Furtails
Автор номер двенадцать
«Семейный альбом»
#лис #разные виды #тигр #конкурс
Своя цветовая тема

Кайла никогда не ладила с младшим братом. Разве что в первые годы его жизни. Но это было давно. С тех пор прошло много лет, Росс вырос, научился ходить на задних лапах и начал крупно пакостить всем, кто был ему небезразличен. Он был из тех мальчишек, коим никогда не сидится на месте. Большим непоседой и неисправимым шкодником, привыкшим убивать время в мелком и не слишком вредительстве.

Однажды во время игры в «домашний бейсбол» Росс разбил любимую мамину вазу. Криков не было, наказаний тоже. Мать просто взяла с него обещание, что он не будет впредь играть с мячом в доме. Отец и вовсе не посчитал нужным обратить внимания на проступок. Родители любили его явно больше положенного, а потому маленькому сорванцу сходило с лап если и не все, то очень многое. Это сильно раздражало Кайлу — культурную и порядочную лисицу, воспитанную в строгости и пристальном внимании со стороны родителей. Но она едва ли позволяла себе ненавидеть брата «вслух», понимая, что жалобы — это удел ябед и нытиков, не способных разобраться со своими проблемами самостоятельно.

Получая днем досадные насмешки и обидные «подставы» от маленького шутника, ночью Кайла долго не могла уснуть, тщательно продумывая хитрые планы мести. Однако, до них никогда не доходило. Даже если план казался ей гениальным, слишком велика была вероятность получить нагоняй от родителей. В конце концов, последние знали ее именно как послушную и добрую юную леди, и терять свой созданный трудом и потом имидж лисичке совсем не хотелось.

Кайла нередко находила в своем чае кусочки пластилина. Росс завел эту шутку еще в детском саду, когда понял, что забирать пластичные цветастые палочки домой можно вполне безнаказанно. Если распихивать их по карманам и никому не говорить, конечно. Он мог украсть за два похода в детский сад целую коробку пластилина, и жутко этим гордился. Правда, однажды, когда брат попытался поставить рекорд и вынести всю коробку за один заход, его остановила воспитательница. Вечером того дня отец серьезно и долго говорил с Россом, пожалуй, единственный раз за все его детство. Кайла была счастлива. Однако, радость ее оказалась недолгой, ибо на следующий день брат начал искать «виноватых».

А сколько ее игрушек он попортил? Скольких кукол изуродовал петардами, что выпрашивал на переменах у старшеклассников? Кажется, у Кайлы не осталось ни одной целой. Нет, она вовсе не играла в куклы — это развлечение покинуло лисичку вместе с детским садом и начальной школой. Но ей все равно было очень обидно. В конце концов, куклы были ее напоминанием о глубоком детстве — временах, когда Кайла свято верила в Питера Пена и совсем не хотела становиться взрослой серьезной девушкой. Теперь же все ее игрушки хранились под кроватью в спальне, в двух коробках из-под маминых туфель. Порой, в минуты ноющей беспричинной грусти, девушка любила их доставать. Окидывать беглым взглядом и широко улыбаться.

Немало проблем было и когда Кайла училась готовить. Много ее блюд было испорчено. Переперченные макароны с сыром, пересоленная яичница, пережаренный бекон. Росс всегда вертелся рядом, когда Кайла готовила, а потому она уделяла ему огромное количество внимания. Правда, маленький пакостник все равно умудрялся все портить. И лисичка просто не знала, как от него защититься. Однажды он даже добился того, чтобы ее каша разлетелась по всей кухне... Наверняка подбросил в кастрюлю одну из выклянченных петард, пока она не видела. Паршивец.

Была ли на брата хоть какая-нибудь управа? Вряд ли. Если только учительница начальных классов, мисс Адегейл... Добрая светлошерстая пума с вечно мягким и любящим взглядом. Она действительно любила своих учеников и желала им только добра — в этом Кайла убедилась, когда Росс сломал стул в ее классе. Конечно, мисс Адегейл его крепко отчитала. Однако, от звонка родителям отказалась. Тем же днем она заказала у школьного трудовика новый стул, а Росса отпустила и велела ему впредь вести себя хорошо. С тех пор лисенок ни разу не пакостил в ее присутствии. Как говорил сам детеныш, он проникся к ней настоящими уважением и благодарностью.

Кайла охотно верила в то, что младший брат может быть благодарным. Однажды, когда родители задержались на работе до самой ночи, случилась гроза. Крепкий ливень шелестел по стеклам, а гром гулко стучал по крепким бетонным стенам их дома. Росс здорово перепугался. Во время грозы он всегда ночевал с родителями, а тогда ему пришлось долго-долго топтаться перед комнатой старшей сестры. Кайла очень хотела ему отказать, но побоявшись гнева родителей, все же пустила под свое одеяло. Кровать была одноместной, а потому им пришлось спать с жутким дискомфортом - повернувшись друг к другу спинами и всю ночь перетягивая на себя теплое одеяло. К тому же Росс любил развалиться во сне, и девушка не раз просыпалась, чтобы сбросить с себя его лапы. На утро брат чмокнул ее в щеку и убежал в свою комнату. А после целую неделю не приставал со своими пакостями. Пожалуй, то была лучшая неделя в жизни Кайлы.


