Furtails
Ganlok Blackmane
«Ад на дороге - Поисковики»
#NO YIFF #разные виды #милитари #постапокалипсис
Своя цветовая тема

- Вась, отметь - седьмой километр от триста восьмой заправки, следы боя, - полностью белый волк с голубыми глазами, совмещавший функции водителя и командира группы поиска, остановил джип у обочины.

- Готово, - хорек, в дороге выполняющий функции штурмана, быстро сделал пометку на потрепанной карте и сделал запись в журнале. - Николай, пойдешь проверять?

- Естественно. Шура, пошли, - толкнув задремавшего рыся, волк вышел из машины, прихватив с собой бинокль, журнал с ручкой и небольшой чемоданчик.

Джипы поисковиков - пожалуй, единственная техника на дороге, которую не трогают даже бандиты. Эти звери, ищущие следы битв, а вместе с ними и сведения о пропавших без вести команд, не возили с собой ничего ценного. Ни денег, ни товара, даже оружия, и того не было. Повезет, если хоть один из группы будет вооружен каким-нибудь стареньким Макаровым для защиты от зверья.

Поисковики вели специальные базы данных в каждом крупном городе, в которых можно было совершенно бесплатно узнать, не нашли ли останки той или иной группы. У многих возникал закономерный вопрос - а на что вообще эти поисковики живут? Как зарабатывают деньги? Откуда у них топливо, запчасти к машинам?

Не было секретом, что часть городов из своего бюджета поддерживают свои филиалы Поиска, но остальные зарабатывают каждый как умеет. Например, полярный волк Николай любил мастерить в свободное время различные безделушки из найденного мусора, вполне успешно продавая их всем встречным. Не шибко прибыльное дело, но и без куска хлеба не останешься.

- Так, следы шин, - волк присел на корточки. - Легковушные... и лысые.

- Тут еще пара, такие же, - рысь изучал противоположную сторону дороги.

- Два болида, скорее всего в плохом состоянии. Бандиты, - Николай пошел дальше по дороге и остановился. В асфальте обнаружилась довольно крупная выбоина. - Отчаявшиеся. Калибр внушительный.

- 14.5мм, с такими монстрами одиночные дальнобойщики любят ездить.

- Каймов? - озвучил волк первое вспомнившееся имя.

- Нет, того под Морским видели в последний раз. Вряд ли он за сутки бы смог на тыщу километров свинтить, тем более говорили, что он в Горгород поехал.

- Понятно, - волк пробежался взглядом по участку полотна и присвистнул. - Смотри, какая цепь от очереди.

- Еще одно очко не в пользу Каймова, у того спарка КПВТ, а тут - явно одно тело.

- Ага. Ладно, пошли дальше, - Николай махнул сидящему на месте водителя хорьку, чтобы тот поехал за ними, а сам пошел по обочине. Александр пошел по противоположной части дороги.

Повсюду было видно следы яростной перестрелки. Валялись гильзы, как от стандартных 7.62х54, так и внушительные 12.7х108 и 14.5х114мм. Но самой неожиданной находкой стала просто чудовищных размеров гильза. Это была поистине монструозная пятнадцатисантиметровая бутылка. Заметив замешательство волка, к нему подошел рысь.

- 23х152мм... с таким стволом только Волкодав ездил, он его в спарке с КПВТ возил.

- Это что за чудовище такое было?

- Насколько я помню, он нашел ЗУ-23-2 в относительно рабочем состоянии. Там что-то было не так с автоматикой, не стреляла со второго ствола. Ну Волкодав и отнес его знакомому оружейнику, чтоб тот ее распилил на две части, и рабочей скорострельность занизил. После чего себе поставил.

- Занизил? Не повысил?

- Тыща выстрелов в минуту, при таком-то калибре. Такого даже "заслон" не переживет. К слову, вон там болид, - Шура махнул рукой в сторону правого кювета дальше по дороге.

Да, легковушка и так явно была в плохом состоянии, а теперь... она была просто изорвана в клочья, кровь запеклась и протухла, так что смердело от машины просто чудовищно. Поморщившись от вони, Николай пошел к машине, доставать одноразовую защитную одежду. Ему предстояло копаться в гниющей плоти в поисках вещей, по которым можно идентифицировать бандитов-неудачников.

Шура в это время продолжал идти по дороге, изучая следы. Болид явно вихлял по дороге, но это бы его не спасло - КамАЗ Волкодава мог дать прикурить и целой банде, а тут всего парочка легковушек. Что-то тут было не чисто. Это ощущение усилилось, когда рысь наткнулся на металлические обломки.

Это была искореженная бронеплита. Некоторые команды обвешивают машины дополнительной броней, которая может отвалиться в перестрелке. Иногда такой вот плитой может и преследователя вывести из строя, они довольно тяжелые.

Александр поскреб когтями затылок, дернул ушами. Короткий хвост беспокойно метался из стороны в сторону. В голове рыся никак не укладывались два факта - два болида и оторвавшаяся, избитая попаданиями бронеплита толщиной восемь миллиметров. Подойдя к ней, Шура и вовсе еле сдержал удивленный мявк - дыры свидетельствовали об обстреле весьма крупным калибром. Очень крупным, вполне составляющим конкуренцию бывшей зенитке.

Но следов от шин не было. Это могло значить только одно - неизвестный нападавший был настолько уверен в прочности своей брони, что просто не пытался увернуться от обстрела. Следов от гусениц тоже не было, значит, это был не танк. Гильз не было тоже. Зато были два болида, причем второго поблизости явно не было.

Собравшись вместе, поисковики молча сели в джип и поехали дальше. Николай держал скорость около десяти километров в час, хорек изучал найденные волком вещи, часто сверяясь с одним из многочисленных журналов - он искал совпадения. Александр молча вертел в руке гильзу от 23-мм патрона.

- Нет такого в журналах, в город ехать надо, - Василий вздохнул и принялся убираться. Большая часть джипа была забита его вещами.

- Сначала найдем второй болид, - произнес Шура. - Я ни за что не поверю, что стрелки Волкодава оставили его целым.

Но ему пришлось поверить. Потому что через шесть километров от разбитого болида был обнаружен стоящий на обочине КамАЗ Волкодава.

Сам грузовик был столь сильно поврежден, что удивительно, как он не свалился в кювет или не взорвался. Навесные плиты держались на честном слове, основная броня была продырявлена во множестве мест. Но самым необычным и пугающим была огромная дыра в борту кабины, сквозная. Передней оси не было, равно как и двигателя - похоже, их просто вынесло попаданием.

- Бл..ь, - коротко выразил свои эмоции Ник, остальные были с ним согласны.

- Сплошной пушечный снаряд, - уверенно определил характер пробоины Шура. - Я видел, как такими по капотным машинам стреляли, с борта в двигатель. Считается ювелирной работой, так как полностью обездвиживает машину, лишает питания турели и не трогает груз.


- Ладно, выходим. Надо освидетельствовать гибель экипажа, - Николай дернул ручку двери. В том, что все члены команды Волкодава мертвы, он не сомневался.

На то, чтобы убедиться в гибели экипажа, потребовалось десять минут. Обе двери кабины были распахнуты, и было видно тела водителя и переднего стрелка - им досталось по пуле в голову. В кузове вполне ожидаемо не было товара, и лежало еще один труп - сам Волкодав. Судя по всему, он умер еще до того, как в грузовик выстрелили из пушки. Вася заметил еще одну странность - пулевые отверстия в бортах кузова не были сквозными, рисунки очередей не совпадали. Так же не было царапин или вмятин от потерявших энергию, но все еще летящих пуль, а это значит, что все пули задержал груз. На полу были видны царапины. Следовательно - Волкодав вез что-то очень дорогое, раз это что-то перевозили в бронированных контейнерах.

- Хм, - Николай, обыскивая Волкодава, нашел немного подпорченную кровью записную книжку. Полистав ее, волк понял, что это - список заказов. Огромный пес был тем еще педантом, скрупулезно записывая все мелочи. Что интересно, кроме этой книжки, найденной в потайном кармане, у пса не осталось никаких личных вещей. Даже металлический жетон с группой крови, и тот сорвали, оставив лишь кусок цепочки, запутавшийся в шерсти.

Выйдя на свежий воздух и сбросив защитную одежду, волк отдышался, пофыркал и нашел в книжке последнюю запись.

...пункт назначения - Горгород. Шахтерское оборудование, контейнер 2х500кг, объявленная ценность 25.000/ед...

- Личных вещей не нашел, - рысь подошел к волку, сбрасывая перчатки. - Обобрали до нитки.

- Аналогично, только вот, журнал заказов нашел.

- Пункт?

- Горгород.

- Дня три-четыре прошло, между прочим, - Вася повел носом, поморщился, чуть оскалившись.

- Дорога популярностью не пользуется, она же объездная. Вот Волкодав по ней и пошел, надеялся обойти главные точки засад, - Николай покачал головой и пошел к джипу. - Поехали, тут нам нечего делать.

Поисковики направились к Штейн-граду, ближайшему крупному городу. Им необходимо было внести запись о гибели всей команды Волкодава, а так же сдать в хранилище найденные личные вещи бандитов. Глядишь, однажды и выяснится, кто это был.

По пути никто так и не встретился, что совершенно не удивительно. На всю дорогу было всего две заправки, триста восьмая и триста седьмая. Причиной столь низкой популярности дороги между Центро и Штейн-градом была в том, что в отличие от основной дороги, эта делала гигантский крюк на запад. Изучавший древние карты Вася сказал, что эта дорога проходила очень близко от Ханты-Мансийска, хотя и совершенно непонятно, почему - там даже руин не осталось, все растащили.

Много-много часов спустя, вымотавшийся от долгой дороги Николай пошел в филиал Поиска, писать отчет, ну и сдать личные вещи бандитов. Хорек и рысь сразу направились в гостиницу. И если Василий просто хотел поспать в нормальной кровати, то Александр собирался сходить в местный бар. И отнюдь не для того, чтобы промочить горло.

- Мне нужна информация, - рысь подсел за стол к коту, что задумчиво выцарапывал что-то когтем на дощечке.

- На тему? - зверь весь подобрался и навострил уши, отложив дощечку и принявшись подергивать вибриссы. Саша достал кошелек и положил его на столешницу, чуть придавив когтем.

- Группировки бандитов, имеющие на вооружении пушки калибром от семидесяти шести миллиметров.

- Так, - кот нахмурился и наклонился вперед, сложив руки на столешнице. - Уточни.

- Сплошные снаряды, точная стрельба...

- Вышибленный двигатель.

Рысь коротко кивнул, с трудом удерживаясь от желания начать царапать стол.

- Три, - информатор постучал когтем по столу. Саша, дернув ухом и чуть оскалившись, выложил из кошелька три пластинки номиналом по тысяче каждая. Торговец смахнул деньги со стола и поманил рыся пальцем.

Тот наклонился и повернул уши вперед.

- Волчья стая, Волки Теней. Недавно понесли тяжелые потери. Им взорвали Стремительный Молот, - глаза Александра округлились.

Стремительный Молот - самый быстрый грузовик типа "заслон" во всей округе. Его скорости было достаточно, чтобы без проблем догонять даже некоторые тяжелые джипы, а на грузовике от него было уйти в принципе невозможно. Одной из особенностей Молота было его вооружение, включавшее в себя вертолетные НУРСы.

- Тем не менее, задачу они выполнили, грузовик с грузом до места назначения не доехал. Пять дней назад они успешно вынесли другой грузовик с подобным грузом, фактически не понеся потерь.

- Почему чуть не провалились во второй раз?

- Кроме Молота не было свободных машин поблизости. Вот и атаковали тем, что есть, - кот подергал вибриссы. Саша чуть заметно поморщился, как можно самого себя дергать за усы? - Сейчас зализывают раны.

- Даю ответную информацию - скорее всего, пять дней назад они вынесли Волкодава.

- Хм, нашли, значит? - торговец вздохнул и опустил уши. -И напоследок - недавняя цель, скорее всего, Каймов.

- Благодарю, - рысь кивнул и встал из-за стола, после чего сразу покинул бар.

Кот некоторое время сидел, сгорбившись, после чего уткнулся мордой в ладони и так и застыл. Больше его никто не трогал.

- Что узнал? - спросил Ник зашедшего к нему в номер рыся.

- Волки Теней, скорее всего. По всем данным подходят.

- Нехорошо... Ладно, наше дело маленькое, - волк достал блокнот и карандаш, и, высунув кончик языка, начал что-то уверенно писать. Саша еще некоторое время простоял в дверях, после чего ушел.


Проснувшись, Василий первым делом достал щетку-пуходерку и направился в ванную. Там он почти полчаса вычесывался, следом - чистил зубы, умывался и вообще приводил себя в порядок. В своей команде он вообще был самым аккуратным и чистоплотным, а так же спокойным и неторопливым, что вызывало своеобразный ступор у окружающих. Хорьки вообще-то были известны своей активностью и легким сумасбродством.

Всю бумажную работу он выполнил еще вчера, перед сном, бумаги и журналы с записями отнес Александр, которому что-то понадобилось в филиале, так что, Вася был предоставлен самому себе. В ближайшие сутки группа поисковиков никуда не поедет, Ник будет мастерить вещички на продажу, Шура... Шура будет как-то иначе деньги добывать. У хорька же проблем с деньгами никогда не было, благодаря вот уже как три года работающей междугородней компьютерной сети. Василий был одним из тех умельцев, что сумели запустить сервер и достаточно компьютеров, чтобы связать все крупные города - изначально это была единая база данных поисковиков - так что, он вполне заслуженно получал зарплату.

Сейчас же архивник - так называли тех из поисковиков, что занимались работой с документами и журналами - просто прогуливался по городу. Ему хотелось развеяться, чуть-чуть отдохнуть от постоянного сидения в окружении бумаги, ну и, чем черт не шутит, завести пару знакомств. Работа поисковика - отнюдь не та, что приносит славу. Временами хорек ощущал себя почтальоном, разносящим похоронки. Хотя, ведь так оно, по сути, и было.

Штейн-град был не самым большим или красивым городом из тех, что видел Василий, но была в нем своя особенность. Это был город-крепость. Не такая, как Горгород, врезанный в горы, нет. Город был защищен высокой и толстой бетонной стеной, прерываемой укрепленными башнями с пушками и пулеметами, прямо перед ней была сформирована линия ДОТов из танковых башен. Когда-то Штейн-град был городом военных, именно поэтому он был настолько сильно укреплен, да и после стену заботливо расширяли, переносили все огневые точки. И всему этому есть вполне логичное объяснение - город расположен на самой короткой дороге до Морского.

