Furtails
Д. А. Александр
«Новая жизнь (части 1-3)»
#NO YIFF #разные виды #хуман #верность #романтика #фентези #превращение #пушистый дракон
Своя цветовая тема

Часть первая.


Поставив дрожащей рукой стакан с водой на стол, девушка без сил рухнула в кресло. Хотелось забыть тот день, стереть те яркие воспоминания, доставшиеся от него, отгородиться от всего мира, лишь бы приглушить боль... Даже белая любимица, стоило попасться ей на глаза, и та причиняла её одним своим видом, как живое напоминание об утрате... Нет, жизнерадостная молодая зверодракона здесь ни при чём - Мали понимала это разумом. Но сердцем... А та время от времени подходила к хозяйке и посылала мысленный вопрос один за другим. Почему они больше не приходят в клуб, увидят ли золотого крылатого... Много вопросов. Счастье, что она не получила и той доли чувств девушки, испытанных после осознания гибели Мирдала. Пожиратели растворили его, как и тысячи разумных до этого, посмевших противиться Порядку... Незаметно улизнувший, Образ вернулся с коммуникатором, чей дисплей пестрел от непринятых сообщений. Из клуба, от Карла, несколько от неизвестных ей людей... Отец так и не позвонил... Описав дугу, аппарат исчез в углу комнаты. Они наверняка хотели утешить, но есть ли смысл? Первого, дорого для сердца человека, потеряла из-за денег и работы. Теперь Карл лишён чувств, став андроидом. Второго отняли, едва они узнали друг друга чуть лучше. Почему ей не везёт, и все любимые уходят, стоит соприкоснуться душами? Почему?! За что такие муки? Стоило найти дорогу к свету, как Нечто сбивает с ног, отбрасывая в грязь на обочине. За что ей такое? "Мирдал бы обязательно нашёл нужные слова..."

- "Не стоит грустить, судьба моя".

Мали чуть не подпрыгнула, услышав незнакомый голос в голове... Хотя, почему незнакомы... Мирдал! Но... Как? Почему?

- "Можно прийти к тебе?"

- Да... Конечно!

Белая, тоже слышавшая разговор, забралась на диван в предвкушении... невозможного?

Яркое сияние, подобно весеннему солнцу, затопило помещение. Казалось, его источник занимает весь немалый объём, ещё немного и мир превратится в одну сверкающую бесконечность. А потом появился Он.

В горле застрял крик, когда огромные лапы, подхватили и прижали к чему-то мягкому и тёплому. Руки так и утопали в золотистой шерсти. Как тогда, в последний раз.. Её глаза встретились с синей бездной в его.

- Мирдал, я... - прошептала Мали, не прекращая ощупывать зверодракона, прижившего девушку к себе, - Тогда...

Он не дал закончить.

- Знаю, - горячий нос уткнулся в затылок. - Теперь всё знаю. Мали...- он ясно ощутил её страх. Страх оказаться наедине с реальностью, где почти нет места для чуда. - Я не уйду, не бойся.

Та лишь крепче вцепилась в густую шерсть.

- Ты... точно не мой сон? - всхлип, - Не исчезнешь, оставив одну в этом мире?

Бархатистая ладонь коснулась головы девушки и...

Перед глазами возник калейдоскоп образов. Воронка, затягивающая во чрево Пожирателей, пустота, непонятный мир внутри... иллюзия ли? И долгий путь, прерывающийся на спор о роли Порядка и Хаоса во Вселенной. Попытка убедить присоединиться... долгая, растянутая на... века... Нет, время не посмело замедлить ход Внутри, отсчитывая срок заточения Мирдала... Тигр, крушащий, ставшую неожиданно хрупкой, преграду из тающих останков Пожирателя... Последний образ на пути к свободе растаял подобно туману, дав возможность открыть глаза.

- Два века... Ты ждал два века... Мирдал, но как? Здесь прошло всего три месяца!

Зверодракон опустил девушку на диван. Короткая вспышка и рядом с ней сидит молодой парень со светлыми волосами.

- Мали, для мага из высших слоёв многое возможно. Даже пролететь сквозь поток времени и вернуться назад, в прошлое. Не имел лишь права вмешиваться в ход событий, предрешённых пленением. Неизвестно, как бы отреагировали полные сил Пожиратели на второго Мирдала. Время не всегда прощает ошибки, - он взял её за руку. - Но они больше не смогут угрожать Земле... Прости, если сможешь, за то, что заставил столько пережить здесь.

Девушка сжала ладонь.

- Обещай, что не оставишь одну.

- Обещаю.

Несколько минут они сидели молча, приводя в порядок мысли.

- При первой встрече ты сетовала на бесполезные крылья Образа, потому что иначе невозможно подселение в тело?

Мали, оторвала голову от его плеча.

- Да...

- Кстати, где она?

Искать, впрочем, не пришлось - в дверном проёме показалась любопытная мордочка светлой самочки. И когда успела исчезнуть с дивана? Несколько секунд ушло на изучение гостя, появившегося из неоткуда... гостя? С радостным визгом она бросилась к обоим, так и норовя попасть языком в щёку. Мирдалу с трудом удалось угомонить зверодракону, не знавшую, чему больше радоваться - возвращению светловолосого парня, ставшим единственным для хозяйки, или же за неё саму, переставшую наконец плакать.

- Тише, тише. Помню тебя, не бойся.

Он наклонился к длинному уху.

- Присмотришь за всем, пока нас не будет?

Что ответил Образ, Мали не расслышала, потому что в следующее мгновение вновь оказалась в золотистых лапах.

- Как насчёт обещания дать тебе настоящие крылья?

- Мирдал, ты уже исполнил мою мечту, вернувшись назад целым и невредимым! - выпалила на одном дыхание.

- Ну уж нет, - в синих глазах зажёгся белый огонь, - если обещал что-то, так выполняй!

- Здесь?

- Не здесь, - тепло улыбнулся он. - Не во власти дать тебе законченный облик крылатой. Зато знаю ту, которая исполнит это.

Заметив сомнение, добавил.

- Не смогу принять отказ, пока всё сама не увидишь.

Щеки Мали покраснели. Что попросит таинственная волшебница? Не слишком ли... трудноосуществимая мечта? Мирдал обидится, услышав отказ. Тогда...

- Да.

Пространство рассыпалось на тысячи брызг, обернувшись переливающимся облаком, и собралось заново. Во что-то незнакомое. Едва туман, оказавшийся облаком, рассеялся, взору предстали нетронутые человеком земли. Холмы, покрытые зелёной травой, какие девушка видела разве на старых записях. Правильно поняв её, крылатый снизился, дав вволю полюбоваться на ковёр, простирающийся до самого горизонта.

- Где мы, Мирдал, - прошептала Мали, боясь спугнуть дивный сон. Небо, природа и она, в руках любимого.

- Это второй слой. Красиво, правда?

Ветер внизу, подчиняясь одному ему известным правилам, заскользил по зелени, всколыхнув огромное "море". Одна за другой, прокатывались волны, поднимая в воздух букеты запахов. Неведомым образом добрались они и до девушки, приятно защекотав в ноздрях.

- Готова идти дальше? - в лицо заглянула пара хитрых глаз.

Вместо ответа Мали чихнула.

- Будь здорова, - он аккуратно прижал к себе драгоценную ношу. - Не замёрзла?

- Нет, - девушка провела щекой по густой шерсти на груди зверодракона, - Куда теперь?

- Выше. Мекэмекабра живёт именно там.

- Мекэ... кто она?

- Отвечает за души нерождённых. Только ей по силам изменить твоё эфирное тело. После будешь сама выбирать, парить ли в небе, или ходить на двух ногах среди людей. А сейчас поднимемся дальше, на четвёртый слой. Готова?

Лучше всякого ответа была искорка надежды, зародившаяся в глазах. Неужели ей суждено подняться вместе с Мирдалом крыло к крылу?

На этот раз не было никакой вспышки. Пространство вокруг потекло, подчиняясь воле бывшего демиурга. Всего миг, и место плывущей плёнки, сквозь которую ещё просматривалось колышущаяся зелень, занял безбрежный океан, то тут, то там скрытый под клубящимся покровом. Казалось, этот мир создан для уединения - ни единого звука или любопытных чужих глаз. Тишина и покой. Даже ветер старается избегать лишних движений, предпочитая безумству вихрей плавные течения, нежно ласкающие кожу лица. Похожая на белоснежный лайнер, мимо величественно проплыла громада облака. Мирдал с лёгкостью нагнал его и... рухнул вниз. Мали даже не успела испугаться, настолько всё произошло быстро - миг свободного падения, и ты кувыркаешься среди невесомых клочков небесной ваты, волшебным образом удерживающих на поверхности. Должно быть, попала в сон, где могла летать среди облаков, играя среди них в незамысловатые игры и просто забавляясь, пронизывая обманчивую твердь крыльями. Покрутив головой в поисках виновника "приземления", она чуть не столкнулась с длинной мордочкой, припорошенной медленно тающими комочками. Из массивной "шапки", нахлобученной по самые глаза, торчала пара остроконечных ушей, попеременно дёргающихся из стороны в сторону.

- Мирдал?

Владелец головного убора смешно зафыркал, немедленно лишившись части маскировки.

- Мали? - длинный язык коснулся покрасневшей щеки.

- Зачем...

Следующие несколько минут превратились в игру среди тумана - забыв, где находится, она с хохотом гонялась за его хвостом. Он же пытался спрятаться, пусть и не слишком стараясь. Облако с честью выдержало испытание веса обоих: сколько бы девушка не пробовала ногой опору под собой, та лишь мягко пружинила, разбрасывая мельчайшую пыль, расплывающуюся в воздухе белой дымкой. Заинтересовавшись этим, Мали прекратила погоню и с опаской приблизилась к самому краю. Совсем забыла, где находится...Всего в метре от ног опора резко заканчивалась: далеко внизу плескались воды неведомого океана красивого синего цвета. А напротив... напротив возвышалась величественная башня, сотканная из облака. Остроконечный шпиль, казалось, стремится достичь самого неба, настолько высоким казалось сооружение. Ещё несколько точно таких же, но чуть поменьше, стояли в стороне - только сейчас девушка поняла, что между ними существуют арочные переходы, начисто игнорирующие законы физики. Один так вообще располагался под сорок пять градусов, и, тем не менее... существам (из-за расстояния сложно понять) наклон ничуть не мешал неспешно прогуливаться, временами забираясь на ограждение для лучшего обзора. Увлёкшись, девушка не сразу заметила, как пара сильных лап сомкнулась на талии, лишив возможности двигаться.

- Облачные замки четвёртого слоя, - мочки уха коснулось тёплое дыхание зверодракона.

Протянутая рука сама нашла шею, покрытую мягкой шерстью. Погрузив пальцы по самые кончики, Мали принялась аккуратно искать чувствительную точку. И нашла, спустя какое-то мгновение. Мирдал, довольно фыркнув, решил немного подыграть, и нежно заурчав.

- Ну вот зачем облегчать мне задачу? - рассмеялась девушка, тем не менее, не прекратив работать пальцами руки. - Кто живёт в этих замках? Другие крылатые? И откуда всё это берётся? До земли, должно быть, не один километр...

- Не обязательно только крылатые. Мррр... Сюда может попасть всякий, твёрдо идущий по пути Света. А замки... - поудобнее схватившись, он перенёс её подальше от края облака, и усадил под боком, накрыв мягким крылом. - Замки... Поднявшиеся на этот слой вольны сами распоряжаться пространством и энергией, творя согласно своим фантазиям.

Мохнатые пальцы легли на голову Мали.

- Представь дом, в котором хотела бы жить.

Воздух сгустился, начиная принимать прямоугольные формы. Короткое ожидание и на облако мягко опустилась маленькая копия уютного коттеджа, с широкими балконами и удобной площадкой под самой крышей.

- Это... я?

- Не совсем, - Мирдал не удержался и лизнул её в щёку. В который раз! - Пока ты можешь так лишь с помощью опытных праников.

- Жаль. Это же... можно воплотить в реальность, не боясь потерять образ из головы!

И, правда. Сколько идей так и не нашли воплощения в жизнь, затерявшись среди прочих мыслей? Ещё тогда, до клуба, когда она лепила фигурки из пластика? Нельзя поймать особо яркий образ и сохранить его в памяти - обязательно теряются детали, без которых он теряет былую красоту... Оставив воспоминания о былом, она задала вопрос, мучавший с самого начала этого путешествия по слоям.

- Скажи... а ты не нарушил какие-то... правила, приведя меня с собой? Ведь...

Хвост, до того мерно постукивающий по облаку, замер в воздухе.

- Кто тебе сказал такое? - палец скользнул по лбу, собирая растрепавшиеся волосы. - Ты спутница. Выбор. Гостья, наконец. Нарушить правила гостеприимства уже грех.

Девушка отвела в сторону глаза.

- Ты ведь демиург...

- Неужели до сих пор не можешь поверить в произошедшее с собой? - Мирдал заглянул в глаза, полные слёз. - Даже демиургам не чужды чувства, без них теряют связь с народом, находящимся под их защитой. Можно ли вообще так жить, не познав собственной радости? Отец, воздвигший барьер от детей, многого лишает и себя, и их.

И, сложив крылья шалашиком, накрыл обоих и принялся слизывать солоноватые капли, катящиеся по лицу любимой. "Тише маленькая, тише. Не надо плакать, когда всё осталось позади", стараясь как можно мягче, он проник в её сознание, прогоняя тоску, выросшую за столько месяцев одиночества.

Внезапно вокруг глаз зверодракона появился белый ореол.

- Она ждёт нас.

- Она? Уже? - слезы мигом прекратились.

- Да. Карроса особенно хочет встретиться с тобой. Мррр... Ещё размышляешь, как улизнуть? - только тут девушка осознала, что держится за длинную золотистую гриву, восседая верхом на крылатом. - Теперь-то точно не сбежишь!

Облако под его лапами разверзлось, явив взору чёрное небо, усеянное звёздами. Казалось, ещё немного, и оба провалятся в саму бездну... Не победи любопытство страх, и она, возможно, пропустила самое интересное, потому что, стоило крыльям сделать несколько мощных гребков, и далеко внизу показался "остров". Залитый спокойным белым светом, этот кусочек тверди посреди бесконечной пустоты казался воплощением самой стабильности. Где ещё найти мир, не боящийся комет? Прямо сейчас одна из них прошла в опасной близости от поверхности, и ничего не произошло. Вернее, произошло - комок из камня и льда, истекая пылью, растаял, не оставив после себя ничего. На глазах Мали это повторилось не один раз. Обнимая любимого за шею, она лишь сейчас поняла, что здесь не так. Воздух. Будь здесь одна, то запаниковала бы. А так... прижавшись к тёплому телу под собой, она слушала размеренное дыхание любимого, прерываемое спокойным сердцебиением. Значит, так должно быть. Заметив интерес к явлению, Мирдал поспешил успокоить:

- Сюда могут проникнуть души рождавшихся и особо сильные Светлые. Другие бессильны перед пустотой и Огнями Мироздания, подобно кометам, пронизывающим пространство этого мира. Они постоянно вьются вокруг оплота Мекэмекабры, отгоняя непрошеных гостей.

- Так они... живые?

- В каком-то смысле. Отсюда появился наш мир, и Огни, закончив работу, ушли обратно, - зверодракон изогнул шею, чтобы видеть глаза подруги. Пока что подруги... - Мали, когда сядем, ты должна сама сделать окончательный выбор, и сообщить об этом Мекэмекабре. Она услышит и явится на твой зов.

- Разве...

- Никто не вправе требовать что-то от Воплощения Народа. И она ждёт ответа из самой глубины твоей души, вопреки всем мыслям и словам.

- Я поняла, - удачно подвернувшийся нос был одарён коротким поцелуем. Зверодракон, судя по шевелению ушей, не возражал.

Маневрируя среди скоплений пыли, они зависли над "островом". Вблизи тот уже не казался пустынным - внизу раскинулись целые леса, окружающие арочную конструкцию из белого камня, и дворец того же цвета, образующий полукруг.

- Мирдал, Дарующий Свет, просит позволения ступить во владения твои, Мекэмекабра, воплощение крылатого народа.

- Приветствую тебя, Ведущий К Свету, - приятный женский голос лился, казалось, отовсюду, пробуждая в душе забытое чувство чего-то родного. Или ей так кажется? Люди со зверодраконами редко пересекаются, тем более, в момент появления на свет. Или она и правда однажды была здесь? Вцепившись в гриву, Мали со страхом стала наблюдать, как приближается поверхность острова - Мирдал отчего-то решил спускаться не по кругу, а бросками, подобно листу. Ушла в сторону странная конструкция, пробежали скаты крыши дворца, и вот напрягшиеся лапы касаются белой площадки. Ссадив девушку, крылатый с неохотой пояснил.

- Во владениях карросы в первые минуты надо всегда быть настороже. Неизвестно, как это место отреагирует на гостя. Легко может стать ловушкой для нечистых помыслами, обратившись тучей обломков. Никто до конца так и не понял сути данного места, неподвластного даже демиургу.

Впрочем, Мали едва ли его слушала, с восторгом рассматривая двухэтажный дворец, теряющийся в лесу на горизонте. "Разве здесь был лес?", ошарашенная, она присела на возникший из ниоткуда стул. Ведь правда, не было никаких деревьев, сплошная бугристая поверхность, отделяющая строения от края космической пропасти. В плечо уткнулся холодный нос.

- Помни, всегда с тобой и ты гостья Мекэ. Путь к аркам лежит через залы дворца. Такое было условие превращения.

Она задумчиво почесала ему за ухом.

- С тобой? - девушка обняла голову зверодракона, сразу оказавшись осыпанной прядями золотой гривы.

- Нет. Представь, что тебя пригласила в гости хорошая... знакомая. И там нет места для представителей мужской половины, - Мирдал с явной неохотой разорвал объятия. - Поверь сейчас в себя, очень прошу.

И ободряюще улыбнулся, накрыв мягким крылом. Так, как умеет только он - её единственный, дорогой сердцу крылатый. Несколько минут они не двигались, прислушиваясь к биениям сердец - короткому и частому девушки, и гулкому, подобно барабану, Мирдала. Такие разные, и одновременно похожие. Успокаивающе погладив крыло огромного зверодракона (когда успел сменить размер?), она с решительным видом направилась к воротам белоснежного дворца. Быть может, став крылатой, она лучше сможет понять только что произошедшее. Через хрупкое тело человека не передать и малой части тех чувств, обуреваемых сейчас их обоих... Оглянувшись на прощание - зверодракон так и стоял возле серебряной дорожки, возникшей, опять же, из ниоткуда - Мали толкнула створки. Те на удивление легко поддались: не было и намёка на видимую массивность толстых резных досок, вдобавок, окованных причудливыми листами металла, на каждом сантиметре которых проступали золотые символы, скорее напоминающие иероглифы. Или пиктограммы - знания о подобном ограничивались школьным курсом древней истории. Заходя внутрь, она попутно оценила и толщину многослойных створок. Мысль о помощи невидимой силы уже не казалась смешной - проще перелететь стену, чем ломиться в метровые ворота. Переступив порог, Мали сразу оказалась в кромешной темноте. Зашуршали ворота, преграждая путь назад, и мир уменьшился до неясных размеров дворца Мекэмекабры. Впрочем, ненадолго. Пол пошёл бело-золотой рябью, дав осмотреть помещение. Потолок, уходящий куда-то вверх, стройные колонны, непонятные линии на стенах. Шаг, ещё шаг... Каждое касание пола порождало серию кругов. Узкие и широкие, золотистые и ярко-голубые, они расходились, подобно волнам от брошенного камешка. Мали неуверенно шла, а вокруг неё, то тут, то там, вспыхивали огни, перескакивающие на стены. Не до конца понимая, что пытается найти, она задрала голову и обомлела - тьму наверху прорезало сияние тысяч точек, в беспорядке разбросанных по невидимому ранее своду. Некоторые мерцали в такт биения сердца, часть оставалась неизменной. Звёзды... Девушка не верила своим глазам, узнавая среди сотен незнакомых созвездий земные знаки. Дракон, Медведица, Орёл... Кто-то или что-то постарался на славу, создав под крышей кусочек ночного неба. Или сама Мекэмекабра (выговорить имя далось с трудом)? Полюбовавшись на рисунок ночного неба, продолжила путь. Шаг - всплеск света, шаг - всплеск... Время тянулось, а конца зала не было. Светящиеся круги продолжали гулять по поверхности пола, вдыхая жизнь в ранее невидимые рисунки со значками. Стены пестрили строками на непонятном языке, вдоль колонн бежали целые страницы "текстов". Несколько раз девушка сворачивала, чтобы лучше рассмотреть таинственную книгу - никто не станет тратить силы на молитвы или украшения. Слишком много для этого места, к тому же, чётко прослеживалась аналогия с оглавлением. Вот один и тот же знак встречается по многу раз, разделяя длинные строки. Да и разновидностей "закорючек" (за неимением лучшего слова), разбросанных по всей площади, хватало, чтобы создать впечатление алфавита или его подобия. "Должно быть, здесь записана история места, куда меня принёс Мирдал", сделала вывод для себя Мали, обнаружив долгожданный выход. Марево над порогом разошлось, пропуская гостя дворца. В отличие от первого зала, здесь царил полумрак, и лишь верх стен резко выделялся красно-золотыми полосами. То ли имитация рассвета, то ли просто источник света. Как и в прошлый раз, дорожка под ногами оказалась с секретом - на этот раз, сформировав на противоположных стенах два красно-оранжевых пятна, перемещающихся следом. Главное, позволили, наконец, лучше рассмотреть материал гладких плиток, покрывавших пол. Она не была знатоком минералов, но что-то подсказывало ей, такого стекла просто не существует: идеально ровные шестиугольники красного цвета, кристально чистые на любом расстояние, сильно смахивали на рубины. Или так оно и есть? Раз слои имеют мало общего с материальным миром, почему бы и не выложить пол драгоценными камнями огромных размеров? Невиданная роскошь, воплотившаяся в строительном материале. В "звёздном зале" (так окрестила девушка помещение с рисунком созвездий на потолке) тоже есть нечто похожее, жаль, темнота помешала, как следует всё изучить. Бросив прощальный взгляд на алые письмена слева и справ от себя (возможно ли, что доступ к информации есть лишь у зверодраконов?), Мали ускорила шаг. Не хватало заставлять ждать хозяйку дворца. Вдруг Мекэмекабру ждут души? Однообразие красного камня сменила пёстрая мозаика в золотом обрамление. Как здесь не заметить некий тайный смысл? Золото прочно ассоциировалось с Солнцем, дарующим жизнь всему живому. Неизвестный мастер в таком случае ловко использовал природные дары, убрав всё лишнее, изображая лучи, прорывающиеся из галереи. Разноцветные камни лишь подчёркивали волшебство момента, вот-вот готового порадовать глаз буйством красок. Не это ли важнее для самой карросы, живущей вне понятий материальных ценностей? Высший слой всё-таки... Мали поднесла к лицу руку - как она могла забыть, что сама находится над материальным миром? Тело давно ощущается не таким, как раньше на Земле. Лёгким и свободным, словно лопнули последние нити, ограничивающие движение. В порыве нахлынувших эмоций, девушка совершила несколько необычайно длинных прыжков. На Земле подобное точно было невозможно. Успокоив бешено бившееся сердце (а есть ли оно сейчас у неё?), направилась к выходу из зала. Золотые ворота тончайшей ковки, сплошь покрытые листьями растений, открылись сами собой, впуская гостя. И сомкнулись за спиной с довольно громким шуршанием. Ещё не отошедшая после кувырков в воздухе, Мали было повернула голову, желая увидеть источник подозрительного звука... И испуганно застыла на месте. Пола нигде нет! Под ногами простирался лес с высоты птичьего полёта. До верхушек деревьев было рукой подать, но вот земля... Накрытая лёгким туманом, она находилась ниже на добрую сотню метров. Иллюзия или нет? Нагнувшись, она протянула руку и встретила сопротивление сгущенного воздуха. Быстрое падение ей точно не грозит. Набравшись смелости, Мали засеменила к золотой двери, очевидно, выход из дворца - через резные отверстия пробивался белый свет. Такой же, как снаружи. Покрутив головой, обнаружила примечательную деталь: вместо потолка раскинулся кусочек самого настоящего неба с пушистыми облаками. Даже не совсем понятно, есть ли здесь крыша. Наверное, так и заведено на слоях, нарушать мыслимые и немыслимые законы физики. Иначе откуда взялся целый "карман" с кусочком дикой планеты? Несколько раз девушка останавливалась, чтобы снова полюбоваться открывшийся внизу картиной: холодный луг, осыпанный росой, ручей, звенящий в предрассветной тишине. Последнее стало понятно, едва из-за "горизонта" показалась узкая полоска красно-оранжевого света, обдав лицо приятным теплом. Воздух и не был холодным, по крайней мере, здесь, между небом и землёй, но до чего приятны прикосновения первых лучей, несущих саму энергию! Оставив лишние сейчас мысли, отошла к правой стене - так можно не упустить ни секунды зрелища. Сияющий расплавленным металлом диск, тем временем, показался над горизонтом, обрушив на лес целый водопад. Туман, на миг почернев, распался без следа. Сразу вернулись былые краски - зелень растений, вкрапления лепестков пока плотно закрытых цветов... Величественно поднимаясь из-за горизонта, светило придирчиво осматривало владения, не забыв уделить внимание и незнакомке. Полыхнув белым огнём, от диска отделилась широкая светящаяся лента и окружила Мали, впрочем, не делая попыток приблизиться. И яркая какая... Вытерев слёзы, девушка прислонилась к стволу молодого дерева на обочине дорожки, вымощенной крошечными звёздочками - столько света было в огранённых камней. По обе стороны раскинулся внушительный сад, уходящий куда-то вдаль. Ухоженные растения искусно высаженные, образовывали огромные "клумбы", принадлежащие к одной или другой зоне климата. Иначе, почему рядом с высокими соснами возвышались красавицы берёзы, а возле разлапистого дерева, увитого живыми канатами - пирамидальная крона гиганта, разукрашенного крупными цветами? И все они обступали какой-нибудь фонтан розового мрамора, тщательно спрятанный в глубине живой изгороди, замкнутой в кольцо. Ни беседок, ни указателей. Идеальное место для ищущего покой и тишину. Удивление сменилось растерянностью - куда теперь? Ответ и не думал прятаться, возвышаясь чуть дальше, пряча в бездонном небе свои арочные конструкции. Но сначала... Покружив по лабиринту сада, девушка едва смогла найти проход, проложенный от террасы дворца - и на ней тоже была золотая дверь с фигурными отверстиями, в форме крыльев и солнц, водящих хоровод вокруг непонятного символа. Буква чужого алфавита, обвитая волнистой линией.

- Где-то я уже это видела, - произнесла вслух Мали, тряся тапочками.

Странно, до этого момента она свято верила, что обута. Но и её понять можно - Мирдал появился внезапно, распугав все мысли разом. Осталось одно, не отпустить больше никогда любимого. Никогда! Уже готова была поверить в гибель золотого зверодракона, и тут в комнате случилось чудо... Вытряхнув крупные песчинки, больно колющие ноги, девушка углубилась в сад. Карроса должна ждать в центре, возле арочной конструкции. Не просто же так поставили это гигантское сооружение?

Путь туда занят несколько больше времени, чем планировалось. Да и как устоять перед яркими цветами, встречающими на каждом шагу? Земной сад, укрытый стеклянным куполом, здесь смотрелся бы одинокой клумбой под пыльным колпаком, столько было красок. Свисающие с деревьев, подобно тропическим растениям, выглядывающие из-за кустарника, приютившиеся у самой дорожки - цветы сопровождали повсюду. А этот аромат? Тончайший букет из десятков, если не сотен, запахов, нежный и не надоедающий человеческому носу. Мекэ же зверодракона, и обоняние у неё соответствующее. Мали с улыбкой вспоминала, как Мирдал (она всё равно заметила!) осторожно принюхивается к блюдам на столе, пусть и в двуногом облике. Так, блуждая по драгоценным дорожкам, девушка выбралась на открытое пространство, обозначенное узором символов из залов, особенно из последнего, Утреннего (так назвала за эффект восхода Солнца). И над всем этим парила та самая "арка". Или всё же врата? Телепорт? На фантазию Мали не жаловалась, особенно после встречи, изменившей всю оставшуюся жизнь. Опоры не дотягивали до плиток всего пару сантиметров. Ветер гулял где-то над самыми вершинами высоких деревьев, но сооружение, казалось, начисто игнорировало любое внешнее воздействие, удерживаемое странными силами высшего слоя. Запрокинув голову, Мали с восхищением посмотрела на саму вершину арки. Да, арку, хотя воображение упорно дорисовывало когда-то снятые врата. Или их никогда не было? Обойдя сотканную из серебряных нитей опору, дотронулась до внутренней части. Та немедленно отозвалась пульсирующим свечением, перекинувшись на кольцо символов внизу. И метнулось к протянутой руке.

- "Так вот ты какая... Мирдал много рассказывал и показывал, но лишь сейчас я вижу, что он не ошибся, поддавшись голосу сердца".

Обернувшись, Мали увидела молодую женщину, облачённую в воздушное платье молочного цвета, целиком закрывающее тело. Странное одеяние при каждом движение на миг расплывалось, создавая впечатление иллюзии. И вокруг постоянно вилась целая стайка ярких сгустков света. Подобно детям, те жались поближе, издавая жалобный писк, отдающим эхом в самых глубинах души. Стоило незнакомке приблизиться, и "светлячки" немедленно летели следом, стремясь не отстать. "Словно дети, нашедшие маму", пролетела в голове мысль. Рассудив, что молчать дальше невежливо, Мали убрала руку за спину и подалась вперёд.

- Здравствуйте. Вы...

- Карроса, та, что отдаёт себя народу, живя в душе каждого, - приятный голос, отчасти не лишённый властных ноток.

Мекэмекабра (девушка не решилась бы обратиться к загадочной зверодраконе, используя сокращённый вариант) неспешно обошла вокруг, чётко соблюдая дистанцию. Каждое движение отдавало нечеловеческой походкой - спокойное лицо лишь усугубляло положение, лишая шанса понять смысл данного действия. Описав полный круг, женщина встала напротив и хитро прищурилась. "Светлячки", снующие рядом, поспешили исчезнуть.

- Мали, должно быть я напугала тебя своим поведением. Не часто здесь бывают гости из мира живых. И... обращайся сразу Мекэ - ненавижу, когда прячут истину за бесполезными словами. Пока у нас есть время, можешь задавать вопросы, - прямо из воздуха материализовалось два огромных кресла. - Не бойся за Мирдала, снаружи пройдут мгновения, сколько бы мы не провели здесь.

Устроившись поудобнее, девушка попробовала успокоиться. Это удалось не сразу - не каждый день ходишь в гости к существам высших слоёв.

- Мекэ, где мы находимся?

- Когда ты прошла под аркой, то оказалась по ту сторону грани, - улыбнулась крылатая в человеческом обличии. - Моё пространство для личных встреч. Вижу, тебя интересует этот облик? - ладонь прошлась по лбу, убирая непослушные волоски. - Общаться с гостями следует на равных. Впрочем...

Хлопок, и вместо женщины рядом с креслом гордо сидит зверодракона алого цвета. В следующую секунду по шерсти расползаются пятна, меняя окрас на тёмно-красный, чтобы сменить затем на чёрно-красный. В такт телу менялась и грива, целиком скрывающая шею - от соломенного, до серебристо-белого цвета. Хвост... хвост представлял из себя едва ли не произведение искусства, выдавая хозяйку веером из переливающихся закатными огнями перьев, вместо привычной кисточки. Но даже не это приковало внимание Мали: непонятно, чем руководствовался Создатель, вдыхая жизнь в свои творения. Явно не удобством для существа, потому что у Мекэ было не два, а целых восемь крыльев, горящих ровным белым огнём. Возможно и больше, но именно столько успела насчитать девушка, борясь со слезами на глазах. "Облик на высшем слое теряет власть, становясь скорее воплощением души, чем необходимостью для жизни", вспомнились слова Мирдала перед посадкой перед дворцом. Вытерев слёзы, она вновь посмотрела на карросу - та уже убрала крылья, и смотрела на девушку со смесью любопытства, ответственности и снисхождения с удовольствием. Удовольствием лицезреть перед собой смертную, удостоившуюся такого внимания бывшего демиурга.

Глаза... Оробевшая Мали не посмела тогда заглянуть в них, борясь с непонятным страхом перед могуществом воплощения. Но теперь, наконец, ощутив... Да, именно ощутив доброжелательное отношение, решилась.

- "Нравится?" - зверодракона наклонила голову к гостье.

- Очень...

Один синий, с золотой окантовкой, второй цвета чистого изумруда, и оба с круглым зрачком, почти как у человека. Или специально сделала, чтобы насладиться моментом? Не каждое столетие в затерянный слой приходит существо, не несущее в душе ни капли зависти или презрения. "Как уже было со светлыми и служителями Хаоса", добавил внутренний голос.

Покрасовавшись ещё немного, Мекэ перетекла в человеческую форму, оставив себе лишь разноцветные глаза.

- Что ж. Говорил ли тебе Мирдал, зачем принёс сюда? Я, откровенно, поразилась, насколько он может светиться счастьем. Единственный такой случай был сотни лет назад - Лазурь согласилась стать подругой. И лишь сейчас, глядя тебе в душу, начинаю понимать демиурга.

- А что произошло с Лазурью? - Мали подалась вперёд, желая услышать скрытые страницы жизни любимого.

- Лазурь... Она была самой прекрасной зверодраконой из Светлых. Само воплощение идеала Света, готовая поддержать его в самом сердце Тьмы... - Карроса погрустнела. - Путь, данный судьбой, дитя, таит в себе множество ловушек. Попалась в одну такую и подруга Мирдала. "Что есть Свет? Служение ему во благо всем!" Грустно терять тех, кто, поддавшись соблазну познать саму суть, отходит от простых как мир правил. "Не тот светил, что служит, но тот, кто несёт его в себе". Нет, - поспешила успокоить девушку Мекэ, - никто не погиб. Бросила Лазурь частичку света, возжелав достичь высшего слоя, и улетела, оставив демиурга в одиночестве. Тогда мало нашлось сочувствующих горю, большинство Светлых возвели в вину отказ от вознесения, дабы стать ближе - слишком долго они просидели оторванными от реальности нулевого слоя. А всего то, золотой демиург желал подарить окружающим надежду, стать огоньком во тьме, что ведёт за собой. Протянуть руку оступившимся...

Зверодракона смахнула с ресницу выступившие слёзы.

- А не превратиться в недосягаемую звезду, что мерцает на небе, даруя всем Свет, но не могущую заменить Солнце, поддерживающим жизнь. "С уходом каждого Светлого у Тьмы появляется надежда", так завещал нам один из зверодраконов древности. "Далёкие миры тоже достойны Света, но не во вред ближним твоим".

Девушка уже хотела привстать и успокоить расчувствовавшуюся Мекэ, но опомнилась - боязно вести себя так с самой карросой народа зверодраконов. Это с Мирдалом проще, он с радостью вынесет любое отношение, противоречащее природе крылатого хищника. Сильного и опытного. Вот что значит увидеть в друг друге недостающую половинку.

- Значит, его бросили?

- Да, Мали. Как не оправдывали Лазурь, но она поменяла любовь демиурга на Вознесение. Стать ближе к Создателю, чем к единственному любящему существу. Деяние, посильнее любого греха. А он ждал её, но... не судьба. После потери Соборной души, на него стали косо смотреть остальные Светлые, заподозрив в отступничестве. Многие ещё тогда взяли за основу догму учения - высшая цель любого это сблизиться с Создателем. Оставшимся внизу оставалось надеяться лишь на силу воли и веру в Свет.

В разноцветных глазах отразилась грусть. Необъятная как сама Вселенная.

- Оставшись один, Мирдал продолжил нести Свет, не обращая внимания на ропот семуран во главе с Семарглом. "Потерявший веру не может оставаться демиургом". Окончательно судьбу решило нападение Тёмных - хозяйка низших слоёв, Юанна, схватила почитаемого в народе демиурга и осквернила, тем самым подписав ему приговор. Побег ничего не решил - в верхних давно готовились, и, как только нога Мирдала ступила у обители, они порвали нити демиурга.

- По ним демиург получает силу от веры и молитв своего народа, - охотно пояснила Мекэмекабра, завидев удивление на лице девушки. - Очень скоро, разумеется, для нас, Мали, - вздохнула женщина, - Семаргл занял новый пост, оставив золотого семурана не у дел. Остальное ты сама знаешь.

Мекэ замолчала, с любопытством следя за реакцией девушки. Не каждый день узнаёшь о столь бурном прошлом любимого крылатого. "Почему Лазурь бросила Мирдала?", вертелась мысль у той в голове. "Почему не поговорила с ним, не объяснила. Наконец, просто не отпустила? Растоптать всё, что было между ними, ради Вознесения. Не понимаю... Или этот Семарг, дождавшийся момента, когда демиург попал в беду? Он не пошевелил и лапой, чтобы спасти. Странные они, эти светлые.... Чем же тогда они лучше Тёмных?", закралась занятная мысль. "Те же интриги, борьба за власть-светлость. Две чаши весов, посреди которых оказался мой Мирдал", с болью в душе поняла Мали. Она раньше никогда не задумывалась над сутью Света и Тьмы. Как поведал ей семуран, так и восприняла. До сегодняшней встречи с карросой. И правда, почему никто из тех вознёсшихся не прославился добрыми делами? В рассказах было много о Свете, служению ему, воплощение воли Творца, смирение, высшая цель... и ни слова о банальной помощи живущим в самом обычном мире. Благие намерения вылились в пустые слова и молитвы. Ну, ещё и энергию, которую получал действующий демиург от просящих защиту. Выходит, Светлые лучше Тёмных благодаря отсутствию жертвоприношений и привнесения в мир страданий? Тогда это нечто среднее, раз никто и не думает ступить на материальный слой и вмешаться в судьбы жителей. "Свет постоянно в борьбе с Тьмой, дабы не ввергнуть мир в небытие", напутствовал Мирдал друзей перед встречей с Пожирателями. Но Тьма как раз активно вмешивается в жизни смертных! Значит... помощи от Света не будет? Из горла Мали вырвался звук, отдалённо напоминающий рык. Позволить любимому и дальше так жить?

- Да, - карроса словно прочла тяжёлые мысли девушки, - мир обманчив, а слои, вопреки воли Творца, давно перемешались.

- Можно задать вопрос, Мекэ?

- Конечно, Выбор сердца Второго Солнца.

- Ой, - покраснела Мали. Уже всё знает об их отношениях.

- Не надо стесняться, - улыбнулась женщина. - Он сам рассказал. Я не спросила ничего, потому что знала, насколько важна для него ты. Его душа пела, когда ответила согласием на просьбу. Было бы неслыханным преступлением отказать воплощению Света.

- Он...

- Он хочет видеть тебя повсюду с собой. Только я способна изменить духовную оболочку, наделив частичкой себя, даруя облик и силу семуран.

- Но обязательно так поступать? - скорее для вида спросила Мали, давно согласившаяся стать крылатой.

- Я не вижу сомнений в твоём голосе, - хитро прищурила глаза женщина. - Что до облика... Никто, кроме демиурга и Творца не увидит в тебе бывшего человека. Это уже забота Мирдала. Остальные могут сколько угодно бросать в твою сторону недоверчивые взгляды, силясь узреть недостойное с их точки зрения бескрылое создание. Порой непросто донести истину о равноправие душ, какими не были их оболочки. Соратники Семаргла могут сколько угодно считать обращение изъявивших желание, - Мекэ сжала кулаки, - "Прихотью безумной многокрылой". Считают таких недостойных представлять Род... Желают, чтобы я уничтожала души, в которых есть хоть искорка Тьмы или Хаоса. Как им не понять, что поддержание Рода превыше всего? Каждый семуран несёт частичку огня Жизни, от которой может разгореться костёр, согревающий и дающий свет. И каждый часть меня. Разве можно убить саму себя?

Карроса подперла голову рукой, дожидаясь ответа девушки.

- Значит, я не первая, оказавшаяся здесь? Не одной мне выпал шанс стать крылатой?

Ответом стала грустная улыбка.

- Разумеется, нет, Мали. Мой уровень доступен любому, достигшему хотя бы первого уровня, от силы зависит лишь время, потраченное на путешествие сюда. Когда-то, задолго до рождения Мирдала, часто приходили гости, принося благодарности от остальных. Вели беседы, просили за кого-то, делились радостью за народ... Всё давно в прошлом. Одни упрёки в мой адрес. Попытки указывать, что делать... Каждый раз, стоит прислушаться к просьбам ставленников Семаргла.

Мэке встала с тающего в воздухе кресла.

- Довольно разговоров. А разве я имею право оставить Второе Солнце без спутницы, вселяющей в его сердце радость? Мали, согласна ли ты стать крылатой подругой Лучезарного Мирдала, Дарующего Свет?


Часть вторая.


Девушке понадобилась секунда, чтобы... нет, не на раздумья, скорее хотелось показать себя перед Мекэ предельно вежливой. Не зря же та обратилась столько официально к новой подруге Мирдала? Поднявшись с кресла, которое немедленно испарилось, Мали твёрдым голосом произнесла:

- Я, Мали Адлер, отныне делю душу с Мирдалом, Дарующим Свет, и готова пройти крыло к крылу любые преграды во Вселенной.

- О, - произнесла обрадовано карроса, - не думала услышать столь славной речи от тебя.

"Боже - откуда во мне столько пафоса?", удивилась Мали, завидев улыбку на лице Мекэ, всё ещё пребывающей в облике молодой женщины. И решила огорошить её вопросом.

- А в человека... я смогу превращаться? Как Мирдал? На Земле всё же остался отец, да и друзья...

- Мгновение назад ты была сдержаннее, - сгустки света, вновь закружили вокруг фигуры в светлом платье. - Пожалуй, оставлю радость раскрытия новых способностей целиком тебе. Иначе, - карроса воздела глаза к чёрному небу, расчерченным кометами, - кое-кто скоро протопчет перед дворцом русло реки.

- Бедный, я же столько бродила по залам, - ужаснулась Мали.

Уйдя с головой в миры света и тени, она совсем забыла о времени.

- Не надо так расстраиваться, дитя, - сделала упор на последнее слово карроса. - Никто и ничто не рождается за мгновение. Готова ли ты принять мою власть Хранительницы душ крылатого народа? Спрашиваю лишь ради слова. Слова имеющего власть, здесь и сейчас.

- Да, - выдохнула девушка.

Привычный хлопок, и перед ней стоит многокрылая зверодракона, но теперь одного цвета. Ослепительно белая, как сам свет.

- Ничего не бойся, - мерцающие потоки подхватили хрупкую человеческую фигурку и понесли под арку в центре сада. - Обычно я погружаю просящих в спасительный сон, но твой случай особый, как и сама судьба, благоволящая новой подруге демиурга. Ты познаешь саму суть души, её сердце, таящее в себе искру Жизни.

Парящее в нескольких сантиметрах над землёй, сооружение стало похоже на гигантское пламя свечи, у основания которого твёрдо стояла на ногах Мали, окружённая со всех сторон стеной потрескивающего воздуха.


***

Воздух пришёл в движение, раскручиваясь по спирали. Ещё немного, и её ноги оторвутся от земли... Вихрь оказался ничего не имеющим с настоящим, с легкостью расшвыривающим различные предметы. Он словно отгородил Мали от внешнего мира, изолировал от любого пагубного влияния. Мекэмекабра стояла в паре шагов, теперь с закрытыми глазами. Горящие белым светом, крылья закрыли единственный путь к отступлению - кусочек неба над головой, и обхватили тело девушки. Нежно, стараясь лишний раз не прикасаться к коже или одежде.

- "Ничего не бойся. Каждое новое чувство это результат твоего перерождения, - зашелестел в голове тихий голос. - Что бы ни случилось, очень прошу, не закрывай глаза. Ты должна увидеть всё, от начала и до конца".

Вихрь опал на землю, и в то же мгновение горящие перья плотно прижались к крохотной человеческой фигурке, буквально слившись с ней в единое целое. Дёрнувшись, скорее инстинктивно, Мали с изумлением ощутила волну приятного тепла. Свет вокруг мешал что-либо увидеть, да и зачем? Она прекрасно знала, что сейчас стоит под странной парящей аркой... Или уже нет? Посмотреть под ноги мешали крылья карросы, плотно сжавшие тело. "Ох", выдохнула девушка, стоило появиться состоянию невесомости. Ей это кажется или на самом деле? Ведь здесь нет ничего материального, одна энергия и разумы множества существ. Любая мысль немедленно порождает предмет или явление. Где грань между слоем и мыслью? Последнее, что она запомнила, стало чувство слияния. Потому что отчётливо проступили очертания собственных... лап? Скребущих площадку, тяжесть крыльев, сейчас наклонённых вперёд, и хвост. Каждый сантиметр, от самого основания до кончика. И одновременно продолжала висеть в "коконе", ничего не видя и не слыша... Слабый толчок выбросил из чужого тела. Слепящий свет перед глазами немного поутих, и Мали оказалась посреди пустоты. Не такой, как представляют себе многие, из безграничного объёма, куда не проникает свет, а бесконечная сфера (почему, девушка затруднялась сказать), залитая бело-голубым светом. Пошевелила рукой, та неожиданно легко поддалась. Ничего особенного, разве стала полупрозрачной, чем-то напоминающей голограмму.

- "Где я?", - слова отдались эхом в голове.

- "Внутри меня, - последовал лаконичный ответ.- Твоя душа сейчас не может существовать отдельно, будучи уязвимой для любого колебания энергий. Скоро ты родишься заново, но с другим эфирным телом, я меняю саму твою суть, вопреки очертаниям души".

Мекэмекабра замолчала. Дальше она наотрез отказалась говорить. То ли нельзя, то ли процесс требовал предельной концентрации. Девушка осторожно опустилась на колени. Пальцы рук наткнулись на невидимую преграду. Подрагивающую, поверхность которой непрерывно "кипела". "Может, потому я и не падаю?", хихикнула Мали. Было глупо пытаться найти объяснение, выходящему за рамки такого простого знакомого материального мира. Может, и сам Мирдал не знает ответа, потому что родился уже зверодраконом? Без чьей-либо помощи?

Убрав с лица прядь волос ("Откуда они здесь? Или она сама их представила?"), девушка прислонилась к непроницаемому барьеру. В котором, подобно будущей красивой бабочке, была сейчас заключена... человеческая душа? Мали по привычке почесала кончик носа. "Но если я здесь, то, что меняет Мекэмекабра?", возникла напрочь ставящая в тупик мысль. Почему-то не удосужилась попросить объяснить карросу о связи души с телом, как и влияние на природу. Что делает её человеком, а что превратит в зверодракону с душой человека? И с этой ли душой... Неожиданно преграда под рукой дрогнула, и стремительно начала приближаться. Мали сделала попытку отступить, и со страхом вдруг поняла - вокруг и впрямь "кокон", с каждой секундой оставляющий всё меньше пространства для движений... и движений ли? Что или кто сейчас она? Мекэ лишила всего, заточив внутри себя. Как... эмбрион в лоне матери. "Эмбрион" зажал рот рукой, настолько неожиданным стало сравнение.

- "И правда, она как бы родит меня, уже зверодраконой", - произнесла "вслух", в надежде успокоиться. Звучит одновременно интригующе, и одновременно пугающе. Хотя, карроса приходится "матерью" любому крылатому, отдавая каждому частичку. Нелегко осознать плату за новый облик.

Между тем, барьер достиг призрачного тела Мали, и спеленал по рукам и ногам. Теперь осталось лишь надеяться на чувства, не покинувшие до сих пор. Голос извне поспешил успокоить:

- "Скоро свершится. Сосредоточься на чём-либо приятном", - будет больно? Плохо?

Лица коснулась кипящая поверхность барьера, отделяющая человека от многокрылой зверодраконы. И началось...


***

Первая мысль, посетившая после смыкания барьера, было погружение в бездонный бассейн с кристально чистой водой - границ, насколько хватало света, охватившего нематериальное "тело" Мали, разглядеть не удалось. И сама "вода", по ощущениям, походила на масло или хороший сироп. Вязкий, стесняющий движения. И... обжигающий. Это девушка поняла через секунду, стоило расслабиться. Словно желудочный сок, он расщеплял, разнося частицы равномерно по всему прилегающему объёму. Не столько больно, как необычно: висишь непонятно где, и с интересом наблюдаешь, как распадаешься. "Это конец?", запаниковала подруга Мирдала. С каждым мгновением она расползалась облачком по жидкости, и, удивительно, не прекращала ощущать себя единым целым.

- "Прекрати дёргаться, - взмолилась Мекэмекабра. - Мне... щекотно".

Последняя фраза поставила Мали в тупик, разом заставив позабыть о происходящем. "щекотно? Так я... А!", тут до неё наконец дошло, "где" всё это время пребывала. "Я внутри... ВНУТРИ?", дёрнулась, тем самым вызвав приступ веселья у карросы.

- "Ох, говорю же, прекрати. И ты действительно ТАМ. И не сравнивай с вашим несовершенным материальным миром, - похоже, многокрылую задела одна их многочисленных ассоциаций девушки. - Здесь многое приобретает новые формы и силу".

Пришлось подчиниться. Удивительно, что ЗДЕСЬ не видно края. Если Мекэмекабра правильно объяснила, нет ничего удивительного в её материнстве целого народа. "выходит, я тоже стану её... ребёнком? Дочерью?", внезапно осознала, отстранённо наблюдая за распадом человеческого воплощения. Удивительнее, как раньше не поняла смысл слов. Стать крылатой можно, на самом деле, лишь родившись!

При спокойном состояние процесс ещё ускорился, и от точной копии настоящей, живой Мали не осталось и следа. Одно облачко сверкающих частиц, тем не менее, осознающих себя и сохранивших память о жизни. "И что дальше?", возник вопрос, едва исчезло ощущение жжения. Самое странное, это состояние не пугало девушку. То ли решимость дойти до конца, то ли карроса что-то сделала, но факт. А частицы, тем временем, потянуло куда-то дальше. Волны приятного тепла разлились по воображаемому телу, развеяв всякие сомнения. Не может будущая "вторая мама" желать своему "ребёнку" зла (именно так теперь воспринимала она Мекэ). И, словно подслушав её мысли, из ниоткуда послышался тихий, спокойный голос:

- "Готова ли, моя маленькая, заново родиться? Или твоя душа ещё не успокоилась после Слияния?"

Слияние... так вот почему стала такой. Ни рук, ни ног. Ответить... и действительно, почему же не боится сейчас? Она исчезла не то что из материального мира, но и из одного из высших слоёв, став единым целым с карросой. Как крошечная клетка ещё не ставшая зародышем новой жизни... Тогда почему может спокойно мыслить? В ответ раздался тихий смех. Не злорадный, нет, наоборот, полный любви и заботы о неродившимся.

- "Маленькая, я ведь тебе говорила об особенности этого случая смены эфирного тела. Видеть и слышать, возможно, лишь не погрузившись в сон. Сладкий сон в предвкушение новой жизни. Впрочем, неудивительно - ты первая, кто познаёт Путь Рождения".

В подтверждение сказанного, невидимые крылья обняли крепче. Такие мягкие и тёплые... сразу захотелось забыть обо всём и сидеть так, наслаждаясь заботой о себе. Но Мали отбросила эту идею, ведь она первая из не усыплённых людей, кому оказали честь ощутить каждое мгновение таинства. И Мирдал где-то там ждёт, нервно бегая перед дворцом многокрылой. Не придётся сонно моргать глазами, когда любимый обнимает... вороша шерсть носом, волнуясь за первые минуты жизни девушки в новом теле. Привычном по прошлому, но другому... своему.

- "Да, Мирдал в нетерпении. Сколько раз успокаивала, и всё без толку!" - "покачала" головой Мекэ.

Необычное чувство, казаться единым целым с "матерью", и осознавать это.

- "Думаю, хватит тебе ждать. Нельзя держать долго душу вне эфирного тела. Мир ждёт новую крылатую, вопреки всему глупым канонам Светлых, посмевших пойти против народа!"

Внезапно стало очень тесно и жарко - необычно, если учесть состояние девушки. Тончайшие нити, связавшие с родительницей, налились энергией, подпитывая и не позволяя слишком глубоко погрузиться. Новый облик, ничуть не напоминающий человеческий, захватил разрозненные частицы бывшего человека, поглощая и наращивая вокруг них нечто новое. "Это и... есть то самое эфирное?", поразилась Мали, для верности приблизившись к месту действия. Страшно интересно смотреть на саму себя, не сформировавшуюся и не готовую к жизни снаружи. Вот появляется очертание головы, увенчанной заострёнными ушками, вот прорезаются призрачные (пока!) крылья - невозможно определить ни цвет, ни окрас, но все сомнения уходят. Она действительно получит в дар небо. Контуры изящного тела и хвост стали видны чуть позже. Очень уж Мали долго висела перед головой, в надежде разглядеть себя. Нет, не дали ей.

- "А не дам рассмотреть себя, - заявила карроса. - Будет сюрпризом для вас обоих!"

И мягко подтолкнула девушку к новому телу: оно само затянуло душу, не пришлось и прикасаться к эфирному. Мгновение, и впервые ощущает себя иначе. Поза, конечности, органы чувств, ничто не на своих местах. Осознание с навыками приходят не сразу, с порядочной задержкой, дав прочувствовать всю серьёзность изменений. Два крыла, хвост, длинная шея.. Стоять намного удобнее на всех четырёх, пусть внутри Мекэ термин "стоять", ровно, как и все остальные теряют смысл. Опереться на две... ноги можно, но уверенности в том нет. Где бы увидеть себя со стороны?

- "Когда же можно будет... увидеть своё новое обличье?" - девушка крутила головой на длинной шее, в тщетных попытках рассмотреть новый облик, пусть ещё и нематериальный. Постепенно владение крылатым телом становилось всё менее непривычным - не удивительно, сказывался опыт временного переноса сознания в чужие тела, во время жизни на родной планете. Даже тяжесть крыльев, примыкающих к лопаткам, отчего казались второй парой ла... рук и не настолько чужеродными... да и как можно не радоваться СОБСТВЕННЫМ крыльям? Не чьим-то, нагло отобранным вместе со всем остальным телом, а собственным? Но теперь... какую планету считать по-настоящему родной, когда Мали предстоит родиться заново? Или считать обе планеты родинами? Или предать старую, отказавшись от неё ради новой? Мысль не считать Хардол полноправным домом ей даже не приходила. Это обидит и Мирдала, всем сердцем её полюбившего, и Мекэ, изо всех сил старающейся помочь быть навсегда вместе. Да и как она отреагирует, прочтя нечто подобное в мыслях? Что случится с матерью, узнай она, что дитя, ещё в утробе, её ненавидит? Или противится новой жизни? Да и, в сравнении с красотой природы нового мира, радиоактивные развалины старого ни в какое сравнение не шли. Сколько же вопросов...

- "Не ёрзай! - вновь попросил, теперь уже хихикающий голосок, словно из ниоткуда. Точнее, со всех сторон. - Всему своё время, потерпи немножко!"

Здесь Мали с удивлением осознала - Мекэ обращалась к ней на совсем другом языке. На таком, бывало, Мирдал пел нём колыбельные, успокаивая после тяжёлого дня, но тогда он казался ей непонятным и загадочным. Не верилось, что крылатых может издавать такие звуки. А теперь...

- "Ты и сама умеешь на нём говорить! - подтвердила карроса. - И даже уже обращалась ко мне с вопросом".

Странно, она, задумавшись о новой жизни, даже не заметила разницы. И не скажешь о невнимательности - всегда славилась среди одноклассниц чутьём на перемены, от интонаций до обстановки... Да, словно говорила на нём всю свою жизнь. Оставалось лишь надеяться, что и старую речь не забудет, и вообще всю свою старую жизнь, иначе это действительно станет предательством самой себя. Но стала бы показывать Мекэмекабра весь процесс трансформации, не желай сделать исключение из правил, дав возможность познать процесс от самого начала и до самого конца? В том её преимущество перед любой другой рождающейся душой - никогда не забудет своё рождение. Или, всё-таки, перерождение?

Погрузившись в мысли, она чуть было не упустила момент начала рождения заново, пусть пока и в нематериальном облике.

- "Ох", - вдохнула карроса, отчего бесконечное пространство внутри неё пошло рябью.

Девушка истолковала это на свой лад.

- "Я могу как-то помочь?" - не известно ещё, как происходят "роды".

Но Мекэ успокоила, сославшись на непривычные ощущения.

- "Ты... ничем не сможешь помочь. Разве что постараться не отвлекать, - вопреки сказанным словам, Мали уловила подлинный смысл, прежде чем многокрылая пояснила.

Появление на свет новой жизни всегда испытание для обоих, а здесь ещё и смена эфирного тела при полном сознание добровольца. Вдвойне опаснее и сложнее...

- "Я и забывать стала, как нелегко освобождаться от бремени. Особенно, когда нить сознания не прерывается ни на секунду", - призналась создательница душ.

- "Мекэ, а давно был последний... человек?" - очень захотелось узнать. Попасть сюда без Мирдала или другого, не менее могущественного существа, задача почти невыполнимая.

Смысл мечтать о несбыточном? Рвать душу на части всю жизнь? Не появись зверодраконы на Земле, куда бы закинула судьба Мали?

- "Дай подумать... Ох, - пространство снова пошло рябью, - сейчас, сейчас... Давно то случилось в последний раз, молодого привела с собой застенчивая крылатая. Очень просила, хотя я и так помогла бы. Слишком в нём прослеживалась крылатая тень... Имя вот забыла... Нет, пора тебе увидеть свет!" - прервала разговор карроса.

Девушку немедленно окутал кокон из красного света и потащил куда-то вглубь. Как показалось поначалу.

- "Ай", - вырвалось, когда тело стиснуло со всех сторон, выталкивая из тёплого мирка на прохладный воздух.

Не то, чтобы давило, но после бесконечного пространства ощутить плотные объятия крыльев непривычно. А ещё странности с размерами - Мекэ казалась намного больше, чем раньше. Или наоборот?!

- "Тише, маленькая", - послышался тихий голос карросы, прижавшей Мали к пушистому телу.

Любопытство пересилило страх после резкой смены обстановки. Но понять из одних прикосновений было невозможно. Пришлось осторожно открыть глаза. Сначала один, потом другой. Свет, исходящий от белого оперения, почти не слепил, позволив увидеть кусочек внешнего мира. Густую шерсть и обеспокоенное лицо с глазами разного цвета.

- "Удивлена своими размерами? - девушка постаралась придать своей мордочке максимально возмущённый вид. - Нет, сердиться не обязательно, - улыбнулась зверодракона, гладя по спинке. - Сейчас подрастёшь".

И убрала крылья. Ослепительный поток чистой энергий незамедлительно обрушился на ошарашенную "новорожденную". Непонятно, в какой момент руки карросы отпустили, но под ногами явно ощущалась твёрдая опора. Что произошло? Свет, тем временем, ослаб, позволив наконец нормально раскрыть глаза. А не смотреть сквозь щёлочку между век.

Мали сидела, как ни странно, на пятой точке под парящей в воздухе аркой. На... в поле зрения показался коричневый хвост, покорно подчинившись желанию постучать по дорожке. Чем и удивил. "Хвост... мой?!", несказанно обрадовалась. Если бы один хвост! На спине явно покоилась лишняя пара конечностей, дожидающаяся своего часа. И шея действительно стала длиннее, и руки иные... Поднеся к лицу, с интересом пощупала кожу, скрытую под слоем короткого меха. "Почти как в обличие, но намного реальнее", поразилась подруга Мирдала. С попыткой заглянуть за спину пришлось повременить.

- С новым рождением, Мали, - поздравила Мекэ, спокойно дожидающаяся, пока дочь крылатого народа налюбуется новым обликом.

- Так со всеми происходит? - впервые воспользовалась новым голосом. На удивление похожим на старый, человеческий.

Карроса подошла поближе и обняла "дочь".

- Я не зря упомянула условие твоего изменения. Никто до этого не был в сознание при рождение. Почему-то люди иногда пугались процесса... Нелегко осознать появление из чрева крылатой матери.

Коричневая зверодракона робко посмотрела в глаза создательнице душ.

- Я... только поначалу испугалась... - многокрылая кивнула. - Но ведь я не... родилась как это происходит у всех жив... живородящих? И, - не будь покрыта мехом, покраснела бы, - прямо... оттуда? - Мали сама дивилась робости. В прошлом вытворяла такие вещи, а здесь робеет от одной мысли.

Последний вопрос, однако, вызвал приступ веселья у карросы. Редко встречаешь, крайне редко, взрослых новорожденных, спрашивающих о процессе. Стеснительные люди, порой готовы провалиться сквозь землю, но не слушать ответ.

- Малышка, - пара синих крыльев легли на спину, - ты снова забыла, где очутилась. Я, разумеется, могу подстроить и традиционное появление на свет, но зачем, если нет материального тела? Душа в новом эфирном теле просто просочилась наружу, прямо в объятия. Не хотела тебя сразу отпускать. Редко кого подержишь на руках, успокаивая... - пришла очередь засмущаться карросы.

- А как выросла тогда? - увереннее произнесла девушка.

- Я поймала момент и остановила неумолимое время. Лишь на миг, но как же приятно почувствовать себя настоящей матерью, - прошептала зверодракона.

Душа девушки пела и рвалась как можно скорее высказать чувство любви к Мекэ, по существу, её теперь второй матери. Тем не менее, она ограничилась лишь полным благодарным взглядом. Но этого хватило для многокрылой - та прекрасно чувствовала эмоциональное состояние чада, и этого было вполне достаточно. Выждав немного, девушка переключилась на своё новое тело, такое необычное, по сравнению с человеческим... Одно дело впервые дотронуться до крылатого, и совсем другое ощутить, как пальцы скользят по шёлковой шерсти... Чем же ещё оно отличается, кроме уверенности в себе, поскольку теперь единственная хозяйка, а не делит с чужим подавленным разумом? У неё как будто... прибавилось ещё одно чувство, непохожее ни на какое другое. Воспринимать неведомые цвета, и ощущать текстуру на расстоянии, и слышать вибрации... Мекэмекабра особенно ярко сияла, наподобие переливающейся радуги, а "светлячки", вечные спутники, обрели голоса, начав восторженно и так забавно вздыхать. Одновременно появилась твёрдая уверенность в крыльях. Мали действительно стала доступно небо. Мирдал подарил ей новую жизнь... Осталось лишь научиться летать!

- Этого не понадобится, - Мекэ снова улыбнулась тепло и нежно, - чтобы порадовать Второе Солнце, попутно с эфирным телом я одарила тебя и многими необходимыми для семураны знаниями. Основы магии и полёт сюда тоже входят...

- Можно ли мне... полюбоваться на себя со стороны? - робко поинтересовалась девушка. Мало что можно понять о внешнем облике без помощи зеркала... Душа народа величественно расправила одно из крыльев, и всё оперение приобрело отражающую поверхность.

Такой прекрасный облик нельзя сотворить генной инженерией... только родить. Разум бессилен создать нечто хаотичное и изумительное одновременно - как скучный геометрический сад с остриженными деревьями отличается от дикого, полного сил леса.

Несколько тёмных полос шли по спине, древесно-коричневая шерсть на боках плавно перетекала в нежно-бежевую на животе. Оперение тоже было под стать: белые, но не белоснежные, а с золотистым отливом. Длинная волнистая грива, как и пышная кисточка на хвосте, огненно-каштановые, мало отличающиеся от привычных волос. Выше ладоней и стоп мех удлинялся, образуя короткий шлейф... Невероятное сочетание! Прежде она и не могла представить, что возможно существование такой красоты... "Понравится ли ЕМУ?", отчего-то возникли сомнения, глядя на всё это великолепие. Не то, чтобы сомневалась, но как ОН отнесётся после долгой жизни с другими, не менее красивыми? Из скупых слов о предательнице-Лазури, можно понять - любимый любил не одну внешность. "Хватит сомнений!", зарычала на саму себя.

- Мекэ, позови, пожалуйста... - многокрылая схватила мысль на лету.

- С радостью, дитя, - и хитро улыбнулась. - Не забудь подхватить Солнце, если вздумает упасть от... восторга, - покраснеть вставшей на ноги дочери помешала гладкая шерсть. Иначе обязательно залилась краской.

Ждать долго не понадобилось. Как из воздуха, крылатый материализовался перед аркой и застыл на месте, весь утонув в ярко-зелёных глазах. Ни сердце, ни разум не подвели, с первого раза опознав ЕЁ. Приятный окрас шерсти, скромный, но оттого сильнее притягивающий внимание. Белое, словно запечатлевшее немного Солнца, оперение ещё больше подчёркивало изящное тело. И довершала картину яркая грива. Мирдал и не ждал от карросы столь богатого подарка. А может, прочла в самом потаённом углу сознания? Никто не знает подлинную силу создательницы душ народа. А коричневая зверодракона, тем временем, осторожно подошла ближе, и демонстративно повернулась боком.

- Нет... - Мирдал отстранился и попятился, - даже прикоснуться не смею к такому Совершенству, как ты.

- Мекэ специально для тебя старалась, - от Мали тянуло приятным теплом. Таким... желанным... - Никто не может владеть мной кроме тебя. Или... боишься? Демиург, а такой иногда робкий...

Не успел золотой зверодракон что-либо возразить, а девушка уже прижалась к нему боком. И, для верности - вдруг сделает попытку сбежать - набросила ему на спину правое крыло. Второе Солнце, как называли на Хардоле, дёрнулся, но, под взглядом подруги, успокоился.

- Не смею перечить любимой...

- ... своей, - ласково добавила Мали. - Нельзя говорить о личной жизни в третьем лице.

На лице крылатого отразилась борьба. Сердцем он это понимал, но привычка, взращенная столетиями, крепко укоренилась в сознании.

- Я... я не могу так сразу, - погрустнел. - Так же нельзя!

- Можно, - упорствовала новорожденная.

Мекэ, тихо стоящая в стороне, отвернулась, чтобы скрыть улыбку. "Давно пора привести самосознание Мирдала в норму. Без всяких извращений от жителей Высших слоёв", на последних карроса едва не сорвалась на рык. Чего только не придумают они, даже в мелочах, как довести лучшего демиурга до самоунижения. Добиться, чтобы он не и смел, произносить, и даже думать "Я, себе, мой..."! Как бы мелочь, но в масштабе защищаемого народа выглядит подобно насмешке над семуранами. "Вы только послушайте, у них даже демиург ущербный, не способен взять под личную ответственность или нормально общаться с подругой...".

Поколебавшись, золотой всё-таки обнял любимую и сразу же затих, счастливо зарывшись носом в коричневую шерсть. Впервые он был счастлив, познав всем сердцем подлинную любовь, а не подделку в красивом теле. Мали лишь покрепче прижала к себе - она прекрасно поняла этот порыв души. "Столько натерпеться за время скитаний", размышляла, в ожидании, пока успокоится и сможет говорить. Прошло минут десять, прежде чем семуран открыл глаза и осторожно освободился от объятий девушки.

- Не пора ли спуститься немного ниже и освоиться в новом облике? - намекнул, косясь на карросу. Та изобразила задумчивость.

- Почему нет? Но... Мирдал, - во взгляде промелькнул... испуг? Грусть? - Будь осторожен вне моих владений. Прислужники полуэлементаля, - Мекэ с самого начала игнорировала имя нового демиурга, - давно мечтают захватить, как они считают, "павшего Светлого". Не мне вмешиваться в течение судеб, но... - многокрылая сменила цвет на белый. - Нет, не стану уговаривать остаться. Теперь есть, кому защитить твоё сердце от печали, а душу с телом... уже под защитой, - оставила гадать обоих крылатых.

Древнее создание, причастное к зарождению народа, и оставившее в каждом частицу себя, знает, о чём говорит. И не обязательно стремиться сломать препятствия на пути к истине. Достаточно спокойно дождаться проводника и пройти по причудливым дорогам судеб. Взгляды двух крылатых на миг пересеклись:

- "Чего ты не захотела говорить в присутствие Мали? Я слишком долго тревожу мироздание собственным существованием, чтобы так просто уйти", - золотой украдкой следил за любимой. Не подслушивает ли? Но нет, Мекэ ей столь мощного Гласа* не дала.

- "А ты всё-таки растёшь, - заметила с грустью. - Тот золотистый шарик буквально лучился детской любознательностью и любовью к всему, не затенённому Злом... Значит, я не ошиблась с выбором, - шерсть плавно окрасилась в ослепительно белый. - Ваше испытание только впереди. Не спрашивай какое, - Мирдал погрустнел, - ваша любовь должна стать прочнее. Не бойся ничего и иди до конца. Не все в слоях боятся перечить воли Семаргла, или поддаваться искушению Тьмы и Безумного Хаоса. Пора перевернуть страницу жизни и стать ещё сильнее. В огненном демиурге тоже есть частица моей души, слившаяся с отпечатком элементаля".

При упоминание Семаргла рот сам собой скривился: недоумение и скрытое презрение к уничтожителю всего светлого, что осталось в народе пересилило былое всепрощение. А осквернение пути крылатых...

- "Я многое могу, чего ты и представить не можешь. Но, пожалуйста, не будем о таком конце Пути. Карроса отвечает за всех, независимо от личных предпочтений и принятия одной из сторон. Будь сильным и не сворачивай с пути носителя Света".

Мекэмекабра оставила Второе Солнце в задумчивости, а сама переключилась на явно нервничающую Мали. Молодая зверодракона серьёзно озадачилась первым полётом. Наконец, дочери пора узнать и ещё кое-что из жизни...


***

Тепло попрощавшись с карросой, Мали поспешила присоединиться к летающему, подобно птице, Мирдалу. Странное дело, но первые шаги в небо дались относительно легко. Ещё один подарок для подруги золотого зверодракона. Покружив над дворцом, девушка, наконец, присоединилась к избраннику, терпеливо дожидающимся её над "островом".

- Куда теперь? - изящно развернулась в воздухе, чем вызвала целую бурю эмоций у Мирдала.

Казалось, прошла вечность, прежде чем он с неохотой прервал любование крылатой. "Слишком... Мекэ щедрая, чтобы не пожалеть сил на создание нового облика Мали", зашептал внутренний голос.

- На верхние слои, - последовал лаконичный ответ.

- А как же этот Семаргл? Вдруг он... навредит нам? - молодой зверодраконе очень не хотелось, чтобы с любимым случилась беда.

- Не все верхние слои находятся под его контролем. Пройдём один, и потеряемся из виду. Огненный тоже не всевидящий. Впрочем, как и прошлый демиург, - в голосе чувствовалась грусть по прошлому, когда народу действительно пытались помочь, а не загнать в рамки, очерченный ложным толкованием изречений от Рода.

Переход на другой слой дался на этот раз легче - оба теперь обладали крыльями и магией. Мали едва успела мысленно попрощаться с миром карросы, когда сияние охватило шерсть, чтобы мягко вытолкнуть уже среди бескрайнего океана облаков. "Так вот чего я была лишена, летая на спине любимого!", поняла крылатая, изредка делая взмахи. Способность летать, пусть пока и в нематериальном мире, открыла целое море новых, до того незнакомых чувств. Ветер, трогающий каждое пёрышко, и гладящий шерсть на теле - она и не знала, насколько чувствительны зверодраконы. Воздушные потоки омывали тело, трепали за гриву. Даже хвост не избежал их внимания, превратившись на время в подобие воздушного змея. Вместе с тем, новые конечности были полноценной частью тела, а не бесполезным придатком, только и умеющим раскрываться в самый неподходящий момент. Почему-то последнее лучше всего запомнилось со времён обличия. Покрутив головой, девушка так и не обнаружила просвета в облаках. "И где земля?"

- "Где мы сейчас?" - с непривычки мысленная речь прозвучала крайне громко.

- "В слое, предшествующем ничейному уровню. Если хочешь, можем нырнуть и посмотреть на материк с лесом", - отозвался Мирдал.

"Можно... почему бы и нет?", решилась испытать себя.

- "Только ты первый. Я ещё... - замялась крылатая, - не освоилась достаточно".

На лице золотого появилась улыбка.

- "Следуй за хвостом", - и, прежде чем Мали успела переспросить, ринулся вниз.

Ей не оставалось, как включиться в игру, а то несомненно была игра, и броситься догонять. Рефлекторно отфыркиваясь, погрузилась в облако, даже попробовала разогнать его крыльями. Бестолку. И где же... Всего в трёх взмахах появилась голова бывшего демиурга.

- Боишься? - осведомился, а сам посмотрел с такой теплотой в глаза... Сразу захотелось обнять и не отпускать.

- Не очень... вот, пробую облако. Оно оказалось очень даже... плотным... - а сама подплыла поближе.

- Это потому, что в нужный момент вспомнила своё человеческое тело и захотела прекратить полёт, - заметил, плывя навстречу.

Оказавшись нос к носу, девушка неожиданно лизнула зверодракона, чем немало смутила.

- Давай... потом? Или передумала заглянуть вниз?

Хотелось многое - и попробовать силы, изменяя окружающий мир, и летать, и просто порадоваться вместе с любимым новой жизни. Многого ли надо для счастья, когда можешь не бояться смутить золотого, пребывающего естественном облике? Прикоснуться и позволить касаться себя, не стесняясь разницы в размерах?

- Лучше научи менять часть слоя под себя.

Ответом послужил задумчивый вид.

- Лучше не здесь, - и поспешил объяснить, испугавшись непонимания. - Вдруг заметят? Как минуем опасный слой, попробуем, что пожелаешь.

Но Мали и не думала обижаться. Как-никак, а угроза нападения ей знакома. Хватило на всю оставшуюся жизнь. И рисковать в малознакомом месте очень не хотелось. Главное, он больше никогда не бросит!

- Тогда лучше сразу перенесёмся туда, - и всё-таки обняла золотого.

Будь он в облике человека, обязательно покраснел бы. Иногда даже обидно, что довели до такого состояния: отдать себя всем и остаться несчастным и одиноким.

Разъединив объятия, Мали строго посмотрела ему прямо в глаза.

- Веди, моё солнышко!

Не сговариваясь, пара исчезла в портале.

Что-то пошло сразу не так, стоило пересечь незримую границу, отделяющую слои. Она почему-то заметила это раньше Мирдала. Некое восьмое или девятое чувство зарычало задолго до пересечения горного хребта. Четыре точки бесшумно материализовались из воздуха и быстро окружили их. Очередной Дар от Мекэ? Любимый едва успел заслонить от врагов, а четыре зверодракона, несомненно, ими являлись. Презрение, смешанное со злостью, едва ли не обжигало разум, непривычный к подобному. Трансляция эмоций была в новинку. Люди на Земле и то относились более... сдержанно. Но и тогда хватало одних фраз в спину, чтобы закрыться в собственном мире. А теперь от них обоих что-то хотят, причём, с такими зверскими выражениями на мордах... Да, на мордах, иначе не назовёшь лица, искажённые беспричинным гневом. Ей ли не знать душу Мирдала?

- Ты посмел явиться сюда? - отряд обращался строго и не без надменности. - На верхние слои? Мы и до того изгнали тебя в средний, а теперь тебе и твоей чужачке вовсе дорога в пекло за скотоложство! Уходите сейчас, пока мы предупреждаем только словами. Наказания дают не для того, чтобы игнорировать и пренебрегать ими.

- В чём он виноват? - молодая зверодракона бесстрашно загородила собой свою любовь. И смерила взглядом, полным недоумения и... холода. Разве можно терять облик в угоду режиму?

- В тебе... - золотой, накрыл Мали крылом и притянул к себе, стремясь защитить. Но она не замолчала.

- Уже преступление находиться с тем, кого любишь?

- Прежде всякого начала, возлюби Рода Всевышнего, - "светлый" не преминул блеснуть цитатой из древних писаний.

- Я хочу говорить с тем, кто меня обвиняет, - впервые за сотни лет Мирдал проявил твёрдость. Без неё ни ему, ни возлюбленной не дадут жить счастливо.

Характерники удивлённо переглянулись. Похоже, не ждали какого-либо словесного сопротивления от вечно доброго и нерешительного Второго Солнца.

- В таком случае, тебя ждёт Семаргл. Если ты не последуешь за нами, ваши души покинут тела и камнем рухнут в пропасть.

- Это так вы благодарите за помощь народу в прошлом... - Мали, когда слуги Семаргла оттеснили от Мирдала. Самый молодой (как показалось девушке) нашёл, что сказать и на это:

- Мы не церемонимся с демонами! Теперь он демон, потому что вне Кона. Его предыдущие деяния не имеют значения. Сейчас он другой. Хуже, чем был, когда возродил нашу расу.

- Если вы Светлые, проявите к нему сострадание! - Мали оставалось только плакать - прибегнуть к последнему женскому аргументу. - Что он вам всем плохого сделал? А тебе? - воины отводили глаза, стоило задержать взгляд.

- Только не пытайтесь нас разжалобить! - один из фанатиков не выдержал, и оттолкнул Мали от, ещё минуту назад, счастливого пленника. - Вы дышите до сих пор только по милости демиурга Семаргла!

С этими словами, белый характерник схватил девушку за крыло.

- Летишь с нами, раз так рвёшься защищать Мирдала. Демиургу будет проще сбросить вас обоих в Ад, чем тратить время на каждого по отдельности. Летим!

Она едва не рухнула вниз, когда чужая сила потянула за собой. Быть может, удалось, и вырваться - где-то внутри плескалась энергия, готовая запитать заклинания... но, ещё никто не научил пользоваться всеми возможностями нового тела. А главное, куда потом? Любимого просто так не отпустят, а с четырьмя опытными характерниками ей не справиться. Самое странное, что на нейтральном слое была засада, надёжно замаскированная. "Неужели Мекэ не заметила наблюдения за своими владениями?", размышляла, стараясь не отстать от охранников Мирдала. Рядом с ним полная неизвестность так сильно уже не пугала.


***

Тёмно-золотая Башня, когда-то возведённая Мирдалом ради возлюбленной, в будущем предавшим его, а теперь служащая обиталищем новому демиургу, возвышалась прямо перед собравшимися. Не было видно её вершины, казалось, пробивает само небо и устремляется ещё выше, к самим звёздам. Которых здесь не может быть.

Новости на высоких слоях распространяются быстро. Поэтому, когда Мирдала привели на суд, в роскошном саду вокруг башни уже собралось значительное число зрителей. Увидав пойманное Второе Солнце, те реагировали совершенно по-разному. Высокий скуластый крылатый с гривой, собранной в конский хвост молчал, сохраняя беспристрастное выражение морды. И только по одним блестящим глазам было понятно, насколько доволен произошедшим. Зверодракон с длинной шерстью на подбородке, напоминающей бородку наоборот, был мрачнее тучи и тяжко вздыхал. А самка с растрёпанной гривой и светящимися слабым голубоватым светом глазами просто безмолвно плакала.

Впервые за много веков, небо полностью затянули облака, из которых накрапывал тёплый дождь. Но никто и не думал укрыться в широком основании башни. "Может быть, потому, что её новый хозяин туда никого не пускает?", подумала Мали, старательно избегая любопытных взглядов.

Вскоре явился и хозяин монументального сооружения. Где-то на уровне второго или третьего этажа сам собой образовался широкий балкон. А на него, медленно и величественно, вышел огромный горящий костёр - так поначалу показалось девушке. Потом всё же смогла разглядеть в его контурах гиганта-зверодракона, всего покрытого языками пламени вместо привычной шерсти. Глаза немедленно заслезились, несмотря на расстояние до Семаргла. Светло-бежевый самец с глазами разного цвета собрался было открыть разбирательство традиционной фразой, но запнулся. Горящий недовольством демиург обернулся к нему, и тому пришлось выполнить волю огненного:

- Не по закону, а по совести, рассуди нас, ставленник Вышнего.

Демиург склонил голову.

- Да будет так, - девушке показалось, что он облизнулся. - Зачем вы привели сюда павшего? Или не нашли ему достойной смерти? - от каждого произнесённого слова содрогался сам воздух. Или то нестерпимый жар?

"Как же его выносит жена? К нему ведь не подойти и на два шага!", поёжилась Мали, слушая характерника, что едва не сбросил в пропасть.

- Он желает говорить с тем, кто обвиняет его. Мы не могли отказать. Даже воплощению зла, - закончил крылатый воин.

Вокруг Мирдала немедленно образовался прозрачный полог-полусфера.В дополнение к характерникам, готовым в любой момент сорваться с места, чтобы пресечь попытку к бегству или сопротивлению. "Такие ставят над демонами..", отметил про себя золотой, с грустью смотрящий на оставшуюся снаружи любимую. Теперь её не защитить, пожелай кто-то причинить вред "нечестивому порождению карросы". Мало желающих вникнуть в суть поступков Мекэмекабры... "Но сдаваться нельзя! Кто ещё защитит Мали?". Бесстрашно поднял голову, чтобы встретиться голубыми глазами с пылающими провалами Семаргла. У него хватит сил сопротивляться давлению на разум!

- Когда я впервые встретил Лазурь, то подумал, что я встретил подругу на всю вечность. Что нас ничто не сможет разлучить, что скорее звёзды погаснут, чем мы охладеем друг другу. Но... жизнь опровергла мою веру... Любила ли вообще хоть сколько-нибудь меня Лазурь? Столько времени прошло, я в этом не сомневался, а сейчас смотрю на Мали и понимаю - нет, не любила... - бывший демиург безбоязненно посмотрел на присутствующих. - Для Лазури я был лишь инструментом, бездушной силой. Когда любят, всё совсем иначе... Она... подтолкнула к тому, чтобы и не думал говорить от своего лица. Словно меня нет, одна функция защитника народа и сила... как в Яр-Ключе. И башню запросила в несколько слоёв, когда Мали хватило бы и скромного домика. А потом... при первой угрозе браку, Лазурь потеряла ко мне всякий интерес. Бросила, поскупившись на каплю сочувствия. Глупым был тогда, глупее, чем сейчас. Не понимал, что есть настоящая любовь, и верность, и скромность. И... я не желаю больше слышать о бывшей подруге, об этой предательнице не только меня, но и всего народа. Никогда! Слышите? Разве говорить как демиург, а не безымянная сила, это грех? Отказать даже той, что даёт силы от одной мысли о поддержке со стороны? В кого же вы превратились, раз отринули путь Света?

Семаргл легко спрыгнул с балкона, оказавшись напротив пленника. Остальные почтительно расступились (но Мали показалось, скорее из-за боязни обжечься).

- Мне показалось, или ты сказал "я"? Добавить к бесконечному списку твоих грехов ещё и эгоизм вместе с разлагающим себялюбием? Истинный Светлый заботится о себе лишь после других.

- Но не заботится совсем.

- Других слишком много, чтобы оставалось время на себя. Когда ты ещё не всем помог, лети и помогай, а пока что забудь о самовозвышении и удовлетворении похотей и прихотей.

Коричневая зверодракона попыталась было возразить, но её язык словно приклеили к нёбу. Сидящая неподалёку крылатая покачала головой, отчасти понимая состояние незнакомки.

- "Не смей и думать возражать сейчас Семарглу. Расплата одна - низвержение в Ад".

Семаргл тем временем продолжил, словно и не заметил обмена мыслями этих двоих.

- Если же ты не можешь побороть их с помощью собственной воли, мы готовы помочь. Надеюсь, оскопление тебя остудит. Или же, если не сможешь спокойно смотреть на самок даже тогда, тебе стоит вновь стать артефактом древних, - и спокойно уселся на площади, не спуская горящего взора с Мирдала. - Чтобы не считал нас несправедливыми, скажу, что твоя Мали после может безбоязненно спуститься на нулевой слой и прожить относительно спокойную жизнь. Если, - демиург протянул руку, - не займётся глупостью, вроде попытки осветлить твои прошлые и настоящие деяния. Выбирай!

- Я слышу про оскопление от вас уже второй раз. Но почему вы не подаёте пример? Раз вы, Высшие, дающие спасение и надежду, почему бы не подать мне пример? Не стану скрывать, однажды Юанна изловила меня и заполучили для своих утех. Или Радмила, потерявшая разум и ушедшая в Хаос. Меня пытались уничтожить, переманить на сторону Тьмы... Но не сдался. Жена оставила, предпочтя семье высшие слои, а я остался, потому что всё ещё являюсь Яр-ключом. Живым, сильным и светлым, чтобы не говорили. Источником Света, и я старательно выполнял её, не боясь приходить к нуждающимся лично, а не посылая видения и знаки. Разве поймут они их? А теперь вы хотите лишить меня родственной души, подаренной самой судьбой. За что вы так ненавидите меня? За что призываете отказаться и совершить членовредительство, мотивируя это всеобщим благом? Я слишком долго смотрел своими глазами на миры, и не могу принять каждое ваше слово.

Один из Высших хотел было оборвать речь Мирдала - уж больно резки его слова для собравшихся - когда рядом с башней сгустилась тьма. Вернее Тьма. И исторгла из себя золотисто-чёрного зверодракона, чьи крылья украшал узор из рваных белых линий. Оскалившись при виде замершего Семаргла, он тихо рассмеялся.

- Так вот вы какие, Светлые. Я-то думал, здесь будет чуть... красивее.

Семураны скривились как от боли при сломанном клыке. Нереальное чувство в этом слое, где неведомы физические страдания. Первым отмер разноглазый зверодракон.

- Ты, порождение Тьмы! Как посмел проникнуть сюда!? Тёмным дорога сюда закрыта навечно!

- У каждого свои пути, - последовал короткий ответ. - Что же до меня... мне разрешили увидеть ваш суд над Мирдалом. Прекрасное зрелище, не так ли? Светлые стараются избавиться от своего лучшего представителя! Наслаждение для истинных демонов... Не так ли?

- Не тебе решать! Сгинь!

Однако пришелец, к изумлению Высших, исчезать не торопился.

- Я уйду, когда сочту нужным...

Сидящий за полупрозрачным пологом Мирдал вытянул шею, рассматривая сородича. "Кто он и зачем прервал судилище надо мной?", в облике вторгшегося смутно угадывались знакомые черты... Но вот чьи?

- ... но прежде хочу высказаться в защиту его, - коготь указал на полог. - Да, вижу по вашим мордам, это греет души. Как же, Тёмный защищает Светлого. Позор и всё такое... Я не защищаю его, а лишь пришёл отдать дань деяниям сего семурана, рождённого из сферы, даровавшей в прошлом всем нам энергию...

Тьма вокруг тела золотисто-чёрного сгустилась, почуяв недоброе во взгляде Семаргла. Одно неверное движение, и набросится на демиурга, защищая своего хозяина... Да, именно хозяина.

- Очень давно, из Хаоса появился этот мир. И Творец решил населить его, создав существ, достойных жизни. Тогда ещё не было ни Тёмных, ни Светлых. О Хаосе знали немногие избранные. И настал однажды раскол, когда пути всех разошлись - одни погрязли во Тьме, другие пошли по пути Вознесения, мечтая сблизиться с творцом. Это вы, - он обвёл притихших светлых безумным взглядом. - Кто взял на себя бремя осветления мира. Шли тысячи лет, и цель потерялась, став столпом, смыслом жизни - вознестись. Знаете, почему Тёмные выходят в нулевой мир и предаются разрушениям и разврату? Вовлекают души в служение Тьме, проверяют каждого, кто сомневается. Вы же, закрылись в высоких слоях, предпочтя несению света самосовершенствование. Одно-два откровения за столетие, это ваш метод? Нет, скажете мне, каждый должен постичь всё сам, без подсказок! И они постигают, видя перед собой лишь Тьму или Хаос - Свет уже не стремится показать себя в полной силе. И что я сейчас вижу перед собой здесь и сейчас? Вы судите собрата, семурана, за то, что он предпочёл жить в нижних слоях, неся просветление, и даруя надежду живущим там. И за что же? За ошибки? За столкновение с Тьмой? - пришелец обратил свой взор на действующего демиурга.

- Между Мирдалом и тобой, Семаргл, была ещё одна демиургесса. О ней не принято говорить, потому что не выдержала соблазна. Так вышло, что сговорилась с Юанной-старшей: та порочит Мирдала, тем самым позволив без труда взойти на престол. Взамен обещание делать нисхождение к некоторым Тёмным. По счастью, в планах полуэлементаля, - огненный зверодракон запылал ещё сильнее, наконец, поняв, о чём говорит незнакомец, - приход Тьмы не значился. Наоборот, он желал поднять всех вверх. Только... не странно ли, - обвёл глазами притихших семуран, - желать Света всем, путём лишения крыльев и слияния с ложным Родом?

Не встретив сопротивления характерников, крылатый спокойно обошёл площадь, всматриваясь в каждого. Некоторые отводили глаза, кто-то старался скрыться за спиной соседа.

- Так за что же наказывать Мирдала? За любовь? Не это ли присуще именно вам, Светлым - любить и быть любимыми? О, конечно, он еретик, раз привёл к себе человеческую девушку и познал её до уз брака! А не последовал за женой, ушедшей в высшие слои! Не бросил народ... Да он еретик, достойный смерти! - хищно улыбнулся. - Сама Мекэмекабра поддерживает его начинания, раз приняла в закрытых от вмешательства сторонних сил покоях, и изменила душу Мали, - палец указал на зверодракону с каштановой гривой, притихшую рядом пологом, скрывавшим, - сделав одной из нас. Разумеется, вы же ненавидите карросу, давшую каждому частичку себя. А теперь ещё и Мирдала, нарушившего чистоту крови народа...Ха! Это единственный Светлый, достойный, минимум, уважения. Взгляните же на себя - вы отступили от пути Света, замкнувшись в себе. Выходит, Тьма однажды победит, - зверодракон переглянулся с золотым, растерявшимся после фразы. - Раз достойный отвергнут Светом, в угоду амбиций... Знайте, другие Светлые создания уже пытаются понять вас, семуран, судящих того, кто давал каждому частичку Света. И есть ли у вас шанс победить Тьму. "Если соль не солона, чем её исправить?" Так меня просили передать вам. Задумайтесь...

Серый характерник, опомнившись (не дело вникать в речи воплощения Тьмы!), попытался выбросить наглеца, проникшего в святая святых... и закашлялся, омытый потоком силы Первозданного Хаоса.

- Ахр... Он не один здесь! - подхватили вопль товарища воины.

- Разве смог бы я проникнуть сюда с одной Тьмой? Не смешите мой хвост! Мне с детства твердили, что здесь обитают дающие Свет создания, стремящиеся оттеснить Тьму. А на самом деле...

- Значит, ты предал Свет, раз опираешься на Силу Тьмы? - сделал попытку вступить в спор с нарушителем спокойствия один из приближённых Семаргла.

- И что? Ты слеп, как и твои собратья, не видящие Истины. Я же стою рядом с Тьмой и Хаосом, но никак не за ними. Они, подчиняясь желанию, привели меня сюда, дав узреть сущность Высших. Что до золотого, - красноватый глаз подмигнул опешившему обвиняемому, - то надеюсь, путь борьбы прочно вошёл в твоё сердце, и ищущие Свет не останутся навечно во Тьме...

Крылатый полоснул когтями по каменному полу, и чёрный вихрь тот час же подхватил. Само пространство дрогнуло под Хаосом, выпуская посетителя со слоя-ловушки. Там, где только что стоял, остался лишь круг оплавленного камня - напоминание о силах, вторгшихся в оплот Света...



* - способность разговаривать, не прибегая к вербальной речи. Требует хорошего владения магией и упорных тренировок. Несмотря на большие затраты сил, служит неплохим дополнением к обычным способам общения;


Часть третья.


- Побоялся дальше испытывать наше терпение, - констатировал один из светлых, в поисках демиурга. Куда тот запропастился? - Так что ду...

Фразу он не договорил, потому что Семаргл нашёлся там же, где и застыл в момент появления Разора. Напротив полусферы, закрывшей Мирдала. Точнее, место, где он мгновенья назад БЫЛ. Характерники, уловив эмоции полуэлементаля, мигом разогнали зрителей, даже успели проверить всех - должна же среди них оказаться та коричневая зверодракона, нечестивое творение карросы? Создание вне Кона обязано исчезнуть... Ни единого следа заключённого и его подруги. Предвидя гнев Семаргла, последние смельчаки поспешили отлететь на безопасное расстояние. Не ровен час, получишь и свою долю наказания за нерасторопность, и слабость при появлении древнего колдуна. Но нет, демиург удостоил окружающих взглядом, полным злобы, и взметнулся огненным фонтаном обратно на балкон Башни. Пришедшие в себя старшие Светлые раздули бурную деятельность по изучению следов чуждой Свету магии - пятно в месте исчезновения чёрного крылатого. Серый обвинитель оторвался от занятия.

- Ничего, что могло помочь понять источник Силы Разора, - покачал головой, и добавил, уже тише. - Знать бы, в самом ли деле это был древний...

Огненный, немного растерявший кипящую в душе злость, удостоил Светлого ответом.

- Это он, я чувствовал, как расходился в стороны Истинный Хаос, незамутнённый предрассудками и глупыми рамками умалишённых хаосисток под руководством бывшей демиургессы. Можете оставить изучение следов, если верить отрывкам из знаний прошлого, понять истинное могущество Разора и пути его достижения можно, лишь самому став колдуном.

При последнем все дружно скривили морды. Желающих оставить Свет здесь давно не стало - повывелись, как поднялся полуэлементаль. Или ушли Наверх, или Вниз. Другого было не дано. Эту мысль семураны отогнали дружными взмахами крыльев: зачем оскорблять Свет столь нечестивыми... На площади остался лишь Иерон, о чём-то размышляющий. По блеску в глазах могло показаться, что ему пришло в голову нечто, выходящее за рамки привычного. Идея, крайне скользкая и вёрткая, чтобы так легко остаться в голове и не раствориться, лишив Светлого источника вопросов и ответов... Демиург, следивший за действиями подчинённых, сразу приметил этого поборника Рода, одного из самых молодых, сумевшего достичь за небольшой промежуток времени уровня Смотрящего. "Необычное упорство и вера в творимое", Семаргл припомнил сказанные им же слова. "Что же ты теперь стоишь в одиночестве и размышляешь? Никак растерялся после суда?" Поток огня сошёл водопадом с балкона, материализовавшись (если так можно говорить о Высоких слоях, где материальный мир не обладает и частицей плотности, присущей нулевому) напротив Иерона.

- Неужели слова колдуна задели твою душу?

Молодой крылатый поднял голову.

- Мне горько осознавать, но ты, - такое обращение к полуэлементалю озадачило Семаргла, потому он не стал пока перебивать, - разрушаешь последний наш оплот. Демиург должен в первую очередь вести за собой всех, отсеивая страхи и поддерживая в трудную минуту. Вместо того, окончательно запугиваешь и уничтожаешь веру в Свет! - почти прокричал обладатель разноцветных глаз. Ещё немного, и он заплачет, если раньше не сделает первый шаг в сторону. - Сегодня едва не пал Мирдал...

- Он давно пал, связавшись с демоницей, а после взяв под крыло человеческую девушку, - по сполохам огня становилось ясно, надолго терпения выслушивать такие откровения у демиурга терпения не хватит.

- Не лги. Хотя бы без свидетелей, - бывший... да, бывший приближённый. Теперь Семаргл ни за что не доверит тому вершить дела, разве на нулевом слое. - Обвинения к Мирдалу лишь ширма, скрывающая зависть и ненависть части Светлых к деяниям Второго Солнца.

- Как ты назвал этого распутника? - конец разговора приближался неумолимо, и, спаси карроса душу наглеца, не сжечь бы его за такие слова.

- Второе Солнце, - смутился Иерон. - Его назвали за прошлые и нынешние деяния.

Не подозревает крылатый кары за ересь, сказанную прямо в лицо обладателю власти и силы...

- За деяния, говоришь? - от яркого пламени, пробегающего по телу порождения элементаля и зверодракона захотелось куда-нибудь спрятаться. И лучше на ином слое.

- Не только за них, - странно, но семуран не отступил. Понадеялся на справедливость демиурга? - Мирдал достоин оправдания перед всеми Светлыми. И лучше...

Договорить он не смог - пышущая жаром рука вцепилась в горло, мгновенно опалив шерсть. Кожа не пошла волдырями лишь благодаря слабой привязке к нулевому, с его хрупкими телами. Но и этого было достаточно, чтобы, хрипя, начать отбиваться от хранителя... Хранителя ли? Бесполезно, сил Семарглу не занимать.

- Указываешь мне, вершителю судеб всех? Да? Вспомни слова, отступник, из Кона.

- Зачем? - прохрипел светлый. - Разве я иду против пути народа и его Создателя? Жаль, у многих здесь зависть стала единым целым с праведным гневом, и чем больше видят, сколько добра совершил золотой семуран, тем... И нет им дела до сеяния Света и помощи оставшимся далеко внизу, когда почти крылом подать до Творца и приближения к нему. Оставить остальных... - хватка никак не исчезала. - Каково тогда Второму Солнцу, за дарение Света остальным почти приговорённого к оскоплению... Либо к превращению в артефакт. И он ведь не отказался, когда на чаше весов стояла жизнь подруги...

Крылатый прикрыл красный глаз, и взглянул на демиурга, быть может, в последний раз. "Неужели скажет, что я неправ?" Эта мысль, дикая поначалу, уже не казалась странной и непонятной - если золотого попытались осудить и избавить мир от своего присутствия.

- Твои деяния больше не служат Свету, и тебе это прекрасно известно, - от вида краснеющего полуэлементаля Иерон прижал уши, словно поможет против неизбежной, уже, несправедливой кары. Стоило ли гневить Семаргла? - Как и то, что стать вторым Мирдалом не суждено.

Вытянув шею, чтобы хоть как-то ослабить захват, произнёс давно витавший в голове отрывок из Кона:

- Суть четвёртая, Карб третий. Карб ведания Равенства. Белоба и Черноба равны между собой, потому что каждый в себе друг друга несёт. Чем сильнее силу какую-то проявляешь, тем скорее в состояние противоположное впадёшь.

И замолчал, в надежде услышать оправдание - призрачный шанс, но почему нет? Обжигающая горло хватка ослабла, и семуран свалился к ногам защитника народа, ставшего окончательно Несветлым. Кто позволит калечить соратников, подобно демонам Ада?

- Твои слова дерзки, мысли ясны, а язык остёр, как у части поганых летучих змеев, - в каждом слове ощущался нарастающий гул стихии, готовой пожрать всё, отличное от мёртвого камня или воды. - А Светлому не дело жить с таким. Дабы помочь и дальше постигать Свет, я изничтожу источник бед. Навсегда.

Иерон не успел ничего возразить - лицо оказалось в, пышущей нестерпимым жаром, железной хватке когтистых рук. Вмиг сошли остатки шерсти, обнажив горло с нижней челюстью. Хотелось, что есть сил, закричать, но, ни один звук не вырвался наружу, потонув в клокочущей лаве, затопившей связки. На высших слоях, говорят, нельзя ощутить боли, если того сам не захочешь... Наглая ложь! Как ни старался поборник истины, жуткие ощущения не исчезали. Наоборот, становились с каждым мгновением сильнее и сильнее. Не прошло и минуты, а разум, казалось, окутанный паром от кипящей плоти, начал проваливаться в теперь такую долгожданную тьму... Из последних сил попытался вцепиться в конечности когтями, разжать их... Да куда там, получил лишь новый удар, теперь по самой душе, яростно сопротивляющейся происходящему.

- Жаль, она не способна помочь здесь... - то ли прошептал, то ли пробулькал Иерон.

Последовавшие события запомнились на всю оставшуюся жизнь, к удивлению, не отнятую демиургом. Когда от горла крылатого начал идти тёмный пар, Семаргл разжал пальцы, и тело подчинённого снова рухнуло вниз. Убавив жар на одной из рук, прикоснулся к голове и... к разуму. Никаких попыток стереть что-либо, порождение зверодракона и огненного элементаля подозрительно хорошо знал, куда стоит, а куда нельзя прикасаться. Лёгкое постукивание по черепу и всё закончилось. Но что сотворил недемиург? Мысли с трудом ползали по парализованному вместилищу личности. И одна из них - никогда больше не становиться на пути Семаргла. Даже думать об этом... Загнав боль усилием воли куда подальше, Иерон, пусть и с трудом, встал. Чудовищно горела шея.

- Ффффь... - засвистел воздух. Вместо слов, уже готовых сорваться с губ.

Понятно, теперь он не сможет говорить. Надолго ли? Де... Антидемиург! Антидемиург презрительно фыркнул.

- Не ищи излечения от моей кары. Она будет каждый миг твоей долгой жизни держаться поблизости, дабы в нужную минуту напомнить о проступке, недостойном Светлого.

Резкий порыв горячего ветра и Семаргл исчезает. Больше рядом никого нет. Лишь покалеченный семуран (или зверодракон?), познавший страшные побои судьбы, склонной, в отличие от карросы, приносить частенько одно горе крылатому народу, согнувшись от нового приступа расплавленной боли, остаётся сидеть и беззвучно выть, теряя остатки воли к сопротивлению злу, творящемуся под боком... За что такие напасти существам, желавшим жить в мире? Некому ответить, Высшие далеко наверху и им наплевать на тех, кто не похож на людей ни шкурой, ни числом конечностей... Почему же их когда-то бросил сам родной демиург, не оставив ничего взамен, помимо череды катастроф и тяжёлых испытаний? Некому ответить...


***

Пока таинственный пришелец навлекал на себя гнев светлых, бывший демиург думал. Думал о том, что совсем недавно совершил непростительную ошибку, позволив Мали сопровождать на суд. В который раз наивность обернулась против него. И ещё слова чёрного зверодракона... Мирдал не ощутил в речи крылатого ни грамма лжи, одно лишь разочарование и лёгкую злость на Семаргла. "Почему он заступается за меня", снова и снова вертелся в голове вопрос. И чем больше прислушивался к "защитнику", тем сильнее становилось желание закрыть уши и сбежать... Куда-нибудь подальше, прижав к сердце любимую. В какой-то момент золотой не выдержал и оглянулся на коричневую зверодракону, со страхом ожидающую решения суда Светлых. В глазах читалась мольба прекратить измываться над собой и прислушаться к голосу разума. "Нет, нельзя...", хотелось ответить, но слова застряли в горле.

- И что? Ты слеп, как и твои собратья, не видящие Истины. Я же стою рядом с Тьмой и Хаосом, но никак не за ними. Они, подчиняясь желанию, привели меня сюда, дав узреть сущность Высших. Что до золотого, - красноватый глаз неожиданно подмигнул Мирдалу.

"Это он мне?", удивился семуран. Встреченные ранее Тёмные и хаоситы не отличались дружелюбностью или блеском разума в зеркале души - глазах.

- То надеюсь, путь борьбы прочно вошёл в твоё сердце, и ищущие Свет не останутся навечно во Тьме...

Чёрный вихрь не успел поглотить мага необычной силы - иначе бы не пробился на защищённый слой Светлых - а бывший демиург принял окончательно решение. Искры сомнения, зароненные в сердце, и проросшие в тепле любви Мали, дали о себе знать. И наконец, Второе Солнце он или нет? Взмах лапы и крылатый кубарем вываливается из охранной полусферы. Характерники слишком увлечены зрелищем бессилия Светлых, чтобы вмешаться в побег "заключённого". Девушка не успевает даже вскрикнуть, как оказывается в сильных объятиях любимого. Короткая белая вспышка одновременно с исчезновением чёрного вихря на площади, и всё кончено. Неизвестный добился-таки своего, достучавшись до разума Мирдала...

- Мирдал, глупенький, как же ты не понимаешь... - Мали прижала своё драгоценное солнышко к груди, - тебе прятаться надо, а ещё лучше бежать подальше от этого мерзостного демиурга...

На боковом слое, когда-то воздвигнутом демиургом, царила тишина, изредка прерываемая шумом ветра. Как-то не было времени сотворить здесь кроме облаков клочок тверди. И теперь до самого горизонта простиралась вздымающаяся белая поверхность без какого-либо намёка на просвет. Да и нет ничего внизу, кроме неглубоких водоёмов.

- Он не мерзостный, - Мирдал верил до последнего, - он исполняет волю Вышнего.

- Значит, тебе вообще нужно держаться подальше от мнимых "светлых", - Адлер убеждала не терпящим возражения тоном. - Что у вас в Аду творится, если нас с тобой в Раю убить хотят ни за что!

Мирдал понуро положил голову ей на плечо:

- Они не верят, что ты сможешь передать своим потомкам нашу Мудрость, не извратив её.

- Они сами её извратили, - раздался голос вновь неожиданно появившегося чёрно-золотого зверодракона. Того самого, что недавно посмел вторгнуться на Верхний слой, - и теперь боятся, что восстановится истина.

Любящие обернулись к нему и разомкнули объятия:

- Спасибо тебе, добрая душа, - Мирдал приложил руку к сердцу, - что заступился за меня на судном вече. Я не забуду твою помощь никогда.

Разор в ответ рассмеялся - отрывисто, но беззлобно:

- В какие бездны падает Вселенная, демона назвали доброй душой! Или, Мирдал, для тебя Тьмы вовсе не существует? С кем же в таком случае ты борешься?

- Познаю душу по её поступкам, - Мирдал наивно улыбался. - Ты намного добрее, чем хочешь казаться...

- По поступкам?.. - чёрный зверодракон сомневающееся протянул. - И каковы поступки Семаргла?

- Он не дал зародиться уицраору, - светящийся принялся перечислять, - он победил Окаянную...

- Этот Семаргл вообще умеет хоть что-нибудь кроме разрушения? - Подметил неожиданный спаситель.

- Послушай, - встряла Мали, - да, я тоже очень тебе благодарна, но я до сих пор не знаю твоего имени. Если моему парню частенько всё равно, как зовут его знакомых, мне любопытно!

- Разор, - коротко ответил демон. По лику Мирдала пробежала угрюмая тень:

- Не может быть, Разор в заточении...

- "Пока день не станет ночью, а солнце - луной", - процитировал Разор. - Это пророчество о тебе. Единственный настоящий Светлый внезапно стал врагом всего живого. А ведь когда-то я тоже, желая дарить Свет, подарил магию людям, что бы и они могли творить чудеса, чем заслужил наказание. Салазар решил, что это грех, потому что считал, люди воспользуются магией как оружием. Но самое страшное, с её помощью люди, не ведая путей Божьих, пойдут против его воли. Станут лечить больных, которых Бог хотел испытать лишениями, воскрешать умерших, которых Он пожелал забрать, и бороться против нищеты и горя, что есть Блаженство. За что поплатился. Столетия в подземельях окончательно убили во мне веру в единство Светлых. Быть одним из них не означает творить Добро...

- Какой я Светлый... - Мирдал вздохнул, - так... стараюсь помогать...

- Даже очень, - Мали погладила его между ушек.

- Вот ещё одно доказательство - твоя скромность, - Разор доказывал. - Она непременно должна быть у Светлого. Но сейчас именно она тебя губит. Почему ты не просишь меня избавить тебя от проклятия, наложенного Лазурью? Ведь ты знаешь, что все твои беды и беды тех, кто вокруг тебя исходят от него.

- О чём я не знаю? - вопросила любимого Мали.

Тому, как всегда в таких случаях, пришлось признаваться со смущённой рожицей:

- Когда мы с ней обручались, мы добровольно приняли на себя обет не изменять друг другу. А если кто из нас изменит по собственной воле, а не принуждению, то ждёт его судьба, рядом с которой смерть покажется счастьем и избавленьем.

У Мали складывалось жуткое впечатление об этой Лазури... как он вообще мог жить с этой кикиморой, да ещё и любить её!

- Если ты за себя постоять не можешь... Разор, я прошу за него! Он не заслужил такой жестокой доли.

Разор подошёл к Мирдалу и взял его за руку в том месте, где тот ещё не так давно носил кольцо. Из Мирдала в демона заструились бледно-серые энергетические нити мерзкого вида, что обоим причиняло немалую боль - но они терпели. Ради такого можно потерпеть. Когда наконец ритуал завершился, Мирдал одними глазами поблагодарил Разора. Но тому это было даже приятнее, чем любые благодарности на словах.

- Помоги теперь и ты, Светлый. Не мне - а тем, которых, как и тебя, изгнали из рода крылатых за мнимое служение Тьме. Я о драконах чешуйчатых. Семаргл их просто ненавидит, не разрешает жить вместе со зверодраконами, а родителей дарманов - искренне любящих друг друга - убивает. Принеси нам мир, Мирдал. Сделай так, чтобы все крылатые жили под одним небом. Это будет лучшей благодарностью мне.

Мали воспользовалась паузой, чтобы спросить Разора.

- Но всё же, за что Семаргл так не любит Солнышко? - ласково назвала Мирдала, совершенно не стесняясь постороннего. После всего, что он совершил для них...

- Всё очень просто, Мирдал косвенно помог Радмиле однажды подняться до уровня демиурга, и пошатнуть крылатых своим режимом. Её огненный сверг, настала очередь помогшего и ... Юанны. Но здесь всё намного сложнее, - чёрный отстранился, прощаясь. - Поаккуратней обращайся со свои Солнцем, Мали. А то родишь от него девочку...

- С чего ты взял, что именно... - вопрос смущённо опустившей уши девушки ушёл в пустоту.

Могучий колдун исчез, даже не попрощавшись. Вернётся ли он? И когда?


***

Начало туннеля схлопнулось, отрезав путь назад - путь на Высшие слои долог и редкая магия удержит проход туда в целости на долгие секунды, не то, что минуты! Но Разор не хотел тратить энергию, да и незачем счастливым крылатым смотреть вслед ему. Лучше исчезнуть сразу, тем более, он отлично ощущал, кольцо на пальце давило своими чарами, стараясь вырвать удачу из лап. "Ну нет уж", зарычал зверодракон, закутав творение бездушной особы в Покров Тьмы. Очень полезный, когда необходимо оградить себя и окружающих от вредного воздействия артефактов. "Постаралась Лазурь очернить крылья Мирдалу, хорошо постаралась", невесело подумал бывший узник, проверяя действие заклинания. Отлично держится. Но оставлять проклятое кольцо нельзя, он обязательно заставит бессовестную одуматься и забрать всё до последней искорки. "А вот и вход на Высшие", обрадовался окончанию долгого пути (по меркам магов). Прямо впереди маячил белый диск. Разор сжал свою сущность до минимальных размеров, сколько позволяла воля, и стрелой проскочил в обитель "добра". Очень не хотелось привлекать внимание к вторжению. Вернув себе нормальное состояние, осмотрелся - до самого горизонта простиралась пустошь, лишь кое-где тянули к небу вершины деревьев или пики колонн.

- Не это ожидал увидеть здесь, - изрёк крылатый, кружа над странным местом.

Активировал Зрение. И оно не обмануло надежды: вдали отчётливо прослеживалась граница владений высших.

- Отгораживаетесь от непрошеных гостей? - усмехнулся золотисто-чёрный.

А у самого стало плохо на душе. Втайне Разор лелеял надежду встретиться с чем-то прекрасным, не зря слой труднодоступен, но, увы, действительность размолола последнюю иллюзию прошлого. Водители судеб, посмевшие схватить крылатый народ за самое дорогое - крылья - воплотили самые ужасные порождения человеческого сознания. Неудивительно, что она радеют за двуногих. Попробуй заставить жить зверодраконов в унылом месте...

Закончив с осмотром входа на высший слой, зверодракон двинулся дальше, туда, где должны быть постройки для жителей. Не факт, что на "земле"... Потянулась череда пустошей, изредка украшенных странными сооружениями - теперь уже не колонны, а простые столбы из белого камня тянулись к местному небу бело-голубого цвета. Неестественный, кем бы не были творцы унылого пейзажа, всё же самым лютым фанатикам не чужда тяга к родным местам. Внезапно кольцо на пальце нагрелось. Шерсть не дала коснуться кожи, но как же жжёт!

- Да ты, и, правда, ненормальная, - загрустил Разор, блокируя негативное воздействие.

Лазурь не хотела, чтобы Мирдал явился к ней сюда? Но он не золотой крылатый, и не останется сидеть на пороге. Где вообще логика её поступков? Истоптала любовь демиурга, навела на судьбу несчастья и бросилась на Высшие, отрывать крылья ради призрачного "высшего существования"? Чем не угодил истинный облик? Либо бывшая зверодракона никогда ею и не была, либо... либо некто искорёжил душу, лишив тяги к полёту и каждодневным мгновениям свободы, не замутнённой ложью пророков и чужими словами о целях жизни. В ошибку Мекэ он не верил - карроса не допустит к перерождению душу, враждебную народу. В порядке исключения, для перевоспитания, возможно, но, то идёт под личным контролем, и не несёт опасности. Значит, остаётся ловкая манипуляция свыше. "Забавно, когда думаю о "свыше", забываю о своём новом статусе", оскалившись, колдун ушёл влево, опасаясь раскрытья раньше срока. И тому была причина в виде плывущих совсем низко белоснежных облаков, весь верх которых преобразовали в подобия городков. Или домиков с "садиками", в случае недостатка площади. Их обитатели, судя по результатам "зрения" и не почуяли вторжения враждебного существа.

- Взяли наши идеи, - пробормотал зверодракон, накладывая на пространство вокруг себя маскирующую иллюзия. С учётом времени подлёта к цели, в запасе есть часа три, не больше. Дальше кто-нибудь обязательно приметит аномалию или колебания праны - основа для волшебства везде одинаковая. Не забывал, и прислушиваться к ощущениям на руке. Причинение боли отчётливо настроено на присутствие поблизости Лазури... Ловко, если принять во внимание упорство Мирдала исправить собственные ошибки. Обязательно бы пришёл сюда, рано или поздно. "К счастью, его сердце в надёжных лапках одной гривастой красавицы", Разору аж стало завидно. Как и сотни лет назад, у него не было пары. Ни разу. Не успел, или не смог привлечь ни одной зверодраконы. Или был слеп тогда? Столетия наделили его силой и знаниями, но никак не молодостью с красотой. Зверодракон качнул крылом. "Нашёл о чём думать! Времени и так мало!" Повинуясь воле колдуна, личина максимально "уплотнилась" - теперь обнаружить сможет разве очень опытный... местный. После знакомства со Светлыми с верхних слоёв, Разор не питал иллюзий к обитателям нового мирка, где поселились самые фанатичные последователи веры в единый облик и Свет. "А вот и первая "жертва" Просветления", заметил зверодракон, рассматривая человека в белых одеяниях со смесью любопытства и недоумения. Фигура восседала посреди внутреннего дворика облачного дома и медитировала. Кольцо на пальце запульсировало, словно передавая сердцебиение... "И где же ты, моя любимая?", тихо рассмеялся. Лазури точно никогда теперь не стать чьей-либо подругой. Слишком выжжена её душа, даже истинный облик давно претит, если верить слухам. И при том, столько времени держать на привязи Мирдала... К пульсированию добавилось покалывание. "Пора познать тебя... Нет, уничтожать не буду, так, покусаю немножко...", чёрный явно пребывал в хорошем настроении, несмотря на повод визита. И бывшая зверодракона вскоре себя проявила - на крыше одного из строений показалась женская фигурка, крутящая по сторонам головой. И щеголяющая синими волосами, чем сразу выдала "Не хочет привлекать внимание остальных", догадался "любимый". Зрение не выявило каких-либо каналов общения. А украшение лапы уже перестало беспокоить. Но и просто сесть рядом и заключить в объятия не выход... Свидетели заметят! Одна надежда на логику Лазури: Мирдал, и только Мирдал мог явиться после стольких лет. Может, попросить избавить от кольца. Что до невидимости пришельца... он не сможет и пальцем тронуть. Слишком светлый... Догадка не обманула, и, стоило подлететь ближе, молодая женщина заторопилась вниз. "Быстрее бы закончилось, местные хранители далеко не бессильные", подгонял себя Разор, примериваясь, куда приземлиться. Двустворчатые двери показались в самый раз. Снова осмотрелся. Никого из посторонних, только он и Лазурь. А значит... пора. Схватил когтистой рукой ручку, толкнул...

- Что же ты прячешь свой лик, Мирдал? - зверодракон не успел и двери до конца закрыть, а она заговорила. - Или стесняешься визита в обитель настоящих Светлых, приближённых к самому Ему?

"А с виду и не скажешь, что применяет тёмные методы, выполняя волю новых сородичей", заметил про себя, на всякий случай, осматривая помещение. Они одни. А значит...

- Или, наконец, бросил народ без будущего и пришёл присоединиться к нам, познавших Свет? - Лазурь ходила по пятам за невидимым обладателем когтей, мягко цокающих по полу. - Мирдал, прекрати играть со мной. Незримость не спасёт от ответов здесь.

Пора! Рядом с креслом распалась белая, а после чёрная сфера, выпуская наружу колдуна.

- Ты кто...

Закричать уже не дал, заключив опешившую женщину в крылья. А сам лихорадочно накладывал Пологи на стены и окна. Временная мера, через час-два вскроются, потому обязан успеть!

- Тихо, любимая, тихо, - лучился довольством Разор. Схватить виновницу ряда бед крылатого народа, чем не удача? Настолько была уверена в несокрушимости чар в кольце - наверно, и забыла, каково это, прикосновение оперения? "Надо не позволить отвлечь речами про веру и истинный Свет", он немедленно отмёл мягкие методы воздействия. Придётся сыграть злодея...

Для удобства посадил добычу в кресло.

- Ты не Мирдал, но и не демиург. И твоя сила... Кто же ты? - к удовольствию зверодракона, бывшая подруга золотого не отличалась сверхэрудицией, иначе опознала в нём бывшего узника подземелий из далёкого прошлого Хардола.

Поплотнее прижавшись к внезапно смутившийся "светлой", неспешно ответил.

- Мирдал слишком был занят своей первой любовью, чтобы снизойти до общения с предательницей. Нет, не той, с теперь Хаосом вместо разума, - поспешил разочаровать.

Никакой фантазии...

- Отдал кольцо и попросил наведаться к одной... как там назвала тебя его подруга? Светлое Зло? Порождение Сумрака? Слуга демонов? - при каждом названии Лазурь всё больше хмурилась, начав понимать, на кого нарвалась, впустив в дом "Мирдала". - И знаешь, ты мне даже нравишься, - бескрылая едва не вскрикнула, оказавшись прижатая к пушистому телу колдуна.

- Пусти, животное... - не сказала ничего оригинального.

- А проклявшая самого светлого крылатого, кто тогда? Ведьма?- Разор, не выпуская из лап добычу, переместился в скромную спальню. Всего-то толкнуть широкую дверь рядом. Ещё успел подумать, зачем такие проходы по дому. Оказалось, по габаритам зверодракона. Привыкла за время жизни в рождённом облике?

- Здесь намного удобнее.

Попытку применения силы Разор сразу заблокировал - хотела высвободиться.

- Да пусти, крылатое недоразумение, - затрепыхалась Лазурь, заметив широкую кровать.

- Не больше, чем вы все вместе, пропагандирующие единственный достойный разума облик, - подтащил поближе. - Как же я соскучился по теплу твоего тела, - изрёк с пафосом, заваливаясь на мягкое ложе... скорее с девушкой. Та жизнь безжалостно выброшена и развеяна.

- А что? - изобразил саму невинность в глазах. - Вот твоё кольцо мужа, - на пальце заблестело серебром металлическое украшение, сверкающее витиеватыми знаками. - Магия продолжает действовать, привязывая к тебе.

- Не пойму, как тебе удалось стащить его с пальца Мирдала... - шептала синеволосая, с ужасом изучая до боли знакомый предмет. - А своё...

- А своё уничтожить оказалось невозможно, - колдун закончил мысль. - Иначе несчастья, свалившиеся на голову Светлого, сразу исчезли. Поэтому давай.

- Что? - округлила глаза Лазурь.

- Одари своей любовью, как Мирдала в первые годы совместной жизни. Могу порадовать, других у меня ещё не было, - Разор погрустнел. - Не везло отыскать единственную, а после заточения и веков одиночества.

Изображая интерес на лице, крылатый аккуратно провёл пальцами по синим волосам "жертвы любви". "И с каких пор люди ходят с такими волосами от рождения?".

- Отпусти, или пожалеешь, - до бывшей зверодраконы наконец дошло, ЧТО от неё хотят получить. - Не забывай, что ты в оплоте истинного Света!

Ответом стал блеск в глазах Разора.

- Я постарался, и сейчас никто нам не помешает, - лизнул окончательно потерявшую связь с реальностью девушку, - в такой интимный момент. Мррр!

Особого удовольствия от насилия над более слабой в плане силы, в любом случае бы не получил. Мерзко и глупо. Но сейчас это единственный способ достучаться до разума синеволосой, и объяснить о конце игры в оскорблённую изменой подругу. Может, пора переходить к требованиям? Непривычно лежать на ложе с человеком, да и воспитание не позволяет... Для виду, нежно погладив (чем заслужил серию воплей, половина которых относилась скорее к удовольствия) вжавшуюся в мягкую кровать, осторожно начал:

- Пока есть время, и мой разум не поглотило желание, - Лазурь дёрнулась всем телом, - могу предложить разойтись

- Г...г...говори, что ты хочешь, - осознала своё положение. И ужаснулась перспективой слиться со зверодраконом.

"Глупая, неужели решила, что я могу с ней? Пф". Немного выждав, колдун провёл носом по щеке "любимой".

- А не догадалась ещё? Сними чары кольца и уничтожь оба. Мне и самому не слишком хочется быть твоим, но что делать, - демонстративно покачал пальцем с серебряным украшением, - к другой не уйдёшь, обратно не снимешь. Даже если снять и выбросить, привязка останется.

И, наклонившись к самому уху, добавил:

- И думай быстрее, меня самого терзают сомнения, брать или не брать.

"Больно ты нужна мне", произнёс, уже мысленно. Лазурь обязана понять, куда он клонит. На Мирдала очень умело влияла, сделав в конце виновником в свержении и уходе на Высшии слои.

- Дай дотронуться до кольца, - сглотнула синеволосая, решив пока не дёргаться и не требовать выпустить из мохнатых объятий. "А Мирдал боялся даже обнять посильнее", неожиданно всплыл в памяти образ золотого зверодракона, готового в любой миг придти к подруге и помочь с проблемами. Давно то было...

- Ну, что ж, - оба оказались внутри кокона из чистой силы. Первозданной, ни на что не похожей. Не будь пологов на доме, местные в ужасе разбежались от ощущения беспомощности. Потом, конечно, опомнятся, но то потом! - Вот.

Лазурь высвободила руку и протянула к когтистому пальцу свой, с ровно таким же кольцом, разве меньше. Мгновение ничего не происходило, а затем металл обоих оплыл, исчез узор с символами. С негромким "шмяк" с шерсти упала крупная капля и слилась с такой же в ладошке бескрылой. Всё?

- Можешь т...теперь п...прекратить лежать на мне? - заикающимся голосом осведомилась девушка. И непонятно, оскорблена этим действием или пытается задушить было встрепенувшийся росток в душе...

"М, сколько всего влила в кольцо, раз едва смогла снять чары. Ненормальная", вынес вердикт Разор, неторопливо поднимаясь с ложа, продолжая сжимать в объятиях Светлую. А Светлую ли? Достаточно фактов для доказательства обратного, но кому сейчас это нужно?

- И последнее, - крылатый осторожно присел, дав синеволосой привыкнуть держаться на ногах. - Держись от Мирдала теперь подальше, он достаточно натерпелся за века жизни, чтобы заслужить свою Искорку. Иначе...

Он отпрыгнул, чем уже напугал, а после... Комнату на секунду заполнил первозданный Хаос, лишь вокруг Лазури осталось немного свободного места. И сквозь эту тёмную, переливающуюся всеми цветами массу, проступил силуэт колдуна, чьи печальные глаза смотрели прямо в душу девушке. Чья душа исковеркана чуждой верой и возомнившими себя Светлыми, могущими требовать от кого-то сменить облик. Навсегда.

- Жаль. Всё могло быть когда-то иначе.

И растворился, ничуть не заботясь о раскрытии. Кто в здравом уме полетит за таким гостем?


***

Казалось, с момента побега из-под суда Светлых, прошла целая вечность... Поначалу казалось именно так - слой, выбранный Мирдалом в роли надёжного убежища, всячески препятствовал чувству времени. Мали за всю свою недолгую жизнь вне материального ни разу не видела ночи. Может, местным обитателям совсем не нужен сон, потому они создали измерения вечного яркого солнечного дня? Само светило упорно игнорировало обитателей, прячась от глаз наблюдателя. В этом девушка убедилась, отслеживая источник бесконечного числа лучей, несущих живительную энергию. Только с помощью Друга Сердца, указавшего крылом в неведомом на нулевом слое направлении, Мали, наконец, разглядела троицу раскалённых белых шаров. Глаза немедленно заслезились - даже сузившийся до невозможности зрачок не спас от яркого сияния. Чтобы нормально отдохнуть, приходилось просить у Мирдала прикрыть окна, но они не спасали от палящего как в пустыне солнца полностью, оставляли довольствоваться вечерним полумраком. Как золотой сам тут жил? Ведь и ему, в отличие от некоторых духов, требовался сон. Хотя... это же Мирдал. Режь по живому, он и не вскрикнет, думая о несение Света.

-Ты достаточно сильный, чтобы наш дом перенести в другое место? - она спросила возлюбленного. - Облачные замки это прекрасно, но жить здесь крайне сложно и непривычно. Сразу три солнца в небе, и ни на минуту не прекращается яркий свет.

Секрет вечного дня открыл сам семуран... Мирдал только отвернулся и вздохнул. В который раз.

- Зато в темных слоях вечная ночь... Светлому надлежит жить при свете, чтобы не видеть даже тень Тьмы... особенно бежавшему от остальных.

В глазах крылатой мелькнуло разочарование.

- Мирдал, когда же я услышу от тебя, наконец, нормальной речи?

Бывший демиург с нескрываемым удивлением посмотрел на Мали:

- Почему тебя так это смущает? Нельзя не...

- Оставь для тех Светлых, пытавшихся уничтожить по ложным обвинениям, - рука с невесомым шлейфом, колышущимся от любого дуновения, коснулась носа "беглеца". - Почему ты не хочешь научиться правильно говорить? При мне должен произносить лишь "я", мне", - она замялась, - и другие, но никак не в третьем лице. Со сторону смотрится просто ужасно. Изъясняться при своей девушке... Забудь наказы Лазури как страшный сон! Разор принял на себя проклятие того кольца. Ни на минуту не сомневаясь в правильности решения!

Мирдал опустил голову:

- Хорошо, я постараюсь. Ради тебя, - подчинился подруге. Во второй раз за свою долгую жизнь.

И ведь не откажешь...

- И всё-таки, свет с темнотой обязаны находиться на полагающихся местах, - Мали вернулась к прерванному разговору о смене дня и ночи.

- Добро и Зло тоже? - Мирдал немедленно возмутился таким отношением к основополагающим терминам. Ведь темнота это почти тьма, а здесь и до Зла недалеко, чтобы не говорили некоторые о нейтральности первой.

- Нет, ты не так подумал... - Мали, не глядя, положила руку на шеи крылатого и начала успокаивающе гладить (как такого не погладишь?). - Это не значит давать слабину перед Тьмой. Нужно лишь соблюдать естественный порядок вещей.

- Для верхних слоев он естественен. Так и скажи, что пока не готова принять Свет, - заупрямился, невзирая на приятные прикосновения девушки. - Темнота ещё сильна в тебе и хочет вырваться наружу.

Вместо возражения Мали притянула к себе его лицо:

- Я до сих пор не видела звездного неба Хардола.

- Это недоразумение немедленно исправлю! - Мирдал заметно приободрился, моментально забыв об "опасности Тьмы". - Тогда будь готова спуститься на первый. Вместе с домом, если захочешь. Здесь можно и новый построить. Очень быстро, когда решишь вернуться... На первом материя достаточно твердая и оформленная. Или, быть может, только посмотришь на небо и назад? Там Слияние Сердец невозможно... жаль... - немного задумался, забавно дёргая ушами.

Коричневая зверодракона коротко кивнула, соглашаясь со своим любимым.

- Прямо сейчас?

- Да. Ты этого хочешь? - золотой придвинулся ближе.

Согласиться сейчас или после? Надо ли ради простого желания проходить все слои для короткого мига под звёздами? Возвращение потребует приложения некоторых усилий - слой закрыт для посторонних и неохотно впускает даже "своих". Не успел внести изменения...

- Хочу, - наконец улыбнулась крылатая, стараясь не выдать нетерпения.

И мир на мгновение перевернулся, чтобы...

... куда там звездному небу Земли! Может быть, когда его показывали во дворце Мекэ, оно и могло сравняться со звездным небом Хардола по яркости и количеству звезд. Все потому что на этой планете не было вмешательства в природу, как дома. Грустно только, что Светлые даже ночь считают Тьмой. Странно, хотя на первом ее оставили. Странно, но... удачно. Не надо терпеть вечный день, привыкнув жить согласно движению светила.

Мали и Мирдал сидели рядом посреди огромной равнины, полной тихих ночных звуков - певчие птицы с насекомыми не обращали внимания на нарушителей тишины, продолжая идти путём жизни. Пусть и не совсем материальной... Оба, задрав головы, высматривали крохотную точку жёлтого Солнца. С него золотистому и хотелось начать экскурсию по ночному небу Хардола. Чтобы любимая не забывала о родном мире. Тем более, она не будет скучать - ей обещал помогать с возвращением, чтобы видеться с отцом.

Солнце смотрелось очень маленьким и незаметным. Человеческим глазам было бы трудно даже различить его. Но все же... Еще он показал крупную звезду* внутри потока Млечного пути (кажется, сами крылатые называли его иначе**). Сказав, что это родина всех светлых душ, с которой началось творение разумной жизни галактики.

Про созвездие Ниберу Мали история понравилась. Его назвали в честь несчастной любви между двумя зверодраконами, которые не могли иметь детей. И, чтобы их увековечить, демиург сделал их вечным украшением неба.

-А мы сможем иметь детей? - вдруг спросила Мали, обняв светящегося в темноте, словно маленькое солнышко, Мирдала.

-Ты еще не готова к такому шагу, - любимый успокаивающе погладил ее по волосам. - Пока ты сама слишком мало знаешь о нашем мире, и тебя нужно обучать, как ребёнка.

-Сколько же оправданий ты можешь придумать! - она обняла Мирдала еще и лапами. - Тебя надо уговаривать на каждый такой момент...

Семуран стал аккуратно вырываться.

-Чего это ты? - спросила крылатая. - На верхних слоях этого нет, даже дети рождаются от чистой любви.

Солнышко стыдливо понурился:

-На первом есть.

-Это очень хорошо!.. - при этой новости Мали встрепенулась. Чем не знак?

Мирдал же наоборот, сделал вид, что ничего не заметил. Только поднял голову вверх. Вот странный, как будто девушке не видно... И как только заставить его измениться? Мали приблизилась совсем вплотную, и аккуратно прижалась к тёплому боку. Для надёжности даже положила голову на плечо. Действительно Солнце, пусть маленькое и живое.

-Ну же, ты сталкивался с этим и раньше. До сих пор боишься вспоминать? Стесняешься?

Любимый без всякой страсти нежно обнял её лапами и крыльями:

-В новом теле ты такая чистая... не хочется тебя порочить. А те... что в них хорошего, раз всё прошло вопреки моей воли?

-Мирдал, все равно кроме тебя я ни с кем не стану! Но если я не нравлюсь, так и скажи... - внезапно обиделась Мали. Утешая, самец гладил её носом по щеке.

-Неужели нужно доказывать свою любовь именно так?

Зверодракона нежно заурчала:

-Ммм, я думала, ты на все готов... - и крепко обвила хвостом его пушистую кисточку. Так, намекнуть о бесполезности отказа. - Помнишь, как нам хорошо было? Почему нам нельзя повторить?

-Да, - Мирдал согласился, ложась вместе с подругой в траву. Мали одними глазами молила ее погладить - нежно и чувственно.

Разве Мирдал мог отказать? Приносить радость - его долг, особенно для любимой. Они оба радовались и телом, и душой, забыв обо всех напастях, что с ними были, не задумываясь, что с ними будет. Сейчас надо жить настоящим моментом. Именно сейчас...

Зверодракон нежно прижал к себе Мали, укутал её крыльями так, что та оказалась укрыта теплым, светящегося мягким солнечным светом покрывалом. Два влюбленных сердца начали биться чаще. В груди щемило от сладкого чувства близости со второй половинкой. Хотелось вот так лежать целую вечность и не двигаться с места. Куда и зачем? Все счастье уже рядом...

В этот момент между ними не было различий. Были только "мы" - одно целое из двух половинок, нашедших друг друга. И они обе наполнялись светлой, радостной и яркой любовью. Такой сильной, какой не достичь нигде в другом месте, только в настоящем раю, пускай здесь нет ничего, напоминающее грёзы прошлого. В обычном мире души стремятся друг к другу, но не могут воссоединиться. А здесь - могут. И сливаются в единое целое, полные светлых чувств и эмоций.

Между тем невыразимое чувство становилось все мощнее и заполонило собой весь разум, незаметно подавляя. От осознания происходящего в объятиях Мирдала распирало каждую клеточку, каждый уголок души... Быть вместе... всегда...

Сердце было готово вырваться, лишь бы не дать остановиться на полпути! Мали не выдержала и заплакала чистыми, очищающими душу слезами.

- Милый... хороший...

Переполняющие чувства высвободились через слёзы, и внутри сразу полегчало. Мирдал, от неожиданно мощных эмоций, тоже заплакал, и Мали слизывала слезинки с его лица. Сам такого не ожидал от себя...

- Все... Я поняла. Детей в раю можно иметь... и от чистой любви.

- Только ли? - в голубых глазах вспыхнуло по звёздочке.

Яркой и притягивающей к себе...


***

- Ну, потерпи еще немного,- Мирдал крепко, но аккуратно держал Мали, которая морщилась от боли, и готовился принять выползающего на такой чудный и странный свет ребенка. - Я и так стараюсь тебе облегчить, как могу. Надо было тебе решить разродиться именно тут, на таком низком слое... Вверху и проще, и безопаснее.

Одними мыслями, прерывистыми от боли, Мали пояснила, что после Семаргла и прочих безумных фанатиков рай ей приелся. И своему чаду она не желает родиться в высоких слоях. Мирдалу только и осталось горестно вздохнуть - сам он прекрасно понимал любимую, хватило одних обрывков мыслей.

-Тогда терпи, я не заставлял тебя испытывать лишние муки.

Кто говорил, что четверолапые не чувствуют родовых схваток? Еще как... Сильнее ли, слабее - Мали не могла сравнить, потому что в человеческом теле она не рожала, да и Мирдал тут, рядом, помогает. Золотистый семуран не даст случиться чему-либо плохому, сразу придя на помощь. Да и его магии сделала страдания терпимее. Как ни хотелось даже чисто для виду, Мали боялась, вдруг он от страха бросит все, не дождавшись итога. Ее любимый такой ранимый...

Но, когда ребенок уже покидал лоно матери, не сдержалась и закричала. Скорее от страха и накопившихся эмоций, до того тщательно подавляемых. Принимая малышку (что будет именно малышка, как и предупреждал Разор девушку, бывший демиург определил задолго до родов), отец вложил еще энергии в обезболивание, убрав сразу все боли. А когда раздался первый писк новорожденного - первый его звук в новом мире - то матери и вовсе на душе стало радостно, как никогда до этого момента. Ребенок! Ее! Настоящий...

Между тем солнце встало где-то за лесом и просвечивало сотней золотых бликов через листву. Природа тоже во всей своей красе вышла встречать свою частичку, новую жизнь.

-Девочка, - отец отдал ее матери, уже расправившись с пуповиной с помощью острых зубов.

Надо же... Родитель и дочь взглянули в глаза друг другу, выразив всю свою взаимную любовь и привязанность. Едва увидевшись... Мали и не думала когда-то, что родит не человеческого малыша, а крылатого, покрытого рыжей шёрсткой. "Ох, да крылышки у девочки маленькие совсем, ей пока и не полетать... Вот вырастит, и покорит небо, учась у папы с мамой...."

Пробормотав что-то по детски важное и непонятное, дочка зарылась носиком в мамин мех и смежило веки. Светящимся цветом шерсти дитя пошло в папу, тонкой изящной фигуркой - в маму. В глубоких и любопытных бирюзовых глазах словно слились оба родителя. Повзрослев, станет невероятно красивой зверодраконой...

- Мирдал, как мы назовем ее? - Мали осторожно гладила рукой своего первого в жизни ребёнка. - Не хочу называть ее земным именем, а других не знаю.

Предложение оказалось неожиданным:

- Может, у неё самой спросим? - он аккуратно развернул пальцем мордочку к себе и посмотрел в глаза дочке таким же детским наивным взглядом. С минуту помолчал. И огласил вслух выбор ребенка. - Ярина. Хочет быть на меня похожей. Знает, наверное, от Мекэ, о моем происхождении. О Яр-ключе...

Мирдал взял на руки доверчиво смотрящую широко распахнутыми глазами на мир девочку. Налюбовавшись друг другом, отец и дочь обернулись к светилу. Оно уже поднялось над верхушками деревьев.

- Вы родились одновременно, - проникновенно сказал светлый дух.

- Теперь на моем небосводе три солнца, - мама подошла и крепко обняла обоих дорогих сердцу существ. Сияющий шар в голубом небе поднимался все выше и выше, благословляя семью на счастливую жизнь.

Тем временем девочка заскребла отца коготками и тоненько пискнула. Мирдал сразу понял, в чём дело, возвращая ребёнка матери.

- Ребенок - не только радость, но и ответственность. Есть одна вещь, которую даже я не в силах сделать, несмотря на весь свой опыт. Ты же сможешь. Догадываешься?

Мали смущённо улыбнулась.

- Ну... давай, что ли?

Она приняла Ярину, аккуратно прижала ее к своему телу, дав возможность найти искомое... Надо же, вот Мали и кормит своей грудью... Возможно, не последнего. Но сейчас всё в первый раз, потому так чудесно и одновременно необычно. Пускай и сложно с непривычки, но Мирдал всегда поможет, хотя бы советом... А сытое дитя уже мирно засыпало, забравшись под мягкое крыло. Что ей снится? Во многом зависит от родителей.


* - её называют Небесная Сварга, но Мирдал не стал пугать свою подругу названием, ограничившись простым рассказом;

** - то есть Кольня Сколь;



Отдельная благодарность Многоликой aka Call of Spirit. Без её помощи последняя часть о новой жизни Мирдала и Мали не стала такой, какой вы видите на экранах.


Александр (чёрный и чеш... пушистый соблазнитель демониц)

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://samlib.ru/a/aleksandr_bd/index_3.shtml
Похожие рассказы: Лёвина А.П. «Силмирал-1. (Измерение)», Гарт Никс «Звери-воители-3», Мирдал, Хеллфайр «Через миры»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален