Furtails
Максим Кирьянов
«Лидер - 2»
#NO YIFF #лис #разные виды #милитари #приключения #романтика #фантастика #фентези #магия
Своя цветовая тема

Лидер - 2

Максим Кирьянов, Даниил Кунаев




Том II


Они, наконец, достигли последнего оплота демонов... Они, кто уже потерял все, что только мог. Их осталось трое. Пятеро из них уже пали в бою с бессчетным количеством Адской скверны, чья ужасающая мощь вырастала с каждым проигранным или пропущенным сражением.

Что ж, я расскажу все по порядку.


Глава первая - Переход


Перевал Лавовой горы - первое препятствие, которое встретили Реджинальд и легендариумы на своем пути. Однако ни у кого не возникло никаких вопросов - все было давно решено.

Они ступили на первые камни. Реджинальд, как и остальные, чувствовал невероятное тепло, исходившее из этого места. Но это тепло веяло самые неприятные ощущения. Реджинальд молчал, остальные перекидывались парой словечек раз в пять минут.

Даже эта пустота, высасывающая всю жизненную энергию, а также надежду на победу и вообще будущее, не могла побороть решимости тех, кто пришел сюда сегодня сражаться за свой мир. Таков был уклад, и ничто не могло его нарушить.

Первые демоны им встретились на первом уровне подъема и не составляли труда. Выстрел из лука Кэтрин или короткая очередь Керна из крупнокалиберного пулемета с двенадцатью стволами уничтожала преграду, мешающую идти вперед.

Второй и третий уровень дались уже гораздо сложнее. До плоского, как блин, верха, было карабкаться километра два, а тут тебе и острые камни, и протоки со скверной, неприятно сверкающие мертвенно-зеленым светом, опаляющие обувь и царапающие штаны. Но это все были пустяки... Таких сложностей было полно в жизни.

Четвертый уровень оказался на подозрение легким - его буквально прошмыгнули и не заметили.


***


Верхушка, как и было уже сказано, оказалась плоской. На ней места хватило без исключения всем. Недалеко виднелся длинный мостик, хлипкий на вид и сделанный, похоже, из чьих-то костей. Они продолжили путь.

Мост только показался хлипким - его даже не удалось раскачать. Пока остальные переходили на ту сторону, Реджинальд стоял на другой стороне и осматривался по сторонам.

Никого...

Никого...


***


Первое серьезное столкновение происходит уже после того, как они спустились в Низину Смерти. Небольшой отряд в демонов тридцать, не оказался таким легким, как показалось Лису сначала. Враги были сильнее и быстрее, но Головорез так не посчитал. В конечном счете и они были убиты. Часть тяжело дышала - смрадный дым влетал в легкие, заставлял кашлять и задыхаться. Ничего здесь не было хорошего. Ничего. Но отступать было поздно.

Все снова двинулись вперед.

Бой продолжается, даже если рядом нет противника. Но он есть, и об этом ни за что нельзя забывать. Итак...

Концентрация противника нарастала с каждым сантиметром, становилось сложнее идти. Оружие теперь применялось постоянно. Мелькали мечи и светящиеся сюрикены, свистали пули, жужжали плазменные и ионные заряды. Реджинальд понял: вот оно, началось. И ринулся в атаку.

Снова крики, снова демоническая пенящаяся кровь, рычание, звуки падающих тел и хлопание крыльев, снова... Почему? А потому, что демоны не знают страха и у них нет собственной воли. Они привыкли слушаться, поэтому умудрились разделиться на низших и высших.

Реджинальд никого не подбадривал воодушевляющими криками. Он знал, что его Легендариумы (высшие из Команды) в курсе всех событий и сама понимает, что нужно делать. А именно сейчас - прорваться к Цитадели Адской скверны.

Цитадель - истинный, первый и последний оплот всех демонов этих земель. Туда нужно было попасть любой ценой. Иначе война, которую они вели уже очень давно, никогда не будет завершена.

Устроив разлом, который поглотил демонов, Реджинальд поднялся с земли и отряхнул свой плащ. Вроде все были здоровы и невредимы. Послышались даже первые шуточки, мол, какие тупые болванки эти демоны, разве что с крыльями. Реджинальд перекрыл шум, подняв лапу.

- Не расслабляйтесь, ребята. Это так, мелочёвка. Как в любой игре - чем выше поднимаешься, тем меньше кислорода. А теперь соберитесь и идём дальше.

Керн, соглашаясь с другом, сбросил обе обоймы с "гатлингов" и вставил новые из своего бездонного рюкзака. Реджинальд повернулся к дороге и сделал новый шаг к финальному в этих землях оплоту скверны.


***


Низина Смерти, как известно, пропитана зловонными ядовитыми парами, но Керн прихватил с собой респираторы. Пока маску-шлем приходилось постоянно вытирать остальным, Реджинальд спокойно шёл дальше, потому что регенерация была слишком высока для такой угрозы. Да и угроза ли это вообще?

Ерунда.


Глава вторая - Оплот


Они достигли своей цели. Высокие, тридцатиметровые стены с протоками скверны, сверху упитанные острыми, как меч, шипами и украшенные чудовищными головами неизвестных демонов без глаз, без лица, без эмоций. Ворота, как он и ожидал, были заперты наглухо. Нет, блин, он думал, что они распахнут их.

Но им придется это сделать. Иначе их Серебряная планета, где живет почти 4 миллиона фурри, сгорит дотла. А этого при всем желании мира нельзя было допустить.

Кажется, со стены их заметили - это Реджинальд понял по летящим в них стрелам и копьям. А затем и сами стражники скверны начали лететь к ним. И ложились здесь же, у своего оружия.

Но на этом все легкости закончились... Противник пустил бой тяжелую артиллерию.

Несмотря на мастерство всех ребят здесь, ублюдки имели превосходство в количестве. Реджинальд видел, как они убили Блэкфайера, черного Дракона, и Шона Карнеги, видел, как они высосали душу даже из Белой молнии, так как она здесь была обессилена почти полностью. Видя, как падают тела, Реджинальд перестал сдерживать себя и превратился в буквальный вихрь меча. Но и это не помогало. Поле баталии покрылось самыми разнообразными звуками - взрывами, криками демонов и Легендариумов, терпящих поражение, скрежетами разломов, стонами земли и прочими леденящими кровь звуками.

Реджинальд уже знал, что они не победят... К четырем павшим присоединились еще трое... Белка... Быстрейший... Грифон...

Керн отстреливался бесконечными патронами, но и он не выдерживал натиска врагов. И хотя снаряды были неиссякаемы, адские создания словно восставали из земли и снова шли в бой. Керн упал на землю; видимо, демоны посчитали, что он мертв. Однако он приподнялся на одной мехалапе и из последних сил дал волю Зубастику, последнему оставшемуся целым клинку. Хотя и эта пролитая кровь была малым вложением в общую излитую за последнее время битвы.


***


Сражение было проиграно. Реджинальд, который так и не смог (несмотря на высочайшую регенерацию) вылечить кровавую, черную рану, стоял на коленях и мутнеющим взглядом смотрел себе под ноги. Он сдался. Керн валялся метрах в семидесяти от него, окруженный сотнями гильз. Белка, погибшая еще два часа назад, белела в километре от него. Он моргнул пару раз. К нему шагал сам генерал, держа меч обнаженным; нетрудно было догадаться, что он не желает добра. Наконец он приблизился и с мрачным ужасающим торжеством посмотрел на Лидера сверху вниз:

- Так-так-так, - завел громовым басом Амекарус, правая рука (или лапа, или копыто, или хрен знает что вообще) - Кто это у нас тут? Неужели всемогущий Лидер проиграл и валяется сейчас в моих ногах?...

- С-сук-ка... - прошипел Реджинальд, теряя кровь целыми черными струями. - не смей... произносить мое имя... поганое ..., недостойное жизни!

Амекарус очень больно ткнул его гардой в голову, но Лис не почувствовал боли - он уже вообще ничего не чувствовал.

- Отдай мне свой меч, и я пощажу твою жалкую жизнь! - довольно прохрипел Амекарус, протягивая копыто к его голове...

Реджинальду изменило самообладание. Из последних сил он вытащил меч из земли, делая вид, что протягивает его генералу скверны, а сам неожиданно швырнул его куда-то далеко в сторону, вложив последний остаток чакры в этот бросок.

- НЕ-Е-ЕТ!!! - проревел Амекарус, занося меч над головой падшего Лидера.

Поднимая лапу над головой, Лис последний раз в жизни понял, что эта битва не выиграна, но это не означало, что жизни после смерти не существует. Волна энергии лидера Серебряной планеты взметнулась ввысь и со скоростью, большей в миллион раз скорости света, устремилась на поверхность, туда, к живым. Теперь сила Реджинальда, сила Головореза, сила того и тех, во что и в кого он верил, и во что надеялся, спасена, пусть он сам и подвергся скверне этой проклятой жизни.


Глава третья - Индуктор и его прeемник


...Ослепительно-белая пустота ударила по ушам и заставила зажмуриться. Паренек лет 17-ти, в белой рубашке с короткими рукавами и шортах до колен, сел на то, что нельзя назвать даже полом и недовольно сморщился. Но в ту же секунду недовольство сменилось удивлением и даже испугом. Он широко распахнул глаза; слезы появились тотчас же. Вокруг парня ничего не было; вообще ничего. Насколько хватало глаз, везде находилась белизна, будто большущая белая комната. Парень с усилием поднялся на серые сандалии на босу ногу. Молодой человек подумал, что сейчас провалится, но отнюдь. Голова гудела как колокол, по которому ударили десять раз. Но уже обрелось сознание того, что место это необычное.

"Что это такое? Где я?..." - подумал человек.

Еще десятки "что? где? почему?" завертелись в мозгу юлой, бешеным волчком. Ответов не находилось... были ли они вообще? Нет... Нет!

Это человек воскликнул уже вслух. Эхо отразило это колебание воздуха от несуществующих стен и унесло дальше в пустоту. Человек недоуменно посмотрел на свою руку, словно она была чужой, неоднородной, на себя в общем - изнутри...

Внезапно эта картина снежной безмятежности нарушилась; парень, терпя слепящую резь в глазах, рассмотрел фигуру недалеко от него.

Это была девушка.

Она плавно, мягко, как кошка, двигалась навстречу пареньку. Сходство с кошкой он дал ей не напрасно; насколько парень мог разглядеть, её голову украшали большие кошачьи уши, а снизу мелькал бордовый хвост. Копна каштановых волос ниспадала на плечи до поясницы. Среди сией растрепанности, не вызывавшей никаких неприятных ощущений, аккуратная короткая косичка падала на правое плечо и затягивалась микроскопической желтой резинкой. Но свет слишком ярко ударял отовсюду, потому не удалось различить ничего другого из её, без сомнения, небесной внешности. Только красное платьице, падавшее чуть ниже коленок и имевшее желтую, как резинка на косичке, каемку от бретелек до груди. Личико смотрело янтарными глазами, аккуратным носиком и губами, удивленно свернутыми в трубочку. Она тоже не меньше его удивлялась неизвестно откуда взявшемуся пришельцу. Её легкое удивление сверкало еще ярче, чем все вокруг здесь. Она завораживала и заставляла забыть обо всех отвратительных, плохих, да и просто ненужных мыслях. Само это место питало его спокойствием и умиротворенностью. Но человек, попавший сюда, располагал только удивлением и не мог выдавить из себя ничего. Он тонул в золотых глазах и проникающей, успокаивающей натурой девушки с ушками кошки.


***


Максим проснулся в горячем поту, моментально сел в кровати и выдохнул. Телефон показал 5:11. Все еще тяжело дыша, Макс улегся обратно в постель, на мокрую простыню, и попытался сосредоточиться. В голове все еще стоял образ девушки-кошки, мило и непринужденно улыбающейся ему. Глаза снова закрываются...

Звонок телефонного будильника показался Максу ударом по голове кувалдой. С трудом разлепив веки, он сморщился, и, приподнявшись на локте, вгляделся в светлевшую комнату. В ней ничего не было нового - все та же протыканная сотней дротиков дверь, высоченный шкаф, которому не меньше двадцати лет, с кучей полок и вставок, стол на кроватью не младше шкафа.

Максим опустил ноги на пол, покрытый заляпанными многовековым слоем грязи, мытой и немытой, плитами ДСП и спрятал лицо в ладони.

"Сон... Девушка... Хвост и уши..."

Утро у Максима распределялось неравномерно: сначала проснуться, потом выслушать указания сестры "Как гулять с собакой" при том случае, что она сама никогда этого не делала, потом пойти с собакой, проторчав десять минут на уже почти октябрьском холоде; компьютер, завтрак, почистить зубы, одеться и уйти в школу. Шикарное утро, никогда не приносившее ничего хорошего.

Сама же школа была просто исчадием ада на протяжении 11-ти лет. Многие так полагали, и Максим были из их числа. Однообразная рутина: уроки, перемены, классные часы, классный преподаватель Марина Александровна, пожилая женщина лет 50-ти, обладающая невероятным зарядом энергии. С ней можно поговорить не только о классном предмете, но и задать любой философский вопрос, решить любую проблему, касающуюся всего школьного и нешкольного. Она была единственным человеком для Макса, кто не канул в Лету идиотизма школьной пучины.

А так школа - это просто-напросто чудовище, которое высасывает пятую часть твоей жизни. Поэтому Максим, как только заканчивался последний урок, не задерживался там дольше, чем на десять минут. Основной задачей становились домашние дела, сестра, компьютер, уроки, собака, затем вечером поесть и лечь спать, чтобы заново повторить цикл адской бездны.


Максим сбросил рюкзак у себя в комнате и закрыл за собой дверь. Ничего не изменилось с тех пор, как он шесть часов назад отсюда ушел. Только кот, сидевший на подоконнике и смотревший на него прищуренными, блаженными глазами, добавлял немного разнообразия. Гладя маленького сорванца за ушами, Максим вспомнил, что такие же уши, только побольше в размерах, были и у девушки из сна. Что же это такое было?... Хотя чему он удивляется, ведь таких сновидений может быть великое множество; но не когда это так ясно, ощутимо, что прямо чувствуешь все, что тебя окружает, и не понимаешь, сон это или явь. Максим не разбирался в тонкостях толкования снов. Но он понимал - это не случайно, что что-то должно произойти. Но ничего не происходило... как обычно.

Раздеваясь и кидая вещи на стул, Максим не переставая размышлял, как бы снова встретиться со странной девушкой и сказать ей хотя бы одно слово: он хорошо запомнил, что она была удивлена не меньше его в их первую встречу.

"Очень интересно... поразительная улыбка, проницательные глаза, уши, хвост... Черт подери, да что же это такое?... Кто это, и почему именно я?... Я должен найти ответы на эти вопросы, потому что неразрешимых проблем не существует"

Переодевшись в синие короткие шорты и зеленую футболку, Максим заглянул в зал - большую комнату с плазменным телевизором, ковром, устилающим пол, фортепьяно, занимавшем почти половину правой стены, красными диваном и двумя креслами по бокам от него. На компьютерном столе стоял небольших размеров ноутбук, за которым сейчас сидела Сестра. На ней была короткая, уже давно выцветшая ночнушка, в которой она ходила дома; ее лицо не выражало ничего, а уши занимались наушниками.

Комната имела выход на балкон, но там было холодно. Благо, батареи теперь работают.

Максим вернулся в свою комнату и закрыл дверь. Ничего не поменялось - такая же неубранная постель, такой же захламленный учебниками, тетрадями и другой макулатурой стол с широким основанием, такой же массивный многоуровневый шкаф, не отличавшийся от стола, такой же пол, такие же окна - такая же жизнь. Макс посмотрел в окошко стеклопакета. Шестой этаж; внизу - недалеко от его дома - большая стоянка, еще дальше - дорога к рынку, а в далеких очертаниях домов парень угадал высотки.

Он сел на кровать. Матрац знакомо, неслышно скрипнул пружинами: Максим лег и укрылся одеялом. "Сначала сон, потом уроки" - решил он и закрыл глаза.


Приятное ощущение теплоты разливается по телу. Макс проснулся.

Снова белизна. Сюда что, можно попасть только случайно, или все же есть какая-то связь? Хотя какая связь между идиотской реальностью и здешним великолепием...

Девушка с ушами кошки стояла уже тут и повернулась, как только Макс успел привыкнуть к обстановке и протереть глаза. На ее губах снова заиграла робкая, но поистине легендарная улыбка, с которой ничего сравнить нельзя. Максим решил заговорить первым:

- Кхм, - кашлянул он, поднеся кулак к груди и опустив его. - Привет. Я... меня зовут Максим.. А ты?... Как тебя зовут?

Девушка как будто замялась и почесала за ушами. Она молчала. Макс тоже.

Но через секунду он продолжил:

- Эй? Ты слышишь?

Она улыбнулась снова, и снова те же ощущения - приятное тепло, словно энергия пронизывает тебя, расслабляет и одновременно придает силу.

- У каждого должно быть имя... - внезапно подумал Макс.

Макс задумался, подбирая в голове женские имена.

- М-м-м... может быть, назову тебя Юля?...

Он назвал первое имя, пришедшее в голову.

Девушка опять задумалась. И снова расцвела в улыбке.

- Что это за место? -спросил Максим. Робкая улыбка не сходила с ее красивого лица, окаймленного каштановыми волосами и косичкой на правом плече.

- Это мой дом, - просто сказала Юля.

- Если это твой дом, то почему я снова и снова, в каждом сне, попадаю сюда?

Она замялась в третий, наверное, раз.

- Во сне? - переспросила она, не понимая смысл этого вопроса.

- Да, - терпеливо ответил Максим, осматривая место. - Я же сплю, верно?

- Наверное. - Смущенно ответила Юля, шевеля ушами и хвостом. - Я не уверена, но получается, что...

Она не договорила.

- Как ты сам посчитаешь нужным, - неуклюже закончила Юля фразу.

Максим ничего не понял, но, может быть, это было и не нужно; в мире, где нет логики, и не такое можно встретить. Он посмотрел девушке в янтарные глаза.

- Но все же... я уже второй раз здесь. И второй раз встречаю тебя... Это предзнаменование? Предназначение? Может, судьба?

- Я не знаю, - сказала Юля. - Но так должно было произойти...

- Ты о том, что я должен был встретить тебя и попасть в этом место? - спросил Максим.

Юля, все также загадочно улыбаясь, кивнула.

- Тебе пора назад, - сказала она через секунду мучительного молчания.

- Мы еще встретимся? - испуганно сказал Макс, понимая, что он начинает таять.

Юля кивнула, радостно шевельнув ушами.

- Конечно!

Мир грез исчез, уступая место чудовищной реальности.


Максим открыл глаза. Снова... снова эта комната, которую он знает уже очень давно, снова эта квартира, снова этот мир, эта Вселенная! В которой ничего не происходит, ничего не меняется, все движется по бесконечному кругу ада! Почему?!

Максим поморгал, полностью просыпаясь. Откинув одеяло, он сел в постели. Сколько он спал? Час? Два? Может, всю жизнь?

Часы на мобильнике показывали половину пятого. Ну что ж... Ладно. О"кей.


***

И вот, я ухожу; и рвется между нить.

И воздух разряжен. Ты думаешь, как жить.

И тесно так в груди; и мир вокруг, как ноль.

Все тает на пути, сейчас ворвется боль.


Обнимай меня, как не обнимала;

Сердце рвется из пустоты!

Обнимай меня, нам еще не мало

В жизни выпить горькой воды!

Обнимай меня, как не обнимала;

Сердце рвется из пустоты!

Обнимай меня, нам еще не мало

В жизни выпить горькой воды!


Это поют Кукрыниксы, российская рок-группа, основанная Алексеем Горшенёвым, братом Михаила Горшенёва (в свою очередь создателя мегапопулярной панк-группы "Король и Шут" в 1988-м году) в конце мая 1997-го года и действующую до сих пор. Максиму она была по душе обоснования в стихах смысла жизни. Но...


Пока возможность есть - не отпускайте рук.

Все может умереть, так и не сделав круг.

Как птицы ищут даль, - так ищем мы звезду!

Нам никого не жаль и все летит в дыру.


"Не опускайте рук... Все может умереть, так и не сделав круг..." Точно. Точнее не бывает. Но когда смысла жизни нет? Что же тогда? Тут приходит на ум другая песня:


Чёрный ворон, чёрный ворон,

Что ты вьёшься надо мной?

Ты добычи не добьёшься,

Чёрный ворон, я не твой!


Что ты когти запускаешь

Над моею головой?

Иль добычу ты чаешь -

Чёрный ворон, я не твой.


Всё те же "Кукрыниксы". М-да.

"Они действительно классные ребята. Но что мне делать с девочкой с ушами кошки из моего сна?"


Так думал Максим, пока пытался писать примеры из учебника по алгебре в тетрадь. Успехи были плачевными, и он не сомневался, что из него никогда не выйдет хорошего математика. Лучше всего у него получалось писать фантастические рассказы и повести. На большее он, похоже, не тянул.

Вечером, когда Максим, с грехом пополам сделав уроки и собрав портфель на завтра, сидел за компютером, слушая "Король и Шут" и "Rammstein", и играл в визуальные новеллы в "Steam", ему позвонили. Номер оказался скрыт. Недоумевая, кто может звонить ему вечером, он некоторое время смотрел на светящийся экран телефона. Кто это мог быть? Марина Александровна? Может быть, но почему тогда номер не показан? И почему так поздно? Одноклассники? Он не знал почти ни одного их номера мобильника, поэтому это тоже отметается. Мама? Бредятина. Она почти никогда ему не звонит, если только что-то не понадобится, а сейчас уже почти десять часов вечера.

Тогда кто, черт возьми?

Телефон продолжал зудеть на столе. Максим наконец взял трубку, поднес ее к уху и осторожно спросил:

- Да? Кто это?

На другом конце линии, дождавшись, что им наконец ответили, мягким голосом сказали:

- Привет. Я... я... не вовремя?

Голос показался Максиму знакомым. Где он мог слышать его? Подождите-ка минутку!

Это была Юля! Звонила ему из другого измерения!

У Максима захватило дыхание, страх перемешался с шоком и приправился невероятным удивлением. Как?... Как она?... Что здесь вообще происходит!?

- П-привет... - промямлил Максим, совладав с голосом. - Как ты... смогла мне позвонить?... Ты же не знаешь моего номера, вообще обо мне ничего не знаешь, но... как?...

Максим не знал, но почувствовал, что она снова по ту сторону миров улыбается своей прекрасной улыбкой.

- Я... не знаю. Я просто нашла его. Я должна передать тебе кое-что. Это важно.

У Максима в голове родилось множество вопросов. Что значит "просто нашла номер"? Как она смогла его найти? Но задавать все эти хлынувшие рекой вопросы он не решился - разговор явно не телефонный. Сестра не любит, когда он разговаривает сам с собой (как она думает) и может снова достать его своими замечаниями и криками.

Но было интересно, что она хотела ему передать. Она повторила:

- Это важно. При следуюшей встрече я все тебе объясню.

"Какой мягкий голос... Твою мать, не те мысли! Хотя... нет... может, что и те...

Еще один вопрос: как мы сможем встретиться? Как я попаду в другое измерение? Стоп."

Максима озарило.

"Ну конечно! Во сне!"

Молодой человек положил телефон обратно на стол. Теперь было о чем подумать.

К этой ночи Максим основательно подготовился: принял душ, проветрил комнату, привел в надлежащий вид кровать. Хотел даже пшикнуться одеколоном, но вовремя сообразил, что это ни к чему. В конце концов он выключил свет и лег в постель. В темноте думая о том, что будет на этот раз, он сам не заметил, как заснул.


Максим уже привык к нескончаемому свету здесь, а потому даже не удивился. Юли еще не было, а потому он решил немного прогуляться. Так как вокруг ничего не было в буквальном смысле, то дороги не было также. А значит идти можно было бесконечно.

Максим никуда не пришел и остановился. Вдали кто-то показался.

Юля.

Похоже, что она несла в руках какой-то длинный предмет. Из-за него она позвала его сюда?

Она приблизилась настолько, что он смог наконец разглядеть ее полностью, до мельчайших деталей. Ногти были удлинены, как маникюр, и окаймлялись белой полосочкой на концах. Она была босиком. В этих самых ноготках она держала длинный и узкий меч в синих с пазами ножнах и смотрела на Максима.

Меч был похож на древние японские мечи Вакидзаси, но, судя по длине, никак не подходил в эту категорию из-за чрезмерной удлиненности.

Юля протянула его Максиму и сказала:

- Привет... - она смущенно улыбнулась. Снова. И снова он тает, как снег, как слезы на стекле, как мир в бездне, из которого он родом. - Я должна передать тебе это.

Максим опешил, переводя взгляд с меча на девушку с ушами кошки.

- Мне?... - голос его не слушался, он уже был готов кричать от удивления. - Но... почему мне?!

- Больше некому...

"Интересный вывод, однако."

Максим тотчас же пожалел о своей грубости и замолк, разглядывая длинный клинок.

"Больше некому..." Хотелось бы поспорить, но что ему было сказать? В голове пусто.

Максим кивнул. Медленно и размеренно.

Неожиданно он услышал странный звук, словно где-то далеко летел рассерженый рой пчел. Но уже через секунду его ударило слоем воздуха, он потерял равновесие, иего понесло дальше, удаляя испуганный (если не шокированный) взгляд Юли.

Максим понял, что останавливается, когда невидимая сила начала толкать его со спины, замедляя полет. Грудь нестерпимо ныла. Но боль была терпима.

Что это было? Что-то бело-голубое и на невероятной скорости...

- Ты в порядке?

Он увидел над собой красивое лицо, светящееся, как лампочка на гирлянде. Максим нашел в себе силы улыбнуться, но в ту же секунду сжал зубы, чтобы не застонать от боли, сковавшей тело, как паралич.

Юля встала у его тела на колени и попробовала поднять парня. С трудом, с усилием, но ей это удалось.

Максим зажмурился от боли, но пытался не взвыть в полный голос, чтобы не пугать Юлю еще больше. Он открыл глаза.

Юли и так казалась напуганной,и без его участия. Но он слегка улыбнулся, чтобы приободрить и успокоить её.

- Я... со мной всё хорошо, Юля... - прошептал он чуть различимо. - Но... что это было?... Свечение... на невиданной скорости.

Юля молчала. Она не знала.

Максим приложил руку к голове. Больно.

Он посмотрел Юле в глаза. Они все те же - янтарные, красивые, добрые... Он снова улыбнулся.

- Юля... - сказал он, пытаясь еще сопротивляться силе ее глаз, но все больше увязая в них. - Я... спасибо тебе... я рад, что встретил тебя...

Юля не поняла из той околесицы, что он только что произнес, ничего, но зарделась и расцвела, как куст розы. Она тоже улыбнулась, не прекращая поддерживать голову Максима.

- Ты исчезаешь, - сказала она с грустью.

Максим посмотрел на свою руку и увидел, что она тает, как снег на солнце.

Он улыбнулся ей снова и вернулся в свою реальность, забрав меч с собой.


Открыв в 3:41 глаза, Макс сначала тихо лежал, вслушиваясь в тишь квартиры. Потом он поднялся с кровати и пошел на кухню выпить стакан воды. Глотая ледяную жидкость, он напряженно думал:

"Что со мной произошло на этот раз? Меч, который она мне передала... Откуда он у нее? Случайность? Я уже почти не верю в случайности. Не до того. Этот мир настолько заезжен вдоль, поперек и наискосок, что ничему уже нельзя удивляться."

Однако и в этой жизни встречаются поразительные вещи.

Максим, знающий свою комнату наизусть, вдруг запнулся обо что-то и повалился на кровать. Едва выдохнув и с трудом поднявшись, он округлил глаза.

И было отчего.

Это был тот самый меч, который дала ему Юля!

Не может быть!

Как?!...

Он едва не заорал вслух, но боясь разбудить Мать и Сестру, сдержался. Максим взял в руки ножны и поднес к глазам. Они были вполне настоящие. Руки потянулись вытащить клинок из ножен, но Максим решил подождать до утра; мало ли, подумал он, вдруг меч какой-то опасный? Хотя каким он еще может быть?


В школе, на первом уроке, Максим думал о клинке, который он спрятал в нижний шкаф в надежде, что его там не найдут раньше времени. Шум в классе мешал сосредоточиться: повсюду возбужденные голоса одноклассников, крики, шелест страниц учебников. Однако и это не слишком мешало школьнику думать и о том странном свечении, что тогда шибануло его во сне. Не просто же так это произошло.

Прозвенел звонок. Пока преподаватель призывал к тишине, Макс открывал тетрадь и записывал тему урока, а сзади продолжали активно перешептываться, реальность молча и беспощадно глотала время жизни каждого из находившегося в этом помещении. Мысли текли не в сторону учебного предмета, а смешивались в кашу, превращались в размазавшуюся грязь, как на улице, дышавшей октябрём. Его окликнули сзади, он не обратил внимания. Рассказывали о каком-то писателе... Куприне... или Толстом... он не замечал, нить рассуждений извне была полностью потеряна и уничтожена подсознанием, призывавшем размышлять о девушке в коротком красном платьице, с ушами и хвостом, о клинке, который дала ему Юля, о свечении, ударившем его тогда во сне.

Голос преподавателя на секунду вывел его из раздумий - к нему обратились с вопросом.

"Какой смысл в том, что он подарил ей именно гранатовый браслет?"

Почему именно гранатовый? Кажется, это такой драгоценный камень, который приносит удачу и отталкивает от владельца неудачу. В мозгу всплыла картинка из сегодняшнего утра: страница в Интернете про минералы. "Самый редкий и дорогой из гранатов является так называемый м... ме... как же его? А, меджорит, прозрачный камень фиолетового оттенка."

Учитель отходит к следующей парте.

Макса снова клонит в сон.

Наконец оказавшись дома и сбежав с последнего урока, парень незамедлительно, пока дома никого нет, достал из тайника ножны и аккуратно вытащил клинок.

На лезвии проступали странные, на неизвестном языке, символы, от основания до острия. Меч был широк, как катана, удобно лежал в ладони и почти не чувствовался его вес. В длину он явно чуть-чуть не доходил до метра. Максим завороженно смотрел на опасное оружие.

"А что насчет свечения тогда, и все-таки?... Оно ведь тоже что-то значит?"

Макс не заметил, как оперся рукой на и так шатавшийся стол; лакированное дерево вдруг треснуло, и Макс свалился на пол, потеряв опору. С кряхтением поднявшись с пола, Макс потер ушибленную голову и с удивлением обнаружил, что она почти не болит.

"Что это такое?" - подумал Максим.

Сегодняшний день был переполнен круговертью событий, ставших впоследствии обычными.

Ближе к вечеру Фа?рушин (фамилия случайная) уже не помнил о случае со столом, хотя последнего в комнате уже не было. Лежа на кровати и обдумывая завтрашний день (четверг), Макс пытался дать хотя бы приблизительное логическое определение тому, что с ним сейчас происходит. Но в голову ничего не приходило - возможно, она еще не оправилась от удара, которого он не почувствовал.

- Что же такое? - сказал Максим, случайно вытягивая два пальца по направлению в стену. Что-то громыхнуло, едва не разорвав барабанные перепонки, и нечто ударило в стену отколов от нее хороший кусок. Пока кусок бетона летел на пол, чтобы разбиться на мельчайшие осколки и валуны, Макс... просто был в шоке. Это он сейчас из пальцев ударил молнией? Да какого хрена здесь творится?!

Кусок, как и было сказано, упал на пол. Но шума он не поднял почти никакого. Просто упал. И все.

А парень на кровати все пытался найти логику в этом абсолютно нелогичном мире.


Глава четвертая - Юля и портал


Прошло еще семь дней бесцельной жизни. Ничего нового не было и в помине; естества добавляли только меч и тот случай с расколотой стеной в комнате. Мать на это ничего не сказала, точнее, Максим на это ничего не ответил.

Ему давно стало понятно, что чем быстрее, он изменит эту реальность или сменит дислокационную позицию, тем скорее наступит гармония или похожее на нее явление. Он был готов к любому повороту. Имея силу и оружие, не хватало только одежды.

Максим не понимал, почему его заботит именно это. Мать и Сестра отходили на второй план... На первом стояла Юля. Нужно лишь войти в сон и попросить ее о помощи. Она не откажет ему. Определенно нет.

Теперь Максим Фарушин ждал ночи даже больше, чем утра. Зачем утро, если ночью, во снах, происходит все самое невероятное? Правильно - ни к чему.

Мать спрашивает его, почему он ничего не слушает на уроках. Он отвечает невпопад. Ему плевать на это. Университет, работа, семья... Что есть его семья? Они? Черта с два. Если вымышленный мир лучше настоящего, на кой хер здесь оставаться? Ты уже выбрал свою дорогу. Друзья... они еще пытаются спасти тебя... Спасти меня? От кого? Или от чего? Что вы несете, идиоты? Если вам нравится жить здесь, оставайтесь, ради бога. Но не смейте отговаривать меня, ничтожества. Просто заткнитесь и медленно растворяйтесь в этой кислоте, вам же нравится...

Все кончено, господа. Я отправляюсь в путь. Удачи вам.


В Астральной бесконечности было как всегда тихо и спокойно. Итак, не было только одежды. Где бы взять ее?

Появилась Юля. Мило улыбаясь Максиму, она подала ему руку; раньше она никогда этого не делала. Он взял ее за руку и тоже улыбнулся ей.

- Пойдем? - спросила она.

На секунду Максим задумался. Но решение принято - Рубикон перейден.

Пора.

Но если?...

"Что "если"? - сказал голос в голове. - Если ты останешься в своем мире? А толку, скажи мне? Что ты сможешь изменить здесь? Ничего? Воистину. Так что..."

"Думаешь? - отвечает Максим голосу. - Смысл? А где он? Наверняка ты прав. Но..."

"Ну хватит! - рассердился голос. - Юля ждет тебя. Не этого ли ты хотел, правда?"

Максим кивнул.

Он решился.

Шагнув в неизвестный мир, он полностью отдался течению, был готов бултыхаться, захлебываться в потоке событий, спотыкаться и ударяться головой о скалы... Только бы быть... Быть не как все.


Ощущение было такое, словно Максим ударился обо что-то, а боли не почувствовал.

Где это они?

Ничего не видно.

Но в тот же момент к нему вернулось зрение. По щиколоткам било что-то вроде подола.

Он проснулся.

Что это за одеяние? Оно было похоже на плащ, точнее, им и являлось. Он не имел застежек, крепился на груди тесемкой, а внизу полыхал пламенем красного цвета. Вместо привычных босых ног красовались сандалии, черные и высокие, как уголь.

- Юля? - негромко позвал Максим, но ответа не получил. Он позвал еще громче:

- Юля!

Мертвая тишина. Да где он вообще находится?

Звук такой, словно открывают старую, насквозь ржавую дверь. От него резало уши. И голос, совсем другой, взрослый и несколько грубоватый:

- Ты в порядке?

Не нашлось что ответить, но молчать было тоже нельзя:

- Да, я цел, спасибо. Где я нахожусь?

- В темноте.

Спасибо, капитан.

- Эта девушка с длинными каштановыми волосами и...

- Да, она со мной. Вы видите ее?

- Здесь помещение сравнительно небольшое, - продолжил голос. - Но почему мы в темноте?

Кромешную тьму прорезал луч фонарного света. Он ударил по глазам. Максим зажмурился.

На лбу красовалась бандана с бляшкой; Максим тронул ее тронул тремя пальцами. Вырезы... Пазы. Какой-то рисунок.

- А, это ты? Лидер? - сказал незнакомец. Это был кролик- антропоморф. Таких Максим множествами видел в Интернете, и сейчас он из них стоял и смотрел на него, светя ему в лицо фонариком. Белая шерсть на его мордочке чередовалась с красными полосами на ушах; ему вообще на вид можно было дать лет 30. Он был одет в зеленую водолазку, такие же штаны и жилет-безрукавку, сандалии синего цвета с красными полосками и... такой же плащ, только вообще безо всяких узоров. Уши были длинными, до ключиц.

- Кто вы? - спросил Максим.

- Я? - не понял кролик. - Я Энтони Блэр.

Он неуклюже наклонил корпус вперед.

- А я... - начал было Макс, но Энтони опередил его:

- Я знаю, кто ты. Очень приятно познакомиться. Но лучше перейти в более формальную обстановку.

Он посторонился, и взгляду Максима открылась лестница. Но парня все еще что-то беспокоило:

- Со мной была девушка. Такая, в коротком платье. Ты не видел ее?

- Видел, - ответил Энтони. - но она... мигнула, как светлячок, и исчезла. Но я полагаю, что опасности никакой. Она вернется.

Максим проследовал на поверхность.

Глазу открылась комната.

Это, по всей вероятности, был холл или гостиная. Небольших размеров диван красной обивки, телевизор на столике, пол покрыт ковром. Лестница сзади дивана вела на верхний этаж (или этажи). Вход слева вел на кухню.

- Нам выше, - сказал кролик и первым пошел вперед. Максим лишь следовал за ним, привыкая к обстановке.

Энтони открыл дверь из панели коричневого цвета и жестом пригласил Максима внутрь.

В комнате стояла девушка, или точнее уже женщина. Это была львица. Максим сразу отметил огромный рост, хотя и Тони был выше его (199 см или чуть меньше десяти оисьих шагов), но эта фурри действительно была большой. Грудь по размеру не уступала четверке и обтягивалась майкой с изображением ей подобного вида. Тело было подтянуто спортом. Цвет шерсти определенно имел колорит знатный. Если от морды к животу расходился белесый золотистый оттенок, то вниз до кончиков пальцев, темнел слишком поспешно. Максим пожал протянутую лапу; в ней сочеталась и сила, присущая её расе, и нежность, которая есть у каждой девушки. Львица слегка улыбалась. Легко было (и сложно в тот же момент) представить, что сочеталось и в каких пропорциях в этой Особи. Твердость и грация? Есть. Рост? Пожалуйста. Но заметно, что в молодости она перенесла большую утрату. Глаза с некоей грустью выдавали ее.

- Здравствуйте, - мягким баском поздоровалась она.

- Привет... - выдавил из себя Максим. - Я...

- Я знаю, кто вы, - продолжила львица. - меня зовут Клеона Ашура, но вы... то есть, ты можешь звать меня Клео или... - смущенно улыбнулась Клеона.

Максим отрывисто кивнул. Клео посмотрела на Тони.

- Оденься, пожалуйста, - попросил Тони; Максим уловил в его голосе не столько просьбу, столько приказ. Но он настолько тонкий, что ему повезло, что он вообще его уловил. Надо же.

Львица повернулась к ним задом, а парни вышли за дверь.


***

- Почему ты одет как я? - спрашивал уже позднее за чаем Максим Тони.

- Это форма Команды, понимаешь ли, - ответил кролик, беря печенье. - это организация по защите планеты от всякой мрази. Но после смерти Реджинальда она едва не расформировалась: если бы не наши с Клеоной усилия, она бы исчезла вообще.

- Кто вообще такой этот Реджинальд? - спросил Максим.

Тони этот вопрос не удивил - так показалось новому Лидеру.

- Это отец Команды. - ответил Тони. - он образовал ее в далеком 2002-м году...

- А какой сейчас год?

- 2175-й.

- Но я не увидел... прости, просто я думал, что прогресс не стоит на месте... там, лазеры... Космос...

- Послушай, дружище, - продолжал Тони. - мы, фурри, отличаемся от Людей. Проповедником в стиле техники и электроники был Керн Райдер, но и он погиб. Поэтому считай, что электромобили и цветущая природа и есть наш прогресс. Так вот, прошло уже почти два с половиной столетия, а Команда продолжает функционировать. Но посмотри, до чего мы дошли, если вынуждены искать нового Лидера. Этот Лис поражал своей силой, как, впрочем, и жестокостью к противникам.

Максим молчал.

Но потом сказал:

- Я тоже был выбран?

- Если только случайно... я понятия не имею, что произошло там, у стен Адской цитадели. А то,ч то у тебя на лбу... - он показал пальцем на бандану Макса. - это символ того, что мы... фурри и должны жить... мы войны...

- Ладно, можешь не продолжать, я понял, - остановил его парень. - только ты сказал, что вы не любите Людей или что-то в этом роде, а я же Человек...

Энтони несказанно удивился.

- Ты? Нет, ты белый тигр.

Теперь удивился сам Макс.

- Постой, ты сейчас видишь перед собой белого тигра? - недоуменно спросил он.

- Ну да, - Энтони отхлебнул чая. - а кого же еще?

"Твою мать..."

Максим услышал мягкие шаги у себя за спиной - Клеона.



Глава пятая - Город зверей


Максим чуть не потерялся от ослепившего его солнца. Этот город поражал великолепием. Энтони сказал, что сейчас 2175-й, но можно было подумать, что этак 2030-й. Может, это потому, что фурри развиваются размеренно и прогресс у них такой же?

Энтони и Клеона появились у него за спиной из неоткуда. Макса все еще напрягало отсутствие Юли - наверное, сама отправила его сюда, а сама осталась в Астральной бесконечности.

Но зачем тогда?...

"Пойдем?"

Черт бы побрал...

Они прогуливались по улице. Навcтречу и из-за спины постоянно выходили различные особи. Коты, Мыши, Тигры, Коровы и т.д. Навстречу, за ним, мимо него, наперерез ему - отовсюду. Кролик уловил интерес Макса и поспешил ответить:

- Трудно поверить, но сейчас все спокойно...

- Почему трудно? - спросил Максим.

- Еще десять лет назад шла жестокая битва между...

- Травоядными и хищниками?

- Да, - Тони кивнул. - едва она не переросла в гражданскую. Реджинальд успокоил их (хищников), пригрозив им, что они будут изгнаны, если не умерят свои охотничьи инстинкты. Это было для них ударом: они думали, что Лидер поддержит именно их. Но, как видишь. А так лучше города на планете, чем Фурри-таун, нет, они согласились и подписали Блэковский пакт, скрепив его не только подписями, но и своей кровью.

- Несколько жестоко, - заметил Макс, озираясь по сторонам. - Так ты говоришь, они согласились?

Тони кивнул во второй раз.

- А что им было делать? - несколько скованно произнес он. - У них не было выбора...

- Выбор есть всегда, - ответил Макс. - Главное - сделать правильный. Он не сразу заметил, как замолчал кролик. Он повернул голову и нашел его смущенное и удивленное рыльце мордочки.

- Что? - спросил Макс. Они вошли в один из небольших маркетов.

- Реджинальд, когда подписывался на договоре, сказал то же самое. Удивительно, мой новый друг... неужели Провидение действительно к нам благосклонно?

Он отвернулся к продавцу, Летучей мыши.

Они до ночи гуляли по улицам, заходили в разные заведения, были в администрации, в главном кабинете Реджинальда. Пока Максим осматривал помещение, Тони открыл один из шкафчиков и достал кубок, сделанный, похоже, из меди. Он изображал высокую фигуру в плаще, держащую солнце или около этого.

- Что это? - спросил Максим, подходя к нему.

- Символ того, что Реджинальд действительно был богом здесь.... Я до сих пор не могу отойти от той мысли, что теперь он мертв. Но сейчас у нас есть ты и твоя богиня. - он поставил статуэтку на место. - Идем, - сказал Тони, ставя украшение на место. - у нас еще есть дела.


***


Несмотря на на крайнюю необходимость присутствия нового лидера здесь, на планете, Тони настоял, чтобы Максим собрал остальных носителей Протоформ на своей Земле для обеспечения надежности и безопасности фурри-населения и укрепления мощи защитной и охранной системы. Максим скрепя сердце согласился. Ему не хотелось возвращаться в свой насквозь прогнивший реальный мир, снова видеть тени, которые зовутся людьми, снова падать в бесконечную бездну пустоты. Но...

Максим сморщился и с трудом открыл глаза. Каково было его удивление, когда он обнаружил, что лежит снова в своей постели, укрытый одеялом.

Это что, все было сном? Не может быть... Нет...

Он захотел повернуть руку, вытянув ее над головой, чтобы взять телефон и посмотреть, сколько сейчас времени, но что-то помешало ему. Он подумал, что это собака опять улеглась под одеяло, но ничего подобного.

Юля.

Положив одну руку ему на пояс, а другую сокрыв под одеялом, она безмятежно спала. Максим заглянул под одеяло. Надо же. Она была обнажена. Макс опустил одеяло, глубоко вдохнул и выдохнул. Нет, это правда. Она здесь, рядом с ним, лежит сейчас в его постели и спит. Волна волос цвета каштана и та маленькая желтая резинка - все это частью помещалось у его бока и залезало на живот и грудь. Декольте красного цвета, то самое, что он видел в первый раз, валялось на его стуле. А его одежда лидера аккуратно висела вешалке, хотя там должен находиться его школьный костюм. Да плевать на форму.

Время было 5:11. Было темно. Было тихо. Было прекрасно. Взяв ее ручку в свою, он осторожно сжал ее и снова закрыл глаза; сквозь веки он почувствовал, как она улыбается.


***


Звонок телефонного будильника ударил по ушам молотком. Но не успел Макс открыть глаза и потянуться к нему, чтобы закончить звуковые страдания, как кто-то это уже сделал за него. Он понял, что Юля проснулась раньше него, выключила будильник и потянулась от всей души.

- Что, уже утро? - сонно спросил он, моргая закрытыми глазами. - но мне кажется, что здесь вечная ночь.

- Где именно? - услышал он ответ.

- Ну, "здесь" - понятие субъективное. Вообще здесь. Везде здесь.

- Не понимаю, - продолжал литься приятный голосок.

- Что ж, проще говоря, здесь, в этом измерении, не бывает истинного света, как, например, в твоей Астральной бесконечности. Всему причиной демоны. Их сотни, тысячи, имя им - Адский легион.

Юля замолчала. Она думала. Максим не понимал, почему её это так заботит. Но нашлась и другая тема для разговора.

- Юля.

- М?

- Где ты была в тот момент, когда я попал в город зверей? Ты сама проводила меня туда, а потом исчезла.

Макс тут же возненавидел себя за повышенный тон и прикусил губу. Но Юля, казалось, ничего не заметила. Но ее ответ убил наповал:

- Я была вместе с тобой.

Максим окончательно проснулся и посмотрел в все те же янтарные глаза. Они отражали истинный свет.

- Нет, прости уж меня, - возразил Максим, приподнимая одеяло и опуская ноги на пол. В квартире было тихо - Сестра уже ушла в свою раннюю школу, а Матери он не видел со вчерашнего дня. Такое утро он любил больше всего - к тому же никто ему ничего не скажет по поводу Юли. - я не видел тебя, когда входил в мир лидера. Ты стала невидимой?

- Нет, - упрямо ответила Юля. - я все время была рядом с тобой и не отходила ни на шаг. Почему ты не видел меня?

Максу нечего было возразить, но факт остался фактом - и пусть дальше им и остается.

На кухне снова беспорядок; Сестра постеснялась или не смогла вновь помыть за собой посуду. Но ему-то что - он же вроде как моет ее, хотя и из рук (или лап) вон плохо. Но все равно он ее вымыл, прибрался на кухне и наконец принялся за еду. Юля уже успела одеться и присоединиться к нему. Ему было не очень приятно, что она смотрит ему в рот, а потому встал и направился к двери Матери. Она была заперта - очень давно, а ключ спрятан. Лучше бы она сама куда-нибудь спряталась, мразь. Тут он вспомнил о своих способностях и решил использовать именно их, ибо... ну ладно.

Ощущение было такое, словно он проходит сквозь желе из опилок, но это было секундное мучение. Ступни почувствовали ковер в спальне, и он, два раза повернув рычажок, открыл дверь изнутри. Главной особенностью этой запертой крепости был холодильник. Да, я не оговорился - холодильник. Туда прятали все продукты, потому что второй, на кухне, не работал, был отключен от сети, а в нем самом хранился корм для домашних животных, всякая ненужная неживность вроде сушеной рыбы и консервов.

- Что же тебе дать? Яблоки подойдут? - спросил он свою кошку.

- Да, давай, - радостно ему улыбаясь, ответила Юля.

Они вернулись обратно на кухне, каждый к своей, так сказать, тарелке. Вдоволь насытившись, они оставили все на столике и пошли в зал. Кажется, я уже упоминал, как он выглядит, поэтому возвращаться не стану.

Все дышало тишиной; Макс и Юля уселись на диван и сплелись, как две кобры, в своем объятии. В этом, скажу вам, есть и практический смысл - дело в том, что они обмениваются чакрой для лучшей синхронизации. Синхронизация, друзья, это перенос способностей персонажа в его носителя. Обратный процесс называется на научном языке фурри транспартацией.

Итак, непосредственно к делу. Носители Протоформ - Люди, как это не прескорбно, носящие в себе признаки легендарных антпропоморфов, ждущих высвобождения на Серебряной планете. Таких на Земле ну очень немного, но все же встречаются. Одной из таких Форм есть Герц Сарванна, точнее, его носитель Сергей. Первый, почетный. Наверное. Что же, с него мы, пожалуй, и начнем.


Глава шестая - Носители Протоформ


Школьный коридор, как, впрочем, и холл этажа, не отличались чистотой и порядочностью. Максиму, одетому как Лидер Серебряной планеты - в плащ с "огненным" подолом и подпоясанный Головорезом.

Теперь вам известна часть внешности Реджинальда. Вернемся к носителю Протоформы.

Максиму был неприятен этот мир, и тебе, читатель, это хорошо известно. Поэтому с таким же чувством отвращения он открыл панельную дверь 36-го кабинета на 3-м этаже этой проклятой школы.

В кабинете оказалось не лучше, смрада добавлял запах пота, чернил из ручек, запах невидимой скверны, что пропитывала здесь все к чертовой матери. Внимание было устремлено на него, на Максима. Но ему было абсолютным образом наплевать на этих демонов - его интересовал лишь носитель Протоформы. Мельком взглянув на тему урока на доске ("Решение систем уравнений"), лидер нашел того, кого искал. Вот он.

Носитель.

- Серый!

Голос Максима Фарушина отразился от стен, но не выдал эха, как должен был. Стены, наверное, тоже необычные здесь.

Парень в джинсах и синей рубашке сидел за задней парте первого ряда (три ряда по пять-шесть парт, стандарт), и он спал, или делал вид, что спит. Туда Максим и направился. Он позвал еще раз, на глазах у изумленного, если не сказать больше, соседа.

- Серый! - позвал лидер еще раз. Паренек наконец открыл глаза и поднял заспанную голову, повернув ее в сторону Максима.

- А-а, что, нет, я не сплю... - просипел носитель.

Парень приблизился к Серому.

- Привет, - сказал он. - я пришел за тобой.

Фраза прозвучала двусмысленно, но ученикам вокруг было определенно не до этого - они писали работу.

- А почему я? Ты вообще кто? - недовольно пробурчал Серый.

Макс знал, что он мало того что его не узнает, так еще и такой вопрос задаст. Без лишних предисловий он вытащил ножны, а из них - клинок Головорез на одну четверть. На стали проступили символы, семь штук. Лицо Сереги прояснилось и разгладилось. Он кивнул.

- А-а-а, - лениво протянул он, зевая. - Погнали, что уж.

Серый мигом собрал портфель и встал. Кто-то коротко вякнул:

- Куда это ты собрался?

Серому было плевать, он уже исчез за дверью. А Макс, повернув голову в сторону несчастного земного демона, ответил:

- Аккуратнее с тоном, мразь. Перед тобой Герц Сарванна.

Наступила гробовая (ха-ха) тишина.Никто ни хрена не понял.


***


Они шли уже минут пятнадцать, переговариваясь на всякие захламленные темы. Выйдя на Советскую, они остановились перевести дух; Максим оправил плащ и только потом посмотрел на носителя первой Протоформы.

- Ни хрена себе у тебя демонов в классе! Хотя. Возможно, ты уже привык к этому, и у тебя выработался иммунитет... Но я свою первую цель выполнил - нашел тебя. Следующая цель... м-м-м...

Макс извлек из кармана штанов сверток и развернул его. Длинный конец чуть-чуть не доставал до заснеженного асфальта.

- Так, Протоформа Герца Сарванны - есть... теперь... Протоформа номер два - Кэтрин Ашура. По правде сказать, - пояснил Максим, убирая свиток обратно в карман. - она является первой по важности. Ты проcто оказался чуть ближе, чем она. Вперед.

- За приключениями, блэк-джэком и шалавами, - ответил Серега, поворачивая голову в сторону фонтана.

Макс предпочел не отвечать.

Люди поворачивались им вслед, с интересом наблюдая за двумя идиотами: один, в большом плаще с "горящим" подолом и бандане, шел и морщился, не глядя перед собой,а второй... ну просто второй, мальчишка, по всей видимости, налегке, а под курткой ровным счетом ни хрен, кроме какой-нибудь футболки или безрукавки. Максим выдерживал натиск взглядов окружавших его демонов и людей, но всякому терпению приходит конец: он понимал, что они с носителем выделяются, как белые вороны на черном, в саже, снегу. Ему это надоело. Еще пару шагов, и он точно лопнет от ярости - Реджинальд давал о себе знать, а точнее, отблески его чувств и его эмоций.

- Раз демон, я спокойнее любого Удава... Два демон, полная концентрация... Три демон, ребенок плачет, это начинает раздражать все больше... Четыре... именем Лидера, да что здесь... Пять... Пять!

Только Макс в приступе неудержимого гнева хотел взяться за меч Блэка, как рука Сереги легла ему на плечо, а похренестический голос сказал:

- Не здесь и не сейчас... Привыкай, это Люди, от них ты нигде не скроешься. Подожди хотя бы до другой школы.

Поняв, в какую нелепую ситуацию он сейчас попал, Макс с трудом кивнул и убрал руку с эфеса катаны.

Ур-р-роды.


***


Школа Љ 316 не показалась Максиму и Серому новой; они же были здесь - Максим, когда был Человеком, а Серега - ну, примерно так же.

Холл НЕ встретил их. Не считая старушки-вахтерши, которая дребезжащим голосом спросила, что им надо, Серега отстранил ее как бумажную куклу и прошел дальше. Макс последовал за ним. Из-за угла показались две девушки. Одна из них, полноватая высокая, со странным лицом, о чем-то увлеченно рассказывала первой, чуть ниже ее, тощей и, казалось, застенчивой, хотя Максиму показалось, что именно эти признаки свидетельствуют о наличии демонической чакры.

- Эй! - позвал Серега, придав своему лицу безразличное выражение. - Мы за вами. Берите свои рюкзаки и задницы в руки, и пошли за нами.

Девушки остановились. Полноватая посмотрела на Серого.

- О, а что вы тут делаете?...

Ее голос Максиму-Реджинальду не понравился. Высоковат и слегка развязен. И это Протоформа Кэтрин??? Да ну на хрен, как говорит Герц Сарванна.

- Ну наконец-то, - сказал Максим, слегка кланяясь Протоформе. - мы нашли тебя. А хотя это было не так уж и сложно... Идем с нами. Серебряная планета нуждается в тебе, Кэтрин Ашура.

Разумеется, Кэтрин (если это вообще она) пришла в шок, не ожидая такой нелепейшей околесицы. Расширив глаза, насколько она смогла, она уставилась на невозмутимого Серого, стоявшего чуть в стороне со скучающим видом. Серый пожал плечами и повторил примерно то же самое, что и Максим сейчас:

- Давай, пошли. Потом будешь удивляться. Я тебе, если смогу, нет, навряд ли, но объясню все то, что я знаю сам.

Кэтрин наотрез отказалась, упершись туфельками в мраморный пол:

- Никуда я не пойду! Что это, опять ваша глупая игра, да? Отстаньте от меня! Серый, и ты туда же!... Я же ему говорила, - понизила она голос, опустив губы к уху Протоформы Герца. - что это все бред сивого мерина... Словно и не было того разговора! Ты, - она снова повернулась к Максу. - отстань от меня. Я уже тебе говорила, мы все тебе говорили, живи в реальности, и что твой...

Дальше произошло три вещи сразу.

Первая, Серый не дал полноватой девушке договорить, заткнув ей рот рукой.

Вторая, Протоформа Песца бросилась к гардеробу, ибо там начала образовываться очередь.

И третья, Максим, пылая от ярости, успел вытащить Головорез из ножен и приставить его к горлу Протоформы Кэтрин.

Время словно остановилось. Нет, вру: оно и вправду остановилось. По крайней мере, для них троих.


***


- А ну повтори! - взревел Реджинальд в пустоту (а это была проснувшая чакра). - Ну, повтори, я сказал!!!

Протоформа Кэтрин не шевелилась. Она ждала.

- Ты понимаешь, серьезность ситуации настолько велика, что Серебряной планете грозит уничтожение!!! А ты говоришь, что это "бред сивого мерина"?! Я уже мог бы убить тебя, освободить сущность ишварской Лучницы и не терпеть твой грязный язык и ругань!!! Выбор есть всегда, главное сделать правильный... Итак, у тебя их два. Первый. Ты спокойно идешь с нами, спасаешь планету и живешь счастливой жизнью. Второй, мать твою. Ты сдохнешь прямо тут, на грязном полу, а я заберу душу Кэтрин из твоей шкуры. Ну, Человек, выбирай.

Герцу было нечем заняться. Он завязывал в узел волосы оцепеневшей Протоформе Песца.


***


Город окутывала тьма. Шаги скрипели на снегу навстречу сотням тысяч таких же шагов. Их было четверо. Две девушки, два парня.

- Может быть, Давсона не будем брать, а? - спрашивал мальчишеский голос, выдыхая пар изо рта.

- Понимаю, дружище, тебе он не нравится, но нам нужен хотя бы полный состав...

- Зачем нам этот пидор? - задал следующий вопрос первый голос.

- Затем, что его помощь, как это ни странно, может оказаться неоценимой в борьбе с адским легионом и повелителем тьмы.

Голос замолк - ему было противно от упоминания этого имени.

- А то, что он пидор, его личное дело... Да ёб вашу мать, ты прав!... Он помешан на молодых мальчиках и не заслуживает сострадания! - Макс вскипел чайником на морозе. Еще немного, и у него и вправду из ушей пар повалит. - Да! Ты прав, на хрен он не нужен! Тони, к его счастью и благополучию, не упоминал его в своем списке носителей, а значит, если мы убьем его, то бишь в этом измерении, его душа не отправится в Фурри-таун, а прямиком в мир теней... Фу-у-ух...

Девушки разговаривали о чем-то своем, смеясь и глядя в телефон Екатерины. Им было весело - конечно, слинять с уроков, чтобы посмотреть и почувствовать что-либо веселое. Максим уже забыл о капризах носителя Кэтрин и сам быстро успокаивался.

Снегопад закончился, небо прояснилось, деля с нижними обитателями их настроение. Пора было перейти к главному - к Керну и его носителю.


Глава седьмая - Кошка и Дракон


Максим-Реджинальд слишком поздно вспомнил, что есть еще один носитель. Он запомнил его не слишком удачным, но веселым и жизнерадостным. На роль Легендариума не подойдет, но в качестве бойца вполне может сгодиться.

Её имя - Диная Катерра.

О её личности мало что известно, если только то, что она порой глуповата и наивна, как, впрочем, любознательна и... И... все. Эти три качества на удивление легко и свободно сочетаются в 169-ти сантиметрах, голове с рыжеватыми ушами и тельце восьмиклассницы Фурри-таунской школы.

Я сказал, что она может вполне сгодиться для бойца; все правильно. Её чакровый потенциал просто зашкаливал. Реджинальд не спутал бы это ни со скверной, ни с Богиней Юлей, ни с Человеком. Это была она.

Когда Максим, под подозрительным оком камеры и еще пары десятков глаз, сообщил Протоформе, что она должна идти с ними, ее, казалось бы, удивлению, не было предела. Но это секундное явление. Пожав, как Герц, плечами, она согласилась, но сказала вот что:

- У меня танцы, поэтому давайте быстрее.

Макс едва удержался, чтобы не полоснуть ее ногтями по лицу.

- Неважно, что у тебя за дела в этом Мире, Катерра. Ты идешь с нами.

- Окей, - недоверчиво протянула она.

- Остался Керн Райдер, - обратился Макс к Серому. - и все, уматываем отсюда к чертям скверны.

Катерра шла молча, уткнув очки в воротник куртки. Ей было скучно. Не оттого, что какие-то два парня увели ее с уроков, а потому, что не с кем было поговорить, когда нет рядом лучших подружек, одна из которых - натуральный зомби, а вторая словно конец длинных блондинистых волос в зелёнке искупала.

Остановившись у того фонтана, где они с Герцем уже проходили, Макс повернул лицо к очкам в воротнике и сказал:

- Ты последняя здесь, Кошка. Осталось только пнуть тебя в портал. Герц... а хотя нет, не нужно. Чуток повременим с Катеррой. Пламя скверны плачет по ней.

Очки оторвались от куртки и недовольно посмотрели на Максима. Максу было не до того: если в этом измерении остался последний носитель класса ниже А+, то их дело завершено. На время, разумеется.


С Драконом все получилось на редкость удачно и смешно одновременно. Богиня Юля, выйдя из портала не в том месте, попала сразу в дом к легендариуму. Учитывая то, что Кошка ни разу его в жизни не видела и слышала о нем только из рассказов Максима, девушка с ушами и хвостом сразу признала в этом полноватом парне Керна Райдера и предложила ему перенестись вместе с ней. Пока носитель был в ступоре, она взяла Керна за плечо и перенесла на Серебряную планету.


***


- Ну что, мы закончили? - спросил Макс у Герца, когда они выходили из магазина, где покупали воду.

- Ну да, вроде как, - ответил Серый.

- Давай-ка все-таки посчитаем.

Герц Сарванна, Кэтрин Ашура, Диная Катерра, Реджинальд и Песец.

Что ж, взрывная смесь этих героев была готова к переносу.

Поехали.


Глава восьмая - Возвращение Лиса


Кристаллическая камера скверны оказалась достаточно свободной, чтобы вместить семь легендариумов сразу. Реджи, осколок души, бесплотный, немощный, мог разве что шелестеть слова таким же призракам, как и он сам.

Кузня боли - особое измерение в аду, где тысячи миллионов страдающих душ подвергались вечным пыткам загробного мира. Стены здесь сложены из Отчаяния, а пол и потолок - из Криков. Огромные стражи, одноглазые великаны с мечами в одной ручище и с кастетами в другой - Стражи Кузни - бродили туда-сюда, гулко топая огромными, подбитыми демоническим железом, сапогами.

Реджинальд, паря над полом своей тюрьмы, видел, как огромные пауки скверны, загробники, эти бестеленые, как он сам, сгустки хаоса со светящимися глазами, искоренители, с копытами, рогами и огромными крыльями за спиной, летали, ползали, перебегали и переплывали по Кузне, уничтожая все хорошее в кусочках душ, а затем пожирая их.

И хотя легендариумов было семь - Лис знал, что на самом деле их шесть. Керн исчез вскоре после того, как его дух заточили сюда.

Если остальные еще держались - Грифон, Томас, Шон - то Белая молния - единственная среди них девушка - не переставая стонала, не желая успокаиваться; её преследовали голоса, шептавшие ей страшные вещи, и она впадала в отчаяние, металась по камере с воплями боли и слезами. Бессчетное количество раз Реджи пытался войти в транс и установить связь с живыми, но крики Белки были ужасны, и он часами гладил ее эфемерную голову, чтобы немного успокоить тигрицу.

...Дверь камеры распахнулась посреди ночи - ведь везде ночь здесь, правда? - с громким скрипом, которого никто не услышал. Лис открыл эфемерные глаза. Поначалу он ничего не увидел, но потом разглядел смутные очертания появившегося существа, высоко и черного, как уголь.

- Чего тебе надо? - спросил он, и не услышал собственного голоса. Лис держал голову Белки на коленях.

- Заткнись! - проревел противный голос. - Вставай, и идём со мной, Лис! Повелитель желает тебя видеть!

Лис узнал этот голос, и ненависть наполнила его сердце. Это Амекарус, тот самый демон, который оборвал его жизнь и оставил гнить тело на поле боя!

Едва удерживаясь от того, чтобы сорваться и рассеяться, Лис выдохнул, убрал голову белки на пол, а сам поднялся и отряхнул эфемерный плащ.

Лис кивнул.

Мост через ущелье Свирепости шатался как ненормальный пьянчуга, но Лису было по барабану. Плывя над ним за Амекарусом, грузно топающим по плитам, Лис прожигал его спину взглядом, мечтая о том, как сможет отрубить его голову и выкинуть последнюю в космос. Но что он может сейчас, в таком состоянии? Неа, ничего.

Дворец Повелителя тьмы не представлял какой-то слишком пафосной роскоши, вроде голов драконов, черепа различных трофейных демонов, кучи демонического огня повсюду и так далее. Трон был размером с половину горы. А сам Повелитель - и того больше. Самая главная его достопримечательность - меч Хеллтрон - мрачно блестела иероглифами скверны и изумрудом хаоса. Лис сузил глаза.

"Неплохой меч" - подумал он как сквозь туман.

- Ты хотел меня видеть, демон? - подал голос Реджинальд.

Что-то тут же толкнуло его в грудь, и он отплыл назад. Ему было борльно, но еще больше - противно. Даже после смерти он ощущал присутствие беспорядка не сколько повюду, сколько внутри себя.

И это бессмертный, всемогущий Лис, некогда бывший лидером планеты?

Нет.

Повелитель поднялся со своего трона и сделал три шага своими копытами размером с хороший "Мерседес".

- Ты... лис...

"Да что ты."

- Я все слышу, - рокотал Повелитель. - я вызволил тебя из тюрьмы в Кузне, чтобы предложить сделку.

"Чего ты ляпнул?"

- Ты?Мне? Сделку?

- Ты оглох? - повысил голос Повелитель, стуча сапогами из хрен знает чего, смеси нетопырей и криков преподавателей демонических школ Земли. - Да, сделку! Я уверен, что ты не сможешь от нее от...

- Давай ближе к делу, демон. Мне еще вечность проводить в камере.

- Вот об этом и будет разговор. Я хочу оживить тебя.

Лис задумался. И хотя за последнее время он думал, что сразу бы согласился на подобную махинацию со своим телом, но... Отчего это сам Повелитель тьмы сам предлагает ему стать вновь живым, если по его приказу были убиты легендариумы и он сам?

А?

- Ты вернешь мне тело, но что ты попросишь взамен?

Так не бывает, что бы демоны заключали свои сделки бескорыстно.

- Ты станешь моим генералом. Мне нужны такие, как ты.

Лис опешил. Он не знал что ответить. Он - величайший воин былых времён - будет служить легиону!!! Ах ты тварь!!!

Лис был готов уже броситься на этого урода, терзать его когтями за неимением клинка, даже будучи мертвым, но тут остановился. Он задумался. Почему именно он? Это ведь не так просто!" Предать все, что имеешь, ради того, чтобы потом это что-то уничтожить. Да ... тебе! Но нечто странное засело в его голове гвоздем, медленно перетекающим в шпалу. Но если... Нет, не может быть и речи!

Но представь, что тебе повезло, и ты отправишься назад, на планету, за своими друзьями, и присоединишься к...

А ведь ты прав!

Лис, как мог, экранировал мысли песенкой "Du hast" и в тот же миг, пытаясь мило улыбаться, ответил:

- Заманчиво, Повелитель, - залебезил Реджинальд, прикрывая прозрачные веки, отчего стало казаться, что глаза у него исчезли. - но вот незадача - даже если ты меня оживишь, как без былой силы я смогу править твоими войсками?

- Это не имеет большой беды, - уже мягче зарокотал демон, поняв, что его пленник начинает сдавать позиции. - я сделаю тебе щедрый дар.

Лис улыбался все больше, но глаз не открывал.

Он готов был уже сделать полупоклон, чтобы закрепить сделку, так как крови у него не было, чтоб подписаться ею, как в тот же миг улыбка сползла с его губ. Морда приобрела удивленное выражение, брови поползли вверх, как намагниченные.

- Не может быть... Мне мерещится? Даже здесь, в аду?..

- Ты знаешь, что это правда, лис. ОН здесь и полностью готов.

- Наконец-то. Один. Два...

Три.

Дверь слетела с петель с такой силой, что поднялся огненный ветер. Лису это не причинило никакого вреда, но это появление было лучше, чем какое-либо еще.

- Что это такое?! - взревел Повелитель тьмы, хватаясь за Хеллтрон. Реджинальд повернул голову и приоткрыл веки. Улыбнулся.

Огромная десятифутовая гора в черном непроницаемом плаще, с горой мертвых тел на шее, среди оных Реджинальд узнал свое, тело Белой Молнии и Грифона, лис непринужденно поплыл к своему старому другу.

- О, гавно, - сказал Керн, и не было понятно, к кому он обращался.

- Как дела, Керн? - также спокойно спросил лис, стараясь не броситься его обнимать. Керн предугадал такой поворот событий, превратил левую лапу в прозрачную, схватил Реджинальда за грудь и швырнул в двери наружу. Сзади он услышал рёв Повелителя тьмы и свист его клинка, Хеллтрона. Громыхнул гром; волна теплого, даже горячего, обжигающего воздуха, ударила лиса в грудь. Казалось бы, он не мог его чувствовать, но... его уже вынесло наружу. Лишь интуитивно воитель понял, что освобожденные из Кузни боли души (Белки, Грифона, Шона и других) летят с ним рядом бок о бок.


- Он давно в отключке?

- Он мертв. Был. Понятия не имею. Наверное, давно. Ну, неделя точно. Даже больше, если эти пять лет не учитывать.

- Присматривай за ним, а я позову Лину. Она Ангел и сможет вылечить его.

- А Гиантрей? Он...

- Тш-ш-ш! Гиантрей и так очень занят! Его давно уже не видно. К несчастью, эти беды настигли нас именно в такой, самый неподходящий момент. Э-э-эх... Тут уже не до охоты на сокровища. Братец мне важнее.

- А что его жена? Разве она...

- Софи? - произнес женский взрослый голос с недоверием. - Она после его ухода встала актрисой. Песни, видите ли, поет и героев мультяшных озвучивает. Бр-р-рр-р-р. Я думала, моя дочь будет целесообразнее, но нет. Нет...

- А остальные легендариумы?

- Не знаю, Лина мне еще ничего не говорила, но поянила, что все они перенесли страшное потрясение, но, несмотря на это, вернутся в строй... через пару-тройку недель. Их тела сильно обгорели, и ей требуется время, чтобы полностью восстановить их. Маг пятого или шестого уровня справится с этой задачей и за гораздо меньшее время.

- Эми, - сказал мужской голос с некоторым рыком.

- А-а-а? - ответил женский голос.

- Нет, ничего. Транспортум!

Послышался гул, и голоса стихли.


Глаза не открываются, но нужно сделать усилие. Раз... два...

Глазу открывается комната. Белый потолок - больница. Голова не поворачивается, и из шеи торчит какой-то провод. Не могу пошевелиться, подумал Реджинальд. Он чувствовал себя Керном.

Дверь скрипнула - слух его не подводил ещё. Кто-то вошел... лис привык, чтобы кто-то куда-то входил, в тюрьме нахватался. Голос, мягкий голос, словно проникнутый Светом, говорил ему что-то.

- А-а-а-х-р-р-а, - только и смог прошипеть лис, не узнавая свой прежний полутенор. И это все, что осталось? Твою же мать!...

Голос вещал что-то дальше, но уже плохо различал даже эти прекрасные нотки. Ему было даже лень открыть глаза, чтобы посмотреть, кто вошел. Интуитивное зрение лишь подсказывало, что этот кто-то высок, красноват шерстью, имеет кисточки на ушах и короткий хвост. Вспоминаем страницу из "Фурриологии" под редакцией Джоэла Карнеги: рысь, красная рысь. Это что еще за фрукт? Лис собрал всю оставшуюся чакру в глотке, чтобы попросить незнакомца уйти, как в тот же момент эта рысь коснулась его покрывала на груди. Все бы ничего, как если бы жена касалась бы его так, но такое ощущение, что будто бы он летит, как тогда, во время освобождения из Кузни боли. Снова чувствуется левая лапа, правая... ноги... Лечебная магия? Но какого уровня? A+? S? SSS? Нее-е-ет... Лис погрузился в сон.




Глава девятая - Софи


Сегодня такие метаморфозы происходили не только с Реджинальдом Блэком - Керну Ангел Лина, крылатая кошка белого, молочного оттенка, самая известная целительница планеты, пораженно рассказывала, что "мастер Реджинальд и легендариумы, особенно Белая молния, то есть Саша, восстановились за одну ночь, что поистине невозможно". А сам Керн, трехметровый киборг-драконоид весом в тысячу сто фунтов, черного цвета, в рыцарских доспехах из дарония и в шлеме, повидавший на своем тысячелетнем веку не один десяток случаев, впервые слышал, чтобы после скверны восстанавливались за одну ночь. Решив, что сам проверит эту новость, дракон улетел по своим делам, начисто забыв о своей мысли на следующий день.

Сестра Лиа отказывалась верить, а следовательно, не могла объяснить, как ее пациент сегодня утром, почти полностью здоровый, попросил принести ему полоскание для горла и, наконец, вытащить трубку из его шеи, через которую ему подавались макро- и микроэлементы. Пока черная пантера, не сводя с мага удивленного взгляда, поила лиса чаем, он рассказывал ей, как заправский друг, как он спал, что ему снилось, и что он сделал за день. Пантера, извинившись, ушла, сказав, а точнее, прошептав томным голосом, что у нее обход: лис пожелал ей скорейшего возвращения.

Лис даже через стену увидел, как она смутилась, пока шла по коридору.

Дело не стояло на месте; Лис уже успел удостовериться, что его легендариумы уже почти полностью исцелились, но перед тем, как снова пустить их на поле боя, пусть они сначала увидять родных, а он, в свою очередь, посмотрит, какой-такой актрисой стала его бывшая самка.

Собственный дом показался Реджинальду старым и заброшенным; дверь скрипнула так, словно фурри прострелили лапу в пяти местах сразу, очередью. Оглядывая серыми глазами знакомую обстановку, Реджи прошел вглубь большой комнаты. А где его телевизор и что это за лиловое убожество? Почему диван стал таким маленьким и откуда эти кресла? А с ковром что произошло - Софи выщипала носорога, постелила его шкуру на пол? Лис не узнал собственного участка, его маленького мирка, одного из бесконечности. Из ванной на втором этаже - он-то слышит! - доносится шум воды и неясные отзвуки мелодии. Ну, самка, похоже, кому-то влетит!

Лис распахнул дверь ванной без всяких предисловий - ну да, так и есть, спина бурого цвета, хвост до залитого водой пола и эти лапы... Лис узнал Софи.

- Кхм, - заявил о себе лис.

Софи повернулась так стремительно, что чуть не упала на пол. Её глаза округлились, словно она труп увидела, причем, была недалека от реального суждения. Наконец в ее глазах появилось осмысленное выражение, а губы задрожали, словно лисица собиралась заплакать. Возможно, туман из пара наводил иллюзию, и на самом деле Софи была суха, как луковица, несмотря на то, что она только что из душа. В ванной становилось прохладно, и Софи догадалась накинуть на плечи полотенце, что, впрочем, не придало ей дополнительного шарма.

- Привет, - треснутым голосом проговорил Реджинальд, делая два шага назад, чтобы Софи смогла выйти. - Не ожидала, да? Такой вот сюрприз. Не смотри на обгоревшее тело, я вполне неплохо себя чувствую и готов снова дать бой легиону.

- Ты... ты...

- Да, я. Актриса, значит? Я уже успел поговорить с сестрой, и она сказала, что крайне в тебе разочарована, как в собственной дочери и как в бойце.

На Софи это не произвело большого впечатления, в том числе и заявление о том, что мать Софи в ней разочарована. Она меланходично вытирала волосы вторым полотенцем, стараясь не смотреть Реджинальду в глаза, но и не избегая его прожигающего огненного взгляда.

- Самое ужасное, подруга, что ты, предав меня, предала всех вокруг тебя. Когда на тебя надеятся, самое последнее, что ты сможешь сделать, это сдаться. Сдаться - значит умереть. Но ты жива, а следовательно, твоя ошибка непоправима.

Теперь пришла очередь для потрясения Софи. Подняв негодующие глаза на восставшего из мертвых бывшего самца, она открыла пасть, и лис впервые за такое долгое время услышал ее голос. Он стал мягче, такого он не слышал прежде. Но что это за жестокость?

- Это я сдалась? - закричала она. - Я?! Это ты, не имея плана, сунулся в ад, забрав с собой Белую молнию и других Легендариумов! Ты не знал, что делаешь, а я все это время слушала твои бредни! О том, что ты лидер, что планету нужно защитить любой ценой! И что из этого? Мы вот-вот будем атакованы легионом, и все из-за твоей глупости...

Софи не успела договорить - жаркая, еще более горячая, даже обжигающая пощечина потрясла ее щеку, а Софи едва не улетела в стену открытой ванной. Лисица почувствовала, что кровь капельками стекает по губе - или это пот?

- Ты понятия не имеешь о моей глупости, - отрезал лис, и его голос приобрел раскрас молнии грозовой тучи. - ты ведь пошла со мной, правильно? Ты же ведь пошла? Да? А хотя тогда, у алтаря, ты клялась в вечной любви и в том, что твоя жизнь станет моей.

- А ты разве не обещал того же? - прошипела лисица, делая шаг назад. Реджи не ответил. Вместо того, чтобы сейчас нагнать свою подругу и ударом молнии разнести ей голову вместе с её красивым телом, он лишь прошел мимо, пылая яростью, от которой плавились обои и пахло жжённой бумагой. Лисица была права - Реджинальд был без плана, когда пал в бою с легионом, но Софи поступила ещё хуже - она не пошла за ним, не стала одной из декабристких жен, она стала - актрисой. А значит...

Туда ей и дорога.

В больнице лис в последний раз появился в воскресение, встретился со своей визави-пантерой, и за чашкой чая в пустынном кабинете при свечах разузнал о ней побольше. Милена, 28 лет, незамужем. Работает всего год. Пантера только мялась, ляпала себе под нос, что она из Лисьего города, и не выпила ни капли из её кружки с чаем. Они больше сидели в тишине, при двух огоньках, и слушали, как за окном, из которого веяло приятной прохладой, поют светлячки. За такое долгое отсутствие на планете ничего почти не произошло. А Софи только зря сотрясает воздух.


Глава десятая - Розовая крольчиха и Туш Ранмаунт


Девушка бродила среди кустов лапника и лунолики, пуская пузыри из полупрозрачной трубочки. Ей было весело. Ветерок трепал опущенные за головой розовые с белым уши. Вдоволь навыпускав пузырей, девушка с разбегу бросается в траву и обмякает в ней.

Даже в такое время, когда на твою планету вот-вот вторгнутся демоны легиона, и все вокруг готовятся к обороне, нельзя падать духом, особенно если жизнь молода.

Слышится хруст травы, словно бы кто-то идет по ней, но розовая крольчиха не поднимает головы, продолжая лежать с закрытыми глазами и катать травинку во рту. Её кто-то окликает, и она с некоторым недовольством приподнимает веки. Над ней, загораживая приятный солнечный свет, нависает еще один кролик, только серый, как пыльный комод. Он смотрит на нее удивительными ярко-желтыми глазами, а в лапах неизвестный паренёк держит корзину - по-видимому, с ягодой из недалекого лесочка.

- Можно я присяду? - спрашивает он голосом молодого воителя, но еще очень не окрепшего и только зарождающегося.

Крольчиха думает, что сейчас ей лишнее общество ни к чему, и, возможно, ей придется отослать паренька с солнечными глазами восвояси. Но зачем так грубо? Она благосклонно кивает, и парень с желтыми глазами опускает недалеко от нее, подминая под себя ноги и ставя корзинку с ягодой на траву у её ног.

Некоторое время будущие друзья молчат.

- Меня зовут Туш Ранмаунт, - звучит голос серого приятеля. - Я из Травяного бастиона. А ты?

Теперь уже девушка-крольчиха удивляется. И было отчего: во-первых, Травяной бастион - это чертовски далеко, в почти двухстах километрах отсюда на восток. Во-вторых, этот Туш - добирался сюда через Пустоши Драконов, Первую и Вторую, так просто? Розовая крольчиха снова открывает глаза и смотрит на своего визави, который, в свою очередь, созерцает туманную, голубую с зеленым и красным даль.

- Ты из бастиона? Надо же, это чертовски далеко! Как ты так добрался сюда, да еще, я уверена, шел через Драконьи Пустоши, а Драконы сейчас наверняка не принимают никаких гостей... Что это значит?

Собственный голос действует на нее успокаивающе, его голос заставляет впасть вообще в дрему:

- Я бежал, видишь ли... Быстро бежал.

- Насколько быстро?

- За один прыжок я преодолевал триста метров.

Розовая крольчиха недоверчиво посмотрела на своего нового приятеля. Кто он такой?

- Как ты развил такую скорость, Туш Ранмаунт? - спрашивает она.

- Не знаю. Словно ветер подхватил меня, - отвечает кролик. - Как на крыльях долетел. Красиво, правда?

С этим невозможно не согласиться - природа, как и погода, радует глаз - любых, как и солнечные у паренька, и зеленые, как у розовой девушки. Не хочется думать даже о том, что на их мир вот-вот могут напасть демоны Адского легиона.

Внезапный треск и грохот, шум разрывающейся земли заставил их одновременно вздрогнуть; через секунду из-под земли, словно застонавшей от боли, вылезло огромное каменное существо, сложенное из булыжников и пропитанное зеленым едким пламенем - легионский инфернал. Страшно зарычав, большая каменная груда ринулась на несчастных кроликов.



Глава одиннадцатая - Общий сбор!


Туш растерялся, когда инфернал навис прямо над ним, пылая гневом и жаждой разрушения; он мельком взглянул на оцепеневшую от страха подругу, и нечто вроде отваги или похожее на нее толкнуло его на необдуманный и крайне опасный поступок. В мгновение, что птица взмахивает крылом, Туш схватил на лапы розовую красавицу и рванул вперед, не раздумывая, что там может быть, та ли эта дорога или нет. Ему главное было спасти себя и эту девушку.

Как Туш и ожидал, инфернал не мог поймать ветер, хотя и почувствовал что-то горячее и невыносимо отвратительное за спиной... Повернув на секунду голову, он внезапно был ослеплен, запнулся обо что-то и полетел кубарем на землю, все еще удерживая в лапах хрупкую девушку; но ее там уже не оказалось.

Подруга Туша Ранмаунта спрыгнула, и, охая от боли, откатилась в сторону, чуть не сломав себе ребра. Это и спасло ей жизнь - если бы она этого не сделала, то точно бы покалечилась. С трудом поднявшись, розовая крольчиха увидела, что Туш Ранмаунт лежит в нескольких прыжках от нее и не шевелится, и уже вот-вот его настигнет инфернал, что находился гораздо ближе, чем она.

Но не успела розовая крольчиха открыть рта, чтобы крикнуть, как ослепительная белая вспышка накрылая все вокруг нее, и инфернал скверны отшатнуллся, как от сильного удара. Крольчиха могла видеть, только протерев хорошенько глаза; и вот что она увидела. Высокая лисица, в которой ей больше всего запомнились сетчатые гетры на ногах и баллистический жилет желтого цвета, стояла прямо напротив инфернала, который уже пришел в себя, и держала в левой лапе огромный металлический круг с заострениями (позднее она узнала, что это сюрикен). Громадина из ада уже готовилась нанести ей решающий удар, когда в тот же момент получил еще один, только уже посильнее прыдыдущего. Вторым появившимся героем оказался Керн Райдер, но крольчиха не могла этого знать...

Залп из мгновенного удара, совмещенного из стрельбы Керна и сюрикена Эми (вы, конечно же, узнали её), сделали свое дело - громадина из ада, громко заорав, развалился на куски и перестал, наконец, подавать признаки жизни.

- Хороший удар, - произнесли они одновременно и улыбнулись друг другу.

Крольчиха потеряла дар речи и не могла найти, пока ее, наконец, не заметили.

- О, привет, милашка, - пропела Эми, пока Керн перезаряжался. - что ты тут делаешь? Заблудилась?

- Эй, лисица, - окликнул ее Керн, кивая в сторону лежавшего в стороне без сознания Туша.

- У-у-уу, - протянула Эми и двинулась туда. Розовая крольчиха побежала за нею.

Общими усилиями - запах нашатырного листа и дыхание Керна - они втроем привели его в чувство. С тяжким стоном Туш присел на земле и посмотрел на новоприбыших героев.

- Аа-а-а, привет... - протянул он, трогая свою голову, все ещё болевшую. - Что произошло?

- Ты упал и ударился головой, - ответил Дракон в доспехах. - а теперь снова с нами.

- Спасибо, - неуклюже поднимаясь, сказал Туш.

- Ага, - отрезал Керн. - Эй, Эмили, - он повернулся к лисице с кругом в лапах. - ты готова применить Метку?

- А ты взял с собой свиток Призыва? - парировала лиса.

Керн фыркнул и из недр своего рюкзака извлек небольшой свиток из синей бумаги. Керн фыркнул еще раз, но в этот раз не так злобно.

(Полный список призванных героев ты можешь посмотреть в конце книги. Здесь будут названы только некоторые.)

Керн и Эмили оглядели собравшихся, эту пестрошертую компанию.

- Добро пожаловать, - сказала Эми.

- Приятно снова видеть тебя, сестра, - сказала Астроклиза, Дракониха, Мать Обители Высших. - Намечается что-то крупное и кровопролитное?

- Да, - сказал Керн. - Намечается бойня. С Адом.

- С Адом? Н-да, давно не было такого, - подал голос Пес Рейгланд Шиповал.

- А-а-ар-р-р, - выдохнул Реджинальд, отряхивая плащ от пыли и грязи. - Слишком долго я провел в заточении и уже забыл, как надо по-настоящему биться. Покажем этим сволочам, что такое возвращение героев. Керн... а хотя хрен с тобой, обойдусь. Дело в том, что у меня нет моего меча, Головореза, но я думаю, что смогу обойтись без него.

Максим Фарушин, повернув голову, хотел было уже снять с пояса меч Лиса и вернуть его законному владельцу, но Реджинальд только покачал головой: теперь это не его меч.

- Кстати, - снова сказал Реджинальд. - Где тот паренек, которого мы спасли?

Из толпы выплыла невзрачная фигурка и подошла к Реджинальду.

- Ты, должно быть, Туш Ранмаунт? - сказал Лис.

- Да, а откуда вы знаете меня? - спросил ошеломленный кролик.

- Тебя, брат, я давно знаю. Точнее, не самого тебя, а твоего отца. Он же старший воитель.

- Эй, - прервал Лиса Рейгланд. - ты жив!

- Да, я жив, если это сейчас так называется, - отозвался Лис. - Керну я потом отдельное спасибо скажу. А сейчас нужно думать об атаке.

- Мы пойдем в Ад? - спросила Белая Молния.

- Нет, - покачал головой Реджинальд. - Ад сам придет к нам. Так как больше я не обременен никакими чувствами - любовью, например - то значит смогу бить почти в полную силу. Меня ничто не остановит.

- Да? А Амекарус? - напомнил Томас Юн.

- Сомневаешься? - беззлобно рыкнул Лис. - Один раз я уже погиб. Хватит; к тому же голова Амекаруса теперь принадлежит мне.

Кэтрин Ашура поправила колчан со стрелами:

- Говоришь, в Ад? А у нас есть выбор?

- Выбор есть всегда - главное...

- Сделать правильный, - закончил Грифон.

- Значит так, - сказал Лис. - Я и мои дочери - Розалия и Кейт - пойдут со мной (если хотят). Керн, ты возьмешь Белку, Томаса, свою жену и Шона Карнеги. Астроклиза, ты прикроешь с воздуха. Диная Катерра, ты в качестве запасного бойца пойдешь с Керном (не хмурься, брат). Лина Уилл, ты также пойдешь со мной. Гиантрей, ты прикрываешь с тыла. Лунный пес, а ты...

- Я иду со своей подругой, - отрезал Рейгланд Шиповал.

Лис кивнул и продолжил.

- Грифон, ты в качестве дополнительного бойца полетишь и прикроешь также с воздуха.

Грифон кивнул.

- Брат, - неожиданно сказала Эмили. - куда ты собрался идти именно?

- К стенам Адской Цитадели.

- Но туда пойдут все, - не согласилась Лисица. - Как ты собрался атаковать и что вообще собрался делать там?

- Это правильный вопрос, - ответил Лис. - Почему я беру только девочек в адское пекло? Да потому что у Розалии есть мои Ребра и Круг Цепей! А Лунная лиса - чем не поддержка?

- Плюс я, - закончил Рейгланд.

- Мы устроим взрыв, - сказал Керн. - Взрыв светлой магии плюс мой Дезынтегратор (коса Сметри) плюс Шат"трат (меч Света), как от Повелителя жопотьмы тьмы не останется и куска тела

- И зачем ты берешь к стенам меня? - спросила Лина Уилл.

- Мне нужен лекарь, - бросил Лис.

- Разве ты порастерял всю регенерацию? - съязвил Керн.

- Забыл, что я отдал почти всю силу своему преемнику? - рыкнул Лис.

- Ты уверен, что пушистозадая не станет для меня обузой?

Катерра недовольно посмотрела на Керна.

- Если станет, засунь ее в свою рюкзак.

- Ты забыл обо мне, учитель, - подал голос Макс. - Что делать нам с Юлей?

Лис повернулся.

- Сражаться.

Не успел Лис закончить, как землю сотрясло, как от мощного взрыва, она раскололась на несколько неравных кусков и отткда один за другим начали выползать монстры. Вначале это были бесы размером не больше собаки, но затем они становились все ольше по мере того, как прибывали на поверхность.

Вот показались и первые офицеры, трехметровые монстры с рогами, копытами и крыльями, изорванными в клочья. Никто пока ничего не предъявлял, но шум был велик - он заглушал слова тех фурри, что сзади.

- Кто здесь Реджинальд Блэк?! - проорал один из офицеров, дико вращая глазами.

Лис показался перед своим отрядом.

- Ты спасся, и...

Ввввжжжжуххх!!!

Дезынтегратор пролетел над головами Лиса и Макса и приземлился точно в грудь офицеру. Не прошло и секунды, как тот обратился в прах. Через еще мгновение коса вернулась к своему владельцу. Наступила гробовая тишина.




(Приписка от администрации ФТ)

Если вы сможете достать/купить полный текст романа, дайте его нам! Мы выложим здесь! :)


Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://samlib.ru/m/maksim_w_k/
Похожие рассказы: Лёвина А.П. «Силмирал-2 (Мир Драконов)», Chris O`kane «Цитадель Метамор. История 63. Долгий рейд»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален