать меньше надо было!' Где я уже это слышала... `Иди, буди Дансай, он наверняка как огурчик уже' В смысле, зеленый и в пупырышках? `Иди, кому говорят!'

Ладно-ладно, зачем так кричать? Прояви сожаление к полумертвой лимерра.

Эйн Элекс и правда был в нормальном состоянии и уже лечил обеих сестер Хассай. Мои соотрядники были разбросаны в живописных позах по всей комнате. Особенно странно выглядела Сиррэн, мирно спящая на спинке дивана в обнимку с пустой бутылкой молока. Светлая богиня, мягко ворчащая во сне и дергающая кончиками крыльев, выглядела очень мило.

О, сестра опять за свое... Хорошо, что я сумела отвертеться.

Так вроде вы не хотели обе?

Ну да. Сначала эта белка хотела отпраздновать потом, втроем. А потом подорвалась к вам. Я ее не слишком хорошо понимаю, если честно.

Как ты можешь не понимать!.. ах да, вы же разные совсем.

– Си, иди сюда, – Дансай махнул крылом. Я склонила голову набок, но память услужливо подсказала, что я сама просила его называть меня так.

– Ты спасешь бедную лимерра от самой жестокой смерти в мире? – я чуть не ткнулась носом в грудь псионику, подставляя виски под его ладони. Через мгновение в голове прояснилось, а по всему телу растеклась приятная прохлада. – Ох, как я люблю псионику жизни...

– Не забывай, нам еще идти, разбираться с экипировкой.

– Давай прямо сейчас, а? А то остальные проснутся... и второй полет за голубые облака я не перенесу.

Нам даже не пришлось собираться, только привести себя в более менее опрятный вид. Сестры Хассай, эйн Элекс и я. Честно говоря, чувствую себя немного странно – меня в основном окружают лимерра. Если бы не знала, что отношение псиоников лимерра к псионикам лимер равно ста пятидесяти к одному – я бы всерьез заволновалась.

Зато в обычных войсках большая часть – лимер. Хоть здесь все нормально, но так как я – псионик... главное, крыло не свернуть.


– Вашу броню усилили, – без предисловий сбил нас с полета Сатай. – Причем, всех четверых. По два миллиметра найрана у жизняков, а у тебя, Силай, сразу двадцать. Не считая полной замены силового каркаса и гидравлики на найрановые. Проблем с ДВЭ и ГВЭ быть не должно, но сестры Тэраен на всякий случай все экранировали.

– Мой экзоскелет теперь весит тонн пятьдесят? – я скептически прижала крылья.

– Тридцать девять. Твоим спутникам придется носить каркасный экзоскелет. С вооружением все веселее. Жизняки получают по полуавтоматическому магнитно-линейному ружью на нос, а тебе в дополнение к зенитному автомату – спаренный магнитно-линейный пулемет калибра два миллиметра. И два контейнера по двенадцать вероятностных микроракет.

– Я не взорвусь, если на меня чихнет кто-нибудь? – на всякий случай я отошла от экзоскелета. То же самое сделали мои спутники.

– Работали люди и айанэ одновременно.

Это меня успокоило. Факт: люди намного лучше разбираются в технологиях изменения вероятностей.

– В общем, упаковывайтесь, – Сатай хлопнул и потер ладони. – Через час вылет на Бригант.

– Куда пикировать? – я удивленно прижала уши. В ответ эйн Райсан молча ткнул пальцем в потолок. Ясно все с вами...

– На Бриганте будут действовать только малые телепорты. С боеприпасами проблем не будет, но вытащить вас мгновенно мы не сможем.

– Как нам тогда уносить крылья? – Наис без труда разобрала свое ружье и теперь проверяла все детали на предмет дефектов.

– Шаттлы. Люди предоставили автоматические шаттлы в количестве пяти штук, чтобы вас наверняка вытащить. Если что – Тиссай должна уметь пилотировать такой техникой.

Упомянутая лимерра молча кивнула, осматривая тактический шлем. Я же только усмехнулась – обе сестры Хассай прошли полный курс подготовки штурмовых подразделений. Не Тенекрылые, но зато более универсальные бойцы. Дансай эйн Элекс был отличным стрелком, но без реального боевого опыта.

– Дует ровным ветром, но я чую подвох, – я заглянула в нутро экзоскелета. Считыватели нейроконтроллера крепились даже на крылья, но управление тридцатитонным экзоскелетом было очень простым.

– Вот тебе бочка дегтя: неизвестно, что сделало искаженное Пси-поле с животными на Бриганте.

– По сравнению с демонами это не будет проблемой, – Наис со щелчком вогнала магазин в приемное окно ружья. Сатай лишь покачал головой.

Для лучшего управления экзоскелетом надевалась специальная сбруя – по-другому назвать этот комплект ремней с Пси-проводящими проводами не получалось. Ошейник, два ремня крест-накрест через грудь, один на пояс, два наруча на запастья, наголенники, ремни на бедрах. Все это соединялось хрупкими на вид полупрозрачными синеватыми проводами, на деле способными выдержать до ста килограмм на разрыв. На самом деле сбруя не обязательна, экзоскелетом без труда можно управлять, просто забравшись внутрь нагишом. Но она улучшала точность контроля и скорость реакции системы.

Когда я забрался внутрь брони, к сбруе тут же подключились несколько десятков считывателей нейроконтроллера. Только к крыльям пришлось присоединять их вручную. Сидеть в позе эмбриона, обняв себя крыльями, оказалось неожиданно удобно. Хотя я точно помню, что, будучи человеком, не мог даже с ногами забраться в кресло и долго так сидеть – неудобно.

Голову тут же мягко сжал обруч основного интерфейса нейроконтроллера. Перед глазами пока неясно замерцал голографический экран, показывающий изображение с обзорных камер. Несколько секунд экран дрожал, после чего на нем появились строки запуска и тестирования системы:

«Активация»

«Активация ГВЭ: первичный прогрев»

«Активация ГВЭ: запуск основного преобразующего контура»

«Активация ГВЭ: запуск вторичного преобразующего контура»

«Активация ГВЭ: стабильность работы 100%»

«Проверка основных систем: стабильность работы 100%»

«Проверка основных подсистем: стабильность работы 100%»

«Проверка второстепенных систем: стабильность работы 100%»

«Проверка подвесного вооружения: неполадки не обнаружены»

«Проверка аммуниционного пространственного лифта: неполадки не обнаружены»

«Проверка неприкосновенного запаса: МЛА-6-28-41: 1450 патронов. ММЛП-19: 150 патронов на единицу; количество единиц: 2»

«Общая проверка систем: завершено на 100%. Общее состояние систем: идеальное»

Я не стала проводить доскональное тестирование, наверняка весь экзоскелет разве что на отдельные болты не разобрали при проверке.

Два найрановых контейнера со святая святых – перьями сестер Тэраен – я уложила в небольшой отсек для дополнительного неприкосновенного запаса внутри самой брони.

Закрывая броню, я вслушивалась в лязг замков капсулы пилота, затем в громкий басовитый лязг замков основной брони. Теперь броня откроется только изнутри, либо по команде техника, медика или командира отделения.

– Перо один-один, доложить о состоянии, – раздался из наушников голос Сатай. Я подождала секунду, пока появится картинка с обзорных камер, после чего повела плечами, чутко вслушиваясь в звуки работы гидравлики и сервоприводов.

– Перо один-один, состояние идеальное.

– Стой на месте, Небесный Ветер сейчас примет тебя на борт. Телепортация на десять.

Я покрутила головой, проверяя работоспособность камер. Изображение было великолепного качества и поступало на экран без задержек. Обзор составлял сто восемьдесят градусов вперед и девяносто назад.

Мимолетная ярко-синяя вспышка телепортации, и я на борту того самого космоносца, на котором в первый раз прилетела на Лайти. Более того, мы с сестрами Хассай и эйн Элекс оказались в том же ангаре, куда меня телепортировали с места моего появления в этом мире. Только теперь нас окружали исключительно айанэ.

Так как покидать экзоскелет без крайней необходимости было нежелательно, я попросила Наис усыпить меня до прилета на орбиту Бриганта.

Будь осторожна в мире Тумана, Силай. И не забывай о перьях.


И снова здравствуй, туманная долина. Век бы тебя не видеть, да по статусу не положено... так. Похоже, Силай осталась спать, а рулит теперь Димон. Отлично! Хоть вспомню, каково это, самому управлять своим телом. Хотя, сестры волне по-умному поступили, спорить тут сложно. Даже я чувствую, что еще немного – и не будет отдельно Дмитрия и отдельно Силай, будет единая личность.

«Внимание! Падение мощности ГВЭ»

О, я ведь в своей консервной банке! Вот только, что-то не нравится мне километровый системный лог... хотя нет, это же детальный отчет о тестировании системы! А вот теперь появился лог ошибок. Почитаем-с...

«Критически низкая концентрация Пси-поля»

«Поиск иных источников энергии...»

«Нет результата»

«Критическое падение мощности ГВЭ!»

«Внимание! Обнаружена утечка Пси из аккумуляторов»

Хм, не нравится мне все это. Надо двигаться, что-то мне подсказывает, что стоять просто так здесь не стоит.

Несмотря на технику и контроль Пси видеть дальше десяти метров не получалось. Электроника просто показывала белый экран, а Пси-спектр был заполнен чем-то мутно-серым, и никакие фильтры не помогали. Более того, система моего экзоскелета начала впадать в панику:

«Активация режима энергосбережения...»

«Отключение ДВЭ: 100% ДВЭ обесточены»

«Отключение вторичного вооружения: ММЛП-19 обесточен»

«Отключение средств снижения массы: 95% эффекторов генератора антигравитации обесточены»

«Отключение вспомогательных экзоскелетных систем: гидравлический экзоскелет обесточен»

«Переключение Пси-конденсаторов в режим "Только накопление"»

«Режим энергосбережения активирован»

Честно говоря, никогда не слышал, чтобы экзоскелет переключался в режим энергосбережения без серьезных повреждений.

Отключение гидравлики и эффекторов антигравитации превратили меня из подвижного бойца в еле ползающую башню. Как я не проваливался по колено в местный аналог почвы – ума не приложу, но переставлять ноги стало тяжелее. Тридцать девять тонн без поддержки гидравлики и генератора антигравитации превращались в мертвый груз. Плюс, я даже теоретически не смогу использовать основное вооружение: мне отдачей оторвет руку, благо, что это лишь манипулятор.

«Общий тест систем с учетом режима энергосбережения:»

«Утечка Пси из аккумуляторов»

«Критическое падение мощности ГВЭ»

«Снижение мощности сервоприводного экзоскелета: текущая мощность 85%»

«Рекомендовано покинуть зону столкновения для сохранения жизнеспособности»

Ойиффеть! Система решила, что на меня напали. Если честно, лучше бы напали... я только сейчас понял, что постоянно ощущаю чей-то взгляд в спину и всматриваюсь в изображение с задних камер. Более того, что-то серьезно давит на мозги... Надо двигаться, с учетом скорости утечки Пси, экзоскелет будет функционировать еще несколько суток.

Туман, туман, унылый мертвый пейзаж... грохот, создаваемый полуобесточенным экзоскелетом сильно раздражал, равно как и скорость передвижения. А еще я услышал шум воды... Откуда здесь вода, да еще и шумящая?

Заинтересованный, я как мог ускорился, и вскоре вышел к... водопаду. Хотя нет, водопад – это когда вода падает. А это... водоподъем? Как еще можно назвать явление, когда вода течет вверх, а не вниз?

Это было завораживающе, смотреть на то, как вода вопреки всякой логике поднимается от земли вверх, исчезая в тумане. Правда, внутри шевельнулся червячок сомнений. Какова вероятность, что я бы самостоятельно смог выйти к такому чудному выверту? С учетом окружающего пространства эта вероятность стремилась к нулю, причем очень быстро, даже яростно...

– Любуемся? – до ужаса знакомый голос заставил меня вздрогнуть и развернуться к говорящему. – Красиво, правда?

– Меня больше смущает проблемы с энергией, – честно признался я, с тревогой наблюдая за удлиняющимся логом тестирования системы. Артас как-то странно хмыкнул, но решил промолчать.

Вот за что я благодарен личности Силай, так это за огромное терпение и выдержку. Оставался бы самим собой – закидал бы бога вопросами, благо, что длительное общение с сестрами позволило весь пиетет растерять. А сейчас ничего, стою, читаю логи, думаю над проблемой. И начинаю понимать, что туман – плохое место для электроники.

Первым нарушил молчание Артас. Вот только у меня появилось стойкое ощущение, что ему что-то не нравится:

– Как это тебя сестры отпустили?

– Под крыло, – машинально ответил я, только сейчас осознав, что какая-то неведомая хрень пытается лишить Пси и меня. К счастью, Источник не позволяет, или просто дает Пси больше, чем ее теряется.

– Пинком? – бог Хаоса даже вперед подался.

– Скорее, с песней, – вздохнув, я мысленно попросил Источник снабжать Пси ГВЭ экзоскелета. Помогло, всего через несколько секунд все системы заработали в штатном режиме.

– Правильно люди в твоем мире говорят: «краток как айанэ»... – пробормотал Артас. После чего подошел поближе. – Ты можешь хоть на мгновение оторваться от своих железяк?

Я поднял недоумевающий взгляд на бога и все же обратил внимание на его внешний вид. В голове столкнулись две мысли: первая принадлежала мне и утверждала, что Артас был одет с шиком. Вторая принадлежала Силай, и считала, что такой костюм, мягко говоря, неудобен. И правда, как может быть удобной одежда белого цвета, полностью закрытая, тяжелая на вид?

Эти мысли боролись несколько мгновений. Победила вторая:

– Костюм у тебя не очень, – кажется, мне удалось удивить Артаса, ибо у того глаза на лоб полезли. – Даже на вид неудобен.

Последняя фраза добила бога Хаоса. Тот посмотрел на меня, как на сумасшедшего, при этом у него задергалась рука. Либо он хотел у виска покрутить, либо приложить меня чем-нибудь убойным.

Через несколько секунд он успокоился, одернул пиджак. Теперь он смотрел с каким-то холодом, словно я его чем-то задел. Если честно, понятия не имею, что ему не понравилось.

– Айанэ – весьма недалекая раса, когда разговор касается чего-то более возвышенного, чем обычная жизнь, – Артас говорил ровно, словно ему все эмоции вырезали.

– Желаешь поговорить о возвышенном? – спросил я, читая лог общего тестирования системы. Вроде все было нормально.

– Не с айанэ. И хватит отвлекаться, когда с тобой разговаривает бог.

– Я каждый день с богами разговариваю, – нагло заявил я, скептически рассматривая одежду Артаса. Тот словно почувствовал мой взгляд и осмотрел себя. – У сестер более практичная одежда.

– Да что ты к моей одежде привязался? – бог Хаоса скривился, словно его заставляли разговаривать с клиническим идиотом. Я себя таковым не считал, но предпочел промолчать.

Молчание затягивалось. Артас смотрел куда угодно, но не на меня, а мне того и нужно было: я пытался возвести вокруг аккумуляторов Пси-барьер, чтобы Туман не вытягивал из них энергию. Получалось неплохо, но это требовало концентрации, все-таки меня учили отнюдь не тонкому контролю Пси.

– Сестры дали тебе свои перья. Сколько их у тебя?

Я тихо зашипел, когда один из Пси-барьеров, скрупулезно выстраиваемых вокруг аккумуляторов, развалился из-за того, что меня отвлекли.

– Достаточно много, но ни одного для тебя.

– Жадность до добра не доводит, – взгляд бога похолодел еще сильнее, хотя куда уже...

– Жадность придумали люди, – парировал я, вновь погружаясь в выстраивание Пси-барьера. И меня опять прервали.

– С тобой разговаривает Бог Хаоса, ты можешь проявлять хоть крупицу элементарной вежливости и не отвлекаться?

– Это непрактично, как и твоя одежда, – я расслабился, когда увидел, что утечка Пси из аккумуляторов замедлилась.

– Непрактично разговаривать с богом, или проявлять вежливость? – укол интуиции заставил меня отвлечься от своих дел и посмотреть на Артаса. И, кажется, я его немного разозлил.

– Смотря, какой бог и смотря, какая вежливость,– я приготовился давать деру, хотя и понимал, что это не поможет. Увы, фатализм айанэ и их умение без проблем принять смерть еще не слилась с моей личностью.

Артас промолчал. Более того, он отвернулся, а я почувствовал, как меня куда-то засасывает. Ощущения были знакомыми... Что же, до свидания Туман, и просыпайся, Силай.


Ты Артаса покусала что ли?

Сиррэн?

Нет, батько римский. Что ты такого сделала, что тебя из тумана выпнули?

Ничего вроде. Сиррэн, ты в порядке? Я тебя не узнаю.

Что-то в мире происходит, и это весьма негативно на мне сказывается. В общем! Постарайся не стрелять почем зря на Бриганте, я чувствую, ты найдешь там нового друга.

Что-то мне совсем не нравится твое состояние, Светлая...

Пока я путешествовала в Тумане – прошло два дня, и сейчас Небесный Ветер находился всего в паре сотен тысяч километров от геостационарной орбиты Бриганта. И я понимала, почему космоносец не спешит приближаться к планете. Даже здесь, на достаточно большом расстоянии от планеты, я ощущала сильно искаженные потоки Пси. Сиррэн была права, люди доэкспериментировались. Нейтральная по отношению к жителям мира Пси стала невероятно агрессивной, и стремилась все растворить в себе, либо превратить в себя. Не представляю, какой должна быть флора и фауна этого мира, чтобы выжить в таких чудовищных условиях.

Наис, Тиссай и Дансай уже находились в шаттле. Что сестры Хассай, что эйн Элекс были спокойны, как облака в штиль. В своем экзоскелете я с трудом протиснулась в шаттл.

– Готовы? – Сатай нервничал, это было слышно по его голосу.

– Перо один-один, готовность, – я протиснулась в конец десантного отсека, где для меня было установлено специальное крепление.

– Один-два, к полету готова, – Тиссай проверила ремни безопасности и затихла.

– Один-три, всегда готова, – Наис.

– Один-четыре, к труду и обороне готов, – Дансай поправил тактический шлем.

– Отделение, старт на десять...

Ровно через десять секунд шаттл тряхнуло, сенсоры доложили об ускорении. Сама я почувствовала лишь легкое неудобство.

– Шаттл Авто-1, отклонение от маршрута: ноль. До десантирования – сто пятьдесят секунд.

Почти три минуты. Что делать в течение этих минут? Ничего, на самом деле. Только ждать и надеяться, что искаженное Пси-поле Бриганта не убьет нас на подлете.

– Сорок секунд, отклонение: ноль.

Хорошо обладать нервами айанэ, время до десантирования пролетает очень быстро, и никаких тревог или метаний.

– Касание на пять, приготовиться к десантированию.

Шаттл не приземлился, он с силой врезался в землю. Крепления застонали, пытаясь удержать мой экзоскелет на месте, громко зашипела Наис.

– Выходим! – Наис первой расстегнула ремни и бросилась к опускающемуся трапу. Следом за ней выбежали Тиссай и Дансай, после чего замерли прямо у трапа. Я заметила нежно-голубой свет, проникающий в десантный отсек шаттла.

– Как красиво... – тихо пробормотал эйн Элекс. Я с трудом выбралась наружу и замерла, удивленно осматриваясь.

Все вокруг было не просто насыщено Пси – состояло из нее. Полупрозрачные голубоватые узоры вместо листвы на деревьях и травы, мерцающие шлейфы неизвестных существ, выписывающих в воздухе петли. Пульсирующие мягким голубым светом пузыри, бывшие в прошлом камнями. Посреди всего этого великолепия покрытый сажей после входа в атмосферу шаттл выглядел, словно черное облако посреди безупречно чистого неба.

– Красивый и смертельно опасный мир, – Тиссай осторожно коснулась ажурного узора, заменяющего в этом мире куст. Тот мягко замерцал, начав медленно менять свой цвет на нежно-зеленый.

– Что такое? – Наис заинтересованно подошла поближе к сестре, следом увязался Дансай.

– Не знаю, но теперь этот куст – концентрированная Пси Жизни, – Тиссай нахмурилась.

– Не хочу вас отвлекать, – я на всякий случай запустила привод, раскручивающий блок стволов шестиствольного автомата. – Но за нами следят.

Айанэ мгновенно вскинули оружие. Я услышала тихую завораживающую мелодию, но та удалялась. Тряхнув головой и с трудом скинув наваждение, я ударила себя левым кулаком по груди. Грохот удара развеял чарующую красоту, но позволил окончательно сбросить непонятную сонливость.

– Опасный мир, – повторила Тиссай, опуская ружье. – Нельзя стоять.

Двигаться сквозь измененный лес Бриганта было просто физически, и очень сложно эмоционально. Являясь псиониками, мы слишком хорошо чувствовали окружающий нас мир. Но даже без этого, переливающиеся всеми цветами мира деревья, кусты, вообще все, что нас окружало – это было невероятно красиво.

Но мы уже спокойно держались на крыле, не позволяя миру воздействовать на нас. Время от времени можно было разглядеть полупрозрачные, словно хрустальные морды каких-то животных, так же сильно измененных Пси-полем Бриганта.

– Если все стало Пси, – задумчиво пробормотала Наис. – То и «Кронос-Гамма» уже не просто разрушен, а так же состоит из Пси. Что мы собираемся искать?

– Объект 416 находится глубоко под землей, – я невольно посмотрела на поверхность под ногами. Назвать почвой ту странную светящуюся разными цветами материю было трудно.

– Мир Пси... не это ли ждет нас в будущем? – Дансай осторожно коснулся ветви дерева. То мгновенно отреагировало, став нежно-зеленым.

– Может быть, – Тиссай как обычно была немногословна.

Я же подняла руку-манипулятор эзкоскелета до уровня камер. Вся конечность была окружена еле заметным Пси-барьером, не позволяющим Пси-полю Бриганта разрушить броню. Наис, проследив за мной взглядом, внимательно осмотрела свой бронекостюм, с облегчением расслабив крылья.

Поход – назвать прогулку по Бриганту прорывом или боевой операцией было сложно – был тихим и довольно скучным. Я уже всерьез сомневалась, что мне действительно требовались все те тридцать девять тонн брони и электроники, что в данный момент превращали меня в ходячий танк.

Неожиданно прямо мне под ноги из кустов вылетела какая-то местная зверушка, чуть было не попав под рифленую подошву ботинка. Еле успев шагнуть назад, я наклонилась и с интересом принялась рассматривать неожиданного самоубийцу.

Это был маленький, практически не изменившийся волчонок. Только полупрозрачный, как и все вокруг, но в остальном – обычный волчонок, каких можно было встретить в лесах ныне мертвой планеты Земля.

– И что мне с тобой делать, несмышленыш? – я чуть прижала уши, опустив крылья, когда поймала взгляд светло-синих светящихся глаз. Сестры Хассай и Дансай стояли в стороне, ожидая моих действий.

Времени было мало, поэтому я просто подхватила малыша и посадила себе на плечо. Тот вцепился в наплечник с такой силой, что компьютер доложил о повреждении внешнего найранового слоя, что вызывало у меня ступор. Остальные члены группы тут же заметили мое эмоциональное состояние.

– Он найран когтями продавил, – от шока голос срывался на шипение. Айанэ молча прижали уши и крылья, втянув голову в плечи.

Дальше шли молча. Волчонок тихо сидел на плече и не вызывал проблем, разве что иногда хвостом загораживал на мгновение одну из камер заднего обзора.


На поверхности от Объекта 416 «Кронос-Гамма» остались только развалины каких-то зданий, уже обращенные в Пси. Найти вход в подземную часть комплекса было не сложно, оттуда вырывался мощный поток Пси Изменения. Стало ясно, почему Бригант стал таким, какой он есть сейчас. Пси Изменения – самая нестабильная и трудно контролируемая Пси, граничащая с Хаосом. Но лишь граничащая, по большему счету это нечто иное, пока еще трудно объяснимое.

И теперь это проблема. Прорваться сквозь поток Пси Изменения могут лишь Сестры Тэраен либо Крисар-40-13Т, либо Парящие в Небесах. Все трое в данный момент недоступны. Пси-барьер, защищающий нас и нашу экипировку вряд ли был рассчитан на такое воздействие, и даже мне в экзоскелете не прорваться. Оставалось лишь найти иной вход, либо поворачивать назад, беспричинно потеряв перья.

Волчонок на плече неожиданно спрыгнул с плеча и убежал в кусты. Я опустила было крылья, когда он выглянул из-за замысловатого узора листьев и звонким тявком позвал меня за собой. То, что именно позвал, я поняла на каком-то интуитивном уровне. Направившись следом, я посмотрела на камеры заднего обзора: Наис, Тиссай и Дансай сразу пошли следом.

Уйдя от точки входа на полсотни метров, наша группа наткнулась на танк.

– Это что, Абрамс? – я окинула взглядом машину с характерной брусочной формой корпуса и огромной башней. – Как он тут уцелел?

– Вокруг него мощное Пси-поле, причем в несколько слоев, – Наис подошла к оплетенному многочисленными Пси-растениями танку. – Судя по всему, блокирует Пси как изнутри, так и снаружи.

«Обнаружен технический объект, идентификация...»

– Так, у меня компьютер активировался. Сейчас узнаем, что это, – я не стала включать наружные динамики, все равно псионики Жизни плохо разбираются в бронетехнике.

«Объект идентифицирован, наименование: Крисар-00-Псай»

– Крисар два нуля? Экспериментальная серия? – я навострила уши. От экспериментальной серии можно ожидать чего угодно, в том числе и мощной Пси-защиты.

Дансай резко взмахнул крыльями, навострив уши.

– Это один из трех «Псай», тот, что пропал еще в начале войны с людьми!

– Ты знаешь бронетехнику? – Тиссай отвлеклась от попыток поймать волчонка за хвост.

– Только уникальную.

Я мысленно попросила ИскИн вывести на дисплеи подробную информацию о найденном нами раритете.

Итак, Серия Крисар-00. Два нуля в военной терминологии айанэ всегда означают экспериментальные образцы, в данном случае в одну линейку входят все танки с нестандартной комплектацией. Каждая уникальная модель имеет собственное название-имя.

Крисар-00-Псай создан на основе Крисар-4-65, который в свою очередь почти полностью списан с... американского тяжелого танка M1 Abrams. Чем-то привлек он айанэ, раз уж они решились на копирование настолько устаревшей машины. Хотя, у моей расы до начала войны с людьми не было необходимости в тяжелых бронированных машинах, самым мощным и современным был шестнадцатитонный Крисар-2-16, пробиваемый даже личным стрелковым оружием землян. Но в чем не откажешь айанэ, так это в скорости развития. Три года, и новейшие тяжелые танки пятой серии, магнитно-линейные орудия, личная защита... Но это другая история.

Важно лишь, что Крисар-4-65 был практически полной копией Абрамса внешне. Изменения коснулись лишь двигательной установки и вооружения: айанэ установили электро-двигатели и дизель-генератор, да 132мм орудие.

А Крисар-00-Псай отличается от копии Абрамса установкой в качестве двигателя первого компактного образца двигателя высоких энергий ДВЭ-1, и первого более менее отлаженного малого генератора высоких энергий ГВЭ-3. Ну а так как айанэ в то время не могли контролировать Пси и вообще побаивались этой энергии, экспериментальный танк снабдили мощнейшей защитой.

– Какова вероятность, что защита могла продержаться несколько лет? – я скептически прижала уши.

– Это Пси Изменения, – Дансай коротко взмахнул крыльями, Наис согласно кивнула.

– Ты должна помнить одну интересную историю, – Тиссай оторвалась от разглядывания ажурного узора листьев кустов. – Примерно тридцать лет назад под мощный выброс Пси Изменения попали две сестры близнецы. Они не погибли сразу, но стали мощнейшими источниками этой странной энергии, что в конечном итоге убило бы их, если бы не вмешательство Парящих...

– Я знаю, – чуть качнув манипулятором экзоскелета, я снова посмотрела на танк. Вот за что не люблю Пси Изменения, так это за совершенно непредсказуемые результаты ее воздействия.

Несколько секунд постояв на месте, я все же уверенно подошла к оплетенному Пси-растениями Крисар-00-Псай. Несмотря на мои ожидания, ничего не произошло.

Внешне танк был в идеальном состоянии, даже гусеницы выглядели новыми. Причем, гусеницы были для езды по асфальту.

Но меня больше интересовала Пси-защита танка.

`Думаю, я смогу ее скопировать, и даже натянуть на твою толстозадую тушку. Но не гарантирую, что тебя не разложит на атомы'

А ты следи, чтоб не разложило.

Дождавшись, пока вокруг меня замерцает перенасыщенная Пси защитная сфера, я знаком попросила спутников оставаться на месте, и направилась к входу в подземный комплекс.

Защита замерцала ярче, мешая обзору, но судя по молчанию Источника, держалась она успешно. Идти приходилось медленно, будучи готовой в любой момент рвануть назад, так что путь к самому входу занял долгие десять минут.

– Ну, эксперимент можно считать удачным...

`У Абрамса защита такая же, так что, пусть твои грузятся и едут сюда'

Связь, как это ни странно, работала, и уже через полчаса я услышала тихий скрип гусениц.

Двигательная установка Псай работала абсолютно бесшумно, но вот массу танка никто не отменял – если бы не странная материя, заменяющая землю, копия Абрамса наверняка бы завязла. Вот стояли бы боевые гусеницы, можно было бы вообще не беспокоиться. На башне танка сидел волчонок, не обращавший никакого внимания на перенасыщенность Пси Изменения

– Снаряды тут есть, как к пушке, так и к курсовому пулемету, – Дансай был расстроен, и через секунду я узнала, почему. – Правда, как стрелять из этой кучи старых перьев, я не знаю.

– Кто за рычагами?

– Я, – коротко отозвалась Тиссай. – Здесь штурвал. Даже педалей нет.

Ну, будем считать, что айанэ изменили устройство боевого отделения и отделения управления, чтобы там можно было поместиться с крыльями.

Идти сквозь бьющую мощным потоком Пси Изменения – приятного мало, несмотря на защиту. И неизвестно, вся ли база стала источником этой Пси, или только верхний уровень.

Путешествие по верхнему уровню, полностью обратившемуся в Пси, было долгим и не слишком запоминающимся. Все же, несмотря на поддержку крыла Сиррэн, моя память остается перегруженной. Светлая обещала что-то придумать, но сейчас ей явно не до попаданца.

Сам первый уровень выглядел очень просторным – иначе в нем не смог бы спокойно ездить танк. Большего ничего не запомнилось – все помещения и коридоры были пустыми, кажется.

Второй уровень выглядел лучше уже с входа. Хотя бы потому, что шахта мощного грузового была перекрыта многочисленными Пси-барьерами. Похоже, здесь еще до нас потрудился сильный псионик. Но еще больше заставила навострить уши и расправить крылья рабочая система питания. Инструкция, закрепленная на одной из стен и не пострадавшая благодаря Пси-барьерам, утверждала, что лифт способен выдержать нагрузку в 130 тонн. Да и размеры позволяли без труда разместиться на платформе и мне в моем экзоскелете, и копии Абрамса.

Второй уровень встретил нас разрухой и кучами мусора. Мы не сговариваясь решили пропустить его. Долгое пребывание в зоне Пси Изменения не способствуют ни хорошему настроению, ни всплескам любопытства.

Мы пропустили десять уровней подряд, прежде чем на тринадцатом я заметила надпись: «Серверный зал».

– Если мы здесь не обнаружим монокристаллы с данными, можно разворачиваться и вызывать шаттл.

Все были согласны с Наис. Оценивание Небес давно превратилось в перекладывание перьев на столе, и хотелось закончить с ним как можно быстрее. Сестры Хассай и эйн Элекс покинули танк: сразу было видно, он не сможет нормально проехать по коридорам серверного зала.

Воздух на этаже был, как это ни странно, довольно свежим. На полу не было пыли, все вокруг было в идеальном порядке. В коридорах горел свет. Сама серверная находилась в огромном зале, полностью заставленным компьютерной техникой. Работающей техникой. Огромные шкафы гудели, на мониторах постоянно выводились логи состояния системы. Какие-то компьютеры производили сложные математические вычисления, на одном из мониторов я мельком увидела уравнение Дженкинса – одна из попыток людей описать с помощью формул законы Пси, и при том успешная. Правда, сам ученый погиб: вычислив максимально-возможную дозу Пси в организме человека, он тут же попытался поднять ее уровень в своем. Потом выяснилось, что люди не учли один важный факт – максимально-возможный уровень Пси уже концентрируется в их организмах. Странно, что такой ученый так глупо погиб.

Мы бродили по огромному залу, пытаясь понять, где искать нужные монокристаллы. Компьютеров было невероятно много, все они были соединены в огромную сеть, и что-то мне подсказывало, что нужная нам информация зашифрована.

– Банально, правда? – раздался у нас за спиной человеческий голос.

Мои сотоварищи рванули в стороны, одновременно вскидывая оружие. Я же просто как можно быстрее развернулась на месте, чуть не сбросив с плеча волчонка.

Передо мной стоял человек. Простая куртка, джинсы, длинные волосы, собранные в хвост, серые глаза. Рост примерно метр восемьдесят. Обычный представитель рода человеческого. Правда, последний человек ушел с Бриганта несколько десятилетий назад.

– Сиррэн ничего о тебе не говорила, – у меня была одна догадка, связанная со странно знакомым ощущением невероятной силы, появившимся с приходом человека.

– У нее были причины, – мужчина пожал плечами. – Дрейв.

– Информация?

– Ты весьма проницателен, Дима. Да, я заведую информацией.

– Не многовато ли высших на две расы? – Наис опустила ружье стволом в землю.

– На самом деле, даже слишком мало. Высших существ будет с каждым годом все больше, – Дрейв порылся в карманах джинсов и достал оттуда кристалл в виде куба с гранью сантиметра три. – Здесь то, что вы ищите.

– Слишком просто, – Тиссай подошла к одному из мониторов и принялась изучать текст лога, разворачивающегося на нем.

– Ты в этом уверена? – человек усмехнулся, и от этой усмешки у меня перья встали дыбом.

– О чем ты?..



Интерлюдия 2. Новый порыв


Гран'Тиан – единственный мир помимо Лай'Литиан, еще удерживаемый армией Анэ'Айанэ. Лишенный атмосферы и воды, этот суровый мир стал оплотом айанэ. Демонов здесь никогда не было, но и строить города на Гран'Тиан было невозможно – частые землетрясения позволяли устанавливать только временные укрепления.

Саннай не любил этот мир, равно как и все айанэ. Но он, как командующий стрелковой роты Тенекрылых, понимал о важности этой мертвой планеты. Все Тенекрылые воспринимали службу на Гран'Тиан как своеобразный отдых от постоянных боев.

Взвыла сирена боевой тревоги.

Схватив автомат и переведя экзоскелет в боевой режим, Саннай подпрыгнул и, расправив крылья, полетел в сторону укреплений. Мощные двигатели и эффекторы антигравитации позволяли без труда летать в безвоздушном мире на высокой скорости.

Снайперы уже вели точный огонь по противнику, но суда по злому шипению, что-то было не так.

– Пси-барьеры, – прошипел командир снайперской тройки, меняя магазин. – У нас обычные бронебойные пули.

– Ох и надерут нам задницы, – айанэ, судя по габаритам, один из Семьи Райсан, выдвинулся вперед. – Демоны используют Пси, а мы как назло всех боевиков оставили на Лайти.

«Люди бы уже паниковали», – отрешенно подумал Саннай, поправляя съемный наруч с мономолекулярным лезвием.

– Отступаем на основные позиции.

Эйн Синтра не надеялся на победу. Контингент айанэ на Гран'Тиан – всего пять сотен Тенекрылых, стрелковая рота. Из псиоников – только центральщики. Еще была техника: батарея из десяти плазменных орудий людей – магнитно-линейная артиллерия, использующая фугасные снаряды, была малоэффективна в условиях безвоздушного пространства – и четыре танка Крисар-40-35. Слишком мало, чтобы сдержать ураган из нескольких тысяч демонов, да еще и использующих Пси в бою.

Айанэ заняли позиции, проверили автоматические турели с разнообразным оружием, Тенекрылые Райсан провели диагностику своего подвесного оружия. Снайперы изменили настройку микро-телепортаторов и теперь стреляли Пси-пробойными пулями. Судя по затихшему шипению, это помогало.

Саннай стоял в первых рядах, с помощью цифрового увеличения рассматривая приближающихся противников. Среди демонов особенно выделялись двухметровые прямоходящие существа с огромными перепончатыми крыльями. Все тело этих существ было покрыто сложной вязью татуировок, светящихся бледно-голубым. Пули снайперов не могли пробить личные Пси-барьеры этих демонов, но вышибали обычных, прикрытых общими щитами. И то, раза со второго или третьего.

Яркие вспышки залпов плазменной артиллерии осветили укрепления Тенекрылых. Как люди смогли заставить сгустки плазмы лететь по параболической траектории – оружейники айанэ понять так и не смогли. Но это было не важно, две цивилизации переплелись настолько тесно, что даже глупцы понимали – друг без друга эти расы не смогут выжить.

Через несколько секунд открыли огонь остальные Тенекрылые. Все стреляли особыми бронебойными пулями с найрановым сердечником, отчасти это помогало. Но волна демонов приближалась, намного быстрее, чем если бы среди них не было псиоников.

– Ну, вот и все, – Саннай быстро сменил магазин автомата, благодаря космическому холоду даже не нагревшегося. Противник всего в сотне метров от позиций Тенекрылых. В ближнем бою у стрелковой роты не было шансов.

– Что, все печально? – Саннай обернулся на неожиданно появившуюся за плечом лимерра. Его не слишком удивило, что Светлая Сестра находится фактически в открытом космосе без защиты.

– Могло быть и хуже, – вспомнив расхожую среди людей фразу, командующий опустил оружие. Демоны встали, словно разом обратились в статуи – вряд ли они ожидали увидеть одну из Сестер.

– Не по правилам играете, ребята, не по правилам, – Сиррэн обвела взглядом разношерстную армию демонов, задерживаясь на псиониках. – Пора заканчивать этот цирк.

Светлая не сделала ни единого движения, но по армии противника словно проехался гигантский каток – поле перед укреплениями Тенекрылых покрылось мгновенно заледеневшей коркой раздробленного мяса и костей, щедро залитых кровью.

– Плохо, очень плохо... а Бригант не доступен нашему воздействию.



Глава 6. Падение Лайти


Услышать ответ мы не успели – в зале выключился свет. Гул от работы десятков компьютеров постепенно затих.

– Скоро узнаете, – голос Дрейва словно доносился издалека. – Очень скоро.

Прошло несколько минут после ухода Хранителя Знаний, прежде чем мы включили фонари. Приборы ночного видения не помогут в условиях полного отсутствия света.

– Отсюда не вызвать шаттл, слишком слабый сигнал, – Тиссай настроила яркость наплечного и подствольного фонарей, сделав свет более рассеянным. То же самое сделали и все остальные, я в том числе.

Мы молча направились к выходу из зала. Сестры Хассай и эйн Элекс забрались в танк и задраили люки, после чего шестидесятипятитонный Крисар быстро развернулся на месте. Тиссай загнала машину в лифт, я же на несколько секунд задержалась, осматривая серверную. С ней произошли невероятные изменения: вся техника оказалась разбитой, на полу лежал многосантиметровый слой пыли.

Неожиданный грохот створок лифта и гул электромоторов заставил меня резко обернуться. Так и есть – грузовая платформа отправилась наверх. Сквозь резко усилившиеся помехи я расслышала крики моих спутников.

– Дело пахнет керосином... – пробормотала я, раскручивая блок стволов зенитного автомата.

Осторожно подойдя к лифту, я увидела рассеченную панель управления. Срез был чистым, провода все еще искрились – ее испортили совсем недавно.

– Ты куда? – волчонок спрыгнул на пол и быстро убежал куда-то во тьму. – Черт.

Других слов не было, да и не нужны они были. Память Дмитрия, которая все еще осталась при мне, подсказывала, что сейчас начнется самое веселье. Как бы все перья не потерять, отращивать их обратно довольно неприятно, жуткая чесотка на все время восстановления обеспечена.

«Внимание: обнаружен противник класса 2»

«Идентификация невозможна»

Я тут же активировала все осветительные приборы, переведя их в режим рассеянного света, и повысила светочувствительность камер. Интересно, каким должен быть демон, чтобы пройти сквозь поток Пси-Изменения?

«Нестандартная реакция Пси-поля»

«Рекомендовано покинуть зону столкновения для сохранения жизнеспособности»

Эм... что?!

Сильный удар в спину заставил меня пошатнуться и зашипеть. Камера заднего обзора показывала демона, похожего на Диабло из одноименной игры, только темно-серого и со сложной вязью татуировок по всему телу. Их бледно-голубоватое свечение заставило меня прижать уши. Демоны, контролирующие Пси...

Пока в голове крутились безрадостные мысли, тело действовало отдельно, хоть и частично направляемое разумом. Резкий разворот на месте заставил противника отскочить, что позволило мне воспользоваться основным оружием.

Звуки выстрелов зенитного автомата, имеющего скорострельность более шести тысяч выстрелов в минуту, сливались в единый рев, похожий на усиленный в десятки раз звук рвущейся ткани. Вырывающееся из стволов пламя заставило камеры снизить светочувствительность. Сотни пуль крупного калибра устремились к демону, и были остановлены его мощным Пси-барьером.

Четыре секунды непрерывной очереди, и мне пришлось остановить стрельбу – иначе оружие заклинит. Этим воспользовался противник, тут же прыгнув на меня.

Я устояла на ногах, но демон не задавался целью свалить меня на пол. Он вцепился руками в модуль переднего обзора и резко дернул его на себя. Изображение замерцало, а я схватилась свободным левым манипулятором за крыло демона и сжала пальцы. Раздался треск ломаемых костей, сопровождаемый рычанием противника, но хватки он не ослабил. Тогда я приставила стволы запястной спарки к его боку.

Демон среагировал мгновенно, оттолкнувшись от моей груди и отпрыгнув в сторону. Я же подняла оба своих пулемета и открыла стрельбу. Да, она была бесполезной, но давала несколько секунд на размышление.

Пси-барьер противника можно было сравнить с танковым, настолько легко он выдерживал шквальный обстрел. Но это еще не все, он почти вырвал обзорный модуль, и это несмотря на его усиление найраном. Значит, надо было действовать псионикой, а для этого надо снять установленную Источником защиту – она блокировала Пси не только снаружи, но и изнутри.

И все же хорошо быть айанэ, меня убивают, а я спокойно размышляю, как лучше действовать.

Я вновь прекратила стрельбу, и демон тут же снова набросился на меня. На этот раз его татуировки светились ослепительно-белым светом, а потом я почувствовала, как у экзоскелета вырывают правый манипулятор.

По периферии экранов появились тревожные надписи, я потеряла контроль над ним. Включившиеся заспинные ускорители заставили противника на мгновение отвлечься, а через секунду его впечатало в стену массой почти в сорок тонн плюс ускорение. ДВЭ, как только что выяснилось, подходит не только для полетов.

Выброс кинетической Пси отбросил меня к противоположной стене, грохот столкновения с поверхностью пронесся по уровню. Я быстро встала на ноги, на противоположной стороне так же встал демон. Мы замерли друг напротив друга, вот только в отличие от моего противника экзоскелет выглядел плачевно.

Почти оторванный правый манипулятор, избитая передняя броня, повреждения каких-то некритических узлов. Стволы зенитного автомата были искривлены, сам механизм оружия был сильно поврежден. Если бы не найрановое усиление, меня бы уже разобрали на запчасти.

Замки на правом манипуляторе раскрылись, позволяя избитому оружию упасть на пол. Все равно от него уже не было толку.

Я и демон стояли друг напротив друга уже несколько минут. Не знаю, что делал противник, а я постепенно повышала концентрацию Пси в организме, готовясь к бою. То, что тяжелый экзоскелет и дальше окажется бесполезным, было очевидно. Да, он давал защиту, которую даже такому демону не пробить сразу, но при этом я не могла ничего ему сделать. Зачастую приходится жертвовать защитой и безопасностью, чтобы просто выжить.

Пользуясь моментом, я отдала мысленную команду на открытие экзоскелета. Через шесть секунд я стояла напротив противника в одной лишь Пси-проводящей сбруе. По-хорошему, надо избавиться и от нее, но не думаю, что у меня есть время.

Так мы простояли еще минуты две. А затем демон напал.

Мгновенно возведя Пси-барьер, я резко отпрыгнула назад, одновременно посылая в противника мощный кинетический удар. Если демон и удивился неожиданному превращению Тенекрылого в псионика, то на его боеспособности это никак не сказалось.

Он просто обошел статичный барьер, резко взмахивая рукой. Согнувшись в спине и почти делая мостик, я пропустила над собой узкий поток Пси, способный разрезать десять незащищенных разумных, и, чуть не скручиваясь в спираль, резко ушла в сторону, пропуская мимо себя шлейф огня.

Вот уж чего не ожидала, так это таких навыков в уклонении от Пси-атак.

`Сосредоточься! Я не смогу вечно от него уворачиваться!'

А я-то думаю, отчего это странное ощущение чужой сущности в теле?

Снова невероятным образом изогнувшись в воздухе и пропуская рядом с собой поток термальной Пси, я отправила в противника сразу несколько десятков кинетических ударов – объем Пси в организме позволял и такой прием. От половины ударов демон увернулся, остальные с грохотом впечатали его в стену. Все же на мощные атаки требуется больше концентрации.

Встав на ноги, я сцепила руки в замок и начала концентрировать перед собой узконаправленный удар. Противник практически выбрался из завала – на него обрушилась часть стены и потолка – но я успела раньше. Сияющее голубым копье Пси пробило барьер демона и прошило его грудь. И вновь мы застыли друг напротив друга, и на этот раз я была уверена – мой противник, как и я, накачивал организм энергией. Вот уж действительно, дуэль двух псиоников.

`Если не хватает контроля – действуй на истощение'.

Когда я была Дмитрием, я тебе не говорила, что ты часто капитанишь?

Очередной обмен ударами, уходы от атак противника на пределе возможностей, снова истощение Пси. Мы в который раз за бой замерли друг напротив друга. Я, честно говоря, слабый псионик, и если бы не Источник, помогающий мне уклоняться, порвали бы меня на сотни перьев еще полчаса назад.

Демон лишился обоих крыльев, я сломала ему правую руку и несколько раз пробила грудь. Мне досталось чуть меньше – сломанное левое крыло, глубокая резаная рана на бедре, разбитый нос и многочисленные мелкие порезы и ушибы. Крови было много, но сильная потеря крови не доставляет айанэ неудобство – особенность организма. Боль не чувствовалась – простейшее воздействие Пси Жизни на нервную систему. Рассеченные мышцы ноги не позволяли даже быстро ходить, перебитое крыло мешалось, но ничего, кроме неудобства, я не чувствовала.

Я и мой противник напряглись, приготовившись к новому раунду дуэли, когда грохот известил о прибытии лифта. Мы одновременно повернулись к нему ровно в тот момент, когда створки раскрылись, и в коридор медленно выкатил танк. Он явно пережил тяжелый бой – броня во многих местах разорвана, весь корпус был залит кровью, с гусениц при движении сваливалось что-то, подозрительно похожее на куски перемолотого мяса.

Один из люков на башне откинулся, и наружу по пояс высунулась Наис. Вся в крови, у нее не было правой руки, а грудь наискосок прочертили пять глубоких ран от когтей. Орудие танка с тихим жужжанием нацелилось на демона.

– Пригхотов саднитсу, сшука, – на ломанном русском прошипела лимерра, после чего танк сделал залп.

Вспышка и грохот выстрела ослепили и оглушили меня, а ударная волна отбросила в сторону. Но прежде чем меня впечатало в стену, я успела увидеть, как демона разорвало в клочья.

К счастью для меня, накачанный Пси организм быстро оправился от шока, вызванного близким разрывом танкового снаряда. На многочисленные раны я пока решила не обращать внимания, хотя передвигаться и было тяжело – разорванные в лоскуты мышцы пресса вынуждали опираться о стену. Все-таки айанэ намного более живучие создания, чем люди. Когда внутренних органов почти нет, повреждать нечего, а их Пси-заменители регенерируют с огромной скоростью.

Сбросив разорванную в нескольких местах сбрую, я с трудом забралась в поврежденный экзоскелет и закрыла его, сразу отменив тест систем. И так было понятно, что все плохо. Неожиданно на плече появилась тяжесть – на наплечник уселся местный волчонок.

– Скажи спасибо своему другу, – сквозь помехи пробился голос Тиссай. – Он нас предупредил и за крылья сюда притащил.

Хорошо, что на риторические обращения не требуется ответа.

Долгий подъем наверх позволил мне заняться своими ранами. Ну, как заняться. Остановить кровь и проверить, справляется ли организм с инфекцией, много сил не требует, а попытки залечить раны оканчивались неудачами – мой контроль Пси по-прежнему оставлял желать лучшего. Внутреннее отделение экзоскелета было залито кровью, как ничего не закоротило – не представляю.

В полусотне метров от входа в базу, где не доставал поток Пси-изменения, валялись останки демонов. Большинство из них были разорваны взрывами, но по некоторым явно проехались гусеницами танка.

– Эти твари застали нас врасплох, – прошипела Наис. – Я как раз вылетела наружу, чтобы понять, что от нас твой звереныш хочет, когда они напали.

– Если бы не это, нас бы убили, – Дансай был более спокоен, хотя и он нервничал. – Они собирались обездвижить нас. Тиссай – виртуоз, в упор увернулась.

– Это было несложно, – названная сестра Хассай выглянула наружу. Люк мехвода отсутствовал, а голову лимерра покрывали рваные раны. Одного уха не было. – Но меня все равно достали.

– Сразу вспомнили о пушке? – я медленно вдохнула. Вроде получается, по крайней мере, теперь кровь изо рта не течет.

– Только после третьего раздавленного демона, – Тиссай провела светящейся зеленым рукой по голове, часть ран исчезла. – И то, Дан перебрал все известные русские маты, прежде чем смог зарядить орудие.

– У меня была дуэль с одним из этих, – я махнула уцелевшим манипулятором в сторону останков. – Зато подтянула навыки боя.

– Си, как ты думаешь, – светло-серая Тиссай – я только сейчас обратила внимание на цвет ее меха – задумчиво посмотрела наверх. – Светлая позволит мне танк оставить себе?


Вернуть нас на космоносец удалось лишь третьему шаттлу: первый развалился при входе в атмосферу, а второй врезался в землю с силой, достаточной чтобы создать двадцатиметровую воронку. Но проблемы начались уже после стыковки с Небесным Ветром: мы не успели выбраться из шаттла, как нас сбили с полета – Лайти атакован демонами, бои ведутся на поверхности планеты.

Весь экипаж корабля нервно дергал крыльями, многие бесцельно бродили по палубам. Отовсюду доносилось раздраженное шипение – перевозбужденные айанэ ссорились, что уже само по себе было нонсенсом.

Требовалось срочно добраться до Лай'Литиан, а сделать это можно было только с помощью ПДВЭ – пространственного двигателя высоких энергий. Я не знаю, как он работает, но он позволяет преодолеть пару сотен парсек за несколько секунд. Правда, искажения Пси-поля напрочь лишают псиоников возможности использовать свои способности, да и на ГВЭ все это плохо сказывается. В общем, восстанавливаться времени не было. Пришлось бежать до статис-камер, теряя по пути литры крови. Встречавшиеся нам по пути айанэ быстро отходили к стенам, с прижатыми ушами провожая взглядом лишенную руки Наис.

Подготовка к прыжку занимает час с лишним. Волчонок с Бриганта успел разозлить и без того взвинченных крылатых: мало того, что звереныш прекрасно чувствовал себя вне Пси-поля родной планеты, так он еще и научился становиться невидимым. Это, а так же любовь спать посреди коридора, стало причиной настоящей охоты, которую устроили взъяренные айанэ. Пришлось забирать мелкого с собой.

Отсек со статис-камерами – фактически ангар с ровными рядами автоклавов. Все та же голубая краска на стенах, скругленные углы, из-за которых я чувствовала себя словно в мыльном пузыре, и пустота. Все камеры были пусты, все же пока не было необходимости «замораживать» членов экипажа, чтобы те не умерли во время прыжка.

Пока готовились статис-камеры, мне пришлось успокаивать Тиссай. Лимерра сильно расстроилась, когда выяснилось, что столь понравившийся ей танк оказалось невозможно вытащить с Бриганта. Пришлось пообещать поговорить об этом со Светлой, нэй Хассай нужен был именно тот потрепанный Крисар, такой же, но новый она не хотела.

ПДВЭ уже был запущен, ждали только нас. Искажения Пси достигли критической отметки, Тиссай, Наис и Дансай потеряли возможность поддерживать жизнь даже в себе. Меня пока спасал Источник, но и его возможности были резко ограничены.

Наконец, мы вчетвером забрались в автоклавы. С тихим шипением опустились массивные крышки, камеры начал заполнять усыпляющий газ. Через десять секунд мы уснули, а через пять под воздействием Пси-полей фактически превратились в статуи...

...Казалось, что прошла всего секунда, прежде чем я проснулась, и крышка автоклава начала быстро подниматься. Правда, бодрствовала я недолго, поток Пси снова погасил мое сознание.


Слава не знаю кому, ты не провалился в туман.

Сиррэн?.. Что... какого хрена?!

Я осмотрел себя. Еще раз осмотрел, но странное видение не пропало, я стоял посреди кабинета Светлой в своем человеческом теле. Только одежда другая, брюки, рубашка, удобные ботинки. Находился я в кабинете Светлой Сестры.

– Силай сильно ранена, она пробудет в коме несколько часов. Не беспокойся, кроме нас с сестрой тебя никто не видит. Считай это небольшим экспериментом по материализации.

Дела, однако. И что самое главное – Сиррэн-то в бронежилете. И не только, все ее тело закрывала легкая броня, а на бедре висел пистолет. Не понял...

– Что-то блокирует Пси, и это что-то достаточно сильно, чтобы лишить меня немалой доли возможностей. Вера людей еще слишком слаба, чтобы я могла использовать этот источник силы.

– Ладно. Хорошо, окей. Что от меня требуется? – я нервно покосился в окно небоскреба – километрах в десяти от центра города можно было разглядеть гриб ядерного взрыва.

– Мы немного неправильно использовали псионику. Внезапно – не люблю это слово, кстати – выяснилось, что при структурировании Пси-энергии ее эффективность резко повышается. Так же таким образом можно использовать Пси напрямую, а не накачивать себя ею. Ну и еще один плюс – даже обычные демоны стали подвержены воздействию такой псионики.

– Это уже магия какая-то, а не псионика!

– Чем это назвать думать будем потом, сейчас важно, что оно работает. Боевые псионики проходят форсированную переподготовку. Кстати, я решила проблему с памятью и твоей личностью в частности. Очнется Силай – проверим, а пока, готовься.


Четыре часа спустя...


Очнулась?

Тиррэн? Сколько времени прошло?

Четыре часа. Пока ты спала, ты должна была получить навыки новой системы боевой псионики. И да, иди к сестре, она что-то придумала с твоей памятью.

Очнулась я в лазарете и сразу же почувствовала себя оторванной от Пси-поля: океан энергии, до нынешнего момента окружавший меня, оказался словно за прозрачной стеной. По лазарету бегали псионики Жизни, лишенные Пси они были вынуждены пользоваться обычными медицинскими инструментами. Многие раненные умирали от страшных рваных ран, но никто не издавал и звука. Даже люди, израненные больше, чем айанэ, стойко терпели боль. Умирали тоже тихо, только опущенные крылья псиоников констатировали смерть. Я поспешила покинуть лазарет, на мое место тут же уложили человека с кое-как перевязанной культей вместо левой ноги.

Светлая ждала меня на выходе. Одетая в легкую броню и с оружием на поясе, она выглядела сильно уставшей. Внимательно осмотрев меня, она схватила мена за руку, после чего мы мгновенно переместились в ее кабинет. Светлая устало опустилась в кресло, бросив на стол тяжелый пистолет, и достала из ящика стола кулон – маленький голубоватый шарик в оправе, выглядевшей как сложенные крылья.

– Я перетрясла твою память, оставила только самое нужное. Это, – Сиррэн подбросила кулон. Оправа тут же превратилась в два полупрозрачных крыла, с помощью которых шарик диаметром два сантиметра легко держался в воздухе. – Хранилище всей известной в этом мире информации. Неуязвим для оружия и псионики, демоны тоже не должны навредить, но не рискуй. Если понадобиться какая-то информация – сфера передаст данные.

Я осторожно взяла в руки шарик с крылышками, тут же превратившийся в кулон. Непонятно откуда взялась цепочка, судя по тяжести при такой-то изящности плетения, найрановая. Повесив кулон на шею, я снова посмотрела на Сиррэн.

– Теперь по твоей второй личности, Дмитрию. Чувствуешь его?

Я покачала головой. Мне казалось, что он давно слился с моим сознанием, поэтому его присутствие и не ощущалось. Светлая задумалась.

– Ожидаемо, – через несколько минут она встала из-за стола. – Мы постарались слить его сознание с твоим, ничего не вышло. Вот только он слабеет, с каждой неделей. В принципе, его личность жива, но сейчас доминируешь ты.

– Слабеет? – я прижала уши. Это последнее, чего я хотела, я уже привыкла, что во мне смешались человек и айанэ. И тут неожиданно выясняется, что никакого слияния и не было, мы все это время были разделены.

– Да, сейчас он уже не способен брать верх над телом, более того, он не способен даже докричаться до тебя. Артас сказал, что это нонсенс, что до сих пор одно из сознаний не исчезло, но терять кого-либо из вас мы не намерены.

Сиррэн начала ходить по кабинету, смотря себе под ноги. Я ждала. Прошло минут пять, за городом взорвалась очередная ядерная бомба.

– Мы склоняемся к необходимости переместить его в отдельное тело. Способностей псионика он не получит, конечно, но с оружием будет на «ты». Он согласен. Твое мнение?

– Артас против не будет? – меня терзали сомнения. Неправильность ситуации давила на сознание.

– Он вообще не ответил ничего. Но либо так, либо он исчезнет. Хотя, частица его личности в тебе все равно останется.


Немного подумав, я все же согласилась на разделение. Мне очень не нравилась возможность исчезновения Димы, которому я фактически обязана своим существованием. Сиррэн позвала свою сестру и они быстро погрузили меня в беспамятство.

Естественно, я не узнала, как именно происходит перенос сознания из одного тела в другое, для этого необходимо было быть в сознании. Не думаю, что это приятная процедура, большая часть знаний добывается трудом и иногда кровью.

Привстав с пола, я осмотрелась. Рядом со мной стоял на четвереньках черный как ночь лимер и тряс головой. При этом он ругался на чистом русском.

– Как, бл...ь, управлять этой штукой? – Дмитрий – а это был именно он, я чувствовала – резко взмахнул крыльями, после чего его конечности разъехались в стороны. Теперь он даже не пытался встать, лежа в позе морской звезды. – Я думал, это будет проще...

– Я удивлена, что ты не забыл, как дышать, – Светлая без труда подняла бывшего человека на ноги и помогла дойти до кресла. – Твоя личность сильно повреждена.

– Ага, чувствую. В голове пусто, как в барабане. Ёпонский городовой...

– Силай, иди на первый этаж. Ты будешь в составе отряда, помогите на фронте.

– А? – я несколько секунд переводила взгляд с Димы на Сиррэн и обратно. Честно говоря, я была уверена, что теперь главным объектом приключений будет сам попаданец, а не я.

– Иди, – Трапов покровительственно улыбнулся и не слишком уверенно махнул рукой в сторону выхода. – У нас есть небольшая личная тема для болтовни.

Светлая кивнула, и мне пришлось выйти из кабинета. Не знаю, почему, но у меня появились дурные предчувствия...

По пути вниз я встретила немало айанэ. Многие с целеустремленным видом носились из комнаты в комнату, но было видно, что им просто нечем себя занять. Все эти айанэ – гражданские, не способные пока ничем помочь, и это их угнетало.

Внизу меня ждали сестры Хассай, Синдай нэй Тисси, Сиай эйн Санай и – неожиданно – Сатай эйн Райсан. Немного несбалансированное отделение получилось, три чистых псионика, псионик-центральщик, штурмовик и боец тяжелой огневой поддержки. Судя по старой модели экзоскелета на гиганте, «банка на ножках» в серию не пошла.

– Ну, командуй, батько, – Сатай похлопал меня по плечу, отчего я чуть не клюнула носом пол. Остальные тихо фыркнули, пряча лица за крыльями. Я же надулась.

– Иди ты, знаешь куда? Кто в курсе, где наша позиция?

Соотрядники прижали уши и удивленно на меня уставились. Почувствовав неладное, я прокрутила в голове разговор, в частности, свои слова. Сказать, что я была шокирована, ничего не сказать... с каких пор я говорю, как обычный человек?

– Эм... малышка, давай-ка отойдем на минутку, – эйн Райсан настойчиво потянул меня в сторону, да я и не сопротивлялась. Убедившись, что нас никто не услышит, Сатай спросил, понизив голос: – а теперь признавайся, что произошло?

– Диму в отдельное тело перенесли, – я с самым невинным выражением лица смотрела в глаза здоровяку. Честно сказать, никогда не замечала, насколько у айанэ выразительная мимика, несмотря на чисто волчью голову на плечах.

– Дела... ты за своими мыслями следи, ок? Ощущение такое, словно тебя подменили.

– Да ладно тебе, не ломай крылья. Все будет хорошо. Ну, я надеюсь на это.

– Надежда надеждой, но Кондратий кого угодно хватить может, – пробурчал Сатай, и мы вернулись к нашей... вернее, моей группе.

– Тебе Светлая голову проветрила, что ли? – Сиай чуть приподнял крылья, фыркнув, и тут же получил ребром крыла от Синдай. – За что?

– Мы так и пойдем? – Тиссай выразительно посмотрела на меня, одетую в окровавленную больничную пижаму. Да, все-таки быть айанэ довольно забавно. Пока носом не ткнут, не посмотришь, во что одета.

– Вам выдадут какие-то новые эксперименты наших инженеров. Говорят, только для псиоников, экслюзивчик, – Сатай завистливо посмотрел на нас с сестрами Хассай. Синдай фыркнула, она была в стандартном экзоскелете Тенекрылых, и непохоже, что собиралась его менять.

Эйн Райсан повел нас на цокольные этажи небоскреба, насколько я помнила, там находились лаборатории вооружения. Именно в этих лабораториях проектируют и собирают экспериментальные образцы вооружения и экипировки для айанэ. Таких комплексов было около полудюжины, находящийся под личным небоскребом Сиррэн специализировался на псиониках.

Спуститься пришлось более чем на десять этажей. Не успели мы покинуть лифт, как нас сразу же взяли в оборот...

Меня раздели и погнали в душ, сестер Хассай принялись пытать какими-то измерительными приборами, остальные стояли в сторонке и тихо фыркали. И я их понимаю, Наис, пытающаяся вырваться из рук лимер с измерительной лентой, ругалась на русском, смешно коверкая слова.

Смыв с себя кровь, и постояв минуту в сушилке, я сама попала в руки измерителей. С меня сняли около трех десятков параметров, некоторые по два, а то и три раза. Зачем-то потребовали продемонстрировать изученные раннее навыки по новой псионике, небольшой огненной стрелы им хватило. Тиссай молча опустила крылья, взвинченная Наис принялась выпытывать у меня, как я применяю псионику, если ее никто другой применить не может. Я лишь пожала плечами и предложила спросить у самой Светлой, на большее времени не осталось – меня повели к сборочной линии.

Новая броня собиралась прямо на владельце, что живо напомнило мне просмотренного когда-то Димой Железного человека. Вместо массивного экзоскелета – Пси-каркас, выполняющий те же функции, только выглядящий как куча синеватых полосок и колец. На каркас крепились найрановые бронеплиты, питалось все это безобразие от миниатюрного ГВЭ за спиной. Он же питал мощные Пси-барьеры. Благодаря компактности Пси-каркаса, минимальная толщина бронеплиты была равна двадцати миллиметрам. По уровню защищенности я вплотную приблизилась к легкому танку. Крылья, кстати, тоже усилили с помощью Пси-каркаса и навесили брони. Теперь оторвать крыло можно было только со мной вместе.

– Ну как я вам? – я показалась своим соотрядникам, даже повертелась на месте.

Сатай молча показал большой палец, остальные расправили крылья и одобрительно закивали. Наис с горящими глазами набросилась на бедных инженеров, ее сестра закрылась крыльями.

Здесь уже узнали новости и об экзоскелете второго поколения. Его полностью пересобрали на основе Пси-каркаса, внешне банка банкой и осталась, но уровень подвижности и защищенности увеличился в разы. Так же в эту броню собираются помещать полумертвых айанэ и людей, идея взята то ли из фильма, то ли из видеоигры времен двадцатого века Земли. Для Тенекрылых Райсан будут создавать отдельную броню, все же они гиганты среди айанэ.

Новое оружие, как и броню, получили только мы с сестрами Хассай. Оружие было синхронизовано с броней, а ею могли воспользоваться только псионики. Синдай, как я уже говорила, предпочла остаться в привычном экзоскелете.

В качестве основного вооружения мы получили автоматические магнитно-линейные ружья. Вот только вместо найрановых проводников в них использовались Пси-линии. Чтобы снаряды не сгорали в воздухе от чудовищной силы трения, их перед вылетом из канала ствола обволакивал слабенький Пси-барьер. Силы этого барьера как раз хватало на гашение сопротивления воздуха. Синхронизация всей системы была самой главной проблемой, да и оружие стало намного менее надежным. Зато скорость полета снаряда возросла до пятнадцати километров в секунду на дистанции до трех километров. Куда нам столько, я так и не поняла, но цифры впечатляли. Скорострельность составляла пятьсот выстрелов в минуту, магазин на пятьдесят снарядов.

Наис уже успела опробовать новую игрушку в тире, где избила корпус легкого Крисар-39-10 до состояния полного несостояния. Сиай прижал крылья к спине, в его взгляде читалась легкая зависть, впрочем, быстро сменившаяся радостью за лимерра.

Лабораторию мы покинули только через час. Сатай связался с кем-то на линии фронта и узнал текущую обстановку. Все-таки мы находились в центре города, здесь можно было только услышать грохот залпов артиллерии и треск зенитных пушек.

– Мы потеряли 90% территории города, – мрачно сказал Сатай, а у меня встали дыбом перья. Город занимал целый материк... не могу, да и не хочу представлять себе, сколько айанэ и людей погибло за последние несколько дней.

Над городом пронеслось звено атмосферных штурмовиков людей, сопровождаемых полным крылом истребителей айанэ.

Раз-раз, проверка, проверка, говорит Москва.

Дима? Это ты?

Нет, тень отца Гамлета. В общем, слушай, сестренки пока заняты, не знаю чем. Сейчас вас должны перебросить на Ли'Тиан, там найдете самого крупного гада и постарайтесь его грохнуть. СиТи считают, что завалив его, вы разблокируете Пси-поле, а там и до тотальной зачистки недалеко.

Что?! Нас всего шестеро! Тут целая армия справиться не может, а ты просишь нас одним отрядом в тыл демонам забраться?!

Все претензии к сестрам. Все, я ушел.

– Святые противогазы... – я тяжело вздохнула. – Друзья, позвольте нас поздравить. Мы отправляемся на Ли'Тиан.

– Зачем? – Тиссай оторвалась от изучения своего ружья и посмотрела на меня. Я дернула крыльями.

– Будем возвращать функционал псионикам. Там находится то, что блокирует Пси, скорее всего, крупный демон.

– Скажи ка, родная, – произнес Сатай медовым голосом, отчего у меня по спине промаршировало стадо 13Т. – А ты знаешь, какого размера должен быть демон, чтобы его назвали крупным?

– Эм... с двухэтажный дом? – я робко улыбнулась, прижимая уши.

– Размером с 13Т.

– ..., – коротко и емко выругалась я на русском. Теперь наше оружие казалось мне слишком слабым. Чем, позвольте спросить вас, нам бить монстра, размером с самый большой в мире танк?!


Город, некогда занимавший весь материк, был практически полностью разрушен. Лишь в центре, там, где стоял небоскреб Сиррэн, еще можно было найти невредимые здания. Очаги сопротивления были разбросаны по всей территории города, но они быстро гасли, не способные сдержать волны демонов.

Многомиллиардное население Лай'Литиан сократилось до нескольких сотен тысяч всего за два дня. Псионики были лишены своей силы, войска айанэ и людей были вынуждены отступать. Горела техника, рушились небоскребы, поднимая в воздух тонны пыли и обломков. Улицы были заполнены трупами демонов, людей, айанэ, уничтоженной техникой. Ходить по городу без защитных масок было невозможно – под палящим солнцем тела начали разлагаться, смрад валил не хуже боевых отравляющих веществ.

Планы сестер изменились. Сиррэн и Тиррэн, осознав, что разумным не продержаться и нескольких дней, временно отложили операцию по ликвидации блокиратора Пси-поля. Было решено покинуть Лай'Литиан.

Из экспедиции был отозван космический корабль «Тиан», самое большое искусственное сооружение. Созданный в единственном экземпляре, он был своеобразной проверкой возможностей преобразователей Пси. На постройку этого монстра длиной полторы тысячи километров было потрачено пять лет и огромное количество Пси, но ни грамма других ископаемых ресурсов. Айанэ начали эвакуацию.

Люди так же собирались эвакуироваться, но своими силами. Транспортные корабли класса «Континент» могли вместить по пятьдесят тысяч человек каждый.

Город горел. Взрывались энергостанции, подрывались дистанционно склады с боеприпасами, с орбиты сводились спутники и использовались как мощные снаряды. Целые кварталы сносились залпами артиллерии и главного калибра Крисар-40-13Т. Ежесекундно погибали люди и айанэ. Ни о каком переломе речи не шло, Сестры, даже восстановив часть своих способностей, не смогли очистить город. Демоны прибывали слишком быстро, да и не было уже необходимости, первые айанэ и люди были телепортированы на корабли. Эвакуация шла полным ходом.

За четыре часа город был покинут, на планете остались одни демоны. Еще через пять минут Сестры Тэраен обрушили на Лайти всю свою мощь. Пусть и ослабленные блокировкой Пси-поля, они смогли превратить некогда прекрасный мир в облако обломков.

Последний оплот пал, мир был захвачен демонами.



Глава 7. Закат


– Нашла что-нибудь?

– Даже паутины и пауков нет.

– Осмотри магистраль до конца и возвращайся.

Вздохнув, я подтянула ремни разгрузки и полезла дальше.

Итак, мы на Тиан – самом большом и тяжеловооруженном корабле в мире, хотя второе логично вытекает из первого. Вообще, этот монстр автономен на 90%, но айанэ на борту всего за неделю только с ума сойти не успели. Поэтому было решено загнать всех в технические коридоры и лазы, контролировать состояние корабля. Хоть какая-то работа, даже я, учитывая немалую долю человеческого мышления, начала потихоньку терять крышу.

Ничего интересного никто не нашел, конечно, но учитывая огромные размеры Тиан, этого было и не нужно – лишь бы чем-нибудь занять крылатых, пока Сестры составляют план. Единственное, что было точно известно – мы возвращаемся на Ли'Тиан, а люди отправились на Землю. Что они там забыли, не ведает даже Тень.

– Ух, а посвободнее спроектировать нельзя было?! – с трудом протиснувшись с крыльями в узкий лаз, я встряхнулась и осветила коридор фонарем.

Я находилась где-то в районе одного из двадцати генераторных залов, чтобы сказать точнее, требовалось лезть за очками микрокомпьютера, которые были сняты практически сразу: толку от мельтешения кучи виртуальных «окошек» перед глазами не было, а раздражает.

Коридор был достаточно высоким и широким, чтобы позволить мне потянуться и расправить крылья. Еле заметная дрожь пола, сопровождающаяся монотонным гудением, указывала на близость достаточно мощного генератора, причем вспомогательного – не было напряжения Пси-поля, характерного для энергостанции.

Магистралью был широкий шлейф толстых кабелей в резиновой изоляции. Каждый кабель имел диаметр около десяти сантиметров. Всего друг над другом расположилось две дюжины таких «проводков». На первый взгляд, магистраль была в полном порядке, но на одном из участков, где-то в трех метрах от входа в коридор, кабели были заляпаны чем-то черным.

– Видите меня?

– Мигаешь пока.

– Похоже на утечку, магистраль заливает, – я подошла поближе, надевая найрановые перчатки.

– Вроде ничего подобного нет. Да, рядом с тобой Райса, его сигнал неподалеку.

– А точно не сверху? – я осторожно коснулась пятна. Странно, но жидкость не была вязкой или скользкой, что соответствовало бы техническим жидкостям.

– Совсем рядом, ты к нему подходишь.

– Тут стена, – напомнила я, поднося запачканные пальцы к носу.

– Да? Странно...

Запах показался мне смутно знакомым, но в нем явно была техническая жидкость, наверное, масло. Немного подумав, я осторожно мазнула жидкостью по лишенному защиты запястью. Ничего не произошло, поэтому я поднесла пальцы ко рту и осторожно попробовала на вкус жидкость. Доставать анализатор мне было лень, да и я уже успела наглотаться и масла, и охлаждающей жидкости – только привкус противный оставался.

Но это если и было техническим маслом, то только наполовину.

– Кровь, – чувствуя, как у меня встают дыбом перья и шерсть на загривке, я подняла взгляд, одновременно освещая потолок простым Пси-плетением. Не будь у меня психики айанэ, я бы уже заорала на весь Тиан.

– Что?

– Я нашла Райса. Точнее, его голову и немножко всего остального.

По углу, где потолок стыкуется со стеной, было размазано месиво из шерсти, перьев, фарша с костями и крови. Там же была черная клякса, оставшаяся от канистры с машинным маслом, доселе стоявшей в углу у входа. Голова лимер была словно прибита к стене. У убитого даже не расширились глаза, он словно не понял, что его убило.

Завыла сирена боевой тревоги.

Сбросив перчатки, я мысленно создала и наполнила Пси два десятка освещающих плетений и пять мощных телекинетических пробойников. Мощный револьвер был вытащен из кобуры и взведен. Но, как выяснилось, я зря готовилась – путь до ближайшего телепортационного круга занял полчаса бега по техническим коридорам, единственной опасностью которого было споткнуться и убиться об стену.

Влетев – буквально, по пути я все же споткнулась – в каюту Сиррэн я столкнулась со спиной Димы. Все еще неуверенно держащийся на ногах, лимер полетел вперед. От столкновения с полом нас спасла Сиррэн, поймав с помощью телекинеза. Приземлилась я точно на ногу Дмитрию.

– Чтоб тебя зенитка выйиффала! – взвыл лимер: я была в облегченном снаряжении техника, включавшем в себя тяжелые ботинки с жесткой подошвой.

– Как дети малые, – тяжело вздохнув, пробормотала Светлая, одновременно включая голопроектор. Посреди комнаты появилось полупрозрачное схематическое изображение Тиан.

– В общем так, лимер и лимерра. У нас на борту неизвестный объект, но скорее всего – много объектов. Трупы нашли вот в этих местах, – появившиеся точки были разбросаны по всей схеме. – Более двух сотен пар крыльев больше неба не увидят.

– А что по убитым? – Дима все еще недобро на меня косился, стараясь не опираться на отдавленную ногу.

– Никакой закономерности. Пехотинцы, псионики, гражданские, всех возрастов, любого пола. Скорее всего, по принципу «кто первый попался».

– А это хотя бы демоны? – спросила я. – Не их маневры.

– А вот с этим не разобрались, псионики переобучаются, но Пси-конструкты поисковиков только в виде набросков. Поисковое плетение, разработанное учеными, вместо поиска цели превратило в металлолом малый шаттл. Боевики в восторге, конечно, но тем не менее.

– Вот только не говорите, что технические способы пеленга не действуют, – лимер подошел к изображению Тиан.

– Не действуют, – Сиррэн бросила в стакан с водой какую-то таблетку. Та с шипением растворилась, окрасив воду в ядовито-зеленый цвет. Светлая изогнула бровь, навострив уши. – Это что, жидкий уран?

– Уран – серебристого цвета, – пробормотал Дима, вглядываясь в схему. Я так и стояла, не зная, что мне делать.

– Значит, просто чрезмерно облученная вода. Хотя нет, здесь же не темно, а оно светится... ладно, – пожав плечами, Сиррэн залпом осушила стакан. – Вода как вода... Силай, ты Стрелку не встречала?

– Нет, – я навострила уши.

– Ну, значит, потом встретишь. Она тебе что-то передать хотела, лично... – лимерра с задумчивым видом посмотрела на свои светящиеся ядовито-зеленым цветом когти. – Прибью наших ученых.

– Высадка на Ли'Тиан? – я решила перевести тему, хотя мне и было интересно, как именно Сиррэн собирается убивать нерадивых исследователей.

– Состоится, но в виде полномасштабного штурма. Новые разведданные, – Светлая вызвала голографическую клавиатуру и набрала несколько команд. Появился глобус Ли'Тиан.

– Разведка докладывает о крупных скоплениях демонов на главном континенте. Города они занимать не стали, воевать придется на открытой местности. Равнина Трангрэз, несколько тысяч квадратных километров идеально ровного поля. До эры межзвездных полетов здесь выращивали аналоги пшеницы, точное название нам не важно. Идеальное место для развертывания тяжелой бронетехники, механизированной пехоты... и еще более подходящее место для демонов. На планету будут телепортированы Крисар-40-13Т, две машины – остальные мы потеряли. И экспериментальный Крисар-40-13Т-2. Длиннее в полтора раза, орудий в три раза больше. Тиан, к несчастью, не снабжен орудиями класса «Орбита-Поверхность», а первый линкор сойдет со стапелей только через год.

– На Тиан умудрились разместить верфь? – Дмитрий удивленно поднял брови.

– Четыре верфи, восемь бронетанковых заводов, три лаборатории, несколько полноценных полигонов и так далее и тому подобное. Это искусственный мир. Ладно, продолжу.

Дальнобойная артиллерия тоже будет телепортирована, но сильно на нее не надейтесь, скорее всего, наша цель защищена от подобных атак. Если повезет – Крисар-40-13Т с ней разберутся, нет – будет разбираться пехота. Мы с сестрой подключимся к прорыву, как накопим достаточно Пси. Да, Силай, Дима будет действовать отдельно – твой отряд уже собран. Штурм начнется через два часа. Вопросов нет?

Что мне оставалось делать? Разве что кивнуть. Жестом Светлая показала, что разговор как минимум со мной закончен, и я покинула кабинет, сразу направившись в арсенал. Стоило проверить свою экипировку, да узнать последние новости. Всего в пяти метрах дальше по коридору псионики жизни собирали на носилки останки очередного убитого, судя по обрывкам одежды, простого гражданского. К трупу вели следы волочения, тянущиеся из решетки вентиляции под потолком.

В одном из оружейных отсеков размером с палубу космолета собрался весь наш отряд. Наис нэй Хассай обсуждала что-то с техниками, время от времени косясь на знакомый с Бриганта Крисар-00-Псай. Тиссай при этом сидела на башне, и... я протерла глаза, поморгала, но лимерра по-прежнему обнимала зенитный пулемет, протирая его тряпочкой. Все-таки вытащили танк, надо потом узнать, как.

Синдай и Сиай опять о чем-то спорили. При этом молодой штурмовик пытался поймать лимерра, которая уворачивалась с таким выражением лица, словно ей предложили побриться налысо просто для смеха. За перепалкой внимательно следил Сатай, к которому я и подошла.

– Что происходит? – я на всякий случай осмотрелась. Остальные айанэ тоже сходили с ума, каждый по-своему. Один из техников раз за разом поднимался на балочный кран и спрыгивал с него, планируя на крыльях.

– Сам без понятия, – эйн Райсан по-человечески пожал плечами. – Это со всеми происходит. Пока еще никто не убился. Да, если что: на семнадцатом полигоне рота Тенекрылых в футбол играет. В экзоскелетах. Так что, туда не суйся.

– А на танках гонки еще не устраивали? – я скрестила руки на груди, прижав крылья к спине.

– На двадцать девятом полигоне полчаса назад закончилась.

Я закрыла лицо ладонью, одновременно закрываясь крыльями. На Тиан массовые убийства, проходит подготовка к самоубийственной высадке на Ли'Тиан, а все айанэ постепенно сходят с ума. Что-то мне подсказывает, что миру конец.

– Что еще мне надо знать?

– Через два часа прыгнем до Ли'Тиан, это ты уже знаешь наверняка. На планету десантируются Все, кто способен держать оружие и стрелять хотя бы в сторону цели.

– А что с непонятными тваринками?

– А ничего. Оставшиеся запрутся в изолированном ангаре, в вентиляционных шахтах поставят автоматические турели. Тиан в автономном режиме будет болтаться на орбите. Собственно, все.

Я лишь покачала головой. Что-то задумывают сестры, что-то очень серьезное, а я не в курсе. То неприятное чувство, когда ты оказываешься втянута в какие-то совсем непонятные события... А ведь все было так просто и ясно. Вот зачем Сестрам потребовалось отделять Дмитрия от Силай, то есть меня? Чего они этим добились, не считая того странного факта, что я веду себя теперь больше как человек? Вопросы, вопросы, а ответы где-то за крыльями спрятаны.

За два часа было убито еще около пятисот айанэ, остальные продолжали сходить с ума. Я с большим трудом собрала свою команду в просторной каюте и придумала им занятие: научила играть в дурака. Во время погони за Сиай эйн Санай нашла волчонка, тот сидел на балке грузового крана, установленного в одном из ангаров, и с интересом наблюдал за гонками на танках. На мои призывы спуститься мелкий не окликался, и я махнула на него крылом. Захочет – найдет.

Честно скажу, за эти два часа я разве что на потолок не залезла: на стене уже побывала, удивив свою команду. Все время ожидала, что рванет один из реакторов, тем более что технический персонал пронесся мимо нашей каюты в полном составе, догоняя взбесившийся погрузчик. Хаос, одним словом.

Сигнал боевой тревоги, как это ни странно, позволил мне расслабиться. Сейчас спустимся на планету, займем какой-никакой плацдарм и будем планомерно продвигаться туда, куда укажут Сестры. Это в любом случае лучше, чем смотреть, как Тенекрылые на спор тащат через весь ангар транспортный шаттл.

На то, чтобы экипироваться, у меня и моего отряда ушло меньше минуты. Еще минуту мы неслись к ближайшей телепортационной площадке. По пути мы встретили немало вооруженных лимер и лимерра, сбивающихся в отряды и пытающихся понять, куда им идти. Растерянности не было, просто бывших гражданских из-за бардака не распределили по отрядам и ротам. Большая часть встреченных по пути айанэ направилась за нами, остальные ждали команды.

Телепорт работал безостановочно, каждые десять секунд отправляя на поверхность сотни бойцов и десятки единиц техники. Несмотря на это, уже образовалась длинная очередь, но кроме завывания сирены, треска портальной установки и топота множества ног никаких звуков я не услышала. Все айанэ молчали.

Через пять минут дошла очередь и до нас. Яркая вспышка, секунда замешательства, и мы уже бежим за остальными. И только сейчас я поняла, что Светлая мне так и не сказала, что мы ищем. Даже у Источника Пси не спросить, заблокирован, за два часа ожидания я испробовала все способы связи.

Выстрелы тысяч ружей, пушек, пулеметов сливались в единый рев, тут же заложивший уши, несмотря на систему шумоподавления. Сотни псиоников опробовали новые навыки, отправляя конструкты куда-то вдаль. Некоторые вставали в круг, положил руки на плечи друг другу и закрывшись крыльями. Над такими кругами в нескольких метрах выше сияли гранями сложные геометрические фигуры мощнейших плетений.

Нас накрыла гигантская тень: на планету телепортировали Крисар-40-13Т. Грохот залпа его главного калибра на мгновение перекрыл остальной шум, тень, отбрасываемая огромным танком, исчезла: ее развеяли вспышки десятков орудий колосса.

Продвигался наш отряд довольно медленно: слишком много айанэ высадились за раз. Если бы не необходимость обеспечивать невероятную плотность огня, я бы решила, что нас использовали как пушечное мясо. Я запустила сразу несколько десятков самонаводящихся конструктов, отправив их в свободный поиск. Хоть какой-то вклад.

На то, чтобы пробиться в первые ряды, у нас ушло почти полчаса. Наш смешанный отряд тут же открыл огонь по демонам, пока находящимся в полукилометре дальше. Пока нам удавалось их сдерживать и даже медленно продвигаться, куда-то. Ничего, кроме бесконечного числа демонов, я не видела.

Мы медленно продвигались, расстреливая магазин за магазином. За полчаса нескончаемой стрельбы я окончательно оглохла, и если бы не бронекостюм – свалилась бы от усталости. Потери пока были мизерными, демоны не могли пробиться сквозь плотную огневую завесу. Мы все механически шагали, меняли магазины, давили на курки, снова меняли магазины, строили и применяли Пси-конструкты. Хорошо, что демоны после смерти рассыпались в пыль, но даже так мы шли чуть ли не по колено в ней.

Воздух стал черным от праха демонов, и так затянутое тучами небо окончательно почернело. Все включили осветительные приборы. Я не смотрела по сторонам, не пыталась даже краем глаза смотреть на пейзаж – не было времени. Нужно было идти, стрелять, использовать псионику, и снова идти. Если кто-то из моего отряда и говорил – я не слышала. Слух не мог восстановиться, слишком много магнитно-линейных орудий вело шквальный огонь.

Время от времени демонов сотнями испепеляли удары кругов псиоников. Слаженная мощь десятка боевиков была невероятной, но даже этого было мало: бреши в стене демонов мгновенно затягивались рвущимися к нам противниками.

Если верить счетчику, я опустошила больше тысячи магазинов. Час. Целый час мы медленно ползли в сторону, указанную нашими командирами. Мы прошли в лучшем случае пару километров, а цели все еще не было видно.

Ты ее и не увидишь.

Тиррэн? Ты не представляешь, как я рада тебя слышать!

Зря, на самом деле. Вы почти дошли, скоро мы присоединимся к бою.

Почти дошли до чего? Ти? Ушла... но это обнадеживало.

Руки сводило судорогой, когда я нажимала на спусковой крючок. Очередной магазин упал в черную пыль, полуметровым слоем покрывавшую землю. Я уже ничего не слышала, абсолютно ничего, даже собственное дыхание. В глазах рябило, я шла исключительно на упрямстве, псионике и с поддержкой бронекостюма, и не только я. Время от времени я помогала удержаться на ногах членам своего отряда, иногда они ловили меня. Если бы не залпы техники, демоны все же добрались бы до нас, и полетели бы перья во все стороны.

Неожиданно прямо перед нами, в ста метрах или около того, материализовалась гора. Вернее, не гора... гигантский демон.

Он был похож на слона, вставшего за задние лапы, только без ушей и покрытый массивными пластинами брони. Вот только в высоту этот монстр был не меньше километра...

Вся техника тут же сконцентрировала огонь на нем, но это было бессмысленно. Монстр поднял что-то, в чем я узнала небоскреб, размахнулся... последнее, что я запомнила, стремительно приближающееся окно, на котором было написано на айналоре: «Добро пожаловать».


Сознание будто включили, настолько резким был переход из обморока. Я открыла глаза и увидела перед собой рыжую лисью мордочку. Найа нэй Лисса, вот уж кого не ожидала увидеть.

– Я тебя сейчас буду убивать. Медленно, со вкусом. Ты зачем заблокировалась? – лимерра, убедившись, что пациент не собирается отключаться, принялась выковыривать меня из брони. Я поморщилась, опять ребра сломаны.

– Это не я, честное волчье, – наложение простенького Пси-конструкта ускоренной регенерации не потребовало ни сил, ни времени. На то он и простой.

– Потом разберемся, – Найа обернулась, дернула правым ухом. – Вставай. Ты прошла курс танкового наводчика?

– Нет, не успела, – я встала сначала на четвереньки, а потом и на ноги. В спине что-то хрустнуло, сразу стало легче.

В паре метров позади стоял Крисар-40-35 с выключенным движителем. Люк на башне был откинут, рядом с бортом танка сидел и вытирал текущую из носа кровь лимер.

– В любом случае, у 40-35 пилот получил тяжелую контузию. Полезешь?

Я пожала плечами, сразу направившись к танку. Мой бронекостюм был сильно поврежден, а ружье я вообще потеряла. Почему бы не покататься на танке?

Резко остановившись, я посмотрела направо. На земле лежало тело Дмитрия. Он был мертв, из его груди торчал какой-то металлический обломок. Я несколько секунд пыталась найти в себе хоть какой-то эмоциональный отклик, и не могла. Погиб очередной лимер, так многие погибли. Когда-то именно я была Дмитрием, но именно «была». Я честно пыталась что-то сказать, как-то отреагировать... но не получалось, не чувствовалась хоть какая-то связь с умершим. Словно умер кто-то совершенно незнакомый.

Я забралась на танк, взмахами крыльев помогая себе удержать равновесие. Заглянув внутрь боевого отделения, я чуть не передумала: слишком много всего незнакомого. Кулон, подаренный Сиррэн, потеплел – про него я, как это ни странно, напрочь забыла. Хотя... что странного? Даже с абсолютной памятью при такой-то интенсивности событий немудрено что-то забыть.

Сфера памяти остыла, а я теперь точно знала, как управлять Крисар-40-35. Да, как-то все слишком просто...

Забравшись внутрь боевого отделения, я заняла единственное место – место пилота танка. Оно же место командира, оно же место оператора вооружения. Надев обруч интерфейса, я задраила люк и переключила четыре тумблера питания. Стал нарастать гул включившегося ГВЭ, а боевое отделение осветили несколько ламп.

Первое, что бросалось в глаза – приборная панель. Следом ты начинаешь чувствовать тесноту. Крылья пришлось расправить и уложить их вдоль бортов башни, все приборы были на расстоянии вытянутой руки. Боевое отделение располагалось слева от орудия, самого орудия, как и боеукладки и каких-либо механизмов видно не было – они располагались за бронированной перегородкой. А я еще гадала, зачем танку с одним членом экипажа два люка на башне...

Управлять танком предлагалось через нейронный интерфейс расширения сознания. Люди такие терпеть не могут, так как у многих из них он вызывает привыкание.

С тихим лязгом активировался ДВЭ, следом за ним включился нейронный интерфейс. А я поняла, почему люди подсаживались на подобные средства управления, как на наркотики.

Казалось, что ты – это машина. Ты видишь и чувствуешь все то, что видят и чувствуют сенсоры танка, ты управляешь машиной так, словно это твое родное тело. Невероятные ощущения.

«Ты не на тренировке»

Лиса, ты очень вовремя...

«Не лиса, а Лисса. Давай вперед, за остальными. К несчастью, связь полетала в бурю, так что действуй так, как хочешь сама»

Так... почему мне все это начинает напоминать одну очень известную на Земле игру?

Как заставить двигаться танк с нейронным управлением? Просто представить, что это ты хочешь начать двигаться. Все настолько просто, что когда Крисар понесся вперед на скорости в 120км/ч, я немного испугалась. Ну, как немного – если бы меня кто-нибудь слышал, этот несчастный бы оглох.

Первый испуг прошел через несколько секунд, а там я уже безбоязненно подняла скорость до рекомендованного предела – 185км/ч.

Оптические приборы танка позволяли видеть все на километры вокруг. И я видела тысячи, десятки тысяч убитых айанэ. Вдалеке возвышались горы 40-13Т, только один из них вел огонь из единственной уцелевшей башни. Тающий прямо на глазах черный холм наверняка когда-то был гигантским демоном.

Немногочисленные выжившие собирались в отряды, которые двигались в ту же сторону, что и я. А мне оставалось только нестись вперед, ориентируясь на другие 40-35 да на показания интерфейса, утверждавшего, что цель находится в двадцати километрах дальше по курсу. Иногда прямо перед танком вскакивал демон, которого я тут же сбивала, не сбавляя скорости. Обычно неудачников разрывало пополам.

Я догнала остальные уцелевшие танки через несколько минут. Всего уцелело девять Крисар-40-35 считая мой, сейчас выстроившихся в линию и несущихся к цели. Встречных демонов просто давили, так как ничего крупнее айанэ мы не встречали. Редкие стайки разгоняли огнем из спаренных пулеметов.

Наконец, была сформирована сводка потерь. Из почти двухсот тысяч высадившихся выжило всего четыреста восемьдесят три айанэ. Оба 40-13Т были полностью уничтожены, экспериментальный Крисар-40-13Т-2 сохранил единственную башню с главным калибром. Из остальной техники уцелели только девять 40-35 и одна магнитно-линейная самоходная артиллерия. Если бы Сестры не спустились – не выжил бы никто, но при этом была серьезно ранена Тиррэн – сейчас она ушла в свой мир, восстанавливаться.

Почти все, скоро все закончится.

Что закончится, Сиррэн? К чему все это было?

Думаю, тебе стоит знать. Чем больше айанэ погибнет на определенной территории, тем больше свободной Пси на этой территории образуется. Нас отрезали от мирового источника, но не от свободной энергии.

Жертвоприношение, значит... Хорошо, все равно я иных вариантов не вижу. Что теперь?

А теперь вышибите сектантов из числа людей и я все закончу.

Стоп. Чего?!

По броне что-то глухо ударило, появилось информационное окно:

«Корпус, лоб, 140мм танковая плазменная пушка; урона нет»

Я тяжело вздохнула.

– Полетели крылья в небо... это уже слишком похоже на дешевый боевик. Люди-предатели на бронетехнике? Нет проблем, Артас, чтоб тебе икалось.

Почему я помянула этого хаосита? А кто демонами командует? Вот то-то и оно.

Умный бортовой компьютер быстро обнаружил цели: тяжелые гусеничные танки расположились в шести километрах впереди. Лобовая броня для стандартных бронебойных снарядов 30мм пушки Крисар была неуязвима, но в то же время наша лобовая броня так же гарантированно защищала от танковых пушек людей. Патовая ситуация, конечно, но у 40-35 было неоспоримое преимущество – это гравитанк.

Я резко подняла скорость до предела. ДВЭ засвистел, как турбина, танк за несколько секунд разогнался до 240 км/ч. Еще несколько раз по лбу ударили сгустки плазмы, оставив только черные пятна копоти. Несколько наших открыли огонь из автопушек, стреляя по гусеницам. Кто-то выстрелил из баллистического орудия, заставив несколько танков противника сдать назад, хотя осколочно-фугасные снаряды в принципе не могли нанести серьезного урона при попадании в лоб.

Компьютер, наконец, определил число и тип противников – восемнадцать танков MBT-556 «Jackhammer», не самая новая машина, но уж точно самая массовая. Корпус семиметровой длины и двухметровой ширины, башня короче корпуса всего на два метра. Орудие было в длину четыре метра, наружный диаметр двадцать сантиметров и калибр – четырнадцать. Сплошная лобовая плита под наклоном, большой нижний бронелист, гусеницы шириной семьдесят сантиметров. В высоту Джекхаммер достигал трех метров. Кто сказал, что танки будущего должны иметь сложную форму корпуса, башни и иметь кучу стильных дыр в бронировании? MBT-556 поражал именно своей монолитностью, прочностью и размерами.

Танк равен Крисар-40-35 по бронезащите и вооружению, но сильно уступает в маневренности, что логично. Вообще говоря, MBT-556 даже новее, чем 40-35, который не менялся вот уже три десятилетия, а морально устарел еще раньше. И сейчас это ощущалось особо остро.

По броне снова ударил сгусток плазмы.

– Не пробил, – пробормотала я, готовясь дать дополнительный импульс на антиграв. До танков противника оставались жалкие полкилометра.

Секунду спустя по броне бессильно растеклись еще несколько плазменных выстрелов, а все без исключения Крисар-40-35, громыхнув перегруженными движками, подпрыгнули на четыре метра, перелетая через строй вражеских машин.

Антиграв на секунду отключился, сработали предохранители, и 40-35 грохнулся на землю. Башня, повинуясь командам нейроинтерфейса, начала разворачиваться еще в прыжке, и сейчас я рассматривала в сетку прицела вражескую корму.

Слаженный залп девяти 30мм магнитно-линейных пушек взорвал половину вражеских танков, повысив наши шансы. Однако оставшиеся среагировали мгновенно.

Башни Джекхаммеров развернулись неожиданно быстро для своих размеров, и четыре не успевших развернуться лбом Крисар получили заряд плазмы достаточный, чтобы выжечь все внутренности машины. Один из 40-35 взорвался.

Я успела сделать выстрел, взорвавший еще один танк, прежде чем Джекхаммеры быстро развернулись лбами к нам. Мы начали кружить вокруг вражеских машин, используя боковое скольжение, подставляя под выстрелы непробиваемые лбы. MBT быстро заняли круговую оборону.

Патовая ситуация? Совсем нет. Мы стреляли из всех стволов по орудиям противника, стремясь вывести их из строя, а они не могли попасть по нашим орудийным установкам – наши постоянные хаотичные маневры сильно затрудняли прицеливание.

Пять 40-35 и семь Джекхаммеров, и ситуация, больше похожая на охоту волков на стадо буйволов.

Четыре Джекхаммера уже были обезоружены, но не двигались с места. Еще через десять минут бешенной пляски вокруг кольца противников остался всего один боеспособный противник, через десять секунд и его орудие получило несколько попаданий. Попытка произвести выстрел привела к небольшому взрыву, и от пушки остался только полуметровый огрызок.

Мы расстреляли гусеницы танкам, превратив передние траки и ленивцы в металлические огрызки, после чего направились дальше. Я только сейчас удивилась невероятной координации действий, и только почувствовав чье-то незримое присутствие, успокоилась. Наверняка Сиррэн или Тиррэн, больше некому.

Мы впятером неслись вперед на максимальной скорости. Если честно, без понятия, что мы забыли там, но если уж на нашем пути выставили заслон из бронетехники – значит, там что-то да было.

Оставалось только надеяться, что мы не встретим еще одного гигантского демона. Мне одного удара небоскребом в лицо хватило, ну его к создателям...

Крисар-40-35, равно как и любая другая техника с антигравом, полностью игнорировала неровности местности. Я немного расслабилась, хоть и не переставала тщательно следить за обстановкой. Демонов здесь не было вообще, зато все поле было словно выжжено. Хотя почему «словно»? Я отчетливо чувствовала огромное количество свободной Пси, а это значило, что здесь только что применила свои способности Сиррэн.

Мы почти закончили. Правда, Тиан мы потеряли.

Потеряли? Нет, такое было бы видно даже из-под крыла...

Камеры на крыше зафиксировали вспышку в небе. Первые мгновения она была небольшой, но после расширилась до размера звезды, вокруг вращалась планета. Так взрываются только очень большие корабли.

Мы ожидали этого.

Скажи уж больше, Тиррэн. Вы знали, что так произойдет?

Да. Мы потом поговорим.

Не сомневаюсь.

Все происходящее казалось каким-то дурацким, плохо написанным рассказом какого-нибудь графомана, внезапно открывшего для себя онлайн-библиотеки. Иных сравнений не придумывалось, все слишком сильно походило на дешевый боевик.

Впереди, судя по показателям дальномера, в шести километрах, мигнула ярко-синяя вспышка, а потом мы попали под мощную волну Пси. ГВЭ тут же отключился, танк пролетел по инерции еще несколько метров, после чего с грохотом упал на истерзанную землю, подняв в воздух столб грязи. Электроника еще работала на резервном питании, но генератор высоких энергий просто выгорел, причем мгновенно.

Я сидела в кресле пилота танка и собиралась с мыслями, пытаясь понять – а зачем, собственно, я... Дима был нужен Сестрам? Если прокрутить в голове все сказанное ими, то получался бред, куча перьев, пущенных по ветру. Тогда я не замечала несостыковок, но сейчас, когда все стало чрезмерно походить на геноцид сразу двух рас, они стали очень заметны. А эта перегруженность памяти? Я с трудом помню, чему меня учили, но навыки все равно в наличии. При этом я не могу вспомнить ничего из того, что мне якобы вкладывали в голову. Зато благодаря сфере памяти я узнала, насколько просто с помощью Пси подавить способность к запоминанию информации. Все это, вся моя «миссия» в этом мире... уж не повод ли нужен был Сестрам, чтобы просто зачистить весь мир от двух рас, одна из которых искусственная, а вторую вообще притащили для эксперимента?

Вот с последним можно было немного поспорить. Все Пси-сущности умерших айанэ попадали в мир Теней, где за ними следила Тиррэн. Сестрам потребуется не более суток, чтобы просто воскресить их всех, но это если их силы вернутся.

А надо ли их возвращать? В том плане, теряли ли Сестры свои силы вообще? В последнее время они все более грубо толкают меня под крыло, водят за нос, говоря по-человечески. Словно сильно торопятся что-то сделать. Но что? Что может быть настолько важным, чтобы позволить демонам истребить практически всех разумных, а выживших отправить на убой?

Думаю, сестрицы не откажутся просветить неразумную, да?

Само собой.

Постучав когтями по приборной панели, я устало вздохнула и подала команду открыть люки. В нос тут же ударила вонь сгоревшей плоти и дыма, но я просто махнула крылом – надышалась уже. Из небольшого контейнера справа был извлечен магнитно-линейный пистолет-пулемет с тремя запасными магазинами и легкий бронежилет с найрановым волокном.

Спрыгнув на выжженную землю, я надела бронежилет и подтянула ремни. Магазины отправились в кармашки вшитой разгрузки. Топать предполагалось все шесть километров по пустыне, покрытой толстым слоем жирного пепла.

Громыхнул гром и на землю упали первые капли дождя.

Всего через минуту видимость упала до нуля из-за сплошной стены воды. Я давно потеряла из виду других пилотов Крисар и медленно брела чуть ли не по колено в вязкой грязи, закинув пистолет-пулемет за спину. Редкие вспышки молний совершенно не помогали в ориентировании, но стоило мне отклониться от курса – меня оповещали Сестры.

Нет бы просто меня телепортировать, так заставили идти. Доберусь хоть до одной – перья повыдергиваю, обязательно.

Через час мое и так черепашье передвижение замедлилось еще сильнее. Уровень воды медленно, но верно повышался, и теперь я шла по пояс в густой черной жиже. В довесок ко всем моим проблемам, у меня еще и цветное зрение отказало, кажется. Обычно синеватая сфера памяти сейчас была светло-серой. Или это особенности освещения?

Еще через час я уже в открытую паниковала, держа крылья и пистолет-пулемет высоко над головой. Идти по грудь в черной жиже, замешанной на пепле, было невозможно. Псионика оказалась абсолютно недоступной. А ливень продолжался и, кажется, даже усиливался. Кажется, я так и помру, захлебнувшись грязью. Нет, я, конечно, могу долго не дышать, но не вечность же.

Вскоре я бросила оружие и всеми силами удерживалась на плаву, чувствуя себя в болоте. Мыслей уже не было, эмоций тоже. Сработал фатализм всех айанэ – все равно помирать, так хоть спокойно и без паники.

Я держалась всего несколько минут, показавшиеся вечностью. Мысли если и были, то невероятно глупые, вроде «потом мех ведь не отмою».

Задерживать дыхание даже не пыталась.

Последней мыслью было: «концовка слита».



Глава 8. Рестарт


Вы когда-нибудь просыпались от чувства, что у вас в легких вместо воздуха – какие-то камни? Нет, наверняка нет. Люди или айанэ с таким недугом не живут. Да и я, вроде как, жить не должна – я отчетливо помню густую черную жижу, заливавшую мое лицо, а после – горло и нос. Отчетливо помню, как захлебывалась грязью, а после – медленно тонула. Такое не забывается, хотя бы потому, что после такого не живут.

Кто сказал заветные слова: «мыслю, значит, существую»? Интересно, каким боком это ко мне относится?

В голове начало мутить – даже айанэ должны дышать, но как это делать, имея загаженные легкие? Неожиданно все мышцы свело судорогой, в горле сильно запершило, и я тяжело закашлялась. Даже сквозь судорожные дергания я чувствовала, как по губам и лицу стекает вязкая, шершавая масса, как что-то комками выходит из горла, оставляя горький, противный привкус.

Через минуту судорожного кашля я смогла более менее вдохнуть. Еще пять минут ушло на то, чтобы отодрать корку, слепившую веки. Судя по ощущениям, на мне какой-то бронекостюм, но... я вроде его снимала? Вернее, его с меня сняли. Но нет, продрав глаза, я увидела свою руку. Найрановые перчатки, покрытые густыми разводами черной грязи. Судя по ощущениям, большая часть плит смята.

Да, это тот самый бронекостюм, в котором я пережила удар небоскребом.

Мысли текли вяло, очень вяло и медленно. Прошло, наверное, несколько минут, прежде чем я оторвала взгляд от своей руки и решила осмотреться.

Первое, что бросалось в глаза – туман. Вездесущий густой туман.

Второе – какой-то человек в доспехах, кажется, средневековых.

Меня снова пробрал кашель, и на целых десять минут я выпала из реальности.

Даже не стирая грязь – все равно требуется не меньше часа стоять под душем – я медленно перевернулась на бок и встала на четвереньки. На пробу взмахнула крыльями – перья слеплены, придется долго отмачивать. Встряхнув головой, я начала медленно вставать. Так и не убитый бортовой компьютер, поняв намерения носителя, активировал каркас, что помогло мне не только принять вертикальное положение, но и худо-бедно его удерживать.

Я вновь обратила внимание на человека.

Молодой, на первый взгляд. Волосы черные, глаза карие... ох, кажется, я отвыкла от людей окончательно. Интересно, по людским меркам парень красивый или нет? Не о том думаю, но сейчас важен сам процесс. Пси в организме осталось очень мало, а Источник, похоже, только просыпается – ее уровень поднимается очень медленно.

– Парень, как ты относишься к русской ненормативной лексике? – голос был хриплым, слабым. Говорить не стоило, наверное – я опять закашлялась.

– Злоупотребляю, – похоже, что человек немного смутился. Но это хорошо, что злоупотребляет. Потому что – накипело.

И я в течение минут десяти, спокойным голосом, в цветистых фразах описывала Сестер Тэраен, Артаса, всю их затею, их скрытность, привычку водить меня за нос.

Вспомнила я и про запихивание ныне практически полностью растворившейся личности бедняги Димы Трапова, с которым я себя вообще теперь не ассоциирую, всю последнюю «операцию» сестер, целью которой явно был массовый геноцид.

Монолог пришлось прервать на кашель. Сплюнув комки черной грязи, я медленно вдохнула, выдохнула, и продолжила, на этот раз более эмоционально.

Теперь я в самых матерных и пошлых выражениях описывала свои приключения, начиная от пробуждения под аккомпанемент выстрелов, и заканчивая глупейшей смертью от наводнения, превратившего покрытую пеплом пары сотен тысяч демонов равнину в настоящее болото.

Наконец, я выдохлась и от падения носом в землю меня спас опять же бортовой компьютер, зафиксировавший каркас.

– Будем знакомиться? – устало буркнула я. – Силай нэй Тэраен, попаданец, псионик, и невольная жертва по смене пола. Твоя очередь.

– Клеймор. Немножко Антихрист.

– В смысле, разрушил веру в Святую Троицу и устроил анархию?

– Во, – парень потряс какой-то книгой. Внушительная. – Добрые боги задарили. И написали там, что я приду, и всем хана. И каждая сволочь теперь захочет меня грохнуть.

– Сочувствую, – я кивнула и отдала мысленную команду на разблокировку каркаса. Качнувшись, я сделала несколько пробных шагов.

Броня скрипела сочленениями, иногда некоторые из них заедало. Мне это не понравилось, и я отдала приказ на снятие брони. Бортовой компьютер пискнул, возмутившись, но я подтвердила команду.

Бронеплиты со скрипом раскрылись – часть при этом отвалилась – а после расстегнулись замки каркаса. Бронекостюм буквально развалился на составляющие. Похоже, его делали одноразовым, потому что как собрать все это обратно – я не представляла.

Мех под броней оказался чистым, но ненадолго – от тумана он начал сыреть, да и постоянный кашель разбрасывал живописные пятна.

– Ну, я, кажется, уже мертва. Как думаешь, ты можешь быть моим предсмертным бредом?

– Навряд ли, – Клеймор пожал плечами. – Не чувствую себя галлюцинацией.

– Это хорошо. Мне еще надо дать в нос одной богине, – я мечтательно зажмурилась, прижав уши. Так и вижу, как мой кулак сталкивается с лицом ничего неподозревающей Светлой. – Скажи, таких как мы много?

– Ну, я только нескольких видел. Но говорят, что прилично. Несколько сотен, возможно. Если не тысяч.

– Прекрас-с-сно, – прошипела я, тут же сорвавшись на кашель. Да сколько можно уже? – Надо накопить Пси и сделать очистку организма...

Парень склонил голову набок. Ну да, он наверняка ничего о Пси не знает.

– Долго объяснять. У тебя энергию, или что-то подобное Туман не вытягивает?

– Нет. Мне колдунских плюшек не давали, так что, наверное, и не должен.

– Надеюсь, не я одна такая, – я мысленно потянулась к Источнику Пси. Странно, но это был просто генератор Пси. Никакой разумности я не заметила.

Очередной обман Сестер, к этому привыкаешь.

– Ты тут один? Разве по Туману ходят без цели?

– Один. По-моему, Туман сам решает, кому и куда идти. Это такая теория.

Я взмахнула крыльями, после чего, подумав, еще и пожала плечами. Кашель постепенно сходил на нет, но все равно время от времени я была вынуждена сплевывать противную черную жижу.

Я начала медленно ходить по кругу. Стоять и не падать я уже могла, надо было наловчиться ходить. Пришлось расправить крылья и балансировать с их помощью.

– Тут где-то был интересный водопад. Как думаешь, найдем?

– Водопад? – кажется, человек был удивлен.

– Да. Только в нем вода не падает, а наоборот, поднимается. Ни разу не видел?

– Ни разу не попадалось. Знаю только по рассказам.

– Жаль. Завораживающее зрелище. Но меня он интересует исключительно как источник воды.

– В любом случае, мне туда не надо. Иди дорогой из желтого кирпича, девочка, она приведет тебя в Изумрудный Город, – Клеймор улыбнулся, а я на несколько секунд задумалась, пытаясь понять, к чему вообще было сказанное сейчас. И только сейчас я спохватилась, и начала судорожно ощупывать шею и грудь.

Сфера Памяти! Пропала! Я ей воспользоваться-то успела всего пару раз, как же обидно...

Уши сами собой развесились по сторонам, да и крылья с хвостом обвисли.

– Потеряла что-то?

– Да, – я вздохнула и села прямо на землю. – Сфера Памяти, там очень много всего было записано. Вся известная в моем мире информация.

– Ничего себе флешка... Вряд ли она совсем потерялась. Скорее всего, там же в болоте и лежит. Достать, правда, может быть трудно.

– Не просто трудно, невозможно – там равнина была не меньше пары тысяч гектаров.

– Археологи и не такое находят... Лет через пару тысяч. Но ждать тебе, конечно, неохота.

Парень почесал затылок.

– Лучше Артаса заставь найти. Когда он в следующий раз намерится тебя использовать, проси взамен свою потерю. Ему это вряд ли трудно, а тебе польза.

– Мне Сферу дала одна из Сестер Тэраен, богиня. Думаю, она не откажет мне создать новую.

– На твоем месте я бы подумал о том, что она захочет взамен.

– В нос получит – сразу отдаст, – я тихо фыркнула, хвост при этом резко встал дыбом.

– Скрещу за тебя пальцы.

Я замолчала и начала гнать туман крыльями, заодно и высохшую грязь стряхну. Одно из маховых перьев упало на землю, не улетело оно потому, что было облеплено грязью. Подняв и очистив от черных комков перо, я принялась вертеть его пальцами. Почему-то сразу вспомнились белые перья Сиррэн и черные – Тиррэн. Оба обладали интересными свойствами. А мое серое было просто пером, хоть и очень большим.

– Письменная принадлежность не интересует?

– Разве что как раритет. Взамен, правда, особо ничего дать не могу... Разве что сделать расческу для шерсти.

– Расческа мне не нужна, накоплю Пси и проведу очистку организма, – я закашлялась. – Бери, хоть в память о встрече. Я здесь редко бываю.

– Спасибо, ваше пушистейство, – Клеймор взял перо, а я чуть улыбнулась на такое интересное обращение.

– Расскажи что-нибудь о своем мире?

– Да чего там расскажешь. Сплошное средневековье с кучей рыцарей, готовых благородно выпустить кишки кому угодно, включая друг друга. Приходится крутиться.

Я передернула крыльями, прижав уши. Вот уж куда я точно не хотела попасть, так это в средневековье. Особенно такое, как описывал человек.

– А у нас будущее. Светлым было, пока Сестры не начали что-то странное творить. Сейчас, насколько мне известно, разумных во всем космосе больше нет, всех вырезали, – я задумалась.

Человек после моих слов выглядел, словно рыба, выкинутая на берег. Точно так же удивленно то открывал, то закрывал рот, глаза чуть ли не круглые.

– Ну и нафига тебе обратно?

– А куда еще? – я расправила крылья. – В другие миры? Умереть? Конечно, все айанэ спокойно принимают смерть, но самоубийство – это немного другое. А в другие миры просто так не переместишься.

– Можно подумать, что торчать в одиночестве в пустом мире – это хороший выход. Впрочем, не думаю, что Артас тебе это так просто позволит. Все дело в запасе полезности.

Человек задумался, я тоже. Чем может быть полезна такая, как я? Разве что кого-то вбить в землю парой телекинетических ударов, и то, навряд-ли.

– За это я терпеть не могу богов, но в твоей ситуации этим можно воспользоваться, – Клеймор вздохнул. – Мы им не ровня. На это есть причины, и это вряд ли когда-либо изменится. Боги рассматривают смертных лишь как инструменты для достижения цели. Терять полезный инструмент невыгодно. Логику улавливаешь?

– Я не улавливаю логику, почему меня причислили к семье Тэраен. Состоять «в родстве», – я чуть оскалилась, – с Сестрами, при этом будучи водимой ими за нос, не понимаю.

– Видимо, так тебя проще было контролировать. Теперь это уже не важно. Убеди Артаса или этих своих сестер, что еще можешь быть полезна при определенных обстоятельствах – и обстоятельства они тебе предоставят. Главное не перегибать палку.

Я задумалась, и довольно сильно. Меня и так бы полностью контролировали, принадлежи я семье Тэраен, или любой другой. Что-то мне казалось неправильным. Например, вся эта беготня вокруг моего источника Пси. Как выяснилось, Сестры вполне могут заблокировать мой доступ к нему. Он доступен мне и в мире Тумана, хотя сейчас Пси восполняется очень медленно. Но самое главное – все мои «миссии» были пустышками, благо их было совсем мало. Встреча с Хранителем Знаний Дрейвом особенно не давала мне покоя. Он сказал, что Высших будет с каждым годом все больше, а теперь в мире вообще нет разумных. Или я чего-то не знаю?

Желание кого-то побить стало еще сильнее.

– Спасибо за совет, Клеймор, – я кивнула. – Ты знаешь, для чего мы вообще нужны?

– Они зовут это «Игрой». Артас и его чокнутый брат, Арагорн. И тот, и другой взаимозависимы, можно сказать, они два полюса одной и той же силы. Кто-то сверху запретил этим двоим выяснять отношения лично, так что все перетягивание каната теперь на неудачниках вроде нас. Мы нужны, чтобы гадить друг другу и упрочивать влияние своего полюса. Обычная междоусобная грызня.

– Жизнь игра, а мы – лишь пешки, – пробормотала я, опустив крылья, отчего они начали стелиться по земле.

В общем-то, ничего удивительного. Даже Дима считал, что все, кто выше по рангу, происхождению, будут пытаться управлять теми, кто ниже. В моем случае просто изменились масштабы, вот и все.

– Не думаю, что эти братья абсолютно нас контролируют. Либо они делают это так, что мы не замечаем, как думаешь?

– Мне нравится думать, что у людей достаточно мозгов, чтобы самим за себя решать. Могу посоветовать искать лазейки в контрактах.

– Контракт? – я недоумевающе склонила голову набок. – Какой еще контракт?

– Это все равно, что заключать договор с дьяволом. Каждый раз. Используй фантазию. Неоговоренные условия, иные способы исполнения – все, что может быть тебе на руку. Только учти, что это парная игра. Тебя наверняка попытаются обдурить точно так же.

– Ничего не слышала о контрактах, – я нахмурилась, плотно прижав уши и крылья. Меня опять надурили?

– Это устный договор. Никто не станет требовать подписей кровью или еще чего-то в этом духе.

– Предпочту не заключать контракты, – я начала когтями ковырять корку высохшей грязи. – Чувствую, что пролечу в скалу с ними.

– Вряд ли тебя станут спрашивать. Инструмент, который не работает, бесполезен. От таких избавляются.

– Обнадежил... – я тихо фыркнула. – И в чем обычно заключается задание по контракту?

– Кого-нибудь убить, что-нибудь украсть... Полный спектр неприятностей на наши задницы.

– Убить? К этому я уже привыкла. За последний день извела около трех тысяч зарядов для автомата.

– Особенно привыкать не советую... Быть убийцей весело только в кино.

– А мне не весело, – я оскалилась, прижав уши. – Весело, это когда тебя и пару тысяч других солдат прихлопывают небоскребом на сотню этажей.

– Тише, тише, у тебя хвост распушился. Это хорошо, что не весело. Значит, все сама понимаешь.

Я осмотрела свой хвост, шерсть на котором встала дыбом, и начала его расчесывать когтями. Осталось еще немного, и я смогу использовать Пси для очистки.

– Знаешь, что самое... нет, не обидное. Неприятное? Это то, что попаданца во мне осталась только память, и немного черт характера.

– Значит, не так уж он был им нужен. Здесь я тебе ничего не посоветую, решай сама. Можно искать способы вернуть все как было, а можно двигаться вперед. Выбор только твой.

– Вернуть все как было? Для этого мне потребуется тело другого пола, – я фыркнула.

Уровень Пси наконец-то достиг нужной мне отметки. Обычно очистка организма проводится простейшим выбросом нужного количества Пси, но сейчас рядом со мной человек, которого это убьет. Значит, придется использовать плетение, благо оно очень простое.

Мысленно сформировав нужный каркас, я быстро заполнила его Пси и отдала команду на выполнение. По телу прошла волна энергии, за пару мгновений очистив мех и перья до идеальной чистоты. Не знаю, что произошло с грязью внутри, но кашель теперь даже не начинался.

– Вроде все, – я с довольным лицом и стоящими торчком ушами осматривала себя. Хвост начал вилять из стороны в сторону.

– Неплохо... А насчет тела – один раз ты ведь его уже получила, верно? Думаю, можно получить и второе, и третье... Хотя это вряд ли будет так уж легко.

– Это уже зависит от Сестер, а не от меня. Да и не хочу я ничего менять, характер уже сложился, – я задумалась. – Как думаешь, какова вероятность повторной встречи?

– Есть вероятность. Если не помрешь.

– Как выяснилось, в воде я не тону. Осталось только проверить, как хорошо моя шерстка горит, – я встала с земли, отряхнула пятую точку с хвостом. – Костер бы развести, надоела эта сырость...

– Вряд ли ты найдешь здесь дрова. Туман не везде сырой. Это вообще не совсем туман.

– Мне все равно, главное, что от него мех слипается. Неприятно, – я передернула крыльями.

– Тогда советую найти Артаса. Он придумает для тебя работу и отправит куда-нибудь еще. Хотя не факт, что там будет чем-то лучше.

– Пожалуй, для начала я вернусь в свой мир и пройдусь по кое-чьей мордахе. Кое-чем тяжелым.

– Ну, если знаешь как...

– Предполагаю, – я кивнула, прошлась туда-сюда. Что-то мне на месте не сидится, к чему бы это? – А потом я угоню космический корабль и отправлюсь гулять по миру, ха-ха.

– Залетай на огонек, если научишься делать дырки между мирами, – Клеймор посмотрел на свои руки. Заинтересованная, я попыталась понять, что с ними не так. – Оп-с... Кажется, мне пора.

– Да? Ясно. Ну что же, – я протянула руку. – До новых встреч?

– До новых. Не помирай, собачка.

– Не умру, не надейся, – я оскалилась, уши встали торчком.

– Вот и славно, – Клеймор развернулся и пошел куда-то. Туман постепенно размывал его силуэт. – Держи хвост пистолетом!

– Не потеряй доспехи! – не осталась в долгу я, улыбаясь. Хотя со стороны это наверняка больше напоминает оскал.

Человек рассмеялся и исчез, скрывшись за белесыми клубами.

Я же решила просто бесцельно побродить по Туману. Я не знаю, каким образом я должна понять, что мне пора – здесь я была всего два раза – но наверняка это должно быть что-то заметное. Или меня просто вышвырнет в свой мир? Без понятия.

Довольно неожиданно я почувствовала что-то странное. Очень похоже на Пси-связь, но без Пси-ритма. Сестры решили меня и здесь достать? Да нет, тогда бы они сразу что-то сказали, а тут...

На периферии зрения появилось что-то постороннее. Какое-то прямоугольное включение, очень похожее на элемент нейронного интерфейса. Сходство усиливал тот факт, что текст был на айналоре.

«Запрос связи. Отправитель: Макс Хаос. Сообщение: привет собратьям-ролевикам»

Я почувствовала, как у меня начинает клинить мозг. Если это действительно сообщение от другого попаданца, почему оно написано на айналоре, а не русском? И какая может быть связь в Тумане? Wi-Fi, что ли? Не придумав ничего лучше, я кое-как нащупала инородное включение в Пси, и отправила по нему даже не текст – эмоцию. Что-то вроде «кто здесь?!»

Ответ мне пришел в виде чего-то, что можно было назвать пакетом данных. Данных было очень много, достаточно, чтобы у меня заболела голова. Наверное, большая часть информации осталась где-то за задворках сознания – опять выковыривать с помощью псионики Разума.

Если вкратце, то усвоенная информация сводилась к тому, что этот некий Макс – маг, землянин и человек. И, похоже, что его каким-то образом полностью отсекли от мира Тумана – боги вмешались, наверное. А еще он спрашивал, могу ли я перебраться в его мир негуманоидов. Хм, похоже, под негуманоидами он подразумевает всех, не являющихся людьми.

Но у меня так болела голова, что я, не раздумывая, ответила уже текстом:

«Ты не ох..л ли, такие объемы данных передавать?!»

Ответ я получила довольно быстро:

«Учись, земляк, здоровее будешь. Так что с межмировыми путешествиями? И кстати, я представился»

«Силай нэй Тэраен. А по твоему вопросу. У местных богинь спрашивать надо. Я вообще не уверена в том, что в своем мире я все еще жива»

Появилось устойчивое ощущение, будто я набираю текст на клавиатуре. Кажется, я даже услышала характерный звук отправляемого сообщения из ICQ.

«Жив в Тумане, значит, жив вообще. Не факт, что полностью и надолго, но жив, так что успокойся. А для лучшего выживания используй эту линию связи, аккаунт менталнета. Над таким боги не властны»

Нет, я на перо поспорить готова, но я слышала звук из ICQ, уведомляющих о получении сообщения!

«Надеюсь. Сестры Тэраен устроили массовый геноцид и в мире разумных, насколько мне известно, не осталось. И да... менталнет – это как интернет, только в профиль? Кстати, я женского пола»

Следующие сообщения собеседник решил отправить одновременно. На этот раз у меня не разболелась голова, я просто не смогла разделить несколько смешавшихся пакетов.

«Еще раз так сделаешь – отправлю в игнор. Мне такая каша на айналоре пришла, сейчас обратно отправлю – и читай как знаешь»

Макс Хаос все же переслал сообщения раздельно. Не знаю, но мне кажется, что я что-то воспринимаю не так.

«Сестры Тэраен? Твои родственницы или ты сама?»

«Менталнет лучше интернета, как видишь, но инфосети подобны друг другу»

«Значит, методом межмировых переходов через Туман ты не владеешь :(»

«Техники обработки такой информации при общении в Тумане, ментале и прочих неприятных местах – не прихоть, а вопрос выживания. Учись, если хочешь жить»

Вот откуда взялся этот смайлик? Это что, такое выражение эмоций собеседника, или мое восприятие настолько искажено? Ну хоть текстовое окошко – просто окошко с текстом.

«Сестры Тэраен – это две богини. Каким образом я тут замешана – сама не знаю. Кстати, а это нормально, что у меня тут аська сформировалась, или это уже дурдом? И разве можно просто так перемещаться между мирами? оО А на техники общения мне как-то все равно пока, мне бы с псионикой Разума разобраться»

«С богами разберешься. Аська в менталнете вполне нормальна, как и гугл. Пользуйся. Нет, межмировые переходы через туман не так просты, но довольно легки»

И сразу пришел дополнительный пакет данных, причем он выглядел как чьи-то цитаты. Только имя автора цитат я не получила.

«Добирается сознание, потом перетаскивает тело, если хватит сил»

«Чтобы сознание пришло по адресу, надо знать, чем отличается нужное место от всех остальных – вкусозапах сути»

«Можно использовать картинку места, но очень большая вероятность ошибки»

Честно – ничего не поняла. Чем-то напоминает технологию транспортных телепортов айанэ, там очень важна Пси-метка точки выхода. Наверное, этот вкусозапах – что-вроде метки, но я не уверена.

«Я ни пера не поняла, но это, наверное, что-то очень интересное. Вот только для меня абсолютно бесполезное. И да, если вздумаешь внезапно переместиться ко мне в мир – сначала напиши. Иначе велик шанс, что умрешь за пару минут»

«Бесполезным не считай то, что не можешь использовать сейчас. И за предупреждение благодарю, но вряд ли оно мне пригодится. Звездолёту он вряд ли будет угрожать, а путей через Туман у меня нет»

Я мысленно пожала плечами – мне эти переходы между мирами действительно бессмысленны. Зачем мне путешествовать по мирам? Мне одного хватило, все перья чуть не потеряла.

«В любом случае, предупредить всегда следует. Слушай, как из Тумана выбраться? Тут скучно»

«Не знаю, поможет или нет тебе мой способ, но слушай: лопнула струна, рухнула стена, но звенит ручей, но шумит сосна...»

Я честно повторила переданную мне фразу, вслух, мысленно, с разными интонациями. Не знаю, делаю ли я что-то не так, или этот способ в принципе не работает, но я так и осталась в Тумане.

«Нет, не помогает. Как думаешь, я могу тут навсегда застрять?»

«Я не встречал таких, но это не значит, что такое невозможно»

В текстовом окошке появился смайлик, пожимающий плечами. Я тихо фыркнула, и правда аська получилась. Интересно, а для голосовой связи у меня Skype сформируется?

«В любом случае, мне ни есть ни пить по факту не надо. Буду бродить и пугать попаданцев, ха-ха»

«Встретишь кого – попробуй поделиться линией связи с менталнетом. Конец связи, Силай нэй Тэраен»

«CYA, Макс Хаос»

Окошко с текстом исчезло, а я зябко поежилась – все время переписки я стояла не шевелясь, отчего мех и перья слиплись и начали холодить кожу. Но не успела я начать выжимать хвост, как мир мигнул и погас.


– Наконец-то, я уже испугалась, что мы тебя потеряли, – знакомый голос и приятное чувство наполняющей организм Пси. Зачесались кулаки. Я открыла глаза и осмотрелась, не вставая с кровати.

Комната. Голые белые стены, двухместная кровать, и горшок с фикусом в углу. Ну и Сестры, куда же без них.

– Я, пожалуй, пойду, – Тиррэн накинула на плечи что-то вроде вязаного платка и ушла сквозь стену.

– Спрашивай, – Сиррэн села в только что появившееся кресло.

– Кто такие Сестры Тэраен? – я присела на кровати и исподлобья посмотрела на Светлую, чуть прижав уши.

– Две лимерра, близняшки, погибшие много лет назад.

– А тогда кто вы?

– Мы? Мы всего лишь высшие сущности этого мира, как Дрейв. Но так как айанэ по умолчанию атеисты, пришлось выкручиваться.

– А Леи'Меран?

– Честно? Понятия не умеем. Ни мы, ни Хранитель Знаний так и не узнали, кто создал эту расу. Так же не узнали, каким образом они заразили мир Пси и почему после создания айанэ они все коллективно сделали харакири.

Наверное, у меня на лице все было написано, так как Сиррэн продолжила сразу.

– Они все собрались на планете, а потом просто распылили ее по галактике, взорвав. Что характерно, Высших Леи'Меран не признавали, веря только в каких-то Создателей.

– Ладно, предположим, на этот раз вы не забили мне уши перьями, – я взмахом крыла пресекла все возражения Светлой. Что-то она больно терпелива со мной. К чему бы это? – Но на кой, простите, огурец я вам сдалась? Даже не я, а Дмитрий?

– Честно? Тебя нам буквально всучил Артас. Нет, он, конечно, в нашем мире не обладает всей силой, и мы можем ему противостоять, но мне просто стало жалко ни в чем не повинную душу.

– Жалко? – я напряглась, даже хвост подобрала.

– Не поверишь, но у воплощения жизни и надежды есть жалость, – Сиррэн фыркнула. – Артас, похоже, намеревался тебя иначе использовать, но тут мы заикнулись о нехватке Высших. Думаю, он планировал тебя потом использовать. Ты уже знаешь про их с Арагорном игру?

Я молча кивнула, все еще напряженная. Но уши навострила.

– Думаю, фигура с возможностями одной из нас была для него весьма заманчивой.

– Поэтому вы всячески меня ограничивали и водили за нос?

– Отчасти да. На самом деле, мы просто не хотели принимать, прости, подкидыша.

Я с трудом подавила волну злобы, но шерсть все равно встала дыбом.

– А айанэ? Люди? Чем они провинились?

– Ничем. Их души сейчас в ведении Темной. Мы планируем очистить мир от Пси, либо просто обратить ее в магическую или астральную энергию.

– Значит, и демоны – ваших рук дело...

– Демоны, аномалии, блокировка свободной Пси. Найран мы тоже контролировали.

– И зачем все это?

– А ты не понимаешь? Этот мир пуст. Пуст, в нем всего две расы, на фоне Вселенной это... это несравнимо. Леи'Меран, как мы поняли, пытались создать идеальные условия для айанэ, и под идеальными условиями они понимали полное отсутствие угроз.

– А Леи'Меран, разгуливающие по городам – тоже ваших рук дело?

– Я уже говорила, что они совершили массовое самоубийство сразу после создания древних айанэ. Да, наших.

– Знаешь... я не хочу больше разговаривать. Не сейчас, – я встала с кровати. Светлая тоже покинула кресло и подошла ко мне. – Ах да... и еще.

Я резко, вкладывая всю свою злость, ненависть, обиду, врезала богине в нос, сбив ее с ног. Полюбовавшись на в кровь разбитую физиономию Светлой, я покинула комнату через появившуюся дверь.


Сиррэн продолжала лежать на полу, лишь время от времени стирая кровь с лица. К ней подошла и присела рядом Тиррэн.

– Больно что ли?

– Да нет... просто мне интересно... откуда у энергетической сущности, не имеющей физического тела, кровь, и как ее теперь остановить?..


Время в том месте, где я оказалась после Тумана, текло очень странно. Я бы даже сказала, что оно вообще замерло, такими были ощущения. Но, пожалуй, самым странным был сам дом. Он постоянно менялся, подчиняясь сиюминутным желаниям, причем не только Высших, но и моих. Наводило на странные мысли...

Сестры, как я поняла, вообще на меня махнули крылом. Сиррэн старалась держаться подальше: стоило мне появиться рядом, как она тут же исчезала за одним из поворотов. С Тиррэн вообще получилось неудачно – я точно так же попыталась хорошенько ей вмазать, но она мгновенно распалась в черный дым, а я проломила стену... за которой оказалась абсолютная пустота. Дырка мгновенно затянулась, но я еще целую минуту стояла в ступоре.

Постепенно я начала замечать странные изменения, происходящие со мной. Во-первых, я получила какие-то новые способности. Я пока не могла разобраться, что именно, но они были, факт. С псионикой я баловалась недолго, легкость, с которой у меня все получалось, быстро сделала эксперименты скучными.

Все время на периферии зрения маячила Темная, но и она не подходила близко. Я была предоставлена сама себе, и если поначалу это мне нравилось, то теперь я ощущала скуку. Вспомнились слова Клеймора: «Ну и нафига тебе обратно?» Действительно, что делать в абсолютно пустом мире?

Через не знаю, сколько времени ко мне подошла Тиррэн. Подошла открыто, сначала убедившись, что я ее заметила.

– Все еще злишься, сестра?

– Не называй меня так, – огрызнулась я, прижимая уши. Темная лишь махнула крылом.

– Твое право, Силай. Так ты все еще злишься? – в ответ я попыталась пнуть ненавистную богиню, но та просто опять превратилась в черный дым, чтобы материализоваться в метре от меня.

– Не лезь ты к ней, прибьет ведь рано или поздно, – голос Сиррэн доносился отовсюду.

– В первую очередь я оторву тебе хвост, – буркнула я, подтянув колени к подбородку и обняв их руками.

Темная посидела несколько минут, после чего снова растворилась дымом. Я опять осталась одна и задумалась. А чего этим ненормальным от меня надо? Им проще было бы меня размазать ровным слоем в атом толщиной. Но нет, терпят, и даже прячутся. А я от скуки скоро начну сама с собой в карты играть. Кстати о сама с собой... а можно ли с помощью псионики создать собственного клона? Ну или отражение, кому как больше нравится.

В общем, новая идея захлестнула меня с головой. Абсолютно игнорируя Сестер, пытающихся завести со мной разговор, я сосредоточенно вертела в голове Пси-конструкты. Создать тело было делом пары экспериментов, Пси-оболочка получилась очень даже правдоподобной. А вот с сознанием получилась беда. Я понятия не имела, как его скопировать и вставить. Копирование Пси-слепка ни к чему не привело, разве что прибежала Тиррэн и поинтересовалась моим самочувствием. Потом я попыталась полностью скопировать свою Пси-оболочку. В итоге созданное отражение было именно отражением, полностью повторяя мои движения. И даже Пси-конструкты! Структуру отражения я запомнила, может пригодиться.

Кстати, а как вообще мне удалось скопировать Пси-оболочку и привязать ее к конструкту? Это получилось буквально сразу, стоило этого захотеть. Я сначала этого не заметила, а теперь задумалась – какого черта? Как, каким образом? Пришлось разбираться, но потратив уйму времени, я ничего не поняла. Разве что смогла определить, что все эти эксперименты вообще не снижают уровень Пси в организме. Пришлось забить и принять как должное.

Через некоторое время я забросила и плетение конструктов – они оказались не нужны. Я просто представляла себе, что хочу получить – и получала это! Будь у меня такие силы раньше, я бы всех демонов просто испарила, и... ну да, а что и? Сестры бы создали еще столько же.

Но с копированием сознания по-прежнему был тупик. Ну не получалось и все тут, я вообще не имела представления, как все это должно работать! В конце концов я психанула и просто вбухала в отражение столько Пси, сколько смогла. Хотела уничтожить, а получила...

– Ауч, это больно! – отражение махнуло рукой и излишки Пси, пробив пол, растворились в пустоте.

– А-а-а... – я как стояла – так и села. Отражение говорило моим голосом, обладало моим же Пси-слепком. Но главное, оно говорило!

– Так, похоже, что копия и оригинал испытывают разные эмоции... – отражение прижало крылья к спине, дернуло ухом. – Основа, не вынуждай меня применять силу.

– А?

– Силай, самой с собой разговаривать не... обязательно... – вошедшая в комнату Тиррэн круглыми глазами уставилась на нас.

Я не выдержала и позорно грохнулась в обморок.


Сколько я провела без сознания, сказать не могу – мне лично показалось, что всего пару секунд. Но за такой короткий срок обе сестры в принципе не могли получить живописные синяки под каждым глазом, выдранные перья и шерсть, ну и кучу царапин.

– Это как? – я просто ткнула пальцем в сторону Сиррэн, с шипением прикладывающей к кровоточащей царапине какую-то тряпочку.

– Это я у тебя спросить хочу, – Темная скрестила руки на груди. – Ничего не хочешь рассказать?

Я честно напрягла память, чтобы понять – не стоило.

Коротко говоря, богинь избила до полусмерти моя копия. Причем Сестры вообще ничего противопоставить не смогли.

Но я с недавних пор не верю даже своей памяти, с Сестер станется и ее подправить.

Поэтому я быстро, пока Сиррэн с Тиррэн не опомнились, создала – вернее призвала – свою копию. Та появилась мгновенно, сразу же подойдя ко мне. Тиррэн при этом прижала уши и провалилась сквозь пол, буквально.

– Ага, я им тоже не доверяю, – доверительно сообщила мне копия. Я чуть склонила голову набок.

– А я уверена, что они мне ничего не подкорректировали?

– Дай подумать... – копия прижала крылья, дернула ухом. – Нет, уверенности не чувствую.

– Шикарно... – я вздохнула.

– Угу... разговаривать с собственной материализовавшейся шизофренией – как мы до такой жизни долетели?

– Ну, есть парочка богинь на место виноватых, – мы синхронно посмотрели на застывшую Сиррэн. Та как раз закончила обматывать исцарапанные лапы бинтами.

– А как я ее так?

– Сама не знаю. Просто захотелось, чтобы они никуда не убежали и получили по заслугам. Как думаешь, у меня получилось?

– Несомненно, – я широко улыбнулась Светлой. Богиня, посмотрев сначала на меня, потом на меня (?) ушла в стену.

– Мне кажется, мне нельзя долго быть раздвоенной, – я задумчиво посмотрела на себя, после чего я, которая все еще лежала на полу, исчезла.

Фу-у-у, вот это ощущение... нет, это все круто, но когда тебя много в количественном плане – становится не по себе.

– Силай, милая, родная, давай ты больше не будешь так интенсивно размножаться? – из стены выглянула Светлая, прижимая уши. Я посмотрела на богиню, подумав, что будь я в чуть лучшем состоянии – обязательно еще раз надавала бы ей по мордашке.

– Я подумаю.

– Славно, – Сиррэн исчезла, оставив меня в одиночестве. Я же, нахмурившись и прижав уши, в который раз пыталась понять – с какого перепугу меня еще терпят? Особенно в свете недавнего избиения.

Время замерять я так и не научилась и не могу точно сказать, сколько времени прошло. Приблизительно тоже, кстати, спать не хотелось, есть не хотелось, в, простите, туалет тоже. Просто сидела в своей комнате и экспериментировала с открывшимися мне возможностями.

Особенно интересно было создать сразу десять своих дублей, каждый из которых занимался своим определенным экспериментом. Информационная нагрузка при этом отсутствовала как таковая, словно я становилась многозадачным компьютером. В памяти откладывалось только нужное или просто интересное, а не все подряд. Очень удобно, да и я привыкла думать о себе во множественном числе.

Самым интересным – да что там, сбивающим с полета – событием было проведение в дом Сестер интернета. Настоящего интернета из мира Дмитрия Трапова. Каким образом богини смогли это сделать они и сами не поняли.

Но челюсть у меня рухнула после того, как я услышала голос Тиррэн из соседней комнаты:

– РАКИ! Как можно так раковать?!

Заинтригованная, я заглянула к ней – чего я до сих пор не делала – и увидела саму Темную, за компьютерным столом, в гарнитуре и пристально смотрящую в монитор.

На мониторе Т-54 под управлением Тиррэн каруселил Maus.

Подошедшую Сиррэн я заметила только тогда, когда она подобрала мою нижнюю челюсть и прижала к верхней.

– World of Tanks. Она в него целыми днями играет.

– Я заметила, что не Battle City...

– Пошли, чай попьем.

– Ага...

Комната, куда привела меня богиня, была очень странно освещена: круг света с размытыми краями падал на столик с двумя креслами. Стен не было видно вовсе, граница освещенного пространства хоть и была размазана, но уже в полуметре от столика все закрывала непроглядная тьма.

На столе стоял чайник, две чашки, заварка и сахарница, а так же два длинных – почти полметра каждое – пера, черное и кремово-белое.

– Присаживайся, – Сиррэн первой села в кресло. Спинка странным образом прогнулась, позволяя удобно разместить крылья.

Поколебавшись несколько мгновений, я села напротив, напряженно смотря на богиню.

Та времени не теряла и быстро заварила чай, себе и мне. Насыпала себе две ложки сахарного песка.

– Мы просто пьем чай, – Светлая пригубила напиток, довольно зажмурившись и прижимая уши. Похоже, моя кислая физиономия ее нисколько не смущала.

Насыпав в чашку ложку сахара и тщательно размешав, я сделала маленький глоток. Стоило признать, чай был отменным, но меня смущало перо Тиррэн.

– Когда ты только появилась, мы с Тиррэн сидели здесь и пили травяной отвар, – неожиданно начала говорить Сиррэн. Она была серьезна, но спокойна. Я навострила уши. – Тогда мы действительно поверили Артасу, что наш мир потерял равновесие и стал склоняться к порядку. Нам объяснили правила «игры», которым мы должны были следовать. Рассказали, что ты, иномирянин, тогда еще иномирянин – единственный шанс вернуть равновесие.

Чтобы раскопать среди вороха перьев зерно истины, ушло немало времени. Когда истина все же раскрылась, даже Тиррэн была в ярости. Мы почти решились тебя уничтожить...

– Зачем ты все это мне рассказываешь? – я решилась и перебила Светлую. Ничего не понимаю, с чего бы ее потянуло на откровения?

– Потому что я хочу, чтобы ты поняла нас, Сестра, – я поморщилась от такого обращения, но промолчала. – Мы довольно молоды, неопытны, особенно по сравнению с тем же Артасом. Когда мы поняли, что нас манили грязным пером, мы были в бешенстве. Мы почти полностью заблокировали все твои способности, отправили тебя на самоубийственную миссию... а потом передумали.

– И почему же? – я пригубила чай. Сиррэн почти зеркально повторила мое действие.

– Я уже говорила, нам стало жаль тебя. Точнее, Дмитрия, ставшего разменной монетой. Предупреждая твой вопрос – да, он мертв. Окончательно и бесповоротно, он сам попросил это сделать. Ты сейчас должна чувствовать, что я говорю правду.

– Вы развеяли его душу?

– Не просто развеяли, полностью стерли. Все-таки он стал лимер, и даже псиоником, причем неслабым. Он не хотел снова стать пешкой, как и становиться одним из Высших. Скорее всего, будь он человеком, он бы принял другое решение, но говорить точно не берется даже Дрейв.

– Где он кстати? Все еще на Бриганте? – я отпила из чашки.

– Скорее всего, так же как и мы создал пространственный карман. Сейчас мы изучаем структуру Пси, Леи'Меран смешали столько всего и как-то все это структурировали... сложно понять, что где.

– Зачем все это?

– Пытаемся вернуть все, как было. Чтобы в мире было много рас, а не две. Создать не создадим, но из других миров переселим, надеюсь, приживутся.

– Ладно, я почему-то чувствую, что ты не врешь, – поставив чашку на стол, я помассировала виски. – Почему я все еще здесь?

– Этому миру нужно равновесие...

– Подожди, – Сиррэн склонила голову. – Причем здесь я? Я всего лишь лимерра...

– Которая избила воплощение Света и Жизни и воплощение Тьмы и Смерти. Повторюсь, этому миру требуется Равновесие. Ты можешь им стать.

– Это все... не знаю, слишком. Просто слишком, – я быстро допила чай и встала. – Я... мне...

Сорвавшись на раздраженное шипение, я покинула комнату, оставив Сиррэн сидеть в одиночестве.


Я безвылазно сидела в своей комнате, в основном забившись в дальний от двери угол. При этом я с самого начала заблокировала доступ в нее для Сестер – мне хотелось побыть наедине со своими мыслями.

Хотя «мыслями» – сказано чересчур громко. Это были обрывки разговора, мельтешащие в сознании, время от времени обрастающие различными рассуждениями. Так уж получилось, что вместе со способностью существовать одновременно в двух и более копиях я получила и возможность думать так, словно меня действительно две, четыре, сто и даже больше. Но сейчас это мне не помогало, скорее, вносило еще большую сумятицу.

Равновесие? Какое из меня равновесие, это смешно. Смотря на себя со стороны, я не могу сказать, что обладаю уравновешенным характером, что могу чем-то пожертвовать в пользу баланса. Для меня это не просто сложно, это невозможно. Вообще, с чего бы Сестрам пришла в голову такая идея? Не понимаю, ничего не понимаю...

Кстати, я все-таки додумалась создать часы с помощью своих способностей. А вместе с часами и календарь, причем самостоятельно отмеряющий прошедшие дни. Недолго думая, я выбрала привычный для меня 24-часовой день, все как на Земле.

Прошло четыре дня. Время, несмотря на появление часов, для меня по-прежнему не имело значения. От скуки я снова начала экспериментировать со своими возможностями, проверила старые Пси-способности, создала несколько интересных конструктов, но вскоре и это мне надоело. Бесцельный поиск и Дмитрия не интересовал особо, что уж говорить обо мне?

Еще через неделю я все же сняла блокировку и покинула комнату, чтобы тут же столкнуться с Тиррэн.

Темная как обычно была похожа на статую – невозмутимая, спокойная, сдержанная. Но были и изменения, самым заметным из которых была футболка с надписью «Свечу по центру!» и логотипом World of Tanks.

Вот уж от кого не ожидала любви к компьютерным играм, так это от Тиррэн.

– Похоже, ты капитально залипла в интернете? – я чуть склонила голову набок, скрестив руки на груди.

– Немного. У меня ГК через... – Темная посмотрела на часы, висящие на стене моей комнаты. – Через полчаса. Что я хотела... а, да. Ты приняла решение?

– В целом относительно возможно, но наверняка сказать не смогу, – Тиррэн еле заметно дернула ухом, а я зависла на несколько секунд, пытаясь понять, что сейчас ляпнула.

– Сиррэн у Дрейва. Попросила передать, чтобы ты чаще ходила в другие комнаты. Не знаю, зачем, – богиня покосилась на часы. Я склонила голову на другой бок, приподняв бровь.

Темная постояла немного, ожидая от меня какой-либо реакции, после чего молча ушла к себе, осторожно прикрыв за собой дверь.

Вот мне интересно, если она кому-нибудь покажется, как долго народ будет воспринимать ее внешность за хороший грим?


Я честно побродила по комнатам, но кроме тарелки с печеньем с шоколадной крошкой ничего не нашла. Тиррэн от них отказалась, продолжая играть в танки, так что я с чистой совестью умяла лакомство, почитывая скачанную из сети книжку.

Сиррэн вернулась через неделю, причем выглядела она уставшей и расстроенной. Побродив за мной хвостом некоторое время, она заперлась в комнате с креслами, и я снова была предоставлена сама себе.

Я даже поиграла немного в World of Tanks с Тиррэн во взводе, где-то дня два, после чего случайно наткнулась на другую военную ММО и зависла там на долгий месяц. Мы как-то даже, простите, посрались с Тиррэн на тему, чья игра круче. В итоге, она надулась на меня, как мышь на крупу и еще целый месяц со мной не разговаривала.

Именно в состоянии «молчат как партизаны» Сиррэн и застала нас, выбравшись из своей комнаты.

– Вы когда поссориться успели? – она минут пять созерцала наши сгорбленные спины и дергающиеся под аккомпанемент взрывов и матов крылья, хвосты и уши, после чего просто выдернула кабель интернета.

Сначала мы с Тиррэн ничего не поняли. World of Tanks и в обычное время могла потерять связь с сервером, особенно в «час пик», во время массовых акций. Да и War Thunder, бывало, ни с того ни с сего начинал мигать красной надписью «плохое соединение». Но когда у нас обеих появилось сообщение о разрыве связи, мы синхронно развернулись в сторону коммутатора, чтобы увидеть Сиррэн с кабелем в руке. Светлая, поняв, что сделала что-то очень глупое, прижала уши и медленно попятилась назад, выронив кабель.

С Тиррэн мы вскочили одновременно.

– Налысо саботажницу! – заорали десять моих копий, одновременно рванув к улепетывающей сквозь стену богине.

– За «Рэдли-Уолтерса» ответишь! – рявкнула Темная, не отставая от нас.

Выбив стену, мы зафиксировали улепетывающую цель и одновременно применили свои способности. Тиррэн окутала дымом свою сестру, не позволяя ей заметить сразу два десятка светло-серых световых шнура, метнувшихся к Сиррэн. Не успевшую среагировать богиню я мгновенно превратила в аналог мумии.

Окружив беспомощно дергающуюся жертву, мы с Темной принялись обсуждать, какое наказание больше подойдет для саботажницы. Сошлись на требовании сыграть в каждую игру не меньше недели без перерыва, причем контролировать будем одновременно. Светлая закатила глаза и явно попыталась потерять сознание, но я-то знала – Сестры сознание не теряют никогда.

Светлая все же выдержала наказание. В процессе Тиррэн познала всю прелесть более реалистичной модели повреждения и немного подзабросила свою игру, начав играть со мной. Сиррэн, похоже, тоже заразилась от нас геймерством, и за компами мы сидели втроем, играя то в War Thunder, то в World of Tanks, а недавно мы все трое открыли для себя World of Warcraft. В состоянии «прилипли к монитору» мы провели не меньше трех месяцев, тем более, что отходить от компов нам было не нужно в принципе.

Из виртуального мира нас вытащил Дрейв, пришедший поинтересоваться, куда спряталась Cветлая. Как выяснилось, за Сестрами он в принципе не мог следить, так что наше занятие вызвало у него ступор.

– И давно вы так? – Хранитель посмотрел на коммутатор, но тут же отвернулся, явно не желая попасть под раздачу двух богинь и бывшего попаданца.

– Три, – коротко отозвалась Темная, изучавшая гайды по друиду.

– Дня?

– Месяца, – пробормотала я, отпихивая Дрейва с прохода. Тот с некоторым недоумением посмотрел сначала на меня, сидящую за компьютером, а потом на меня, несущую тарелки с печеньем.

– С вами не соскучишься, – нервно усмехнулся Хранитель и поспешил ретироваться. Поставив тарелки на стол, моя копия развеялась.

– Си, скоро акция в вотке начнется, икс пять за каждую победу, – я взяла печенье. Овсяное, обожаю...

– Угу... Сестра, заканчивай друида мучить, нам звездочки сбивать надо.

– Пошли, – все так же коротко отозвалась Тиррэн. Она все-таки вернулась в привычное для меня состояние холодной отстраненности. Эмоциональная и активная Темная меня откровенно пугала.

Через два дня, как только закончилась акция, мы покинули компьютерную комнату и собрались в зале с креслами. То, что это был именно зал, стало понятно лишь при нормальном освещении. Довольно просторное помещение, стены которого были покрыты рисунками пейзажей. С потолка свисала большая люстра со светящимися белыми камнями.

Неизменными остались лишь столик, да два кресла, и то, появилось еще одно. За этот самый столик мы и сели.

– Что будешь? – Сиррэн быстрыми, отточенными движениями заварила себе и Темной какой-то отвар. Приятно запахло травами.

– Черный чай, покрепче, – за время, проведенное в одной комнате, я успела не просто простить обеих интриганок, но и признать их своими сестрами. Все равно от правды не убежать, так хоть бонусы получу.

Получив чашку с ароматным напитком, я насыпала и размешала ложку сахарного песка.

– В общем, я скоро снова пойду к Дрейву, он мне написал на электронку, – Светлая отпила из чашки. – Кажется, дело сдвинулось с мертвой точки.

– Отпуск заканчивается, – тихо проговорила Тиррэн, зеркально повторяя движения сестры. Я не отставала.

– А мне что делать?

– Осматривайся, примеривайся. Вмешиваться напрямую, конечно, не стоит, но ты ведь не просто так Псионик, верно?

– А это каким крылом задевает? – я чуть склонила голову набок.

– Пси в мире больше не будет, да и ты ею уже не пользуешься, – Сиррэн осторожно подула на отвар, вдохнула теплый пар. – Сейчас ты – классический псионик, то есть, использующая силу разума. Экспериментируй, узнавай, в твоем распоряжении целый мир.

– А вы? – я почувствовала неладное.

– Слишком много работы, – Темная прикрыла глаза. – Мы должны делать то, что требуется от воплощений нашего уровня.

– А ты не являешься воплощением какой-то глобальной силы. Мы думали, будешь Равновесием, но твоя стезя – нечто иное. Тебе предстоит узнать, кем же ты будешь.

– Расы будут развиваться миллиарды лет... – я затихла, представив себе подобные масштабы. Обе Сестры коротко кивнули, отвечая на мой невысказанный вопрос.

– Мы поможем. Мы Сестры, – уверенность Тиррэн была как нельзя кстати, но я все равно чувствовала дрожь в крыльях.

Несколько минут мы провели в тишине, в обществе своих чашек. Думать не хотелось, а Сестры, похоже, наслаждались последними днями отдыха.

Мы провели за чаепитием довольно много времени, причем молча. Устоявшуюся уютную тишину нарушать не хотелось, да и нечего было говорить, все было озвучено раннее. Через некоторое время я буду предоставлена сама себе, осяду в каком-нибудь мире, буду за ним наблюдать, может быть, даже тайно направлять или что-то в этом роде. Главное, не сойти с ума от скуки и не нагнать туч.

Наконец, чашки были поставлены на столик, а мы втроем покинули зал, сразу погрузившийся в тень. Сиррэн попросила нас последить за ее аккаунтами в играх и ушла к Дрейву. Мы с Тиррэн попытались снова погрузиться в один из виртуальных миров, но хватило нас всего на полчаса, после чего я, поморщившись, отбросила мышку. Без третьей Сестры как-то не игралось, да и вообще.

В течение трех недель мы с Темной занимались чем угодно, лишь бы заполнить время. Несколько дней мы даже учились готовить по скачанным из Интернета рецептам, причем, специально не применяя навыков мгновенного обучения. Было весело, особенно когда я уронила торт Сестре на голову. Та отреагировала довольно оригинально: отрезала тенью кусочек и съела, после чего предложила мне. Отказываться я не стала, хотя из-за трясущихся от смеха рук и крыльев половина куска торта ушла мимо, размазавшись по подбородку, носу и вибриссам – я их то убираю, то возвращаю обратно, никак не могу определиться, как лучше.

Потом мы организовали себе пляж с морем за дверью. Немного ошалев от сорокаградусной жары, Тиррэн перешла в полупризрачное состояние, и легла на полотенце, окруженная клубами матового-черного дыма. Я тихо – чтобы Сестра не услышала – пофыркала в ладонь и рыбкой нырнула в воду. Все-таки хорошо иметь возможность делать Сестер хоть немного похожими на смертных, особенно Ти.

Плавать, используя крылья для разгона, мне понравилось. Особенно сейчас, когда я могла с чистой совестью не дышать часами. Отсутствие живности меня немного огорчило, но создавать живых существ не в пример сложнее, чем декорации, коим и являлся солнечный пляж.

Но вскоре нам наскучило и это.

На последней неделе в Темной внезапно проснулась заботливая старшая сестра. Началось все с какого-то слишком заботливого взгляда и постоянных вопросов, не нужно ли мне чего, но я не обращала на такие выкрутасы внимания. А зря. Вскоре Тиррэн перешла к активным действиям, и разве что с ложечки меня не кормила. Нет, она пыталась, но я, запершись в своей комнате, за час смогла доказать Сестре, что я в состоянии поесть сама.

Лучше бы я не выходила, так как теперь пришлось ходить в связанном вручную (!) темно-сером теплом свитере с прорезями под крылья. Хорошо, хоть та не додумалась начать собирать для меня коллекцию полезных мелочей на будущее. Или додумалась, а я просто об этом не знаю? Представив себя с огромным баулом, в котором в беспорядке валялись могущественные артефакты, я поежилась. С Ти станется сделать именно так.

Под конец недели Темная все же успокоилась, вернувшись в привычное для меня состояние, и слава кому бы то ни было. Вернувшаяся Сиррэн, узрев меня в вязанном свитере, предпочла оставить комментарии при себе, хотя по моське хитрой я видела, что той не терпится задать пару вопросов.

В общем, они с Дрейвом разобрались с Пси-полем, разложив его на нужные составляющие. Мне предписывалось заставить себя уснуть, дабы потом проснуться на Ли'Тиане, посреди девственного леса. Сами Сестры принимались за работу.

В общем, помучив Сестер в своих могучих объятиях – я не виновата, это подсознательное – я вернулась в свою комнату и легла прямо на полу. Почему-то мыслей о доверии даже не возникало, я верила Сестрам, хотя после произошедшего впору было их ненавидеть.

– Полетаем – посмотрим, – пробормотав эти слова, я быстро уснула.



Глава 9. Лекарство от скуки


Это было, пожалуй, самым спокойным пробуждением за всю мою жизнь вообще, считая и жизнь Дмитрия тоже. Проснуться от солнечных лучей, бьющих в глаза, под хвойным деревом, слушая пение птиц – красота... А учитывая действительно сохранившиеся способности... не обманули Сестры, а могли бы.

Немного портил впечатление мусор, зацепившийся за мех и перья, но я избавилась от него, просто захотев этого. Сейчас я чувствовала себя в полной безопасности, понимая, что никто ничем мне пока навредить не сможет в принципе. Захотелось провести много-много экспериментов, благо, теперь было с чем – в моем распоряжении, по словам Сестер, целый мир! Правда, чувство эйфории быстро пропало, стоило вспомнить, как долго я всем этим великолепием должна сама себя веселить...

– Итак, программа минимум, – создав маленький блокнотик с шариковой ручкой, я, зачем-то высунув кончик языка, принялась записывать план действий. – Найти увлечение. Любое. Программа максимум... эм... то же самое, только понаблюдать за дикими айанэ и по возможности поэкспериментировать. С чем-нибудь... Как-то совсем не густо, знаете ли.

Нет, правда, что делать, когда нет проблем с выживанием, нет четких указаний свыше, и вообще – делай что хочешь? Песочница с чит-кодами, вот уж когда действительно понимаешь, что слишком привыкла жить, идя по рельсам сюжета. Как бы не впасть в спячку на пару миллионов лет от скуки, судя по ощущениям, мне и такое под силу.

Обойдя по кругу дерево, чем-то похожее на березку, только с большими ярко-синими плодами, я выбрала наугад направление и пошла. Все равно делать было нечего, так хоть набреду на что-нибудь интересное, сразу занятие будет.

Честно говоря, я начинаю понимать всяких там создателей, богов и других всемогущих существ. От скуки можно и рассудка лишиться, тут волей-неволей начнешь всякой ерундой заниматься. Но для ерунды надо найти подопытных...

– А еще можно создать себе спутника. Или найти, – я проводила взглядом улепетывающего зверька, сильно похожего на крылатую лису. – Что-то не припомню я на Ли'Тиане подобной фауны.

Стоило только захотеть, как я оказалась у... гнезда крылатой лисицы. В принципе, логично, с такими крыльями в нору не пролезешь. Небольшое внушение, и лиса спрыгнула на землю и уселась прямо передо мной. Я повертела в воздухе пальцем, прося зверушку покрутиться на месте. Та медленно пошла по кругу, позволяя внимательно осмотреть ее.

Во-первых, то, что я приняла за обычный лисий хвост, на деле оказалось хвостом птичьим. Длинные рыжие перья – очень длинные, павлины удавятся от зависти – были собраны в массивный пучок. Лиса, словно почувствовав мой взгляд, раскрыла хвост, и у меня возникло острейшее чувство зависти. Хвостище был шикарный, ничего не скажешь, и очень подвижный.

– Зато у меня крылья больше, – дурачась, я показала лисе язык. Та не осталась в долгу и показала мне свой – длинный, узкий и раздвоенный. – Кто же тебя, химеру такую, создал?

Сев в материализованное кресло, я похлопала себя по коленям. Зверь, недолго думая, запрыгнул и свернулся калачиком, спрятав нос под хвостом, а я поняла, что встретила не лису, а лиса.

– Нарекаю тебя Фоксом! – лис лишь дернул ухом. – Все равно на этой планетке никто английского не знает.

Вскоре сидеть в кресле, пусть и удобном, мне надоело. Фокс, словно прочитав мысли, спрыгнул с колен и внимательно посмотрел мне в глаза. Я чуть прищурилась, мысленно заставив кресло исчезнуть. Хм, вот вам и проблема определения разумности – лис явно умеет думать, даже анализировать, но при этом все мои чувства говорят о его, лиса, неразумности.

– Ладно, проблемой твоей думалки займемся позже, – по привычке взмахнув крыльями, я мгновенно оказалась на высоте в сотню метров. Фокс поспешил следом, при этом он распустил хвост. – Что у нас здесь...

Лес занимал огромную территорию, местами сплошной зеленый ковер прорезали русла рек. Простыми способами искать древних айанэ можно было вечность, особенно учитывая их кочевой образ жизни. Вообще, надо бы ножками потопать, чтобы чувство вседозволенности в голову не ударило, но... мне лень.

Поэтому берем на руки Фокса и мгновенно перемещаемся к ближайшему племени древних айанэ. Нет, сваливаться прямо им на головы я не решилась, а появилась где-то в полукилометре от их стоянки. Или гнездовья... и эти на деревьях расположились, птицы, а не волки, честное слово.

Всего их было около полусотни. Рост у них редко превышал метр шестьдесят, размах крыльев под шесть метров. При этом они были очень сильно похожи на прямоходящих земных волков с человеческими пропорциями тела. Память Дмитрия настойчиво называла их «фурри».

Чтобы посмотреть поближе, пришлось стать полностью невидимой, неосязаемой, и даже от запаха избавиться, те же операции были проделаны с Фоксом. Слишком уж тщательно часовые крылатых контролировали окружающее пространство, даже мелких зверьков, похожих на мышей, перехватывали... чтобы тут же съесть. Лис облизнулся, проголодался что ли?

А посмотреть было на что. Не знаю, спустя сколько лет от начала времен меня забросили в мир, но айанэ – или это уже не айанэ? – вовсю использовали оружие и инструменты. Каждый третий обладал грубо сшитыми перчатками с закрепленными на каждом пальце десятисантиметровыми костяными когтями. Многие таскали с собой костяные топорики, изредка встречались каменные. И прямо на моих глазах один из них пытался сделать лук! Сейчас он переплетал несколько гибких веток, рядом валялись сломанные. Остальные айанэ подходили, с интересом смотрели, но старались не мешать, похоже, спонтанные желания творить у них были нормой.

Вот только, была маленькая проблема. За все время наблюдения – около четырех привычных мне земных часов – ни один крылатый не произнес ни слова. Не считать же словами редкий лай, скулеж, шипение? Но вскоре и эта проблема была решена – они все общались мысленно! Телепатия, коллективный разум, можно называть это как угодно. Удивительно, что они еще не собрались в огромное племя, с таким-то даром...

Один из крылатых зачем-то спланировал на землю, что позволило мне разглядеть длинные перья по бокам хвоста. До этого они были плотно прижаты к обычному волчьему хвосту, а во время парения неожиданно для меня расправились. До полноценной рулевой плоскости, как у Фокса, было далеко, скорее всего, просто рудимент.

– А ты мог бы стать таким же, – убедившись, что крылатые нас точно не услышал, сказала я лису.

Да, если их и можно назвать айанэ, то с очень большой натяжкой. Слишком они отличаются даже от древних представителей этой расы.

Лес был полон жизни, но меня все еще сильно интересовали крылатые. Тонкое вмешательство, просто чтение мыслей, многое мне рассказало.

Кхарар, так они себя называли, но на племена не делились. Они знали, что по лесу бродит много разных групп кхарар, но не объединялись по одной простой причине – они бы убили лес, соберись их слишком много. Похоже, прецеденты уже были, раз когда численность группы достигает критической отметки – ровно половина всех кхарар отделяется и уходит.

Крар и карар, мужчина и женщина соответственно. Не слишком разнообразно, что вполне логично – это всего лишь звуковое обозначение, используемое, когда необходимо орать на всю округу, ища потерявшегося члена группы. Ментальная связь действует всего на полсотни метров, это я в буквальном смысле увидела: прочные связи образовывали сложную паутину, но при отдалении «паутинки» слабели и на дистанции около полусотни метров разрывались.

Письменности не было. Не нужна она была, кхарар обладали абсолютной памятью, не ухудшавшейся с годами. Природа, или, что вероятнее, создатели щедро наградили молодую расу. Были и серьезные минусы, уравновешивающие все плюсы – жили кхарар не больше пятидесяти земных лет, и за всю свою жизнь карар не могли иметь больше трех щенков. Вкупе с частыми нападениями хищников, эти минусы не позволяли крылатым покорить планету, но рано или поздно баланс нарушится, стоит только им освоить более совершенные орудия труда и оружие.

Молодой крылатый, что пытался сделать лук, бросил свое занятие, забрался на ветку дерева и спрятался за крыльями. Легкое касание разума показало, что крар задумался, почему у него ничего не получается. Ветки либо отказывались разгибаться, либо просто ломались. Чуть улыбнувшись, осторожно посылаю не мысль, просто намек: крылатый встрепенулся, несколько раз подпрыгнул на ветке – та качалась, гнулась, но не ломалась и всегда возвращалась в изначальное положение. Недолго думая, крар послал осенившую его мысль остальной группе, и все кхарар принялись лазить по деревьям, ища подходящие ветви, найденные срубали топориками. Не прошло и часа, как первый лук был сделан, наиболее прямая ветка была уложена на тетиву и выпущена в ближайшие кусты. Крылатые ликовали, наверное, их рычание, тявканье и другие радостные вопли были слышны на километр.

Я поморщилась, что-то крылатые больше на птиц похожи, чем на волков. Вороны, да и только, и мне это совсем не нравится. Надо что-то с этим делать... Хм, если уж Сестры сказали – экспериментируй, то будем экспериментировать. Сестра Тэраен я, или так, лишнее перо?

Вот мне и занятие на ближайшие... много-много лет. Простой эксперимент на сорванной травинке показал, что я вполне себе могу воздействовать и на живую материю, надо только очень долго все обдумывать. Либо довериться интуиции, что-то мне подсказывало, что уж она-то точно не обманет. Но делать все интуитивно – скучно, поэтому будем экспериментировать, думать, строить предположения и снова – экспериментировать.

Я почесала Фокса за ухом, отчего тот зажмурился и принялся поскуливать. В моем плане была всего одна дыра – время. Вмешиваться напрямую, жестко меняя крылатых за короткие промежутки времени, мне не хотелось, да и неправильно это будет. А внедряя изменения – и знания – постепенно, потребуется слишком уж много времени. Нет, мне не жалко, но за тысячу лет в мире изменится столько, что даже думать об этом не хочется. И это только на то, чтобы просто поиграться с расой.

– Мать, да ты явно переборщила с чем-то крепким, – пробормотала я, понимая, что разошлась не на шутку.

Но кто мне помешает? Сестры? Нет, волна одобрения, пришедшая неизвестно откуда, отметает эту идею, Сестры только «за». Хм, как и обещали, вмешиваться – не вмешиваются, но следят. Это хорошо, приятно осознавать, что тебя не обманывают.

Пока я сидела и размышляла, кхарар успели успокоиться и устроили что-то вроде мозгового штурма: сели в кружок и решали, как можно улучшить изобретение. Надо же, и подталкивать не пришлось, сами додумались. Правда, нехорошо, что я за раздумьями забываю наблюдать за группой...

У бедняги Фокса глаза стали идеально круглыми, когда меня неожиданно стало две. Одна пошла наблюдать за кхарар, другая, продолжая тискать крылатого лиса, продолжила думать.

Крылатые сошлись во мнении, что палки, которыми стреляют, стоит обрабатывать, так как тогда они будут лететь дальше. Я же в это время мучительно размышляла, как ускорить время – не относительно себя, а для всех крылатых. Хотелось по быстрому провернуть эксперимент, пусть субъективно времени и пройдет несколько тысячелетий, но для мира не должно пройти больше недели или двух. Гипотезы были самыми разными, начиная от перехода на другие уровни мира, и заканчивая изменением гравитации. Первый не прошел из-за полностью изменяющихся законов мира – я не поленилась и отправила третью себя на разведку. Последний не прошел из-за слишком комплексного воздействия гравитации. Можно было, конечно, как-то выборочно изменять этот параметр, но слишком много переменных, пока разберусь...

Идейку подкинули с неожиданной стороны. Дрейв, я о нем забыла напрочь. Он рассказал третьей мне, вернувшейся с разведки, об особой реальности, которую он назвал «осколок». Он сам еще не разобрался, как такое возможно, но этот мирок, расположенный где-то за гранью обычного мира, был полностью подвластен существу с достаточной силой и волей. Объяснив, что для переноса мне надо лишь очень сильно захотеть, Хранитель Знаний исчез.

Вторая я исчезла из-за ненадобности, а третья снова пошла на разведку. Осколок действительно был полностью подвержен воздействию силой воли и разума, однако, перенесенный эксперимента ради кхарар не смог как-либо воздействовать на мир, хотя я его и науськивала, как могла. Крылатому я подтерла память и вернула, откуда взяла.

Похоже, эксперименту – быть! Осталось только определиться, сколько кхарар взять с собой в другой мир, и стоит ли оставлять одну из своих дублей на основном мире?

– Фокс, ты со мной пойдешь, или со мной здесь останешься? – я почесала все еще находящегося в ступоре лиса под мордой. Тот посмотрел на меня, посланную эмоцию можно было перевести как: «ты хоть поняла, что сама сказала?», после чего рыжий просто свернулся в клубок.

Выбор ясен, Фокса забираем с собой. Да и дубль стоит оставить, мало ли произойдет? Вот мне интересно, если Артасу вздумается меня в Туман выдрать – он одну из копий перенесет, или всех сразу? А если дублей будет пара тысяч, они все в Тумане окажутся? Вот попаданцам будет весело...

Но перед началом моего первого эксперимента требовалось подготовить площадку. Это оказалось сложнее, чем просто скопировать-вставить дерево, все-таки целую планету, ее слепок, если быть точнее, переношу на некое тело в неких неведомых далях. Одно только создание слепка заняло два часа, причем... о, слов не хватает, буквально... в общем, во время работы меня стало два десятка. Копирование десятков, сотен различных параметров, сборка их в систему, полностью идентичную оригинальной... пришлось даже флору и фауну полностью копировать, иначе мир бы отличался. Сложно сказать, как изменит планету отсутствие пары бактерий, так что рисковать я не захотела.

Переделка Осколка под слепок после проделанной работы была мелочью. Более длительной оказалась настройка имитации космического воздействия, различных полей. Число параметров начало зашкаливать, но я, увеличив число своих дублей до полусотни, с настойчивостью стенобитного орудия продолжала работу. Под самый конец до меня дошло, что можно было не заморачиваться и просто силой мысли удерживать Осколок в определенном состоянии, но раз уж сделала... благо хоть догадалась прикрутить все имитации к какому-то источнику энергии, найденному здесь же.

Пока я занималась площадкой, прошло двое суток, что вызвало у меня легкий ступор. По моей субъективной оценке прошло не больше четырех часов... надо внимательнее следить за временем. Хотя стоп... мой дубль следил, значит и я должна была следить... что-то здесь не так.

Более тщательное наблюдение заставило всерьез задуматься. Связь отсутствовала полностью, однако, и дубль остался. Причем основными воспоминаниями после возвращения в основной мир были те, что показывали события на Осколке.

– Значит, основными являются те события, на которых я сфокусировалась, – я почесала Фокса за ухом, а то что-то обделила лиса вниманием. – Причем оставшийся дубль полностью самостоятельна, и поступает так, как и я бы поступила. Интересный полет, а если этот псих Артас меня в Туман вытащит, которую из меня туда затянет?

Фоксу было плевать на мои размышления, он балдел.

– Думаю, пора немного поменять систему понятий...

Действительно, немного сложно думать о себе, как о куче дублей. Помимо сложностей в формировании мыслей, это еще и вызывает путаницу, которая все же настоящая?

Превращаться в систему с одним ядром и кучей элементов в виде физических тел мне не хотелось. Это ликвидировало главный плюс – полную самостоятельность дублей. Значит, надо сразу определить себя-основную, остальных считать копиями. Хотя нет, основной-то как раз и нет, все дубли равнозначны.

А что насчет воспоминаний? Если основные усилия направлены на что-то одно, то воспоминания об этом будут считаться главенствующими, и остальные отойдут на задний план. Отсюда ощущение, будто я на самом деле была все время на Осколке, а я, оставшаяся на Ли'Тиане, всего-лишь дубль. Получается, имеется фокус, а вот что с ним делать...

Еще один серьезный вопрос: я собираюсь ускорить течение времени на Осколке относительно основного мира примерно в сто тысяч раз. Как уже стало понятно, связь между разными дублями разрушается, соответственно, когда фокус вернется на Ли'Тиан, появится серьезное несоответствие в прошедшем времени. Для фокуса пройдет несколько тысячелетий, а для дубля – всего пара недель от силы. Ладно, предположим, фокус просто будет знать, что произошло на планете за две недели, все равно ничего в голову больше не приходит.

Кстати о фокусе... эксперимента ради я разбросала свои дубли по всех планете и переносила этот самый фокус между ними. Как и предполагалось, мне казалось, что это я перемещаюсь по всей планете. Интересный эффект, но мне он нравится.

Подготовка наконец была закончена, и я перенесла четыре группы кхарар на Осколок. Всего крылатых было перенесено сто девяносто семь, мне вполне хватит. Кстати, они каким-то образом заметили переход, и битый час паниковали, пока я не психанула и не заставила их успокоиться, убрав стресс. Крылатики сразу затихли и принялись изучать окружающую обстановку, чтобы через пять минут убедиться в отсутствии отличий и продолжить заниматься тем, чем они занимались на основной планете.

Время я ускорила сразу, причем в двести тысяч раз относительно основного мира. Много? Конечно, много, я ведь несколько тысячелетий в две недели уместить хочу. Десять дублей внимательно следили за всеми параметрами, а фокус создал себе пространственный кармашек и сформировал неслабый такой комплекс, похожий на огромную лабораторию. Отсутствие знаний в химии, биологии, генетике и других важных для моих экспериментов наук меня не смущало – я чувствовала себя этаким сумасшедшим гением, у которого все само собой получалось.

Тем более что в науках я действительно ничего не понимаю. Нет, я могу воспроизвести любую формулу, даже составить кучу уравнений, но как это на практике применить... Ну и ладно, зато у меня неограниченные возможности и неограниченное время.

Итак, планы на ближайшее время. Для начала надо немного скорректировать кхарар в общем. Ну не нравится мне их птичье поведение, хочу волков! Могу я хоть раз в жизни чего-то захотеть просто так, потому что хочется? Могу, а значит, начнем корректирование сознания. Хм, вопрос, как это сделать... А что думать-то, крылатые сами по себе быстро меняются, просто внушить молодежи, что вить гнезда – это неинтересно, надо строить домики. Хм, надо только все растянуть по времени, кхарар ребята умные, сами додумаются, что дома на земле защищать проще.

Следующим пунктом было изменение внешнего вида, а это можно сделать уже в щенках. Или правильнее сейчас будет говорить «птенцах»? В общем, надо постепенно убирать перья в хвостах, укорачивать крылья, и делать крылатых выше и мускулистее. Летать они, конечно, перестанут... хм... а надо ли? Не хочется отлучать волчат от неба, но сейчас взрослые особи физически даже до нетренированного человека недотягивают. Хотя стоп, зачем им физическая сила?

Я посмотрела на мониторы, на которых было видно, как кхарар собираются на охоту. Эти полагались больше на свою ловкость и скорость, чем на силу, да и реакция у них была – лучшие из людей от зависти помрут. Решено – будем улучшать эти параметры.

Тут же возникает еще один момент – по какому пути развития отправить подопечных? Думала я недолго, техника – наше все, тем более что псионика вряд ли помешает, скорее, будет дополнять и даст защиту от магов. В том, что потом крылатым придется столкнуться с другими расами, я не сомневалась.

Значит, вот мне и план на ближайшие сто-сто пятьдесят лет, с учетом скорости смены поколений, мне вполне хватит. Вот только, просто внедрять изменения и наблюдать довольно скучно, значит, будем вытаскивать с основной планеты по парочке кхарар и экспериментировать уже в ускоренном варианте. Надо проверить, как будут приживаться со временем те или иные серьезные изменения. Времени на исправление ошибок полно, конечно, но допускать оные все равно не хочется.

Я перенесла фокус к кхарар, висящему посреди небольшой комнаты. Этого я вытащила с неудачной охоты, где огромный зверь, чем-то напоминающий быка, только с десятисантиметровыми когтями и мощными рогами, просто вытоптал две трети группы. Залечить все повреждения было довольно просто, но из комы подопытного я выводить не стала, зачем?

Первым делом я решила просто изучить кхарар, посмотреть строение скелета, мышечного каркаса. Особенно меня заинтересовал скелет. Мало того, что кости были полыми, так еще и в качестве основного строительного материала был отнюдь не кальций. Странное химическое соединение делало кости прочнее и легче. Интересно, кхарар получали материал для роста костей с пищей, а что они такого ели? Или просто всего понемножку? Второе вероятнее всего, а может просто грызли косточки своих жертв, тоже возможно.

С мышечным каркасом тоже возникли вопросы. У кхарар крылья – самая сильная часть тела, иначе бы они летать не смогли. Но мне в голову тут же пришли земные птицы, у тех маховые мышцы чуть ли не половину массы мышечной занимают. У кхарар же такого не наблюдается, вопрос на засыпку – как они умудряются так сильно махать крыльями, что образуется подъемная сила? У Фокса, я его специально обследовала, маховые мышцы очень сильные, что сказалось на силе передних лап.

Ответ оказался прост, иное строение, плотность, да и материал опять же отличный. Плюс, я нашла несколько интересных органов, которые можно смело назвать природным антигравом – они снижают массу тела процентов на сорок, для работы используют энергию, которой пропитан весь мир. Все в совокупности и дает крылатым возможность летать, отбери хоть что-то или даже просто нарушь тонкое равновесие – кхарар окажутся отлучены от неба.

У Фокса, кстати, тоже оказался полый скелет и интересное строение мышечных волокон. Нет, над своим питомцем я не издевалась, нашла на основном мире недавно погибшую лису и изучила ее.

Но в принципе, чего я ожидала? Что все будет привычным? С учетом того, что для меня пока «привычно» – это в соответствии с памятью Дмитрия, глупо было бы ожидать такого. Но там даже интереснее, надо учиться работать тонко, а не одним взмахом случайно сносить полпланеты.

Перья с хвоста все равно уберу. Они мне не нравятся, были бы длинными и красивыми – другое дело, а так... рудимент, одним словом.

От чего зависит реакция? Я почесала Фокса за ухом, от рефлексов, а складывается из скорости работы мозга и скорости прохождения сигналов по нервам. Рефлексы вырабатываются тренировками, а вот от физиологии не уйдешь. Как увеличить пропускную способность нервной сети? С учетом того, что сигнал – это электрический ток, то надо опять менять материалы. Почему бы и нет? Главное подобрать все так, чтобы нужные соединения можно было без труда добыть из пищи. Привязывать кхарар к энергетическим полям не хочется, найдут, как заблокировать – и что, получится как у айанэ, две минуты и смерть? Не пойдет.

Еще можно ввести специальный механизм, увеличивающий скорость работы мозга в критических ситуациях. Субъективно будет выглядеть так, словно все вокруг резко замедлится. Будем развивать комплексно, ведь что такое хорошая реакция без хорошей скорости и ловкости?

Подопытный все так же висел в лаборатории, а я пыталась создать материал, имеющий нужные мне свойства. Это было довольно сложно, особенно методом «наугад», но зато увлекательно. В процессе получила высокотемпературный сверхпроводник, причем обладающий сверхпроводимостью при температуре выше сотни градусов Цельсия. Правда, толку от него в чьем-то теле было мало, его я создала, используя очень редкие соединения.

Методом проб и ошибок, все-таки обратившись к критично важным наукам, я создала еще несколько интересных материалов, но к созданию более быстродействующей нервной системы не подлетела ни на метр. Что-то я делала не так, но что? Может, неправильно определила, каким образом действует нервная система? Нет, я точно знаю, что по нервам переносится электрический сигнал. Так в чем же проблема?

Я наблюдала за пробужденным кхарар. У того нервная система была улучшена, что неплохо сказалось на скорости реакции, но любое, даже самое слабое магнитное поле вызывало у бедняги если не эпилептический припадок, то сильную боль.

Похоже, что я неправильно подошла к процессу изменения. Организм – комплексная система, изменение одной его составляющей обязательно сказывается на остальных элементах. Если проводить такие глобальные изменения, то изменять надо и остальные элементы, иначе система начинает сбоить. Кхарар был погружен в кому и отправлен в комнату, а я вплотную занялась проблемой.

С чем вообще может быть связана столь сильная чувствительность к магнитным полям? Чрезмерное содержание металла? Я хлопнула себя по лбу, о чем вообще думала, когда строила материал для нервной системы на основе соединений металла? Дура крылатая.

Дальше было проще. Уже зная, в какую сторону махать крыльями, я смогла подобрать нужное соединение всего за... три месяца... какого?..

Стоило обратить внимание на время, как стало понятно, что за этим самым временем следить надо намного лучше. Пока я с высунутым от усердия кончиком языка вертела соединения, прошло два года. При этом субъективно прошло не более двух дней!

Хотя, я только зря паниковала. Пока фокус – каламбур однако – сфокусировался на решении проблемы с нервной системой, остальные дубли внимательно следили за кхарар и контролировали внедрение утвержденных изменений. Пока изменение было всего одно – перья на хвосте я все-таки убрала, но решила делать это не сразу, а постепенно. Вот и сейчас перышки стали у кого укорачиваться, у кого их меньше. Крылатым это не слишком понравилось, но так как перья были нефункциональны, они просто махнули крылом. Не без моей помощи, конечно.

В общем, все хорошо, можно смело продолжать увлекаться интересным занятием.

Пересобранная нервная система прижилась неплохо, подопытный показал процентов на сорок более высокие показатели скорости реакции. Правда, пока это касалось только тех из них, которые протекали без участия головного мозга.

С ним у меня вышла беда. Первая же попытка вмешаться привела к форматированию памяти бедного крылатого. В смысле, полному, он даже забыл, как дышать. Мне было не до анекдотов, которые помнил Дмитрий, так что пришлось спешно восстанавливать утраченное. Правда, я там своего много накрутила, заодно и попрактиковалась в создании воспоминаний.

Пришлось изучать строение головного мозга и пытаться понять, где и как хранится память. И если с первым проблем не возникло, то с памятью... когда я попросила Дрейва помочь, он согласился. По его словам, память, по крайней мере, в нашем мире, хранится не в мозге, вернее, не только в мозге, но и на некоем энергетическом уровне. Отсюда возможность всяких призраков помнить свою прошлую жизнь. Вот только, у моих «милых волкоподобных пташек» копии памяти на энергетическом уровне нет. И это удивило не только меня, но и Дрейва. В конце концов, Хранитель Знаний просто посоветовал принять все, как есть, либо начать копать прямо сейчас и немедленно, после чего ушел.

Принять все, как есть, я не захотела. Как же, у всех есть резервная копия памяти, а у моих подопечных нет, непорядок.

Организовать отдельный энергетический уровень для кхарар, где бы хранилась память, я не смогла. То ли силенок не хватило, то ли требуется нечто большее, нежели «я хочу – значит, будет», я так и не поняла. Наверное, со временем разберусь.

Ах да, каждый раз, когда я отправляюсь в основной мир, я синхронизирую его и Осколок. Иначе, чувствую, дичайшая разница в ходе времени устроит мне веселую жизнь.

Но вернемся к проблеме памяти. На данный момент у меня не было идей, где создать базу с резервными копиями памяти, так как все существующие энергетические уровни чем-то да заняты, а делить банк данных с чем бы то ни было я не хотела. Лучше сделать полностью изолированную базу данных, доступ к которой имела бы только я и кхарар.

К новой попытке создания энергетического уровня я подошла несколько иначе. Не стала создавать с нуля, а попыталась скопировать уже имеющийся и полностью стереть с него всю информацию. Неожиданно получилось все быстро и легко, я даже удивилась. Несколько правил доступа, система защиты, сигнализация, ну и форматирование под мои нужды, после чего копию уровня памяти, как я назвала самоделку, я перенесла в основной мир. Причем закрепить его я там не успела, это сделали за меня. Следы силы указывали на вмешательство сестриц, за что я их искренне поблагодарила и вернулась на Осколок.

Итак, с памятью разобрались. Быстро? Ага, если бы, времени прошло почти полгода... Это просто что-то с чем-то, никогда не замечала за собой такого... да и у Дмитрия подобных наклонностей не было. И кстати, почему я помню все настолько ужато? Это что, недокументированная особенность моего сознания? Или памяти? Нет, это в принципе удобно...

Разобралась я довольно быстро, стоило захотеть – тут же всплыли все детали моих потуг. Похоже, это что-то вроде автоматического анализатора, все ключевые моменты я помню сразу, а ненужные детали отодвигаются на задний план до вызова. И правда, удобно, нет нужды забивать голову ненужной информацией.

Но продолжим. За полгода изменилось не много, все-таки еще даже поколение не сменилось, но прогресс был заметен – перья с хвоста медленно, но верно исчезали, а я вернулась к проблемам с мозгом.

Проблема проблемой, на самом деле, не была, схема отработанная – ищем, как ускорить работу мозга, подбираем новые материалы, испытываем на кхарар, до поры до времени висящем в стазисе. Изменения прижились, повышение характеристик было существенным, а как бонус – крылатый стал намного умнее, быстрее усваивал информацию и лучше ее применял, да еще и на выдумки горазд оказался. Сплошные плюсы.

Следующим шагом было создание плана постепенного внедрения изменений. У меня было несколько идей, но в итоге остались две: постепенное внедрение, как с перьями, и появление уникумов, которые постепенно заменят всех остальных.

Первое долго, да еще и непонятно, как постепенно вводить такие изменения – нервную систему с мозгом меняю все-таки. Второе... хм, в принципе, проблема дискриминации у кхарар отсутствует как класс, это у людей тут же появились бы касты и последующее рабство. Да и я на что? В случае чего вмешаюсь.

Решено, пусть будут единичные случаи рождения особых кхарар, генномодифицированных. Ну а чтобы они нормально развивались, завяжем на инстинкты желание питаться тем, что необходимо растущему организму... о, опять проблема. Как будет развиваться новая нервная система, если мать не будет получать с пищей нужные вещества? Рацион пусть и не изменился кардинально, но дополнился весьма существенно.

Похоже, придется все же делать все постепенно, но в комбинации со вторым планом. Выйдет даже дольше, но зато без выкрутасов. Сначала некоторые волчата проявят интерес к охоте на травки и коренья – в хорошем смысле – тем более что для них они будут очень вкусными. А там легкие намеки, и карар начнут пусть и через силу, но есть все, что нужно. Какая мать не захочет, чтобы ее дите было умным, сильным? Наверное, только очень плохая, таких лучше к рождению детишек вообще не допускать.

Отлично, с главным пунктом плана разобрались – через несколько поколений и много-много лет крылатики станут намного совершеннее хотя бы физически, после чего, скорее всего, развитие расы резко ускорится. Будут новые изобретения, новые материалы, новые технологии. Но мне-то что делать все это время? Заняться, что ли, изобретением механизмов, или попытаться разобраться в природе магии?

Магия меня не интересовала, что называется, душа не лежала. Кому-то это, может быть, и интересно, но не мне. Однако псионика...

К слову, я псионик или кто? Псионик, значит, надо разобраться, как все это работает и начать применять. Это не магия, а кто будет спорить, ляжет ко мне на операционный стол! Одними кхарар не наиграешься...

Но вернемся к псионике. Что, собственно, вкладывается в это слово? Дмитрий называл псионикой воздействие силой разума на окружающий мир, энергию, стихии. А что? Вполне интересно, наверняка и скорость воздействия и, в частности, создания воздействия будет зависеть только от скорости работы мозга. Но надо подумать, а как, собственно, происходит воздействие мысли на мир?

Я поймала Фокса, бегающего по всей лаборатории, и принялась его тискать. Крылатый лис довольно жмурился, поскуливал и даже урчал.

Наверное, что-то в моем мышлении осталось от Дмитрия, тот, кажется, увлекался компьютерной техникой и программированием. Иначе как объяснить пришедшую мне в голову мысль?

В общем, у меня все опять увязалось с программированием. Если подумать, то мысль – это команда, которая, при достаточно сильной воле, может быть преобразована в иной формат, который будет понят миром, после чего команда реализуется. Но тогда в чем ключевое отличие от магии? Ведь там, если я все правильно поняла, примерно то же самое. Да даже не примерно, а абсолютно то же самое, просто вместо мыслей может использоваться слово, жест, изображение или текст. Суть одна и та же. А значит, мне это не подходит, я хочу быть псиоником, а не магом.

Проблема различия псионики и магии меня сильно увлекла. В частности, я пыталась придумать, чем же будет отличаться псионика от магии?

Для начала я перебрала воспоминания Дмитрия, особенно тщательно просматривая его знания об игровых вселенных, в которых использовалась псионика. В большинстве фигурировала некая психическая сила или энергия, но тогда снова вопрос – в чем отличие от маны?

В том, что ману маги получают из окружающего мира, из других существ, может быть, даже черпается с изнанки или астрала, а психическая энергия генерируется самим псиоником. Значит, сила псионика зависит от силы его разума, а мага – от того, насколько много энергии разлито вокруг, и от личного резерва. Уже лучше, значит, ключевым отличием магии от псионики является используемая энергия?

Мельницу может раскручивать течение реки, а могут два десятка рабов, мельницей от этого она быть не перестанет. Снова не то.

Я еще раз прогнала в уме основные моменты: во-первых, мысль, жест, или слово – это команда. Во-вторых, при наличии достаточной силы воли или, образно говоря, встроенных аппаратных возможностей, команда компилируется и интерпретируется на понятный Миру язык, и принимается к исполнению. В-третьих, для всего этого требуется энергия, магическая или психическая. В-четвертых... а в четвертых нет, в чем же отличие?

Я принялась перебирать мех на загривке Фокса, меня не устраивала простая смена названия и источника сил. Я хотела быть настоящим псиоником, и сделать такими же своих подопечных. Так может стоит пересмотреть некоторые моменты? Вопрос только, какие.

Если взять металлическую трубку, закупоренную с одного конца, добавить порох и что-нибудь помещающееся в нее, можно получить ручное орудие или пищаль. Если приделать кое-какие механизмы и деревянное ложе – получится уже аркебуза. И так далее, прибавляя детали, получаем все более совершенное огнестрельное оружие, вплоть до пулеметов.

Так может в этом суть? Если взять магию, как я ее понимаю – это довольно примитивное воздействие, слова, жесты, жезлы и тому подобное – это как мат, кулак и камень. Сравнение дикое, но нужная мне суть имеется. Следовательно, нужно что-то, что пусть и усложнит механизмы воздействия, но само воздействие облегчит и сделает более мощным, может быть, даже тонким. Снайперская винтовка в разы сложнее мушкета, требует развитой технологии и культуры производства, но зато стреляет на километр, спокойно пробивает немалую часть бронежилетов и так далее. То же самое с защитой.

В итоге, что потребуется? Скорее всего, некий механизм, возможно, даже завязанный на строении организма, который резко облегчит воздействие на мир, просто упразднив ненужные действия. Это уже ближе, это уже не совсем магия. Но все равно, что пищаль, что пулемет – это огнестрельное оружие. И от него практически во всем отлично оружие энергетическое.

Не знаю, как это можно применить в моем случае, но у меня появилась идея. Если взять любую магию, то все ее заклинания, чары и так далее так или иначе не срабатывают мгновенно. Тот же огненный шар летит, теряя энергию по пути, да еще и показывая, куда. Щит, особенно насыщенный энергией или когда в него что-то попадает, становится видимым. Разве что телекинез и телепатия под это правило не подходят, но не зря же их относят к псионике?

Я устроилась в кресле поудобнее, одновременно стараясь не разбудить уснувшего фокса.

Дело сдвинулось с мертвой точки, даже более того – я почти нашла решение. В моем случае, псионика от магии будет отличаться, и это хорошо.

Во-первых, воздействие должно быть сразу на объект, а не вызов каких-то сил и только потом их направление. Возможный пример – телекинез в чистом виде, когда силой мысли поднимается и перемещается предмет.

Во-вторых, должна использоваться личная психическая энергия псионика. Минимум зависимости от внешних источников.

В-третьих, никаких жестов, пассов и тому подобных методов воздействия. Исключительно мысленно и максимально быстро и интуитивно понятно.

Это уже намного лучше. Скорее всего, будет немало проблем, но и плюсы видны уже сейчас, и они довольно существенны. Правда, такая псионика больше подходит для боя, хотя и для бытовых нужд вполне подойдет. Но магию на своей территории не потерплю, ну ее по ветру...

Потянувшись, отчего бедный Фокс чуть не грохнулся на пол, я довольно тряхнула ушами и вильнула хвостом. К счастью, размышления заняли не так уж и много времени, час с лишним всего. За это время ничего интересного не произошло, и я решительно направилась к висящему в стазисе кхарар. Мне нужно было определить, что изменить в строении организма, чтобы достичь нужного мне результата. Мне-то что, у меня и так все получается, как хочется, а вот с кхарар придется поработать.

Для начала потребуются органы, которые и позволят быстро преобразовывать команды мысленные в команды, понятные и принимаемые Миром. Скорее всего, это будет какая-то зона головного мозга или даже дополнительный орган, если придумаю, как его в черепной коробке разместить. Волчата с огромными головами меня не интересуют.

Далее необходимо разобраться, где и как будет копиться психическая энергия, как она будет браться для преобразования команд, да и вообще, что она из себя будет представлять.

Эти две довольно массивные задачи увлекли меня надолго, но в итоге получилось следующее.

Нужный орган я решила разместить в грудной клетке, на месте некоторых органов, обеспечивающих антигравитационный эффект. Чтобы компенсировать замену, оставшиеся органы я слегка улучшила, подтянув общий коэффициент до приемлемого.

Выглядел новый орган как немного вытянутая вверх сфера диаметром около пяти сантиметров из большого числа нервных волокон. Фактически, еще один мозг, только в обычное время пассивный. Переделанная кровеносная система прилагается.

Накопителем психической энергии я сделала почти невесомое кристаллическое вещество, заполнившее пустоты в полых костях скелета. Формировалось это вещество из потребляемых в пищу веществ, а так же из преобразованной энергии мира. Не удержалась, но преобразованная энергия все же не основной источник. Преобразователь удалось разместить на ауре, или где-то в том месте, я не разбиралась. Важно то, что он формируется с возрастом, заканчивая этот процесс к десяти годам.

Подопытный кхарар сначала вообще не понял, что с ним произошло. Постоянно касался груди, подолгу смотрел на себя в зеркало, беспокоился. Разнервничался до такой степени, что силой мыли смял железный шкаф, о который неосторожно ударился крылом.

Шок, недоверие, радость от открывшихся возможностей. Мне кажется, или я очень плохо влияю на подопечную мне расу?

В общем, подопытный разобрался со своими новыми способностями за год. У меня же ушло почти десять лет только на то, чтобы создать все нужное, и еще четыре года, чтобы исправить все ошибки. Куда летит время, не понимаю.

План по внедрению нужных изменений я составила быстро, решила идти по уже проверенному пути. Кстати, пока я игралась с подопытным, родились первые супер-волчата. Кхарар как-то очень быстро разобрались с полученным добром и теперь карар, давясь, морщась, но усиленно питались, чем нужно. Новых волчат от этих же гадостей за крылья не оторвешь.

Правда, я не рассчитывала, что все произойдет настолько быстро. Это что, мои мысли материализуются сами по себе? Приятно, конечно, что план выполняется очень быстро, но вызывает много вопросов. Но это потом, сейчас я сидела и играла в карты с подопытным. Оба мухлевали, но мухлевали молча, сосредоточенно хмурясь. Играли на перья, а что крар, что я, перья терять не хотели.

Вскоре подопытный, которого я назвала Абжи – не придумала ничего лучше, кроме как исказить и обрезать английское «Object» – ушел спать, а я задумалась, стоит ли давать моим ребяткам возможность говорить? Нет, речь у них и так была, телепатическая... хотя, зачем? В принципе, им пока это не нужно, а потом придумают что-нибудь, они умные волчата.

Так как основной план преобразований был расписан на многие десятилетия, да и нечего было пока менять, я нашла себе другое занятие. А именно – занялась выковыриванием из памяти Дмитрия информации об оружии его времени. Занятие оказалось увлекательным, а для посторонних – еще и опасным. Так как Дмитрий не знал, из чего и как делается бездымный порох, я попыталась сделать его сама. Как итог – нервно икающий Абжи и половина лаборатории в руинах. А я всего-лишь один грамм взрывчатки подорвала... ну, немного переборщила, с кем не бывает? Абжи, кстати, пришел в себя быстро, особенно когда мня увидел. Фыркал, скулил и вообще на полу катался он долго, как никак, у меня весь мех дыбом и я сама колер сменила, на угольно-черный.

Назвав полученную взрывчатку «Песец-1», я стала думать, как сделать ее менее мощной. Сыпучий порошок оказался довольно нестабильным, взрывался даже от падения, а одной крупицы с пылинку размером хватило, чтобы разворотить малую лабораторию. Мне потребовалось два месяца чтобы понять, что вместо химической взрывчатки я сделала ее энергетический аналог, только преобразованный в материю. Выпросила у Дрейва дозиметр, прошлась с ним по лаборатории – вроде все чисто. Дозиметр я, кстати, разобрала и внимательно изучила, после чего сделала еще один такой же. На всякий случай.

Фокс и Абжи подрались. Как потом выяснилось, из-за моего внимания, но перья оказались даже на потолке, что уж говорить об остальном помещении. Я их, конечно, вылечила, но предупредила, что в следующий раз буду испытывать на них новые методики заживления ран. Оба показательно обнялись, кхарар признался лису в искренних чувствах, вызвав у последнего самую настоящую панику, а у меня – ступор, после чего лис удрал куда-то в глубины лаборатории. Абжи, так и не понявший, что произошло, ушел спать, а у меня возникло чувство, что я что-то делаю не так. Два дубля, присутствовавших на церемонии примирения, были со мной полностью согласны.

Кстати, выяснилось, что на планете, близко к поверхности, имеются залежи интересного вещества. Если его раздробить и смешать с угольной пылью, получится что-то вроде бездымного пороха. Правда, я не поняла, почему бездымного, уголь вроде горит и чадит весьма сильно. Химия, опять химия...

В любом случае, вещества этого было много, угля тоже не мало, так что крылатикам будет из чего пистолетики делать. Я же, убедившись, что патроны с такой начинкой вполне себе работают – капсюль сделала из того же вещества, только просто растертого в порошок и спрессованного – принялась делать оружие.

Первым делом сделала револьвер, большой. S&W Model 500, он мне почему-то очень понравился. А еще он очень мощный, с этим не поспорить. Отстреляв пару десятков патронов и убедившись, что все работает как надо, я села было за автомат Калашникова, но тут мой взгляд упал на контейнер с надписью «Песец-1».

Опытным путем выяснилось, что крупица может быть смешана с десятью килограммами пороха, изменяя его свойства. В частности, мощность увеличилась раза в три, и бедный револьвер от такого издевательства взорвался, окрасив мои руки и лицо в черный-черный цвет. Абжи, увидев меня, икнул и грохнулся в обморок. Прижав уши, я быстро убежала умываться.

Усилив конструкцию, заменой материалов, естественно, я не без опаски сделала выстрел. Получилось отлично, но захотевшему пострелять кхарар отдачей сломало запястье, а сам револьвер врезался тому в нос, чуть не проломив череп. Вылечить я его успела, и, как ни странно, такой провал крылатого не отпугнул. Пришлось вручить ему револьвер с обычными патронами, тот радостно убежал дырявить мишени. Надеюсь, ногу себе он не прострелит... Фокс, сидящий на балке под потолком, проводил Абжи ревнивым взглядом, пришлось пообещать ему установку на спину для стрельбы. Затисканный до визга крылатый лис убежал, махнув напоследок своим павлиньим хвостом.

Опять же, опытным путем выяснилось, что усиленные заряды для обычного автоматического оружия не подходят – конструкция, даже из более прочных материалов, быстро разваливается. В итоге, пришлось усиливать детали увеличением размера, после чего получилась натуральная автоматическая пушка калибром десять миллиметров, но размером таким, словно калибр – не меньше тридцати. Разочаровавшись, я сделала еще один револьвер, кобуры к ним, и повесила себе на пояс. Через мгновение все дубли были вооружены так же, как и я. Правда, зачем мне револьверы – я так и не поняла, но не мешают, делают внешний вид круче – почему бы и нет?

Убедившись, что любое оружие с нормальными зарядами я воспроизвести могу без труда, я принялась за технику. Для начала, просто сделать двигатель, причем не внутреннего сгорания – я пока разберусь, как он там работает, сто лет пройдет. Да и топливо надо еще как-то перегонять... В общем, проще сделать энергетический аналог.

Сложнее всего оказалось сделать приемник и преобразователь, так как я не особо хорошо представляла себе, как сии процессы должны происходить. Опытным путем удалось выяснить, что сетка из серебра, если пустить по ней ток и капельку энергии, начинает работать как фильтр. Если же при этом совместить ее с сеткой из, внезапно, чистого железа, причем в железную сетку влить немного требуемой на выходе энергии, то получается преобразователь. Интересное решение, но что делать, если нужной энергии для задания параметров преобразования нет? Пришлось убрать сетки на склад, предварительно обесточив их, и начать тупить заново.

Технически говоря, что мне нужно? Нужен двигатель, который будет работать на энергии. А зачем мне преобразовывать энергию? В принципе, можно обойтись и без этого, не нефть ведь, перегонка не требуется. Проблема решена? Как бы ни так, если просто тянуть энергию из окружающего мира – двигатель получится очень слабым, мир не магический ведь, свободной энергии довольно мало.

У айанэ были Пси-конвертеры и Пси-преобразователи. И так уж вышло, что я вообще не имею ни малейшего представления, как они работают. Вообще, что есть преобразование энергии? Вот тут и возникает тупик, я даже не имею представления сути этого процесса. Смешно, пользоваться – пользуюсь, а что там происходит, не имею ни малейшего представления.

Я сформировала сферу сырой энергии и начала медленно преобразовывать ее в электрическую. Вот только, ничего нового я не узнала, энергия менялась, поддаваясь моей воле. То есть, преобразования происходили на вообще каком-то непонятном уровне, который я в принципе наблюдать не могу.

Предложила задачку Абжи, выделив для этого лабораторию, неограниченные материалы и полную свободу действий. Фокс при этом забрался мне на плечо и сидел, довольный.

Вы не поверите, он решил проблему за три дня! На вопрос, как он это сделал, кхарар лишь развел руками и продемонстрировал диковатую конструкцию из кучи пси-кристаллов, соединенных друг с другом обычным клеем. Мгновением позже выяснилось, что кристаллы – это то самое вещество, что вскоре появится у всех крылатых в костях – были расположены под определенными углами друг к другу. Так как они были накопителями, то попавшая в них энергия не рассеивалась, а благодаря конструкции, она еще и циркулировала. Что самое смешное, клей был очень важным компонентом – проходя через стыки между кристаллами, заполненные клеем, энергия почему-то меняла свои свойства, становясь стабильной и годной к использованию.

Похвалив Абжи и на время передав ему уснувшего Фокса, я пошла к себе в лабораторию, захватив конструкцию бывшего подопытного. Меня заинтересовал процесс преобразования, а так же почему клей был столь необходим. Про то, как крар вообще создал такую конструкцию, я решила подумать потом.

Год изучения, составления теорий, проверок и тому подобных увлекательных занятий пролетел быстро и не зря. Выяснилось, что пси-кристаллы задерживают в себе энергию, отражая ее от внутренней стороны стенок назад, таким образом, образуется зеркальная ловушка. При этом поверхность, грань, вершина, которыми два кристалла касаются друг друга становятся прозрачными, что позволяет энергии перетекать из одного камешка в другой. Соответственно, циркуляция энергии обеспечивается просто правильным расположением кристаллов.

Клей был важен потому, что я его сделала из смеси сока одного забавного розового дерева и сахара. Смесь разогревалась и после хранилась в закрытой бутылке. Склеивала на зависть любому «моменту». Но ключевым оказался не сам клей, а дерево, из которого я вытягивала сок – как выяснилось, для своей жизни деревце тянуло энергию из астрала, сразу преобразовывало его в нужную и росло. Поэтому оно было розовым, а листва и вовсе ярко-оранжевой. Я еще подумала, у кого это такая больная фантазия...

Отправила дубль на исследование дерева, выяснилось, что дерево, оказывается, просто имело возможность отдавать команды на преобразование Миру. Я точно так же делаю, когда хочу изменить энергию.

Сходила, завязала в узел пару деревьев, вернулась, успокоилась.

Двигатель собрала за неделю, и то, большая часть этого времени ушло на испытания новой системы. Движок получился маленьким, зато мощным – ужас. Смеха ради приделала пропеллер, так двигатель улетел. Буквально, развил за секунду двадцать тысяч оборотов и влетел в стену. Измерила мощность, получила пять тысяч лошадиных сил, Дрейв, присутствующий при замерах, покачал головой и поинтересовался, а что будет, если отключить ограничитель. Зря он это спросил, конечно, конструкция не выдержала и разлетелась, а мощность измерять я как-то опасалась.

Вот почему у меня что не изобретение, так все через край? Та же взрывчатка первая, я как-то прикола ради взорвала килограмм в космосе основного мира. Так там чуть дырка в пространстве-времени не образовалась, а мне прилетел щелбан от одной из сестренок. Перья с ней, с дыркой, а за щелбан – обидно.

В общем, странно у меня все выходит... Может, это от неопытности? Других объяснений я не вижу. А еще у меня есть все же один вопрос к сестрам – почему, если Дмитрий мертв, у меня столько черт характера и мышления от него? Память – перья с ней, простой перенос.

Мы потом объясним, обещаю. Все проще, чем ты думаешь.

О как, мне ответили. С учетом того, что я вообще-то на Осколке, как Тиррэн до меня достучалась? Ладно, потом спрошу, мне еще двигатель до ума доводить.

Доводка заключалась исключительно в системе регулировки мощности – просто регулировка входящего потока энергии – прогонка конструкции на тестах. Результат мне понравился, и я, недолго думая, начала создавать шасси, гусеничное.

Веселее всего оказалось собирать трансмиссию, особенно если работать руками. Измазалась в масле, потеряла пару перьев, напугала до обморока Фокса – жизнь бьет ключом, хорошо хоть не газовым. Но трансмиссию на восемь передач вперед и две – назад я все-таки собрала.

С поворотным механизмом решила не заморачиваться и просто сделала поворот стопорением одной из гусениц. Так как Дмитрий знал, как устроена торсионная подвеска, то я ее и применила.

Шасси получилось большим: длина шесть метров, ширина – два, гусеницы шириной по полметра каждая. Восемь опорных катков и двигатель с трансмиссией сзади. Красота же?

Элементы управления – рычаги, педали. Уломала Дрейва рассказать, как устроен спидометр, тахометр, и другие важные приборы, создала полноценный корпус. Правда, если смотреть спереди, получился вылитый Абрамс. Озадаченно почесав переносицу, измазав в масле и ее, я продолжила заниматься танком имени себя.

Первые же тесты показали, что я дура, так как забыла про систему охлаждения. Ту пришлось делать огромной, так что сходство с Абрамсом только усилилось. У меня появились смутные предчувствия, что я что-то делаю не так.

Сделала башню, получилась башня Леопарда-2. Пушка калибром всего девяносто миллиметров, зато метательный заряд – Песец-1, а сам снаряд сделан из найрана особо высокой плотности и прочности. При первом же испытании снаряд пробил три метра стали и еще пять метров бетона за ней, и полетел дальше, в космос. Теперь в мире Осколка появился свой метеорит.

Однако вскоре – всего через пять лет – меня вновь начала одолевать скука. Сильная скука, хоть на стену лезь. Я даже посмотрела другие планеты, тайно, конечно. Понаблюдала за разумными, за новоявленными Высшими – ни те, ни те меня не обнаружили – набрала клоповки, которую помнил еще Дмитрий, живший на Сахалине. И все, начались проблемы.

От спячки или чего-то подобного меня спасли сестры. Они вдвоем прибыли на Осколок, в мою лабораторию, напугав Абжи и Фокса, игравших в шашки.

– Они сами научились, или ты их научила? – Сиррэн с интересом посмотрела на крылатого лиса. Тот, поняв, что его трогать не будут, подхватил зубами шашку и принялся стучать ею по доске, отмечая ходы. Абжи, конечно, мог выиграть все партии и быстро, но это было неинтересно, вот он и попросил меня научить отключать часть мощностей мозга.

– Сами. От скуки. Которая меня сейчас доканает... – я по очереди обняла кажду сестру. – Вы ведь пришли не просто так?

– Нет, хотя и хотелось. У тебя есть, где поговорить? – Тиррен осторожно почесала Фокса за ухом. Тот довольно зажмурился.

– Да, сейчас сделаю, – я быстро создала аналог зала для чаепития, где до этого была с сестрами.

Сиррэн заварила чай, один из дублей принесла тарелку с пирожными. Несколько минут мы молча наслаждались питьем и выпечкой.

– В общем, по твоему вопросу. Мы и правда уничтожили личность Дмитрия. Мы вытащили из тебя некоторые моменты, кое-что подправили, а вытащенное вскоре стерли.

– То есть...

– Можно считать тебя реинкарнацией или чем-то вроде этого, – перебила меня Светлая. – Ты – не Дмитрий, у тебя часть его черт характера и память, но не более.

– Ну, с этим вопросом разобрались... а как вы смогли меня услышать и даже передать мне мысли, если я нахожусь на Осколке? Тут же время ускорено, причем очень сильно.

– Научились твоему фокусу, – рядом с Тиррэн появилась дубль. – Очень помогает. Одна из нас всегда находилась на Осколке.

– Все гениальное – просто, – я откусила от заварного пирожного, измазав вибриссы в креме.

– Конечно. Но насчет твоей скуки – ты ведь уже сейчас воспринимаешь только важное? – Сиррэн последовала моему примеру, но в креме не измалась.

– Да.

– Что тебе мешает перейти в вообще пассивный режим? Так время пролетит быстрее.

– Боюсь пропустить что-то важное...

– Что, например? Со всем справятся дубли.

– Мне просто кажется, что фокус справится лучше.

– Фокус? А, поняла, – Светлая тепло улыбнулась. – Попробуй быть НАД всеми своими копиями. Интересное ощущение, чувствуешь себя как в компьютерной игре-стратегии. Можно и время перематывать.

– Хм, пожалуй, попробую, – я улыбнулась в ответ и допила чай, после чего салфеткой стерла с вибрисс крем.

– Ну, нам пора, – Тиррэн встала. С тихим вздохом ее примеру последовала Сиррэн. – Еще посидим, потом. А пока – удачи, и не скучай.



Глава 10. Равновесие


Сестры уже ушли, а я все так же сидела и держала в руках пустую чашку, раз за разом прокручивая в голове разговор.

«Попробуй быть над всеми своими копиями».

Может быть, так и сделать? Не знаю. В голове было пусто, никаких мыслей – только вертелся закончившийся несколько секунд назад разговор.

Что мне вообще нужно? Да, собственно, ничего мне не нужно, все есть. Когда нет цели – придумай ее, или иди спать. Какая у меня может быть цель? В этом мире я не просто сильна, рамок для меня практически нет. Что делать, если скука заставляет лезть на стены? Пока еще не буквально, но чувствую – еще немного, и полезу.

Вздохнув, я поставила чашку на стол и встала – мебель и посуда сразу исчезли. Рядом словно из ниоткуда появился Фокс и ткнулся носом в ногу, на плечо неожиданно опустилась рука Абжи. Я чуть улыбнулась, эти ребята умеют поддержать.

– Ладно, придумаем что-нибудь.


Все-таки я последовала совету Сиррэн, правда, что-то мне подсказывает, что она имела в виду немного другое. Я не стала ломать голову и переместила фокус в отдельный пространственный карман, где и принялась наблюдать за всеми своими дублями сразу. Сначала это были привычные мониторы, но после я решила наблюдать за всеми... мысленно, что ли? Не знаю, как объяснить, я просто стала этаким сервером, записывающим и обрабатывающим всю информацию, передаваемую с дублей.

Стало доступно и ускорение или замедление личного времени, и это действительно выглядело, словно я в какой-то игре использую соответствующие опции. Забавно, конечно, и позволяет экономить время, но скуку это не убьет, поэтому я вернулась на Осколок.

Новой идеей для меня стало создание не просто дубля – те являются моими отражениями и делают все так, как и я бы сделала – а полноценной личности со своим характером. Это должна была быть я, но при этом – не я. Глупо звучит, не спорю, но суть отражается отлично, теоретически, должно получиться что-то вроде дуэта Сиррэн-Тиррэн. Те являются Жизнью и Смертью, а кем буду я и моя... сестра? А кто ее знает, что получится, но идея забавная. Вдвоем убивать скуку проще, чем в одиночку, это известный факт.

В общем, я принялась за дело. Устраивать мозговой штурм, как я это делала раньше, не хотелось, так что я просто создала дубль-пустышку – копию полностью лишенную сознания. Не знаю, зачем, но что-то подсказывало мне, что так будет правильно. Затем я долго, очень долго составляла основные тезисы, которым должна была соответствовать новая личность, составляла схемы поведения, древа решений, алгоритмы... чтобы через два года стереть весь достигнутый результат. Это было не то, с тем же успехом я могла бы составить простую программу. Требовалось что-то другое, непредсказуемое, неконтролируемое, как... как Хаос.

Но нужно ли мне такое? Хочу ли я создавать фактически своего близнеца, но совершенно непрогнозируемого, поступающего по сиюминутным порывам? Думать не пришлось, я знала ответ – нет. Существо с таким поведением и схожими с моими возможностями превратит мир в свалку безумия.

Значит надо создать просто существо, отличающееся от меня. Чем? Наверное, ключевыми взглядами на мир, какими-то переменными, влияющими на принимаемые решения.

Как сделать так, чтобы результат эксперимента стал неожиданным? Забыть об оном на некоторое время и вернуться, верно? Значит, так и сделаем.

Я записала только основы, некоторые базовые инстинкты и очень расплывчато описала линию поведения, после чего поместила созданного клона в виртуальное пространство. Ну, я это так назвала, разум созданного существа находился под непрерывным действием автономной системы. Таким образом, клон словно жил своей жизнью, причем один день в реальности был равен одному столетию в виртуальности. Осталось только поставить пару простейших наблюдательных контуров, чтобы вовремя узнать, когда клон вырвется из наведенного мира, и со спокойным сердцем отправиться наблюдать за кхарар.

Все равно за те десять лет, что я занималась этим вопросом, я успела полностью описать и просчитать примерно две тысячи возможных вариантов развития событий. Ну и понять, что общее число вариантов из-за очень расплывчатых условий стремится к бесконечности. Ну так я того и добивалась.

Да, все никак не привыкну к тому, как быстро летит время. Хотя, может быть это плюс? Если бы я запоминала столько же, сколько обычный человек или айанэ, я бы с ума сошла, наверное. Время, как никак, воспринимается в основном субъективно, и лучше, чтобы оно не тянулось, словно качественная резина.

А пока я села за некое подобие чертежной доски, только голографической. Возиться с бумагой и карандашом не было никакого желания, да и можно было сразу преобразовывать чертеж в объемную модель. Проектировала я личный защитный скафандр.

Все дело в том, что я не уверена, сохранятся ли мои способности в мире Тумана и – всякое может случиться – в других мирах. А значит, надо обеспечить себя качественной защитой, которая не отключится только от того, что не будет возможности зарядить аккумуляторы.

Экзоскелет я спроектировала стандартный, довольно грубый, но очень прочный. Была идея создать что-то вроде пленочного Пси-каркаса айанэ, но тот без постоянной подпитки превращался в кучу ремешков из полупрозрачного материала. Так же можно было создать искусственные мышцы, даже самовосстанавливающиеся – это бы в разы уменьшило габариты брони. Но была палка о двух концах – такая система подразумевала, что сама броня, ее основные части, и выполняли функции экзоскелета. Вроде и плюс, но в то же время минус – если будет сильно повреждены элементы бронирования, экзоскелет тоже выйдет из строя. Этим и был хорош вариант с пленочным каркасом, сама броня могла уже разваливаться от повреждений, а экзоскелет по-прежнему работал.

Сформировав каркас из сверхпрочных полимерных материалов, я задумалась над двигательной системой. На ум пришло только два варианта, это электромоторы и гидравлика. Последняя меня разочаровала еще в экзоскелетах Тенекрылых – мало того, что гидравлическая система занимала много места, так еще и была очень уязвима к резким нагрузкам – до сих пор помню рассказы ветеранов, как лопались шланги и цилиндры. Ну и плюс, необходимость использовать гидравлическую жидкость.

Электропривод тоже был не очень удачной идеей. Конечно, я смогу создать небольшие, надежные сервоприводы с неплохой выходной мощностью, но как обеспечить экранирование от ЭМИ? Да и вообще, как защитить скафандр от подобного оружия? Кабели еще можно продублировать, а голографические устройства, мониторы? Генератор? Навешивать еще тонну экранирующих элементов? Так себе решение, несколько серьезных попаданий, микротрещины в элементах и привет сгоревшая электроника.

Значит, надо делать все на основе кристаллов, но это автоматически лишает возможности проводить полевой ремонт – не таскать же с собой запас материалов? Хм, значит, надо добавить возможность заменять отдельные элементы – а то и все сразу – на электронику или... можно морщиться сколько угодно, но в некоторых мирах все же придется обращаться за помощью к магии. Значит, добавляем к конструкции легкий доступ ко всем системам, делаем модульное бронирование. Осталось решить вопрос с крыльями и хвостом.

Ладно, для хвоста есть высокопрочные гибкие материалы с опорной системой по типу позвоночника и навесными бронеэлементами. Сложно, конечно, и детали опорной системы будут очень мелкими... Был бы не таким красивым и пушистым, заправила бы в штанину, так ведь мешаться будет.

Крылья... а что придумывать, пластинчатая герметичная защита с сервоприводами, усиленная зона крепления крыла к спине. И сделаем дополнительные заслонки, чтобы если уж крыло оторвут, то в спине дырки не было – пусть будет прикрываться надвижной панелью. То же самое и для хвоста пусть будет. Двигатель для обеспечения возможности полета я потом создам, а пока надо разобраться с общим дизайном самой брони.

Вот тут я серьезно задумалась. С одной стороны, необходимо обеспечить себе хоть какую-то подвижность, с другой – убрать хотя бы с фронтовой проекции все дыры и уязвимые места. С шлемом проблемы не возникло, его я спроектировала быстро. Получилось что-то вроде половины усеченной пирамиды, полой. Сзади голова защищалась сплошным затыльником, от которого вперед тянулись пластины, выполняющие сразу две функции – они дополнительно защищали голову с боков, а так же на них крепилось забрало. Последнее открывалось просто – отъезжало по направляющим вперед и под своей массой падало на грудь. Шею должен был защищать прочный воротник, а обзор обеспечивался десятью микрокамерами, выводящими изображение на внутреннюю часть забрала. Еще на всякий случай я начертила второй вариант защиты лица, отличавшееся тонкой полоской прозрачного кристаллического материала – на случай, если откажут камеры и забрало придется менять.

Недолго думая, нагрудник я решила сделать в том же стиле – сложенный из прямых литых плит, чем-то напоминающий нос корабля, причем по бокам расположились наплывы, предотвращающие рикошеты в плечевое сочленение. Воротник получился основательным, дополнительно защищающим от рикошетов в маску. Живот и пояс защищался собранным из нескольких широких полос брони элементом, дополнительно усиленным накладными плитами. Спина была прямой, с выступами под крепеж защиты крыльев, поясницу защищала та же броня, что и живот, только без навесных элементов.

Руки и ноги защищались прямыми плитами, колени так же были прикрыты массивными сплошными деталями. Так как я существо пальцеходящее, то с колен свисали дополнительные элементы, прикрывающие еще одно сочленение. Стопы были сильно удлинены назад и имели боковые опорные элементы – я позаботилась об устойчивости. Бедра так же защищались свисающими плитами – они должны были предотвратить попадания в соединения ног и таза.

Остался вопрос с локтями. Спереди должно было быть место, чтобы рука могла сгибаться, но такую здоровенную дыру я пропускать не хотела. Нет, можно опереться о статистику, которая гласила, что большая часть попаданий приходится на грудь, но снайперов никто не отменял. Пришлось крепить на предплечья элементы на свободных шарнирах с дополнительными пластинами по бокам – когда руки были опущены, они закрывали дыры. Наплечники сделала ровно такого размера, чтобы закрывать плечи и прикрывать плечевое сочленение.

Сформировав трехмерную модель будущего скафандра, я с сомнением его осмотрела со всех сторон. Выглядел он как типичный мех, шагающий робот – такой же массивный. А еще он был угловатым, с ломанными линиями, и производил впечатление чего-то монументального, как крепость. Сделать себе, что ли, вариант полегче? А то такой монстр наверняка напугает немало народу, еще поцарапают.

Но в то же время скафандр радовал великолепной защитой, со всех сторон. Конечно, квадратные элементы рук и ног не могли быть красивыми, но ведь не о красоте я заботилась, верно? Мне нужна максимально прочная броня с возможностью легкого доступа ко всем узлам и элементам. А красивую броню с кучей дыр – стреляй, не хочу – пусть носят те, кто ни разу не попадал под шквальный обстрел. Я, конечно, не попадала лично, но в памяти имелась картина испытания экзоскелета Тенекрылых продолжительным обстрелом из магнитно-линейных пулеметов. Это было ужасно, если основные плиты выдержали, то во все зазоры и стыки влетело не меньше полусотни пуль, изрешетив манекен. Я уже молчу про заклинившие от срикошетивших пуль руки и ноги. Так что ну ее, красоту эту, в бою важнее функциональность.

Скафандр я реализовала в металле, причем довольно быстро. На все про все ушел год, причем большую часть этого времени я подбирала и создавала материалы. Но первое же испытание показало, что защита шикарная – ее не пробила даже однозарядная противотанковая винтовка, заряженная усиленным бронебойным патроном – осталась только вмятина. Вот только дубль получил контузию из-за того, что я забыла добавить амортизирующие материалы. Оплошность я исправила быстро, так что следующее испытание прошло еще лучше. Какое? Сотня дублей с винтовками в течение часа обстреливали сидевшую в скафандре меня. Мне множество раз пробили локти и бедра, под конец даже смогли пробить защиту живота, попав в появившуюся от множества вмятин маленькую щель между полосами брони. Но что важно – все эти раны я получила только через полчаса, когда удалось сорвать навесные элементы. Так долго под таким шквальным обстрелом я находиться не собиралась. Еще проверили стойкость к тяжелым рельсовым пушкам – три попадания в одну точку с пятидесяти метров было достаточно, чтобы сорвать навесную защиту и пробить ослабленную броню под ней. Кумулятивные гранаты вообще не оставили ничего, кроме разводов меди на броне.

В общем, я счастлива. Осталось только придумать, чем отбиваться, и можно идти покорять миры. А что? Личная маленькая, но очень победоносная армия уже на подходе, всего пара тройка сотен лет, и я пересажу их всех на танки и самолеты. Вот только возвращать на Ли'Тиан, как я планировала изначально, я их не буду, найду какую-нибудь планетку в глубине космоса и там обустрою им базу. Ведь никто не запрещал мне напрямую вмешиваться, да и я не бог... наверное... В общем, не важно, главное, что мне никто не сказал «так низзя», а значит, так можно.

Я продолжала коротать время за доводкой скафандра и созданием оружия под стать. Пока остановилась на идее энергетического оружия, использующего кристаллические аккумуляторы, благо я смогла сделать так, что те заряжались ото всех доступных источников энергии сразу.

А вот выбор, какой именно тип энергопушки я хочу, несколько застопорился. Лучевое оружие меня не интересовало – чудовищные затраты энергии для того, чтобы делать маленькую дырочку, да еще и тут же прижигаемую... Нет, теоретически можно сделать этакий резак, режущий все на дистанции в добрые полкилометра, но затраты там такие... ужас. Да и рассеивание пучка света на дистанции никто не отменял.

С плазмой мы не подружились. Максимум, на что меня хватило, так это на летящее на пятьдесят метров облако раскаленного газа. Температура у него была около трех тысяч, но полностью заряженного аккумулятора хватало всего на три залпа, да и пятьдесят метров...

Я выбросила в виртуальную корзину очередной голографический лист с расчетами и облокотилась о столешницу, подперев подбородок ладонями. Что я делаю не так? У меня уши опускаются, да и вибриссы тоже. Почему во всех фантастиках главные герои бегают с плазмоганами и лазерными пушками, валя противников направо и налево, а у меня получается только лазерная указка, способная оставить дырку диаметром полмиллиметра в пятиметровой стальной плите на расстоянии в сто метров? Почему не происходит взрыв из-за мгновенно испаряющейся воды и последующего расширения газа? Неужели воздействие настолько короткое, что вода попросту не успевает испариться?

А плазма? Как сделать загадочную капсулированную плазму? Да хотя бы простой шарик, способный лететь хотя бы на две сотни метров? Зато у меня получился замечательный огнемет – удерживаемая в магнитном поле плазма с помощью мощного вентилятора выбрасывалась в цель сплошным потоком. Хватало на две секунды применения, но за эти две секунды щедрым взмахом я сожгла десяток манекенов из титанового сплава. Сожгла так, что даже пепла не осталось. И тем более, обычные огнеметы тоже не слишком долго могут дракона изображать.

В качестве второстепенного оружия я сразу взяла себе очень большой пятизарядный револьвер. Самое главное в нем – усиленные заряды калибра .75. Отдача у этого четырехкилограммового чудовища такая, что стойка, с которой производилась тестовая стрельба, не выдержала и согнулась. Я-то с него спокойно стреляю – слава нам, вроде как богам, только маленьким – а вот для любого другого это будет как минимум очень опасно. Таких револьверов я сделала два, а потом присобачила к наручам систему быстрой смены патронов в барабане – по команде специальные захваты фиксируют кисть, а небольшие механизмы быстро перезаряжают оружие. На перезарядку обоих игрушек уходит что-то около секунды, а патроны хранятся в контейнерах, закрепленных на задней части плеч.

Я с удовольствием потянулась, вытянула хвост, прижала уши и зажмурилась.

– Ка-а-айф... – протянула я, встряхиваясь. Да, четыре года за чертежным столом – это вам не кофе сварить... который я не умею варить... и который я не пью. Хм, в который раз благодарна своей памяти, иначе бы давно свихнулась.

Интересно, как там мой клон? Каким она будет? Доброй, злой, хладнокровной? И какое у нее будет имя? А может, она будет меня ненавидеть? Жаль было бы уничтожать такую работу, а потом начинать сначала... это очень долго. А вмешиваться в разум... не хочу, не вижу смысла. Лучше сделать множество попыток, чем самой лепить себе подругу. Надеюсь, что подругу, хотя вообще-то хочется сестру... не важно, старшую, младшую. С Сестрами Тэраен пообщаться не получается, они только время от времени весточку присылают, мол, у них все хорошо, но забот выше кончиков навостренных ушей. Уши что у Сиррэн, что у Тиррэн длинные, так что я даже не представляю, сколько там дел на них навалилось.

Я подергала себя за ухо. Обычное пропорциональное волчье ухо, подвижное и немного обкусанное – Фокс постарался. Нет, с ним всегда игрались мои дубли, но он и Абжи уже давно научились отличать дубля от фокуса. Вот Фокс и укусил меня, да немного перестарался – взял и схарчил мне кончик звукоуловителя. Абжи, кстати, хотел было укусить за хвост, но я его обернула вокруг талии. Он, конечно, не такой длинный, как у Сестер – у тех хвостищи двухметровые – но и не совсем короткий.

Да и вообще, надо себя привести в порядок... а то не дело – мех не расчесан, не блестит, да и вообще я обросла жутко, когти отросли настолько, что начали мешать. Конечно, можно было все это отключить, но зачем? Разве что по зову кустов я теперь не хожу и есть-пить не хочется. Ну и душ принимать не надо, да...

В общем, решено! Вооружившись расческами, щетками и пуходерками, я направилась в свой кабинет и создала себе зеркало в полный рост, после чего принялась себя мучить. Абжи мне всячески помогал, а Фокс, зараза крылатая, катался по полу и то ли чихал, то ли фыркал. Ржал, в общем... неблагодарный, я ж не для себя стараюсь!

На самом деле, мне как-то все равно на свой внешний вид, черты личности Дмитрия накладываются. Он был мужчиной, все-таки. Но даже он был не против раз в месяц привести себя в опрятный вид, так чем я хуже? Тем более, прошло уже намного больше месяца...

Через пять часов я начала материться. Щетки-пуходерки были забиты серым мехом, на полу его валялось порядочно, вперемешку с каким-то мелким сором из оперения. Зато, повертевшись перед зеркалом, я довольно навострила уши и повиляла хвостом, тоже расчесанным.

Итак, мех, обработанный принесенным Дрейвом средством, блестел и лоснился, лежал шерстинка к шерстинке. Когти подстрижены и подровнены, тоже чуть поблескивали, но не от лака, а от простой полировки. Бардак на голове убран, теперь у меня прическа «волчица обыкновенная». Ну и ухо я все-таки восстановила, не вписывался обгрызенный локатор в новый образ.

Вот только я вспомнила про другую проблему... Я, пардон, совершенно не одета. Как-то я забыла, что надо одеваться, благодаря меху не холодно, смотреть на меня никто не смотрит, а одежда часто портилась из-за моих экспериментов. Теперь вопрос на засыпку – а что мне одеть?..

Платье на крылатой антропоморфной волчице выглядело дико, я чуть со смеху не упала. Джинсы и футболка, любимая одежда Дмитрия, тоже выглядела не очень – рукава прижимали мех, из-за чего казалось, будто футболка меня ужала. Сделала ее больше – раздулась, словно пуховик. В общем, ни так ни сяк не подходило.

Сиррэн носила просторное кимоно, я это отчетливо помню. Мне оно тоже подошло, но кимоно – одежда закрытая, и мне не понравилось. Ох, я впервые себя лимеррой почувствовала... хм, для меня русский все же родной, все слова по привычке склонять начинаю...

Но вернемся к одежде. Я остановилась на свободной легкой жилетке и таких же штанах светло-серого цвета. Максимально просто и лаконично, даже карманов нет. Грудь у меня так и не выросла – зачем она мне? – так что теперь издали меня точно за лимера примут. Разве что найдется знаток и по мелким деталям определит, что я все же волчица... да, именно так, волчица. Айанэ нет, лимерр и лимеров тоже нет. И я не кхарар – слишком высокая.

– А еще во мне остались крупицы памяти и личности человека, – вслух напомнила я себе. – Который стал жертвой непонятной игры Артаса и Арагорна. Так кто же я – ролевик, слишком вжившийся в свою роль, или бывшая лимерра, думающая, что она – ролевик?

– Силай? О чем ты? – о, а про Абжи я забыла. Тот стоял за спиной и прижимал уши. Хвост чуть подрагивал.

– Ни о чем, Абжи. Тебе потом все дубль расскажет, тебе и Фоксу можно знать. Вы поймете... наверное.

Кхарар медленно кивнул, не сводя с меня глаз. Я привычно считала его эмоции и грустно улыбнулась, мысленно. Создание беспокоится о создателе... такого я не ожидала. Да и что со мной происходит?

Я перенесла фокус в наблюдательный пункт и принялась копаться в самой себе. Из-за чего столь неожиданная смена поведения? Столько времени не обращала ни на что внимания и тут...

Ответ оказался простым и сложным одновременно. Если раньше было четко видно – вот этот осколок остался от Дмитрия, этот от слепленной сестрами моей личности, то теперь я так сделать не могла. В одночасье все части сознания слились воедино. С одной стороны, это хорошо, но с другой... ведь теперь от Дмитрия вообще ничего не осталось, так?

Так могу я по-прежнему называть себя попаданцем? Или это будет ложью? Сложный вопрос, а обсудить не с кем... очень хочется поговорить об этом с Клеймором, он единственный из других землян, с кем я разговаривала. С Артасом я говорить не собиралась, чувствую, убила бы на месте, вернее, попыталась бы это сделать. Загадочный Макс Хаос... его мысли слишком сложно воспринимать, не знаю, почему. А больше я ни с кем не встречалась и не разговаривала. А ведь их сотни, если не тысячи, по словам того же Клеймора. Так может, попытаться попасть в мир Тумана? Но как? И смогу ли я вернуться? Оглядываясь назад, в прошлое, и смотря вокруг, на настоящее, я понимала – вот она, жизнь. И ни на что я ее менять не собираюсь. И пусть только кто-то попробует у меня забрать то, что я имею сейчас... чувствую, Сестры меня поддержат, а вместе мы – Сила. Наверняка даже Артасу придется с ней считаться. Одно дело – один пусть и сильный, но попаданец, и другое дело, когда его защищают и оберегают две богини, да еще и такие сильные.

Что-то я разошлась... хмыкнув, я откинулась на спинку кресла, которая сразу подстроилась так, чтобы не придавливать крылья. Немного поворочавшись, устраиваясь поудобнее, я снова погрузилась в свои мысли.

Обязана ли я выполнять какие-то поручения Артаса? Что-то мне подсказывает, что отказа он не примет. Но в то же время, покуда я здесь, в своем мире, как он сможет что-то мне сделать? Здесь я под защитой... вернее, в мире Сестер я под защитой...

Я нахмурилась, прижав уши. А Осколок? Как быть с ним? Он удерживается моей волей, моими желаниями, но Артас намного сильнее. Если он сможет прийти на Осколок, он уничтожит все, что я создала, если услышит отказ выполнять свои поручения. Конечно, Сестры оставили наблюдателей, но как быстро они смогут среагировать? Время на Осколке чудовищно ускорено... А может, их дубли так же обладают полной силой? Тогда они смогут синхронизировать время и успеть...

Помассировав виски и зажмурившись, я тихо выдохнула сквозь сжатые зубы. Из груди совершенно неожиданно для меня вырвалось тихое глухое рычание. Похоже, я потихоньку схожу с ума с этими размышлениями. Или это что-то на меня влияет, но что?

Я вернулась на Осколок, привычно пролистав в уме несколько десятков пакетов данных с воспоминаниями дублей. Ничего не произошло, да и что могло произойти за пару секунд, которые прошли здесь? Но в то же время я чувствовала какое-то напряжение, словно что-то вот-вот должно было произойти... Во мне проснулась паранойя.

Первым делом я создала защиту для Абжи и Фокса и в ультимативном порядке заставила их ее носить. Те, лишь взглянув мне в глаза, сразу согласились. Следом я установила по всей лаборатории мощнейшую сканирующую сеть, регистрирующую ВСЕ, даже микроорганизмы. С огромными объемами поступающей информации справлялись десять дублей. После этого я зашла к себе в комнату и посмотрела на свое отражение, чтобы тут же в ужасе шарахнуться от него.

Мои глаза... когда-то цвета неба, они стали серыми, блеклыми. Что со мной происходит? Тщательно изучив свой внешний вид, и не найдя больше никаких изменений, я пошла искать наблюдателей Сестер. Они должны знать, что происходит. Должны.

Дубли Сиррэн и Тиррэн нашли меня сами, и сразу принялись все объяснять.

Изменение внешности – прямое следствие вхождения в полную силу, то есть, если говорить грубо, я только что стала совершеннолетней. Истинные сестры Тэраен, две самые обычные лимерры, на самом деле выглядели так же, как обычные айанэ. И были они темно-серыми, с карими глазами.

Но меня это не особо успокоило. Сиррэн была светло-кремового цвета с ярко-синими глазами, и была действительно красива. Оттенок меха у нее был... нежный, наиболее подходящее слово. Тиррэн внушала трепет своим матово-черным окрасом и пронзительными красными глазами. А я буду блекло-серой, словно мышь... Вообще-то мне нравились мои глаза цвета неба, и ничего в этом забавного – все-таки я лимерра.

Конечно, можно сменить облик, причем запросто, но все равно будет осознание того, что настоящий мой облик ничего из себя не представляет. Обидно, особенно в свете фразы, что глаза – зеркало души. Хотя, та же Тиррэн – красный ассоциируется с агрессией, но она совершенно безэмоциональная.

И все равно. Не хочу серые глаза.

– Мы не ошиблись, – коротко произнесла Темная, прежде чем исчезнуть в клубах дыма. Я навострила уши и посмотрела на дубль Сиррэн, которая тяжело вздохнула.

– Похоже, ты все-таки олицетворяешь равновесие. Правда, я не знаю, какое именно. Кстати, что за новый эксперимент?

– Создаю себе подругу.

– А, то есть, нас теперь будет четыре сестры?

Я зависла. Об этом я как-то не подумала...

– Ну, я не против. Это обещает быть забавным. И да, не сиди все время у себя в лаборатории, пробегись по мирам. Искать себя надо активно, а не сидя за чертежным столом и проектируя ходячие танки, – Светлая покосилась на стоящий в углу скафандр. Проследив за ее взглядом, я криво усмехнулась.

– Хотела обезопасить себя, если в Тумане или других мирах мои силы будут не такими безграничными.

– Хм, хорошая идея, кстати. Но почему столь архаично? И громоздко. Могла бы создать невозможный материал, ты ведь можешь.

– Материал итак невозможный. Старая конструкция на основе экзоскелета, чтобы работал и от электричества тоже.

– Разве искусственные мышцы не работают от электричества? А, я поняла, – Сиррэн отмахнулась от моих объяснений. – Экзоскелет можно даже в средневековом мире отремонтировать, были бы материалы.

– Именно.

– А это что? – сестра подошла к двухметровому чудовищу, в котором можно было узнать магнитно-линейный автомат.

– Автоматическая рельсовая пушка. Стреляет девятимиллиметровыми подкалиберными снарядами, может стрелять и двадцатимиллиметровыми БПС.

– Последнее – если батарейки сядут? – Сиррэн дождалась моего кивка. – Перестраховщица ты... а револьверы-то какие здоровые. У тебя мания гигантизма, или по тебе Зигмунд Фрейд плачет.

– Это на что намек? – я насупилась, прижимая уши. Сестра усмехнулась и покачала головой.

– Тебе надо в Туман сходить, развеяться. Может даже попробовать набить морду этому Артасу... он, кстати, к нам так и не заглянул на чай, несмотря на приглашение. Отмежевался какими-то срочными делами.

– Чай с цианидом?

– Не думаю, что он любит остренькое... кстати, попробуй, придает пикантности.

– Иди ты, знаешь куда? – я засмеялась, а эта белка только хитро прищурилась и улыбнулась.

– Конечно, знаю. Я пойду есть печенье с шоколадной крошкой. Тиррэн замечательно готовит, как выяснилось.

– Пришлете корзинку?

– Обязательно.

Мы обнялись, а потом Сиррэн исчезла. Просто исчезла, без каких-либо спецэффектов. Хм, никогда не думала, что буду считать Тиррэн показушницей...

Эмоции от встречи остались очень светлые, и я быстро успокоилась. Ну и хрен с ними, с глазами, зато у меня куча способностей и возможностей. И большая пушка. Что еще нужно для счастья? Разве что печенье с шоколадной крошкой, корзинка с которым появилась на полу рядом со мной.

Подняв ее и откинув полотенце, я с удовольствием вдохнула вкусный запах выпечки. Да, у Тиррэн явный талант... хорошо, что есть дубли, можно заниматься основными делами и какой-нибудь приятной ерундой одновременно.

Печенье действительно было вкусным, даже очень. Я поделилась с Абжи и Фоксом, но после этого те ходили за мной по пятам – совсем обделила я их вниманием, нехорошо. Но что делать? От скуки в моей и так далеко не светлой голове появлялись откровенно дикие мысли. Например, что будет, если найти планету с динозаврами и дать тем разум? Или стоит создать себе личного дракона? Иногда от самой себя становилось страшно, поэтому я и старалась не попадаться на глаза своим подопечным.

Но те на мои предупреждения только крыльями махали и воинственно задирали хвосты и уши.

– Ты меня создала. Ты дала нам дом, иную, более интересную жизнь. И мы верим, ты не причинишь нам вреда. Все твои эксперименты – во благо.

Да, во благо, конечно... вот как вбить этим упрямцам, что полная их пересборка навряд ли будет для них благом? Как им объяснить, что если я не найду себе адекватного занятия – я начну творить что-то страшное? Время от времени я ловила себя на том, что наблюдала за кхарар и думала, что было бы неплохо столкнуть их с какой-нибудь расой, эксперимента ради.

В общем, я медленно выходила из равновесия. Мне самой нужен был противовес... остается надеяться, что эксперимент с созданием полноценной личности будет успешен. Да и... надо бы в Туман выбраться, хоть раз. Взять с собой скафандр, оружие, ящик водки с едой, найти попаданца и напиться, предварительно вернув себе возможность, собственно, наклюкаться до отключки. Хорошая была бы разрядка для мозгов. Да, дубли почти полностью решают проблему решения множественных задач, да, моя память автоматически переводит в фоновую обработку несущественную информацию. Но все равно, временами что-то в сознании переключается, и я чуть ли не бегу продолжать экспериментировать с оружием. Несколько раз половину лаборатории пришлось отстраивать заново.

Я решила перестать считать время, по крайней мере, пока. Я и так за ним особо не следила, из-за чего годы пролетали мимо, но теперь я вообще отказалась от его контроля. Посмотрим, может, так и пара тысячелетий пройдет, а я с ума все-таки не сойду. Не хочу я сходить с ума, я еще не показалась своим волчатам, не устроила дебош совместно с сестренками, и вообще ни разу не того, на противоположный пол не взглянула. Нет, учитывая часть сознания Дмитрия, можно было всякого ожидать... но когда вообще ничего нет – это уже болезнь, как мне кажется.


– Что такое «скука», и чем ее лечить? – я сидела в кресле и вертела выпавшее из крыла маховое перо.

Моего вмешательства нигде не требовалось, вообще. Я убрала большую часть дублей, оставив только тех, что следили за Осколком. Изменения кхарар протекали хорошо, мягко и плавно, хоть и достаточно быстро. Экспериментировать было не с чем, все что хотела, я сделала. Оставалось только сидеть и скучать, ну еще играть с Фоксом и разговаривать с Абжи.

Что делать, если у тебя огромные возможности? Вмешаться, что ли, в жизнь аборигенов? А в чем суть смотреть бесконечное интерактивное кино? Хочется действий, чтобы как в первые месяцы становления моей личности – война, борьба за жизнь и так далее. А какая у меня может быть борьба, если я одним косым взглядом могу дезинтегрировать планету?

Что же мне нужно? Соревнование, наверное. Необходимо что-то, что будет нагружать меня, отвлекать, заставлять жить. В общем, нужна подруга. К слову о, а как там мой эксперимент?

– Абжи, – крар встрепенулся и оглянулся на меня. Чем он там занимается? – Что там с дамой в колбе?

– Уже обо всем догадалась, ищет путь в реальность, – раздался взрыв, и я почувствовала, как кто-то ну очень сильно рад. Даже догадываюсь, чему и кто. – О как.

– Ладно, пошли встречать, – я, вздохнув, выбралась из мягкого и удобного кресла и пошла на звук.

Встретили меня самодельным копьем, которое держала весьма решительно настроенная... моя копия. Разве что не серая, а рыжая. Нет, правда рыжая, вот как я, только совершенно лисьего окраса. Фокс точно упадет в обморок, а меня же интересовала другая проблема.

– И где я что напутала? – я отодвинула наконечник копья от своего горла.

– Ты о чем? – рыжая – так и хочется добавить «бесстыжая», даже повязки набедренной и той нет – склонила голову набок, полуприжав уши.

– Почему ты рыжая?

– Не, а я че, знаю? А ты почему серая? И вообще, ты кто такая? Мне твоя морда больно знакомой кажется.

Я немного ошалела от такого напора. Хотела эмоциональную добавку? Получите, распишитесь, а переделать – рука не поднимется.

– Эм... Я? Я Силай. А знакомая у меня морда потому, что ты ее каждый день в отражении видишь, только другого цвета.

Кажется, рыжая выпала в осадок. Даже копье выронила, и стук падающей деревяшки прозвучал в мертвой тишине. Я была в шоке от результатов эксперимента, а новоявленная крылатая, кажется, пересматривала свои взгляды на жизнь.

– А я тогда кто? – очень тихо, на грани слышимости пробормотала рыжая. Я вздохнула, перед лисой – имя-то я пока не знаю, а в голову не залезть – появилась аккуратная стопка с одеждой.

– Одевайся, я тебе все объясню.

Наверное, это уже традиция – все тяжелые разговоры проводить в этой комнате. Да, мы снова сидели у столика и пили чай.

Выяснилось, что имени у рыжей нет – я немного протупила и забыла добавить в виртуальный мир каких-нибудь разумных аборигенов. Немного поразмыслив, новоявленная сестра решила выбрать себе имя «Лилай». На вполне ожидаемый вопрос ответила она просто:

– Это как «Силай», только через «Л».

И все. Не добавить, ни отнять. Вот только, почему же все-таки лиса? Даже не так, по комплекции – волчица волчицей, почему окрас такой странный? Лилай сама этого не знала, сказала, такой сразу появилась.

Разговор был тяжелым, как для меня – я не знала, как себя вести – так и для рыжей – у той вообще, кажется, вся картина мира разрушилась.

– Ты меня только из-за скуки создала?

– Да.

– Хоть за честность спасибо. И что дальше?

– Не знаю. У меня не было установки создавать план на это событие.

– Представляю, – я чуть склонила голову набок. – Когда происходит что-то неожиданное, впадаешь в ступор.

Ну, в этом мы похожи. Но все же Лилай намного более эмоциональна и активна. Пока я сидела и спокойно пила чай, она успела затискать до состояния подушки Фокса, заболтать Абжи и даже обследовать всю комнату. Кажется, я буду вспоминать спокойные годы с легкой ностальгией и чувством безвозвратно утерянной молодости.

– Так, надо позвать других сестер, – у рыжей отпала челюсть, когда появился мой дубль и спокойно пошел искать Сиррэн с Тиррэн. – Что?

– Научи, а? – ох, что-то не нравится мне этот огонек во взгляде, очень не нравится.

– Вот сестры подойдут – научу. Ну, или они научат, у них лучше объяснять получается.

Светлая и Темная нашлись быстро, впрочем, как и всегда.

– Хм. Лиса, – Тиррэн была как всегда немногословна. Мельком взглянув на рыжую, она села в кресло и поставила на стол накрытую полотенцем корзинку. Мы с Лилай синхронно сглотнули, печеньки...

– Так, белая есть, серая есть, черная есть, теперь есть и оранжевая, – Сиррэн села в кресло и сразу потянулась к чайнику. – Лилай, верно? – та кивнула, круглыми глазами смотря на двухметровые хвосты сестер. – Ну, и тут цвет меха соответствует.

– Соответствует чему? – отпила из чашки.

– Тому, что сестра олицетворяет.

– Вы о чем? Вы уже успели узнать, почему я рыжая, как лиса какая-нибудь? – Лилай надоело быть в стороне.

– Узнавать нечего, просто опыт нужен. Так как что мы с Тиррэн, что Силай весьма малоэмоциональны, все эмоции ушли в тебя.

– Эм... это хорошо или плохо? – рыжая прижала уши и чуть прищурилась, окончательно став похожей на лису.

– А мне откуда знать? – Светлая пожала плечами и отхлебнула из чашки. – Время покажет.

– Ну шикарно, я теперь ходячая эмоция? Не, не то, чтобы это было стремно, но блин, я ж среди вас от скуки помру.

– Обойдешься, – Тиррэн глотнула чая, еле заметно дернула ухом.

– Эт еще почему? – Лилай надулась, даже распушилась. Я попеременно смотрела то на черную, то на рыжую, изредка косясь в сторону белой. Что-то я потеряла нить разговора, или, что более вероятно, сестры перетянули внимание новенькой на себя.

– Без моего ведома не умирают.

– Ну, инициацию мы провели, – Сиррэн совершенно неожиданно заткнула рот Лилай печеньем, отчего та выпучила глаза и, кажется, забыла, как дышать. – Так что, нам, пожалуй, пора. Дела не ждут.

– Какие дела? – не успела опомниться я, как сестры исчезли. С чашками и чайником. – Ну, прилетели. Такое даже у меня в свое время не получилось.

– Фафое? – промычала с набитым ртом рыжая.

– Чтобы сестры сбежали раньше, чем в ход пошли кулаки.

– О, вы уже и подраться успели? – Лилай навострила уши, похоже, она уже успела отойти от шока. До чего жизнерадостная особа... и глаза вон, желтеют.

– Было дело. У тебя глаза, кстати, цвет меняют.

– На какой?

– Создай зеркало и посмотри сама, – я пожала плечами, и только потом спохватилась – а ведь рыжая-то о своих способностях не знает!

Но ей это не помешало, так как буквально в следующее мгновение перед ней стояло зеркало в полный рост в позолоченной раме. Я чуть склонила голову набок, но промолчала.

– Хм, янтарные. О, и зрачок вытянулся. Мне нравится, – зеркало исчезло, а Лилай начала экспериментировать со своей одеждой.

Когда она закончила, у меня уже в глазах рябило от множества нарядов. Особенно дико выглядела антропоморфная крылатая лиса в кружевном белье. Где, интересно, исходники подсмотрела, а?

– Лилай, ты откуда информацию берешь?

– В смысле? – рыжая оторвалась от разглядывания себя.

– В прямом. Ты откуда вытащила идею всей этой одежды и так далее?

Она заурчала. Нет, правда, заурчала, но как-то задумчиво. Либо это просто у меня крыша едет, причем довольно быстро.

– Ну, просто в голове появилось, вот и опробовала. А что, это что-то важное?

– Как сказать...

Похоже, она просто считывает всю имеющуюся информацию в ближайшем пространстве, мою память в том числе. Ну а у меня память Дмитрия... объяснять дальше, думаю, не стоит.

Но теперь мне интересно, у нее голова от такого объема данных не пухнет? Брошенный мельком взгляд на рыжую, в очередной раз решившую потискать беднягу Фокса, говорил – нет, не пухнет. И я поняла, что Лилай принимает решения не взвешенно, тщательно все обдумав, а просто от балды, как захочется. От открывшихся перспектив меня передернуло, но сестренка не заметила. И слава... кому-нибудь.

Я отказалась от попыток просчета действий Лилай буквально через полчаса после начала, ровно после того, как она залезла в танк и перевернула его. Чтоб у меня хвост облысел, я до сих пор не могу понять, как она это сделала! Ладно бы с разгона, с горки и так далее, так она каталась по совершенно ровному полу в ангаре площадью с половину футбольного поля. Мне не жалко танк, совсем нет, но... перед кем я оправдываюсь, мне жалко именно бедную ни в чем не повинную гусеничную машину.

Не успела я устранить последствия первой... кхм, проделки рыжей, как та наткнулась на Абжи. Его я, к счастью, успела спасти, уведя под предлогом медосмотра, после чего спрятала в своем кабинете. Фокс пронесся мимо, и у меня задергалась щека. Поймав бедного крылатого лиса, я принялась выпутывать из его шерсти розовые бантики. Вот когда эта засранка успела накрутить сотню бантов? Фокса я спрятала там же, где и кхарар, причем последний к моему возвращению успел возвести натуральную баррикаду.

Когда на складе экспериментального оружия что-то взорвалось, я мчалась и мечтала, чтобы Лилай оторвало руку. Да, я жестокая, но никто не смеет трогать мои игрушки без моего ведома! А еще я на всякий случай отправила полторы сотни дублей следить за лабораторией. И знаете, я уже не удивилась, увидев рыжую в шести местах одновременно.

Взорвался контейнер с результатами одного из фоновых экспериментов – пыталась создать С4. В это же время мне удалось спасти вероятностный генератор и пару прототипов энергетического преобразователя, который я все-таки начала собирать. Одно из нескольких ведерок с клоповкой рыжая нагло слопала, мне досталось только покусанное ведро. Металлическое, между прочим. Оставшиеся три ведра я спрятала в разных дальних уголках лаборатории.

Через три часа мне надоело гоняться и устранять последствия любопытства Лилай, так что я приняла весьма сложное решение. А именно, спрятала подальше все чрезмерно опасное и заперлась в своем кабинете, потеснив Абжи с Фоксом в их импровизированном блиндаже. Я предполагала, что примерно через пару дней ей наскучит крушить мой дом, и тогда я все восстановлю скопом.

Когда в дверь настойчиво заскреблись, я с перепугу подскочила на полметра и обратно приземлилась уже держа в руках револьвер. Потом подумала, и вытащила второй, для большей плотности огня, и пообещала себе, что извернусь, но организую нормальный пистолет. Не внушает мне доверия револьвер своей низкой скорострельностью...

– Есть тут кто-нибудь? Ау?

Мы втроем замерли, даже дышать перестали, только Фокс мелко-мелко трясся у меня на коленях. В дверь еще несколько секунд побарабанили, но найран честно выдержал испытание, так что мы остались живы и невредимы. Где-то вдалеке раздался взрыв.

– Ох, моя лаборатория... – я грустно прислушалась к звукам взрывов. – После всего, что она сделала с ней, когда мы ее поймаем, можно я ее убью?..

– Не уверен, что это хорошая идея, Силай, – пробормотал Абжи, сосредоточенно тасуя карты. Что, подглядеть пытается? Ха, я их защитила от мухлежа настолько эффективно, что сама теперь смухлевать не могу...

– Надеюсь, она не полезла к реактору... – я взяла карты. Фиговый расклад... Главное держать морду кирпичом.

– А что не так? – Абжи посмотрел на меня.

– Мне кажется, она может отключить те жизненно важные функции, которые предохраняют этот комплекс от взрыва. Причем сделать это совершенно случайно. И, что самое страшное, неосознанно...

Снова раздался взрыв.

Сегодня Абжи везло, я проиграла перо, пол литра клоповки, и один из своих танков. Обидно. Особенно обидно стало через четыре с половиной часа – я трижды отыгралась, но все равно осталась в сокрушительном минусе, оставшись должна кхарар не только вышеперечисленное, но еще и личного дракона, огнедышащего, обучение управлению реактивным истребителем – и сам истребитель в том числе – и еще четыре литра клоповки. Вот приведу ему драконицу, и пусть вертится, как знает...

И тут я поняла, что что-то не так. Я осмотрелась, вроде все на месте, баррикада никуда не делась, пулеметы стоят, пушки тоже. И только через минуту до меня дошло, что больше ничего не взрывается. Более того – стоит тишина, от которой я успела малость отвыкнуть.

Неужели навернулась?

Не придумав сходу ничего лучше, я вручила Абжи сеть, себе взяла ведро и швабру, и медленно, очень осторожно открыла дверь. На меня никто не бросился, никто не кричал. Фокс прошмыгнул мимо и отправился на разведку.

Через минуту он вернулся, приложил правую переднюю лапу к виску и тихо тявкнул. Я покосилась на Абжи, делавшего вид, что он здесь не причем, и покралась в свою основную лабораторию.

Здесь царил погром, на полу и стенах чернели следы мощных взрывов. Мой самый первый собственноручно собранный танк лежал на борту с погнутым стволом и сбитыми гусеницами. Скафандр оказался самым крепким – его просто уронили и, кажется, немного погрызли, впрочем, безуспешно. На полу в живописном беспорядке лежали револьверы, пистолеты, штурмовые винтовки, пулеметы. Все разряжены, окружены горками стрелянных гильз.

Сама виновница всех разрушений висела в точном геометрическом центре помещения и барахталась, неспособная спуститься. Что такого экспериментального она сломала?

– Только посмотрите! Как величаво она парит в воздухе, – прокомментировала я ситуацию. Лилай возмущенно затрясла руками, ногами и крыльями, но я ничего не услышала, как бы та не разевала рот. – Как орел. На воздушном шаре.

Сфера силового поля рассеялась, хотя я очень хотела ее еще больше усилить. Но понимание того, что рано или поздно эта рыжая зараза выберется, удержала меня от такого шага.

– АУ-У-У-У-У!!! – буквально взвыла Лилай, судя по всему, потерявшая надежду до меня докричаться. Я невольно прижала уши, и тем самым себя выдала. – Спусти-и-и меня-а-а!

– У меня есть условия.

– Все, что угодно, только спусти! Я тут три часа уже болтаюсь!

– Всего три часа? – я чуть склонила голову набок, а потом вспомнила, что у этой рыжей задницы явно термоядерный реактор в качестве батарейки. Не усидит и минуты, в общем. – И... хм... все, что угодно, говоришь?

– Уп-с... – кажется, Лилай осознала поспешность, с которой озвучила условия. Я мысленно предвкушала спокойствие.

Лилай плавно опустилась на пол, а с ее живота сам собой сполз пояс. Еще один фоновый эксперимент, пояс, позволяющий мне летать даже без применения псионики или своих других способностей. Проще говоря, очень хороший генератор антигравитации. И почему-то с открученным предохранителем.

– Для начала, – я взвесила в руке материализовавшийся кожаный ремень. Обычный ремень для брюк, узкий. Лилай сглотнула. – А потом, ты больше ни на шаг не приблизишься к моим игр... хм, экспериментам. Без моего разрешения точно. А теперь, подходи, спускай штаны по колени. Будем применять старый добрый способ вбивания адекватного поведения маленьким девочкам.

– Может, не надо? – Лилай как-то разом подрастеряла весь свой боевой задор, а Абжи и Фокс устроились в притащенном из моего кабинета кресле. Я же молча указала пальцем на пол рядом с собой.

Подробности опустим, скажу лишь, что теперь рыжая не сможет сидеть не меньше суток.

Закончив с уборкой и восстановлением разрушенного, я заперлась в своем кабинете, попросив беспокоить только в случае, если Лилай опять начнет буянить. Я достала все свои записи по проекту создания рыжей, и пыталась понять, где я допустила ошибку.

Если думать логически, то только что выдернутый из дикого первобытного мира разумный не должен вести себя так. Да, он может чего-то напортачить от незнания, да, он может устроить погром, но опять же, от незнания, и это я предполагала. Как и предполагала, что успею перехватить и все объяснить. Но то, что устраивала Лилай, не вписывается ни в одну адекватную модель поведения. Даже если допустить серьезные погрешности в вычислениях, то все равно, должна иметься какая-то определенная линия поведения, мышления, действий. В случае с рыжей все можно было выбрасывать. И теперь я пыталась понять, почему.

Потратив больше недели на перерасчеты, подняв все архивы, я поняла бесполезность попыток найти ошибку в самом начале, на стадии проектирования. Там все было вполне прогнозируемо, да, число вероятных результатов зашкаливало, но границы найти было реально. И Лилай ни в одну границу не вписалась. Так в чем же ошибка?

Перебор событий показал, что наиболее неожиданной новостью стала общая память. Как минимум ее часть у меня с Лилай была общей, и она ею активно пользовалась. Отсюда и умение говорить на русском языке, на айналоре – рыжая их мешала настолько сильно, что проще было считывать ее мысли – обрывочные и несистематизированные знания в разных областях. Но если так, то она должна была перенять и хотя бы часть знаний об опасности экспериментов, особенно если неясно, является ли она бессмертной. Этого явно недостаточно для того, чтобы понять причины такого поведения.

Значит, дело в особенности мышления? Теоретически, ее поведение могло быть диаметрально противоположным моему, а я все чаще замечаю за собой тягу к строго логическому и последовательному мышлению. Но тогда что делать? Принять как данность? Легкий ответ на сложный вопрос, но мне хватило пяти минут, чтобы понять – не получится. Это сейчас я максимально спокойна, да еще и заставляю себя размышлять не строго по логике и фактам, но и с применением просто «а почему бы и нет?». В любое другое время я себя так контролировать не смогу, и с большой вероятностью буду применять силовой метод вбивания адекватного с моей точки зрения поведения. Сейчас мне это кажется не слишком удачным, но я понимаю, что это сейчас так. Чисто теоретически, я смогу несколько изменить свое мышление в пользу более... гибкого. Но для этого потребуется, во-первых, много времени, а во-вторых, адекватный пример перед глазами. В качестве примера Лилай. Что получится в итоге – я даже думать не хочу.

На кой ляд я вообще все это затеяла? Да еще и имея в качестве предпосылки желание разнообразить серые будни?

Я помассировала виски и ткнулась лицом в ладони, опустив уши. В голове вертелась всего одна мысль, которую я и озвучила.

– Ду-у-у-ура...


– Лилай? Что ты делаешь? – я скрестила руки на груди и, чуть приподняв бровь, наблюдала за рыжей.

Та ковыряла отверткой компьютер. Мой компьютер, который мне принесла Сиррэн, она же провела мне интернет. Это событие осталось на фоновой памяти, так как пока играть меня не тянуло.

– Это не твой эксперимент, – сестрица, чтоб ей сесть на костер голым задом, как ни в чем не бывало продолжала разбирать компьютер. Я пробежалась взглядом по комплектующим и заметила не меньше десятка глубоких царапин.

– Встань и смотри мне в глаза, когда я с тобой разговариваю, – я с трудом сдерживала злость, понимая, уже понимая, что сама виновата. Не очертила четко границы.

Лилай вздрогнула, выронив отвертку, медленно встала и развернулась ко мне лицом, прижимая уши и поджимая хвост. Взглянув мне в глаза, она еще больше сжалась.

– Ты понимаешь, почему нельзя трогать чужие вещи без разрешения? Или мне и это тебе объяснить? – чуть более мягким голосом спросила я.

– Понимаю... – пробормотала сестра, смотря в пол.

– И? – я склонила голову набок. – Почему я прихожу в свою лабораторию и вижу, как ты разбираешь мой компьютер? Мне тебе четко очертить все границы дозволенного? Я могу, поверь мне, мне не жалко потратить месяц на составление полного списка правил.

Рыжая молчала.

Я, тяжело вздохнув, покачала головой, развернулась и ушла. На самый верхний уровень, где прямо сейчас, по моему желанию сформировалась комната с потолком, имитирующим лунную ночь.

Здесь я села у стенки, вытянув одну ногу и согнув в колене другую. Тишина и красивая картина звездного неба, каким его помнил Дмитрий, успокаивали и умиротворяли.

«Мы в ответе за тех, кого приручили».

– И кого создали, – пробормотала я, касаясь затылком холодной стены.

Я создала Лилай. Хотела разнообразия в жизни. Я получила разнообразие, но не такое, какое ожидала – скорее слабо контролируемый хаос. Но в то же время – это полностью моя ошибка, ведь так? Это я неправильно задала параметры, неправильно что-то спроектировала...

Нет, не так. Вернее будет сказать, я переоценила свои возможности в оценке ситуации. Можно описать поведение практически любого живого существа, разумного в том числе, с помощью алгоритмов, уравнений, логических выражений. Но нельзя описать жизнь и ее течение. Можно лишь предполагать, в какую сторону будет происходить развитие. И то, шанс на ошибку слишком велик.

Я тяжело вздохнула и, подняв ладонь на уровень глаз, начала ее рассматривать, словно впервые в жизни.

Пятипалая конечность, похожая на человеческую строением и пропорциями. Только покрытая коротким серым мехом и тупыми черными когтями вместо ногтей.

Дмитрий не предполагал, что будет выбран Артасом для переброски в другой мир. Более того, он даже не думал, что эти другие миры существуют. Тем более что существует выдуманный им на досуге мир, с айанэ, Сиррэн, войнами, космическими полетами.

А он существовал. Да, не такой, как он придумал, и отличий было немало. Но все же, был велик и процент совпадений. Дмитрий Трапов даже не задумывался, что такое возможно, и даже осмеял бы того, кто начал бы доказывать обратное.

Теперь нет Димы, исчез, его разум развеян, осталась только память. Его и о нем. Осталась я, Силай нэй Тэраен, воплощение равновесия. Одна из четырех сестер, и одна из четырех, что существует буквально с создания этого мира. Или нет? Я до сих пор не знаю, создавали ли мои сестры этот мир, или просто нашли какой-то другой, куда и перешли, забрав и меня, и Дрейва. Я бы даже сказала, что эти события равновероятны.

Я с силой провела ладонью по лицу, взъерошила и пригладила короткий мех. Ха, вот уж действительно, дилемма. Морда у меня, или лицо? С одной стороны, лицо, но с другой стороны – моя голова практически идентична волчьей. Разве что пропорции чуть другие. Я даже пошевелила ушами, просто так. Захотелось почувствовать, как работают мышцы.

– Силай? – в комнату, прижимая уши, заглянула рыжая. – Не помешала?

– Нет, – я прикрыла глаза. Чему она могла помешать? Самокопанию?

– Я говорила с Абжи... – проговорила Лилай и замолкла.

– Ну? Заходи уже, и дверь закрой. Дует.

Сестра села рядом, посмотрела вверх.

– Прости?

– Было бы за что прощать, – я тяжело вздохнула и попыталась встать, но Лилай положила ладонь мне на плечо, чуть надавив. – Что? Я не хочу сейчас разговаривать.

– Пожалуйста...

Я села обратно, в ту же позу, что и несколько мгновений ранее.

– Абжи сказал, что ты... – рыжая нахмурилась, сосредоточенно вспоминая, что же сказал мой подопечный. – Он говорил странно, но красиво... А, вот. Он сказал, что ты – словно скала, нерушима, и словно тысячелетнее дерево – несгибаема. Я не сразу поняла, о чем он, но, кажется, догадалась...

Я молчала. Чувствовала, что сестра еще не договорила.

– Ты ведь как компьютер, да? Я откуда-то знаю, как он работает... прости за него, пожалуйста... так вот. Ты ведь думаешь строго, действуешь только по плану? – дождавшись моего кивка, она продолжила. – Не знаю, как сказать... поэтому ты... огорчилась, когда я начала вести себя неправильно?

– Прежде чем дать ответ на твой вопрос, я задам свой – скажи, что толкает тебя на действия? Что служит для тебя главной мотивацией?

– Любопытство, – не задумываясь, ответила Лилай. – Интересно ведь посмотреть, что там и как.

– И ты не задумываешься, что это может быть опасно? Что ты можешь пострадать?

– Но ведь ты все это держала просто так?

– Действительно. Но ты при этом даже не подумала, что мне может быть неприятно оттого, что ты испортила некоторые вещи, устроила бардак? Ты ведь не думала об этом, так?

– Д-да...

– Поняла, почему я огорчаюсь?

Лилай сначала медленно кивнула, а затем помотала головой.

– Если смотреть со стороны – все твои действия хаотичны. Ты сначала действуешь, потом думаешь, а иногда и не думаешь вовсе о последствиях. Ты не оборачиваешься – игрушка сломалась, игрушка не интересна. Нужно найти другую. За тобой – след разрушений, и рушишь ты мой дом. Мои труды, все созданное мной. Мне не жалко – я в любой момент могу все повторить. Но в то же время меня огорчает твое нежелание понять простую истину.

– Надо сначала думать, а потом действовать?

– Да.

Я на несколько минут замолчала, молчала и Лилай.

– Примерно через два-три месяца я перемещу тебя в основной мир. Найдем тебе планету, будешь экспериментировать, я встала, боковым зрением заметив, как расширяются у рыжей глаза. – Так ты сможешь делать все, что захочешь, и ничто тебя не будет ограничивать.

– Но я не хочу! – Лилай вскочила так быстро, что я невольно отшатнулась. – Я хочу остаться! Здесь! С тобой!

– Не получится, – я покачала головой. – Мы слишком разные. Ты не сможешь жить в рамках, а я не могу жить, когда вокруг меня творится хаос.

– Я смогу, правда, – рыжая посмотрела мне в глаза, и я увидела слезы.

Ничего не понимаю.

– Ты понимаешь, что без рамок тебе будет легче? Лучше?

Лилай прижала уши, глубоко вдохнула. И медленно, очень медленно выдохнула, и теперь в ее глазах я видела грусть.

– Абжи говорил, чтобы я сначала думала, прежде чем отвечать тебе. Ты ведь просто хочешь, чтобы нам обеим было как можно лучше?

– Да.

– Тогда, пожалуйста, позволь мне остаться. Дай хотя бы попытаться.

Я несколько секунд смотрела на непривычно серьезную Лилай, пытаясь понять, почему она отказывается от свободы, фактически соглашаясь на выполнение моих правил. Но не понимала. И в следующее мгновение с горечью, даже тоской подумала, что во всех своих экспериментах, размышлениях и так далее забыла самое важное.

Эмоции. Простые эмоции, практически воплощением которых и была Лилай.

– Хорошо. А теперь слушай...



Глава 11. Неожиданность


– Into the Motherland the German army march! Тум, дум, турудум-дум, ту-ду-ту-ду-дум, – напевала я недавно прослушанную песню, продолжая восстанавливать по имеющимся в Интернете чертежам танк Тигр 1.

Да, я все-таки воспользовалась принесенным Сиррэн компьютером, предварительно отремонтировав его. Так что, теперь у меня появилось достаточно много интересных или бредовых занятий, способных заполнить свободное время.

С Лилай мы все же достигли консенсуса. Все очень просто – она может делать все, что захочет, как захочет, где захочет, но так, чтобы не страдали мои основные эксперименты. А я просто перестала обращать внимание на частые взрывы, тем более что те происходили с каждой неделей все реже. Ну и плюс ко всему, я смогла научить Лилай стабилизировать свой разум, чем она пользовалась, когда я была не в настроении. Правда, рыжая прямо мне сказала, что такая стабилизация сильно ограничивает фантазию и способность к творчеству, что ей не очень нравится.

Я как раз заканчивала прорисовывать ходовую часть танка, одновременно будучи несколько в шоке от ее сложности, когда к одному из дублей обратился Абжи. С весьма, надо сказать, странным вопросом.

– Силай, что такое «пати» и «ДД»?

– Пати – группа игроков в ММО, собранная для похода в подземелье, а ДД – игрок, который наносит урон, – переключив фокус, ответила я. – А что? Откуда ты это услышал, ты же вроде не играешь в игры?

В ответ Абжи показал мне очень знакомое окошко, в котором был написан текст следующего содержания:

«Макс Хаос:

Собираю пати. ДД, танки. Магии нет, оружие приносить свое. Противник – боевые человекоподобные роботы».

– Та-а-ак, а почему сообщение пришло тебе, а не мне? Я же вроде исправила все проблемы нашей с тобой связи?

– Это риторический вопрос?

– Скорее, мысли вслух. Так... прямо сейчас отрубаешь все связи, в том числе и между нами, запираешься в моем кабинете и не кажешь носа оттуда, а я – разбираться.

Абжи ушел, а я села в появившееся кресло и уставилась на окно с чатом так, словно то должно было знать ответы на все мои вопросы.

Почему сообщение получил Абжи, а не я? Ну, можно пока взять за рабочую гипотезу тот факт, что Абжи и Фокс – единственные, мающиеся от безделья в лаборатории. В итоге, сообщение дошло до того, кто был свободен, используя меня в качестве ретранслятора. Если я правильно поняла все то, что Макс говорил про менталнет, то это вполне вероятно. Маловато вводных данных, не с чем работать.

Есть и еще один вариант – это попытка кого-то сделать что-то мимо меня. Чья? Артаса этого, или Сестры опять что-то творят? Если Сестры – фиг с ними, пока все их решения выливались в нечто интересное и полезное. А если Артас? Что ожидать? Зачем ему мог понадобиться Абжи? Не считая его огромных псионических способностей, великолепных ловкости, скорости реакции и движений, острого ума, отличных боевых навыков... м-да.

А может, он учел, что я так или иначе узнаю о сообщении мимо меня? И сама отправлюсь, дабы не подвергать Абжи опасности? Что мне тогда делать? И не пытаюсь ли я сама себя перехитрить?

Тьфу. Вот отправлю Лилай, и пусть радуется жизни...

Ладно, возьмем за рабочую гипотезу, что звали все-таки Абжи, разу уж сообщение пришло именно к нему. Тогда, допустим, я его отправляю и... и велик шанс, что его там просто грохнут. А если отправлюсь я под видом кхарар? С учетом моих навыков, принять нужный облик, со всеми энергетическими структурами, мне ничего не стоит, а уж подделать поведение... пусть от Дмитрия во мне почти ничего не осталось, но уж вести себя как парень я смогу.

Да, пожалуй, так и сделаю. Надо только переделать скафандр под нужные габариты и все-таки установить тот генератор щита, который я разработала накануне. Ну и заодно проверю – смогу ли я, в случае чего, сместить фокус к одному из дублей, оставшихся на Осколке. Идеальный уход, благо смерть дубля никак не влияет – словно волосы теряешь. Неприятно, обидно, но не критично.

– Лилай! Будь добра, подойди, пожалуйста.

– Ась? – рыжая мгновенно оказалась рядом со мной. Лицо перемазано ягодным соком, хвост дергается, как бешенный. И где она была?

– Мне нужно покинуть мир, на некоторое время. Я прошу тебя проследить за кхарар, справишься?

– А твои дубли? – Лилай резко стала серьезной. Стабилизировала сознание.

– Есть шанс, что они исчезнут, как только я перемещусь в другой мир. Я постараюсь побыстрее, но если что – бери перерывы. Не думаю, что долгая стабилизация будет тебе на пользу.

– Да нет, я проверяла на дубле – через несколько дней все приходит в норму. Мою норму, – сестра дернула ухом. – Это не все?

– Нет, – я встала и начала менять свой облик, становясь точной копией Абжи. – Нигде не ошиблась?

– Оттенок меха чуть темнее, и рост у Абжи – сто пятьдесят семь, а не сто пятьдесят ровно.

– Хм, такой ты мне нравишься больше, – я принялась за модуляцию голоса, подбирая по памяти нужный тон. – А-а-а-а...

– Обойдешься, – Лилай покачала головой и дернула ушами. – Стоп. Вот так и говори. С походкой сама разберешься?

– Я вообще сомневаюсь, что такие точные параметры нужны, – я прошлась под внимательным взглядом сестры. Та кивнула, подтверждая, что я все делаю правильно. И тут же усмехнулась.

– Теперь у меня братик будет? Круто!

Нет, со стабилизацией она мне явно нравится намного больше.

Разобравшись с внешним обликом, я принялась переделывать чертеж своего скафандра, подгоняя его под тело Абжи и пытаясь найти место, куда впихнуть генератор энергощита. И если с первым проблем не возникло – разве что я окончательно изменила внешний облик и схему бронирования – то с генератором я просто зависла.

Он не влезал, так как был размером с хороший туристический рюкзак.

– Вот так и знала, что надо было делать его меньше. Нет, решила перестраховаться и сделать возможным ремонт в полевых условиях... – я подергала себя за ухо. – И что делать?.. а хотя...

Одним движением я смахнула с голографического чертежа крыльевой экзоскелет с бронированием. При этом мои крылья уменьшились до десяти сантиметров каждое, так что их теперь вообще было практически не видно. Можно было их вообще убрать, но они мне нравятся. Пусть будут.

Избавившись от необходимости защищать крылья, я просто установила генератор на освободившееся место и прикрыла его защитным кожухом. Удовлетворенно дернув ушами и повиляв хвостом, я отправила чертеж на сборочный конвейер, был у меня и такой.

Готовый скафандр выглядел следующим образом.

Во-первых, я все еще использовала старую, но зато легко ремонтируемую технологию экзоскелета, комбинированного, гидравлически-электрического. Конечно, в угоду прочности и надежности пришлось пожертвовать подвижностью, но с учетом основного назначения скафандра, это было не критично. Я не планировала лезть в нем в ближний бой, только дистанционный.

Во-вторых, схема бронирования. Я, после длительных раздумий, отказалась от схемы с защитой всех уязвимых зон. Нагрудник был сплошным, составленным из прямых плит по схеме «щучий нос», но выдающийся вперед всего сантиметров на двадцать. Наплечники небольшие, ровно такие, чтобы прикрывать плечевое соединение и немного – предплечье. Защита рук, в общем-то, осталась все такой же квадратной, но была убрана пластина, прикрывающая локтевое соединение спереди – толку от нее все равно было мало. Пояс прикрывался все теми же свободно свисающими элементами, но они стали тоньше и их теперь три против одной сплошной. Защита ног так же претерпела изменения – броня стала чуть тоньше, а еще я убрала дополнительный сустав. Он был нужен, так как я – пальцеходящая, но после небольших испытаний, я закрыла все сплошной броней, а защиту голени просто расширила, уместив, таким образом, туда и свои ноги, и амортизирующие устройства, и неплохую защиту.

Шлем... ну, он остался прежним, все та же половина усеченной четырехгранной пирамиды, спереди прикрытая бронированным воротником. Забрало открывается все так же – оно съезжает вперед и падает на нагрудник.

В-третьих, вооружение. Помимо автоматической рельсовой пушки, я взяла два крупнокалиберных пистолета в набедренные кобуры, а на нагруднике уместилась кобура с револьвером, который заряжался 13мм патронами на усиленном порохе, с 60мм гильзой. Отдача у этого монстра была под стать, даже у скафандра руку подбрасывало. Зато, особая бронебойная пуля прошибала до 80мм гомогенной стали. Однако был и минус – длина ствола составляла добрые двенадцать дюймов, из-за чего кобуру для револьвера пришлось делать довольно сложную – с возможностью ограниченного поворота как минимум.

Надев броню и пройдясь по полигону, я поняла одну очень важную вещь. Я напрочь забыла, что Абжи ростом явно не два метра, а всего полтора, ну метр шестьдесят с копейками благодаря экзоскелету. В итоге, появилась новая проблема – магнитно-линейная пушка в длину была почти два метра... и в стандартных зацепах за спиной уже не помещалась, ибо на треть торчала из-за плеча. Недолго думая, обрезала до метра с четвертью, а за другим плечом подвесила метровой длины насадку-ускоритель. Так получилось даже лучше, укороченный автомат стал в два раза скорострельнее, хоть и потерял и сильно потерял в пробитии.

Боеприпасы к пистолетам хранились в заплечных контейнерах, пистолеты заряжались с помощью сложного, но очень полезного механизма – при перезарядке я просто вытряхивала пустые магазины, а система фиксировала кисть и вставляла новый магазин, подав его из контейнера по специальным рельсам. Магазинами к автомату я обвешалась, как новогодняя елка игрушками, а ведь было еще четыре спидлодера к револьверу...

В общем, при взгляде в зеркало я поняла, что для полноты картины мне не хватает минигана и лент с патронами крест-накрест. Пушистый Рембо, блин.

Следующим пунктом в списке снаряжения были накопители Пси. Пихать их пришлось в небольшую сумку, которую я прицепила снизу к генератору щита – получился подсумок, до которого я точно не доберусь без чьей-то помощи. Но зато я смогу на одних накопителях запустить танковую роту в космос, на стационарную орбиту.

Да, я помню, что в мире, куда позвали Абжи, нет магии. Но я-то не маг, я псионик, так что, на меня подобные ограничения распространяться не должны. Или же этот Макс Хаос смешал и магию и псионику в одну кучу, тоже вариант.

А потом я вспомнила, что неплохо взять с собой еды и воды, просто на всякий случай. И бумагу, наверное. И спички... в общем, скафандр обзавелся еще парой сумок, закрепленных сзади, а я почувствовала себя хомяком. Пихать больше некуда, но я все равно найду куда, и запихну. Если бы я точно знала, что пространственные карманы будут действовать в Тумане и в другом мире, я бы так не рвала перья.

Еще час ушел на то, чтобы повторно поймать Лилай, переспросить, все ли она помнит – при этом меня послали за приключениями, сказав, что достала – потискать перед путешествием Фокса, написать записку Абжи, присесть на дорожку – диван под весом скафандра сложился сам в себя, но я его быстро отремонтировала – и только потом, чуть ли не перекрестившись, шагнуть в мерцающее марево портала.

«Ошибка – обнаружена потеря мощности»

«Активирую протокол сбережения энергии в условиях агрессивной среды»

«Утечка устранена; работа в штатном режиме»

Как же я... люблю это место. Главное, чтобы накопители не разрядились, а то навесить защиту и на них я просто не смогла – и так похожа на перегруженный грузовик с картошкой.

А теперь, вопрос номер один. Куда мне отправляться? Нет, не так поставила вопрос. Как мне отправиться к этому Максу Хаосу? Координат он в сообщении Абжи не оставил. Но, в принципе, что мне мешает спросить? Канал я сохранила, а отправить в обратном направлении простенький текст не так уж и сложно. Остается надеяться, что раз уж я перехватила канал Абжи, то и идентифицироваться отправляющий должен как Абжи. А то только зря экипировку переделывала.

Нащупав канал, и предварительно проверив его, отправив «в эфир» простой тоновый сигнал, я сформировала и отправила текстовое сообщение, на русском.

«На связи запрошенный ДД, Абжи. Я в Тумане, куда отправляться?»

Ответ пришел довольно быстро.

«Абжи? Привет, земляк. Не слышал о тебе. Предупреждаю, здесь не очень уютно, поэтому нужна информация о тебе и твоих возможностях. И заодно – о наших собратьях. Знаешь кого-либо?»

В принципе, Абжи не знает Клеймора, а лично я вообще больше никого не знаю... так что, ответим так:

«Я о тебе тоже ничего не слышал. Боевой псионик, вооружен скафандром-экзоскелетом с высокими показателями защиты и мобильности, электромагнитным ружьем по типу «рельсовая пушка». Никого больше не знаю, ты первый, со мной связавшийся»

«Боевой молот сорока тысяч, не иначе. Отлично. Принимай образ точки выхода»

И тут я просто охренела.

Полученный пакет данных вызвал вспышку острой головной боли, звон в ушах, и, кажется, кратковременную потерю сознания. Потому что очнулась я, лежа на спине.

«Между прочим, это было больно. Готовь вазелин, потому что я намерен впихнуть в тебя нечто сопоставимое по размерам. А пока – стой на месте и никуда не уходи, я скоро вернусь»

И я быстро, даже мгновенно вывалилась обратно на Осколок. Лилай посмотрела на меня, молча пожала плечами и продолжила... читать учебник по высшей математике. Да, стабилизированной она явно нравится мне намного больше.

«Странно... Погоди. Тебе ничего не говорит имя Силай?»

Погодите, а канал что, не разорвался? Вот ведь... настырный.

«Я – ее подопечный, если так можно выразиться. А теперь подожди минут... хм... пять или десять»

Получив в ответ кивающий смайлик, я впала в ступор, который, впрочем, быстро прошел. Так что, следующим шагом стало создание ста пятидесяти дублей, которые, получив пакет данных, принялись его ковырять.

Через восемь с половиной минут я молча изучала результат, пытаясь понять – это я такая тупая, или надо мной издеваются? Пришлось, кстати, ловить Дрейва, так как без него я ни за что бы не догадалась про 11 ИЗМЕРЕНИЙ! Какие блин ненормальные существа мыслят в 11 измерениях? Как будто стандартных четырех мало, капец.

В общем, я снова выбралась в Туман, отправив по каналу не слишком четко оформленное предупреждение о скорой вазелиновой доставке, и принялась формировать проход в мир этого Макса Хаоса. Интересно будет, кстати, посмотреть на это существо.

Формирование, фактически, дыры в другой мир – на изыски не было ни сил, ни желания – требовало сильной концентрации. Проще говоря – я ничего вокруг не видела, всецело положившись на умные системы скафандра, которые сама и программировала. Теоретически, он должен был долбануть меня током, если ко мне приблизится что-то опасное.

– Как пройти в библиотеку?

Я поперхнулась и «упустила» формируемый энергетический каркас. Теперь заново собирать его... но сначала, определить, кто тут такой умный.

Вокруг никого не было, сверху тоже. Следуя простой логике, я посмотрела вниз, себе под ноги, и увидела Клеймора. Очень удивленного Клеймора.

– Три месяца программирования сигнальной системы перьями по ветру, – я открыла забрало – то, лязгнув замками, съехало по специальной рельсе вперед и упало с глухим стуком на нагрудник. – Ближайшая библиотека находится в другом мире.

– Эм... Силай?

Что? Как? Стоп, он же сам говорил, что магическими способностями не владеет, да и то, я замаскировалась так, что Сиррэн не узнала бы!

– А... ты меня как узнал?!

– А я не должен был? – удивление у того было неподдельным, что вызвало у меня еще больше вопросов.

– Я на полметра ниже и пола другого, тебя это не смущает?

– Да-а? – человек всерьез задумался, а у меня что-то сломалось в голове, кажется.

– То есть, по голосу совсем незаметно? Да нет, не может быть, у Абжи обычный мужской голос... ну, разве что чуть тоньше... и тише...

– Тебе идет.

Бл...

Клеймор завозился, и я сразу протянула руку, помогая ему встать на ноги. Тот посмотрел на меня сверху вниз, с задумчивым лицом, и так же задумчиво выдал:

– А я не знал, что метаморфизм заразный.

– Что? При чем тут... да, без Лилай тут не разобраться. В общем так, давай по новой. Кто-то мимо меня отправил приглашение в другой мир моему подопечному, которым я очень дорожу, так что я вместо него. Так что, сейчас меня зовут Абжи. Запомнил?

Клеймор несколько раз кивнул, но выражение лица меня не убедило.

– Еще раз... Меня сейчас зовут Абжи, потому что я под прикрытием. Пока понятно?

Мужчина кивнул, на этот раз убедительно.

– Делаю я это потому, что кто-то попытался без моего ведома вытащить моего воспитанника в другой мир. Пока понятно?

– Хороши воспитанники, если по мирам шастать могут...

– Он еще маленький, по мирам шастать, – пробормотала я, на краю сознания понимая, что сорок лет для кхарар – это не просто взрослый, но и старый. – В общем, чтобы его случайно не прибили, вместо него пришла я. И будь хорошим сме... человеком, обращайся ко мне в мужском поле и по нужному имени.

– Ладно. А что, придется долго обращаться?

– Я надеюсь, что нет, во мне от Дмитрия почти ничего не осталось. Это ведь не просто смена облика, а практически другое тело, с хорошо замаскированной аурой или как ее там, – я вздохнула и потихоньку начала формировать каркас прохода в другой мир. – А теперь, пожалуйста, не отвлекай меня.

– Вообще-то я не об этом спрашивал... Тебе нужна помощь? И вообще, куда ты намылилась?

– Если ты умеешь формировать проход в другой мир, основываясь на координатах в одинадцатимерном пространстве – то ты мне очень поможешь, – я дернула ухом. – А собираюсь я к некоему Максу Хаосу, он запросил помощь. Немагический мир, вроде как нужна помощь. Есть предположение, что это такая изощренная ловушка, но в то же время я могу и сама себя перехитрить.

– Куда уж нам, сирым. Так мне идти с тобой, или будешь дальше печально изображать одинокого волка?

– Большая часть слухов о волках-одиночках – распространенный миф, – автоматически выдала я, продолжая формировать проход. Вроде легче пошло, или мне так только кажется? – Но если хочешь – пойдем вместе. Правда, что тебе там делать – я не представляю, мир скорее всего технический, а значит, там будет современное, если не футуристическое, стрелковое оружие и средства защиты.

– Это хорошо, если будет. А то у меня военторг накрылся.

– Ты где-то закупал оружие? Хм, да, не плохо ты вооружен, не заметила сразу, – я покосилась на свое чудовище общей длиной сантиметров сорок, по ошибке называемое револьвером, и замолчала. Сама я была оружием увешана как елка иголками.

– Ну-у, можно и так сказать. Заглянул в заброшенный музей.

– О, музей это хорошо... стоп. Ты заглянул в музей и вышел вооруженным? Все с вами ясно, люди, – я покачала головой и запитала первый контур конструкции, постаравшись свести энергопотери к минимуму. Не факт, что я смогу быстро восстановить запас энергии.

– Увы, там было не до сантиментов. Да и смотрители точно уже никому не пожалуются.

– Музей был заброшенный, это логично, – я сравнила объем проделанной работы, объем работы, которую надо было сделать, и в очередной раз поняла – а я у себя дура.

Или скорее индусский программист, если следовать стереотипам. Взяла и перемудрила конструкт, ну кто я после этого?

В общем, с третьего раза открыть проход получилось буквально за полминуты. Не знаю, какими должны были быть эффекты, но в качестве результата я получила прямоугольную область высотой два метра и шириной один. Абсолютно черную область, да еще и выглядящую одинаково со всех сторон – специально обошла по кругу.

– Ладно, рыцарь без страха и упрека, пошли? – я подняла забрало – щелкнули замки, внутренняя поверхность шлема превратилась в один единый экран, позволяя видеть все снаружи. – Интересно, эта... область свет поглощает?

Передернув плечами, я решительно шагнула в портал.

– Абжи, у тебя дедушка, случайно, не Малевич?

– Если на то пошло, то у моего дедушки не было имени вообще, – я быстро осмотрелась, пытаясь понять, где мы находимся.

По ту сторону перехода было очень темно, и тихо. Комплекс датчиков тут же принялся сканировать окружающую обстановку, и первый же отчет позволил похвалить меня за предусмотрительность – со свободной энергией было очень плохо.

– Я ничерта не вижу.

– Да, темновато.

Система автоматически включила ПНВ, но толку от него было не слишком много – слишком мало света. Следом активировались тепловизор и эхо-локатор, а специальное программное обеспечение отметило все более менее значимые объекты. И самым важным по мнению системы было чье-то тело. Я сразу выхватила пистолет.

– Клеймор, там кто-то стоит. Проверишь?

Неожиданно, тело зашевелилось, и, кажется, открыло глаза.

– Гутен таг, комераден.

Немецкий что ли? Неизвестный осмотрел нас, и спросил:

– И кто из вас Абжи?

Я не успела ответить, это сделал Клеймор, да так, что я с трудом удержалась от смешка.

– Кастрюльчатое. А вы, собственно, кто?

Да, я и правда похожа на кастрюлю, наверное. Здоровая, металлическая и приземистая... Надо что-то делать с дизайном скафандра и срочно.

– Инспектор Макс Хаос. Маг. Бывший ролевик. Спасибо, что прибыли, – он коротко кивнул, я мысленно выругалась – из-за темноты я не могла разглядеть его подробнее. По телосложению – человек как человек.

– Коп, что ли? – я тихо хмыкнула и принялась изучать результаты сканирования среды.

В принципе, ничего интересного. Обычный техногенный мир, таких должно быть полным полно. Нормальный состав атмосферы, про почву не знаю, надо брать образцы и тащить их в лабораторию. Все-таки я воевать пришла, а не исследованиями заниматься, и скафандр соответствующий.

Клеймор и Макс Хаос оживленно беседовали, причем говорил в основном Макс. Я не особо вслушивалась, все равно основные моменты вычленяются автоматически, в фоновом режиме.

А пока я пыталась рассмотреть позвавшего нас бывшего землянина. Хм, дожили, люди теперь мне все на одно лицо. Интересно, это освещение такое, или этот Макс действительно серокожий? На лице какая-то татуировка, вроде птица. Я мысленно покачала головой, никогда не понимала страсть людей к наколкам, да и Дмитрий в свое время тоже не понимал.

Вся болтовня двух вроде-как-людей сводилась к следующему:

Город захвачен боевыми шагающими машинами и неизвестным образом ожившей техникой. Каким образом техника смогла ожить – Макс не знает. При этом он может использовать некое защитное поле и лазерный резак. Интересно, почему ему недоступно остальное? Техника вроде работает стабильно. Или он имел в виду магические способности?

Как я уже говорила, со свободной энергией в этом мире было очень плохо. Скажу даже больше – ее почти не было. Хорошо быть псиоником и не зависеть от внешних сил, но в то же время – если энергия не может проникнуть в мир, то смогу ли я как-то воздействовать на него? Практика покажет.

И шанс проверить свои навыки появится очень скоро. Появилось информационное окно интерфейса, в котором говорилось, что к нам приближается неизвестный объект весьма крупных габаритов. Результаты работы сенсорных модулей прилагаются.

– Так и думал, что нечего нам тут стоять...

– Все мы умны задним числом, – я достала револьвер, взвела курок – раздался громкий щелчок. – Макс Хаос, насколько эффективна защита целей? Сравнительно с катанной гомогенной сталью, желательно.

Человек задумчиво посмотрел на револьвер.

– Не имел возможности проверить их защиту, но можешь рассматривать противников как монолитные гранитные блоки.

У Клеймора при этом округлились глаза, но я не поняла – это от слов или от размеров моего оружия. Если связано с последним, то он еще магнитно-линейный автомат не видел.

Из-за угла дома – я уже говорила, что мы стоит на заднем дворе частного дома? Нет? Какое упущение – вышел... вышло... не знаю, как назвать это издевательство над робототехникой. Высокий, бочкообразный, защищенный металлом, голова относительно маленькая. А еще датчики регистрируют какую-то энергетическую оболочку.

Я успела заметить, как Клеймор в очередной раз сделал круглые глаза, и выпалил, одновременно выхватывая свой револьвер:

– Что это за штука?

Машина повернулась в мою сторону, задержалась на мгновение, затем уставилась на Клеймора. Просканировав – а больше ей делать нечего – и его, она посмотрела на Макса. Тот в свою очередь взмахом руки установил что-то вроде барьера. Правда, у меня возникли сомнения в эффективности этой преграды – эта махина, если не прострелит, то просто продавит, скорее всего, робот заметно проваливается в землю.

«А может и выдержит», подумала я, когда машина резко вскинула оба манипулятора, и дала очередь в сторону Клеймора, и какой-то фонящий ЭМ-излучением заряд в Макса Хаоса. Щит обстрел выдержал спокойно.

– Забавно, – я тщательно прицелилась и выстрелила в противника из револьвера, о чем тут же пожалела. Звук выстрела оказался сравним с выстрелом из пушки калибром миллиметров шестьдесят. – А об этом я не подумала.

Макс Хаос неожиданно пошатнулся, но удержался на ногах, а я поняла, что своим выстрелом разрушила установленный им барьер.

– Бежим или деремся? – Клеймор, не дожидаясь ответа, выстрелил из своего револьвера. Звук выстрела и вспышка на фоне моего чудовища выглядели бледно, да и результат – на барьере машины появилась легкая рябь. Человек выругался, а я сделала еще один выстрел. Все равно скоро сюда все сбегутся, эхо, если верить электронике, до сих пор гуляет.

Появился график нагрузки на плечевой, локтевой и кистевой суставы. Показатели пока в норме, перегрузок нет. Я чуть склонила голову набок, и один за другим достреляла оставшиеся три патрона из барабана, стараясь целиться в одну точку. Черт его знает, что у него там за щит, может, это несколько эффекторов, образующих сегментированную сферу.

Последняя пуля все-таки пробилась сквозь щит, но не нанесла какого бы то ни было серьезного урона, разрушившись от удара о броню. Вот только, разлетевшиеся осколки явно не были металлическими. Мне стало очень интересно, из чего же сделан этот механизм... предвкушаю интересное занятие, я уже не жалею о том, что сюда пришла.

В это время Макс Хаос активировал какое-то оружие, подозрительно похожее на световой меч из звездных войн, и нанес два удара, крест-накрест; судя по всему, барьер ему пробить не удалось, а вот вывести из строя оружие – очень даже. На землю упали примерно половина от стволов в каждом манипуляторе.

Робот издал какой-то невразумительный звук, после чего развернулся и побежал. Ну, как побежал... судя по показаниям приборов, его и обычный человек обгонит. Впрочем, ему хватило скорости забежать за угол дома.

– Не дайте ему уйти! – выкрикнул Макс, отойдя к стене дома.

– Все равно от него никакого толка, – пробормотал Клеймор, убирая свой револьвер в кобуру, и тут же крикнул: – стреляй, Абжи!

– Время полевых испытаний, – я тоже убрала револьвер, после чего достала магнитно-линейный автомат, и, подумав пару мгновений, и насадку. С щелком превратив автомат в двух с четвертью метровую автопушку, я побежала следом за убегающим роботом. Теоретически, можно было стрелять сквозь дом, но я не знала, по какой траектории этот хакнутый робот бежит. А прошло уже достаточно времени, чтобы вероятность попадания при стрельбе вслепую снизилась до критически низкой.

Но, в принципе, зря я думала, что у этой машины хороший искин. Робот бежал по обычной прямой, так что, я быстро «захватила» его прицельными системами и дала очередь в три патрона.

Грохот выстрелов на этот раз был сравним с залпом линкора, и теперь я точно была уверена – к нам сейчас все подряд сбегутся. Недоработала что-то, надо как-то решить вопрос с чрезмерным уровнем шума при стрельбе. Но зато какой эффект! От первого попадания робота чуть ли не разорвало пополам, от второго все-таки развалило, а третьим окончательно разметало.

– И все равно, слишком шумно. И расход энергии какой-то дикий, – я сверилась с графиками, показывающими, что на три выстрела я потратила столько же энергии, сколько требует средний частный дом в год.

– Абжи, хорошее оружие. Клеймор... Клеймор, блин! Мне тебя отрекомендовали как метаморфа, мастерски владеющего своим телом, даром и сталью!

– Мои мечи не лазерные, магистр.

Я не стала возвращаться, предпочтя занять позицию и ждать противника. Что-то мне подсказывало, что они скоро придут.

– Разве что. И я не магистр. Я мастер. Гребаный мастер гребаных Сил, которые не отвечают на мои команды в этом гребаном мире. И если у Абжи есть его большая пушка, и он крут, пока не кончатся патроны, если я по-прежнему способен держать защитное поле и махать этим артефактом, то что можешь ты?

– Сейчас – могу драпать, пока сюда не пришли друзья той штуковины. Давайте обсудим проблемы где-нибудь в безопасном месте, окей?

– Пожалуй, ты прав. А самое безопасное место здесь... Бездна! Мне тупо нужна энергия!

Не знаю, долго ли они бы там спорили, но фоновое внимание принялось настойчиво стучаться, заставляя посмотреть на графики сейсмодатчиков. Как и предполагала, к нам полгорода бежит, как минимум.

– Сейсмодатчик регистрирует многочисленные объекты, идентичные уничтоженному. Рекомендую покинуть зону.

– Направление на них есть, Абжи?

– Могу с гарантией сказать, что бегут со всех сторон, – я сверилась с графиками и результатом работы одной из аналитических программ. – Точное число объектов установить невозможно, но до ближайшего не больше двух сотен метров. Скорость сближения низкая, рекомендую уклонение от боя, у моего оружия не слишком высокая скорострельность.

– За мной, – Макс Хаос пробежал за моей спиной, пересекая дорогу, после чего исчез в тени от дома. Следом пробежал Клеймор. Пожав плечами, я побежала следом, по пути случайно снеся небольшой заборчик. Роботы, если и бежали за нами, то не слишком усердно. Или, что вероятнее, просто не догнали.

Так как простой бег по относительно пересеченной местности не требовал ровным счетом никаких усилий, я решила временно заглушить фокус – небольшой трюк, основанный на фоновой обработке данных. Проще говоря, если все спокойно, я не воспринимаю реальность, механически переставляя ноги.

Восстановила восприятие я только когда мы вышли к чему-то, сильно похожему на электростанцию. По крайней мере, фонило от комплекса именно как от электростанции, судя по показаниям приборов, геотермальной. Но получше изучить показания приборов я не успела – из-за забора вылетело несколько летательных аппаратов, квадрокоптеров. Те были снабжены прожекторами и каким-то подвесным оружием. Я быстро вскинула автомат и прицелилась, но стрелять не спешила.

– Твою ж медь... – пробормотал Клеймор, прикрываясь только что выращенным из левой руки массивным круглым щитом.

Макс Хаос поступил... неожиданно: он выставил щит и со всех ног побежал в обратную сторону, вызвав у меня легкое недоумение. Как с массивными роботами лицом к лицу стоять – так без проблем, а как с квадрокоптерами встретился, сразу бежать. Тем более что если брать тех роботов за пример, эти летающие машины были весьма слабо вооружены.

Клеймор начал пятиться следом за Максом, но с ним-то вопросов не возникало. Кажется, не стоило его с собой брать, убьют еще.

– Сейчас сюда все сбегутся, – я сняла насадку, убрав ее за спину, и одной единой очередью прошлась по всем летающим аппаратам. Но вообще, зря я так, можно было и одиночными обойтись – квадрокоптеры разлетались на куски от одного попадания. Перерасход боеприпасов – это не хорошо.

Бегущий Макс Хаос резко остановился, коротко выругался и повернул в обратную сторону. Хорошо, все-таки, иметь камеру на затылке, видеть выражение лица этого серокожего мне почему-то очень нравилось.

– Отлично. Этой опасности больше нет, но те, что шли за нами, теперь спешат сюда. Вперед. Нам нужно попасть внутрь.

– Кто-нибудь мне объяснит уже, куда мы бежим?! – кажется, у Клеймора начали сдавать нервы.

– Ты же хотел в безопасное место?

– Что-то пока тут не особенно безопасно.

– Внутри есть доступная энергия. Можно будет развернуть достатчно мощное силовое поле.

– Твое поле выдержит массированный обстрел со всех направлений? – я даже не стала скрывать скепсиса. – Захват электростанции – не слишком разумная идея.

– С такой подпиткой – выдержит! – Макс Хаос довольно самоуверенно оскалился, но моего скепсиса это не развеяло.

– И даже артиллерийский обстрел? И десант выдержит, и танковый прорыв?

– Даже и такое. Недолго, правда. Но ни артиллерии, ни танков мы здесь не встретим.

Я посмотрела на Клеймора, внутренне ожидая, что тот меня поддержит, но он просто кивнул с постной миной.

– И все же, я бы предпочла избегать таких крупных объектов. Это непродуктивно.

– А как бы действовал ты, Абжи? А ты, Клеймор?

– Уход в сторону от города, для разработки плана.

– Я бы первым делом спрятался и придумал план. Очень надеюсь, что этим мы сейчас и займемся, – ну, хоть здесь он меня поддержал.

– Вот этим мы и занимаемся.

– Вот и славненько. Мы ищем дверь или сломаем стену?

– Да. Великолепная идея – спрятаться на самом крупном и важном объекте в городе, в надежде, что нас тут не сильно побеспокоят, – я хмуро проводила взглядом Макса Хаоса, прошедшего мимо меня. – Твоя логика великолепна, Макс Хаос.

– О да, прятаться неизвестно где, без магии, энергии и бесконечных патронов гораздо более умная идея, – Макс огрызнулся, я же еле сдержала довольно неожиданное желание открутить ему голову. К чему бы это? -Ты не понимаешь, что для каждого трижды проклятого холодильника в этом городе мы будем светиться как три новогодних елки, и они не преминут рассказать об этом любому оказавшемуся на связи боевому роботу? Где-то здесь должна быть дверь.

Серокожий завернул за угол стены.

– О, вот и вход на станцию.

Я же не спешила идти за ним. Либо он частично глух, либо просто проигнорировал мои слова, в любом случае, и то и другое вызывало у меня легкое недовольство.

– Я еще раз повторяю – следует уйти из города. Я не забыл, что ты говорил о бытовой технике, поэтому я рекомендую покинуть населенный пункт для разработки плана. Я не понимаю твоего стремления захватить станцию, особенно в свете того, что ее нам будет необходимо покинуть. Как ты собираешься прорываться сквозь оцепление?

Макс Хаос, оглянулся, вздохнул и, остановившись, развернулся ко мне.

– Мы не можем покидать этот город. Тогда у нас просто не хватит времени. Наблюдатель, когда направлял меня сюда, сказал, что у меня будет не больше трех дней на решение проблемы. После этого мир будет проще закрыть. Но пока эти три дня не кончились, все события происходят только здесь, в этом городке. Это во-первых. Во-вторых, даже если мы уйдем из города, нас будут преследовать и искать. В-третьих, как ты мог заметить, все противники относятся ко вполне привычной технике... Не без оговорок, но относятся. Не просто получить доступ к энергии, а забрать её у противника – архиважно. Ну и в последних – если я получу доступ к энергии этой станции, то... Ну, вряд ли я смогу испепелить город, но уничтожить всех преследователей может получиться в более чем половине случаев.

Я не спешила сразу бросаться следом за Максом, предпочтя сначала разобрать его план детально.

Итак, срок на выполнение некоего задания – три дня. Скорее всего, уже меньше, не больше двух с половиной. Далее – он уверен, что нас будут искать. Это логично. Но как нас собираются обнаружить, если мы затеряемся в лесу? Преследование так же станет проблемой для противника, простая логика – тяжелобронированные механизмы будут медлительны, а быстрые не доставят проблем. Так что этот момент еще обсуждаем.

Следом идет желание лишить противника энергии. И тут вырисовывается серьезная дыра – я уверена, что боевые машины снабжены емкими автономными источниками питания, аккумуляторами попросту. И я уверена, что заряда в них точно хватит на три дня. В сухом остатке выходит, что попытка отключить станцию приведет к большим проблемам – Макс Хаос лишится своей подпитки, и прорыв сквозь оцепление ляжет целиком на мои плечи. Зарядов взрывчатки с дистанционным взрывателем или взрывателем с таймером у меня с собой нет.

– Давайте по крайней мере отложим разбирание по винтикам до безопасного места, ок? А то стоим и трындим как идиоты, ожидая, пока нас отымеют, – недовольно сказал Клеймор, но я предпочла решить все вопросы здесь и сейчас.

– Как много энергии ты можешь держать в личном резерве? На мощный удар для прорыва хватит?

Макс Хаос скривился, и я убедилась, что попала в точку.

– Личный резерв... не так много. Но пропустить через себя я смогу всю мощность энергостанции.

– Таким образом, ты не собираешься ее отключать, – я убрала автомат за спину и скрестила руки на груди. – Я спрошу еще раз, ответь коротко и по существу. Почему ты стремишься именно на эту электростанцию?

– Потому что это самый близкий и мощный источник свободной энергии. Энергия даст нам возможности, понимаешь? – серокожий посмотрел на меня, как на дуру, но я проигнорировала его взгляд.

– Уточнение – это даст Тебе возможности. Не Клеймору, которому это намного нужнее, а именно тебе, – я бы покачала головой, но из-за шлема все равно было бы не видно. – Я предлагаю другой вариант. Мы возвращаемся в город, отлавливаем одного из роботов, и я как минимум определяю, откуда они получают команды. Отследив центральный узел связи, мы сможем определить ядро контролирующей системы, и уничтожить его, нейтрализовав тем самым машины.

– Бла-бла-бла... И мы всё ещё трындим, – снова Клеймор. Но я его понимаю – у него нет возможности убедиться, что сейчас мы в безопасности.

– Прекрасно, – Макс Хаос кивнул. – Это как раз укладывается в доступные тебе возможности. Действуй. А я обоснуюсь здесь. Знаешь, Клеймор, это проблема всех нас. Мы неимоверно круты каждый в отдельности и совсем не горим желанием договариваться... А придется. Ты со мной или с Абжи? Или у тебя есть свой план?

– У меня есть идея, но если вы двое продолжите ссориться и не поможете мне, то я просто где-нибудь подожду, пока меня не выбросит домой.

– Не советую тебе ждать, пока вытянет. Это будет как только, так сразу... И скорее поздно. Хорошо. Я готов помочь. Между прочим, безопасное место я искал по твоему предложению.

– Идея не особо глобальная, но мой вкус это уже что-то, – несколько задумчиво сказал Клеймор. – Как вы наверняка оба заметили, я пока был не особо полезен. Со стальными клинками здесь много не навоюешь. В общем... Я согласен с Абжи: нужно каким либо образом отловить одного робота и вывести из строя, не разнеся при этом в труху. Если эти штуки изначально предназначались для борьбы с себе подобными, значит, и оружие у них должно быть соответствующее. И если нам повезет, эти пушки можно будет установить на меня.

– Твой план, Макс Хаос, подразумевает использование только твоих возможностей, игнорируя наши с Клеймором. Захват станции – необдуманный, непродуктивный, неэффективный метод, не дающий нам возможности определить, где находится источник проблем. Насколько я понял, нам необходимо разобраться с причинами, по которым машины неожиданно ожили. Как ты собираешься разбираться с этой проблемой со станции? Соберешь ты всех роботов с округи, что это даст? Даже если ты их уничтожишь, используя энергию электростанции, это не позволит найти решение проблемы. Необходимо изучить один из этих механизмов, а не устраивать геройские набеги на самые крупные и важные объекты.

Макс задумался на несколько секунд, после чего ответил:

– Хорошо. Я думаю, Абжи, ты способен приготовить голема к разделке на запчасти? Что же насчет отловить... Они уже движутся сюда. Если я закреплюсь на станции, то на вас, как на менее опасную цель, они целенаправленно охотиться не будут.

– Если тебя запрут на станции – прости, но вытаскивать тебя я не полезу. Конечно, с большой вероятностью местное оружие для меня безвредно, но я не уверен – чувствуется что-то... странное, сложно сказать, – я задумчиво осмотрелась. Приборы, конечно, ничего не регистрировали, но я все-таки псиоником не просто так себя называю. Анализ ощущений дал слишком много результатов, но более 70% из них с критически большой вероятностью могли развиться в серьезные неприятности. – Клеймор, если ты не собираешься идти на станцию – нам следует занять позицию в стороне от нее. Думаю, моих возможностей хватит, чтобы скрыть нас обоих.

Наконец, у метаморфа кончилось терпение.

– ДА ЕБИСЬ ОНО КОНЁМ! Я иду ловить робота, песик – со мной! Инспектор – на станцию, поднять щиты, приготовиться к нашему прибытию, продумать подрыв с электромагнитным выбросом, вашу мать!

Макс Хаос, посмотрев на Клеймора, молча пожал плечами, кивнул и направился к входу на территорию станции. Я же, проводив человека – человека ли? – взглядом, посмотрела на своего несколько неожиданного напарника.

– За песика ответишь, но потом.

Не дожидаясь ответной реакции, я, убедившись, что в радиусе полукилометра ничего подозрительного нет, быстрым шагом пошла к лесу. Ну, как лесу – скорее, это был ухоженный парк, но все же лучше, чем ничего. Нужно было занять позицию, замаскироваться и ждать, заодно и проверю псионику – остается надеяться, что телекинез будет работать на той же дистанции, что и в лаборатории. Нет, я вполне могла точечно отстрелить все манипуляторы, но в данный момент это было не рационально. Хотя, если псионика в этом мире будет действовать из под хвоста, придется стрелять.

– Не факт, что они погонятся за нами. Нужно привлечь внимание.

– Нам и не нужно, чтобы за нами гнались, – я осмотрела позицию – земля достаточно слежавшаяся, но скафандр все равно оставлял достаточно заметные следы. Надо подумать.

– Мне понадобится яма. Лучше где-нибудь на дороге, и чем больше, тем лучше. Сделать сможешь?

– Яма? Не понимаю, зачем она тебе, – я коротко махнула хвостом, чуть не сбив им тоненькое деревце, и достала из подсумка кристалл с Пси-энергией.

– Да все затем же. Я не танк, на меня пушку краном не смонтируешь. Надо, короче.

– Не сейчас. Я засек несколько целей, идущих со стороны города. Расстояние... навскидку, метров шестьсот. А теперь стой смирно, попробую обеспечить нам маскировку.

Сжав кристалл – раздавить его не получалось даже в скафандре – я сформулировала команду и попыталась отдать ее миру, но вполне ожидаемо потерпела фиаско. Все-таки, это было бы слишком просто.

Обеспечить полную невидимость можно множеством способов, но я выбрала два простейших, которые точно сработают даже в этом мире. Первый – сфера, на поверхности которой проецируется то же, что и внутри, но без скрываемых объектов. Второй – небольшая пространственная складка, где прячутся объекты. Первый требует меньше сил и контроля, но при этом его нетрудно обнаружить с помощью эхолокатора, тепловизора и других приборов, кладущих болт на визуальную составляющую. Второй выжрет кристалл за полчаса, не позволяет двигаться, требует концентрации, но зато прямо сквозь тебя может танк проехать – фактически, объекты будут находиться в другой плоскости пространства.

Немного подумав, вариант со сферой я отмела – машины явно снабжены нужной для обнаружения техникой. Так что, убедившись, что Клеймор стоит на месте, я подошла вплотную и, сформировав алгоритм, запустила его на исполнение. Кристалл Пси внешне никак не изменился – все-таки, светится он будет только при утечке – но я-то видела, как энергию из него начало вытягивать словно пылесосом. Пространство вокруг нас пошло волнами, секунду все в радиусе трех метров сильно искажалось, и мы с Клеймором на мгновение словно провалились сквозь землю. Впрочем, лишь на мгновение – не самый приятный визуальный эффект создания пространственного кармана, и, честно говоря, я до сих пор не поняла, почему так происходит. Обычно псионика применяется без каких-либо эффектов.

– Дальше метра от меня не уходить, – буркнула я, сосредотачиваясь на удержании пространственной складки.

Цвета вокруг поблекли, пропали звуки, но в целом, было терпимо. А, еще воздуха нам хватит минут на пять, но больше складку все равно не удержать – затраты энергии оказались на порядок выше, чем я ожидала.

Клеймор почти никак не отреагировал, только свое оружие достал. Весьма интересно, похоже, он видел что-то серьезнее, чем визуальные эффекты наскоро созданной пространственной складки.

Ждать пришлось недолго, и вскоре мимо нас прошагали те самые роботы, один из которых я расстреляла из ружья. Шли двумя линиями в шахматном порядке, так что незаметно выцепить кого-то одного было невозможно. Всего машин было шесть.

Захватывать объект я решила телекинезом – блокирование или скорее даже разрушение шарниров ходовой части и манипуляторов, заваливание объекта на спину, а следом – бодрый отстрел оставшихся роботов. Потом придется бежать. И пусть Макс Хаос только попробует сказать, что обеспечить защиту он не сможет! Заберу на Осколок и отдам на растерзание Лилай, будет знать.

Вытянув остатки энергии из кристалла и раскрыв пространственный карман, я с некоторым усилием смогла разрушить все соединения ближайшего к нам робота, потратив всю заемную и две трети личной пси-энергии. Два фактора наложились друг на друга – прочность конструкции машин и специфика этого мира, из-за чего затраты энергии были выше на порядок. Следующим телекинетическим толчком я завалила робота на спину.

Действия с пси заняли меньше секунды, я как раз успела вскинуть ружье. Еще чуть больше секунды, чтобы надеть насадку, после чего я вцепилась в цевье и сделала первый выстрел. От попадания снаряда ближайший механизм разлетелся на куски, через полсекунды та же участь постигла и второго робота. Чтобы уничтожить весь отряд, мне потребовалось меньше пяти секунд.

– Тебе эта яма нужна прямо сейчас, или предпочтешь заняться этим на станции?

– Если ты понесешь робота, то меня устроят оба варианта.

– Скучный ты, – я сняла насадку с ружья и убрала обе части оружия за спину. – Сколько тебе понадобится времени?

– Немного, чтобы обзавестись пушками. И целая куча, чтобы их подключить. Надеюсь, у них механический спуск...

Я коротко пожала плечами – все равно в скафандре этого не видно – и с помощью телекинеза начала рыть яму. Уплотнить пласт земли, вырезать его, поднять, бросить в сторону, прервать цикл по достижении глубины в два с половиной метра. Надеюсь, Клеймору хватит такой ямы, и так половину энергии из кристалла потратила. Нет, мне не жалко, но все равно, затраты чудовищные. В следующий раз надо попробовать создать локальный кинетический взрыв, по предварительным оценкам, должно быть эффективнее по затратам.

– Мутируй, только быстро.

Я не следила за рыцарем, а, кажется, зря; опомнилась я, когда в яму полетела очень знакомая рука, оторванная чуть ниже локтя. Короткий взгляд на камеру заднего вида, дабы убедиться, что Клеймора не рвут на клейморят, после чего я сконцентрировалась на происходящем в яме.

Не знаю, какие процессы происходили с рукой, пока я отвлекалась, но теперь в яме лежала странная пузырящаяся масса, весьма неприятная на вид. Поморщившись и передернув плечами и хвостом, я отошла от ямы подальше. Через несколько минут масса заполнила яму и даже изменила свой цвет, сливаясь с землей вокруг.

– Теперь осталось поместить туда голема, и я смогу начать свою часть работы, – Клеймор успел отрастить конечность обратно. Кажется, ему эта процедура неудобства не доставляла.

– Фу, ну и гадость, – я отошла еще на шаг от ямы. – Тебе нужен целый? Или хватит, если я туда обломков набросаю?

– Сойдет поломанный, лишь бы не в ноль распотрошенный.

Наверное, мне стоило сразу догадаться, что Клейморму потребуется более менее целый робот. Я осмотрела поле, усеянное обломками, посмотрела на вертящую головой тушку обездвиженной машины. Нет, этот мне еще понадобится, мне интересна его начинка.

К счастью, рыцарю повезло – один из роботов лежал ничком с внушительной дырой в груди, в остальном целый. Кажется, снаряд сначала пробил цель перед ним, и уже после попал в эту машину. Не знаю, что такое важное я ему вышибла, но этого хватило. Недолго думая, я притащила робота к заполненной какой-то гадостью яме и сбросила его туда.

– Давай де... что это?

Я почувствовала резкий скачок уровня свободной энергии. Спустя несколько мгновений в небо ударила ветвистая молния, а я поморщилась – столько энергии выбросить в трубу... Этому Максу Хаосу явно стоит поучиться более рационально использовать энергию. Хотя, если его второе имя описывает его суть, то не поможет.

Пока энергия не рассеялась, я сформировала из Пси кристаллы, и заполнила их энергией. Получилось не так, чтобы много – всего три – но запас карман не тянет, как известно. Станцию накрыл защитный купол неизвестной мне природы.

– Эх, мне бы сюда хотя пару комплексов из лаборатории... – пробормотала я, краем глаза наблюдая за возней Клеймора. – О, обстрел пошел. Клеймор, друг мой, если ты не поторопишься, то отскребывать твою смертную тушку от земли будешь сам.

– Это сложнее, чем я думал. Придется повозиться какое-то время... Можешь не ждать меня, если уверена, что справишься одна.

– Не пали контору, придурок, – прошипела я, но Клеймор уже нырнул с головой в яму. Я почувствовала, как у меня весь мех встает дыбом. – Бр-р, меня сейчас стошнит... Никогда не знаешь, что тебя проймет...

Передернувшись, я подошла к обездвиженному роботу. Машина лежала на спине и вертела головой, или, скорее, модулем с системами наблюдения. Опустившись на колено, я постучала пальцами по его нагруднику. Сильно не хватало анализаторов и сканеров, но, в принципе, изучение механизма и материалов можно было отложить на потом. Сейчас важнее было определить, откуда приходят команды.

Простой перехват ничего не дал, хотя и показал, что робот активно передает какую-то информацию. Интересно, что за канал такой? Впрочем, неважно. Я сняла перчатку и сформировала на пальце короткий Пси-клинок.

– Итак, этап первый: вскрытие, – убедившись, что машина полностью обездвижена, я начала разрезать нагрудник.

Интересно, что материалом служил отнюдь не металл, а вот что именно – с первого взгляда понять не удалось. Толщина нагрудной пластины была равна пяти сантиметрам, причем, пластина была не гомогенной – четко видно наличие как минимум двух материалов. Вырезанная пластина оказалась тяжелой, и если бы не телекинез – фиг бы я ее выковыряла.

Устройство машины вызвало у меня легкое недоумение. Я ожидала увидеть строгую, простую систему, созданную с целью достичь максимальной эффективности, а увидела переусложненную систему механики, электроники и еще чего-то. Хорошо хоть, все это безумие разделено на четко выраженные группы. Вот это явно системы балансировки машины, это, похоже, система контроля питания, тем более, что подключена она к источнику энергии, коим выступало нечто, в чем я с трудом опознала несколько аккумуляторов. Хм, а где генератор? Или он его просто нет? Ладно, потом разберусь.

Единственное, чего я не нашла, так это управляющего компьютера. Его в груди не было, что вызвало у меня еще большее недоумение. Куда его засунули? В задницу, что ли? Нет, я понимаю, что по статистике вполне может оказаться, что как раз задница была самым защищенным местом, но все-таки. Задумчиво постучав когтями по какому-то блоку, я переместилась к голове робота.

– Вскрытие показало, пациента собирали адепты Лилай, – я начала резать броню Пси-клинком. Надеюсь, в черепушке этого истукана будет что-нибудь интересное.

Через пару минут кропотливой работы я села рядом с роботом и глубоко задумалась.

Мне было очень интересно, кто додумался впихнуть ВСЮ тонкую электронику боевой машины в ее голову. По принципу мозгов что ли, которым место в голове? Бред какой-то, честное слово. Совершенно неэффективно и небезопасно. Голова, конечно, относительно небольшая, но с развитием вооружения попадать даже в такие небольшие цели становится значительно проще. Тем более что голова этой машины явно не была образцом защищенности.

Покачав головой, я сформировала несколько Пси-жгутов и подключилась к управляющему компьютеру. И тут же обнаружила весьма интересное инородное включение. И это был не модуль или программа, это был... призрак? Дух? Мелкий демон? Вот уж в чем не разбираюсь, так это в сортах демонятины, все одно, мишень для пулемета. Главное, что я успела заметить мелкую тварь и даже считать ее память за последние несколько дней. Не став церемониться с нежданным включением, я просто выжгла его простым Пси-импульсом.

Содержимое памяти машины было гораздо интереснее. Во-первых, я выяснила, что недалеко – относительно – находится робототехнический узел или даже завод. И даже смогла выдрать его координаты, хоть для этого и пришлось спешно вспоминать, как взламываются системы защиты и как расшифровывается закодированная информация. Во-вторых, я выяснила все частоты приема-передачи, а так же коды проверки «свой-чужой». Очень полезная информация. И, наконец, самым главным было то, что я выдрала из памяти несколько видео-рядов о последних событиях. Надо будет показать Максу Хаосу, ему будет интересно.

– Ну, все вроде. Клеймор, ты еще не утонул? – я обернулась к яме, одновременно надевая перчатку.

– Мне нужно больше времени, – раздался приглушенный голос Клеймора.

– У нас нет времени, – проворчала я, сверяясь с датчиками и одновременно доставая ружье и насадку. – Нас немного окружают.

Приближались уже знакомые роботы, достаточно быстро и целенаправленно. Меня это не слишком заботило, я была уверена – им мою броню не пробить, но вот Клеймору может серьезно достаться. Я вскинула ружье и...

– Прилетели, – я, чувствуя, как у меня мех встает дыбом, несколько раз впустую щелкнула спусковым крючком, после чего вытряхнула кристаллическую батарею. Вернее, то, что от нее осталось, несколько крупных кусков и облачко мелкой пыли. Вытащив запасную – их у меня было всего пять, откуда ж я знала, что вместо полутысячи выстрелов удастся сделать всего полсотни? – я зарядила ружье и разнесла на куски первого противника.

– Клеймор, ты можешь поторопиться?! – метаморф не ответил. – Ну да, проблема с боезапасом и толпа противников явно не повод чуть активнее шевелить тентаклями...

Одновременно с отстрелом машин я лихорадочно вспоминала все характеристики кристаллической батареи. Почему она внезапно стала в десять раз менее емкой, да еще и разрушаться начала? Что я не учла при испытаниях? Память услужливо подсунула мысль многолетней давности:

«Пока остановилась на идее энергетического оружия, использующего кристаллические аккумуляторы, благо я смогла сделать так, что те заряжались ото всех доступных источников энергии сразу».

Ото всех доступных источников сразу. Сразу...

– БЛ.....Ь, ДУРА-А-А-А!!! – дурным голосом взвыла я, одновременно вспоминая, что я не взяла гранат. Почему я не взяла гранаты?! Ну твою ж маму!

Наконец, Клеймор соизволил выползти из ямы – субстанция на поверхности вспучилась, и из нее выбралось...

– Гиперболический параболоид! – я с трудом удержалась от острого желания развернуться и всадить несколько снарядов в выползшее существо.

Существо было ростом около трех метров, очень массивным, даже огромным. Толстенные бронеплиты брони, массы плоти на конечностях и стыках, какое-то многоствольное чудовище в качестве оружия. Ужас, и далеко не тихий.

С глухим, странным звуком – больше похожим на выстрел из картофельной пушки, судя по воспоминаниям Дмитрия – орудие гиганта выстрелило. Система автоматически проследила траекторию снаряда, выдав вердикт – это не орудие, а недоработанный мусор.

– Валим отсюда нахрен, – голосом Клеймора произнесло чудовище.

– Видок у тебя ужасный, – меня снова передернуло. – Я тебе потом нормальную броню сделаю, только избавься от этого ужаса, ладно? А пока да, тикаем.

И, не дожидаясь ответа, я развернулась и побежала к станции, мысленно убеждая себя, что я бегу не от Клеймора, а от кучи роботов, и то, из-за внезапно скудного боезапаса.

Клеймор бежал следом, меняясь буквально на ходу. Странное устройство, закрепленное на правой руке и похожее на бурильную установку в миниатюре, активировалось, сверла раскрутились. Плиты брони поплыли по телу, ликвидируя зазоры и ослабленные зоны. Особенно отвратно выглядели какие-то трубки, похожие на выпущенные кишки – при беге те болтались, вызывая не самые приятные ассоциации. Фу... я, конечно, обычно не задумываюсь о красоте при проектировании экипировки, но это уже ни в какие лимиты не лезет, хоть стремись переменная в трижды бесконечность.

– Никогда, никогда я не буду проектировать биомашины. Ни за что, ни за какие печеньки, – на бегу бормотала я себе под нос, одновременно контролируя окружение. Вроде нас не окружали, но судя по интенсивности обстрела, противников вокруг было очень много.

До стены я добежала быстро, еще быстрее я нашла проделанную Максом Хаосом дыру. Вот только, пройдя сквозь нее, я затормозила и задумалась. А почему, собственно, меня не задержал барьер? Отличает своих от чужих? А как? В общем, я выглянула наружу и осмотрела стену, псионикой проанализировала барьер. Тот был весьма мощным, надежным, но что-то в нем было не так. Да и на месте дыры барьера попросту не было. Макс решил оставить нам лазейку?

– Рад, что вы дошли... Но как вы прошли через защиту?

Я оглянулась и посмотрела на серокожего. Покосилась на топающего Клеймора, снова осмотрела барьер.

– Макс Хаос, ты барьер к чему привязывал? – вкрадчивым голосом спросила я, мысленно готовясь к худшему.

– Я его не привязывал. Я его РАЗВЕРНУЛ. На всю станцию.

– Развернул? Ты просто поставил купол? Даже не контролируя? – я почувствовала, как у меня встает дыбом мех.

– Ты думаешь, его можно удержать без контроля?.. К черту. Что ты хочешь мне сказать?

Вместо ответа я подошла к стене и долбанула по ней кулаком. Усилители экзоскелета и бронированная перчатка справились со своей задачей, в стене образовалась дыра. И барьера на ее месте не было.

– Барьер привязан к стене, ее целостности. Ты хоть раз слышал о таком типе оружия, как сейсмическое? Один удар, и сюда можно строем заходить!

Я покосилась на пролезшего в дыру Клеймора. В расширенную дыру, стоит уточнить. После чего посмотрела на Макса Хаоса.

Ну, что можно сказать. Выражение лица у него было очень говорящим, наверное, таким же, как у меня, когда я поняла, почему кристаллические батареи стали в десять раз менее емкими.

– Что делать будешь, гений? У тебя есть план на случай пролома твоего хваленного барьера?

– Если кто-то помнит, то я предлагал взорвать станцию... У роботов таки есть защита от ЭМИ?

– Если нет – то их проектировал долба... э... альтернативноумный, – я прижала уши, недовольно смотря на Макса. Впрочем, из-за шлема тот все равно ничего не видел.

Макс Хаос посмотрел на дыру в стене, и ее начала затягивать пленка барьера. Я тихо фыркнула – опять полумеры.

-Да, план есть и заключается именно во взрыве станции. Но кто сказал, что наружу пойдёт какой-то там электромагнитный импульс? – человек косо усмехнулся.

Мы с Клеймором молча переглянулись.

– Отлично, кто-нибудь видел поблизости холодильник?

Кто о чем, а Клеймор о пожрать... или не пожрать?

– Какую температуру тебе нужно?

– Просто скажи, где холодильник. Мне нужен жидкий хладагент.

А нет, все-таки не о еде. Я включила тепловизор, да, перегрелся метаморф.

– С жидким... плохо. Здесь я такого не встречал.

– Тогда просто воды и пожрать.

Я молча хлопнула ладонью по забралу. Кажется, никто не обратил внимания, так как Макс махнул рукой в сторону стоящего вдалеке дома.

– Возможно, там что-нибудь есть. В остальных зданиях только механизмы и электрика.

Клеймор быстро ушел, я включила цифровое увеличение. Вот он дошел, вот сломал дверь, и зашел внутрь. Интересно, как он в дверной проем пролез-то?

Макс пошел следом. Я продолжала стоять рядом со стеной, в голове почему-то вертелась фраза «forever alone». Я что, такая незаметная?

Вернулся Макс, встал передо мной, смотрит, молчит. Я не выдержала и поинтересовалась:

– Я что, еще ниже стал? Или у меня второй хвост вырос?

Вдалеке что-то сказал Клеймор, но я не услышала – обстрел продолжался, шумно, да и далеко.

Макс Хаос ответить не успел. Машины, похоже, готовились к штурму, и сейчас он начался.

С резкими звуками вспыхнули коронные разряды вокруг зданий на территории станции, я почти мгновенно выхватила из-за спины ружье и насадку-усилитель. Макс зашатался.

– Ты что, себя к энергостанции привязал? Самоубийца что ли?!

И снова я не услышала ответ – роботы усилили обстрел, снаряды стали рваться непрерывно и в непосредственной близости от нас: пушки били по барьеру рядом с дырой. Я попятилась от стены, нервно осматриваясь.

– Клеймор! Хватай этого идиота и уходим! – я почувствовала, как задрожала земля. Не как от обстрела, сильнее. Намного сильнее. – Удар снизу!

С грохотом взломав покрытие, на поверхности появился странный робот, больше похожий на червя. Если черви бывают размером с поезд и вместо рта у них – бурильная установка.

Я успела только вскинуть ружье, когда червь сбросил десант – несколько десятков небольших паукообразных машин. И тут очнулся Макс Хаос.

Он что-то пробормотал, и воздух снова наполнили электрические разряды, что-то загрохотало, и щит... схлопнулся.

– Идио-о-от!.. – взвыла я, когда ударная волна снесла забор и разбросала стоящих за ней роботов. – Придурок!.. Лучше бы станцию сразу взорвали!

Откровенно психанув – давно я за собой такого не замечала, кстати – я долбанула по паукам Пси-ударом, вложив пятую часть личного резерва. Пауков по большей части раздавило, некоторых – стоящих по краю зоны удара – просто сделало небоеспособными. А я уже разворачивалась к наступающим противникам. И увидела Макса Хаоса, спокойно валяющегося в обмороке.

– Клеймор, твою мать, поднимай этого идиота и бегом отсюда! Дибил, дегенерат, нахрена он барьер снял, придурок?!

Не прекращая ругаться, я одиночными отстреливала роботов, быстро перестраивающихся и интенсивно отстреливающихся. Метаморф отрастил что-то вроде щупалец и поднял Макса, после чего... э, убрал его себе за спину. Контейнер у него там что ли, свежевыращенный? Неважно. Рыцарь несколько раз выстрелил по наступающим роботам, но я не стала проверять результат, не до того было.

– В какую сторону бежим? – Клеймор был просто нечеловечески спокойным. Вообще-то, мне такой же надо быть, но мозг уже откровенно клинило.

– Куда-нибудь нафиг отсюда. Бегом, м-мать! – я выстрелила еще несколько раз. – Бежишь впереди и туда, где меньше противников, понятно?! Ходу!

Клеймор выстрелил еще несколько раз – я с трудом удержалась от мата и пинков – и, наконец, побежал. Ну, как побежал, для человека довольно быстро, около двадцати-двадцати пяти километров в час, но на мой взгляд все равно медленно.

– Ты можешь быстрее, а? – я без труда догнала метаморфа. – Потому что если нет – мне проще тебя в Туман отфутболить!

Очнулся Макс Хаос, судя по всему, что-то сказал Клеймору и буквально свалился на землю. Когда я пробегала мимо, он оглядывался назад, а через секунду уже догонял меня.

– Скажи мне, соратник, а какого ты все-таки пола?

Я оглянулась на бегущего следом человека.

– У меня сейчас острое желание отбить тебе почки, а не отвечать на твои вопросы. Намек ясен?

Не знаю, понял ли намек этот серокожий, но он хотя бы заткнулся. Я же пыталась просто успокоиться, ну и понять, с чего бы это я так психанула. Что с первым, что со вторым успехов не было никаких, да и медлительность Клеймора откровенно напрягала. Дошло до того, что я поймала себя на концентрации Пси и формировании прохода в Туман.

Неожиданно рыцарь дернулся, повел носом, словно пес, учуявший что-то.

– Туда.

Я коротко выругалась. Затем еще раз, но уже на айналоре. Потом, подумав, добавила пару крепких выражений на разных земных языках. И только потом побежала догонять ставшего не в меру резвым Клеймора.

Через несколько минут мы добежали до здания, в котором я опознала склад. Судя по тому, с какой скоростью сюда бежал метаморф, склад либо пищевой, либо с запчастями. Ну а так как он нашел его явно по запаху, то точно пищевой. Простая логика.

– Вы двое! От вас никакого толку. Просто удерживайте роботов и дайте мне спасти наши шкуры, – бросил рыцарь и скрылся на складе. Я оскалилась.

– Спаси сначала свою, рыцарь, – прошипела я и отвернулась. Хочет геройствовать? Отлично. У нас есть один герой, серокожий, теперь будет еще и огромный и страшный, как жертва вивисекции. – Потому что я намерен отсюда свалить.

– Сейчас? – Макс хмыкнул. – Как хочешь. Передавай привет Силай... и спасибо за помощь.

– Нет, не сейчас, – я развернулась к человеку, смерила его взглядом. – Сначала я намерен подправить тебе морду. Кто там утверждал, что на станции нам ничего не грозит?

– Я этого не говорил, – мрачно посмотрел на меня Макс. Я чуть склонила голову набок. – Я говорил, что станция наиболее безопасное место в городе. Я говорил, когда мы туда пришли, что там нет боевых машин. Без станции выжить под вниманием стянутых со всего города големов у нас бы не получилось – и тем более не получилось бы уничтожить их большую часть одним ударом. И мало того, теперь я знаю, с кем мы столкнулись. Жаль, конечно, что ценой этого знания стала станция, но и это очень хорошо – теперь противник лишен так нужной ему энергии.

Он на несколько секунд замолчал и устало вздохнул.

– А твоя дамская истерика и вовсе была неуместна.

– Да, – я покивала, одновременно опуская ладони на рукояти пистолетов. – Неуместна. Равно как и твоя глупость, Макс Хаос. Ты глуп, если решил, что единственная электростанция в округе – безопасное место. Ты глуп, если решил, что она никем не охраняется. И ты показал себя еще более глупым, когда просто сбросил щит. Ты не учитываешь даже мое вооружение, мощность которого ты должен был оценить. Ты хотел показать себя героем? Ты показал себя глупцом.

Я, не убирая рук с пистолетов, посмотрела на склад, окинула его взглядом.

– Я привел сюда Клеймора. И он уйдет со мной. Будешь мешать – познакомишься с подкалиберным рельсовым снарядом. Вопросы есть?

– Конечно есть. Ты что-нибудь понял о наших противниках? – Макс ухмыльнулся.

– В отличие от тебя, я занимался делом, – я постучала пальцами по пистолетам. – В эти машины подсажены то ли духи, то ли мелкие демоны. Простая одержимость, если это вообще можно применить к технике. Все машины связаны с центром управления, робототехническим заводом, расположенным неподалеку. Так же я смог выдрать несколько видеорядов. И заметь, все это без лишнего шума и грохота взрывов. А что смог узнать ты, Макс Хаос?

Во взгляде Макса появилось уважение. Да неужели?

– О... Весьма неплохо. Тогда ты не удивишься, если я скажу, что станцию я разнес в схватке с их демон-лордом. Если я правильно понимаю, то он как раз и занимает тот роботозавод. Правда, я не очень понял, почему они внедрились в роботов, а не в людей.

– То есть, ты еще и внимание высшего демона привлек? – демонстративно накрыла лицевую пластину шлема ладонью.

Ситуация «радовала» меня все больше и больше. Мало мне было поспешных, невзвешенных решений Макса Хаоса, мало мне было того, что я сама как дура последняя чуть не осталась без оружия, так теперь выясняется, что на этой планете есть демон-лорд и он уже точно знает, где мы. И наверняка сюда идет настоящая армия машин, причем из нас троих только я и Клеймор можем дать отпор. Макс Хаос и тут оказался бесполезен. Уж не поэтому ли он вообще отправил клич? Потому что сам оказался совершенно не способен выполнить поставленную кем-то задачу? И кем поставленную? Не Артасом ли? Не удивлюсь, если и Абжи получил сообщение из-за этого бога.

– Знаешь, что? Мне надоело. Твоя глупость приведет нас всех к гибели, – я кое-как сняла шлем, глубоко вдохнула. – Прощай. Очень надеюсь, мы больше не встретимся.

Держа шлем в левой руке, я правой достала из подсумка несколько кристаллов, и за те же полминуты открыла проход, все такой же абсолютно черный. И, не оборачиваясь, шагнула в него.

Уже в мире Тумана я еще раз вздохнула и осмотрелась. У меня появилось давно забытое чувство, что что-то не так. Слишком резко все закончилось. Слишком странной была эта вспышка злости, верно сказал Макс, настоящая дамская истерика. Из-за чего? Как будто вся та ситуация действительно была настолько ужасна. Чисто теоретически, я бы могла выдержать и больше, но тем не менее, психанула. С чем же это все-таки связано?

– Нафиг, домой, все обдумаю дома.

Возвращение на Осколок было тихим. Не знаю, сколько здесь времени прошло, но вновь почувствовать себя полной сил было приятно. Сбросив броню, я приняла свой истинный облик и с наслаждением расправила крылья, потянулась. И чуть не упала, когда в меня живым снарядом врезался Фокс.

– Привет, – улыбнувшись, я почесала урчащего лиса за ухом. – Сколько прошло времени?

– Неделя, – я обернулась и увидела Лилай. Та помахивала хвостом и была непривычно спокойной. – У тебя?

– Не поверишь, меньше суток, – я вздохнула. – Хорошо, что я не пустила Абжи. Его бы там убили, очень уж... глупый попался напарник.

– Похоже, что просто невероятно глупый, – Рыжая чуть склонила голову, а я поняла, что у меня весь мех дыбом стоит. – Тебя искали Си-Ти, что-то очень важное.

– Хм, важное? Хорошо, – я буквально чувствовала, как возвращаюсь в норму. С некоторым сожалением я поняла, что пропадают эмоции, оставляя лишь холодный расчет. Да, пожалуй, мне и правда надо почаще выбираться в Туман и другие миры.

Сестра подошла ко мне и молча обняла, я не осталась в долгу. Недовольно тявкнул Фокс, лис не собирался делиться моим вниманием.

Через минуту я уже шла к себе в кабинет, по пути тиская лиса и слушая доклады Лилай и Абжи. В принципе, ничего серьезного не происходило, более того – все шло по заранее составленному мной плану. Отклонений не было, даже незначительных, тандем «Лилай-Абжи» душил любые отклонения в зародыше.

Приятной новостью было успешное внедрение очередной группы модификаций для кхарар, здесь тоже все шло по плану. Однако ни Рыжая, ни мой подопечный не знали, что именно хотят от меня Сиррэн и Тиррэн.

Они пришли сразу после моего ухода. По рассказам Абжи, Светлая была не очень рада моему решению отправиться лично, но в то же время отозвалась в весьма положительном ключе о моем желании защитить своих подопечных.

В кабинете нас ждал сюрприз. Сестры ждали нас, Сиррэн устроилась в моем кресле, Тиррэн стояла рядом. Уловив невысказанное желание сестер, я спустила притихшего лиса на пол.

– Абжи, Фокс, – они поняли и тихо вышли, крар прикрыл за собой дверь.

– Силай, для тебя есть крайне важное задание, – сходу начала Светлая, я прижала уши. Сестра осторожно опустила на стол угловатую, неровную сферу из серого материала. – Это – незавершенная Сфера Порядка. Высшая, и закончить ее должна ты. Это крайне важно. Мы можем на тебя положиться?

– Да, – коротко ответила я, мысленно готовясь к долгому затворничеству в лаборатории.

– Лилай, – неожиданно заговорила Тиррэн, Рыжая еле заметно вздрогнула. – Ты должна полностью восстановить свою Сущность.

– Сущность? Хаоса? – Лилай недоуменно хлопала глазами и как никогда была похожа на шебутного подростка. Темная молча кивнула, и сестры исчезли. Дубли, что ли? Впрочем, неважно.

– Я в лабораторию, – я потрепала по голове притихшую сестру и, забрав сферу, мгновенно переместилась в главную лабораторию.

Высшая Сфера Порядка. Все с большой буквы, судя по всему, какой-то эксперимент старших сестер. Зачем им такая сфера? Я даже не представляю, для чего может быть нужна такая. Предварительный анализ показал просто колоссальную энергоемкость, но в структуре были изъяны, неровности, которые так и хотелось исправить. Странно, что сестры не закончили Сферу без меня, может быть, несовместимость Аспектов, или как их правильно? Впрочем, неважно.


Эта задача поглотила меня. Я днями, неделями корпела над Сферой, но никак не могла добиться нужного результата. Обычная Сфера Порядка получилась, да, но ключевое отличие Высшей Сферы – качественно иной уровень как исполнения, так и наполнения. По словам Дрейва, Высшие артефакты нельзя даже хранить без защиты, они меняют все вокруг в соответствии со своими Аспектами. Но что бы я не делала, у меня не получалось. Я где-то ошиблась, где-то пошла не в том направлении, возможно, неправильно расставила приоритеты или акценты, но создать требуемое не получалось.

Сколько уже прошло времени – я не знала, но в голове было непривычно пусто. Я перепробовала все, что было возможно, но передо мной все еще обычная Сфера Порядка. Таких я могу в день по пять штук штамповать, без особого труда.

Я откинулась на спинку кресла, расправила крылья. На плечи неожиданно легли ладони Лилай. Я обернулась.

– Сколько ты уже здесь?

– Хм, а черт его знает. Долго. Я испугалась сначала, ты сидишь, не двигаешься. Что-то не так? Обычно тебе не требуется так много времени. Фокс опять учудил, пробрался на склад и переел.

– Сорванец, – я помассировала виски.

Что делать? Почему не получается? Эти вопросы вот-вот просверлят дыры в моей черепушке и начнут летать вокруг, скандируя на разные голоса. Это уже не просто переутомление, это, кажется, начало безумия. Ха-ха, может ли быть безумным Порядок? Похоже, я скоро это узнаю.

– Твое фоновое исследование, – я дернула ухом, которое из? И причем здесь это? – Природа эмоций и их воздействие, помнишь? Ты его еще начала сразу после того, как мы достигли соглашения.

Да, я помнила это исследование. Яркие эмоции Лилай и моя полная безэмоциональность наводила на определенные выводы, и я хотела проверить их.

– Я изучила информацию по нему.

Лилай замолчала, я снова посмотрела на Сферу.

– Ты задала основные тезисы, Порядок – отсутствие эмоций, Хаос – наоборот, их много и они крайне яркие.

– Я помню. Хаос – неконтролируемый, бурный рост, Порядок – сдерживание. Баланс определяет развитие, его скорость и направление.

– Переведи это в эмоции, – Лилай крепко обняла меня, чуть не придушив, и ушла. Я вновь осталась одна, и в голове поселилась еще одна мысль.

«Переведи это в эмоции».

Вдохновение, яркое, бурное, подобное Хаосу. Самоконтроль, строгость, холодный расчет, подобные Порядку. Баланс между ними рождает изобретение. Верны ли эти выводы? Действительно ли нужны эмоции, чтобы создать что-то Великое?

Я вернулась к Сфере, но действовать не спешила. Я просто не могла взяться за работу, словно что-то вносило диссонанс. Что-то мешало, мелькало на грани восприятия и отвлекало.

Высшая Сфера Порядка. Для чего же ты нужна? Для Созидания? Для Разрушения? Для Устрашения? Могущественный артефакт, но что же требуется для его создания?

Мне не помог ни тонкий расчет, ни тонкое воздействие. Упорядоченность структуры достигла максимума, и больше двигаться было некуда. Энергохранилище было заполнено до краев. Но все это – количество. Переход в качество не произошел, и не произойдет сам. Требуется что-то, катализатор, активатор, не знаю.

Эмоции? Что такое эмоции, кроме как химическая реакция организма, ответ на определенный раздражитель? Сиррэн не является живым существом, она материальна только потому, что сама этого хочет. То же самое с Тиррэн. Могут ли они испытывать эмоции, или это просто притворство, обман? Почему Лилай испытывает столь яркие эмоции, а я нет? Почему для стабилизации необходимо воздействие непосредственно на разум и суть, а не на тело?

Так что же такое эмоции?

Я взяла Сферу в руки, она была холодной. Идеальный шар, без единого изъяна, матово-серый, по-своему красивый. Сфера Порядка. Обычный артефакт, способов применения исчезающе мало. Что нужно вложить в тебя, чтобы сделать настоящим произведением искусства?

На плечи снова легли теплые, даже горячие, ладони Лилай.

– Си-Ти зовут, сказали, чтобы ты взяла Сферу с собой.

– Она не закончена.

– Они знают, сестренка, они знают.

Я сняла Сферу с подставки и направилась следом за сестрой. Почему-то она решила идти пешком, а я просто не знала, где нас ждут. Так и шли, но меня встревожила Лилай – она шла молча, опустив плечи и нервно подергивая хвостом. Что же случилось?

Мы прибыли в главный ангар. Здесь я держала всю более менее удачную технику, но места все равно было очень много. Посреди ангара как раз была свободная площадка тридцать на тридцать метров, и сестры стояли посередине.

На автомате я встала в центр площадки, и протянула Сферу Сиррэн. Светлая осторожно подняла ее на уровень груди, внимательно осмотрела, и, коротко кивнув, вернула мне.

– Лилай, подойди, – Тиррэн отошла чуть в сторону. Когда Рыжая встала рядом со мной, Темная продолжила: – встань напротив Силай. Хорошо. Возьмите Сферу вдвоем.

Мы с сестрой коротко переглянулись, Лилай пожала плечами. Сфера была небольшой, так что своими ладонями мы ее закрыли полностью.

Неожиданно весь ангар погрузился во тьму. Не успела я удивиться, как на мое плечо легла ладонь, судя по ощущениям, Сиррэн.

Смотри

Сфера в моих руках начала светиться. Слабым, еле заметным белым светом, она стала нагреваться. Я начала чувствовать слабость, но вскоре мне стало не до этого. Сфера полыхнула яркой, ослепительной вспышкой, а я почувствовала, как деревенеют пальцы, затем кисти. В реках мы с Лилай держали Высшую Сферу Порядка.

– Вот так просто?.. – я не узнала свой голос – настолько тихим и слабым он был.

Еще не все. Смотри дальше

Сфера задрожала, завибрировала. Я чувствовала, как она сопротивляется, и через мгновение поняла – в нее вливают энергию Хаоса. Еще мгновение мне потребовалось, чтобы понять – чтобы создать Высшую Сферу, необходимо вложить в нее ВСЕ. Душу, Суть, называйте как хотите, отдать надо всю себя, без остатка.

Очередная вспышка, но на этот раз – всех цветов радуги, в лицо дохнуло жаром, словно из раскаленной печи. Сфера вырвалась из ослабших рук и поднялась на уровень глаз, сверкая, словно сверхновая.

– Красиво...

Я мысленно согласилась с Лилай. Это действительно было невероятно красиво. Что же это? Что мы создали? Я ничего не чувствовала, кроме сильной усталости, и какой-то опустошенности.

Вы создали Мир. А теперь спи, сестра. Спи, и ни о чем не тревожься

Ослабевшая, я уже не могла стоять на ногах, и рухнула на колени. Чувствительный удар заставил меня поморщиться, но не хватало сил даже на то, чтобы пошевелить ухом. Я поняла, что заваливаюсь на бок. Глаза закрывались сами собой.

Спи



Глава X. Финиш


Сиррэн и Тиррэн сидели с темной комнате, за резным деревянным столом. Перед ними стояли пустые чашки, посреди стола стоял чайник, заварник, сахарница, и вазочка с печеньем. Но Сестры просто сидели и молчали. Наконец, Темная потянулась к заварнику и начала делать себе чай.

– И все-таки, он нас обманул.

Светлая сделала чай и себе, осторожно подула на горячий напиток.

– Не так сильно, как мог бы. С Арагорном проблем было бы значительно больше.

– Думаешь? – Тиррэн отпила из чашки, и потянулась за сахарницей.

– Сейчас у нас три полноценные звездные системы. Пусть это не основной мир, но где развернуться – тоже есть. Если помнишь, то раньше мы и на такое не рассчитывали.

– Да, давно это было... – Тиррэн улыбнулась. – Что будем делать с Осколком?

– Уничтожим, как и планировали, – Сиррэн захрустела печеньем. – Чертовы Леи'Меран... Если бы не их безумные эксперименты, не пришлось бы возиться с заемным источником.

– Леи'Меран были в некотором роде гениями, – Темная покачала головой. – Впрочем, ты права. Столько времени потратили... и чуть все не пошло наперекосяк.

– Вряд ли можно было предугадать, что нашей с тобой батарейке придет приглашение в другой мир, – Сиррэн глотнула из чашки. – Зря мы перенаправили сообщение этому Абжи, еле успела подвесить паразита.

– Мы спешили, слишком близка была развязка. Впредь будем осмотрительнее.

На несколько минут повисла тишина. Сестры пили чай, обдумывая последние события. В последнее время это стало своеобразным ритуалом – сесть за стол и вслух обсудить важные события последних недель или месяцев. Уже давно забыта изначальная цель этих чаепитий, но атмосфера тепла и уюта манила Сестер, и они не слишком сопротивлялись.

– Как думаешь, получилось бы у нас провернуть все это, сохрани мы личность Дмитрия Трапова?

– Мы это ведь уже обсуждали, – Сиррэн покачала головой. – Нет, потому и уничтожили его. Я вообще не понимаю, зачем Артас притащил этого человека, нам вполне хватило бы и просто информации.

– Планировал использовать?

– Пусть попробует. Вряд ли от Силай и Лилай осталось хоть что-то. Как минимум я постаралась и выжала все.

– Иначе бы у нас и не получилось. Что будем делать с этим, Дрейвом?

– Гнать взашей, агенты Артаса нам не нужны.

– Ты уверена в этом?

– А кем ему еще быть? Такие совпадения слишком маловероятны, чтобы быть реальностью. Точного списка агентов Артаса у нас нет, так что, это наиболее вероятный вариант.

Снова установилась тишина, прерываемая лишь хрустом печенья да звяканьем ложек.

– Помнишь свои слова? «Если в этом мире не появится хоть крупица Хаоса, Порядок превратит его в холодный камень». Что ты имела в виду?

– Арагорн. Когда он узнал, что нам требуется помощь, он предложил свою. Пугал, что мир вот-вот грохнется в чистый Порядок, и что только он может нам помочь, – Сиррэн поморщилась, дернула крыльями.

– Понятно. Поэтому ты начала искать контакты с Артасом, – Темная коротко хмыкнула. – Знаешь, мне кажется, нас все-таки обманули, причем так, что мы сами этого не видим.

– Конечно, обманули, – Светлая оскалилась. – Но мы знали, на что шли. Не нам идти против Артаса или Арагорна, особенно теперь, когда мир Леи'Меран окончательно перестал быть пригодным для жизни.

– Там мы были в своем небе, здесь же мы этим богам – на один плевок.

– Там мы бы погибли. Рано или поздно Пси-поле мира растворило бы нас в себе, – Сиррэн вздрогнула, передернула крыльями. – Ладно, пора приниматься за работу.

– А тела Силай и Лилай? – Темная отставила пустую чашку.

– Распыли. Они свое отслужили, в них теперь нет нужды.


Конец.





Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://samlib.ru/r/rolewik/psionik.shtml
Похожие рассказы: Бойко Максим «Мир Иллуники. Книга Вторая: Страх Иллуники.», Александр Сильварг «Вынуждающие Обстоятельства», Мирдал, Д. А. Александр, Хеллфайр «Тьма ваших душ: Снег на листьях»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален