Furtails
Автор номер одиннадцать
«Святой 51»
#лис #разные виды #конкурс #NO YIFF #волк #кот
Своя цветовая тема

Пожилой лис стоял перед зеркалом и рассматривал своё отражение. Проведя лапой по голове, он с недовольством обнаружил на ней несколько волос. Нет, конечно он и раньше линял, особенно по весне и осень, но при регулярной выческе столь оставаться не должно. А значит старость подкралась незаметно, и теперь его шерсть постепенно выпадает. Ещё немного и придётся её расчёсывать частым гребнем. И что обидно, выпадают не седые волосы, а нормальные. Седые как раз остаются, заметно выделяясь на его чёрно-бурой шерсти. Хотя чего он ещё хотел? Дети выросли и подарили ему внуков. Пора уже становиться седым дедушкой.

Седым и лысым любящим дедушкой, постоянно балующим внуков.

Эта роль намного больше нравилась ему, чем основная работа, которая постоянно напоминала о себе. Вот, как сейчас, стуком в дверь.

- Да?

- Машина готова,– раздался голос из-за двери.

- Иду, - отозвался он, мысленно отметив что благодаря столь раннему отъезду ему не придется прощаться с внучкой. В случае неблагоприятного исхода переговоров он просто «уедет в другую страну». И это было не пустыми словами. Он лично знал нескольких послов, так и не вернувшихся с переговоров.

Он вышел во двор, окинул взглядом темные окна своего дома и сел в машину. Там его уже ждал охранник - крепкий волк с редким красным оттенком шерсти. За рулем же сидел обыкновенный серый котяра.

Черный длинный автомобиль представительного класса не спеша вырулил на дорогу и начал набирать скорость. Вскоре флажки, висевшие по бокам капота, уже непрерывно трепыхались. На это раз лису не придется лететь в другую область. Его текущим заданием было вести переговоры с представителями госпиталя, расположенном в городе неподалёку.

Олджанск. Огромный город с давней историей. И всей своей древней истории он обязан удачному расположению. С трёх сторон он окружен широкой и полноводной рекой Олджой, и только с четвёртой стороны к нему можно подойти по суше. Расположенный в пойме реки он с давних времён обеспечивал жителей безопасностью и хорошим урожаем. После того, как поселение разрослось в огромный город, заменив домами поля, началось активное заселение левого берега Олджи. Правый превратился в промышленно-деловой центр. После инцидента всё поменялось. Теперь левый берег превратился в промышленный центр, в то время как правый стал активно заселяться и оброс огромным количеством мемориалов и скверам. Даже вернули исторические места под распашку полей. Кроме этого появилось несколько исторических фестивалей. Первый в честь предков как раз и сопровождался распашкой полей. Второй, в честь многочисленных оборон древнего городища Олджа. Ну и конечно траурный день, в память об инциденте с ущербами.

В пригороде этого города посол как раз проживал и именно к нему направлялся.

Кроме истории Олджанск был знаменит своим госпиталем ущербов. Располагаясь на окраине, он был единственным местом, где они оказывали помощь и могли вылечить любую болезнь или увечье. Все достижения нашей медицины не могла сравниться с их знаниями. Поэтому все сильные мира сего старались лечить именно там. А, следовательно, в казну города шли дополнительные поступления от проживающих на период лечения и государственных субсидий на мероприятия.

Но работа с ущербами постоянно сопряжена с риском. Любое непонимание или недовольство может вылиться в проблемы похуже чем скандал. И вот одно из таких недовольств лису и предстояло урегулировать как послу по работе с ЧС.

Не так давно в городе стали пропадать дети. Преступники не делали различия между видом и статусом родителей. Пропало два мальчика из бедных семей псовых. Третьим пропала дочка зажиточной семьи кошачьих. После исчез сразу выводок кроликов. В народе пошли слухи, что это виноваты ущербы.

Глава города постановил запрет на нахождение детей вне дома и учебных заведений одних и увёз свою семью из города. Но это особо не помогло. Дети пропадали в школе, дома, на улице под присмотром родителей. Общество терпело, но всё чаще косилось на госпиталь, пока однажды не нашли тело первой пропавшей. Аккуратно вскрытое тельце лежало в одном из парков. Полностью выпотрошенное.

Как правительство не пыталось это скрыть, информация просочилась в народ. А когда градус недовольства достиг предела, в массы неизвестные личности стали вбрасывать видео с вивисекцией пропавших детей. После жители города нашли массовое захоронение детских тел, как и первое аккуратно вскрытых и с изъятыми органами.

Народ взбунтовался. Моментально организовавшаяся толпа пошла громить госпиталь и посольство ущербов, а затем встретилась с войсками, поднятыми по тревоге. Правительство поняло, что это провокация, но объяснить толпе и обезумевшим родителям даже не пытало надежды. Самое мерзкое, что даже старый лис, часто общавшийся с ущербами, не мог однозначно сказать, чем являлись те видеозаписи. Хорошо подделанной фальшивкой или реальной съемкой зверств. Что до обывателей, так им было и раньше достаточно только сплетен, а теперь появился и повод для погромов ненавистных соседей.

Единственное спасение от массовых жертв со стороны жителей было уговорить ущербов не реагировать на этот митинг и дождаться понижения градуса истерии. Вот только после нескольких нападений на колонны ущербов и постоянное закидывание посольства сделало выполнение этой просьбы практически маловероятной.

Вот поэтому он сейчас и ехал в машине к ним, как один из послов, которых ущербы станут слушать. В самой же машине была тишина. Не слышно было даже работы двигателя, пока за окном проносился город, спящий тревожным сном. Город чувствует неотвратимость наказания за свой грех, и от этого сон его тревожен. По сути, Город обречен, только непонятно каково будет наказание.

Об этом лис и размышлял сидя в автомобиле. И хоть сидение и было сделано максимально удобным, он не переставал на нем ёрзать. Очень хотелось достать хвост из специальной выемки в сидении и положить его на ноги. Только это бы показало сидящему рядом охраннику о его страхе перед встречей, а поглаживание еще и о неуверенности.

- Господин Феник, с вами всё в порядке? – внезапно спросил волк.

- Да. – Ответил он, стараясь придать голосу как можно больше спокойствия и наконец усевшись ровно.

Помолчав немного, охранник продолжил:

- Знаете, у меня недавно родились две дочки. Всего двое, но я их очень люблю. А тут такое. Я, конечно, немедленно отправил их подальше из города. Хотя врачи, рекомендовали меньше чем через неделю не уезжать… - и немного помолчав, добавил: – Как вы думаете, что они сделают?

Феник на мгновение задумался. Хоть волк и был постоянным его телохранителем, но довольно редко разговаривал с ним. Его задачей была не только охрана посла, а еще подробный пересказ всех переговоров и предотвращение попытки вербовки. Поэтому чаще от него можно было услышать короткие команды, чем нормальное общение. Хотя такая перемена вполне понятна. Забота о детях сделала его более нервным. Да сам лис постоянно нервничал из-за внучки, вот только родители категорически отказались уезжать. Пришлось выпросить у начальника дополнительную охрану для своего дома и запретить внучке покидать его.

- Я не знаю. Ущербы не предсказуемы. На все подобные случаи, они всегда реагировали по-разному. Требуют извинения, ресурсов, виновных или просто определённое количество жителей. А иногда просто нападают, как это было в Олджанске.

- Вы же там были. Я прав?

- Да. Я тогда служил в мотопехотной части.

Воспоминания о том времени начали всплывать в голове, оттесняя текущие мысли. Повестка, напутствие родителей, первое знакомство с будущими друзьями, и наконец события инцидента.

- Это было через день после нападения на передвижную больницу ущербов. Неизвестные подорвали машины, из которых она состояла, и перебили весь персонал. В том инциденте погибло около пятнадцати или семнадцати ущербов. Реакция последовала незамедлительно. Пригород Олджанска был спалён полностью. Всего нам тогда удалось найти не больше десятка уцелевших гражданских. После ущербы подорвали все мосты и вошли в город. Войсковые части, как и другие военные объекты не подверглись практически никакой атаке. Они бомбили только гражданских. И мы конечно поспешили защитить город. Ущербы этого как раз и ждали. Они тогда нас в очередной раз использовали. Командование тогда слишком поздно поняло их замысел, и постоянно бросало в бой всё новые и новые силы, а ущербы умело играли в прорыв-заслон. Знаешь, это когда в одном месте они отступают и допускают прорыв наших бойцов. После этого спокойно их перемалывали, но депеша что благодаря этому другой участок оголился и наступление развило успех уже лежала в штабе. И ещё рота или две шли прямиком в котёл. А в это время за нашими спинами жители города пытались переправиться через Олджу. Всё пытаются и пытаются, а понтоны всё бомбят и бомбят. По одному, чтобы не лишать их и нас надежды на успех.

Салон погрузился в абсолютную тишину. Феник вспоминал те бесконечно долгие часы насыщенные кровью, смертью и чувством беззащитности против нападающих. Охранник, для которого этот рассказ был прямиком из учебников истории, затаил дыхание и боялся пошевелиться, сжав как в детстве кончик собственного хвоста. Даже водитель всё чаще стал косился на сидящих сзади чем смотреть на дорогу.

- Знаешь когда они стали атаковать нас серьёзно? – продолжил он,- Только когда нам пришел приказ на отступление. На полное отступление по всему фронту. Только тогда мы почувствовали их настоящую силу. Ракетный удар перемолол нас вместе с городом и остатками его жителей. И уже после этого ущербы выдвинулись на добивание оставшихся. Женщины, дети, старики, солдаты. Они не делали различия ни перед чем. Просто построились цепочкой и методично шли по остаткам города.

Закончив рассказ лис всё же достал свой хвост и, поглаживая его на коленях, погрузился в воспоминания. И иногда ему казалось, что, несмотря на всю новую застройку пригорода, он узнаёт места, мелькавшие за окном.

Вот за этим забором должна располагаться его бывшая часть. Именно там из домашнего лисёнка сделали заготовку матёрого лиса. И именно в ней он застал начало того безумия. Капрал поднял их взвод по тревоге и выдвинул их в сторону понтонной переправы, которую им надо было защитить.

А возле этой клумбы Феник впервые увидел обгоревшее тело. Вроде из волчьих. Некоторых тогда стошнило прямо в бронетранспортёр.

Проехав ещё дальше ему показалось что как раз на месте магазина стояла водонапорная башня. Её первой разрушили при обстреле города, и в домах не оказалось воды для тушения пожаров.

Машина миновала пригород и направилась на другую сторону реки.

Проезжая по мосту, он смотрел на неспешное течение Олджи. Примерно в километре от моста раньше находилась переправа, покоторой так и не спасся ни один из жителей. Ущербы топили все лодки и даже одиноких пловцов.

На самом берегу располагался мемориал. На месте бывшей пристани пространство метров двести на семьсот было усеяно цветами. Маки, красные тюльпаны, пеларгонии, пионы, лихнисы. Всё это должно было напоминать о прошлом. О невероятной жестокости ущербов и смертях жителей города.

Машина въехала в город.

Вот в том доме они нашли семью кроликов и отправили на пристань. Как оказалось на верную смерть. Немного дальше они понесли первые потери от упавшей на них бомбы. А вот на этом перекрёстке их едва не убил авианалёт. Дальше по дороге они держали оборону против танка ущербов. Монстр, с тактическим номером пятьдесят один на башне, произвёл всего два выстрела из стапятидесятидвухмиллиметрового орудия и им уже нечего было защищать. Первым он разнёс импровизированную баррикаду из своего орудия, едва не убив половину взвода, а вторым сложил многоэтажку, погребя под ней штаб, временный госпиталь и остатки второго взвода, после чего спокойно уехал.

Проехав ночной город, машина выехала и направилась к границе владений ущербов.

Проезжая её, он взглянул на памятники расположенные по обе стороны границы. Две стелы стояли друг против друга. Со стороны Олджанска находилось гранитное изображение сражающихся и гибнущих бойцов, прикрывающих собой гражданских на переправах через реку в то время как над их головами летят ракеты. Со стороны ущербов стояла металлическая стела изображающую их самку в окружение детей семейств заячьих, кошачьих, псовых и прочих. Она присела, слегка обнимая их. Довольно мирная картина, если не считать потёков ржавчины по всему её телу. Словно от множественных ран.

Посмотрев ей в лицо, он невольно вспомнил разговор после назначения его послом к ущербам.



- Будем сотрудничать, - сказал сидевший за столом человек, одетый в герметичный костюм. В ухе виднелся провод от наушника. Нижняя часть лица закрыта непроницаемой маской.- У вас остались вопросы?

- Да, – набравшись храбрости, спросил новоиспеченный посол. – Почему вы, ущербы, напали на город? К чему были все эти жертвы?

- Ущербы? Это почему? Я понимаю, когда нас называли подземниками, червями, голокожими, уродами или просто людьми. Но почему ущербы?

- Ущербы. Без шерсти, клыков, слепые в темноте и прочее. Кто вы как не ущербы? – Сказал лис, стараясь унять распушившийся от страха хвост.

-Хе-хе. Ну что же, тоже верно. - Сказал сидящий перед ним, не переставая собирать разложенные на столе бумаги в объемный портфель.

- Так вы ответите на вопрос?

- Конечно. Проезжая эту вашу мнимую границу, что вы увидели? Подскажу, всё дело в памятниках.

- Эм… - Новоутверждённый посол немного потерялся от такого вопроса. Чувствуя подвох, он всё же ответил первое, что пришло в голову. - С нашей стороны стела защитникам Олджанска, с вашей какой-то женщине и нашим детям.

- Практически верно. Эта, как вы выразились «какая-то женщина», являлась женой главы нашего убежища. И она постоянно старалась помочь вашему недобитому виду. Передвижная больница это как раз её идея. А вы её, за всё то доброе, что она вам сделала, просто убили.

- Не понимаю.

- Глава её очень любил. Очень сильно любил. Настолько, что позволил помогать вам. И после её смерти решил отомстить за неблагодарность, а заодно отправить так ей любимый город вслед за ней.

- Вы хотите сказать, что все эти десятки тысяч погибших из-за одной самки?! – Воскликнул Феник. Сейчас ему было плевать на все наставления не проявлять эмоции и быть сдержанным. Сама мысль, что столько жизней, полностью разрушенный город и лично им пережитый ад произошли всего из-за одной самки человеков не могла уместиться в его голове.

- Из-за одной любимой женщины. - мягко поправил его собеседник.- С её смертью глава потерял смысл жить и обрёл причину убивать.

- Я это просто не могу понять...

- Истинная любовь она такая. Надеюсь, вам не представится это понять. Теперь идите.

- Господин посол, - сказал водитель, вырвав его из воспоминаний. - Через несколько минут будем на месте.

- Спасибо Александре, - поблагодарил он кота.


***


Ночь. Крики, палки, мегафоны.

Город встревожен. Город хочет виновных и знает где их искать.

Город выдавил из себя огромную толпу, которая собралась перед посольством ущербов и по древнему обычаю требует мести.

Кровь за кровь, смерть за смерть.


Машина выехала на площадь и упёрлась в толпу. На сигналы олджанцы стали оборачиваться и нехотя пропускать. Со всех сторон слышались крики «Прихвостни червей! Продались! Твари!» и всё чаще «Бей их!» Неожиданно о бронестекло разбилось яйцо. Водитель даже не дрогнул и спокойно включил дворники. Толпа почувствовав безнаказанность стала забрасывать автомобиль. Камни, яйца. И даже пару огненного пойла прилетело. Посол смотрел на всё это и радовался что он в бронеавтомобиле. Конечно, всё это было специально организованно. Массы были специально накручены ужасами и направлены в нужное русло. И теперь тайные манипуляторы ждали ответного хода людей. А он должен был это предотвратить так, чтобы никто не пострадал. Ни имидж правительства, ни армии, которая защищала толпу от ущербов, ни сами ущербы.

Посольство представляло собой большое трёхэтажное здание из бетона, полностью лишенная каких-либо украшений с рядами окон на стенах, огороженное по периметру трёхметровым забором с колючей проволокой. Также на территории располагалась небольшая башенка. Именно там люди всегда принимали представителей правительства. Ещё ни один олджанец не был нигде кроме неё.

Возле самих ворот толпа уже была разогнана газовыми гранатами военных из оцепления, образовав своим облаком своеобразный коридор. Попавшие под воздействие гранат сейчас и пытались смыть с шерсти эту гадость. Машина переключилась на внутреннее обеспечение кислородом и подъехала к воротам.

Ворота, представляющие собой металлические жалюзи толщиной в пару сантиметров, стали подниматься перед машиной посла.

Въехав на территорию посольства лис подождал, пока машину обмоет специальная установка.

- Господин посол, можно выходить,– сказал водитель.

Первым из машины вышел его охранник. Оглянувшись, он открыл дверь для Фенека. От машины ещё немного разило газом, поэтому тот поскорее отошел от неё.

Как обычно, внутри никто не встречал. Только две дорожки. Правая вела к уродливому зданию из бетона. Левая к башенке. К ней посол в сопровождении охранника и отправился.

Подойдя к башенке, они вошли внутрь и стали подниматься по узкой винтовой лесенке на третий этаж. Вдвоём, чтобы была хоть какая-то уверенность в его лояльности к правительству. И при этом рядом была лифтовая шахта. Помнится, при первой попытке вызвать лифт, на стене проявилась надпись, гласящая что животным без хозяев и поводков пользоваться лифтом запрещено.

Ущербы, как всегда показывали своё пренебрежение к нам даже в таких мелочах.

Верхний этаж представлял собой комнату, с четырех сторон обрамленную панорамными окнами. В самой комнате был длинный переговорный стол и десяток стульев. И там уже находился представитель людей. Как обычно, его сопровождали двое экипированных в броню с ног до головы солдат. Таких обычно называли Дровосеками. По аналогии с известной сказкой.

Феник вспомнил свою первую встречу с ними на баррикадах города и видео, где облаченные в этот костюм люди выдерживали очередь из 12.7 в грудь и продолжали воевать. И это было не постановочное видео ущербов, которое они иногда выкладывают в Сеть для пропаганды. Нет, это видео успел снять один из бойцов участвующих в рейде на конвой людей. Даже страшно представить, как они смогли нивелировать заброневое воздействие. Возможно и правда вместо людей там машины.

- Присаживайтесь посол, - сказал сидевший за столом человек, одетый в герметичный костюм оранжевого цвета. Голова собеседника находилась в своеобразном прозрачном шлеме, нижняя часть которого закрывала рот непроницаемой маской. В ухе виднеется провод от наушника. Лис подумал, что они боятся того, что он сможет прочитать по губам разговор человека с невидимым собеседником.

- Благодарю, - сказал Феник, привычно садясь на стул. – Я хотел бы обсудить сложившуюся ситуацию.

- Да? А разве что-то случилось?

- Неужели вы не замечаете? – Спросил лис, махнув лапой в сторону окна, за которым виднелась бурлящая перед воротами толпа.

- Ах это. - Говоривший попытался напустить в голос максимально скуки. - Да честно говоря я как-то не обратил внимание на эту безвредную суету. Честно говоря, я думал, что это просто какой-то ваш новый праздник с подношениями для богов и выказывание своей любви к ним. Например в надежде на понижение стоимости наших услуг.

Издевается. Хотя нет. Издевается невидимый собеседник, а сидящий перед ним просто озвучивает. Как же это всё утомляет.

- Но что вы будете делать, когда так называемый вами «праздник» перерастет в беспорядок. Что вы покажете собравшимся внизу? Я надеюсь, что божья милость и любовь к нам не покинула ещё ваши сердца.

Посол не ответил. По глазам видно, что он внимательно слушает, что говорит ему невидимый собеседник. А в это время Феник очень нервничал. Ему не удалось начать разговор в нужном ключе и пришлось подстраиваться. Прозвучавшая пикировка фразами никак не располагала бы к просьбе, не знай он людей. Прояви слабость и прошение непременно нарвалось бы на жесткие условия, а так есть шанс свести всё к тешащему самолюбие разговору.

- Знаете посол, вы, наверное, правы, – заговорил представитель, – и пора прислушаться к просьбам молящихся.

Встав из-за стола, он направился к окну, выходящему в сторону ворот. Дровосеки, до того стоящие неподвижно двинулись за ним.

Подойдя к окну, он жестом пригласил подойти к нему. Сказав волку оставаться на месте, лис подошел и стал рядомс ним.

За окном была видна площадь, заполненная толпой и обрамленная многоэтажными домами в окнах которых мелькали жители привлеченные шумом. Военные куда-то уехали, тем самым позволив недовольным подойти к самым стенам.

За посольской стеной, перед воротами, стали собираться ущербы, облаченные в подобие Дровосека. Но даже отсюда было видно, что они были иными. Легче и более подвижны. Каждый из них имел в руках странного вида дубинку. Феник насчитал, что собралось тридцать солдат. За ними выстроились с десяток тележек.

- Вся это суета нас никогда бы не заинтересовала, но Вы обратили на неё наше внимание. Вас, Посол, мы очень ценим и глубоко уважаем. В отличие от вашего предшественника. Вы никогда не считали зазорным унизиться и попросить о чём-то нас. Попросить о милости как высших созданий. Вы знали, что это нам льстит и при этом никогда этим не злоупотребляли. И поэтому сегодня мы прислушаемся к вам и покажем страждущим внизу настоящего святого.

Заметив движение слева, со стороны здания, лис повернул голову.

Одна из стен посольства вместе с окнами опускалась под землю. Опустившись до конца, она образовала проход, из которого выехал танк с тактическим номером пятьдесят один на башне. Выпустив облако выхлопа, он направился к воротам. Стоящие перед ними ущербыи тележки стали расступаться, давая дорогу пятьдесят первому.

Ворота, вместе со стальными жалюзи, столбами и куском забора стали опускаться под землю.

Толпа, сперва замершая при звуках мотора, начала радостно гудеть подступать к уходящим под землю воротам. Правда это происходило не долго. До тех пор пока не увидели стоящего за ними железного монстра.

Танк, дождавшись прохода наполовину выехал за забор. Поводя дулом из стороны в сторону он остановился. Похоже в это время из скрытых мегафонов на стенах посольства что-то говорили. Толпа, сперва отпрянувшая от танка, стала закидывать танк камнями, фейерверками, яйцами и даже парочкой огненного пойла. Низкокачественный бензин быстро прогорал не причиняя монстру никакого вреда.

- Посол, знаете, как определить настоящий святой или нет? – сказал ущерб и, не дождавшись ответа, продолжил. – Перед настоящим святым даже неверующие падают НА КОЛЕНИ.

И словно последние слова были приказом танк, приподняв немного ствол, выстрелил. Ударная волна сотрясла здание.

Шерсть на хвосте Феника непроизвольно встала дыбом, ожидая повторение уже виденного раньше: как стапятидесятидвухмиллиметровый фугасный снаряд просто сложит ближайшую многоэтажку.

- Хшшшшш! – непроизвольное шипение вырвалось из его горла.

- Посол, с вами всё в порядке? – спросил стоявший рядом с ним. Фенику показалось, что в этом простом вопросе вместилась радость от его испуга, гордость за свою выходку и конечно обращенное лично ему напоминание о встрече с этим танком.

Но все дома стоят на месте. Только звук отражается от стен зданий, выбивая стёкла из окон, и резонируя.

Старый лис наконец понял, что это всего лишь холостой выстрел.

Орудие ударило всего в пяти метрах от толпы. Ближайших просто смело выстрелом. У остальных из ушей и носа течёт тёмная в тусклых лучах лунного света кровь, оставляя на шерсти тёмные полосы.И практически все собравшиеся на площади падают на колени. Создаётся впечатление, что вся площадь склоняется и молит о пощаде. Молится железному святому с тактическим номером пятьдесят один.

Танк отъезжает назад, давая дорогу облаченным в костюм ущербам. Те быстро выходят наружу и начинают трогать каждого из стоявших на коленях своей дубинкой. В темноте изредка проскакивают голубые искры. Электрошокер. Оглушенных таким образом забрасывали в подъезжающие тележки, которые затем быстро уезжали в посольство.

- Куда вы увозите их? – Спросил Феник.

- Посол, вы же должны прекрасно понимать, что от выстрела могли пострадать. Поэтому мы обследуем их, проверим что с ними всё в порядке и отпустим. Давайте лучше перейдём к обсуждению вопросов. А то время уже позднее и вам наверняка хочется спать.


***


Переговоры прошли даже лучше чем он планировал. Ущербы просмотрели записи, повздыхали, признали что это провокация и согласились на неё не поддаваться. И более того, пообещали провести внутреннее расследование об их причастности к этому. Правда Феник не рассчитывал узнать, чем оно закончится. Достаточно будет если пропажи просто прекратятся. И самое главное - он успел вернуться к пробуждению внучки. Так что позавтракав, он спокойно принялся за написание отчета о переговорах. За этим занятие его и застал звонок от ущербов.

- Посол,– раздался знакомый голос в трубке. - Можете забирать своих любителей праздника. Они на Пятачке.

- Что с ними? – спросил он.

- Всё нормально. Просто лёгкие повреждения. Но вы не волнуйтесь, ничего серьёзного. До встречи на следующем празднике.

Положив телефон. Он немедленно поднял трубку и сообщил о звонке, после чего вызвал волка, сделал несколько распоряжений и поехал на Пятачок.

Пятачком называлось место, на котором происходила передача грузов между ущербами и олджанцами. Ещё одно их странное условие. Они не доверяли доставке до порога их посольства и всегда сами приезжали за ним. Или привозили, в зависимости от обстоятельств.

Сейчас на огороженном участке стоял обычный грузовик с прицепом. И, как обычно, его охранял взвод солдат.

Как только посольская машина подъехала к воротам Пятачка, старший вышел ей навстречу и сделал доклад.

С его слов примерно десять минут назад подъехала машина и этот грузовик. Показав документы, они сказали, что это груз для посла и, оставив грузовик, уехали на машине. Грузовик и прицеп принадлежали правительству. Номера проверены и получено подтверждение о том, что до этого момента он находился в пользовании ущербов.

Подойдя с десятком солдат к прицепу, Фенек открыл створку. От увиденного ему поплохело, а сзади, судя по звукам, кого-то даже стошнило. И было от чего.

Весь прицеп был забит телами, на крюках подвешенными под потолок. Словно на мясной ферме с них были содрана кожа, оголив мышцы и сухожилия, а в воздухе распространялся приятный запах сырого мяса.

На груди у ближайшего из тел был прилеплен конверт.

Поборов слабость Фенек залез в прицеп и, стараясь не дышать, взял конверт. Тело при этом пошевелилось, заставив его издать невнятный мявк и отпрыгнуть назад. К сожалению, приземляться после прыжка ему пришлось не на пол прицепа, а на асфальт. Едва не посшибав солдат и больно ушибившись он сел прямо на землю и открыл конверт, не обращая внимание на перешептывания:

«Дорогой посол, не волнуйтесь. Все находящиеся в прицепе живы. Просто мы побрили их и немного раскрасили. С любовью Ваш Св. 51.»

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: lisicca00 «Колючая лиса и Мандариновый котенок (Колючая лиса-2)», asd «Мечта о печеньке.», Народное творчество «Роман о Лисе»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 24 старых комментария на форуме