Furtails
Д. А. Александр
«Контакт. Второй шанс. (Главы 1-36 на 31.10.2016)»
#инопланетянин #хуман #в душе #приключения #фантастика #фентези #превращение #пушистый дракон
Своя цветовая тема

"Контакт. Второй шанс".



Пролог.


Для них я погиб. Чтобы понять это, хватило одного зрелища рассыпающегося на части звездолёта... Чёрный столб над местом посадки превратился в едва заметную струйку дыма, со слабым запахом горелого композита. Активировалась система самоуничтожения, и теперь обломки на берегу озера быстро растают, надёжно скрыв все следы. А вместе с ними и маячок, дающий шанс узнать о единственном выжившем - в меня не вживляли ничего постороннего, опасаясь, что маги сразу вычислят чужака. Кстати о магах. Надеюсь, у меня ещё осталось время покинуть место посадки? Если кто-то увидит это, моя жизнь кончится не только на Земле, но и здесь. Так и не начавшись. Впрочем, не удивлюсь, если СБ подготовило план моей ликвидации по возвращению на Землю - доверие к ним я потерял ещё на борту корабля.

Неужели родные брошены мной навсегда? Как они станут жить там, без меня? Как я стану жить здесь, без них? Да смогу ли я вообще выжить здесь один, без поддержки? Смогу ли жить полной жизнью? Или окончательно превращусь в зверя - не только внешне, но и в душе?

С тихим шипением, обломки растаяли. Всё. Исчезло последнее материальное свидетельство. Теперь ничто не связывает меня с прошлой жизнью. А получится ли создать из пепла новую - из ничего? Закрываю глаза, пытаясь успокоиться. Прислушиваюсь к себе. Странно, на душе легко - даже груз прошлых забот не давит. Не так, как на полигоне, где наблюдают за каждым твоим движением...

Я широко расправил крылья - затёкшие в тесноте модуля, они жаждали неба - и взлетел ввысь, навстречу неизведанной судьбе. Впервые я летел свободно, а не под куполом; и можно было сказать, что тогда я и не летал вовсе. Откуда это щемящее чувство свободы в груди? Словно я и не летал... совсем. Что со мной?


Глава 1.


Уже через пять лет, после начала Первой Межсистемной Экспедиции, интерес населения к полётам за пределы Солнечной системы стал постепенно угасать. Возможно, виной всему было отсутствие новой информации - последнее сообщение с борта звездолёта уже принадлежало ИИ, и содержало лишь отчёт о переходе экипажа в состояние анабиоза. А потом связь прервалась - "Первопроходец" приступил к разгону.

Разумеется, конструкторы не прекращали работ над дальнейшим совершенствованием двигателей, а учёные продолжали искать решение главной проблемы - время полёта. Ещё фантасты далёкого двадцатого - двадцать первого веков писали о гипер- и варп-двигателях, прекрасно понимая, что на досветовых скоростях освоение космоса очень быстро сойдёт на нет, став уделом избранных. А пока что единственным успехом было создание туннельного передатчика, или, как его назвали сами разработчики, С-передатчик - передача информации осуществлялась путём формирования двунаправленного микротоннеля, по свойствам аналогичный скорее волноводам СВЧ аппаратуры. Первое испытание состоялось седьмого мая 2295 года, на одной из лун Юпитера, и сразу привлекло внимание общественности - новый представитель от правительства Земли, Джон Маккей, только что прибыл с визитом на станцию. "Прямой эфир", на расстояние в миллионы километров, смотрел едва ли не каждый человек на Земле. Новая технология очень быстро прижилась, решив раз и навсегда проблему связи с добывающими комплексами и поселениями за пределами Земли - миллионы людей получили доступ в сеть и возможность позвонить родственникам, не тратя время на подготовку видеописем. Немногочисленные ВКС же наконец получили контроль границ Солнечной системы. Это был единственный прорыв за почти двадцать пять лет, не считая закрытых технологий, о которых знали разве что сотрудники отдела ОРПТ (Отдел Развития Перспективных Технологий) СБ. В их ведение находились такие проекты, как, изучение психоматрицы человека (создание идеального агента) или биоконструирование (создание идеального человека). Некоторые, после создания упрощённой версии, поступали на рынок высоких технологий - те же нанодроны, отвечающие за жизнь членов экипажа "Первопроходца", представляли собой модифицированную версию для агентов СБ. Хотя, о системе самоуничтожения, под контролем ИИ корабля, знали только сами создатели, да кураторы проекта - несмотря на данные с зондов, посетивших ряд звёздных систем, никто не исключал встречи, и попытки захвата людей представителями иной цивилизации.

Особняком стоял конфликт поселений Марса с Земным правительством - люди требовали улучшения условий жизни и снижения цен на целый ряд оборудования, поставляемого извне. Волнения, грозящие перерасти в межпланетную войну, были жестоко подавлены силами СБ Земли, для чего на красную планету в спешном порядке был отправлен фрегат с десантной группой на борту. Оснащённые тогда по последнему слову техники, они легко локализовали очаг сопротивления и жестоко его подавили. Более пятидесяти человек были объявлены членами террористической группировки, готовящей теракты на Земле, двадцать один из них был приговорён к смертной казне (впервые за тридцать лет!). Здесь СБ оказалась на высоте, выпустив в сеть ряд документов, призванных пролить свет на события так, чтобы ни у кого не возникло сомнений в правильности действий правительства. Тем не менее, Земля уяснила урок Марса, и пересмотрела поставки для колоний. Очень медленно, жизнь в Солнечной системе возвращалась в привычное русло.


***

"Первопроходца" засекли, когда тот ещё только начинал торможение. Разумеется, это были военные - группировка автоматических станций, за время отсутствия экспедиции, только увеличилось в размерах, охватывая теперь почти всю сферу, радиусом с орбиту Плутона. Пока немногочисленные ВКС приводились в состояние боевой готовности, СБ уже начала действовать. Для начала, в сторону звездолёта ушло сообщение, с требованием оставаться на границе Солнечной системы. Одновременно с этим, с ближайшей базы снялась эскадра в составе трёх кораблей, на борту которых, помимо обычного экипажа, было две группы захвата...

"Почти сорок лет назад Землю покинула Первая Межзвёздная экспедиция...", с таких слов начинались практически все модули новостей, через полгода после возвращения "Первопроходца". Интервью в "прямом эфире" с членами экипажа (которые смотрели миллионы по всей Солнечной системе) и фотографии незнакомой планеты, выложенные в сети, вызвали огромный интерес у населения. Пожалуй, для людей, всю жизнь проживших на Земле, чья флора и фауна находилась на грани исчезновения, вид огромных равнин, поросших странными деревьями или высокой травой, были уделом для богатых, и несбыточной мечтой для жителей Луны или Марса.

Несмотря на аварию аннигиляционного реактора, унёсшую жизни двух человек, правительство признало экспедицию состоявшейся. Именно так заявил президент в личном обращение к населению Федерации, добавив, что освоение космоса всегда было опасным занятием, и что космос не терпит ошибок, расплата за которые следует незамедлительно. Первая экспедиция выполнила свою задачу, доказав саму возможность пилотируемых полётов в другие звёздные системы, событие, по значимости сопоставимое с первым полётом человека в космос. Так же, президент выразил надежду, что первая колония за пределами Солнечной системы появится в конце этого века.

На фоне этого, исчезновение Брендона осталось и вовсе незамеченным. Биолог по образованию, он отвечал за изучение образцов на борту звездолёта, что, по мнению большинства людей, весьма скучное занятие. Не удивительно, что о нём никто и не вспомнил. Возможно, виной этому было и сообщение об обнаружение зондом планеты земного типа, отстоящей от Земли "всего" на восемнадцать световых лет. Цивилизация замерла на пороге колонизации иных миров.

***

Полигон при Отделе Генетических Исследований, девятнадцать лет спустя...


Гай Ларен с самого начала считал это пустой затеей, и даже по прошествии трех лет, ознаменовавшихся несомненным успехом, не изменил своего мнения. Рационалист по системе взглядов, он привык смотреть на мир четко и ясно, не впадая в глупые мечты и фантазии. А именно этим и была идея с клоном, от начала и до конца. Три года изучения и расшифровки генома, год анализа и пробного комбинирования с целью выяснения возможностей и пределов. Бессонный труд десятков ученых-генетиков, немереное количество сожжённых нервных клеток, и все ради чего? Ларен фыркнул и с еще большим раздражением посмотрел в окно. Там, за тридцатью сантиметрами крепкого полимера, заменяющего обычное стекло, начинался полигон и, по совместительству, тренировочная площадка для Объекта. Два квадратных километра специального покрытия, обнесенных по периметру десятиметровой стеной, за которой начинались корпуса Отдела Исследований. Обычно полигон пустовал, как и малые счета рядового персонала, поскольку нормальной работы, а, следовательно, и большой зарплаты, им давно не выдавали.

Двадцать лет назад произошло событие, несмотря на свою значимость, оставшееся только в документах под грифом "Совершенно секретно". После более чем полувекового отсутствия вернулась Первая Межсистемная Экспедиция! И вернулась не с пустыми руками, принеся не только и не столько пробы грунта и атмосферы с других планет, сколько шокирующую информацию о том, что человечество не одиноко во Вселенной. Правительство немедленно засекретило это, а часть членов Экспедиции исчезли, как будто их и не было. К изумлению, и радости генетиков, почти вся добытая Экспедицией информация относилась к их стихии. Ларен отлично помнил тот энтузиазм, с которым он, вместе с другими учеными, накинулся на неведомое. Почуяв запах денег, генетики объявили о своём намерении вырастить живой экземпляр, и правительство заинтересовалось их идеей. Несколько месяцев ушло на компьютерное моделирование и подготовку, и еще год на синтезирование первой клетки, прежде чем смогли приступить к созданию эмбриона

Гай припомнил, как он, стискивая от напряжения перчатки, ждал открытия камеры - четырёхметрового резервуара, выстланного изнутри органикой. С тихим шипением дрогнула и приподнялась одна из панелей, заменяющая камере люк. Едва дождавшись момента, когда насос уберёт лишний биораствор, он подошел к камере, откинул в сторону почти невесомую перегородку и запустил руки в теплую и мягкую темноту. Его пальцы шарили по податливой синтетической плоти, скользкой и малоприятной на ощупь, пока, наконец, не наткнулись на что-то живое, не имеющее ничего общего с искусственными тканями. Аккуратно обхватив ЭТО, Гай извлек его из камеры. Его глазам предстало существо невозможное с точки зрения земной эволюции. Небольшое - со взрослого кота - тельце было покрыто мокрой серой шерсткой, едва скрывающей тщедушную мускулатуру, и очертаниями напоминало то ли кошачье, то ли собачье. Длинный хвост, который в будущем, должен был обзавестись кисточкой, и маленькие перепончатые крылья, как у сказочных драконов (Ларен и сам удивился, откуда он знает, какие крылья должны быть у мифических персонажей, ведь он никогда не увлекался сказками). Но самым удивительным была, пожалуй, голова. Гай затруднился бы точно назвать животное, на чью голову, она походила больше всего - длинная клиновидная, с острыми ушами на затылке, и заканчивающаяся двумя узкими ноздрями. Когда на него, из-под дрогнувших век, глянули два мутноватых глаза с зеленой радужкой и пересеченные вертикальным зрачком, на миг показалось, что кто-то пытается поговорить с ним, но не может. Дернув плечами, прогоняя наваждение, Ларен передал новорожденного коллегам.

С того момента минуло более десяти лет, но генетик помнил тот момент очень хорошо, едва ли не лучше, чем дни смерти своих родителей. И кто как не он, видел, что весь проект был обречён на провал с самого начала. Да, клон рос быстро, на двадцать процентов опережая компьютерную модель, но его умственный потенциал вызывал все большие и большие опасения. Сотрудники пытались учить существо и как домашнее животное, и как человека, но все без толку. Вымахавший уже с лошадь, мохнатый "питомец" напрочь отказывался понимать человеческие устои, все больше превращаясь в умное животное, с опаской смотрящее на всех, кто к нему подходил. Только к Гаю он относился спокойно, бывало, даже подходил и аккуратно подставлял голову, прося погладить. И Гай, спрятав своё раздражение, гладил существо по выпуклому лбу и по черной гриве, спускающейся с макушки по шее. В такие моменты тот прикрывал свои зеленые глаза и даже, казалось, улыбался (демонстрируя белоснежные, не знающие болезней, острые зубы). Однако такая привязанность не находила отклика в сердце человека, давно уже не ожидающего от мира чего-то нового, а даже наоборот - вызывала все большее раздражение. Ларен никак не мог понять, почему он её испытывает, ведь деньги ему платят, и платят немало - еще несколько лет, и он накопит на нейроперенос. Тогда почему? Быть может, ему просто неприятно это существо?

Негромко тренькнул коммуникатор на запястье левой руки, извещая Ларена к реальности.

- Слушаю.

- Профессор Ларен, - голос принадлежал Томасу Джефферсону, руководителю проекта и непосредственному начальнику Гая. - Зайдите, пожалуйста, ко мне, - после чего добавил. - Только перестаньте витать в облаках. Вы мешаете воздушному движению.

- Сейчас буду.

Тряхнув головой, словно отгоняя назойливые воспоминания, быстро пробежался по списку вызовов. Так и есть, это второй вызов шефа. На первый он так и не удосужился ответить. "Только не хватало новых шуток от шефа", мрачно подумал Ларен, направляясь к лифту. Чего он не переносил на дух, так это всегда находящегося в приподнятом настроение Джефферсона. Какую бы работу тот не выполнял, от него так и веяло энтузиазмом, будь то общение с представителями правительства и СБ, или вылет на биостанцию института, могущий затянуться на пару месяцев. Личные отношения с шефом у Гая так и не сложились. Нет, они могли прекрасно ладить во время самой работы, неплохо дополняя друг друга. До момента подведения итогов - здесь рационализм Ларена сталкивался с фанатизмом, и буксовал, не в силах его преодолеть. Противостояние закончилось тем, что сотрудники института поделились на два лагеря, находящиеся в состоянии Холодной войны. За пару лет, в институте сложилась целая традиция общения, главным правилом которой был принцип "Никто не должен уйти безнаказанно!". И, разумеется, его железно соблюдали сами руководители, подтверждением чего был сегодняшний разговор через коммуникатор. Возвращение Первой Межсистемной Экспедиции сняло на время напряжённость, дав возможность людям заняться своими прямыми обязанностями. А через неделю пришли документы о переводе на должность начальника отдела генетических исследований, где собрались почти все, кто когда-либо поддерживал Ларена. Было ли это "ссылкой" или решением свыше, так и осталось секретом, но, факт повышенного внимания СБ Земли к проекту, наводил на ряд интересных выводов.

Впрочем, сейчас больше волновал визит к начальству - за прошедшие годы он лишь дважды удостаивался этой чести. Двери лифта бесшумно распахнулись, выпуская наружу мужчину средних лет. Поправив воротник своего белого комбинезона, он повернул в коридор налево. На выходе его уже ждали: с безразличным выражением на лице, сотрудник СБ просканировал личную карточку.

- Проходите, профессор Ларен.

Судя по интонации, голос принадлежал скорее речевому синтезатору, чем живому человеку. Словно прочитав мысли, тот приподнял голову и уставился на Гая своими неживыми глазами. Сомнений не оставалось, это был один из "синтетиков", о которых так нелестно отзывались окружающие, и которым так хотел стать сам Ларен. Правда, при встрече вживую, даже у него возникали сомнения в переносе.

Кивнув "синтетику", Ларен поспешил к заветным дверям, отделяющим просторный кабинет шефа от приёмной. Одна из створок как раз повернулась, выпуская наружу молодого человека в сопровождении ещё одного сотрудника СБ. Невысокого роста, чуть полноватый, он что-то объяснял парню, активно жестикулируя руками. Видимо, на работу взяли новенького. Обогнув эту странную парочку, профессор потянул на себя ручку двери.

- Вот и вы. Отлично, присаживайтесь, и мы начнём.

За столом, помимо хорошо знакомого Джефферсона, уже сидел пожилой мужчина. Память услужливо подсказала - Геннадий Соловьёв, автор работ по нейрокопированию структур мозга. Весьма известный, в узком кругу специалистов, человек, можно сказать, пионер по созданию "синтетиков". Если бы не тяжёлый характер, с ним можно было бы неплохо сработаться. Только, что он забыл здесь? Прикрыв за собой дверь, Ларен занял пустующее место - кресло тут же приняло форму тела. Очень удобно, особенно когда ждёшь неприятных новостей. Проект по созданию клона "зверодракона", как окрестили это существо на полигоне, подходил к концу, и итоги, мягко говоря, не внушали оптимизма. Кому нужен крылатый зверь весом в полтонны, и не понимающий ни одной сложной команды? Если финансирование свернут, то могут и приказать ликвидировать (от этой мысли почему-то стало не по себе)... От последней мысли отвлекло деликатное покашливание шефа.

- Для начала представлю нашего гостя, - сидящий напротив удостоил Ларена крепким рукопожатием.

- Геннадий Алексеевич, нейробиолог при СБ.

- Начальник ОГИ, Гай Ларен.

- Мне приходилось читать ваши отчёты о "зверодраконе". Впечатляет.

- Благодарю, - сухо поблагодарил Ларен, и, уже обращаясь к Джефферсону. - Полагаю, вы меня позвали сюда не поздороваться? Через две недели проект уже можно закрывать. Я не представляю, зачем ещё заниматься с этим "питомцем".

- Для начала, поздравляю с успешно выполненной работой. Теперь о главном. Я уже подписал приказ о переводе на нижний уровень лаборатории. Завтра получите пропуск. Это раз. Вижу, несколько удивлены этому? Привыкайте.

На экране появилось изображение "зверодракона". Почти точная копия подопечного Ларена, за исключением того, что находился внутри сосуда для клонирования и последующего роста. Подобное применялось и в ОГИ, но рядом с ЭТИМ смотрелось, как стакан и двухсотлитровая бочка. Голову клона частично скрывал фигурный шлем, к которому шёл толстый кабель, прямо от стоящего снаружи оборудования. Судя по стоящему рядом лаборанту, "зверодракону" было никак не меньше восемнадцати лет - это Ларен определил сразу.

- Двадцать лет назад институт неожиданно получил от СБ образцы инопланетной ДНК. Меня и профессора Соловьёва ознакомили с подробными отчётами экипажа "Первопроходца". Одной из поставленных задач было получение клона. Проект попал под ваше начало, позволив корректировать, ещё на этапе планирования, выполнение основного заказа СБ Земли. Предпоследняя стадия как раз видна на экране.

- Из нашего клона, в лучшем случае, выйдет сторожевой пёс.

- У этого нет личности, - бросил, не глядя, Соловьёв, - После формирования головного мозга мы установили нейроблокатор. И не смотрите на меня так. Информация о втором клоне была изначально засекречена.

Ларен продолжил за него за него:

- Всё ради записи нейроструктуры мозга человека. Иными словами, получение "зверодракона" с выбранной личностью и памятью. Другого объяснения для появления в этом кабинете уважаемого Соловьёва я не вижу. Один вопрос. Неужели нашлись готовые бегать на четырёх лапах?

На стол легла карта памяти, из так называемых "для внутреннего пользования".

- Чтобы не тратить время, здесь краткая предыстория проекта и выжимка из отчёта главы экспедиции. Открывается только по вашему личному паролю. Что до вашего статуса, то лично я, - последние два слова Джефферсон подчеркнул, - ни при чём. Вас рекомендовали психологи СБ, работающие с синтетиками, как имеющего длительный опыт общения с клоном. Вы ведь столкнулись в коридоре с выходящим из моего кабинета молодым человеком?

Ларен кивнул в ответ - последняя информация его явно сбила с толку.

- Вам придётся с ним познакомиться, - Джефферсон перевёл взгляд на, невозмутимо сидящего, нейробиолога, - Анатолий... Аршинов? Мда, как-то всё прошло мимо меня.

Он встал из-за стола.

- СБ оформила допуск пятой форме, поэтому станете для него гидом. Заодно познакомите со своим созданием. На сегодня это всё.


***


- Не самый лучший кандидат на эту роль. Нужна личность, вроде тебя. Парню требуется поддержка.

На стол полетела электронная бумага с личным делом.

- Пока Ларен растил клона, я был занят более важными вещами.

- Например, - Соловьёв откинулся на спинку кресла.

- Твои нововведения потребовали изменений в программе инкубатора. Сопряжение нейроблокиратора тянет на пару докторских. Жаль, что их нельзя опубликовать.

- Гриф снимут через триста лет. Можно подождать в теле "синтетика".

- Почему сам этого не сделал? С твоими то возможностями.

- Мне предлагали. Отказался. За пятьдесят лет после первого переноса, я насмотрелся не на один десяток "синтетиков". Общался с ними, наблюдал адаптацию. Не мне тебе напоминать, что эмоциональный фон уже через полгода падает на тридцать процентов. Не самая высокая плата за тысячи лет жизни? Уменьши цену на порядок, сними секретность, и сразу же выстроится многомиллионная очередь желающих. Вот только ЭТО не жизнь. Поверь мне.

Соловьёв отодвинул стакан с водой.

- Возможно, личность человека не приспособлена к искусственному носителю. Другой теории у меня нет.

- Хотелось бы в это верить.


Глава 2.


Мне было одиннадцать лет, когда отец, получив долгожданный отпуск, отвёл меня в городской зоопарк. Гордость города, в последние годы становящаяся обузой для местного бюджета. Сам туда, если честно, я бы никогда не пошёл. Зачем в век Сети выходить из дома, тратить час на дорогу, после чего часами бродить по огромной территории, наблюдая за жизнью животных? Достаточно подключиться к камерам и наслаждаться высококачественным видео. Но у отца было своё мнение, подкреплённое желанием побыть с сыном... Зоопарк встретил нас непривычной тишиной. Город, с его вечным шумом и суетой, остался где-то за оградой, уступив место кусочку дикой, пусть и воссозданной человеком, природы. Не знаю, специально отец выбрал такое время, или нет, но мы так никого и не встретили...

Институт встретил меня также - вымершие коридоры и едва различимое гудение вентиляции где-то над головой, вместо приглушённых криков животных. Только вместо отца вечно хмурый профессор Ларен - полная противоположность Джефферсона, с которым меня познакомили ещё позавчера. Такое ощущение, что он недоволен самим фактом моего нахождения в этих стенах. От размышлений меня отвлёк голос профессора.

- Нам сюда.

Я мысленно выругался, ускоряя шаг. Не хочу пропустить встречу с "объектом", Джефферсон почему-то на этом особенно настаивал, намекая на некоторое упущение при собеседовании. К чему бы это?

Лифт доставил нас прямо к галерее, за которой начинался непосредственно полигон.

- Останешься здесь, он не любит чужаков.

Впервые, за время нашего знакомства, я видел, что Ларен немного нервничает. Словно читая мысли, он добавил:

- Он не доверяет никому, кроме меня. Я скажу, когда будет можно зайти.

И всё. Двойные двери сомкнулись за его спиной, оставив меня в одиночестве. За стеклом мелькнул и пропал белый комбинезон.

Я пару раз обошёл галерею, я приблизился к одному из "окон". Полигон представлял собой ровную площадку, огороженную с трёх сторон ажурной оградой с излучателями наверху. Должно быть, когда до периметра остаётся несколько метров, активируется защитный купол. Логично, если удерживаемый ещё и летает. О чём-то подобном я даже читал в Сети, где предлагали заменить ими привычные всем изгороди... А вот и профессор. Я прильнул к стеклу, высматривая существо, ради которого и пришёл сюда. И оно не заставило долго ждать - хлопая огромными перепончатыми крыльями, рядом с человеком приземлился ОН! Цветом как на снимке, серый, с чёрной гривой на голове. Вот только они не передавали размеров "зверодракона" (не знаю почему, но это слово вертелось у меня на языке с самого начала), как его я окрестил. Представьте лошадь (знаю, в городе вы их вживую не увидите, а жаль), добавьте длинный хвост с кисточкой на конце, вместо копыт мощные когтистые лапы. И пару крыльев, сложенных на спине. Представили? Очень хорошо. А теперь ЭТО в шаге от вас, с зубастым подобием улыбки на морде (клыки!). И подставляет вам голову, чтобы ему почесали за ухом.

Такое создание заставит любого держаться на безопасной дистанции, пусть ему сто раз повторят, что опасности нет. У меня же нет выбора - сейчас или никогда. Рука сама собой потянулась к сенсору дверей. Я даже не понял, что сказал Ларен, уловив лишь сам смысл - "Можно". На миг мир вокруг замер.

Мечта любого биолога, крылатый хищник, своим существованием перечёркивающий часть представлений о жизни за пределами Земли. Вот, уже косится в мою сторону, как бы недоумевая: "И что он здесь забыл?".


***

И действительно, что? Почему здесь оказался именно я, не какой-нибудь стажёр СБ? Что нашли во мне такого особенного, когда проводили свои исследования? Сколько раз ловил себя на мысли о неправильности этого мира, в котором можно всю жизнь стремиться к чему-то, так и не добившись желаемого. А кому-то "везёт", и он получает желаемое спустя годы, когда от мечты остаются жалкие остатки и недоумение с осознанием несбыточности надеж. Забавно, из сотен тысяч кандидатов выбрали именно несостоявшегося биолога. Мечтавшего увидеть иные миры, и существ, населяющих их. И почти потерявшего себя на просторах ВР - некоторые так и живут, отгородившись от остального мира. Бывало, идёшь по улице и видишь тело, идущее (даже живущее) по зацикленной программе. Тех же, кто избежал этой участи, ждёт иная участь, отвергнув подделку мечты, они оказываются в стороне, вынужденные смотреть на мир под другим углом. Цивилизация, подобно старинному поезду, мчится по пути в никуда, буквально пожирая ресурсы Солнечной системы. Благо, их хватит на сотни лет. Можно мечтать о чём угодно, отсутствие стоп-крана и работа перечеркнут всё, что не укладывается в картину этого мира.

Представьте моё удивление, когда однажды вечером по электронной почте пришло официальное письмо, с предложением придти на собеседование. В самом низу стояла печать СБ Земли. От серьёзной организации, имеющей базу данных на любого жителя Солнечной системы. И если уж они заинтересовались таким недоучкой, как я, то значит, на это были очень веские причины. Уже на следующий день состоялся странный разговор, изменивший всю мою дальнейшую жизнь.

... в ответ на мой вопрос синтетик потёр подбородок. Или показалось?

- Однозначного ответа у нас нет. Одним из критериев был, например, ваш психотип. К сожалению, пренебрежение данной позиции приведёт к отторжению. Вы, по результатам тестирования на соответствие, подходите на 94,3%.

Не так быстро!

- Стоп. Нейроперенос? Меня собираются сделать андроидом?

- Не совсем. Ваше сознание не будет перемещено в технологический носитель. Если операция пойдёт согласно позитивной модели, сознание останется в вашем теле, не претерпев изменений.

- Тем не менее... Что вы говорили о процентах? Девяносто четыре всё-таки не идеал.

- Определённый риск присутствует в любом случае, уважаемый. Я рекомендую последовать предложению и вступить в программу в качестве участника эксперимента. По завершении операции достойное вознаграждение. От вас требуется только подписать этот документ и в дальнейшем следовать нашим инструкциям.

Бейкер протянул лист для подписи. Я пробежался глазами по договору несколько раз. А это ещё что?

- Здесь подписка о неразглашении.

- Сожалею, но дополнительную информацию мы предоставим только после успешного подписания бумаг.

Что же им от меня нужно? Опробовать новую модель синтетического тела? Но зачем им моё согласие - могли бы просто стереть меня из баз данных, и никто не пойдёт против СБ, даже копать не посмеет. Значит, меня пытаются завербовать.

- Вы так и не ответили, почему выбрана моя кандидатура. И что именно вы нашли в моём психотипе?

- Сожалею, но дополнительную информацию... - синтетик повторил фразу с интонацией компьютера.

Я глубоко задумался, оперев лоб о руку. Подписывать или нет? Нет, так они найдут другого. С другой стороны, они знают обо мне практически всё. Человека пугают перемены. Потому что он боится неизвестности. Я подвинул к себе документ и поставил свою подпись.

- Теперь я жду объяснений.

- Что вы хотите знать?

- Начните с начала.

- Подождите.

Над дверьми появилась красная надпись "Не входить". И не только она - ещё при входе я обратил внимание на необычную облицовку стен, причём кабинет был полностью окружён коридором.

- Вы спрашивали подробности о предстоящей процедуре нейропереноса. Мы выбрали именно вас, потому что пси-матрица имеет максимальный процент совместимости с "Объектом".

Тогда-то я впервые и услышал это слово. "Объект". Сухой термин, за которым может скрываться всё что угодно.

- Значит, вам понадобилась пси-матрица для пересадки в новое тело?

- Вы правильно рассуждаете. Клона. Но не синтетическое. "Объект" не имеет аналогов по номенклатуре. Это не гуманоидная форма.

Я тяжело вздохнул. Не стоило подписывать контракт.

- Вы хотите сказать...

- Что вы уже знаете о Первой Межзвёздной Экспедиции? - вот так сразу, без пояснений.

- То же, что и все остальные. Обнаружена жизнь внеземного происхождения, и...

- Фауна другой планеты нас не интересует, - на стене засветился огромный экран. - Исключительно разумная жизнь...


***

Стараясь не делать резких движений, приблизился к профессору. Жаль, конечно, что существо не разумное, было бы намного проще. Я бы просто спросил разрешения подойти. Как? С людьми Первой Межсистемной общались телепатически - в отчётах, выданных мне, подробно описан случай с главой экспедиции, Талемом Эткиндом. Едва начавшись, контакт с братьями по разуму перерос в конфликт с применением силы. "Зверодраконами", чтобы выгнать людей с планеты, и людьми, после потери двух человек и лагеря на поверхности. Надеюсь, клон крылатым хищникам понравится больше. Не хочу оказаться рядом с ними в теле человека. Пока я рассматривал "зверодракона", тот осторожно обошёл меня, к чему-то принюхиваясь. Словно ожидая моей реакции, приблизил свою морду. Ларен, не обращая внимания на эти телодвижения, негромко комментировал.

- Вес четыреста килограмм, длинна с хвостом пять метров. Размах крыльев одиннадцать, - обращаясь уже к нему. - Покажи.

Тот, отойдя от меня, раскрыл крылья, демонстрируя сероватую, с едва заметными прожилками, перепонку.

- Дай лапу.

Рядом с человеческой ладонью оказывается почти такая же, только раза в два больше, и покрытая серебристой шерстью. Особенно впечатлили частично убирающиеся когти. За полчаса, что мы здесь провели, он только один раз позволил мне подойти к нему почти вплотную. "Зверодракон" дёрнулся, когда я попытался дотронуться до него, после чего расслабился и позволил даже почесать за ухом, для чего наклонил свою лохматую голову.

Завершило получасовое представление полёт через весь полигон. Всего пара взмахов, и "зверодракон" легко отрывается от земли. Делает круг надо мной и улетает.

- Очень умное животное. Даже слишком, - профессор смотрел, картинно сложив руки на груди. - Вы свободны, - и, стараясь сохранить хоть крупицу вежливости, он прогнал меня из вольера. - На сегодня всё.

Мы вернулись в жилой корпус института тем же путём. На коммуникаторе было без двадцати одиннадцать. Попрощавшись с Лареным, я направился к кабинету Джефферсона. Предстояло обсудить моё дальнейшее участие в проекте. Неужели сомневаются во мне? Когда я вошёл, директор сидел за столом, просматривая электронные документы. Услышав, как я вошёл, он, не глядя, указал в сторону кресла.

- Присаживайтесь.

Минут десять я созерцал потолок, прежде чем на меня снова обратили внимание. Закрыв какую-то программу, Джефферсон размял пальцы на руках.

- Не передумали участвовать в программе?

Хм, он думает, меня можно испугать ручным зверем? Ну уж нет!

- С чего вы это взяли? - меня осенило. - До меня уже были случаи?

С минуту он разглядывал меня, чуть прищурив глаза.

- Вы второй. Первому хватило обобщённой информации о проекте и демонстрации клона, - всю левую стену заняло изображение полигона.

- Неподготовленные люди в такой ситуации заметно нервничают, - Запись остановилась на моменте, когда "зверодракон" приблизился ко мне.

- Уже приходилось работать с хищниками?

- Летняя практика в зоопарке Берлина. Помог знакомый.

- Отлично. Что скажете о ракконе? - он спохватился. - Это самоназвание расы, обнаруженной Первой Межсистемной. Звучит как ррэак'кон. Привыкайте.

Ракконы. Как "драконы" без первой буквы.

- Похож на огромного пса с крыльями. Сем... Семаргла. Вроде хранителя у древних славян.

- Значит, интересуетесь ещё и мифологией? Что ж, значит, я не ошибся в вас. -

видя моё выражение на лице, добавил:

- Решение принято полчаса назад. Вы нам подходите, - Джефферсон улыбнулся. - Поздравляю с приёмом в программу "Контакт". Расписание на компьютере в вашей комнате, пароль не нужен. Первые тесты проведём через двое суток.

- Я могу идти?

- У меня один вопрос. Почему вы согласились на это? Считайте вопрос тестом на приём в команду.

Вопрос застиг врасплох. Ответить честно?

- Официальную версию оставьте СБ.

Что ему ответить, если сам до конца не уверен, правильно ли поступил, придя сюда? Что я решил изменить свою жизнь?

- Считайте меня мечтателем.

Он посмотрел на меня, словно ожидая иного ответа, после чего кивнул.

- Можешь идти.

Я был только рад покинуть кабинет. Не люблю, когда пытаются копаться в душе. Жизнь показала - лучше держать внутренний мир закрытым от посторонних глаз и ушей.

Жилой блок оказался таким же пустынным, как и сегодня утром. Два этажа комнат, сильно смахивающих на гостиничные номера, ряды одинаковых дверей с глазками считывателей. Пол под ногами гасит звук шагов. Непривычно для жителя шумного мегаполиса, ощущения такие, словно тебя изолировали от остального мира. Впрочем, так и есть на самом деле. Когда я вчера прогуливался по широким коридорам, в надежде встретить соседей, мне повезло столкнуться с усталым лаборантом, тот и объяснил - заселение идёт по рабочим группам. Получается, что у меня два выходных - но ни позвонить домой, ни выйти в Сеть. Полная изоляция от окружающего мира и подписка о неразглашении. Подношу коммуникатор к глазку, раздаётся негромкое шипение, и вот я "дома". Помещение десять на десять, раскладывающаяся кровать, изогнутый стол, у стены темнеет монитор компьютера. Комната для сотрудника, временно проживающего на территории института. По словам Джефферсона, очень скоро для меня здесь станет тесно.

В голове возникает картина - раккон, плотно прижав к телу крылья, пытается протиснуться в комнату. "Четыреста килограмм, длина пять метров", так, кажется, говорил Ларен на полигоне. Ей бы он точно понравился... Она вообще помешана на мифических животных, особенно на разного рода крылатых созданиях. Жаль это чудо ей показать не получится... Дарья была моей... можно сказать, близкой подругой. Явление достаточно редкое в наш век: ведь сейчас, говоря "знакомый", подразумевается некая сторонняя личность, с которой ты изредка переписываешься в Сети, познакомившись однажды благодаря общим интересам. Но вот похвастаться, что ты знаешь собеседника, едва ли получится. Слова мало чего стоят, а уж врать и обманывать, превратив себя в крутого парня проще простого. И о какой тогда дружбе можно разговаривать? Мало кто соглашался на встречу в реале, и не только из-за расстояний, разделяющих...

С Дарьей М. мне посчастливилось быть знакомым лично. Да, видеосвязь тоже передаёт мимику, интонацию... А чего-то не хватает. Что-то такое в живом человеке, чего не передать по кабелю или радиоканалу. Когда он находится прямо перед тобой, начинает проявляться эмпатия, когда достаточно просто тихо сидеть рядом - и уже хватает, уже понятно, что в мыслях друг у друга. То, что невозможно выразить буквами или звуками... В противовес бытовой, серой реальности, она выражала собой параллельную вселенную мечты и фантазии. Её даром было превращать серую реальность в волшебную сказку. Художница... Да, сейчас таких полно, достаточно залезть поглубже в Сеть: стремительный прогресс дал наконец море возможностей выразить себя на экране компьютера или листе псевдобумаги... Нарисовал человечка, цветочек, и уже гений творчества... Нет, она не такая. Все эти слова - о сторонних, людях, не умеющих воплотить задуманное одним движением руки. "Иная", как её называли в Сети (а она была там не самой безызвестной - её работы пользовались немалой популярностью), не расставалась с планшетом. Рисовала везде и практически постоянно. Дома у меня висит рисунок, распечатанный на большом листе. Я это сделал, заинтересовавшись пояснениями к смыслу нарисованного - она изобразила состояние своей души. Крылатое существо с чёрной, блестящей в лучах заката шерстью и огненно-красными перепончатыми крыльями, парящее высоко над зелёной долиной... Этот зверь до боли напоминал раккона - словно сама художница видела его наяву или знала, что ждёт меня... Но такого быть не может, СБ не позволит информации просочиться! Разве могла знать, что такие создания существуют в нашей реальности? Невероятное совпадение... Можно только дивиться вездесущей женской интуиции. В последнее время я всё реже и реже вспоминал. с приёмом в секретный проект полностью выбила меня из колеи привычной жизни. Надеюсь, не навсегда. А я ведь даже не попрощался. Увижу ли я тебя снова? Так не хочетсВряд ли. Как и всё своё прошлое... Разувшись, плюхаюсь на кровать. Рассматривать потолок быстро надоедает, поэтому решаю заняться хоть чем-то полезным: сажусь и открываю недочитанный отчёт Первой Межсистемной.

"...Однако, после объяснения целей экспедиции, имеющих научно-разведывательный характер, местное население продолжило конфликт, поддерживая его идеями об уникальности собственной расы. В ответ на запрос о дополнительной информации, могущей помочь в нахождении компромисса, представитель ракконов перешёл на оскорбления. Переговоры завершились обвинением экспедиции в захвате заложников и объявлении войны, с вынесением ультиматума. По истечении указанного срока (данные прилагаются), была предпринята попытка атаковать звездолёт. Оставшаяся часть населения 7345-35Н, судя по данным разведки, с вероятностью 98,3%, бежала на материнскую систему. В свете данных событий, переход к наступлению был выбран, как единственно верный... Большая часть атакующих ликвидирована, для чего была задействована корабельная система ПМЗ. В ходе боя получены тяжёлые повреждение АР-2, экипаж принял решение об отстреле реакторного модуля и прекращении операции...". Буквы расплываются перед глазами, и я засыпаю прямо за компьютером.


***

- Знаешь, а к нам попал уникальный экземпляр.

- Аршинов?

- Ему сегодня Ларен демонстрировал раккона. Я ещё его попросил потом зайти в кабинет. На записи ни малейшего страха - успел поработать в зоопарке Берлина помощником. В досье записано "любитель природы". Сказал, что раккон похож на Семаргла. Представляешь?

- Семаргл?

- Какой-то хранитель у древних славян, надо посмотреть в сети.

Соловьёв присвистнул.

- Где вы откопали это чудо? На другой планете?

- На Земле. "Поступил в ФИБИ*, не поладил с деканом, отчислен по собственному желанию...". Как тебе? СБ нашла иную формулировку - "выступил против политики института".

- Тешишь себя надеждой найти в этом безумном мире нормальных людей?

- По данным психологов, он идеален в качестве одиночки-исследователя.

- А СБ?

- Что СБ? Я предоставил им достаточно фактов в пользу Аршинина. В конце концов, миссия предполагает исследование общества ракконов изнутри. Мы должны знать всё о последствиях решения Эткинда.


* - Федеральный Институт Биологических Исследований.


Глава 3.


Катер приземлился всего в ста метрах от ракконов. Даже без помощи навигационного компьютера Джим бы всё равно не промахнулся, настолько они выделялись на фоне зелёной равнины. Чёрные, чёрные в полоску, песочно-жёлтые, серые, чёрно-жёлтые, в голове не укладывалось, как у хищника может быть настолько дикий окрас шерсти. Спрыгиваю на траву первым. Андрей за спиной раздавал последние указания - как официальный представитель Федерации, я иду с эскортом.

Чиновники на Земле даже не допускали мысли о контакте с пришельцами, всё приходится выдумывать на ходу. Стараясь быть спокойным, переключаю коммуникатор.

- Борт один, это борт два. Готовимся вступить в контакт. Работаем по плану три.

- Вас понял. Удачи, сэр.

Где-то над облаками, "Первопроходец" занял позицию. Чтобы, в случае чего, придти нам на помощь.

Разноцветная "стена", такая ровная при взгляде с высоты, на деле оказалась толпой встречающих. Звери вели себя удивительно спокойно, никто не толкался и не пытался протиснуться в первые ряды. Ракконы, если и переговаривались, то исключительно телепатически. Чувствуя, что пауза затягивается, я решил начать первым.

- Я Талем Эткинд. Как официальный представитель Федерации...

Закончить фразу мне не дали.

- "Существа, называющие себя людьми, с вами говорит Аиррхард, высший маг, пробивший Туннель в этот мир".

Крылатые разошлись в стороны, и я увидел "говорившего" - крупный серый самец, с ожерельем на шее, направился в мою сторону.

- "Два рассвета назад вы спустились на эту планету на своих железных тварях, уродливых как голем мага-неумехи. Пришли к нам с оружием, пусть даже из-за страха. Поймали нескольких наших големов и утащили в свою нору. НО ВЫ ПОСМЕЛИ НАРУШИТЬ ПОКОЙ СТА, ОТДЫХАВШИХ ПОСЛЕ ТЯЖЕЛЕЙШЕЙ РАБОТЫ! ВЛЕЗТЬ К НАМ СО СВОИМИ МАСКИРУЮЩИМИСЯ ГОЛЕМАМИ! КАК БУДТО МЫ СЛЕПЫ И ГЛУХИ! Я и остальные маги, даём вам время, пока солнце не скроется за горизонтом..."

Он не договорил - над равниной раздался ужасный грохот, отчего окружающий мир резко качнулся. Словно ожидая этого, раккон оскалился и прыгнул на меня. Я попытался отскочить в сторону и... проснулся. Часы показывали восемь.

Пришлось заставить себя подняться - к десяти ноль-ноль надо быть в лаборатории Джефферсона. Два выходных пролетели незаметно - на всякий случай заглянул в календарь.

Точно в назначенное время я стоял перед металлическими дверями, внешне напоминающими скорее люк шлюзовой камеры. Полоска света из сканера лизнула мой коммуникатор, в стороне что-то щелкнуло. С тихим шипением они скрылись в стене, пропуская меня внутрь, и тут же сомкнулись, едва переступил порог. Кто-то вежливо осведомился:

- Анатолий Аршинов?

Обернувшись, я увидел человека в белом комбинезоне. Он с интересом осмотрел меня с ног до головы, словно учёный, столкнувшийся с прежде неизвестным науке видом.

- Да.

- Сергей Игнатов, старший техник. Меня попросили проводить вас в лабораторию.

Машинально пожав протянутую руку, пошёл следом за ним. Миновав ещё две гермодвери, мы спустились на два уровня. Вся стена, насколько хватало глаз, представляла собой огромное окно, окружая рабочее помещение. Что происходит в самой лаборатории, состоящей из двух ярусов, увидеть отсюда было невозможно - большая часть оборудования стояла на нижнем, верхний же служил для размещения контрольных панелей. Последняя преграда, в виде прозрачной двери, бесшумно скользнула в сторону, и мы оказались внутри. Указав рукой в центр лаборатории, Сергей направился к группе людей, окруживших монитор с какими-то яркими графиками. Должно быть, те наблюдают за развитием клона. Прежде чем спуститься, я заглянул вниз. Половину площади занимал резервуар с затемнённым стеклом, рядом с ним, заложив руки за спину, стоял профессор Джефферсон.

Оказалось, что единственной возможностью попасть на нижний ярус, было воспользоваться подъёмником, что я и сделал. Похоже, лифт был спланирован не случайно - по всему периметру шли излучатели удерживающего поля, и если убрать платформу, получится колодец с десятиметровыми стенками, идеальный для формирования защитной сферы. Создатели лаборатории решили перестраховаться - ну мало ли что сможет сделать "новорожденный", случись что? СБ всегда славилась уровнем безопасности, но здесь они уже перегнули палку... Внезапно Джефферсон оглянулся, и, увидев меня, сделал жест, приглашая подойти. На расстояние вытянутой руки, стенки резервуара уже не казались такими тёмными, позволяя рассмотреть его содержимое. Ничего особенного, тот же клон со светлой шерстью, как и на полигоне, разве что со странной конструкцией на голове - нейроблокиратором. В голове неожиданно родился интересный вопрос, надо же с чего-то начинать разговор?

- Профессор, насколько у клона заторможено развитие головного мозга?

Он развернулся ко мне.

- Разве вы не читали общие выкладки по проекту?

- Если произойдёт слияние даже с зачаточным сознанием раккона, то уже перестану быть собой. Стоит лишь немного измениться личности, и это уже буду не я. Между прочим, одним из условий договора были гарантии сохранности моего разума.

Он провёл рукой по стеклу.

- Похвально, что вы ознакомились со всем материалом. Последнее считывание показало наличие лишь базовых инстинктов. Ваша психоматрица будет размещена в закрытом отделе, - он пояснил. - Описания в открытых источниках вы не найдёте, технология под грифом. Можете считать это гарантией целостности вашей личности, - он посмотрел наверх. - Перейдём к главному...

***

Я всё пытался рассмотреть морду (или лицо?) раккона. На ней не прослеживалось ни капли эмоций или осмысленности, как если бы передо мной была кукла. Большая и мохнатая, так не похожая на крылатого с полигона. Да и с чего? Учёные вырастили двух калек, одного лишив разума, опасаясь непредвиденных ситуаций - кому нужна лабораторная крыса, способная переживать, мечтать и, самое главное, вести разговор с окружающими? Второго же лишили самой личности, сделав послушным телом, готовым принять чужое сознание. Вместо него на планету к сородичам отправят человека, в надежде получить информацию до столкновения Земля с ракконами уже в открытую... Стать для них своим, завести знакомых, и окунуться с головой в иной мир, оставаясь при этом наблюдателем. В чужом теле...

"Кем я там стану?" - думал, всматриваясь в лицо зверя. Конечно, не совсем я: никто из ракконов не узнает, что имел возможность общаться с простым человеком. Никогда. Сам же останусь собой в любом случае, вернувшись назад домой. До самой смерти. А как хотелось поменяться с ним местами... Люди не умеют жить. И дело тут не в отсутствии экономии не бесконечных ресурсов, не в медленном продвижении к звёздам, то есть, в его почти полном отсутствии, и не в сроках жизни. Нет, люди не обращают внимания друг на друга. Они равнодушны или враждебны - дружелюбного редко встретишь. Человек человеку волк. А... волк волку... человек? Чушь. Может, у них, там, всё по-другому - нет ни политики, ни войн, ни разорений? Очень хотелось бы узнать. Или, может даже, остаться. Здесь меня держат одни родственные связи и друзья. Не будь их... Эх. А кому во вселенной вообще хорошо живётся? Стоит ли искать ответы на вопросы? Стоит, даже прикоснуться к ним, скрываясь под личиной раккона...

От мыслей отвлёк профессор.

- Задавайте, наконец, свой вопрос.

Я обернулся - он стоял в паре метрах от меня. "Что-то почувствовал? Вопрос? Хорошо, есть у меня один".

- Почему вы настояли на моей кандидатуре?

Джефферсон, сцепив руки, подошёл вплотную к стеклу резервуара.

- Я не ошибся, когда выбрав вас. Хотите узнать ответ прямо сейчас? Скажем так, в СБ слишком много думают головой, делая ставку во всём на голый расчёт. Отправь их на разведку противника, и они принесут нам результаты на блюдечке, поместив для верности в вакуумную упаковку и накрыв бронеколпаком. Рационалист на рационалисте... - он с хрустом размял пальцы рук. - Думаете, среди них не было прошедших первичный отбор? Да мне с трудом удалось объяснить ситуацию, прежде чем получить разрешение на расширение круга поиска. Любой из них провалил бы миссию, будучи не готовым к иной жизни. Забудьте про Первую Межзвёздную, где вместо дипломатов переговоры вели военные, показав себя во всей своей красе. Счёт теперь не в нашу пользу. Второй контакт уже под вопросом... Вы же в курсе, что человечество за последние сто лет изменилось не в лучшую сторону?

Не дожидаясь ответа, он продолжил.

- Виртуальная Реальность, увеличение продолжительности жизни, нанодроны - цивилизация стремится замкнуться в себе. И тут появляются ракконы. Не такие, странные, чужие, не вписывающиеся в известные модели поведения; их эволюция ломает все представления о ксенобиологии как науки. Магия, роботы-големы, мысленное управление энергией... Какие они на самом деле, о чём мечтают, как и почему отреагировали на появление непонятной им расы - нейрозондирование здесь бессильно. Хотя, одно известно точно - нас к себе они больше не подпустят. Клон пока единственная возможность преодолеть психологический и физиологический барьер. Либо мы отправляем наблюдателя, и пытаемся найти выход из сложившейся ситуации, либо готовимся к худшему. К войне с противником, владеющим технологией порталов. Так обозначили проблему мне наверху...

Последние слова показались мне странные. Учёный словно не доверял СБ, и пытается найти во мне союзника.

- Можете считать сказанное мной информацией к размышлению... Вернёмся к вопросу. Почему именно ты? Ещё на этапе составления программы выяснилось, что нужен человек со стороны, чья голова не забита информационным мусором. Девяносто пять процентов населения Федерации не готово к встрече с настолько иной цивилизацией! Неприязнь к расе с другими ценностями и банальная ксенофобия сидят в нас очень глубоко. Для настоящего контакта надо быть действительно готовым к нему. Стремясь сократить список возможных кандидатов, мы были вынуждены увеличить число выдвигаемых требований. В первую очередь это касалось образования и некоторых моральных качеств. После прохождения этого барьера, претендент подвергался скрытому тестированию на эмоциональное отношение ко всем, не входящим в известную ему "социальную группу". Иными словами, отношение к "чужакам" - от конкурента по работе, до гипотетических пришельца из другой звездной системы. Последнее ввели с огромным трудом... Собеседование в офисе СБ было скорее формальностью, позволяющей законно подписать контракт с кандидатом.

- И... сколько было до меня?

- Двое. Первый отказался, узнав об условиях нейропереноса. Второй же предпочёл просто отказаться. У меня к вам встречный вопрос - почему ушли из института?

- Мне не понравилась сама атмосфера. Лекции, и то, как преподносились цели нашей будущей специальности, шли далеко в разрез с моими... убеждениями. Преподавателей это сильно злило, вроде как я выставлял себя особенным. Это, мягко говоря, становилось причиной конфликтов. Поэтому предпочел уйти. Но при чём здесь это?

- Это показывает лишь, что вы предпочитаете не следовать стратегии большинства. Нас такое устраивает. Любые "стайные" инстинкты, как ни странно, будут лишь мешать внедрению, ограничивая гибкость модели поведения. Для общества в целом, они необходимы - осуществляют координацию, задают границы, поддерживают стабильное состояние. Но для контактёра это скорее преграда - вместо погружения в инопланетный социум, он останется в стороне, подсознательно подчиняясь установкам, вместо того, чтобы осмыслять обычаи инопланетных обществ, и станет навязывать свои. Кажущиеся единственно правильными. Для общества родной расы они и будут правильными, усвоенные с раннего детства. Но в том то и проблема, что у "чужих" другая логика, пусть и похожая чем-то на нашу. Наивно полагать, будто у человека и раккона окажутся одинаковыми те же базовые философские понятия. Иная среда, иное развитие... Поэтому даже этот критерий при отборе не был решающим. Самое важное - мышления, жёстко не завязанное на стереотипы...

Я попытался остановить его. Слишком он... открыт со мной, что ли?

- Профессор, зачем мне такие подробности?

- Зачем... - тяжело вздохнув, он продолжил. - Я хочу, чтобы вы были готовы к любому повороту событий. Пойдёмте наверх, Сергей должен был подготовить демонстрацию.

Уже на подъёмнике, я услышал обрывок оброненной фразы.

- ... бы сам не прочь уйти. Но не такой ценой...

Наверное, показалось.


***

- На центральный экран поступают данные активности головного мозга. Графики с первого по пятый дают представления о степени подавления активности. Каждый из них связан с определённым участком, - изображение резко увеличилось в размерах. - Сейчас коэффициент ноль целых, семь сотых. Уровень сохранения простейших рефлексов.

Я напряг память, вспоминая прочитанное ранее. Значит, полное отсутствие личности, даже намёка на неё... Тем временем Джефферсон продолжил.

- Предпоследний представляет наибольший интерес.

Графики сменила странная трёхмерная конструкция. Приплюснутая, покрытая короткой "шерстью", она занимала почти треть схематически показанного головного мозга.

- Так выглядит матрица для нейропереноса. Наша последняя разработка. Во время операции произойдёт установление окончательной связи с ракконом.

Изображение развернулось так, что стали видны компактные образования, окружающие матрицу со всех сторон. Только тут до меня дошло.

- С каким ещё ракконом?

- Вот с этим. Вернее с тем, что осталось от него, - он выделил нетронутые матрицей участки. - Между прочим, отличная защита, если кто-то из магов попытается проникнуть в сознание. Оболочка из сознания крылатого не позволит проникнуть дальше.

Маги... О них я узнал где-то на второй день пребывания в стенах Института. Стыдно сказать, но поначалу решил, что это розыгрыш - серьёзные учёные, и вдруг все как один произносят слово "магия". Пирокинез, телекинез, мыслеречь, силовое поле неизвестной природы - всё, что успел запечатлеть за время конфликта экипаж "Первопроходца". В отчёте упоминалось о взятие пробы ДНК именно у мага...

- Смогу ли я воспользоваться "магией", когда освоюсь в новом теле? -

Присутствующие переглянулись.

- Вот это, молодой человек, вы выясните на месте, - назидательно произнёс Джефферсон. - Кстати, это ОН.

Протестующе пискнув, компьютер вывел очередное изображение - то ли кольцо, надетое на мозг, то ли венец с короткими отростками, соприкасающимися с соседними отделами.

- И так каждый раз, когда работает нейросканер, - слова принадлежали проходившему мимо немолодому сотруднику с планшетом в руках. Рассеянно посмотрев на меня, он направился к выходу. Краем уха я успел услышать лишь "... профессор Брендон".

- Как функционирует этот отдел, одному богу известно, - Джефферсон развернул кресло ко мне. - Но именно он отвечает за способности ракконов. Уважаемый профессор Соловьёв выдвигал версию о связи "магии" с разумом, но подтвердить её нечем - клон, полученный Лареным, вышел с дефектом.

- "Умное животное"?

- Значит, он теперь его так называет? Упрощённо да, часть нейронов образовала изолированные участки, нарушив работу отдела "X" и коры головного мозга. Возможно, что общение с "матерью" касается не только тактильного и вербального способов. Профессор Брендон, отвечающий за общее развитие клона, считает, что телепатический контакт очень важным для появления сознания раккона в постэмбриональный период развития. В любом случае, это лишь теория - у нас нет возможности наблюдать беременность в естественном виде...

Примерно через два часа я ушёл из лаборатории с одним единственным одним желанием - поскорее оказаться в жилом блоке и рухнуть на кровать. Нейротрансплантация точно не для меня. На лекциях и то было проще.


***

"... опираясь на данные, полученные зондом Е1Н267-S, форсировать программу "Контакт", и в кратчайшие сроки приступить к выполнению этапа номер два.

Джефферсону Томасу: утвердить график работ на ближайший месяц, с учётом ниже перечисленных пунктов.

1)в срок не более двух недель, произвести переоборудование полигона, с учётом специфики обучения внештатного агента "Альфа";

2)приостановить работы над ДНК под номером 459-N32TP до особого распоряжения СБ;

3)расформировать отдел генетических исследований. Сотрудников, непосредственно не занятым в проекте "Контакт", предоставить отпуск за счёт Института;

Для обеспечения наблюдения за выполнением работ направляем майора Саровски Д.Н.

Начальник аналитического отдела СБ Земли Вяземский А.П.".

Палец лёг на клавишу, останавливая бег текста. Закрыв окно просмотра, Джефферсон позволил себе ненадолго закрыть глаза и попытался расслабиться. Это было не просто - только что полученная, записка ставила жирный крест на спокойной жизни Института. Он попытался анализировать прочитанное. "Немыслимо, СБ требует перенаправить все ресурсы на реализацию одной единственной программы... Что было получено с зонда? При этом "рекомендуют"... ДНК 459-N32TP принадлежит Аршинову - тогда зачем им приостанавливать клонирование нового тела? Что-то здесь не так... Но зачем им это?". Открыв глаза, он бросил взгляд на часы - половина десятого. Пора заканчивать с работой.

В дверь постучали:

- Не занят? - в кабинет зашёл Соловьёв; после смены он решил заглянуть к "коллеге".

- Уже нет, - Джефферсон устало потёр виски. - Что с прогнозом по удачному переносу?

- Девяносто и семь. У нас две попытки, прежде чем произойдёт срыв синхронизации и наступит разрушение головного мозга от перегрева, - предвидя вопрос, Соловьёв добавил. - На существующем уровне у нас нет никаких шансов. Проще вырастить ему новое тело.

- Учитывая приоритеты, это случится очень не скоро. Мне приказали остановить работы по клонированию тела.

- И почему ты только сейчас мне это говоришь? Мы уже создали шаблон для предварительного сканирования...

- Только сегодня пришло. Вроде бы и ничего особенного - требуют заморозить часть проектов и форсирование программы "Контакт". Как всегда, ни слова о причинах. Впрочем, другого от СБ я и не ожидал.

Соловьёв подвинул своё кресло и облокотился о стол.

- Скорее всего, нашли подходящую колонию ракконов. И теперь боятся опоздать с моментом внедрения агента.

- На агента Аршинов не тянет. Максимум, это на любителя-ксенобиолога. Прилететь, высадиться на планету, провести среди "чужих" несколько месяцев и вернуться назад. Это при удачном стечении обстоятельств.

- Сомневаешься в нашей разработке? Ни один их маг не сможет получить доступ к модулю для нейропереноса. Максимум это доберётся до протосознания тела, после чего оставит дальнейшие попытки.

- Подумай сам, с ним не будет никакой связи и контроля за развитием сознания раккона. В конце концов, маги могут отправить потерявшего память собрата на материнскую планету.

- Не будем о плохом. Ты сам составлял критерии отбора, и представляешь возможности Анатолия. Он справится.

- Знаешь, в чём-то ему даже повезло, - Джефферсон отключил компьютер. - Как представлю самого себя на другой планете - леса, города другой расы. Достаточно сделать всего один шаг или взмах крыла...

- Ты меня пугаешь.

- Лишь констатирую факт. Мы с тобой застряли на Земле до старости, - пальцы выбили по столу барабанную дробь. - Завтра предстоит тяжёлый разговор с представителем СБ.


Глава 4.


Следующие два дня прошли для меня как один странный сон - многочисленные психологические тесты, один раз меня обследовали в камере, похожей на те, что используют в медицине, когда требуется получить общее представление о состоянии организма. Только эта была... серьёзнее, чем виденные мной ранее. Первое оказалось, как я позже узнал, зачем-то нужно прибывшему с инспекцией майора из СБ, Даниэля Саровски. Он посетил лабораторию в первый же день, произведя на меня впечатление "своего", зачем-то посланного сюда контролировать работу Института - человек произвёл впечатление бывшего сотрудника. Больше всего его интересовал ход работ над проектом. Джефферсон пытался о чём-то спорить, несколько раз дело доходило едва ли не до скандала. Я же большую часть времени провожу теперь в компании профессора Соловьёва, нейробиолога, чья работа легла в основу проекта. "Перенос психоматрицы человека на негуманоидные структуры головного мозга с одновременной структуризацией нейронных связей". Название для непосвящённых длинное и малопонятное. Помню, спросил (имею на то право) его о цели этих странноватых тестов, на что получил минилекцию о безопасности при переносе. Заодно узнал о дате операции - завтра утром. Выходит, сегодня последний день, когда я человеком - следующие полгода предстоит осваивать передвижение на четырёх лапах. И собственных крыльях. Поэтому меня отпустили раньше обычного.

Быть может, следуя совету Соловьёва, стоило "пожить человеком последние дни",

"запечатлеть в памяти каждое мгновение", но настроение было не то. Да и не очень-то

хотелось заставлять себя нервничать перед сложной и важной операцией - рубеж

уже пройден. Напряжение буквально висело в воздухе - все, кто был занят в проекте, суетились в лаборатории, готовя клона к извлечению из резервуара (теперь днём в жилом блоке никого не найти). Чтобы как-то отвлечься, я направился на полигон института, рядом с которым, как оказалось, и жил первый полуразумный клон. Сегодня он описывал круги, лишь изредка поглядывая в мою сторону. Раккон поначалу сторонился, но я часто приходил сюда по вечерам, так что он относился ко мне почти как к "своему".

Скорее всего, ему было скучно. Обделённый вниманием персонала исследовательского центра, он оказался рад новому посетителю - в последнее время к нему мало кто заходит. Ларен, конечно, предупреждал, что ограниченность сознания существа не позволяет пользоваться мыслеречью, но чем дольше находишься рядом с этим мохнатым драконом, тем больше убеждаешься, что, пусть и не телепатией, но эмпатией он обладает. То, что я отношусь к нему иначе, чем остальные, он точно чувствует - временами от него приходят отрывки простых эмоций. Голову обдувает едва ощутимый "ветерок", такое ощущение трудно с чем-то спутать. Удивление (?), желание что-то сделать (?), быстро угасающее, радость (?). Сам его вид говорил - он не прочь выйти наружу и "познакомиться" поближе. Увы, доступ в вольер был закрыт (не трудно представить, что за бардак он учинит, наткнувшись снаружи на странные и интересные с его точки зрения вещи). Поэтому только и оставалось, как смотреть друг на друга через стекло. Да и кто знает, что на самом деле творится у него в голове? Но смотреть на своё будущее отражение очень... полезно и интересно. Взять ту же мимику - какая она у ракконов на самом деле? Спросите, откуда такой вопрос? Мне предстоит сыграть роль потерявшего память, но отнюдь не отщепенца, да, нужна любая возможность для налаживания контакта, и правильная реакция играет не последнюю роль. Если они живут бок о бок с другой расой (что промелькнуло в отчёте экспедиции), должны же как-то выражаться эмоции на лицах? Одна из моих странностей, на которую обращают внимание почти весь персонал Института - ещё до переноса называть "морду" лицом, а "лапы" руками. Раньше я за собой такого не замечал...

Эмоции... У клона невозможно представить улыбку, выйдет клыкастый оскал. Удивление, грусть, радость. Неужели всё передаётся с мыслеречью? Или же... Пёс соседей по этажу неплохо умел демонстрировать простейшие эмоции, там уши подняты, хвост торчком, особый взгляд. А так ли у ракконов? Так можно и выставить себя перед ними полным идиотом. Повстречают такого крылатого, и запишут в умалишённые. После чего отправят на материнскую планету, где пришельца раскусят, как нечего делать. Нет, разработка Джефферсона, как он сам утверждает, спасёт от среднего мага (если тот, чьи гены послужили для создания клона, действительно средний маг), но общаться с сильными нет ни малейшего желания. И что тогда меня ждёт? Плен? Казнь? Брр. От подобных мыслей меня отвлёк клон, уткнувшийся носом в стекло - ему то что надо?


***

На стол лёгла слегка помятая пластиковая папка. Одним движение руки собеседник развернул её к себе, после чего углубился в изучение содержимого. Привыкшего к своеобразному подбору персонала в СБ, Джефферсон никак не мог понять, чего ожидать от новоприбывшего. Плотного телосложения, форма майора разве что подчёркивает это,, с подвижными голубыми глазами, сразу отвергающими версию синтетика или "универсала"*. На вид лет тридцать, не менее, хотя, кто знает - при современных возможностях медицины возраст становится понятием растяжимым. Прибыв вчера рано утром, Саровски легко нашёл дорогу до кабинета начальства, и сразу же потребовал отчётность по проекту. Пролистав их за какие-то двадцать минут, он отправился на экскурсию (угу, кто б ему поверил!) по Институту. Нет, вёл себя майор предельно вежливо, как и принято, среди нормальных наблюдателей - "Наблюдай, но не вмешивайся". Но сколько от него было головной боли... Самым запомнившимся моментом стало посещение лаборатории, сотрудники которой готовились к процедуре изъятия клона. Вопросы, заданные при просмотре файлов последнего состояния головного мозга, характерны скорее для нейробиолога, нежели представителя СБ. Похоже, кто-то решил всерьёз проконтролировать работу над "Контактом"...

Между тем Саровски, закончив с документами из папки, отложил её в сторону.

- Мне бы хотелось услышать ваше мнение относительно будущего посланца к ракконам. - Ударение было сделано на слове "будущем".

- Что именно?

- Мы пошли на поводу у вас, одобрив методику отбора кандидатов. Руководство хочет теперь получить ответ лично от меня. Что выбор сделан правильно. Да, и ещё. Мне бы хотелось встреться с молодым человеком сегодня же. Причём лично.

- Последнее организую после обеда. Что же до первого... Моё мнение совпадает с мнением нейробиолога Соловьёва. Социализация среди инопланетных форм у Аршинова не должна вызвать особых затруднений, хотя бы по причине выбора легенды. Если сведения Первой Межсистемной достоверны не менее чем на семьдесят пять процентов, сородич, потерявший память, не вызовет подозрений. Эти условно коллективные хищники до сих пор не утратили части природных инстинктов, в отличие от своих союзников, ирков.

- Руководству не совсем понятны мотивы подопытного, помимо материальных.

- Выбранный мной человек к предстоящему готов.

- И как вы оцениваете прочность связей с обществом? Из его характеристики сложно понять, почему он готов пойти на подобный шаг. Для разведки, пусть и нештатной, это не приветствуется, - майор подкатил кресло ближе к Джефферсону, - Инициатива прошла лишь благодаря статусу операции. Пробная.

Последнее слово было адресовано профессору, но он сделал вид, что этого не заметил.

- Знаете, - сказал он после некоторых раздумий, - меня больше волнует возвращение Анатолия на Землю.

Саровски замолчал, переваривая услышанное.


***

Какой любопытный - опять уловил чужие эмоции. Стоит уйти в воспоминания, потеряв контроль над собой, как раккон тут как тут. Странно, что Ларен ни разу об этом не упомянул... Впрочем, с его то стремлением скорее избавиться от крылатого недоразумения, можно понять почему - для контакта нужно более, чем просто почесать за ухом или потрепать по холке. Настроение, что ли. Удивительно, как раккон ластится к своему вечно недовольному опекуну, мне уже приходилось не раз слышать жалобы на "никчемное создание" и "тупое животное". За последнее время профессор Ларен здесь даже не соизволил появиться, вон, как раккон за стеклом смотрит жадно - с автопоилкой и кормушкой не пообщаешься... Я посмотрел на часы - половина восьмого. Поздновато, тем более что завтра операция. Раккон засуетился. Всё, всё, мне пора. И не смотри так на меня - ещё встретимся. Надеюсь, к тому моменту уже как с другим крылатым...

На выходе с полигона меня догнал Саровски. Уже знает, паразит, где меня найти. И, что самое главное, он так просто не отстанет. Пришлось замедлить шаг, как будто я на прогулке.

- Анатолий Аршинов?

Пытается нащупать контакт со мной - он же видел фотографию в личном деле, и при этом только и ждёт ответа "нет". Отвечу так, и в рапорте появится какая-нибудь гадость о кандидате на перенос. Спасибо профессору Соловьёву, просветил вчера.

Я протянул руку.

- Да. Даниэль... э... Саровски?

- Уж знаете? Тем проще, - скорее для приличия, он ответил на приветствие рукопожатием - Профессор Джефферсон разрешил провести с вами короткую беседу насчёт переноса. Здесь недалеко есть пустующая комната отдыха.

Предусмотрел и это.

- Это надолго? Или подождёте, пока я встану на четыре лапы? - при последней фразе он едва заметно ухмыльнулся.

- Минут на десять. Хочу получить впечатление о кандидате на такую сложную и дорогую операцию.

Я молча проследовал за ним. Надо осторожнее со словами.

Пока мы шли по коридору, он нарушил молчание только раз, когда спросил о полигоне.

- Все в курсе, что вы посещаете раккона Ларена. Зачем?

- Разве это запрещено? Знаете, сидеть в жилом блоке после рабочего дня то ещё удовольствие, все заняты оборудованием либо документами. Наблюдая же за ним сейчас, можно проверить пару своих теорий.

- Например? - трудно понять, старается ли майор поддержать беседу, или это дежурный вопрос.

Лифт открылся на третьем этаже.

- Как выглядят эмоции у ракконов.

- Видеофайлов недостаточно?

- С живым с... объектом работать намного интереснее.

- Пришли.

Комната отдыха на поверку оказалась небольшим залом, уставленным креслами и парой небольших диванов. Таких не выпускают, наверное, лет пятнадцать. Я с комфортом расположился в кресле с высокой спинкой, Саровски напротив, в таком же.

- Беседа не отнимет у нас много времени. Думаю, вы прекрасно знаете, для чего здесь я.

- Мне объяснили.

Я старался держаться от эсбэшника на дистанции, мало ли.

- Тогда перейду непосредственно к делу. Профессор Джефферсон ТОГДА подготовил неплохой тест для выявления возможных добровольцев на нейроперенос в тело клонированного раккона. Считайте данный разговор простым знакомством с кандидатом. Анатолий, ранее вы поступили в ФИБИ, где, дойдя до второго курса, ушли по личному заявлению.

Где-то внутри меня стал грызть червячок сомнений. Проверка на лояльность?

- Преподавание в институте слишком сильно расходилось с личным образование. Сложно учиться, когда твоё усердие и знания ни во что не ставят. - Хватит с него этого.

- Хорошо. Как вы вообще пришли к решению принять предложение СБ, если опустить некоторые мотивы? Довольно необычно встретить человека, готового влезть... в шкуру инопланетного существа и отправиться к ним на планету. Как себе представляете всё это?

Он с интересом посмотрел на меня, явно ожидая пространного ответа. Как же объяснить, чтобы, наконец, отстал?

- Не вижу ничего ненормального в желании увидеть другой мир. Даже в облике крылатого хищника. Стараюсь мыслить без стереотипов и страхов. "Гораздо сложнее стать вновь человеком", - последнее я не стал говорить вслух.

- Насчёт второго. Если ничего не изменится, меня высадят на окраинной планете ракконов. Вы никогда не бывали в небольших городках, в паре сотен километров от мегаполисов? Местные жители, по приезду новых, стараются разобраться своими силами, не привлекая никого со стороны.

- Это сработает и с инопланетной расой?

- Ракконы не живут очень большими группами, для таких крупных хищников, пусть и разумных, подобное будет норма. Останется изображать потерявшего память. Желательно, первое знакомство провести вдали от поселения.

Честно говоря, здесь я немного соврал - трудно предугадать случайное событие, особенно не имея навыков настоящего крылатого. О флоре и фауне планеты, куда меня забросят, почти ничего не известно, лишь координаты "деревень", примерная численность и состав населения.

- И, знаете, наладить контакт с нуля проще. Мне не придётся усложнять свою легенду, а встреченному пытаться понять странное поведение сородича. Любую странность можно будет списать на адаптацию.

Кажется, майор был разочарован - он то ожидал услышать нечто вроде пространных рассуждений об "иных", что иногда гуляют по Сети. Другой взгляд на общество, человечество, споры о Светлом Будущем - в СБ об этом должны прекрасно знать.

- У вас, молодой человек, неплохие задатки аналитика, учитывая весь объём информации, предоставленной вам... Хм. Штатные психологи прорабатывали этот вариант. Тогда последний вопрос, и вы можете идти. Реакция на любые задержки с возвращением на Землю или, хотя бы, в родное тело?

- Могут быть проблемы? - странно, до этого момента надёжность подразумевалась сама собой.

- Задержка по возвращению в пару месяцев, не более. Руководство готово оплатить все издержки, включая расходы на содержание.

Деньги мне были нужны в любом случае, но... "Но" заключалось в контексте фразы - я не хотел становиться объектом для исследований, случись что. Пока буду ходить на четырёх лапах, мир ограничится территорией Института, а общаться, будучи обделённым человеческой речью или возможностью работы с компьютером, лишают возможности выйти в Сеть. Не увидеть ни родных, ни знакомых, которым обещал выйти на связь через восемь месяцев (кому докажешь, что пятиметровый хищник это их старый знакомый, вернувшийся с другой планеты?). Текст договора не содержал и намёка на удержание по согласованию сторон. Ответ "нет". И, надеюсь, это было в последний раз.

- Нет. Разве что задержка перед обратным переносом. После нескольких месяцев в другом теле можно и привыкнуть, - очевидно же, последние вопросы были провокацией. Выждав из вежливости с минуту, я поднялся. Майор нехотя последовал моему примеру.

- Извините, но мне пора.

Он молча пожал протянутую руку.

Когда парень скрылся за дверью, Саровски с задумчивым видом обошёл комнату, после чего сел обратно в кресло. На запястье зажёгся красный огонёк.

- Пометка номер семнадцать. Первый, он же единственный, кандидат на перенос. Общительный, несмотря на некоторую замкнутость. Готов на оправданный риск. В некотором роде идеалист. Негуманоидную форму тела принимает как данность. Ранее был замечен в сетевом клубе фантастов и художников...


***

До жилого блока я добирался в обход лифта - хотелось расставить все точки над "и". Вряд ли он вызвал на беседу ради пары дурацких вопросов. Если СБ допустила меня к проекту, значит у неё полно информации - от детского сада, и заканчивая жизнью в Сети. Личное общение необходимо лишь в случае сомнений, но тогда беседа случилось бы раньше, а не менее чем за сутки до операции. Или им нужно просто подтверждение на месте? Меня насторожил только последний вопрос, скорее даже скрытое предложение. Причём, все ответы он, можно сказать, не слушал - делал пометки для рапорта. Не удивлюсь, если сейчас он его и диктует.

Перед тем, как выключить компьютер, глянул ещё раз на фотографии, на которых несколько разноцветных ракконов сидели рядом, и о чём-то "разговаривая". У всех троих расслабленные крылья, разве что не касаются земли. Чёрно-рыжий, припав на передние лапы, смотрел в глаза рыжему. Я для себя давно решил, первый то ли подлизывался ко второму, то ли передразнивал. Жаль, что клон Ларена лишён этого. Было бы проще подготовиться к встрече с крылатыми у них дома. Когда объясняют элементарные вещи, при этом искренне считая тебя беспомощным... Становится неуютно. Или, может, это совесть? Мол, так неприкрыто "лгать"... Кыш отсюда... Кстати, что насчёт соседей ракконов, ирков? Никто особо не заострял внимание на них, как не представляющих интереса для контакта. Прямоходящие (ну, почти), покрытые серой короткой шерстью, с тонким хвостом и чуть вытянутой мордой, они напоминали карикатуру на крылатых. Словно от них и взялись строить технологическую цивилизацию, но потом свернули, так и застряв в Средневековье, если это так можно назвать. Заострённые уши и рудиментарные когти на руках лишь подчёркивали эту шутливую догадку. Крылья, как средняя пара конечностей, не могла исчезнуть. Это просто сходство. Надо больше узнать о них - с этой мыслью я и уснул.


***

- ...заслуживает внимание факт особой толерантности к инопланетной форме жизни. Рекомендую обратить внимание при подготовке миссии. У меня всё.

Майор отключил диктофон, после чего посмотрел на часы - десять часов вечера. Профессор должен быть на месте.

Не прошло и пяти минут, как он стоял перед входом в кабинет.

- Полагаю, всё прошло как надо?

- Должно быть иначе? - вошедший недовольно поморщился, услышал вопрос порога.

-Вряд ли, - Джефферсон наконец развернулся к зашедшему. - Более того, ваш рапорт наверняка готов, только вот вы почему-то медлите.

Саровски сел напротив.

- Где вам удалось найти такую личность? Некоторые моменты я вообще не могу понять..

- Например.

- Ваш Аршинов готов прожить в социуме ксенов более трёх месяце. И всё без конкретной цели. Либо он ненормальный, либо...

- Мечтатель, готовый идти до конца. Ваше СБ дала мне задание, я выполнил его, найдя лучшего кандидата на роль вольного исследователя. Вам же нужна почва для размышлений, прежде чем попытаться ещё раз вступить в контакт с ракконами?

- И всё же, мне не нравится его отношение к миссии. Если что-то пойдёт не так, часть вины будет на вас.

- Или ошибётся СБ, помешав выполнить задуманное Аршининым.

Ничья.

- Руководство продлило срок моего пребывания на месяц.

Реакция на это заявление последовала незамедлительно.

- Прекрасно. У вас для отдыха будет целая неделя, пока мы сможем провести первые занятия с молодым человеком. - последняя фраза прозвучала уже из-за монитора компьютера.

Видя, что дальше с ним разговаривать не собираются, Саровски хмыкнул и вышел из кабинета. Профессор устало потёр виски.

- Всего два дня, но как же он меня достал...


* сотрудники СБ, прошедшие корректировку организм. Часто с применением искусственных органов для повышения физических данных.


Глава 5.


В помещение лаборатории на несколько минут воцарилась тишина, казалось, что люди боятся даже дышать - близилась завершающая стадия переноса сознания человека в новое тело. На мониторах ежесекундно обновлялась информация о состоянии процесса - объём перенесённой психоматрицы, состояние объектов, конвертирование памяти... Завершали картину две причудливые диаграммы на главном экране, дающие общее представление о процессе. Кое-кто из операторов временами бросал взгляд в сторону зала, где за листами бронестекла, образующими герметичное помещение, покоился один из участников эксперимента, внешний вид которого заставил бы неосведомлённого человека усомниться в здравом уме сотрудников лаборатории. Аккуратно поджав все четыре когтистые лапы, на белом матраце лежало существо, едва ли имеющее отношение к фауне Земли. Если мускулистое тело и вытянутую морду ещё можно было соотнести с экзотическим хищником, то дальше начиналось нечто странное. Для начала, ОНО всё было покрыто густой короткой шерстью серебристого цвета, вдоль позвоночника становясь темнее; она шла до самого кончика неестественно длинного хвоста, образуя на его конце густую кисточку. Во-вторых, голову венчала грива того же цвета, из неё торчала пара треугольных ушей. Картину довершала пара перепончатых крыльев, сейчас аккуратно разложенных на покрывале. Последнее, на фоне существа размером с небольшую лошадь, выглядело чем-то неестественным, как если бы учёные пытались вырастить дракона, и, потерпев неудачу, обратили свой взор на млекопитающих. И результат экспериментов теперь мирно лежал посреди прозрачного контейнера. Примерно такие мысли крутились в голове Томаса Джефферсона, наблюдающего за процессом пока со стороны. Второй участник эксперимента лежал в скромной капсуле у стены, введённый в сонное состояние, и он временами поглядывал в его сторону. Всё ли в порядке? Разумеется, многократно продублированная система не позволит сбою нарушить работу транслятора нейросвязей, но одно дело, когда имеешь дело с человеческим телом, и совсем другое, когда впервые работаешь с совершенно чужим, чей мозг уже содержит исходные зачатки личности. Он оглянулся в поисках нейробиолога - Соловьёв, в окружении помощников, сосредоточенно сидел за терминалом. Значит, пока нормально. Чуть успокоившись, перевёл взгляд вниз. Ровный белый свет, заливший часть лаборатории, отражался от стен и светлой одежды сотрудников, придавая всему некий футуристический вид - такими в прошлом люди и представляли подобные заведения. В дополнение, у шлюза находилась пара офицеров СБ с парализаторами наперевес, сейчас с отрешенным видом смотрящие по сторонам. Все синтетики, как будто новорожденный способен причинить кому-то вред...

Томительное ожидание прервал мелодичный звук, которым главный компьютер, известил об окончании процесса переноса сознания. Чуть вздрогнув, профессор скосил глаза в сторону операторов и столкнулся с вопросительными взглядами операторов. "Начали".

- Приготовить...

Он не успел закончить команду, когда одна из диаграмм стала стремительно окрашиваться в красный цвет.

- Резкое повышение температуры тканей головного мозга! - на лице медиков, наблюдающих за второй капсулой, отразилось удивление напополам с ужасом.

- Разорвите соединение!

Пытаясь хоть что-то сделать, в два прыжка оказался у консоли управления, взяв управление на себя. Все двигаются слишком медленно... Соловьёв с техниками сейчас пытаются сбить так внезапно подскочившую температуру...Слишком поздно - лавинообразный процесс не остановили бы даже медицинские нанороботы, направленные к головному мозгу. Необратимые повреждения всего через минуту, ещё через две массовое отмирание нейронов. Мир пошатнулся, он опёрся о стол, пытаясь успокоиться - только что они потеряли одно из тел, чего не должно было произойти. "По крайней мере, сознание и память человека уцелели. Иначе бы... ", вздохнув, профессор открыл глаза. Пути назад нет.

- Подготовить капсулу к консервации, - видя непонимание коллег, Джефферсон добавил охрипшим голосом, - Тело ещё понадобится... Переходим ко второй фазе эксперимента.

Большинство присутствующих даже не успело осознать случившиеся. Тем лучше. Женщина в дальнем углу запустила вывод раккона из состояния принудительного сна. Фигурная пластина-индуктор, до этого закрывавшая всю верхнюю часть головы, приподнялась, обнажив золотистые нити зондов, свисающие с неё. Словно живые, те, извиваясь, медленно втягивались внутрь. Отверстия заживляли сразу же, как только канал оказывался свободным. Процесс извлечения занял более десяти минут - нежные зонды легко обрывались (операция по их удалению всегда доставляла немало хлопот персоналу). Наконец, индуктор освободился, после чего скрылся где-то вверху.

- Вторая фаза завершена. Объект в состояние неглубокого сна. Продолжить?

Весь напряжённый, Джефферсон наблюдал, как на графиках активности индицируются отметки - активность мозга возрастала. Однотонная диаграмма окрасилась переливающимися цветами. Значит, всё в порядке.

- Приступайте, - тихим, но твёрдым голосом произнёс он. Мало кто догадывался, что грозило в случае неудачи.

Последние секунды ему запомнятся на всю оставшуюся жизнь, оставив на память о себе клок преждевременно поседевших волос. А пока оставалось ждать - до этого в Институте проводились операции по переносу, ориентированные исключительно на синтетические тела. Но прежде биологи ни разу не экспериментировали с инопланетными существами. Каких трудов стоило одно выращивание "раккона" в течение двадцати лет, или сложнейшие манипуляции со структурами мозга, без которых ничего бы вообще не вышло... Ровно через четыре минуты, датчики зафиксировали сокращения мышц век. Прошла ещё две минуты, прежде чем они открылись и на людей уставились жёлтые глаза с поплывшим круглым зрачком. Кто-то нервно сглотнул. Между тем взгляд стал осмысленным - кто бы там ни был, он пытался прийти в себя...

На нижнем ярусе, у бокса, ждал штатный психолог, сейчас служащий скорее для поддержки людей, чем добровольца в новом теле. Напряжение в воздухе, казалось, окутывало каждого из присутствующих, словно невидимое электрическое поле, заставляющее чувствовать любое его изменение всем телом.

- Пора.

Один из синтетиков взял наизготовку оружие, готовый в любую секунду прийти на помощь учёным. Что рядом с ним делал Саровски, было непонятно - удалось лишь застать, как он заканчивал раздавать указания.

- Никаких резких движений. Стрелять только при угрозе жизни, - зачем-то напомнил он им. Знаменательное событие мало кого оставит равнодушным. Особенно когда речь о миллиардах и возможном будущем Федерации.

Просканировав сетчатку глаза, главный компьютер отключил системы защиты. С легким шорохом двери разошлись, впуская людей к лежащему существу. Только сейчас до психолога дошло, насколько тот крупный - длина тела с хвостом составляла не менее четырёх метров, а в холке, наверное, он достигал метра два. Не то чтобы он опасался находиться рядом, но ТАКОЙ спящий пациент заставит нервничать кого угодно. Тем временем, идущий впереди профессор, попробовал привлечь к себе внимание, положив ладонь на лоб (при виде такого майор, оставшийся снаружи, разве что не заскрипел зубами). Это удалось - зрачки резко сменили форму и в людей, стоящих в каких-то двух метрах, буквально впилось два зелёных глаза. Пора.

- Вы меня слышите? Если да, то моргните три раза.

Уши на голове существа, до того момента направленные в разные стороны, синхронно повернулись в сторону говорящего...

***

Ощущения были... словно куда-то проваливаешься. Только что ты "лежал" в не слишком удобной позе, как вдруг мир исчезает, оставляя чувство бесконечного падения - даже не понятно, почему именно оно. И вокруг одна темнота... В голову лезут отрывки воспоминаний. Вот лежу в капсуле, здесь же что-то из детства, кажется, про школу... Первое занятие в институте... Какой-то форум в Сети и я, быстро пишущий ответ... Отрывки перемешивались причудливым образом, меняли цвета и форму. Потолок растаял, и над головой появилось голубое небо, такое редкое для современных городов, и плавно стало алым... Вокруг появляются люди, идущие по своим делам... Кадры Первой Межзвёздной экспедиции на центральном канале... В следующее мгновение что-то пошло не так - всё потускнело, одновременно пришёл СТРАХ. Похожий на волну, он нахлынул внезапно. Никогда не испытывал ничего подобного - тебя словно куда-то тянет, сознание подёргивается дымкой, как будто нечто старается раздавить, затянув в темноту. Туда, где нельзя существовать... Крылатый хищник непонятной расцветки материализуется передо мной прямо из воздуха, и открывает пасть, старательно выговаривая слова на незнакомой речи. Со множеством "ррр"... Он исчез также внезапно, как и появился, волна же спала... Мимо пролетела пухлая папка с документами - такие вроде остались в прошлом, когда было полно бумаг... Огненно-красные крылья вихрем проносятся над головой уносятся куда-то вверх... А затем... А затем падение резко прекратилось. Из меня словно вышибли воздух, судорожный вздох и новые ощущения затопили сознание. Я лежал животом на чём-то мягком. Не очень удобная поза, если учесть прижатые к телу конечности. Кроме них было и ещё что-то - не покидало стойкое желание размять руки, раскинутые в стороны. Очень странно, хотя меня предупреждали... Да, профессор Джефферсон показывал модели, успокаивал перед тем, как закрыли капсулу.

- Главное, не пытайтесь сразу встать. Надеюсь, первым вы увидите меня...

Но одно дело сидеть и смотреть на всё это со стороны, совсем другое - стать участником. Выходит, всё получилось?

Голоса раздаются совсем близко, и я приоткрываю глаза, чтобы взглянуть на говорящих. В них тут же ударяет яркий свет. Неприятно. Пытаюсь моргнуть - со второй попытки вроде получается. Опять говорят, прямо передо мной. Вслушиваюсь. Забавно, но уши поворачиваются на источник звука без какого-либо посыла.

- ...те? Если да, то аккуратно кивните головой.

Кивок оборачивается стремительным взлетом, зрение окончательно проясняется, и я вижу стоящего передо мной, засунув руки в карманы, Томаса Джефферсона. Медленно поворачиваю голову, и натыкаюсь на сотрудника СБ, подошедшего вплотную к стеклу бокса. Брр, синтетик. Вздохнув, перебарываю страх перед неизвестностью и решаюсь глянуть вниз, на себя. Так... Когтистые лапы, шерсть серебристого цвета - сходство с ракконом Ларена налицо. Не надо быть телепатом, чтобы понять чувства, обуреваемые мною. Ощутить совершенно другое тело и... бессилие. Да, именно так. Когда невозможно пошевелить и единственное, что ты можешь делать, это с трудом ворочать длинной шеей, терпеливо дожидаясь помощи от людей.

На одно только выполнение простейшей просьбы ушло минут пять. Столпившиеся снаружи, ощутив на себе мой взгляд, пусть даже и случайный, чуть подались назад. Наверное, со стороны и правда пугающее зрелище - впервые столкнуться со зверем, в чьих глазах читался разум, а не примитивное любопытство добродушного клона Ларена.

- Всё прошло успешно. Больше не пытайтесь пошевелиться, перенос влияет на нервную систему не лучшим образом. Если хорошо меня слышите, лучше моргните три раза.

Джефферсон привычно скрестил руки на груди, ожидая реакции с моей стороны. Я выполняю предложенное. Да хоть десять раз, на большее сил всё равно нет.

- Его можно транспортировать?

Вопрос, очевидно к персоналу лаборатории. Делаю попытку привлечь внимание к себе, однако вместо слов получается что-то между рычанием и рыком. М-да, с таким голосом человеческая речь едва ли будет доступна. Вторую предпринимаю иначе - произношу "Ч-то-со-мн-ой", сосредоточившись на профессоре. Может и глупо, но чем не попытка воспользоваться мыслеречью? Хотя бы передать эмоции? Увы, с наскока не вышло, поняли разве что направление мысли, сразу засуетившись вокруг.

- Всё ещё идёт процесс формирования связи с основным сознанием этого тела, - судя по слабой улыбке профессора, самое опасное осталось позади. - Дня четыре, не менее, понадобится на адаптацию к новым условиям.

- Сейчас мы перевезём вас в душ, где смоем остатки раствора, после чего поместим в... , - он чуть было не сказал "вольер", - зал.

Оставалось лишь вздохнуть и безучастно пялиться в стену напротив, пока подъедет платформа и на неё погрузят беспомощного "хищника". Вот уж кому, а мне едва ли понравится жить в клетке.


***

После поверхностного медосмотра, меня опутали широкими ремнями и погрузили, для чего пришлось аккуратно сложить непослушные крылья, и, похожая на стол, платформа плавно покинула лабораторию. Весь путь до зала лежал через подземный тоннель, очевидно, спешно переоборудованный для транспортировки габаритных грузов. По пути, как и обещали, меня тщательно вымыли в "душе" - язык не поворачивается назвать этим сооружение, по мощности сопоставимое с городской мойкой для транспорта. Несколько людей в водонепроницаемых накидках вытерли насухо кожаные перепонки и стали помогать автомату сушить гриву. Я же, сколько не прислушивался к новым ощущениям, но так и не смог понять, как пошевелить новыми частями тела. А без навыков работы с ними, не стоит и думать о том, чтобы подняться на лапы, которым ещё предстоит научиться держать тело. Прислушиваюсь к себе. Ну и где это "врождённое" сознание? Это в фантастических книгах авторы придумывают, кто во что горазд: два сознания в одной голове представляли и как симбиоз, и как подчинение одного другим, и... много чего ещё, относящегося скорее к личным заскокам. Мне же выпал шанс проверить это на практике... И? Ничего. Странно. Первой мыслью была ошибка во время переноса, об этом надо будет спросить Джефферсона, когда смогу. Для верности несколько раз глянул по сторонам и пошевелил ушами - картинка даже чётче, чем была в теле человека, и слух стал острее. Не так я себе представлял последствия переноса, нет ни намёка на присутствие новорожденного раккона (в документальном фильме, подготовленным отделом Ларена, клон легко помещался на руках, и при этом уже пытался шевелить крыльями, помимо смешно растопыренных лап). Между тем процедура подошла к концу, и мою трёхсоткилограммовую "тушку" повезли в место проживания, где пройдёт первая неделя адаптации.

Зал походил даже не на вольер, а на гибрид тренажёрного с медицинской палатой. Вот у дальней стены растянулась огромная по человеческим меркам беговая дорожка, вот нечто для тренировки мышц чего-то там, вот мягкий каркас, совмещённый с низким лежаком, очевидно для удобства осмотра. О туалете я молчу. Всё, относящееся к сложным приборам и компьютерам, спрятано за прозрачными шкафами. И, разумеется, место сна и кормления (несколько дней для меня потребление нормальной пищи будет приравниваться к подвигу). Куда и направилась платформа. Неприятно быть грузом, который транспортируют с помощью лебёдки (забыл сказать про неё, потому что потолок здесь на уровне второго этажа). Просто лежать на животе надоело, и, едва убирают ремни, принимаю позу, на которую хватает сил - опираюсь на руки, одновременно вытянув шею. Оп, хвост нашёлся - кончик мерно постукивает по полу. Никто на меня не обращает внимание. Хотя нет, заставили дать надеть на голову обруч нейросканера. Сердито фыркаю. В ответ слышу замечание профессора Соловьёва. И когда успел подкрасться?

- Что? Первые два дня нам необходимо фиксировать состояние отделов головного мозга.

Закатываю глаза (и что на меня так смотрят?). Говоривший куда-то удаляется. Много мимикой раккона не передашь, надо, нет, я просто обязан отточить навыки мыслеречи. Контроль над телом восстанавливается с головы - за несколько часов сигналы дошли до хвоста, двигать им можно на подсознательном уровне. Две руки две ноги, голова и хвост, почти как у старого тела. Крылья же продолжают изображать части полураскрытого зонтика. Единственное, я могу почувствовать любое к ним прикосновение, как будто на спине растянули в обе стороны по огромному куску кожи. Полезное свойство в полёте, локализация приложения силы к перепонке... Персонал возится в метре от меня, изредка одаривая любопытными взглядами... Если смогу дотянуться лапой... да, надо решить, что делать с загнутыми когтями на каждом пальце... обязательно проверю эту догадку. Смачно зеваю, вызвав тем самым небольшой переполох, пристраиваю голову поближе к левому крылу. Усталость подкатилась незаметно, глаза слипаются сами собой. Новая жизнь, в новом теле...


***

Пока Анатолия везли на новое место жительства, Джефферсон смог, наконец, вернуться к главному вопросу дня - что делать с человеческим телом. За результаты переноса он был спокоен как никогда, не сегодня, так послезавтра доброволец приспособится к непривычному облику и расскажет о событии со своей точки зрения. Это лишь окончательно убедит членов его команды в успехе. Но эта потеря мозга при переносе... Она перечёркивала надежду на быстрое окончание программы "Контакт". И, что самое важное, как объяснить произошедшее парню, когда он спросит об этом? Сложно представить реакцию, учитывая стресс при адаптации. Не факт, что после такого Аршинов сможет нормально приступить к выполнению задания. Далеко не факт. Соловьёв, что-то сказав своей группе, направился в сторону задумавшегося руководителя проекта.

- Мы определили, на каком примерно этапе произошёл сбой, - для убедительности он протянул электронный лист. - Фаза два семь три.

- Создание транслятором копии матрицы перед слиянием. В отчёте нет точного времени последнего. Почему аппаратура не отследила этот момент?

- Мои пытаются выбить эту информацию из машины, но безрезультатно. Самое интересное, транслятор не прекратил работу точно по команде программы. На остановку ушло не более шестисот десяти миллисекунд. В конце же слияния произошёл второй всплеск активности процесса.

Для наглядности график пришлось растянуть на несколько порядков.

- Об этом кто-нибудь знает. Кроме нас с тобой? Эта "крыса", - Джефферсон глазами поискал Саровски, - не должна ничего узнать, как минимум до послезавтра.

- Возможно, - нейробиолог с интересом наблюдал за перемещением листа к монитору компьютера. В одно касание содержимое оказалось рядом с открытым файлом руководителя проекта. Искомая точка нашлась быстро, но информация по ней ничего не дала, отдел мозга, искусственно сформированный у клона, вёл себя согласно модели. Для верности, программа прошлась по всем записям, имеющим отношение к злополучному транслятору. Ничего.

Джефферсон вернул лист.

- Анатолию, при визите к нему, о наших проблемах тоже ни слова, пока не разберёмся в произошедшим.

- А его старое тело?

- В запасе есть ускоренное клонирование за счёт СБ. Я настоял, как на запасном варианте после возвращения от ракконов.

- Понадобится не менее года, чтобы получить новое тело с заданным возрастом.

- И трое суток в запасе, для принятия решения.

Оба с сожалением проводили капсулу, ставшую в свете последних событий похожей на гроб - сегодня умер человек и родился ещё один раккон.

- Куда отвезут тело?

- В Институте есть криохранилище, там оно пролежит до конца операции. - Файл с электронного листа был безжалостно затёрт. - Права на захоронение принадлежат исключительно Институту. Отдельный пункт соглашения.

Соловьёв ошарашено посмотрел на давнего знакомого по работе.

- Когда речь идёт о человеке, риск увеличивается втрое. Я не желаю участвовать в грязных играх СБ... Закроем тему. Завтра утром навестим нашего героя.


Глава 6.


Пробуждение было на редкость спокойным. Ни тебе будильника, ни двоюродной сестры, достающей стуком в дверь - почему-то она всегда считала меня соней. Подумаешь, несколько раз задремал в транспорте. Что же ещё там делать, пока мимом проплывают унылые пейзажи мегаполиса? Подниматься неохота, веки словно приклеились:- значит, попытка лечь спать в одиннадцать вечера провалилась... Пытаюсь перевернуться на бок. Вместо подушки нос уткнулся во что-то тёплое и мягкое. Что такое? Отдёргиваю голову, и, широко зевнув, нехотя открываю глаза. Взгляд упирается в покрытый серебристой шерстью бок, над которым нависает серая перепонка... крыла. Сон испарился мгновенно. Судорожно пытаюсь отодвинуться, неуклюже дёргаюсь, и тут замечаю, что вместо рук, в бок "зверя" упираются мощные лапы, пальцы которых венчают острые когти. Мои лапы?!? После чего больно колю себя же в живот. Арр, было... было вчера? Вчера?! Разговор с Джефферсоном ... капсула... раккон в боксе... нейроперенос... бред, виденный мной во время операции... пробуждение... душ, куда мы едем на платформе... пожелание спокойного сна одной из молодых сотрудниц... Воспоминания всплывают одно за другим. Неловко подползаю к лежаку, с которого слетел в попытке убежать, цепляясь когтями на руках (никакие они не лапы), попутно замечая, что слушаются они меня лучше, чем ноги. Сложнее с крыльями, они словно весят несколько сот килограмм. Кое-как прижимаю их к телу. По сравнению с ними безвольно волочащийся по полу хвост полная ерунда. Моё внимание привлекает шум за спиной - уши поворачиваются быстрее, чем успеваю осознать это. Небольшая компания людей... да, стоящая за стеклом, часть с удивлением рассматривает меня, остальные суетится, один что-то говорит в браслет. Похоже, они были здесь с самого утра, и видели все с самого начала. Как я вытирал пол мохнатым животом, разглядывал новоприобретенное тело... Недовольно рыкаю, вызвав тем самым неожиданную реакцию - всех вокруг как ветром сдуло. Эмм... кажется, я продублировал звук мысленно, на автомате, не заботясь о "громкости" в их головах. И отправил напрямую в их мозг. Вот так "мыслеречь"... Хм. Мне показывают, чтобы больше так не делал. Нет, честно, оно само получилось! И не надо так испуганно глядеть... Добегался... С добрым утром меня, скоро будет начальство. И лучше без того майора...

В ожидании новых посетителей, приходит странное, но такое привычное ощущение голода. Новый организм готов простить ошибки в обмен на еду. Нет, не так - ЕДУ. Я и не даже представить до этого, что в животе у ракконов может стоять такое урчание. Кто-нибудь, дайте поесть! Готов съесть что угодно... Хе-хе, выражение на моём лице, вместе со звуковым сопровождением, принесли свои плоды: ко мне осторожно подошла девушка с контейнером. Она сначала робела под взглядом моих вертикальных зрачков, но, убедившись в моей "безобидности", осмелела и, уже не обращая внимания на коллег, столпившихся по другую сторону стекла и машущих ей руками, принуждая вернуться поскорее назад, прочь от "хищника". ... Да уж, теперь у меня имеется "поклонница" - пока я поглощал пюре, она успела немного рассказать о себе, попытаться успокоить и убрать за мной то свинство, что осталось после завтрака вида "нос в тарелке, еда на ушах". Или "голова в поддоне" - кто-то забыл о моих габаритах. Кстати о еде... На вкус напоминает питательную массу, которую довелось попробовать на космодроме. На запах тоже, если новый мозг правильно соотносит запахи из памяти. А ещё меня беспокоят новые ароматы, витающие в воздухе. Стоит немного расслабиться, и голову окутывает целое облако. От стоящей рядом девушки пахнет, помимо еды, чем-то приятным. Да я сам пахну, только не пойму чем.

Напоследок, скорее из любопытства, робко меня погладив, эта странная особа удалилась. И как раз вовремя - в дверном проёме показалась голова Джефферсона.

-Что у вас? - строгий взгляд в сторону сотрудницы, что-то смотревшей на мониторе компьютера.

- Мы... как раз проверяли *Подсматривали?* показания за ночь, когда он, - она демонстративно потёрла уши, - всех здесь чуть не оглушил. Если это и есть мыслеречь ракконов, то не завидую тому, кто будет с ним заниматься.

- Ирина, я позову, когда понадобитесь.

Та удалилась, и следом за профессором показалось несколько человек, знакомым среди них был, пожалуй, лишь нейробиолог, свернувший в мою сторону. Остальные оккупировали аппаратуру.

- Подготовьте графики "А" и "С". Лежи спокойно, сейчас начнём сканирование коры головного мозга. - Последнее относилось ко мне, когда я заглянул за спину говорившего. Пока не смогу нормально общаться, предпочитают избегать непонимания.

Обруч на голове тихо щёлкнул, и всё. Информация пошла. Уррр... Неужели ещё один экспериментальный образец - в первые дни пребывания здесь приходилось тратить только на фиксацию в капсуле сканера по несколько минут? Но не успел я расслабиться, лёжа на мягком лежаке, как легкое покалывание от обруча прекратилось. Пришлось открывать глаза.

Стоявший где-то сбоку (не сбоку, у меня стало неплохо получаться определять положение людей по звуку) Джефферсон заметил, скорее для остальных из присутствующих здесь:

- Так... показания в норме. Если прогресс пойдёт такими темпами, я надеюсь услышать РЕЧЬ нашего пациента не позднее конца этой недели, - и посмотрел на несколько секунд мне в лицо.

Таким серьёзным я его ещё не видел. А непривычный взгляд, в котором, без лишних слов, читалось одно - "Мы сделали всё, что от нас зависело, теперь твоя очередь". И... не буду ходить вокруг, до переноса от меня мало что зависело. Будь СБ настойчивее, то они с лёгкостью подтолкнули бы на участите в проекте. А так что? Случайный выбор из десятка кандидатов и годы работы над клонированием инопланетных существ, бессонные ночи при решении проблемы совместимости с человеческим сознанием и его сокрытием, чтобы не дать себя разоблачить, находясь на другой планете. Результат же всех трудов сейчас валяется на полу и не может произнести ни слова в ответ. Мне же есть что рассказать - об ощущениях во время процесса, о пробуждении в новом теле, о первых попытках заглянуть вглубь себя - должен же где-то притаиться обрывок сознания раккона? Мне... мне даже нравится новое состояние. Время, когда можно было ни о чём не думать, прошло. Кивнув в ответ, я отвожу глаза в сторону. Веду себя как нашкодивший ребёнок. Несерьёзно? Но вчера состоялось второе рождение. Или перерождение? Вряд ли эта, и последующая за ней части воспоминаний, так просто покинут меня... Да что там, пусть кто-нибудь только попытается сказать о "недостойном носить звание "Человек", раз совершенно не против жизни в облике лохматого недодракона". Не хватает только, чтобы обозвали животным. Всё пустые слова, в попытке оправдать миллионы таких как он, "просто живущих", без идеи или мечты, выходящей за рамки обычных вещей, даже не пробующих заглянуть в неведомое.

Между тем, Джефферсон, видя реакцию на высказанное, решает сегодня больше не докучать. Попрощавшись, он, прихватив со стола какие-то документы, направился к двери. Несколько человек, очевидно из тех, кто принимал непосредственное участие в процессе переноса, постарались приободрить меня, поделившись впечатлениями о вчерашнем успехе, после чего оставили в покое. В наступившей тишине стало слышно пение аппаратуры, да шум вентиляции, на самой грани слышимости. Тряхнув головой, попытался отогнать накатывающийся сон - то ли сказался впервые набитый желудок, то ли нервное напряжение, только сейчас ставшее заметным. Поборовшись с полчаса, я всё-таки задремал.


***

Лифт, монотонно шурша, проглотил очередных своих пассажиров. Не успел он разогнаться, как один из них нажал на кнопку остановки.

- Он на удивление быстро осваивается с новым телом. - делился впечатлениями Джефферсон. - Одно странно, активность исходного сознания крайне низкая. Если в ближайшие дни оно не поднимется, хотя бы до шестнадцати единиц, нам придётся сместить сроки подготовки. Я не выпущу Анатолия из стен Института, пока он не сможет контролировать себя. СБ же начнёт давить - опять задерживаем их.

- На этапе определения кандидатов они тоже пытались влезть со своим списком требований. Пришлось брать всю работу на себя, - нажатие пальца возобновило движение.

- Скоро они потребуют первых результатов работ над проектом. И всё-таки, я не пойму, чем вызвана задержка с пробуждением сознания раккона. Судя по состоянию Анатолия, он ничего не чувствует, что можно отнести к инстинктам или необъяснимому поведению. Всё, что мы имеем на данный момент это его полный контроль над новым телом. Кроме крыльев и хвоста...

Лифт, не успев толком разогнаться, плавно остановился. Джефферсон пропустил собеседника вперёд. Лаборатория встретила их непривычной, после стольких месяцев напряжённой работы, одной тишиной. Если кто здесь и был, то давно уже сидит в жилом комплексе или присматривает за прошедшим перенос. Компьютер, отслеживая перемещение людей, зажёг освещение в дальней части помещения.

- Сюда никто не заглянет?

- Вряд ли. Саровски не появится до середины следующего дня, а остальные сотрудники либо заняты работой, либо отдыхают.

Задавший вопрос ответ пропустил мимо ушей, его куда больше интересовали последние данные, полученный при сегодняшнем осмотре. Несколькими бледно-жёлтыми областями на переливающейся модели была отмечена слабая активность отдела головного мозга, отвечающего за мыслеречь и оперирование магией. Вплотную к ним примыкало компактное ядро, отмеченное фиолетовым. Палец упёрся в начало текста отчёта...

- Теперь сравни с этим, - рядом возникло второе изображение, но уже без этих пятен. - Здесь и здесь, отличий быть не должно.

- Жаль, что сразу после переноса сканирование приводит к нарушению памяти. Информации с аппарата для полной картины происходящего недостаточно. Могло ли сознание раккона включиться на некоторое время в сам процесс?

- Сразу произошёл бы сбой переносчика. Машина в таких случаях прерывает процедуру, если ещё возможно без причинения необратимых повреждений связей между нейронами.

Повисло молчание.

- Что думаешь об общем состояние Анатолия? Он справится?

- Справится. Сегодня, пока ты общался с ним, я имел возможность, как следует его разглядеть. Твои ребята постарались, контролируя процесс роста клона. Как думаешь, он понравится местным? - И уже вполголоса. - Как крайний случай, мы рассматривали встречу с ирками, но кроме факта их существования, о них ничего доподлинно не известно, поэтому подобный контакт... нежелателен. Пусть и союзники, но они могут повредить легенде агента...

- На что намекаешь?

Соловьёв нахмурился.

- Первопроходцам всегда тяжело. Впрочем, сказанное мной лишь теоретические выкладки аналитиков с психологами - у них попросту мало информации. Мы и так идём на ощупь... На чём я остановился... Для первых суток в новом теле он очень бодрый, что не может не радовать. Когда имеешь дело с синтетиками, приходилось ждать до сотни часов, когда к ним вернётся возможность связно говорить или двигаться. С другой стороны, вербальная речь с такой пастью вызовет... проблемы. Больше шансов научиться пользоваться мыслеречью, тем более, сегодня он продемонстрировал первые шаги в этом направление...

- Тем более, твоя версия во время осмотра не подтвердилась. Что будем делать дальше? Вскрытие?

- Вскрытие капсулы проведём завтра. Должны быть какие-то зацепки, тепловое разрушение не могло начаться так спонтанно.

- У меня есть одна идея, хоть и бредовая...- Соловьёв с задумчивым видом просматривал конец лабораторного журнала.

- Последний бред был, когда защищал работу на тему "Нейроконструирование на стадии роста живых организмов".

- Помню такое... Мне самому не даёт покоя связь зачатков сознания при перехвате управления телом. Что, если МЫ упустили этот момент? Вариант фантастический, но вероятность его получения все-таки есть.

- Опыт, проведённый Брендоном над больной, не подтвердил опасений о возникновение хаоса при переносе.

- С Еленой иной случай, новое тело практически полностью соответствовало земным аналогам. Она лишь заняла доминирующее положение. Речь о другом, контроль отделом "Х" частично завязан на инстинктах. Могли ли те самые крохи сознания, принадлежащие только что "родившемуся" существу, дать отпор "агрессору", проникающему в мозг? Тогда разложение клеток могло стать следствием перевозбуждения нервной системы.

- Либо перенос затронул неизвестный нам механизм, и Анатолий, сам не подозревая, отрезал пути для отступления. В любом случае, полностью подтвердить твою версию будет невозможно, пока он не вернётся от ракконов. И, надеюсь, это случится...

Покинув лабораторию, они поднялись в административный корпус. И здесь их ждал неприятный сюрприз. Обычно он был безлюдный - обычная вещь, когда Институту, в ходе работ над новым проектом, сваливается гора обязательств, щедро присыпанная новыми заданиями заказчика. Но не сегодня. Первый и единственный ими встреченный, на полпути к закрытому кабинету, человек, сотрудником язык не поворачивался - скорее наблюдатель. Ненужный наблюдатель. Вынырнув из бокового коридора и вежливо кивнув, он отправился вслед за учёными. Стараясь сохранить спокойствие, Джефферсон попытался заранее предугадать тему разговора с Саровски. "Какого чёрта он здесь делает?!", самое мягкое выражение, что мог сейчас услышать майор СБ. Обладай профессор мыслеречью ракконов, то уловил бы аналогичный возглас от своего спутника, причём не самое цензурное, из немалого запаса слов на подобный случай. Выходит, безопасник уже вернулся. Неприятно, но не смертельно.

- Опоздай вы на пять минут, и мы бы разошлись по жилому блоку, - начал он, открывая дверь.

- Я не отниму много времени. Для начала, вот, - Саровски протянул пластинку с небольшой золотой эмблемой СБ Земли в углу. - Мне приказали передать это вам лично.

Вторым он извлёк электронный лист.

- Ознакомьтесь. Это коррекция программы, согласно последним данным разведки планеты. Спокойной ночи.

И исчез также быстро, как и появился. Отложив текст на потом, Джефферсон взял в руки карточку.

- Что же на этот раз?

Сухо попрощавшись с коллегой, он с минуту рассматривал лежащую на ладони носитель информации. В последнее время важные данные передают только таким образом, минуя личное общение. Считыватель щёлкнул прижимом и в углу экрана появился запрос пароля. Информация для личного ознакомления. После ввода заветного набора символов, открылся файл. Пролистав полдесятка страниц ,его внимание привлёк список окончательных поправок в работу Института. Особенно зацепила предпоследняя строка, имеющая самое прямое отношение к новоиспечённому "раккону".


***

Самым тяжёлым было выдержать трое суток после переноса. Постоянный контроль со стороны медицинского персонала, уютно устроившегося в отгороженной части зала, мониторинг головного мозга, анализы, прививки - в силу специфики моего будущего окружения, от применения нанитов было решено отказаться. Проблем доставили взятие проб крови, когда два бравых биолога мялись передо мной, не решаясь причинить впервые боль: несмотря на прогресс по части технологий, колоть придётся всё той же иглой, да ещё сквозь плотную шкуру (я смог ощутить всё её преимущество на второй день, когда почесался острыми когтями). А вдруг я озверею и "покусаю" кого-нибудь? Зафиксировать пациента у присутствующих и мысли не возникло? Пришлось с безразличным выражением на лице (от вида которого прыснула от смеха та самая сотрудница) протянуть им... лапу. "Колите, всё равно никуда не денусь!"... Изверги, они всадили, чуть ли не слоновую иглу, виденные ранее только в зоопарке. Интересно, что я ещё не знаю о ракконах, помимо прочной шкуры, особенно на теле? Это нужно для защиты на охоте? Или во время ритуальных боёв? Придётся это выяснить на собственной. Из хороших новостей: сегодня смог наконец разобраться с лапоруками - когти на них оказались полувтяжными, а из четырёх пальцев один может становиться противостоящим, что позволяет, с первым, манипулировать предметами. Почти как у людей! Приятно почувствовать себя полноценным разумным. Было забавно, когда для овладения новой моторикой мне принесли пластиковые игрушки, рассчитанные на... детский сад. Кубики там, пирамидки, простые головоломки... Наверное, со стороны смотрелось необычно, как огромный крылатый зверь, высунув от усердия язык, вертит в передних лапах яркие пластиковые детские игрушки, иногда порыкивая, если случайно выпущенные когти мешают работе. Кто-то сообразил запечатлеть импровизацию на видеокамеру. Кому-то было весело... Принесённого мне хватило, в общей сложности, часов на десять, когда удалось с первого раза подцепить одними пальцами небольшой шарик и поместить. Дальнейшее было лишено всякого смысла - то ли наконец "проснулись" сознание, пребывавшее ранее в коме, то ли инстинкты, подкреплённые старыми рефлексами, но нужда в тренировках отпала. Я словно "вспомнил", как управлять руками. Если бы так просто было с крыльями и хвостом. Пока одно огорчение.

С мыслеречью подвижек почти не было, я банально не знаю, с чего начинать, хотя голые чувства передавались сами собой. К примеру, выразить отношения к человеку, находящемуся в поле зрения, можно за секунды. Тесты, устроенные по требованию Соловьёва, меня заставили крепко задуматься о значении "эмпатии" у ракконов. Не верю, что этим пользуются ежедневно... Гррр. За такое у крылатых можно получить по лицу когтями. От пришедшей в голову идеи я отмахнулся хвостом, чуть не сбив с ног ассистента. Да, стоять и ходить на четырёх нравится всё больше, временами новое состояние кажется естественным с рождения. Разум пытается вяло протестовать, но наталкивается на пару перепончатых крыльев, и сразу затыкается. Блин, как они вообще могут ходить на двух ногах?! Физику никто не отменял, когда зад со спиной перевешивают в первые же секунды.

Третьей проблемой неожиданно оказались отголоски стыда. Несмотря на густую шерсть, я голый, вот и сейчас убираюсь подальше от любопытных глаз, ради естественных вещей. Так, Анатолий, спокойно, надо что-то делать, иначе позора на другой планете не избежать. Стеснительный хищник, слухи полетят по всему поселению... Быть может, поэтому так боюсь передвижения на двух? С грустью рассматриваю себя в крупное зеркало, специально повешенное неподалёку. Почти взрослый самец красивого серебристого цвета, местами с начинающей пробиваться серой гривой. Хорошо, если первым встречным будет местная девушка, а не парни, с которыми проколоться на легенде, что... на хвост наступить. Тьфу! Очнись, мечтатель, человеческое "Я" уже протестует. Раккон же, затаившийся в глубине сознания*** "молчит". Закрываю глаза, и почему-то сразу представляю реакцию сестры с друзьями: "Ой, какой ты пушистый! Можно погладить? Да ладно...".

Странно, что давно не видно Джефферсона. Как он попрощался в то первое утро, так больше и не появлялся. Всё, всё, иду. И не надо так громко - слух у меня намного лучше вашего...


***

Аудио запись к отчёту номер 01-А2. Копия помещена в архив Института, доступ ограничен.

"... поиски причины потери исходного тела Анатолия Аршинина, случившейся во время операции по переносу сознания, позволяют по новому взглянуть на проблему совместимости нервных систем высших организмов. В ходе негласного расследования, с привлечением нейробиолога и малой команды медиков, было произведено вскрытие черепа молодого мужчины, двадцать четыре года, рост ..., вес .... Предположительная причина смерти - тела разрушение структуры головного мозга. Срок, проведённый в криокамере после переноса, семьдесят пять часов. Внешний осмотр выявил кровоизлияния в теле глазных яблок, других повреждений не обнаружено. В одиннадцать часов двадцать три минуты снят сегмент черепной коробки, после чего запущены диагностические роботы СРМ65. Результаты поиска штатных средств медицинской помощи:

1) вблизи капилляров зафиксировано наличие повреждённых сборочных модулей, что не было зафиксировано во время самой процедуры по нейропереносу;

2) диагностика показала процент выхода их строя базовых нанитов СРП43 на уровне не менее девяносто двух (Примечание: массовый отказ серии СРП43 не сопряжён с дефектами сборки или иной причине, имеющей отношение к технологии производства.);

3) анализ в условиях лаборатории позволяет предположить о деструктивном воздействие на молекулярном уровне, выходящем за рамки теплового или электрохимического процессов;

4) изучение образцов ткани головного мозга подтверждает разрывы связей между нейронами. В ряде мест имеются обширные разрывы клеточных стенок, схожие с ударным воздействием. Картина расположения повреждений совпадает со штатной записью под номером 78-С954, созданной транслятором "Сфера";

5) помимо вышеуказанного файла, с точностью не менее девяносто четыре процента, с картой головного мозга второго тела, служащего конечной точкой при нейропереносе (Примечание: подтип позвоночные со вторым ложным плечевым поясом передних конечностей, класс млекопитающие, отряд плотоядные, семейство Draco, род Rakkon, вид Rakkon Sapiens**. Данную классификацию считать действующей до момента поступления новой информации.). Данные от сравнения, с учётом погрешности датчиков, дают общее представление распространения разрушений за время работы транслятора.

5.1) источник возмущения располагается в левой височной области, частично охватывая отдел "Х";

5.2) наибольшему разрушению подверглась кора головного мозга и поверхностные слои мозжечка;

5.3) слабая активность аналогичных областей мозга раккона не может служить аргументом в пользу теории профессора Соловьёва Г.А. "О защитных механизмах на подсознательном уровне";

6) дальнейшие исследования выходят за рамки заданной программы.

Выводы:

а) аппаратура, включая транслятор "Сфера", отработали в штатном режиме, приведя структуру головного мозга к требуемой;

2) поэтапное слияние нервных систем выполнено правильно;

3) вытеснение активных областей выполнено с коэффициентом 0,87, что указывает на замедленный обмен с корой головного мозга Rakkon sapiens;

4) причины вышеуказанного явления выходят за рамки частной теории нейропереноса вида "Биологический объект - биологический объект";

Конец записи.


* - спорный момент, в связи с ограниченным доступом к материалам Первой Межзвёздной экспедиции;

** - основано на анализе вероятной эволюции ракконов как вида, на одной из планет за пределами Солнечной системы. Требует дальнейших исследований;

*** - лишь иллюзия, с технической точки зрения именно сознание Анатолия находится внутри.


Глава 7.


Как и вчера, как и тысячи лет назад Солнце дало о себе знать. Тускнело большинство звёзд, чей холодный свет оказался не в силах соперничать с мощью местного гиганта. Они таяли целыми созвездиями, оставляя после себя лишь бесконечное синее небо. Наконец, горизонт стал светлеть, заставив померкнуть самых стойких ночных гостей, стремившихся донести свой свет через невообразимые световые столетия. Последней, как бы нехотя, исчезла яркая соседка Земли - Венера. Первые лучи Солнца, вырвавшись из-за горизонта, скользнули по лицу, заставив стоящего возле ограждения человека прищуриться. Прохладный воздух, пока не тронутый утренним теплом, приятно холодил, немного взбодрив после вчерашнего тяжёлого вечера с не менее беспокойным сном; это было как раз тем, чего он хотел сейчас. Выдохнув облачко пара, он потёр руки друг о друга, после чего засунул их в карманы. По крайней мере, это лучше, чем принимать стимуляторы.

Здесь, вдали от шумных мегаполисов, воздух был особенным. Это нельзя объяснить с разумной точки зрения, современные системы фильтрации способны избавить его от любых примесей, доведя химический состав до известного соотношения из учебников, либо снабдив любым ароматом, дав возможность ощутить себя в лесу или на берегу моря. Может, всё дело в восприятие общей картины, открывающейся перед глазами? Словно пытаясь найти ответ на невысказанный вопрос, профессор подошёл ближе к ограждению... Сверху открывался превосходный вид на территорию вне Института: вдали, насколько хватало взгляда, тянулась равнина, очерченная невысокой грядой скал, чьи пологие склоны были одеты в редкое покрывало невысоких деревьев. Где-то там, за многие сотни километров, круглосуточно бурлила жизнь в человеческом муравейнике, жужжали глиссеры, рассекая пространство между высотных зданий, миллионы людей спешили по своим делам, погрузившись в мир собственных иллюзий. Современный ритм жизни затягивает подобно трясине. И превращает в бездушные механизмы, лишённые проблесков разума. Страшно, когда вокруг тебя исчезают люди, оставляя в одиночестве... В последнее время его всё чаще посещала нехорошая мысль - чем же тогда здесь лучше, в мирке, отгороженным от уставшей планеты высокими технологиями? Или он просто устал за все эти годы, проведённые за работой вдали от кипящей цивилизации? Постояв минуту с закрытыми глазами, Джефферсон бросил последний взгляд на поднимающееся Солнце, и отправился к выходу с крыши. Прежде чем дать закрыться дверям, он ещё раз оглянулся. Надо чаще приходить сюда по утрам. Сложно поверить, но встреча рассвета всегда помогала снять напряжение, накопившееся за рабочий день...

На этот раз он даже не воспользовался привычной лестницей, находящийся за неприметной тяжёлой дверью - не стоит сегодня тратить заряд утренней энергии по всяким пустякам. А дела предстояли серьёзные. Нейробиолог пока взвалил всю работу с пациентом Института на себя, дав возможность коллеге и прямому начальнику решить несколько спорных вопросов, возникших за последнее время. Многие из которых касались СБ Земли, проявляющей всё больший интерес к проекту. Они не верили в успех с самого начала, однако выдали тогда, уже известному в узких кругах, специалисту по биоконструированию, генный материал, доставленный Первой Межсистемной. А спустя три года в Институте появился немолодой биолог по фамилии Брендон. Живой свидетель событий на планете-курорте. Как же это было давно... Едва ощутимый толчок выхватил его из объятий воспоминаний. За открывшимися дверями лифта открылся вид на общую столовую. Помещение, по сравнению с любой лабораторией на верхних уровнях, являющимся вопиющим нарушением пользования имуществом Федерации. Кому-то однажды надоели невзрачные стены, и они, применив весь свой талант художника, внезапно открывшийся после работы, украсил каждую видом экзотических, по современным меркам, мест. Горная долина, мимо которой сейчас прошёл Джефферсон, была лишь их малой частью. Хорошо, что в голову "художников" не пришла идея проиллюстрировать темы работ в Институте. Комиссия непременно бы оценила. Подвинув лёгкий стул, не лишённый изящества, он сел к допивающему свой чай Соловьёву. За столом напротив, завтракало ещё три человека. И больше никого на всех трёхстах квадратных. Странно для столь раннего часа.

- С добрым утром, - поприветствовал его нейробиолог, ставя кружку на поднос, отметив про себя покраснение глаз коллеги, - мог бы и выспаться сегодня.

- Не вариант. Тем более, как ты знаешь, я не могу пропустить момент рассвета. Стоит проспать, - Джефферсон покачал ладонью, - и хожу целый день сам не свой.

- Так... - Геннадий завернул рукав рубашки, обнажив металлический браслет с коммуникатором, - в девять у меня Анатолий. Надо потрясти тех гавриков, сидящих в медицинском. Увидимся вновь только вечером, когда освобожусь. Кстати, наш крылатый интересуется происходящим в Институте после его переноса.

- Например, что произошло со старым телом?

- Пока ещё нет. Но ты же знаешь, всё может случиться.

Собеседник встал из-за стола.

- Версию происходящего лучше продумать заранее. Всё, пока.

Проследив с задумчивым видом за удаляющимся нейробиологом, Джефферсон решил последовать его примеру и, наконец, позавтракать.


***

- Сосредоточься. Пробуем ещё ...

Стараюсь максимально расслабиться, лёжа плашмя на мягком полу. Это "ещё" я слышу сегодня, наверное, в сотый раз... Передо мной лежит важная, с точки зрения продолжения проекта, задача: научиться чётко говорить, используя мыслеречь. Звучит просто, но на деле же... Я и не подозревал до этого, какой может быть в голове беспорядок! С человеческим мозгом было как-то проще: он "учился" вместе со мной с самого рождения, без особого контроля с моей стороны, будучи доступный сознанию весь и сразу. У раккона же... Любая работа с образом в голове, осмысленное движение в пространстве - всё это требовало непрерывного контроля. Стоит чуть отвлечься и картинка распадается, либо начинает требовать неимоверных усилий, чтобы только удержать её на месте. Притом, что каждый угол сознания хорошо известен - полный контроль, кроме автономных процессов, вроде сердцебиения или дыхания во сне. Т.е. "Я" занимал весь доступный объём. Как-то так...

Первые дни в теле раккона дали о себе знать не только увеличением в размерах и появлением нечеловеческих инстинктов, подкреплённых внушительным арсеналом зубов и когтей. Открыть себя заново - вот что стало главным для меня. Да... Прожив с рождения человеком, на многое просто не обращаешь внимание, принимая как данность. Теперь же я внутри раккона и вижу его глазами, двигаю его лапами и ушами, все ощущения, что доступны ему, доступны и для меня. Органы чувств стали другими - зрение, слух, осязание, обоняние. Тела окружающих теперь окутаны слабо светящимся ореолом, мерцающим вне зависимости от освещённости. С подачи сотрудников, что узнали о необычном даре, я назвал эти ореолы аурами. Профессора лишь разводили руками, не в силах дать внятное объяснение. Необычная способность нового тела отчасти скомпенсировала проблему общения с людьми - не все были готовы говорить со "зверем". А так, любая эмоция немедленно отражалась на цвете, подсказывая, как лучше войти в контакт, пусть и односторонний.

В остальном же...Стоит немного проникнуть внутрь себя - сразу же ощущаешь присутствие иного, шевелящегося на самом краю сознания. Пытаешься "увидеть" его, хотя бы "прикоснуться" и наталкиваешься на...

"Пустоты".

Где никого.

До сих пор не могу забыть их парализующее воздействие, когда изменяется само восприятие времени. Неужели игра воображения? Или нет?

Течение мыслей резко замедляется, ты словно пересекаешь неосязаемую границу между сознаниями. Изображение перед глазами уходит в сторону - вместо него Ничто. Да, именно ничто. Ты изо всех сил сопротивляешься, чтобы преодолеть барьер, отделяющий от остального, чтобы в следующее мгновение вернуться в реальный мир...И никакого страха при этом, вот что странно. Где эта грань, простирающаяся между сознаниями? И если "я" занимаю лишь четверть нового мозга, то почему с каждым днём "пустот" становится меньше? Расту? Чую, самокопание в ближайшем будущем даст о себе знать.

Инстинкты же... Пользы от них, пожалуй, больше, чем вреда. Уверенная ходьба на четырёх лапах тому подтверждение. Эх, вот бы и остальное так гладко выходило...

Пока ассистент отвернулся в сторону, я с тоской рассматриваю свои крылья. Большие и в сложенном состоянии, напоминали о возможностях нового тела - но сейчас они не более чем две лишние конечности. Раскрывались в самый неподходящий момент, цеплялись за окружающие предметы, заставив изменить планировку в помещении. Стоит потерять контроль над ними (хватит проявления эмоций в новом теле) и кто-нибудь обязательно оказывается сбитым с ног... Длинный хвост, увенчанный пушистой кисточкой, таких хлопот не приносит: главное что бы не мешался под лапами и не попадался на пути приставленной группы Джефферсона. И на моём собственном. Немного воображения, чтобы "почувствовать" продолжение тела, и он лежит у задних лап, либо висит в воздухе, лишь чуть подрагивая самым кончиком, в зависимости от ситуации.

Нет, на сегодня хватит - поднимаюсь на лапы и, покачав головой на немой вопрос ассистента, выхожу из зала. Человек провожает меня хмурым взглядом - очередной срыв графика. Кто же виноват, раз фраза, сказанная после пробуждения в лаборатории, совпала по времени с колебаниями, вызванными разрывами связей с машиной? Пока выручает примитивный набор жестов, понятных всем, да пластиковая доска, на которой удобно писать, держа в руке мелок. Корявым почерком. Объяснить же механизм мыслеречи так не смогли - по сути, я первый, кто сможет описать происходящее. Когда вернусь от ракконов. Если вернусь...Обойдя широкую беговую дорожку, устраиваюсь на пружинящем "матраце", положив голову на передние лапы. Или руки, смотря, что ими делать. Что-то слишком часто приходят невесёлые мысли о возможных перспективах миссии. Ну, научусь говорить и летать, высадят меня в лесу, откуда своим ходом доберусь до поселения. А дальше? Прикинусь потерявшим память? Хм, если маги и вправду не смогут (как вариант, не будут знать, Кого искать) проникнуть в разум, то худо-бедно сойду за попавшего в беду. Куда в таких случаях определяют? Если планета слабо заселена, то должны определить кого-то в опекуны (или учителя, раз я "забыл" основы магии). Лишь бы не привлекать к себе излишнего внимания. Надо быть оптимистом.

Свет заслоняет человеческая фигура. Втягиваю носом воздух, не поднимая глаз на подошедшего - Светлана. Снова принесла мне обед. Остальные на такое нарушение - не положено нянчиться с пациентом - смотрят сквозь пальцы. Или положено? У Джефферсона сразу не поймёшь, что можно, а что нельзя. Между тем, она ставит посуду и садится неподалёку. Когда научусь сносно говорить, обязательно спрошу её, а пока остаётся поддержать репутацию "разумного", т.к. воображение отказывается представлять раккона дома, едящего подобно животному. Поэтому сажусь на пятую точку и заглядываю в поднос. Мясо. Не те сероватые блины, белковый суррогат, продающийся в большинстве магазинов, доступных среднему жителю города, а настоящее, волокнистое, со следами крови. Не менее десяти килограмм. Беру аккуратно первый кусок пальцами и, оторвав когтями половину, отправляю в рот. Чуть пожевав, глотаю. Мммм... Пусть сырое, но какое оно вкусное - на миг забываю, что сейчас хищник с своими предпочтениями.


***

Как оказалось, настоящее мясо на обед было не единственным сюрпризом на сегодня. После обеда ко мне зашёл сам Джефферсон с каким-то пакетом в руках. Мда, последнее время он спит какими-то урывками - от вошедшего человека исходило нечто вроде ауры усталости. Как ещё описать увиденное - чуть мерцающий силуэт? Или опять показалось? Но глаза, в которых всегда плескалась энергия, сейчас были какими-то... тусклыми. И всё из-за меня. Точно. СБ, по слухам, славится своим упорством в достижении поставленных целей, также как и требованиями к другим. Пока я приходил в себя, осваивая новое тело и убивая время в безуспешных попытках нащупать ключ к мыслеречи ракконов, руководителя проекта доставали днём и ночью. Именно такое впечатление он произвёл, когда буквально влетел сюда, едва разошлись двери. Переговорив с ассистентом (о чём именно, мешало стекло перегородки), с которым я занимался с утра, и профессор сидит в паре метров на стуле, выкладывая содержимое пакета на столик с терминалом. И вид у него при этом озабоченный. Стараясь не выглядеть совсем уж одичавшим, принимаю позу, чтобы голова собеседника доставала хотя бы до моей. Проще говоря, ложусь на живот, подобрав под себя лапы.

- Я сегодня переговорил с нейробиологом, курирующим проект и пришёл к выводу о несостоятельности опытных методик для пробуждения мыслеречи, - при этих словах Джефферсон устало вздохнул. - Так мы не уложимся и в полугодовой срок. Поэтому с завтрашнего дня попробуем альтернативу.

Лежащий в стороне хвост нервно выстукивает по полу. Делаю на лице заинтересованное выражение, к которому добавляю чуть наклонённую набок голову. Раз не умею говорить, буду применять те же жесты, что и с медперсоналом. Это не осталось незамеченным.

- Сомневаюсь, что такие простые жесты принесут плоды в общении с настоящими ракконами, - вдоволь полюбовавшись моим дергающимся хвостом, собеседник качнулся на стуле, отчего тот повис в воздухе передними ножками. Руки же оказались скрещены на груди.

- Но это скорее к Геннадию Алексеевичу, - стул вернулся в прежнее положение. - Попробуй обойти вокруг меня.

Я непроизвольно дёрнул ухом под серьёзным взглядом Джефферсона. Обойти стул? Про себя я ещё подумал "Что за глупая просьба?". Можно, почему нет. Мне не трудно. Сделав полный круг, останавливаюсь почти вплотную к сидящему.

- Теперь до той стены крадущейся походкой. Вообрази себя хищником, большим и сильным.

Выполняю сказанное, старательно прижав крылья к бокам. За последнее время я кое-как осилил контроль над ними - лишняя пара конечностей постоянно путалась под ногами или норовила зацепиться пальцами за предметы в помещение. Ума не приложу, как с такими учиться летать.

- Хорошо, - задумчивый вид профессора становился всё загадочнее. - Приподнимись на задние лапы.

На автомате пожав крыльями, я выполнил и это, хотя пришлось прибегнуть к помощи хвоста, балансируя в непривычном для нового тела положении. Наблюдая с задумчивым видом за моими телодвижениями, Джефферсон не проронил ни слова - он смотрел словно сквозь крылатого хищника, гуляющего в данный момент на расстояние вытянутой руки. Из медперсонала, дежурящего здесь, к моему присутствию спокойно относится пара человек, остальных любое резкое движение заставляет нервничать. Нелегко свыкнуться с хищником, пусть и разумным, и старающимся контролировать свои эмоции.

Не знаю, что ему пришло в голову, но в самый неподходящий момент он зачем-то щёлкнул пальцами. В человеческом теле я мало обращал внимание на подобные звуки. А сейчас... От неожиданности я крутанулся на месте и наступил себе на хвост, заставив охнуть людей, стоящих за стеклом. Рефлексы хищника, дремавшие с момента переноса большую часть времени, дали знать о себя во всей красе. Всё произошло очень быстро - никак не ожидал от этого тела подобной скорости. Кто-то было дёрнулся, чтобы вызвать охрану. Ммм... вид у меня, со стороны, и правда, был несколько... страшный. Обнажённые зубы, с распахнутыми глазами от острой боли в придавленном хвосте, выпущенные когти, царапающие пол, полураскрытые крылья, готовые к первому взмаху, вздыбившаяся шерсть, скрывавшая под собой натянутые канаты мускулов... Таким видом любого напугаешь и заставишь слечь с инфарктом. Кроме Джефферсона, пожалуй: потерев подбородок, он утвердительно кивнул и продолжил прерванный разговор. Железные нервы...

- Считаю, что тебе пора выйти на свежий воздух. Полигон должны завтра проверить после монтажа, после чего мы сможем приступить к обучению тебя полёту.

- Точнее, клон Ларена, - пояснил он.

Я слушал его, краем глаза отслеживая движение в смежной комнате. Сам виноват, раз такой неуклюжий наступил на самый кончик хвоста. Непередаваемые ощущения для жившего всю жизнь без этой дополнительной части тела... Стоп, меня отправят жить при полигоне? Решив не испытывать судьбу, я принял сидячее положение, вникая в сказанное.

- Кстати, он выучился сам... Надо познакомить с ним, оттачивать навыки полёта проще всего с вставшим на крыло,- он, наконец, соизволил оглянуться, чтобы лицезреть переминающихся с ноги на ногу людей.

- Профессор...

- Случайность, я знаю. А теперь, дайте продолжить беседу с подопечным.

Появившаяся Света уводит сотрудников, прибежавших по тревоге. В первую очередь синтетика с парализатором на поясе. Я упустил момент его появления. В следующий раз можно получить за переполох разряд...

Щёлкнул переходник на панели терминала, проглатывая карту памяти. Никогда подобных не видел. Те, что в продаже, будут потолще и с полоской разъёма на короткой стороне. И форма у неё была странная, непрямоугольная, а овальная, с одним блестящим краем. Впрочем, знак со щитом сбоку, многое прояснил, Клеймо СБ Земли. Джефферсон, настраивающий что-то в меню, пояснил:

- Копия банка памяти с зонда межпланетной разведки. Дальней.

Потолочные светильники плавно погасли, оставив нас во власти полумрака.

- Прежде чем продолжить разговор, хочу, чтобы ты кое-что увидел. Планета, на которую предстоит высадиться. Получено час назад.

Легкое нажатие сенсора и моя жизнь, с этого момента, приобрела новый смысл...


***

Изображение, наконец, перестало дрожать, и диск планеты заполнил собой весь экран. Не сказать, что я удивлён увиденным - те же клочья облаков, окутывающие голубой шар, сквозь которые темнеют материки, зелёный цвет лесов которых кое-где сменяется тёмно-жёлтым пустынь и коричневатым горных хребтов. Наверное, так и выглядела наша Земля, до наступления эры технологий. Если верить старым снимкам и реконструкциям в Сети. Джефферсон комментирует материал с зонда, но я его слушаю вполуха, поглощённый видом мира, куда предстоит отправиться навстречу неизвестности...

Та скудная информация, доставшаяся Первой Межсистемной, не могла послужить отправной точкой для поиска планеты ракконов. Единственное, было точно известно: маги ориентируются при поисках на солнца с планетами, похожими по условиям на Землю с Курортом, и выстраивают координаты, отталкиваясь уже от новой точки. Поэтому, решено было сосредоточить все усилия на узком секторе, включающий в себя единственный исследованный мир. Автоматические зонды, рассылаемые группами, посещали одну звезду за другой, имей она планеты, чьи параметры попадали в допуски, заданные по итогам моделирования. При подобной тактике обнаружить крылатых магов было лишь вопросом времени- после неудачного контакта у них не оставалось иного выбора, как начать колонизацию ближайших планет. Космос оказался населён, помимо их самих, и людьми, которые не собирались сидеть, сложа руки, в ожидании повтора тех... событий. Возможно, малышу под номером DS13-113 сопутствовала удача, несмотря на несчастливый номер, а может технический сбой, повлёкший за собой верный выбор - главное, он первый достиг желанной цели, греющейся в лучах жёлтой звезды. Планета, о которой могли лишь мечтать в прошлом - почти точную копию Земли двухтысячелетней давности. Ещё бы: приблизительная масса на каких-то пять процентов больше, содержание кислорода двадцать два процента, поверхность на семьдесят четыре покрыта водой, оставляя место, достаточное для трёх материков. Неизвестно, сколько бы зонд искал следы цивилизации, сошедшей с технологического пути развития, но... Создатель Вселенной на сей раз решил не скупиться на подарки, дав возможность Компьютеру засечь одинокий силуэт раккона в воздухе. И отследить его до одной из двух точек, превратившиеся на экране телескопа в поселение: одноэтажные бревенчатые дома уживались с немногочисленными каменными башнями, идущими по периметру... Потом была ещё одна колония, располагающаяся на краю обозначенного сектора. Обнаружить материнскую планету цивилизации, координаты которой так жаждали заполучить в СБ, зонды так и не смогли, а рисковать соваться дальше в глубокий космос никто не решился. Зонды, подчиняясь инструкциям, легли на обратный курс, оставив на орбите планет маяки, призванные помочь кораблю с С-двигателем при выходе в обычное пространство...

Изображение поселения, с высоты птичьего полёта, не исчезло, наоборот, оно медленно приближалось. Уже мало обращая внимание на начинающего беспокоиться таким вниманием Джефферсона, я напрягся всем телом, вглядываясь в огромный экран. Для верности даже поднявшись на лапы. Сейчас впервые увижу ИХ такими, какие они есть на самом деле - не знающих о присутствие людей на планете, занятых своими повседневными делами... Последний километр растаял, и я смог наконец сложить свою головоломку из кусочков информации. Они были иными, чем на видео экспедиции...

... Серый раккон спланировал на широкую площадку под самой крышей каменной башни. Навстречу вышел второй, с белыми разводами на шерсти и обнялся с первым. Он и она? Или родственник?. Нет, скорее первое - через мгновение серому вылизали всё лицо, и повели в "дом"... Или вот это: рыжий крылатый идёт между домов в окружении десятка существ в просторной одежде. Серая шерсть разных оттенков, длинные хвосты с кисточками на концах, нечто вроде обуви на ногах, согнутых иначе, чем у человека, рубахи с узорами.... Ирки с ракконом. Значит, вот они какие на самом деле, "друзья и союзники" расы магов! Съёмка не блещет высоким качеством, да и звука нет, но действие смахивает на сопровождение раккона ирками. Самые первые идут на шаг позади, изредка в переднем ряду крутят головой и что-то спрашивают...

Жаль, досмотреть, где закончится процессия, нам помешали тучи над поселением. Следующая запись демонстрировала нам часть быта ирок - за ними было как-то проще наблюдать. Живущие в деревянных либо каменных домах, они проводили световой день в хлопотах по хозяйству.

... дверь резко распахнулась, и из дома выскочил молодой ирк. Не мешкая, он пустился бежать на противоположный конец улицы, махая руками. В отличие от увиденных ранее, на этом была простая "рубашка" с короткими рукавами. Ноги, не скрытые обувью, давали возможность убедиться в их нечеловеческом строении. Ирки действительно оказались пальцеходящими, стопа уходила вверх, образуя второй сустав, делая конечность похожей на ракконью. Не то короткие когти, не то ногти на концах пальцев. Облик дополнял уже виденный ранее длинный хвост, покрытый коротким серым мехом, и волосы до плеч, из которых выглядывали заострённые звериные уши... Зонд потерял бегущего, когда тот свернул за угол дома. Я до самого конца гадал, кто это - он или она. Ирок или иркиана. Тьфу, надо разобраться с произношением нового слова... Новая картина - рубят дрова для очага. Качество хуже предыдущих отрывков, но отчётливо видно, как толстенное полено разлетается от одного прикосновения топора. Просто ткнув, имитируя удар. Не понял... Точно топор: широкое лезвие на деревянной ручке. На Земле найдёшь подобный только в глубинке либо в музее быта. Как странно... Тем временем, стоящий у кучи дров ирк повернулся к первому. Присматриваюсь к раздутой на груди "рубашке". Нет, это не ирк, а иркиана! Две выпуклости под одеждой не оставляют сомнений. С высоты несколько сотен километров трудно судить, но, по-моему, она чуть меньше колющего дрова...

Лампы под потолком быстро набирают яркость, безжалостно уничтожая последние кадры с зонда. С трудом сдерживаюсь, чтобы не зевнуть: по внутренним часам прошло не менее двух часов. А может и все три... С трудом поднявшись, разминаю лапы, затёкшие от долгого лежания.

- Остальное, - профессор аккуратно уложил "флешку" в контейнер, - прибудет завтра с Саровски. Обещают, что качество изображения будет намного лучше. Так, всё, мне пора.

Перехватив со столика свою неизменную папку, Джефферсон развернулся ко мне и, хлопнув по плечу, со словами "всё впереди", направился к выходу. Я проводил его удивлённым взглядом, чуть склонив набок голову, пытаясь представить, что же будет завтра. Завтра... Увиденное на экране никак не отпускало, путая все мысли. Хррр... Зачем-то хлестнув хвостом по бокам, я прошёлся по залу, попытавшись унять дрожь в лапах. Слишком много впечатлений за один раз.


Глава 8.


... ни на минуту не покидало ощущение, что за мной следят. Несколько раз пытался незаметно оглянуться, чтобы засечь неизвестного, но тщетно. Ирки же, встречающиеся на улице, смотрели сквозь меня - для них серебристого раккона, медленно бредущего по окраине селения, как будто и не существовало. Разве что редкие дети удивлённо двигали ушами, силясь понять, почему взрослые рядом так себя ведут. Это большинство, но встречались и исключения - те, кто, поймав на себе мой любопытный взгляд, ускоряли шаг, стремясь как можно скорее исчезнуть из виду. Либо как можно скорее перейти на другую сторону улицы. И так везде. После часа бесцельного хождения по селению, на деле оказавшимся скорее небольшим городком, это начинало просто бесить. Завернув за угол дома, я сел на траву. Что не так? Я поднёс лапу с выпущенными когтями к лицу. Для верности пощупав её, и с силой опустил на дёрн. Пальцы, пропахав глубокие борозды, оказались покрыты слоем чёрно-коричневой земли. Чувство нереальности происходящего заставило буквально взвыть. Я не могу быть здесь... потому что ещё на Земле! Нет, нет и ещё раз нет! Но... если это сон после вчерашней презентации профессором, то почему я всё ещё сижу на настоящей траве, а не пытаюсь проснуться? Для верности схватил за кончик хвоста и несильно дёрнул. Ничего, кроме несильной боли у основания. Попытка оцарапать руку тоже не дала результатов. Прекратив истязать своё тело, я переключил внимание на деревянный навес за спиной. Но и там меня ждало разочарование, мир вокруг не дернулся, ни на секунд не переставая оставаться реальным. Реальнее некуда! Те же запахи или дуновение ветерка, жуки на кустарнике, птицы, чирикающие в саду, солнце на небе... Всё!

Между тем, ощущение слежки, оставившее было на время, вновь дало о себе знать. В затылок упёрся чей-то пронзительный взгляд. Напоминающий мощный прожектор, "луч" бил откуда-то сзади, оставляя чувство тепла в голове.

- Кто ты и почрему слредишь за мн... - на последнем слове я осёкся.

Это был голос... С рычащими призвуками, чуть хриплый от долгого молчания, он исходил из моего рта. Да что же происходит... Я медленно развернулся всем телом к источнику таинственного взгляда. На противоположной стороне улицы, спрятавшись от солнца в тени раскидистого дерева, сидел серый раккон. Тени от веток, падая на тело, создавали замысловатый узор из полосок. Дав себя рассмотреть, он открыл глаза. С неестественно красными зрачками, они встретились с моими...

Что будет дальше, я не узнал - налетевший порыв ветра с легкостью приподнял меня и швырнул в сторону. Пытаясь раскрыть крылья, чтобы хоть как-то смягчить падение, вцепляюсь когтями во что-то мягкое и податливое. И... просыпаюсь под звонкую трель будильника, испуганно озираясь по сторонам.

Я всё ещё в Институте. Кое-как приняв сидячее положение, и с сожалением рассматриваю испорченный во сне матрац - десятки порезов превратили весь его верх в лоскуты. Бока касается человеческая рука - заранее знаю, что это пришла Света. По запаху. Наверное, тоже удивляется, как такое могло случиться. Наблюдаю за ней одним глазом. Если бы ты знала... Вздохнув, разрешаю себя погладить. Это хотя бы немного успокаивает. Неужели, чем ближе время отлёта, тем сны будут становиться всё реальнее? Сегодня я был на грани паники - один, на чужой планете, ничего не знающий. И ещё этот раккон под деревом. Маг... или мне показалось? Хорошее утро, ничего не скажешь. Может полигон встряхнёт, выбив из головы очередной дурацкий сон? Поправив длинные волосы, лезущие во все стороны, бреду к медикам на осмотр. Надо их попросить, чтобы подстригли...


***

На полигон меня не пустили, вместо этого предложив посетить "вводную лекцию по миру "крылатых магов". И вот уже битый час жду, свернувшись неким подобием клубка в углу аудитории, не загромождённым мебелью. Подобием, потому что здесь, при наличии крыльев за спиной, особо не изогнёшься. Один из немногих действительно серьёзных недостатков нового тела, помимо габаритов. Спасает ситуацию лишь длинная шея и прочная перепонка, дающая возможность скрыться от посторонних глаз. Не хочу, лишний раз попадаться на глаза... Знать бы, что там будет, а то вдруг как на лекции в институте - преподаватель, обещав прочитать "интересный" материал, а вместо него, до самого звонка записывали выдержки из работ по биоконструированию. Если бы знал, куда попаду через пять лет... А тогда лекция была безнадёжно испорчена разочарованием в предмете. Не воспринимаю сухую информацию. Что ж, не вышло из меня биолога, будет инопланетный социоразведчик. Хм, а как вообще называется новая профессия? До возвращения Первой Межзвёздной, о контактёрах с иными цивилизациями в книгах давно не писали, предпочитая научной фантастике миры Средневековья, да альтернативные войны прошлого. Сотни гигабайт информационного мусора, засыпавшего Сеть... А из меня хотят сделать первого в истории разведчика иной расы...Поплотнее накрываю голову крылом. Только бы не заснуть, так и не узнав о ракконах с ирками...

Из уютной темноты под крылом меня выдёргивает чья-то рука, бесцеремонно трясущая за плечо. А? Что? Нос к носу сталкиваюсь с незнакомым человеком. К удивлению, тот не проявляет того страха, что бывает при первых встречах со мной. Ничуть не стесняясь, он обошёл вокруг, демонстрируя на лице крайнюю степень задумчивости. Угу, раккон. Большой. Серебристый, пушистый и крылатый. Настоящий. А вы-то кто? На всякий случай я приподнялся на лапах, чтобы точно заметили. Пристальный взгляд зелёных глаз возымел действие - в голове человека где-то щёлкнул переключатель "звук - без звука".

- У нас будет и живой образец? - вопрос ушёл в пустоту, предназначаясь, по видимому, невидимому собеседнику, потому что задавать его лежащему раккону... Просто глупо. Потеребив аккуратную бороду, незнакомец задержал взгляд на моём боку. Смешно поморгав, он, наконец спохватился.

- Извините, не узнал. Думал, сегодня предстоит общаться лишь с коллегами.... Если скажу опять что-то не то, не обращайте внимание. Да... Много нового о ракконах... И эта экспедиция с...

Последнюю фразу он произнёс под нос, удаляясь в сторону импровизированной трибуны. Проводив его взглядом, было, хотел снова прилечь, чтобы особо не выделяться на фоне людей, как над ухом раздался знакомый голос.

- Вот ты где. А мне сказали сопровождать тебя, - на крайнее кресло приземлился Максим Шумов, один из ассистентов, вытаскивавших меня из лаборатории после переноса.

Фыркнув, я переключил всё внимание на происходящее у дальней стены, перед чёрным экраном. Да уж. Кто-то огребёт по-полной, если узнает, что я добрался сюда самостоятельно, воспользовавшись широкой лестницей. Благо аудитория на втором этаже - некто удачно подгадал с выбором места, даже вход двойной ширины, расположен с двух концов... Встреченный ранее человек о чём-то говорил с возникшим из ниоткуда Соловьёвым и виденным эпизодически в лаборатории седым человеком. Брендон. Остальных я видел впервые. Один, два,..., одиннадцать. Немного, судя по количеству кресел, здесь поместится минимум полсотни. Прекратив выглядывать из-за заднего ряда, я положил голову на передние лапы, так, чтобы одним глазом видеть через просвет передвижения людей.

Прошло минут десять, прежде чем свет померк и за трибуной появился тот рассеянный учёный, что тряс ранее за плечо. Поколдовав над клавиатурой, очевидно в поисках материала, он, наконец, поднял глаза на присутствующих.

- Я не со всеми пока знаком, поэтому представлюсь. Миролюбов Олифтин, аналитический отдел при СБ Земли. Мы здесь собрались, чтобы скоординировать дальнейшую работу над проектом "Контакт" и разрешить ряд спорных... моментов, - выступающий почесал кончик носа и растерянно посмотрел в дальний конец аудитории. - Но позвольте для начала поздравить с окончанием первой стадии. Жаль, что раккон не смог придти сегодня. Ну да ладно.

При последних словах Шумов недоверчиво оглядел меня с ног до головы. Умеют же подбирать людей эсбэшники, ничего не скажешь. В упор не видеть зверя, разлёгшегося на полу за задними рядами.

- Учитывая большой объём новой информации о ракконах и их союзниках, была подготовлена вводная лекция. Стоит принять во внимание проведение аналогий с земными животными и обществами, с введением переменных на условия жизни и физические параметры. Пока не состоится внедрение туда человека, ряд моментов стоит рассматривать как гипотезы.

- Профессор Брендон, в случае необходимости, выступит в роли консультантом по биологии, и как непосредственный участник первого контакта...

Водя кисточкой хвоста по полу, я приготовился слушать.

- Начнём, пожалуй. И так, для начала, версия истории цивилизации, охватывающей более двух тысяч лет.


***

- Начало было положено, когда ирки впервые встретили второй разумный вид. Ракконов, разумных крылатых хищников. Происхождение первых нам более-менее понятно: стайные всеядные, сами по себе слабые, но, благодаря развитому головному мозгу, ставшие на путь цивилизации. По сути, то же самое, что и люди, только произошедшие не от обезьян, но от волкоподобных зверей. Причём, согласно результатам моделирования, прямохождение и приспособленность передних конечностей к труду формировалось непосредственно вместе с разумом. Хотя, зачем я расписываю настолько подробно? Вот типичный представитель современных ирков...

Экран за спиной лектора ожил, явив присутствующим ирка, одетого в какую-то длинную рубашку с простой вышивкой на коротких рукавах. Удостоив его коротким взглядом, я улёгся обратно. Почему-то неброский наряд на этот раз показался мне... странным. Зачем существу, покрытому короткой шерстью, одеваться в одежду? Против штанов и обуви возражений нет - всё-таки прямохождение накладывает свой отпечаток на взаимоотношения... ну не знаю, полов, что ли. Сложно представить их без одежды на улице, разве что местных "женщин", у которых грудь...кхм, расположена аналогично земным...

И как они там вообще падают от теплового удара летом? Аналогичные вопросы возникли и у зала.

- Какой климат на их планете? - послышался чей-то ворчливый голос .Впрочем, трибуны вопрос не достиг.

- ... на фотографии, выполненной с низкой орбиты, можно хорошо рассмотреть представителя этой расы. Однако с ракконами всё гораздо сложнее. Альфа-хищники равнин и гор, способные к активному полёту. Образуя небольшие стаи, они приспособлены к охоте на крупных травоядных, чему в немалой степени помогает природная сила и магия. Здесь кроется одно из важных противоречий: одновременное развитие двух разумных видов было обязано закончиться победой одного. Однако, этого не произошло. Мобильность крылатых магов и скученное проживание ирок исключает параллельное развитие без каких-либо контактов. Мы, более того, склоняемся к версии заброса на планету ракконов извне. В СБ на данный момент отрабатывается версия третьей стороны, откуда и пришли беженцы. Которые, потеряв часть знаний, через некоторое время освоились на новой планете. Увы, но несовершенная технологий нейрозондирования уровня Первой Межзвёздной и последующая обработка ассоциативных связей, не дала каких-либо результатов.

- Вероятно, в начале, ракконы вели себя по отношению к иркам как хищники - в самом прямом смысле этого слова. Физические данные такому не противоречат - воровство домашних животных, налёты на города с безуспешными попытками ирок изгнать пришельцев из гор неподалёку. О жертвах стычек ничего нет, но, ориентируясь на земную историю, - вид ирка крупным планом сменился кадрами процессии, что я видел только вчера, - становится ясно, в одиночку двуногие жители планеты отбиться никак не смогли бы. Ключевую роль здесь играла магия, которой крылатые владели несравненно лучше, пусть и не поголовно, становясь неуязвимыми для оружия относительно небольших армий - копья, стрелы, мечи... Напоминающие телосложением людей, ирки были у истоков технологической цивилизации, благополучно пережив становление металлических инструментов и появление первых механизмов. Уровень раннего средневековья, к которому они подошли на момент первых столкновений, не давал ни единого шанса выстоять при серьёзном конфликте. Один единственный маг мог смести всех защитников замка одной лишь силой воли.

Изображения сменяли одно другое. Раккон с каменной глыбой, парящей на уровне его спины; грубо отесанный блок тёмного камня, направляемый рукой строителя-ирка. И... надо же! Не веря своим глазам, я сел на задние лапы, не обращая внимание на возгласы людей в зале. Совсем короткий ролик продемонстрировал, как "кирпичи", соприкасаясь плоскостями, быстро раскаляются, превращаясь в монолитную стену здания. Магия... От созерцания отвлёкла чья-то рука, упёршаяся в бок.

- Лучше ложись. Миролюбов очень не любит, когда уводят внимание зала от его докладов, - я решил последовать совету Максима. На всякий случай. Ещё с института был опыт общения с одним - за "испорченную" лекцию расплачивалась вся группа.

- ...если вспомнить нашу историю даже тысячелетней давности, становится понятно отношение к появлению подобных соседей. Страх, непонимание, зависть, что укреплялось с каждым конфликтом на почве жизненного пространства. Технический прогресс, поставленный в заведомо неравные условия, отступал перед магией пришельцев. Крылатые хищники селились исключительно в недоступных скалах с удобными пещерами, в которых можно было растить потомство и спокойно отсиживаться после охоты. Господствуя в воздухе, при поддержке магии, они оставались недосягаемы для ответного удара.

Заложив руки за спину, Миролюбов медленно прошёлся вдоль экрана.

- Нам не раз приходилось слышать вопрос, отчего у ракконов настолько демаскирующий окрас шерсти. Разумеется, это автоматически лишает их столь важной для любого хищника мимикрии. Почему... Возможно, комплексная мутация, благодаря которой необычно развит, отсутствующий у человека участок мозга, обуславливающий способности к магии. На фоне владения настолько мощным даром, яркие цвета, - в качестве демонстрации, появились изображения рыжего, песочного и серого раккона.

- Либо варианты, полученные скрещиванием внутри популяции, - серо-полосатый с рыже-чёрным заняли левый и правый углы, ниже первых.

- Так вот... Появление магии - невероятный сплав комплексных полезных мутаций. Практически сразу вырос особый отдел в мозгу, который способен генерировать ноонные и хронарные возмущения - то есть менять физику процессов, свойств веществ и пространства, и влиять ими на частицы нулевой кривизны, то есть, формально, на наш реальный мир. До того, способности, скорее всего, ограничивались полётом - несоответствие размаха крыльев и пропорций тела, сразу бросаются первым в глаза опытному исследователю, когда впервые видит этих инопланетных хищников. Не удивительно, что подвергшиеся мутации особи стали доминировать над остальными, и новый признак закрепился внутри всего вида, в той или иной степени.

- Распространение столь объёмных мутаций спонтанно в нормальных условиях практически невозможно, необходима малая исходная численность особей, подвергшаяся межродственным скрещиваниям. Как вариант - катастрофа природного характера, после которой древние ракконы, сумев выжить, были вынуждены проживать в небольших ареалах. Стремясь выжить, самцы вполне могли иметь потомство от нескольких самок одновременно. Это основной аргумент в пользу появления крылатых из иного мира - по природе, ракконы моногамны. Единственное, мы не знаем, сформировался ли проход спонтанно или же стал результатом чьей-то деятельности. Если данные по нейрозондированию и расшифровке генома верны, - кивок в сторону сидящего в зале профессора Брендона, - то катастрофа с последующими мутациями действительно была. Подобная теория логически объясняет столь необычное соседство двух разумных видов в пределах одной планеты.

- Вернёмся к истории мира магов. Промежуток времени, лежащий между точкой появления ракконов и их примирением с ирками, остаётся главной тайной, которую может решить лишь углублённое изучение наследия расы в виде каких-либо легенд и летописей.

На слове "летописей" я навострил уши. Лекция становилась всё интереснее. Если первую часть я себе примерно представлял, на основе отчётов экспедиции, то вторая становилась в свете услышанной теории интереснее. Особенно происхождение магов.

- Пропустим несколько сот лет и наблюдаем следующую картину. Ирки, живущие в городах и поселениях, и, ведущие полудикий образ жизни, ракконы, сталкиваются с общей угрозой. Набегами крупных общественных членистоногих, напоминающих пауков Земли, но крупнее и сильнее. Первыми удар, как ни странно, ощутили на себе крылатые, чьи пещеры оказались внезапно небезопасными для проживания. Разом лишившись крова над головой, они каким-то способом нашли способ вступить в официальный контакт с ирками. Терпевшими десятилетиями погромы крылатых. В отличие от Земли, где до недавнего времени приходилось преодолевать межъязыковой барьер, крылатые имели возможность начать диалог немедленно - мыслеречь, доступная любому, вне зависимости от силы дара, исключает вербальный способ коммуникации. Даже странно, что она ещё сохранилась до наших дней и активно используется...

- ... самих подробностей мы не знаем. Главное, ирки, к тому времени осознавшие угрозу "пауков", согласились выделить на территории городов места для проживания сильных магов. И это стало спасением для обеих рас. Только благодаря ракконам, ирки выжили в своих городах, а те, в свою очередь, смогли чувствовать в безопасности за стенами городов, пока горные жилища регулярно подвергались набегам со стороны безжалостных членистоногих. Но, около сотни лет назад, ракконы научились создавать неживых существ или големов. Эти каменные или металлические твари позволили вести успешную борьбу с жизнекосцами, так звучит примерный перевод названия врага на человеческий язык. С появлением нового оружия, менее чем за сотню, - Миролюбов сделал ударение на этом слове, - лет они смогли очистить всю планету. К сожалению, на упоминание неких големов, созданных с помощью магии, информация резко обрывается. Непонятно также и упоминание в отчёте экспедиции "накопления магии в предметах" и природе живых существ, создаваемых ракконами- тех самых "лемуротараканов", вызвавших массу проблем у людей. Полученная нами информация исчерпывается на этом, и уже не может быть достоверной на сто процентов. Оставим в стороне и объяснение открытия порталов к другим мирам. Маги освоили их незадолго до строительства нами первого звездолёта "Первопроходец"...

Дальше шли пространные рассуждения о телепортации магов в пределах одной планеты. Кто-то в зале даже ввязался в дискуссию с Миролюбовым. Я не особо следил за этим, задумавшийся над словами о происхождении цивилизации двух рас по вине третьей.

- ... с наступлением первых спокойных лет, обе расы обнаружили, что симбиоз продолжает оставаться выгоден для обеих сторон. Ракконы получили безопасный дом и соседей, могущих компенсировать природные недостатки крылатых магов - взять те же когтистые руки, ограничивающие диапазон манипуляций с материей. В этом деле ирки очень скоро преуспели - на сегодняшний день сложно представить города без остроконечных башен из камня, с выпирающими во все стороны площадками для взлета и посадки. Двуногие соседи, помимо союзника, получили и учителей в области магии, что отразилось, в первую очередь, появлением первых собственных, пусть и не таких сильных, но зато давших невиданный доселе импульс в развитие всей цивилизации. Технологический путь очень быстро уступил место маготехническому, став трудно воспринимаемой смесью привычных предметов и приёмов, с элементами недоступных для нас манипуляциями, меняющей саму суть веществ и изделий.

Знакомые, по вчерашнему просмотру, кадры рубки дров заполнили весь экран. Кто-то присвистнул, очевидно, прикинув в голове эффект воздействия неведомой силы на простой кованый топор - по лёгкости, с которой он расправлялся с древесиной, поспорил разве что специальный лазер или плазменный резак. Но не по скорости. Военные не упустили бы шанс заиметь пару образцов. Сувенир от меня на память.

- Таким образом, за сотни лет тесного сотрудничества, они объединились в единый социум, в котором ракконы заняли нишу интеллектуального труда и, с рядом ограничений, управления, а ирки - производственную сферу. Первостепенная задача нашего агента будет пополнение знаний о внутреннем устройстве. Быть может, с его помощью мы отыщем ключ для понимания иной цивилизации, являющийся скрытой угрозой для Земной Федерации после неудачного контакта. Например, нам известен высший орган управления - Совет Ста, набранный из сильнейших магов, но не его роль в масштабах материнской планеты и колоний. Нет никакой информации и о законах, распространяющихся на обе расы.

- Профессор, не слишком ли вы сократили вводную? - вопрос из зала отдавал разочарованием в предоставленном материале.

- У нас будет время обсудить спорные моменты. Думаю, хватит об истории. Постараюсь теперь описать примерный портрет типичных представителей расы. Насколько можно судить по отчётам Первой Межзвёздной, с привлечением уже современных специалистов и моделированию вариантов психологии, мироощущение ирков архаическое - интересы общества и других особей ставятся выше собственных. Экономика частично бартерная, особенно в отдалении от крупных городов, где существует денежная система, потому неудивительно, что аграрный и промышленный комплекс развит на уровне феодализма. Ракконы, несмотря на одинаковые условия жизни, выделяются, и обладают несравненно большими возможностями и правами. Если образование ирков ремесленное, наиболее отвечающее требованиям цивилизации - обустройство инфраструктуры, её поддержания, обеспечение населения продуктами, предметами быта и средствами производства. То у ракконов - с научно-исследовательским уклоном, что, однако, не мешает им выполнять работу начального уровня, например, связанную с применением грубой физической силы при том же строительстве. Не последнюю роль здесь играет мощный магический дар, присущий от тридцати до сорока процентам крылатых., что на порядок больше, чем у соседей по планете. Почему отсутствуют внутренние напряжения, вплоть до наших дней, при сложившихся отношениях - сказать трудно. Аналитический отдел всё больше склоняется к идее некоего межрасового договора, обязующего строго соблюдать вклад в повышение общего благосостояния. Отсутствие дискриминации профессий и занятий по расовому признаку - любой ирк имеет возможность взойти на вершину иерархической лестницы, ровно, как крылатый внести посильный вклад в тоже сельское хозяйство или промышленность, без риска быть осмеянным сородичами или союзниками. Хотя, нам сказочно повезло, что образцы для создания клона принадлежат именно магу, а не простому крылатому - это избавит от многолетнего вживания в роль, дав шанс переступать через ступени общественной лестницы...

Дальше шёл список моментов, требующих уточнения, но я их как-то пропустил мимо ушей. И вообще, кем они там меня считают? "Агентом экстра-класса"? Чтобы за каких-то восемь месяцев выведать и оформить в виде отчётов все тонкости инопланетного общества? Между тем, лектор перешёл к заключительной части:

- В заключение я бы хотел затронуть слабоизученный аспект жизни обеих рас. Всё, что мы знаем о восприятии ими мира, относится к слабо поддающемуся переводу речи крылатых. Не исключено, ракконы верят в... - здесь аналитик замялся, - душу. Так мы определили термин Огонь Жизни, встречающийся довольно часто в последнем разговоре, перед атакой на земной звездолёт. Остаётся неясным отношение к магии - то ли чисто утилитарное, как мы к космическим кораблям и теории пространства, то ли с элементами религии. Наш словарный запас их языка крайне беден. О полноценном переводчике с иркианского остаётся вообще только мечтать. Массу вопросов создаёт странное отношению к "мёртвым" технологиям, основанным на физических законах Вселенной, поскольку сама идея непосредственного оперирования энергией силой разума выходит за рамки известного человечеству... Вот вкратце задача, стоящая перед нами. Я не стану касаться феномена Туннелей ракконов, схожих с гипотетическими проколами пространства и влиянию их на колонизацию планет и первый контакт с представителями человечества, тогда вводная лекция превратится в полноценный семинар. Вопросы?

О чём спрашивали Миролюбова, я пропустил мимо ушей, пытаясь усвоить полученную сегодня информацию. В особенности касающейся инопланетного общества - выходит, у них и правда Средневековье, скрашенное малой толикой магии? Воображение упорно рисовало крылатых, стоящих над крестьянами и ремесленниками. И раз я раккон, то... Мда, никогда не любил командовать. Что там говорил лектор об аномальной устойчивости общества ирков? "Межрасовый договор"... Выходит, мне предстоит, после "восстановления памяти и магических навыков", работа на благо цивилизации? За размышлениями я пропустил момент, как аудитория опустела, оставив наедине с Шумовым. Вот уж у кого не болит голова - сидит себе в кресле, да дремлет, подперев голову рукой. "Эх, брат по разуму, бесшёрстный и сонный". Осторожно толкаю рукой, указываю на выход. Уже на лестнице, в голову пришла мысль, почему никто в зале не обратил на одинокого крылатого хищника? Обычно на меня реагируют несколько... иначе.


Глава 9.


Поглощённый мыслями о лекции, я хотел было пройти мимо, непонятно откуда взявшегося в коридоре, Саровски. Последний разговор с ним, ещё тогда, до переноса, оставил неприятные воспоминания о встрече. Едва мы поравнялись, как он, прекратив лениво разглядывать коридор, обратился к сопровождающему:

- Максим, оставьте нас на несколько минут, - и показал, уже мне, на створки конференц-зала.

Шумов лишь пожал плечами, как бы говоря "Мне то что".

Вообще, я поражаюсь "посредственностью" Саровски - захлопнув двери, он, не обращая внимание на облик собеседника, начал разговор на высоких тонах. Да, и раньше закрадывалось подозрение, что это не простой служащий, а какой-нибудь ветеран антитеррористических операций или локальных войн последних десятилетий. Кто знает, при их то доступе к операциям по омоложению и установке имплантатов? Намного позже, вспоминая этот неприятный эпизод, я задумывался - что, если бы он оказался в какой-то момент не с человеком в теле раккона, а лицом к лицу с настоящим крылатым магом? Или у меня бы заиграли инстинкты? Или, проявись мой магический дар? Взыграй инстинкты - и как бы тогда закончилась моя жизнь?

- Полагаю, лекция с "картинками", - это слово он особо выделил, - тебе понравилась? Надеюсь, ты ещё не забыл, что остаёшься человеком и отправляешься не на курорт и не на постоянное жительство, а в разведывательную миссию. Так вот, довожу до сведения, что руководство приняло решение об окончании испытательного срока, данного для адаптации нового сотрудника, - последнее прозвучало скорее как оскорбление. - Они осведомлены, с моей подачи, о твоих провалах. Думаю, ты прекрасно знаешь о цене проекта и последствиях, в случае остановки? В таком случае тебя ждёт неприятная жизнь исследуемого. Считай это первым предупреждением. Уже поднимался вопрос об отстранении Института и привлечении профильных специалистов, непосредственно из отдела разведки. А не тех любителей живности, что сидят здесь и возятся с тобой. Были бы у меня полномочия... Единственное, останавливает рапорт профессора, но, рано или поздно, вопрос встанет ребром - никто не собирался брать на работу горе-мечтателя, не способного задвинуть природную лень и пассивность на задний

план, чтобы серьёзно заняться порученным делом. Вместо этого же, мистер Аршинов, вы не удосужились и пальцем пошевелить для преодоления себя, и развития мыслеречи ракконов до удовлетворительного уровня!!! Кто за вас будет это делать? - прошипел он. - Мы даём тебе всё для того, что бы ты исполнил свою миссию. Обучение, медицинский персонал, нейробиологи, сиделки! Нянчимся с тобой, пытаемся сделать из "человека с улицы" настоящего секретного агента! Что ты у нас делаешь? Хорошо помнишь условия, на которых подписал контракт?

Я нервно задёргал хвостом, судорожно вспоминая офис. Реакция не укрылась от внимания Саровски. Он с каким-то злорадным выражением на лице процитировал те самые строки:

- "Обязуюсь выполнять условия контракта, сроком на пять лет, на личных условиях. Пункт первый - материальная помощь Аршиновой А.С и её мужу, Аршинову Д.С.. Пункт второй - отдельная оплата лечения в клинике...". Хватит? Между прочим, - майор, неспешно, обошёл меня по кругу, - отцу стало намного лучше, при наших то возможностях. Упорный человек, другой на его месте давно сдался... Не хотелось бы останавливать лечение, с учётом осложнений при малейших сбоях в оздоровление. А всё из-за одного увлечённого молодого человека, неожиданно получившим крылья и забывшим о родных... Нехорошо то как... Ах, да, ты же сидишь в условиях ограниченной связи с внешним миром. Чтобы знал, родители, несмотря на безответственность, тебя очень любят. Я недавно вернулся от них. Милые люди, всё спрашивали о тебе. Будет жаль сообщить им о преждевременной кончине сына, до самого конца боровшегося со смертью на борту дальней станции. В таких случаях обычно вместо тела присылают именные жетоны с приложенным на накопителе...

Он ещё не договорил последнюю фразу, как внутри меня зародилось рычание, так просящееся наружу. Разум заполнила ярость вперемежку со страхом за близких - хотелось ударить угрожающего мне так, чтобы тот отлетел к противоположной стене. Или полоснуть когтями, прижав к полу. Да... Раккон внутри становился с каждым мгновением сильнее, подавляя привнесённое извне человеческое сознание, не умеющее постоять за себя... Почти не соображая, я подался вперёд.

- " ...! Ваша поганая служба не может подождать?!? И не смейте угрожать мне,

и моим близким! Чтобы... вы все...!"

Картинка перед глазами смазалась, как при быстрой прокрутке фильма. Остановиться в последнюю секунду стоило неимоверных усилий - промедли немного, и удар обрушился бы на стоящую неподалёку "жертву". Превратившись в воплощение всего, накопившегося внутри, начиная от первых дней общения с представителями СБ. Нахлынувшие, было чувства и мысли, чуждые любому человеку, потускнели, разом перестав быть моими - то нечто, рвавшиеся наружу, растаяло, словно его и не было. Оставив один на один с последствиями неконтролируемого гнева. Нет,...он... идиот? Я нависал над Саровски с оскаленной пастью, в шаге от удара. Перекатывающиеся под шерстью мускулы не оставляли каких-либо вопросов, загляни сюда кто-то из коридора. От эсбешника исходил слабый запах пота - он точно не ожидал настолько бурной реакции на свои слова. "Аура", иногда видимая мной у людей (порой это мешало смотреть, как будто глаза переключались в иной режим

работы), наоборот, едва светилась - никаких ярких эмоций. Зато он ухмылялся - довольно так.

- Я ожидал услышать мм... нечто большее.

Я медленно спрятал обнажённые клыки. Он... всё слышал? И как "послал" СБ с майором куда подальше?!? "Чёрт!!!".

- Да, "чёрт". Радуйся, что за столько лет работы я ко всему привык.

На осознание произошедшего понадобилось время.. Я... ВСЁ ЭТО сказал "вслух"?!? Аррр!!! Саровски потёр ладонями уши.

- Отставить громкость!!!

Вечно спокойный, майор, как оказалось, обладал поистине командирским голосом - я даже присел от его окрика.

- Так лучше. Надеюсь, сегодняшний разговор был последним, и ты возьмёшься за ум. Иначе, - палец уткнулся в кончик носа, - так просто не отделаешься. Слишком много средств потрачено на это тело. Передай Соловьёву, что может не благодарить за сделанную за него большую часть работы.

Шумов, ничего не слышавший из-за облицовки стен, появился в дверях, едва Саровски покинул зал. И узрел раккона, севшего на пятую точку.

- Эй, всё нормально?

- "Пока да".

- То..., - и осёкся, разобрав ответ на вопрос.

- "Пойдём отсюда. Профессор не слишком любит, когда опаздывают. И, да, я теперь могу разговаривать. Не спрашивай как".

До самого полигона он не сводил с меня глаз, ведь это на него возложили сопровождение подопечного Джефферсона. Пришлось остановиться и уверить, что ничего не скажу про опоздание на вводную лекцию. Больше беспокоила реакция руководителя проекта на происшествие в конференц-зале. Сложно поверить, ещё чуть-чуть, и инстинкты взяли бы верх над разумом - настолько хотелось придушить этого гада.... Они там, наверху, наверное, хотят получить всё в лучшем виде, не вникая в детали. И добиваются - через одно место.

Обогнув массивный корпус, мы вышли на ровную дорожку. Идти по ней оказалось

неприятно - когти, как ни старался втянуть, негромко клацали, отдавали с каждым шагом в пальцах. Острые как ножи, они скребли твёрдую поверхность покрытия, теряя былую остроту. Мысль об этом хотя бы немного отвлекла от воспоминаний разговоре с Саровски. Тяжело вздохнув, я вывел тем самым Максима из задумчивости.

- Анатолий... Там, в зале, ты ...

- "Я сказал майору всё, что думаю о нём и СБ Земли".

Он чуть было не остановился посредине дорожки - пришлось подтолкнуть вперёд.

- "На эмоциях, исключительно негативных. Ты лучше скажи, на что похож мой новый голос?"

Подумав минуту, Шумов выдал гениальную фразу:

- У меня в голове, словно плохенький коммуникатор на приём. Плохенький... ну... голос какой-то нечеловеческий, что ли. Если слишком громко говоришь, звук отдаёт эхом.

Мда, родного голоса не видать до самого возвращения на Землю. Хотя, было привлекательно затеряться ТАМ, начав жизнь с нуля, когда никто тебя не знает... Я с трудом отогнал эту мысль.

Я.

Вернусь.

Домой.

На душе стало спокойнее, лишь на самом дне, в той самой пустоте вместо сознания раккона, притаились сомнения. Надо спросить таки о человеческом теле. Хотел было только завязать разговор на эту тему с попутчиком, как он увёл беседу в совершенно другое русло:

- Знаешь... Никак не пойму, почему ты ушёл из института? В ФИБИ не просто поступить. Окажись на твоём месте, я не стал бы бросать образование, и упорно бы шёл к своей цели, надеясь получить лучшее...

- "Зачем?"

Максим, уже и забывший, кто рядом с ним, возмущённо замахал руками.

- Как зачем? А общественное признание? Состояние, богатство, известность? Все значимые личности истории были несокрушимыми, несгибаемыми - именно эти качества и помогали им подняться над массой!

- "Другой вопрос, стали они от этого счастливее".

- Что же такое счастье, по-твоему? Унылая жизнь там, - рука указала за горизонт, - ничем не выделяясь среди остальных?

- "Любой совсем не прочь возвысится. Считая себя лучше остальных, если поднимется наверх".

- А разве нет?

- "Он останется таким же. Внутри. Счастье не во влиянии, не во власти. От них только разгорается жажда. Как-то пришлось столкнуться с одним... таким. Я сам не прочь подняться. Но не такой ценой".

Тянет иногда меня поговорить на философские темы. Ох как тянет.

- Ну ты и сказал... . Не мне понимать, как этот парадокс умещается у тебя в голове. С моей точки зрения, - начал он говорить в пустоту, - это противоречие. Либо ты лучше, либо ты хуже. Либо пробиваешься вверх, либо остаёшься обывателем до конца жизни.

На том мы и разошлись...

***

На полигоне мне предложили чуть размяться, чтобы оценить новую обстановку. Представьте удивление Джефферсона, услышавшего в голове незнакомый голос:

- "Профессор, можно поговорить с вами?" - лучше завести разговор самому...

Соловьёв, выдернутый с конференции по проблемам (всё, что я разобрал из шума,

доносившегося из коммуникатора), прибыл незамедлительно. Уведя подальше, оба начали небольшой допрос. Пришлось рассказать о встрече с Саровски после вводной лекции Миролюбова, опустив пару деталей, касающихся личного. Не сообразившему заблаговременно уйти Максиму досталось за нерасторопность - глава Института должен знать о каждом шаге майора, особо, если это касается проекта "Контакт". Не знаю, добьются ли они чего-либо от СБ, но скандал выйдет хороший. Под конец, раздражённый Джефферсон спровадил меня. Мол, надо дать выход "пару" после той бури эмоций. Выгулять зверя внутри себя, вот!

Когда до полного круга оставалось всего ничего, я уловил краем уха разговор у входа в галерею:

- СБ однажды сведёт нас в пропасть. Это надо же, устроить пациенту, после переноса сознания в тело крупного хищника, с зачатками инстинктов, такой стресс! А если бы он не совладал, позволив раккону действовать согласно эмоциям человека внутри него? Мы бы потеряли как минимум добровольца и десять лет работы... О чём они там вообще думают, вмешиваясь подобным образом в программу адаптации...

Второй, молчавший до этого, перебил профессора:

- Можно накатать на майора жалобу, чтобы ограничить влияние на проект, но он лишь исполнитель...

- Организуй постоянную компанию Анатолию. Нужны ребята поактивнее, чем Шумов,

могущие постоять словами за обоих при нападках эсбешника...

Фыркнув, продолжаю бег. Эсбешники... Настроение, было улучшившееся на свежем

воздухе, снова упало - не надо было мне напоминать о произошедшем.

Миновав четвёртый круг, я вернулся к стоявшему у самой стены руководителю проекта. Геннадия Алексеевича поблизости не было, очевидно вернулся к прерванной работе, хотя, какая уж, если его сейчас буквально раздирает научное любопытство. Я же наконец заговорил. Эх, чую, завтра все достанут единственного на всю систему обладателя мыслеречи. Тем временем Джефферсон убрал какие-то листы в папку, и обратил своё внимание на меня:

- В зале расскажешь, как было с твоей точки зрения.

Если честно, говорить все подробности сильно не хотелось. Я и сам не до конца понял, как потерял контроль, почти подчинившись чуждым эмоциям. Что обо мне будут думать? Не удивлюсь новым мерам предосторожности. Понурив голову, я побрёл, не оглядываясь, за профессором.

В зале, ставшем временным жилищем, ждала группа Соловьёва - как же, необходимо снять очередной скан активности головного мозга. Процесс на этот раз сопровождался целой серией вопросов:

- Когда ты "говоришь", адресуешь конкретному человеку, или же ориентируешься на присутствие собеседников?

- Приходится ли сосредотачиваться при использовании мыслеречи?

- Сможешь произнести с акцентом на адресата?

- Сейчас произнеси "Ирки и ракконы живут на планете далеко"...

"Смешно"... Видимо так и выглядят учёные, неожиданно получившие в руки результат кропотливой работы. Игрушку. Большую и пушистую. На часть вопросов я кое-как ответил:

- При разговоре... мм... да как при обычном.

- Оно само получается, вы же не слышите, о чём думаю?

- Бесполезно...

- "Ирки и ракконы живут на планете далеко. Ирки и ракконы..."

Между вопросами, мне сделали замечание по поводу нового "голоса": присутствующие сошлись на мнение о мужском, чем-то отдалённо напоминающий прежний, до переноса. В остальном мнения разделились, часть воспринимала его с призвуком "р", часть с повышенной громкостью и паузами между словами. Некая теория о восприятии мыслеречи нашла новых сторонников. Действительно, заповедник увлечённых - на кону моя судьба, они же спорят ни о чём! Поэтому вопрос к молчавшему руководителю оказался как гром среди ясного неба:

- "Насколько я стал опасен после того инцидента?"

Десяток удивлённых глаз синхронно уставились в сторону неподвижно сидящего крылатого подопечного. С укором. Мол, что за ерунду говоришь? Сам Джефферсон с ответом не торопился, молча перебирая отчёты.

- Саровски, - послышался шорох поворачивающегося сидения, - в деталях описал

мне реакцию в конце разговора. Типичный ответ реальной угрозе. Можно и подстраховаться, но... - он осмотрел присутствующих. - Опиши, для начала, произошедшее своими словами.

Последнее прозвучало в полной тишине. Своя версия, значит ...


***

- "...когда он намекнул о последствиях неудач, я... внутри меня словно проснулось нечто, почуяв угрозу для себя. С трудом удалось сдержаться и не ударить Саровски. А потом ОНО растаяло. Такое было чувство..."

Глядя в сторону, я рассказывал о встрече после лекции, опустив небольшую часть. Джефферсону не стоит знать о проблемах дома, подтолкнувших на участие в проекте. Так проще, когда мало кто знает о твоём прошлом и не лезет, рискую что-нибудь сломать, пытаясь помочь.

- "... всего несколько мгновений, и я стал похож на взбешённого хищника. Как

в описании Первой Межзвёздной... Вроде того"

Постучав когтями по полу, наконец, осмеливаюсь посмотреть на окружающих.

Профессор с мрачным лицом стоит неподалёку у стены, судя по "ауре", мрачнее тучи. Остальные чуть поодаль, придерживаясь дистанции. Кроме Светланы, так как-то странно глядевшей на меня, и вечно молчаливого сотрудника. Постоянный спутник по работе, сколько помню. Первой, как ни удивительно, высказалась именно она, бесстрашная "укротительница зверюг" - негласное прозвище в группе наблюдения.

- Здесь и понимать нечего. Разве что, не ожидала настолько бурного проявления инстинкта защиты. И, по-моему, Саровски повезло с выбором кандидата на нейроперенос в тело раккона, - девушка улыбнулась мне. - Другой на его месте, порвал бы обидчика. Анатолий же продемонстрировал контроль поведения после первичной адаптации к новому телу.

Я с восхищением смотрел на Светлану. Хм, про штатного психолога никто ничего не говорил. Ловко же обставили окружение - никто не приставал с вопросами, лишь ненавязчивое общение. Не дав закончить, к разговору подключился Джефферсон:

- Банальное давление на что-то личное, банально, но должно было сработать...

- "Не будем про это", - буркнул я.

- Я не настаиваю. В любом случае, опасности для людей, как сказал ранее, ты не представляешь... Рапорт должен лежать на столе главы, и я надеюсь на понимание в организации. До выхода на орбиту Земли, опека ложится целиком на Институт.

- "Что делать с сознанием этого тела?"

Он грустно улыбнулся:

- Нет никакого сознания раккона. Оно погибло в момент нейропереноса, оставив

голые инстинкты. В этом теле один разумный, чтобы ты ни думал. Позавчера данный

факт окончательно подтвердился. Действовать на планете придётся, руководствуясь

собственным опытом и импровизируя на месте. Есть лишь уверенность в барьере при

попытке проникнуть в разум. Всё, что сейчас доступно, - заметив непонимание, он

пояснил. - Майор, пусть и грубым методом, но добился результата. Мыслеречь с

"магическим даром" у ракконов идут из одного отдела головного мозга. Отличие в виде контроля...

Я украдкой следил за реакцией присутствующих. Если Светлана слушала откровения, сосредоточившись на чём-то своём, то Максим выглядел несколько испуганным. Ещё бы, узнать столько нового о подопечном профессора, способного по воле случая превратиться из "человека", пусть и в инопланетном теле, в могучего хищника, чьё поведение мало предсказуемо. Один удар лапы которого свернёт шею. Честно говоря, я не до конца поверил Джефферсону, списавшему сознание раккона. Слишком чужеродные были для меня те инстинкты, вырвавшиеся из потаённых мест сознания. Моего...Теперь моего, чтобы ни говорили. Человек в теле зверя. Оглядываясь на недавнее прошлое, я с трудом верю в случайность того выбора.

...предложение заработать от СБ Земли... Возможно, будь выбор, и я удалил бы это письмо как простой спам, как и сотни других, приходящие еженедельно на электронную почту, обещавшие крупный заработок или предлагавшие выгодно вложить деньги. Деньги... Казалось, планетой негласно правят именно они - куда не посмотри, везде нужны эти "универсальные средства обмена".Так сказал нам в старших классах пожилой учитель... Хочешь чего-то - плати, случилась беда - плати. Кредит же взять... лучше голодать, чем клюнуть и стать заложником банка, чьи щупальца незаметно оплетают твои ноги и шею, требуя взамен вечную лояльность.

... стоило потребоваться отцу дорогостоящее лечение, и всё пошло наперекосяк. Оплата лекарств, не покрываемых медицинской карточкой, уютная квартира на окраине города, внезапно ставшей престижным районом - я отчаянно искал подходящую работу. Тщетно...

К письму был приложен образец договора, дававшего право ставить свои условия. В пределах разумного... что уже необычно... С десятой попытки обнаружить явный подвох не удалось - обычный документ, с чётко прописанными пунктами, подробно расписанных. А предложение было заманчивым. "Предлагаем вашему вниманию испытать себя в рисковом предприятие, под началом СБ Земли. Расходы и риски берём на себя... От вас требуется отдать работе за пределами Земли три года жизни, по окончание которых вы будете...".

Когда в жизни наступают сумерки, а твой мирок ограничивается скудными

возможностями Сети, где можно строить своё, то, что дарит тебе радость и спокойствие, тогда как снаружи тлеет чуждая тебе жизнь, отрицающая все стремления и мечты, сложно остаться в стороне... На следующее утро, оставив записку, и написав в ней, что получил контракт на работу в космосе, я отправился к офису в центре города. Из немногих соискателей выбрали почему-то меня. Было ли страшно? Ещё бы - СБ Земли окутывал ореол слухов, один страшнее другого. Говорили, оттуда никто не возвращается, а везунчики до конца дней жили, нервно оглядываясь по сторонам. Обычные слухи, хотя... Сидевший за столом синтетик, после короткого разговора, вежливо намекнул на путь назад. "Пока ещё можно". Но... где настоящая Тьма, а где Свет? Не может ли случиться так, что путь к Свету лежит через Тьму? И, чего таить, особого выбора я не имел... Через день на счёт поступил аванс, погасивший задолженность за медуслуги - родные получили

подправленную версию, о приёме на хорошо оплачиваемое место. Узнай они правду, кого-нибудь бы точно хватил инфаркт. Может, в будущем они поймут меня... А через месяц я очнулся в теле разумного крылатого хищника, как будто пришедшего из альбомов позапрошлого века. Людям был нужен нейтральный контактёр.

Выжить среди чужих и вернуться назад...

Дотянуться до мечты и не погибнуть...

Получить крылья и не разбиться о землю...

Можно всю жизнь просидеть в тепле, погрузившись на досуге в грёзах о неведомом. И не сделать абсолютно ничего - либо, ступить на опасный путь к мечте. Я выбрал второе, веря в будущее для близких мне людей...

От этих воспоминаний на душе стало нехорошо. Глубокий вдох, выдох. "Всё будет пучком", любил говорить один товарищ. Если бы....

- ...Если нет вопросов, продолжим нашу работу, - судя по лицам, персонал немного проняло от разговора с профессором. По крайней мере, пропали хмурые взгляды, бросаемые в мою сторону после новости о вспышке ярости. День продолжается.


***

Оставшееся до ужина время Джефферсон, с Соловьёвым на пару, пытали меня вопросами, силясь выудить касающееся непосредственно переноса, и время сразу после пробуждения. Далеко не лучшие воспоминания. Впрочем, не мне судить, когда создателям новой технологии важен каждый момент.

- "Провал в темноту я запомнил плохо - сплошь отрывки из виденного ранее... Необъяснимый страх за себя, неведомая сила, тянущая в НИКУДА. Раккон, заслонивший солнце и говоривший на незнакомом языке, множество картин. Под конец, крепко приложив, меня швырнуло вниз. На пол... Второе рождение и первый вдох... Тяжёлое, в первые минуты, тело: одна часть мозга упорно пытается заставить подняться на ноги, но терпит одну неудачу за другой, получая водопад незнакомых нервных импульсов. Вторая наоборот, бездействует, не реагируя на происходящее - не вспыхни на окраине сознания белые огоньки, я не смог бы и пошевелиться. Звуки, так не похожие на привычные, новые цвета, прорезавшееся обоняние. И... несильная боль в каждой мышце, желающих лишь одного - движения! Вроде ощущений в онемевшей ноге - пытаешься сбить покалывание, пошевелить пальцами, но не можешь, и неуклюже трясёшь ступнёй, не в силах сделать ни одного шага... Первой отошла голова с шеей, позволив впервые взглянуть на присутствующих нечеловеческими глазами. Волнение? Нет, скорее недоумение, вызванное резкой сменой обстановки... Синтетики не видят и этого? Мне казалось, то были галлюцинации или фантазии, пробудившиеся от краткого мига слияния двух сознаний..."

- Анатолий, с чего ты уверен в том зачатке разума? - Геннадий Алексеевич

оторвался от созерцания экрана планшета. - Ты мог его, и придумать, создав фантом под влиянием каких-либо страхов. Разум надёжно изолирован от влияния нейронной "оболочки", чем сейчас является большая часть головного мозга твоего нового тела. Чтобы по-настоящему перехватить контроль над телом, голых эмоций мало.

Я задумался. С одной стороны, глупо считать, что тело не оказывает влияние на личность. С другой... мне нечего возразить людям, более двадцати лет изучающим строение инопланетного хищника.

- "Возможно, мне... показалось. Иногда перестаю ощущать себя человеком, - слова давались нелегко. - Каждое утро просыпаться, и видеть вместо рук мохнатые лапоруки, - я аккуратно убрал выпущенные когти. - Чувствуешь себя диковинным зверем, загнанным в тесную клетку".

В зале стало тесно от неловко раскрытых огромных перепончатых крыльев. Опять потерял контроль... Стараясь никого не задеть, складываю их на спине.

- "Саровски хорошо напомнил, ради чего я здесь".

Они переглянулись.

- С завтрашнего дня приступим к освоению последнего, обязательного для высадки на планету. У нас в запасе два месяца, чтобы пробудить и закрепить навыки полёта, - Джефферсон с неохотой добавил. - Время вышло.


***

Делаю пробный взмах, после чего аккуратно складываю крылья на спине. До сих пор не могу привыкнуть - казавшиеся в зале бесполезными придатками, здесь они преображались, даруя свободу от земного притяжения. Вопреки всему. Несколько взмахов, и ты начинаешь подниматься в воздух, ощущая натянутой перепонкой, как отталкиваешься от невидимой опоры. Страх перед полётом куда-то исчезает, наоборот, появляется желание взмыть в небо, пронестись над полигоном, заглянуть за горизонт... Уффф, хвост как всегда нервно дёргается, выдавая волнение - где-то в глубине сознания остались сомнения. Ведь человек не должен так свободно летать. Может быть... но, с настоящими крыльями за спиной, привязать себя к земле невозможно. Чтобы осознать, надо пересилить себя и сделать первый взмах на

свободе, месяц назад я и представить не мог, каково это на самом деле... сложно.

По полчаса нарезая круги над полигоном, я стал чаще задаваться вопросом "Кто я?". Воспоминания о другой жизни с каждым рассветом переставали казаться реальными. Нет, они не стирались, и не искажались. Просто... смирившись с данным обликом, я начал терять привычки, приобретённые в течение жизни. Что, если не смогу потом "вернуться" назад, вжившись в роль раккона? Что тогда? Единственное объяснение это самозащита разума. Не сломаться в ином теле, с его нечеловеческой силой и возможностями и инстинктами, толкающими на странные поступки - словом, пытаться найти ту соломинку, что не даст потеряться, наоборот, приспособиться, стать снова собой. Оставалось уповать на инстинкты, крылатого хищника, да на себя самого.

Продолжая переминаться с лапы на лапу у самого края площадки, я ещё раз оглянулся назад. Стоит перестать обращать на тот же хвост внимания, и он прекращает путаться под лапами, становясь обыденной частью тела, будь то замысловатые движения, выдающие окружающим настроение, или прохождение дверей, которые так и норовили больно прищемить самый кончик. Стали как родные... Немного помог с этим разобраться Джефферсона, с его решением отправить брать "уроки" у клона, выращенного профессором Лареном, и в последние дни буквально сходящего с ума от скуки...

Полигон, девять часов утра, никого из людей рядом. На отдаление друг от друга сидят близнецы-ракконы, каждый с опаской смотрит на соседа. Я, не зная чего ожидать, он - сбитый с толку от происходящего. Ещё бы, почти неотличимый запах, окраска, размеры... Так проходит минут двадцать, прежде чем недоверчиво принюхивающийся клон встал на лапы и робко обратился ко мне. Напрямую, минуя речь или жесты. Нахлынуло чувство радости, окрашенное неуверенным образом, в котором, при некоторой фантазии, угадывался раккон: тяжесть крыльев на спине, ходящий ходуном хвост, мощные лапы... Были и другие образы - смазанная картинка, на которой человек, напоминающий Ларена, гонит прочь крылатого. Тот же холодный взгляд, подкреплённый выражением на лице, не сулящим ничего хорошего... Да, похож. Даже самому захотелось отойти на безопасное расстояние от профессора, выразив тем самым отношение... Перехватив эстафету, я попытался сформировать образы простейших действий: мыслеречь, судя по наполнению посланий, клону была недоступна. На любое слово в ответ, он реагировал удивлением на морде, пополам с непониманием. Жаль.

В какой-то момент, ему надоело просто стоять на месте, и он, отбежав в сторону, оборачивается, приглашая следовать за собой. Поколебавшись, принимаю "приглашение" - особого выбора нет. Не за этим ли сюда пришёл? К обеду я надвигался настолько, что завалился спать сразу после еды, проспав без задних ног толи восемь, то ли десять часов. Двойнику не хватало банального внимания, достойного товарища по играм, если так можно назвать незамысловатые бега по полигону, с коротким полётом ближе к концу. Отлично помню растерянность крылатого, когда не последовал его примеру... Те три недели пролетели незаметно, дав раскрыть новые возможности раккона, попутно перенимая навыки движения клона, не испорченные человеческим сознанием, тренировки мышц, скорости реакции. Зачем привлекать излишнее внимание крылатых? Отправят куда-нибудь... Всего то стать на время похожим на них, и подчинить инстинкты,

перестать бояться... Иного.

Что-то я отвлёкся, вот он, стоит внизу, в стороне от сотрудников лаборатории. Не стану разочаровывать собравшихся. Выбросив из головы последние сомнения, подпрыгиваю, ощущая, как под упругую перепонку врываются потоки сжатого воздуха.


Глава 10.


Иногда я вспоминаю свой первый полёт - неуклюжий, чем-то похожий на обычное планирование после прыжка с высоты. А теперь... даже не представляю, что буду делать, вернувшись в человеческое тело. Однажды получив крылья, отказаться от них невозможно. Даже в мыслях - как бы ни было тяжело, они останутся частью тебя на всю оставшуюся жизнь, поселившись где-то в глубинах сознания. И ты уже больше никогда не станешь прежним.

...мир вокруг замедлился почти до оцепенения... Потеряв опору под ногами, я всё же не падал, а скользил прямо по воздуху, неожиданно упругому и, вместе с тем, крепко державшему за крылья. Встречный ветер играл с шерстью, трепал гриву, заставляя прижимать уши. Больше всего доставалось ноздрям, мешая нормально вдохнуть - нужные рефлексы включились не сразу, превратив начало полёта в борьбу с потоками воздуха. Но стоило всему измениться, и страх как-то отступил, сменившись... облегчением, напополам с восторгом - нечасто удаётся испытать такую смесь чувств. Ничто земное не сравнится с небесным... Я не падаю, а плавно делаю один за другим круг над полигоном, постепенно опускаясь всё ниже. Вот уже до соседней стены полигона ближе, чем до поверхности. Хочу развернуться, чтобы не врезаться в купол... Правое крыло чуть выше, левое ниже, корректирую полёт робкими движениями хвоста... Под влиянием непонятных инстинктов, предельно осторожно. Опасаясь потерять контроль в любую секунду... И вот, я поворачиваю, продолжая снижаться по широкой спирали. Медленно опускаю голову вниз, борясь с остатками страха. Насколько простые движения, и сколько требуют к себе внимания... Клон, взлетевший первым, благоразумно держится в стороне, внимательно наблюдая за мной. Осмелев, ради интереса делаю один единственный взмах крыльями и резко набираю высоту, чтобы затем снова начать снижаться. Взмахиваю ещё - снова подскок, но закрепить набранную высоту не получается, сказывается малый опыт и усталость в теле... Сколько я нахожусь в воздухе? Час? Два? В крыльях чувствую тянущую боль, пусть и слабую - верный признак усталости. Ну, хоть что-то. Решаю не испытывать больше судьбу и начинаю плавно скользить вниз. Остро встаёт вопрос о посадке. Глупо надеяться на одни рефлексы этого тела. Так как же аккуратно выполнить, ничего не повредив и не задев? С надеждой смотрю в сторону клона, формируя на всякий случай послание в виде изображения раккона, висящего у самой земли. Понял ли он? Как не проехаться на животе и не сломать конечности? Да, он понял. Потому что резко уходит вниз, полусложив крылья. Чёткие движения, аккуратность - вот что значит опыт...Стараюсь повторить... Ощутив под задними лапами упругую площадку, гашу инерцию несильными взмахами, не успев ещё толком продумать "план приземления"., действуя скорее подсознательно. Касание передними, и останавливаюсь, под пристальными взглядами изрядно нервничающих зрителей. В большинстве знакомые лица, даже Саровски прип... пришёл. Вот он, стоит в стороне, сцепив руки за спиной.

Несколько человек снимают происходящее для фиксации в архиве, кто-то отстранённо смотрит, внезапно осознав, что подведение проекта к логическому концу не за горами. Некоторые тихо переговариваются - на таком расстоянии нечеловеческий слух бессилен. Задерживаюсь перед камерой на некоторое время, скорее для приличия: так хочется плюнуть на всех и забиться куда-нибудь в угол, чтобы отойти от нервного напряжения... Не доверься я чувствам тела, чувство самосохранения не позволило бы совершить тот решающий прыжок. Клону то проще, полёт для него сродни прогулке под открытым небом.

Улучив момент, бесшумно исчезаю с полигона.

С момента, как я встал на крыло, прошло четыре недели. Несмотря на успехи, разум продолжает делать попытки "тормозить". Когда же, наконец, он свыкнется с действительностью и перестанет воспринимать специфические рефлексы раккона как чужие? Если взлёт с посадкой шли на твёрдую четвёрку по личной шкале, то сам полёт требовал неусыпного контроля. Отвлёкся - готовься к встрече с землёй. Благо, страховка в виде силового поля спасает от ошибок. Одно дело нарезать круги под маскировочным куполом, и совсем другое повторение незамысловатых пируэтов серого двойника. Несмотря на полуразумность, он отлично усвоил мой уровень мастерства, больше не делая попыток затеять игру в воздухе. Сопровождение - и только. Там, на высоте, если забыть на минуту о полигоне, создаётся впечатление, что покинул Землю. Странное это место. Вроде планета давно перепахана вдоль и поперёк, а здесь чистая от агрессивной цивилизации местность, красующаяся свежей зеленью...

Приёмник, прицепленный к уху, молчит большую часть времени - Джефферсон приказал лишний раз не отвлекать. Надо привыкать к отсутствию поддержки с земли. Это тяжело - подолгу находясь в компании с клоном, начинаешь отвыкать от небольших и таких беззащитных людей. Та же Светлана, едва дотягивающаяся рукой до лица, покрытого плотным мехом: одно неловкое движение и она полетит в сторону. Забылся, да... Иркам, наверное, в плане общения с соседями проще. С их-то силой и ловкостью.

***

Последние дни летели как-то незаметно - было не до того, чтобы смотреть на календарь... И откуда ему здесь взяться? Попросить у людей? Занятия на полигоне, с целью подтянуть владение новым телом до сносного уровня отнимали всё время. Ощущаю себя действительно нечеловеком - тому способствует особенность переноса. "Человек внутри, зверь снаружи", как сказал Соловьёв. Охотно верю, постоянно глядя на окружающий мир через призму инстинктов и чувств раккона. Ты ещё соображаешь, а тело само подсказывает, что надо делать, остаётся принять во внимание, или игнорировать. Хватило бы силы воли не потеряться, как в случае с Саровски. Страшно представить, что мог тогда натворить - оказавшись запертым внутри настоящего зверя, без единого намёка на разум.

Всё чаще Джефферсон при встрече попадается с хмурым выражением на лице, избегает долгих разговоров, ссылаясь на занятость. Похоже, СБ опять его обложила. В Институте чаще стали появляться незнакомые люди в униформе - верный признак скорых перемен в жизни. Моей жизни.

За неделю до вылета, меня ознакомили с местом "работы" - колонией магов на самой окраине исследованного космоса. Нечто вроде лекции, с уточнением ряда мелких деталей - инструкции по прибытии, с поправками на последние данные. Неизвестность в конце, да.

- ... планета класса А, согласно последней классификации дальней разведки. Планета земной группы, процент соответствия девяносто шесть процентов, - представитель СБ развернул голографический глобус. - Естественные разумные формы жизнь отсутствует. По оценке специалистов, колонизация произошла от десяти до двенадцати лет назад, ориентируясь на размеры и характер поселений. Малая численность и удалённость от материнской планеты...

Я перебил его:

- "С чего вы так решили? Или материнская планета была всё же найдена?" - меня смерили холодным взглядом, но на вопрос ответили.

- Несколько зондов-разведчиков имели возможность длительное время наблюдать за активностью "туннелей" ракконов, и численностью принимавших в их создании крылатых магов. Два за восемь месяцев, все с той стороны. Трудно вообразить себе, чтобы настолько сплочённое общество просто так бросило на произвол судьбы настолько молодую колонию. По численности, между прочим, Альфа и Бета, - поверхность шара развернулась в кусок карты, на котором возвышались пики каменных башен, вперемешку с деревянными домами, - вместе потянут, от силы, на двадцать тысяч жителей. Вероятнее всего, цивилизация перешла к изучению миров, отстоящих в стороне от Курорта, после неудачного опыта с первым контактом.

- "Если поселения настолько малы, то... А как же знания о контакте с людьми? Они..."

Стоящий вполоборота к голограмме человек усмехнулся.

- Всё очень просто. Какими бы ракконы не были чужими с нашей точки зрения, но им должно хватить ума на засекречивание информации. Совет Ста мало что знает о нас, чтобы придать огласке истинную причину конфликта - ирки могут не понять. И кто из магов поверит в наши возможности, выросшие до уровня С-двигателя? Они продолжают ориентироваться на вековую жизнь, лишённую событий взрывного характера, будь то война или революция.

- А если...".

- Охрану из числа сильных магов? Это уже фантастика для настолько малой колонии. Звездолёт получил повреждение от действий одного из Ста просто потому, что экипаж не знал о возможностях крылатых. Вернёмся к деталям... Твоя миссия предусматривает высадку в капсуле вдали от чужих глаз - корабль останется за орбитой планеты... Дальше. Поселение Бета, - он ткнул пальцем в остроконечные вершины редких башен, - отстоит от Альфы южнее на сорок два километра и является главной целью десантирования нашего агента. То есть тебя. Пять тысяч ирок и шестьсот три раккона. Опираясь на последние данные, можно с уверенностью считать Бету моложе Альфы минимум на четыре года. Все "туннели" открывались над соседями, поэтому есть все шансы не попасть в поле зрения местного аналога службы безопасности. Собственно город, условно назовём его так, стоит у подножия холмов, покрытых густым лесом, менее в двухстах метрах протекает местная река. Ширина, на самом узком участке, достигает трёхсот метров, так что один ориентир имеется - в радиусе ста пятидесяти километров это самый крупный и протяжённый источник воды. Далее, о путях эвакуации с планеты. За северными холмами, расположено второе по величине образование магматического характера. Легко опознать по осыпавшимся от времени скалам, высотой до двухсот метров. Вершина находится под постоянным наблюдением небольшого зонда-спутника, висящего на геостационарной орбите. Это твой билет домой.

- "Жители не заметят спускающейся капсулы?" - вопрос, не дававший покоя последние дни. Мало ли, какой-нибудь крылатый, решивший освежиться, приметит "падающую звезду"?

- Вот зона предполагаемой посадки. Бортовой компьютер будет запрограммирован на многовитковый спуск, с заходом, по отношению к поселению Бета, с южной стороны. Последний этап пройдёт в режиме планирования. Покинув капсулу, и тем самым активируешь систему самоуничтожения - нанороботы подвергнут деструкции органические материалы, после чего рассеют металлы. Максимум через час на месте посадки не останется ничего, что напоминало бы о присутствие искусственного объекта. Заглубив следы редких элементов, нанороботы прекратят своё существование глубоко в почве, став непримечательными вкраплениями минералов. Было бы заманчиво оснастить тело раккона маячком, но мы отказались от идеи: нет полной картины возможностей магов. Поэтому придётся рассчитывать на собственные когти, крылья и хвост, - человек следил за реакцией сидящего перед ним крылатого хищника. - Надеюсь, этого достаточно, чтобы добраться целым до поселения?

Я решил не обращать внимание. Так, дёрнул правым ухом - давно привык к особенностям общения с эсбешниками. Любят они демонстрировать при разговоре превосходство над остальными, особенно сейчас, когда надо проинструктировать простого гражданского, чей разум сидит в "крылатом-лисоволко-непонятно-чём" и отвечает, используя мыслеречь. Нечеловек, одним словом.

- "Да".

- Магические способности у тебя, судя по отчётам, в зачаточном состоянии. Из местной фауны, представляющей опасность, лишь некое подобие земного волка, но они живут южнее, на границе с лесами. Да, самое главное - в целях скрытности. От точки посадки придётся преодолеть не менее четырёхсот километров. Несколько суток в новой обстановке заодно помогут окончательно адаптироваться к телу и выстроить роль потерявшего память раккона.

- "Не случится ли, что я наткнусь на местных исследователей в первый же день?"

- Исключено. На данный момент колонисты осваивают земли севернее, отличающиеся лучшей древесиной и наличием путей миграции стадных животных. Вероятно, для окончательного становления животноводства им нужно больше времени. Крылатая часть населения активно помогает своим нелетающим соседям, и не распыляет силы на экспедиции.

- "Вы говорили об эвакуации. За мной будут наблюдать?"

- Частично. Сбор информации на время присутствия нашего агента будет приостановлена, во избежание раскрытия раньше времени. Решение принято в аналитическом отделе и должно максимально отсрочить контакт с магами. Один из Ста вполне способен выйти на низкую орбиту и прощупать пространство, если что-то почувствует. Мы не желаем рисковать. Вопросы?

- "Ещё одно... я не уверен в своих силах..."

- Об этом можешь не волноваться, на операцию отведёно двенадцать месяцев. Приняты во внимание инициатива агента и издержки по части неопытности гражданского лица. Хм... меня проинформировали о выборе вами имени на время жизни в новом теле.

- "Даррелл...".

Это имя я произнёс с упором на "р", как и положено ракконам.


***

- Но почему именно Даррелл, а не, скажем, Акррор? - допытывался Максим.

Ему одному не понравилось новое имя, специально придуманное для легенды о потерявшем память ракконе.

- "Чем так плох Даррелл? - искренне удивляюсь. - Лишь бы вписаться в фонетику имён крылатых".

- Даррелл... Удобное имя. Звучит хорошо, - кивает Антонов, из группы психологов. - На планете-колонии мало шансов встретить кого-то с похожим.

Да, после изучения всех материалов Первой, мы пришли к окончательной версии формирования имён крылатых хищников. Самое главное, отловили разницу между женскими и мужскими. Человеческое сознание, как оказалось, делает это с лёгкостью - виной всему особая сигнатура слов, присущая представителям разного пола. Если проще, то в разговоре, в любой форме, ракконы постоянно передают метки, не имеющие отношения к феромонам, или просто запаху, обозначающему собеседника. Теория шаткая, но, когда ссылаешься на потерю памяти, можно легко "исправиться". Даррелл... Не уверен в уникальности имени, но оно... мне нравится - легко запоминается, не выделяется среди известных сочетанием "двойное "эр", в меру короткое. Сложнее с аналогом земных фамилий, их попросту нигде нет! Ещё одна тайна крылатых: либо друг друга они узнают по мыслеречи, либо... Жизнь покажет.

Мне предоставили выбрать имя для операции, согласно личным предпочтениям. Инициатива в данном случае необходимый элемент для погружения в общество другой расы. Я долго ломал голову над более или менее складным, с точки зрения человека, сочетанием звуков, не вызывающим проблем с восприятием. Аиррхард, Арраис, Эрриш, Тиррик, Орроина... Чужие имена - чужие судьбы. Даррелл "родился" случайно от слова "дар", услышанного краем уха в разговоре сотрудников лаборатории - символично, если учесть причину смены тела. Его дали в дар, в обмен на службу Федерации. Соловьёву пришлось выслушать массу замечаний Саровски, от "звучит до невозможности глупо", до "у нас был свой вариант, почему вы не согласовали". Но под давлением профессора подозрительно быстро сник и, махнув рукой, внёс Даррелла в документацию. Такое чувство, что СБ постоянно пытается поставить руководство института на место. И каждый раз получает отпор, подкреплённый какими-либо аргументами. Чувствую, вне Земли они успеют отыграться, нагрузив дополнительными инструкциями и заданиями.

***

- Да, Даррелл. Можете называть меня так".

- Интересно. Теперь о цели миссии. Для начала, никакого чёткого плана действий, за исключением по возможности избегать контактов с высшими магами, если таковые найдутся в поселениях, и придерживаться общей легенде. Первое - войти в местное общество и постараться наладить дружеские отношения с несколькими жителями. Второе - получить базовые знания устной речи и письма. Всего, что прольёт свет на особенности чужой цивилизации. Третье, обучение заново магии ракконов. Любая крупица знаний о ней для человечества бесценна, - после этих слов очень хотелось сюда вставить "для противодействия ей", но я промолчал. - На первых порах рекомендуется ограничиться первым пунктом. Желателен также контакт с ирками, как с наименее изученной расой.. В СБ надеются, что средства, потраченные на операцию, не пропадут даром.

- "Вы считаете, у меня хватит памяти всё запомнить и потом рассказать под запись?"

Человек безбоязненно подошёл вплотную и заглянул в глаза.

- Прогресс в нейрозондирование, за последние тридцать лет, сделал качественный скачок. Самое главное, простимулировать отделы мозга, содержащие воспоминания об увиденном и услышанном, и пациент сам всё расскажет. Самые свежие версии оборудования не требуют и внедрения нейрозонда, ограничиваясь доступом к голове.

- "Что делать, если будет грозить провал миссии?"

Действительно, я же не самоубийца?

- Мы учли и такой сценарий. Помимо вашей капсулы, на планету сбросят несколько микроконтейнеров с нанитами. Они запрограммированы на синтез маломощного аварийного передатчика с кодами связи. Местоположение их станет окончательно известно на месте. Экипаж подберёт хорошо узнаваемые ориентиры и снабдит подробностями о системе опознавания системой именно вас. Что сделать относительно легко, являясь единственным ракконом белого цвета. При угрозе срыва, зонд примет сигнал и вызовет корабль для эвакуации. В любом случае, раскрытие агента недопустимо...

Как будто я не знаю, чем это грозит мне лично... После уточнения ещё ряда моментов, последовала скучная лекция о географии и местном климате. Пожалуй, единственным утешением стал отчёт о поселение Бета, богато иллюстрированный снимками - знания о будущем месте жительства пригодятся. Особо заинтересовали круглые башни-дома крылатых, расположенные на окраине и в центре. Напоследок, представитель СБ обнадёжил последней информацией про обстановку в колонии - "через туннель" пришёл серый раккон (ничего примечательного), и посетил первое поселение, Альфу. После чего ушёл обратно, забрал с собой серого сородича. Ничего экстраординарного.


***

Легкое движение кисти руки, и снимки на экране уступили место плану работ над проектом "Контакт". Так гласила подпись в левом верхнем углу. Было повисшую тишину, нарушил сидящий спиной к чёрно-белому нагромождению текстов и графиков. С виду плотного телосложения, он производил гнетущее впечатление на собравшихся в кабинете. Почти немигающий взгляд, скупая мимика, ровно поставленный голос, не терпящий необдуманных объяснений и поступков. Не человек, но и не машина.

- Через двое суток агент будет доставлен на лёгкий крейсер дальней разведки. Первая часть операции может считаться успешно выполненной. Полагаю, доклад профессора Брендона осветил вопросы, поднятые аналитическим отделом?

Очевидно, у сидящих их не было..

- Майор Саровски, я бы хотел поговорить с вами после, - невозмутимое лицо качнулось в сторону сотрудника, державшего в руках планшет с отчётами по проделанной работе. - Остальные могут быть свободны до завтра.

Помещение освободилось очень быстро.

- Поздравляю вас, подполковник, с повышением.

- Благодарю, - странно, но он почему-то не рад новости.

- Ознакомьтесь с документом. С этого момента вы являетесь куратором операции по эвакуации Анатолия Аршинова с планеты-колонии.

Саровски углубился в чтение.

Записка на имя заместителя главы СБ Земли.

В настоящий момент полностью завершена обработка информации, полученной нами от куратора проекта "Бездна". Результаты, с вероятность не менее девяносто двух целых и четыреста пятьдесят одна тысяча, подтверждают выводы, сделанные ранее на базе расчётной модели "раккон".

а) тепловая деструкция нейронов донора* прямое следствие действий врождённого разума клона во время процедуры внедрение "агрессора" - то есть чужеродного сознания;

б) отсутствие повреждений нейроматрицы человека объясняется исключительно устойчивой работой установки трансляции связей между нейронами;

в) лавинообразный характер процесса обусловлен окончанием процесса нейропереноса;

г) меры, принятые для нейтрализации отдела "Х" головного мозга, на фоне деструкции нейронов исходного носителя, признаны неэффективными. Ввиду неполной информации по его работе, работы прекращены до успешного завершения операции "Контакт";

Общие выводы:

1) нейроперенос на биоматрицу, выращенную вместе с биологическим телом, несёт за собой риск отторжения, вызванный первичной активностью нервной системы. Известные на данный момент методы не обеспечивают подавления ниже одной единицы**;

2) обнаружены колебания зачатков сознания биотела при стрессовом воздействие, каковым является первичная синхронизация;

3) не исключён, в момент нейропереноса, прямой контакт с непредсказуемыми результатами. Пример использования тела раккона лишь подтверждает риск, несмотря на всю введённую защиту донора;

4) аналогичные операции, на телах животных и людей десятилетней давности, не подтвердили гипотезу несовершенства оборудования;

5) прогнозируемое время разложения действительной нейроматрицы разведчика, с последующей потерей воспоминаний на девяносто девять процентов, не менее четырнадцати месяцев. Срок указан с достоверностью не менее чем одиннадцать земных суток;

Особо рекомендуем обратить внимание на пункты "г" и номер пять. Есть все основания считать процесс становления естественного разума неизбежным, ровно, как и поглощение, с последующим расщеплением привнесённого извне. Распад личности, после которого формируется чистый исходный разум раккона, лишённый каких-либо воспоминаний о жизни на Земле, и, таким образом, безопасный для Федерации - в плане измены, либо как источник информации при любом виде считывания памяти. Данное явление ставит под сомнение целесообразность дальнейших работ с биоматрицами, отличными от человеческой.

Подробный отчёт будет предоставлен через пятьдесят часов.

Ведущий инженер ОРПТ Миядзаки О.


...Когда Саровски смог наконец выйти за пределы помещение, его прошиб пот. На привычно невозмутимого и спокойного майора было больно смотреть - бегающие глаза, подёргивающиеся пальцы рук. Странная реакция, при его то опыте работы. Повышение это очень хорошо, но... Разумеется, визит к заместителю шефа был не первым и не вторым, но сколько требовалось сил на общение с настолько древним синтетиком! По слухам, тот изменил себя задолго до возвращения Первой Межсистемной - если кто-то и помнил давно минувшие дни, то предпочитал молчать. Или сам стал "биороботом", как называли "неспящих" коллег пока весьма многочисленные нормальные, "живые" сотрудники. Сильные, долгоживущие, с идеальной памятью, не контролируемые эмоциями, все эти качества манили наиболее рьяных на службе. Дожить, заглянуть в места, недоступные смертным, забыть о несовершенстве тела. Горькая правда была в том, что перечисленное после многих лет работы в СБ становится пережитком прошлого. Ты общаешься с ними каждый день, учишься понимать и наступает момент осознания. Осознания бессмысленного существования внутри шедевра инженерной мысли, рождённого в глубинах сборочных конвейеров лабораторий. Личность угасала, оставляя после себя лишь глубокий отпечаток. Немногие становились на путь необратимого изменения. Ирония судьбы - чтобы стать выше человеческого, надо выпотрошить самого себя, оставив лишь самое необходимое. Саровски пойти на такой шаг не смог. И ведь, перед глазами, стоило задуматься, маячила полная противоположность. Наивный молодой парень, взятый на пробу новой технологии - создание разведчиков для изучения инопланетных цивилизаций. Побочный продукт научных исследований, как бы ни говорил Джефферсон. Четыре лапы, хвост и два крыла. Порядком надоевшие за время работы учёные носились вокруг него, помогали, поддерживали после переноса, переживали вместе за каждую неудачу или успех. Сам того не ожидая, он начал испытывать симпатию к пареньку... Пойти ради семьи на контракт, таящий в себе неясные перспективы будущей жизни... Или то нечеловеческое тело и миссия - прожить среди зубастых ракконов, одной силой мысли зажигающие огонь? Кто бы знал - его век окажется недолог. Жаль. Очень жаль.

Ноги сами собой принесли в служебный бар. Имплантаты не дадут болтнуть лишнего, а остальное его, теперь уже бывшего майора СБ, не волновало. Пускай считают это данью выполненной работе. "За тебя, парень. Чтобы эти твари оказались неправы. Слишком безумен этот мир...".


***

Само прощание прошло до обидного быстро. В воздухе кружило разочарование напополам с грустью. Причём эта грусть была какая-то... общая. Кто-то стоял в стороне, кто-то вообще не пришёл. Некоторые наоборот, старались запечатлеть в памяти знаменательное событие и воспользовались моментом, чтобы проводить - как же, впервые человек окажется на чужой планете, приняв облик местных жителей. Ребята из команды, что следила за мной, не скрывали своего мрачного настроения. Они только привыкли к чему-то новому, настолько необычному, даже малость фантастическому - и тут всё закончилось. Впереди расформирование, новая работа, отчёты... Видеосъёмка для архивных материалов, несколько снимков для местной коллекции (которые так и останутся в стенах Института), и подразделение от СБ отправляет меня спецрейсом на вспомогательный космодром. Впереди дорога в небо.

Со времён недолгой учёбы я завёл, в общем-то, полезную привычку дремать во время поездки в транспорте. Нередко лишь чудом не пропуская нужную остановку, банально заснув на сидении, плавно покачивающимся в такт движения. Как я ненавижу, когда его прерывают... Поэтому, когда бесцеремонно растрясли, причём самым бестактным образом, я выругался и постарался повернуться на другой бок. Перевернуться у меня получилось, а выругаться нет. Вместо этого из горла вырвалось низкое рычание, принадлежащее скорее леопарду. Человек так не умеет. Стоп. Леопарду?! Откуда...

Сон сняло как рукой. Окончательно проснувшись, я вскочил на ноги и немедленно хорошо так приложился головой о потолок. В глазах заплясали разноцветные огни. Больно... С трудом сохранив равновесие, несколько секунд пытался понять, где нахожусь и почему так странно себя чувствую. Память вернулась, едва в поле зрения попало мощное тело, покрытое серой шерстью. Вспомнилось все, начиная от электронного письма, и заканчивая тошнотворным гудением аппаратуры при нейропереносе. Ракконы, маги, полёты над полигоном Института, другая планета, колония... А где... Определить, где я сейчас нахожусь, удалось не сразу - сильно мешал яркий свет, бьющий из огромного прохода напротив. Между тем, тёмный силуэт, маячивший всё это время напротив, приблизился настолько, что стала видна "аура". Вернее её отсутствие, за исключением слабого свечения вокруг головы.

-Ты слишком долго спишь, это неприемлемо.

Голос уже раздался откуда-то снизу. Опустив глаза, я увидел худощавого мужчину, чья голова едва доставала мне до живота. Ничего удивительного, если ракконы, в теле одного из которых нахожусь, встав на задние лапы, достигали в высоту почти четырех метров.

-Мы приехали, - все так же бесстрастно сказал человек, и развернулся к выходу.

- "Подождите! Мы уже на месте?" - крикнул ему. Мыслеречь с трудом "коснулась" разума собеседника, как если бы встретила на пути преграду. Все чувства вопили о неправильности происходящего, сродни отмене гравитации на Земле.

Он обернулся, и я с трудом сдержал дрожь при виде его глаз. Пустых и безжизненных, подобно объективам двух видеокамер.

- Мы на космодроме.

И тут я вспомнил окончательно. Вечером меня забрали из Института и погрузили на воздушный транспорт (тип, хоть убей, не смогу вспомнить), чтобы доставить на космодром. Проклятье, что у меня с памятью творится? Соловьёв как-то говорил о подобных фокусах, что постоянно идет адаптация человеческой памяти к новому мозгу, "развёртывание" информации по нейронам, и поэтому не исключена кратковременная амнезия. Неделю после переноса... Интересно, как отнесутся ракконы к моей привычке дремать? Пфф, нашел, о чём думать.

Опустившись на четыре лапы, я вышел из отсека и оказался в ярко освещенном ангаре. Совершенно пустой, не считая застывшего неподвижной глыбой туши аппарата, напоминающего формой ската, и группы людей ("Синтетиков", - поправил себя - слабое свечение от тел не оставляло сомнений), суетящихся у выхода. На звук клацающих когтей немедленно подскочил какой-то низенький толстяк в форме СБ и придирчиво стал осматривать. Хм... обычный человек.

- Изумительно, - пробубнил себе под нос незнакомец, осматривая меня со всех сторон. - Кто бы мог подумать, какие интересные ксеносы живут под боком у нас. Профессор Джефферсон не обманул ожиданий...

Закончив любоваться, он остановился прямо напротив меня. Попав под пристальный взгляд его колючих темных глаз, я изменил своё мнение насчёт синтетиков. Те, по крайней мере, давили машинным равнодушием, а не любопытством, замешанном на холодном расчёте. А этот человек... Брр.

- Я полковник Шеллер, и курирую данный этап операции "Контакт", - представился толстяк. - Вы меня хорошо понимаете?

- "Да", - разговаривать сразу расхотелось.

- Пройдёмте на стартовую площадку. Впереди ждёт короткий медосмотр и инструктаж.



* - устоявшееся обозначение человека, подвергаемого операции по нейропереносу;

** - согласно шкале в тысячу единиц. В данном случае указывает на недостаточную разрешающую способность аппаратуры и методов подавления активности


Глава 11.


На орбите Земли звездолёт, после взятия меня на борт, задержался всего сутки, после чего начал разгон в сторону орбиты Меркурия. Как пояснил подвернувшийся под лапу синтетик, С-переходы требуют гравитационных возмущений для уменьшения энергозатрат. Больше я спрашивать "ходячую машину" не стал, решив просто насладиться видами, доступными для просмотра. Это лучше, чем сидеть в небольшой каюте и ковырять когтями покрытие на полу, изнывая от скуки. Лишний раз высовываться в коридоры бессмысленно, с моими новыми то габаритами, когда, чтобы протиснуться через переходы между секторами корабля, надо плотно прижать крылья. На вторые сутки, опять же пара синтетиков, провела наглядный инструктаж по десантированию в специальной капсуле. Заставили несколько раз примерить на себе крепление, ввиду отсутствия какого-либо генератора гравитации. Ничего так капсула, напоминает формой продолговатое яйцо. Раскрывается вдоль на две части - после посадки верхняя отстреливается. Пока же так удобно садиться в неё, всё как на ладони: никаких тесных люков, рассчитанных на людей, проблем с эвакуацией и бесполезным пространством внутри. Перед выбросом за борт части свариваются между собой в единое целое, оставляя для связи с внешним миром небольшой передатчик, да круглый иллюминатор, прикрытый щитком. Повозившись внутри, я нашёл капсулу вполне удобной - ничто не мешает, не давит, и не создаёт дискомфорта от долгого пребывания - экземпляр явно сделан по индивидуальным меркам.

Расстояние до точки прыжка, примерно пара сотен тысяч километров от раскалённой планеты, мы преодолели на удивление быстро. Не прошло и недели, как по внутренней связи объявили пятиминутную готовность. Специально приставленный человек (который редко появлялся в поле зрения) помог зафиксироваться в конструкции, напоминающей ложе для пилотов, разве что размерами больше - меры предосторожности, т.к. был прецедент отключения системы гравитации.

Собственно прыжок я запомнил очень хорошо. Должно быть, со стороны это выглядело обыденно - росчерк в виде лучика света, и нас нет. Изнутри же...Резко ускорившись, звездолёт начинает мелко вибрировать, тихий гул прокатывается через помещения несколько раз, и затихает. Неведомая сила дёргает тебя за голову, словно пытаясь оторвать её - сознание замечает короткий миг с размытыми контурами стен и предметов в каюте, хотя под лапами продолжает ощущаться надёжный тёплый пол. Секунда на осознание нереальности происходящего, и наваливается чувство тошноты. Тебя буквально выворачивает наизнанку, растягивает всё тело, бросает то в жар, то в холод, мурашки пробегают под шерстью от носа до кончика хвоста. И отпускает, возвращая в реальность, где не прошло и пяти секунд с момента прыжка. С облегчением осматриваешься - вдруг на самом деле стошнило? Бодрый голос пилота сообщает об успешном преодоление половины пути до цели. Как только установка накопит достаточно энергии, крейсер прыгнет на окраину системы с колонией ракконов. Можно успокоиться и унять бешеное сердцебиение. Знать бы, испытывают ли подобное члены экипажа. Один живой человек точно есть на борту.

Через двадцать минут мы прыгнули снова. На этот раз, наученный горьким опытом, постарался лежать неподвижно с закрытыми глазами, и максимально расслабиться. Вроде бы помогло - от неприятных ощущений осталась лишь стадо мурашек, истоптавших всю спину, да необычная слабость в теле. Об этом предупреждали на инструктаже. Точно... Теряя сознание, я отчётливо слышал, как кто-то заходит в помещение. Лёгкий укол в спину и наступает темнота.


***

- ... он просыпается. Отойди к стене, чтобы не путаться у него под лапами.

- ... сё нормально, Док тоже поначалу терял сознание при выходе из прыжка.

- ... отово.

Голоса становились всё громче и отчётливее. Зеваю, широко раскрыв рот, и распахиваю глаза. Зрачки сужаются, подстраиваясь под местное освещение. У одного из посетителей в руках чемоданчик с красным крестом.

- Как самочувствие? Нас предупреждали насчёт побочных эффектов от воздействия С-двигателя, но не настолько...

- "Нормально, - я принял сидячее положение и уставился на прижавшихся к стене человека и синтетика. - Меня не предупредили о настолько... необычных ощущениях".

- Естественная реакция организма на стресс. Через два-три прыжка ощущения дискомфорта исчезнут.

Решаю сменить тему разговора - в висках (или что там у меня) до сих пор отдаёт

- Двенадцать часов до отстрела капсулы.

- "Сколько я проспал?!", - вскакиваю на все четыре лапы.

- Я же говорил, что он много спит...

- Двое суток. Навигатор изменил в последний момент точку выхода. Сейчас корабль пересекает орбиту третьей планеты. На подготовку, - человек в форме сделал успокаивающий жест рукой, - хватит одного часа. А пока отдыхайте.

Синтетик, побуравив с минуту меня своими глазами-камерами, покинул меня последним. Оставшись один, сажусь на пол и принимаюсь теребить кисточку хвоста - новая привычка неплохо помогает успокоиться. Наблюдая, как пучок длинных волос приобретает форму шара, я пытался сосредоточиться на миссии. Каких-то двенадцать часов отделяет от встречи в одиночку с иной цивилизацией, без знакомых среди местных жителей, знаний языка и местных традиций, без опыта выживания в диком лесу (надеяться на одни подсказки нового тела не лучшая идея). А впереди сплошная неизвестность в виде ракконов. Главное, отступать уже некуда. Прекратив терзать несчастный хвост, решил хоть как-то разогнать мрачные мысли.

Пройдясь когтями по виртуальной клавиатуре - одно из немногих устройств, установленных в каюте, вызываю на обзорный экран (слабое утешение от СБ, проникшихся важностью момента, точнее проникся один) доступные панорамы. Звездолёт скользил, ежесекундно преодолевая десятки километров, отделяющие от цели. На фоне чернильного космоса отчётливо проступает голубое пятно планеты. Вволю насмотревшись, обрываю подключение. Что толку сидеть, сложа лапы, и пялиться в медленно меняющиеся изображения? Впрочем, скоро мне нашли, чем заняться, посвятив в особенности системы наблюдения и контроля за действиями на поверхности. Слов нет, оторвать бы кое-кому за подобное голову (что вполне было осуществимо на Земле, появись внезапно желание). Если коротко, то я попал, пусть и в нейтральном смысле. Первое, СБ не станет вмешиваться до самого последнего момента, полагаясь на изворотливость одного серебристого раккона. Бравые синтетики придут на помощь в самом конце, для поддержки эвакуации. А главное, коррекцию плана произвели совсем недавно, не сообщив до отлёта. Не смертельно, но как неприятно быть последним, кто узнаёт новости. Второе, точка посадки капсулы в пяти днях пути (с расчётом на пеший способ передвижения) от Беты, а не четырёх, как то планировали перед уходом в С-туннель начале. Очередная перестраховка, дабы не раскрыть себя перед магами. Если вдуматься, гадство. Даже без крупных хищников, могущих напасть, проламываться через подлесок и неуклюже перелетать через речки с непроходимыми участками вытянет уйму сил. С другой стороны, на выходе получим измотанного, растрёпанного и голодного сородича, которому неприлично не обогреть и не накормить, оставив вопросы на потом... Сижу и тихо ненавижу эсбешников...

Когда мы закончили с инструктажём, оставалось каких-то полтора часа. Прижав к бокам крылья, протискиваюсь через проходы между отсеками. Ещё один факт в пользу статуса операции: будь всё серьёзно, для агента установили бы отдельный модуль, примыкающий к грузовому и эвакуационному сектору. А раз этого нет, значит, никто не собирается расширять программу скрытого контакта, предоставив единственному (если верить Джефферсону, чей Институт единственный, кто смог преодолеть проблему синтеза клона раккона для нейропереноса) в ближайшем будущем налаживать отношения с другой цивилизацией. Или просто опасается результатов - существа, живущие сотни лет. Должны обладать отличной памятью... Уф, пришли. Занять место в капсуле, подстроить фиксаторы, дать технике провести самодиагностику, успокоиться - на всё ушло большая часть оставшегося времени. Представитель СБ Земли, тот самый, вколовший мне тонизирующее после второго прыжка звездолёта, вместе с командиром занесли в протокол, одним им известные, данные из бортовых систем. И теперь, получив подтверждение Компьютера, ждут самого главного.

- "Я готов", - сухие слова, не дающие о сомнениях в душе.

- Одиннадцать минут, - ответ отдаёт облегчения, пополам с удовлетворением от выполненной работы.

Чавкающий звук соединений половинок корпуса и окружающий мир сужается до серой скорлупы, толщиной в ладонь. Призванная защитить от смертельного дыхания открытого космоса.


***

Небольшое ускорение возвестило о начале путешествия. "Поехали", произнесённое мысленно, прорвавшись наружу, растаяло в вакууме, окружающем капсулу. Непривычно ощущать мыслеречь, ушедшую в никуда. Вот мелькают кромки шахты, и в иллюминатор наконец заглядывают первые тусклые звёзды - защищая глаза единственного пассажира, фильтр превратил поверхность в полупрозрачное стекло. Покрутившись в фиксаторах ложемента, с оторопью наблюдаю, как пальцы на лапах судорожно сжимают несуществующий пол, при этом когти бессильно висят в паре сантиметров над пенообразным покрытием .Мне и самому как-то неприятно висеть, не ощущая опору под ногами - тело привыкает к невесомости с трудом. Плюнув на всё, поворачиваю голову к иллюминатору, надеясь рассмотреть удаляющийся звездолёт. Безуспешно.

По внутренним часам проходит час, когда в поле зрения попала планета, окутанная дымкой облаков. От меня ничего не зависит, только ждать и надеяться на безукоризненную работу машины. Та совершает плавный поворот на сто восемьдесят, и место огромного шара занимает безжизненная луна, изрытая кратерами между полюсов. Теперь ждать, когда достигну ночной стороны, чтобы начать плавный спуск на поверхности. Глядя на кристально прозрачное стекло, пытаюсь найти тёмную точку - где-то там, у кромки спутника, должен всё ещё висеть звездолёт, дожидаясь получения сигнала об успешной посадке. Чтобы потом спокойно совершить прыжок из системы... А это что такое?! В черноте космоса разгорается неровным светом небольшая звезда: в отличие от своих соседок, она "плывёт", став напоминать комету. Она горела какой-то миг, но у меня почему-то сразу появилось нехорошее предчувствие - слишком всё напоминает взрыв реактора. Между тем, рядом с луной рождается целая россыпь "звёздочек", только меньше, и над серым диском, наконец, появляется долгожданная тёмная точка, несущаяся куда-то влево. Стоп. Не мой ли это корабль? Тогда откуда взялась... вторая, идущая следом? Над ухом оживает аварийный приёмник с-сигнала, настроенный на общий канал:

- ...борт... потерян реактор... преследование...прыжок...

Рррр... Что у них происходит?! Передача оборвалась внезапно, дисплей лишь констатировал: "Нарушение червоточины". Одновременно, вокруг первой точки, дошедшей до южного полюса, возникает слабый ореол, как при близком подрыве термоядерного заряда. В памяти всплывают старые документальные кадры испытаний в космосе - бочкообразный борт старого внутрисистемника, на фоне взрыва... Напрягая изо всех сил глаза, силюсь рассмотреть происходящее (стекло с покрытием защитит и от прямых лучей Солнца, не говоря о далеком взрыве). Ничего... От удара носом об иллюминатор спасает крепление на ложе. Тщётно - сколько бы не вглядывался в уплывающую луну, признаков движения нигде не нет. На что уж зрение раккона лучше человеческого. Обе точки бесследно исчезли - со всей ясностью осознаю, что только что стал единственным землянином в системе.

Кто или что напало, почему, смог ли уйти мой звездолёт... Вопросы противно скребли в голове, никак не прибавляя оптимизма перед посадкой на планету. А если... Спокойно... спокойно... я спокоен... Я ещё жив и скоро окажусь на поверхности планеты... Капсулу могли не заметить (интересно кто?), поэтому мне ничто не угрожает... кроме разоблачения магами... Рррр... Их бы найти ещё... Или связаться через зонды на дальней орбите, если они целы... За этими мыслями, я чуть не пропустил момент - в иллюминаторе на время показался материк, северная часть которого была сплошь покрыта лесами. Где-то здесь и должны жить ирки с крылатыми соседями. Стряхнув оцепенение, присматриваюсь, сравнивая с виденной ранее картой района посадки. Дельта крупной реки - не то. Какое-то безымянное озеро, полоска гор... Кажется, нашёл...


***

... первичный отчёт о повреждениях...

1) нарушение герметичности секторов два, четыре, семь...

2) выполнен аварийный сброс нестабильных реакторов два и три. Облучение в пределах нормы...

3) отказ системы пассивной защиты...

4) ионизация в рабочих камерах ячейки С-привода под номерами 3-1, 3-3...

5) отказ модуля системы ориентации "Зеро"

6) деструкцией навигационной подсистемы...

... зеркало исходящего перехода нестабильно, ожидание подтверждения командира корабля Лисицина П.С.... предупреждение проигнорировано, переход в ручной режим... Потеря тяги на тридцать четыре процента, термическое нарушение внешней обшивки в районе двигателя... туннель вр...е...м...

Подтверждение центрального Компьютера: окончание блока дешифрации не поддаётся. Нарушена структура сигнального прокола пространства.


***

Само собой, с орбиты поселения видны не были, но рисунок реки, петлявший по равнине, ни с чем не спутать. Огибая едва торчащие из тёмно-зелёного моря обломки невысоких гор, она плавно уходила на юг, на прощание, образовав короткую петлю. Вот между этой петлёй и горами мне и надо приземлиться. Скосив взгляд, с облегчением читаю "Время до входа в нижние слои атмосферы два часа". Часть пути над ночной стороной оказалась не настолько познавательной с точки зрения географии. Сказывалось отсутствие каких-либо источников света на поверхности, не то, что на Земле, чьи города в тёмное время суток сверкают во всей красе. Как и промышленные центры, уцелевшие после освоения Солнечной системы. Нет, вру - один есть. Тусклый огонёк чётко обозначил присутствие цивилизации на планете, если не ошибаюсь, то примерно у подножия гор. Прежде чем капсула перевернулась в очередной раз, и лишила обзора, свет резко исчез. Его, подобно свече, задули - полыхнув на прощание, растаял в первобытной темноте, нарушаемой ближе к экватору всполохами грозовых разрядов. Пристроив голову на лапах, терпеливо жду.

Два часа истекли, а капсула продолжала держаться орбиты. Впрочем, ненадолго. Предупреждающе пискнув, на плёнке дисплея показалась траектория снижения. Я раздосадовано выдохнул - ещё три круга, прежде чем начнётся участок планирующего полёта. При очередном подходе к дневной стороне, снаружи должны раскрылись небольшие "крылья", поддерживаемые силовым полем - нечто вроде экрана, совмещённого с системой торможения. Банально тормозить о воздух с нагревом поверхности аппарата нельзя, слишком велик шанс привлечь аборигенов, знающих о ближнем космосе и верхних слоях атмосферы. А с экраном, пусть и маломощным, капсула выдаст себя за один из простых метеоров, которые привычное явление над планетой.

Последний виток прошёл тяжело. Лапы, ограниченные в движениях, отчаянно просили твёрдой опоры, да и крылья, вроде бы удачно пристроенные по бокам, нестерпимо чесались, требуя свободы и свежего воздуха. Кстати о воздухе - внутренняя атмосфера была далека от оптимальной температуры. Ограниченная массой и источником питания, система жизнеобеспечения поддерживала минимум комфорта... Не дать задохнуться и не зажариться. Мне... сейчас мысленно взывающему непонятно к кому (не Вселенной ли?), высунув на всю длину язык. Когда вернусь домой, обязательно выскажу всё, что думаю о конструкторах орбитального "гроба". К счастью, всё имеет свойство заканчиваться. В один прекрасный (и такой долгожданный!) момент, компьютер вывел предупреждение. Следующий час превратился в один большой аттракцион. Вестибулярный (или что отвечает у раккона за равновесие) аппарат, привыкший к плавным полётам над полигоном Института, сдался на сороковой секунде. Очевидно, разочаровавшись в создателях данного экземпляра машины. Ауррр! Мир, я иду к тебе! Как же плохо...

***

С самоуничтожением бывшей капсулы проблем не возникло. Едва я отошёл на безопасное расстояние, как из оболочки немедленно полезли клубы серой пыли. В считанные минуты они обгрызли до неузнаваемости матовую поверхность, превратив обе половинки в осыпающиеся под собственным весом куски пористого материала. Расколовшись на сегменты, аппарат растёкся по земле, стремительно впитываюсь в последнюю, игнорируя местную растительность. Налетевший порыв ветра развеял остатки дыма позади места посадки, оставив лишь тоненькую струйку дыма над мусором, вынесенным на берег беспокойными волнами. Но и она вскоре затихла, залитая водой. Последним, с неприятным для слуха раккона шорохом, исчезло стекло иллюминатора, было застывшее на песчаном пятачке диковинной лужицей.

Проводив глазами последние ошмётки, я направился в сторону холмов, покрытых молодым лесом. Последняя улика, указывающая на моё происхождение, благополучно разложилась, лишив всех нитей, связывающих с прошлым. На месяц. Год... может, навсегда. Даже если так, то получится ли создать из пепла новую - из ничего? Закрываю глаза, пытаясь успокоиться. Трава, до невозможности мягкая, приятно гладит шерсть на лапах, расступаясь при каждом шаге - вот что, значит, всю жизнь просидеть в бетонных джунглях Земли. Прохладный ветерок, поигрывая листьями, заодно распушил гриву на голове. Тем самым окончательно остудив тело, разгорячённое долгим пребыванием в душной спасательной капсуле. Как же здесь хорошо... Так, брысь отсюда, мохнатая морда! Не отвлекайся! От этих слов на душе даже стало как-то нехорошо. Обидел самого себя, мда. С неохотой разлепляю веки и перехожу на бег. Почему-то внутри зародилась обида на себя, как будто и правда оскорбил раккона. Очередная моя фантазия... Если звездолёт СБ спасся, значит обо всём на Земле уже известно. Если нет... наверняка СБ всполошится и отправит разведчика в эту систему. Есть, в конце концов, аварийные С-передатчики для передачи сообщений при аварии. Да и оставаться слишком опасно - неизвестно, видел ли кто из местных вспышки над ночной луной. Кто их знает, этих магов? Найдут случайного свидетеля, сопоставят с другими фактами, и, прощай жизнь. Хотя, полёт в атмосфере был привязан к тёмному времени суток. Не важно, оставаться на берегу озера нет смысла. Я не умею охотиться, не умею пользоваться простейшей осознанной магией, не знаю обычаи и законы ракконов с ирками - слишком много "не" для одного крылатого. О помощи от людей стоит забыть, как и про зонды. Перехватят, и конец наступит конкретно всем на планете, независимо от расы. Целы ли они? Может удастся выяснить. Потом. А сейчас пора принимать решения самому, наплевав на амбиции "небожителей" с чиновниками. Раз помощи не будет, надо идти к новоприобретённым сородичам. В... к хвосту миссию - она провалилась, едва начавшись. А эти смогут дать кров над головой, знания и защиту, в случае угрозы из космоса. Или, даже, рассказать им про странное... Если сработает фокус с маскировкой человеческой части сознания. Жизнь, в отличие от смерти, даётся нелегко. Звездолёт атаковали очень уж резво. Повод лишний раз задуматься - без знаний о расе, столкновение в космосе начать... глупо.

Обрыв, к которому лапы привели сами собой, показался подходящим для первого шага. Шага в небо. Я не уверен в точности приземления. Стороны света определятся вечером, во время захода, а сейчас надо как можно скорее осмотреться вокруг. На всякий случай ещё раз прислушиваюсь к себе. Странно, но на душе легко - груз прошлых забот больше не давит. Прекрасно. С тихим хлопком, крылья впервые зачерпнули воздух чужой планеты. Прозрачный, пропитанный незнакомыми запахами земли и растений. Затёкшие в тесном фиксаторе, они жаждали одного. Несколько мощных взмахов, и я устремляюсь ввысь, навстречу неизведанной судьбе. Первый свободный полёт, без ограничений и постоянной слежки, можно было сказать, на полигоне я и не летал вовсе. От открывшегося вида совершаю немыслимый пируэт. Откуда это щемящее чувство свободы в груди? Словно и не летал... совсем. Что со мной? Инстинкты, дремавшие где-то внутри, рвались наружу - стоило немалых трудов не поддаться и не ринуться сломя голову к горизонту. Лететь, раскинув широкие крылья, ловить восходящие потоки, осматривая свой новый дом. От опьянения обретённой свободой спасают воспоминания из той, человеческой жизни. Родной город, знакомые, те, которые ждут возвращения, не зная и части правды... те, что не могут вот так вот взять и исчезнуть из памяти, оставив пустое место. Встряхнувшись, прикидываю, куда приземлиться. Капсула действительно не ошиблась, доставив аккурат за сто восемьдесят-двести километров от поселения Бета. Полоску реки, огибающую у горизонта возвышенность, ни с чем не перепутать. Дней пять пути, и я у цели.

Неуклюже разворачиваюсь, подруливая хвостом - я не горю желанием дать о себе знать. Хватит и того, что озеро осталось далеко позади. Пора спуститься на землю. Раскачиваясь на крыльях, плавно касаюсь ногами* высокой травы. И шарахаюсь в сторону от мохнатой тени, выскочившей из кустов. Покрытая лоснящейся бурой шерстью, она грозно зарычала и ринулась в атаку. На меня! Зверь размером с хорошую собаку ловко увернулся от автоматически выпущенных когтей, и попытался обойти слева, нацелившись на полусложенные крылья. Не задумываясь, я прыгнул в сторону. Избежав тем самым первого ранения: противник едва не достал до передней лапы. Злобно рыкнув, не теряя скорости, он повторил попытку. Видимо, не впечатлила ответная демонстрация зубов и когтей. Сделав ложный выпад, я отшвыриваю зверя ударом. Его зубы успевают лишь громко клацнуть и вырвать из кожи клок шерсти. Шипя от боли, бью рычащую зверюгу со всей силы. Что б его! Вместо контрольного удара тороплюсь разорвать дистанцию. Вдруг очнётся раньше, чем сумею подняться в воздух? Но всё обошлось, и спустя минуту лапы утопают в песке на противоположном берегу реки.


***

Шли третьи сутки, как я углубился в лес, растущий вдоль реки. Мелкая живность, при первых же признаках разбегалась во все стороны, не рискуя попадаться на глаза. Той некрупной птицы, что удалось поймать день назад, едва хватило наскоро перекусить. Один удачный удар по деревцу и жизнь "курицы" обрывается на зубах. Контроля над инстинктами хватило лишь кое-как общипать эту первую в жизни добычу, прежде чем проглотить с голодным урчанием. Мало. Таких бы десяток, но куда там! Немногочисленные сородичи жертвы, противно гогоча, немедленно стали обходить меня стороной за километр. Непуганые они здесь, значит, до ракконов ещё идти и идти. Лес перестал казаться чем-то необычным, манящим густыми кронами деревьев, превратившись в одно большое проклятие. Не умею я выживать среди природы - окажись здесь и сейчас в теле человека, и наверняка бы уже оказался в какой-нибудь яме или покусанный животными. Или, хуже того, добычей мелких хищников, наблюдавших издалека. Раккон, предпочитающий передвигаться по земле действительно необычное зрелище. Разумеется, было бы намного проще поискать открытый участок и подняться в воздух, если не одно но. Страх упустить из виду жителей Беты, оставаясь до самого последнего момента не замеченным. Тому были свои причины. На второй день, я неожиданно наткнулся на кострище. Вода из реки не успела, как следует занести круг из обугленных веток. Значит, ирки пользуются рекой в качестве дороги. Подобные следы попадались всё чаще, заставляя менять маршрут. Случайная встреча с двуногими хищниками могла испортить первый контакт. Лучше найду одинокого раккона.

Ранним утром меня разбудил странный шум. Словно через заросли ломится крупный зверь, начисто игнорируя встречающиеся препятствия на своём пути. Чуть правее небольшого оврага застонало молодое дерево, наклонившись от могучего удара. Поначалу, я решил, что пересёкся с лесорубами. Было немало кадров, на которых прямоходящие жители деревни, ловко орудовали магическими инструментами, добывая древесину в глухих районов. Без дорог, на одних странных телегах, запряжённых похожими на земных быков животными. Должно быть нелёгкий труд... Но то, что я увидел дальше, заставило усомниться в реальности происходящего.

Захрустел колючий кустарник на склоне. Часть оказалась сразу же выдернута с корнем, и отправлена на крону растущего поблизости дерева, покрытого тёмно-зелёными иглами вместо листьев. Та же учесть постигла трухлявый ствол, отброшенного мощным пинком. Проследив за его полётом, я решил на всякий случай спрятаться за массивным аналогом земного дуба. Мой "зверь" почему-то упорно не желал уходить, принюхиваясь к окружающим запахам. Странно. Оттолкнув клубок инстинктов от управления телом, принюхиваюсь сам. И застываю с приоткрытой пастью. Единственным живым существом, помимо меня, был ещё один раккон - запах крылатого хищника ни с чем не спутаешь. Нейтральная смесь из шерсти, выдыхаемого воздуха и выделений на шее очень напоминала клона, если бы не одна мелочь. От любителя пеших прогулок несло ещё и чем-то сладким, ощущающимся даже на языке. Инстинкты упрямо молчали, заставляя нервничать всё больше. "Раккон... Не совсем раккон...". От мыслей отвлёк глухой удар о землю. Спустя мгновение, из оврага показалось ЭТО.



* - главный герой, ориентируясь на человеческое прошлое, различает конечности, в зависимости от сферы их применения. Передние лапы становятся руками, едва оказываются свободными от хождения. Аналогично с задними - ноги, пока опирается только на них. Подобная трансформация понятий вполне справедлива по отношению к ракконам, чья анатомия включает признаки прямоходящих существ, будь то строение пальцев или мышечного аппарата.



Глава 12.


Кособокая конструкция с диким скрипом и скрежетом перешагнула через край и с грохотом повалилась на землю, ломая последние заросли колючки. Поначалу я принял её за робота - угловатое туловище с металлическим блеском, шарообразная "голова" с выпуклыми глазами-сенсорами, суставчатые лапы. Правда, их было, почему то три, а не как принято четыре или шесть. Стараясь не привлекать внимание, я приблизился к странному механизму, продолжавшему безуспешно искать опору под ногами. И ошалел от увиденного. То, что выглядело издалека цельным корпусом, на деле оказалось связкой грубо обтесанных брусьев, стянутых металлическими полосами. Кое-как оплетённые проволокой конечности, и правда похожие на звериные лапы, заканчивались не когтями, а обломанными под самый корень деревянными лопатками. Очевидно, неизвестный создатель пытался бороться с неустойчивостью своего детища - даже мне хватило одного взгляда, чтобы понять порочность голема. Больше ничем эта груда хлама быть и не могла. Единственная деталь, хоть как-то сделанная нормально, оказалась "голова" в виде резной сферы из куска бревна, на котором изобразили глаза, заполненные узором непонятных иероглифов. Кажется, сбоку были и уши, но рассмотреть не вышло, потому что в следующее мгновение послышался звонкий крик, от которого замер не в меру подвижный голем:

- Гане, текстрра! ("Стой, хреновина!")

Что такое "гане", и, тем более, "текстрра", я не имел ни малейшего понятия, поэтому стал терпеливо ждать развития событий. И дождался... На свою голову.

Из зарослей справа пулей вылетел чёрный раккон. Обдав горстями листьев из-под лап, она затормозила когтями и повторила фразу, немного тише:

- Гане. Текстрра!

Ещё раз втянув воздух, я с удивлением осознал, что встретил не самца, а самку. Или -раккону. Понимание пришло на уровне инстинкта, помимо воли. На её чёрной шерсти и длинной гриве, словно водопад цвета вороного крыла, плясали лучики полуденного солнца; она была... изумительно красивая. Впрочем, мне ли судить об этом и даже внешности существа, знакомого по кадрам с зондов на орбите? Но заворожённого взгляда оторвать от неё оказалось выше моих сил. Между тем, чёрная красавица, окончательно успокоив голема, медленно развернулась ко мне, стоявшему в нескольких метрах. Смерила любопытным взглядом с ног до головы, и задав, судя по интонации, по ходу какой-то вопрос:

- Аа мена н'зеррла тя а семесе адосепорри. Т'перрегал о недав? Ажале кьё дррагг тя ("А я тебя раньше здесь не встречала. Недавно переехал? Извини, если напугала тебя").

Первые слова, прозвучавшие за несколько дней в лесу, на чужой планете. И я стою, продолжая глупо смотреть на неё. Гррр... Что оставалось делать, если не знаешь ни слова из местного языка?! Вот и налаживай первый контакт...

Словно прочитав досаду на моей морде, раккона тихо рыкнула, зачем-то пошевелив опушёнными ушами. После чего демонстративно уселась на землю, не забыв изящно обернуть длинный хвост вокруг своих задних лап. Выходит, поняла, что не воспринимаю речь? Её взгляд, на этот раз ещё пристальней, заскользил по серебристой шкуре незнакомца - то есть меня - после чего, она задумчиво наклонила голову. Такое внимание окончательно смутило, заставив стыдливо отвести глаза. В голову немедленно врезалась мысль:

- "Ты что, не понимаешь совсем? Глухой, да?" - интонации выдавали раздражение собеседницы.

Только сейчас я вспомнил, что могу общаться телепатически. Сел в лужу... Всё, хватит зевать, соберись! Должно получиться. Попробую так.

- "Нет, слышу, - мыслеречь не передаёт и малой части того сожаления, граничащего с паникой, - только... забыл всё. Кажется, так".

Крылатая недоверчиво прищурилась:

- "Совсем? И язык... тоже?"

Я постарался изобразить на лице грустную ухмылку. Здесь нет ни капли лжи - здесь память действительно чиста, как у новорожденного. Нет смысла что-то скрывать или недоговаривать. Внимательно слежу за реакцией крылатой. Недоверие в глазах резко сменилось сожалением. Даже встала и обошла меня вокруг - очевидно, собираясь с мыслями. Или таки не поверила?!

- "Зашибись об облако, тяжёлый случай! - Покачала головой раккона. - Что же стряслось с тобой в наших краях... Ах, да, ты ещё и ранен!"

Я приподнял переднюю левую и посмотрел на "ранение". Следы от когтей местной зверюшки, что потрепала в первый же день нервы, уже стали затягиваться. Корка запёкшейся крови покрывала практически всю поверхность, порванной в нескольких местах, кожи. Не так представлялось первое знакомство с местной фауной. Иммунная система почти справилась с возможными последствиями, тем не менее, я опасался заражения - ведь, ни обработать, ни перебинтовать было нечем. Не дав возразить, раккона аккуратно взяла мою пострадавшую конечность и, закрыв свои жёлтые глаза, медленно провела ладонью. Мне на миг почудилась, как под когтистыми пальцами прошлась волна ровного тепла, плавно перешедшая в холод. Отголоски боли разом утихли, сменившись нестерпимым желанием почесать лапу. С трудом дождавшись, когда крылатая отпустит меня, я увидел вместо раны лишь короткую шерсть. Как будто ластиком стёрла! Так вот какие они - ракконы-маги...

- "Хоть зовут как тебя, помнишь?" - спросила целительница, опережая все мои благодарности.

- "Даррелл..."

Свой псевдоним в обществе контактируемых я хорошо запомнил. Не зря же придумал его?

- "Веррата. Веррата-зеррагор! - с гордостью добавила волшебница. - И что же мне делать с тобой? Мммм... Ладно, отведу лучше пока к себе - как освоишься, посмотрим".

Затем она обернулась к неприкаянно стоявшей железной громаде и прикрикнула:

- Оссерр то плаш яка рраззрр - а домо, текстрра!! (Хватит лежать как бревно - домой, хреновина!).

При последних словах от ауры* ракконы отделился искрящийся сгусток, и "впитался" в лежащую на земле "хреновину" - та немедленно ожила, противно заскрипев суставами конечностей, нашедших надёжную опору, Кое-как поднявшись с земли, голем повернул на сто восемьдесят резную голову, и резво зашагал по ранее проделанной просеке, попутно свалив ещё одно дерево. Едва безумное творение исчезло из виду, волшебница, тяжело вздохнув, обернулась ко мне.

- "И так всегда. Стоит не рассчитать со Сферой Силы, и становишься похожей на меховой шар... - улыбнулась мне, подкрепляя фразу светлыми эмоциями, - Так что, полетели? До Рруса совсем немного. Пристрою у себя в башне, а на утро поговорю со старейшинами, чтобы осмотрели тебя и вынесли решение", - последнее прозвучало уже на поляне, залитой солнцем.

- "Веррата-зеррагор..."

- "Просто Веррата, Даррелл. Зеррагор для остальных. - и с гордостью добавила. - Месяц назад дали".

- "А твой... голем не заблудится опять?", - надо поддержать разговор, не стоять же полным болваном?

- "Не бойся, я дала ему совсем немного Огня. Как раз добраться до поселения... Всё, хватит сидеть на земле! Не поспешим, останемся без ужина. И Кинира с Рраррогом станут ругаться..."

Призывно распахнув чёрные крылья, она взвилась вверх. По сравнению с изящной Верратой, я смотрелся детёнышем, только познавшим первый полёт. Пока соображал, как взлететь с настолько ровного места, она успела долететь до реки и вернуться назад, чтобы обрушить на голову небольшой дождь из водяных брызг.

- "Извини, слетала к реке освежиться... Что-то ты долго думаешь, Даррелл... Давай подскажу как лучше!", - в голове возник образ в виде крутого холмика на краю поляны. Как раз в шаге отсюда. Она и правда считает меня забывшим всё на свете? Сдерживаю обиженное фырканье, спеша подняться в воздух.

Делаем круг над берегом реки, приноравливаясь к темпу полёта соседа. Веррата держится на расстоянии - я то знаю, она внимательно изучает нового знакомого - прекрасно ощущаю любопытный взгляд. Словно она пытается незаметно пробраться в душу и заглянуть туда. Даже не мечтай! Перехожу на мыслеречь.

- "Куда лететь?"

- "Пристраивайся с правого крыла. Не прощу себе, если ты вновь потеряешься"

И посылает успокаивающий импульс заботы. При этом в голосе проскальзывает нотка разочарования. Или я опять всё неправильно понял? Каждая вторая эмоция от неё требует усилий от разума, чтобы понять и осознать истинный смысл туманного послания. Клон на полигоне Института не умел что-то скрывать, искренне выдавая всю гамму чувств и мыслей, в виде образов, пришедших в голову. А эта чёрная красавица... постоянно скрывает. Понимаю, перед чужаком не стоит болтать, но каждый наш мысленный контакт превращается в оборванный диалог. И я решил промолчать. Пусть воспринимает, как хочет. Раз со мной скрытна, так и мне не стоит выдавать себя сразу.

- "Жалко..." - пришёл мне полный неподдельной грусти образ. - "Ведь ты не только всё забыл, но и всех... Всех своих любимых и родных. Теперь у тебя жизнь без начала".

***

Лес под лапами, казалось, никогда не кончится. И как раккона не боится залезать настолько далеко от дома? Зелёные волны лиственных деревьев кое-где темнели, смешавшись с хвойными вкраплениями. Порой колючие ветки заполняли собой целые участки, создавая впечатление мрачной атмосферы под кронами. Хотя это совсем не так. Должно быть, такие же возвышались и на Земле до наступления двадцать второго века. Необжитые, живущие по своим законам, чуждым городскому человеку. Пристроившись левее, Веррата неустанно болтала, попутно стараясь узнать обо мне хоть что-нибудь.

- "Наверное, давно бродишь по этим лесам? Уж очень ты худой".

- "Ну... дней пять точно. Я пытался найти с воздуха поселения..."

- "Не смог?"

- "Да... А потом вышел к реке и нашёл горелые ветки в лунках на берегу. А потом ты и твой голем, - я решил особо не таиться перед единственной, кого хоть как-то знаю на незнакомой планете. - Сначала не понял, что за грохот в лесу, пока не увидел тебя. Уже думал отлететь на безопасное расстояние".

- "А, - в мыслеречи на миг почудилось, что раккона отмахивается лапой, - он совсем безобидный, надо только держать дистанцию, чтобы не попасть под обломки. Первый, - она сделала ударение на слове, - голем всегда немного неуклюжий. И меня постоянно ругают за него".

- "Извини, если обидел".

- "Ничего страшного. Но второй точно станет идеальным!"

Веррата мечтательно прикрыла глаза, даже махать стала реже.

- "Так ты точно ничего не помнишь?"

От резкой смены темы, в голове задребезжал сигнал тревоги. "Спокойно, Даррелл, девушка лишь желает познакомиться и помочь тебе. Не тянет она на охотника за злобными пришельцами-людьми". Почему раккона вдруг превратилась в "девушку", я решил разобраться позже.

- "Как оказался здесь?" - надо сузить круг задаваемых вопросов.

- "Ну... хотя бы так. Я ещё ни разу не видела раккона с настолько необычной шерстью".

- "А что здесь такого необычного?" - и, правда, с чего такое внимание? Прокол СБ Земли с несуществующим в природе окрасом?

- "Когда я была совсем маленькая, то видела в столице пару магов с белой шерстью,- Веррата задумалась. - Старейшины из северного поселения. Природа наделила их такой маскировкой. Увы, побывать там была не судьба. Говорят, ледяные скалы очень красиво переливаются в лучах уходящего солнца".

- "Прости. Но я, и, правда, ничего не помню. Очнулся уже там, в лесу. Несколько раз взлетал, силясь определить местонахождение. Ещё наткнулся на зверя - это его следы от укуса ты залечила..."

- "Танр. Так его называют ирки. Агрессивное и сильное существо, охотники иногда сталкиваются с ними. Брат рассказывал, как помогал отбиться экспедиции от пары таких - пока не приложил их о ствол дерева, не отстали".

- "Главное, смог улететь от него. И, Веррата, спасибо, что спасла мою руку - так бы и мучился с болью" - от слов благодарности её аура засияла жёлтым светом. Мда, как же мало надо девушки, чтобы так радоваться.

- "Маги должны помогать нуждающимся, Даррелл".

И разговор затих сам собой. Непонятно только, почему. Надо потом поближе познакомиться с ракконой - неизвестно ещё, как воспримут новичка в поселение остальные.

Оставшийся путь мы проделали молча, погрузившись в мысли. Каждый в свои. Всё таки как крупно мне повезло - так легко встретил местного жителя, и без усилий войти к нему в доверие... Точнее, к ней. И, по-моему, с первого раза поверила в легенду, шитую белыми нитками. И теперь ведёт к своему обиталищу, где не избежать вопросов от остальных. От простых жителей. От магов! Но, лучшего решения проблем не найти - забывшему всё, дадут кров над головой, накормят и устроят в поселение. Наивно? Других вариантов нет. Надо ни на шаг не отходить от единственного проводника в новую жизнь. Хоть бы кто-то заступится, если что-то сделаю или скажу не так. Да... миссия провалена, едва начавшись - наверняка там, на Земле, я числюсь в погибших или пропавших безвести. А будут они искать одного единственного человека, к тому же, замаскированным под крылатого? Когда появились дела поважнее, вроде уничтоженного неизвестными корабля дальней разведки? Ракконы могут подождать... Оставить прошлое в памяти и идти вперёд, невзирая на опасности. Так почему же я продолжаю рассуждать о жителях данного мира, как об объектах исследования? Это я теперь должен осваиваться в новой среде, в новом, прежде чужом мире. Прежде чужом... А теперь... Не знаю, одна неизвестность... Смотрю на мордоч... нет, лицо спутницы. О чём сейчас думает Веррата? Может, о странном ракконе необычного серебристого окраса, потерявшем всю память? Что за мысли бродят в её голове? Что скажет старейшинам поселения, приведя чужака? Или пытается продумать, как станет оправдываться перед соседями, взяв заботу о "самце"? Вот уж чего мне не хватает, так это стать "близким другом" - от "девушки", гуляющей вдали от дома, всего можно ожидать. Хотя... единственная мысль, просочившаяся сквозь барьер разума, была жалость. "... уж не в драке ли ему отшибло воспоминания, после удара по голове... Бедный...Что же с ним делать...".


***

Солнце, казалось бы, недавно висящее над головой, пошло вниз. Скоро вечер. Небо окрасится багровым цвета, облака нальются оранжевыми и розовыми переливами. Быстро летит время. Птицы пели тише, где-то внизу начали надоедливо стрекотать насекомые, чей звук напомнивший в первые дни цикад с Земли. Которых отыщешь разве что в парках или заповедниках. По миру разлилась тишина, но тишина не немая, мёртвая, которая бывает лишь среди звёзд, а живая, и наполняла безмятежностью; не только в звуках. Но и в образах, в скользящих по облакам лучах, дурманящем запахе вечерних трав, ленивом шелесте листвы... В ласкающих шерсть встречных потоках воздуха, неспешном ходе облаков. Тишина, которая недоступна в городе - он будут шуметь и чадить, не зная ни секунды покоя, днём и ночью. Удивительно, как я раньше жил, если за всю жизнь не нашёл времени остановиться и вслушаться в тишину, обдумать свою судьбу, слиться с природой - выключиться из реальности. От этого безумного верчения, ненависти с нервным напряжением, пронизывающими мегаполис до верхушек небоскрёбов, иногда хочется бежать. Бежать сломя голову, чтобы просто вырваться из насаживаемого ритма жизни. Убивающего, стоит ему проникнуть внутрь, насколько бы ты не был богат или влиятелен в обществе.

Вселенная услышала моё желание, буквально выдернув из привычного мира и дав иное тело. Тело раккона. И забросила на почти девственную планету, напоследок лишив пути назад. Что толку от всего этого великолепия под моими ногами, если нельзя никому показать и дать прикоснуться, хотя бы на миг? Чтобы ощутить и понять... Поймут ли они меня, взмыв в чистое неб... Вот... уже начал думать и рассуждать как нечеловек. Дичаю на глазах.... За этими мыслями я чуть было не упустил из виду поселение. Веррата не проронила ни слова, с каким-то хмурым видом повернув голову, рассматривая фигуры жителей на центральной площади. Дома, окружающие её, выделялись среди остальных. Замысловатые орнаменты покрывали стены от земли до самой крыши, причём материал был явно не кирпич. Серый, с разводами и потёками, он производил впечатление монолита. Как будто строения отливали в форму. Значит... здесь поработали маги, и не бесплатно - чем дальше отстояли здания от площади, тем реже встречался каменный монолит, заменяясь кирпичной кладкой. Либо бревенчатыми стенами. Исключением были высокие башни с остроконечными крышами, стоящие на самой окраине поселения. К одной такой мы и направились.

- "Ну, вот, кажется, добрались. Мой дом", - послала мне улыбку Веррата.

Поражающего вида строение, чуть в стороне от основной застройки, возвышалось над зарослями девственного неземного леса - высокая массивная башня из черного камня с блестящими серыми прожилками, чуть светящимися в лучах уходящего солнца. Почти правильный цилиндр, она своим видом чем-то напоминала бастионы замков из средних веков, разве только назначение было сугубо мирное - не было хищных зубцов, а бойницы заменяли широкие окна, в которых не блестело привычное стекло. Вблизи же... башня оказалась даже более огромной: захватило дух, когда мы наконец приземлились у подножья, подпирающей небо свой высотой - более чем сто метров - громады. Небоскрёб из Средневековья!

Опомнившись, я покосился на сидящую, с довольным видом. раккону. Зачем было спускаться, когда наверху было предостаточно места для обоих? Входа для нелетающих существ я что-то не увидел. Или... Меня осенило - она же хочет предупредить своих о госте! То тоже, так хмурилась при посадке.

- "Веррата, А ты... На всей этой жилплощади одна?" - ошарашено спросил я у новой знакомой.

Вопрос вызвал приступ веселья.

- "Нет, конечно! - ответила она, немного отсмеявшись - Со мной брат живёт и ещё иркиана... Да не такая уж большая на самом деле башня - просто на холме стоит. Кажется, он больше не сердится... можно заходить!".

- "Хороший холмик..." - пробубнил я в сторону.

Веррата взлетела наверх, приглашая следовать за собой. Поднявшись в воздух, и описав круг, отметив ещё раз размерами "башенки", я приземлился на верхнюю площадку, с непривычки чуть не обломав все когти - покрытие тоже было каменное. Навстречу нам, сверкая глазами, из прохода медленно вышел ещё один раккон - тоже чёрный, как ночь, чем-то напоминающий мою крылатую спутницу, но с тяжёлым и недоброжелательным взглядом. Разговаривать с ним совсем не хотелось. Я оглянулся в поисках поддержки.

- "А это мой брат, познакомься! - кивнула Веррата. - Рраррог, это Даррелл! В общем... ему помощь нужна: он... память совсем потерял и даже язык наш забыл... Он у нас пока поживёт. Ладно?"

С мгновение Рраррог стоял неподвижно, ошарашенный безответственным поступком сестры. На лице шла яростная борьба противоречивых чувств к происходящему. Я бы тоже так... отреагировал на появление в доме незнакомца с сестрой. Наконец, он тяжело выдохнул:

- "Послушай, сестра... - Рраррог тоже перешёл на мыслеречь. - Меня очень беспокоит твоё решение. Ты хорошо подумала? ...Жить? С нами? Да ты хоть знаешь, кто он?"

- "Прекрати! Даррелл был ранен, он потерял память, а я его нашла и..."

- "То есть, ты и не знаешь его совсем!"

- "Он и сам себя не знает! Он же..."

- "А так ли ты в этом уверенна? Лично мне сразу видно, что он просто-напросто обманывает нас. Что за чушь он несёт - амнезия, язык родной видите ли забыл! Да в жизни такого не бывает!"

- "Очень даже и бывает, если его по голове ударили! Он храбро дрался, я знаю, но если на одного четверо..."

- "Что ты мне из него героя строишь? А то, что он маг, в расчёт не брала? Я хоть и не Владею, но ауру чётко вижу! А один Владеющий и десятерых победит, ему это, что хвостом махнуть!"

Верра резко обернулась в мою сторону. И правда, если она маг, то почему не определила дар? Да, во мне явно чувствовалась Сила, пусть и совсем не используемая... Нет, я не маг, конечно, но вполне могу им стать! Если... научат. Раккона медленно отвела от меня взгляд: я становился всё загадочнее в её глазах.

- "Рра, ну неужели ты не можешь пожалеть попавшего в беду? - в голосе слышалось воззвание к совести брата - я где угодно узнаю родную сестру. - Как же чувство долга к собратьям?"

- "Веррата-зеррагор! Ты наверняка не чувством долга руководствовалась, когда потащила его сюда. Только вот не пойму точно, какой именно инстинкт тебя заставил так поступить: материнский или...".

- "Гизъюрр**!!! Ты серьёзно думал что... я... с ним... - напрягшись всем телом, Веррата подошла вплотную к чёрному раккону. - Ну всё, хватит!"

И демонстративно отвернулась от брата, чуть не стукнув по голове полусложенными крыльями.

- "Даррелл, пойдём! Его чёрствое сердце лишено сострадания к несчастным и терпящим лишения...".

- "Хррр... Сколько пафоса и презрения... - перебил её Рраррог. - Какой из меня злодей получился. Не зря я так долго...".

Последняя фраза ушла в пустоту - мы уже спускались с площадки вниз, на самый верхний этаж башни. Глазам, немного привыкшим к освещённости, предстал круглый зал, отделанный точно таким же чёрным, с прожилками, камнем, как и стены снаружи. Однако, от этого не казавшийся таким уж тёмным: широкие и высокие окна, выдолбленные по окружности стен, давали достаточно света, одновременно пропуская внутрь свежий воздух с улицы. Они стояли так часто и близко друг к другу, что казались колоннами подпирающими крышу. А сами мы не в башне, но в древнем греческом храме на вершине холма. Поискав что-то, Веррата села на пол, и позвала:

- Кинира! М'саветарронэй! ("Кинира! У нас гости!")

Из сказанного понял только имя - Кинира. Интересно, кто она, ирка или ещё одна раккона? Все помещениями, как и переходы между ними, были приспособлены под габариты крылатых. Даже лестница в центре: покрытые деревом ступени, сияли свежими царапинами от когтей. Рраррог, очевидно, очень торопился увидеть сестру, судя по глубоким отметинам.

Почти неслышно, с нижнего яруса поднялось существо, внешне напоминающее раккона, но прямоходящее и бескрылое. Ростом примерно с человека, оно было одето в то ли длинную тунику, то ли короткий халат, брошенный поверх пепельно-серой шерсти. Волосы на голове чуть более тёмного оттенка, аккуратно уложены и закреплены цветной лентой; из них выглядывают заострённые ушки. От глаз не ускользнул и тонкий длинный хвост, украшенный на конце метёлкой из узких полосок ткани, скрывающей под собой чёрную кисточку. Довершали картину мягкие "сандалии" на ногах, заточенные под пальцеходящего - подошва заканчивалась у самой голени, по всей длине охватывая ногу широкими ремешками. Иркиана - лёгкая одежда не скрывала формы тела - вблизи выглядела намного лучше, чем на кадрах с зондов. Стройная, с выразительным... лицом, чем-то даже симпатичным, она стояла на расстоянии вытянутой руки, и с любопытством уставилась на меня. Зрачки, вопреки всему, оказался вполне человеческим. Разве что цветом не вышли, и она смотрела на окружающий мир изумрудными глазами.

- Адобретава! ("Добро пожаловать!") - Поприветствовало она меня мягким тембром. Голос вполне соответствовал внешности говорившего. - Овсера эва радании а сем десане. ("Здесь вам всегда рады").

При последних словах иркиана оглянулась на Веррату, в поисках поддержки. Очевидно, гости здесь не частое явление.

- "Это Даррелл, Кинира. Обращайся к нему, пожалуйста, мыслеречью - он страдает потерей памяти и... не помнит язык. Надеюсь, я сумею ему помочь. А пока Даррелл поживёт вместе с нами... "

За спиной раздались крадущиеся шаги. Оглянувшись, я увидел чёрного раккона, что с кислой мордой слушал наш разговор - очевидно, сестра не в первый раз шла против Рраррога. Между тем, Кинира молча поклонилась Веррате.

- "Чуть не забыла... Ты же ещё и голодный?" - при этих словах раккона несильно стукнула себя по лбу.

Ещё бы! Та первая добыча в лесу не в счёт - птицы хватило на пару укусов. Крылатая верно истолковала мой взгляд, и, уже утвердительно, продолжила:

- "И тебе надо силы восстановить после раны. А то от слабости даже летаешь неустойчиво..."

Что, правда?

- "Кинира, приготовишь что-нибудь Дарреллу?"

- "Какое будешь мясо? - поинтересовалась она. - Сырое или жареное? Есть..."

- "Лучше жареное". - От сырого предпочёл отказаться. Пусть тело и принадлежит раккону, но воспринимаю вкус я, а не он! Успею привыкнуть привычкам тела.

- "Это-то он помнит, - пробурчал Рраррог. - Только опустел ледник, как сестра привела гостя. Могла бы, и предупредить заранее! Завтра полетишь сама на рынок за мясом. А я отдохну. Заодно познакомишь Даррелла с жизнью. Надеюсь, он не слишком много забыл?"




* - название, данное за сходство с выдуманным свойством живых существ, данное людьми. Напоминает не слишком яркое свечение различных цветов и оттенков. Имеет большое значение в целительстве, и при обучении Владению. Изредка рождаются невидящие, для которых путь в высшую магию закрыт с самого начала. Всё, что они могут, это манипулировать энергией при телесном контакте. Особенно много таких среди ирок - лучшие создатели големов выросли именно из подобных "неполноценных магов".

** - ракконы, так или иначе, завоевавших репутацию ненадежных в плане личных связей. На земном языке примерно соответствует слову "пошляк" или, скорее, "извращенец".




Глава 13.


Последнее Рраррог произнёс с плохо скрываемой иронией. Видимо, он, и правда не верит в мою легенду... Пф, какая может быть легенда, если мне не дали и рта раскрыть? Она же всё сочинила на ходу! Окажись я один на один с единственным немагом, не сидел бы сейчас живым и здоровым в башне. А главное, верю ли... сам я? Верю ли самому себе?

Ведь действительно... помнил. Помнил пока ещё, как ходил на двух ногах, помнил залитый светом город, помнил, как забивал свой желудок синтетикой, в конце концов. И теперь воспринимал ту жизнь, словно чужую.

Глядя нечеловеческими глазами на горизонт, опоясывающий исполинский лес, я не мог представить себя прежним. Тем, настоящим. Или... Фальшивым? Фальшивым, как весь оставшийся позади мир. Словно... виртуальный?

Так что мне считать настоящим? Где же искать... истину?

Я стоял в арочном проёме исполинской башни, словно... гранитная горгулья - порождение людской фантазии. Такой же нелепый и неестественный, будто созданный из чуждых друг другу частей разных животных и тварей; обрубков, выдранных из настоящих существ, и собранных в единое целое... Солнце медленно садилось... Нелепый, неестественный... там, где разрушены последние уголки нетронутой природы. Там, где нет больше места для меня... Такого...подходящего под этот...

Огненный шар начал оседать проваливаясь вниз, за черту между небом и лесом. Нет...Нельзя так думать. Неужели родные и родной дом теперь пустой звук? Я не отсюда! Здесь я... чужой... Или... Мог ли я так подумать раньше, ещё в лесу? Нееет! От этой мысли едва не зашевелилась шерсть на спине. Мне... говорили, что подавленное сознание раккона, в чьём теле теперь нахожусь, не способно вырваться наружу, задавленное при переносе. А что если... оно не умерло? И готово незаметно всплыть из глубин чёрным сгустком и расплыться на поверхности, закрыв чужой разум. Мой разум.... Неужели... уже?

Я поднял к глазам дрожащую лапу. Белоснежная шерсть стояла дыбом и колыхалась на ветру - последнем вздохе уходящего дня. Зверь... Ты поселился во мне... "Нет. - Ответил Зверь. - Ты поселился во мне". И исчез, как будто и не было его. Игра разума... Так ли?

Что-то мягкое коснулось крыла. Непривычное чувство... для человека.

Это Веррата подошла ко мне и дотронулась, заставив развеяться иллюзии из хаоса мыслей. Моих, только моих. Как иначе...

- "Всё пытаешься вспомнить?" - Участливо спросила раккона.

- "Пытаюсь забыть".

- "Разве тебе осталось что забывать?" - Усомнилась чёрная горгулья, устроившись рядом с белой.

Одумайся, Анатолий, одумайся! Неужели ты, вот так запросто, готов угробить легенду? Тебя же вычислят и уничтожат; сожрут, дуррак! Смерти своей захотел? Закройся и стань Дарреллом.

- "Или ты врал мне?" - продолжала допытываться Веррата, искушая раскрыть душу. Врал... Увы, такова моя судьба в этом мире.

- "Я... помню... лишь боль и мрак. Больше ничего словно не было. Ни слов, ни образов... Только ужас и невыносимые страдания. Позволь мне... забыть. Их груз будет лишь мешать мне жить дальше".

Веррата, почти сливавшаяся с тенью, смотрела мне в глаза, изучая спрятавшуюся за ними душу.

- "Я верю, - выдохнула крылатая. - И... понимаю тебя".

Может, поговорить завтра с Верратой на эту тему? Не хочу начинать новую жизнь с выдуманной истории. Кинира, между тем, подмигнув мне (что бы это значило?), исчезла внизу - в воздухе лишь мелькнуло украшение на хвосте. Шустрые они, эти ирки, ничего не скажешь.

Мрак ночи начинал холодеть, ветер уже не дул теплотой с запада, замерший воздух стыл. О солнце, спящем за краем света, напоминала лишь узкая полоска над самым горизонтом. Гулким цимбальным эхом отовсюду стрекотали местные кузнечики. Лес отдыхал и созерцал приятные и безмятежные сны.

Стрекочущую тишину нарушили шаги сзади; это Кинира поднялась на галерею, освещая ступени шаром в руке.

- "Ужин готов", - позвала она нас.

Разом погрустневшая после слов брата, Веррата подтолкнула к лестнице.

- "Спускайся. Не на площадке же есть!".

И то, правда. Какой же я забывчатый.

- "Этажом ниже трапезная с кухней Киниры.

Уже став на обшитые деревом ступени, обернулся.

- "Что твой брат имел в виду, когда сказал про рынок?"

В гриву вцепилась изящная рука.

- "Ничего... особенного, - раккона потупила взгляд. - Слетаем завтра за продуктами, заодно покажу тебе город. Ты... поможешь донести покупки?"

Ну вот, только прибыл на планету, как оказался во власти девушки. Хотя... надо же привыкать к жизни в этом обществе? Поход на рынок сойдёт для начала.

- "Эм... конечно, - в голову запоздало пришла мысль. - Постой, а как же старейшины? Тебе потом не достанется?"

- "Ой! - волосы оставили в покое. - Забыла же! Старейшины нет на месте - позавчера разговаривала с ним, так Совет пригласил на заседание. Хотят услышать об успехах здесь".

- "Поэтому, - меня подтолкнули, - идём ужинать и ложимся спать".

Чего?

- "Да не оглядывайся так! Рра приготовит тебе гнездо. Правда, брат?"

С некоторой задержкой, в голову врезается рычание Рраррога:

- "Раз он твой, то и помогать будешь ему ты!"

- "Не обращай внимание, скоро успокоится".

Чудесно. Ревнивый брат под боком, и ветреная чёрная красавица на голове. Куда я попал? Хочу обратно в лес.


***

Пока меня вели, Кинира успела подготовить места. В трапезной были расстелены плетёные из толстой нити ковры, а на низеньком столе появились неглубокие деревянные блюда с полосами мяса. Когда я вошёл и втянул воздух, насыщенный аппетитными запахами, то чуть не истёк слюной, дожидаясь разрешения приняться за еду. Рраррог сразу отказался, сославшись на дела. Веррата же, решив скрасить моё одиночество, взяла "тарелку" с лепёшками, чем-то напоминающими сушёные плоды, и пристроилась в стороне на ковре с рисунком рассвета, полулёжа в позе сфинкса. Вспомнилось, как кураторы тренировали есть стоя, считая, что именно так "с вероятностью 76,5%, да и просто по логике, исходя из аналогии с земными животными", удобно и принято поглощать пищу среди "зверодраконов". Вот и верь им после этого...

Приняв подобное положение и, не спросив разрешения, я принялся за трапезу. Не торопясь, поддел первое блюдо и уселся на своё место. Первый кусок проглотил, почти не жуя - нежное мясо буквально таяло на языке, оставляя после себя во рту неповторимый вкус. Мясо оказалось бесподобно вкусное (на фоне первой сырой добычи?), приправленное какими-то слабо пахнущими специями, а вода оказалась чистой и прохладной. Между местной едой и обедом в Институте лежит громадная пропасть, не говоря уж о стандартном синтетическом мясе... Ещё тёплое, оно будоражило дремлющие инстинкты охотника, заставляя поверить в добычу, ещё недавно бегавшую по лесу. Разве что крови не было. Видя, как я скоро поглощаю вторую горку на резном блюде, Веррата заметила:

- "Ты вполне бы поспорил в скорости с братом, - фыркнула раккона, дожёвывая горсть сладких плодов, - если его заставить поработать на строительстве дома для ирок".

Ответом было урчание в животе... После третьего блюда я с блаженной улыбкой растянулся на ковре.

- "Спасибо за еду. Не ел, кажется, целую вечность".

- "Зачем же так, - на стол летит пустая "тарелка", - лучше давай провожу до гнезда. С таким животом, - она с улыбкой посмотрела на немного округлившуюся часть тела, - проспишь полдня".

Я проследил за её взглядом и, чуть было не выдал себя, дёрнув крыльями. В попытке закрыться. Стоило неимоверных усилий в последний момент разбросать их по полу, изобразив усталость. Не хватало сконфузиться перед Верратой - стеснительный раккон покажется странным самому последнему ирку, не то, что... сородичам. Да и взгляд на поверку оказался сочувствующим, "туда" никто и не собирался смотреть. И опавшие крылья она восприняла по-своему:

- "Ты только... не засыпай здесь, ладно? Пойдём, покажу гнездо".

Стараясь не тревожить лишний раз желудок, следую за ракконой. Спальные места оказались расположены на восточной стороне башни, этажом ниже трапезной. Само "гнездо" - невысокий валик из каркаса, обтянутого чем-то мягким - скрывало в себе пружинящую лежанку. Устроившись на животе, можно было распластать крылья, оперевшись об ограждение, либо накрыться ими, спрятав голову у лап. Удобно, когда надо снять напряжение с мышц спины - на земле лишняя пара конечностей становится лишним грузом. Потом поинтересуюсь, на чём проводят ночь ирки - хотелось бы знать о двуногих соседях как можно больше...

- "Рра, а ты что здесь делаешь? Твоя комната налево".

Из-за деревянной перегородки высунулась чёрная голова, одарив многообещающим взглядом жёлтых глаз. В первую очередь, меня.

- "Хочу убедиться, что с твоим гостем всё в порядке. Может, приснится ему что-то из прошлой жизни, и придётся успокаивать. Вот, - полурасправленное крыло указало на второе гнездо, - специально сюда притащил. Пусть обращается за помощью, я буду спать за перегородкой".

Чудесно. Меня считают, мало того, ещё и неблагонадёжным... Веррата, ты очень помогла, представив героем-одиночкой. Рраррогу теперь, наверное, считает, что я задурил голову сестре.

- "Даррелл, не обращай внимание на причуды Рра. Он поклялся защищать мою хвостатую шкурку до самого конца, - Веррата рассмеялась. - Даже когда я сама не против... Приятных Ночных Путей!"

И умчалась к себе, оставив наедине с мрачным братом. Поиграв немного с ним в "гляделки", я махнул хвостом - с некоторых пор пушистый балансир

- "Я... пойду спать. Не против?"

- "Нет. Понадобится очиститься, центральная лестница, двумя этажами ниже. Поднимешься, я провожу тебя до места. Будить не стоит, на слух не жалуюсь. Ты ходишь, как стадо риктов*".

И добавил, немного подумав:

- "Ты серьёзно не помнишь прошлую жизнь, Владеющий?" - в голосе на миг прорезался интерес ко мне. Всего на миг.

- "Ничего".

Покачав головой, раккон скрылся за перегородкой. Пусть он и не человек, но как заботится о будущем сестры, оберегая от ошибок... Не такие они и не похожие на нас, по крайней мере, в этом - сам бы так защищал. Профессор Джефферсон был прав насчёт пользы от наблюдений изнутри расы, в качестве члена общества.

Пошевелив гнездо, я аккуратно перешагнул через край и лёг на живот. Уставшие за день крылья, сами нашли новую опору, развернувшись серыми полотнами. Поковыряв пальцами странноватую материю, убеждаюсь в прочности. Шили явно с расчётом на крылатого зверя - когти бессильно скользили, не оставляя никаких следов. Или здесь замешана магия? Чуть тёплая, лежанка приятно пружинила под телом. Непривычно, особенно после нескольких ночей в лесу, где не было ничего, кроме жёсткой земли, прикрытой ветками с травой. До сих пор чешется бок от тех листьев. Немного повозившись, пристраивая голову, я с тоской посмотрел на красноватый диск луны в окне - горькое напоминание о катастрофе. Выжили ли они, дотянули до Земли? Или путь назад, и правда отрезан? Или на время - должны же выслать кого-то, не дождавшись звездолёта? Может рано похоронил надежду... "Аффф"... Всё-таки атмосфера странно искажает цвета... Зевая, я заворочался в "гнезде" под гневное шипение Рраррога. Следит, что ли? Хорошо, хорошо. Спать, так спать. Отворачиваюсь от окна...


***

- Всё в порядке. Можете подняться.

Я открыл глаза. Белый потолок и стены... Стоящие напротив люди стали срывать прозрачные маски.

- Анатолий, вы можете пошевелить рукой? - Поинтересовался один из нейробиологов.

Я поднял руку и сжал кулак. Человеческий... Голая кожа... Без шерсти... Как?!

- Но... но, ведь...

- Успокойтесь, - посоветовали мне, будто читая мысли. - Если бы мы желали вашей смерти, то зачем пробудили?

Слезть с фиксатора получилось со второй попытки. Держась за край оболочки капсулы, осмотрелся. Ещё раз.

- Что же тогда... было со мной?

- Нам так и не удалось зафиксировать нейроструктуру в новом тело, - говоривший замер, ожидая реакции на сказанное.- Объект оказал сопротивление, повредив нейрокабель от зондов. Кроме того, от ментального шока вы перенесли клиническую смерть. К счастью, короткую - мы вовремя разорвали соединение. Раньше деструкции структур головного мозга. Мне очень жаль, но второго раза не будет. Вы тогда действительно умрёте.

- Но я помню... - моё состояние было сродни шоку. Разом перечеркнув начало той странной жизни, выбросив в реальность ошеломлённым и подавленным. Хуже не придумаешь. - Та планета, крылья... Полёт...

- Вероятно, это были галлюцинации. Такое случается в случае прерывание связей. Одевайтесь.

Застёгиваю дрожащими руками халат.

Короткий медосмотр, и меня выталкивают из комнаты:

- Вас уже ждут.

Кто ждёт? Длинный коридор встретил неприятным мерцанием светильников.

- Кто меня ждёт?

Двери за спиной сомкнулись, отрезав путь назад. Немного постояв, решаю идти вперёд, по пути размышляя о произошедшем.

Кто... Кому...Почему...разум отказывался верить в случившийся обман. Да что там... мне совсем не хотелось возвращаться вот так скоро. Готовиться столько к предстоящему и быть выброшенным. Выброшенным без второго шанса... Шанса на ту жизнь. Новую жизнь, пусть и не навсегда....Почти свыкнуться, поверив в происходящее. Едва ощутив важность происходящего, узнав, что люди не одиноки в галактике...И всё разом исчезло... Почему так? Жил бы и дальше в родном городе, ходил днём на работу, а ночью сидел в ВР. Существовал, не задумываясь о цели... До самой смерти, отсроченной достижениями в медицине... Зачем мне показали другую реальность - живую и полную сил? Так не похожую на Землю? Доверить стать посланником цивилизации...И вернуть назад, опутав договорами о неразглашении, лишив возможности прикоснуться к увиденному. Счастья нет. Только галлюцинации... Коридор всё никак не кончался. Провёл рукой по стене, чтобы убедиться в реальности. Нет. Настоящая. Значит, ничто не поможет. Один ли я такой? Выходит, остальные добровольцы тоже ушли ни с чем... Кошмар наяву - ощутить себя инвалидом без крыльев. Человеку с рождения заказан путь в небо, лишь машины приближают его.

Описав небольшую дугу, коридор разделился - одна часть шла дальше, теряясь в линиях бесконечных светильников, вторая упиралась в бронированную дверь, тем не менее, поддавшуюся - стоило приложить ладонь к считывателю. Мне сюда? Миновав короткий переход, натыкаюсь на огромное окно в толстой стене. Тем не менее, раккон на той стороне поднимается на ноги и забивается в дальний угол... Существо, отказавшее принять мой разум... Разве оно может ждать? Упираюсь руками в стекло - "зверодракон" продолжает игнорировать, с обречённым видом рассматривая белый потолок. С грустным выражением на лице. Как же он похож на меня - не надо было никакой мыслеречи, чтобы понять чувства друг друга...

"А ведь я мог бы стать тобой, и уйти туда, где прошлое не значит ровным счётом ничего. Прикоснуться к нетронутой природе планеты. Которой на Земле больше нет...". Словно прочитав мысли, существо подняло голову и посмотрело прямо в глаза. Его взгляд был наполнен... Злобой. Злобой, готовой пронзить сознание и добраться до души. Чтобы уничтожить её...В голове зашелестело:

- "Да, человек. Ты мог бы стать мной. Мог бы освободиться и понять нас, в отличие от твоих сородичей, прилетевших на звездолёте. Мог познать радость полёта. Жить на природе чужой, не загаженной вашей ничтожной деятельностью планете, любоваться чужим солнце, найти себя. Стать тем, кто найдёт ключ к пониманию. Только это будет моя жизнь, а не твоя. Не я обрёк вас, людей, задыхаться на больной планете, убивая самих себя в Тёмном Мире... Вы сами...Наши шансы были когда-то равны. И мы им воспользовались. Вы же даже и не подумали измениться. Пожертвовали моментом ради пустой вечности. Ненавистью ради любви. Разумом ради выгоды. Мы не собираемся за вас отвечать. Впрочем... Я готов поменяться - здесь и сейчас. Тогда я уйду отсюда, из этого ненавистного места, и приду в твой дом. К твоим друзьям. Ты же останешься здесь: скоро за тобой придут сородичи и заберут, чтобы пытать, в надежде познать тайны моего рода. И не надейся на избавление смертью - они вернут тебя и продолжат мучить. Я помогу им не потерять душу. А сам буду жить, как хочу. И буду счастлив"...

Раккон ухмыльнулся.

- "Так ты хочешь пожить в моей шкуре, человек? Или предпочтёшь спастись бегством? "

Он прыгнул с места. Армированное стекло, призванное служить преградой, разлетелось на тысячи осколков, осыпав блестящим дождём с ног до головы. Мгновение, и я оказался прижат к холодному полу - крылатый хищник буквально подмял под себя. Медленно раскрылась пасть, полная острых зубов. Раккон нацелился в незащищённую шею. В отчаяние, я забился, силясь вырваться из смертельных объятий. Бесполезно, он лишь крепче сжал лапы. Мощные когти врезались в плоть, распарывая кожу до самого мяса...


***

Заорав, я проснулся. Чтобы столкнуться нос к носу с озабоченной мордой Рраррога.

- "С неба упал? Ты весь дом всполошил! - рявкнул он. - Приведёт..."

Что-то тёплое потекло по шерсти трясущихся рук. Не обращая внимание на выговаривающего "Верраты за легкомыслие", я поднес одну из них к глазам. С трудом разжал пальцы - выпущенные когти глубоко впились в плоть. Это был сон, всего лишь сон.

Следом за братом в комнату ворвалась Веррата.

- "Рра, ты точно сейчас пытался не убить Даррелла? Он так...- она с округлившимися глазами рассматривала капли красной жидкости на полу. - ...так завыл... Кровь! Ты опять ранен! Рра, так..."

Чёрный раккон возмущённо фыркнул:

- "Он сам себя поранил. Займись им".

Едва он вышел, она принялась останавливать кровь, продолжавшую капать на пол.

- "Извини. Мне снился кошмар".

Наградой стал взгляд, полный сочувствия.

- "То, что было до встречи со мной?"

Раны на ладонях почти закрылись коркой. Что бы без тебя я делал?

- "Так никогда не было страшно, - ни капли лжи. - Словно пытались съесть живьём. Нет, сейчас нормально. Не надо больше, - запёкшаяся кровь плотно стянула края кожи, - устанешь".

- "Пф... Он'да**. Если честно, другое я и не знаю - так и не освоила сращивание костей. Учитель говорил о большом таланте, но так и не смогла осилить второй уровень. Может тебе лучше остаться завтра дома? Рраррог присмотрит...".

Из-за перегородки раздалось короткое "Не дождёшься - я в матери не нанимался!".

- "Зачем? - я попытался улыбнуться. - Ты же обещала показать свой город".

- "Если обещала... После обеда, договорились? От крика, и, правда, проснулись все".

Полный изящества прыжок до входа, и Веррата исчезает, оставляя наедине с собой. И чешущимися руками. Могла и предупредить, что так скоро.


***

Звёзды на небе, первыми почувствовали приближение рассвета, и, не сговариваясь, начали исчезать целыми группами - богатые россыпи ночных гостей стремительно таяли на глазах. Дольше продержалась красноватая луна, вечно повёрнутая к планете одной стороной. Но и она проиграла борьбу с рассветом, приближающимся с каждой секундой движения этого мира, сквозь черноту космоса. Первые лучи выглянули из-за горизонта и побежали по земле, увлекая за собой тени предметов. Следом за ними показалось само светило, осторожно окрасив горизонт в красный цвет: щедрые потоки энергии хлынули на землю, вступив в борьбу с остатками ночи. Где-то над рекой зашевелился туман, закрывший собой от посторонних глаз противоположный берег. Лучи пронзали, вырывая целые пласты тела - против несущих жизнь лучей не было ни шанса. Даже рыбы, казалось, приветствуют наступление дня, прорезая тишину всплесками - кому, как не им, радоваться частичке тепла, дающей шанс окончательно стряхнуть с себя сон? За берегом, пока скрытым остатками тумана, уже проступали очертания домов - бревенчатые, или же, полностью из камня, сваренного могучей силой. Сами строения пытались прятаться в зелени деревьев, пока, слишком молодых, чтобы послужить укрытием. Слишком мало времени прошло с момента прихода на земли хозяев. Прямые улицы шли вдоль огороженных дворов, пересекаясь под прямым углом с другими. Тот, кто планировал застройку, отличался хорошим воображением. Либо, как здесь, действительно мог подняться высоко в воздух, подобно крылатой тени, пронёсшейся над самыми верхушками. Несмотря на тепло лучей, остатки ночи не торопились отступать. Хитрая роса держалась до последнего, скрываясь в траве, но и она очень скоро проиграет борьбу. Солнце не потерпит царства холода и влаги. Словно в подтверждение, из крон раздались трели маленьких крылатых. Те очень торопились рассказать окружающим о новом дне, пришедшим в этот мир. Тихо скрипнули двери, и во двор выпрыгнул светло-серый ирк. И побежал вокруг дома, то и дело, смахивая с шерсти крупные капли - не хватало ещё промокнуть ранним утром. Размявшись, он буквально взлетел на резную балку, чтобы, как всегда, встретить восход солнца. Уже который год на новом месте. Прежде чем замереть на месте, он обозрел родной город. Взгляд приковала одинокая белая фигура, лежащая на верхней площадке одной из каменных башен соседей. Дом зеррагор возвышался почти на краю леса, представляя собой внушительную конструкцию, украшенную сеточкой прожилок. И он не помнит ни одного раккона с мехом такого цвета. Покачав головой, ирк повернул голову к солнцу.

Вид с открытой всем ветрам площадки был просто потрясающий - с башни отлично было видно всё поселение, вплоть до широкой реки. Пока скрытой от глаз туманом, наползающим на край берега. Это того стоило, чтобы подняться с первыми лучами, пробравшимися в комнату. Ещё одна странность в новом теле - будучи человеком, я никогда не просыпался с рассветом. Разве под вой будильника... Хорошо, не потревожил сладко спящего Рраррога (тот лежал в гнезде, спрятав голову под крыло), пробираясь к лестнице наверх. Хотелось хоть немного побыть одному, и окончательно понять, куда идти дальше. Это первая ночь здесь. Когда не нужно вздрагивать при каждом шорохе... Но вид, открывшийся сверху, разом прогнал все мысли: природа медленно, но верно, подбирала ключи к душе. Казалось, ещё немного, и сорвусь в полёт, стоит услышать зов. Зов самой природы... Солнце обдало башню, сделанную из чёрного камня, волной тепла, быстро подняв температуру стен. Даже холодная плитка под лапами прогрелась, что странно, закрытая его телом. Лежать стало сразу комфортнее. Далеко внизу защебетали птицы. Солнце, между тем, окропило живительной энергией остальные здания в округе, поднимая жителей с постелей. Один как раз смотрел в мою сторону - ирк на крыше с задранной головой. Наверное, знакомый Верраты, иначе чем объяснить выражение на лице при виде незнакомого раккона, нагло разлёгшегося у... целительницы? Надо будет, наконец, спросить, кем она работает здесь... Бескрылый сосед, покачав головой, отвернулся в сторону - солнце окончательно вышло из-за горизонта. Прищурив глаза, я смотрел, как бесчисленные лучи выхватывают из оцепенения последние клочки земли, одаривая животворящим теплом. То внизу - на вершине башни пришлось зажмуриться, не в силах больше смотреть. Сосредоточившись, подключаю "ауровидение" и замираю от неожиданности - поток лучистой энергии окутывает всё тело, буквально омывая каждую шерстинку. И каждая покалывает кожу, чутко реагируя на движение источника, словно солнечная панель. По мышцам медленно разливаются ручейки Силы. Пусть и очень слабой, но сколько позитивного она несла - душа после "солнечной ванны" так и рвалась воспарить, чтобы донести до мира свою радость...

- "Не знала, что ты ещё и ррае верри***, - Веррата, как всегда, подкралась сзади незамеченной. Эх, испортила такой момент. Хищник, как бы ни пыталась переубедить меня душа.

- "Мне... я просто проснулся до восхода", - продолжаю играть потерявшего память мага.

Крылатая, приоткрыв рот, смотрит с недоумением:

- "Как же тебя сильно стукнули, что не помнишь своего дара, - она села рядом. - Придётся на время стать твоей зеррга. Ты хотя бы знаешь, насколько такое явление редкое среди нас?"

Заметив понимание в моих глазах, продолжила:

- "По мнению Совета, ррае веррии несут в себе частичку наших далёких предков, живших задолго до переселения в мир ирков. Ас живадаррья**** не только обогревает планеты, но и поддерживает магию. Быть может, мы однажды лишились возможности использовать её энергию и стали Владеющими..."

Я с опаской поднёс к глазам лапу - мало ли. "Живадарья", "ррае"... объяснять то кто будет?!

- "А...", - спросить не дали.

- "Даррелл, это лишь легенда! - раккона вскочила на ноги, видимо, неправильно поняв жест. - Просто некоторые умеют чувствовать эту энергию. И... неплохо справляются с погодой, - она оглядела меня с ног до головы. - А не молния ли причина всех проблем с памятью? Ну, или нечто похуже? Когда очнулся на планете, рядом не было поваленных деревьев? Впрочем... нет - старейшина бы ощутил такую волну"...

Она осеклась, словно рассказала нечто запретное.

- "Поваленных деревьев точно не было. Очнулся уже на открытой местности", - и это чистая правда, после замкнутого пространства капсулы лежал минут десять, приходя в себя.

- "Жаль... - тут Веррата встрепенулась. - Так ты готов к походу за продуктами? Знаю, не очень вежливо просить пострадавшего помочь...".

Крылья приподнимаются от удивления.

- "У меня только в голове бардак, а с лапами всё в порядке. Общение пойдёт только на пользу. Вдруг что вспомню?" - надо как можно скорее встраиваться в общество, пока есть время.

- "Правда? Тогда пошли завтракать. Заодно покажу тебе наш город", - и .помчалась вниз.

В животе негромко заурчало. Проголодался? Уже? С лестницы донёсся насмешливый голос:

- "Скорее, а то упадёшь от голода на полпути!"

Крылатая скрывается в недрах башни, а я внезапно вспоминаю одну важную вещь.

- "А где у вас перед трапезой ополоснуть руки?" - вопрос, казалось, уходит в никуда.

Банальная привычка, вбитая с малых лет, не представляла трудностей в Институте - всегда найдётся раковина, рядом с которой хватит места для трёхметрового меня. А в этом мире? В первый раз никто и слова не сказал о мытье, а, откровенно говоря, было не до того. Встряска после памятной встречи, голем, первые шаги среди настоящих... Настоящих ракконов! Рраррог занялся сестрой, иркиана готовкой на скорую руку.

- "А ты почему не идёшь?" - буквально из ниоткуда появляется Кинира в лёгкой рубахе, лишь подчёркивающей стройную фигуру.

Подозреваю, понятие стыда здесь несколько... отличается. Невооружённым глазом видны плавные изгибы нечеловеческого тела, немного подтянутого, но оттого не менее женского. Вторичные половые признаки проступают сквозь тонкую ткань, пускай и частично скрытые в меху. В ответ молча демонстрирую ладони, чей цвет уже не совсем бело-серебристый.


***

Приканчивая щедрую порцию от Киниры - иркиана делала вид, что так и должно быть (она даже успела поссориться с Рраррогом, удалось застать лишь сам финал) - я задумался о будущем. Сколько они будут терпеть в доме лишнего жильца? Неделю? Месяц? Если бы не Веррата, раккон давно отправил в свободный полёт. И к кому идти тогда? Или старейшина, что скоро вернётся... Какое он вынесет решение? Главное, здесь проще жить, чем в центральных мирах - никто ничего не знает про серебристого раккона по имени Даррелл. А если бы и знал, то найти их... сложно. Крылатая проговорилась же о жителях севера со светлой шерстью. Самое главное, на этой планете нет серьёзных магов. Хм... Надо держаться за зеррагор всеми лапами и хвостом - она мой шанс влиться в общество. Надо про жильё с работой. Так проще сблизиться с жителями... Отодвигаю пустое блюдо, и вовремя: в трапезную вваливается радостная раккона.

- "Даррелл!"

- "Что? Я готов..."

- "Кинира согласилась приютить тебя у нас! На среднем уровне как раз есть небольшая комната. Если старейшина не возразит, будешь жить здесь", -

- "А как же Рраррог?", - брат ни за что им такое не разрешит. Или...

- "О, не беспокойся о нём! - этажом выше послышалось сдавленное рычание. - Любой вопрос можно вынести на домашнее голосование, где решит большинство. И Кинира за тебя! Можешь оставаться!"

Новость оказалась как нельзя кстати. Одной проблемой меньше. И на две больше! Ужиться с обиженным крылатым под одной крышей и не дать Веррате вертеть собой. Каково, а? Пока завтракал, она успела решить жилищный вопрос незнакомца с улицы! И наверняка не просто так. Я с опаской посмотрел на довольную мордочку ракконы. Что ей нужно? Помощника по дому? Или... второй вариант показался... Будь в теле человека, покраснел бы. Чтобы с ней...так сразу... Ладно, попробую поговорить.

- "Спасибо, конечно, - я решил продолжить играть сбитого с толку раккона, - но старейшина может и не одобрить. Либо вообще, отправить в центральный мир, к сильным магам".

- "Пф... нашёл о чём думать. Им проще сюда прислать кого-то из Совета, чем тратить время на время на, - Веррата оценивающе посмотрела, - потерявшего память... сородича. И потом, мало ли что случится при проходе туннеля? Я бы не позволила".

Чёрная ра... демоница - иначе не назовёшь, мягко ступая, приблизилась вплотную. Пышная грива, подчиняясь инерции, облепила нос. Мммм, как приятно пахнет.

- "Хр".

Испуганно оглядываюсь - заглянувший, было в трапезную Рраррог переминается на пороге, осуждающе посматривая на сестру. Ч... чёрт! Нет, всё было совсем не так! Она просто подошла...

- "Рраррог...".

- "Пожалуй, не стану вам мешать... знакомиться",- в глазах полыхнул зловещий огонёк.

И вышёл, на прощание, пока не видит сестра, продемонстрировав пару острых клыков.

- "Он продолжает считать меня маленькой", - раккона с задумчивым видом почесала ухо задней лапой.

Рррр... Я отвёл глаза. Не хватало ещё пялиться... на самку - на краю сознания, на самом стыке моего "Я" с ракконом, зашевелился "зверь", робко принюхиваясь к Веррате... Тьфу! Пошёл вон! Вон!!! Обиженно скуля, тот исчез в глубине сознания. Моего... Что?!

- "Ладно, пошли за ремнями, - лапа встала на место, - Кинира поможет тебе одеть карманницу*****".

И, как ни чём не бывало, направилась наверх. Эй! Выбегаю следом из зала, оставляя на полу длинные царапины от когтей.

- "Подожди!"



* - аналог земного крупного рогатого скота. Знаменит шумливостью при беге. На заре сотрудничества двух рас, ракконы очень часто крали, скооперировавшись с соседями по пещерам. Сравнение с риктом в данном случае означает насмешку. Даррелл просто не понял смысла;

** - (досл.) "Ерунда";

*** - "солнцепоклонник", тот, кто встречает каждый рассвет, чтобы ощутить энергию светила;

****- (досл.) "звезда, дающая жизнь". Любая звезда, дающая энергию планете. Другой вариант "коло живадаррья", но он почти не используется, разве как размытое напоминание о приходе ракконов из другого мира;

***** - сумка из ткани и кожи. Крепится на боку или груди раккона, и служит для перевозки вещей, требующих аккуратного обращения (слишком хрупкие или неудобные для переноса в руках). Открывается сверху, застёгиваясь на металлические крючки, рассчитанные под когти и пальцы ракконов.



Глава 14.


На площадке меня уже встретила Кинира с двумя свёртками в руках, из которых торчали в разные стороны широкие ремни. Пока соображал, что надо делать, Веррата ловко подхватила один и начала одевать. Свёрток быстро превратился в плоскую сумку из ткани с кожаными вставками, заняв место ближе к животу - три самых широких ремня опоясали тело, скрещиваясь на груди. Стальные застёжки, выступающие из шерсти с выступами под когтистые пальцы, раккона без особого труда закрыла их. Такие же венчали верх карманницы, надёжно закрывая, пока пустые, внутренности... рюкзака. Отличие только в способе ношения, да в размерах, судя по объёмам, не менее чем на сотню килограмм. Была шальная мысль спросить и про сбрую, но я решил промолчать, так как, ни разу пока не видел ирка верхом на ракконе. Проверив на прочность крепление, Веррата привстала на задние лапы, и принялась объяснять, зачем мы летим в центр поселения. Как я понял из путаного рассказа, предстоит посетить местный "рынок" и договориться о покупке припасов у знакомого "фермера". Заодно прихватив кое-что по мелочи - основной груз привезут к башне в конце дня. Напоследок показала содержимое одного из кармашков, полупрозрачные камешки с угловатыми знаками. Аналог земных денег. Кинира, тем временем, стала крепить на меня вторую карманницу. Продевая ремни, лишь коротко поинтересовавшись:

- "Не сильно затягиваю?"

- "Нет".

Наклонившись, она скользнула под грудь. Изобразив интерес к пейзажу, я отвернулся от ракконы, чтобы та не видела выражение на лице. Это у настоящих крылатых такие ситуации норма, когда тебя ощупывают везде, где только можно. Брр. Надо... привыкать...

Подёргав для верности ремни, иркиана оставила нас наедине. Покрутившись на площадке, обнаружил, что и правда удобная вещь, когда нет карманов. Должно быть, отсюда и пошло название "карманница" - на одежде Киниры определённо были карманы.

- "Так, Даррелл. Летишь строго за мной, близко к крышам не опускайся, и , - Веррата задвигала ушами, в попытке вспомнить новые "не", - говорить на рынке буду я. Если спросят, скажи что... прилетел в гости к знакомой. Если схватят за хвост, возьму всё на себя! Так ты согласен?"

И с надеждой посмотрела на меня. Мда... вот во что пытается втянуть? Авантюра, в полном смысле слова. С другой стороны, нет ничего такого страшного в посещении центра поселения. Не загрызут же, раскусив обман, меня ирки с ракконами? Только бы нормально долететь туда - я попытался оценить дальность полёта. Почти прямая. С километр, поскольку башня стояла в стороне от основной застройки.

- "И?"

Тон голоса подразумевал под собой полное согласие с говорившим. Но и... сразу говорить "да" нельзя - потом буду плакать, живя под одной крышей с этой ветреной. Делаю вид, что напряжённо думаю.

- "Сейчас?"

Веррата смотрит обиженным взглядом. Неужели поход на рынок для неё столь важен, раз так упорно хочет взять с собой?

- "Главное, - посылаю ей мысленно улыбку, - не загоняй".

- "О, не беспокойся. Недалеко же".

Ладно.

- "Тогда пошли?"

Ахр... надо же было сказать "полетим"! Внимательно смотрю на реакцию - поправит или нет? Но вместо этого оказываюсь в лапах импульсивной ракконы.

- "Всё, хватит невактан воспар*! - Веррата теряет терпение. - Раскрывай крылья!"

- "Я..."

Меня бесцеремонно толкают к краю площадки.

- "За мной!" - и первой прыгает вниз, на ходу расправляя перепонку.

- "Проблемы?" - гремит в голове голос Рраррога .

Оглянувшись, замечаю его недовольную морду у выхода. Да иди ты... Вот с кем ни под каким предлогом не останусь один на один... разбегаюсь и прыгаю следом. Короткое падение, хлопок за спиной, и я начинаю плавно скользить по воздуху.

- "Я тут", - крылатая подлетает откуда-то слева, лениво взмахивая крыльями. Мне бы так.

- "Угу, - делаю несколько тяжёлых взмахов, чтобы выровнять высоты. - Веди".

Прорычав что-то на радостях (я расслышал только "слава небу, он летит"), Веррата пристроилась впереди. Здесь, в отсутствие земли под лапами, все её движения приобрели ещё большую грациозность. Подобно рыбе в воде, раккона буквально плыла по воздуху - волнообразные движения хвоста, вместо отрывистых моих, вытянутые назад ноги, ничуть не мешающие полёту, слившиеся в единое целое с поджарым телом. Да что там, каждый взмах чёрных крыльев отдавал единением со стихией! Казалось, сама атмосфера планеты помогает, отсеивая завихрения и порывы ветра, чтобы ничто не мешало целиком отдаться радости полёта. Именно радости - стоило ей оглянуться... Вчера мне, уставшему и голодному, это не настолько бросалось в глаза, чтобы с восхищением следить за каждым пасом над воздухом. За каждой невидимой и неосязаемой мыслью, но зато воплощаемой в движение, так непохожие на виденные ранее у клона на полигоне, осторожные и неуклюжие. Здесь же царило воплощение богини воздуха. И она смотрит на меня! С удивлением на лице - что же так привлекло внимание серебристого раккона? Не...С неохотой отрываю глаза от изящного тела Верраты. Опять это... Кыш, видение! Чтобы как-то отвлечься, заглядываю под лапы, где проносятся покрытые матовыми пластинами крыши домов. Кажется, мы почти над центром поселения. Внизу снуют двуногие фигурки ирок, вперемешку с крылатыми. Вторые нередко идут окружённые толпой, даже не пытаясь протиснуться или подняться на крыло. Странно. Очень - вопреки мнению аналитиков СБ, здесь царит равенство между двумя расами. Никто не возмущается и не уступает дорогу "правителям" - крылатые, в свою очередь, следят за собой. С их-то габаритами немудрено наступить кому-то на ногу или сбить случайно подвернувшимся хвостом... Стоп. А куда летим мы? Разве не к площади, усыпанной народом?

***

Веррата легла на левое крыло незадолго до пересечения границы с площадью, нацелившись на пятачок за домом, помеченный кругом. Словно натолкнулась на преграду... На мой вопрос, почему не приземлиться прямо там, она забавно заурчала. Ракконы, как ни странно, именно так смеются.

- "Даррелл, прости, я постоянно забываю о проблеме с твоей памятью. Сразу, как сядем, отвечу на вопрос. Хорошо?".

- "Согласен", - слишком сложно одновременно общаться и маневрировать среди башен и высоких домов.

Её лапы коснулись мостовой. На удивление, очень чистой - ни грязи Средневековья, ни мутных потоков. Ничего, за что можно было зацепиться взглядом, чтобы тут же брезгливо отдёрнуть лапу. Сплошной шероховатый камень.

- "И так, правило первое, - крылатая поправила карманницу. - Никогда не летай низко над крупными улицами или площадями. Тем более, не пытайся там приземляться. Либо не сумеешь, либо помешаешь прохожим".

- "На площади достаточно места...", - меня перебили.

- "И повозок с риктами. Свалишься с неба, напугаешь молодого и всё. Готовься платить за сломанные вещи хозяину! Кстати, об оплате..."

Веррата подцепила когтем пряжку и сунула в открывшийся карман руку.

- "Примерно столько стоит хороший рикт, - на ладони в лучах утреннего солнца замерцала горка продолговатых камней**, со странными символами по бокам. - Но нам нужно лишь свежее мясо для ледника, поэтому выйдет меньше...".

Как завороженный, я глядел на горсть (ракконья намного больше человеческой!) негранёных драгоценных камней. Похоже, алмазы с изумрудами - на Земле их давно производят в промышленных масштабах. А здесь... у них что, все деньги в виде таких камней? Во всех мирах?

- "Называются "обмен", - продолжила она, - Используются везде, где есть малые и средние города".

Камни вернулись на место.

- "А главное, бесцеремонно приземляться или взлетать в таких местах считается дикостью и невоспитанностью, - новоявленная учительница поправила гриву. - Прямо как далёкие предки, не умевшие жить в союзе с ирками".

- "Я понял", - киваю в ответ.

И мы направились к площади с торговцами. Повернули на главную улицу и оказались среди потока ирок. Не сравнить с Землёй, но несколько сотен будет точно. Разведка говорила, в Бете не более пяти тысяч.

- "Что сегодня за день?"

- "Ты о количестве гуляющих? - небольшая пауза, очевидно, сама пытается вспомнить. - Совсем вылетело из головы! Через два месяца праздник Рассвета, и только позавчера через Туннель доставили товар из центральных миров. У нас пока не всё выходит выращивать, вот из Альи и возят часть к нам. Если старейшина разрешит тебе остаться, обязательно свожу посмотреть на город".

Я с интересом посмотрел на окружающих нас жителей. Мать с ребёнком, может даже молодая - вон какая стройная, длинные чёрные волосы так и норовят разлететься от ветра... Пара сам... мужчин с поклажей. Несколько пожилых ирок, и подростки. Один из них безбоязненно шлёпнул Веррату по лапе.

- Зеррагор! Аравне собири у ладене? Мэ где брат? Э ко а тья? (Зеррагор! Тоже готовишься к празднованию? А где брат? И кто с тобой?)

Раккона шутливо толкнула парнишку и перешла на мыслеречь:

- "Сегодня я с нашим гостем. Только не пытайся его расспрашивать, он поспорил, что не раскроет рта целый день. Иди уже, Нири".

Я проводил взглядом догоняющего своих Нири - молодой ирк, на вид лет четырнадцать, задорно обегал прохожих, вертя из стороны в сторону хвостом. С огромной серой кисточкой на конце. Прямо как у раккона.

- "Знакомый?"

- "Я его зову Асьёсом (кисточка)***. Первый, кто оценил мои двигающиеся игрушки", - последнее она произнесла с гордостью.

По пути нам встретилась ещё несколько знакомых ракконы. Кто-то интересовался, будет ли крылатая принимать участие в "небесном танце". Или когда покажет своего голема. Обычная такая, вполне человеческая тема для разговора... Сделав вид, что действительно не настроен разговаривать, переключаю всё внимание на дома по обеим сторонам улицы. Двухэтажные, с каменным основанием и деревянным верхом, они вызывали некую зависть - такое позволить у нас могли разве успешные владельцы бизнеса, главы корпораций и частных фирм. Строения без единого клочка синтетики в облицовке или конструкции, нарядные и ухоженные. Присмотревшись, не обнаруживаю привычных стёкол в окнах, вместо этого тонкая плёнка, и ставни, притянутые к стене за металлические кольца. "Тонкая, а не рвётся...", мысль прервало крыло, опустившееся на голову.

- "Мы почти пришли. Не отставай!".

У входа на площадь поток ирок рассеялся, и мы ступили на территорию местного рынка. В воздухе висел непередаваемый запах продуктов, с горьким привкусом каких-то трав - у некоторых торговцев висели целые "веники" из вялых растений. На фоне этих ароматов, мозг едва справлялся с потоком информации. Поводив из стороны в сторону носом, я кое-как выделил из толпы троих ракконов, стоявших в стороне, за деревянными столами. Две... самки и самец - так и не придумал, как правильно их называть - мирно беседующие с седым ирком. Больше крылатых здесь не было, сколько не крутил головой. Одни ирки. Ирки и ещё раз ирки! Подскочившая Веррата схватила за руку и повела вглубь рядов. Рыкнув при этом что-то похожее на русское "не стой". Вокруг уже начали собираться любопытные, подметившие мой необычный для здешних мест окрас.

- "Даррелл, прошу тебя, не теряйся. Кстати, это, - раккона кивнула иркиане у бочек, - Тира, я беру у неё всегда мясо для дома".

- "Здравствуйте".

Поджарая иркиана удивлённо повела ушами, услышав вместо привычного обращение мыслеречь.

- "Тира, не обращай внимание, он сегодня поспорил с Рраррогом, что промолчит целый день".

Эээ... Я чуть не сел от такого заявления. Что за чушь она несёт?! Не могла предупредить заранее? А если повстречают брата? Тут меня хлестнули хвостом по крупу.

- "Сиди и молчи. Я сама разберусь".

И начала разговор о "припасах для ледника". Послушав немного их непонятную пока речь, я пристроился в стороне, силясь найти отличие между людьми и ирками. Настолько они похожи здесь друг на друга, в день торговли. Похожи, но не совсем...

Мать с двумя детьми, те, громко пыхтя, несут корзину, накрытую тканью. Стараются помочь. Нечастое зрелище на Земле, да и откуда, если всё автоматизировано, надо лишь выбрать товар в магазине, после чего его тебе упакуют и доставят по указанному адресу? Не надо никому помогать, тратить время на выход за пределы квартиры. Компьютер вместо учителя и друга... Лепота, если не одно "но" - люди теряют активность вне дома, становясь затворниками. Если только семья соберётся в парк погулять, и то редко. У кого-то нет постоянно времени, у кого-то желания... От вида семейства, неспешна осматривающего столы, аж стало обидно. Когда мы перестали так выходить по выходным? Когда мне исполнилось двенадцать? Или тринадцать? Вроде бы тогда, отцу как раз предложили хорошо оплачиваемую работу. На очереди была сценка торга - оба изо всех сил пытались придти к согласию. И как... Длинные хвосты дёргались из стороны в сторону при каждом выкрике, выбивая из одежды облачка пыли. Кто-то долго добирался сюда по сухой дороге... Следом подошёл раккон песочного цвета, на плече которого восседала - я не поверил своим глазам - молодая иркиана. Густые волосы, заплетённые в косички, украшенная зелёным орнаментом рубаха. И никакой обуви на ногах, что невольно приковывало взгляд. Стопа на чисто человеческую действительно едва ли похожа, скорее смесь с ракконьей. Четыре удлинённых пальца с небольшими когтями, аккуратно подстриженными (или подпиленными), совсем короткая шерсть светло-серого цвета. Пятки нет. Крылатый, в отличие от спутницы, щебечущей над ухом, что-то высматривал среди товаров, разложенных на столах. Хм, кажется, знаю - обувь. В самом конце рядов возвышался столбик с творениями кожевенных дел мастеров Не в качестве подарка? Или при подготовке к Рассвету можно заранее выбрать? От странной пары отвлекает стайка детей, среди которых выделяется лентой на хвосте маленькая иркиана. Вот они останавливаются напротив: самый высокий быстро что-то говорит остальным. Через мгновение мохнатая мелочь со смехом начинает бегать вокруг меня, напевая что-то на своём языке. Это... игра такая? Та, с украшением на хвосте, неожиданно прыгает и ныряет под передние лапы. Отпрянув, поднимаю их, но маленькая иркиана уже бежит справа, весело крича:

- Ти бавной! Упустил мя! М'аспрравя! (Ты медленный! Не поймал меня! Я смогла!)

Впрочем, при виде Верраты, все разом бросаются врассыпную. Кроме девочки, ловко подхваченной хвостом и повисшей в полуметре над землёй.

- "Что им надо было?"

- "Да не обращай ты внимание, один поспорил, что сможет проскочить под лапами раккона. Не первый уже раз - у них это вроде посвящения. Дети же...".

Да, дети...

- "Но я незнакомец здесь. Мало ли что мог... подумать?"

- "Пф... надо быть совсем диким, чтобы наказать по такому пустяку ребёнка".

- "Даже старейшина не наказывает?"

- "Даже он. Ну... разве что поднимет в воздух и отнесёт к родителям, занятым работой. Это хорошо отбивает охоту безобразничать. Добрый он... Надо неплохо потрудиться, чтобы действительно его рассердить".

Иркиана, обвитая хвостом, прислушивается к нашему разговору. Впрочем, быстро оказывается на свободе, извинившись перед "зеррагор". Едва та скрылась из виду, Веррата переходит на другую тему:

- "Тира скоро организует повозку к нашей башне. Поэтому можно лететь назад".

Я потрогал пальцем её карманницу, висящую на боку - та ломилась от разнообразных, судя по вытянувшейся ткани, баночек и свёртков.

- "Тогда зачем заставила одеть это?"

Немая сцена.

- "Мм... - она наморщила лоб, - Точно! Рраррог твердил про это с самого утра. Спасибо, что напомнил. Быстрее, пока ирки не покинули площадь!".

Оказалось, раккона при торге за цену на мясо, совершенно забыла о письменных принадлежностях и травах для кухни. Так вот откуда у мяса Киниры такой божественный аромат! Мы едва успели - торговец намеревался покинуть Варьялой до вечера, чтобы успеть в Туннель рядом с Альей. Так назывались поселения Бета и Альфа (спасибо, что просветила) на местном языке. Добрую половину "рюкзака" сразу заняли "свитки", стянутые ремешками, и коробки с какими-то палочками. И этим здесь пишут крылатые? Веррата не поскупилась продемонстрировать содержимое: связка палочек с выдолбленной сердцевиной и с кисточкой на одном конце. Никаких чернил или графита. Голая магия, выжигающая знаки на специальном листе. Это для документов, а так можно писать на любой деревяшке или куске меди ("красный металл"). Здорово, компактный гравёр с магической подзарядкой. Оставшееся отделение карманницы заняли пучки трав, упакованные в тонкую ткань, похожей на бинт, но не пропускающей запахи. Сплошные чудеса.


***

Обратно летели по волнистой траектории. Я, потому что быстро устал от непривычного груза под крылом, Веррата - ради поддержки. Предложила было приземлиться и разгрузить, но отказываюсь. Как-нибудь долечу, а ей будет уроком на будущее, как не стоит поступать с незнакомцами. Это если не вылетит из головы с первым же взмахом крыла... Внизу, неспешно передвигая ногами, пара животных тянула повозку с деревянными бочками - пополнение ледника. Странные создания, рикты. Ростом ниже раккона, покрыты коричневым мехом и хвостом на манер лошадиного. Стоячие уши. Только пара кручёных рожек на голове портили картину сходства с непарнокопытными Земли. Земля... в памяти всплывает тот самый зоопарк. Хочется домой... Таак! Не раскисать! Биология... Одомашненные животные, прошедшие селекцию. Почему нет? Люди смогли когда-то справиться, чем ирки хуже? Крылатые маги умеют работать с ДНК, создавая живых големов, как написано в отчёте Первой Межсистемной, а поменять гены в разумных пределах проще, чем проектировать заново живой организм. Вот и рога стали... безобидным украшением. От вспоминания основ генетики отвлекла мыслеречь летящей чуть ниже Верраты.

- "Как окажемся на площадке башни, спускайся вниз по лестнице к Кинире. Она знает, что делать с покупками. Хватит с тебя, я же вижу. Как тебя вымотало".

Не то слово вымотала, буду признателен, если завтра крылья не отвалятся.

- "А ты?" - как-то невежливо оставлять дев... раккону одну с хозяйством.

- "Думаешь, не справлюсь? Пара сосудов и всё. Ты, главное, сразу вывали на Рраррога вещи. Он прекратит на время доставать тебя слежкой".

С каждым взмахом башня становилась всё ближе. Как и боль в спине. Спрашивается, кому в голову пришла светлая мысль поселиться так далеко от центра? Окраина есть окраина, места до соседей чуть ли не полкилометра. Зачем? Когда я, наконец, ощутил под лапами тёплый камень, чуть был не готов прыгать от счастья. Дуррак, не смог остановить её на рынке - не решился сказать о весе купленного. Под аркой входа я столкнулся нос к носу с Рраррогом.

- "И где моя сестра?" - раккон подкрепил сказанное глухим рычанием.

- "Внизу. Приехала повозка с припасами, - приподнимаю крыло. - Это, кажется, твоё".

Ничуть не смущаясь, он тут же бросается к карманнице и начинает рыться в её бездонных недрах. Одни уши торчат.

- "Это... есть, это... тоже... Хорошо. Пошли. - чуть не сбиваю его с ног, врезавшись в подставленный бок. - Если хоть один яропис**** окажется испорченным, я вычту стоимость из твоего приработка".

- "Я не помню, как пользоваться Даром".

- "Не страшно, - Рраррог бросает недобрый взгляд, - Ты здесь лишь второй день... Кинира, помоги нашему забывчивому герою снять поклажу!"

И растворяется в темноте коридора. Хорошо иметь шерсть чёрного цвета, не так демаскирует.

Бесшумно подошедшая (ага, заметил по запаху - вот оно, обоняние хищника!) иркиана ловко отстегивает карманницу и взваливает себе на плечи.

- "Тебе надо много тренировать крылья. Она же совсем лёгкая!" - показывает на себя.

Вопросительно урчу. Она смеётся в ответ, убирая сползший на голову ремень.

- "Благодари Небо, раз Веррата обратила внимание на такого раккона, как ты. И береги её доверие".

Кинира удаляется, помахивая в такт шагам роскошно украшенным хвостом. Проводив глазами распушённую кисточку, спускаюсь на самый низ башни и немедленно натыкаюсь на крылатую, катящую пузатую бочку.

- "Рра не сердится на меня?"

- "Ннет".

- "Тогда проводишь до ледника? - мохнатая рука указывает на деревянный сосуд. - Заодно покажу, как создаётся мороз".

И то, правда - пора осваиваться с чужим бытом. Ближе к наружной стене оказывается лестница поменьше, уходящая куда-то в подвал. Туда мы и пошли. Сотворив в воздухе некий знак, раккона безбоязненно толкнула круглые ворота, на ходу поясняя:

- "Это для защиты входящих от холода".

Крышка аккуратно выбивается, сразу обнажив содержимое - мороженое мясо. Даже иней на стенках есть.

- "Магический сосуд надо вернуть торговцам, ждущим снаружи. Не каждый Владеющий умеет их создавать".

- "А ты?" - вопрос в точку, потому что Веррата явно засмущалась.

- "Ну... такие маленькие нет. А больше в хозяйстве и не нужны" - уши занятно двигаются из стороны в сторону, как бы выискивая подслушивающих разговор.

Нет, она точно при... увеличивает - аж глаза отвела от меня! Зеррагор, зеррагор...

- "Нет, правда. Я хотела однажды заморозить, да вышла ошибка - весь этаж покрылся инеем. Летом".

- "Так, а что делать дальше?" - указываю на твёрдые как камень красноватые пласты, брошенные на решётку, вделанную высоко над полом. Таких много здесь, десятка четыре, не меньше.

- "Всё. Осталось вернуть мороз и...".

Нас буквально выдуло из подвала ледяным потоком воздуха.

- "Это была последняя, - потрясла "бочкой" раккона. Закончили как раз к обеду. Отнеси её иркам, а я пойду помогать Кинире в трапезной".

И упорхнула, оставив одного в коридоре. Так, где здесь выход? Со второй попытке открываю правильные ворота (опять круглые) - предыдущие не поддались, и осторожно выхожу на улицу. Седовласый ирк недовольно клацает языком. Торопит. Привстаю на задние лапы, помогая закрепить хомутами среди множества таких же бочек/сосудов... какая разница? Прощальный кивок и рикты трогают с места. Сами, хозяин лишь хлопает ладонями по резному диску, приколоченному к подставке. Тихо скрипя, повозка сворачивает на главную дорогу. Такая вот здесь "доставка на дом". Медленная, как и сама жизнь в этом обществе.

***

Обед прошёл без эксцессов - из всех обитателей дома-башни, я, пожалуй, единственный не был занят в разгребании купленного. Рраррог заперся у себя сразу, как убедился в исправности каждого ярописа (Веррата ненароком проговорилась, что это надолго). Кинира, напару с крылатой, хлопотали по хозяйству, перебегая с одного этажа на другой и временами споря на родном языке. Не утерпев, присоединяюсь к... девушкам. После короткой беседы, вызвавшей неистовый смех у обеих, они таки соизволили просветить "бедного несчастного самца, ничего не знающего о жизни". Вывалив на голову целую гору информации - по большей части ответы на вопросы, резко перескакивающие на другие темы. Да ещё успевающие в паузах спорить друг с другом. Болтушки... Иркиана и правда девушка, во всех смыслах этого слова на Земле. И, нет, просто ещё не встретила достойного спутника жизни (зачем мне это вообще знать?)... Нет, нет и ещё раз нет - Кинира полноправный член "семьи". Ага... как брат с сестрой перебрались на планету (почему, Веррата промолчала). И башню строили при поддержке местных магов-строителей. Особое постановление Совета, направленное на... Я разобрал лишь последнее, нечто вроде "помощи в начале пути". Нет, мне основательно прочистили память, раз сомневаюсь в деяниях Сотни... И не говори глупостей, гостеприимство у ракконов очень развито! Нет, Рраррог это понимает, но не желает видеть рядом с родной сестрой незнакомого крылатого. Нет! Веррата, жестикулируя хвостом, заверяет: брат на самом деле очень хороший. Ну... иногда прячется под личиной "злодея". Что? Сомневался в порядочности (когда?) несчастного? В скором времени ему придётся точно просить прощения - Веррата с Кинирой придержат за крылья, на всякий случай. Или за уши, так как пока не решили. Хотя рога подошли бы намного лучше. Вот, мол, у риктов есть, так почему же им не вырасти у Рраррога? И хвататься удобнее... При последних словах обе почему-то заулыбались... Бррр, рога у раккона. Я почесал горячий лоб. Скоро мой мозг точно закипит от свалившийся информации.

- "А что такое праздник Рассвета? Тебя ещё расспрашивали о небесном танце"" - вспомнил вопрос, мучавший целый день.

Обе с непониманием уставились на меня. Оп... спросил, так спросил! Наверное, местный аналог старого земного "Дня победы". А я спалился на таком. Это конец!

- "Уфф... Даррелл, хорошо, ты не спросил об этом на рынке! - крылатая поправила налезшую на глаза чёлку. - Обидел бы всех вокруг... Впрочем, сама виновата, потащив тебя туда".

- "Ещё бы как обидел, - иркиана поставила на стол продолговатую чашку. - Предки обязательно пришли в сны и заставили вспомнить суть праздника. Даже если придётся послать видение".

Видение?! Неожиданно моя спутница вскочила с пола и с чувством продекламировала:

- "Так и быть, потерявшийся Владеющий, я расскажу тебе о Рассвете. Слушай и вспоминай...

... когда жизнекосцы окружили главный общий город, казалось, ничто не спасёт от опустошения полуразумных созданий тьмы. Вся равнина, от гор до подступов, контролировалась врагами, ждущих своего часа. Часа пожирания. Защитники, конечно, позаботились о городе, выставив заслон под и над землёй, но так не могло продолжаться вечно. Ракконам требовалось по многу раз за день покидать безопасные башни, заботясь не столько о себе, сколько о семьях с соседями, не имеющих могучих крыльев и магического дара. Немногие умели владеть хотя бы на уровне молодых крылатых. Остальные города были не в лучшем положение, окружённые врагом. По земле уже бродил дух голода, а в головы упорно лез страх за будущее. Нет, материк был достаточно велик для существования всех рас. Но... это сразу поставило две остальные на край - жизнекосцы признавали в остальных добычу, но никак не братьев по разуму, и, тем более, по морали. Толку от слов, если твари в большинстве своём умели есть, спать и плодиться? Часть магов, из сильнейших, посадив на спины мастеровых из ирок, отправилась к морю. Туда, где есть шанс уцелеть и сотворить оружие против врага. Прошли месяцы, а от них не пришёл ни один вестник, дабы порадовать или огорчить жителей. И они начали готовиться к худшему. Никто не придёт на помощь, ни сегодня, ни завтра. Запасы приближались к концу, возделывание земли внутри заслона давало горькие плоды труда... И смельчаки решились на прорыв через занятые земли, надеясь найти у края суши хотя бы частички знаний, или же помочь занятым благим делом магам. Четвёртый по силе из оставшихся магов, Оррик, вызвался сопроводить "конницу" ирок. Выступить решили на рассвете, когда холодная земля не по нраву врагу, живущему внизу, в тёплых пещерках... Они встретили рассвет недалеко от города. Задрав высоко головы и приветствуя старших товарищей, вернувшихся от моря. Нет, не с пустыми руками - сотни причудливых големов наводнили округу, уничтожая любого жизнекосца, посмевшего вылезти на поверхность или устроить ловушку пешему. А в лучах рассвета летел, объятый огнём, Коррун, сильнейший из Владеющих на планете. Смертельно уставший, с выпитой големами Силой, он, тем не менее, горел желанием лично донести весть собратьям о скорой победе... и упал в заботливые руки едва живой. Нельзя тратить столько Силы единовременно... Это был рассвет новой эры для обеих рас...

- ... после было много рассветов, но этот навсегда вошёл в нашу историю. В честь него мы и празднуем каждый год Рассвет. Рассвет, что дал всем новое будущее".

Обе замолчали, отведя глаза в сторону. "Но, около сотни лет назад, ракконы научились создавать неживых существ... Эти каменные или металлические твари позволили вести успешную борьбу... К сожалению, на упоминание неких големов, созданных с помощью магии...", это жалкие крохи, по сравнению с любительским рассказом Верраты. Что же будет, когда смогу добраться до местных библиотек?

- "Как тебе рассказ? Помогло вспомнить?" - иркиана с любопытством смотрит в глаза.

Грустно вздыхаю.

- "Бессвязные отрывки, и только".

- "Даррелл, никто не винит тебя в потери памяти. Время и забота сородичей поможет преодолеть препятствие в жизни. Любое, - раккона широко зевнула. - О времени... Не слишком ли мы засиделись? Солнце готовится скатиться к горизонту, а дома не наведён порядок!"

Закипела работа. Я, в меру сил и знаний, помогал им прибираться. Ничего особенного, если хорошенько всмотреться в суть вещей - посуда, коврики, заменить перегоревшие кристаллы в светильниках. Вернее, меняла их Кинира, стоя на моей спине. Обычно это обязанность брата, но сегодня он занят документами. В конце концов, мне совсем не трудно. Несколько желтоватых кусков минерала отправились прямиком в мусорную корзину. "Выгорели", так пояснила хвостатая всадница. Напоследок она забралась на плечи и велела встать на задние лапы - проверить крышу на наличие отверстий. Завтра обязательно случится дождь, знакомый маг не поленился зайти днём и предупредить. Заодно, я наконец смог посмотреть на окна в действие. Стоило стукнуть пальцем по табличке вблизи "рамы", и тонкая плёнка немедленно заполнила её, образовав непроницаемую для воды преграду. Действительно тонкая - палец с лёгкостью прошёл насквозь, после чего отверстие заросла само, стоило освободить пространство. По словам иркианы, подобные барьеры умеют создавать маги не ниже второго уровня, к числу которых, отношусь и я, если верить "узору ауры". Ещё один маг!

- "Я попрошу Веррату помочь тебе с азами Владения. Даже полная потеря памяти не помеха начать всё заново. Мой дар слишком слабый, да и вести должен именно крылатый. Думаю, она согласится помочь".

- "Спасибо. Неприятно ощущать себя Незнающим*****", - я решил поиграть с местными словами.

- "Тебя надо лишь подтолкнуть его. Владение целиком завязано на инстинктах... - она присела на край взлётной площадки. - Красиво, правда?"

В сгущающихся сумерках стали зажигаться один за другим огни. Один, два, три... они появлялись как по команде, расходясь кругами из центра поселения. Особенно красиво смотрелись башни ракконов, превратившиеся в маяки. Настолько ярко светили камни на остроконечных крышах. При этом, не мешая жителям видеть первые звёзды, высыпавшие на небо. Я дотронулся до плеча Киниры.

- "Покажешь потом, после ужина, звёзды?"

Чего таиться... Мечта жителя мегаполиса, вынужденного мириться с рукотворным заревом. Остаться наедине с огнями далёких миров, так и манящих к себе. Отбросить мысли о насущном и просто смотреть. В этом мы очень похожи на ирок. Или они на нас?

- "Сегодня они будут прекрасны. Приходи".

Иркиана, так и осталась стоять с задранной вверх головой. Кого оставит равнодушным холодный свет далёких солнц?



* - не решаться воспарить или начать действовать;

** - камни введены специально для крылатых. Ими намного удобнее использовать, не обладая гибкостью в кисти рук, присущей иркам. Возможно, ещё из-за отсутствия какого-либо аналога банковских карт. Сами ирки применяют круглые монеты из металлов, с отверстием посередине;

*** - (досл.) Кисточка.

**** - (досл.) пишущий жаром. Магический аналог карандашей. Из-за цены используется далеко не каждым жителем. Обычно для письма применяют немагический аналог карандаша, оставляющий чёрный след, либо, как рядовые крылатые, собственные когти. Для коротких записок вполне хватает;

***** - Даррелл недалеко ушёл от истины. Любой, имеющий Дар, по умолчанию считается Незнающим. Обычно это совсем молодые ракконы, в возрасте от пяти до двенадцати лет.


Глава 15.


Раккона за всё время, пока сидели в трапезной, не проронила ни слова, с рассеянным взглядом ковыряя когтем еду. За два дня знакомства впервые вижу её такой потерянной. Обычно жизнерадостная, вечно в движение, она сейчас казалась тенью той, что нашла меня в лесу. И почему-то смущённой. Из-за меня? Рраррог куда-то запропастился, иркиана отказалась спускаться - неужели сидит на площадке? Да, непросто вытерпеть подобную атмосферу в доме - все прячутся от тебя или упорно игнорируют, без всякой на то причины. Не я ли причина всего этого? Сомнительно. Выходит, совпадение? Проглотив ужин, отправляюсь наверх, к Кинире, оставив раккону изучать противоположную стену. Сложно поверить в депрессию (если подобное состояние вообще знакомо крылатым) внезапно захватившую её разум. Нет, здесь очевидно нечто иное, совсем. Быть может, так надо для поддержки магического мастерства? На самом деле странный взгляд лишь попытка правильно сформировать мысль или идею? Оставлю её в покое, если завтра не вернётся в реальный мир, тогда и вмешаюсь. Не хочу остаться здесь, наедине с мрачным Рраррогом.

Вершина башни встретила необычайной тишиной. Ни так привычного уху человека гомона толпы на улицах, ни отголосков работающей техники или других посторонних звуков, наполняющих круглосуточно собой воздух города. Одни тусклые огни далеко внизу, шум ветра, играющего с листвой деревьев, и мы, разлёгшиеся на ещё тёплом полу, и молча созерцающие ночное небо. Звёзды... Четыре дня скитаний по планете, в поисках цивилизации, запомнились чем угодно, но только не мерцающим тёмным небосводом. Как вздрагивал от каждого шороха в зарослях, как торопливо сооружал вокруг ложа баррикаду из веток, опасаясь нежданных посетителей, как засыпал, гадая, что ждёт завтра - это я хорошо помнил. Страх? Скорее борьба с призраками, идущими из человеческого сознания. Ну кто отважится напасть на огромного крылатого хищника в округе? Та тварь, от которой отбивался в первый день? Она скорее старалась отогнать от себя - стало понятно уже позже, когда натолкнулся на целое семейство существ. Стоило замаячить впереди моему силуэту, как они бросились бежать Лишь мать нервно оглядывалась, стараясь понять намерения неведомого хищника... Да, главным хищником был именно я. Но тогда казалось совсем наоборот, несмотря на материал, предоставленный ещё до отлёта с Земли. В космосе тоже есть звёзды, но какие-то яркие и отталкивающие. Давящие масштабом и силой. Лучше сидеть под защитой планеты, и неспешно вести ритуал, знакомый людям не одну тысячи лет. И не только им одним.

Первой надоело молчать Кинире, нагло устроившейся у тёплого бока. Странные они какие-то. Знают меня всего ничего, и уже безбоязненно остаются наедине, не боясь, используют в качестве грелки в ночное время. Или есть здесь и другая сторона, где есть место для насилия? Невидимая отсюда, но реальная и живущая за тонкой преградой?

- Т'ви сю ас... (Видишь Ту звезду) "Извини, забыла о твоей потери памяти. Так вот, эта звезда самая яркая на небе. Исследователи используют её здесь для ориентирования - достаточно иметь ведоган* или дождаться хорошей погоды. Ты уже ведь знаешь, насколько здесь много земель, и насколько мало нас, ирок и ракконов?"

- "Кинира, я видел лишь ваш город, Варьялу. Хотя Веррата обещала показать и Алью. Она большая?" - пусть думают о полном незнание обстановки.

Иркиана наморщила нос.

- "Не настолько большие... Последний счёт дал чуть больше пятнадцати. У нас, в Варьяле, пять, - опомнившись, добавила. - Тысяч, Даррелл. Это небольшой город".

- "А на Родине..." - я испуганно уставился на собеседницу. Заметит или нет?

Нет, даже обрадовалась.

- "Правильно, Родина. И крупнейший город там, Ви'Ара**, свыше миллиона жителей... теперь смотри туда", - рука, покрытая серой шерстью, взметнулась вверх.

И остановилась напротив горстки ярких звёздочек, своим мерцанием напоминающие маяки или посадочные огни.

- "Созвездие Душ. Маги так назвали, едва ступили на дикую планету. У каждой есть такое - погребение требует указания пути, нельзя оставить души без ориентира. Мне кажется, - в мыслеречи иркианы впервые прорезалась гордость, - наше самое яркое из Светочей".

- "Что будет, если душа не найдёт путь?" - безбоязненно поинтересовался у зарывшейся в мех иркианы. Нашла себе подушку! Спишу на доверие.

- "Тогда она начнёт блуждать среди звёзд, пока не увидит Созвездие Душ, - Кинира посмотрела в глаза. - Не был ли ты Познающим*** до того, как лишился памяти? Очень часто задаёшь вопросы, ведущие к ответам".

- "Может, исследователем? - чего лукавить, раз это правда? - И потерял себя, заглянув слишком далеко?"

- "Тогда действительно лучше держаться с Верратой. Она найдёт способ познать тебя и вернуть память".

- "Не знаешь, где сейчас она?" - раккона вечером вела очень странно.

Послышался вздох.

- "Даррелл... сейчас не самое лучшее время, чтобы встретиться с ней. Подожди до завтра".

- "С ней точно всё в порядке?"

- "Точно. Навыки целителя помогут встретить утро в хорошем настроение. Давай лучше о звёздах".

Нет, так нет.

- "Ладно. Не знаешь, что за яркие три звезды в стороне от Душ?"

- "Молодец, что заметил. "Три Глаза" - название, дошедшее от первых ракконов, попавших на Родину задолго до Войны. Вроде маяка, пронизывающего энергией известный космос, и служащего для нахождения точки для путешествий. Больше я, как слабый маг, не знаю. А тогда этого, конечно, не знали..."

- "Погоди, "Три Глаза" видно и на Родине?"

- "Рры, - выдавила из себя иркиана. - Придётся заняться тоже твоим обучением. По истории с географией. "Три Глаза" видны в любом нашем мире, пусть и, - ладони сомкнулись, - не так близко".

Дальше пошли беседы об остальных созвездиях, возникновение их названий и прочее. Такая миниатюрная лекция... Кто бы мог знать, что здесь уважают астрономию? С передвижением по планете понятно, но строительство Туннелей... Конечно, знания на уровне местной средней школы, но заставляет задуматься над теорией аналитиков из СБ. Хотя, к чему это? Я застрял у магов надолго, может и на всю жизнь (которая у ракконов очень долгая). Чего теперь вспоминать?

***

Едва переставляя лапы, я дошёл до комнаты и рухнул в "гнездо". Тело раккона, несмотря на свою выносливость, устаёт больше человеческого, когда дело касается нарушения сна. В Институте проверить не додумались. Или это несогласованность действий моего разума с иной нервной системой? Воспринимал сигналы не так, и вот, пожалуйста: мышцы, болящие после активного дня. Долетался. И спросить не у кого. Медленно разворачиваю крылья, одновременно стараясь найти позу, в которой удастся заснуть. В Институте так никогда не мучили, предпочитая постепенно разрабатывать мускулатуру - кто же знал, что этого совершенно недостаточно? СБ торопили проект, не подумав о последствиях. Могли и высокие технологии привлечь для тренировок. Ох... несколько раз сгибаю и разгибаю плечевые суставы, стараясь в конце максимально расслабиться. Так гораздо лучше. Осталось дождаться победителя в сражение боли против усталости. Зевая, кладу голову на край "гнезда" и начинаю считать в уме. Может поможет.... Раз, два, три, четыре...

Сон, на удивление, пришёл быстро. Должно быть, Кинира постаралась, задержав под ночным небом рассказом о роли звёзд в жизни. Или усталость взяла верх. Немного поёрзав, закрываю глаза. И вырубаюсь...

... пустота под лапами, лишь далеко внизу мерцают разряды молний в облаках. Где я? Слишком мало света, чтобы рассмотреть очертания материка на севере, но я твёрдо уверен - именно там находится Варьяла. Знаю, просто знаю. Только почему нахожусь здесь, а не в доме у ракконов? И где... это здесь? Медленно поворачиваюсь... Отобрать сердце у бесшумно подкравшегося ужаса стоило невероятных усилий. За спиной простирается чёрная пустота, усеянная далёкими точками звёзд. И неполный диск луны, холодно смотрящий на крылатую букашку, посмевшую нарушить покой... Кажется, отпустило. Разжимаю хрустящие от напряжения кулаки. Делаю глубокий вдох и захожусь в приступе кашля - воздуха то вокруг нет! Для верности ощупываю себя. Живой и здоровый! Лишь тончайшая плёнка покрывает тело, расступаясь от прикосновения рук. В слабом лунном свете ещё и вспыхивает призрачным цветом. Что это? Наклоняюсь. Отчего начинаю медленно вращаться, подобно космонавту в открытом космосе. Но они в скафандрах и ... на кораблях. Какая сила перенесла сюда меня?! Резкий взмах хвоста и вращение быстро прекращается. Убедившись в надёжности барьера, отделяющего от пустоты вокруг, раскрываю крылья. Инстинкты подсказываю - так правильно. Или сам придумал? Сложно понять. Несильный взмах, перепонка натягивается между пальцев, немедленно передав ощущение ветра под собой. Невидимые потоки омывают всё тело. Откуда?! Дважды убираю крылья и дважды они пропадают. Выходит, я сам создаю их? И главное, могу двигаться?! Возобновляю полёт. Левое выше, правое ниже, и тело наклоняется следом за правым. Поворот хвоста и заваливаюсь влево. Нет... это же невозможно! Органы чувств говорят обратное. Вконец осмелев, разгоняюсь что есть силы и падаю прямо на планету, превращаясь в мерцающий метеор. Затемнённая сторона стремительно приближается. Северный материк приобретает знакомые по картам очертания. Где-то здесь... да. Забив крыльями, меняю траекторию и выхожу на орбиту, став неким подобием спутника, медленно парящего над границей с атмосферой. Теперь вниз? То ли невесомость сказалась на мозге, то ли непонятная магия, поддерживающая во мне жизнь, но я вдруг захотел не туда, где ещё мирно спали обитатели городка, а вверх, к луне! Безумная мысль... Раскрываю крыло одно за другим, и ракетой взмыва вверх... Хотя, какой "верх"? А, не важно. Желтоватый диск спутника растёт на глазах. Поверхность с каждым взмахом становится всё чётче и чётче, появляются невидимые ранее скалы и борозды, пересекающие "долины". Вечность, нет, какую вечность - мгновения, и чёрная пустота уступает место мёртвому миру. Куда теперь? Налево. Сваливаюсь вниз, проносясь над горными вершинами, вылизанные солнечным ветром. Почему? Я не корабль, чтобы бороться с инерцией. Я лучше! Кратеры так и мелькают, сливаясь в сплошное серое полотно. Вот он, лунный горизонт Разум безуспешно борется с диким восторгом, охватившим меня - хочу заглянуть на обратную сторону. Несмотря ни на что. Последний рывок и пейзаж меняется, став сплошь усеянным следами от ударов метеоритов. Почти как у земной. Жаль. Вскидываю голову и довольный жмурюсь - насколько хватает глаз, горят бело-голубые звёзды. И задорно подмигивают. Мол. До нас тебе не добраться. Рррр. Невозможный с точки зрения физики вираж, и устремляюсь дальше, в пустоту...

Проснулся я уже на рассвете, когда лучи солнца едва позолотили верхушки башен. Попытался вспомнить, что снилось. И не могу - ничего, кроме вчерашних "уроков астрономии" на ум не приходило. Или, позавчерашних? Ррр. Надо же... прошло три дня с момента вылета за покупками. Рраррог после даже не поблагодарил за помощь. С таким проще переселиться, чем найти общий язык. Но чем я занимался все эти дни? А... вспомнил! Память окончательно просыпается, выдав скудный список из знакомства с делами в доме и Веррой, ходившей по пятам. Составила компанию - очень приятную... Выгнув, насколько позволяет не слишком подвижная спина, тело, отправляюсь на поиски жильцов башни. Каждый шаг превращается в глухое клацанье по чуть шероховатым доскам пола. На пробу провожу пальцем. Почти ничего, неглубокая бороздка быстро темнеет, становясь незаметной на общем фоне. Неплохо, учитывая остроту когтей, годящихся для тонкой резьбы по дереву. Побродив по верхним этажам, спускаюсь ниже, и застаю тишину. Ни одной живой души. Неужели ещё спят? Или это я такой соня и ракконы с иркианой покинули дом, оставив следить за порядком? Чушь какая-то, чужаку подобного на второй день знакомства не доверят. Остаётся... Закончить мысль не дали едва слышимые шаги на лестнице, сопровождаемые шорохом.

- "Кто здесь?"

- "Тише, Рраррог спит", - волнистая грива не оставляет сомнений, кому принадлежит мыслеречь.

Преодолев последние ступени, Веррата первым делом осматривает меня. Оценивающим таким взглядом. На лице читается немой укор.

- "Даррелл, когда последний раз ты приводил шерсть в порядок?" - пальцы ловко выхватывают прядь волос****.

Что? Разве всё настолько плохо? Колтунов нет, грива не спутана, даже мылся каких-то четыре дня назад. Разве мало для раккона?

- "Утром", - никому в Институте не пришлось даже объяснять, насколько важно содержать в порядке густую шерсть нового тела.

- "Наверное, распутал волоски, причесал когтями? Нет, так не пойдёт! Пусть ты и потерял память, но разгуливать в таком виде я не позволю", - а у самой в глазах горит такой нехороший огонёк.

Дорвалась, блин, до игрушки. Меня. Заметив, как аккуратно отодвигаюсь назад, готовя путь к бегству, хватает за левую руку.

- "Сам посмотри, - бесцеремонно тянет к овальному зеркалу в конце коридора. - А если прилетит старейшина? Мне попадёт и за твой неухоженный вид. "Зеррагор, кого ты откопала в лесу? Дикого собрата?" Разве я настолько плоха, что не заслуживаю похвалы за заботу о сородиче?"

Остановившись в метре от тяжёлой рамы, я с сомнением изучил отражение. Может не красавец, но ничего, указывающего на неряшливость, не заметно. Но лучше перестраховаться - постоянно натыкаться на незнание реалий чужой жизни желания не было. С задумчивым видом изучаю себя в зеркале.

- "Сейчас. Может подождать до обеда, когда вода..."

- "Ты должен смыть остатки сна и предстать перед солнцем во всей красе, - раккона ослабила хватку. - Кажется, в кладовой есть кое-что для подобных случаев. Сейчас...".

Проводив до лестницы, отправляюсь на верхнюю площадку - дома нет ни намёка на ванную комнату (или что у крылатых?). И что я делаю не так? Она считает какой-то... мягкой игрушкой! И ведь понимает, что идти мне некуда. Как убедить...

- "Хотел сбежать?" - на пороге стоит чёрная... "мучительница". Держа в зубах мешочек величиной с кулак.

- "От тебя...".

- "И куда это вы двое собрались?"

Рраррог появился, казалось, ниоткуда - миг, и вот он стоит, опираясь рукой о чёрный камень и мрачно сверлит глазами меня и Веррату. Заботы о сестре у брата не отнимать... Хотя сама сестра, как видно со стороны, такой опеке совсем не рада.

- "Веду Владеющего к Лазурному Пруду, помыть его надо. Он уже с несколько дней всклокоченный и грязный, как дикий уурр*****. И репьи с колючками в шерсти - надо выскрести".

Насчёт последнего она приврала: последний колючий шар отодрал перед самой встречей у оврага.

- "Ага, ага. Не сомневаюсь", - Рраррог то ли притворно улыбнулся, то ли оскалился. Нет сомнений - он подозревал самое худшее. Потому нисколько не удивился, когда чёрный раккон предложил составить нам компанию. Да я и не против. Пусть поймёт, что на Веррату я не претендую... в том самом смысле. Но всё равно... неуютно. Я уже было настроился разболтать таинственную девушку, пока та будет издеваться над гривой, а при лишних свидетелях надеяться на открытость не придётся. Кстати, а что крылатые используют вместо шампуня? И - ещё больше интересно - почему Веррата не могла просто снабдить меня всем необходимым, довести до этого самого пруда и оставить наедине, как порядочной... молодой ракконе, и не подсматривать? Нет - разве что напросилась "потереть мне спинку" - де крылья мешают самому дотянуться. Впрочем, с чего им воспринимать мытьё как нечто запретное? Одежды не носят, и ничего, не морщатся. И... не обращают особого внимания на чужую наготу. Или...пока из ракконов я видел лишь брата с сестрой. А они в любом случае не должны друг на друга заглядываться... Кошмар, только представлю, как меня собирается мыть дев... самка. Нет, я человек. Человек. И меня не влекут ракконы... не влекут...

-"Так пошли, Даррелл?" - Веррата указала на шумевшие от лёгкого ветерка деревья. При этом так изящно обернувшись, распустив по ветру волосы цвета безлунной ночи...

- "Да-да... покажешь дорогу?"

Совсем не влекут...

Приземлившись у края леса, мы вышли на тропинку. Нет, никакой голой земли, просто трава, высокая и сочно-зелёная, примята, образует приятный для лап живой ковёр. Свет Солнца, дотянувшись до росы, превратил луг в отражение звёздного неба - хрупкие призмы переливаются всеми цветами радуги. Скоро воздух нагреется, и всё великолепие испарится до следующего утра. И мы идём, перешагивая через них... Невиданное зрелище для городского жителя, вот так, в реальности, потрогать алмазные капли, или провести рукой по целому живому ковру. Намного проще выйти в ВР и подстроить под желаемое. Суррогат, но кому надо. А по траве, вот так просто, я ходил на родной планете лишь однажды - когда с семьёй отправился на пикник. Любопытный тогда был... Всего нескольких минут, не более - где ещё найдёшь огромный кусок земли, по которому можно пройтись, не боясь за штрафы и вопли владельца? Трава то настоящая! А потом прибежала мама, начала меня ругать за безрассудство с пренебрежением к собственному здоровью, и заставила обуться. Давно это было. Но там и здесь... это совершенно две разные вещи. Однородная, подстриженная роботами согласно стандартной программе, и горящая изумрудным огнём местная, полная жизни. Кстати, насчёт планеты - в голову так и не пришло спросить название.

- "Веррата, как называется эта планета?"

- "Даррина", - раккона отбросила в сторону ветку.

- "А почему так?"

- "В космосе очень мало планет, на которых могут жить ирки с ракконами. Каждая, как подарок от Вселенной. Маги всегда дают красивые названия пригодным для жизни мирам".

- "То есть, "дар" это "подарок"?"

- "Успехи делаешь!" - одобрила меня... "наставница".

Странно... столько общих корней с полузабытым "великим и могучим"... Язык рождается, когда люди, объединяясь в достаточно крупные группы, переходят к общим сочетаниям звуков, обозначающих вещи и действия. Но так, чтобы сородичу сразу стало понятно, о чём идёт речь. Не тратя время на перевод, получить доступ к заключённой в словах информации. Например, говоришь - "луна" - и сразу в подсознание возникает образ небесного серебра, спутница ночи. Или "стук" - само слово "стучит". Не в образах ли дело, раз языки на разных планетах настолько перекликаются? Пусть и с поправкой на особенности произношения звуков? Моих познаний хватит лишь на поднятие вопроса - здесь нужен лингвист, а не биолог-недоучка.

Сквозь частокол молодых деревьев показалась водная гладь. То ли совсем небольшое озерцо, то ли прудик. Почти круглый - несмотря на отсутствие следов впадающего или вытекающего ручья, настолько чистым, что отлично просматривался каждый камешек на ровном песчаном дне. Должно быть, творение неизвестного мага или бригады ирок с лопатами (или чем здесь копают?).

- "Залезай в воду, смотри и учись, - велела мне Веррата, распаковывая из мешочка банные принадлежности, - Не намерена тебя до скончания дней купать, как чибика".

- "Чибика?", - переспросил на всякий случай, опускаясь в тёплую воду - где-то на дне старался горячий источник. Я не геолог, чтобы знать наверняка..

Рраррог не удержался и рассмеялся.

- "Самый настоящий чибик! Всё ему объясни да покажи... Начинаю верить в историю этого раккона!"

- "Так наших детёнышей называют. Или тебе больше понравится "птенчик"? - сказала Веррата тоном мудрой детсадовской воспитательницы, вытаскивая из мешочка полупрозрачную бутыль с чем-то молочно белёсым. - Сначала натирайся!"

Небо... а ведь я в этом мире действительно почти несмышлёный детёныш. Вот, даже моет "нянечка". Оглядываюсь. Рраррог устроился на берегу, опустив передние лапы по локоть в воду, и с наслаждением смотрит, как сестра играет в "дочки-матери" с Владеющим Дарреллом. Иначе не назовёшь происходящее... Между тем, с хлопком откупорила пробку, та вылила часть содержимого бутыля прямо мне на голову.

- "Наклонись и втирай в гриву. Лучше сверху вниз... Нет, совсем не так!".

Разбрызгивая воду, она подскочила сзади и принялась сама растирать между ушей маслянистую жидкость тонкими пальцами. В воздухе сразу появляется целый букет запахов, принадлежащий каким-то травам... О, как это было... приятно. Я нежился, жмурился от удовольствия, как кот, которому чешут за ухом. Только... лучше. Остатки стыда бесследно испарились под напором ловких рук ракконы. Следующими на очереди были шея и плечи... Мрр... словно нарочно, она делает множество лишних движений, не столько оттирая грязь, сколько гладит...

- "Всё в порядке?" - в реальность вернула холодная, как ушат молотого льда, мыслеречь Рраррога.

- "А что? Всё в порядке", - одновременно отвечаем мы. Тут Веррата переходит на спину... Урр... я едва мог слышать, как она шумно дышит. Рраррог, надеюсь, тоже...

- "Дальше уже сам", - чёрная демоница выпрыгивает из воды и отряхивается подобно собаке.

Ну спасибо... Чуть не нырнув с головой, встаю на задние лапы и натираю оставшиеся части тела. Спиной к зрителям.

После сладковатого запаха травяного "шампуня" остатки утренней сонливости испарились окончательно - несомненный плюс процедуры. Неужели крылатые поголовно купаются в такой ранний час? Сколько не напрягал слух, но негодующих (как же, занял отличный прудик!) поблизости не было. Ухмыляющийся Рраррог не считается, и так понятно, он предпочтёт досмотреть представление, прежде чем лезть в воду... Или это местная традиция? Места на малообжитой планете много, хватит и на личную рощицу... Пока я предавался размышлениям, раккона воспользовалась моментом и спрыгнула с невысокого берега, обдав брызгами с ног до головы.

- "Хватит тереть, а то ещё шерсть повылезает. А проплёшины тебе совсем не к лицу, - лапа со всего размаха опустилась между лопаток. - Теперь самое главное правильно смыть!".

Почему такое нехорошее предчувствие?

- "Давай лучше сам...", - мощная волна накрывает с головой. Меня и Веррату.

Синхронно выныриваем. Чтобы встретиться глазами с серьёзным взглядом её брата.

- "Вылезайте и на солнце. Нашлись два чибика на мою голову...", - чёрный раккон разминал, затёкшие от долгого лежания, конечности.

Едва водоём скрылся за кустами, как раздался негромкий всплеск. И ладно, проще будет говорить, оставшись наедине. На лугу, хорошо освещённым солнцем, самое то.

- "Подождём этого чибика здесь, - на землю полилась вода, отжатая из гривы. - Ложись на живот с полураскрытыми крыльями".

Сама раккона легла в стороне, развернувшись хвостом ко мне. И замирает под лучами светила. Тепло от них проникает до самой кожи, приятно согревая после водной процедуры, заодно просушивая густую шерсть. Разомлев от такого, я не замечаю, как дремота медленно овладевает разумом. Тепло, лёгкий ветерок гуляет...


***

... красивая поляна, поросшая невысокой травой. Почуявший свободу, "зверь" выходит наконец наружу. Такого же серебристого окраса, как и я, он обходит вокруг и садится напротив. В глазах читается неподдельное удивление. Мной. Немного выждав, первым начинает разговор - голос, на удивление, без призвуков, очень приятный.

- Странный ты.

- "Почему?" - изо рта не вылетело ни звука.

- А ты не понял? Ну же, представь Веррату. Правда красивая?

Взору предстала изящная чёрная раккона, обернувшая хвост вокруг задних лап. Воздушная грива колышется от дуновения ветерка, в глазах горит неподдельный интерес. Ко мне. Красивая. Хорошо, допустим, представил.

- "Ты пришёл учить мыслеобразам?" - стараюсь придать вопросу детскую посредственность.

Ответом был безумный хохот, схожий со звуком, издаваемым гиенами.

- А ты всмотрись в её горящие глаза. Почувствуй тепло, исходящее от жизнерадостной самки. Дотронься аурой, слейся в единое целое... Да, так... Нравится?

Волна дикого жара, стоило неосознанно поддаться "зверю", захватила тело, от носа до кончика хвоста. Прошлась по перепонке крыльев, отдавая в боках приятной вибрацией. Щекотно то как! И вернулась к сознанию... Что? Я с ней?!

- "П... шёл вон! Озабоченный придурок!"

Ухмылку на морде крылатого исчезла в одно мгновение, уступив животному страху. Не ждал такой ярости от безобидных в его понимание образов? Рррр! Зарычав, я подался вперёд, чтобы пройтись парой раз когтями по шкуре этого гада...


***

...и проснулся, запутавшись в лапах. С выпущенными на руках когтями.

- "Задремал? Мне тоже иногда снятся глупые сны в такие дни", - Веррата подставила лучам другой бок, заодно развернувшись лицом.

Был бы человеком, покраснел. Но под шерстью ничего не видно, пришлось спрятать глаза, изображая интерес к травинке перед носом. Какой же я недогадливый - вчера она не хотела лишний раз беспокоить неокрепший разум раккона. И, да, запах действительно стал чуть другим. Приковывающим взгляд. Это переходит все границы дозволенного... человеческим "Я". Проверив, подсохла ли шерсть - поднимаюсь на лапы.

- "Ты куда собрался? О... прости, не подумала", - она увеличивает дистанции, ориентируясь на ветер.

- "Веррата, пойдём лучше проверим твоего брата? Надоело лежать здесь подобно меховой игрушке".

- "Мм... меховая говоришь? И правда, почти высохла, - пальцы скользят по складкам крыльевой перепонки. - Сделаем пару кругов над восходящими потоками воздуха, и будет самое то".

По пути к пруду я вдруг отчётливо поймал обрывок мыслей:

- "... игрушка. Может и получиться...".

"Голема, что ли задумала? Вроде бы, по дороге на рынок её расспрашивали о новом творении", отмечаю про себя. Что вообще знаю о чёрной спутнице?

- "Я хотел спросить..."

- "Ум? - с улыбкой смотрю на пару янтарных камней, перечёркнутых узким зрачком - вот оно, зеркало души, незамутнённое - То есть слушаю".

- "Кем ты работаешь в Варьяле?"

- "Мастер големов, - раккона произносит с явной гордостью. И добавляет, - Начинающий, но стремящийся к высотам. Хочешь помочь?".

Я замотал головой - хватило одного знакомства с големом. Нет уж. А если там их с десяток и все... тоже немного того, расшалятся?

- "Даррелл, ну пожалуйста! - бестия обогнала и перегородила дорогу. - В обмен проведу урок Владения".

Заманчивое предложение. И предложила сама.

- "Идёт, - изображаю на лице борьбу с самим собой (необходимо поддерживать легенду!). - Знания, возможно, не скоро вернутся. Если вообще вернутся".

- "Не беспокойся, старейшина, думаю, найдёт достойного учителя!".

Ветви расступились, открыв картину, достойную альбома натуралиста. "Раккон моется". Рраррог, тихо порыкивая, ополаскивал блестящую маслянистыми разводами гриву.

- "Вот почему одному лучше не ходить?"

И Веррата отправилась выручать брата.



*- (пер.) компас;

** - (досл) "Видеть единство противоположностей". "Ара" довольно коварная морфема. Может произноситься и как "а'ра", и как "ар'а", меняя кардинально смысл фразы. В первом случае это "всеобъемлющий свет", во втором - "всеобъемлющая тьма". Для названия главного города очень необычное название;

*** - философ, как наиболее близкий земной аналог рода занятий;

**** - вполне можно так называть гриву ракконов. Ничего криминального в этом не вижу;

***** - местный хищник, наподобие волка;


Глава 16.


Оставив Рраррога на растерзание ракконе, я тихо исчез с берега пруда, тем более, заросли вокруг располагали к этому. Кустарник, словно кем-то специально посаженный, создавал неплохую ширму вокруг места купания - никаких острых веточек, могущих поранить крылья, высотой где-то до макушки крылатого, густая листва, а главное, даже с моими габаритами не составило труда протиснуться внутрь. Неизвестный постарался, сделав живое ограждение безопасным для крылатых. Несколько шагов, и над головой ярко светит солнце. Покрутившись, сажусь на траву досушивать мех на боках. До ушей изредка доносятся фразы с рычащими призвуками - то ли Веррата ругается с братом, то ли командует.

- ...ит... дя хвос... *

- ...ррел оны жди...

Причём голос чёрной демоницы звучит чаще и громче. Вот она, любовь сестры... Демоница, а с первого взгляда кажется безобидной. Пфф... Ко мне отношение какое-то иное, вроде воспитательницы к ученику., и то, временами кажется, что не просто так взяла "под крыло" незнакомого раккона. Особенно взгляд янтарных глаз - готов поклясться, Рраррог был прав насчёт причины, перевесившей доводы разума. Желание иметь под боком свободного... э... самца, то есть меня... Взъерошив почти сухую шерсть, поворачиваю голову в сторону пруда. Отчётливо слышен голос лишь одной Верраты.

- ...ме совад... де? **

Возвращаюсь к грустным мыслям. Мда, до чего дожил. Вместо того, чтобы встречаться с нормальной человеческой девушкой, без пяти минут кандидат в спутники крылатой инопланетянки. И самое главное, разум бессилен - нет ни одной причины для отказа. В СБ сказали изучить общество, и точка. Мне информация, ей сам... парень. Надеюсь, дальше хороших отношений дело не дойдёт и не придётся переживать ту гамму чувств, испытанных во сне на поляне. Пусть найдёт кого-нибудь из местных для серьёзных отношений. Бррр. Как вспомню мысли, изгнанные из головы, так в дрожь бросает. Тело всё больше даёт о себе знать, несмотря на усилие воли... Кое-как успокоившись, я возвратился в реальность, и как раз вовремя.

- "Даррелл, ты тут?" - должно быть, не желает тревожить покой.

Здесь я, здесь. Сижу...

- "Да, здесь. Проходи".

Из зарослей выглядывает довольная мордочка Верраты. Самое интересное, на шерсти не было и следа от воды - густая грива так вообще развевалась, чутко реагируя на каждое дуновение ветерка. Опять магичила... Проследив за моими глазами, она засмеялась.

- "Даррелл, ну не мокнуть же мне снова? Давай продемонстрирую, пока Рраррог сохнет, как работает такое заклинание".

Поманив за собой, раккона выводит к части пруда, где совсем мелко. Вода едва достаёт до колен. Набрав немного в ладонь, она развернулась ко мне.

- "Вода, сопровождающая жизнь. Если сконцентрироваться и представить, как капли скатываются с шерсти...".

Воздух над второй рукой чуть заколебался.

- "... главное, не переусердствовать, обращаясь к жидкости. Вот, смотри и вспоминай".

Нагнув голову, я с изумлением наблюдал, как шерсть неожиданно приобрела водоотталкивающее свойства: сколько Веррата не лила из ладони, капли упорно продолжали скатываться вниз, орошая траву под нами. Окунаю палец в пруд и вытаскиваю назад. Попросить... нет, прикоснуться к сути воды... Бред? Возможно, но наследство крылатого даёт о себе знать, чисто на инстинктах "ощупывая" следы жидкости ... Неужели всё настолько просто? Представить результат и приложить некоторое количество энергии?

- "Если вложить слишком много Силы, вода проснётся и..." - над ладонью повалил густой пар.

- "Поэтому, пока не вспомнишь азы Владения, тебе лучше воздержаться от магии, - две бездны, заключённые в янтарь, так и умоляют послушаться совета, - Ведь ты что-то почувствовал, когда дотронулся до Источника? Я хорошо вижу всплески Силы"

Кивнув, я отвожу глаза. Стыдно признаться, но чувствую себя школьником, впервые попавшим в кабинет химии. В голове лишь смутные представления о реакциях, вырванных в виде отрывков знаний из энциклопедий и учебников. А руки уже тянутся к столу, уставленному пробирками с приборами. Ощущаешь себя первооткрывателем чего-то нового. Хорошо, если учитель вовремя войдёт и одёрнет. Если же нет... Когда я поднял глаза на Веррату, то она аж засмущалась - столько было в них... благодарности, и извинений за необдуманный шаг. Кто меня вообще тащил за хвост пытаться пробудить спящий дар? Хорошо, вовремя остановился.

- "Не переживай так, все Владеющие проходят через это, - раккона постаралась придать лицу как можно более добродушный вид. - Старейшина опытный маг, вмиг заставит вспомнить забытые навыки. Он даже принимал у меня экзамен".

- "Рра, так ты летишь с нами?"

Сохнущий неподалёку под лучами солнца, тот сердито посмотрел в нашу сторону.

- "Тебе, сестра, легко говорить. Сама магичишь направо и налево, - Рраррог аккуратно выжимал гриву, свисающую тяжёлыми прядями, - А мне теперь сохнуть седьмицу. Идите, если что, отвечаешь за нашего гостя".

Не дав опомниться, раккона потащила меня к выходу их леса. Да как быстро - откуда в ней столько силы? Готов спорить, её брат сейчас смеётся от души, потешаясь над нерасторопностью одного серебристого крылатого, не сумевшего противиться воле сестры. Или я плохо соображаю, становясь всё больше крылатым? Вроде бы нет, хотя роль "Незнающего" играть не надо и ничего придумывать, главное, не сболтнуть лишнего и избегать неприятностей в лице высших магов.

- "Так куда мы направляемся?" - стоит притормозить. Никогда не знаешь, что выкинет излишне энергичная девушка. А Веррата сейчас прямо светится изнутри энергией. К чему бы?

- "Даррелл, пока ещё утро, можно спокойно прогуляться по городу. Вдруг старейшина оставит тебя здесь? И даст какую-нибудь простую работу, чтобы не лениться...".

- "Спрошу у прохожих", - а сам взвешиваю "за" и "против". Лишний раз светиться рядом с зеррагор боязно. Те же слухи...

- "Логично, - раккона, перешагнув через поваленное дерево, направилась к холму на окраине леса. - Только всё равно потеряешь время... Мы почти пришли".

С плоской вершины, поросшей невысокой травой, открывался неплохой вид на Варьялу - особенно выделялась набережная, отгороженная от реки целой стайкой лодок. Должно быть, прибыли разведчики или торговцы. С такого расстояния трудно понять.

- "У реки пока слишком шумно, поэтому покажу главные улицы и места, где можно неплохо, - Веррата наклонила голову, рассматривая меня, - поесть и послушать последние новости из Ви'Ары".

Хитрая какая - хочет убить двух зайцев, и со мной провести хорошо время, и попробовать пробудить память чужими разговорами. Не стану разочаровывать.

- "Если понадобится, я помогу тебе с переводом устной речи - не так много ирок владеет передачей мыслей. Поэтому не стесняйся переспрашивать".

- "Верра, а зачем тогда, на улице, ты всем говорила, что я специально храню молчание? Не проще ли..."

Кажется, вопрос в самую точку - раккона стыдливо (опять обломки разума клона помогают?) отвернулась. А ушки то с хвостом дёргаются.

- "Кажется, я понял, почему. Хотела избежать проблем со мной, утаив на время правду?"

- "Да, - и взгляд такой просящий. - Всё расскажешь старейшине при встрече?"

- "Не надо? Хорошо, не расскажу, - пора сменить тему. - Полетели в город, а? Надоело греть спину под солнцем".

С минуту крылатая переваривала услышанное - надо же, я сам попросил её!.

- "И всё-таки, ещё раз прошу, не ввязывайся первым в разговоры. Хуже выговора Уирнарра только нотации от его песчаного соглядатая. Как вспомню беседы, сразу после первой попытки построить нормального голема... Половину времени провела, заснув с открытыми глазами".


***

Мы уже хотели взвиться в воздух, когда внутри головы раздался мелодичный голос.

- "Подождите взлетать, старейшине за вами не угнаться".

Синхронно задираем головы. Медленно снижаясь по спирали, над нами парила раккона цвета песка. Словно в небе появилось второе "солнышко" - настолько лоснилась её шерсть.

- "Это Маррита, помощница и... подруга старейшины. Даррелл, нам придётся проследовать за ней - должно быть, брат уже доложил о ракконе, потерявшем память".

Приехали. Старейшина вернулся - нет бы, задержаться ещё на сутки! Хотя... что изменилось бы? Отсрочил неприятный разговор? Лучше узнал Верра... Опять в голову лезут бредовые мысли! Вся надежда на правильность идей Джефферсона с Соловьёвым - или сегодня же окажусь под стражей из магов, либо с официальным опекуном.

- "Даррелл? - Веррата успокаивающе гладит по спине. Эх, ничего ты не понимаешь, доверчивая зеррагор... - Уирнарр никогда не делает поспешных выводов".

Стоило добавить - "... если не опознает угрозу для народа в лице похитителя тела и души крылатого (или что он скажет, сложив два и два?)". Улететь? Не выход - здесь нет места для меня, сколько не убеждал себя в обратном. Надеюсь, у властей нет аналога средневековой Инквизиции, только и думающей, как прибрать к лапам человека? Прошло более полувека, но какое дело существам, чья жизнь измеряется веками? Нет уж, буду думать о хорошем.

Отбросив последние сомнения, я призывно раскрыл крылья.

- "Пошли знакомиться".

Раккона над нами поспешила набрать высоту.

- "Веррата, ещё старейшина хотел поговорить с тобой кое о чём".

- "Опять? - в янтарных глазах проступила обида на несправедливое обвинение. - Ух, он никогда не зовёт просто так!"

- "Я передала слово в слово", - мне показалось, или в мыслеречи промелькнуло удовлетворение реакцией чёрной ракконы? Неизвестно, какие отношения сложились с подругой старейшины. Буду придерживаться нейтралитета в подобных вопросах, чтобы она не спросила.

Выждав, пока наберу высоту, Веррата последовала следом. Желание расспросить о причинах спешки (разве появление в городе страдающего амнезией, такое уж чрезвычайное происшествие?) столкнулось с упорным молчанием обеих сторон. Только глазами сверкают. Сговорились? Или затронул больную тему? Молчать так молчать. Пристроившись левее Марриты, я, принялся рассматривать крылатую. Если та и заметила, то не подала виду, поверив в рассказ Рраррога (что это он, сомнений как-то не возникало, особенно его отношение с первого дня). А тот мог наговорить ещё массу ненужных вещей, начиная от своих подозрений относительно правдивости истории, присыпанной сбивчивыми объяснениями нашедшей. Попал, так попал. И, главное, менять легенду поздно, заподозрят неладное. Что ж... будем дополнять по ходу выяснения "фактов".

Отогнав нехорошие мысли, я переключил всё внимание на крылатую светло-жёлтого окраса. Тело без единой отметины в виде пятен или полос, оканчивалось скромной кисточкой рыжего цвета, маячившей перед глазами всего в десятке метров. Тяжело, должно быть, управляться с настолько длинным хвостом, ни разу не прищемив и не наступив. Крыльевая перепонка, в отличие от ранее виденных, нежного золотистого - и впрямь "солнышко". По мне очень, даже красиво и необычно: такая рождена скорее радовать глаз, чем предаваться охоте и работе на благо общества. Хотя, учитывая роль посыльной, здесь всё может быть. Прожигая глазами чужую шерсть, я не забывал присматривать за Верратой, та соблюдала некую дистанцию, мешающую держать её в поле зрения.

- "Верра?" - соперница (или кто там Маррита?) не повод замыкаться в себе.

- "Даррелл, лучше на земле, мне хочется... обдумать всё самой", - вывернулась чёрная. Демоница она, как пить дать. Водит, болтает, а приходит время раскрыть карты, и юлит, попутно приводя в действие план отступления. "Ладно... чтобы не случилось, я простой Владеющий, крепко получивший по голове от неизвестных и оказавшийся на этой планете. Как мне уже сказали, Даррина. И прекрасная... тьфу, любопытная чёрная раккона приютила у себя, накормив и дав кров над головой", размышлял я. Уж лучше иметь такую более или менее правдоподобную версию, чем путаться в фактах перед магом.

- "Верр, ты не дала мне описание старейшины. Не обознаться бы..." - раккона, фыркнув в ответ (что не так?) и "отправила"*** картинку. Кусочек из её воспоминаний сам собой развернулся в полноценное изображение, представ во всей красе - и не сказать, что это не моё, настолько всё казалось естественным. На улице, вполоборота к зрителю стоял пятнисто-серый крылатый. И меланхолично разглядывает зрителя. То есть Веррату.

Впереди показалась окраина города. Прорычав какое-то приветствие, наша провожатая спикировала на площадку ближайшей башни.

- "Вот он", - Веррата указала на раккона, о чём-то спорящим с двумя рассерженными ирками. Причём, на их языке, напоминающим смесь человеческих слов и лаяюще-рычащих звуков. Взметнув облако пыли, приземляемся на обочине дороги, идущей из города. Не прерывая разговора, старейшина кивнул ракконе. Интересно, какую проблему он там решает? И почему ради приличия нельзя было перейти на мыслеречь, более удобную при общение? Или он боится высказать иркам всё, что о них думает, как я выдал Саровски? Но ведь одно дело я - неопытный в мыслеречи, и другое - маг, которому доверили управлять городом. Пока местный язык представлял из себя одно большое белое пятно. Как и я сам для окружающих... Веррата терпеливо дожидалась, пока лишние слушатели сами уйдут.

- "Уирнарр, доброго утра вам". - Веррата почтительно склонилась перед старейшиной.

Я тоже поздоровался, подражая крылатой:

- "Доброе утро".

Надеюсь, не забыл ничего?

- "Хм, вот и ты, зеррагор... - первой удостоилась внимания приютившая меня. - Так это твой через лес ломился?"

Это шутка? Не ломился я никуда!

- "Мой? В каком смысле... мой? Я ведь просто разрешила ему у себя пожить, пока память не вернётся. И как раз..."

- "Эх, зеррагор, - простонал раккон, - и зачем ты бросила образование? Не понимаю: в тебе же столько таланта, и тут бросаешь всё и селишься у нас. Выучилась бы по-нормальному, и тогда не надо было бы каждый раз лезть в голову голема для переподчинения".

- "Аррр... Вы о чём?"

- "Да о том треножнике, что уже вторые сутки ломает лес вокруг города. Понятно, почему - - память не наколдовали как следует, забыв о команде остановки. Хоть бы кто слетал, да пришиб это чудище, что бы по ночам не скрипело".

Веррата смущённо потупила взор. С этим таинственным незнакомцем она как-то позабыла о своей "хреновине". Не дождавшись команды хозяйки, тупой голем прошёл мимо навеса и продолжил путь. А энергии она вложила немало, хватило бы три дня, не меньше! Зашибись об облако, это ей надо память менять!

- "Я, на самом деле, пришла к вам по поводу... - вздохнула раккона. - Даррелл!"

Я подошёл ближе, услышав своё имя. Фальшивое, как и крылатое тело.

Уирнарр смерил меня любопытно-презрительным взглядом от кончика носа до кисточки на хвосте. Если у Рраррога все чувства, так или иначе, вылезали наружу, то у пятнисто-серого гиганта они оставались внутри под строгим контролем разума. Что происходит в его голове сейчас при виде чужака?

Человека пугает темнота, потому что он боится неизвестности.

А раккон? Большой самец, в чьей власти лишить навеки свободы? Или, того хуже, жизни?

Удовлетворившись внешним видом (так мне показалось), он поприветствовал чем-то вроде полуофициальной улыбки:

- "Рад видеть вас, Владеющий Даррелл. Что же привело вас к нам?"

Так он ничего не знает?

- "Простите, Старейшина... - вмешалась Верра, понизив тон. - Даррелл потерял память в тяжёлой схватке с неведомыми врагами, я его нашла израненного и вылечила, а потом..."

- "Ч...то?" - Уирнарр был действительно поражён услышанным; некоторое время он стоял неподвижно, пытаясь осмыслить услышанное.

Веррата поняла это по-своему:

- "Нет-нет, я бы, честное слово, сразу же доложила вам, но он был такой усталый и обессилевший..."

- "Враги?" - Маррита, приземлившись позади старейшины, приняла боевую стойку, готовая в любую секунду сорваться с места.

- "Зеррагор, ты можешь внятно рассказать, ЧТО произошло? Иногда даже я не понимаю тебя! - Уирнарр передёрнул крыльями. - Не здесь, разумеется. Даррелл, Веррата, я приглашаю вас к себе домой. Надеюсь услышать внятное объяснение, почему не поведала о происшествии в лесу тройке старших магов".

Хорошо бы узнать, почему не поступил таким образом Рраррог. Вместо этого терпеливо дожидаясь возвращения старейшины. Готов поклясться гривой - лично встречал, едва открылся входящий Туннель. Головоломка подозрительного поведения брата наконец сложилась. Осталось узнать настоящие мотивы раккона, чтобы вычислить степень угрозы для себя.

- "Не слишком ли поспешное решение? - подруга Уирнарра преобразилась. Теперь перед нами сидело симпатичное создание, заботящееся об излишне трудолюбивом "муже". - После столь длительного перелёта новая информация воспринимается не слишком хорошо".

- "Окраина земель Союза полна сюрпризов, Маррита. Если Совет не дал рекомендаций относительно развития колонии, это не ещё не означает сидеть и ждать милости Вселенной...".

Пока старейшина мягко порицал раккону цвета песка, я с любопытством изучал улицу, неожиданно ставшую местом собрания. То ли ирки благоразумно попрятались по домам, решив не светиться перед начальством, то ли слишком рано для праздного шатания, но бескрылых соседей не было. Ни одного. Боятся? С соседями крылатых глава Варьялы ни разу не переходил на повышенный тон, наоборот, те двое ирков не стеснялись в выражениях. Ничего не понимаю, так какие же отношения царят в обществе? Кинира не в счёт, она маг и просто хорошая знакомая брата с сестрой...

- "Я надеюсь, твоя забота о Даррелле не пройдёт впустую, - Веррата получила-таки похвалу, несмотря на оплошность с "утаиванием" информации. - Маррита, пригласи ко мне одного из Высоких магов. А вы, - серые глаза задержались на моей шерсти, - идёте за мной. Давненько не встречал белого, да к тому же Владеющего не ниже Третьей..."

Да, спасибо за "подарок" генетикам, обесцветивших шерсть. Второй раккон упоминает уже, глядя на меня, о редкой разновидности собратьев. Как бы действительно не заполучить целую стаю "родственников".


***

- "Ты точно уверен?" - в двадцатый раз переспрашивает старейшина.

Что ответить? Согласием? Не лучшее решение, но выбирать не из чего - просто необходимо снять с себя часть подозрений, и заодно проверить защиту сознания. Не нравится мне задумчивый вид Уирнарра...

... пятнисто-серый раккон привёл нас в самую обычную башню-дом. Ожидая увидеть признаки роскоши, я был немного разочарован, столкнувшись со скромным убранством комнат. Или старейшина редко бывает у себя (чего не скажешь о Маррите, явно приложившей лапу к украшению коридоров и общей залы), или он старается быть образцом для подражания. Рррр... что-то понесло не в ту сторону - с чего вдруг инопланетянину уподобляться людям, и тащить в дом статусные вещи? Впрочем, первое впечатление обманчивое, так как стоило последовать примеру Уирнарра, и на поверхность всплыл немаловажный факт. Тело вместе с лапами буквально плавало на поверхности неказистых с виду ковров. Под цвет травы, сплетённые из грубоватого волокна, и по наитию принятые за дешёвую подстилку под брюхо. Не удивлюсь, если и остальные предметы интерьера выполнены не последним мастером в округе. Или даже Ви'Ары.

Так что же ответить? За время нашей беседы, Уирнарр ни разу не повысил голос, нацепив на морду маску повидавшего многое в жизни раккона. Потерял память? Не самое удивительное в этом мире. Мол, поживи столько веков, и не увидишь что жизнекосцев.

- "Уирнарр, как вы считаете, если бы я помнил хоть что-то, то промолчал? Мне самому интересно приоткрыть завесу прошлого".

Легко врать, когда чувствуешь себя в безопасности. А эти крылатые хищники уже не казались настолько враждебными, как при первом знакомстве, ещё на Земле. Я уже почти свыкся с новой ролью, став почти своим в их "стае" (слишком уж те выделялись на фоне очеловеченных ирков). Даже имена, воспринимаемые на слух со второго раза, уже не кажутся такими заковыристыми. Но сколько я ещё смогу безнаказанно вести свою игру, водя всех за нос?

- "Даррелл, - умоляюще посмотрела на меня Веррата, взяв за руку, - то, что происходило с тобой, может стать важным для всех нас. То, кто напало на тебя, может угрожать и всему нашему народу".

- "Бесполезно. Придётся действовать иначе, - высказал своё мнение старейшина. - Но в таком случае, я не отвечаю за конфиденциальность информации. Приступим".

Я непроизвольно дёрнулся, когда Уирнарр уставился на меня немигающим и очень тяжёлым взглядом. Не иначе в надежде загипнотизировать. Быстро стало неуютно - словно у меня копаются в мозгу или, того хуже, просвечивают, заглядывая в каждый угол. Это меня и пугало: неужели сейчас он узнает всю правду? А узнает, сохранит ли спокойствие? Или...

- "Ты права, - вымолвил он, не прекращая изучать внутренности моего сознания.

"Это конец! Всё пропало... погиб... меня не спасти...", паника отдавала эхом в сознание, готовая в любой момент подтолкнуть к необдуманным поступкам. Стоит магу сделать первый шаг...

- "Чисто. Как у новорожденного, - старейшина повернул голову к Веррате. - Нет ничего удивительного в потери устной речи. Я не удивлюсь, если он и летает с трудом".

- "Есть... такая проблема"

- "Вы точно всё осмотрели? - тихо переспросила крылатая. - Даже следов не осталось?"

- "Ничего", - подтвердил Уирнарр.

Ура! Я облегчённо выдохнул... поздно спохватившись - сразу же заметно. К счастью, Веррата приняла бурное ликование за досадливый вздох отчаявшегося вернуть себе жизнь.

- "Ну не убивайся так, - ещё крепче сжала она мою руку. - Надежда всегда остаётся".

Будет чудом, если Уирнарр не отвергнет её помощь - на лице же написано, зачем ей молодой раккон!

- "Зеррагор! - строго обратился к ней староста, грозно сверкая глазами. - Для начала, я никак не могу понять причину вашего неформального обращения с Владеющим! И, главное, зачем вы разводите панику?"

Веррата немедленно убрала свою руку. Я не ослышался?!? Гррр... Пора взять слово, иначе можно остаться один на один с этим миром - глупо терять единственную знакомую. И опасно.

- "Зачем так с зеррагор? - стараюсь говорить без эмоций (сейчас это сложно как никогда - тоненькая ниточка, связавшая нас, даёт о себе знать). - Она же..."

- "Я достаточно проник в сознание, - чувство опасности приготовилось завопить, что есть силы, - и не нашёл и намёка на Врагов. Владеющий Даррелл, оснований для поднятия тревоги нет. Нет ни одного следа ментального или физического воздействия, скорее всего вы попали в эпицентр стихийного бедствия, либо сцепились с диким магом. У них превосходно выходит создавать малые Туннели. Повезло, раз один такой открылся недалеко от Варьялы".

Что за "дикие маги"?

- "Как он сможет Владеть, если не знает... то есть не помнит основ магии..." - пробормотала, смущённо опустив уши, раккона.

- "А вот ты этим и займёшься! - коварно прищурил зрачки Уирнарр. - Азы давно освоила, а на первое время этого будет достаточно".

- "Для чего... достаточно?" - не поняла Веррата.

- "Пора бы тебе, наконец, делом заняться. Будешь помогать Дарреллу осваиваться. Заново обучишь азам Владения, попутно дав знания о создание големов, для аттестации в конце. Быть может, преподавание сделает тебя более ответственной".

- "Но я не умею преподавать! - дёрнула хвостом крылатая, ковыряя когтями ковёр. - И по знаниям я не дотягиваю".

- "Для начала, прекрати портить ситнег****. - произнёс старейшина, убирая её руку с ков... как он назвал его? - Здесь нет ничего страшного. Все мы прошли этот этап. Истинный маг просто обязан нести для других свет знаний!"

Чёрная раккона скривилась одной половиной морды. Этот старик совсем из ума выжил? То ограничивает последнюю бестолковую недоучку, а теперь поручает такое ответственное задание? Именно ей, а не любому другому, более опытному магу деревни, прошедшему полный курс на материнской планете. Какой учитель? Или чего тогда от неё они добиваются? Позорного провала? Занять, чтобы не путалась под лапами? Хотя, взять под крыло Даррелла... давно у самой крутилась подобная мысль, не хватало лишь идеи, как всё организовать. Нет, Рраррог сегодня может не опасаться за свою гриву...

Стыдно, но до меня не сразу дошёл смысл сказанного. Её поставили мне в преподаватели, правильно? И она научит меня, как использовать их магией? Мда...Лучше не придумаешь - один трёхногий голем чего стоит! Рррр... Силы воли едва хватило, чтобы придушить зарождающиеся в груди рычание. Оно того стоит? Самый простой и безопасный способ собрать информацию, ничем, помимо терпения, не рискуя... Удача? Да, могу спрашивать их о чём хочу, и не быть при этом заподозренным в подлоге: это же естественно для хорошего ученика, тянуться к знаниям и задавать сотни вопросов в день. Как иначе без любознательности? Особенно для заново познающего жизнь... Подумать только - я и не смел подумать, чтобы узнать секреты магии ракконов! Так, перехватить крупицы информации, сформировав личное мнение. В СБ все встанут на уши, едва получат первые отчёты. Или не получат... Смотря, что сейчас творится на самой Земле. Я ведь "мёртв" для большинства из них, исключая Джефферсона с сотрудниками проекта - эти поверят в смерть, получив в руки останки, никак не меньше.

- ... полагаешь, он справится?

- Несомненно. Последнее время меня не покидает чувство, что сегодня мы творим нечто особенное. Далеко опережающее своё время.

- А риск погибнуть там?

- Я поверю, лишь когда увижу подтверждение смерти.

- Слишком ты веришь в парня....

Или я и в правду оказался самым подходящим кандидатом? Возможно, чересчур подходящим. Таким, что иногда пугаюсь самого себя, начиная переигрывать: всё-таки на самом деле я человек, а не раккон. Правда? Шкура разумного хищника подчас преподносит сюрпризы, касающиеся восприятия мира и окружающих существ. Даже Веррата притихла, оценивая перспективу стать учителем.

Видя наше замешательство, Уирнарр поспешил вмешаться.

- "Что-то вы приуныли. Неужели мои слова принесли столько печали обоим?"

Ответом послужила две пары глаз с немым укором - ракконы, не готовой нести ответственность, и мои. Не знаю, почему старейшина так воспринял, но я честно изображал лёгкое недовольство выбором "учителя".

- "Владеющий Даррелл, мой вам совет, воспринимайте ситуацию как первую ступень к восстановлению своего потенциала мага. Наберётесь опыта, пока пришлют кого-то более опытного. Если больше нет вопросов, зеррагор проводит наружу", - крылатая растерянно помотала головой.

Меня тоже достало, узнай о временном назначении на ответственную должность. Немного покружив по коридорам, мы выбрались на залитую солнечным светом площадку.

- "Верр, а кто такие дикие маги?"

- "Арр?" - очнулась моя демон... то есть учительница.

- "Уирнарр предположил, что на меня напал дикий маг".

На симпатичной мордочке (знаю, лицо звучит лучше, но сконфуженная раккона... это нечто!) застыла сама задумчивость.

- "Спроси что полегче, - отмахнулась лапой Веррата. - Дома заглянем в библиотеку Рраррога. Он любит собирать книги по истории и магии".




* - Сит н'водя хвостим. Даррелл оны ждит - "Сиди и не болтай хвостом". "Даррелл нас ждёт". Анатолий услышал на самом деле мешанину из слов чужой речи;

** - Оме совадить йо аграде? - "Может сводить его в город?";

*** - одна из возможностей мыслеречи, передача образов. Используется в крайних случаях, поскольку требует хорошего знания о запрашиваемом (запах, цвета, контур, масштаб) и хорошей сосредоточенности отправителя. Среди магов распространёно мало, в основном связанных так или иначе с творческой работой. Для Верраты это один из способов создать макет голема, не прибегая к помощи инструментов;

**** - особый ковёр, изготавливаемый ирками почти исключительно для ракконов. Служит заменой мягкой мебели, отлично выдерживая грубое обращение крылатых хищников. Стоит отметить, что дома у старейшины лежат далеко не самые дешёвые изделия.



Глава 17.


"Странный он. Враз лишился знаний и памяти. И на вмешательство в разум не похоже, такое, как описывают древние маги...", тут до ушей Уирнарра донёсся едва различимый хлопок раскрывшихся крыльев.

- Маррита, ты заметила что-нибудь необычное в белом сородиче?

Раккона поспешила на зов.

- Разве что цвет - ни разу за всю жизнь не видела такой мех. Неужели... есть целые селения, Посеребрённые Луной?*

Старейшина, положив голову на передние лапы, задумался.

- Не надо, - рука преградила путь подруге, игриво настроенной - иначе зачем полезла теребить кисточку хвоста? - Я думаю, как поступить с Дарреллом.

Шумно дыша, она уткнулась носом в серую гриву.

- М...Не успел размять крылья после туннеля, и думает об обязанностях. Ты специально занял молодую зеррагор? Я слышала, та бросила учёбу и перебралась сюда, стоило ей научиться сносно зачаровывать големов. Или считаешь правильным решением отдать молодого Владеющего в руки недоучки?

- Почему не хочешь, наконец, дать шанс Веррате проявить себя?

Не спрашивая разрешения, Маррита улеглась рядом и занялась любимым - пальцы обеих рук побежали по коже спины, рассеивая накопившуюся за эти дни усталость.

- Ты слишком мягок с ней.

- Думаешь? Рррр...рь... Прекрати! Между прочим, тебе завтра лететь через Туннель в столицу. Навестишь хорошего друга.

Посреди изумрудных глаз вспыхнул ярко-жёлтый зрачок.

- Оррес. Прошло немало десятиц** с последней встречи. Так и не оправился после смерти любимой...

- Да. Поэтому на тебя ложится задача растормошить его, дав вновь ощутить ветер в крыльях. Негоже одному из Ста забиваться в пещеры.

- Зачем он тебе здесь?

- Обожаю, когда ты, - Уирнарр с трудом вынырнул из бездонного изумрудного моря, - понимаешь без соприкосновения разумов. Дарреллу нужна помощь, а Оресу новая цель в жизни. Чем не цель дать путь в жизнь Потерявшемуся? Мррр...


***

Следуя за притихшей Верратой, я всё пытался составить картину происходящего. После разговора со старейшиной, в голову лезли всякие нехорошие мысли, начиная от ловкой игры, заканчивая искренней заботой о ракконе по имени Даррелл... Быть может, Уирнарр давно раскусил меня, и лишь любопытство, пополам со стечением обстоятельств, удерживает от активных действий. Или случившиеся в башне действительно служит одной цели - помочь сородичу? Эйфория после первых минут общения давно прошла, уступив место легкому скептицизму. Как раз, чтобы окончательно не свыкнуться с новой жизнью в шкуре раккона. Никто не знает своего будущего, а раз так, то и забываться, кто есть кто, не стоит. И внутренний голос аккуратно намекает на гостей с материнской планеты, не завтра, так через полгода. Какими бы крылатые не казались беззаботными, но цепочки в иерархии и документооборот (или мыслеоборот - маги вполне могут обмениваться не письмами, а образами - ёмко и быстро) никто не отменил. Доложит с оказией про нового Владеющего, вынужденного восстанавливаться после травмы, и немедленно посыпятся вопросы компетентных лиц.

Ответы на вопросы звучали примерно так:

- "Как думаешь, Рраррог нас ждёт?"

- "Уррр..."

- "Ты поговоришь со старейшиной насчёт жилья?"

- "Уррр..."

Мысленно плюнув, я оставил раккону в покое. Перспектива оказаться её учеником отнюдь не радовала, но и это шаг вперёд, в сравнение с игрой в радушную хозяйку и застенчивого гостя. Или нечто иное. Уверен, вечно хмурому брату новость очень понравится - так и вижу. Как он выскакивает из башни и летит "проветриться". Кинира уже объяснила правила гостеприимства у крылатых, несколько отличающихся от иркианских. В силу малочисленности, среди ракконов считается хорошим тоном найти способ ужиться с постояльцем, невзирая на личную неприязнь или амбиции. Всегда нелёгкое испытание для крупного хищника, пусть и разумного... Задумавшись, я чуть было не коснулся кончиком крыла основания шпиля башни.

- "Осторожнее!" - от крика Верраты непроизвольно дёрнулся всем телом, заваливаясь на бок.

Прав был Уирнарр. Ещё учиться и учиться летать.

- "Не пугай так меня, хорошо?" - вцепившись когтями в крышу, висим на крыше чьего-то дома. Хозяева, правда, на шум не появились. И то ладно, меньше слов на ветер.

Р-дам... Совсем не смотрю, куда лечу. Впрочем, оно и не удивительно - Уирнарр здорово огорошил их обоих, разрешив... нет, не так. Повелев волшебнице-недоучке самой стать преподавателем. Нет, она сама в своих способностях нисколько не сомневалась, странно только, что и до старейшины это дошло так внезапно. Или он просто устал ждать, пока она "повзрослеет", решив, что пора отработать Помощь в Пути, перепрыгивая через этапы? Гораздо больше её беспокоило, что же случится с Дарреллом, когда она наконец-таки научит его всему что знает. А это произойдёт не в таком отдалённом будущем. Отберут у неё и отдадут постороннему зануде, вроде того, у которого сама брала уроки? Ну уж нет... Хитрец Уирнарр - умеет мотивировать к продолжению обучения!

- "Ладно, я думаю, ты уже достаточно отдохнул, что бы продолжить полёт", - чёрная раккона перестала нервно водить хвостом и взмыла под облака. Последовал за ней - не оставаться же торчать на чужой крыше...

Летели мы высоко и над городом, и над лесом - Веррата боялась, что я снова не впишусь в поворот, забывшись, и не успею вовремя затормозить. Дул крепкий холодный ветер - не верилось, что где-то там внизу жаркое лето. Деревья и фигурки ирков с ракконами под лапами стали совсем крошечными, река превратилась в маленький ручей, который можно пересечь одним шагом, но, тем не менее, путь до высящейся башни из чёрного камня, которую теперь с натяжкой можно назвать моим домом, занял даже больше времени, чем обычно.

Разумеется, на краю "прихожей" площадки лежал Рраррог с самодовольной ухмылкой и со скучающим видом смотрел на нас, постепенно приближающихся. Хочет уладить возникшие "разногласия" по поводу гостя? Он единственный, кто хорошо знал историю моего пришествия на планету.

- "Так и знала, что братик в этом замешан..." - вспыхнула гневным мыслеобразом Веррата, вытягиваясь в струнку и ускоряясь. Сначала я пытался её догонять, но когда, с гулким свистом режа крыльями воздух, она перешла в пике, я оставил затею - навыками высшего пилотажа пока не владел. А раккона с ужасающей скоростью неслась прямо на башню... да она разобьётся! Вот чёрная молния в каких-то метрах от Рраррога, который и не думает сдвинуться с места - разве что исчезла куда-то нахальная улыбочка. В последний момент демоница резко уходит вверх, задевая хвостом нос брата, и отворачивает от башни. Чёрная грива развевается по ветру, только усиливая сходство с потусторонним созданием. Нет той аккуратной Верраты, вместо неё в воздухе носится воплощение жаждущей отмщения.

- "Подстрекатель!" - крик крылатой прокатился через всё сознание, подобно цунами.

- "Я просто рассказал Маррите о Даррелле, - Рраррог встал на лапы, оборачиваясь к готовящимся приземлиться ракконам. - И не виноват, что она именно так отреагировала на эту новость".

- "Как будто ты не знал, что она так отреагирует! - Веррата спустилась в башню - не очень ей хотелось пугать соседей своим недовольным рыком. Я с Рраррогом следуем её примеру, - Теперь Уирнарр поручил мне стать его зерга, и в этом отчасти виноват ты, Рра!" - бросила крылатая, попутно раздирая когтями покрытие пола.

Рраррог прищурился:

- "Ты... и зерга Даррелла? Не смеши. Уважаемый Уирнарр скорее приставит к нашему общему знакомому Марриту, чем согласится рискнуть душевным здоровьем жителей Варьялы".

- "Не веришь - слетай сам к старейшине и спроси".

Я с интересом наблюдал, как меняется выражение на лице чёрного раккона, по мере понимания произошедшего. Узнать такую неприятную новость - мало ему квартиранта, так ещё сестру официально записали в учителя! Свернув к лестнице, мы почти дошли до главного зала, когда Рраррог остановился и обернулся назад. Вот он я, что надо? И делаю невинное, насколько возможно, лицо. Пробурчав что-то невнятно, он поспешил за сестрой. Сейчас начнётся... Увы, но меня сразу же выставили наружу, сказав посидеть в компании с Кинирой - иркиана только вернулась из города. Сквозь стены до нас доносились одни обрывки фраз, пополам с мыслеречью. Хорошо, подруга Верраты не постеснялась перевести часть услышанного.

- "... сама виновата. Притащила незнакомого крылатого в дом и не соизволила донести до ушей замещающего старейшину...".

- "... когда же ты повзрослеешь и перестанешь вмешиваться в мою жизнь?"

- "Я? Это тебе пора стать взрослой, зеррагор..." - дальше Кинира не разобрала, отшатнувшись от стены. Рычание становилось с каждой минутой всё громче, а слов всё меньше.

- "Рррр! Ты просто завидуешь моим способностям Вести за Собой!" - ещё немного, и в ход пойдут когтистые лапы.

Внезапно стало тихо. Переглянувшись, выходим в коридор и осторожно так заглядываем в зал. Рраррог стоит в шаге от сестры, и громко сопит. Зрачки глаз у обоих превратились в узкие щёлки, на полу повсюду отметины от когтей, в углу скомканный ковёр, прорванный в нескольких местах. Первой не выдерживает Веррата и... надрывно фыркает, выражая тем самым отношение к ситуации. Иркиана машет рукой, что надо уходить - незачем делать из ссоры зрелище. Стараясь лишний раз не шуметь, возвращаюсь в трапезную, и залезаю на коврик у столика. Кинира присаживается рядом, озадаченная не меньше меня.

- "Давно они так..."

- "Не ссорились?" - пытаюсь ненавязчиво разговорить подругу крылатой и выведать пару-тройку домашних секретов.

- "А? Да, ссорились. Обычно дело заканчивалось родственными обниманиями и проведением свободного времени друг с другом. Странно..." - в коридоре отчётливо слышен цокот когтей.

Что, уже закончили разбираться? Оба ввалились почти одновременно, и вид был у них... не то слово странный!. Растрепанные гривы, примятая шерсть на спине и боках, распушённые хвосты. Раккона, поняв причину моего внимания, сбивчиво пояснила:

- "М... Даррелл, понимаешь, это не то, что вы тут подумали... Мы... просто обнялись, - и глазки в сторону. - Крепко. Он же родной брат, поэтому такое внимание хорошо успокаивает обоих".

Хм, и чем же? Почёсыванием спины?

- "Пфф... - Рраррог лениво прошёлся глазами по серебристой шерсти, после купания заботливо приведённой в порядок. - Вместо меня должен был быть ты! С удовольствием понаблюдал, как тебя душат в объятиях, положив голову на плечо".

Не понял. "Обнимашки", что ли? Ох, сколько помню, всегда избегал сестры в такие минуты. Нашла, с кем обниматься! Не со своим парнем, не с матерью, а с родным братом! Пфе, ну не выношу я подобного. Да и по-детски выражать так чувства... Ощущаешь себя ненормальным, то ли от наплыва чувств, то ли от привитой обществом брезгливости. Раздражённо дёргаю хвостом.

- "Меня-то за что душить?"

С лица крылатого медленно сходит счастливая улыбка.

- "И не только п..." - на его спину со всего размаха опускается ладонь Верраты.

- "Рра, мы ведь помирились. Забыл?"

Слышен тяжёлый вздох.

- "Не забыл. Я пошёл к себе, вам многое надо обсудить", - и исчезает из помещения.

Кинира, после недолгих раздумий, оставляет нас наедине - на мордочке легко читается сожаление напополам с пониманием момента. Надо, невзирая на любопытство. Убедившись, что брат не подслушивает (ну чем ещё объяснить короткий ритуал с нанесением символов на стены и пол?), раккона указывает сесть на один из ковров. Сейчас начнётся...

- "Даррелл, - пытается начать разговор, - когда Уирнарр назначил меня зеррагор, ты почему-то не возразил".

- "А мог?" - действительно, что бы сделал мой голос против воли старейшины?

Зачем-то пригладив шерсть на ухе, крылатая села напротив.

- "Понимаешь, учитель из меня пока никакой. Должно пройти не меньше полсотни Закатов***, чтобы заслужить право обучать".

- "Сколько?"

- "Закат отмечают каждый оборот планеты. Забыл?! - на последнем тон мыслеголоса резко падает. - П... прости. Ты же и этого не помнишь".

Долго же. Хотя, с их продолжительностью жизни и сотня не срок. И чего она тянет время? Ну не желаю я рисковать, нарываясь на учителя из сильных магов! Пора брать себя в руки - стоило задуматься о перспективах после раскрытия перед опытным Владеющим, как в груди зародилось глухое рычание. Спокойнее надо быть, спокойнее.

- "Ничего страшного, - в такие минуты Веррата становится сама не своя. Подвижная, болтливая, и вдруг ни с того, ни с сего становится нерешительной, крайне робкой.. скажем так, девушкой. - Даррина, надеюсь, станет не на одну десятицу моим домом, прежде чем приготовлюсь к поискам ответов на вопросы. Так что, не передумала обучать?"

Так лучше - вон, уже не сидит, опустив голову. И глаза подозрительно блестят.

- "Разумеется нет! - встряхивает она пышной гривой. Эмоции прорываются сквозь барьер настроения. Так и знал, хотела получить контрольное "да". - Не желаю разочаровать Уирнарра. И, - Веррата забавно двигает ушами, - хороший повод показать брату свою состоятельность...."

Перебиваю её. Несколько грубо, но не слушать же весь поток идей и желаний ракконы?

- "Как быть со знаниями, лежащими выше зеррагор?"

Получаю пальцем в лоб.

- "К тому времени старейшина найдёт нам с тобой общего учителя. Я уверена".

- "Выходит... - изображаю задумчивость, - Уважаемый Уирнарр убьёт двух з..."

- "Чего?"

А! Чуть не сказал "зайцев".

- "Э... птиц?"

- "Иброков****, Даррелл, - Веррата пропустила мимо ушей очередную мою оговорку. - Завтра начнём вспоминать родную речь, - и добавила с укоризной. - Никуда не годится, чтобы Владеющий путался в словах, как малолетний чибик*****".

Никогда не любил иностранные языки - разум упорно отказывался воспринимать чуждые звуки и сочетания, добавив массу проблем в дальнейшей жизни. Мне ещё повезло с Институтом, на территории которого русский был негласным официальным, с подачи профессора Джефферсона. Подозреваю, не обошлось без отгораживания от СБ, таким образом вынужденной сохранять в штатном обучение лишний предмет. Или то был некий внутренний протест, поддерживаемый частью сотрудников. Наверху ворчали, но терпели, ссылаясь на занятость более важными делами, чем наведением порядка в "заповеднике науки". Мол, отрывать людей от дел ради мифического порядка, плохо отразится на результатах. На текущий век хватит, а дальше уже посмотрим. Вдруг и не придётся вмешиваться? Поэтому предложение ракконы я воспринял без энтузиазма. Знаю, надо, но мыслеречь то намного удобнее! Вместо сложного сочетания слов образы. И взаимопонимание, обусловленное передачей отголосков эмоций. Надо, потому что нельзя излишне выделяться из толпы,. Наконец, получить частичку знаний, могущую помочь людям в переговорах (иначе зачем углубляться в изучение общества?): язык, как официальный инструмент обмена информацией ставит тебя на равных с собеседником, вне зависимости от расы и облика. Дни "ничегонеделанья" подошли к концу.

- "И с чего начнём вспоминать родной язык?" - наивно интересуюсь у Верраты. Мне действительно необходимы уроки, а не возможность чтения местной литературы. Понимать и разговаривать не одно и то же.

О... мне начинает нравится эта раккона. Расскажи сейчас, никто не поверит в саму возможность спокойного общения с представителем расы крылатых хищников? Не растерявших до конца охотничьих и остальных инстинктов? А внутри они достаточно понятные существа, стоит предстать в их глазах в пристойном облике. "Вот только что сделала Веррата со мной, встреть в человеческом теле? Приволокла к старейшине? Бросила в лесу?", червячок сомнений, не покидавший с момента высадки на планету, снова зашевелился, развеяв иллюзию. Человек я, всего-лишь человек, со всеми недостатками. Чужой в этом мире. Как жаль...

- "Пф... подумаю сегодня вечером. Хоррошо? - чёрная р... нет, всё-таки демоница - вон как сверкает глазами, привлекая внимание. - Ты ещё не передумал совершить экскурсию в Варьялу? Нам обоим необходимо стряхнуть напряжение после визита к старейшине. Ну так?"

А у самой на лице читается "Ну пожалуйста!" Хотела? Получи!

- "Готовься отвечать на тучи вопросов. Статус учителя обязывает. Если ничего не путаю".

- "Тогда пошли скорее, в послеобеденное время на улицах мало прохожих, и никто не помешает заглянуть в интересные места".


***

На этот раз мы летели совсем низко - раккона захотела провести небольшую экскурсию над городом. Немногочисленные прохожие, если и замечали нас, то не показывали виду. Кого здесь удивишь парой крылатых в небе? Нет такого места, где не отметились хоть раз их перепончатые крылья. Доставка "почты", извоз (да-да, есть здесь и такие, согласные подрабатывать транспортом, особенно, когда дело касается чего-то важного), помощь в хозяйстве вот не полный список работ, выполняемых соседями ирок. Как-то не согласуется с теориями аналитиков СБ, но что толку от поверхностных знаний ? Мне необходимо

попасть по социальной лестнице как можно выше - только там станет ясно, куда движется местное общество, и чем руководствуется, формируя отношения между двумя расами. Внимание привлекла странная компания. Четыре раккона, медленно набирают высоту, неся на спинах по двуногому пассажиру. Распластавшись повыше поясницы, те держались за широкие ремни, охватывающие всё тело крылатого. Для полноты картины не хватало лишь седла, но то скорее из области фантастики - сидеть напротив бьющих в лицо потоков воздуха просто невозможно.

- "Молодые опять что-то затеяли, - прокомментировала увиденное Веррата. - Не постеснялись даже обзавестись упряжью*****"

Тут она как-то странно рассмеялась.

- "Видишь того, в жёлтых полосах? На спине ещё лежит чёрный ирк, - присматриваюсь к летящим самыми первыми. - Маррита целую седьмицу читала нотации из-за его дерзкой выходки".

Всего-то? Ну-ка...

- "И чем же они провинились? - неплохая возможность послушать о видах наказания за провинности. - Напакостили кому-то?"

- "Пф... - смеётся раккона. - Тисар, именно он сейчас на спине Итарра, предложил другу проверить изобретение, - в посланном образе смутно угадывались очертания парашюта. - поднявшись повыше. Что Итарр с радостью и сделал. Ну, а потом... ему пришлось ловить падающего друга за ноги. Над самым городом. Представляешь? Минимум магии в такой хрупкой конструкции! Если бы они задумались об упрочнение пластин, то вполне избежали бы неприятностей! Ну почему не догадались до подобного?"

Мою спутницу словно прорвало, настолько её захватила сама идея минимума магии в механизме.

- "После чего оказались перед старейшиной?"

- "Разумеется! Хорошо, сам пошёл успокаивать родителей - мы с древних времён стараемся помогать друг другу, а не калечить. Физически или морально. А изобретение попало под временный запрет".

Хорош местный технический прогресс, нечего сказать.

- "А остальных в стайке, не представишь?

- "Серенькая это Биррея. Коричневый с пятнами на боках, Даррус. Белая, с чёрными разводами - Линерра. С их спутниками я, увы, раньше не общалась, поэтому имён не знаю".

- "И... куда они могут лететь?" - невинно интересуясь местными достопримечательностями. Стоит заранее изучить местность. И "просто покататься" для молодёжи будет мало.

- "Так сразу и не скажу... - задумалась Веррата. - Может в пещеры, может на холмы. Или вглубь малоизученной территории. Сам же там побывал, пока искал сородичей".

Смело. На плохо обжитой планете собраться в поход на пару дней и не взять с собой почти ничего - поклажи на ракконах почти не оказалось. А спать где? Под навесом из веток? Или под чужим крылом? Хм... а чего я, собственно, беспокоюсь за них?

- "Они так и путешествуют налегке?"

Моя спутница задумалась. Любопытство пересиливает, и, поравнявшись с крылатой, осторожно вытягиваю шею, стараясь рассмотреть выражение на лице. Зачем-то закатив глаза, Веррата летит скорее на автомате, изредка подёргивая ушами. Занятное зрелище.

- "А зачем тащить на себе лишний груз? - очнулась раккона. - Огонь, если понадобится, маг разожжёт, поймать добычу помогут мои сородичи. Хищники так вообще за тмет****** будут обходить".

Пфф... нашёл у кого спросить. Они же без ирков чувствуют себя в лесу как дома. Наклоняю голову вниз - чуть в стороне проплывает башня Уирнарра. Небось, наблюдает за нами. Ну да, вдруг зеррагор не справляется с заданием?

- "Верр, может приземлимся? Заодно покажешь мне город во всей красе?"

Странно, но и она с опаской смотрит в сторону дома старейшины. Одна и та дже мысль посетила?

- "Я не против. Вон та площадка рядом с перекрёстком. Осилишь спуск?"

Указанный "пятачок" примыкал к высокой стене, отделяющей улицу от небольшого сада.

- "Смогу", - гордо сообщаю спутнице. Неприятно, когда тебя считают неспособным нормально что-то сделать. Ай, накаркал! Меня решили учить - уйдя вправо, круги, новоиспечённый преподаватель занялся инструктажём.

- "Крылья чуть сложить..."

- "Веррата! - с чувством обращаюсь к ней. Мыслеречь, в отличие от обычной, позволяет передавать больше интонаций. Особенно, стоит коснуться выражения чувств к собеседнику. - "Я же и сам могу".

- "Вот и посмотрю, как ты "сам" выполнишь посадку в городе. Завтра, - заупрямилась она. - И потом, ты должен слушаться меня. Если зерга сказала, то так и делай".

Я ей что, игрушка? Ладно, не буду портить настроение перед экскурсией в Варьялу. Послушно уменьшаю размах крыльев.

- "Хвост прямо, не забывать смотреть по сторонам, - затараторила раккона. - Сбивать крыши домов и печные трубы не советую. Обоим попадёт".

Кхм. Представляю, как выглядит крыша после неудачной посадки мага. Бедные ирки, у них ежедневно над головой летают крылатые медведи (вес то какой!). Приметив паузу, Веррата добавила:

- "Не смешно. Рра, знаешь, сколько раз неудачно приземлялся? Нас потом заставляли помогать чинить перекрытия, таская грузы наверх, - с печалью в голове поведала о первых шагах брата. - Уирнарр мне уши оторвёт, если устрою что-нибудь опять".

Не представляю, как можно так жить. Будь я на месте ирок, давно бы переехал в район без башен крылатых. А это "что-нибудь опять", оно было много раз?

- "Верр, не расскаж..."

- "Ни за что! - произносит с чувством достоинства. - И не проси!"

- "Хорошо, не хочешь, значит не хочешь. Хвост точно прямо или им надо корректировать полёт?" - меняю тему разговора.

Пока мы болтали в воздухе, внизу уже собралась компания двуногих соседей. Никогда не видели посадки? Ррр... малышами и не пахнет, одни подростки.

- "А, да! Теперь плавно спускайся, чуть притормаживая".

- "Ты их знаешь?" - интересуюсь. Мало ли?

Раккона глянула в указанном направление, и жалобно рыкнула.

- "Даррелл... не подведи, а? Кажется, я знаю, кто поведал излишне любопытным о моей новой должности. Рррр...".

Дождались. Других Любопытных поблизости нет? С облегчением не замечаю вокруг ни одного сородича (смириться с таким видением стоило некоторых усилий, зато проще выжить).

- "Молодец, - принимаю серьёзный вид, хотя самого начинает душить смех - ситуация располагает. - Полетели".

В роли ведущей, честно говоря, Веррата не очень. Строит из себя опытного учителя, тогда как я сам освоил взлёт и посадку, лишь следуя за "подсказками" первого клона. Но и огорчать её почему-то не хотелось. Портить настроение симпатичной ракконе? Оно того не стоит, ссориться с единственным якорем в этом мире. Хорошо, подыграю немного. Быстро снижаемся, и проносимся над собравшимися на крыше. И заворачиваем к "пятачку", выделенным красной краской. Последней касается лапами камней раккона, изящно изогнув шею. Несколько раз, сложив и раскрыв крылья, переключаю внимание на неё.

- "Вроде всё правильно сделал", - изучаю следы от собственных когтей. Покрытие здесь обманчиво твёрдое. Ковырнул и готова медленно затягивающаяся лунка. Всё-то они предусмотрели.

- "Даррелл, не позорься так, я потом тебе сама проведу введение в зачарованные вещи быта Союзников Навеки, - Веррата стала подталкивать к выходу с площадки. - На нас ещё смотрят".




* - любое поселение, чьи крылатые по большей части имеют равномерный светлый окрас, от светло-серого, до серебристого. Последний встречается крайне редко. Некоторые маги считают бывшим знаком, указывавшим на род раккона;

** - (пер) месяц на Даррине. По-крайней мере, наиболее близкое по значению слово - очередной нюанс мыслеречи;

*** - часть ежегодного празднования, идущая следом за Рассветом - чествование древних воинов, сражавшихся с жизнекосцами;

**** - местная птица, служащая излюбленным объектом охоты молодых ракконов. Двух иброков действительно сложно поймать, но и ценность добычи резко возрастает - пара тушек вполне сгодится на обед одному;

***** - (пер.) ребёнок. Обычно употребляется как снисходительное или ласковое слово;

***** - система из ремней, охватывающих тело раккона. Служит для закрепления пассажиров на спине, либо, чаще всего, небольших грузов. Используется либо по нужде, либо по взаимному соглашению, как залог безопасности. Одновременно служит для удобства: ежесекундный контроль за происходящим на спине крайне утомителен.

****** - (прим.) километр.



Глава 18.


Решаю поддаться Веррате, тем более, раз мы под наблюдением. И это нервирует. Не так, чтобы заподозрить старейшину и его подчинённых в намеренной слежке, но настроение изрядно портит. Не люблю излишнего внимания незнакомых существ. На Земле люди, здесь ирки с ракконами. Перешагиваю очерченную границу и оглядываюсь на "учительницу" - та озирается в поисках компании ирок. Никого. Наверное, не решились попасться на глаза крылатым. Или выполнили своё задание. Пускай идут, ещё испортят впечатление от изучения Варьялы.

- "Выбирай, куда повести, - произнесла Веррата, очевидно, считая себя за знатока местных достопримечательностей. Хотя, какие достопримечательности в двадцатилетнем городке? - Пристань, Смотровой Холм или Центр?"

Пристань? Зачем? На всякий случай уточняю:

- "Холм, он далеко от центра города?"

- "Пять мит* неспешного полёта. Хочешь побывать за раз в двух местах?"

- "Да...".

Она бесцеремонно перебивает:

- "Больше ни слова! Даррелл, раз ты впервые на этой планете, то позволь стать твоим Спутником, - быстро добавляет. - Ну пожалуйста!"

Вместо строгой зеррагор передо мной снова жизнерадостная раккона. Ну не идёт ей образ преподавателя. Сказать что ли?

- "Если напомнишь, что это такое".

Спохватившись, отводит в сторону глаза.

- "Понимаешь, Даррелл... К одиноким гостям могут приставить Спутника** - жителя той же расы, но, обычно, противоположного пола. Либо он сам встречает и тот соглашается. Это нужно... не для знакомства, скорее помочь стать своим. Вроде синхронизации... поведения. Мне будет проще, и тебе - не придётся тратить время на согласование. Ракконе намного проще достучаться до твоего сознания, чтобы помочь достигнуть прежнего уровня развития. А я... так неожиданно, заполучить ученика, самой не достигнув и третьей ступени. Уирнарр дал тяжёлую ношу... мне же легче работать в одиночку, а не в толпе любопытных жителей, неправильно трактующих наши отношения...", - зеррагор с трудом подбирает слова, раздираемая изнутри противоречивыми чувствами. Гордостью за присвоение статуса "учитель" и желанием лучше узнать таинственного самца, приняв облик простой дев... девушки. Со своими поведением и проблемами. Борьба разума с чувствами, да.

- "И что я объясняю? - шепчет Веррата. - Потом сам поймёшь... как придёт время"

И посмотрела в глаза, в ожидании ответа. "Сказала бы, что просто боится остаться без поддержки в сложных моментах. Ну, там, отбиться от чрезмерно любознательных раккон", рассуждаю, прикинув перспективы прогулки по городу. Отмазка вида "старый знакомый" аннулирована стараниями старейшины.

- "Если не станешь приукрашивать, - не будь шерсти на лице крылатой, обязательно покраснела бы. Историю с "героическим прошлым Даррелла" ей ещё припомню. - То я согласен".

Жду реакции. От крылатой можно ожидать чего угодно, вплоть до объятий или танца в воздухе. Жаль, но меня лишили возможности увидеть это - Веррата коротко бросает:

- "Тогда пошли,- озадачивает она меня. И немедленно поправляет. - Никогда раньше не пробовала водить по городу. Так... пожалуй, посетим для начала центральную площадь, и уже оттуда пройдёмся по красивым местам. Ты как, не против посмотреть на площадь без торговцев из Альи?"

Согласиться? В прошлый раз там было много... просто тесно. Крылатому негде приземлиться. Сверху вид не тот. Совсем. Надо кое-что уточнить.

- "Что делать при встрече? Отмалчиваться?" - не хотелось продолжать строить из себя отшельника с обетом молчания.

- "Разумеется нет! - показалось или крылатая и правда возмутилась? - Под защитой слова старейшины тебе нечего бояться. Спрашивай, не стесняйся, а я, в случае чего, разрешу недопонимание".

Сама невинность - и выставить себя официальным "опекуном", и предстать с учеником, т.е. со мной, и провести урок социализации. Не стану разочаровывать, Джефферсон в том памятном разговоре делал упор на гибкость разума. "Для настоящего контакта надо быть действительно готовым к нему...", так он напутствовал, задолго до операции по нейропереносу. Меньше полугода, а кажется, что прошли годы! На самом деле здесь меньше недели, и сейчас на пороге той самой новой жизни. В мире, куда не ступала нога человека (обрывок фразы из старенького сериала, популярного в позапрошлом веке). А впереди маячит очень долгая жизнь, в случае, если смогу вписаться в неясные рамки общества ракконов. И кое-кто, между прочим, упорно подталкивает к этому, осознанно или нет. Минуту назад мялась, объясняя значение статуса Спутника, и вот уже снова нетерпеливо переступает с лапы на лапу. И одного взгляда достаточно понять - сегодня лишь начало наших отношений. Пусть, и скреплённых властью Уирнарра.

- "Надеюсь, вопросов будет совсем немного, - произношу, изготавливаясь к прыжку. - Не люблю, когда все смотрят на тебя и наперебой расспрашивают о разном".

Веррата промолчала, с умным видом что-то рисуя на песке.


***

Когда под тобой незнакомый город, в последнюю очередь в голову приходит мысль запомнить план улиц. Площадь, вот единственное место, где я более или менее ориентировался, безошибочно находя выходы и входы. А чем ещё заняться, дожидаясь сделки Верраты с иркианой-торговцем? Народ бродит между рядов, высматривает товары, болтает, отчего в воздухе висит полог из сотен малознакомых звуков. При этом мало кто обращает внимание на серебристого раккона, сидящего со скучающим выражением на лице. Это она потом уже поведала, разбирая покупки. "Даррелл, на тебя жутко было смотреть - сидишь себе и равнодушно смотришь поверх толпы. Ни капли интереса к жизне". А чего ожидала от потерявшегося? Жаль, с выражением лица я прогадал, окунувшись с головой в мир незнакомых запахов и звуков. Зато успел запомнить примерный план места. Такой круг, замощенный шершавым камнем, на ощупь довольно твёрдым. Когти на лапах, чуть зазеваешься, мигом теряют остроту, стираясь о поверхность площади. Почему не положили более мягкий... Надо спросить, пока мы не спеша идём по центральной площади Варьялы.

- "Верра".

- "Да?" - раккона разворачивается всем телом, преграждая путь.

- "Обязательно по камням? - демонстрирую лапу. - Все когти испорчу, пока осмотрим весь город..."

- "Гм, - осматривает свои. - Мы редко выбираемся в центр, вот иркам и позволили решить проблему грязи на улицам, раз и навсегда. Если бы ты видел, что здесь творилось в первые годы! Повозки вязли, шерсть на ногах в слое глины, едва пойдёт приличный ливень. Старейшина посоветовался с остальными, и позволил применить обычный камень. Крылатые предпочитают селиться ближе к окраине, там и места больше, и дышать легче. Ну, а понадобится, можешь и потерпеть - всё равно отпала надобность в бритвенной остроте. Вот в Ви'Аре, - жмурится, - Совет постарался на славу, выстлав всё изменённой древесиной. Никак столица с самой большой концентрацией ракконов на ветку*** Не пачкается, и лапам приятно. А здесь подобной роскоши нет места - никто не пошлёт сотни хороших магов на окраину Небесной Ткани****".

Ткань... уж не трёхмерная ли карта переходов между планетами? Постараюсь расспросить позже. Вдруг... Нет, не получится - я же не имею понятия, где располагается Солнечная система и перспективные миры из каталога Федерации. Проще стать Высшим магом, чем проложить путь домой. Мда... глупость ещё та. Помочь ракконам попасть на Землю. Новый побочный эффект нейропереноса - меняется мышление.

- "Ты слушаешь меня?" - перед носом нарисовывается когтистая рука. - Или что вспомнил?"

Обязательно отвлекать от мыслей чел... раккона?

- "Пытаюсь представить улицы в первые годы. И Рраррога с тобой, идущих по делам".

- "О, я бы села ему на спину, спасаясь от грязи, - рассмеялась Веррата. - Да нет, Даррелл, нас ещё не было здесь. Это Уирнарр всё рассказал. Когда город только начинали строить, родители лишь любовались звёздами, решая, заводить ребёнка, или подождать пару лет. Обидно, что брат родился раньше меня, а не наоборот. Его опека порой раздражает. Как же, заботится о сестре, которой давно пора искать пару, а не лезть под крыло за помощью, - цитирует раккона, сверкая жёлтыми глазами, - стоит прищемить, как следует хвост...".

Слушаю раккону и невольно улыбаюсь. С человеческой точки зрения может и не улыбка (растянутые губы, видна кромка зубов, клыки надёжно спрятаны от посторонних глаз -поверх всего наморщенный "нос"), но не здесь. Закрой глаза, и сразу представляешь вполне земную девушку, опекаемую братом. Те же замашки и желания считаться взрослой.

- "... хотя Рра иногда ведёт себя нормально, - подмигивает. - Тебе ведь разрешил остаться, как и в первый день согласился приютить в доме. Пойдём, покажу Сердце***** города".

Чуть слышно цокая когтями по камням, Веррата повела к странному камню (скорее даже постаменту). Почему-то центр площади в первый раз избежал моего внимания, словно волшебное поле - здесь магия переплетена с самим бытом жителей - скрыло его от чужих глаз. Не ожидал увидеть здесь памятник - на гранитном "ломте", отполированном сверху, возвышалось кольцо, в котором смутно угадывались очертания крепостной стены, уставленной башенками. И вокруг шла цепочка следов - большие, очевидно, принадлежащие крылатым, и поменьше, ирков. Причём, эта линия отделяла пространство с "крепостью" от бугристой поверхности, кое-где перечёркнутой глубокими рваными линиями от когтей. Надпись чуть ниже, из тусклого металла: три знака, и ни одного не знаю. Кошмар, мне ещё и местную письменность осваивать с первого класса! Подозрительно, если стану спрашивать, прекрасно видя вывески на улице.

- "Мы всегда вместе, - поясняет крылатая, вовремя вспомнив о проблемах с моей памятью. - Даррелл, а ведь тебя надо учить и грамоте! Мм... придётся и Рра загрузить работой - его работа не в последнюю очередь связана с письмом".

"И хорошо, если смогу осилить", мрачно добавляю про себя, соглашаясь вслух:

- "Да, хотя устная речь нужна сейчас больше. Верра, почему вокруг стены идут следы?", - стоит получить от экскурсии максимум информации, раз пока недоступны местные хроники.

- "Даррелл, это магический барьер! Поэтому и жизнекосцы не могут проникать внутрь, а следы изображают воинов, следящих за врагом по ту сторону, и готовые отразить атаки, случись прорыв. Вот, - дотрагивается ладонью до борозд от когтей, - при случае, защитники наносили удары, выкашивая осаждающих. Три руны, которые я тебе прочла, символизируют единство перед опасностью и нерушимость после. Такое Сердце можно найти в любом городе. Пошли дальше?"

Ещё раз осматриваю памятник древней войне. Прошли века, а они всё помнят. А с чего им забывать, если ракконы живут сотни лет? И всё равно ставят.

- "А город осмотреть можно? Хочу прогуляться".

"Экскурсовод" чешет нос тыльной стороной руки.

- "Можно... Нет, даже нужно! - в глазах Верраты разгорается огонь. - Даррелл, ну почему я такая забывчивая? Тебе обязательно надо показать быт ирок! Уирнарр не сообразил, и Рра не подсказал - раз ты городской житель, то и память пробудить поможет общение с ирками!"

Мда. Осмотр Варьялы с Верратой затянется на несколько дней. Главное, не совсем понятно, зачем Уирнарр отдал незнакомца зеррагор. Проверяет обоих? Может быть. Сомневаюсь, что она потянет обучение речи вместе с письмом и основами магии. Как по мне, нужен некто третий, могущий помочь в учёбе. Кто-то более опытный и сильный. В смысле, сильный маг... Из задумчивого состояния выдёргивает крыло, промелькнувшее в миллиметре от головы.

- "Ты не слушаешь меня! - демоница делает вид, что глубоко оскорблена. - А я стараюсь...".

- "Прости. Мне, пожалуй, не повредит увидеть жизнь братьев******

Делиться с ней соображениями насчёт учёбы, или нет? Пожалуй, немного подожду. Не поймёт. Отбрасываю в сторону преждевременные мысли.

- "Далеко идти?", - озираюсь, в надежде обнаружить начало улицу со строениями под габариты ирок.

Но, сколько не крутил головой, таковых не обнаружилось - все, как на подбор, рассчитаны под рост ракконов. Зачем крылатым заходить на первые этажи, когда снаружи полно места? Ради приличия?

- "Извини, но там нас не примут, - Веррата проследила за взглядом, - Вроде равноправие, но мало кто суётся за хрупкие стены братьев. Бывает, конечно, молодые совсем заходят в гости или нет времени, но очень редко".

Отгоняю мысль о застрявших в дверях. Не хочу повторить подвиг рисованного героя из древних архивов.

Первой срывается с места она, пробудив азартом погони. Дома проносятся мимо, шутка ли, разумные хищники с лёгкостью обгонят бегущего человека? Едва поспеваю за своей личной демоницей, ловко поворачивающей на пересечениях дорог. Короткая пробежка как нельзя кстати. Единичные прохожие прижимаются к стенам, впрочем, не выкрикивая обидных слов и не крутя пальцем у веска ("взрослая и скачет как ребёнок!"). Наверно, привыкли за столько лет. Никто же не жаловался вслух на голема, нарезающего один за другим круги? Выскакиваем на широкую улицу. И вот уже неспешно прогуливаемся по, сейчас тихой, Варьяле. Пока бурлящая кровь обегает тело, есть время сравнить с земными городами - там ведь тоже, несмотря на засилье мегаполисов и падение экологии, сохранились совсем некрупные. Тысяч на двести - поменьше, если и существовали, то посетить не довелось. Одно- и двухэтажные здания, не считая башен ракконов, составляют основу застройки. Ближе к центру каменные, с кое-где выложенными плиткой фундаментами и рельефными углами. Дальше идут попроще, и, чем ближе к лесу, тем чаще попадаются на глаза аккуратно обструганные бревенчатые стены и резные элементы, вокруг окон и дверей. Такое чувство, что некто подсмотрел на Земле за моими предками, а затем, понадеявшись на свою неважную свою память, передал иркам наброски. Иначе откуда здесь взялись постройки, так похожие на модели изб "какого-то там века"? Вот и сейчас я взирал с некой долей восхищения на немалый такой домом в два этажа, целиком сложенный из "живого" материала.

- "Что такое, Даррелл? - отвлекла от мыслей раккона. - Ты жил рядом с такими домами ирок?"

Что ответить ей? Последнюю избушку срубили какие-то энтузиасты, когда ещё не действовали жёсткие поправки на защиту последних лесов в округе. Вроде бы реконструкторы... И это в век компьютерного моделирования с выходом в ВР!

- "Вряд ли. Они же везде похожие, - убираю руку от декоративной ограды. Желание потрогать огромные брёвна, чтобы убедиться в реальности происходящего, очень сильно - Нет?"

Веррата разочарованно вздыхает. Понимаю, хочет помочь. Заглядываю за угол, чтобы наверняка рассмотреть торец. И правда, сложены "крест накрест". Разве что концы брёвен едва торчат, замазанные золотистой краской. "А хозяева оригиналы, раз сделали жилище такого цвета", оцениваю по достоинству выдумку незнакомых ирок. Привстаю на задние лапы - заинтересовала двускатная крыша, покрытая непонятными пластинами.

- "Зачарованное дерево. Не впитывает воду. У нас живёт пара мастеров, знающая тонкости работы".

- "И надолго хватает... энергии?" - звучит неправдоподобно.

В небо взлетает пара янтарных глаз. Вспоминает... Долгое ожидание заканчивается ответом.

- "Шесть... нет, пять сезонов. Да ты, не волнуйся, - подбадривает она, завидев удивление, - мои так все шесть продержались, пока не начали протекать. Ну... то есть после одиннадцатой попытки, - сдаётся раккона, опустив глаза.

"Кому-то очень повезло с... крышей", от этой мысли хочется взвыть. И чему меня научат, отдав волшебнице по части быта? Должно быть, Веррата почувствовала что-то неладное, потому что аккуратно переводит разговор на другую тему.

- "Нам ещё многое стоит посмотреть. Поворачиваем налево в конце улицы".

И бодро вышагивает, то и дело, бросая загадочные взгляды в мою сторону. Наверное, задумалась, как расшевелить "красивого раккона". Вслух... то есть мыслеречью, она это не говорит, но я то знаю! Каждое движение рядом, слова - всё указывает на смену поведения. При первой встрече в лесу было проще, заметила, подошла познакомиться. Вдруг кому голем успел навредить? И дома крылатая была попроще. А сейчас что-то изменилось, едва уловимое, но очень важное... Разум человека бессилен понять инопланетное существо любого пола, считали авторы документов по планированию операции заброса гражданского в чужое общество. Само словосочетание "гражданский разведчик" родилось недавно, каких-то лет двадцать назад - до того военных устраивал классический вариант. И тут на тебе, новый термин, пусть и полуофициальный. Вынужденная мера, проба пера. Почему я должен понять созданий, своим видом пробуждающих память о хищниках, смертельно опасных для предков человека? А вместо этого, иду в облике одного из них и слушаю рассказы про жизнь, так не похожую на виденную ранее? Ещё бы понять, что связывает Уирнарра и Веррату... Слишком легко он отдал пришельца, лишённого памяти по "прихоти судьбы", в лапы недоучки. Замкнутый круг. Да? Или всё-таки нет?

Отвлёкшись, чуть не натыкаюсь на раккону сзади, чем смущаю сразу обоих.

- "Какой-то ты сегодня невнимательный", - замечает Верра, аккуратно отодвигаясь в сторону.

Пф... неловко вышло. Как будто заинте... Рррр. Очередная глупость под влиянием моей мохнатой "тушки". Хорошо,

- "Да вот, задумался, почему ирки не возводят башен для себя. Так же меньше земли уходит под фундамент", - продолжаю играть Забывшего.

Секундное замешательство ракконы сменяется любопытством.

- "Кое-что ты всё-таки помнишь, Даррелл. Может, мы однажды уже встречались в столице, только я забыла? - и добавляет. - Там точно есть трёхэтажные строения. И даже больше, пятиэтажные, на манер наших башен из чёрного камня".

"Это совпадение...", произношу про себя. Слишком легко выходит "угадывать" детали из жизни незнакомой цивилизации. Очень подозрительно - память от оригинала, чёрного в полоску раккона, достаться не могла в любом случае. Успокою Веррату, а то и правда обернётся демоницей, одним росчерком лапы могущей уничтожить шанс на достаточно долгую жизнь.

- "Скорее всего, те крохи памяти, не затронутые несчастием. Скажи, - сбрасываю маску задумчивости, - нам долго бродить по Варьяле? Я же хотел лишь увидеть значимые места".

- "Да почти пришли, - радостно пританцовывает она. - Я уж подумала, тебе не интересно со мной".

- Нет, нет, всё нравится. Хотя тяжело осознать потерю знания".

Кивок головы в знак согласия. Вскоре мы оказываемся на главной улице города.

- "Это одна из шести главных, пересекающих центральную площадь, - поясняет "экскурсовод", - ирки предпочитают устраивать в таких местах не жилые строения, а мастерские, а сами селиться поближе к окраине в деревянных. Вроде того двухэтажного ожита*******. Когда мне было десять, к себе пригласила в гости одна семейная пара с детьми. Ты ведь понимаешь, - усмехнулась крылатая, - с габаритами взрослого не пролазишь ни в один дверной проём у ирок, не считая общественных зданий. Да и не нужно это никому, предпочитают обходиться встречами на воздухе, либо брать в башни, где намного больше места. Так... А! Внутри у ирок весьма уютно. Крылья с хвостом немного мешают, норовя опрокинуть предметы ил загородить проход, а так нормально".

На лице ракконы проступает улыбка. Такой она мне больше нравится. Не "учитель", а просто жизнерадостная крылатая, заодно намного проще понять ход её мыслей.

- "Знаешь, почему у нас с Рра все полы покрыты деревом?"

Мотаю головой. Не стану же портить момент догадкой?

- "Сколько раз побывала дома у сородичей, а те упрямо продолжают оставлять голый каменный пол, прикрытый коврами. Немудрено, если наши предки жили в пещерах. Вроде так проще, когда под ногами ребристые плиты. А тут, значит, у ирок сплошное тёплое дерево! Знаешь, насколько приятнее ходить по нему? - ещё как, - Вот бы такой в нашу башню! Мелкая тогда была, родители лишь похвалили за идею и прочно о ней забыли. А потом обучение, переселение на Даррину... Рра две седьмицы отбивался, прежде чем разрешил настелить зачарованные доски. И то, две трети работы легли на мои крылья! "Ну как же, раз ты зеррагор, то и зачаровывай сама", - передразнила Веррата брата. - Хорошо, Уирнарр прослышал и дал на время книгу из личной библиотеки "О работах с живыми материалами". Месяц убила, но сделала!"

Ого... В моих глазах авторитет Верры вырос. Хм, не тот ли пол я исцарапал в первый день? Неловко получается - предмет гордости и море борозд от когтей. Моих когтей.

- "Мелкие... царапины можно убрать?"

- "Не волнуйся по таким пустякам, - отмахивается раккона, - не каменный, срастётся. Не через день, так два. Он ведь живой, помнишь? А светлые полоски ничуть не портят вид, наоборот, подчёркивают мастерство мага. Уф. Что-то отвлеклась. Давай свожу в ряд мастеров? Рабочий день в разгаре, поэтому легко застать любое производство, от украшений, до бытовых предметов".

Отказаться? Ни за что! Нельзя упустить шанс потрогать достижения местной цивилизации. Особенно, когда тебе сами предлагают провести и всё рассказать. Подожди... Если ремесленники заняты делом, то где весь народ? Десяток ирок на улице для многотысячного города это совсем мало.

- "Верра, а где остальные? Сколько ходим, и почти никого".

- "Узнаю городского сородича! - фыркнула раккона. - Здесь тебе, Даррелл, не материнская планета и не ближайшие к ней миры, где народ праздно парит в воздухе и шатается по улицам. Каждая пара рук ценится и приставлена к какой-либо работе - гулять днём не принято, разве что по выходным. Ой! - воскликнула крылатая, разведя в стороны крылья (нечто вроде проявления досады, как я интерпретировал), - Забыла рассказать, какой сегодня день седьмицы!"

Зачем-то почёсывая ухо, для чего пришлось изогнуть шею, Веррата села в тени дома.

- "Когда мы летали в первый раз на площадь, заканчивался Безоблачный. Помнишь? - в глазах читается надежда. - Нет? Жаль. Ну, так слушай. Безоблачный последний день седьмицы, когда все отдыхают и посвящают время каким-либо отложенным ранее делам.

Снимают усталость после трудов во благо общества, развлекаются. Потому и Безоблачный - редко кто позволяет погоде портить настроение дождиком или снегопадом. Ррр, что-то я немножко отвлеклась, - раккона встала и поманила за собой. - Перед Безоблачным Праздный, когда можно отдалиться от работы. Вот в эти два дня и устраивают рынки на площади. У нас он чуть меньше, чем в Алье, зато свободнее и можно охватить всех торговцев, выискивая что-то нужное одному тебе. Некоторые ездят к нам, и, наоборот, сами заглядываем к соседям. У некоторых там ещё и родственники живут".

Не забывая оглядываться - вдруг потеряюсь - она повела до перекрёстку. Куда дальше? Ага, теперь понятно.

- "Не против, если первым станет дом мастера по камням? Заодно заберу заказ".

И на свет появляется лёгкая карманница, спрятанная под крылом. Не те, пущенные в ход при покупке продуктов, намного меньше. На один раз зачерпнуть рукой. Раккона.

- "Хотела прилететь раньше, но тут появляешься ты и... ", - смущённо поясняет "демоница во плоти".

Мысленно усмехаюсь. На лице крылатой написано достаточно для понимания ситуации. Она боится оттолкнуть от себя, посеяв зерно сомнения в душе серебряного раккона. "Совсем не умеешь держать чувства под замком, Верра. Знал Уирнарр, на что идёт, приставляя тебя. Знал и всё равно сделал. Играет на отношениях молодых", наконец понимаю хитрость старейшины, решившим таким образом разом две проблемы. Занять работой нерадивую зеррагор, и повременить с решением насчёт незнакомца. Узнать, на что он годен как маг. От такой догадки на душе сразу становится нехорошо. Рра скоро мне так хвост оторвёт за сестру, случись что. Мда. Хотел социализации у ксенов? Так получи!

- "Мастер по камням говоришь? А своё... ну, заказ покажешь? Давно хочу понаблюдать за творцами украшений. Помню, подвеску с символом из разноцветных бусинок, подвешенную на жёлтой цепочке. Красивая такая, не теряется на фоне шерсти..."

- "Ну надо же, - выдыхает она, - видел вблизи знак мага из Ста - символ Идущего Впереди*******. А мне как-то не довелось, наставник убеждал не торопиться лезть к Высшим... Наверное, тебе довелось побывать во многих местах. И где-нибудь и подкралась беда, повредившая память".

С грустью смотрит в сторону центра города.

- "А потом мы с братом переселились на Даррину, - ненадолго замолкает. - Ох... плохой из меня экскурсовод, начала о жизни здесь, а закончила личным... И правда стоит отвести тебя к мастерам, чтобы увидеть всё своими глазами. Вдруг и вспомнить что поможет? Идти совсем ничего".

"Ну наконец-то...", - окончательно просыпаюсь. Лекция Верраты неплохо подталкивает в объятия сна. Прервать? Так вижу, старалась, но не смогла поддержать тему разговора.

Завернув за угол, направляемся к ряду одинаковых строений с дощечками-вывесками.




* - минут;

** - раккона недоговорила. По обычаю, выбравшего спутника не могут против воли первого увести или отозвать назад. Считается за зло разрушать столь ранимую связь двух существ. Захоти Уирнарр сейчас отправить Даррелла на метеринскую планету, и ему бы пришлось либо уговаривать Веррату, либо отдавать обоих под начало Орреса;

*** - кварталы городах со смешанным населением напоминают сверхцу ветвь дерева. От периферии к центру идёт укрупнение зданий, одновременно с исчезновением жилищ. Такое построение вызвано формой застройки - концентрические окружности, отголосок эпохи войны с частыми осадами. Первоначально все жили в центре, но после исчезновения угрозы, сменили построение городов на более удобные с точки зрения свободы населения. Особенно ракконы, возводящие свои башни подальше от центров. Отчасти, выражая, таким образом, стремление оставаться независимыми, не стеснёнными препятствиями в виде стен и крыш. Стоит отметить, что города всегда окружены кольцом из местного леса;

**** - пересечения основных туннелей в разведанные миры образуют своего рода "ткань", переплетаясь и перекручиваясь. На модели в главной Башне Собраний это особо хорошо заметно: по сути, там находится карта с координатами миров, когда-либо посещённых экспедициями;

***** - обычная практика ставить в центре города каменную глыбу, стилизованную под древнюю крепость эпохи войн с жизнекосцами. Служит напоминанием истинного значения смешанного заселения - на одной из стен выбиты руны "Мы", "всегда" и "вместе"";

****** - одно из названий соседей, ирок. Используется в разговорной речи, когда раккон обращается публично, либо не знает имени собеседника (Напр.: "Серый брат". "Серый" здесь правильное обращение, в случае, если ирк мужского пола, и с волосами серого цвета.);

******* - (досл.) "живой дом". Жилое строение вне центра города. При возможности, ирки отдают предпочтение им, считая камень излишне "неживым" в отсутствии магии у хозяев. Ракконы, наоборот, больше уважают монументальные сооружения, напоминающие пещеры или крепости, внутри которых всегда безопасно, а уют целиком ложится на крылья живущих.

******* - ответственность;



Глава 19.


Каждая из них висела строго над входом на первый этаж, и изображала на себе предмет производства мастеров. Если можно так назвать простые тонкие доски с символическими рисунками, окаймлёнными надписями.

- "Общий язык, - охотно поясняет Веррата, выискивая знакомую дверь, - родной мы почти не используем, разве что в книгах. И ирки предпочитают следовать нашему примеру. Язык общий, а культура немного разнится, позволяя не терять окончательно свои корни".

"Предпочитают следовать?", задумываюсь над словами крылатой."Или вынуждены? Здесь стоит разобраться".

- "Я-то боялась, он уже закрылся", - обрадовалась чему-то моя спутница, резво поскакав в направлении невзрачного строения.

Массивная деревянная дверь, обвитая коваными стебельками трав, бросается стразу в глаза. Для раккона будет, пожалуй, маловата - крылья застрянут, как не сложи на спине. Значит, говорить будем на воздухе? Но нет, вышедший на вежливый стук (в исполнение раккона смотрится несколько комично - огромный хищник робко постукивает по двери, начисто игнорируя колокольчик) седой ирк зазывает нас во двор. Хм, я и не заметил прохода, скрытого за живой стеной из высоченного кустарника.

- Ассе, нестачи. Акви гастя огрань зова каговор; м'оферепори род слуши э кодели ме мога. Сёви сога соватя? (Пожалуйста, прекрати так стучать. Такой гостье достаточно позвать мыслеречью, я почти всегда рад выслушать и помочь, чем смогу. Вижу, привела спутника?) - на лице ирка читается удивление.

- Даррел, м'окостаня е ак настав о порри т'аспа ха оверрт гьюрра (Даррелл, меня приставили к нему в качестве учителя, пока к нему не вернётся память после травмы), - ответила Веррата, подталкивая меня к проходу.

О чём вы говорите? Могла бы и перевести!

- "Даррелл, это Лар, местный умелец по части крошечных изделий из металла и камня. Я только заберу своё, и мы двинемся дальше. Просто стой рядом", - объясняет, как ребёнку.

- Осё савага? (Всё нормально?) - возня привлекла внимание ирка.

- Да, Даррелл сбыл фсё обся должу собррем о'мя по грраду (Да, Даррелл многое забыл, вот и приходится водить по городу с собой).

- О зеррагор н'ожде с'терпе. Вала са важана (Не ожидал от тебя, зеррагор, такого терпения. Удачи в важном деле).

Протиснувшись между мягкими ветками, я очутился позади здания - свободное пространство было засеяно травой. "Место отдыха мастера?", промелькнула мысль, пока Лар ходил за вещью. Именно вещью, когда он вернулся, то бережно нёс в руках некий свёрток.

- Обуди отра о праздене (Надеюсь, оно станет искрой света на празднике), - очевидно комплимент. Вон как Веррата застеснялась.

- "Пошли дальше, - она закрыла карманницу, для надёжности подёргав за ремень, - Не стоит подолгу отвлекать мастера".

- "А в свёртке..."

- "Секрет! - раккона шутливо щёлкает челюстями у моего носа. - Скоро сам увидишь на празднике. Всего-то пара десятиц*".

Ну вот, снова секрет. Но я понимаю её - раскрываться перед малознакомым ракконом не стоит. Пусть тот и её ученик. Десятиц... интересно, к тому времени заберут с Даррины или удастся увидеть праздник Рассвета? Глядя в завораживающие глаза личной демоницы, хочется надеяться на это. Жаль, если пропущу её выступление. Хм, а теперь мы куда?

- "А дальше к кому? - растерянно кручу головой. Вывесок то целая улица! - Или ещё что-то надо забрать?"

- А ты догадливый, - смеётся Веррата, - можно и так сказать. Да, и то тоже секрет. Не хочу раньше срока раскрыться".

На выполнение задуманного, однако, уходит гораздо больше времени, чем планировалось ранее. Раккона то и дело останавливалась у дверей, чтобы рассказать (и показать) о наполнение мастерской и роде занятий её владельцев. Оказывается, у ирок не принято владеть "бизнесом" (другого слова-заменителя для адекватной замены у меня не нашлось) в одиночку или семьями. Чаще всего доходное место принадлежит нескольким, собственноручно выполняющим всю работу. От создания эскиза до воплощения в каком-либо материале. Либо выполнение определённой услуги - есть в Варьяле, как и любом другом городе со смешанным населением, ряд специфических. Например, приведение в порядок шерсти раккона. Крылатые, разумеется, те ещё чистюли, не жалеющие магии на процедуры, но встречаются и совсем запущенные случаи. Или кто-то живёт один. Или попросту не владеет Даром. Совсем. Одна мыслеречь. "Наставница", довольно задрав мордочку (такая ассоциация возникла), гордо сообщает:

- "Запомни, Даррелл, мыслеречь тоже дар, независимо от остальных способностей раккона. Каждый из нас с рождения владеет в той или иной степени передачей мыслей на расстоянии. Владение накладывает отпечаток, да. Скажем, Один из Ста, - она произносит титул с придыханием, Наверное, сама видит одной из них, - поднимется выше облаков и станет держать беседу с городом. Маг же, уровня Марриты, - в глазах промелькнула оранжевая молния, - только дотянуться до ближнего собеседника. Понимаешь? Простой раккон, так вообще, может лишь поддерживать беседу на расстояние крыла".

Я немедленно загорелся идеей узнать, на что способен , но улыбка на губах Верраты остановила. "а толку? Сам Уирнарр не в силах определить мой уровень Владения, пока зеррагор не натаскает на основы магии", грустно размышляю. Вон, раккона давно зачаровывает големов и древесину для настила на пол... Внезапно на глаза попадается вывеска, вся перечёркнутая корявыми символами. И по периметру такие отпечатки лап, как будто по дощечке прошёлся, с силой ступая, крылатый малыш. У ирок отпечатки иные, более широкие из-за прямохождения.

- "Верра?" - обращаюсь к разом загрустившей демонице. Всё разъясняется быстро.

- "Это мастерская, где работаю. Понимаешь, - камень мостовой царапают выпущенные когти, - уже месяц заказов почти и нет. Мастер Синри ушёл повышать уровень знаний, а меня попросил закрыть на время. Пока не улягутся проблемы. Завтра-послезавтра, как станет меньше дел, обязательно свожу. Главное, - Веррата повеселела, - проведу показательный урок по оживлению голема. Вдруг из тебя получится легендарный строитель неживых существ?"

Жалобно смотрю ей в глаза.

- "Опять что-то из оставленного в прошлой жизни. Напомнишь, о ком речь?" - в который раз возвращаю раккону из мира историй.

- "Присядем? - озирается в поиске клочка земли, не закрытого камнем. Искомый быстро находится на углу улицы.

Наверное специально для не пользующихся мебелью крылатых. Не на скамейку же садится?

- "Постоянно вылетает из головы составить план твоего обучения грамоте. У Рра есть же замечательное жизнеописание мага-строителя големов. Называется... Вспомнила, "Жизна покорна гранья"**, - рассказ даётся с трудом. - Не стану пересказывать тебе весь текст, ограничусь главным. У нас, как заметил, импровизированный урок на свежем воздухе. Верно?"

Остаётся лишь согласно кивать - информация будет полезна. Убедившись, что никому не мешаем, она продолжила.

- "Я тебе уже пересказывала суть праздника Рассвета, когда во времена борьбы с жизнекосцами, группа крылатых магов под предводительством Корруна, сильнейшего, отправилась искать средство от угрозы жизни обеих рас. Тогда они не зря посадили на спины мастеровых из своих соседей, ирок - Оррик позже оставил в записях, зачем предприняли настолько рискованную вылазку. Случись что, и город сразу бы лишился навсегда магической помощи. А наши братья, давшие согласие следовать в спокойные земли, долгому скитанию и, возможно, гибели в животах ненасытных существ, - Веррата делает паузу и смотрит на меня. Внимательно. - Даррелл, надеюсь, твоя память хорошо воспринимает рассказанное? Иначе появятся проблемы с обучением забытому".

Ещё чего! Помню, пусть и не наизусть.

- "Когда никто уже и не надеялся, они вернулись с подмогой в виде големов, ведомых Корруном. Ирки как раз пытались прорваться сквозь кольца жизнекосцев. И спасли жителей города от гибели".

Раккона довольно урчит - не думал, что так можно.

- "Молодец! А теперь слушай подробности борьбы с жизнекосцами. Среди улетевших магов затесался зеррагор Аррис. Ещё молодой, но повидавший смерть и ужас, он вознамерился найти решение в виде големов. Мы, разумеется, знали о создание неживых существ из камня и железа, но чтобы их использовать в роли Сеящих Смерть... Слишком примитивными были творения мастеров, требовалось нечто, дающее настоящее преимущество, не только одну живучесть и нечувствительность к повреждениям. Никто из магов особо не возражал против присоединения зеррагор. Вместе они вылетели из города и отправились к морю. И там, оказавшись вне ежедневного давления*** миллионов голодных глаз, на молодого раккона, пока товарищи, а иначе быть не могло, набирались сил и творили каменных монстров, снизошёл свет звёзд. Должно быть, смена обстановки сильно повлияло на него, раз за две седьмицы, не спя по ночам, изложил странные идеи по усовершенствованию големов. Часть их отличалась изяществом и эффективным использованием Огня****. Что стоит творение памяти и разума! - увлечённо рассказывающая, моя спутница, казалось, забыла обо всём на свете. Для неё сейчас существует лишь я и она. Эх, таких бы преподавателей в институты... - Или самособирающиеся руки и ноги? Карросу и остальным оставалось лишь следовать указанному пути и добавлять что-то от себя, вроде защиты от челюстей жизнекосцев. Новые големы вышли на заглядение, сильные, быстрые, могущие самостоятельно ходить в атаку. Мастеровые, взятые из города, выложились полностью, помогая с деталями и корректируя конструкцию. Часть так вообще была двуногая, рассчитанная на перемещение под прикрытием более крупных. Много ночей провёл Аррис, записывая мысли и беседуя с товарищами, многое они воплотили в камень и железо - чего раньше почти не было - что-то осталось в записях. Но пришла пора испытать их в деле, никто не парил в иллюзиях и понимал, жители города считают магов едва ли не погибшими. Увы, к моменту выступления готовыми оказались Каррос и сам создатель новых големов, остальные потратили слишком много сил. И эти двое рискнули, рассудив: прожорливые твари не готовы к столкновению с новым противником. Шпионить твари ещё не умели, поэтому к появлению подмоги оказались не готовы. Их просто растёрли по земле, смешав с грязью. С этого момента начинается череда переломных сражений и дерзких вылазок в гнёзда жизнекосцев. Зеррагор, ставший к окончанию войны полноценным магом, продолжил заниматься усовершенствованием, добиваясь уменьшения размеров, улучшения управляемости и наделению подобием разума. Гибкие сочленения, память, игрушки, внесение в список материалов большей части металлов, добытых ирками, изучение развития голема под влиянием создателя. Он написал о поэтапном творение, ухаживание, правильном уничтожение... - Веррата облизала губы. - И, под конец жизни, "Жизна покорна гранья", описывающая коротко рассказанной мною. Очень интересно читать путь становления от зеррагор до высшего мага".

Теперь понятно, к чему стремится "демоница", что сидит передо мной и с горящими глазами рассказывает о своём кумире. Именно кумире... От мальчишки, до умудрённого опытом мага, далеко не слабого. Сквозь массу препятствий, начиная от непризнания окружающих и заканчивая самой жизнью, зависящей от исхода борьбы с врагом. "Понять бы, видит ли во мне Веррата ступеньку для достижения мечты, или же помогает, действуя согласно личным предпочтениям. Если первое, то впереди ждут далеко не самые приятные времена. Почему-то твёрдо верю в невозможность этого. И ведь до сегодняшнего считал именно так...", невесёлые размышления над судьбой прервало прикосновение руки. Это ракконе надоело сидеть сложа крылья, и ждать, пока вынырну из пучины "нахлынувших" воспоминаний.

- "Помог чем-нибудь мой рассказ? - робко вопрошает дем... Нет, сейчас это простая дев...девушка, обеспокоенная состоянием "ученика". - Можем устроиться где-нибудь в тени, раз мучают обрывки памяти".

- "Спасибо, не надо, - беру себя в крылья. Остаётся хвост, предательски подрагивающий при одной мысли о неясном будущем. - Ты же хотела показать всю улицу с мастерскими".

Крылатая соглашается:

- "Тогда ладно. И, Даррелл, не ныряй так глубоко в разум. Со стороны пугающее зрелище. Словно ты ушёл к звёздам****, оставив на планете лишь тело, сохранившее инстинкты....".

Разве?

- "... ты один раз облизнулся, глядя на меня. Не пугай, хорошо? Не хочу остаться наедине с Ушедшим*****, - Веррата грустно улыбается. - Пусть и очень красивым. Не хочу потерять".

Вздрагиваю от такого откровения. Комплемент? Разве не я должен делать их? Заметив непонимание, она со вздохом пояснила.

- "Даррелл, не принимай так близко к сердцу. Главное, не потерял себя, остальное однажды прибудет".

"Прибудет? Разве что опыт с умением жить полноценно в облике раккона. Влиться в общество двух рас, найти работу, посмотреть на другие миры... Себя мне вроде и не нужно искать. Вон он, я, стою в паре метрах от ракконы, и не догадывающийся об истинном лице молодого самца", мысленно продолжаю её фразу. Что станет с этой весёлой крылатой, узнай правду? Ударится в истерику или окунётся в океан ярости? Где вытравится из души былое, вычеркнув из памяти всё хорошее? Раньше я думал, что однажды исчезну, решив все проблемы, теперь же... В душе не хочется терять в лице ракконы первое, и, наверное, единственное существо, искренне готовое помочь. Пусть я человек, а она крылатый разумный хищник. Неправильно будет поступить с ней так, и плевать на мнение остальных. Они далеко на Земле, а я здесь. Сам же буду потом мучиться от незаживающей дыры в своей душе, медленно, но верно расползающейся... Время ещё подскажет, какой выбор правильный.


***

- Всё таки согласился перенестись на Даррину? Но зачем так спешить? Всего утром получил известие от друга и сразу рваться туда, на окраину населённых миров?- Веррэ, старый, уже начинающий облезать, бурый раккон с песчаными пятнами, с беспокойством глядел на Орреса, вышедшего на взлётный балкон своего жилища. Серый, в чёрную полоску, только угрюмо кивнул, даже не посмотрев в сторону Одного из Ста.

- А вещи? Забыл? - продолжал допытываться Веррэ, не обращая внимания, что Оррес отвернулся и уже готовится взлететь.

Повисла тишина, Тяжело вздохнув, маг остановился, вполоборота пробурчав в ответ:

- Зачем? У меня нет ничего важного, - в каждом слове чувствовалась усталость, словно из раккона вытягивало энергию, - такого, чего не смог бы обеспечить на новом месте... - он запнулся. Проживания.

- На что обеспечишь? - старик подошёл к нему, нарочито мешая широко расправить крылья. Веррэ слишком много прожил на свете, чтобы так просто отпустить друга. - Ты и обмен не взял.

- Заработаю, - Оррес отошёл от края площадки. - Уирнарр обещал помочь.

- Понимаю... хочешь всё новое, - Веррэ подбадривающе накрыл своего бывшего ученика крылом, разукрашенным шрамами. Тот отстранился, чуть ли не отпихнув надоедливого наставника, и собрался снова взлететь, но старый раккон снова его окрикнул:

- Я не провожать тебя пришёл! Впрочем, и это тоже... К тебе дело от Совета.

Оррес молча повернул голову, готовый слушать - но только по делу. Поняв его настрой, Веррэ сразу перешёл к главному:

- Следящие в Высоком Небе над Дарриной заметили всполохи энергии. Их Суть более всего напоминала големов Чужаков. Тех, что напали в прошлом на Курорт. По неизвестным нам причинам, один из них взорвался, но успел выплюнуть в сторону планеты частичку. Мы боимся, что там могли быть ещё живые Чужаки. Или что-то похуже...

На пол упал золотой амулет...

- Нет! - Эррека кричала, вцепившись в своего единственного. - Я уйду только вместе с тобой!

- Дурра! - Оррес продолжал держать туннель вместе с остальными Владеющими. - Ты нужна мне живой!

- Если мы погибнем, то только вместе! - упрямая раккона и не думала отпускать.

Остальные торопились пройти сквозь врата, чтобы эвакуироваться на ближайшую населённую планету. Ещё день назад никто из них и предположить не мог, чтобы безмятежный отдых прервёт смерть с небес. Дары чужеземцев, прилетевших на гигантских стальных големах с неизвестной планеты. Они и сами были похожи на големов, как внешне, закованные в тяжёлую металлическую броню, так и внутренне, не проявляя ни капли жалости к убиваемым. Бескрылые злые существа, искры Огня, не делали различий между мужчинами, женщинами и детьми, расщепляя на Энергию равно всех. Как жизнекосцы, как падение метеорита, как неистовая стихия сметает всё со своего пути, слепая от природы. Но то неразумные существа. Вот что страшно! Аиррхард высказал чужакам накопившиеся за долгие часы пленения одного из сородичей, за наглое поведение в начале, жестокость по отношению к големам крылатых... Никто из собравшихся и не думал винить уважаемого мага в резких словах. Результат разочарования в двуногих пришельцах, усиленный страхом от их легкомыслия. Сначала желание убить семью крылатого, а после, изучив добровольного пленного, пришедшие с предложением о мире. Немаги, но прорвавшиеся на Курорт сквозь холодную пустоту, поддерживая свои жизни с помощью сложных големам. Бедняга Тиррек, вскоре после освобождения, потерял сознание. Тем самым, вселив в сердца ракконов решимость. Какой мир, если половина отдыхающих теперь мучается от боли, привнесённой живыми големами - мысленные вопли от дикой боли впивались в мозг, проникали глубоко в сознание, надолго задерживаясь там. А если то был ребёнок... Известие прочитанной памяти Тиррека лишь усугубили ситуацию. Теперь даже самые спокойные готовы были вступить на путь Ярости. Это они большие и сильные. А если здесь оказались братья, лишённые могучей магии и острых когтей? Чужаки их начали бы сразу убивать? Совет Ста, в предчувствие нехорошего, выделил одних из самых сильных. И отправил. Навстречу смерти...

Прижавшись головой к прохладной стене, он произнёс шёпотом:

- Они уверены? Может Следящие ошиблись? - раккону никак не верилось, что кошмар из прошлого однажды достанет его.

- Ты знаешь, они никогда не ошибаются. Та частица пролетела совсем близко от Даррины. И главное, тот голем был не один.

- Что? - вздрогнул Оррес.

- Всё произошло на фоне Луны. Совет предполагает, чужаки начали войну ещё с кем-то.

- Они не остановятся.

- Увы, - Веррэ сдержанно обнял бывшего ученика, - от тех смертей они лишь разозлились. Как тенри******, ощутивший на языке кровь добычи.

- Но мы не добыча! - хлестнул себя хвостом маг. - И можем больно укусить! Это на Курорте нас застали врасплох, Старшие желали видеть в чужаках новых братьев, пусть и очень странных. За что и поплатились. Аиррхард...

- Помню. Он погиб как герой, отвернув угрозу от выживших, - согласился Веррэ. - Жаль, Тиррек так и не оправился от плена. Эти... существа убили его, грубо вломившись в глубины сознания.

Серый его перебил:

- Она до конца верила в жизнь. Даже когда совсем рядом засияла дорожка к звёздам.

...небеса горели, то и дело, плюясь сгустками огня. Одни за другими падали защитники планеты, пожелавшие закрыть собой беспомощных, ныряющих в последний туннель. Как же непросто увести сородичей, вознамерившихся отдохнуть здесь... Но их жертвы не приводили ни к чему - торжественный парад убийц не сбавлял темпа. Что толку от сбитых летающих големов, когда высоко вверху висит целая цитадель и готовится обрушить на землю смерть? Спасающееся летели через туннель, едва не калеча друг друга, в желании выжить, поскорее покинуть ставшее негостеприимным место, в которое превратилась планета Курорт. Странно, что их пока не заметили. Гордое племя крылатых стало испуганным стадом, перед оскаленной пастью чуждого, холодного разума, убивающего ради убийства. Ради чувства вседозволенности...

- Я слишком много помню с того дня, - заскулил крылатый.

... когда с небес ударил новый столб огня, Эррека подлетала к любимому, борясь с собственным страхом. Страхом потерять его навсегда - уж лучше исчезнуть крыло о крыло, чем всю оставшуюся жизнь встречать каждый рассвет с плачем о боли в сердце. Борозды пламени прорезали поредевшие ряды магов, оставляя внизу озёра кипящего камня и бьющихся в агонии тела по краям, заживо догорающих. Смерть уже витала в воздухе, ударяла по носу смрадом, проникала в разум с воплями умирающих. Он не успел даже моргнуть, как правая часть любимой испарилась. Пронзительный крик, казалось, разорвёт мозг на куски. Сжигая шерсть, Оррес падал вниз, стремясь поймать Эрреку. До поверхности, пишущей нестерпимым жаром, оставались считанные, когда волна прохладного воздуха швырнула обоих в сторону. То Аиррхард, отвлёкшись от врагов, помог сородичу. Но слишком поздно. Эррека то выла от боли, то плакала, пряча голову в гриву Орреса, но не желала отпускать. Крыло и часть шкуры на теле исчезли, обнажив сочащиеся жидкостью органы. Магия лишь отдалила смерть и часть боли, чтобы дать возможность попрощаться - лучший целитель и воин сгорел одним из первых. А справился бы он? Последние слова застряли в её горле - обожженные лёгкие едва трепыхались, силясь дать организму желанный воздух. Поздно. Пожухлая трава обильно залита кровью, тёмной в свете от пожаров. Дёрнувшись последний раз, она как-то легко выскользнула из лап Орреса и уткнулась носом ему в грудь. Проведя ладонью по гриве, он только сейчас понял, почему утихла боль от ожогов. Чёрная грива прилипла, пропитанная красной жидкостью.

Обдав крошечную фигурку посреди бушующей огненной стихии, гигантский голем направился прямо к группе выживших. Бегущие с повреждёнными крыльями, ракконы стали лёгкой мишенью для маньяков, руководивших страшным энергетическим оружием. Один удар, и всё кончено...

- Я сделаю всё, - холодно прорычал раккон, расправляя крылья. - Чтобы уберечь жителей Даррины.

- Даже если понадобится убить лежащих без сознания одно их тех существ? - решил уточнить Веррэ.

... весь в крови, Оррес неистово зарычал и взмыл вверх, кидаясь сгустками Энергии, целясь в самую разогретую часть энергощита голема. Неожиданно Защита дрогнула, и Горячее Сердце начало стремительно разогреваться, жадно поглощая невесомые стенки, что отделяли от хрупких внутренностей.

- Хватит! - Одёрнул Герркай, хватая упиравшегося товарища. - Мы сделали всё что могли!

- Не всё! - Оррес полоснул его по крылу наполовину выпущенными когтями.

Вырвавшийся маг бросился в сторону убегающего голема пришельцев, на ходу готовясь вложить в удар все Силы. Ослепительный свет больно резанул по глазам, сбивая концентрацию. Как будто взорвалось само Солнце. Заорав от нестерпимой боли, он камнем упал в низ, у самой поверхности подхваченный товарищами. Остальное -медленное возвращение под умелыми руками целителя зрение, робкие взмахи заживших крыльев, забота окружающих - не могло затмить боль от утраты, погасить огонь памяти. Найдётся ли такая вещь, что погасит его и вернёт на истинный путь жизни...

- Ррр! - Оррес подскочил к бывшему учителю. - Заставлю испытать всю боль, скопившуюся во мне с момента гибели любимой. Убить слишком просто. Слишком...

Он вернулся на площадку.

- Передал ли Совет что-то ещё? Или на меня целиком ложится ответственность за найденное и его интерпретацию?

- Когда найдёшь, просто свяжись со мной. Я пойму любой твой поступок, только умоляю, следую разуму, а не сердцу. Чтобы там ни было, оно может послужить ключом, помочь раскрыть тайны чужаков. И прими любую помощь местных жителей, не отталкивай их от себя.

Помолчав, старый раккон добавил:

- Пусть ты найдёшь разум вместо холодного безумия. Чистого неба и светлой магии.

В глазах промелькнуло что-то вроде благодарности, прежде чем стихия полностью завладела крылатым.

- Как же ему тяжело... - Веррэ вздохнул, провожая улетевшего из Столицы с полным жалости взглядом. - Но боль необходимо излечить, пусть через путь в прошлое. Нельзя поддаться Темноте, что бродит среди звёзд.

Друг и бывший учитель не стал говорить Орресу о белом ракконе из Варьялы, лишившегося по неизвестной причине памяти, ровно как и о планах Совета Ста. Хранители жизни цивилизации, помня о жертвах, не спешили раскрыть всю правду. Главное, посланец должен подтвердить или опровергнуть предложенные версии. Или создать свою, опираясь на факты, неизвестные доселе. Главное, не наломать дров, и здесь Веррэ целиком доверял избранному на выполнение поручения. Столько лет прошло с гибели Эрреки, а он до сих пор не оправился. Встряска и работа лучшее лекарство, потому что альтернатива это сжечь себя, отправившись на поиски Огня любимой. Глупо так просто отступить перед Вселенной и поддаться чувствам.



* - кто забыл, это местный месяц;

** - (пер.) "Жизнь покорителя камней". Жизнеписание мага, освоившего в совершенстве создание големов. Известен по войне с жизнекосцами;

*** - (перенос.) так защитники городов называли ситуацию с осадой, поскольку осаждающие видели в обеих расах источник пищи. "Жели мэ немоги охвати - поста зря, фамига отворят асамя" (Хочется, но лапой не достать. Остаётся смотреть - вдруг откроют сами);

**** - среди ракконов принято считать единственным путём в другую жизнь. В отличие от людей, крылатые не верят в Ад или Рай. Покинуть этот мир означает всего лишь найти дорогу в следующий мир, откуда уже не возвращаются;

***** - маги, чей разум оказался зациклен сам на себя. Одна из разновидностей травм, не поддающихся лечению. Пострадавший превращается для окружающего обычно во вполне умное животное, поддающиеся дрессировке. При правильном обращение, такие доживают до глубокой старости даже могут иметь детей, если подруга согласна пойти на это. Решение крайне редкое, потому что мало кто согласится пойти на спаривание с неразумным существом. Основная причина травмы это перегрузка нервной системы под действием мощного стресса, сопряжённого с применением Высшей магии Веррата никогда не видела лично подобного, последний случай произошёл за несколько столетий до контакта расы с людьми;

****** - редкий на материнской планете хищник. По размерам может поспорить с самими ракконами, и славится необузданной яростью. Если жертва от него ускользнула, то он идёт по следу, стремясь как можно скорее настичь и добить - в древности ирки, переплыв на другой материк, несли большие потери. Ведь стоило одному попасться, как за целевшими устраивалась целая погоня, как правило приводящая хищника к деревне. Ракконы в прошлом решили проблему, устроив многомесячную облаву, с целью очистить территории от столь опасных созданий. Теперь тенри можно встретить разве что на малом материке, и в Диких Лесах;



Глава 20.


Веррата прервала ход моих мыслей.

- "На сегодня с тебя хватит истории, - и подмигнула. - Мастера нас ждут! Вставай!"

Ждут... что-то сомневаюсь. Или она у каждого заказала по вещи на праздник? Размяв лапы, устремляюсь за чересчур резвой ракконой. Улица чем-то напоминала зародыш местной промышленности, так и оставшейся в виде мастерских, каждая из которых производит свой, неповторимый товар - до унификации и гильдий очень далеко. Судя по мирной работе, не просто очень далеко, а ОЧЕНЬ далеко. "И почему вы остановились на одном этапе?", задаюсь вопросом. "Или следы индустрии ирков следует искать в столице, Ви'Аре? Планету едва начали заселять, и, судя по численности жителей города, до налаживания жизни далеко. Ирки работают, радуются жизни, отдыхают, но мне со стороны лучше видно, насколько они далеки от задуманного уровня развития..." С нами поравнялась "самоходная" тележка, движимая одной лишь магией - вместо двигателя или запряженных животных, перед украшала незатейливая деревянная коробка, из которой к колёсам тянулись пучки проволок.

- "Привет, Дарран, - по-дружески поздоровалась Веррата, зачем-то добавив в имя знакомого вторую "р". - Смог таки запустить устройство?"

Обладатель серо-рыжей шевелюры потянул за рычаг, останавливая устройство. Обода, обитые металлической лентой странно зашипели. Никак магия в действие. Готов спорить, "коробка" несёт функции управлении и движителя, а колёса.. зачарованы что ли... да, зачарованы и принимают энергию для совершения работы, в данном случае, везти водителя и пару мешков, плотно набитых округлыми то ли плодами, то ли корнеплодами. Запах стоял... специфический.

- "Ну надо же, зеррагор в первый свой век нашла себе спутника! - ирк хотел сделать жест рукой, но передумал. - А чего это говоришь через мыслеречь?"

Крылатая смущённо отвела глаза.

- "Прекрати. Даррелл, познакомься, Дарана, постоянный почитатель самоходной техники, - и добавила, успев опередить уже открывшего рот водителя "машины", как я решил окрестить этот агрегат. - Вечно жалуется на недостаточное снабжение из центральных миров".

- "Приятно познакомиться, Владеющий, - немного ошарашил меня. Маг... - Так слухи верны, и Уирнарр решился испытать, доверив ученика?"

- "Здравствуй, Даран", - поздороваюсь, а сам незаметно отступаю поближе к ракконе. Пусть сама объясняет.

- "Светлого Неба и Чистой Ночи. Мр-р-ры, - не то пропел, не то промурлыкал ирк. - Надеюсь, Веррата будет не слишком строгой наставницей. Всё, пора мне бежать. Яквы* не терпят задержки. Не скучайте!" - и заводит "машину".

Скрипнув, та шустро исчезает из виду. Без дыма и прочего шума.

- "Любитель повозок... Ещё один сплетник нашёлся, - ворчит Веррата, проводив глазами знакомого. - Через два дня все в городе будут знать о тебе, Даррелл".

Сдерживаю улыбку. На Земле сплетни и прочая чушь распространяется со скоростью света. Даже быстрее.

- "Ничего страшного. Так кто этот Даран? Он узнал во мне мага".

- "Старейшина в родном городе оплошал, вовремя не заметив Дара. А потом стало поздно учить - в двенадцать разум черствеет. Повезло ещё, неподалёку остановился Уирнарр, перед самым отбытием на Даррину. И взял с собой с согласия родных. Теперь у нас есть полусамоучка-маг. С уклоном в создание неподобных** големов".

Забавно. Четырёхколёсная самоделка пока выигрывала у голема зеррагор - хотя бы возможностью перевозить грузы.

- "Почему полу- ?" - интересуюсь у крылатой.

Та оборачивается с грустью в глазах.

- "У нас Дар проявляется раньше, да и количество магов намного больше. Поэтому и проще обнаружить проявление необычного и отдать в ученики. А у ирок, если специально не ворошить Огонь, ребёнок с родителями останутся в неведении. Им-то магия не нужна для жизни, - раккона распахивает крылья. - Без неё воздух не потерпел бы крылатых над облаками. А полу-... как же лучше объяснить... Уирнарр вроде и учитель, но Даран должен сам искать темы для уроков и развития уровня Силы. Когда мы с Рра здесь поселились, он всерьёз увлёкся самоходными повозками. Ты, кстати, видел его тринадцатое творение".

Оглядываюсь, словно надеясь увидеть хотя бы одно из них. Альтернатива технике здесь не за горами. Но как творение мага смотрится примитивно, рядом с машиной людей!

- "И все... сам? Без помощи?" - мир, казавшийся недавно более или менее понятным, уже не кажется таковым.

- "Посуди сам, Даррелл. Кроме овладения универсальной*** мыслеречью и искусством применения влитого в предметы Огня, большего он добиться так и не смог, - встрепенувшись, Веррата неожиданно добавила. - И он уже нашёл свою единственную. Не знаю, правда, согласилась она или нет... Вот она, красочная мастерская".

Некоторое время я беспомощно озирался, пытаясь уловить суть фразы. "Начала про Дарана, а закончила на красках", металась в голове мысль. Вывеска мастерской, залитая разноцветными красками, попалась не сразу. И висела она ближе к краю дома. Символы местной разновидности письма на этот раз оплетали довольно странную картинку - овальные пятна краски соприкасались, формируя подобие земной ромашки, но с разными лепестками. Красный, синий, жёлтый, зелёный... Помимо них по краям струились серебряные и золотые линии.

- "Нам здесь что-то нужно?", - обращаюсь к ракконе, гипнотизирующей окно первого этажа.

- "Да... ты постой на улице. Ладно? - зеррагор переминалась с лапы на лапу. - Это не для чужих глаз".

И быстро исчезает за широкими створками входа. Остаётся терпеливо дожидаться на улице. Двух крылатых помещение точно не вынесет. "Опять что-то скрывает от брата, как пить дать. Иначе зачем такая секретность?", усаживаюсь на пятачок, поросший травой. "Сам согласился, но Уирнарру полетел докладывать о чужаке в доме. А тут Верра таскает домой свёртки от "ювелира" (так я окрестил первого мастера) и "маляра". Первый может снабдить мелочью, недоступной для выделки голой магией, второй... Не знаю, зачем ей краска. Башня в ремонте не нуждается", провожаю одинокого прохожего. Ирк средних лет (примерно, так как их тела скрыты мехом) неторопливо пересекает дорогу, по направлению к центру. Даже рукой помахал, громко произнеся короткую фразу на своём языке. Здоровается? Делаю рассеянный вид и киваю в ответ. Мол, здравствуйте, я жду здесь кое-кого. Поэтому здравствуйте и прощайте. Качает головой, но уходит. А жаль - со знанием устной речи мог бы расспросить о новостях или жизни здесь. Без помощи Верраты. Или... От руки тянется недлинная тень. Хм. Задираю голову вверх - Солнце уже обошло Варьялу и висит где-то над окраиной, чуть прикрывшись серыми тучками. Выходит, осмотр придётся переносить на завтра. Общение с Уирнарром отняло немало времени. Неожиданно на нос падает капля. Ещё одна... Машинально слизываю их длинным языком. Вода. Ай!. На спину обрушиваются водяные струи. "Ну вот", отряхиваюсь на манер собаки и спешу под навес, пристроенный прямо к стене мастерской "маляра". В небе погромыхивает, пробуждая в сердце давно забытые чувства. Тёплый дождь охотно подчиняется команде свыше и усиливает напор. И вот уже на дороге стоят неглубокие лужи. "И как теперь лететь обратно", осторожно высовываю морду наружу. "Душ" и не думает прекращаться, наоборот, тучки окончательно сбиваются вместе, заслонив Солнце целиком.

- "Даррелл, вылезай оттуда! - раздаётся в голове весёлый смех Верраты. - Он же тёплый!"

- "Я купался совсем недавно. Мало?"

Крылатая, словно специально сильно шлёпая по лужам, подбегает ближе и силой выталкивает под открытое небо. Грива немедленно намокает, плотно охватив шею. Скорее для виду, отбиваюсь от ракконы. Уж лучше поддаться, чем строить из себя недотрогу. Другой бы на моём месте посчитал это глупостью... и ладно. Не стану портить ей хорошее настроение.

- "От чего такое веселие? На улице никого из сородичей, только ты одна мокнешь под дождём, - выжимаю волосы, что сейчас бесполезно. - И я".

- "Откуда знаешь, что не мокнут? - хитро улыбается Веррата, и тут же делает строгое лицо - Или, пока беседовала с мастером о красках, успел обежать всю Варьялу? Признавайся, куда успел сунуть любопытный нос!"

Недоверчиво смотрю на зеррагор - не время для юмора.

- "Никуда, - коротко отвечаю. - Надеюсь, дождь скоро закончится".

- "Надо же, мне достался ученик-зануда... кто бы сказал раньше рассказал... - шутливо ворчит она, потеснив под навесом. - Может и скоро. А может и нет - всё зависит от наличия мага, корректирующего погоду".

Недоверчиво гляжу ей в глаза.

- "И... его, разумеется, в Варьяле нет?"

- "Верно, - загрустила Веррата. - В Альве есть, у нас нет. Не нашлось второго. Поэтому, если ты и правда имеешь... ну, то есть имел отношение к управлению погодой, имеешь неплохие шансы быть взятым на работу Уирнарром. Если вспомнишь Владение, - добавляет, одарив многообещающим взглядом.

Грр. "На что намекаешь, крылатая волшебница? Или демоница? Я же понимаю, к чему ты клонишь", вывод напрашивается сам собой. Не желает отпускать из своих лап... Хм. Самца? Или всё-таки знак нового статуса? Отстраняюсь от слишком тесно прижавшейся ракконы - места под навесом мало, и попадаю под тонкие струйки воды. Небо за городом уже проясняется, скоро и сюда доберутся тёплые лучи светила, вмиг высушив шерсть. Чтобы не заскучать, перевожу разговор на другую тему.

- "Верр, а навес для кого здесь выставлен?"

- "Для всех, - и добавляет, чтобы избежать непонимания. - Обычная практика вне столицы. Это там полно крытых мест, могущих приютить как крылатых, так и бескрылых, а здесь обходятся тем, что доступно. Начал прокладывать новую улицу или продолжить старую, изволь поставить парочку навесов для прохожих. Не все же имеют возможность зайти", - указывает на дома.

Дальше мы стояли молча, в ожидание смены погоды. Она под крышей, я весь мокрый. Шерсть у ракконов, пусть и обладает неким водоотталкивающим свойством, но от дождя спасает плохо. Всей кожей ощущаю, как по телу идут тоненькие струйки воды, стекая по лапам на землю. Грива окончательно слиплась, на манер волос сестры, после принятия душа. Сейчас бы сюда фен... Последние капли разбиваются о зеркало лужи под согревающими лучами Солнца. Дотянувшись до шкуры, мигом высушивают каждый волосок. Сразу становится душно, сказывается высокая влажность. Едва Веррата выходит на открытое пространство, как с одного из скатов сбегает поток воды.

- "Рррр, - отряхивается на меня. - С помывкой тебя".

- "Тебя тоже", - и немедленно получаю новую порцию брызг.

Теперь уже оба трясём крыльями, избавляясь от даров погоды.

- "Так специально заходила в мастерскую..."

- "Красок, Даррелл. Хотела забрать заказ, но, - махнула хвостом, - слишком рано. Не рассказывай только Рра об этом? Ну, пожалуйста!", - мигом превращается из красивой и умной крылатой в шкодливого ребёнка... или детёныша?

И как не отказать в просьбе под таким жалобным взглядом? Хуже не станет, а раз просит, то доверяет. И это хорошо.

- "О чём ты?" - уточняю.

- "О краске для... шерсти, - раскрывает маленькую тайну мне. - Рра давно вбивает в голову, что не потерпит дома "размалёванное чудище, маскирующиеся под духа". Зануда. Ну нет у него фантазии и тяги к искусству!" - фыркает Веррата, очевидно, припомнив неприятный разговор с братом.

- "А я здесь причём? Хочешь, применяй. Если понравится, похвалю", - на лице ракконы расплывается улыбка. Зверская такая, но... честное слово, приятная. Привыкаю к эмоциям этих хищников. Да уж... Подходит вплотную и с вызовом смотрит прямо в глаза, вопреки всем моим знаниям о поведение хищников.

- "Точно?" - её нос всего в сантиметре от моего.

- "Верр, я не совсем понимаю, зачем тебе эта краска", - пытаюсь не поддаться провокации.

- "Когда придёт время рассвета, увидишь первым, - разряжает обстановку "демоница", зачем-то подмигнув. - Уверена, ты оценишь мою задумку".

"Меня уже пригласили на праздник? Узнать бы, в качестве кого...".

- "Старейшина не накажет после?" - уточняю, в надежде не стать крайним. Попасть в список нарушителей совсем не горю желанием. Выпутывайся потом! Пора немного отступить - репутация и здесь чего-то, да стоит. Никто же не воспримет всерьёз Владеющего, нарушающего общественный порядок? Веррата в Варьяле на хорошем счету, но доверять действительно важное дело никто не станет, найдут иного кандидата. И пример этого недавнее решение Уирнарра: всё-таки он убил двух зайцев, объединив под предлогом ученичества двух нуждающихся в поднятие уровня знаний. Одному восполнить пробелы в памяти, второй дать повод подтянуться по дисциплинам.

- "Ты сейчас прямо как Рра! - обижается она. - Видишь в моих планах источник неприятностей".

Правда? До чего же сложно понять раккону... "Наконец, мы собираемся двигаться дальше?", - задираю голову в поисках светила. Кажется, возымело действие.

- "Просто дождись праздника Рассвета. А нам действительно пора двигаться дальше", - "вспоминает" незадачливый "экскурсовод".


***

Быстро сориентировавшись, Веррата ведёт дальше по улице, зачем-то сворачивает между домов. Мастерская по обработке крупных изделий из металла, судя по могучим ударам по светящейся стали. Искр вроде и нет, но воздух при соприкосновение насыщается крошечными огоньками зелёного цвета. Наковальня стоит не на первом этаже, а на заднем дворе, куда есть доступ для посторонних. Окна и двери окованы (иначе и не назовёшь, пусть и задействована неведомая магия) полосам, то и дело прерывающимися искусно выполненными цветами и звёздами. Но не это привлекает моё внимание. Источник Силы, дающей право кузнецу распоряжаться металлом, как душе угодно, сидит напротив рабочего места и буквально гипнотизирует будущее изделие, сейчас ещё только принимающее конечную форму - крылатый дымчатого окраса удивительно спокоен. Звон металла над самым ухом нисколько не мешает, не сбивают его с настроя. Дав хорошо осмотреться, раккона силой вытаскивает обратно на улицу.

- "Не хочу зря отвлекать Вита с помощником. Они хорошие, но за потерю контроля могут здорово обидеться".

Не сильно и хотелось долго там проторчать... А что насчёт странных искр?

- "Верр, те искры..."

- "Магия, Даррелл, магия, - отмахивается она. - Надо тебя как можно скорее обучить Видению****, а то так и будешь переспрашивать о настолько очевидных вещах. Даже Рраррог увидел бы потоки энергии, протянувшиеся к тому куску металла".

Жутко хотелось узнать, может ли маг видеть "ауру" живого существа, как в Институте... но не решаюсь. Не стоит пока ворошить непознанное. Понадобится, спрошу.

- "Не за этим ли Уирнарр приставил тебя?" - стоит напомнить о предстоящих занятиях. Чем раньше начнём, тем проще будет устроиться в обществе. Магу проще.

Веррата ненадолго замолчала, собираясь с мыслями. "Может, хватит заниматься ерундой?", хочется сказать ей. Краски, украшения... эти предметы не имели никакого отношения к поручению старейшины... Но нельзя. Обижу ведь. Идём дальше. Когда перекрёсток уже позади, она неожиданно заявляет, развернувшись вполоборота:

- "Ты прав. Мне пора начать обучение. Так что, - кисточка хвоста промелькнула мимо моего лица, - готовься. Завтра с утра начну первый урок. Мне и правда нелегко осознать, что стану сама кого-то обучать. Тем более, почти ровесника".

Ровесника? Очень интересно. Выходит, маги умеют определять и возраст? Заметив недоумение, поясняет:

- "Даррелл, твоя грива. Или... да, и это... По гриве очень легко определить возраст крылатого, - учит на пальцах Веррата, демонстрируя свою. - Чуть проклёвывается, значит, не более шестнадцати. Покрывает шею пушком - до восемнадцати. У тебя же она через год-два начнёт ниспадать на плечи*****. Значит, около двадцати сезонов. А моя, - чёрные волосы ложатся у основания шеи, - уже выросла".

"Странное отношение к возрасту", успеваю удивиться, прежде чем вспомнил о продолжительности жизни ракконов. До тысячи лет. Невообразимо долго, один, даже пять лет, мало что решают, в конечном счёте.

- "Поэтому я старше тебя, - замечает она. - Может ещё потому Уирнарр выбрал в качестве зерги... Не важно".

Веррата с задумчивым видом смотрит в сторону Солнца.

- "Старейшина спутал все планы. Хотела же показать все достопримечательности Варьялы. А уже поздно, скоро ирки займутся домашними делами. Да и Рра, наверное, волнуется за нас. Столько наговорили друг другу, пока помирились..."

С сожалением смотрю на оставшиеся мастерские. Вывески, даже при незнание местного языка, неплохо помогают понять род занятий и тип продукции. Кусок ткани, аккуратно пришпиленный, ремни с непривычной формой пряжки, кисточка на листе... бумаги?

- "Но одно место мы всё такие успеем посетить, - успокаивает раккона, поняв моё настроение. - Мастер по Дереву работает допоздна, занятый изготовлением предметов быта ирок, от стульев до надёжной мебели. Нам она, конечно, ни к чему, зато его методы работы тебе, думаю, понравятся. Видишь полосатую дощечку вместо вывески7".

Вращаю головой, в надежде заметить этот указатель. Хм, нашёл. Широченные доски покрывают всю верхнюю часть первого этажа. Не реклама ли долговечности7 Или причуда двуногого жителя города? Спрошу у неё, мало ли.

- "Он специально обил верх досками?"

Раккона, однако, опровергает эту версию.

- "Пф... Даррелл, а подумать? Мастер Родорок здесь поселился спустя год после основания города. Каждый третий дом, так или иначе, несёт в себе следы его работы".

Вспомнил - сегодня уже было что-то про зачаровывание материала для крыши.

- "Между прочим, именно мастер Родорок научил меня приданию формы дереву. Представь, какого работать с големами и не знать, как лучше всего придать конечную форму детали? У крылатых зерга ответ всегда один. "Проникни сознанием в материю, познай её суть", - передразнивает кого-то из прошлых наставников. - Ну не глупость, правда?", - обращается в надежде заполучить поддержку.

Машинально киваю. Надеюсь, обучение не превратится в подобие медитации, как в случае с Верратой.

- "Зато Мастер по Дереву не вбивает в голову подобные мысли, он следует велению разума, заметившего в заготовке нечто искомое. Чуть фантазии и можно приступить к воплощению..."

"Ого", мысленно восклицаю, припомнив нашу первую встречу. Трёхногий голем, обмотанный проволокой... самое настоящее "воплощение" фантазии зеррагор. Странно, что не прицепила сегментированный хвост или кривые руки. Скептически хмыкаю - в новом теле получается нечто среднее, между рычанием и хрипом.

- "А мне везёт, - замечает крылатая, - одному доказывала, второму. Теперь ученику. Тогда пойдём. Если мастер не ушёл раньше времени, смогу доказать свою правоту на практике".

Бесполезно спорить на тему методов обучения. Никак не вяжется занятие по обработке древесины и магия.

Нам не повезло - то ли у Родорока сегодня выходной, то ли кто-то позвал к себе, но мастерская встретила закрытыми дверями. Веррата на всякий случай обошла дом с двух сторон (двухэтажный, он стоял на углу улицы). Странно, что она не поднялась в воздух - вдруг все попрятались и не желают впускать?

- "Не успели, - садится на землю раккона. - Должно быть, он отправился в Алью на работы, а помощник ушёл раньше времени. Завтра спрошу, как скоро вернётся Родорок. Совсем потеряла ритм жизни...", - сокрушается, отыскав на небе светило. До вечера, согласно моим наблюдениям, остались считанные часы.

Жду "распоряжений" Верраты. Надеялся ведь прогуляться по Варьяле, заручившись поддержкой зеррагор. Жит ьи не знать местности не моё - отрабатывать кров над головой придётся, несмотря на все заверения. А помощь без вылазок в центр, за помощь и не считается. Заодно можно пополнить багаж знаний об ирках.


***

Оррес не стал терять времени, немедленно направившись к точке Туннеля. Смысл задерживаться, если прямого пути на Даррину нет? Предстоит побывать на двух планетах, прежде чем крылья зачерпнут воздух непокорённого мира. Возле Камня******, помимо Открывающих, сидела группа ирок, при виде мага дружно вставшие и приложившие руку к сердцу. "Из учёных", припомнил, пока глаза споро бегали по лицам братьев. Простые жители относились к крылатым немного попроще, как ни крути. Дети, и вовсе безбоязно подходили на улице за ответами на вопросы, пока их не отваживали взрослые. "Любопытно узнать, кто ещё летит на Даррину", размышлял крылатый, ожидая своей очереди. Открыть Туннель самому слишком сложно, в планет затрат - уровень позволял, но после придётся лежать пластом с седьмицу, прежде чем снова возьмётся за работу. Открывающие попались шустрые, Оррес не успел и глазом моргнуть, как площадка опустела. "Узнаю работу Одного из Ста".

- На Даррину? - уточнил зачем-то старший, чей знак ярко блестел в лучах полуденного Солнца, тем самым подчёркивая цвет шерсти. Серый с золотистым отливом.

- Да. Надо что-то передать?

К отбывающим иногда бывают просьбы разного характера, чаще всего передать письмо или лёгкую посылку.

- Пожелай доброго здравия Уирнарру, - обладатель знакового украшения занял своё место. - Так... начали.

По глазам резанул яркий свет, заставив зрачки резко сузиться. Результат выброса отражённой энергии. Собравшись, Оррес прыгнул...

Он прикрыл голову от Солнца крылом и кое-как осмотрелся. Как же жарко в его новом доме, особенно с непривычки, после прохладного, полного облаков неба Ви'Ары. Невидимые птицы неистово щебетали в шелестящих на мягком, чуть спасающем от жары ветре. Как будто планета старалась понравиться потерявшему всякую надежду на жизнь раккону. И дать забыть об оставленных за хвостом невзгодах. Если то было так просто... Но теперь он постарается. Развернув и сложив несколько раз крылья, отошёл в сторону, чтобы дать место другим входящим и выходящим. Их немного - и это хорошо. Суета никому не нужна. Нужно спокойствие и уединение...

Но куда дальше лететь? Оррес устроился в тени раскидистого дерева. Потом подумает. Разве он торопится куда-нибудь? Посидит, приведёт мысли после переноса в порядок, и всё решится само собой. Алья город тихий, никто станет тревожить одинокого раккона, тем более, мага.

А вокруг шла своим чередом, пока незнакомая, жизнь. Ирки неторопливо шли по своим делам, в небе парили незнакомые крылатые...Оррес с некоторой завистью покосился на двух резвящихся чибиков под присмотром ласковой мамы. Эти двуногие птенцы напомнили о собственном несчастье. Он лишён семьи. Навсегда. Другой ему не найти на замену - сердце не готово принять её. На женщин и детей маг теперь избегал смотреть, чтобы не тревожить раненую душу. Пришлось отвернуться.

- Счастливого прибытия, Оррес! - звонкий голос раздался над самым ухом. Это Маррита - обрадованная новой встрече с другом избранника. - Я боялась уже, что твоя самостоятельность вновь пересилит, и ты решишь искать Варьялу в одиночку! Обязательно бы заблудился! У нас здесь полно пустых территорий.

- Не страшно, - тихо ответил он вместо приветствия. - В первые дни на дикой природе жить проще. Ни ты никого, ни тебя никто не знает, и все счастливы.

- Так! - оскалилась раккона. - Опять от всякого общения отгораживаешься? Одичаешь!

- Ну и хорошо... Чтобы приобрести новый разум и воспоминания, надо прежде отказаться от старых.

- Нет уж. Мы с Уирнарром поднимем тебя на крыло, не сомневайся... Полетим с обозом?

- Сами, - отказался Оррес, - я тебя защищу от любых хищников.

"Защитит... Свою не защитил, куда уж чужую? Надо было умереть в тот день...".

Сталью блестела река под крыльями, по которой иногда проплывали широкие лодки ирок. Реки всегда были основными дорогами для бескрылых братьев - а на планетах Овсера Радарья******* рек было достаточно. В высях ветер сильнее, чем на поверхности. И прохладнее. Одни холодные воздушные потоки, яростно теребящие гриву, что спасают от полного сил солнца. Хорошо, оно светит в спину и не слепит глаза. Хоть бы облачко, что ли...

Маррита щебетала без умолку. Очень ей хотелось чтобы зажила рана в его душе, чтобы он перестал вспоминать о прошлом и начал жить в настоящем. Понимает, не вернуть Эрреку, но она не одобрит опрометчивый поступок любимого. Однажды они будут вместе, но торопиться не стоит. Впереди столетия, полные новых встреч и расставаний... Да, нужен! Только посмотри, сколько всего ещё предстоит им сделать... Только-только начали заселять планету, ещё не обустроили ничего. Всего два небольших города, несколько поселений - вот и вся цивилизация. Дикие звери постоянно присматриваются к домашней живности, да и вообще природа не приручена - представляете, на всю планету один Гонитель Облаков... Кто в тройке самых сильных магов на планете? Урирнарр? Он на третьем. На втором Арреррекс из Альи. Ну, а на первом кто? Не догадывается? Эх... да это же он сам! Победитель, да ещё и с большим отрывом. С его переселением, магическая сила Даррины сильно прибавила...

Оррес только фыркал в ответ. Да ну её. Что он, не понял - его хотят отвлечь от горестных мыслей? Понял. Понял и мотивы Марриты. Постараться в обществе вести нормально, а не как одичавший... Знала бы эта жизнерадостная женщина, что с поручением от Совета не удастся забыть о прошлом... Тогда бы так не щебетала.


***

- "Полетели домой, - обиженно вздыхает Веррата. - И, Даррелл, не забудь мне напомнить о своём про обещание".

Ближайшая площадка оказалась за углом - те же круги и цветные камни. Поднимаюсь первым и кружу над крышами. Мимо проносится тройка ракконов, и исчезает где-то на окраине города. Не любят они тесноту застройки (как по мне, в Варьяле предостаточно места, на дороге есть где посадить некрупный самолёт), предпочитая возводить остроконечные башни подальше от центра. Даже жилище Уирнарра возвышается в стороне, где порядочно двориков с садами. Хм...

- "Эх, завтра постараюсь не оплошать и устроить нормальную экскурсию, - зеррагор с лёгкостью отрывается от земли. - Не стоило совмещать с заказами у мастеров".

"Это точно".

- "Верр, а почему почти все башни на окраине города?", - невинно интересуюсь, чтобы хоть немного скрасить полёт порцией информации о жизни в новом мире.



* - плоды с садовых деревьев;

** - голем, чей внешний вид никак не соотносится с живым организмом. Например, повозка с примитивной системой команд и движителем, работающим на накопителе Огня, то есть энергии от мага;

*** - следует отличать мыслеречь ирок от мыслеречи ракконов. Первая более специфическая, рассчитанная на своих (применима и к людям), вторая универсальная, рассчитана на любое более или менее разумное существо;

**** - способность видеть потоки энергии, суть магии крылатых. Является дополнительным чувством, и служит главным инструментом при познании начал. Без развития Видения Анатолию не стоит и мечтать о получение официального статуса мага. Велика опасность с треском провалиться на первых же уроках. Всё равно, как если бы слепой пытался читать обычный текст на бумаге;

***** - языки ирок и ракконов частично дополнили друг друга. Термины по магии и обозначение предметов быта один из ярких примеров. Совместное проживание неизбежно ведёт к обогащению словарного запаса. В исконной речи вторых слова плечо(-и) просто не было. Причина - крылатые не делали различий между крыльевым и плечом передних лап-рук, в их языке даже не было слов, чтобы хоть как-то различать. Одно слово заменяло, в зависимости от ощущения мыслеречи, сразу два термина. В условиях постоянных контактов такое уже недопустимо, хотя бы в силу слабого Дара у ирок, вынужденных уже полагаться исключительно на вербальную речь;

****** - фиксатор координаты точки входа/выхода туннеля. Применяется в случае стационарного прохода, многократно опробованного магами. Существенно снижает затраты энергии и требования к Открывающим (инициаторы Туннеля, обычно пара сильных Владеющих, либо Один из Ста);

******* - так называется вариант "государства", "братство" ирков и ракконов;



Глава 21.


- "Башни? - переспрашивает она, очевидно, занятая мыслями о неудавшемся визите к мастеру. - Башни...".

Качнув крылом, указывает на ближайшую постройку ракконов - в стороне медленно проплывает точная копия дома брата с сестрой.

- "Даррелл, не забыл ощущения на центральном рынке?"

Ощущения? Что же ей надо... Хорошо помню непрерывный шум, исходящий от продавцов с покупателями, множество разговоров вокруг, смех детей.

- "Было немного... шумновато", - единственное ощущение, преследовавшее до самой площадки для крылатых.

- "Правильно! - хвалит меня. - И это всего лишь малый город. Представляешь? Никто из нас не любит шума и суеты возле стен жилища, пусть оно и возвышается над всем. Вот и строим подальше от центров жизни братьев. Они и не возражают, - добавляет Веррата. - Кому понравится, когда над головой постоянно хлопают перепонками?"

"Людям точно", мысленно вижу реакцию делегации на планету магов. В небе носятся крупные хищники, зорко следящие за безопасностью, время от времени садящиеся на "балконы", находящиеся на высоте, недоступной для бескрылых. Незабываемые впечатления. А если ещё и постоянно над улицами... Надо уточнить кое-что.

- "Но города бывают разными. В столице ракконов несравненно больше. Там должны быть целые районы с башнями...", - неуверенный, замолкаю. С неё хватит и такого вопроса.

"Экскурсовод" поводит головой из стороны в сторону.

- "Зачем объяснять, когда сейчас можно самому увидеть? Следуй за моим хвостом*", - и начинает набирать высоту.

Я едва поспеваю за ней. Сердце в груди стучит всё громче - стремится протолкнуть как можно больше крови к работающим мышцам. Где-то в глубинах сознания проступает лёгкая паника, и стремится перехватить, хоть на миг, внимание. Сорвать контроль над телом... Выше пятидесяти-ста метров я ещё не забирался, а здесь... А здесь не меньше двухсот. "Ё...!", мысленно восклицаю. Так, чтобы случайно не услышала раккона. Иначе и не описать чувство некоторой беспомощности перед истинной воздушной стихией. На Полигоне были детские игры... Под лапами вся Варьяла, от края до края, со всеми башнями, улицами и центральной площадью. Лес, отступающий вглубь материка, тянется до самого горизонта; кое-где темнеют проплёшины водоёмов и светлые пятачки полян. Река, огибая холмы, идёт дальше, за скалистые образования, к Алье - отсюда неплохо видны иголки построек крылатых. Да уж... глаза в новом теле великолепны... "Аррр", вырывается из горла, когда легкий порыв ветра подхватывает и бросает в сторону. Веррата, до того невозмутимо парящая справа, с беспокойством посматривает - не переступила ли она грань?

- "Даррелл, главное, не паникуй. Отдайся стихии полностью... Да, вот так, - подбадривает, заметив попытку исправиться. - Пожалуй, не стану тебя мучить высотой. Осмотри город. Что ты видишь?".

Ого... далеко внизу вырисовывается занятная картина. Знакомые улицы, пересекающие площадь... Это и так знаю. Ага! При таких расстояниях крыши башен превращаются в круги тёмно-красного, с золотым отливом, цвета. И все аккуратно расставлена концентрическими окружностями. Лишь один, более светлый, тянется к центру.

- "Ясно. А там что?", - забываю, где нахожусь, и привычно указываю рукой, отчего чуть не заваливаюсь на бок.

Аэродинамику и центр тяжести никто не отменял, будь ты трижды маг. На всякий случай крылатая подлетает ближе. В глазах читается тревога.

- "Зал собраний. Одно из немногих зданий, куда охотно идут ирки. Предпочитают быть ближе к земле, пока рядом не стоит некто, обладающий мощными крыльями".

- "И часто там выносят решения?", - страх высоты медленно заползает обратно, уступая место простому любопытству. И Солнце располагает к беседе - греет тела последними за сегодня лучами, отбрасывая на перепонки жёлто-красные полосы.

Зеррагор не спешит с ответом. Сама наслаждается моментом провода светила.

- "Раз за половину цикла**. Надеюсь, тебе понятно, как появляются городские круги***? В столице, к примеру, таких не один, а целых двенадцать! - и добавляет. - Быть может, однажды и Варьяла станет такой".

Но я не слушаю - стоит прикинуть, как лучше всего начать плавный спуск. Признаться, за время блужданий по лесу Даррины, часть блоков от человеческого сознания - "Я же упаду!", "Слишком высоко" и прочих, вмешивающихся при каждом полёте - почти исчезли, прекратив мешать нормально жить в теле раккона. Тот Анатолий, сразу после высадки, никогда бы не решился подняться так высоко. Потому что не умел, не был уверен в себе, не... Самообман и самогипноз великая штука. Разум, перенесённый в клона крылатого, оказался куда пластичнее, чем предполагал на пар с Джефферсоном профессор Соловьёв. Иначе откуда взялась тяга к полёту? Не к вынужденному, а к настоящему, свободному, подчинённому разуму и дающему одни положительные эмоции? Не считая усталости после рынка, и лёгкого страха сейчас. Где моя осторожность?

Веррата, очевидно, заметив волнение спутника, взяла руководство на себя.

- "Делай как я. Подросшие чибики, в начале тоже не умеют правильно снижаться, подолгу кружа в воздухе, - она заскользила вниз, чуть подогнув крылья. - А это, и, правда, не так просто".

Прищурив глаза, оглядываюсь в последний раз на Солнце - за время нашей беседы оно приблизилось к горизонту, окончательно повергнув Варьялу в мир теней. И тут происходит нечто странное - вдали появляется белый огонёк, после чего тут же гаснет. Больше похоже на вспышку, применяемую при съёмке, когда мощные лампы запускаются на считанные секунды, давая возможность электронике считать информацию со светочувствительных матриц. Но... там ведь находится Алья, крупнейшее поселение на планете. Что происходит?

- "Что это было?" - пусть лучше подтвердит мою догадку.

- "Око***. Кто-то пришёл или вышел. Как начнёшь ориентироваться в Видение, обязательно отведу в Алью. Есть на что посмотреть, и маги там...", - остальное пропускаю мимо ушей.

До меня наконец начинает доходить смысл "пришёл или вышел". А если... Нет, не если! Старейшина вполне мог сообщить на материнскую планету о появление раккона, потерявшего память. Обычная просьба о консультации или помощи в лечение... И отсутствие наблюдения объяснить легко - к чему она, когда под боком всегда есть крылатая зеррагор? С ней (идея дать в "учителя" сам... девушку не такая уж плохая идея, с учётом пробелов даже среди банальных навыков жизни) он, то есть я, не пропадёт в черте города, не сбежит (где найти повод, когда под боком такая очаровательная раккона?)... Может этот загадочный маг, явившийся на зов Уирнарра, летит сюда, или, того хуже, подкрепляется с долгой дороги и размышляет крылатом белого, с серебристым отливом, цвета? Веррата проговорилась же, светлый окрас встречается у жителей северных поселений. Знать бы далеко ли до них. Посчитают лишним проверить данный факт? Тогда повезло - одной проблемой в ближайшем будущем меньше... "Хватит думать о плохом, впереди головокружительный спуск на землю", одёргиваю себя.

- "Согласен?" - заканчивает свою речь крылатая.

О чём она... Кажется, планирует посетить Алью в скором времени.

- "Не против", - универсальный ответ, если прослушал. На сестру неплохо действовал.

Веррата едва ли не светится от счастья. Точно ничего лишнего не пообещал?

- "Как Уирнарр разрешит, так сразу отправимся в путь. Тебе полезно чаще посещать места, могущие помочь с восстановлением памяти, - кружит вокруг меня, медленно водя хвостом из стороны в сторону. - Ну что, вниз?"

И лучше побыстрее, так как не желаю дальше искушать ветер. Швырнёт в сторону, и одним человеком в чужом теле меньше... Пытаюсь повторять в точности все движения "учительницы". И это приносит результаты: мы плавно снижаемся по дуге, прямо к городской окраине. "Рраррог должен уже беспокоиться за сестру", неожиданно понимаю, припомнив жизнь в семье. Целый день пропадаем вне дома, не "звоним" (и правда, умеют ли маги связываться на расстояние?), в компании малознакомого раккона, к которому не равнодушна легкомысленная зеррагор... Воздух шумит в ушах, пусть и прижатых к голове, но оттого не теряющие свойств воздухозаборника. Сколько я ещё не знаю о новом теле?

Основные функции стали понятны в первые дни после нейропереноса: конечности (основные), кое-какая физиология (ходить под себя врагу не пожелаю, тем более, позволить окружающим нянчиться как с младенцем), простенькая мимика, мало похожая на человеческую. Вытянутые челюсти тому мало способствовали - хищники больше доверяют ушам и хвосту. Во избежание агрессии. Никого не оставит равнодушным зверский оскал, или пара-другая острых клыков, слабо прикрытая жёсткими губами. Не будь зародыша сознания нового тела, и миссия закончилась уже на Земле. Слишком много надо освоить, чтобы хоть как то сойти за раккона. Не только хвост с крыльями отличают от человека, но и реакция на окружение, без которой не было смысла и пытаться отправлять меня на Даррину. Одно дело "потерять" память, и совсем другое постоянно демонстрировать следы иного поведения, привычек и мышления, не присущих крылатым хищникам... Снова понесло на вспоминания... "И что теперь?". Веррата спускается по пологой траектории, конец которой лежит где-то у самого леса. Выдохнув, тщательно копирую манёвры, стараясь не отстать и не отклониться в сторону. С нескольких сот метров до поверхности земли, чем не аттракцион? Ты держишься в воздухе силой собственных мышц, опираясь на свою перепонку, через которую ощущаешь все изменения потоков. Нет ни системы безопасности, ни специальных кабинок. Лишь ты и земля далеко внизу под лапами. Хорошо, успел на Полигоне Института побороть страх перед высотой, иначе бы... Совершаю первую ошибку, неправильно выбрав угол, и меня швыряет в сторону, повезло ещё, что не развернуло и не вывернуло крыло.

- "Даррелл, сосредоточься на воздухе! - раздаётся в голове мыслевопль ракконы. - Отдайся стихии!"

Как?! Как я отдамся ей, когда и так нахожусь в воздухе? Беспомощно оглядываюсь по сторонам, силясь понять совет. Отдаться... Отдаться... Крохи неродного сознания бьются о барьер, мешая сосредоточиться. Плотнее прижимаю к груди руки и закрываю на миг глаза. "Каждый раккон, независимо, маг он или нет, обладает способностью держаться в воздухе. Вопреки известным законам физики... Как после купания в пруду, когда зеррагор едва не пробудила дар, демонстрируя защиту от воды... Чем полёт не магия?" Убираю барьер на пути инстинктов, немедленно получив результат. Болтанка прекратилась. "Главное, вовремя загнать их после посадки", успеваю подумать, прежде чем, буквально ныряю следом за Верратой, с беспокойством поглядывающей вверх. Она же не подумала о подобной проблеме. Без непосредственного контроля, тело работает несравненно лучше, достаточно задать направление, остальное дело "автоматики" - всё, что осталось от клона. И они же немного пугают: что, если станут частичкой человеческого "Я"? Эта та самая грань, разделяющая две расы. И переступать ни при каких обстоятельствах не следует, иначе рискую заполучить головную боль на всю жизнь. Как сядем, немедленно беру себя в кр... руки.

Встречный ветер бьёт по перепонке плотными потоками, даруя некое нечеловеческое наслаждение от происходящего и осознания собственной силы. Силы, не запятнанной никакими технологиями, идущими вразрез с самой природой. Не это ли то чувство преследует каждого, кому снится свободный полёт? Полёт, зависящий каждой мышцы тела?

Достаточно снизившись, ложусь на параллельный курс с ракконой.

- "Рррр, ты здорово меня напугал, когда почти закувыркался, - нарушает молчание, добавляя. - Слишком часто я сегодня следую велению сердца, а не разума".

Приятно, когда о тебе волнуются - на планете зеррагор единственная, кому небезразлична моя судьба... Стоит ли довериться? Позволить сблизиться? Нет, лучше не надо, лишняя привязанность к иной цивилизации лишь усугубит будущее расставание. Расколоть чьё-то сердце... я так не могу поступить. Пусть девушка здесь хищное создание, от одного вида которого простой человек бросится бежать или схватится за оружие. Упокоить бы её...

- "Всё нормально, я лишь... растерялся, когда оказался один высоко в небе, - осторожно улыбаюсь, как это умеют ракконы. - Иногда память играет, и не желает так просто отдавать знания и воспоминания".

Наклоняю голову вниз - на такой высоте хорошо заметно, насколько долго мы пробыли над Варьялой. Длинные тени деревьев медленно наползают на окраину.

- "Не очень отклонились?", - интересуюсь у зеррагор, одновременно присматриваясь к очертаниям тёмных башен.

Которая наша? Отсюда они все кажутся одинаковыми тёмными "карандашами". Или ракетами из далёкого прошлого, готовые устремиться к звёздам по первому приказу.


***

Поздно вечером они долетели до Варьялы. На высоте солнце ещё светило, но земля уже погрузилась в тень. От той дневной жары, встретившей Орреса при выходе из Туннеля, не осталось и следа. Тихо - непривычно для жителя столицы, целыми днями плывущему сквозь море звуков. Казалось, если прислушаться, то можно различить, как поют редкие облака, не успевшие уйти следом за светилом, и теперь желающие ему скорого восхода. Издали город походил на скопление светлячков - лишь на подлёте стали различимы тёмные стволы башен ракконов, и приземистые дома братьев. Редкие прохожие на улице: давно закончилось время для гуляния после работы, и жители разошлись по домам, предпочтя уют свежему воздуху вне стен. Казалось, теперь достаточно найти свободное место, и приземлиться, чтобы никому не помешать. Но Маррита повела дальше, к тёмно-серой башне.

- Сегодня ты ночуешь у нас, - она сразу отклоняла всякие возражения, - Уирнарр будет рад тебя видеть. Думаю, вам есть о чём поговорить.

С этими словами они приземлились на площадку обиталища старейшины. Сам Урирнарр уже поджидал под сводами входа: решил встретить возвращения подруги с долгожданным гостем, устроившись на свежем воздухе и любуясь на город, в который он вложил столько трудов и времени. Заметив пару крылатых, он своевременно освободил пространство. Поприветствовав Марриту, радостно улыбнулся старому другу:

- Добретава, Оррес! Как же давно мы с тобой не встречались... - пятнисто-серый бок оказался совсем близко от гостя, сохранившего на лице хмурое выражение.

- В последний раз - на соборе первооткрывателей, - припомнил полосатый, - как раз тогда тебя и назначили на Даррину.

- Сколько же вадёсен***** прошло? - старейшина задумался, вороша память. - Две? Три? Время здесь быстро летит. Казалось, только вчера с тобой расстались.

- Что, не соскучился по товарищу? - разочарованно протянула Маррита.

- Не надо мои слова искажать! - зашипел на неё старейшина. - То, что не заметил, как время летит, не значит, что не соскучился. И, наконец, это я тебя пригласил, Оррес!

- Спасибо, что не забыл, - ответил тот без лишних эмоций. На лице лишь проступила грустная улыбка, словно от осознания ещё одной потери.

- Да всегда рад... пойдём в трапезную, что ли? - Уирнарр направился ко входу, не отворачиваясь от Орреса.

В отличие от многих других ракконов, хозяин башни не держал помощников из братьев. Его коробила сама мысль сделать кого-то прислужником, большую часть дня сидящего без дела - слишком много дел у старейшины, и жилище обычно пустовало. Потому всё хозяйство вёл вместе с подругой, не скупясь на энергию для благоустройства и повседневных дел. Сила позволяла такую расточительность. Но обычного мага такая жизнь, рано или поздно, вымотает. А готовить своими руками, разумеется, быстро надоедает, особенно, когда рядом нет поддержки в лице прекрасной крылатой.

И сейчас хозяйка с грустью смотрела на Орреса, механически жующего свежее мясо, и уж точно не обращающего внимание на вкус. Да и смотрел он не на блюдо и не на собеседника, а куда-то перед собой, перенося взгляд с одного на другой предмет интерьера. Уж не прошлое ли снова его тревожит? От сумерек в глазах крылатого было действительно страшно, настолько он напоминал Ушедшего. Впечатление рушили лишь редкие и неохотные ответы на вопросы хозяев.

- Как жизнь в столице? - старейшина всё пытался поймать взгляд старого друга.

- Шумно и грязно, - сглотнул Оррес, проталкивая ставшую отчего-то тяжёлой пищу. - Ты правильно сделал, что пригласил меня к себе сюда. Сам подумывал о чём-то подобном. Может, здесь мой труд оценят по достоинству? Найдёшь какую-нибудь посильную работу? Многого не прошу.

- Можно... - старейшина наклонил голову и сверкнул глазами. - Тут у нас одна зеррагор...

- Что я слышу! - пускай маг воскликнул и не слишком громко, но, по сравнению с его еле различимым бормотанием, просто оглушающие. - Город недостроен, дикие земли уже в полусотне размахов от крайней башни, и ты не нашёл мне другого занятия, как преподавание! Лучше честно признайся - решил найти замену Эрреке, - раккон отвернулся в сторону. - А её нет. Смирись.

- Ты, я посмотрю, везде намёки видишь, - Урирнарр одёрнул друга, - даже где их нет. Город уже моя забота. И вообще, ты ведь сам хотел жить в тихом и диком месте? А вот если Веррату не взять под контроль, она такому научит Даррелла...

- Зеррагор-зерга? - шевельнул ухом Оррес. - Не спорю, ты всегда был большим оригиналом. Чего стоит желание стать во главе новорожденного поселения, ставшего Варьялой, при полном отсутствие кандидатов на эту роль... Но речь не об этом. Выписал бы преподавателя из Ви'Ары. Там их хоть за хвосты отлавливай...

- Веррата чересчур своевольна и не желает видеть над собой наставника, - пояснил Уирнарр. - Потому, я дал ей самой почувствовать, что значит стать учителем. Теперь, когда на ней лежит ответственность, ей придётся и собственные знания взращивать, чтобы оправдать моё доверие. Об амбициях зеррагор отдельный разговор...Но знания эти надо откуда-то взять. Потому и предлагаю тебе - ненавязчиво так - позволить ей и её ученику брать у тебя уроки. Ты сильный Владеющий и сможешь дать больше, чем я.

Оррес вскинул голову. Его в наставники? Сразу к двоим крылатым? Знал бы, зачем зовут, ни за что бы, не отправился на Даррину. Но здесь замешаны интересы и Совет Ста. Одним "нет" не отделаться, мигом налетят, и хорошо, обойдётся одним порицанием. Никто в здравом уме не станет перечить воли Совета - ни разу вынесенное решение не оказалось неправильным или преступным. Каждое слово несло в себе отпечаток заботы о народах... Главное, от выполнения поручения сейчас зависели дальнейшие действия. Были ли то люди или какие-то иные разумные существа? Урок на Курорте невозможно забыть. И плохое настроение здесь не лучшее оправдание нежелания работать.

- Но я в любом случае не смогу дать им полные знания. Не забывай, до высшей ступени лететь и лететь.

Уирнарр оттолкнул блюдо когтем.

- Этого и не требуется. Дай им полные базовые знания по магии, особенно Дарреллу. Бедняге не повезло получить травму головы.

- Что-то серьёзное? - насторожился Оррес. Знать про особенности учеников долг любого наставника. Иначе как толкать их в правильном направлении?

- Он физически здоров, но потерял часть памяти, особенно пострадало Владение. Пытался найти зацепки, вторгнувшись в разум, но обнаружил одни обрывки памяти, практически не читаемые. Проще заново научить. И Дар у него хороший, я уверен. Вполне вытянет создание серьёзных големов или управление погодой.

"Любопытно", впервые за много лет оживился маг, ощутив, как необычно горячая кровь сгоняет оцепенение после потери любимой. Задание от Совета лишь подогрело интерес к новой работе. Не иначе, все сговорились, назначив одновременно наставником двоих не лучших магов, и, одновременно, посланцем воли Высших - найти следы призрачной угрозы и понять, столь ли она опасна, как считается. И заставить его, Орреса, забыть о прошлом, отдавшись Делу. Не иначе, Уирнарр подсказал им, иначе бы взяли более сильного и опытного. Или решили помочь сородичу столь необычным способом? Спасибо и на том, иначе, и правда дошёл до самоубийства, не выдержав одиночества. Да... одиночество хорошо обгрызло разум за последние годы, сделав глухим и слепым к окружающим. А здесь, на Даррине, ему заново открыли глаза и уши. Парой фраз. Не чудо ли, оттащить от края жизни?

Оррес улыбнулся ждущему вопросов другу. "Не часто встречал упоминание о потерявших память. А здесь представился случай помочь с возвращением сородича в общество...".

- И давно у тебя живёт непомнящий Владеющий? - остаток вечера он решил провести в беседах с другом.

Впервые за столько лет...

***

Мне показалось, или в её мыслеречи снова прорезался смех?

- "Боишься перегрузить крылья?"

Это почему же? Просто не люблю ночное зрение, с его бледными цветами или их полным отсутствием. Раньше новая способность вызывала скорее восторг. Вижу, недоступное безоружному человеку.

- "Вспомни, как я едва дотянул после похода на рынок Варьялы, - возражаю с возмущением. - И потом, Верра, в сумерках я летаю плохо. И зрение здесь ни при чём".

Раккона обогнула первую башню, попавшуюся нам на пути. Раньше я считал, что сородичи (ну и слово, если учесть кто я на самом деле) не стремятся особо селиться поближе к природе - сверху можно было хорошо рассмотреть город. А здесь почти точная копия дома брата с сестрой. Спросить?

- "Не знаешь, кто живёт в ней?" - стоит ожидать новых знакомств, рано или поздно.

- "Небо их знает... Даррелл, считаешь, я знаю всех ракконов Варьялы? - Веррата делает последний взмах и вот уже бесшумно планирует над постройками ирок. - Можно спросить Уирнарра, когда снова встретимся.... - она прикрывает глаза, - странно, там нет ни одного Огня. Возможно, возвели для гостей... Потом у Рра поинтересуюсь, он всегда в кусе строительных работ".

Невольно оглядываюсь на оставшуюся позади башню из чёрного камня. В окнах темно, а территория вокруг выглядит брошенной. Лишь столбики в густой траве обозначают границы. Но почему так много земли отведено? Ведь чем больше этажей, тем меньше занимаемая площадь. Как-то не обращал внимание до этого на участок ракконов, приютивших меня. Ох... чувствую, Веррата скоро взвоет от потока вопросов. А главное, ни один не выбивается из легенды.

- "Не помню точно... В Ви'Аре тоже есть участки, не занятые домами?" - пожалуй, на время прекращу мучить крылатую вопросами.

В ответ слышу снова смех, такой искренний, не отравленный презрением или превосходством над другими. Почему-то на Земле, вне семьи и круга знакомых, услышать подобное с каждым годом становится всё сложнее.

- "Да, плохо не помнить столько... Крупные участки, оставленные по желанию раккона под башню, привилегия Осваивающих на новой планете. Совет Ста ввёл задолго до моего рождения, решив таким образом стимулировать расселение народа******. Ты же понимаешь, рассекать воздух постоянно надоест любому, иногда так хочется поваляться в мягкой траве, - произносит мечтательно Верра, - особенно, если не надо лететь на природу, а достаточно выпрыгнуть из окна, - под нами проносится вереница двухскатных крыш. - Когда Варьялу начнут расширять, наш участок останется в неприкосновенности. Представляешь?"

Скорее завидую - в той, другой жизни на Земле, заполучить балкон, не потратив изрядную сумму, практически невозможно. А кусок земли, принадлежащий только тебе, и вовсе фантастика, возможная благодаря побитой экологии и высокой плотности населения. Кто не успел, тот опоздал... Зато на колонизируемой планете возможно и не такое. Жаль, если умники из правительства продолжат тянуть время с первым поселением вне Солнечной системы. Нежелание, помноженное на страх перед неизвестностью и "невыгодностью" великая вещь. "Невыгодно...", невольно обнажаю клыки. Ясно, почему: никто не желает терять отлаженную систему эксплуатации, где нет места колониям, сама суть которых требует отказаться от любой выгоды, во благо человечества. Вложить средства в проект будущего, и не получить ни кредита. Согласятся лишь под прицелом орбитальных орудий, не сомневаюсь. От мыслей отвлекает зеррагор.

- "Вот и наша, - и заботливо интересуется. - Даррелл, не слишком устал? Могу тогда помочь размять мышцы на спине, как отвяжется Рра. Ты не...".

Дальше я прослушал, в ужасе представив картину, на которой одинокая раккона массирует спину "симпатичному самцу", и тут заходит её брат. Не надо такого счастья, чтобы не говорила. Внутри шевельнулась... совесть? Хм, больше похоже на... не хочу и думать о подобном. Вечер с девушкой, ага...

- "Даррелл? - обеспокоенное лицо появляется на расстояние полного размаха. - Стесняешься, что ли? Поверь, со стороны разминка выглядит иначе. Рра не станет возражать. Или боишься оставаться со мной наедине в столь поздний час? - раккона сверкает глазами. - Глупый ты, хоть и хороший. Зеррга в первую очередь думает об ученике, и потом о себе. Помни".

- "Я подумаю".

Жёлтые глаза отворачивают в сторону башни, на верхней площадке которой сидит... Разумеется чёрный раккон! Станет делать выговор сестре или нет? Старейшина его наверняка предупредил о сложностях обучения, но кто знает?

-- "Я сама разберусь с ним, а ты лучше иди отдыхать", - почти приказывает Веррата, сверля взглядом брата.

Долгожданная опора приятно согревает обветренные на высоте лапы. Без шерсти очень быстро замёрз бы. Поправляю крылья на спине, чтобы не мешались при ходьбе, и сталкиваюсь с готовыми заморозить глазами. "будь он магом, вмиг устроил", делаю вывод, пока Рраррог привстал, чтобы пропустить "нахлебника". Именно так воспринимает, достаточно понаблюдать за ним, и слова уже не понадобятся.

- Опосдне сёдни, сестре (Что-то ты поздно сегодня, сестра),- рычащая речь за спиной наводит на нехорошие мысли. Наказать родную сестру брат не сможет, а вот испортить окончательно отношения вполне.

- Подевза м'им каз от старца. Велекай******* (Теперь у меня поручение от старейшины. Помни).

Когти скребут по камню. Не выдерживаю, возвращаюсь и осторожно выглядываю из проёма. Оба стоят вплотную друг к другу и тихо беседуют, переходя время от времени на мыслеречь. Помирились бы, что ли. Не вынесу каждый день видеть такие сцены встречи.



* - один из очередных фокусов восприятия мыслеречи. Анатолий воспринял сказанное именно так, хотя, если воспользоваться вербальным способом общения, перевод звучал бы как "За мной";

** - раз в полгода. Обычная практика для небольшого города, где нет проблем, присущих миллионному населению Старейшина выносит на рассмотрение лишь самые важные вопросы, касающиеся каждого;

*** - кварталы крылатых. Подобно кольца дерева, появляются с ростом любого поселения, независимо от исходного размера.

**** - явление, предшествующее установлению Туннеля. Обычно маги используют его, чтобы убедиться в устойчивости связи и в правильных координатах, в силу непрерывного движения планет и звёздных систем относительно друг друга. Считается, любая потеря концентрации неминуемо сбивает точку выхода. В отличии от Ока, Туннель для стороннего наблюдателя невидим, что объясняется снятием в первые моменты напряжений от искажения пространства;

***** - примерно десять земных лет (если быть точным, то сто двадцать три месяца);

****** - "Две расы, один народ". Именно такое изречение высечено у основания башни Собраний, что возвышается над Ви'Арой, главным городом цивилизации, её сердцем. Символизирует единство, а сам принцип поддерживает практически каждый житель, кем бы он ни был, крылатым или бескрылым;

******* - Ве_ле_ка_й, дословно "постоянно думай";



Глава 22.


Брат с сестрой простояли так довольно долго - последние лучи светила, скользящие по горизонту, успели растворились в надвигающейся темноте. Чёрный раккон отстранился, и обратился к Кинире, неспешно что-то делающей на нижних этажах башни (если верить шуму оттуда).

- "Серая сестра, прекращай подслушивать чужие разговоры. Лучше поторопись с ужином на трёх крылатых".

Было странно ощущать себя "невидимкой". Может, он специально не стал в присутствие Верраты срываться на мне? Или на самом деле не сумел засечь? Без дара магом стать невозможно, а его как раз то и нет. Ещё удивительнее, иркиана через секунду уже неслась по коридору: хвост, на этот раз без украшений, одна лишь лента в кисточке, тянулся за хозяйкой, позволив вписаться в поворот, ведущий на лестницу. Природа совершила немыслимое, наделив пальцеходящих существ со столь длинными ногами "лишней" конечностью. Короткое цоканье коготков стихло, оставив нас снова в тишине.

- "... Рра, может не будем больше ссориться? Мне наконец выпала честь продемонстрировать своё упорство и умение в магии. Не каждый день Уирнарр позволяет больше, чем чинить мелких големов или летать по городу, оказывая лекарские услуги".

"Они... она обо мне?", не сразу удаётся унять дрожь в лапах. Почему зеррагор говорит на общей мыслеречи (название напрашивалось само, раз существует мыслеречь для приватного общения)? И, главное, кому? Мне то зачем знать это? "Но раз есть возможность...", прижимаюсь к стене и осторожно вслушиваюсь в каждое слово. Кажется, и Кинира притихла? Или ошибаюсь? Раккона продолжает:

- "Мне есть куда расти, дорогой братец...".

Раккон перебивает

- "Стать полноценным зеррга? Я с самого начала подозреваю старейшину в подлоге. Не ты станешь обучать Даррелла, а вас обоих кто-нибудь из свободных магов, - в мыслеголосе Рраррога появилось сочувствие. - Верра, неужели считаешь Старших способных бросить на Окраине Миров потенциально сильного Владеющего? Твоя роль здесь поддержка нашего гостя, и ежеминутная помощь, если понадобится".

- "Не говори так!"

- "Я твой брат, и старше, и забочусь о благополучии в жизни обоих, пусть сестра и приводит в дом незнакомых белых самцов, или в паре с иркианой переигрывают в споре за проживание здесь. Мне, может, и не нравится затея приютить, но ведь терплю же!".

- "Тогда прекрати встречать нас каждый день взглядом, как будто готов побить Даррелла, а меня запереть в комнате".

Раздаётся тихое фырканье, а после, звук облизывания.

- "Тьфу, прекрати, я не настолько маленькая!"

- "Ты? Именно по поступкам ты и есть маленькая, игривая и не всегда ответственная крылатая. Не подумала, как тяжело стало вести хозяйства, когда, кроме Киниры, нет помощников? Летаешь по Варьяле, болтаешь с молодым ракконом, а мне работать. Пришлось и големов взять, хорошо, преподнесли в дар. Не игрушки, а серьёзные малыши, могущие пролезть куда укажут, и выполнить несложную работу. - Рраррог повысил голос. - Но с ними не поговоришь. Так что, завтра вы оба попадаете под раздачу заданий".

- "Рра! Мне некогда!" - попыталась отбиться Веррата.

- "Да? На малознакомого крылатого есть, а на заботливого родственника нет?"

- "Я...".

Её перебивают.

- "Приучишь к быту Даррелла. Ему важно вникнуть в жизнь ракконов, в особенности Владеющих. А теперь иди в трапезную, и не забудь прежде ополоснуться!".

- "Ну ты и вьюрн*...".

"Пора". Отлипнув от стены, насколько позволяет мощное тело хищника, в несколько прыжков достигаю зала и усаживаюсь, на всякий случай придав лицу скучающий вид. "Вроде бы получилось бесшумно". Раккона с братом слишком шумели, чтобы обратить внимание, как подслушиваю. Или не один я занимался этим? И без наставника ясно, мыслеречь сильно различается по типу - от, для личных разговоров, до обращения ко всем, кто попадётся на глаза. А Кинира сама из Владеющих (не так ли называют магов среди ирков?). Тихий скрип досок привлекает внимание - то Веррата зашла позвать на ужин. Решаю начать первым.

- "Как отношения с Рраррогом? Не сильно ругал?" -

Раккона отводит глаза.

- "Понимаешь... Даррелл... Наверное, тебе придётся с завтрашнего дня помогать по хозяйству. Брат убедил в пользе для потерявшего память, - "И заодно решил вопрос с оплатой жилья", домысливаю за неё. - Ты же не против, да?"

Сказать "нет" не выйдет, в любом случае. Как поступить? Согласиться и с опаской ждать завтрашнего дня? "Заодно посмотрю на домашних големов", вклинивается навязчивая идея. Зеррагор отчего-то не спешит демонстрировать собственные творения, а в списке от офицера СБ "ознакомление с технологиями чужоё цивилизации" стояли не на последнем месте. Хватит и одного любопытства, независимо от желаний людей теперь такой далёкой Земли. В жизни пригодится любая информация о магии.

- "Не против, - отвлечённо смотрю на стену, облепленную чёрно-белыми рисунками. Немного угловатый, где-то размазанные, сильно смахивающие на первые пробы с углём. Иначе линии были бы тоньше, и меньше следов крошки, портящих белый фон. "Хм. Бумага?", поднимаюсь на ноги.

- "Это всё Рра рисует, если есть настроение. Вечно портит листы кавтвены** черканием угольками.

- "Разве угли не рассыпаются? И не удобно ими рисовать", - а сам перевариваю новую информацию. Чёрный раккон рисует... Надо быть осторожнее, а то спросит мнение о своих творениях. Не говорить же "Видел намного лучше"***? Новый виток вражды сейчас ни к чему.

- "Потом попросишь Киниру показать "прессовалку" для письма, - озадачивает Веррата. И тут же уточняет. - Палочками из угля намного удобнее писать. Вот и приходится магией изготавливать принадлежности. Лапы, правда, становятся черными", - многозначительно смотрит на мои конечности.

"Спасибо за новые знания", едва не вырывается в ответ. Зачем спросил, когда чуть ли не в каждый уголок жизни проникла магия? Владеешь, не владеешь, а каждая вторая вещь несёт внутри следы работы Владеющих?

- "И ты рисуешь?" - с интересом всматриваюсь в узкие зрачки демоницы.

- "Разве наброски големов, - улыбается зеррагор. - Создавать их намного лучше, чем любоваться на неживые линии и слова... Заболтались мы с тобой, - прислушивается к звукам с этажа ниже. - Вполне в духе брата оставить без добавки за опоздание".

Добавки... в животе что-то зашевелилось, напомнив о голоде. Сколько живу в теле крылатого, а никак не научусь сразу реагировать на знаки организма - полёт, несмотря на поддержку магией, требует энергии, и не мало. "Не урчит, и ладно".

- "Надеюсь, после работы он не забудет покормить, - шутки ради ворчу. - Так и крылья откажут".

В ответ слышу уже ставший привычным смех. Не существуй универсальной мыслеречи, со стороны показалось бы, что Веррата громко и протяжно фыркает.

- "Не говори брату, снова обидится на нас, - взмах руки. - Идём".

Следуя в трапезную, я на миг задержался у окна. В узком проёме, подёрнувшейся плёнкой, была ночь. Без Луны и звёзд. "Тучи?", спрашиваю сам себя. Но погода к моменту возвращения домой вернулась в норму: летом на Даррине, согласно короткой сводке СБ, дожди быстро уступают место безоблачному небу. "Мда... кому больше верить, если сама погода зависит не от одной природы, но и от желания магов? Ночью никто по улице не бегает, почему не пролить дождь?".

- "Сегодня не будет звёзд", - Киниру выдаёт оттенок мыслеречи. Если у зеррагор он звонкий и чистый, то у иркианы чуть "хриплый". Это невозможно объяснить словами. - Погодник**** оповестил, пока вы летали над городом.

Я замер с поднятой передней лапой. "Так... если все слышали объявление, почему до нас не дошло?"

- "О... Снова нечто новое? Не заморачивайся, у мыслеречи есть свои минусы и плюсы. Должно быть, Веррата завела слишком далеко, раз ослаб Голос*****".

"Спасибо за информацию", произношу про себя. У них что же, есть и система оповещения жителей? Надо держать ушки на макушке - с таким инструментом, старейшине ничего не стоит разыскать любого в черте города. Я предполагал нечто подобное, чтобы разом для всех, на манер привычной людям информ сетей... Обязательно выясню у зеррагор, можно ли поддерживать контакт на уровне мыслеречи вне зоны прямой видимости.

- "Даррелл, прекращай смотреть в окно, словно не налетался за день. Ужин ждёт, а я так устала за время, проведённое с Рра... - иркиана прикрывает мордочку (единственное, успеваю заметить пару клыков, блеснувших в свете магических светильников) когтистой ладонью. - Как хотите, но завтра очередь Верраты готовить".

И удаляется, волоча кончик хвоста по полу. "Странно, разве башня нуждается в ежедневном тщательном уходе? Или существуют приготовления к смене сезонов года на Даррине? Уборка там, проверка стен? А так как, помещений много. И размерами они выстроены под крылатых, то...". Провожаю уставшую соседку по дому сочувствующим взглядом. Чувствую, завтра предстоит испытать на собственной шкуре тяжесть обязанностей.

- "Даррелл, Рра обещал, что оставит тебя голодным", - напоминает о себе раккона.

Он серьёзно? Голодный сородич за стеной не лучший вариант. Для угрюмого брата зеррагор.

- "Надеюсь, не забыл, кто спит за стеной от него? Буду мешать, пусть не ворчит".

"Не позволю издеваться над растущим организмом крылатого", - с этой мыслью тороплюсь в трапезную. Рраррог подозрительно тихий для третьего дня знакомства со мной. Дело точно не в любви к сестре. Уверен.


***

Тихо, стараясь не цокать когтями, пробираюсь к себе в "комнату". Помещение, где свободно поместится любой раккон, и ещё останется пространство размять крылья. Неужели они и в пещерах жили так свободно? "И строить не надо", мурлыкаю про себя, рассматривая едва заметный стык между камней. Магия при строительстве сплавила стены башни в единое целое - один узор на поверхности остался. Скромный ужин остался позади, можно со спокойной совестью принять факт: Рраррог зачем-то умерил пыл защитника жизни сестры. Как и её тела - уверен, считает меня кандидатом на роль... жениха? Самца? Пф... неудобно спрашивать Веррату с братом. Уирнарра? После считывания памяти клона, лезть с вопросами к старейшине совсем расхотелось. Наоборот, держаться подальше от опытных магов становится главной задачей на ближайшее время, помимо обучения Владению и общему языку. Надеяться и дальше общаться с помощью мыслеречи глупо, особенно с немагами среди ирков. Нельзя задать простейший... Ответ то получу, но понять не смогу! Раккона перед едой подняла вопрос с библиотекой брата, мол, надо восстановить познания Даррелла в грамоте. На что получила просьбу подождать, когда ученик научится простейшим манипуляциям с энергией, и осилит хотя бы десяток слов из вербальной речи. Судя по опавшим ушам зеррагор, задача не из простых. Она же никогда ещё не занималась обучением. И всё-таки... кого приставит к нам Уирнарр? Без постоянной опеки со стороны опытного мага (прости Веррата), дело застопорится.

Шорох за спиной заставляет забыть о насущных проблемах. Кого принесло ко мне? Оборачиваюсь и с облегчением выдыхаю. Веррата. Всего-лишь чёрная демоница, решившая незаметно сблизиться на почве обучения. За обманчиво весёлой крылатой скрывается некто с амбициями и сопутствующими запросами. Встречал таких однажды: с виду ничего, а поскребёшь случайно, и на свет вылезет либо карьерист, либо будущий владелец крупной фирмы. Или вообще, однажды с изумлением такое знакомое лицо в верхах правительства, хотя бы на правах студента или аспиранта. Иногда наука с легкостью замещается стремлением к власти. Но то в прошлом, и осталось на Земле, где обнаружить бывшего сокурсника на экране компьютера не выбивается из ряда обыденных вещей. "А раккона7 Чего она хочет? Признания у старших магов? Или завоевать моё доверие?", с грустью смотрю на девушку. Несколько дней знакомства пролетели быстро. Даже почти принял за норму общаться с глазу на глаз с разумным хищником, которым и является вторая раса на планете. Ошибка, могущая стоить однажды очень дорого - потерять человеческое "я", и срастись с остатками инстинктов и воспоминаний тела. И одним Анатолием во Вселенной станет меньше, так как превратится окончательно в Даррелла. Без права на обратное изменение...

- ...разум удивительная вещь, его нет нигде, кроме живых существ. Мы же, пытаемся подселить его в неживое тело, или, что не намного лучше, в иное. Я не пугаю тебя, просто нейроперенос лишь обогатит жизненный опыт... И, - запнулся Соловьёв, - новый выбор в жизни. Даже не один, а много. Опыт зависит не только от времени, но и от начальных условий, у тебя же они немного изменятся в скором времени.... Кусочек головоломки встанет на место.

- К чему это, Геннадий Алексеевич? Крылья останутся в той жизни, а память... она не вечная. Скорее, после миссии будут приходить удивительные сны, не более того.

- К чему? Этот перенос из числа невозможного. Для привычной большинству науке, - добавил нейробиолог. - Жизненный опыт остаётся навсегда. А кем станешь после, зависит лишь от одного тебя. Синтетики, просуществовав много лет, перестают отождествлять себя со старыми личностями. У тебя же будет живое тело, без капли имплантатов и нейромодулей...

Возможно, там, в Институте, ошиблись. Где-то, но ошиблись, неверно истолковав данные по исследованиям негуманоидной расы.

- "Рра завтра рано утром улетает, поэтому остаюсь за старшую, - порадовала раккона, то и дело зевая. И почему инстинкты молчат при виде клыкастой пасти перед носом? - И попросил навести порядок на верхнем этаже. Одной Кинире не справиться".

Забавно, брат вздумал проверить сестру? Или работа ждёт вдали от дома?

- "И скоро вернётся?" - задаю, в надежде услышать "скоро". Не хочу оставаться наедине слишком долго - иркиана вряд ли станет вмешиваться в дела подруги. Веррата дёргает хвостом.

- "Откуда мне знать? Сказал, мчится в Алью на встречу единомышленников, - в голосе слышу облегчение. - Редко он оставляет главной по дому. Но это не означает прекратить обучения. Раз нельзя бросить дела ради тебя, проверю знания о быте. Что забыл, напомню. Сама иногда после десятици в лесах заново привыкаю к удобствам".

Вот как...

- "Поговорим завтра. Я, - зеваю, отворачиваясь в сторону, - вымотался от экскурсии по Варьяле...".

Крылатая возмущается:

- "Я не показала и трети города!".

- "Начал догадываться, - улыбаюсь краешком рта. Хорошее настроение зеррагор располагает к усвоению информации. - У нас в запасе много дней. Успеешь и показать, и в мастерскую сводить".

Не говорить же о чрезмерной болтливости экскурсовода? Наговорила массу ненужного.

- "А... хорошо, - соглашается она. - Пусть сон твой не тревожит Луна", - это такое здесь пожелание спокойного сна.

И растворяется в сумерках коридора. Постояв на пороге комнаты, захожу внутрь. Здесь ничего не изменилось с утра. Разве что кто-то смахнул редкие шерстинки на "гнезде". Кинира? Один из големов? Впрочем, неважно. Лежанка приятно пружинит под уставшим телом, и, едва голова касается широкой стороны валика, глаза закрываются сами собой...

Пробуждение оказалось... слишком простым. Ни обрывков снов, ни изрезанной лежанки. Тихо и мирно. Заставить выбраться из комнаты тоже оказалось легко. Вчерашняя усталость бесследно исчезла.

- "С Добрым Восходом******, - приветствует зеррагор, подкравшись сзади. - Вижу, силы восстановились?"

Разминаю крылья - длина коридора позволяет.

- "Уже не так сильно болит к концу дня", - лёгкость в теле тому подтверждение.

- "Очень хорошо. Не сильно проголодался?"

"ну и вопрос у неё", прислушиваюсь к организму. Пока терпит.

- "Зачем?" - скорее для виду отступаю назад.

- "Кинира ещё возится с готовкой, вот и решила попросить тебя помочь с одной вещью".

Помочь... На эти дни я единственный "мужчина" в доме.

- "А что там?" - хочу оценить свои силы, прежде чем соглашаться.

- "Даррелл, прекращай упираться. Немного работы, и впереди целый свободный день".

Когтистая лапа вцепляется в шерсть на загривке. Лишь разница в массе мешает Веррате сдвинуть с места. "Самцы ракконов всегда превосходят самок по массе...", всплывает отрывок из лекции по новым разумным видам. Аккуратно разжимаю пальцы хихикающей крылатой.

- "Но лучше предупреждай заранее. Угу?" - убираю с лица прядь волос.

Раккона виновато улыбается и указывает на лестницу.

- "Управимся быстро, Кинире не придётся даже звать на трапезу".


***

- Не слишком ли мы рано? - в который раз переспросил друга полосатый крылатый.

- Вот оно, их жилище, - старейшина кивнула на возвышавшуюся, на отшибе, башню. - Веррата захотела построить дом подальше от центра. Наверное, хочет стать первой насельницей******* второго Кольца.

- По мне, - Оррес придирчиво осмотрел строение из чёрного камня с серебристыми прожилками, - так скорее не желает слушать крики прохожих и грохот повозок.

- Нет, не рано. Утром лучшее время для серьёзных разговоров. Пока великие думы не овладели её разумом. Лучше меня никто не знает Веррату, - проворчал Уирнарр. - Она во всём стремится быть первооткрывательницей. Возможно, потому ей и не пошло традиционное обучение. Оно позиционирует подачу давно проверенных истин, открытых кем-то другим. Если бы можно было ей позволить открыть их на собственном опыте, интерес будет обеспечен. Я однажды пытался помочь поднять её знания, но потерпел неудачу. Не каждый крылатый, возомнивший себя учителем, способен справиться с любым типом ученика.

- Зачем же я тогда, - полосатый попытался улыбнуться, - если ты и сам прекрасно разбираешься в наставничестве?

- Я больше теоретик... - пятнистый отмахнулся хвостом.

- Как говорил Веррэ, - помянул своего зерга Оррес, - если не умеешь сам, не научишь другого. Знал бы он, что теперь даже зеррагор дают учеников...

- Считаешь, я ошибся с выбором его первого учителя?

Полосатый раккон забил крыльями, сбрасывая скорость полёта.

- Прибереги критику для других. Может я сам не лучше? Или не сумею восстановить Владение Даррелла? Лучше, чем у зеррагор, поддержать молодого мага, не получится ни у кого.

- Знаю, - отозвался с задержкой старейшина. - Слишком хорошо.

Уирнарр знал цену ответа. Когда-то к нему пришла неожиданная помощь, в лице Марриты. Молодой маг тогда уже отчаялся вырваться на новый уровень Владения, как ни утешал ученика Зерр'ану (последний из рода Величайшего). В юности каждый мнит себя достойным лучшего, но мало кто достигает желанного... Однажды судьба свела с беспокойной крылатой, чья шерсть блестела, подобно маленькому солнышку. И всё изменилось. Поначалу, дружеские отношения, скоро переросли в нечто иное. И Уирнарр, бьющийся месяцами о несокрушимую стену Барьера Мастерства, сменил путь. Знал бы, куда ведёт тот, петляя меж звёзд, как бы сложилась его судьба? "Снова клонит в воспоминания", с досадой отметил старейшина. Не в его возрасте предаваться им - впереди долгая жизнь.

На самой башне ни Даррелла, ни Верраты не оказалось: они полулежали у подножья. Чёрная и белый. Судя по расслабленному состоянию обоих, и слабым ниточкам энергии, тянущимся от головы, шёл простой разговор на мыслеречи. Вот одна оборвалась - перешли на вербальную. Или учит? Единственное, что показалось подозрительным Орресу, это окрас белого. Вернее, не белого, а серебристый. Если собраться из полярных областей, которые иногда попадались ему на глаза, были белоснежными, то этот именно белый с серебряным отливом. Слабым, но, всё же бросающимся в глаза раккону, умудрённому опытом путешествий по родному миру. "Надо будет спросить его про родину... Нет, не выйдет, он же беспамятный! Очень жаль".


***

Нехитрые дела по хозяйству (из которых единственным было утреннее перетаскивание связок досок для ремонта) с простеньким завтраком заканчиваются быстро, и вот мы сидим в тени башни. Попросту бездельничаем. Густая трава на участке завораживает, хочется разлечься на душистом одеяле и думать... думать о чём-то своём, о случившимся недавно, о будущем, о чёрной демонице, украдкой смотрящей на меня... Отвожу в сторону глаза, не хватает выставить напоказ ребячество - взрослый Владеющий нежится на свежем воздухе. Много ли знаю о возможностях мыслеречи? Слишком хорошо здесь, а это настораживает. Едва ли есть места, где нет нужды бороться за место под солнцем, и, вот так просто, бездельничать. За всё надо платить, учила жизнь на Земле, куда не ткни. А поверить в сказку... сложно. Соседи, наконец, могут подсмотреть - кто-то обязательно проговорится Рраррогу, в этом я уверен. Не оставит брат сестру на столько дней с малознакомым крылатым. Глупо надеяться на добросовестное выполнение просьбы Кинирой. Та сама не прочь, при случае, поддаться уговорам, и голосование с выбором места моего проживания тому яркий пример. Но момент подходящий: нет посторонних, зеррагор расслаблена и настроена на диалог. Стоит попробовать.

- "Верра, можно пару вопросов? Они глупые, должно быть..."

- "Спрашивай, - мурлычет раккона, и ложится на траву, распластав крылья. - Отвечу на самые глупые и странные. После стаек малышей братьев, удивить нечем".

Задираю голову - облачко на миг заслонило Солнце.

- "Та история об истоках праздника рассвета. Не забыла? - реакции никакой. - Там сказано о совместных действиях двух рас. А до войны, какая была жизнь на материнской планете?"

Крылатая сбивает хвостом невзрачные цветы.

- "До того нам пришлось очень долго сближаться и учиться друг у друга, чтобы стать единым народом".

- "И что, никогда не было прений между ракконами и ирками? Так и живём мирно с самого знакомства двух рас... Кстати, как оно состоялось?"

- "Ирки были коренным населением Ара'ни********, мы же стали пришельцами. Мы уважали их хотя бы как владельцев территории. А потом, в войне с жизнекосцами, и вовсе сплотились в единый народ".

- "И мы всегда жили в мире со слабыми ирками, не таскали у них скотину, и не мешали им жить?"

- "Ну и фантазии у тебя... Зачем?! Нам ли не знать важность добрососедских отношений. Гораздо приятней и проще получить ту же скотину за честный труд при строительстве дома. Меньше проблем, и, потом, связи среди с братьями помогают упростить наш быт ... Дар... Даррелл. Пожалуй, хватит тебе, как глухонемому, только мыслеречью общаться. Одни старики так общаются. Мне за тебя было стыдно в деревне! - зеррагор с неохотой добавляет. - всё время ходить с вечно молчащим крылатым выматывает. Мыслеречь требует траты энергии, пусть и в малых количествах. Использование Владения требует концентрации*********. Нет, пора взяться за обучение всерьёз. Старейшина не обмолвился и словом о методиках".

- "Пока я ещё не вспомнил язык. И без обучения, наверное, никогда и не вспомню..."

- "О... бедный, с тобой как с маленьким заниматься! - судя по лицу Верраты, она вроде бы и не против попробовать. - Ну хорошо. Какое слово ты хочешь выучить первым?"

Вот так... надеюсь, азбука или её аналог, здесь существует?

- "Что-нибудь важное... и простое".

- "Маму не буду предлагать... - а у самой такой оценивающий взгляд. - Ладно, это, надеюсь, поймёшь сразу".

Крылатая приложила руку к груди:

- Мя. Ти, - коготь указал на меня. - Даррелл. Ти Даррелл? - переспросила, слабо улыбнувшись.

- Да, - неожиданно вырывается слово. Не сразу дошло, что мы говорили вслух - так знакомо звучали слова. чужом крылатой языке Поздно... Я напрягся, в ожидании вопросов в лоб, с десантированием, Веррата улыбнулась ещё теплее и умилённее:

- Э ти кривил шё асовсе... заведал, - для надёжности продублировав мыслеречью. - "А ты врал, что совсем... забыл".

Кто-нибудь соизволит мне объяснить? Что. Сейчас. Произошло? Или я... то есть она... понимает русский? Бред какой-то, самый настоящий. Сотрудник СБ, особенно родом с бывшего Запада, уже смеялся. Как же, русские успели вырваться за пределы Солнечной системы и обучить ракконов своему языку. За несколько тысяч лет до полёта человека в космос...

- "Ты не такой и безнадёжный, каким хочешь казаться! - она удовлетворённо отвернулась. - Некоторые слова можешь вспомнить. Главное, не заостряй внимание на своих мыслях. Они этого очень не любят".

Внезапно зеррагор вскакивает и прислушивается. Шум крыльев где-то позади нас. Гости? Соседи пролетают? Вот из-за башни выныривает Уирнарр, а следом незнакомый раккон, чью шерсть украшает бесчисленные ряды тёмных полосок. Описав круг, оба синхронно ринулись вниз.



* - (досл.) "утаивающий". Здесь служит эквивалентом слова "вредина", как наиболее близкое по смыслу;

** - "оставить мысли на твёрдом". Листы из растительных волокон, спрессованных и высушенных в печи. От привычной людям бумаги отличаются более грубой текстурой. Из основных плюсов, низкая цена. Для книг применяют иной материал;

*** - отсылка к первым главам про художницу;

**** - иначе "небозор". Маг, отвечающий за коррекцию погоды. Разумеется, из числа ракконов;

***** - устройство для оповещения большого числа жителей. Напоминает систему обмена короткими сообщениями, только на магии. Для получения сведений, необходимо "зарегистрироваться". То есть дать согласие на возможное беспокойство. В первую очередь используется крылатыми;

****** - восход, не несущий негатива. Обычное приветствие при виде только проснувшегося;

******* - живущей в доме с солидным участком земли. Редкость в черте города;

******** - название материнской планеты;

********* - - защитный механизм у магов. В расслабленном состояние, отдел мозга, отвечающий за Дар, снижает активность до минимально возможной;




Глава 23.


Мне показалось, что я заснул посреди дня, и вновь вижу странный кошмар, как тогда, ещё на родной планете. Этот серый раккон в полоску и с чёрной гривой не мог быть реальным. Тот же пугающий немигающий взгляд на безжизненной морде, те же бесшумные движения нематериального духа и скрытая мощь. Само место нашей встречи в реальности - пустынная улица, трава у зданий. И дорога, уходящая в центр города. Для полного сходства не хватает лишь дерева, потому что найти подходящее возможно лишь у соседей-ирок. Уши сами собой прижались к голове: я не сомневался нисколько, что ему хватит одного взгляда, чтобы просветить насквозь и добраться до самой сути незнакомого сородича. И что будет тогда... Одно точно, его кара будет более жестокой, чем Урирнарра, узнай тот истину в первые минуты знакомства.

Старейшина тоже посетил нас вместе с героем страшного сна. Вечно весёлая Маррита так же присутствовала, сейчас настороженно прислушивающаяся к беседе.

- "О, вы тут?" - пятнистый быстро переводит зелень глаз то на меня, то на Верру. - "У вас занятие? Продолжайте-продолжайте, Оррес посмотрит, как у вас получается".

- С'асбирр вахайна (будет забавно), - кошмар по имени Оррес пробурчал на гране слышимости. - Оперрвой вию наумюу зеррагор (Впервые вижу учащую зеррагор).

- Крратай! (Хватит!) - Маррита с огорчением смотрит на полосатого раккона. - Т'поведе я, по хоррим деи ладь с ны (Ты их поведешь, и тебе стоит быть с ними в хороших отношениях).

- "Что они сказали?" - как же не хватает знания нормальной речи! Вот на кого кричит подруга Уирнарра? И почему?

Незаметный укол когтя в палец не помогает - кошмар наяву и не думает исчезать. Вместо этого, он делает короткий взмах и падает возле нас в траву. Веррата бросается вперёд и закрывает собой от внимательного взгляда Орреса.

- "Р... Уже считаешь меня своим конкурентом? - усталый голос никак не вяжется с образом следователя или сотрудника местной службы безопасности. - Наверное, я здесь действительно лишний. Некого здесь учить".

Окончательно сбитый с толку, оглядываюсь на старейшину. Что вообще происходит?

В ответ слышу тяжёлый вздох, вперемешку с глухим рычанием. Кто-то сегодня не в духе.

- "Придётся вас представить друг другу самому. Даррелл, - узкий зрачок переметнулся на раккону, - Веррата, это Оррес. Мой старый знакомый и ваш общий учитель...".

Слова отчасти помогают разрядить обстановку.

- "Учитель... Какой уровень у него? - влезает с вопросом крылатая. - Дарреллу нужен, желательно, первого".

"Нет!", мысленный кричу. Она с ума сошла?

- "Третий", - бросает Оррес.

- "Третий... - огорчается Веррата. - Старейшина, но почему он? Других не было? Или считаете нас с Дарреллом недостойными хорошего наставника?"

Полосатый насмешливо фыркает, прогоняя с лица напускную безжизненность.

- "Знаешь, мне ты чем-то нравишься, - губы расходятся, демонстрируя самый кончик клыков. - Придётся постоянно бегать за учениками и заставлять изучать материал. Уж поверь, я найду, чем занять вас обоих. Да, - он делает успокаивающий жест крылом. - Уирнарр, ты был прав, отозвав с Ара'ни".

Тяжёлая лапа представителя власти в Варьяле, ложится на спину зеррагор, лишая тем самым шанса возразить вышесказанному. "Вот и всё. Когда надо, протест давят в зародыше", с грустью рассматриваю разом поникшую знакомую.

- "Неужели?" - Маррита замолкает по первому жесту крылатого.

- "Оставлю вас до вечера. Жаль, будет некогда проведать и порадоваться первым успехам, - пятнистый отбегает в сторону, готовясь к взлёту. - Ничего, думаю, Оррес сам потом расскажет".

Ветер, поднятый ракконами, пригибает высокую траву. Короткий прощальный круг над башней и старейшина с Марритой исчезает из поля зрения. Удостоверившись, что никого больше рядом нет, Оррес садится на землю.

- "Представляться ещё раз не вижу смысла, - после некоторых раздумий выдал наш новый учитель. - Предлагаю перейти сразу к делу. Я, если быть честным, почти не занимаюсь вытягиванием до нужного уровня. Никогда не понимал подобных методов. Проще подтолкнуть к знаниям".

Уже отошедшая от "взбучки" Уирнарра (не уверен, но он что-то ей сказал, перед тем, как убрать лапу со спины), Верра начинает наступление. Не сомневаюсь, постарается "прижать" незнакомца спиной к земле - непонятное прошлое даёт о себе знать.

- "И как же вас лучше называть? Оррес или наставник? - спокойные слова, тем не менее, отбрасывают тень недоверия. - И ваша...".

- "Разрешаю обращаться на "ты". Я не Один из Ста, чтобы оказывать всяческие почести и

ходить через Туннели, как взбредёт в голову".

- "Ор... - видимо, позиция Орреса пробила барьер демоницы. - То есть, хотела сказать, вы серьёзно? Это... противоречит ученичеству первых циклов".

Полосатый довольно ухмыляется. Против собственной воли, но ухмыляется. Что стряслось с этим Орресом, когда каждая эмоция даётся с таким трудом? Всё ли с ним в порядке? С пятнистого станется усложнить нам жизнь.

- "Не нравится? Могу перейти и к отлаженной методике обучения, но кому из вас это нужно? Меня всего лишь попросили присмотреть за парочкой крылатых магов, и вывести их к истинному пути Магии Энергий. Не вижу смысла усложнять или портить жизнь, - зелёные глаза полыхнули огнём, едва Верра попыталась его перебить, - и лишить Даррелла возможности заново постичь Владение".

Удостоверившись, что крылатая не смеет возразить, Оррес разлёгся на траве и задрал голову вверх, словно что-то выискивая в бездонной синеве над городом. "Хорош учитель. Разом всех заткнул, стоило улететь Уирнарру с Марритой", украдкой поглядываю на полосатого, стараясь понять, каких ещё сюрпризов ожидать в будущем. "Или у него сегодня плохой день? С трудом верится в специальный подбор старейшиной настолько угрюмого мага. Должна же быть причина такого поведения?". Обращаю внимание наконец на зеррагор - та как раз сверлит глазами затылок раккона. Причём, с такой решимостью... Не хватает лишь дымящейся шерсти, чтобы поверить в испепеляющий взгляд. Не прибьёт ли она однажды ненароком нового учителя?

- "Веррата, подпалить мне шерсть на голове не выйдет. Этот уровень вне твоих знаний, - не оборачиваясь, произносит Оррес. - если вам пока нечего мне сказать, предлагаю встретиться здесь же вечером, - раккон шевельнул ушами. - Голые эмоции не помогут лучше познать Владение. Ни тебе, ни Дарреллу".

Чёрная прикрывает глаза.

- "Возможно, уважаемый Владеющий Оррес, - в узких зрачках отражается лицо полосатого, - я немного... ошиблась с манерой поведения...".

"Так что, Верра извиняется?"

- "... нам надо многое обговорить, прежде чем приступить к занятиям, - не знал, что и так умеет вести разговор. - Поэтому, в знак взятия под крыло*, приглашаю вас к нам домой на вечернюю трапезу. Рраррог на время покинул пределы Варьялы, и вмешиваться в общение не станет".

- "Приглашаете, значит, к себе? - понимающе произносит Оррес.- Я не против узнать, кого предстоит учить".

Девушка мне хитро подмигивает.

- "Дарр, надеюсь, этот нахал не отпугнул тебя от взятия уроков? Не хотела признавать, но он прав, и в ближайшее время альтернативы нет. Маг второго уровня не так уж плохо для восстановления твоего Владения. Единственное, мне не нравится его поведение".

"Твоё тоже не всегда идеальное", но мыслеречью произношу иное:

- "Какой-то он вялый. Сказал, что хотел, и сидит в сторонке", - про ауру Орреса говорить не решаюсь.

Теперь, с прилётом общего учителя, надо сохранять бдительность. Уирнарр подозрительно быстро подыскал и уговорил его поселиться на окраинной планете. Словно знал с самого начала или ему указали "достойную" кандидатуру. Но и на шпиона Совета Ста (или местного аналога СБ?) не тянет. Такое чувство, Орресу нет никакого дела до Даррины, и лишь обещание (какое?) удерживает от возвращения домой. Очевидно, полосатому раккону надоело наше молчание - не уверен, заметил нашу беседу, или нет.

- "Уже скрываете что-то от меня. Ну ничего, от вопросов вечером отвертеться не получится".

Раккона нервно озирается:

- "Так заметно сокрытие мыслеречи?" - тоном знатока.

Крылатый не улыбается - прекрасно видно, насколько тяжело даётся подобное выражение эмоций.

- "Зеррагор, всё дело знаниях, которых у тебя пока недостаточно. Открывающим** просто так не становятся".

"И что это означает?", - с испугом взираю на расширенные от удивления глаза Верраты. Заношу руку, чтобы коснуться её.

- "Не стоит, - качает головой раккон. - Всего то осознала, наконец, с кем имеет дело".

- "Как такое возможно? - отмирает чёрная. - Открывающими становятся после освоения первого уровня, но никак не второго".

Оррес поводит крыльями.

- "Мало ли что и где говорят. Или считаешь, всё на свете знаешь о магии?" - идёт в наступление.

- "Акарра никогда не говорил о подобном, - бормочет подруга по учёбе. - Даже не удосужился намекнуть, р..." - Веррата для верности зажимает лицо лапой.

- "Не стесняйся, я давно разучился обижаться, как... - горестный вздох, - познал конечность жизни и хрупкость каждого из нас".

- "Ничего особенного, - разжимает пальцы. - Акарра всегда придерживался последовательной подачи знаний, несмотря на просьбы учеников".

С интересом слушаю необычные откровения "демоницы" - до того ни разу не упомянула ни одного случая из своего обучения. Почему? Не смогла "простить" учителя за жёсткие рамки преподавания? В институте таких была парочка, но те и вели не профильные предметы. А... "Тьфу, совсем забыл о местной традиции наставничества", с досадой начинаю понимать претензии Веры. Акарра в одиночку давал знания.

- "Мой учитель так и не смог понять, к чему на самом деле стремлюсь".

- "Или побоялся окончательно увести тебя с пути знаний? Готовился дать шанс исправиться и серьёзно заняться магией? Ты же сбежала с братом".

Полосатый внимательно следит за реакцией на последнюю фразу. Я же... новые факты из жизни ракконы медленно складываются в понятную картину - зеррагор оставила Акарра "мучить" других, и перебралась на другую планету. Неужели никто не искал их с Рраррогом? Должен ведь кто-то вести учёт магов и вручать подтверждение уровня Владения? Куда не глянь, везде задействована эта таинственная сила, от бытовых мелочей, до строительства и пробивания Туннелей в иные миры. Ничего не понимаю.

- "Уирнарр, значит, всё тебе рассказал?" - переходит на "ты", как того и желал в самом начале Оррес.

На мгновение почудилось, что по гриве зеррагор прошлась волна искр.

- "Лишь самое важное, без чего учить вас бесполезно. Должен знать, где и у кого проходили Станацу*** мои ученики, - два изумруда скользят по нам. - Создание несложных големов и помощь по хозяйству не тот уровень, которого достойна молодая Владеющая раккона. Тебя тоже касается, - от его глаз веет скрытой угрозой. - Мне хватило одного провида**** понять, какую искру***** отдал старый друг".

Слишком много незнакомых терминов. Сразу и понять невозможно, о чём речь...На помощь приходит Верра:

- "Оррес, мог бы, и объяснить Дарреллу забытые слова. А ещё учитель называется. Акарра тоже не желал...".

Маг перебивает воспоминания о прошлом:

- "Моя ошибка по наитию, - переключает внимание на меня. - В первые мгновения знакомства я уже примерно знал, насколько велики твои магические потенциалы...".

На осознание информации уходят считанные секунды. "Оррес может прямо сейчас сказать, на что годится моё новое тело?". Среди персонала Института, причастного к выращиванию клона, ходило много слухов о силе крылатого. Скромные проявления той у "отца", подробно описанные в журнале Первой Межсистемной, лишь усиливали споры между учёными: для понимания передачи магических способностей нужен целый банк образцов ДНК, а не жалкий единичный, годный на выращивание тела для нейропереноса. Ракконы продолжали оставаться загадкой для биологов, даже Джефферсон на пару с Соловьёвым не брались за оценку магических способностей. "В любом случае, архимаг, - любил шутить нейробиолог, - не фатально".

- "... выйдет, при должной помощи в восстановление Владения, крепкий маг третьего-второго уровня, - заканчивает Оррес.- Время покажет".

Серый, весь в поперечных полосах, хвост сминает высокую траву.

- "Прилечу до захода Солнца. Не против? Предстоит уладить кое-какие дела в Алье, - не стал скрытничать теперь общий учитель.- Расскажу о первых уроках для вас обоих".

- "В любое время. Предупрежу Киниру подготовиться", - Веррата поднимается с земли и разминает крылья.

Хлопок, и она набирает высоту. Мы остались вдвоём.

- "Очень жаль, что не могу задать тебе наводящих вопросов, - после взаимного изучения, изрекает маг. - Может ты видел огни в небе несколько ночей назад? Нет? Жаль. Уирнарр, признаться, меня заинтересовал столь необычным для Даррины явлением", - сокрушается Оррес, прежде чем отойти в сторону.

И следует примеру зеррагор, поднимаясь без всякого разбега. "Ещё повезло, и Веррата упустила момент с датами встречи со мной. Откуда знать Рраррогу, когда произошла встреча в лесу? Я сам точно не знаю, так как ошибся, проспав на одной из стоянок больше положенного", - с досадой провожаю полосатую проблему. Очередную для новой жизни. Является ли новый житель планеты посланцем местной СБ, или просто уставшим от столичной жизни крылатым, покажет время. Которого, более чем достаточно - хватит не на одну человеческую. Если раньше сам не загнусь...

- "Уже улетел? - приземляется неподалёку раккона. - Быстро же он, а я хотела спросить о деталях обучения".

- "Думаю, успеешь вечером", - машинально отвечаю, поворачиваюсь к Веррате.

Демоница, чуть прищурившись, печально смотрит в небо, усеянное редкими облачками. Сейчас она как никогда собрана. Не визит ли мага так повлиял? Или собственный опыт даёт о себе знать?

- "Понимаешь,- отвлекается от серой тучки, - Акарра тоже подобным образом вёл себя. В начале старался осторожно понять стремления нового ученика, затем сойтись с ним, завести беседу. Убедить, наконец... - она садится на траву и расправляет одно крыло - чёрная перепонка преграждает путь лучам Солнца. - Вышло у него заинтересовать и меня. Ученичество, если ты не вспомнил, добровольное, к кому пойдёшь постигать Владение, зависит в большей степени от тебя, чем от возможных наставников. Это здесь маги распределены по велению старейшин...".

Мои уши автоматически разворачиваются в сторону ракконы. Иногда полезно дослушать до конца откровения прошедших весь путь.

- "В этом Оррес чем-то напоминает старого Акарра. Ни разу не накричал и не дёрнул за ухо, пусть это и заслужила. Ничего, чем можно отпугнуть будущих учеников. А после... После нескольких лет заучивания манипуляций с Энергией******, осознаёшь тупик. Акарра считал, можно самому, по инерции, продолжить познание Дара, усложняя по мере необходимости методы и решения. Представляешь, сколько надо десятков циклов на второй уровень? - Верра вспорола когтями дёрн. - Было проще оставить наставника и приступить к самообучению".

"Слишком просто - а как же переселение на Даррину?", задаюсь вопросом, внимательно слушая рассказ.

- "Но самообучение не всегда проще и быстрее", - стоит возразить. Не соблазняет ли моя... кхм, чёрная демоница отказаться от помощи со стороны и целиком довериться ей?

- "Ну... в твоём случае я бессильна, - идёт на попятную юная зеррга. - До восстановления Простого Владения*******, Оррес нам понадобится. Да и мне не помешает послушать, что он знает и умеет. Кинира, кстати, тоже будет иногда приходить, если никто не станет возражать. Она давно мечтает упорядочить свои знания и заняться совершенствованием Малого Дара********".

- "Пускай приходит, - отмахиваюсь кисточкой. С лишними свидетелями, Орресу, в любом случае, искать нечего. - Быть может, поможет скорее что-нибудь вспомнить".

Раккона наклоняет голову.

- "Я ей так и сказала, - соглашается. - Не пора ли нам заняться делами? Рра не обрадуется невыполненной работе".

Прежде чем последовать за зеррагор, зачем-то поправляю безобразно примятую траву... Мда, раз согласился помогать по дому... Не в моём стиле отсиживать пятую точку, наблюдая за местными. Хочется незаметно влиться в жизнь иного общества, и начать стоит с самого малого - стать "своим" у приютивших, продемонстрировать свою полезность. Они же не бесплатно кормят? Да, пока в положение пострадавшего, брат будет терпеть присутствие в башне чужака, потому что Веррата с Кинирой "за" руками, ногами и лапами. Но как научусь азам магии, встанет вопрос поиска работы в Варьяле. В миссии подобное подробно не оговаривалось, но явно подразумевалось. Какой из человека в теле раккона агент, если любое телодвижение сопровождается вопросами наблюдаемых? "Кто, откуда, почему старейшина о тебе не знает? Что за манеры? Ты что же, дикий раккон?", в фантазии не откажешь. А главное, не к чему придраться, брожу, видите ли, вокруг города один... Где поселиться официально? Не в лесу же... Не важно, что операция по внедрению пошла наперекосяк, и на Земле могут вполне считать погибшим, либо пропавшим в космосе. СБ, справедливо опасаясь обнаружения наблюдения за планетой, оставили одни спутники в пассивном режиме, годные на установление связи, и то, нет теперь уверенности в их исправности. А "тайник" ещё предстоит отыскать - полагаю, на обычные чувства, без знания о предмете поиска, рассчитывать нельзя. Есть нехорошее такое предчувствие.


***

Не теряя времени на любование с высоты красотами Варьялы, выросшей посреди лесов, он полетел прямиком к другу домой. Маррита только отлучилась по делам, поэтому у магов было время поделиться планами и последними новостями.

- С этими двумя не будет просто, - Оррес сидел напротив Уирнарра, делясь первыми впечатлениями от знакомства с первыми учениками. - Чёрная девушка, как ты и предупреждал, оказалась полна гордости и самомнения. Белый же, для потерявшего память, чересчур пассивный и не слишком любопытный. По крайней мере, так казалось. Может, так и надо. А может, то природная скромность, помноженная на растерянность в незнакомом мире.

Пятнистый раккон беззвучно рассмеялся:

- Я не зря намекал на трудности обучения этих двоих. Однако, меня беспокоит, как воспримет Веррата твою подачу информации. Усвоит или отвергнет? Получится с зеррагор, а Даррелл уже потянется следом за ней. Не в её стиле бросить беззащитного парня. Я даже пойму, если между ними что-то есть. Рраррог несколько раз жаловался мне на гостя в доме. Главное...

- Главное при обучении, обратить недостатки в достоинства. Не преодолевать их запретами и формальными правилами, а сделать движущей силой, - полосатый сделал вид, что не расслышал друга. - Определённая сложность здесь в том, что Даррелл больше любил слушать, а Веррата - говорить. И различные подходы к таким непохожим ученикам придётся совместить в совместных занятиях, - она выжидающе посмотрел на собеседника. - Потому-то никто по обыкновению и не брал более одного ученика. Тяжело переключаться между разными методами обучения. Что ты говорил насчёт жалоб?

Лишь сейчас до Орреса дошло, чем грозит обернуться борьба со строптивой ракконой.

- Рраррог видит в Даррелле новое увлечение сестры. И беспокоится за неё, - старейшина шевельнул крыльями. - Неизвестно ещё, чем обернётся восстановление даже части памяти. Вдруг прежний Даррелл окажется совсем иным? Веррата в глубине души очень ранимое создание. И ведь, бесполезно ей намекать на поспешность решений.

- Молодым всегда кажется, что первая сотня вадёсен решает всё, - живо откликнулся маг, убирая с пути Марриты полосатый хвост. При виде счастливой подруги Уирнарра разом пропало желание впасть в привычное состояние. Состояние на грани забытья. Переглянувшись, ракконы перешли к обсуждению состояний дел в Варьяле - город отчаянно нуждался в расширение зоны влияния на местность, Совет же всячески препятствует этому, ссылаясь на преждевременные выводы о планете.

" Странно", удивился Оррес сам себе, но он сегодня улыбался. Впервые за столько вадёсен. И, что совсем непростительно, забыл о потерянной Любимой. "Что, решил привязаться к ученикам? Найти в них замену неродившимся детям? Не выйдет. Полети лучше и займись миссией, наложенной Советом Ста. Вспомни о прошлом...". Усилием он воли загнал жуткие картины Той жизни обратно в глубины памяти. Хватит причинять себе и окружающим боль. ОНА и сейчас, на пути к возрождению, не поймёт, если и дальше станет терзать душу. "Не смей умереть раньше срока...", слова, вылетевшие из горла вместе с каплями крови, навсегда застыли на Странице Жизни********* причудливыми рваными символами. И цель жизни - даже две - в данную секунду морщат носы от одной мысли о его визите в башню. И не лишне обзавестись комнатами вне жилища Уирн