Будучи в седьмом классе, она нередко помогала Россу справляться с уроками. Нет, вовсе не потому что ей хотелось делать брату приятное. Всему виной были родители, заставлявшие лисицу корпеть над его письменным столом. На протяжении целого часа Кайла была вынуждена внимательно следить за тем, насколько красиво младший брат прописывает буквы и насколько верно решает задачки из размалеванного цветными карандашами учебника математики. Ах да, еще домашнее чтение и читательский дневник: каждый день Россу полагалось читать не менее десяти страниц прозы. Конечно, все это давалось брату с огромным трудом. Даже чтение произведений Жюля Верна, натасканных сестрой из городской библиотеки, он читал без особого интереса — перескакивал строчки, ставил неправильные ударения и кривил недовольную морду. Однако, Росс прекрасно понимал, что за плохо сделанные уроки обязательно влетит им обоим, а потому старался изо всех сил, на которые только был способен непоседливый ученик начальных классов. И Кайла была благодарна ему уже за это. К тому же, «уроки» были единственным, что их объединяло. В раздражительную, но крепкую и хорошо сплоченную команду.

Жаль, но когда все оказывалось сделанным, их война продолжалась. Росс вновь начинал кидаться в Кайлу колкостями, скользить по перилам со второго этажа, играть в мяч в близкой опасности от хрупких предметов... Конечно, очень громко включать телевизор и подолгу запираться в ванной. В ответ лисица могла лишь грозить кулачком и кричать о том, что расскажет все родителям. Но при этом она прекрасно сознавала, что и когтем не посмеет тронуть маленького негодника, и уж тем более оставит все жалобы при себе. Понимал это и Росс, только заводившийся еще больше от ее несбыточных обещаний.

Однажды он даже кинул в сестру шар, наполненный водой. Вода тогда быстро слепила ее шерсть и затемнила любимую футболку. Кайла едва не сгорела от обиды и гнева. Она мгновенно влетела в свою комнату и заперлась там на очень долгое время. И сначала лисенку было жутко смешно — впервые ему удалось довести сестру до такого состояния! Однако уже спустя четверть часа он понял, что переборщил. Целый час Росс просидел возле закрытой двери, а когда сестра вышла, крепко-крепко обнял ее за шею и пообещал, что больше никогда не будет над ней шутить. Кайла примирительно почесала его в загривке и мягко укусила за ушко. Она поверила в искреннее раскаяние брата.

Той ночью лисичка долго не могла уснуть, думая о том, как они начнут дружить. О долгожданном мире и нормальных, светлых отношениях брата и сестры. Но напрасными оказались думы. На следующий же день их вражда продолжилась с новой силой.


Росс окончил начальную школу с двумя тройками — по физкультуре и рисованию. Математика и язык были вытянуты стараниями Кайлы, ими же литература и природоведение. И если на умение лисенка рисовать в семье всем всегда было плевать, плохие оценки за физическую культуру немало огорчали родителей. В конце концов, Росс был очень активным детенышем, энергии которого, казалось, с лихвой хватало на взрослую футбольную команду. И лисенок не раз доказывал это, сдавая все физические зачеты на твердые пятерки. Бег, прыжки, приседания... и много какие еще.

Что касается Кайлы, ее никогда не удивляли плохие оценки брата за физкультуру, ибо слишком много двоек у него было за плохое поведение и непослушание. Лисичка много раз выслушивала от физкультурника недовольные замечания о том, что ее младший брат берет без спроса мячи и лазает без разрешения по швейцарским лестницам с турниками. Играет волейбольными мячами в баскетбол, а баскетбольные с силой пробивает нижними лапами в стенку, чтобы потом поймать передними. Она виновато улыбалась и обещала с ним поговорить. Примечательно то, что разговоры на самом деле были. Долгие и важные, они отнимали у лисички очень много сил в попытках подбирать правильные слова. Но Росс совсем не хотел слушать. Ни ее, ни родителей, которым периодически звонили из школы.

Росса не сильно смущали плохие оценки. По правде сказать, совсем не смущали. Он продолжал заниматься тем, чем занимался и получать замечания за то, за что получал. В общем-то, по-другому быть и не могло, ведь лисенка никогда не наказывали. Родители много работали и им, видимо, совсем не хотелось утруждать себя ссорами с любимым сыном. Это жутко раздражало Кайлу. Ведь ее ругали даже за четверки, а уж за редкие-редкие тройки и вовсе пороли. И не каким-нибудь прутиком, но самым настоящим кожаным ремнем! В те моменты Кайле было очень больно и стыдно. И именно поэтому все плохие оценки ушли из ее жизни вместе с начальной школой. Кайла из средних классов была слишком взрослой для порки — так думала лисичка.

Переход в среднюю школу почти не обрадовал Росса. Он просто не мог радоваться тому, что учебы отныне в его жизни прибавиться, а многие друзья разойдутся по другим школам. Кайле тоже не было весело, ведь она понимала, кому придется вытягивать брата по физике, химии, географии и другим нелегким предметам. Она прикидывала, сколько теперь им придется тратить времени в «нестабильных союзах» и сколько ее нервных клеток рискуют пропасть в пустую. Что касается родителей... они были единственными, кто радовался искренне. В «последний день школы» они собрали большой стол, за который позвали всех известных и неизвестных виновнику торжества родственников и устроили огромный пир. Росса долго поздравляли и желали ему хороших оценок. В ответ лисенок лишь вяло улыбался и вежливо кивал.

Он не понимал того рвения, с которым поздравляли его все эти звери.


Будучи в средней школе, Росс начал увлекаться рок-музыкой и футболками с логотипами известных групп. А еще черными джинсами и напульсниками, разрисованными черепами. Конечно, как подозревала Кайла, брата подтолкнули к этому одноклассники. В пятых и шестых классах было полно «мелочи», слушавшей песни подобного типа. И Росс, как совсем еще юный лисенок, едва ли смог противостоять соблазну «быть таким как все». Родители без упреков потыкали новым пожеланиям брата в одежде. А потому его яркий гардероб очень скоро разбавился черным и даже шипастым. Поначалу Кайле было все равно. Однако, большие траты родителей на Росса не позволяли девочке обновлять свой гардероб, и постепенно это начало ее раздражать. Раздражало ее и то, что в отсутствии старших брат обязательно включал свою режущую уши музыку на колонках, разнося ту по всему дому. Когда это случалось, лисичке приходилось долго-долго сидеть на заднем дворе, либо гулять по улице. А уроки оставлять на поздний вечер, когда громко шуметь не разрешалось.

Однажды, разбирая портфель брата в поисках дневника, Кайла нашла между учебников открытую пачку сигарет. Росс тогда долго и слезно умолял сестру не рассказывать ничего родителям. Он клялся, что сигареты попросили сохранить старшие ребята, а он даже не пробовал курить. Конечно, Кайла его не выдала. Однако, выбросила пачку в мусоропровод и пообещала не быть такой доброй в следующий раз. Росс отблагодарил ее поцелуем в щеку. К несчастью, лисичка совсем не подумала о том, что кто-нибудь из родителей может заглянуть в мусорный бак. Так же как не подумала, насколько сильно может отличаться боль порки за плохие оценки от боли порки за сигареты. Тем вечером она сказала, что злосчастная пачка принадлежит ей, а после целую неделю могла сидеть только на мягкой подушке. Примечательно то, что всю ту неделю Росс буквально ходил за сестрой хвостиком и покорно выполнял все ее просьбы. Лисенок понимал, на какую жертву пошла ради него старшая сестра. К сожалению, как только ее подхвостье прошло, тот мигом забыл о своем спасении и взялся за старое.


Вместе с Россом росли и его шутки. Пластилин в чае сменили острые приправы в макаронах и курице, а петарды... более сильные петарды. Он больше не взрывал ее кукол, зато начал взрывать муравейники на заднем дворе, жечь маленькие костерки и ловить мелкую живность, в виде жуков, червей и пауков. Последних он складывал в материны баночки из-под варенья и, как приходило время, выпускал сестре на кровать. Кайла жутко боялась насекомых, и потому буквально лезла от подобных вредительств на стену. Ей пришлось выпросить у родителей замок на дверь своей комнаты и начать закрывать ее при каждом уходе. А еще тщательно проверять простыни и наволочку по возвращению. Все это значительно снизило вред от шуток брата. Но отступать тот не собирался.

Росс научился проникать в ее комнату другим способом. Используя ветвистый ясень, что рос на заднем дворе, он забирался к Кайле через окно. Уходя, девочка всегда оставляла то открытым, чтобы комната проветривалась. Насекомых же он начал распихивать по ее ящикам с одеждой — верхней и нижней. Лисица была в ужасе. В основном потому, что очень долгое время не могла понять, как младший брат умудряется попадать в ее комнату, не вскрывая замка. Теории были самыми разными, от подозрения на дубликат ключа у Росса, который ему зачем-то выдали родители, до наличия у того супер способности прохождения сквозь стены. Кайла много думала, однако, окно совсем не подозревала. Это изменилось осенью, когда одна из веток ясеня треснула под весом Росса. Лисенок, совершенно того не ожидавший, не успел ни за что зацепиться и спустя уже несколько минут сидел в машине отца. Всю дорогу до больницы он жалобно скулил и жаловался на заднюю лапу. Закрытый перелом, как выяснилось позже. Брата положили в палату на целых два месяца, и Кайла, к своему стыду, была этому счастлива. Она понимала, что радоваться беде родных — плохо. Но брат только и жил в радости ее бедам, а потому все, вроде как, было честно.

Она часто его навещала — минимум два раза в неделю, и каждый раз приносила полезные продукты, купленные родителями. А порой и тратила свои собственные деньги, скопленные с тех, что выдавали на карманные расходы. Продукты, приносимые ей, были совсем не полезными, зато очень вкусными. Шоколадные батончики, чипсы, блестящие баночки с коллой. Росс всегда радовался им больше, нежели какой-нибудь овсянке или салатам из огурцов и помидоров.


В средней школе Росс впервые поссорился с родителями. Когда те запретили ему идти на поздний и «жутко опасный» рок-концерт. Группа "Sex Pistols" приехала в их город всего на один вечер, и все одноклассники лисенка, узнав об этом, немедленно ринулись покупать билеты. Ринулся и Росс. Он потратил на билет месячную долю своих карманных денег. А вечером долго-долго трясся от гнева и говорил много нехороших слов в адрес родителей. Он совершенно не ожидал отказа. Отец тоже разозлился. Но отвечать на грубости не стал, лишь приказал лисенку идти в свою комнату и не выходить оттуда до утра.

Кайле удалось принести брату остатки ужина, которые она тихонько стащила, когда мать убирала со стола. Лисица застала его в темноте, жутко расстроенным и зарывшимся мордой в подушку. От чего-то ей было страшно неуютно слышать всхлипы младшего брата. Кайла пыталась успокоить Росса обещаниями о том, что это далеко не последний концерт в его жизни. Она убеждала: таких концертов будет целый миллион, и «Пистлы» обязательно приедут еще. Конечно, лисенок едва ли хотел ее слушать.

После лисица долго думала о правильности поступка, который она совершила в ту ночь. Ибо он совсем не соответствовал ни ее имиджу, ни ее взглядам на правильные вещи. С другой стороны, он вполне соответствовал тому, что она больше всего хотела именно тогда. А потому едва ли мог считаться очень неправильным.

Тем утром они возвращались через окно ее комнаты. Сонные, уставшие, с приятной резью в ушах и со стойким запахом хмеля от одежды. Но самое главное — жутко счастливые и ни капельки не жалеющие о сделанном. В самом доме Кайле чуть ли не силой пришлось тащить Росса в душ. Часы обещали звонок родительского будильника очень и очень скоро, а потому мыться им пришлось вместе. Ну как... по правде сказать, лисица была вынуждена мыть их обоих, потому что младший брат, попав под теплую воду, быстро поплыл. Его задние лапы начали подкашиваться, а глаза почти не открывались. Кайла быстро преодолела стеснение перед мужской физиологией — две банки пива, подаренные им с Россом компанией доберманов в кожаных куртках, и страх перед родительским скандалом сделали свое дело.

Разбирая свое «бельевое чучело», что она оставила под одеялом уходя, лисица лениво думала о том, как долго родители не будут их будить. О том, сколько ее сбережений было отдано билетному перекупщику. И о том, не стошнит ли ее прямо в постель, когда придет время «платить» за веселье.

Больше она не думала ни о чем.


Ее переход в старшие классы сопроводил полет во Флориду. Летела вся семья, и даже Росс, закончивший седьмой класс с четырьмя тройками. Кайла была счастлива - проведя весь полет в уборной, она все равно вошла в местный аэропорт с широкой улыбкой на морде. Их встретил коренастый пантер Джо — гид отеля, в котором они бронировали номер. Он нетерпеливо топтался на месте и покачивался с пяток на мыски, пока высматривал остальную группу, а в дороге много шутил и смеялся. В сам отель их привезли около двух часов дня - время, когда солнце начинало припекать особенно сильно и вынуждало всех искать себе укрытие. Пока родители стояли у ресепшена, Кайла с Россом бродили по холлу, наливали себе бесплатной газировки из автоматов и внимательно осматривались вокруг. Им, предвкушающим долгие и интересные каникулы, было совсем не до вражды.

Те дни оказались лучшими в юности лисицы. Что и говорить — Флорида. Огромные пляжи, бассейны, невероятное количество клубов и развлекательных центров. А самое главное — Росс всегда чем-нибудь занимался, и ему было просто не до нее. Весь праздник омрачило только то, что во всем городе было не сыскать закрытого купальника для лис старше десяти, а потому Кайле пришлось купить открытый халтер. Рассекавший в плавкошортах Росс весело смеялся стеснению сестры и не ленился изредка подшучивать по поводу открытой шерстки на ее животе и пояснице. Сколько раз она слышала от него, что стала «как мама»... а приколы по поводу того, что на нее напал Зорро? Лисице оставалось только отшучиваться в ответ и машинально проверять надежность совсем не внушавших доверия лямок. Однако, больше младший брат никак ей не вредил. Даже напротив — помогал мазать спину кремом от выгорания шерсти и без всяких возражений захватывал второй стакан газировки, когда бегал к бару.

Лисица любила нежиться под теплым солнышком на пляжных лежаках: тихонько посапывать в сладкой дреме и подставлять греющим лучам каждую шерстинку на своем теле. В отличие от Росса, который основную долю времени проводил в борьбе с высокими волнами и плескании на мелководье. В плане отдыха они не слишком друг друга понимали. Но младший брат честно к этому стремился. Однажды он даже пролежал рядом с сестрой целых сорок минут, чем немалое ее удивил. В ответ Кайла провела целых сорок минут в море, в качестве персонального трамплина. Лисица крепко складывала ладони, на которые Росс вставал одной задней лапой, и после с силой выбрасывала их вверх. Младший брат был в восторге.

А на третий день их пригласили сыграть в пляжный волейбол местные гепарды, львы и ягуары, возрастом чуть постарше Кайлы. В школе лисица играла в волейбол очень достойно, и потому сразу согласилась. Росс же пошел чисто за компанию, чтобы «только попробовать», однако уже спустя десять минут крепко втянулся и зажегся азартом к победе. И что таить, первый матч команда Кайлы с треском проиграла — все же, пляжный волейбол весьма отличался от классического. В основном тем, что здесь можно и даже нужно было падать, а лисица очень боялась повредить купальник. Заметив это, капитан их команды, гепард с забавным именем Шайо, предложил всем продолжить игру на нудистском пляже, что располагался неподалеку. К огромному удивлению Кайлы, все согласились. Причем даже не раздумывая, так, будто это было для них самым обычным делом. Конечно, лисица ни в какую не согласилась пойти, объяснившись тем, что ее будут искать родители. И, разумеется, никуда не отпустила Росса, ведь тот был еще слишком мал для нудистских пляжей. Шайо лишь пожал плечами и пожелал им напоследок удачи. После лисенок долго не мог простить сестру за то, что она его не отпустила. Он не знал, что такое нудистский пляж. Зато знал, что является важным и незаменимым звеном своей команды.

Перед отлетом Кайла в последний раз искупалась в океане. Она не забыла ни бросить в него монетку, ни забрать с берега несколько камешков, причудливых расцветки и формы на память. Оглядывая Флориду из окон отельного автобуса, она обещала себе, что обязательно сюда вернется. Когда-нибудь, когда станет совсем взрослой. Росс, сидевший рядом, видимо, обещал себе тоже самое — слишком печальной была его мордочка. Чтобы подбодрить брата, лисичка тихонько ущипнула его за плечо и сунула в лапы браслет из ракушек. Этот сувенир она сделала сама, когда прогуливалась вдоль пляжа за день до отъезда. Лисенок немедленно нацепил подарок на запястье и, подскочив на сидении, благодарно чмокнул ее в щеку. На его морде появилась теплая улыбка. Конечно, потом браслет пришлось выбросить, ибо от него начало жутко пахнуть. Но это было уже после перелета. А, следовательно, оказалось отличной пакостью в их вечной вражде.


Долгими осенними вечерами, когда гулять можно было только под зонтом и надев резиновые сапоги, лисица любила сидеть на террасе. Закутавшись в теплый плед, вдыхать запах мокрой улицы. Смотреть на спешащих по лужам прохожих, прикрывающих головы и плечи тонкими газетами, и торопливые машины, быстро-быстро работающие дворниками. В такие моменты Кайла не думала ни о чем. Даже опасения из-за очередной пакости Росса ее не беспокоили. Все смывало дождем.

– И зачем ты сидишь здесь, когда идет дождь? – спросил однажды лисенок, запрыгнув на соседний стул с бейсбольным мячом в лапах. – Надеешься прогнать тучи взглядом? Вряд ли у тебя что-нибудь выйдет, Тесла.

– А зачем их прогонять? – серьезно нахмурилась девушка. – Дождь мешает тебе играть на улице, поэтому ты вынужден тухнуть дома. По-моему, все отлично.

– Нет, не отлично, – помотал головой Росс. – Отлично было бы подать тебе пирог из моих вчерашних носков.

– А почему не из белья?

– А белье жалко.

К семнадцати годам она нашла еще один действенный способ отвадить брата от шуток над собой. Простое спокойствие оказалось губительным для подколов Росса. Видя, что его колкости не задевают сестру, он старался как можно скорее закончить начатый диалог и ретировался куда-нибудь подальше. Это было приятно. Однако, по правде сказать, Кайла очень жалела о том, что не догадалась до этого раньше. Слишком много нервов было потрачено в пустую. Слишком много сил и времени было убито на бесполезные споры.


Они расстаются, когда Кайла оканчивает старшую школу. Красный диплом позволяет ей получить приглашение на бюджетное место из престижного института в Орландо, и девушка не раздумывает ни минуты. Родители отпускают ее. Росс тоже. Последний месяц лета они проводят совершенно без сор, а в сентябре Кайла улетает. Перед отлетом она долго обнимает родных, обещает навещать и изо всех сил старается не плакать. Последнее получается очень плохо. Лисица садится в самолет с блестящими влажными щеками.

Железная птица стремительно уносит ее из родного города. Уносит навстречу взрослой жизни.


Первый курс в институте оказался на удивление легким. Не только в плане учебы. Поиски хорошей работы с гибким графиком, дружба с соседями в общежитии, знакомство с другими первокурсниками — конечно, все эти задачи гурьбой навалились на Кайлу и потребовали срочного своего разрешения. И решить их было чертовски тяжелым делом. Если бы в жизни Кайлы не появилась Шона.

Лисица быстро нашла общий язык со своей соседкой по комнате — грубоватой тигрицей со вспыльчивым характером и крутым нравом. Та училась на третьем курсе и была неформалкой, с «шипастым» гардеробом, тяжелыми сапогами и черной косметикой. Она всегда ходила строго с прямой спиной и смотрела на всех, как на ненужные вещи. А еще имела хорошо развитую мускулатуру и огромную любовь к дисциплине. Как выяснилось после, Шону побаивались все самки в общежитии, и даже некоторые самцы. Кайла тоже поначалу ее побаивалась, однако страх быстро сошел на нет - в первый же месяц совместного проживания. Не смотря на всю их разность во внешности и породе, они имели одинаковые взгляды на многие вещи. Так, например, Шона тоже не терпела беспорядка в комнате, любила составлять дневные расписания и обязательно делала все вовремя. Тигрица быстро прониклась симпатией к новенькой. И впоследствии стала ее персональным «наставником» в самостоятельной жизни. А еще — надежным защитником от общажных хулиганов и «проходным билетом» в спортивный клуб института.

Многие проблемы, встававшие перед Кайлой, Шона бесцеремонно взваливала на свои плечи. Когда лисица поняла, что стипендии ей будет хватать только на пропитание, но никак не на новую одежду и веселье в городе, тигрица выбила ей место официантки в институтском кафе. Она же сломала лапу ее первому клиенту — хамоватому питбулю Грегу, когда тот шлепнул «новенькую» чуть пониже хвоста. Грег был главным хулиганом в институте, державшийся на плаву только за счет круглых отличников, делавших ему троечные проекты и контрольные. Поэтому, не стерпев обиды, пообещал, что Шона за это непременно ответит. Тигрица тогда лишь усмехнулась и посоветовала ему «срыгнуть». С первого дня Кайла приобрела статус официантки, к которой нельзя было ни приставать, ни прикасаться. И это ее вполне устроило.

Именно Шона объяснила ей, как отличить хорошие продукты от плохих, где дешевле набирать полные сумки одежды, где можно хорошо отдохнуть за скромную плату. А еще, как правильно держать себя со сверстниками, почему важно контролировать свой хвост, когда носишь мини-юбку, и как нужно «договариваться» с разными преподавателями их института. Именно тигрица научила ее готовить простые, но вкусные блюда на общажной кухне. Ведь как выяснилось, Кайла совсем не умела делать вкусные вещи. Взамен лисица помогала подруге поддерживать себя в форме, составляя той компанию на утренних пробежках и в спортивном зале, и изо всех сил старалась разнообразить ее пугающий гардероб. Они помогали друг другу в учебе и часто ходили вместе.

Раз в месяц, вечером, перед сном, Кайла звонила домой. Неподъемные цены позволяли ей говорить с родными лишь десять минут, и этого, конечно, совсем не хватало. Но это было лучше, чем ничего. К слову, пять из этих минут принадлежали Россу. Младший брат рассказывал ей о последних новостях своей жизни, о том, какая погода в их городе. Он совсем не давал Кайле высказаться, и лисице оставалось только молчать и растерянно его слушать. На прощание брат крепко целовал ее в трубку и говорил, что очень скучает. Лисица отвечала тем же. В комнату Кайла возвращалась жутко расстроенной, и Шона это видела. Однако, совсем не знала, как помочь подруге. Грубая тигрица была неспособна на мягкие слова.

А на шестой звонок Кайла не выдержала и разревелась прямо в коридоре. На громкие жадные всхлипы мигом слетелся весь этаж. В том числе и Шона, которая немедленно увела лисицу в уборную. Там, умывая подругу, словно маленького детеныша, тигрица шипела и просила ее успокоиться. Напрасно, конечно. Кайла даже не думала прекращать истерику. Они провели в уборной около получаса, шумя водой и используя туалетную бумагу, как носовые платки. А когда вышли, Шона немедленно отправилась к оконным батареям, на поиски сигаретных нычек. В тот вечер лисица впервые попробовала курить. И, стоит отметить, даже не закашлялась после первой затяжки. Тогда же она сообщила, что начинает копить деньги на дорогу домой.

Целых три месяца ушло на сборы. Кайла почти не ела, не покупала новой одежды и работала как можно усерднее, рассчитывая на щедрые чаевые. Пожалуй, те девяносто дней были самыми тяжелыми в ее жизни. Однако, вперед девушку двигала верная, чудовищно важная ей цель, а потому отступать она не собиралась. И сколько же счастья было в ее глазах, когда нужная сумма оказалась на лапах! В тот день, когда особенно щедрый студент оставил в счете целых пятнадцать долларов чаевых, лисица покидала работу вприпрыжку. С помощью скромного подарка, в виде коробки конфет, лисица выпросила у педиатра недельный больничный. А с помощью Шоны умудрилась упаковать все нужные вещи в один чемодан. Перед отлетом Кайла пообещала подруге, что обязательно вернется, и очень скоро. В ответ та молча притянула ее к себе, крепко по-тигриному обняла и долго поцеловала в губы. Дав, тем самым, хорошую тему для осмысления на время их разлуки.


Неделя в родном городе пролетела незаметно. Последний день зимы принес огромное количество липкого снега, оборвал телефонные провода и заботливо укрыл голые деревья снежными шапками. А еще доставил целое море радости Кайле и Россу, позволив им вдоволь наиграться в снежки и слепить целую дюжину снеговиков на заднем дворе. За полгода лисенок ничуть не изменился, разве что капельку подрос. Он все также не стеснялся шутить над старшей сестрой и при шутливой борьбе в сугробах, старался зашвырнуть ей за шиворот как можно больше снега. Вдоволь наигравшись на улице, они возвращались домой — насквозь мокрые, тяжело дышавшие и страшно счастливые. Развесив всю одежду по батареям, зарывались в пушистый плед и, сплетясь задними лапами, отдыхали на диване перед светящимся ящиком. Обычно под самые бессмысленные передачи или старые детские мультфильмы, с еще плохо прорисованной анимацией. Мать приносила им по кружке горячего шоколада с зефиром, и Кайла, отвыкшая от подобного, благодарно кивала.

Много времени ушло у лисицы, чтобы выслушать о всех приключениях Росса, случившихся с ним за время ее отсутствия. Так, например, лисенок открыл в себе не хилый талант к физике, самостоятельно и с разрешением родителей сходил на рок-концерт и даже целую неделю повстречался в девочкой. О последнем он, к сожалению, говорил меньше всего. Однако, не забыл похвастаться первым поцелуем, полученным им за поход на скучную мелодраму и своим «разбитым сердцем». Гораздо меньше ушло у нее, чтобы рассказать о своих «приключениях». Это немало удивило Кайлу, ведь она думала, что ее рассказы и в целую неделю не уложатся.

Во второй в ее жизни день отлета лисица чувствовала себя также, как и в первый. Она все также обещала, что вернется, и едва сдерживала слезы. Удивительно, но на этот раз ей даже удалось не заплакать. Она садилась в самолет с сухими щеками и печальной улыбкой на морде. Глядя в мутное стекло иллюминатора и махая лапой на прощание.


Второй курс запомнился Кайле острыми клыками, шершавым языком и крепкими лапами на подбородке и талии. Шона, будучи грубой тигрицей, не слишком понимала, как нужно обращаться с хрупкими лисицами, а потому частенько перебарщивала в своих «нежностях». Однако, честно училась быть как можно более аккуратной, и Кайлу это сильно умиляло. Так, например, Шона заменила все свои вилки китайскими палочками, и вечерами собирала огромный пазл с тысячью мелких фрагментов. В последнем ей помогали когти, пользу которых тигрица открыла с совершенно новой для себя стороны. А еще она накупила целую кучу экспандеров разной жесткости и долго-долго тренировала на них силу сжатия. Кайла активно помогала ей, позволяя проходить на себе «промежуточные тесты» и давая множество советов по правильному обращению с «теми, кто меньше».

Шона совершенно не стеснялась окружающих, а потому могла поцеловать свою девушку в любой момент. Что, разумеется, сильно стесняло Кайлу. Нет, ее вовсе не смущал тот факт, что ее возлюбленная была чуть ли не на три головы выше. Однако вот, то что она была девушкой девушки... да, поначалу это было крупной проблемой для лисицы. Кайла даже подумывала о том, чтобы запретить Шоне целовать себя при других. Но быстро отказалась от сомнительной затеи, побоявшись ее обидеть. Вместо этого лисица отправилась в сеть, на поиски известных и великих деятелей в истории с нетрадиционной ориентацией. Результаты приятно ее удивили. Что касается самих окружающих... конечно, поначалу и Кайла, и Шона частенько ловили на себе заинтересованные взгляды сверстников. Однако, уже спустя месяц на них почти не обращали внимания. В конце концов, любовь двух самок оказалась не таким уж и большим событием в бурных жизнях общежития и института.

С тех пор, как они начали встречаться, Кайла активно взялась за Шонин гардероб — верхний и нижний. Тигрица долго упрямилась, не желая выкидывать привычные вещи на помойку, но в конце концов согласилась. Она была готова идти на жертвы ради своей избранницы. Тем более, что сама избранница целую неделю готовила на ужин отварную курицу. Выходной, проведенный в торговом центре, оказался, вероятно, самым унылым выходным для Шоны. Зато самым веселым для Кайлы. На протяжении целых пяти часов она таскала тигрицу по магазинам, заставляя ту примерять разные наряды и обувь. А как веселилась лисица в отделе с нижним бельем, выслушивая от подруги недовольства по поводу «дискомфорта и тесноты»... Домой они возвращались на автобусе. С усталыми улыбками, тремя большими пакетами одежды и изрядно похудевшими кошельками.

Их отношения развивались совсем не стремительно. Скорее, постепенно, понемногу. Шона не спешила двигать их вперед, давая Кайле возможность привыкнуть к новым ощущениям. А сама лисица была не слишком уверена в необходимости движения вообще. Так, например, они обе не спешили сдвигать кровати, продолжали мыться в разных душевых кабинках, пользовались разными полотенцами. Все это немало расстраивало Шону, и к четвертому месяцу их «встречаний» это стало заметно. Пазл, собиравшийся ей с таким рвением вначале, стал едва ли расширяться на несколько деталек за вечер, экспандеры все чаще пылились под кроватью, а китайские палочки и вовсе превратились в «шампуры» для мяса. Тигрица начала реже смотреть на Кайлу, чаще предпочитая разглядывать пол. Или задние лапы. Конечно, пасмурное настроение подруги передалось и лисице. Постепенно Кайла начала понимать, с чьей инициативы их отношения должны встать на новый уровень. Но очень боялась сделать тот важный, необходимый шаг, грозившийся обернуться не только решением их проблемы, но и самой настоящей точкой не возврата. Она не знала, любит ли Шону действительно или расценивает ее не более чем интересную увлеченность — приносящую много новых эмоций, однако, совсем не долговечную. Ответ пришел ей вместе со звонком домой. Росс, немало удивленный личным звонком, оказался еще более удивлен щекотливостью темы, на которую говорила с ним сестра. Кайла долго перечисляла плюсы и недостатки Шоны, пыталась высказать то, что чувствовала к ней. И самое главное, просила у брата настоящего мужского совета.

Их первая связь случилось в декабре, прямо перед новогодней ночью. Объявление о наступлении Нового года, доносившееся из старого радио, они слушали, будучи под теплым одеялом. С тяжелым дыханием, удивленными глазами и счастливыми улыбками. Шона, не стеснявшись, курила прямо в комнате, а Кайла, уложив голову на ее обнаженную, быстро вздымавшуюся грудь, наблюдала за причудливым танцем снежинок за окном. На праздничном столе красовались недоеденный салат и полупустая бутылка ямайского рома. За тонкими стенами шумели веселые компании. На тумбочке, рядом с пепельницей, тускло светила рыжая лампа.

– И все же, я очень рад тебя видеть, – улыбается Росс, откидываясь на деревянную стенку беседки. – Хоть ты и оказалась лесбиянкой.

– Знал бы ты, как я рада, – кивает Кайла, выразительно подмигивая Шоне.

Тигрица издает короткий смешок и бьет лиса в плечо. Несильно, но вполне ощутимо, чтобы тот замолчал. Они сидят на заднем дворе их родного дома. В небе блестит яркое летнее солнце.

– Знаешь, Росс, я никогда не понимала, почему родители выбрали любимчиком именно тебя, – задумчиво произносит Кайла. – Может быть, ты мне это объяснишь?

– Наверное, потому что я гораздо круче тебя, – начинает было смеяться брат, но, наткнувшись на строгий взгляд Шоны, быстро осекается. – На самом деле, родители никогда меня не любили. По крайней мере, больше тебя — это точно.

– С чего бы? – не соглашается лисица.

– Хотя бы с того, что я даже не надеюсь сдать итоговые экзамены старших классов. А ты учишься уже на третьем курсе престижного института во Флориде. Я с детства был безнадежен в учебе, Кай. Да и никогда к ней не стремился.

– И чем же ты собираешься жить? – подает голос Шона.

Росс думает недолго. Он цепляет на нос широкие темные очки и весело смотрит на тигрицу.

– Знаешь, я всегда мечтал стать хиппи, – отвечает он.

– Ты? Хиппи? Да ты своей сестре жизни в детстве не давал!

– Ой, это было давно, – машет он лапой. – Теперь я за мир и дружбу на земле. Особенно за мир и дружбу между лисами и тигрицами-лесбиянками.

Прежде чем Шона успевает понять смысл его слов, Росс ловко выскакивает из беседки и быстро бежит в сторону дома. Вдогонку ему летят гневные крики Кайлы, а секундами позже и Шоны.

– Скажи честно, ты хоть когда-нибудь с ним ладила? – раздраженно спрашивает тигрица, повернув морду к лисичке.

– Разве что в первые годы его жизни, – растерянно улыбается та.



27.04.2016 — 06.05.2016




Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Элиас «Идеальное скольжение», Ирф «Осенняя прогулка», Снарф «Охота на лиса»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 9 старых комментариев на форуме