За стеной ровными рядами расположились жилые дома, мастерские, несколько рынков, и конечно же разные гостиницы и бары. Город был красив своей строгостью, порядком, но в то же время любого впервые попавшего в Штейн-град заставит паниковать огромное количество пулеметных точек, гнезд снайперов и гранатометчиков, которые никогда не пустовали. Да, последняя крупная война между городами отгремела уже давно, но местные жители вряд ли перестанут платить налог на безопасность. Штейн-град и Горгород - два города-камня, несокрушимые крепости, самые безопасные места во всем Зауралье.

Вася уже давно перестал с удивлением наблюдать за торчащими из каждой укрепленной точки стволами, но все еще продолжал любоваться городом. Здесь не было места украшениям, но свои достопримечательности были, не считая уникальной стены, конечно. Например, трехэтажное здание Главного Штаба, он же местная мэрия - невзрачный параллелепипед с узкими окнами. Все бы ничего, но здание это занимало площадь как пара пятиэтажек, которые еще строили в некоторых городах по старым чертежам. Ну и еще на его крыше расположились несколько батарей 152-мм орудий, и никто до сих пор не знает, чем и как их туда затащили.

Хорек же шел на главную торговую площадь, где разместился рынок под открытым небом. Благодаря хорошей погоде, по всей площади бойко шла торговля. Достав кошелек и пересчитав деньги, Василий тихо фыркнул - не особо и развернуться. Впрочем, этого...

- Ай бл.! - резко дернулся в сторону хорек, почувствовав очень сильную боль в хвосте и тут же вскрикнул от боли еще раз - кончик хвоста все так же остался придавлен к земле чьей-то ногой.

- Извините! - девушка-гепард отшатнулась, прижимая уши, освободив придавленный тяжелой подошвой кончик хвоста.

- Если хорек - так все, под ноги можно не смотреть?! - Василий прижал к груди пострадавшую конечность, другой рукой стирая выступившие от боли слезы.

- Извините, я не ожидала... - вибриссы девушки опустились, а хвост обвился вокруг ноги.

Ощупав кончик хвоста и убедившись, что ничего серьезного не случилось, Василий махнул рукой, опустив уши.

- Никто не ожидает...

После чего архивник продолжил путь к рынку, сопровождаемый взглядом гепарда. Та тяжело вздохнула и направилась следом - ей было чисто по-кошачьи любопытно, откуда у хорька столь длинный - аж по земле волочащийся - хвост, и почему он так вяло отреагировал. Наступи она на ногу любому другому хорьку, как минимум получила бы кучу царапин и укусов. Ну и сам факт, что того совершенно не удивила гепард на территории Зауралья, тоже был интересен. Особенно на фоне постоянно оборачивающихся прохожих.

Василий слежки не заметил, даже если бы знал, что за ним будут следить. Вообще, он в поисковую группу устроился только из-за возможности посещать любые города практически бесплатно. Да и работа у него была связана в основном с бумагой, что его совершенно не напрягало, скорее наоборот. Хорек честно признавался себе, что не выдержит полевой работы, хотя бы из-за того, что его гарантированно вывернет наизнанку. Его и так тошнило каждый раз, когда приходили провонявшие несмотря на защитную одежду гнилью Николай и Александр. Если его от одного только запаха столь воротило, то от вида изрешеченных пулями тел он и вовсе наверняка грохнется в обморок.

Все еще держа кончик хвоста в руках, архивник медленно шел вдоль торгового ряда, изучая выставленные на продажу товары и игнорируя крики торговцев и покупателей. Его интересовали качественные тетради и журналы, а так же ежедневники. В последнее время где-то научились делать качественную плотную белую бумагу, и хорька интересовала цена на хорошую тетрадь из нее.

Точка торговца канцелярскими товарами обнаружилась лишь через полчаса. Пожилой пес в очках неопределенной породы спокойно сидел на стуле за прилавком, аккуратно вырезая что-то из плотного картона. Вася осмотрел лавку и удивленно навострил уши - она была вся украшена красивыми бумажными фигурками. Различные звери, предметы, воздушные узоры, все это заметно украшало и выделяло стандартную торговую точку, являющуюся грубо сколоченным навесом с прилавком. Торговец в это время закончил вырезать деталь и начал ее сгибать по еле видимым линиям.

- Добрый день. Вас что-то интересует? - пес ненадолго оторвался от кропотливого занятия и поднял взгляд, чуть подслеповато щурясь на посетителя.

- Тетради и блокноты белой бумаги, ежедневники, - Василий бегло осмотрел прилавок, но ничего подобного не увидел. Так, низкокачественные тонкие тетради с желтоватыми листами из "грязной", то есть с посторонними примесями, бумаги, да такие же блокноты.

- Не смотрите на прилавок, юный зверь, - пес, не глядя, вытащил откуда-то из под прилавка запакованный в целлофан ежедневник. Хорек удивленно округлил глаза, прижимая уши, и даже выпустив хвост.

Это был докатастрофный ежедневник. Это было видно по неповрежденной упаковке, материалу обложки, общему виду. Размером ежедневник был формата А5, темно-синего цвета с застежкой на кнопке, и даже имел вшитую ленту-закладку.

- Цену, - хорек сунул руку в карман, готовясь выложить все до последней монеты за такое чудо.

- Десять тысяч.

Василий почувствовал, как мех встает дыбом, а хвост сам собой поджимается. Когти царапали ткань кошелька, в котором лежало в общей сложности пять тысяч. По самым смелым прикидкам, этого должно было хватить, чтобы закупить бумаги до следующей получки, но... упускать такое сокровище Василий не хотел. Значит, было два варианта - обратиться к Александру, либо в банк.

- Я беру.

Хорек вздрогнул и прижал уши. Он узнал голос - это была та самая девушка, что отдавила ему хвост. Похоже, ей этого было мало, и она только что забрала невероятно редкую вещь - ежедневник, созданный до Катастрофы.

Казалось бы, как простой блокнот может стоить так дорого? За эти же деньги мощно купить намного более полезный АК в отличном состоянии с кучей снаряженных магазинов, или просто без проблем прожить целый месяц. Но вещи докатастрофного периода невероятно ценились, и не только коллекционерами. Обычная шариковая ручка могла стоить до тысячи номиналов, в то время как перьевая ручка стоила где-то двадцать. Да, были шедевры ценой до двух-трех сотен, но все равно, несравнимо.

И вот сейчас хорек упустил редчайшую возможность приобрести для себя лично настоящий докатастрофный ежедневник. Повесив голову, Вася сжал в кулаке кончик чрезмерно длинного хвоста и потащился дальше вдоль торговых рядов, не особо смотря по сторонам.

Проводив взглядом хорька, гепард быстро расплатилась и спрятала покупку в наплечную сумку. Старый пес поправил очки, чуть прищурился, и неожиданно произнес:

- Не ту линию поведения вы выбрали, девушка. Ой не ту.

Почувствовав заминку перед словом "девушка", кошка фыркнула, встопорщив вибриссы, и поспешила следом за странным хорьком. А пес, спрятав деньги в маленький сейф, вернулся к вырезанию фигурок из картона, бормоча что-то под нос и иногда прижимая уши.

Через десять минут гепард была вынуждена признаться себе - хорька она упустила. Низкорослый зверь быстро затерялся в толпе, а кошке приходилось буквально прорываться сквозь плотный смешанный поток. Среди торговцев мелькнула знакомая здоровенная морда, и гепард направилась к нему.

- Вячеслав, ты хорька тут не видел? Длиннохвостого?

- Ты о Васе что ли? - медведь жестом подозвал подмастерье, чтобы тот занял его место перед лавкой, заваленной различными изделиями из металла. - Что этот тихоня тебе сделал?

- Я ему на хвост наступила, извиниться хотела.

-Ох, - медведь покачал головой, расчесывая шерсть на шее. - Посторожи Поиск, может, появится.

- Может, не появится, - закончила за медведя кошка и поморщилась, отведя уши назад. В ответ кузнец пожал плечами, разведя руки в стороны, мол, не знаю ничего. Раздраженно дернув хвост, гепард направилась к выходу с рынка.


Николай закончил маленькую деревянную фигурку волка на подставке и отложил инструменты. Материалом послужили найденные в поездках доски, обломки дерева, и так далее. Собрать из всего этого фигурку и склеить ее так, чтобы не было видно швов, уже само по себе не так уж и просто. А уж проработать все детали... Ник вполне обоснованно считал, что статуэтка вышла неплохо. Осталось только покрыть лаком. Или сначала покрасить?.. нет, все же, морилкой. Как раз запас остался.

Неожиданно волк услышал хлопок дверью. Пошевелив ушами, он понял, что дверью хлопнул Василий - его номер как раз находился по соседству, слева. Коля задумался - что могло расстроить обычно спокойного хорька? Не нашел белой бумаги для своих записей? Скорее всего, так. Волк без какой-либо задней мысли махнул рукой и, нетерпеливо дернув хвостом, полез за бутылкой с морилкой. Ему хотелось закончить эту фигурку и заняться еще парочкой проектов, не только для души, но и для заработка. За законченного деревянного волка Николай планировал выручить не меньше тысячи номиналов.

А хорек в это время сидел за столом и вяло сортировал тетради, складывая их в стопки. Монотонная работа успокаивала, в голове становилось пусто, а этого Васе и было нужно. Он не понимал, почему эта девушка - хорек был одним из тех, кто не использовал в своей речи слово "самка" - увязалась следом за ним. Мало ей было отдавленного хвоста? Не то, чтобы упущенный ежедневник был такой большой потерей - бывало и хуже, намного хуже. Но все равно, было до жути обидно. Ведь у него была возможность его купить! Попросить придержать, отложить, ведь Александр обязательно одолжит деньги, совершенно без вопросов. Но нет, гепард решила не ограничиваться хвостом и забрала ежедневник. И зачем он ей вообще?

Василий вздохнул и посмотрел на свисающий безжизненной веревкой хвост. Подергал им - так, совсем немного. На большее он, увы, был не способен. Ни он, ни мать, ни отец не знали, откуда у него такое вот "счастье". Врачи, обследовавшие тогда еще совсем маленького хорька, все как один разводили руками - такое они видели впервые. Мало того, что хвост был длиннее норма раза в три, так еще и практически не шевелился. Так, подергивался...

- Отрежу тебя к черту, одни беды от тебя, - пробормотал архивник, недовольно смотря на опять растрепавшийся мех на кончике хвоста. Неудивительно, впрочем...

Тяжело вздохнув, хорек достал небольшой самодельный блокнот, карандаш, и быстро набросал силуэт гепарда. Склонив голову набок и навострив уши, он пририсовал ей рога и трезубец, с которыми изображали чертей.

- Неплохо рисуешь.

- Да не оче... - Василий округлил глаза и собрался уже заорать, как его пасть сжала чья-то рука. Скосив глаза, он заметил желтый мех с характерными пятнами.

- Не ори ты, нервный какой, - хорек узнал голос - это была та самая девушка. Похоже, гепард решила достать его и тут... архивник начал паниковать, Николай вряд ли решит глянуть к нему в ближайшие сутки, Александр - тем более. Если его умыкнут и прирежут в темном углу... Вася почувствовал, как мех встает дыбом даже на хвосте.

Не разжимая ладони, гепард развернула стул с хорьком и увидела в его глазах не просто страх - настоящий животный ужас. Она даже отшатнулась, прижав уши - как-то не рассчитывала она, что член команды поисковиков будет настолько... трусливым? Она отпустила морду хорька, готовясь в любой момент снова его заткнуть.

- Н-не убивайте... - дрожа, словно лист на ветру, выдавил Вася, в ужасе смотря на вконец офигевшую кошку. - У м-меня ничего нет...

- И ты - поисковик? Чем ты вообще занимаешься? - гепард была в недоумении, и это мягко сказано.

- Ж-ж-журнал-лы...

И тут гепарда осенило. Она по-другому посмотрела на стол, заваленный тетрадями, блокнотами, какими-то журналами. Да ведь Вася этот - архивник! Полевой, но архивник! Если и есть среди жителей дорог более беззащитные как физически, так и морально, звери или люди, то девушка про таких не слышала. Теперь она в полной мере осознала слова того старого пса о неправильном выборе линии поведения. Дальнобойщик бы тут же вывернулся и ткнул ей в нос обрезом, любой другой поисковик попытался бы сбежать или договориться, но архивник... Гепард была голова оторвать собственный хвост из-за своей слепоты и глупости. И извиняться бессмысленно, зверек - а в текущем состоянии это был именно зашуганный зверек - сейчас ничего не воспримет.

Поэтому, буркнув "на, не теряй", она сунула ему в руки злосчастный ежедневник и ушла тем же путем, каким и попала в номер архивника - через окно.

А Василий, не выдержав пережитого, просто потерял сознание.


Николай навострил уши - несмотря на кропотливую работу, посторонние звуки мгновенно выводили его из сосредоточенности. Вот и сейчас волк был уверен, что слышал странный глухой звук. Словно кто-то упал. И доносился он из номера Василия. Упала бы стопка тетрадей - во-первых, звук там другой, а во-вторых, архивник бы уже вовсю шебуршал, устраняя беспорядок. Повертев ушами и убедившись, что ничего больше не происходит, Ник решил проверить товарища. Просто на всякий случай.

- Вась? Все в порядке? - волк приложил ухо к двери, но ничего не услышал. И это настораживало - хорек всегда отвечал, не всегда по делу, иногда сумбурно, особенно спросонья, но отвечал. - Вася?

Нахмурившись, Коля повернул ручку двери - как и ожидалось, беспечный хорек ее не запер. Приоткрыв дверь, волк заглянул внутрь и тут же резко вбежал в номер - архивник лежал на полу и не двигался.

Подбежав к нему, и проверив пульс и дыхание, Ник облегченно выдохнул - жив, просто без сознания. Вдохнув воздух, пропахший бумагой, волк оскалился - он учуял запах кого-то из кошачьих. Это была самка, он был уверен, но вот вид определить не получалось. Не тигр, не леопард, не кто-то из мелких кошек. Запах странный, непривычный, но теперь Николай узнает неизвестную сразу и без труда. А пока надо осмотреться.

Уложив хорька на кровать, волк принялся тщательно изучать следы, чуть ли не ползая по полу. Сейчас он полагался на свой нос, а не глаза, и тот ему подсказывал - неизвестная вошла через окно. Второй этаж, между прочим... с другой стороны, одно из окон углового номера, где поселился Василий, выходило на глухой переулок, где обычно никто не ходит. А значит, таинственную кошку вряд ли кто-то видел. Итак, она подошла к сидящему на стуле хорьку со спины. Судя по еле видимым следам на полу - стул она развернула... волк слышал этот звук, но не придал ему значения - он сам порой елозил ножками стула по полу, когда ему было лень вставать. Собственно, это было все... ничего больше волку узнать не получилось, ни шерстинки, ни следа от ботинок.

Зато был ежедневник на полу, в целлофановой упаковке. Николай присвистнул - докатастрофная работа, стоит бешеных денег. И если бы его как раз умыкнули, причина нападения была бы понятна, но нет - валялся на полу рядом с хорьком, на видном месте. Значит, надо приводить в сознание Васю, иначе ничего не выяснить.

- Вась, очнись, ау, - Ник осторожно потряс хорька за плечо. К счастью, за нашатырем идти не пришлось, архивник очнулся. И заглянув в глаза Василию, волк пообещал себе оторвать хвост и уши той, что запугала самца до такого состояния. Тот вообще не соображал, судя по глазам. - Кто это был?

- Н-н-не знаю...

- Вид? Приметы? - волк спрашивал тихо, спокойно, всем своим видом показывая, что это может и подождать.

- Гепард. Это была г-гепард...

- Вот значит как... хорошо. А теперь спи, тебе нужно выспаться, - зашуганный чуть ли не до потери разумности хорек заторможено свернулся в клубок, прижимая уши. Укрыв его одеялом, Николай тихо обошел все окна, тщательно их закрывая, и вышел из номера.

И нос-к-носу столкнулся с Шурой.

- Гепард, самка. Найди и вытряси всю душу из этой твари, - с трудом сдерживая рычание, пробормотал волк, и пошел к себе в номер. Рысь нахмурился, отведя уши назад, и сжал кулаки. Только самые трусливые твари и моральные уроды нападают на архивников.


Чтобы добыть информацию о гепарде даже не потребовалось обращаться к информатору - ее в городе и так знали. Наверное, интересуйся Шура не только информацией о группировках и дальнобойщиках, он бы знал и о Рите.

Собственно, она была единственным гепардом на все Зауралье. Вполне естественно, учитывая, что ее вид никогда не жил на просторах России. Не те тут условия для тонкошерстных поджарых гепардов, тут некоторым породам собак-то сложно. Так что, об этой наглой кошке знали многие.

За несколько час блужданий по городу, рысь узнал довольно много. Часть информации требовала проверки, часть была непроверяемой без личного и долгого знакомства, но кое-что было гарантированно точными данными.

Рита, фамилия отсутствует, занимается так называемым сталкерством - своеобразным видом археологии, заключающимся в изучении руин городов. В основном, подобно другим сталкерам, ищет вещи докатастрофного производства - на рынке они появляются в основном благодаря им. Прозвище среди сталкеров, кстати, довольно нелицеприятное - Кошачья Сука, первое слово для краткости часто опускается. Чтобы заработать нечто подобное, надо быть действительно той еще тварью, в чем, впрочем, можно было убедиться на примере того же Василия.

Из добытой из слухов и разговоров за рюмкой информации так же сложился и характер Риты. Помимо наглости, она демонстрировала невероятную самоуверенность, презрение к окружающим, обладала явно завышенной самооценкой. Могла без зазрений совести увести из под носа другого сталкера добычу, что весьма порицалось в этом обществе. Чувствовала пиетет только перед медведем по имени Вячеслав, кузнецом. Тут слухи разнились, начиная от того, что медведь неслабо ее избил за чрезмерно острый язык и наглость, и заканчивая тем, что он ее приемный отец. Впрочем, последнее можно было вычеркивать, с Вячеславом рысь был поверхностно знаком через Николая. Медведь обладал не только тяжелой рукой, но и весьма твердым и жестким характером.

Шура никак не мог понять, почему эту Риту до сих пор не пристрелили или не прирезали в темном переулке. В ее невероятный профессионализм он не верил - судя по рассказам, ходила гепард с шортах, майке, и носила на бедре ножны с охотничьим ножом. Ну, еще и рюкзачок, в который в лучшем случае Мини-Узи влезет. Правда, когда наступали холода, она начинала кутаться так, словно собиралась на север, но это скорее необходимость. Те же сталкеры носили добротную одежду из плотной ткани, со множеством явных и потайных карманов, да еще и были неслабо вооружены - бандиты любили устраивать засады на обычно ходящих пешком искателей древностей.

Скомпоновав всю полученную информацию, Александр серьезно задумался. Действительно, почему эта кошка до сих пор топчет землю? С таким характером и жизненной позицией ей прямая дорога в бандиты или в могилу. Но нет - спокойно хамит всем подряд, травит жизнь. Вячеслав лишь повздыхал да провел пару раз когтями по меху на шее.

Сев в баре и заказав себе стандартный мясной обед, рысь задумчиво изучал записи в блокноте. Эта история неожиданно становилась интересной, сложной, многогранной. Шура любил подобные дела, когда нужно было обгладывать каждую деталь, каждую мелочь, вслушиваться в слухи, компоновать полученные факты. А сейчас у него был свой, шкурный интерес. Какими бы разными ни были поисковики, но все же, они команда. И уже тем более, никому не позволено доводить до истерики архивников. Это попросту низко.

Принесли тарелку с мясом, небольшим пучком зелени. Отложив на время размышления, рысь принялся за еду.


Николай смотрел на недоделанную фигурку и понимал, что не сможет заняться любимым делом. Из-за беспокойства за Васю, которого в принципе можно было назвать другом. Тот только-только начал преодолевать свою робость, тихость, становился более открытым и общительным, а тут - такой удар.

Недавно приходил Шура и рассказывал о добытой информации. У волка сама собой вставала шерсть за загривке, а губы приподнимались, показывая клыки. Требовались серьезные усилия, чтобы подавить глухое рычание - не стоило пугать хорька, в текущем состоянии он услышит любой звук. Собственно, поэтому Ник и пытался заняться резьбой по дереву - привычные звуки успокаивали, он знал это по себе. Но не мог продолжить свое занятие. Тихо накинув куртку на плечи, волк вышел в коридор и спустился вниз. Ему требовалось расслабиться как-нибудь иначе, нежели резьбой по дереву.

По пути ему встретился рысь. Тот отрицательно покачал головой - гепард Рита, похоже, затаилась или исчезла из города. За последние несколько часов ее никто не видел. Может быть, поняла, на кого напала, и теперь пряталась, тем более что по городу, стараниями Шуры, пополз слушок, что кошка переступила черту. Про архивников знали если не все, то многие, особенно дальнобойщики. А у этих предприимчивых зверей и людей, прошедших не одно сражение на дороге, разговор со всякой швалью всегда короткий. Особенно в связи с любовью многих дальнобойщиков к компактным, но убойным двуствольным обрезам. Дешево, но очень эффективно, весьма в духе вольных торговцев.

По пути к барной стойке его перехватил леопард. Быстро окинув взглядом зверя, как учил Шура, волк подметил множество деталей, однозначно указывающих на принадлежность кота к дальнобойщикам. Тут и качественная кожаная куртка с защитными вставками, кобура с обрезом на животе, подсумок с патронами, специальный подсумок с особым замком для денег, который ни срезать ни разрезать. Можно сказать, униформа вольных торговцев.

- Эта сука напала на архивника? - спросил леопард, не особо понижая голос. В баре наступила тишина, все ждали ответа от поисковика. Волк мысленно чертыхнулся - надо было спускаться без куртки, или снять с нее нашивки поисковиков.

- Из того, что мы обнаружили - да, - подбирая слова, ответил Николай. И добавил. - Влезла через окно.

- Говорил же, надо эту тварь год назад еще валить! - отозвался кто-то из зала. Волк удивленно навострил уши, даже хвост замер. Ропот нарастал. - За...ла она жизнь травить уже!

- Тихо! - леопард обернулся, подняв руку, и все затихли. Посмотрев на Николая, он кивнул в сторону выхода из бара.

Уже на улице, самец достал из одного из подсумков пачку сигарет. Поисковик прижал уши и поспешил встать с наветренной стороны. Впрочем, ветер был слабым, и это бы слабо помогло - особенно в городе. Увидев реакцию волка на сигареты, дальнобойщик поморщился, прижав уши и встопорщив вибриссы, и убрал пачку обратно.

- Подсел на них, нюх никакой теперь... ладно. Твой друг? - леопард дернул ухом в сторону подошедшего Шуры. Николай кивнул. - Хм... а я тебя видел. Это ты про Риту вынюхивал?

- Предположим, - рысь прислонился плечом к стене, скрестив руки на груди. Только навострившиеся уши и показывали его сильную заинтересованность в разговоре.

- Ладно... С чего начать...

- Причины.

- Семья гепардов жила в Штейн-граде, сколько себя помню. Отец говорил, что они чуть ли не беженцы. Сначала приплыли в Морское, а оттуда - прибыли сюда. С мелкой тогда еще самочкой, которую назвали по нашему - Ритой...

- То, что она не местная - понятно, - перебил дальнобойщика Шура. Леопард недовольно прижал уши, оскалившись, на что рысь лишь дернул ухом. - Ближе к сути.

- Ее родителей грохнули какие-то психованные бандиты, из-за шкуры. Они...

- Шкуродеры, - снова перебил Шура. - Банда ликвидирована девять лет назад военными совместно с дальнобойщиками-одиночками. Не распыляйся.

- Ее поставили на довольствие, как единственную из своего вида на Зауралье, - леопард хмуро смотрел на рыся. - Воспитывать ее, правда, никто не взялся, зато выделили квартиру, попытались дать образование. Собственно, поэтому ее терпели. Как единственную из своего вида, уникальную, особую.

- Зажралась, в общем, - волк покачал головой. Он слышал о сиротах, которым приходилось в жизни всего добиваться, а тут ситуация диаметрально противоположная. - Но ответственности это не снимает.

- Я знаю, - леопард потянулся к подсумку с сигаретами, но на полпути передумал. - Только об одном прошу, не убивайте ее.

- Поисковики не убивают, - Александр подошел к леопарду. Тот оскалился, прижимая уши и нервно дергая хвостом. Рысь был меньше, но почему-то казалось, что было наоборот. - Но из того, что я узнал, ее убьют другие.

- Увезите ее. В моей команде многим хочется свернуть ей шею... я заплачу.

- Во-о-от как, - протянул Николай и фыркнул. Дело принимало неожиданный оборот. - И куда мы ее увезем? В дикие земли? Там ее не только убьют, к твоему сведению.

Рысь в упор смотрел на торговца.

- Пристройте ее в какую-нибудь команду. В любую, какую посчитаете нужным. Вот, - леопард достал из заднего кармана штанов какую-то фотокарточку. Взяв ее, волк увидел трех гепардов - самца, самку и маленького котенка. - Это поможет вам ее уговорить.

- Деньги на этот счет, - Александр сунул в руки дальнобойщику вырванный из блокнота лист, после чего вошел в гостиницу. Волк с легко читающимся во взгляде презрением посмотрел на леопарда, и пошел следом.


- Что скажешь? - Шура разлил по стаканам сорокаградусную.

- Сводный брат, верно?

- Ну, хоть чему-то я тебя научил, - рысь усмехнулся, залпом осушил стакан, оскалился, прижимая уши и тихо зашипев. - Повезло же напороться на семейные разборки...

- Вот только не говори, что такое встречаешь впервые, - волк фыркнул и повторил действия друга. Разве что не зашипел, а хрипло зарычал.

О хорьке оба не беспокоились. Снедаемый бессонницей, он попросил снотворного, и теперь крепко спал в запертой со всех сторон комнате. Рысь не пожалел своих шумовых сигналок на окна и дверь, так что, если кто попробует пробраться к Васе - об этом полгорода узнает.

- В таком сочетании - впервые. Надо же, гепарды в Зауралье... Я вообще удивлен, что они выжили, после Катастрофы.

- В смысле?

- Только не говори, что заболел той же болезнью, что и абсолютная часть Зауралья.

- Что? - Николай весь подобрался, навострив уши.

- Да никто не интересуется происходящим даже за Уралом, что уж говорить о других странах мира. Спроси любого про оба американских континента, и лишь пятая часть не спросит, а что это такое, - Шура разлил по новой. - Только в Морском про все знают, им положено - у них единственный рабочий порт на все Зауралье.

- Просвети?

- Не знаю, что за Катастрофа тогда прокатилась по миру, но тот же африканский континент чуть ли не в архипелаг превратился. Я разговаривал с залетными геологами и геофизиками с Той стороны, они в ужасе - по их словам, картина литосферных плит ни разу не совпадает с картами Докатастрофного периода.

- А теперь для дилетанта.

- Предположительно, Катастрофа - это супермощное землетрясение. Настолько мощное, что выровняло часть гор. Говорят, что сразу после нее рванул Йеллоустонский супервулкан! Правда, я в это не верю... тогда у нас был бы не мир после Катастрофы, а натуральная ядерная зима.

- Слушай, ты точно не ученый? - волк склонил голову набок, чуть отведя уши назад и приоткрыв пасть. В его глазах читалось сомнение и непонимание.

- Почитай умные книжки. В сети Поиска куча научной литературы, очень интересной и полезной. Ты вот знал, что когда-то зимой снег выпадал? Натуральные такие белые сугробы наметало. А сейчас... весь климат выровнен. Никто не знает, почему, и почему до сих пор все держится именно так. У нас тут, на Зауралье, натуральная идиллия в плане погоды - половина года не ниже плюс двадцати днем, половина - никогда не ниже нуля.

Николай молчал, внимательно слушая разошедшегося рыся и удивляясь. Тот никогда не "светил" своими познаниями, хотя все, кто с ним сталкивался, сразу признавал в самце крайне эрудированного зверя. Волк и раньше знал, что главной страстью Шуры, если так можно было выразиться, был поиск знаний, фактов, их компиляция и структурирование, причем не просто так - а для последующей выгоды. А тут выяснилось, что он, помимо всего прочего, еще и очень много знает о Докатастрофном периоде, и постоянно сравнивает то, что было с тем, что есть сейчас.

- А ведь это не все... Объясни вот мне весь пиетет перед Рубежом? Никто даже не пытается что-то о нем узнать! Узнать, что там, за ним. Да, там пустыня, пустошь, но что за ней? Вдруг - города, звери, люди. Или еще что интересное. Но нет - пустошь и пустошь, зачем, мол, она нам нужна, у нас своих проблем много. Эх.

Волк напряженно размышлял. Не вязался у него образ тихого и скрытного Шуры с тем рысем, с которым он сейчас пил водку. Да и вообще, водку они пили крайне редко - обоняние отшибало напрочь на сутки минимум, а потом еще и крайне жесткое похмелье, и общая разбитость. И быстрое опьянение. Николай резко перехватил руку друга, только сейчас осознав, что, нагруженный, не заметил, как Шура собирается осушить уже четвертый стакан.

- Я перебрал, да? - с трудом фокусируя взгляд на бутылке спросил рысь.

- Причем по-черному, - фыркнул Ник, виляя хвостом и добродушно скалясь. - Уже философствуешь.

- Вот ведь... останови меня, друг, я спиваюсь, - рысь притворно схватился за сердце и повис на стуле.

Волк не выдержал и отнюдь не по-волчьи заржал. В голове мелькнуло, что напились оба.


Василий проснулся от сильного, очень сильного и раздражающего запаха спирта. Зажав нос, хорек, морщась, присел на кровати и осмотрелся в поисках источника.

Впрочем, первое, что заметил архивник - паутины сигнальных нитей на окнах. Такие сигналки делал и устанавливал Александр, причем в качестве оповещателя он использовал какие-то самодельные светошумовые гранаты. Громыхали они так, что было слышно не только в месте подрыва, но и на километр вокруг даже в плотной городской застройке. Хорек с ужасом представил, что было бы, если бы кто-то все же попытался залезть к нему в номер. Пожизненная глухота, наверное, была бы ему обеспечена.

Дверь на первый взгляд выглядела безобидно, но архивник почему-то был уверен - на ней так же висит ловушка, как минимум с теми же громыхалками, как максимум - рысь мог и на осколочную гранату расщедриться. Кажется, у него была древняя, но мощная Ф-1. Проще говоря, лучше продолжать сидеть и ждать, пока за ним не придут.

Источника сивушной вони Василий так и не обнаружил, но запах явно становился сильнее, если двигаться в сторону номера Николая. Потерев нос и поняв, что обоняние у него как минимум сутки будет крайне слабым, плюс раздражение и, как следствие, насморк, хорек поморщился. Все указывало на то, что белый волк и рысь решили напиться, а значит, проснутся примерно к полудню, если не позже. Сам архивник не пил, просто потому, что его организм такого насилия над собой бы наверняка не выдержал.

И окна не открыть, чтобы проветрить комнату... да и в коридор не выйти. Хорошо хоть, ванная комната, совмещенная с туалетом, была в каждом номере на их этаже. Чихнув, Василий пошел приводить в себя в порядок.

Вопрос о проведении времени не стоял от слова совсем - можно было перебрать тетради, продолжить кое-какие записи, можно было просто освежить в памяти содержимое некоторых журналов. В общем, все то, что наводило на его товарищей по команде тоску, архивник считал отличным досугом.

Пододвинув стул к столу, хорек замер. На столе лежал тот самый ежедневник, в совершенно не поврежденной упаковке. Разве что в щель была запихнута какая-то желтоватая бумажка. Сев за стол, Василий взял в руки ежедневник и опустил уши.

Перед глазами вновь встало лицо той девушки. Почему она за ним увязалась? Ежедневник отдала вот... дорогая вещь, десять тысяч стоила. Где теперь ее искать, чтобы вернуть деньги? Хорек не любил быть должником, а уж когда долги надо отдавать таким зверям или людям, как та гепард - тем более. Вздохнув, он осторожно вскрыл упаковку - клейкий слой давно высох, и клапан держался исключительно из-за того, что его не трогали. Развернул сложенную несколько раз бумажку и замер.


ИЗВИНИ

Рита


- Рита? - тихо пробормотал архивник, поморщившись и прижав уши. Кому могло прийти в голову просить прощения у него? Гепард плохо подходила на эту роль... хотя, там, на рынке, она извинялась.

Правда, Василию показалось, что это были две разные девушки. Та, что наступила ему на хвост, искренне просила прощения. А та, что ворвалась к нему в номер, и держала его пасть в кулаке, чтобы он не закричал, была наглой и самоуверенной. И крайне грубой. Вася потер челюсть, которая, казалось, до сих пор ныла от жесткой хватки.

Чуткий слух хорька различил шум в соседней комнате. Судя по скулежу, проснулся Николай. Архивник с трудом представлял, что чувствует сейчас этот белый волк, алкоголь всегда сильнее влиял на организм зверей. Наверняка до самого вечера Ник будет маяться сильной головной болью, как минимум.

В какой-то момент хорек задумался - почему его разговор с гепардом волк не услышал? В том, что тот сидел у себя в номере, он не сомневался. А потом вспомнил, что девушка говорила очень тихим шепотом, а он, перепугавшись, вряд ли мог выдать что-либо громче мышиного писка. Увлеченный своим занятием, Ник вряд ли бы расслышал настолько тихий... разговор.

Но вот сейчас Василий очень отчетливо слышал, как громко скулит придавленный похмельным синдромом волк.

- Пить меньше надо, - буркнул в пустоту хорек, открывая ежедневник.

Идеально разлинованные страницы, с четкими надписями, пусть и на английском. Качественная, довольно плотная бумага. На синем форзаце был белый разлинованный прямоугольник, где следовало записать свои данные. Подумав, архивник взял карандаш, заточил его канцелярским ножом и медленно, выводя каждую букву, написал.


Лунев Василий Сергеевич

Лесной хорек

Полевое отделение

Главного Архива Поиска


После чего покрыл написанное лаком из баллончика, чтобы карандашные надписи не стерлись. Хорошие карандаши найти сейчас непросто, перьями хорек не пользуется из-за специфики работы - перевернутая баночка чернил может испортить множество важных записей - поэтому приходилось помимо них носить с собой закрепляющий лак. А еще Александр подарил ему зажигалку, показав, как сделать из нее баллончика простенькое оружие самообороны. Василий успокаивал себя тем, что таким даже серьезные ожоги оставить сложно, но для деморализации вполне подойдет. Хотя, до сих пор ни разу не пришлось его применить.

Немного подумав, хорек достал несколько белых листов, ластик и начал аккуратно набрасывать контур головы той девушки-гепарда. Память у него была далеко не фотографической, но то ли из-за страха, то ли еще почему-то, но он очень хорошо запомнил не только лицо, но и расположение пятен. Зачем он это делает? Может быть, чтобы ее было проще найти.

- Совсем поехавший, - пробормотал Вася, продолжая, впрочем, рисовать.


- Шура? Шура?! Ты где? - Николай, держась за голову в попытке удержать на месте падающий в обморок мозг, бродил по номеру.

Рыся нигде не было. Как и его вещей.

- У-у-у, - проскулил волк, опираясь о стену. - Свалил, что ли? Зар-р-раза...

Вариант был только один - кровать в номере волка была одна и одноместная, и Шура, скорее всего, пополз к себе в номер. Или по самкам, что тоже возможно - в состоянии сильного опьянения этот кот начинал вести себя, мягко говоря, неадекватно.

В дверь постучали.

- Открыто! Черт... - голова разболелась еще сильнее.

- Это вы - Николай? - в номер заглянула очень крупная тигрица.

Прочем крупная не совсем в том плане. Она была просто высокой и мускулистой. Очень высокой и очень мускулистой. Волк сполз по стене.

- Наверняка... - оценив состояние самца, пробормотала тигрица. - Я тут вашего друга принесла, - самка подбросила на плече недовольно мявкнувшего рыся, которого Ник поначалу не заметил. - У него ключей от номера нет. Они у вас?

- Да, столик, - ткнув пальцев в нужный предмет мебели, волк попытался встать, прижимая уши.

- Да сидите уже, - самка фыркнула, чуть прищурившись, и сама забрала ключ от номера Саши. - Лучше отоспитесь, полегче будет.

- Ага, - заторможено ответил Ник, круглыми глазами провожая довольно взмахивающую длинным хвостом тигрицу. В дверной проем ей пришлось проходить полубоком. Рысь как раз приподнял голову. - Шура, ты либо псих, либо идиот...

- Нет... я дол...б... - прохрипел тот, и самка осторожно прикрыла за собой дверь.

Волк нервно тяфкнул, прижал уши, и пополз к кровати. И правда, стоило поспать.


Команда собралась только на следующий день. Первым делом помятый рысь снял все свои сигналки, причем подробно описывая их своей неожиданной подруге. Тигрица, представившаяся Валентиной, тенью ходила за самцом. Очень большой и полосатой тенью, от одного вида которой несчастный Вася икнул и чуть не грохнулся в обморок.

Николай все порывался протереть глаза и ущипнуть себя, но огромная самка, с интересом разглядывающая светошумовую гранату, никуда не девалась. Нет, то, что она такая высокая - это как раз не удивительно, тигры вообще крупные. Гораздо больше удивляла ее мышечная масса, а после того, как она одной рукой подняла кровать, чтобы рысь мог достать закатившуюся под нее Ф-1, волк схватился за сердце. И отнюдь не из-за "лимонки".

В общем, утро было насыщенным, и это еще мягко сказано. Потому что не успели поисковики собрать вещи, как в дверь вежливо постучались. Открывший дверь Ник нос к носу столкнулся с леопардом, крепко держащим за руку Риту.

- Семейная идиллия, - волк бегло осмотрел хмурых кошачьих.

- Иди, - буркнул леопард и, довольно грубо толкнув самку, ушел.

Рита несколько секунд буравила Николая взглядом, а потом посмотрела в комнату и, что называется, выпала в осадок. Хорек не менее ошарашенно смотрел на кошку, прижимая к груди ежедневник. Обстановку неожиданно разрядила тигрица, резко рявкнувшая на прижавшего уши Шуру.

- Я сказала, ты возьмешь! Ты живой и невредимый нужен, понял?!

- Да мне отдачей руки переломает! - пропищал - иначе и не скажешь - рысь, держа здоровенный револьвер двумя руками.

- Либо так, либо я с вами!

- Э, нет, нам ее-то пихнуть некуда, - волк задумчиво посмотрел сначала на гепарда, потом на тигрицу. Потом уверенно мотнул головой. - Рита в кузов еще влезет, но ты - точно нет.

- В смысле "влезет"? Что у вас за машина? - отошедшая от шока самка посмотрела на волка, прижимая уши.

- Да пикап у них, с крытым кузовом, - махнула рукой Валентина. - Стандартная машина поисковиков. Или ты и этого не знала?

Последнюю фразу тигрица сдобрила доброй порцией яда.

- А не пошла бы ты... - зашипела гепард, но тут же благоразумно заткнулась, наткнувшись на зло сощуренные глаза волка. Тот даже не рычал, просто оскалился и отвел уши назад.

Накалившуюся до предела обстановку развеял глухой стук - не выдержавший нервного напряжения, Василий грохнулся в обморок.

- М-да, многовато на его долю выпало, за последние пару дней, - Николай почесал затылок, пока Валя вместе с Шурой приводили в сознание хорька и отпаивали его водой из фляжки.

Рита предпочла промолчать, хмуро смотря то на поисковиков, то на тигрицу. Особенно на тигрицу, в ее голове как-то не укладывались два образа Валентины - грубой мужланки, способной голыми руками согнуть штангу, и вот этой вот заботливой самки, тщательно проверяющей, нормально ли сидит на рыси кобура с огромным револьвером.

- Народ, сворачиваем цирк, - волк хлопнул ладонью по стене, привлекая к себе внимание. - Вась, сядешь вперед с Шурой, я в кузове с Ритой. Эм, Валентина...

- Еще свидимся, - тигрица обняла сдавленно мявкнувшего рыся, потрепала по голове смутившегося хорька и хлопнула волка по плечу. - Удачи на дорогах.

После чего, проигнорировав Риту, тигрица вышла из комнаты. Потерев плечо и посочувствовав Александру, Николай осмотрелся.

- Все, грузимся. По дороге решим, что делать дальше.


Рита смотрела на машину поисковиков и, пожалуй, впервые в жизни не могла подобрать подходящих слов. Машина не то, чтобы была слабой - это фактически стандартный докатастрофный пикап, только с чем-то вроде кунга сзади. Ни брони, ни оружия, ни даже простых дырок для ружья. Зато покрашенный и совершенно без следов столкновений, ударов... словно с конвейера. Даже кунг выглядел аккуратным, словно стандартная деталь пикапа.

Даже кенгурятника не было.

- Налюбовалась? А теперь залезай, пока добрые горожане тебя не увидели, - волк скрестил руки на груди. Прошипев что-то явно нецензурное, гепард забралась в машину и кое-как уселась на обитой тканью и поролоном скамейке у борта.

Волк забрался следом, закрыл дверь, и щелкнул переключателем. Загорелась лампочка, освещая кузов.

Первое, что бросалось в глаза - целые стопки журналов, тетрадей, книг, пучки карандашей. Все было аккуратно уложено и тщательно закреплено на своих местах. Впритык к кабине был установлен стол с маленьким стулом со спинкой на поворотной платформе - стул был приварен к полу. Волк, кстати, сел рядом с самкой - в маленький аналог офисного кресла он бы попросту не влез. Устроившись поудобнее, Николай достал рацию и зажал триггер.

- Трогай, Шура! Щас до Морского, потом на дорогу до Крайнего, а там по вторичкам пройдемся.

- Принял, - коротко ответил рысь и завел двигатель.

Рита сразу отметила неожиданно мягкую подвеску пикапа. Явно не рессорная, но и для пружинной она слишком эффективно сглаживает неровности дороги. Волк, заметив замешательство гепарда, фыркнул, навострив уши.

- Гидропневматическая подвеска. Единственная на все Зауралье, между прочим.

- И откуда у бедных поисковиков деньги на содержание такой роскоши? - самка подозрительно покосилась на Ника. Тот осклабился, но промолчал, а Рита вдруг подумала, что про поисковиков вообще известно не слишком много. После чего окинула волка более внимательным взглядом.

Вот только, ничего подозрительного в том не было. Ни в движениях, ни в комплекции, но в привычках или жестах. Самка быстро прокрутила в голове сразу несколько вариантов побега, но решила оставить их на потом. Она опасалась рыся - вот уж кто был настоящей загадкой. Того выдавала пластика движений и цепкий взгляд. И то представление, что устроили он и Валентина, вполне могло быть заранее срежиссированным. А могло и не быть, неясно.

Еще одна странность поисковиков - все они старались держаться особняком. Ни с кем не сближались, говорить старались немного и по делу. И, главное, как хорошо все скрывали! Никто даже и не думал, что поисковики ведут себя как-то странно, непонятно.

"Да кто же вы такие, а?" - подумала Рита, косясь в сторону изучающего карты волка.

Дорога до Морского была спокойной. Джип неторопливо - километров семьдесят в час - катился по дороге, все встречные машины просто игнорировали его. Даже бандиты, и те словно не заметили внедорожник, лишенный вооружения. Не узнать машину поисков все-таки решительно невозможно, только они ездят совершенно без оружия, без брони, на красивых, словно с конвейера, машинах. Им не нужны были даже опознавательные знаки, разве что на плечах они нашивки носят, и то, не слишком охотно.

По дороге на Крайний поисковики заметили следы вооруженной стычки, но короткий осмотр показал, что потерь ни с одной стороны не было. Судя по всему, нападавшие - четыре джипа и две легковушки - предпочли оставить в покое группу из трех грузовиков, один из которых удалось идентифицировать как КамАЗ. Как минимум один из грузовиков был вооружен КПВТ, было найдено множество крупнокалиберных и винтовочных гильз, но не более. Ничего уникального не было, что помогло бы узнать, кто с кем столкнулся. Странно было только то, что такая относительно крупная группа направлялась к Крайнему.

В самом Крайнем поисковики пополнили баки, купили провианта, Вася набрал неизвестно как оказавшихся на рынке журналов белой бумаги. После ночи отдыха, команда направилась на одну из множества объездных дорог. По этим дорогам - вторичкам на жаргоне дальнобойщиков - можно было попасть во множество мелких деревушек, щедро разбросанных в округе, а так же в ближайшие города - Морское и Долинный. Но вот состояние этих "козьих троп" вынуждало торговцев пользоваться основными трассами. Лишь несколько команд ездили на машинах, способных увезти что-то серьезнее сотни килограмм по вторичкам.

Все это время Рита молча сидела в кузове, даже не выходя для разминки после долгой дороги. Она была мрачна, молчалива, и словно чего-то ждала. В конце концов, сначала Александр, а затем и Николай просто перестали обращать на нее внимание. Только Василий иногда посматривал в окошко, через которое можно было заглянуть в кузов, но и он молчал. Просто не знал, что сказать.

После окольных дорог под Крайним были Долинный, Пограничье, Мираж. На объездной дороге от Миража до Центро поисковики наткнулись на очень странные следы. Дорога эта была официально заброшена, здесь не было даже заправок. А все потому, что она проходила в полусотне километров от Ококраса и Столичного, но не имела ответвлений к ним, и проложить их было невозможно - местность там была сильно болотистой. Да и сама дорога петляла из стороны в сторону, словно пьяная, неудивительно, что про нее многие забыли.

Вот только, следы говорили о том, что здесь совсем недавно проехала целая колонна где-то из шести КамАЗов, а за ней - не меньше десяти джипов и неустановленного числа легковых машин. Но когда Ник наткнулся на явные следы от гусениц, он тут же решил устроить совет.

- Что думаете? - волк нервно теребил вибриссы, дергая хвостом и ушами.

- Траки не тракторные, это я точно могу сказать, - Шура повел плечами. - Грунтозацепы скорее танковые.

- Я ничего не знаю о группировках, имеющих танк на ходу, - счел нужным вставить хорек, теребя кончик сжимаемого в руках хвоста. - Их на все Зауралье два, и оба - городские. Больше никто не может их содержать...

- Угу, - Ник тяжело вздохнул, нервно прижимая уши. Он грыз коготь большого пальца, перебирая пальцами другой руки вытащенные из кармана самодельные четки-комболои. Сделанные несколько лет назад, они помогали ему сосредоточиться и занять чем-то руки, когда он нервничал.

- Может просто проверить? - Рита, которую пригласили только для того, чтобы она не сидела в одиночестве, решила принять участие в обсуждении. - Баки у вас же полные.

- А ты не подумала, что мы таким образом можем наткнуться на какой-нибудь секретный объект? - волк покачал головой, начав перебрасывать четки. - Там поисковики, не поисковики, фугасный снаряд - и поминай, как звали.

- Ник, убери побрякушку, - рысь сделал непонятный жест рукой в воздухе. Словно опомнившись, Николай запихал комболои в карман. - Мы не можем так просто взять и поехать проверять. Хотя, у нас есть нужные инструкции на этот счет.

- Эм... как ваши инструкции соотносятся с методично перекрывающими дорогу танками? - Рита потеребила волка и рыся за рукава, смотря назад.

Оба поисковика обернулись.

- В машину! Живо! - рявкнул Ник, первым побежав к джипу. Шура от него не отставал, следом рванула Рита, потащив за собой впавшего в ступор хорька.

Глаза у архивника были идеально круглыми. И неудивительно - сразу три древних, но бывших на ходу Т-34-85 не торопясь встали поперек дороги, отрезав короткий путь к цивилизации. Орудия нацелились на машину поисковиков, но та, ревя мотором, рванула вперед.

- Чего они не стреляют? - пробормотал Ник, по привычке севший рядом с Шурой. Да и Рита затащила в кузов Васю, а втроем там уместиться было непросто.

- Ты вперед глянь, - хмуро бросил в ответ рысь, прижимая уши и до скрипа сжимая руль.

Дорогу впереди перекрыл Т-54 с очень странной башней. Перебрав в голове кучу информации о бронетехнике, Александр с удивлением узнал в ней башню образца сорок седьмого года. Откуда были вытащены все эти мамонты танкостроения, рысь решил выяснить уже после того, как они выберутся из этой передряги.

Щелкнув несколькими переключателями, он выкрутил до упора одну из ручек, тем самым увеличив клиренс машины до максимума. Заметивший манипуляции водителя, Николай прижал уши, округлив глаза, и торопливо пристегнул ремень безопасности, одновременно заорав:

- Съезжаем!

Хорек, сидевший в своем кресле, вцепился в подлокотники, а вот Рита среагировать не успела. И когда джип на полной скорости спрыгнул с дороги, возвышавшейся на добрых полтора метра, ее сбросило со скамейки. Не успев сгруппироваться, гепард ударилась головой обо что-то и потеряла сознание.

Помня об откровенно никаких углах вертикальной наводки - пригодились ведь знания! - Шура старался держать джип вплотную к дороге, одновременно выжимая педаль газа до упора. О том, что это хорошая идея, он понял, когда в десяти метрах правее взорвался снаряд. Осколки забарабанили по джипу, но их остановили скрытые под элементами кузова бронепанели.

- Скажи, что мне показалось, и я не видел черной шестеренки с черепом, - рысь нервно посматривал в зеркала заднего вида, готовый в любой момент дернуть руль.

- Нет, ты и правда видел черную шестеренку с черепом, - Николай потер лоб, оскалился. - Надо связаться с ближайшим филиалом. Радиостанция добьет?

- Д-должна, - раздался дрожащий голос Василия.

Волк и рысь одновременно подумали, что на долю архивника приключений выпало чересчур много.


- Так, еще раз, - поправляя бинты на голове, попросила Рита. - Как вы их назвали?

- Ты точно в порядке? - устало поинтересовался Николай, но повторил. - Механикусы. Они же Техножрецы. Группировка двинувшихся головой зверей и людей, поклоняющихся машинам. Собирают и приводят в рабочее состояние любую технику, какую только найдут. Лет пятнадцать назад с ними еще многие сотрудничали, но после пары инцидентов вояки объединились и вынесли все их базы.

- Никогда о них не слышала, - призналась гепард, осторожно трогая рану на макушке и морщась. - И почему мы от них сбежали?

- Ну, так уж вышло, что Шура наш был далеко не последней мордахой в той группировке, - волк похлопал мрачного рыся по плечу.

- Э-э-э? - кошка уронила челюсть и прижала уши. Вася в это время пытался связаться хоть с кем-нибудь по радиостанции.

Вообще, Рита уже не в первый раз теряет нижнюю челюсть. Сначала она удивилась, когда увидела множество дыр в кузове, за которыми поблескивал металл. А уж когда она узнала, что пластины - титановые...

Второй раз она, откровенно говоря, охренела, когда рысь с волком вытащили из кунга и собрали серьезную рацию. Настолько серьезную, что ее пришлось запитывать от аккумулятора джипа, заведя его двигатель.

И вот теперь она снова не успела поймать челюсть. Да и не пыталась.

- Я знала, что с тобой что-то не так! - гепард уличительно ткнула пальцем в Шуру, на что тот поморщился, прижав уши. - И за что тебя хотят поймать? Или убить?

- А ты угадай с одного раза, - неожиданно враждебно прорычал тот, оскалившись. Николай принялся успокаивать друга, по-дружески его обняв и шепча что-то.

- У меня есть только один вариант, и он тебя не красит, - призналась Рита, и по ответному взгляду поняла, что попала пальцем в небо. - Нам конец?

- Николай, там тебя, - хорек, все еще не отошедший от шока, подергал волка за рукав. Метнув предупреждающий взгляд в сторону кошки, Ник направился к рации, утащив за собой Васю.

- Не к обиде будь сказано, но что тебя на это сподвигло?

- Вид на жизнь механикусов изнутри, а так же сравнение ее с жизнью других. Такой вариант тебя устраивает?

- Более чем, - гепард подняла руки, обвив хвост вокруг ноги.

Хотя, как ей казалось, этого все равно недостаточно, чтобы предать тех, кто принял тебя в группировку, и с кем ты долгое время жил бок о бок.

- У тебя все на морде написано, - прошипел рысь, встопорщив усы. Рита зарычала, хвост воинственно поднялся, извиваясь за ее спиной.

- Эй вы! А ну брысь, пока водой не облил! - Николай закончил разговор с начальством и спешил к рычащим друг на друга зверям. - Тоже мне, мартовские коты и кошки, блин. У нас проблемы посерьезнее.

- Что может быть серьезнее? - Александр фыркнул.

- Нас на разведку отправляют - тебе хватит?

Выражение морд что гепарда, что рыся, можно было повесить на стену с подписью "высшая степень охреневания".

- Так, еще раз, - Александр на мгновение осекся, покосившись на Риту, но продолжил. - Нас. Поисковиков. Отправляют на разведку? Ты не забыл им сказать, что у них танки?

- Скажу больше - когда они узнали, что у них танки, мне сразу сказали, что на разведку идем мы.

- А причина объективная есть? - гепард, наконец, отошла от потрясения.

- У нас самая быстрая и универсальная машина среди всех поисковиков. Объективно, мы лучше всех подготовлены для проведения разведки, лучше нас только военные разведчики.

- А они сюда доберутся не скоро, - добавил Шура. - Тупо на согласование уйдет не меньше часа, а там им доехать сюда еще надо.

- Вот только фиг нас отсюда выпустят, - Николай схватился за ухо, принявшись его мять.

- В смысле? Разведку же вглубь проводят, или я что-то не знаю?

- Тебя и Ваську надо бы высадить подальше отсюда, - пояснил волк.

- Не, ну архивника высадить я еще понимаю, но я-то вам пригожусь, не?

- А дело говорит, - задумчиво смотря на кошку, пробормотал рысь, отчего Рита с трудом подавила инстинктивное желание вздыбить загривок и зашипеть, задрав хвост. - Она ведь сталкер, как минимум ходить так, чтобы не спалили, уметь должна.

- А с Васей что делать? - Ник вздохнул, и все дружно посмотрели на хорька. Тот растерялся и выронил маленький блокнот, в который что-то записывал. Подняв его, волк с удивлением увидел схему Т-54 с подробными пояснениями о бронировании, вооружении, скорострельности орудия, дальности стрельбы и так далее. Подняв ошарашенный взгляд на архивника, Николай смог только выдохнуть: - откуда?

- В архивах много информации, а я часто заканчиваю работу очень быстро, - забормотал, словно оправдываясь, Василий. - И я часто читаю все, что под руку попадется...

- И попался справочник по бронетехнике?

- У-угу...

- Такими темпами я самым бесполезным окажусь, - покачал головой Николай, фыркнув, но стоящие торчком уши и виляющий хвост выдавали его настроение. - Ладно. Рита, Вася - в кузов. Шура, сворачиваем точку и проверяем машину, потом двигаем.

Подождав, пока хорек заберется в машину, Рита залезла следом и закрыла дверь, после чего подошла к архивнику. Тот сжался и тихонько задрожал, прижимая уши.

- Так, давай сразу разберемся с нашими проблемами. Не против? - гепард присела перед сидящим в кресле Васей на корточки.

Тот помотал головой.

- Отличненько. Слушай, - кошка поскребла когтями затылок, подбирая слова. - Извини на все, что было. Я не знала, что ты архивник, а знала бы, даже не полезла, отвечаю. Ну ты должен понять, вы, хорьки, обычно бойкие ребята, и на кривых колесах к вам не подкатишь...

- Я понимаю, - тихо пробормотал архивник, мня кончик хвоста и смотря куда-то вниз.

- Блин, не умею я задушевные беседы вести, - гепард нервно усмехнулась, прижимая уши и стараясь не смотреть на хорька. Она не хотела его напугать еще сильнее.

-Я привык... - так же тихо сказал Василий, тяжело вздохнув. - Я... я думал, что став полевым сотрудником архива Поиска, смогу быть увереннее... но ведь это то же самое, только опаснее...

- Вас же никто не трогает? - удивилась Рита, на что хорек грустно улыбнулся.

- Так считается... Бандиты иногда пытаются ограбить поисковиков, военные часто стреляют, не пуская к местам перестрелок... даже некоторые вольные торговцы могут грубой силой прогнать оперативную группу Поиска, желая поживиться на месте столкновения.

Гепард молчала, и даже дышала как можно тише и реже, боясь спугнуть неожиданно разговорившегося хорька.

- Несколько групп просто расстреляли, одну машину, набитую обобранными до нитки телами, мы нашли в реке... - Василий передернул плечами, вспоминая ужасную вонь, и неприятные ощущения от длительной рвоты. - Я боюсь, что однажды и нас так же убьют...

- Обосрутся, - уверенно заявила Рита, осторожно опустив ладонь на колени хорька. Тот вздрогнул и удивленно посмотрел на нее. - У тебя хорошие друзья, и раз уж от танков удрали, то от каких-то там бандюганы вам точно не помеха.

- Почему? - архивник был немногословен, но гепард его поняла.

- Считай, что я чувствую себя твоей должницей, - она усмехнулась, на что Василий мотнул головой.

- Я должен...

- Про деньги забудь, понял? Компенсация за моральный ущерб.

Хорек слабо улыбнулся.

- Спасибо...

- Так, мы загру... - заглянувший в кузов Ник удивленно посмотрел на хорька с гепардом. - Оу. Прошу прощения, но нам точку запаковать надо.

Архивник сразу слез с кресла и вышел из машины, а вот Риту волк придержал за руку.

- Не давай ему к себе привязаться, если не готова общаться с ним постоянно, - Николай был предельно серьезен и даже хмур. Гепард кивнула, и он пропустил ее к выходу.


Поисковики, в которую общим голосованием было решено временно взять Риту на правах стажера - чтобы потом вопросов не возникало - ехали в стороне от дороги. Местность была лесистой, местами и вовсе болотистой, но джип, оказавшийся вполне себе неплохим вездеходом, уверенно преодолевал все преграды. Немалой была заслуга и Шуры, на ходу выбирающего подходящий маршрут. Сложнее было держаться направления дороги, так как иногда приходилось делать серьезные петли.

Поездку скрашивали перепалки между Николаем и Ритой - Александра гепард трогать поостереглась, так как от него зависело, не утонет ли джип в болоте, а Васю она бы теперь не тронула даже под страхом смерти. Обычно ссоры и сколки касались разнообразных посторонних тем, вроде вкусовых качеств разных видов алкоголя, полезности или вреда густого шерстяного покрова, или эффективности полугусеничных машин. Риту нередко совершенно неожиданно поддерживал Василий, чем вызывал у обоих натуральное офигевание. Гепард в ответ на удивленные взгляды Ника только делала панически круглые глаза.

Но вся команда, несмотря на показную расслабленность, все время ожидала, что в них полетит снаряд. Двигатель внедорожника был и так далеко не тихим, а постоянное использование пониженных передач и вовсе заставляло его рычать на всю округу. Однако до сих пор их никто не заметил, что вызывало недоверие и постоянное ожидание каких-то сюрпризов.

Болотистый лес кончился как-то вдруг. Нет, Шура сразу заметил, что почва становится суше, но сам лес словно обрезали, как на Рубеже. А дальше...

Дальше отвалились челюсти у всех четверых сразу. Ровное плато, огороженное обычной металлической сеткой Рабица. И все оно было усеяно тяжелой боевой техникой.

Здесь были и танки Второй мировой, причем не только советские, и современные, были артиллерийские установки, РСЗО и так далее. Все в отличном состоянии, судя по следам - еще и на ходу. Примерно в центре плато высилась какая-то громадина, при виде которой рысь буквально схватился за сердце, выронив бинокль.

- Это что за детище сумрачного гения? - Рита с удивлением рассматривала настоящее чудовище, высотой с три танка - то есть, метров шесть, а длинной - почти с седельный тягач с прицепом.

- Мотокрепость, - выдохнул Александр, пытаясь отдышаться. - Один из проектов, который считался нереализуемым.

- "Мото"? Эта хрень еще и двигается?! - казалось, что кошку сейчас удар хватит.

- Надеюсь, что нет. Предполагалось, что мотокрепость будет вооружена артиллерией крупного калибра, автоматическими пушками и крупнокалиберными пулеметами, причем в бешеных количествах. А, еще ракетные системы хотели прикрутить. Мотокрепость должна была стать символом мощи и умений механикусов! - с какой-то болью в голосе воскликнул рысь.

- И как ее предполагалось двигать? Она ж по самым оптимистичным прикидкам под тыщу тонн весить должна, - Николай повел ушами, чуть склонив голову набок.

- Широкие гусеницы, мощные двигатели, специальные трансмиссии. Сотня-другая-десятая литров топлива на километр пути. Это полноценная крепость, самоходный аванпост, который можно установить там, где нужно. Ну и артиллерией его накрыть теоретически сложнее.

- Бредятина какая-то, - Николай мотнул головой и опустил бинокль. - На кой ляд это вообще надо было?

- Амбиции, мания величия, желание показать всем свою мощь - я же рассказывал тебе о настроениях в группировке. Все это, в конце концов, вылилось в этот амбициозный проект. Правда, я думал, он в принципе нереализуем.

- Мне кажется, он не реализован, - тихо проговорил Василий, внимательно изучавший в бинокль мотокрепость. - Она не достроена.

- Ага, и вокруг горы металлолома, или что-то вроде того, - дополнила Рита.

- Тем не менее, у механикусов откуда-то есть ресурсы даже на частичную постройку этой чертовой мотокрепости, не говоря уже о самом большом танковом парке, - Николай помял ухо, нахмурившись. - Похоже, они очень, очень сильно обижены на мир. И как их только не заметили?

- Как-как... как обычно, - Шура вздохнул, опустив уши. - Просто не смотрели. Кто по этим тропкам-то ездит? Эту дорогу не проверяют, заправок на ней нет, торговцы по ней не ходят, бандитов, следовательно, нет.

- Вась, черкани - проверить все тропки, по которым может проехать что-то крупнее джипа, - волк фыркнул, почесал за ухом, фыркнул еще раз. - Ну, что делать будем?

- Интересно, а пушки у этой громадины стреляют? - задумчиво пробормотала Рита, продолжая изучать мотокрепость в бинокль.

- Должны, - рысь покосился на кошку.

- А броня какая планировалась?

- Комбинированная противоснарядная.

- Хм... нет, народу не хватит...

- Даже не думай, - прошипел Александр. - Проникнуть на территорию механикусов...

- Которую охраняют четыре с половиной вышки, - перебила рыся гепард, и тот замолчал, усиленно заработав мозгами.

- Это настолько нагло, что даже может сработать, - Николай навострил уши, чувствуя, как хвост виляет из стороны в сторону. - Пошли собирать точку.

- На кой ляд?

- Свяжемся с филиалом, обрисуем обстановку, может, вызовем команду разведчиков. Не знаю, как ты, а я бы шмальнул пару раз из гаубицы по стоячим мишеням.

- Вы сраные маньяки, - категорически заявила Рита, и добавила. - И вы мне нравитесь. Никогда больше не буду недооценивать поисковиков, хвост на отсечение даю.

- Останешься с нами? - Василий подергал гепарда за рукав куртки, отчего та прижала уши и посмотрела на хорька круглыми глазами.

Впрочем, выражения морд остальных членов команды были не менее красноречивы.


После сборки рации и обрисовки ситуации координатору в Филиале, Николай слышал лишь чьи-то приглушенные переговоры на "той" стороне. Похоже, координатор обсуждал ситуацию с наблюдателем от военных. Минут через пять прижимающий к уху наушник волк услышал удаляющиеся шаги, а потом раздался голос координатора.

- В общем, Коля, поступим так. Вы сейчас заляжете, желательно в стороне от лагеря механикусов, и не отсвечиваете. Мы в это время собираем всех, кого сможем, но в первую очередь - группу захвата этой их мотокрепости. Сколько там орудий?

- Гаубиц там четыре, что-то около шести автопушек неизвестного калибра, точно сказать не могу - мы ее осмотрели только с одной стороны. Число пулеметов установить невозможно, неясно вообще, установили их, или нет. Так же, внутреннее бронирование явно завершено, как минимум, отсек управления закончен. Забаррикадируемся там, и нас придется автогеном выковыривать. С основной броней сложнее - похоже, что там закончено процентов шестьдесят, плюс-минус десяток. И она явно на ходу - следы ни с чем не спутать.

- Понятно... Надо скорректировать план, вам там долго не продержаться, даже если эти гаубицы будут по десять выстрелов в минуту выдавать, в чем я сомневаюсь. Проникнув на объект, группа захвата должна затаиться и ждать основного нападения. Александра, пожалуй, отправь с ними. А вот ты не лезь! И Василия туда не тащи. Разведчики из вас может и куда ни шло, но проникнуть внутрь вы точно не сможете, не та подготовка.

- Понял, - несколько кисло ответил Ник, прижав уши. Рита же гневно встопорщила усы, забив хвостом и чуть ли не зашипев. - Когда подойдет группа захвата?

- Ориентировочно - сутки, плюс-минус десять часов. Им придется теми еще тропками ползать. Ожидайте, с вами свяжутся по системам ближнего действия.

- Принял.

Убрав радиостанцию, поисковики с гепардом сели по местам, но Шура не спешил запускать двигатель. Он мысленно вспоминал все, что только можно о мотокрепости, ну и ждал команды волка.

Тот, дергая попеременно то вибриссы, то ухо, пытался придумать, где им встать. В болоте прятаться не хотелось, а лес на этой территории по большей части был именно болотистым. Неизвестно, было ли так до Катастрофы, или это уже ее последствия, но сейчас эта особенность выходила поисковикам боком. И дело даже не том, что придется безвылазно сидеть в машине, Ник боялся, что они там застрянут. Шура, конечно, великолепный водитель, но по болотам даже он ездить крайне не любит.

Рита все еще дулась на то, что ее не пускают в вылазку к мотокрепости, а Василий что-то писал в ежедневнике. Гепард решила не подсматривать, тот только начал избавляться от икоты и последствий потрясения. Она до сих пор не могла понять, почему тот все еще таскается с поисковиками, вместо того, чтобы осесть в архиве.


Время, из-за напряженной обстановки, тянулось отвратительно медленно. Поисковики хранили радиомолчание, боясь перехвата со стороны механикусов. Может передача и кодируется, но мощность сигнала у радиостанции была таковой, что ее бы и радиотехник-любитель смог бы локализовать.

А посему члены команды занимались кто чем. Вася что-то писал и чертил в тетрадях и журналах, Николай решил поспать. Шура, закончив с маскировкой джипа, устанавливал ловушки и сигнальные растяжки. А вот кошка, так и не найдя себе занятия, упросила у Ника бинокль, взяла рацию и пошла устраивать наблюдательный пункт. Все равно команда расположилась недалеко от дороги, на одном из немногих более-менее сухих участков. Конечно, это далеко не лучшее решение с точки зрения "спрятаться и не найтись", но стоять на болоте никто не хотел.

В ожидании прошел день, ночь. Утром, кое-как приведя себя в порядок, поисковики снова задались вопросом, что делать. Передач с филиала не было - при радиомолчании запрещалась только передача, но не прием. Дошло до того, что Шура вытащил карты и в течение нескольких часов вся команда играла в покер на щелбаны. Даже хорек. Предложение Риты сыграть на раздевание встретило крайне красноречивые взгляды волка и рыся, так что она быстро отшутилась и уткнулась в карты.

- ОГП-31, группа на позиции, точка первого выхода, - неожиданно выдала радиостанция. И так три раза.

- ОГП-31 - это мы? - Рита навострила уши.

- Да, точка первого выхода - это место, откуда мы на передачу вышли в первый раз, - волк поскреб когтями за ухом, подергал вибриссы. - Ладно, зверятки, по местам. Там соединимся с вояками, они нам все раскидают, и потом уже решим, что дальше.


Группа захвата состояла из десяти человек. Сразу была видна выучка, да и "упакованы" разведчики были, как говорится, что надо. Командиром группы был невысокий - впрочем, все в группе были ростом ниже метра семидесяти - молодой парень с заметной щетиной и очень приметными белесыми шрамами на щеках. Два из них образовывали этакую лежащую на боку букву V, "острием" в сторону рта, еще один шел от губы до виска. Он назвался Лешим.

Приехали военные на паре легких джипов, причем невооруженных и без бронирования. Даже крыши не было. Зато они были действительно легкими, с высоким клиренсом и широкими шинами. И приехали не по дороге, а чуть ли не по болоту. Ну и до кучи, двигатели у джипов были неожиданно тихими.

Ник самоустранился от обсуждения плана, сказав, что у него нет ни навыков, ни знаний, да и вообще, он и Василий точно останутся в стороне. Хорек через Риту, которую все же решено было взять в группу захвата, передал Лешему тетрадку с характеристиками всех увиденных танков, просто на всякий случай, сама же гепард вместе с рысем внимательно слушали инструкции человека. Тот решил на полную использовать природные преимущества зверей, выделив их в качестве авангарда, но со строгим наказом - в случае чего тут же драпать в арьергард. В случае успешного проникновения в мотокрепость Шура должен был разобраться с управлением двигательной системой, а Рита была обязана его охранять. Люди в это время собирались изучить орудийную систему крепости и оценить ее возможности к ведению интенсивного боя.

Сам план проникновения строился вокруг уверенности, что механикусы точно знают, что в округе крутится как минимум группа Поиска. А значит, на базе наверняка повышенная боевая готовность. Проще говоря, Леший перестраховывался, и не раз, предпочтя перебдеть, чем недобдеть.

Волк с хорьком остались вместе с машиной в лесу - двигатель у шестиколесного джипа все же был достаточно шумный - а рысь с гепардом кое-как впихнулись во внедорожники разведчиков. Уже через полчаса люди внимательно изучали лагерь механикусов, особенно много внимания уделяя охранению и возможным укрытиям.

Леший шепотом раздал последние указания, сделав упор на не слишком высокой надежности укрытия под днищем какого-нибудь танка. Из-за грязевого месива, образовавшегося после проезда большого числа гусеничной техники, следы будет видно очень отчетливо, особенно одиночные. А это значит, любой мало-мальски внимательный охранник без труда обнаружит спрятавшегося под машиной нарушителя. Из этого так же вытекала и необходимость идти более менее проторенными тропами.

Шура и Рита должны были идти чуть впереди основной группы, для чего им выдали по специальному пистолету ПБ. При этом оба понимали, что использование даже этого, специально разработанного для бесшумной стрельбы, пистолета сопряжено с огромным риском. Все-таки лязг затвора слышен метров на сорок-пятьдесят, да и сам выстрел далеко не абсолютно бесшумен.


-Люди с самого начала готовились к худшему, поэтому неожиданно активное патрулирование местности не стало неожиданностью. Механикусы ходили группами по трое, вооруженные стандартными автоматами Калашникова. При этом в каждой группе было по одному представителю псовых - лисы, волки, различные породы собак. В некоторых патрулях ходили и различные кошачьи, а там, где их не было, как минимум один из патрульных носил ПНВ. Группы двигались в хаотичном, бессистемном режиме, но при этом вся огромная стоянка была равномерно разделена между ними. Первым все понял Шура, отчего досадливо зашипел, прижав уши. Он заметил КПК на запястьях, с которыми сверялся один из патрульных каждой группы, который так же нес заплечную рацию с длинной антенной. С большой вероятностью, они использовали какую-то систему позиционирования.

Леший, поняв, что даже очень длительное наблюдение ни к чему не приведет, крепко задумался. Он планировал до ночи изучить маршруты патрулирования, чтобы увеличить шансы на успешное проникновение, но теперь отбросил эту идею, как бесполезную. Он отправил двоих людей осмотреть базу с других сторон, впрочем, не особо надеясь на удачу. Механикусы очень тщательно охраняли недостроенную мотокрепость.

Стоило так же признать, что нападение в лоб даже силами сразу нескольких армий было заведомо обречено на провал. Одних только танков было никак не меньше сотни, и пусть большую их часть составляли довольно старые Т-54/55 и Т-62, но присутствовали даже Т-90. Один из танков не смог опознать и архивник, сказав, что такой модели попросту не знает. Больше любого другого танка, этот удивлял своей странной башней и необычно толстыми бортовыми экранами. Шура сделал предположение, что это какой-то прототип, или вроде того.

А общее число боевых машин явно перевалило за три сотни. Откуда у механикусов столько экипажей, никто не знал.

Ближе к вечеру вернулись разведчики, и, как и предполагал Леший, никаких лазеек они не обнаружили. Сомневаться в профессионализме своих людей у человека не было ни малейшего повода, а значит, надо было потратить оставшееся время на мозговой штурм.


- Нет идей, - сдался через полтора часа Шура, досадливо прижав уши и сморщив нос. Рита сидела, нахмурившись и нервно подергивая вибриссы - жест оказался прилипчивым.

Люди тихо обсуждали идеи, четверо из них следили, чтобы группу никто не обнаружил. До того, как окончательно потемнеет, и станет возможным проникновение, оставалось всего час.

Последняя надежда Лешего - воспользоваться сменой караула - растаяла, когда ему доложили, что патрули сменяются в разное время, да еще и на ходу. Нет, в одиночку кто-нибудь проникнуть и смог бы, пользуясь пусть и незначительными, но разрывами. Сбить запах было несложно - уж этому разведчиков учили в первую очередь. Но смысла в проникновении одного человека или зверя не было - необходимо было взять мотокрепость под контроль, чтобы дать хотя бы один залп в спину механикусам, когда подтянутся основные войска. Да и нейтрализовать столь мощную самоходную артиллерию так же было крайне необходимо. Увы, тяжелой артиллерии, способной уничтожить бронетехнику еще до старта, у военных не было, а снять батареи 152-мм гаубиц с Главного Штаба Штейн-града было фактически невозможно.

Да и вообще, с противотанковыми средствами было несколько туговато. Старые гранатометы РПГ-7, некоторое количество танковых орудий, установленных на тяжелых грузовиках, блоки вертолетных НУРСов - они же НАРы - с кумулятивными боевыми частями. Пехоте обещали выдать противотанковые гранаты, но, по мнению большинства, это уже совсем самоубийство. Как воевать с целой армадой, не знал ни один командующий.


Наступила ночь, зажглись многочисленные фонари, и у Лешего, наконец, созрел план. Он рассчитывал воспользоваться неравномерностью освещения территории. Еще сильнее его обрадовал начавшийся дождь - тот пока был слабым, но по всем приметам должен был усилиться. Лучшего времени для проникновения было не найти.

Как и обговаривалось изначально, сначала пошли Рита с Шурой. С помощью кусачек они сделали в сетчатом заборе дыру и осторожно проникли на территорию, после чего разошлись в разные стороны. Пробираться предстояло разными путями. С пятиминутными разрывами на территорию начали проникать и люди, группами по двое.

Дождь скрыл следы, а пропитавшаяся бензином грязь, в которой не побрезговала вываляться даже Рита, скрыла запах и обеспечила лучшую визуальную маскировку. Но все равно не допустить своего обнаружения было крайне сложно.

Один из людей чуть не попался, его спасла только интуиция и реакция. Он в последний момент успел спрятаться под танком, а усилившийся дождь достаточно сильно размыл следы, чтобы патрульные ничего не заподозрили.

Рысю пришлось почти десять минут прятаться под днищем Т-72 - мимо него с завидной регулярностью проходили патрули. Из-за этого он оказался ближе к середине группы, а не в авангарде.

Еще два человека вообще с трудом ушли от обнаружения - овчар-патрульный каким-то образом заметил что-то, и некоторое время он с другими патрульными внимательно осматривал местность. Заглядывали и под танки, и даже в некоторые машины - людям пришлось от них чуть ли не бегать, рискуя наткнуться на другую группу.

Первой до мотокрепости добралась Рита, черная от грязи, дрожащая от холода и крайне злая. Она проникла внутрь через дыру во внешнем бронировании, и начала медленно изучать ее. Вопреки ее опасениям, никакой охраны, ловушек, сигнализации и так далее не было. Такое ощущение, что охранялась не сама мотокрепость, а техника, ее окружающая.

А когда, почти через час, до крепости добрались остальные, она мрачно обвела всех взглядом и пробормотала:

- Все пропало...

- Что? - опешил Леший, замерев.

- Нам конец. Тут нет снарядов. Нет топлива. Вся электроника демонтирована. Сейчас это не более чем куча металлолома, - гепард уткнулась носом в колени, обняв их руками. Она сидела у стены.

- Похоже, вывезли, пока мы объединялись, - пробормотал Шура, присев рядом. Люди остались стоять, пытаясь осознать услышанное.

Механикусы их всех обхитрили. Понимая, что мотокрепость не удастся быстро переместить, они просто обезопасили ее до предела. Именно поэтому она не охранялась, именно поэтому патрули даже не думали к ней сворачивать. Зачем охранять то, что не может быть использовано врагом? А вот за остальной техникой следили очень внимательно.

Разведчики облазили мотокрепость сверху донизу, благо, не было ни одного запертого люка. Нашли несколько стреляных гильз от автоматических пушек и пулеметов, брошенные инструменты, строительную каску. И все.

Основными орудиями были 203-мм гаубицы Б-4, причем к ним были явно с нуля созданы самые настоящие автоматы заряжания, причем гидравлические. Причем из них явно стреляли, но смысла в этой информации не было. Разведчикам оставалось только ждать и надеяться, что объединенные силы военных смогут справиться с механикусами. Что будет в противном случае, никто не хотел даже представлять.


- Хм, вояки на подходе, будут через сутки, - Николай сказал это для Василия, сейчас сидевшего на капоте джипа и грустно смотрящего куда-то в сторону.

- Интересно, как они там? - хорек провел ладонью по металлу капота, собирая капли воды. Мех давно отсырел от влаги, но его это не беспокоило.

- Наверное, уже осваивают эту мотокрепость, и спорят, кто первым выстрелит из главного калибра, - волк тряхнул головой и встопорщил шерсть за загривке - на него опять упала большая холодная капля воды.

- У меня плохое... предчувствие... - прошептал архивник, все еще смотря в сторону. Он словно застыл, не шевелясь уже довольно долго.

- Будем с тобой надеяться, что все обойдется, - Ник встряхнулся и посмотрел на небо. Тучи расходились.


- Всем боевым группам, внимание, входим в зону возможного огневого контакта! - раздался голос координатора, сильно искаженный помехами.

Командир экипажа, немолодой уже светловолосый человек с недельной щетиной, потер кончик носа. Этот жест он подхватил у знакомого волка-дальнобойщика, и все обещал себе наконец-то избавиться от него. Хмыкнув, командир прижал пальцем триггер ларингофона.

- Леха, орудие на боевой взвод! Серый, в случае контакта съезжай с дороги, высаживаем десант!

- Оружие на боевом! - наводчик щелкнул несколькими тумблерами.

- Есть! - ответил механик-водитель, опустив ладонь на рычаг переключения передач.

БМП-2, впервые за много лет вооруженный помимо пушки и пулемета еще и противотанковым комплексом, неторопливо ехал за двумя Т-80У - единственными танками военных. Эти машины были отправлены из городов, но перед этим на них навесили динамическую защиту, заменили всю оптику, установили всю самую современную электронику, которую только удалось найти. Причем сделали это невероятно быстро, за полтора дня, работая в четыре смены.

Различных боевых машин, вооруженных противотанковыми комплексами, было не так уж и много - всего два десятка. Основной ударной силой должна была стать пехота с просто огромным количеством РПГ-7 - по одному гранатомету на четверых человек. Для вооружения армии пришлось вскрыть склады, оставленные на "черный" день. Шансы на успех были - территория была все же лесистая и даже болотистая, но все же не стопроцентные. Больше всего опасений вызывали РСЗО и артиллерия, с которыми должна была расправиться группа разведки, захватившая мотокрепость.

Легкие джипы передовой разведки ехали в километре перед основным соединением, причем не только по дороге. Пользуясь малыми размерами и массой своих машин, разведывательные команды прочесывали и лес. Скорость продвижения объединенной армии задавали танки, экипажи которых стремились экономить ресурс гусениц. Конечно, были комплекты запасных, но их замена без специального оборудования заняла бы достаточно много времени.

Что танки, что транспортные машины везли "на броне" пехоту, которая должна была в случае неожиданного нападения рассредоточиться и прикрыть уязвимую с бортов технику. Потеря этих двух Т-80 была невосполнимой, и сильно бы ударила по боеспособности объединенной армии.

- Всем группам, внимание! Данные с передового наблюдения! Возможна засада! Возможна засада!

- Ну, понеслась, - командир экипажа БМП перекрестился и поцеловал простенький деревянный крестик, тут же спрятав его за ворот.

Танки из колонны перестроились в линию, благо дорога была двухполосной, и продолжили движение. Часть БМП и БТР высадили десант, люди с крайне редкими вкраплениями зверей тут же рассредоточились по обе стороны от дороги. Сотни грузовиков замедлились, отставая от бронетехники, солдаты споро спрыгивали на землю, стараясь никого не задеть гранатометами.

Первый огневой контакт произошел далеко впереди основной армии - два джипа передовой разведки столкнулись с замаскированными в стороне от дороги танками Т-55. Разведчики успели среагировать, но все равно потеряли двоих убитыми - танкисты открыли огонь из спаренных и зенитных пулеметов. Чем и обрекли себя на смерть.

Экипажи танков атакующих не стали церемониться с противниками, особенно с учетом того, что те находились на дистанции прицельного выстрела - чуть больше полутора километров. Правый Т-80 сразу остановился и выстрелил подкалиберным снарядом, левый же перед этим выехал чуть вперед. Меньше чем за секунду снаряды достигли целей, и два танка из четырех были сразу уничтожены. Всего через восемь секунд танки дали второй залп, добив пытающиеся отступать задним ходом машины механикусов.

Одновременно с этой стычкой в лесу завязались несколько перестрелок между пехотой. Несколько раз грохнули выстрелы из РПГ, одна из групп военных запросила поддержку огнем - они столкнулись с устаревшими, но все еще достаточно опасными ПТ-76 в количестве шести машин. Гранатометчики уничтожили три легких танка, но остальные фугасными снарядами накрыли большую часть пехоты в группе.

Танки не стали тратить снаряды, вместо них отработали автоматические пушки БМП. Бронебойные снаряды их 30-мм пушек без труда прошивали тонкую броню плавающих танков. Впрочем, 76-мм пушка ПТ-76 была даже эффективнее, так как могла с одного попадания уничтожить БМП даже с километра и более.

Со временем все больше и больше отрядов и техники вступало в бой. Имея чудовищное преимущество в бронетехнике, механикусы, тем не менее, предпочитали действовать из засад, нанося серьезный урон военным. Впрочем, те успешно контратаковали, и не раз, используя преимущество пехоты с противотанковыми средствами в лесу. То тут, то там взрывались танки и бронемашины, транспортеры, просто грузовики-заслоны. Но все это было мелочью по сравнению с тем моментом, когда заговорила артиллерия.

Возглавляющие атаку Т-80 стали первыми жертвами массированного артобстрела. Обычные 152-мм фугасные снаряды без особых проблем проламывали тонкую крышу корпуса и башни, а их концентрация позволила добиться прямого попадания буквально спустя пару секунд. Экипажи боевых машин не успели даже испугаться, как танки просто взорвались - тяжелые башни разлетелись в разные стороны.

Плотный заградительный огонь остановил продвижение объединенной армии, более того, военные были вынуждены отступить, чтобы выйти из зоны поражения. Командование все никак не могло понять, почему по-прежнему молчит мотокрепость, которую уже должны были занять разведчики. Пробравшиеся к лагерю передовые отряды разведки докладывали, что никаких следов поднятой тревоги не было.

Наконец, на связь вышли разведчики, и сообщенная ими информация заставила поседеть многих людей в штабе. Вся боевая операция повисла на волоске...


- Это просто... слов нет, вообще, - Рита уткнулась лбом в колени.

Несмотря на отмену радиомолчания, а так же то, что механикусы явно знали, что их мотокрепость под контролем противника, никто даже не пытался их оттуда выкурить. В принципе, логично, ничего сделать этой громаде группа разведчиков не могла - протащить взрывчатку было совершенно невозможно, по крайней мере, достаточное ее количество. А все, что можно было повредить так, уже было демонтировано. Скорее всего, разведчиков просто заморят голодом, ну или убьют, когда те попытаются выбраться. Охрану вокруг мотокрепости усилили, теперь даже таракану было сложно проскочить.

- Докладывают о тяжелых потерях, - Леший оторвался от рации. Это было крайне опасно, так как передача не шифровалась, но механикусы ничем не высказывали своего интереса. Человеку казалось, что те бы им и полноценную радиостанцию принесли, просто чтобы позлорадствовать.

- Неудивительно, - Шура вздохнул, наблюдая через приборы наблюдения мотокрепости за суетой вокруг батареи 152-мм орудий. Та расположилась неподалеку, но никто ничего не предпринимал. Снайперы убьют любого высунувшегося раньше, чем тот что-либо успеет предпринять.

- Безвыходная ситуация, - один из разведчиков поставил свой "Вал" у стенки.

Никто не знал, что делать. Время от времени громыхали залпы артиллерии, но уже реже - военные, скорее всего, отступили. Вряд ли в атаке участвовали все силы, но у них в принципе не было возможности провести прорыв, по крайней мере, без катастрофических потерь. Ни о какой контрбатарейной стрельбе не было и речи, по причине отсутствия самих батарей у объединенной армии. Механикусы учли предыдущие ошибки.

Неожиданно на базе начались какие-то движения. Изучающий обстановку Леший с удивлением отметил признаки перегруппировки войск, словно для отражения атаки. Навостривший уши рысь пытался уловить хоть что-то, и через несколько минут, судя по отвалившейся челюсти, ему это удалось.

- Ну? - нетерпеливо затеребила его за рукав гепард.

- По лесам какие-то самоубийцы прорываются на легких машинах... Говорят о тяжелом вооружении.

- Легкие машины? Тяжелое вооружение? Самоубийцы? - Рита задумалась, а потом округлила глаза. - Рейдеры что ли?!

- Что за рейдеры? - плохо разбирающийся в группировках Леший удивленно посмотрел на кошку.

- Те еще психопаты, по сути, бандиты, но стоит признать - по-своему благородные, - Рита глубоко вдохнула, выдохнула. - Гоняют на облегченных джипах, легковушках, изредка - легких грузовиках. Брони никакой нет, оружие рассчитано на максимально быстрое уничтожение. Собственно, нападают только на хорошо вооруженные конвои, выносят всю охрану - кроме тех, что сдаются - забирают самый ценный товар и сбегают. До сих пор не известен ни один случай, когда рейдеры убивали бы торговцев или водителей. Могут покалечить, сломать пару костей, но не убивают из принципа.

- Странные какие-то, - разведчик почесал затылок. - Никогда не слышал о таких.

- Они на военных не замахиваются, поэтому и не слышали, - Александр фыркнул. - Нападают редко, мимо одиночки могут вообще пронестись на полной скорости, даже пушками не дернув.

- Вот так рояль в кустах, - нервно хохотнул один из людей.

- И что они тут делают-то? - Леший на всякий случай подхватил свой автомат.

- Два варианта. Может, повоевать пришли, или поживиться чем. Они же дурные на голову, им на паре джипов "заслон" загрызть - сплошное удовольствие...

Словно в подтверждение слов Шуры до разведчиков донесся рев движков и грохот орудий. Сразу несколько танков рванули с места, но их почти сразу накрыло ракетами. Все поле накрыло взрывами, а затем люди и звери увидели сразу три десятка несущихся на полной скорости джипов.

Вооружены те были до зубов, начиная от самодельных залповых установок, стреляющих гранатами от РПГ, и заканчивая полноценными танковыми орудиями. Несмотря на кажущуюся безумность и самоубийственность идеи, один из джипов, даже не останавливаясь, громыхнул пушкой. Его дернуло, занесло, но явно привыкший к такому водитель легко справился с отдачей.

Мелкие машинки рассредоточились по всей поляне, их экипажи поливали все вокруг огнем из пулеметов и автоматов. И на этот раз они никого не жалели. Шура криво оскалился, прижимая уши.

- А вот второй вариант - пришли мстить.

- Мстить? - синхронно спросили сразу несколько человек и Рита.

- Механикусы в свое время целенаправленно гоняли рейдеров, исключительно из-за наличия у них тяжелого оружия. Причем не просто гоняли, выживших еще и казнили с особой изощренностью. Собственно, после последней подобной казни, когда на кольях вокруг базы вывесили два десятка истерзанных трупов, терпелка у всех и лопнула.

- Думаю, передовики уже доложили об обстановке. У нас появился шанс, - Леший потер подбородок.


Военные, получив новые данные, приготовились к рывку. Оставшиеся силы объединенной армии стягивались в единый ударный кулак, ожидая, когда поступит приказ о наступлении. Если у них ничего не получится - начнется настоящая война на истощение, так как техники у военных попросту не останется. В бой бросили все, что было, понимая, что больше шансов не будет - механикусы просто выведут в поле всю свою бронетехнику, и можно будет вешаться.

Напряжение витало в воздухе. Солдаты сжимали оружие, готовясь к самому трудному бою в своей жизни. Стрелки проверяли и перепроверяли оружие и системы управления огнем, водители следили за работой двигателей. Командиры экипажей согласовывали свои действия.

Полноценных боевых машин осталось немного. Три БМП-2, девять БТР-70, на которые были установлены самодельные ПТРК, и одна единственная уцелевшая БМП-1 с древней, но все еще эффективной ПТРК "Малютка".

Зато было целых тридцать переделанных для нужд армии КамАЗов. Половина была оборудована специальными сменными боевыми модулями, и сейчас щеголяла установками с ПТУР, еще два несли настоящие танковые орудия калибра 125-мм, остальные несли малокалиберные автоматически пушки. Особых надежд на грузовики с танковыми орудиями не возлагали - для нормальной стрельбы тем надо было остановиться и разложить упоры, иначе подвеска буквально сыпалась от нагрузок, несмотря на все попытки ее усилить.

Про защищенность грузовиков и говорить нечего. Максимум, что те способны были выдержать - это непродолжительный обстрел из крупнокалиберных пулеметов.

Наконец, командование вышло на связь, вот только отданный центром приказ вызвал ступор.

Операция сворачивалась. Механикусы просто сдались.


- Это что сейчас было? - шокировано бормотала Рита. Она повторяла эту фразу с завидной регулярностью уже минут десять.

Все дело в том, что механикусы, что недавно пытались пристрелить рейдеров из танковых пушек и пулеметов, побросали оружие и упали мордами и лицами в грязь. Не ожидавшие такого рейдеры некоторое время носились по базе, стреляя во все стороны, но скоро и они остановились.

Сначала все приняли за изощренную ловушку - механикусы умели удивлять. Потом, когда разведотряд вместе с рейдерами добрался до совершенно не охраняемого штаба, появились сомнения.

Ну а после обследования помещений, Леший вышел на связь с командованием и совершенно охреневшим голосом доложил, что верхушка механикусов дружно застрелилась, даже не уничтожив сервера с данными.

Остался только один, верховный жрец, бывший львом. До сих пор ни люди, ни поисковики львов не видели - собственно, как и гепарды, те жили чуть ли не на другом конце планеты. Зверь стоял на коленях посреди своего кабинета, в одних трусах, заложив руки за голову. Когда Леший начал допрос, он ожидал сопротивления, но нет. Лев, назвавшийся Имаму - что вместе с заметным акцентом только подтвердило его зарубежное происхождение - отвечал без давления.


- В чем причина того, что вы сдались?

- Наши цели недостижимы.

- Каковы были ваши цели?

- Мне было видение. Мы не должны были допустить закрепления тех, что живет за горами.

- Почему вы не должны были этого допустить?

- Будет великая война, в которой погибнут многие.

- Что станет причиной этой войны?

- Те, кто живет за горами.

- Почему развяжется война?

- Я не видел этого.

- Какими были ваши планы?

- Мы должны были использовать все средства, дарованные нам Говорящими, чтобы закрыть проход для тех, что живет за горами.

- Кто такие Говорящие?

- Те, кто говорит со мной.

- Почему ты все это рассказываешь?

- Я больше ничего не изменю. Вы должны остановить тех, что живут за горами.

- У вас есть веские доказательства?

- Лишь мое слово, видения видел только я.

- Как тебе удалось убедить столько людей и зверей?

- Говорящими были дарованы мне знания вашего языка и сила убеждения.

И в таком вот режиме - час подряд.


Присутствовавшие на допросе... хотя какой там, опросе Рита и Шура только переглядывались между собой, людьми-военными, и рейдерами. Все это походило на тот еще бред, похожий на то, что несут всякие доморощенные пророки.

Что за "Говорящие"? Какой дар убеждения те дали этому льву? И откуда эти самые говорящие узнали о подземных складах военной техники? О них ничего не знали даже сами военные, и, как подозревали все присутствующие, даже люди и звери из Москвы не ведали о том, сколько военной техники хранится на просторах Зауралья. Имаму слил координаты всех складов, потому что "ему так велели Говорящие". По словам этого то ли вышедшего из ума, то ли тщательно обработанного зверя, эти таинственные личности считали, что либо жители Зауралья выдворят жителей Европейской части России обратно, либо осознают, что даже вся военная техника мира им не поможет.

И все было бы ничего, но появились неясные слухи из Горгорода. Их пересказывали рейдеры, мол, туда потянулись настоящие колонны бронетехники, да и в самом городе появились люди и звери из-за Урала.


Военные быстро оцепили базу. Через несколько дней прибыла техническая поддержка, которая начала изучать всю военную технику, что накопили механикусы. Так же была изучена мотокрепость, но ее достройку признали нерентабельной - слишком дорого, амбициозно, и, что уж говорить, бесполезно. Может, для целей самих механикусов - перегородить перевал через горы - она и подходила, но и только. Да и то, как считали военные, быстрее, проще и эффективнее было бы просто там понастроить укреплений. Если бы не эта идея с мотокрепостью, механикусы бы добились своего.

Вот только, поисковики, стоило военным занять базу, сразу погрузились в машину и отчалили. Они направились в ближайший филиал Поиска, джипу требовался ремонт, да и Риту следовало бы записать как полевого сотрудника. Василий этому тихо радовался, Николай представлял, какая головная боль его ждет, а Александр просто похлопал кошку по плечу. Сама гепард все еще не могла понять, как она вообще согласилась вступить в их группу - денег мало, опасностей много, работа не самая приятная. Так в чем же причина?..


- Ну, с официальным вступлением в должность! - Волк отсалютовал кружкой с пивом и надолго к ней приложился.

Василий сидел и мял хвост, не зная, что делать. Перед ним стояло здоровенное блюдо с шашлыком, причем уже третье - с первыми двумя ему помогла справиться Рита, но вот на третье ни нее, ни Шуру, ни уж тем более самого миниатюрного хорька уже не хватало. Вот только Валентина уже снимала очередную порцию мяса с шампуров, а Шура, несмотря на некоторую осоловелость, раскладывал на мангале новую.

Отметить решили в тесном дружном коллективе. Рысь, после некоторых раздумий, решил пригласить тигрицу, причем гепард была только "за" всеми пятью конечностями. Как выяснилось, Валентина великолепно готовила, и хотя подготовку мяса взял на себя сам Шура, она дала множество ценных советов. Тот смотрел ей в пасть и только глазами хлопал, пока тигрица загибала пальцы, называя разные полезные сведения о приготовлении шашлыка.

Для посиделок выбрали живописную полянку вдали от городов и дорог - на нее указала уже Рита, имевшая внушительный опыт пеших путешествий. Здесь было чисто, свежо, и довольно красиво. Была идея съездить к речке, но после некоторых размышлений решили не заморачиваться. Сушиться потом никому не хотелось, долгое это занятие.

- Ура мне! - крикнула бывшая уже навеселе гепард, и в несколько глотков осушила кружку. Облизнулась, повела ушами, чуть прищурившись. Волк на это фыркнул, виляя хвостом и кивнул в сторону Васи, не знающего, как подобраться к очередному куску мяса.

- Ну что ты как маленький, - Рита нарезала шашлык на небольшие кусочки, нанизала один из них на вилку и протянула хорьку. - Скажи "а-а-а".

- А? - архивник произнес это скорее от удивления, чем выполнив просьбу, но гепард мгновенно пихнула ему в пасть вилку с мясом. Хорек автоматически клацнул челюстями, и вилку потянули в обратную сторону.

- Ну вот, осталось еще... э... ну, немного осталось!

- В меня не влезет! - запаниковал архивник, но его тут же заткнули очередным куском мяса. Василий понял, что пятая кружка пива была для Риты явно лишней, но ничего сделать уже не мог.


- Пляшет пламя в тёплой печке,

На камине тает свечка

И постелена кровать.

Ну а там, за поворотом

Ждёт всегда кого-то что то,

Что из дома не видать, - пела Рита, бряцая на гитаре. Она довольно виртуозно играла когтями, чем несказанно удивила остальных. Гитару возили только потому, что та была подарком одного человека, и продавать ее было совестно.

(Толкиен Д.Р.Р. Песня из Содружества кольца, прим. автора)

В этот день выпил даже Василий, правда, случайно. Нюх ему отбил перегар, поэтому он хлебнул из стакана с водкой, просто потому, что там была прозрачная жидкость. Автоматически сглотнув, он понял, что сделал что-то не то, когда по горлу словно наждачкой прошлись. А потом его повело...

Хорек даже будучи пьяным был очень тихим. Разве что постоянно просил Риту помяукать. Примерно к двадцатой просьбе за пять минут она сдалась, и все впервые услышали, как мяукает гепард.

Когда Ник проржался, то посоветовал кошке больше никогда не издавать подобных звуков. Не то к ней навечно прицепится кличка вроде "Котенок" или "Умиляшка". Рита мяукнула еще раз, прислушиваясь к этому звуку, ужаснулась, насколько... умилительно она это делает и поклялась самой себе, что никогда, ни при каких условиях, ни за что...

Тигрица, которая все это время сидела и что-то тихо рассказывала Шуре, пожаловалась, что тигры вообще неспособны издавать что-то подобное. И сказала, что иногда завидует тем кошачьим, что умеют урчать. В общем, Валентина тоже была сильно пьяна. Как и Шура. Как и вообще все на поляне.

Где-то через полчаса все расползлись по заранее разложенным палаткам, одну поделили Рита с Валентиной, другую - Никой и Александр, а вот Василия дружно отправили в машину. Все равно палатки строго двухместные.


- Вась, отметь, десятый километр от заправки сто девять. Следы ожесточенной перестрелки, явно применялось тяжелое оружие, - волк остановил джип у обочины. Шура спал - он до этого вел машину в течение двенадцати часов, и ему требовался отдых.

- Ох нифига себе, - гепард спрыгнула на асфальт и присвистнула. - Это чем так?

- Да ракеты, наверное. НАРами сейчас кто только не пуляется... со складов выгребли и на рынок пустили, - Ник поморщился, оскалившись. - Теперь даже у бандитов есть хоть одна машина с блоком НУРСов.

- Интересно, там от попавших под обстрел хоть что-нибудь осталось?

- Вот сейчас и посмотрим, - волк кивнул в сторону валяющейся в кювете машины. - Вась, готовь журналы.

- Хорошо, - донесся голос из кузова джипа.

- Все, упаковываемся и работаем, - волк первым начал надевать одноразовый защитный комплект. Вздохнув, и в который раз спросив у себя, что она тут делает, его примеру последовала и Рита.


28.01.16 - 12.04.16

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://samlib.ru/k/kim_artem_wladimirowchi/3hotrseeker.shtml
Похожие рассказы: Ganlok Blackmane «Ад на дороге - 2», Fred Patten «Псы войны II (сборник)», Fred Patten «Псы войны I (сборник)»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален