Furtails
Alex Heil
«За сумерками наступает день»
#NO YIFF #пони #MLP #фентези
Своя цветовая тема

Пролог

Ветерок пронесся над крышами Понивилля, заскрипев флюгерами и захлопав ставнями. Никто не знал, был ли он рожден крылом пегаса или появился сам по себе, однако ж характер имел весьма озорной. Ворвался в распахнутое окно мэрии и разметал аккуратно сложенные на столах бумаги и свитки, вылетел на волю через каминную трубу и помчался к Дикому лесу. Прошелся над поляной, успев напоследок взъерошить венчики трав, и затерялся среди развесистых крон.

Вот только у стоявших на опушке жеребят гривы шевелились совсем не от ветра.

– Ну, идём, что ль? – земной пони песочного цвета несмело оглянулся на приятелей. – До вечера всего ничего осталось.

– Думаешь, стоит? Может, завтра пойдем? Утром или днем там… - подал робкий голос единорог. – В самом деле…

– Ребят, что вы морды в хвосты попрятали? Айда скорей: быстрее войдем, быстрее вернемся!

Расхрабрившийся пегас скакнул перед друзьями, возбужденно притопывая всеми ногами и взмахивая крыльями. Не столь воодушевленные жеребята переглянулись и разом попятились.

– Давай, Саншайн! У тебя рог может сиять как солнце! Зажжешь – и никто нам не будет страшен! А если какой монстр сунется, Майтихув так его лягнет, что на другой конец леса забросит!

После таких слов песочный жеребёнок слегка взбодрился и даже улыбнулся самодовольно, а вот единорог все еще побаивался. Ему хотелось вернуться домой и провести остаток дня с очередной книгой; и кто дернул за хвост Айсвинда ввязаться в тот спор?!

Не успел он додумать, как пегас подскочил к нему и стал подпихивать сзади.

– Эй! – Саншайн уперся всеми копытами. – Прекрати!

– Да пошли, хватит тут стоять! Сбегаем, найдем сумеречный цветок и по домам! – пегас боднул его в бок. – И тогда те задаваки отстанут от нас!

Единорог некстати вспомнил, что сумеречный цветок рос в прохладных и темных местах, в оврагах, которых рядом с опушкой отродясь не было. И стал сопротивляться еще сильнее.

Пока приятели боролись, Майтихув мелкими шагами направился к лесу; вблизи, при свете дня чаща не выглядела такой уж страшной и непролазной. Нет, в ней царили зеленоватые и прохладные сумерки, даже приятные после дневной жары. Жеребенок остановился у зарослей кустов, в которых едва угадывалось начало узкой тропинки: наверное, чудная Зекора ходила именно здесь. Из любопытства он всмотрелся в полумрак, стараясь не думать, что сейчас на него так же может таращиться некто хищный и голодный.

Позади Айсвинд с пыхтеньем дотолкал единорога, и теперь все трое готовились вступить под жутковатую сень Дикого леса.

– Идём! – пегас встал на дыбы и звучно стукнул копытами по ближайшему стволу.

– Ну кто там еще?! – раздраженно фыркнуло дерево.

…Строенный вопль едва не снес Рейнбоу Дэш с облачка. Вскинувшись, она успела заметить вдалеке три убегающих фигурки, в доли мгновения скрывшихся из виду.

– Совсем малышня свихнулась…

После утренней тренировки с Вандерболтами тело голубой пегаски переполняла приятная усталость. Да что там! Раньше бывало, что и за месяц она не летала столько же, сколько теперь за несколько дней! Командир гоняла их до того, что даже перья начинали гудеть от усталости, а по вечерам вдобавок устраивала мастер-классы для всех желающих.

Вполне весомые причины, чтобы днем «придавить» облачко на пару-тройку часов. Вот только, пока Дэш спала, её импровизированная кровать плавно долетела до Дикого леса, где какой-то ненормальный молодняк решил подубасить деревья.

Недовольно ворча, она зацепила облачную перину за ближайшую крону и уже устраивалась поудобнее, когда внизу забормотали.

– Я слышала рядом крик, похожий на страха писк. Кто пугает жеребят? А ну покажись мне, враг!

«Зекора», – с мрачной мордой Дэш выглянула из-за края «постели».

Настороженная зебра осматривалась и даже принюхивалась, но не догадывалась посмотреть наверх. Можно было для приличия спуститься и поприветствовать давнюю знакомую, но… Махнув крылом, пегаска свернулась клубочком, в надежде, что уж теперь-то ей удастся выспаться. Вскоре бормотание и впрямь стихло, сменившись убаюкивающим шелестом листвы.

– …Ну что, еще не потеряла перья со страха?!

– Свои не растеряй, грифон ощипанный!

Двое задир смотрели на нее по-разному: если шоколадного цвета пегас откровенно злился и фыркал, то его приятель был спокойнее и сосредоточеннее. На крупе у него уже красовалась кьютимарка, и он старался вести себя с достоинством, как взрослый.

И всё-таки Дэш он казался противным.

Она кинула взгляд на смущенно потупившуюся неподалеку Флаттершай; её неожиданная подруга радостно помахала крылышком в ответ и покрепче сжала стартовый флажок во рту. Никудышная летунья, но эти жеребята не имели права издеваться над ней!

– Хей, парни, да я финиширую раньше, чем вы до первого кольца долетите!

– Смотри не промахнись, чучело! – тут же выпалил нетерпеливый задира и встопорщил крылья, готовый взлететь хоть сию секунду.

– Готовься продуть, Рэйнбоу Крэш, – последнее слово второй пегас выделил с ухмылкой: весь Клаудсдейл знал, что пони с радужной гривой могла устроить аварию и переполох на пустом месте.

От досады Дэш стиснула зубы и уставилась вперед, на трассу. Для непосвященных облачные кольца были расставлены в полном беспорядке, но уроженцы небесного города ясно видели сложную, извилистую дорогу…

Время для перепалки закончилось: пегасы напряглись, ожидая сигнала.

Оробевшая под их взглядами желтая кобылка торопливо махнула флажком.

Раз!

Летуны сорвались с места, вздыбив облака вокруг, в считанные мгновения пронеслись через первое кольцо, второе, дюжину!

Противники и впрямь оказались хороши. Оба висели на хвосте Дэш, не отставая ни на корпус. Она мчалась изо всех сил, позабыв обо всем на свете, и успевала только следить за трассой. Быстрее, надо ещё быстрее!

Она должна победить!

Очередной поворот – и пике! Ветер плетьми хлестанул по мордочке, по напрягшемуся телу. Прищурившись, Дэш видела, как стремительно приближается земля, а с ней и новое кольцо. Пегаска вытянулась в струну, ускоряясь до невообразимого предела. Воздух перед ней натянулся тонкой и невероятно прочной пленкой.

Чуть-чуть, совсем немного…

Бах!

– Хувстрайк! – с радостным воплем Дэш сверзилась в крону дерева. Очнувшись, она вперилась в небо, но вместо радужной волны увидела фиолетовое сияние.

– Э, какого копыта?.. – осекшись, пегаска встряхнулась и стала поспешно выпутываться из ветвей.

То был всего лишь сон, но тогда что же творилось наверху?!

Не успела Дэш приподняться, как снова загрохотало, полыхнуло фиолетовым, заставив её на миг зажмуриться.

А потом кто-то истошно закричал.

Невесть откуда взявшийся пегас камнем падал с неба: то ли странная гроза оглушила его, то ли он попросту перепугался и «потерял крыло». Дэш еще додумывала, а подстегнутое тренировками тело уже действовало: вырвавшись и оставив в ветвях половину перьев, она помчалась навстречу.

Мысленно костеря неумеху, Дэш в несколько секунд нагнала его – и едва увернулась, когда он вдруг распахнул крылья. На мгновение его тело окуталось уже знакомым фиолетовым сиянием; вмиг налетевший ветер отшвырнул пегасов в разные стороны. И все ругательства застряли в горле голубой пони, когда она разглядела в бедолаге…

– Твайлайт!

Поднявшийся ураган играючи трепал и кидал аликорна, которая непрерывно визжала и махала крыльями так, словно получила их только вчера. Как Дэш ни пыталась приблизиться и подхватить её, всякий раз заканчивался провалом. Наконец, пегаска изловчилась и коршуном рухнула на подругу, крепко обхватив всеми ногами и прижав к себе.

– Да успокойся ты!

Подействовал ли окрик, или же Твайлайт вконец обессилила, но она замолчала и обмякла, повиснув в хватке. И едва сознание милосердно покинуло её, зарождавшаяся буря стихла как по волшебству.

А для Дэш худшее только начиналось.

Взвыв от натуги, пегаска до боли забила крыльями, пытаясь удержаться на лету и не кувыркнуться вместе с подругой. До земли оставалось немного, и приближалась она слишком быстро для мягкой посадки; Дэш уже и вовсе думала, как бы сесть, а не грохнуться со всего маху.

Верхушки крон Дикого леса покачивались совсем рядом, когда пегаска наконец-то решилась на отчаянный поступок. С похолодевшим сердцем она напряглась и швырнула Твайлайт на ближние деревья. Тело аликорна плюхнулось в густую листву и с треском веток скрылось в ней. В тот же миг Дэш метнулась следом, с каждой секундой все сильнее сходя с ума.

Происходящее напоминало кошмар, нежели явь. Но боль, с которой ветви стегали по телу пони, была самой что ни на есть настоящей.

Бесчувственная Твайлайт лежала ничком на земле, неестественно подогнув крылья. Торопливо опустившись, пегаска бросилась к ней и замерла, опасаясь навредить еще больше. Затем осторожно дотронулась мордочкой до ее щеки и легонько потормошила.

– Эй, Твай! Ну, очнись! Эй!

И сама чуть не лишилась сознания от радости и облегчения, когда Твайлайт пошевелилась и еле слышно застонала.

– Фууух, Твай!

Веки аликорна дрогнули и приподнялись, и Дэш поспешила отодвинуться. Медленно израненная пони подогнула ноги, дернула крыльями и тут же скривила мордочку от боли, заскулила тихонько.

– Э, подруга! – пегаска бережно дотронулась и прижала копытом кончики сиреневых перьев. – Не шевелись! Ты себе махалки как следует поломала…

– Ааааа… – эхом отозвалась, вернее – прохрипела Твайлайт. Внезапно широко распахнула глаза и испуганно уставилась на отшатнувшуюся Дэш. Не успела та спросить, в чём дело, как аликорн заорала от ужаса, извиваясь всем телом и пытаясь отодвинуться.

<center>***</center>

– По-моему, она стояла где-то здесь… в прошлый раз, - задумчиво осмотрев книжные полки, Старлайт наугад выудила один из томиков и, взглянув на обложку, сразу же отложила. – Или вот здесь?..

Её рог непрерывно светился, книги одна за другой покидали свои места и тут же отлетали в стороны, где Спайк едва успевал их подхватывать.

– Да как она их вообще расставляет?! – в сердцах воскликнула пони, разом швырнув за спину стопку, и тут же испуганно поджала уши от грохота. – Ой, извини…

– Я в порядке, – досадливо пыхтя, дракончик выбрался из-под груды книг. – Может, ты скажешь, что именно ищешь?

– Я… я не помню, – смущенно потупившись, Старлайт неуверенно осмотрела библиотеку. – Помню, что это была книга с лиловой обложкой… и стояла где-то здесь. Я видела её всего лишь раз и мельком… и там было одно весьма интересное заклинание, которое делало… что-то.

Спайк обречённо оглядел оставшиеся нетронутыми шкафы и содрогнулся: иногда Старлайт до ужаса напоминала Твай. Вот как сейчас, или когда засиживалась в библиотеке до глубокой ночи и засыпала мордочкой в книгу; тогда умудренный жизнью дракончик осторожно укрывал единорожку одеялом и гасил свет.

– Может, тебе стоит подождать возвращения Твай? – предложил без особой уверенности. – Думаю, уж она точно подскажет, где и что искать.

Старлайт представила, как подруга сначала вдохновенно переберёт все книги в поисках нужной, затем окинет их задумчивым взглядом, быстро перерастающим в маниакальный, и объявит…

– Выходные сортировки и учёта, – переглянувшись, хором произнесли кобылка и дракончик: мысли у них текли в одном и том же направлении.

– Давай все-таки сами поищем, – продолжила единорожка.

– Назови ещё хоть какую-нибудь примету!

– Не знаю… – Старлайт тоскливо глянула на длинные ряды разномастных переплетов и перенесла левитацией первую попавшуюся на глаза книгу, открыла примерно посередине. «…в зависимости от приложенной к заклинанию силе может меняться масштаб побочных эффектов…» – не дочитав, она сунула подвернувшийся учебник обратно и плюхнулась на пол, разом подогнув все ноги.

– И как Твайлайт не свихнулась, запоминая всё это, - пробормотала, прикидывая, стоит ли то неведомое заклинание дальнейших поисков, или же будет лучше прихватить с собой Спайка и пойти в «Сахарный уголок». А может, навестить Трикси?

– У неё реально мозг на этом повёрнут, – важно покивал дракончик, наводя некое подобие порядка.

С грохотом и лязгом распахнулось библиотечное окно, и в зал ворвался голубой всполох. Не успела Старлайт удивленно повернуться, как рядом уже стояла тяжело дышащая, встрепанная Дэш.

– Ребята… – пегаска выглядела откровенно перепуганной. – Помогите… Твайлайт сошла с ума!


Глава 1. Пробуждение

Был ранний вечер. Поезд полным ходом ехал по низкой насыпи, а вокруг до самого горизонта простирались луга. То и дело невдалеке от путей появлялись и оставались позади разномастные домики – так быстро, что и не разобрать, жил ли в них кто-нибудь. Иногда мимо проносились полустанки, но неведомый машинист даже не думал останавливаться.

В какой-то миг поезд ощутимо тряхнуло, и заворожено смотревшая в окно Твайлайт встрепенулась.

– Эй, девочки… – оглянувшись, она растерянно умолкла: вагон пустовал.

– Девочки? Спайк? – позвала снова, вставая и осматриваясь. Даже заглянула под скамьи: с Пинки сталось бы уговорить всех на очередной розыгрыш. Но здесь и впрямь никого не было – как и сумок, забытых вещей… да хотя бы скомканных и выброшенных бумажек! Вагон сиял чистотой, словно его пригнали специально для одной особы.

– Да что вообще происходит? – пробормотала, чувствуя подступающий страх. Только сейчас она вдруг поняла, что совершенно не помнит, как здесь оказалась и куда вообще едет. Все воспоминания до последних минут подернулись пеленой: вроде на месте были, и в то же время казались сном, который пытаешься удержать в голове поутру.

Ей пришла идея сходить в соседние вагоны и найти проводника, ещё одного пассажира, да хоть кого-нибудь, кто мог бы объяснить. Твайлайт метнулась в конец вагона, попробовала открыть дверь в тамбур – заперто! С другой стороны – то же самое. Тогда она попыталась хотя бы приоткрыть окно – и к её радости створка поддалась. Снаружи пахнуло пряным ароматом луговых трав, что успокоило уже начинавшую паниковать Твайлайт. Ничего страшного с ней не случалось, поезд по-прежнему ехал себе…

Она решила подождать. В конце концов, поезда не ездят сами по себе и рано или поздно останавливаются где-нибудь.

Вернувшись на свое место, Твайлайт поискала поблизости книгу, но не нашла и окончательно уверилась в необычности происходящего. Просто не могло быть, чтобы она не взяла с собой что-нибудь почитать в дорогу.

Ей оставалось только вытянуться на скамье и расслабиться. Заходящее солнце наискось перечерчивало вагон рыжими полосами, все вокруг мягко подрагивало и постукивало. «Только бы не проспать остановку», – подумала прежде, чем провалилась в дрему.

Твайлайт понесло по волнам смутных, сбивчивых сновидений. Знакомые и друзья, смеющиеся, улыбающиеся, веселящиеся; всех она видела будто сквозь толстое стекло – как бы ей ни хотелось оказаться вместе с ними. Почему ей нельзя?

Неприятное, давно забытое ощущение одиночества накатило на неё; или оно никуда не девалось, просто таилось глубоко? Твайлайт проснулась с похолодевшим сердцем и обнаружила, что за окнами уже воцарилась непроглядная ночь; по всему вагону зажглись неяркие лампы – но никто так и не пришел. «Девочки…» – позвала негромко и безнадежно, а потом опустила голову и снова заснула.

Новая вереница снов – и вновь неприятные ощущения, что её забыли, бросили. В свое время она сделала то, что должна была, её похвалили, даже наградили, а затем отставили в сторону, напоследок дав неясную миссию. «Мы верим в тебя», «Ты сможешь», «Удачи!» - всё это было лишь обычными словами, за которыми скрывалось… что?

Ещё несколько раз Твайлайт просыпалась и засыпала. И с каждым разом мрак сгущался вокруг неё все сильнее, пока не поглотил без остатка. Сердце её похолодело настолько, что замерзло и превратило нутро в ледяную пещеру.

А потом всё закончилось.

Здесь было темно и тихо.

Твайлайт не знала, как долго лежала вот так – и не хотела знать. Непривычное желание оставаться в неведении охватывало её, помогало расслабиться и плыть по волнам сновидений. А в редкие мгновения пробуждения она просто не вылезала из уютной темноты под одеялом.

Порой снаружи раздавались голоса, кто-то дотрагивался до неё, но Твайлайт ещё не хотела покидать своего убежища и сжималась в комочек. И о чудо, её тут же оставляли в покое.

Только спустя бесчисленное множество снов пришла мысль, что пора просыпаться. Пришла внезапно – и заставила очнуться.

На прикроватной тумбочке горел ночник: единственное, что освещало сейчас вытянутую комнату. Повернув голову, Твайлайт увидела пустые койки, отделённые занавесками. Больничная палата?

Она медленно приподнялась, чтобы получше рассмотреть всё… и судорожно вздохнула. В кресле напротив спала пони. Голубого цвета и с гривой радужных цветов. С крыльями. Свернувшись в клубочек, точно собака.

Твайлайт отшатнулась, но в следующий миг пришло узнавание.

– Дэш, - позвала негромко, в упор глядя на пегаску. Подруга вздохнула, заворочалась, из-под её копыта выпала и с негромким стуком свалилась на пол книга. Прищурившись, Твайлайт различила надпись «Дэринг Ду и Последние из Мглистых гор».

«Интересно, а как пони вообще читают? – вдруг подумалось ей. – С единорогами всё понятно, но как другие переворачивают страницы?»

Любопытство заставило Твайлайт присмотреться к книге. На вид страницы были самыми обычными, предназначенным совсем не для перелистывания копытами, а… а чем? Чем вообще переворачивают страницы?

Озадаченная кобылка взглянула на свои передние ноги, неуверенно постучала ими друг о дружку. На вид всё было как обычно, и в то же время ощущение чуждости сковало её.

– Твай? – раздалось сбоку. Увлекшаяся неожиданной загадкой Твайлайт только сейчас заметила, что Дэш уже не спит, а настороженно присматривается к ней.

– Дэши? Я… что… – дернувшись, Твайлайт охнула от вспыхнувшей в спине дикой боли, согнувшись и уткнувшись носом в одеяло. Тут же раздались торопливые шаги, и пегаска крепко прижалась мордой к её шее, обхватила крыльями и помогла улечься на бок.

– Ух, слава Селестии, ты пришла в себя!

– Я…. Мммм…. – Твайлайт старалась дышать медленно и не шевелиться. – Кажется, я просыпалась и до этого… нет? Что вообще случилось?

– Ты не помнишь? – пегаска присела перед ней, озабоченно заглядывая в глаза. – Совсем ничего?

– Иначе бы не спросила, – наконец-то вздохнув с облегчением, Твайлайт осторожно вытянулась, устроив голову на подушке, а затем умоляюще глянула на подругу. – Я правда не помню толком. Вроде, я отправилась куда-то по важному делу…

– Ага. Спайк сказал, что ты получила письмо от Селестии и сразу же рванула куда-то, никого не предупредив.

– А потом… потом…

– А потом ты откуда-то взялась в небе над Диким лесом и так навернулась, что никого не узнавала, – продолжила Дэш. – Еще и махалки свои поломала, что врач аж по кусочкам их собирал. Месяца два повязки носить будешь.

Твайлайт торопливо оглянулась через плечо и увидела туго спеленатые и привязанные к телу бугры. Не верилось, что под ними прятались большие, прекрасные крылья; кобылка попыталась шевельнуть ими, но не смогла: то ли мешали повязки, то ли… просто не понимала, как.

– ...Ну и всю последнюю неделю спала и плакала, – докончила пегаска. – Мы с девчонками договорились, что будем дежурить. Я поспорила, что ты именно в мою смену очнешься, – задорно подмигнула и снова обняла кобылку. – Я выиграла!

– Я плакала? – голос Твайлайт дрогнул, хотя она и улыбнулась невольно. – Наверное, утомила тут всех…

– Э, ты перестань, – фыркнув, Дэш на пару секунд отошла в сторону и принесла в зубах ту самую книгу, уронила поверх одеяла. – На, я тут тебе почитать принесла. Прям как ты мне в прошлый раз, помнишь?

– Ну… да…

И с первой, и со второй попытки копыта лишь бессильно скользнули по гладкой обложке. И потом тоже; и всё это под недоумевающим взглядом пегаски. Отчаявшись, Твайлайт просто со злостью пихнула ненавистный томик – и внезапно он поддался и раскрылся вслед за движением копыта.

– Пожалуй, завтра утром прочту, – смущенно фыркнула кобылка, уже осторожно отодвигая книгу. – Сейчас темно слишком.

– Хорошо, – Дэш кивнула, с сочувствием смотря на её беспомощность. – Ночь на дворе и всё такое. Лучше уж ещё поспать…

– Да… – Твайлайт зевнула и смежила веки, чувствуя, как усталость навалилась на неё снова. Но снова погрузиться в тот уютный мир снов не получилось: на память пришли недавние слова пегаски.

– Дэш! – позвала, поспешив открыть глаза.

– Да, Твай? – голубая пони остановилась на полпути к креслу и обернулась; Твайлайт же вмиг оробела и даже оглянулась, не смотрит ли кто еще? Но они и впрямь были одни в комнате.

– Ты… можешь… поспать со мной? – кобылка уставилась на прижатые друг к другу кончики копыт

– Твай… – голос нахальной, самоуверенной, крутой Дэш стал в этот миг необычно нежным. Не успела Твайлайт отказаться и обратить все в шутку, как пегаска уже стояла рядом и откидывала одеяло. Миг – и кровать скрипнула под весом двух пони. Могучим крылом Дэш обняла подругу, лбом прижалась к её лбу и улыбнулась.

– Держи крылья по ветру, и прорвемся, – она пошарила по столику и выключила ночник. Все вокруг погрузилось в темноту, но теперь Твайлайт была в ней не одна. Ей вновь стало тепло и уютно; а мерное дыхание пегаски усыпило её лучше всякой колыбельной.

…Пробуждение было внезапным: открыв глаза, Твайлайт приподнялась и испуганно заозиралась; ей померещилось, что ещё мгновение назад кто-то стоял возле кровати. Но лунный свет заливал пустую палату. Дэш тихо посапывала рядом, только нахмурилась сквозь сон от толчка. На миг Твайлайт захотела забиться под её крыло, точно боязливый жеребёнок, и убедить себя, что всё в порядке.

Но всё было как раз наоборот.

Ещё не понимая толком, в чём дело, кобылка осторожно отодвинула крыло подруги и выбралась из кровати. Прохлада кафельного пола заставила её поёжиться; стараясь не думать о том, чтобы юркнуть обратно под одеяло, Твайлайт осторожно двинулась к выходу. Позади пегаска громко всхрапнула и перевернулась, но так и не проснулась.

Выйдя из палаты, Твайлайт очутилась в небольшом холле, посреди которого возвышалась стойка. Там дремал пони в медицинском халате; поколебавшись, Твайлайт решила не беспокоить его. Вряд ли он мог бы помочь ей, разве что дал бы снотворного. И потому тихонько прошла мимо, двинувшись дальше по коридору.

Еле слышно цокали копыта по полу, и звук этот напоминал тиканье часов. Тик-цок, тик-цок. Вскоре Твайлайт поймала себя, что старательно вышагивает ритм, будто и впрямь отмеряет время. Слабо усмехнулась – и как раз в этот момент достигла конца коридора. Единственная дверь здесь вела на узкую лестницу. Наверх – палаты, вниз – технический этаж. И опять-таки кобылка подумала, что наверху ей делать нечего, а вот внизу…

На ходу придумав, что в случае чего скажет, будто искала туалет, Твайлайт пошла вниз. Её вело любопытство и некое смутное ощущение.

Внизу она вышла в похожий коридор, разве что здесь было темнее: лампы горели через одну. Медленно кобылка двинулась, посматривая по сторонам. Бойлерная, прачечная, кладовка, кладовка, несколько безымянных створок. Толкнув одну из них и заглянув внутрь, Твайлайт увидела комнату с койками без белья. Запасная палата или просто склад?

Она шла дальше – пока не поравнялась с настежь распахнутыми двустворчатыми дверьми, ведущими в странную комнату: пол здесь был устелен мягкими матами, тут и там стояли козлы, с потолка свисали веревки.

А еще здесь горел свет.

Заглянув чуть дальше, Твайлайт испуганно замерла при виде стоящего спиной к ней пони. Он же немедленно развернулся к ней, на его морде появилось озадаченное выражение.

– Извините, – еле слышно пролепетала кобылка, попятившись. – Я тут просто…

Но пони ничего не ответил, только кивнул и улыбнулся, а потом мотнул головой, точно подзывал к себе.

– Извините, я… - на всякий случай решив не злить его, Твайлайт медленно приблизилась и остановилась в пару шагов от него. Доктор – или кто это был? – по-прежнему молча осмотрел её и чуть нахмурился при виде замотанных крыльев, с сомнением покосился на ноги. Отошёл в сторону и словно бы задумался о чем-то на мгновение, а затем вдруг подошел к ней вплотную – и не успела Твайлайт отшатнуться, как громко выдохнул ей в ухо:

– Еще рано…

Слова зазвенели в ее голове, заставив кобылку зажмуриться и съежиться…

…а в следующий миг поняла, что лежит в кровати.

Уже занимался рассвет, и палату заливал мягкий золотистый свет. Оглушенная, ничего не понимающая Твалайт вытаращилась на окно, за котором виднелось розовеющее небо, а затем бессильно уронила голову обратно на подушку. Тут же Дэш сонно приоткрыла глаза, на миг глянула на неё, потом на окно – и обняла копытами за шею, прижав головой к своей груди.

– Спи, рано ещё, – услышала Твалайт тихий шепот. И странное дело, в мгновение ока успокоилась и доверчиво прижалась к пегаске, чтобы снова провалиться в сон.

***

– Ну как она? Что врач говорит? Можно пройти к ней? – вопросы сыпались из Эпплджэк, как яблоки из дырявой корзины. Одновременно она пыталась обойти Дэш, преградившую путь в палату, и пегаске приходилось уже разве что не ногами отпихивать её.

– Да успокойся ты! – не выдержав, она хлестанула крыльями, с вызовом глянув на рыжую пони. – Всё с ней хорошо! Просто дай ей спокойно позавтракать.

– А что такого-то? – удивилась Эпплджэк и кивнула на седельные сумки. – Я тут как раз пожевать принесла: уж точно получше здешних харчей. Вместе и поедим, на всех хватит.

– Понимаешь, – пегаска замялась. – Тут появились кое-какие сложности…

…Уже добрых полчаса Твайлайт пристально смотрела на миску с салатом, тыкала в неё копытом так и эдак – и не могла поднять. С раннего утра она тренировалась на мелких предметах, но «копытное» притяжение срабатывало через раз и было таким слабым, что едва утягивало лист бумаги. Хотя в памяти издевкой висел образ, как она сидела в некой комнате и преспокойно держала чашку чая.

Что самое ужасное, всё это происходило на глазах у обеспокоенной Дэш, которая хотела помочь хоть как-нибудь. В один момент не выдержала и предложила покормить её, но Твайлайт наотрез отказалась и упрямо продолжила попытки овладеть треклятой посудой. Наконец, ей удалось обхватить и поднять миску обеими ногами, наклониться… и со всего маху кобылка ткнулась мордочкой в салат. Растерянно отодвинулась, чувствуя, как к щеке прилип кружочек огурца.

– Эмм… ты не могла бы оставить меня одну? – отвернувшись, сдавленным голосом попросила вконец ошалевшую пегаску.

– Твай, ты…

– Просто уйди!..

В спину уходящей Дэш донесся тихий всхлип...

Эпплджэк слушала с открытым ртом, а под конец только и смогла спросить:

– А почему она не воспользуется магией?

– Ты знаешь, – Дэш понизила голос и обернулась на закрытую дверь, – когда я спросила у неё, она как-то странно ответила. Вроде как помнит, но не понимает, как ею пользоваться!

– Что за протухшее сено? – земная пони тряхнула головой. – Что-то я тоже не понимаю… ничего вообще!

– Да я тоже, – пегаска передернула крыльями. – Я ж не магиня, в конце концов.

Ненадолго обе кобылки замолчали, а потом Эпплджэк неуверенно спросила:

– Слуш, может зайдем все-таки?

– Ну…

– А если что, то извинимся.

Дэш и самой было неудобно оставлять подругу в одиночестве, и нашедшийся повод пришелся как нельзя кстати. Она кивнула рыжей кобылке, и обе одновременно толкнули дверь.

Наклонившись над стоявшей на столике миской, Твайлайт ела как собака, выхватывая зубами кусочки овощей, и успела уже как следует перепачкать мордашку. Сыто облизнувшись, она подняла голову – и испуганно уставилась на замерших пони. Дэш заметила на её щеках подсохшие дорожки.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Мирдал «Краденый сон», Хеллфайр «Большое Приключение Оливии Моунвилл», Хеллфайр «Возвращение короля (2017)»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален